Кон В. А.: другие произведения.

Поющие рыбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Данное произведение учавствует в конкурсе


Поющие рыбы.

Мистическая история в двух частях.

Автор В. Кон.

  
  
  
  
  
  

Москва 2001г.

  
  
   Действующие лица:
   Художник
   Доктор
   Ангел
   Черный ангел
   Огонь
   Вода
   Снег
   Поленья
   Рыбы
   Люди
  

Часть 1

Сцена 1

   Из темноты раздаются голоса.
  
   -Магнус, я умираю?!
  
   -Нет, доктор. Боюсь вам просто пора в душ.
  
   На словах медленно втекает свет, высвечивая маленький клочок сцены.
   Художник отстраняется от мольберта.
   Доктор сходит с подиума.
  
   -Может мне что-нибудь выпить, - застывает перед художником.
  
   -Боюсь, Вам уже ничего не поможет, но если будете почаще принимать душ, есть вероятность поры вымоются, и нутро начнет дышать, - художник вынимает бутылку со стаканом из груды рисунков.
  
   -Нет, ну может быть изнутри, - втягивает ноздрями доктор аромат вина.
  
   Художник опрокидывает стакан с содержимым.
  
   -Воздух может поменяться, - с нажимом произносит доктор, глядя на действия художника.
  
   -Пронесло, - шумно выдыхает художник, пряча вино опять под груду бумаги.
  
   Доктор отворачивается, подходит к окну, отодвигает тяжелую штор.
  
   -Снег заносит все улицы.
  
   -Может быть, кто-то придет, - слизывая пальцем с ковра белила, художник исчезает со стула.
  
   -И все-таки, наверно, все занесет, - не оборачиваясь, бросает доктор.
  
   -Идите в душ, иначе Вы умрете, - вылазит из-за стула художник.
  
   -А после перекусим, не так ли?!, - проходя мимо, чмокает его в затылок доктор.
  
   -Да, начнем с тебя, - потянувшись, бросает вслед художник, весь прикованный взглядом к холсту.
  
   -Или с тебя, бросим жребий, - мягко улыбаясь, оборачивается на ходу доктор.. Меня нельзя - у меня сыпь, ты сказал злокачественная, - почесывая шею, отвечает художник.
  
   -Ну, ладно тебе, - доноситься голос доктора, сквозь храп на диване.
  
   Художник задумчиво смотрит на картину.
  

Сцена 2

   -Очень хорошие мысли приходили вчера, - доктор смотрит сквозь художника, весь, еще пребывая во сне.
  
   -М-м, - чуть-чуть приподнимаясь над тарелкой, бросает тот.
  
   -Вот только ничего не помню, - взгляд доктора стекленеет.
  
   -Так записывать надо, - искренне разволновался художник.
  
   -Я спал, это было во сне, - опускает голову доктор.
  
   Художник встает из-за стола, идет к мольберту.
  
   -Снег идет, - со слезами смотрит вслед доктор.
  
   -Он теперь всегда будет идти, - художник усаживается, вынимая откуда-то из-за пазухи кисти.
  
   -Уже пол-года, - захлебывается в слезах доктор.
  
   -Идите лучше на подиум, вы были в душе, - художник протирает кисти тряпочкой.
  
   -Уже пол года, а вы на том же месте, в том же углу, теми же красками, - проливается доктор, по дороге к подиуму.
  
   -Что вы знаете об искусстве, - делает мазок художник, не глядя на доктора.
  
   -Да я вам даже и не нужен, - взрывается доктор.
  
   -Становитесь, - художник растирает мазок.
  
   -Но ведь в том же правом углу и даже той же кисточкой, а кто будет все остальное рисовать, - доктор истерически тычет пальцем в холст.
  
   Художник нервно встает и отходит от мольберта, открывает окно и крошит сухарик, который по дороге прихватил со стола.
  
   -У меня сыпь пошла, а для вас живопись наркотик, - мажет доктор зеленой краской левый бок.
  
   -У вас бывает такое, словно кто-то щекочет вот здесь, - прикладывает ладонь к животу, поворачивается к нему художник.
  
   -Это у вас селезенка разлагается, я вам всегда говорил, что ваша живопись вас до добра не доведет, особенно вот этот цвет, - тычет пальцем в полотно доктор.
  
   -Лучше от этого, чем как вы, - отворачивается художник и проводит ладонью по влажному стеклу.
  
   -Ах, зачем я только тогда пришел к вам, - доктор опускается на стул перед мольбертом.
  
   -Это ваш долг спасать страждущих, - художник смотрит, как стекают капельки по стеклу, где еще секунду назад была его ладонь.
  
   -Ну, я же не думал, что застряну здесь.., - доктор рассматривает раскрашенный угол картины.
  
   -Никто не знает, что с ним будет, - художник становиться за спиной доктора, оставив окно.
  
   Комната приходит в движение.
  
   -Все конец света, - вскрикивает доктор и падает на пол.
  
   -Нет, это снег с крыши поехал, - поднимает его художник.
  
   -Хлипкая у вас дача, - оправляется от страха, доктор.
  
   -Все в мире тленно, - стряхивает с него пыль художник.
  
   -Но разум то на что, - нервно отстраняется от него доктор.
  
   -Не надо противиться природе вещей, - возвращается вниманием к мольберту
   художник.
  
   -Но вы же ведь стремитесь к вечному!!, - доктор, вскакивая, дергает за плечо
   художника, - хотите запечатлеть мгновение!!
  
   -С вами не получиться, - художник останавливает свой взгляд на своем плече с нервными пальцами доктора.
  
   -А вот снег нас уже 6 месяцев держит, - взвизгивает доктор, пряча руки у себя на затылке.
  
   -Он сильнее меня, - отворачивается от него художник.
  
   -А ведь это вы арлекином работали на старой улице, - доктор неожиданно становиться между картиной и художником.
  
   -Я,- не двигаясь с места, отвечает художник.
  
   -Почему вы продолжаете писать, ведь вас никто не купит, - доктор сгибает ноги в коленях, чтоб заглянуть в глаза художнику.
  
   -Это сильнее меня, - озорно кусает его за нос художник.
   -Пора что-нибудь перекусить, - растирая нос с досадой, доктор отходит в сторону, - кстати, вам особенно. Все ваши неврозы от недоедания. А я с вами уже заразился этим. Тоска по вечности заразная, знаете ли, штука, не успеешь оглянуться, как она тебя уже с потрохами съела, - расхаживая по комнате, рассуждает доктор, потирая ладони, - а ведь жить надо, друг мой, жить, а не тосковать или мечтать. Жизнь она для того и дана, чтоб жить, а когда растворимся в вечности вот тогда и будем вечными, если будем.. а так.., - бросает на художника испытывающий взгляд, - вы ведь, небось, и там будете настальгировать по жизни земной, знаем мы вас художников, вечно вы так. - Не заметив никакой реакции, отворачивается к стене, ковыряя сучок пальцем, - Вот мы полгода здесь замурованы, а посмотрите на себя - на вас же лица нет, а я вот и ничего бодр и весел. Хорошо у вас запасы в погребе.. а кстати, откуда у вас такое богатство? вы ведь художник, а у художников этого добра обычно вообще не бывает. Ваш брат, ведь не думает завтрашнем хлебе насущном, вам же надо, чтоб вам поднесли на блюдечке, да еще и покормили с ложечки, а вы еще и брыкаться будете, мол, отвлекают вас низменным. Черви мы для вас, черви. - Заметив, что художник вернулся к мольберту, подходит сзади, - Сволочь ты все-таки. - Щелкает по макушке художника. - Обманом меня взял. Три часа к нему ехал, чтоб диагноз поставить что дурак. Все от дури, все от дури. - Кладет руки на плечи художнику, - Натуры у него нет!! ну какая я тебе натура-пол года правый угол одной краской возюкаешь, а меня заставляешь по пять часов голым сидеть, а последнее время так вообще.. все, баста, - оставляет художнику перед мольбертом и опускается перед камином, вкладывая в него поленья, - не полезу я больше туда голым. Снег, гадина так и валит так и валит, чтоб сносу ему не было. Откуда ты только такой взялся, ведь встретились один лишь раз, а я дурак, я дурак, вот дурак - а?! - долго ищет спички. Наконец находит их среди полешек и зажигает лучину, - Ну, вот ты чё молчишь опять? Что за дурная манера замолкать сразу, как только.. а-а-а.. скоре бы снег перестал, а он как на зло...
  
   Камин разгорается.
  

Сцена 3

   -Вот какого черта вы полезли на крышу, словно у меня без вас хлопот мало, - доктор с зажженной лучинной ставит банки художнику. Тот лежит на диване и не шевелиться.
  
   -Вы никогда не думали, что это может быть на долго, - одними губами произносит художник.
  
   -И не таких поднимал с постели, - ворчит доктор.
  
   -Я про снег, - со свистом вырывается у художника, он весь напрягся, что его услышали.
  
   -Бросьте вы! Природа переменчива и завтра-после-завтра блеснет солнышко, и все побежит и травка зазеленеет, - тихо без надежды в голосе, отвечает ему доктор. Художник, вывернув шею, смотрит ему в глаза и отворачивается к камину.
  
   -Уж не оттого ли вы в темноту оборачиваетесь, чтоб свет оттуда вынимать? -
   наклоняется к нему доктор - так вы братец искусственно творите, химеру создаете - Я плохо переношу зиму, - тихо произносит художник.
  
   -Не вы один - с легкой иронией выпрямляется доктор, почувствовав разгадку. - Это не повод для хандры, у вас обычный упадок сил. - Накрывает его пледом, - Это надо принять, как самое естественное явление, это проходит, и вновь будете чувствовать себя в полном здравии только не надо в себе это развивать, - чешет свой затылок доктор, - а вы любители останавливать мгновение. - Проводит рукой по волосам, - Движение - вот жизнь.
  
   За спиной доктора появляется ангел. Художник не оборачиваясь, сипит в полголоса.
  
   -О, приперся, сейчас будет просить, чтоб силы дал.
  
   Доктор, выпучив глаза на такую фразу, замахивается лучиной, чтоб треснут его по голове. Художник оборачивается, видит сложившуюся ситуацию, заглядывает за доктора и переводит взгляд в его глаза. Доктор, прочитав во взгляде художника укоризну, поджимает губы и невольно индетифицирует взгляд назад. Сразу не разглядев но, заметив в комнате чье-то присутствие, он вторично оборачивается. От резкого поворота его тело теряет равновесие, и он смешно опускается на колени художнику, который пока доктор справлялся с необычной для него ситуацией, самым обычным образом сел на край дивана и разглядывает ангела, пытаясь увидеть его глазами доктора.
  
   -Квызля! Я вначале тоже молился на него, а потом гляжу - чё то не так: я к нему, он от меня, я от него - он ко мне. - Не уловив настроение доктора, смотрит на ангела прежними глазами, - Пригляделся, а он, хмырь поганый, ангел еще называется, все соки из меня вынул.
  
   -Он вам благо весть несет, - мямлит доктор, не в силах оторвать взор от ангела, продолжая сидеть на коленях художника. Так оба и сидят как истуканы, а ангел стоит перед ними.
  
   -И на этом его функции заканчиваются, - в тон доктору произносит художник, вновь пытаясь уловить его ощущения в этой ситуации. Некоторое время они молча разглядывают ангела. Первым выходит из оцепенения художник, воодушевившись проникшим в него состоянием доктора, самым теплым отеческим голосом произносит:
  
   -А ну, иди дрова коли.
  
   Ангел с самым безмятежным видом направляется к камину. Доктор и художник следует глазами за ним. Переглянувшись, художник читает во взгляде доктора опустошающую ошарашенность, доктор в глазах художника непристойное знание чего-то, оба возвращают к ангелу, который, вооружившись ножом колет щепки, укладывая их в камин. Художник, созерцая эту картину, теряя воодушевление, как-то очень просто по-человечески, покачивая на коленях доктора, делиться своим простым открытием:
  
   -Понял я это и стал из него человека делать. И знаешь - не простая это задача оказалась. Вот ангела из человека раз плюнуть сделать, черного-белого, какая разница, а вот полноту в него вложить, божий лик - совершенство - проблема. Ты чё думаешь, Христос в виде человека, а не в виде ангела, пришел, а?! - а-а-а - потому что человек подобие, да ему еще и автономия полагается, свобода значит и власть как у Бога, а не эта посредническая жизнь. Вот где ответственность - продолжать дело Отца, совершенство его развивать, а ты разум, естество, а где же волшебство, творение? - переставая покачивать доктора, - вот поэтому ты у меня и не ложишься на холст - не хочешь ты туда, в мир художественной правды, продолжения жизни души. - Сбрасывает с колен тело доктора, - Уткнулся в свои пять чувств трехмерного пространства и вся твоя жизнь: вижу, осязаю, мыслю, существую и т.д. Вера это "а вдруг". Эксперимент! - так мир был создан. - Опускается рядом с ним на пол. - А ты противишься эксперименту, потому и помрешь, лишь имя, оставив в сердцах людей, а вот образ - не хочешь.
  
   Художник на четвереньках отползает к мольберту, откапывает бутыль с вином в ворохе бумаги и залезает под стол. Доктор следует за ним таким же способом.
  
   -Да ведь дела определяют человека, - на ходу бросает доктор.
  
   Оказавшись под столом, художник разливает вино и продолжает, с видом явного удовольствия человека, который нашел внимательного и глубоко-чувствующего собеседника :
  
   -И это тоже, но без образа нельзя. Дела твои уйдут в историю, архив какого-нибудь библиотечный, в молву людскую, но чтобы уверовали "что был" - надо зреть. - опрокидывает стакан художник, - А то абстракция, сказка..
  
   Доктор вновь протягивает стакан для наполнения, увлекаясь темой, принимает, как ему кажется волшебные интонации диспута:
  
   -Ну, с Христом тоже проблема: все видят, да не все верят.
  
   Художник спокойно, с чувством потягивает вино, разговор ему нравиться и он со вкусом поддерживает сложившуюся атмосферу:
  
   -Верят, но сомневаются, а это путь истинный - созидающий новое, неповторимое. Будь ты на месте Отца, - доктор заворожено притягивается всем телом к художнику, - не хотел бы ты видеть новое в потомстве, более полное, более совершенное.
  
   В камине разгорается огонь, художник делает жест ангелу и тот к ним присоединяется.
  
   - Но ведь Писание, - входит в раж доктор, заглядывая в глаза художнику, пока тот наливает стакан и подает его ангелу, - трактует, что Он совершенен и все в нем.
  
   - Это все книжные дела, - художник подталкивает руку ангела со стаканом к лицу, - ты меж строк читай, вот и Дух тебе откроется. - Оставив вниманием ангела, как-то близко приблизился к доктору, - Много ты знаешь, что в начале было написано.
  
   Доктор невольно отпрянул.
  
   -Это верно, - чуть икнув от страха, - попы все скрывают, видно есть что скрывать.
  
   Художник удовлетворенно возвращается к процессу разливания вина:
  
   - Или нечего. Вот и бояться.
  
   Доктор, переменившись в лице, наклоняется и всхлипывает, в самое ухо художнику:
  
   - Убил ты меня на повал.
  
   Художник, улыбнувшись, чмокает его в лоб:
  
   - Нечё, воскреснешь.
  

Сцена 4

  
   -Ну, садись, есть будем, - художник с камина несет дымящийся котелок.
  
   -Они же ведь бесплотные, - слабо пытается опротестовать из-за стола доктор.
  
   -А я вот его плотью и снабжаю, - художник подталкивает, стоящего в стороне ангела.
  
   -Но это насилие, - доктор делает еще одну попытку обрести вес в разговоре.
  
   -Если б не хотел - не приходил, - с уверенностью произносит художник, наливая из котелка в тарелку большой деревянной ложкой.
  
   -Это его долг! - натягиваясь как струнка, выпрямляется в спине доктор, обретая для себя больший вес в словах.
  
   -А мой долг Очеловечивать, - разрушает его художник, набив рот ломтем хлеба.
  
   -Он от Бога, - превращается в собственных глазах в огромного, величественного доктор.
  
   -А я по его Подобию, - активно хлебает из тарелки художник.
  
   -Но ведь ты сейчас идешь против Него, - аккумулируя, благородный, как ему кажется, гнев, доктор прямо приподнимается над столом.
  
   -У человека есть свободная воля, - осаждает его взглядом снизу, художник и, не придав значения возрастающей агрессии со стороны доктора, переводит свое внимание к ангелу, - Ложку держи вот так, а рот надо открывать.
  
   -Если она добрая, - доктор еще пытается удержать свое положение "над".
  
   -Доброе вечное или злободневное сегодняшнее, все покажет время, - занятый ангелом, художник показывает ему, как пользовать ложкой.
  
   -Но ведь ты стремишься в вечное, - не унимается доктор, еще зависая над столом.
  
   Художнику переключается на доктора:
  
   -Чудак ты, доктор, вечное складывается из каждодневного.
   Доктор, ощутив что-то веское и глобальное, почувствовав снисходительную иронию того, что он сам мог бы додуматься из того, что сам жил, опускается на скамью и уменьшается в размерах до куклы, но еще пытается скрыть это:
  
   -Ты придумал ?
  
   -Нет. Шекспир, - с сочувствием к тому, что происходит с доктором, произносит художник, желая поддержать его.
  
   -А где же твое? - воспрянывает от участливого внимания доктор, принимая человеческие формы.
  
   -Мое рождается из предыдущего, - переключается художник на ангела, и внимательно следит за тем как тот промахивается ложкой мимо рта.
  
   -А почему ты его выбрал?, - еще находясь в разговоре, держит его доктор.
  
   -А почему ты Гиппократа?! - направляя руку ангела, художник удерживает во внимании доктора.
  
   -Это моя профессия, - чуть поддается вперед доктор, пытаясь удержаться в разговоре.
  
   -А это моя, - художник оставляет доктора и целиком отдается ангелу. Обхватив его запястье, удерживает его руку перед лицом, тот в свою очередь вертит головой пытаясь приспособиться к ложке.
  
   Доктор откидывается назад. Суп его стынет. Он смотрит напряженно перед собой, иногда бросая взгляды на борьбу ангела и художника с цивилизацией:
  
   -Ты не очень хорошо поступаешь.
  
   Художник, со своей стороны отдавшись азарту попадания, свободной рукой обхватывает голову ангела с затылка, пытаясь удержать его хаотичное движение:
  
   -По твоим меркам. Посмотрим, что он скажет.
  
   -Он не скажет, - заинтриговавшись попаданием ложки в рот, доктор вскакивает из-за стола, хватает голову ангела обеими руками и прижимает ее к себе, направляя навстречу ложки - он смиренный исполнитель.
  
   -А я свободный производитель, - художник, освободившейся рукой овладев подбородок ангела, открывает ему рот с надеждой проникнуть туда ложкой, - и что хорошо, что плохо мне решать.
  
   Доктор неожиданно отпускает голову ангела, и голова ангела оказывается в нужном положении по отношению к ложке. Заметив это, он наклоняется сверху, задумчиво смотрит, как художник аккуратно проникает ложкой в полость рта :
  
   -Значит ты царь?!
  
   В голосе доктора звенит какое-то волнение, что художник невольно бросает на него взгляд, теряя контроль над происходящим:
  
   -Да, - произносит он, как в этот момент суп из раскрытой челюсти начинает капать на белую одежду ангела. Художник, чуть нахмурившись ловко подхватывает ложкой капельки, - Ешь, а то сам буду кормить.
  
   -У него не получиться, - с сочувствием к обоим произносит доктор, продолжая наблюдать за ними.
  
   -Сейчас поможем, - и художник начинает двигать челюстью, показывая как жевать пищу, - кстати, это его рук дело.
  
   -Что?, - с профессиональным интересом наблюдает, как ангел пытается повторять движения художника.
  
   -Снег, - жуя, произносит художник.
  
   Доктор переводит взгляд на художника, потом возвращает его обратно на ангела и глаза его округляются. Он начинает сторониться, двигаясь вокруг стола, возникшее нервное дыхание переходит на слегка истерический смешок и замирает с открытым ртом, произносит с нескрываемым хохотком, в котором очевидно угадывается панический страх перед тем, что он в себе скрывал и подавлял:
  
   -Ангел семи печатей?!!
  
   Художник удивленно вскидывает брови, ангел повторяет его, художник поворачивается к доктору, ангел повторяет его:
  
   -Откуда вы так Писание знаете?
  
   Доктор опускается на стул в другом конце стола и ошалело смотрит на ангела:
  
   -Я не только ученный, - выдавливает он скрипучим голосом, потерявшим неожиданно всю свою многогранность.
  
   Художник бросает оценивающий взгляд на ангела, глубокомысленно выражает
   гримасой на лице событие с явлением ангела у них в доме и уже с не скрывающим любопытством осведомляется:
  
   -И что это вам дает?
  
   Доктор, словно его уличили в чем-то неприличном, резко встает из-за стола, бросает взгляд, полный гнева и высокомерия, но, наткнувшись на жующего ангела, опускается, подперев отяжелевшую голову рукой. Несколько раз, качнув головой из стороны в сторону, плаксиво произносит:
  
   -Это личное.
  
   -В том то и проблема, - художник, видя что, происходит с доктором встает из-за стола, участливо гладит его по голове, - все внутри держите.
  
   -А вы значит великомученик, - совсем растаяв, рыдает доктор, - несущий свет миру.
  
   -А вам что, - опускаясь перед ним, художник сострадательно заглядывает ему в глаза, - завидно?
  
   -Это не разговор, - утирая слезы, сморкается в скатерть доктор, - у каждого свои пути.
  
   -Это верно, - гладит его руку художник, вынимая из нее ткань.
  
   -Может не стоит его так насиловать, - по немного приходя в себя, еще хлюпает доктор, - у него пище провод не скроен для земной жизни, - и неожиданно на последних словах опять разряжается безудержным рыданием.
  
   -Проложите пути Господни, - художник уже сам начинает впадать в его состояние.
  
   -Через пищепровод?, - наполняет пространство комнаты еще большим страданием доктор.
  
   -Начнем с этого. - У художника уже текут слезы, и с уст стекает светлая улыбка и зависает в воздухе, - Преломивши хлеба...
  
   -Не хлебом насущным..., - доктор переходит в истерику и слова его растворяются в икоте, которую он расплескивает по столу, уткнувшись носом в его деревянную поверхность.
  
   -Но с этого, - художник отрывает его от стола и обеими руками трясет, с радостью такой силы что, кажется, хочет вытрясти из него душу.
  
   -Ваши точки над "и" не подаются апелляции, Ваша одержимость.., - голова доктора болтается из стороны в сторону, от тряски он теряет оставшиеся силы и весь превращается в трепыхающийся холодец, постепенно сползающий на пол.
  
   -Горячая увлеченность художник подхватывает сползающее тело, и кружиться с ним в танце, - побеждает смерть, а ваш рациональный скептицизм способствует.
  
   -Сдерживает сгорание, - болтается на руках в полуобморочном состоянии доктор.
  
   -Останавливает движение к чистоте, - и художник подбрасывает совсем потерявшее вес тело доктора вверх.
  
   Оказавшись под потолком, доктор неожиданно приходит в себя и, собрав оставшиеся силы принимает позу, которую рисовал художник, - вы сами стремитесь остановить мгновение.
  
   Неожиданно художник огорчается, отходит в сторону, доктор падает, но художник не замечает :
  
   -В этом беда художников, - в голосе художника столько боли, что доктор хочет обнять его, но ушибленная нога не дает ему встать.
  
   -Значит, Вы таким вот способом хотите преодолеть вечную проблему ваших собратьев, - ползет к нему доктор.
  
   -Я всегда мечтал оживить застывшие картинки, - художник оказывается перед мольбертом, в его глазах появляться какой-то загадочный блеск, он смотрит на незаконченную картину еще мгновение и что-то произойдет, что не знает никто.
  
   В этом моменте, доктор, оценив обстановку, находит в себе невероятные силы встать и заслонить собой холст:
  
   -И хотите прийти к пустоте, которую вы называете чистотой, - в голосе доктора звучит что-то сильное, что нельзя остановить. Художник опускает голову и тихо произносить:
  
   -К невидимому.
  
   -Других, делая видимыми, - по странной причине доктор начинает, отчитывает художника как провинившегося мальчика. Неожиданно скорая мысль приходит к нему в голову, - Значит на его месте, - доктор резко поворачивает художника в сторону ангела, - окажитесь вы, а он на вашем, - возвращая его к себе, - И тем самым лишитесь свободы.
  
   На последних словах голос доктора дрогнул. Художник вскинул глаза:
  
   -Это тяжелое бремя, - одними губами произнес он. Доктор прижимает его к себе и как бы укачивая, шепчет:
  
   -И вы на него возлагаете.
  
   -Пусть побудет в этой шкуре, - голос художника теряется в складках пиджака, словно в какой-то немыслимой глубине.
   Доктор поднимает глаза в сторону ангела, тот стоит, чуть светясь только оттого что он здесь, среди людей и видит жизнь наяву. Доктор отстраняется от художника, подходит в ангелу, проводит рукой по волосам:
  
   -А он этого хочет?
  
   -Да, - не поворачиваясь неожиданно громко произносит художник.
  
   -Откуда вы знаете?, - доктор зачарован толи красотой ангела толи возможностью его касаться.
  
   -Я чувствую, - вдруг освобождаясь от всего что, видимо, мучило, радостно кричит художник., сжимая кулаки.
  
   -Это безапелеционно, - как бы издалека произносит доктор, весь поглощенный
   ощущением присутствия ангела.
   -Вот и прекрасно, - шепчет художник, приходя в какое то неистовое движение чем-то напоминающее танцы шаманов. Доктор поворачивает голову вслед за ангелом. Видя подобное, вскидывает руки, чтоб уберечь ангела от подобной картины, но руки его хватает воздух, а ангел уже кружиться в танце с художником. Доктор, качнувшись, собрав бровки домиком, включается общее действо.
  

Сцена 5

  
   -Зачем вы пригласили меня на этот спектакль, - повторяет движения художника доктор.
  
   -Может и вам удастся из рабов сделать людей, - художник упирается лбом в лоб доктора, изображая бой быков. Ангел радостно как ребенок прыгает на них сверху.
  
   -Рабов вы называете моих пациентов, - резко выпремляеться доктор, не замечая как падает ангел.
  
   -Не только, - вслед за ним выпрямляется художник, еще тяжело дыша, он твердо смотрит в лицо доктору, - всяк встречный.
  
   Голос художник полный убежденности в смысл произносимого, натянутый как струна приводит в движение воздух, который окутывает доктора. Тот словно камень противостоит ему. Поединок обретает плоть. Ангел движется вокруг них, восторженно внимая происходящему.
  
   -Я не могу всякого встречного, это должно быть добровольным, - весомо произносит доктор.
  
   -А если они об этом не знают, и им надо помочь, - с той же твердостью отвечает художник.
  
   -Это не по моей части, я лечу тело, - поднимает тон доктор.
  
   -Вот так весь наш двадцатый век - узкая программа профессионала. Существую в ячейке, винтик в большом целом. Я лечу пище провод, другой душу, - тем же отвечает художник.
  
   -Правая рука не должна знать, что делает левая, - опускает его на землю доктор.
  
   Художник приближается к щеке доктора:
  
   -Догматик.
  
   Доктор после нескольких раздумий, отвечает ему тем же движением:
  
   -Чего?
  
   Художник приближаться еще ближе, теперь уже к уху:
  
   -Я говорю - догматик. Сам себя в мундир, - шепчет в самое ухо, - одел и слепо движешься по заданной траектории.
  
   -А вы прозрели?! - тем же тоном в самое ухо художника шепчет доктор.
  
   -И всем того же желаю, - еще глубже в ухо доктора шепчет художник.
  
   -Спасибо не нужно, - повторяет его движение доктор, - я, как ни будь сам, без ваших наставлений.
  
   Художник, откинувшись, смотрит в глаза доктору и, прижавшись к его щеке, ласково произносит:
  
   -О, уже пошел.
  
   -Куда пошел, - заботливо, боясь сбить создавшуюся благоприятную для доктора
   атмосферу, доктор, в привычном тоне профессионального действа, весь отдается выявлению диагноза.
  
   -По собственному, - со светящейся улыбкой на лице констатирует художник и победоносно добавляет, - сам.
  
   Доктор отстраняется и с досадой делает несколько шагов от него, качнув головой из стороны в сторону в расстроенных чувствах бросает художнику:
  
   -Слушайте, идите к черту.
   Художник, залившись румянцем, радостно поблескивает глазами:
  
   -Еще лучше, - делает несколько шагов в сторону доктора. Доктор начинает от него убегать по комнате, художник за ним на ходу маневрируя между стульев и столов, - за полчаса мы достигли того, что, - доктор останавливается вызванный профессиональным любопытством к словам художника, - что не смогли за полгода, - доктор опять приходит в движение, художник за ним., - и все благодаря тебе, научное ты мое пособие.
  
   Обомлев от подобного хамства, доктор замирает и резко поворачивается на встречу художнику, но тот оказывается, последние слова адресовал ангелу, на которого наткнулся по дороге и теперь обнимал и тискал его в своих объятьях.
  
   -Чего ж ты раньше не пришел!, - наполняя комнату громогласным гиканьем, вертя головой, посылая слова то ангелу то доктору, видя, что доктор уже не удирает он бросается обнимать его.
  
   -Перестаньте, - ворчит доктор, пытаясь защититься от подобных сантиментов.
  
   Но художник уже тискает ангела, радостно причитая:
  
   -Нет, ну где тебя носило, - трясет так что, кажется, вытрясет из него все содержимое.
  
   -Я-я-я - бы-ы-ы-ыл у-у-у па-а-апыы-ы,- икая, произносит ангел. Художник замирает, оборачивается к доктору с вопросом в глазах - не почудилось ли.
  
   Доктор, открыв рот, кажется, словно проглотил полено. Художник возвращается к ангелу и для уверенности встрясывает еще раз, от этого у ангела вылетают еще слова:
  
   -Ему было не хорошо., - это прозвучало уже ровне.
  
   Художник отпускает руки, пятиться назад, его останавливает тело доктора, стоящее как столб.
  
   -Заговорил, - шепчет столб еще никак не принимающий облик доктора.
  
   -Ура!, - стучит кулачками художник, сквозь слезы, боясь нарушить криком тишину, в которой еще висят сказанные слова ангел, - учебники превращаются в жизнь.
  
   -Вы изувер! - со скорбью в голове еле слышно шепчет доктор.
  
   -Тем что, что заставил говорить небеса, - любуясь как картиной продолжает шептать художник.
  
   -Они и раньше говорили, - как-то воздушно, вскинув брови, вторит доктор.
  
   -Но мы их не понимали, - со страданием произносит художник, и вдруг полный оптимизма бросается к ангелу, хватает за руку пытаясь куда-то уволочь, доктор, увидев, подобное, прыгает в след и в падении хватает другой рукав. Начинается борьба.
  
   -Теперь он нам расскажет, то чего мы никогда не знали, - тянет на свою сторону художник.
  
   -Как он сможет на человеческом языке, то, что Выше Человека, - ерзая по полу, тянет на свою сторону доктор.
  
   Художник неожиданно выпускает ангела и задумчиво уходит в глубину, пока ангел и доктор барахтаются вместе на полу.
  
   Через какое-то время художник возвращается, и садиться на пол рядом.
  
   Вздохнув раз, но ничего не сказав, он опять замолчал. Остальные внимательно следят за его переживаниями. Наконец художник бросает растерянный взгляд на обоих и неуверенно произносит: А вот мы, - увидев напряженные глаза друзей, стыдливо опускает голову и булькает себе под нос, - мы, - здесь резко вскидывает голову и очертя голову бросает, чуть потрясывая подбородком, - сейчас посмотрим.
  
   Вскакивает на ноги, произносит непонятные гортанные звуки словно дельфин, или чайка, или все вместе и опять опускается к ним.
  
   -Христос же мог, - усаживаясь рядом обращается к ангелу.
  
   -Христос был Бог, - с другой стороны возражает доктор.
  
   -Да, это верно, - пригорюнивается пять художник. Он опять встает, опять разряжается старинными звуками чайки-дельфина, и опять опускается рядом.
  
   Остальные с пониманием ждут его решения.
  
   -Но в некоторых Писаниях и ангелы говорили, - с достоинством произносит художник.
  
   -Но не на полный же желудок, - осторожно замечает доктор.
  
   Художник величественно осматривает собеседников, и глубокомысленно погружается в размышления вслух:
  
   -На пустой он только глазами хлопает и пучит их, аж из орбит вылазят, - секунду еще размышляет про себя и поднимает внимательный взгляд на ангела, как бы рассматривая его со всех сторон, - жалко мне стало его однажды, вот решил построить мостик диалога.
  
   Доктор качает головой.
  
   -Через желудок, - ворча, притягивает к себе ангела, - А может вам стоило, попостится, чтоб понят его.
  
   -Нет, нельзя, - убежденно, не обращая внимание на перемещения доктора и ангела, говорит художник, - А то я там с ним останусь, и не смогу людям все рассказать.
  
   Доктор, отползающий с ангелом вдруг замер, повернулся. Почувствовал что-то страшное и попытался это преодолеть:
  
   -Тогда за вами туда другие бы пошли.
  
   -А здесь кто будет жить, - подползает художник.
  
   -Тому, кому это не надо, - чего-то, страшась, отстраняется доктор.
  
   -И бедная земля задохнется под игом изуверов, - от таких слов доктора пробивает в дрожь, а художник продолжает с еще большим накалом, - Почему вы так землю не любите?
  
   -Если б я ее не любил, я бы ее не исследовал, - доктора начинает бить дрожь.
  
   -Вот, - прижимая его к земле, наваливается на доктора художник, - все бы Вам копаться!
  
   -Анализ, - трясясь всем телом, прижатый к полу, еле слышно шепчет доктор, - теоретическая подготовка к пути.
  
   Неожиданно художник оставляет доктора и, приподнявшись на руке, усаживается рядом с ангелом:
  
   -Закопались в теории, - поучительно объясняет ангелу.
  
   -А вы, - смущенный предыдущей ситуацией, доктор присаживается по другую сторону ангелу, - в слепом эксперименте.
  
   -Но я прозрею..., - быстро отвечает ему художник.
  
   -Когда дров наломаете, - перебивает его доктор, меняя свое внимание на пальцы своих ног.
  
   -А Вы подохните в куче бумаг, - слегка подпрыгнув, через голову ангела бросает ему художник.
  
   -Рукописи сделали Вас, - подпрыгивает в ответ доктор.
  
   -Вот такого!, - художник подпрыгивает на пятой точке изображая из себя идиота. Остальные следят сколько раз он напрыгает. Наконец он успокаивается
   и облегченно выдыхает, - Потому я их и сжигаю.
  
   -Без слова и мысли вы обезумите, - спокойно и душевно заверяет его доктор.
  
   Ангел вертит головой следя за губами обоих.
  
   -Без-умие, - становиться на четвереньки художник, - образ Бога.
  
   Доктор внимательно осматривает позу художника, и выносить диагноз:
  
   -Вот это вы пришли.
  
   -Я сказал., - чуть покачиваясь вперед назад округляет глаза художник.
  
   Доктор находит какую-то щепку и ковыряется ей в щели пола:
  
   -И все доброе, разумное, вечное - для вас Ничто.
  
   -Если бы Бог втискивался в эти три понятия, - не изменяя позы, продолжает художник, - Он не создал бы такого мира.
  
   -Но человеку дана свободная воля, - тут у доктора лопается щепка и он раздосовано выбирает, какую взять половинку.
  
   -Без отрыва от Создателя, - бессознательно протягивает ему половинку побольше.
  
   -На каком-то определенном этапе, - механически берет из рук художника щепку и продолжает ковырять щель, - Но потом зерно уноситься ветром и создается
   новый вид.
  
   -Корень остается один, - держит его художник.
  
   -Вы отрицаете сейчас себя самого о свободной воле, - не глядя на художника, доктор продолжает елозить щепкой по полу.
  
   -Как и вы о разумном порядке и приходите к эксперименту, - совсем овладев ситуацией, художник надвигается на доктора и вдруг успокоившись, возвращается на пол. - Кое-что мне удалось и с вами.
  
   -Вы демон, - тихо произносит доктор.
  
   -А вы тогда бог, - так же говорит художник.
  
   -Нет, человек, - рисует по полу какие то каракули доктор.
  
   -Я человек, - очень четко произносит ангел.
  
   -Во видали, - грустно шепчет художник, - кто человек, - и еще большей горечью добавляет, - а в наших спорах всегда кто-то плюс кто-то минус, а между ними человек.
  
   -Теперь вы догматик, - еще грустнее шепчет доктор.
  
   -Когда-нибудь, - вставая, бросая слова никому, художник движется, куда то в угол, - надо приходить к общепринятым формам, - неожиданно вернувшись, смотрит прямо в лицо ангела, - а то ведь смысла нет в одиноком скитании.
  
   -На попятную пошел, - косо посматривает на них доктор.
  
   Художник, находясь в склоненной позе, поворачивает голову, адресу слова доктору:
  
   -Что не сделаешь, чтобы кому-то дать дорогу.
  
   -И теперь дорогу Вы даете мне, - напряженно смотрит на него доктор.
  
   -Нет, - не отрывает от него глаза художник, - ему. С вами уже все понятно.
  
   -Как легко вы вешаете ярлыки, - не меняя позы, веско взвешивает доктор.
  
   -Обозначаю, - не меняясь, сверлит его глазами доктор.
  
   Доктору это, наконец, надоедает и он, раздражаясь, встает:
  
   -Метите как кабель., - засовывая руки в карманы, хочет отойти, но, задержавшись, что-то перебирает в карманах.
  
   -Как ангел ставлю печать на лоб, - поднимает ангела с пола.
  
   Доктор не оборачиваясь, побрякивает чем-то в кармане:
  
   -Уже почувствовали себя в роли ангела, - услышал шуршание за спиной поворачивается и видит, как художник заботливо отряхивает одежду ангела и дальше сам он приходит в движение, словно на шарнирах, это отображается и в словах, а голова после каждого слова вертится то к ним, то от них, - может, и крылья за спиной выросли.
  
   -Надо посмотреть, - шутя, бросает художник, занятый прической ангела.
  
   -Нету, - неожиданно орет доктор, и резко повернувшись в истерическом припадке брызгая слюной, - и нечего звездеть.
  
   -Как вы сказали, - невинными глазами смотрит на вертящиеся глаза доктора, - Слышь, - обращается художник ангелу, - ты не дашь мне на прокат, - ангел кивает головой в знак согласия, - тебе ведь все равно, - поглаживая ангела по голове, добавляет художник, - не нужны.
  
   Ангел сверкает глазами в знак благодарности.
  
   -Ну, вот и умница, - отвечает ему такой же улыбкой художник, - Ты кашку ешь, кашку, - осторожно снимает с ангела крылья, - тебе сейчас мно-о-оо-го сил понадобиться. Человеком быть это знаешь надо волю иметь. А воля она рождается из борьбы, - пробует приловчить к спине крылья, ангел помогает, - Ну, ты еще с этим столкнешься.
  
   Наконец крылья, каким то непонятным образ закрепились на спине. Художник несколько пробных движений, они, чем напоминают Куринные. Доктор с горькой ухмылкой сопровождает наблюдение. Ангел еще что-то поправляет за спиной художника, тот делает взмах и, наконец, свободно зависает и мягко парит обратно на землю, в последний момент, правда, неуклюже приземляется, и валиться на землю. Ангел и доктор бросаются на помощь. Усаживают на стул. Художник задумчиво проводит несколько раз по шершавой поверхности стола, и, не поднимая глаза чуть стыдясь, произносит:
  
   -Эх, жаль не всему я тебя успел научить., - поднимает глаза, полные слез, на обеих своих друзей, бросается на встречу и крепко обнимает обоих, - Ну ничего передаю тебя в хорошие руки. Доктор, вручаю вам свое богатство..
  
   -Перестаньте строить из себя идиота, неудобно перед человеком, - тихо шепчет, прижимаясь к обоим, доктор.
  
   -Ну, вот вы его и признали, - сквозь слезы шепчет художник, - теперь все в вашей власти: будьте добры, разумны и, - вдруг отскакивает от них, вскидывает левую руку, смотрит на часы, делает взмах руками, крылья приходят в движение. Художник поднимается к потолку и, проходя сквозь него исчезает. Проходит, какое то время ангел и доктор еще стоят с поднятыми головами и смотрят вверх.

Сцена 6

   Словно по их желанию через несколько секунд появляются ботинки, потом туловище, потом и весь сам художник. Он плюхается прямо пред ними, опять неудачно приземлившись, в этот раз он встает сам, потому что присутствующие еще не пришли в себя. Художник, потирая ушибленную макушку. Делает жест рукой, - вот, мол, не пускают. Огорченно потирает макушку. Вдруг хлопнув себя по макушке радостно извергает:
  
   -И попадете в вечность.
  
   Неожиданно в потолке появляется лезвие пилы, пропиливает квадратное, могущее пропустить в себя только одного, отверстие. В проеме звезды ночного неба. Художник приглашает всех присесть. Немного помолчав, в сопровождении друзей, скоро встает и наспех, словно опаздывает, целует приговаривая:
  
   -Ну, мне пора, засиделся я здесь.
  
   И исчезает в проеме. Сквозь отверстие в комнату вваливается глыба снега, оставляя после себя на потолке снежную пыль. Ангел и доктор приближаются к ней, когда пыль рассеивается, они видят звезды.
   Насмотревшись, доктор наклоняется к кучке снега, делает снежок и запускает им в ангела. Попадает прямо в глаз. Ангел ошарашено смотрит на доктора. Тот, смутившись, опускает глаза.
  
   -Ты.., - окидывает комнату взглядом, останавливает взгляд на столе. Подбегает к столу хватает тарелку с содержимым и возвращается к ангелу. Подносит к лицу. Чуть стесняясь чего-то, он колышется из стороны в сторону, то, бросая взгляд на ангела, то, убирая его сторону. Наконец берет его руки и вкладывает тарелку с кашей.
  
   -Ешь, - требует он, и, смутившись подобной дерзости, пытаясь сгладить
   вину, мягко, заискивающе заглядывает к ангелу в глаза, просит, - ешь., - и умоляюще добавляет, - худенький какой.
  
  
  

Часть 2

Сцена 1

  
   Звучит музыка неизвестного автора, фортепиано то взлетает, то падает, нахлынивает волнами и откатывает, плачет и торжествует...
  
   Ангел играет на рояле.
  
   Доктор у окна.
  
   -Снег сходит.
  
   (музыка)
  
   -Скоро можно будет выйти на улицу.
  
   (музыка)
  
   -Там большой мир.
  
   (музыка)
  
   -Люди.
  
   (музыка)
  
   -Человечество доктор поворачивается к ангелу, музыка взрывается и
   рассыпается искрами, проникая в камин, под диван, за комод..
  
   Доктор в волнениях музыки, долго смотрит на ангела. Волны подхватывают его и несут к роялю. Оказавшись в момент, когда музыка взлетела так высоко, что доктор невольно задрожал всем телом и ему жгуче захотелось отойти. Он чувствовал что холодеет, накаляясь, что какие-то неведомые силы растекаются, заполняя его изнутри, как что-то огромное разверзается над головой, как легче стало дышать первобытный ужас уволакивает его в темный угол, спрятаться, закрыться с головой снаружи и изнутри. Ноги его сами, заплетаясь, мотыляют в глубь комнаты, цепляясь руками за все, что попадается по пути.
  
   Ангел подходит к окну, музыка продолжает играть воздухом комнаты, двигаясь от одной стены к другой. Слышны голоса детей, где-то далеко, но очень близко. Ангел делает одно "па", второе, приходит в единое танцевальное движение.
  
   Словно поток, оно льется, не имея границ.
  
   Появляться люди, рекой втекая в единый водоворот. Круг замыкаются вокруг картины. Ангел прижимается к ней - проявляется лицо художника, улыбнувшись, задиристо моргает левым глазом.
  
   Полотно сходит с подрамника, и кружиться между людьми. Неожиданно потеряв силу, опускается на пол. Его обступают со всех сторон.
  
  

Сцена 2

   Среди присутствующих появляется ангел тьмы. Все расступаются, оставляя в центре ангела света и ангела тьмы, между ними чуть дышит портрет художника. Демон опускается, сворачивает полотно в трубочку. Отходит к камину, бросает в него полотно. Оно вспыхивает.
  
   -Что-то потеплело, - раздается голос доктора.
  
   Натягивая перчатки на кисти рук, доктор входит в круг, с интересом осматривая присутствующих. Он уже в пальто, котелок на голове, из подмышки торчит трость. Его взгляд останавливается на ангеле тьмы и замирает. Люди начинают кружиться вокруг троицы.
  
   Ангел света подходит к ангелу тьмы, несколько напряженных движений и они уже вальсирует, отдавшись неведомой силе исходящей от доктора, не отрывая глаз друг от друга. Доктор испуганно с изумлением следит за происходящим. Кружение набирает силу, в окнах лопаются стекла. Врывается ветер, вырывает демона из круга и уносит. Все замирает.
  

Сцена 3

  
   Люди словно околдованные произошедшим один за одним уходят в окно. Доктор, проводив последнего взглядом втянул свежий воздух широко растопыренными ноздрями и, отдаваясь забытому ощущению, делает несколько шагов к окну. Что-то его сдерживает, он останавливается. Поворачивается к Ангелу. Делает шаг к нему. Снимает котелок, мнет его. Ничего не решившись сказать, опускает голову, нахлобучивая котелок, быстрым шагом идет к окну. На секунду, задержавшись, что-то пробует сказать. Махнув рукой - не удалось - вываливается в окно.
  
   -Ай, - раздается за окном.
  
   Ангел бросается к окну.
  

Сцена 4

  
   Ангел накладывает бинты, смачивая их раствором алебастра их тазика, на правую ногу доктора.
  
   -Вот. - Выдыхает доктор, - Сильно плотно не надо, гипс будет высыхать еще стянет.
  
   Доктор внимательно следит за действиями ангела.
  
   -Молодец. Проворный, - по-отцовски ласково произносит доктор.
  

Сцена 5

  
   Доктор снимает мерки с ангела плотницкой рулеткой, двигаясь вокруг него. Ангел стоит в центре комнаты, пытается повторять движения за доктором, вокруг себя, но доктор его останавливает. Так у них происходит забавная борьба. Нога доктора в гипсе, он, волоча ее за собой прихрамывает. Ангел комично повторяет его движения.
  
   -Вот. Сейчас сошьем тебе костюмчик. Выйдешь к людям, будешь человеком.
   Ногу подними. Тебе надо в объеме добрать, а то душа в теле еле держится.
  
   Ангел комично поднятой ногой, сквозь улыбку бросает:
  
   -Души нет.
  
   Доктор замирает, из расслабленной руки лента рулетки со свистом возвращается в другую руку с коробочкой.
  
   -Что, - еле выдавливает из себя доктор.
  
   -Это принадлежит только человеку, - так же радостно отвечает ему ангел.
  
   Доктор, засуетившись, бегает по комнате, словно в поисках чего, он то заглядывает под предметы обихода, то переставляет их, то останавливается перед ангелом с недоуменным вопросом в глазах, вновь начинает суетиться.
  
   -Господи что же делать, - тихо всхлипывает доктор, раскачиваясь в беге из стороны в сторону.
  
   -Сделай, пожалуйста, из этого сосуд, - раздается голос ангела.
  
   -Сосуд, сосуд. - Эхом повторяет доктор, словно охваченный новым загадочным для него чувством. Натыкается в углу на что-то и восторженно восклицает, - Да, из этого сосуд. - Выволакивает на центр пластмассовое ведро, черпает оттуда кусок размягченной глины и прямо на полу начинает что-то лепить. Уйдя с головой в работу напевает себе под нос какую-то детскую песенку. У него что-то не получается, он ломает то, что сделал и вновь принимается за работу. Ангел с любопытством хочет заглянуть, но доктор каждый раз закрывает спиной.
  
   Наконец после некоторый попыток ему что-то удается, он откидывается назад.
  
   Пробыв в размышлении несколько мгновений и придя к окончательному умозрительному решению, он убежденно, старательно скрывая от ангела свое не достижение, демонстрирует произведение:
  
   -Вот очень удобный предмет, - и настойчиво, стараясь побороть себя, внушительно добавляет, - Нужный.
  
   Ангел подходит к изваянию, отдаленно напоминающему ночной горшок, и торжественно входит в него с ногами, сбросив с себя рубаху.
  
   -Ах, - невольно вырывается из доктора при виде тела, как и у человека, лишенного лишь маленькой детали, - ну я выйду.
  
   Резко отворачивается доктор, смущенный толи столь свободным поступком ангела, толи увиденным, что он себе даже не представлял, и быстро устремляется к двери, ведущей в сени.
  
   -Я сейчас только дровишек принесу, - задевая походу ведро, суетливо ставя его обратно, исчезает за дверью, плотно закрыв ее за собой.
  
   Слышаться грохот падающих поленьев, возня, нечленораздельное бормотание.
  
   Взвизгивает открываемая дверь, не поднимая головы, с огромной стопкой полешек, на пороге появляется доктор, за ним влетает облако пыли.
  
   -А похолодало, надо б, но окно.., - бормочет он на ходу, и невольно поднимает глаза на ангела.
  
   Дрова сыпаться на пол. Перешагивая их, доктор приближается к ангелу.
  
   На ангеле, словно только что сотворенный костюм в полосочку из шерсти, невероятно устаревшего покроя, где чувствуется рука мастера первый раз взявшего за подобную работу, не зная точно как это делается и по каким законам. Еще не сшитый, а только сколотый, он смотрится весьма странно в своей асимметрии и непропорциональности. Доктор окидывает взглядом рядом разбросанные оставшиеся лоскуты, механическим жестом распрямляет складки костюма, подгибает длинный рукав, поднимает горшок с пола и невольно сопоставив его кривизну с кривизной костюма, словно человек умудренный жизнью с несовершенством этого мира, деловито замечает:
  
   -Ну а чё, не чё.
  

Сцена 6

  
   Доктор с ангелом сидят за столом.
  
   -Вот. - Доктор, копошась в своем саквояже, вынимает маленький пузырек, раздвигая тарелки, ставит на стол перед собой, - вот это спирт.
  
   Ангел протягивает к нему руку, доктор аккуратно отодвигает ее.
  
   -Его пить нельзя, а вот это, - пододвигает стакан с водой и выливает в него содержимое пузырька, - Менделеев, ученный был такой, - бросает испытывающий взгляд на ангела. Ангел кивает головой в знак согласия, - изобрел, - продолжает доктор, встряхнув стакан, - живая вода. - Вновь бросает взгляд на ангела. Тот кивает головой, - Выдыхаем и на вдохе.. - доктор быстро опрокидывает содержимое стакана себе в рот, - хр-р-р-р, - рычит доктор и со слезами на глазах поворачивается к ангелу. Тот кивает головой, - вот так рождается вдохновение.
  
  

Сцена 7

  
   -А огурчик, - доктор выуживает из огромной трехлитровой банки, - чтоб Хрум-Хрум, - подносит огурец ко рту, - его закрепить.
  
   Открыв рот, смотрит, как Ангел пьет.
  
   -Хм, - хрустит огурцом. - Толковый. На лету хватаешь.
  
   -Вдохновение, - со свиток вырывается у ангела. Он хлопает по плечу доктор. От неожиданности доктор сваливается со скамьи. Восторженно вылазит из-под стола, тащит за собой горшок. Вскарабкавшись на скамью, ставит его на стол.
   -Вот ты как думаешь, я его сделал. - Напряженно смотрит в глаза ангелу, - вдохновение!! - величественно вскидывает палец вверх, - Великая вещь.
  
   Внимательно и долго смотрят на горшок.
  
   Горшок у них на глазах начинает рассыхаться, трескаться, от него отламываются кусочки. Трескается по швам костюм Ангела, и отваливаются детали. Оба видят только горшок. Доктор, вскидывая брови:
  
   -Творение рук человеческих. - Весомо произносит он.
  

Сцена 8

  
   Снег за окном начинает таять. Вода вливается через окно в дом. Доктор с Ангелом сидят за столом, по колено в воде, созерцают развалившийся горшок.
  
   -Ты знаешь, мой друг, - спокойно, словно в медитации, произносит Доктор, - если мне когда-нибудь суждено умереть..
  
   -То? - Ангел оживленно, словно он и не был в медитации, с любопытством поворачивает к нему голову.
  
   -То.. - не зная, что ответить на такое оживление, словно что-то будничное прозвучало в словах Ангела, неуместное в такой торжественной ситуации, доктор, смутившись от такой реакции Ангела, ковыряет ногтем стол.
  
   -То!!! - настойчиво ждет Ангел, не отрывая взгляда от лица доктора.
  
   -То, - еще больше опуская голову, доктор тихо добавляет, - я не знаю, - его рука находит осколок от горшка и в недоумении крутить в пальцах, - Я вообще ничего не знаю.
  
   -Да, - отводит взгляд перед собой Ангел и вытянувшись, как струна на стуле, замирает.
   -Вот может быть, - чуть заискрясь глазами, поворачивается к нему доктор.
  
   -Может быть, - отвечает на его взгляд ангел, глаза в глаза.
  
   Доктор, чуть раскачиваясь из стороны в сторону, потупляет глаза, - Да так, ничего.
  
   -Да, да. Конечно, - Ангел возвращает взгляд перед собой.
  
   Доктор бросает стыдливый взгляд в сторону Ангела. Увидел его торжественную осанку, стушевывается и возвращает взгляд к осколку. Из-под стола появляется кисть другой руки, и пальцы начинают бутцать им по поверхности стола.
  
   -Я могу Вам помочь, - запредельным голосом произносит Ангел.
  
   -Да, я вам был бы очень признателен за протеже перед Высшим.. - доктор весь поддался Ангелу и торопливо с невероятным блеском в глазах вдруг натыкается на свое слово, и, заикаясь, пытается выйти из неловкого положения, предварительно бросив взгляд по сторонам, словно кто-то еще может услышать, приближается к самому уху, - Ну, вы-ы-ы по-о-оо-нимаете, о ком я хочу сказать... - запинается. И опустив взгляд, начинает теребить край оборванного в плече рукава ангела.
  
   Ангел наклоняется к нему в ухо и заговорчески произносит.
  
   -Вы хотите заказать билет?!
  
   Тут доктор нервно машет руками, словно Ангел произнес что-то неприличное.
   Потом прикладывает указательный палец к губам, поднимает взгляд в потолок. Ангел смотрит туда же. Доктор опускает взгляд на него, делает жест плечами, мол " неудобно" и вдруг разрывается слезами прямо в разодранное плечо Ангела.
  
   Ангел возвращает взгляд перед собой и улыбается. Его правая рука начинает гладить голову доктора. Слезы заполняют глаза Ангела и льются по щекам.
  
   -Тяжело, правда? - участливо, по-человечески, произносит он.
  
   -Угу, - по-детски вытирая нос ватным плечом костюма Ангела, доктор все больше и больше вынимает его из костюма.
  
   -Сделайте небольшое одолжение, - неожиданным тоном произносит Ангел.
  
   Доктор не заметив тон Ангела, ибо увидел, что вынул все плечо из костюма, пытается вернуть его обратно, - Да, да.
  
   Ангел ждет пока он закончит. Наконец доктор справился кое-как, напоследок попытался пристроить рукав, но когда понял, что его не пристроить, складывает ручки между колен, и весь отдается вниманию. Ангел в свою очередь весь собрался как перед прыжком. Доктор поддается к нему. Ангел грузно выдыхает. Доктор вскидывает брови. Ангел вновь вдыхает и.. выдыхает, и так несколько раз. Доктор внимательно следит за процессом.
  
   -Ага, Вам плохо, - радостно разряжается он, - у Вас отдышка, - дыхание Ангела переходит в хрип со свистом, - и все от плохого питания. И никакие "йоги" вам, уж поверьте мне, - веско поднимает тон доктор, - не помогут.
  
   -Горшок, - теряя силы, шепчет Ангел.
  
   -Что? - остолбенело, выдавливает Доктор.
  
   -Горшок сделайте заново, - ангел падает лицом в стол без чувств.
  
   -Но я не мастер, - еще в замешательстве выходит из-за стола Доктор, - но я право не знаю, я ведь должен, - привычным жестом щупает пульс ангела, откидывает его к стенке стула, приподнимает веки, убедившись в отсутствии взгляда, отходит от стола.
  
   -Господи, он умер, - меланхолично бросает он себе. Лоб его собран волнами, горький смешок пронзает его слова, - А я и не успел заказать, - вдруг его настроение резко меняется на слезы, он пытается сдержать их, закусив нижнюю губу, - он умер как человек.
  
   Лицо доктора меняется, словно его изнутри наполняет свет. Он хватает ангела в охапку и тащит его через комнату. Несколько раз, упав и вновь поднявшись, он, он добирается до дивана, кладет на него ангела. Укутывает одеялом. Мечется по комнате по пояс в воде, собирая плавающие подрамники, ломая их на ходу, складывает в камин. Вода прибывает. Доктор бросается к дивану. Вода доходит до его груди.
  
   Через толщу воды виден человеческий облик ангела. Доктор набирает в легкие воздуха, опускает голову в воду, руками ищет ангела. Не находит, открывает глаза, мечется под водой в поисках тела. Вдруг среди ножек стульев, стола других предметов обихода проплывает рыба одна, вторая, третья. У третьей крылышки на спине...
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"