Кондратенко Сергей Степанович: другие произведения.

Стихи Сергея Кондратенко

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Стихи Сергея Кондратенко - это, исповедь души военного человека. Они откровенны и проникновенны, нравственно чисты и патриотичны, а потому глубоко западают в душу читателя. Одновременно они эстетически привлекательны, исполнены на высоком уровне поэтического творчества. Такая способность дана не каждому, а лишь богом избранным людям. Уверен, что приобщение к его творчеству обогатит душу и сердце каждого читателя. Начальник кафедры гуманитарных и социально - экономических дисциплин ВУ РХБ защиты, доктор философских наук, профессор М. Н. Шахов


   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Этот небольшой сборник стихов полковника Кондратенко С.С. издаётся впервые.
   Стихи полковника Кондратенко С.С. - это, действительно, исповедь души военного человека. Они откровенны и проникновенны, нравственно чисты и патриотичны, а потому глубоко западают в душу читателя. Одновременно они эстетически привлекательны, исполнены на высоком уровне поэтического творчества. Такая способность дана не каждому, а лишь богом избранным людям.
   Уверен, что приобщение к его творчеству обогатит душу и сердце каждого читателя.
  
  
  

Редактор и ответственный за выпуск -

Начальник кафедры гуманитарных

и социально - экономических дисциплин

доктор философских наук, профессор

М. Н. Шахов.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   От Автора
  
   Я всё чаще задаю вопрос?
   Всё ли в моей жизни задалось?
   Всё ли-то о чём хотел сказать,
   Уложилось в общую тетрадь?
  
   Всё ли-то чем от рожденья жил,
   Ныне кровью капает из жил?
   Если нет, тогда зачем писал?!
   Отчего всей правды не сказал?
  
   Этот сборник искренних стихов.
   Плод моих терзаний и грехов.
   Мной рождённых по ночам, в тиши.
   Стал ответом для моей души.
  
   Спел ли я хотя б один куплет,
   Вам судить, а мне держать ответ,
   Эту книгу, исповедь мою.
   Я на суд Вам люди отдаю.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
   Поэт, готов ли ты писать,
   О том, что в жизни происходит,
   О духе, что в народе бродит,
   О чём нельзя не рассказать?
  
   Да, я готов. Строка стучится
   И рвётся из моей груди.
   Она как пойманная птица,
   Истосковалась взаперти.
  
   Скажи, готов ли перед Богом
   Держать ответ ты, как поэт,
   Пройти нелёгкою дорогой
   Себя затратив? Да иль нет?
  
   Готов! И если надо сердце,
   Я вырву из своей груди,
   Моё бесценное наследство.
   И прикажу ему: свети!
  
   Тогда пиши. Пиши покуда
   Пылаешь жертвенным огнём.
   Твори бесхитростное чудо
   Простым, доступным языком.
  
   Пиши, поэт. Но помни свято:
   Жизнь не безоблачно чиста,
   Она груба, шероховата,
   Как поле твоего листа.
  
   И в поле том не всё родится.
   Смотри, какие семена.
   Душа обязана трудиться.
   Душа свободной быть должна.
  
   Лишь навсегда запомнив это
   Ты будешь бережно храним,
   Высоким званием поэта
   Всю жизнь гордиться им одним.
  
   Декабрь 1998 год.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Покаяние
  
   Если кошки на душе скребут,
   И страшна обида на кого-то,
   Чтоб прогнать душевный неуют
   Есть одно спасение - РАБОТА
  
   Если снова одинок твой путь,
   И друзей хороших не осталось,
   Чтобы сразу вечером уснуть
   Есть одно спасение - УСТАЛОСТЬ
  
   Я на них надеюсь, но пока
   Не спасли испытанные средства,
   Вот опять знакомая тоска,
   Заблуждений горькое наследство
  
   Душу жжёт раскаянья огнём
   Прошлая безрадостная повесть.
   И приходит ночью или днём
   Грустная, мучительная СОВЕСТЬ
  
   И победа нелегка,
   Но добро со злом вступает в битву.
   Чтоб ушла постылая тоска,
   Есть одно спасение - МОЛИТВА.
  
   Июль 1997 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
   Умираю. Не болезнь, не старость
   Вестники ухода моего.
   Как бы мне спокойно умиралось,
   Если бы на свете никого.
  
   Умираю потому, что больно.
   Потому, что пусто впереди.
   Потому, что в жизни,
   пусть невольно
   Столько напаскудил, наследил.
  
   Умираю. Мне ведь не в новинку
   Умереть, родиться вновь другим.
   Я сижу на собственных поминках.
   Я не мёртв, не жив. Уже один.
  
   Умираю. Пожил без оглядки.
   Пусть же боль терзает мою мысль.
   Вороны, орлы и куропатки
   На мои поминки собрались.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Горки
  
   Я люблю бродить по этим улицам
   Утомлённым и почти пустым
   В час, когда закат лениво жмурится,
   Делая весь город золотым.
  
   Тень и свет причудливо сплетаются
   Словно образуя кружева.
   И темнея, всё сильней сгущается
   В небесах бездонных синева.
  
   Скоро ночь. Она зажжёт над крышами
   Золотые звёздочки свои.
   Где-то поначалу еле слышно,
   Первый звук рассыплют соловьи.
  
   Заиграют звонкие кузнечики,
   Ноты из своих несложных гамм.
   Месяц, будто лодочка по реченьке,
   Поплывёт к далёким берегам.
  
   Маленький мой город засыпает
   В тёплой и пьянящей тишине.
   И скорей всего совсем не знает,
   Что до боли в сердце дорог мне.
  
   Июль. 1997 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ***
   Россия. Маковки церквей.
   Россия с Богом и без Бога,
   В миру бушующих страстей
   И бурь, лежит твоя дорога.
  
   Мир этот так похож на храм.
   В нём не прожить без покаянья.
   И всяк в него входящий сам
   Не остаётся без вниманья.
  
   Будь он с крестом иль без креста,
   Изгоем в рубище убогом,
   Лишь бы душа была чиста,
   Перед собой и перед богом.
  
   Ноябрь. 1998 год.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Куда летишь стремглав, Россия
   Ответь, пожалуйста. Куда?
   Быть может гонит ностальгия
   В уже забытые года?
  
   Иль одурев от перестройки
   И массы всяческих реформ,
   Ты стала вроде птицы-тройки
   Тех незапамятных времён.
  
   Не думай, я за перемены,
   Не поверну оглобли вспять,
   Ведь все насущные проблемы,
   С тобою вместе нам решать.
  
   Но, я за то, чтобы при этом,
   Не ущемлён был человек,
   Иначе перед белым светом,
   Ты не отмоешься вовек.
  
   Смири свой бег,
   хоть на мгновенье
   С галопа перейди на рысь,
   Довольно верить в провиденье
   Россия - матушка. Встряхнись!
  
   Октябрь 1998 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
   Я иду за тобой,
   В цепях холодящего страха
   Ветер хлещет в лицо
   И кустарники жгучие гнёт.
  
   Так идёт за хозяином
   Верно и жадно собака,
   Даже если её
   Он пинает и бьёт.
  
   А ты жёлтые листья
   С ладони бросаешь на волю
   И летят они снова,
   И снова лежат на снегу.
  
   Всё смешалось во мне:
   Твои очи и небо и поле...
   Я тебя ненавижу!
   Я жить без тебя не могу!
  
   Октябрь 1997 год.
  
  
   * * *
   Не оскорбляйте мирозданья
   Не написанием стихов,
   Не подарением букетов
   И промолчанием ответов,
   Не говореньем светлых слов.
   Не унижайте красоты
   Во вспыхнувшем любовью сердце,
   В пожатье дрогнувшей руки,
   В слезе непонятой тоски.
   И до конца друг другу верьте.
   Не унижайте красоты.
  
   Май 1999 г.
  
  
  
  
  
   Скрипка
  
   Ты о чём поёшь мне скрипка?
   Может о разлуке?
   Или с нежною улыбкой,
   Избираешь звуки?
  
   Что, скажи, тебя тревожит?
   Может просто зябко?
   У меня мороз по коже,
   Не рыдай так сладко.
   Декабрь 1998 год.
  
   * * *
   Итак... От Пушкина к Крылову
   Размер взяв басни за основу.
  
   В приёмной, где подчас шалим,
   Средь сослуживцев (они живы)
   Я как-то странно пошутил:
   "Души прекрасные порывы..."
   "Дела давно минувших дней,
   Преданье старины глубокой..."
   Но шутка эта, Леший с ней,
   Однажды вылезла мне боком.
   Нет, в ночь меня не уводили,
   Но, приглашали в кабинет,
   Где долго, нудно говорили
   По существу и на предмет.
  
   Потом любезно провожали
   И руку жали у дверей
   Чувствительно. И выжидали
   На то реакции моей.
  
   Но ни реакции, ни чувства
   Не мог родить слуга искусства.
   Поступком этим оскорбясь,
   Меня забыть решила власть.
   А дальше скажем о морали:
   Шутите, чтоб не приглашали.
  
   г. Канск. (Р. Хазиев)
  
  
  
   ***
   Небо хмурое, будто бы
   в серой золе.
   Ах, как трудно дышать,
   в сентябре.
   Только гром громыхнёт
   и свинцовым дождём,
   Тут же наземь падёт,
   чтоб вспахать чернозём.
   Сотни, тысячи глаз
   жадно в небо глядят.
   Всем им отдан приказ:
   нет дороги назад!
   Точно Господа молят:
   Защити! Защити!
   От предсмертной агонии!
   Умирать запрети!
  
   Июль 1998 г.
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
   Ты прекрасно знаешь, как живу.
   Каждый день почти проходит мимо.
   Вечер гасит раннюю зарю,
   Ночь закат снимает с крыш, и лира
   Снова просыпается в душе.
   И звенит, звенит струной минорной.
   Только ты не слышишь в тишине
   Этого надрывного аккорда.
  
   Сентябрь 1998 г.
  
  
  
   ***
   Всё ж достиг страны заката.
   Долго по свету я шлялся.
   Скажут стрелки циферблата,
   Сколько времени скитался.
  
   Но достигнув той желанной
   Части света синеокой,
   Я остался, как не странно,
   Всё такой же, одинокий.
  
   В чём же кроется загадка
   Непонятной сердцу грусти,
   Что гадала в Златоусте?
  
   Указала бы дорогу
   В край неведомый, далёкий,
   Разбросав на шаль колоду,
   Где не буду одинокий.
  
   Октябрь 1998 г.
  
   ***
   Я Вам напомню нашу встречу,
   С десяток лет назад.
   Порог квартиры. Я под вечер.
   И ваш лукавый взгляд.
  
   Вы так приятно улыбались,
   А я был удивлён.
   Казалось, ангелы слетелись
   В тот миг со всех сторон.
  
   Вы были так скромны со мною,
   Я что-то говорил
   И остро чувствовал душою,
   Что Вас уже любил.
  
   Я говорил, а Вы молчали.
   Ох, это "Визави"!
   Такое светлое в начале
   Той неземной любви.
  
   Октябрь 1998 г.
  
  
   Жене посвящается.
  
   Я лишь в одном себе завидую,
   Что в жизни встретился с тобой.
   И что назвал тебя любимою
   И нежной, трепетной женой.
  
   Май 1998 г.
  
  
   * * *
   Мы в жизни все играем роли,
   Порой накладывая грим.
   Сквозь плач смеёмся не без боли,
   Но говорим всё, что хотим.
  
   А жизнь неутомимо мчится.
   Кто преуспел, тот на коне.
   В его руках перо жар-птицы.
   По нашим дням оно в цене.
  
   Кому-то меньше подфартило,
   Сыграл никчемный эпизод.
   И от него воротят рыло
   И говорят: "Федот не тот".
  
   А кто-то, точно в лотерею,
   Всю жизнь до нитки проиграл.
   Ему сочувствуют, жалеют.
   Твердят, что, дескать, маху дал.
  
   А массы бегают в массовке.
   Как впрочем, весь рабочий класс.
   Топча последние кроссовки
   Австрийской фирмы "Adidas",
   Ролей ведёт распределенье,
   Страна - спектакль "Возрожденье".
  
   Июнь 1998 г.
  
  
  
  
  
   Канск.
  
   Осень стылая в зиму катится,
   И над Каном багряный закат.
   Догорает. И ночи глазница,
   Поглотит этот грустный обряд.
  
   Тёмной шалью, негой окутан
   Он уснёт. Мир природы не прост.
   А над городом бархатный купол,
   Вспыхнет вдруг изумрудами звёзд.
  
   Октябрь 1996 г.
  
  
   Исповедь.
  
   Прожил жизнь, но лебедем
   В небо не взлетел.
   Отлюбить, что любо мне
   Так и не сумел.
  
   Отстрадать немало мне
   В жизни довелось
   И в душе израненной
   Поселилась злость.
  
   Стол под белой скатертью,
   Сальная свеча.
   Я сегодня сам себе
   В роли палача.
  
   Воронёный браунинг,
   Спусковой крючок
   Выругался матерно,
   У виска щелчок.
  
   Октябрь 1998 г.
  
  
  
  
  
   ***
   Я видел смерть. Я был в аду.
   Я испытал страданья.
   Душа металась как в бреду
   Ища крест покаянья.
  
   Я лез под пули на рожон,
   Мне умереть хотелось.
   Но всё прошло как страшный сон,
   Прошло перетерпелось.
  
   Всё в жизни можно пережить.
   Хоть трудно, но возможно.
   Куда труднее честным быть.
   Быть человеком сложно.
  
   ***
   Я Господу зажгу свечу
   И как молитву прошепчу,
   Слова любви, тебе одной.
   Моей единственной и нежной,
   Хрустально - чистой, безмятежной
   За право снова быть с тобой.
  
   Ноябрь 1998 г.
  
  
   Басня
  
   Два соловья решили состязаться.
   И ну в любовных трелях заливаться.
   Мол, кто кого перепоёт
   В теченье ночи напролёт,
   Тому и быть певцом любви.
   Так порешили соловьи.
   Но не продумали при этом,
   Что станут петь холодным летом.
   Мораль певцам любви Природы,
   Коль хочешь петь,
   Узнай прогноз погоды.
  
   Октябрь 1998 г.
  
  
  
  
  
  
  
   Безысходность
  
   Как тихо. Тоскливо. Пустынно.
   Сегодня в квартире моей.
   Погасшие угли камина
   И праздничный стол без друзей.
   Скучают в подсвечниках свечи.
   Их нынче никто не зажжёт.
   И только за окнами вечер,
   Как нищий в потёмках бредёт.
  
   Ноябрь 1996 г.
  
  
  
  
   ***
   Бегут минуты горькие навзрыд
   И суета, и в мыслях чехарда.
   Так среди злых и мелочных обид,
   Грядёт незваная беда.
  
   Так холодеют люди от потерь,
   Спокойствие наружное храня,
   Становится чужой родная дверь
   И день не отличается от дня.
  
   Как в небе высыхают облака,
   Пройдет беда и боль переболит...
   Но в это всё не верится пока
   Бегут минуты горькие навзрыд.
  
   Ноябрь 1996 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
   Все сто моих грехов, сто языков огня
   От адовых костров, сжигающих меня.
   Все сто моих обид, следы ещё хранят,
   Все сто моих врагов, сто злобных чертенят
  
   Все сто моих стихов, в той кухне родились,
   Где на сковороде, выпаривают мысль.
   Все сто и смех и плач и боль душевных ран,
   Где жертва и палач прикованы к котлам.
  
   Все сто моих надежд,
   ночей бессонных дань,
   Взвиваются легко,
   как пар из адских бань.
   Все сто моих стихов,
   любви тончайший звук
   Не сто сладчайших снов,
   а сто сладчайших мук.
  
   От жара адских сил,
   пусть закипает кровь,
   Поддай парку миссир!
   и веник приготовь.
  
   Ноябрь 1998 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ***
   Один. Лишь март стучит капелью.
   Один. А в доме сто квартир.
   Один. В своей пустынной келье.
   Один. Потусторонний мир.
   Один. Признаться это грустно.
   Один. И никого не жду.
   Один. И холодно и пусто.
   Один. А друга не найду.
   Один. А в сердце перебои.
   Один. Звучит виолончель.
   Один. А значит не с тобою.
   Один. А за окном апрель.
  
   Апрель 1998 г.
  
  
   Этюд
  
   Медленно падает тёплый снег
   На мёртвые пальцы тополя.
   Ветви живые вздымаются вверх
   Белую мглу заштопывая.
  
  
  
   ***
   Не поётся мне и не плачется
   Сердце сжалось в комок,
   будто прячется.
   Буйну голову мысли покинули
   Словно не было их,
   будто сгинули.
   Точно не было в жизни
   Причастия.
   Подскажи Господь,
   где же счастье?
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
   Осознаёшь в минуты
   озаренья,
   Что не живёшь,
   а проживаешь ты.
   Разменивая вечность
   на мгновенья,
   Часы и дни никчемной
   суеты.
   Живешь, кляня не значимость
   и бедность
   Событий остывающего дня,
   Высасывает душу
   повседневность,
   Бездарности ближайшая родня.
   Нет, утром ты готов на всё
   и кстати,
   Готов не спать
   до самого утра...
   Ждать кто-то или что-то скажет,
   Тебе или в тебе,
   что всё пора...
   Нет, не пора.
   Ёщё силёнок мало.
   Будь терпелив, надейся,
   верь, мечтай.
   Нет, не пора.
   Накройся одеялом.
   Наступит день
   и снова суета.
   Наступит завтра, не смешно,
   не грозно...
   Обычный день,
   такой же, как вчера...
   А ты умрёшь.
   Умрешь, услышав, поздно...
   В ответ на пресловутое пора.
  
   Апрель 1998 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
   На смерть мамы
  
   Как будто чёрным покрывалом
   Накрыла туча землю вдруг
   И разразилась страшным градом
   На много тысяч вёрст вокруг.
  
   Земля от горя почернела.
   Пожухла на полях трава.
   В лесах с берёзок белоствольных
   Как слёзы падала листва.
  
   Порывистый, колючий ветер
   Кружил сухие лепестки
   И уносил их в синий вечер
   От злой, неистовой тоски!
  
   Багровое солнце садилось,
   Как будто особо тяжело.
   И тлело оно, не светилось,
   Пока наконец не зашло.
  
   День отлетел. Застыл в зените
   Луны огромный жёлтый шар.
   Как - будто взглядом провожал он
   Закат, похожий на пожар.
  
   Март 1999 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Посвящается Маме

Кондратенко Любовь Васильевне

  
   Там, где не суетятся люди
   И повседневность не жуют,
   Светясь в скорлупках самолюбий
   Надежды новые живут.
  
   Река возможностей безбрежна.
   Их ждут великие дела...
   И вот, несмелая Надежда,
   Святую Веру обрела.
  
   В предчувствии грядущей ночи
   Упругой тёплою рукой
   И Веры и Надежды очи,
   Смежил услужливый покой.
  
   Но, не промедлила расплата.
   В благословленные места,
   В час раскалённого заката
   Явилась миру красота...
  
   Роняя доминошки буден
   И излучая дивный свет,
   Она пришла, так что же будет,
   Когда уже покоя нет.
  
   Бьют в несмыкаемые вежы
   Лучи безжалостной зари.
   В забвенье Веры, нет Надежды,
   Ну, а Любовь всегда царит.
  
   Март 1999 г.
  
  
  
  
  
  
  
   Рожок
  
   Стали встречи наши случайными,
   Так бессмысленно и не в срок.
   Слышишь, там,
   за пределом отчаяния
   Запоёт забытый рожок.
  
   Мы устали, мы так одиноки.
   И спасает лишь рифмы игра,
   Где ложатся в ненужные строки
   Ваше завтра и наше вчера.
  
   Где укрыто в веках настоящее.
   Где до завтра живём во вчера,
   Эта ночь, словно девка гулящая,
   Лишь случайно сюда забрела.
  
   Забрела, как нелепая встреча,
   Что написана нам на роду.
   Ты же знаешь, что это не вечно,
   Я ещё до рассвета уйду.
  
   Всё в надрыве и всё в молчании,
   Хоть обещано счастье в срок.
   Я тебе подарю отчаяние,
   За которым поёт рожок.
  
   Май 1998 г.
  
  
  
   ***
   Мне в жизни хочется успеть
   Успеть простить,
   успеть проститься.
   Успеть любовью насладится,
   Красиво песню спеть успеть.
   "Зачем?" - Вы спросите. Отвечу:
   "Я в жизни сам себе перечу
   и потому - хочу успеть".
  
  
  
   Сон
  
   Зачем мне снится этот сон.
   Из ночи в ночь. Один и тот же.
   Зачем ко мне приходит он,
   Как призрак. Тихий осторожный.
  
   Он как паук передо мной,
   В ночи плетущий паутину,
   Висит мечом над головой,
   Напоминая гильотину.
  
   Зачем мне снится этот сон.
   Зачем больное сердце гложет.
   Зачем ко мне приходит он
   И воспалённый мозг тревожит.
  
   Ноябрь 1998 г.
  
  
   **
   Уеду завтра в никуда.
   Уеду завтра в ниоткуда.
   Умчусь хоть к чёрту на рога
   Из заколдованного круга.
  
   Уеду в дождь. Уеду в ночь,
   С самим с собой успев, проститься.
   Уеду поскорее прочь,
   Чтоб никогда не возвратиться.
  
   Но от себя не убежать
   И тем страшнее сердца мука,
   Жизнь, точно общая тетрадь,
   В которой прописалась скука.
  
   Тот переплёт меня гнетёт
   И чтобы вырваться оттуда,
   Чтоб ощутить души полёт,
   Уеду в завтра, ниоткуда.
  
   Ноябрь 1998 г.
  
  
  
   Кандальная
  
   Путь дорога дальняя.
   Ржанье лошадей.
   Гонят сквозь страдания
   В каторгу людей.
  
   Кандалами бряцают,
   Бога не клянут.
   Обессилив, падают,
   Но опять встают.
  
   Через хлябь болотную,
   Сквозь пургу в мороз,
   Гонят чернь голодную,
   В край таёжных рос.
  
   Ах, Россия - матушка!
   Я твой от корня.
   Так пошто не балуешь
   Волюшкой меня.
  
   Ты пошто не песни мне,
   А псалмы поёшь.
   Вроде как двуперстием,
   Смертушку зовёшь.
  
   Русь - многострадальная.
   Чем же я немил.
   Песню поминальную,
   Сам себе сложил.
  
   Землю от рожденья
   Рано стал пахать.
   А вознагражденье,
   Мне как псу сдыхать.
  
   Русь моя, печальная,
   Маковки церквей.
   Гонят в наказание,
   В каторгу людей
  
   Отзвони же в колокол,
   Хоть единый раз.
   Станет небо пологом
   Им в последний час.
  
   Декабрь 1997 г.
  
   Свидание
  
   Я иду по дороге
   усыпанной щедро листвою,
   Вдоль опушки лесной,
   где рябин полыхает костёр,
   Я к тебе тороплюсь, а точнее
   на встречу с любимой
   И топчу этот сказочно
   сшитый природой ковёр.
  
   Ты конечно не ждёшь.
   И обида в душе не остыла...
   Только вспомни наш день
   и февральские, вьюжные дни.
   Сердце может простить,
   если сердце конечно любило.
   Ну, а ежели нет,
   значит, не было вовсе любви.
  
   Я иду наугад,
   словно нищий, гонимый судьбою.
   Я к тебе тороплюсь, через боль,
   через горечь разлук,
   Чтоб склониться у ног твоих,
   буйной своей головою
   И прощенья просить, из твоих
   исстрадавшихся рук.
  
   Канск 1998 г.
  
  
   ***
   Мой старый приятель
   привёз из загранки
   Камушек редкой,
   искусной огранки
   И восторгался.
   На что я заметил.
   Камень Уральский, а ты
   не приметил.
  
   Октябрь 1998 г.
  
   Признание
  
   Сейчас Вы от меня вдали,
   Моя святая Ольга!
   Но я люблю Вас той любовью,
   Которая далась мне кровью.
  
   За эти месяцы разлуки,
   Ваши божественные руки,
   Не раз меня от бед спасали
   И от ненастий ограждали.
  
   Я благодарен Вам за это,
   Душа моя теплом согрета.
   За каждый выдох Ваш и вдох,
   Любимая. Храни Вас Бог!
  
   В душе есть искорка надежды,
   Что Вы такая же, как прежде,
   Забудем ссоры и разлуки.
   Целую нежно Ваши руки.
  
   Август 1998 г.
  
  
   Воспоминания об Абхазии
  
   Я к Вам, мой друг, опять явился пьяным,
   Как говорят, под занавес в ночи,
   В кругу своих друзей абхазов,
   Я праздновал рождение луны.
  
   Мы поднимали кружки за удачу,
   Под дым костра, за будущий улов.
   И по актёрски веря в сверхзадачу,
   Друг друга понимали мы без слов.
  
   Над нами небо звёздами искрилось
   Разя своей красою наповал.
   Быть может, это просто мне приснилось:
   Костёр и море, пристань и причал.
  
   Апрель 1998 г.
   Прощанье
  
   Ж/д вокзал. Прощанье на бегу
   Короткое надолго расставанье
   Сулящее не радость, не беду
   Тоску и в одиночество врастанье.
  
   Я уезжаю, слышишь? Уезжай.
   А как же ты? Ты обо мне не думай
   Нет, думай и хоть чуточку скучай,
   Ну что раскис, не будь такой угрюмый.
  
   Ты, почему не смотришь мне в глаза,
   Ты плачешь? Что ты, это лишь дождинки,
   Что принесла прошедшая гроза,
   А те в глазах застыли точно льдинки.
  
   Ну что стоишь, тебе пора. Иду.
   Иди скорей иначе опоздаешь...
   Ж/д вокзал. Прощанье на бегу
   Не знаешь, где найдёшь, где потеряешь.
  
   ***
   Несчастлив ноет, что заря
   Рождает новых суток день,
   Что всё, что делается зря,
   Что день, как ночь,
   что ночь как день,
  
   Что пропадает не за грош,
   Что давит буден дребедень...
   Мне каждый день уж тем хорош,
   Что он рождает новый день.
  
   И потому я не раним
   Чредою мелочных забот,
   Что от пустячности храним
   Моей работой из работ.
  
   Мой мир - мой дом, моя семья,
   Моё копьё, моё весло,
   Мой крест и знамя - жизнь моя.
   Мое скупое ремесло.
  
   Я счастлив - этим я живу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Детские сны
  
   Я в детстве много видел снов
   Как колокольчиков звенящих.
   На сотни разных голосов
   Свободных, чистых и манящих.
  
   В тех снах я бегал голышом
   По ровному большому лугу,
   За обручёвым колесом
   И смех звенел на всю округу.
  
   Я поднимался к облакам,
   Стремясь, как птица
   с небом слиться,
   То опускался к родникам
   Воды лазоревой напиться.
  
   То снова птицей рвался в высь.
   В её заоблачные дали...
   Но, услыхав: "Сынок проснись!"
   Те сны мгновенно исчезали.
  
   Промчались годы чередой.
   Тем снам уже не возвратиться,
   А мне так хочется порой,
   Воды лазоревой напиться.
  
   Октябрь 1998 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
   Любимая, не сетуй, не гони,
   Дай сердцу занемевшему
   согреться.
   Повинного прими и обними,
   Нам друг от друга
   никуда не деться
  
   Пусть увлекусь,
   но ты не прекословь
   Туманный сон,
   сам радугой истлеет.
   Мне лишь твоя нетленная
   любовь,
   Всегда глубины сердце греет.
  
   Пусть жизнь
   сама десницею своей,
   Очарованье легкое сметает.
   И нас сближает,
   тем ещё сильней,
   Как чья - то смерть живых
   сближает.
  
   Март 1999 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Потерянный уют
  
   Я люблю тоску бездомную,
   Ветер в дождевой
   и снежной мути,
   Непонятную, почти нескромную
   Память о потерянном уюте.
   Память о тепле,
   но чтоб без сырости,
   Чтобы снегопады слетались стайкой.
   Если жизнь замешана на милости,
   То хотя не быть бы попрошайкой.
   Если жизнь настояна на горечи,
   То уж лучше
   с привкусом перрона,
   Я люблю курить
   присев на поручни,
   Где-то у совсем чужого дома.
   Я люблю встречать
   друзей забытых
   Тех, кто помнит обо мне едва ли,
   Я люблю тепло чужого быта,
   Только чтобы
   в гости реже звали
   Чтобы реже голосом елейным
   Мне твердили
   "Бросьте это, бросьте"
   Чтобы быть
   в любом кругу семейном
   Никуда не клеющимся гостем.
   Ну, а нет, так и дождливой мути
   Осень чьё-то счастье сберегло.
   Рассказать тебе о том уюте?
   У меня ведь не было его.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Осень
  
   За окно пожухший лист кружится
   Август уступает сентябрю.
   Снова осень жёлтою десницей,
   С крыш снимает раннюю зарю.
  
   Осень золотая, я твой пленник,
   Хочешь, я с тобой поговорю...
   Ты должно хороший собеседник
   И надёжный друг по сентябрю.
  
   Если хочешь, я тебе признаюсь
   В том, что прежде ото всех скрывал,
   Точно перед Господом, покаюсь,
   Расскажу, как грешником я стал.
  
   Расскажу о самом сокровенном,
   Самом близком, самом дорогом,
   Самом драгоценном и бесценном,
   Женщине, в которую влюблён.
   Расскажу о ней, как об июне,
   Как о чём-то нечто неземном...
   Будет ветер петь в дверном проёме
   Ну, а мы, беседовать вдвоём.
  
   Сентябрь 1998 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Размышление солдата
  
   Мне только двадцать я уже в Чечне.
   Я не хочу и не умею драться,
   Поверьте же и помогите мне,
   Быть не убитым, а живым остаться.
  
   Остановите войны. Я прошу
   Не цельтесь мне ни в голову, ни в спину
   Сейчас я Сашку друга уношу,
   Что час назад здесь под обстрелом сгинул.
  
   В глазах его застыла синева,
   Они распахнуты как два кусочка неба...
   Я в мыслях путаюсь, понять могу едва,
   Был Сашка в нашей жизни или не был.
  
   Мне только двадцать я уже в Чечне.
   Я не хочу и не умею драться,
   Поверьте же и помогите мне,
   Быть не убитым, а живым остаться.
  
   1998 год.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Басня про грязь

  
   Эта басня не со зла
   мною вам поведана
   Грязь беременна была
   от кого неведомо.
   И в один прекрасный раз
   посредине ноченьки
   Разродилась наша Грязь
   грязевидной доченькой.
   Стала думать и гадать
   наша мать счастливая,
   Чтобы доченька звалась
   так чтоб покрасивее.
   Чтобы доченька звалась
   как по жизни с песнею
   Размышляла долго Грязь
   и назвала Сплетнею.
   Время минуло как вдох
   выдох и не верится,
   Сплетня вымахала ох,
   пышнобёдрой девицей,
   И пошли потом дела,
   поскакали мячиком
   Сплетня двойню родила
   девочку и мальчика.
   Имена, какие им,
   обе как картиночка.
   Мальчик будет - Аноним
   дочка - Анонимочка.
   Точку я поставить рад
   но уж если начали...
   С Анонимкою Разврат,
   дочку как-то зачали.
   И когда та родилась,
   под агу и ладушки,
   Окрестили дочку - Грязь,
   в честь её прабабушки.
   Мне не трудно изложить
   через рифмы многие
   Как тянулась дальше нить
   той генеалогии.
   Нить и вам уже ясна,
   а кому не ясно,
   Начинается она
   с третьей строчки басни.
   Но пока отвлёк я вас,
   предыдущей строчкою,
   Забеременела Грязь
   и, похоже, дочкою
   В басне, тут моя вина.
   Я забыл о малости.
   Слышу, я мораль нужна,
   раз нужна, пожалуйста.
   Я за то, что надо жить,
   дни, как радость празднуя.
   Надо грязь не разводить,
   плодовита грязная.
   А уж если завелась
   временно не временно.
   Так живите, чтобы грязь,
   не была беременна.
  
   1998 год.
  
  
  
  
   ***
   Земля устав глотать свинец
   И нюхать порох,
   Вздохнуть решила, наконец
   В переговорах.
  
   Сказать чем кончатся они,
   Пока что сложно,
   Но мы надеяться должны,
   Авось, возможно...
  
   И вот, как гром средь бела дня,
   В тревоге лица...
   "Ну что братва! Прощай Чечня!
   Салют столице..."
  
   Войска выводят из Чечни
   Согласно плана,
   Мы возвращаемся домой,
   Ты слышишь, мама!
  
   Мы возвращаемся. Ты жди!
   Теперь уж скоро,
   Остались считанные дни,
   До наших сборов.
  
   Ну, а пока ещё война
   Она сурова.
   Кому она была нужна
   Предмет для споров.
  
   За нашу пролитую кровь,
   За наши жизни,
   За нашу верность и любовь
   К своей отчизне.
  
   Мы все получим ордена,
   Или медали...
   Но не наденем никогда
   Своих регалий.
  
   Сентябрь. 1996 год.
   Чечня. После переговоров.
  
  
   Дон Кихот
  
   А голос твой всё ближе, ближе,
   Он так навязчиво звучит.
   И медный таз в подлунной жиже
   И дробь копыт, и дробь копыт.
  
   А я на лицах чаще вижу
   Не свет любви, но свет забот,
   А голос твой всё ближе, ближе
   Мой бедный рыцарь, Дон Кихот.
  
   Как будто век
   нам вызов бросил.
   И голод чувств, сгоняет в стаю.
   Ты прав, я был
   в ту ночь в Тобосе,
   И вызов века принимал.
  
   Во имя бед от панацеи,
   Платок зари сто раз зарёван,
   Я там встречался с Дульсинеей,
   Чтоб прочитать ей Гумилёва.
  
   Я лишь случайно был в Ламанче
   Прости, тебе не повезло...
   Мне показалось, что он плачет,
   И вечность бьётся о седло.
  
   От слов не стал
   наш век светлее.
   Вся наша жизнь бессмысленный поход
   Во славу донны Дульсинеи...
   Я всё же рад вам, Дон Кихот.
  
   Болтался ус седой от тряски,
   Как флаг, как мокрое тряпьё.
   И за мгновенье до развязки,
   Я бросил на асфальт копьё.
  
  
  
  
  
   И будто снова я в Кастилии,
   Так близок скрежет
   сталь о сталь
   И боги кажется простили
   Меня, мой век, мою мораль.
  
   Средневековое Толедо.
   Нетрезвый дворник матерясь,
   Крестит Мигеля Сааведра,
   Мой труп оттаскивая в грязь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Басня про Серёгу Коноплёва
   (Оператора агрегатов витаминной муки)
  
   Я хочу замолвить слово
   Про Серёгу Коноплёва!
  
   На заре своей он службы
   Был направлен - так по дружбе
   К нам в Заб. ВО служить братва,
   И какая чехарда получилась в одночасье,
   Вам поведаю друзья.
  
   Вот приходит Серый в кадры,
   Говорят ему: "Постой! Ты откуда? Кто такой?"
   Отвечает он чинушам, без бахвальства:
   "Я не жид! Издалеча, с Закавказья.
   К Вам приехал я служить".
   "Что ж служи. Мы очень рады,
   Только вот пока награды,
   Получить не сможешь ты.
   Расскажи теперь по дружбе,
   На какой изволил службе
   Ты до армии топтать?"
   Отвечает: "Я был мен!
   Оператор АВМ!"
   "Что ты, правда! Вот умора.
   Ну, тогда пойдёшь ты в гору.
   Как придёт твой командир
   Он для нас устроит пир
   Пой и веселись салага
   Остаёшься ты у нас,
   Получай противогаз,
   А довольствие съестное
   Ты получишь на постое".
  
   Вот пришёл майор мордастый
   И с порога сразу "Здравствуй,
   Друг любезный и родной
   Следуй рядышком со мной.
   Ты мне нужен супермен,
   Оператор ЭВМ".
  
  
   Тут Серёга загрустил
   Что же это? Свет не мил.
   Думал службу исправлять,
   А теперь опять как в старь,
   На подсобное подворье,
   За хвостами подметать.
   Вот пришли они на место.
   Ба, а это что за тесто?
   Ни быков тут, ни коров,
   Полна горница шкафов
   Всё тут светится, моргает
   Мониторы расцветают
   И диковины вокруг.
   Командир садится в кресло.
   "Ну, скажи мне, не таясь,
   На каком же аппарате.
   Ты работал отродясь".
   Отвечает супермен:
   "Видел тройку, знаю двойку.
   И другие АВМ".
   Тут толстяк как закричит
   Посмотреть бы, вот был вид
   Озадачен и смешён.
   Он в сердцах повысил тон
   "Эй, эй, братец, что за вздор
   Я не слышал до сих пор
   Про такие аппараты.
   Ты про что тут мне товарищ
   Сказки складно излагаешь
   Вздумал пудрить всем мозги
   Врать мне друже не моги.
   Про такие ЭВМ я не слышал,
   Вот так мэн!".
   Как же так, ведь я с дипломом
   В дождь и снег махал я ломом,
   Свет не мил был, тьма вокруг,
   Но закончил институт.
   И зачем мне эти муки,
   Я ведь всё же инженер,
   Посмотрите мои руки,
   Все в мозолях. Серый сел.
   И подумал: "Вот осёл!"
   Догадаться мог бы раньше.
  
   Что ж хорошая мысля
   К нам приходит опосля.
   Говорит он погодя:
   "Врать майор мне не с руки.
   Оператор, да, но только
   Витаминной я муки".
   Так вот в армии друзья,
   Появляются князья.
   Коль просмотрят в одночасье
   На какую службу брать.
   С виду вроде супермен -
   Оператор ЭВМ,
   А как всмотришься немного,
   Сам поймёшь, какие роли
   Сможет парень исполнять.
  
   г. Канск. 18.11.97 г.
  
  
   Чувства
   Земля вращается вокруг оси,
И день сменяет ночь, а солнце - вьюгу.
То зной палит, то дождик моросит,
И, кажется, что жизнь бежит по кругу.

Смеемся, плачем, миримся, грустим,
Иль влюбимся, что сердцу станет больно,
То ненавидим, сердимся, кричим,
И тут же расхохочемся невольно.

Разнообразен чувств калейдоскоп
И повторится все неоднократно,
Не проскочив, не говори ты: "Гоп!",
Пойми, что жизнь уходит безвозвратно.

Чтоб силу, свежесть чувства сохранить,
И не жалеть о прошлом никогда
Ты, словно в первый раз, умей любить,
А коль прощать - то раз и навсегда.
  
  
   Живи
   Живи пока ты хоть кому-то нужен
Пусть через силу - но живи!!!
Не будешь богом ты осужден
И не потерянным людьми!

Не делай для врага подарок!!
Не причиняй родному боль!
И самолюбия остаток
Стремись оставить за собой!

Пока стучит родное сердце
Пусть рядом бьётся и твоё!
Воспоминаниям стереться
Не дай!...И продолжай житьё!
  
   Снежные вечера
   Вечер ласковый и безмятежный,
Дышит сказкой волшебной в лицо.
Вечер белый, по-зимнему снежный
И луны серебрится кольцо.

Я смотрю на застывшие ели,
Что как тёмные стражи стоят.
Словно выросли так из метели
И брильянтами тихо горят.

Замело все дорожки, тропинки
И ничьих ещё нету следов.
Наклонились две тонких рябинки
И беседуют тихо, без слов.

Воздух чистый, от холода жгучий,
Как прозрачный и звонкий хрусталь
И тревоги налёт колючий
Унесётся вдруг птицею вдаль.
  
  
  
  
  
  
   ***
В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть:
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.
Есть сила благодатная
В созвучье слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.
С души как бремя скатится,
Сомненье далеко -
И верится, и плачется,
И так легко, легко....
  
  
   Смерть
   Ужасна смерть. А мы бессильны,
Хотя мы думаем всесильны!
Мы мелкий люд. В метаньях, суете,
В проблемах коконах, в извечной пустоте.

Мы все не вечны, мы лишь гости,
Нам срок короткий отведен,
И Ужас! Тело наше, кости,
С мечтами будешь погребен!

И есть загробный мир иль нет,
Узнаем мы, а может нет!
В своих скитаньях забываем,
Что есть вокруг - не сохраняем.

В бегах мы, странники судьбы,
К вершинам рвемся мы и к власти,
А перед смертью все равны,
Все в миг расколется на части.

А может стоит нам хоть раз,
Задуматься, а что же дальше?
Ведь смерть задушит каждого из нас,
Не скажем главного, без фальши!
  
  
  
  
  
  
   Удав и мартышка
   Удав с мартышкой спозаранку
Решили поиграть в молчанку,
Сидят и друг на друга всё глядят,
Сидят, молчат, молчат, молчат...

Мартышка задаёт себе вопрос:
Сеанс игры у них, или гипноз?
Удав гипнозом в джунглях знаменит,
Но при гипнозе он, хоть тихо, но шипит!..

А тут - сидит, молчит, молчит, молчит...
И вдруг мартышка как завирижжит!..
Она была, конечно, не глупа,
Тут у удава дрогнула губа!..

Удав решил, что действовать пора,
Что мнимая закончилась игра!
Проснулся в миг удавий аппетит!
Мартышка прямо в пасть ему летит!

Точнее пасть накрыла всю мартышку...
Про это написать бы можно книжку,
Но всё-таки мораль весьма проста,
От головы, до кончика хвоста:

Удав с мартышкой вовсе не играл,
Он аппетита ждал, он измерял,
Он думал: съест её или не съест?
Ведь надо так, чтоб за один присест!..
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Крик души

О, как же ты озлоблен
Порочный Мир людей!
Душою очень болен
И жаден ты, злодей!

Добро не помнишь вовсе,
Война тебе милей.
У Бога милость просишь,
Сдаёшь своих друзей!

Вернись, Господь, на землю
К народу поскорей.
Твоим словам пусть внемлет
Наш грешный Мир людей.

Открой пути надежде
К сердцам твоих детей.
И не страдай, как прежде
За все грехи людей!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   На асфальте
   На асфальте, припудренном грязью,
Распластались тела червяков.
Дождь удушливой, въедливой мазью
Их выкурил вновь из домов.

Сотни тварей в надежде спасенья
Здесь нашли неизбежную смерть.
Словно жесткое поле сраженья -
Почерневшая мокрая твердь.

А народ, все спешащий куда-то,
Губит жизни одну за другой.
"Ерунда! Больно их многовато!" -
По дороге мне скажет любой.
  
   Как же так?! Ведь живые создания
Глупо гибнут, а нам - невдомек.
Человек - будто Бог мирозданья,
А полет его так же высок?

...Я иду и виляю. Мне грустно.
Нервно зонтик сжимаю в руке.
Опоздаю, но будет не гнусно:
Не останется смерть на ноге.

Я представил на миг, ужаснулся,
Если встанем на место червей...
Ведь уже этот мир покачнулся,
Не сорвался бы только с цепей...
  
   ***
   Я часто порою пишу о душе,
Потому, что душа слова просит,
Задает мне вопрос, на который ответ
Мне ни кто найти не поможет.

И не разум рукою строчит по листу,
А она это рвется на волю,
Так творенья мои идут от души,
Оставляя все мысли в покое.
  
   Я тебя никогда не обманывал...

Я тебя никогда не обманывал,
Я всегда тебе говорил:
"Если хочешь меня побаловать,
Чаще правду мне говори".

Из обрывков словесных соткана,
Паутина тягучей лжи,
Если хочешь меня порадовать,
Лучше правду мне говори.

Из намеков сегодня не сказанных,
Завтра вырасти может боль.
Так прошу тебя - лучше радовать,
Чем на рану впоследствии - соль .
  
  
   Как трудно быть самим собою...

Как трудно быть самим собою,
Всё время среди дел носиться,
И каждый день борьба с судьбою,
И каждый день всё те же лица.

И каждый день судьба-злодейка
Подумывает, как бы снова
Отнять у нищего копейку,
А у поэта - слово.
  
   ***
Однообразной чередой
Всё время кружится Земля
Вокруг орбиты осевой,
Как кружится вся жизнь твоя.

И есть у жизни той законы,
Гласящие, что повторится вновь
Всё то, что прожито тобою,
Надежда, вера и любовь.
  
  
  
   ***
Что-то звенит по ту сторону сердца,
В воздухе бьется озябшее скерцо.
Бабочки тают, касаясь земли,
Кажется, крылья трепещут внутри.
Ваша улыбка - дыхание солнца,
Чья-то соната внезапно начнется.
  
   ЭЛИКСИР
   Он в башне заточен навек,
Кто этот странный человек?
Он называл себя Варнак,
Алхимик, чародей и маг.

Искал он жизни эликсир,
Чтоб удивить подлунный мир.
Кассандра - верная жена,
С корзиной фруктов и одна,
  
   Раз в сутки к башне, когда спят
Ходила много лет подряд.
И он корзину поднимал,
В душе Кассандру целовал.

Уже минуло двадцать лет
И вот Кассандры больше нет.
Уже у башни не видна
Его любимая жена.

Отчаялся тогда Варнак,
Ведь дали боги страшный знак!
Нет эликсира и жены,
Сбылись пророческие сны.
  
   Решил покончить с жизнью он,
Из башни прыгнуть, а потом
Взглянул на чан, куда бросал
Огрызки, воду выливал.

Увидел он, что там шумит,
Играет, пеною бурлит
Такая жидкость странная,
Игристая, дурманная.
"Отрава, - вмиг подумал он, -
Ведь всё равно я обречен.
Я выпью гадость и тогда
Уже я прыгну из окна. (в никуда)
  
   Он зачерпнул, чуть - чуть глотнул
И вот к окну уже шагнул,
Но вдруг так стало хорошо,
Что он глотнул чуть - чуть ещё.

И потеплело всё внутри:
" Вот эликсир, ты посмотри!
Подумать только из гнилья
Напиток - жизни сделал я!

Нашел я жизни эликсир,
Вздохнет свободно целый мир!
Мой эликсир спасет от бед,
Облегчит жизнь на много лет!"

И стал он зелье раздавать,
Бесплатно людям помогать.
Готовил зелье день и ночь,
Хотел он людям всем помочь.

Но через год заметил он,
Гуляют все, забыв про сон.
Забыли люди о труде
И пьют повсюду и везде.

У башни целый день стоят
И требуют дурманный яд.
Тут преступленья начались,
Ведь люди попросту спились.

И впал в отчаянье Варнак,
Не ожидал, что будет так.
Закрылся в башне от людей,
Сломал ключи от всех дверей.

Неделю пил Варнак потом,
Увидел вдруг Кассандру он.
На день восьмой пришла к нему
И позвала его к окну:

- Пойдем со мной любимый друг,
Ты побори в себе испуг.
Взлетела прямо из окна
Его любимая жена

- Не радость изобрел, а зло. -
Подумав, отхлебнул еще. -
- Иду к тебе Кассандра я,
Жена любимая моя...

...Лежал с улыбкой у стены,
Как-будто спал и видел сны.
Ну а народ стоял вокруг,
Его вдруг охватил испуг!

И вылили напиток весь,
И вновь покой и счастье здесь.
Но человек один схитрил -
Напитка бочку утаил.

С улыбкой руки потирал,
Ему название он дал: "Пусть эликсир, мне все равно,
   Я назову его вино!"
  
  
   Как одиноки мы...

Как одиноки мы в толпе.
Бездушны взгляды созерцанья.
И как в минуты расставанья
Мы крепко замкнуты в себе.

Себя не сложно обмануть,
Что ничего не происходит,
И лишь тоска с лица не сходит,
А чувства кляпом не заткнуть.

Суда подняли якоря.
С прошедшим временем разлука,
Но как спасательного круга
Любимой нету у меня.

А сердцу хочется светить,
Как солнцу яркому весною.
И так судьбу благодарить,
Что повстречался я с тобою.

Но только теплится строка
На перепачканной бумаге.
Наверно не придет она
В блестящем жизни карнавале.

И стоит мне прикрыть глаза
Я вижу образ пред собою,
Но это глупая мечта
Так ловко выдумана мною.

А у тебя своя мечта,
Своя судьба, своя дорога.
Мне страшно, что найдешь другого
И позабудешь про меня.

В ответ не скажешь ничего.
Как крохотное свечи пламя,
Лишь разгораться начиная,
Жить дальше смысла не нашло.

Не говори, что все пройдет,
Что наше время не настало,
Что сердце мучится устало,
И что любовь с другой придет.

Года проходят в ожиданье
И только хуже день за днем.
Но нет потребности в твоем
Великодушном пониманье.

Мне очень хочется тепла
И нежных, ласковых объятий.
Таких затасканных понятий
И очень ценных для меня!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Осенний романс

А в белом городе - туман.
Вновь в золото деревья окунулись.
И я кричу сквозь много лет назад:
"Мадам, что ж Вы не оглянулись?"

Зачем прошли не шелестя,
Листом не задевая душу?
Ваш силуэт уже любя,
Готов был я туман тот слушать!

Но тысяч скрипок голоса,
Взрыдав, ветрами обернулись.
Ваш силуэт растаял там,
Где струны к сердцу прикоснулись...

Мне осень жёлтая мила.
Пусть золото теряет цену.
Люблю туман и в листопад
Всё вспоминаю эту сцену...

Вновь в моём городе туман
И вновь деревья в золоте проснулись.
Шепчу в бреду,
Хоть и не пьян:
"Как я хочу, чтоб Вы вернулись!"

19.09.06 г. Владимир
  
  
  
  
  
  
  
   Рифы и рифмы
   Перепутались мысли и строки,
И вопросы идут по пятам:
Потому ли мы так одиноки,
Что все ищем чего-то не там?

И находим - вполне по заслугам,
Чью-то глупость не раз повторив
И теряя и брата, и друга -
Смерть у рифов и боль среди рифм.

Ах, туда ли податься, сюда ли?
То ль за море, то ль в море уйти? -
Это стороны той же медали,
Два исхода того же пути.

Эти сети на вид невесомы,
В них уюта и влаги союз;
День за днем, год за годом несем мы
Их невидимой тяжести груз.

А немного, пожалуй, нам надо:
Двух сердец породнившихся ритм...
Все мы мечемся, горе - Синдбады,
Что-то ищем средь рифов и рифм.
  
   ТЫ
   Ты нимфа в глубине веков,
Рожденная самой природой,
И в бесконечности веков,
Ты упиваешься своей свободой...

Скрываешься в лесной глуши,
Лишь под луной танцуешь смело...
Неясно видиться в тиши
Полёт божественного тела...

Как ты прекрасна в эту ночь,
Меня твой аромат дурманит...
Заботы убегают прочь,
И все плывет перед глазами...
  
  
  
  
   ***
Рассыпались искры весенней капели,
И годы так быстро уже пролетели,
Но так же все холоден сладкий родник,
К которому нынче я смело приник.
Родник охладил, не успев напоить,
Быть может, мне лучше о нем позабыть?
  
  
  
  
   Вдова
   Застонала, закружила снежная метель
И пошла гулять по селам, да по выселкам
Но нетронута - немята белая постель
Да хозяйка все глаза успела выплакать

Утомилась, уронила голову на топчан
Завтра снова ей вставать спозаранку
На столе, хлебной коркой накрыт стакан
На стене висит портрет в черной рамке

По завьюженной тропке трудно шагать
Да еще нелегка работенка
Не успела, не смогла никому сказать
Что под сердцем она носит ребенка

Песня грустная из памяти и женских снов
Разлетелась, зазвенела в чистом поле
Ведь в России всегда, испокон веков
Тяжела и горька вдовья доля

07.07.2008
  
  
  
  
  
  
  
  
   ***
   О вещая душа моя!
О сердце, полное тревоги,-
О, как ты бьешься на пороге
Как бы двойного бытия!..

Так, ты жилица двух миров,
Твой день - болезненный и страстный,
Твой сон - пророчески-неясный,
Как откровение духов...

Пускай страдальческую грудь
Волнуют страсти роковые -
Душа готова, как Мария,
К ногам Христа навек прильнуть.
  
   ***
   Сухум и Цхинвали!
Боль в наших сердцах...
Где руины, завалы,
Там, где лица в слезах...

Где тревога гудит!
Вырываясь из стен...
Там, где кровью залит
Горец, вставший с колен...

Снова взрывы гремят...
И в чужих сапогах
Брат - забыв, что он брат -
Смерть посеял и страх!

Вновь над нами кружит
Абхазский набат,
И Цхинвали стоит,
Как стоял Ленинград!

Бой набатный звучит
Голос правды живой!
Он по миру летит
И зовёт за собой!!!
   Август 2008 г.
   Вишни
Шла к парню девушка одна,
Несла в подарок вишен спелых,
И не заметила она,
Что вишни по дороге съела.

Но парень сердцем был не груб
И на нее не обижался,
Ведь сладкий сок вишневых губ
Вкуснее оказался!
  
   Отпускаю!
Отпущу печаль, как птицу,
И забуду образ твой.
Мне уже не измениться
И уже не стать собой.

Отпущу тебя на волю,
Не грусти, не унывай!
Без обиды, и без боли
Отпускаю... Улетай!
  
   Свобода совести
Был день, когда господней правды молот
Громил, дробил ветхозаветный храм
И, собственным мечом своим заколот,
В нем издыхал первосвященник сам.

Еще страшней, еще неумолимей
И в наши дни - дни Божьего суда-
Свершится казнь в отступническом Риме
Над лженаместником Христа.

Столетья шли, ему прощалось много,
Кривые толки, темные дела,
Но не простится правдой Бога
Его последняя хула...

Не от меча погибнет он земного,
Мечом земным владевший столько лет,-
Его погубит роковое слово:
"Свобода совести есть бред!"
  
  
  
  
   МОЛИТВА

Я войду в светлый храм, поклонюсь образам
   Чтобы душу пред ними открыть,
Помолюсь о прощении. Я много грешил,
Но мне страшно за это платить.

Дай мне, Господи, силы святой
Чтобы смог я свой крест донести,
Чтобы в мире неверия злобы и лжи
Свою душу от скверны спасти.

Помоги мне прозреть. Я как будто слепой.
Сомневаюсь я в Вере своей
Помоги же мне выбрать дорогу любви
И я смело пойду по ней.

Научи, как прощать и гордыню смирить
Как в безумье мирской суеты
Не поддаться соблазнам, а с Верою жить.
Чтоб со мною всегда был ты.
  
  
  
   ***
Земля недвижна - неба своды,
Творец, поддержаны тобой,
Да не падут на сушь и воды
И не подавят нас собой.

Зажег ты солнце во вселенной,
Да светит небу и земле,
Как лен, елеем напоенный,
В лампадном светит хрустале.

Творцу молитесь; он могучий:
Он правит ветром; в знойный день
На небо насылает тучи;
Дает земле древесну сень.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СОЛНЦЕ

В предместье, где висит на окнах ставней ряд,
Прикрыв таинственно-заманчивый разврат,
Лишь солнце высыплет безжалостные стрелы
На крыши города, поля, на колос зрелый -

Бреду, свободу дав причудливым мечтам,
И рифмы стройные срываю здесь и там;
То, как скользящею ногой на мостовую,
Наткнувшись на слова, сложу строфу иную.

О, свет питательный, ты гонишь прочь хлороз,
Ты рифмы пышные растишь, как купы роз,
Ты испарить спешишь тоску в просторы свода,
Наполнить головы и ульи соком меда;

Ты молодишь калек разбитых, без конца
Сердца их радуя, как девушек сердца;
Все нивы пышные тобой, о Солнце, зреют,
Твои лучи в сердцах бессмертных всходы греют.

Ты, Солнце, как поэт, нисходишь в города,
Чтоб вещи низкие очистить навсегда;
Бесшумно ты себе везде найдешь дорогу -
К больнице сумрачной и к царскому чертогу!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   О тебе

Я о тебе пишу, как - будто
Твоё лицо из глины я леплю.
Увидеть я спешу родные эти губы
И карие глаза, которые люблю.

Слепить хочу твоё я изваянье,
Чтобы тебя никто не мог забыть.
Пока могу, я до последнего дыханья.
Твоё лицо стихом буду лепить.

Всё отразится в нем: и лож, и правда;
Твои красивые и гордые черты.
Пусть видят все с проклятьем иль с наградой
И понимают, что вот это - Ты!

Да! Это ты, моя любовь, как муки Ада.
Да! Это ты - избитая судьба.
Пусть видят все, что мне тебя не надо,
Хоть о тебе я думаю всегда.

Леплю твой взгляд своей рукой дрожащей,
И катится слеза невольно по щеке.
Твой взгляд неуловимый и манящий
Сейчас держу я на своей руке.

Вот только так лишь ты со мной бываешь:
В мечте, в стихе, а в жизни никогда.
Коротких встреч минуты забываешь,
А дни текут, как по реке вода.

Уже не дни а годы между нами.
И сердца моего утих уж трепет,
Но лишь упрямая душа моя стихами
По прежнему, лицо твоё из глины лепит.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Пока душа болит
   Пока душа болит,
Скребётся со всех сил
Пишу я строки,
С мучащем вопросом,
Поэту нужна боль
Ведёт она его рукой,
Поэт не молит о пощаде,
Боль разделяет с ним бумага,
Она, как слёзы - успокоит,
Поэт рука, чья водит боль,
Не честен он с тобою,
Душа должна болеть,
Делится своей болью,
А если боли нет,
Слова его пусты,
И звуки не полны отчаянья,
И душу не затронет стих,
И нет переживанья,
Нет ничего!
Не слышу стоны вдохновенья,
Не различу огня в строках,
И боль поэта не узнаю,
Не разделю её в стихах,
В бумаге не почувствую души,
В поэте не узрю поэта
Не тот поэт,
Кто угождает вам
Бездушными стихами,
А тот, кто пишет сопереживая....
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Плотская любовь

О! Плотская любовь, как ты сильна!
Сгорая нетерпением и страстью,
Как целовала яростно она
И грудь его, и плечи и запястья.

Губами шаг за шагом, сверху вниз,
Был пройден путь к вершине наслажденья.
И раздавался то ли стон, а то ли крик,
И души их метались в исступлении.

Какая нега оплела тела,
Бесстыдством диких чувств переполняя!
И он был в ней, и в нем была она,
Неистово друг друга познавая.

О! Сонм греховный! Торжество любви!
Как стали в эту ночь они близки!
  
   ***
Прикосновение души -
Хрусталь заветных откровений,
Неясный свет твоих сомнений,
Затерянный в немой ночи.

Прикосновение души -
Мир обретения надежды,
Волшебной, милой, безмятежной,
Пугливый огонёк свечи.

Прикосновение души -
Дыхание степного ветра,
Стук изнывающего сердца,
И приближение мечты.

В очерченной Луной тиши
Безумство рук - слова излишни.
Любовь рождает смысл жизни -
Прикосновение души...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Царствие души.

Среди туманностей и звезд, во хладе космоса, в надежде,
Ждет царство божье души тех, кто покаяния жаждет прежде.
Чем завершить свой путь земной, в грехах, пороках и сомненьях,
Неверье, пагубных страстях, лукавых мыслях и глумленьях.

И в вечный хлад бросает свет тепло душевное живое
Звезда людей, которых нет уже на земле. Их было двое,
А стало столько, что горит звезда сиянием прелестным,
На человеческой любви построен храм ей бестелесный.

Но как войти в тот вечный храм? В нем душ взаимно обнаженье,
А зло и ненависть, как хлам, смиряя ад сей, ждет сожженье.
В гиене огненной. Она горит и тож неугасима,
Пока греховная волна бежит страшнее Хиросимы.

И путь в нее широк, лежит в благих суетных намереньях,
Ведь хитроумный Сатана в погибель тащит без сомненья.
Там обнаженье душ - страшно, страданье там и нет пощады
Мучений смрадное "оно", друг другу дарят души ада.

Там воли нет, ты есть продукт для поддержания горенья
И в этой вечной черноте уже не будет просветленья.
Сродни логическим законам здесь нету третьего пути,
А по сему по воле Бога нам должно крест свой пронести.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Падший ангел
Теряя крылья, ангел пал:
В пучину мрака, лжи и страха,
Совсем недавно он не знал,
Что отличает свет от мрака.

Он поплатился за вопрос,
За нить сомненья, нерешенье
И падший дух его унёс -
На нашу землю без сомненья.

Его с создания манил
Порочный дух, пленивший Еву
И он, запреты позабыл
И предал глупо свою веру.

Нарушив главный свой запрет -
Был изгнан он с небес и Рая
И навсегда был путь закрыт
К свободе счастья мирозданья.

Его лишили навсегда:
Двух крыльев белых и прелестных
И он не вспомнит никогда,
Что был когда-то среди честных.

И вот упал на землю с шумом,
Он слился с молнией огня
И ангел, стал теперь угрюмым,
Не понимал теперь себя.

Он помолился небосводу,
И у Отца просил простить,
Но тот отверг его свободу -
Ему порока не забыть.

И обратился он к другому,
Что слабый дух его пленил,
И тот отверг его свободу -
Он поигрался и забыл.

Отвергнут миром света счастья,
Отвергнут миром тьмы и зла,
Он никогда не будет счастлив,
Но не умрёт он никогда.

И постепенно угасая,
От крыльев в шрамах навсегда
И, слёзы по щекам стекая -
Он падший ангел на века.
  
  
  
  
   Осень

Бояться осени - смешно.
Бояться осени - не надо.
Она не умножает нам года.
Звать ведьмою её не надо.

За осенью придёт зима,
Потом весна и снова - лето,
Но разве же не лучшее напоминанье это,
Что души не стареют никогда.

Живи сейчас, люби, страдай,
Не думай о потерянных минутах,
Тогда найдёшь ты в осени покой,
И счастье ты найдёшь в осенних звуках.




* * *
Посмотреть бы на себя со стороны,
Глянуть беспристрастно, но увы..,
Не сбываются мои шальные сны,
К самому себе я не на Вы.

Как бы было здорово порой,
Слившись с многоликою толпой,
Наблюдать за собственной игрой,
Находясь все время за чертой...

...Не крутите пальцем у виска,
И не осуждайте за глаза,
К тем кто строит замки из песка,
Благосклонны даже небеса.

  
  
  
  
  
  
  
   Владимирская Русь
  
Дух Руси - золотое кольцо,
Память княжеств славянских аграрных,
Нашей Родины славной лицо
И соборов краса светозарных.

Древний Суздаль, светлейший наш храм,
Дол церквей, православья обитель,
Ладан сердца, души фимиам,
Здесь всегда ближе к нам наш Спаситель.

Чистый воздух, святые места,
Становлюсь здесь другим человеком.
Вот она, вот Россия моя!
Для меня Суздаль стал оберегом.

Вот Владимир, великий отец,
На просторных холмах обитает,
Здесь кресты куполов до небес,
Речка Клязьма внизу протекает.

За отчизну костьми полегли
Наши русичи, с игом сразились,
Здесь стоят Покрова на Нерли -
Это ангелы Богу молились.

Гордый лев, город силы, труда,
Врата в рай - Золотые Ворота.
Здесь исконною русской земля
Была, есть, будет ввек для народа!

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Моя молитва
   О, Боже, дай предаться мне
Твоей святой, великой воле,
И, что б ни выпало извне,
Дай силы покориться доле!

Наставь и поддержи меня
В моих словах и помышленьях,
Во все дела добавь огня,
Спаси в безудержных томленьях!

Что всё ниспослано тобой,
Не дай забыть в минуты блага,
Своей божественной рукой
Направь под сень святого флага!

Господь, я раб смиренный твой,
Тобой на жизнь благословленный.
Не дай глаза завесить тьмой,
Направь на путь свой освящённый!

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Другое измерение...
  
   Ночь бросит взгляд неискренний,
   Правду смешает с вымыслом.
   Город огни разбрызгает и равнодушно заснёт.
   Тихо качаются мысли и месяц, что коромыслом,
   Только дожди не разлил бы, в небе неспешно плывёт.
  
   Как и всегда, меняется - время и расстояние
   От положения стрелок на циферблатах часов.
   И нахождение тела чувствует их влияние,
   Но каждый раз от ноль, ноль-ноль ...
   До двадцати четырёх...
  
А у кого находится - место для двадцать пятого,
   Случайного часа радости, летают в мечтаньях
   Вне времени и пространства, взятых, пусть это и странно,
   В долг у единиц измерения, всяких и разных.
  
  
   Тихая правда
   Все мы стесняемся "правды негромкой",
Если она, надрываясь от боли,
Плачет в лицо и смеётся блаженно.
Если она - есть беды отраженье.
   Странная пьеса, безумные роли,
Маски, покрытые гримом и плёнкой...
Кто виноват, что лобзаньям холодным
Душу не видно за вырезом платья?
   Что ни к чему им родное дыханье?
А близорукость бессонницы ранней -
Как бормотанье чужого заклятья,
Как искушенье едой для голодных...
   Жажда любви не приемлет традиции.
Опровергая нетленное ранее,
Противореча Святому Писанию,
"Истина тихая" мстит угасанию,
   Рушит безжалостно вечные гавани
И причитает над мертвыми лицами...
В городе N, изболевшись привычками,
Мы проклинаем и жизнь, и рождение.
   Дышим свободно, разлукой пленённые,
Богу угодные, горем сплетённые.
И, каменея лица выражением,
Память меняем пустыми табличками...
  
   Любовь
   Непринуждённа и чиста,
   Так удивительно проста
   И в этой простоте прекрасна!
   Она нас кружит в танце страстном,
   И дарит свет, и окрыляет,
   И вновь и вновь нас удивляет...
   Любовь... Начало всех начал...
  
   Во тьме уныния - свеча,
   Что не даёт с дороги сбиться,
   К ней мотыльком душа стремится
   Не для того, чтобы сгореть,
   А чтобы вновь преобразиться!!!
  
   Горькое
  
Мы живем по разным сторонам
Нашей застрахованной планеты.
Между катастроф, трагедий, драм
Задыхаются кровавые рассветы.

Мы с тобой за строгою чертой,
Разделяющей небесное пространство
С покалеченной, едва живой душой,
Преступившей чрез наркотики и пьянство.

Баррикады, тупики, война
Задушили, кажется, полжизни.
Умереть по пьяни - легкотня
За Россию, Родину, Отчизну.

Я - солдат? А кто же я тогда?
Мне одна лишь Родина - Россия,
Где рыдали осени глаза,
Надрываясь жалобно, бессильно.

Пессимистом назовут меня,
За копейку продадут в журналы.
И никто уж не узнает никогда
Кем я был, и что со мною стало.

Прикурю у вечера шального,
Выпью чая из осенних слез.
Может быть, с тобой мы только двое
Принимаем эту жизнь всерьёз.
1.10.2009
  
  
  
  
   Сумерки
Безнадёжность серой птахой
Кружится над свежей плахой.
Воют по Руси кликуши -
Проникает скука в души.

Одинокий путник бродит,
Ищет что-то, не находит
И скрывается в ночи...
Ясная звезда молчит.

По церквям не гаснут свечи,
Мягко слизывает вечер
Позолоту куполов.
Голос тих колоколов.

И никто сказать не может,
Что его сейчас тревожит.
Слышен шёпот по Руси:
"Боже правый, пронеси..."
  
  
  
  
  
  
  
   Смерть миротворца
  
   Свинец ударил шоком в грудь,
Бронежилет пробит насквозь.
Хоте пожить еще чуть-чуть,
Но в сердце вбит смертельный гвоздь.

Вот тихо оседает тело,
Как будто ног уж больше нет.
Хватаю воздух онемело,
За что мне это? Где ответ?

На веки тяжестью ложиться
Дней пережитых пелена.
И сон мне больше не приснится,
Жаль ты останешься одна.

Жаль не смогу я прикоснуться
К роскошной красоте твоей.
Кошмарный сон, мне б встрепенуться,
Но смерть все ближе, все сильней.

За что меня убил тот снайпер,
Ведь жизнь любил я, как и он,
Но он навел на меня маркер,
И жизнь оборвалась, как сон.
  
   * * *
   Как трудно жить: не очерстветь,
Не стать жестоким в этом мире.
Как трудно подлости стерпеть,
От них не скроешься в квартире.

Как трудно быть самим собой,
Не раствориться в общем быте,
Чтоб не стянулась над тобой
Петля больших чужих событий.

Как трудно веру сохранить,
Остаться добрым, человечным,
Не растоптать, не погубить
Росток любви - святой и вечный.
  
  
  
   Одинокий скульптор
  
Можно вылепить женское тело
Из того, что сейчас под рукой,
Чтобы в час одиночества грело,
Излучая небесный покой.

Можно сделать красивые формы,
Не жалея фантазии драм,
Чтобы были до боли знакомы,
Как у прошлых и нынешних дам.

Можно тело раскрасить цветами,
Возбуждая палитры вулкан,
Беззаботно чудными мазками,
Расписать у возлюбленной стан.

Можно взять и разрушить в мгновенье
Плод раздумий и творческих мук,
Все одно - даже это творение
Не избавит меня от разлук.
  
   Как жаль...
  
Как жаль, что ты больна не мной,
Как жаль, что болен я тобою.
Зачем пленила ты меня,
Терзая душу красотою?

Зачем в бреду, любви своей,
Глаза спросонья открывая,
Я вспоминаю о тебе,
Твое лишь имя повторяя?

Зачем кричал и звал тебя?
О, как тебя мне не хватало
Рвалось ведь сердце из груди
Душа покой найти мечтала.

Я так надеялся забыть,
Но время шло, любовь пылала.
И мне сейчас не разлюбить.
Тебя я ждал - тебя искал я!
  
  
   У края земли...

Это было у края   Земли, где рассветом
Гладь озёр и снега золотил Солнца луч,
Принц к принцессе приехал, как прежде поэтом
Нам рассказано было - сошёл с горных круч.

Было всё, как и в сказке, с той разницей только,
Что читали её не с начала к концу -
Он женат был уже, она замужем, стойко
Свой супружеский долг отдавая венцу.

Поцелуем их страстным был край зачарован,
И на сотни веков в небытьё погружён -
Это было у края   Земли, что закован
С той далёкой поры в заколдованный сон.
  
  
  
  
  
   Твой взгляд...
  
А у тебя печальный взгляд,
Я очень часто думаю: "О чём же ты грустишь?"
Так интересно, вот смотрю я на тебя,
А ты сидишь и смотришь на меня, молчишь.

Твой взгляд... На что же он похож?
Мне кажется, он очень мне знаком...
А может просто в нём таиться ложь,
Которую я вижу во взгляде своём?

Твой взгляд... Таинственный такой:
Сейчас ты смотришь на меня, а я молчу;
Ты будто хочешь что-то мне сказать порой,
Да, ты ведь знаешь, что услышать я хочу.

Хочу услышать то, что будем вместе мы,
Что лишь для нас на небе ярче загорятся звёзды...
Прости... Ты знаешь, это лишь мечты;
И снова по щекам стекают слёзы...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Читателю...
  
Вот пишу я стих о жизни,
А с чего начать не знаю.
Просто глупые чужие мысли
Навязать не сложно - каждый понимает.
В следующей строке про время,
Через строчку про людей я напишу...
Мой читатель, верно, здесь задремлет,
"Ничего, пусть спит" - я попрошу.
А писать стихи - ума не надо!
Ручка, лист, да мысли в голове.
Ручка есть, и лист нашла - награда,
Вот пишу про жизнь я на земле.
Были б спонсоры - оформил я б рекламу.
Жалко, что заснули наверху...
О, какая нынче панорама
На казённые странички и молву!
Знаю я, что щас не интересно...
Через год - другой, когда я всех достану,
Будет вся страна, с главой страны совместно,
Все мои взахлёб читать романы!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Что может...
  
Что может быть, а что не может,
Кто может жить, дышать, мечтать,
Тот в жизни ничего не может,
А может только умирать.
А что есть смерть-лишь миг до жизни,
Один лишь миг, до новых тем,
Лишь миг до новых чувств и боли,
И путь, к решению проблем.
Но тот, кто знает, что есть воля,
Гордость, ненависть и честь,
Не причиняет боль другому,
И все старается стерпеть.
  
  
  
  
  
   Любовь игра...
  
Любовь-игра, двух судеб и сердец,
Она бывает белой и пушистой, как писец.
Бывает злой, жестокой росомахой,
Разрывающей сердечко, под рубахой.
Любовь-игра, бывает настоящей,
Сосновым бором, светлой чащей.
Густым, тернистым, тёмным лесом,
Войной, меж ангелом и бесом.
Любовь-игра, без судей, правил,
Ошибки все свои исправил,
Но всё равно расстался с нею ты,
Другой ей дарит белые цветы.
Ты на неё не обижайся,
Любовь-игра, не удивляйся.
  
  
  
  
  
  
   Ты будто...
  
Ты, будто солнце золотое,
Мне, молча, светишь свысока,
Давно я ослеплен тобою,
Но между нами облака.

Я жду прекрасное мгновенье,
Чтоб ощутить твой нежный луч,
Ты - мое счастье, вдохновенье,
Согрей меня сквозь толщу туч.

Ну, приходи и будь со мною,
Еще не сказаны слова,
Слова любви, они со мною,
От них кружится голова.

Не разогнать руками тучи,
Кто дал бы в руки два крыла,
Я полетел бы в эти кручи,
Чтоб закружилась голова.

Пока живу - любить я буду!
Пока люблю - я буду жить!
Слова любви я не забуду,
Хочу тебя одну любить.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Женщине
  
Ни к чему нам на солнце пятна,
Черный цвет бередит мне душу,
Нету нам дороги обратно,
Просто сядь и меня послушай.

Ты послушай меня всем сердцем,
Как саму себя понимая,
Даже если открытая дверца,
Не вратами окажется  рая.

Даже если я буду резок,
Грубоват и до слез несносен,
Ты прости за то, что так мерзок,
Мой порыв, дорогая, не грозен.

Ты прости все мои прегрешенья,
Что творил,  на тебя уповая,
И за то, что открытая дверца
Все ж не стала воротами рая...

Не покоится время на месте,
Знаешь, жизнь ведь довольно занятна,
Но пока суждено быть нам вместе,
Ни к чему... на солнце нам пятна.

Октябрь 2007г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Притча
  
Два ангела кружили в поднебесье.
Сменялся ночью день, но до зари
В тот самый миг, на том же самом месте
Свой танец начинали вновь они.

Один как солнца летнего сиянье,
Чернее ночи крылья за спиной,
В глазах печаль последнего признанья,
В душе царит смятенье, в сердце-боль.

Другой как свет луны, как летний вечер,
Белее снега крылья, мрачен взгляд,
Он знаком тьмы и скорби был отмечен,
Изгнанье-смерть и нет пути назад.
  
   Они - две стороны одной медали,
Одна душа им на двоих дана
И нет судьбы нелепей и печальней,
Чем потерять друг друга навсегда

И снова смотрит в небо ангел Падший
Он ждет и также будет ждать века,
Вдруг в синей вышине мелькнет однажды
Лишь тень, лишь отблеск черного крыла.

Один летает в небе ангел Света,
Душа давно смирилась с тишиной,
Он ждет Его. Зима сменяет лето,
Но каждый жив, пока живет другой.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Когда оскорбляют любовь
  
   И рухнул мир. И света враз не стало,
И все вокруг бессмысленно темно.
Как раненная лань, в глуши она стонала,
Почувствовав в груди своей копьё!
  
Её душила ненависть и злоба,
И в горе волос на себе рвала.
Он и Она, стоят на выходе у входа,
Что делать им, когда любовь их умерла?
  
Она кричала, не желав смириться с вечным,
Они, глупцы, топтали её страсть.
Как можно быть таким бездушным и беспечным?
Дать руку, и самим же об неё упасть!
  
Они родили её сами, сами воспитали,
Она была единственным связующим звеном,
Теперь стоят, и душат своими же руками,
Наполнив чаши травленым вином!
  
   Любовь, их помирить пыталась,
Внося палитру в яркий сон.
И вдруг, остановилась, засомневалась;
Была ль она, а был ли он?
  
И не найдя кругом поддержки ихней,
Почувствовав себя могучей и пустой,
Не слыша просьбы неуверенной и тихой,
Или молящей вслед, "Прости, постой..."
  
И не понять, им, глупым людям сроду,
Хоть как бы не кипела в жилах кровь,
Не входят дважды в одну реку, в одну воду,
Когда, оскорбляют любовь...
  
  
  
  
  
  
   Романс
  
В молящих строчках
Точками - прощанье...
Окон потухших
Тихий неуют.
Надежда шедрая
Дарила обещанье...
Лишь в снах моих
Любовь нашла приют.

Ах, эти сны...
Они влюблялись в ночи.
Моих желаний
Бешенная страсть...
Ах, эти сны...
Судьбу ли напророчат...
Иль жизнь моя
Торопится пропасть.
  
04.08.2009 г.
  
  
  
   *  *  *

Как трудно жить: не очерстветь,
Не стать жестоким в этом мире.
Как трудно подлости стерпеть,
От них не скроешься в квартире.

Как трудно быть самим собой,
Не раствориться в общем быте,
Чтоб не стянулась над тобой
Петля больших чужих событий.

Как трудно веру сохранить,
Остаться добрым, человечным,
Не растоптать, не погубить
Росток любви - святой и вечный.
  
  
  
  
   Душа
  
Что тело без души? Пустая оболочка!
Душою только наша жизнь полна!
Когда свой путь земной закончим,
Нас к Богу вознесет она одна !
Что значит тела боль, когда болит душа?
Что значат честь и совесть для бездушных?
Была дарована нам ангелом она
Не для того, чтобы ее мы перестали слушать!!!
Вы говорите, это просто бред!
Что чувства - это импульсы по нервам.
Что ничего святого в мире нет
И правильнее жить без веры!
Я отвечаю: Бог всегда со мной!
Но Бог - Он не старик в светящейся одежде.
И думать буду я теперь...Душой!
Которая полна несбыточной надежды.

Свою вы берегите Душу, люди.
Ее на рынке просто не купить!
Другой, как не просите, вам не будет!
И надо с этой научиться в мире жить!!!
  
  
   Крик души
  
Закричали чувства, надрывая связки,
Разорвали звуком ткани тишины.
Устаю я верить выдуманной сказке
И с разлукой больше не веду войны.

Сорваны все маски. Прошлое закрыто.
Хватит притворяться, будто ты любила...
Плачет мой двойник в зеркале разбитом,
Обнажая нервы до потери силы.

Нет, не помогало лживое притворство,
Этот крик надрывный чем-то заглушить.
Закричали чувства болью безысходства,
Фениксом сгорая в пламени души.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Судьба
  
Когда поток любви тебя коснётся  
Волной блаженства до небес превознося
Исчезнет страх, иссякнет беспокойство
В томлении лёгком приоткроются уста.  

От изумленья задрожат твои ресницы
Теряя речи, дар раскроются глаза  
И в этот миг перелистнув страницу
С тобой заговорит твоя Душа

Она прошепчет искренне и нежно,
Настойчиво, при этом не спеша,
Взывая к разуму, она затронет сердце  
Ведь речь её безгрешна и чиста.

Тебе, предоставляя сделать выбор,
Она подсказку даст, что так тебе нужна
Стоишь ты у границы новой жизни,
А встреча с ним ... и есть твоя судьба ...

Ты чувствуешь, как волшебство искрится
И счастье отражается в глазах  
Ещё чуть-чуть и пламя возгорится,
Соединятся ваши судьбы навсегда.          
   4.06.2009.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Моё сердце
  
Что ж ты моё сердце расстучалось,
Непокоит что тебя, скажи.
От чего ты так разволновалось,
Отпусти печали, не держи.

Не держи на прошлое обиды,
Будь попроще, не грусти за всех.
Почему, всё больше, так на беды?
Лучше бы почаще, за успех.

Ты такое, я тебя-то знаю,
Вижу всё, чем дышишь, чем живёшь.
Уж прости, что боль порой впускаю,
Знаю, перетерпишь, перетрёшь.

Хорошо, что ты моё... такое,
Ведь могло бы просто - и не быть.
Есть кого порою успокоить,
Радость с кем и горе разделить.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
   Кора сосны увядшая от тени
Деревьев рощи золотой,
Прощальный отзвук птиц последних
Чуть слышен в небе под луной.

Шуршит листвою тёплый ветер
Деревьев кроны теребя,
Размытый старый муравейник,
Иль может рытвины крота ?

Стыдливо утром светит солнце
Печально, нам идти домой
Тропинки замело листвою
Волшебник утро, за тобой.
 
А может нам опять вернутся ?
Ни этой осенью, другой,
И пусть снежок хрустит и вьются
Снежинки в роще под луной.

Оденем рощу в саван белый,
Берёзы наши так хотят.
Хотят ещё и наши ели,
Одеться в свадебный наряд.
  
  
   О лени...
  
   О, нет страшней врага на свете,
Чем лень, которая живет с тобой,
И как бы ум твой ярко не светил,
Ты мало что поделаешь с собой.

Она тебя сетями заплетает
И крепко тянет узел свой,
А голову дурманит, расслабляет
И верно в пропасть тянет за собой.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Пока мы дети...
  
Пока мы дети, будем же детьми.
Позволим быть себе немножко слабыми,
Смешными, неуклюжими, забавными.
Пока мы дети, будем же детьми.

Пока у нас есть матери, отцы,
Позволим быть себе чуть-чуть беспечными
И "мучать" их вопросами извечными.
Пока у нас есть матери, отцы.

Пока мы можем греться под крылом,
Давайте будем помнить дом отеческий
И говорить за чашкой чая вечером.
Пока ещё он есть - родимый дом.

Пока мы дети, будем же детьми.
Однажды детство станет светлой памятью,
Родителей не станет, дом развалится.
Пока мы можем, будем же детьми...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   РОДИНА
  
Необъятная, непостижимая,
Сердцем принятая на века
От того ли, что просто родимая?
Иль гордыня моя велика?

Опьяняя росою заутренней,
И ночным волшебством соловья,
Пробуждаешь в душе перепутанной
Позабытого ныне себя.

Я ль ни годы на дали, разменивал?
Сединой, покрывая виски.
Но как плод от фруктового дерева
В одиночестве гнил от тоски.

И под песни далёкого прошлого
Что мне пела в младенчестве мать
Раскрываю, судьбой запорошенную -
Доброту и небес благодать.

Необъятная? Непостижимая?
Нет, не просто: сильна, велика.
Сквозь года непорочно любимая,
И единственная на века!
  
  
  
  
  
  
  
   Душа
  
   В дождливый день, когда любви осколки,
   С надеждой я пытался отыскать,
   Душа моя пришла ко мне с мольбою,
   Чтоб отпустил недолго полетать
  
   Я занят был своим тяжелым горем,
   Не стал разубеждать и возражать
   Тем более, что в жизни, свою душу
   Ни разу не случалось отпускать.
  
   Я объяснил, что в мире есть пороки
   И на пороках зиждется наш век,
   Чтобы была предельно осторожна
   И главный средь пороков - человек.
  
   Душа летела, все ей было внове,
   Ей все хотелось взглядом охватить,
   Но встречи с серой уличной толпою
   Увы, я не сумел предупредить.
  
   Лови ее, хватай ее за жабры,
   Не бойся покалечить сгоряча
   Ах, ты смотри, кусается, зараза,
   Царапается, воя и крича.
  
   Не знает, дура, в нашем околотке
   Должны все в одинаковом ходить,
   А тех, кто не похож, и не из местных,
   Случайно могут до смерти забить.
  
   Душа хрипела, но за жизнь цеплялась,
   Иссечена, истерзана, в крови,
   Разорвана, но все же умудрялась,
   Средь человеков думать о любви.
  
   Последний миг, она взлетает к звездам,
   Ее теперь там трудно отыскать,
   Но знаю, приближается минута,
   Чтобы она к себе смогла позвать.
  
   Теперь уверен, отчего, ночами,
   Мы смотрим в небо, пристально, до слез.
   Нам светят сверху яркими свечами,
   Потерянные души наших звезд.
  
   Одинцово 24.06.2008 г.

  
  
  
  
   Родимый край
   Люблю тебя, мой край чудесный,
Люблю разливы рек твоих,
Люблю твои лихие песни
И шум лесов твоих густых,

Твои поля, что так богаты,
Весной черёмух цвет душистый,
И гром, и шум его раскатов,
И мост -гигант над речкой чистой.

Про Русь нельзя сказать словами,
Но всё ж навек моя любовь,
Она стоит в лугах стогами
И в плен берёт душу и кровь.

Косых домов рой тесный,
Стволы берёз, в дворах сарай,
Люблю тебя, мой край чудесный,
Люблю тебя, родимый край
  
  
  
  
   Сильная женщина
  
   Сильная женщина - это непросто,
   Роза с шипами, росток сквозь бетон,
   В шумном веселье скромна и неброска,
   В трудном пути и вожак и закон
  
   Пряный напиток и острое блюдо -
   Редко цветут вот такие цветы,
   Лучик во мгле, наше скромное чудо
   Ласковой строгости и доброты.
  
Личной воспримет тревогу чужую,
   В горе поможет, утешит печаль -
   Больше нигде не найти мне такую
   Хрупкую волю и мягкую сталь!
  
   Другое измерение...
  
   Ночь бросит взгляд неискренний,
   Правду смешает с вымыслом.
   Город огни разбрызгает и равнодушно заснёт.
   Тихо качаются мысли и месяц, что коромыслом,
   Только дожди не разлил бы, в небе неспешно плывёт.
  
   Как и всегда, меняется - время и расстояние
   От положения стрелок на циферблатах часов.
   И нахождение тела чувствует их влияние,
   Но каждый раз от ноль, ноль-ноль ...
   До двадцати четырёх...
  
А у кого находится - место для двадцать пятого,
   Случайного часа радости, летают в мечтаньях
   Вне времени и пространства, взятых, пусть это и странно,
   В долг у единиц измерения, всяких и разных.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Нещадно режу жизненный гранит.
  
   Нещадно режу жизненный гранит.
   Скребусь, вгрызаюсь в вековое тело.
   И мой напор - страховкой сохранит.
   Мои начала, убежденья, дело.
  
   Спина и тень над пропастью висят,
   Что тянет вниз и отрывает ветром
   И каждой трещинкой мне скалы говорят:
   "Пади! В Рай доступ только мёртвым"
  
   Но зря мне шепчет каменная плоть,
   Не для того я ногти рвал и жилы
   И пусть вершины покорила плоть
   Пологим склоном, не растратив силы.
  
   Мне сам Господь избрал крутой маршрут
   И сам Нечистый подрезал карнизы,
   Мы в жизни можем то, что можем тут,
   Но путаем порой вершину с низом.
  
   И если смерть мне встретиться, скажу:
   "Лови удачу на другой вершине..."
   А я свою возьму и докажу,
   Что лез не зря на протяженье жизни.
  
   Быть может я, никчёмный скалолаз
   И от того болят на сердце раны,
   Карабкаться на верх - вот в чём экстаз
   И покорять в себе свои изъяны.
  
   02.03.2005
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Ушедший день
  
   И затерялся в будничной пыли
   Мелькнул мгновеньем в пасти у вселенной
   Не дав ответов, сгинул, заскулив.
  
   Вот так и падают никчёмно, виновато
   Из нашей жизни суетные дни
   И гибнут бесполезно, безвозвратно
   Зачем они? И для чего они?
  
   Неужто так: по капле, по крупинке
   Мы спустим в бездну жизни этой суть?
   Устраивая каждый день поминки
   По дню ушедшему. Вот это - есть и путь?
  
   Для этого ли выплаканы слёзы
   И пролита безмерно с болью кровь?
   Чтоб мы могли лишь строить в мыслях грёзы,
   Читая лишь в романах про любовь?
  
   Нет! Не хочу такого, не желаю!
   Пусть пламенем горит и возгоря
   Я восхищался им, и провожая
   Я верил и надеялся, любя!
  
   23.08.1999
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "Люблю!"
  
   Пустынны улицы, и свет домов не греет
За одиночество расплата - ночь без сна
Кровать не смята, и мечтать не смеет
Что через миг уляжется, она!

Уже подсчитаны все звёзды и планеты
И забычкован дым от сигарет
Но Бог ты мой, ведь есть она же где-то!
Ведь есть? Скажи!
   И сколько ждать мне дней, мгновений, лет?

Как я пойму что сбылось, что свершилось?
Как не пройти случайно мимо глаз
Её, и не понявши милость, уйти
От счастья, от судьбы.
  
   Не раз я представлял такими же ночами,
С Бессонницей шушукаясь в ночи,
Как ветер брызгая на встречу волосами
Ко мне на встречу вёл её.

Ключи не найдены пока ещё от счастья
Прокуренная комната молчит
А звёзды так ехидно шепчут : "Здравствуй"
И лишь бессонница: "Люблю!" - мне говорит.
  
   23.08.1999
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Жизни моей судьи.
  
   Чувствую каждым движеньем,
   Каждым мгновеньем судьбы,
   Времени прикосновенье,
   Жизни моей - судьи.
  
   В каждом цветке - награда,
   В каждое слово - смысл.
   Бедность, разве преграда?
   К богатству ль, небес посыл?
  
   Вертится. Страшно подумать!
   Скорость, как смерч, быстрей!
   Вдарить по ржавым струнам!
   Только порвать не смей.
  
   Облаком ли? Песком ли?
   Пылью ли на сапогах?
   Пулею у виска! Нет!
   В Жизни - не только страх!
  
   Только не смей мириться
   Покоя, как смерти страшусь
   Пусть нам покой лишь снится
   У Бога, так попрошу!
  
   14.09.2005
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   54
  
  
   2
  
  
  

СЕРГЕЙ КОНДРАТЕНКО

  

ИСПОВЕДЬ ДУШИ

(СТИХОТВОРЕНИЯ)

г. Москва - 2009

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"