Кондратьев Леонид Владимирович: другие произведения.

Глава 31. Отыгрывать эльфа непросто!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.98*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Непосредственно сам запуск. Было сложно, но старался, как мог. :)

  Глава 31. Ключ на старт.
  
   Старшина Дроконов Валерий Сергеевич.
   Однако командир со своими каменюками, что-то скрывает. Вот сердцем чую, что-то не так, то ли не договаривает, то ли ещё что-то. Вот сегодня на стройке какой-то дёрганный был, задумчивый. Да и с лешим шептался о чём-то. Нет, надо будет всё же посмотреть, что он там на этом болоте делать будет. А так как он парень осторожный, да со слухом и зрением у него всё хорошо, надо что-то придумывать. Просто так за ним не пойдёшь - засечёт. Надо что-нибудь похитрее. Надо его у того болотца подловить. Только забраться подальше, чтобы не заметил. Вот так и сделаю. Как только он уйдёт - подожду чуток, а потом сразу к болотцу. Луна вон вовсю светит. Да и идти не так уж далеко.
   Отрядивши сам себя в первую смену часовым, я принялся скучать в ожидании дальнейших действий командира. После позднего ужина умаявшиеся за этот, показавшийся бесконечным день, бойцы уснули моментально. Капитан, правда, ещё немного с Ссешесом поговорил о зельях, но потом тоже вырубился. А примерно через полчасика командир ко мне подходит и говорит.
   -Сергеич, я тут пойду пройдусь, погуляю. Когда буду возвращаться, не знаю. Как сам ложиться будешь - предупреди следующего часового.
   Ну, я, не будь дурак, головой-то киваю.
   -Есть, товарищ командир, будет сделано. Не сомневайтесь.
  А сам про себя: "Ничего! От моего любопытства тебе, командир, не убудет. Хоть и не раз мне говорили, что из-за него я в разные истории постоянно влипаю, но тут, как говориться, ничего поделать не могу. Натура видать такая, да и меняться уже поздно. Всё таки уже пятый десяток пойдёт". Ну так вот, отправил я командира, разве что только вслед платочком не помахал. А как только он ушёл, принялся ждать. И до того мне это ожидание встало - как серпом по одному месту. Еле-еле полчаса выждал. Взял, да разбудил Генку - он парень вроде спокойный, размеренный. Передал ему пулемёт и приказал сторожить. Сказал, что командир отошёл по делам побродить, и я тоже сейчас отойду...
   -Как возвращаться буду, крикну, а командира сам знаешь - нарисуется из темноты за спиной и поздоровается. Это он называет тренировкой бдительности. Сам однажды от такого чуть в штаны не наложил. И ведь даже не усмехается зараза, всё на полном серьёзе говорит. Так что повнимательнее...
   Подождал пока Гена освоится, немного глаза протрёт, и по-тихому, чтоб ещё кого ненароком не разбудить, потрусил в сторону знакомого болотца. Ну, в темноте мне ходить-то не привыкать. В разведку в своё время немало походил. Да и какое тут расстояние - ну пара километров от силы, да и луна стоит над лесом, как надраенный мелом самовар.
   Быстро дойдя до болотца, старшина обошёл его по правой стороне и пристроился в густых кустах ивняка под разлапистой ольхой, неведомо как затесавшейся в окружающие дубки. Внимательно осмотрев место будущего ожидания, старшина поудобнее переставил отложенный вчера аккуратный, сухой сосновый чурбачок и принялся осматривать залитые серебристым светом луны окрестности. Хотя прутья ивняка и загораживали поле зрения, для большей маскировки старшина решил их всё же не трогать. Командир человек бывалый, вдруг заметит разницу, а что в темноте он видит, да и считай что получше, чем на свету, случаев убедиться у Сергеича было уже предостаточно.
  
  ...
  
   Блин. И куда эти немцы сховались? Ведь уйти они из этого круга не могли. Не могли... Значит где-то тут. Сейчас надо по-тихому подкрасться, оглушить и связать парочку, ну а остальным - не повезло.
   Примерно такие мысли проносились у меня в голове, после того, как я оставил старшину охранять покой моих спящих соратников. В принципе, к этому времени железные солдаты Рейха должны были уже размягчиться, ну или покрыться коррозией. Шутка. Просто отсутствие командиров, бесконечные попытки выйти из заколдованного леса. И до кучи - думаю, в прошедшие ночи они если и спали, то не больше пары часов. Как говориться - психофизическое состояние подопытных стремится к оптимальному.
   О! Вот и первый кролик! Правда, почему-то мёртвый. Внимательно рассматриваю скрючившееся на земле тело и с удивлением узнаю следующие факты из его биографии. Во первых - перед смертью доблестный солдат вермахта успел обгадиться, и видимо не по одному разу. Во-вторых - умер он, как ни странно, от собственной руки - располосовал себе запястья и отбросил коньки от потери крови. Причём, так как оружия, за исключением валяющегося рядом маленького перочинного ножичка, при трупе не наблюдается, это наводит на определённые мысли.
   Дальнейшее обследование выявило многочисленные порезы и синяки, покрывающие его тело, замечательно гармонирующие с прокушенными в нескольких местах губами. Это и довольно непрофессионально перепиленные запястья, вызвало у меня скептическую усмешку и сильные опасения в сохранности оставшегося поголовья немцев. Неужели всего несколько ночей в нашем гостеприимном лесу смогли так повлиять на человеческую психику? Хотя, какая мне разница?
   Перемещаясь по заросшему молодой порослью старому торфяному болоту, я всё больше и больше выходил из себя. Причём не яркой, алой от крови человеческой яростью, а кристально чистой, смешанной с пещерным эхом и тьмой ночи тёмноэльфийской.
  - Ssussun! Ssussun pholor dos! - беззвучно, одними губами прошептал я в темноте. - Нет, иногда такое среди рабов, предназначенных в жертву Ллос, случается, но тут-то они из-за чего с ума сходить начали? Ну, постреляли в них из темноты, ну не могут они из этого места выйти - это же не повод кончать жизнь самоубийством?
   Громко зашипев от досады, я продолжил поиски. Буквально через триста метров в небольшой ямке образованной двумя громадными, в полметра каждая, кочками лежала скрюченная фигура, одетая в ошмётки фельдграу. Причём лежала, судорожно вцепившись в карабин с примкнутым штыком. Подойдя ближе и внимательно осмотрев хуманса, я убедился в его относительно хорошем состоянии и пригодности для моих целей. Во всяком случае, данный индивидуум соответствовал следующим критериям для проведения предстоящего мне опыта с высокими энергиями. Во-первых - он дышал. Во-вторых - на первый взгляд переломов на тушке не наблюдалось, а значит, тащить его не надо - сам как миленький пойдёт. Самое главное тут - подобрать аргумент поизящнее. Хм? Ладно - вроде уже и решил не обращать внимание на извороты своей психики, но тут не прикольнуться сам над собой просто не могу. Если бы поехал на игру троллем или орком, то фраза, которую я только что подумал про себя, звучала бы примерно так: "Самое главное тут - подобрать аргумент поувесистей". Кстати, с постоянным менторским тоном надо будет попробовать что-то сделать. Хотя на фоне всего остального моего сумасшествия это такая мелочь, что ей можно пренебречь.
  А вот винтовка меня заинтересовала и причём сильно - не только погнутым дулом и расщеплённым обо что-то прикладом. Нет - не только! Самое главное, на что я обратил внимание - на стойкий запах крови и покрытый тёмными, уже застывающими разводами штык-нож. Аккуратно присев рядом и принюхавшись, я осторожно, чтобы не потревожить спящего хуманса, провёл пальцем по лезвию. Внимательно изучив оттенок уже начавшей сворачиваться крови и попробовав её на вкус, с досадой покачал головой. Нет мерзкого металлического привкуса, как у гномов и драконов, на гоблинскую тоже не тянет. Скорее всего или человеческая или орочья. Хотя, какие тут орки - так бы они и дали себя просто так заколоть. Блин! Опять подсознание прикалывается - откуда мне знать, какова на вкус и как пахнет орочья, и тем более гномья кровь? С человеческой понятно - кто из нас, хумансов, порезавшись не тянул палец сразу в рот? Блин! Опять! Ну да ладно. На текущий момент важнее порча ценного лабораторного материала. Если так пойдёт дальше, то придётся как-нибудь выкручиваться, а это всегда ведёт к нервам, беготне и плохому аппетиту.
   Аккуратно, стараясь не шуметь, кладу лук на землю, извлекаю из ножен клинок и перехватываю его за лезвие. Неожиданно звонкий звук соприкосновения твёрдого предмета с не менее твёрдым черепом, заставил меня с интересом присмотреться к этому немцу. А, понятно - у него во сне челюсть была открыта, и поэтому такой звук был, как по пустому стучишь. Ведь сперва даже мысль проскочила, что тут до меня иллитид пробежал. Хотя, после их пиршества жертвы долго не живут, да и на поверхность их никаким калачом не заманишь.
   На этом участке местности, очерченном Духом Чащи, кроме немцев никого быть не должно. Это означает, что солдатик прирезал кого-то из своих. Надеюсь хоть одного? Вроде только трое суток прошло, а вон как крышу у хумансов рвать начало. Ну, ничего - для обряда и сумасшедшие пойдут - от них даже выход энергии больше. Как там, на лекции по термагу звучало? "Дестабилизированная душа из-за сильного потрясения или пыток, при жертвоприношении выделяет в разы больше энергии, чем в спокойном, уравновешенном состоянии. Таким образом, для увеличения КПД обряда есть два пути - либо использовать длительные пытки для достижения нужной степени дестабилизации энергетических оболочек ауры или с самого начала использовать более качественный материал - в частности сумасшедших".
   Тихо помянув ректора ласковым, незлым словом, я высказался сквозь зубы тирадой со следующей смысловой нагрузкой: "Блин, я думал, что хоть вторая половинка моего я избежала в своё время промывания мозгов в ВУЗе, или хотя бы обучение там не было таким же муторным. Ага - щщаз! А ведь, как хорошо в фентезийных книжках пишут. Не учёба, а один только праздник - маши себе волшебной палочкой и заклинания длинной максимум в два слова разучивай. А на самом деле - такое же мозговыносительство, как термех и матан".
   Ну да ладно. Взял в руки карабин, отсоединил штык, тщательно почистил его - воткнув пару раз в землю и воспользовавшись для протирки начисто формой пленника. Открыл затвор и сунув любопытный нос в магазин увидел там фигу. Закрыл затвор. После чего тихо положил карабин на землю, ибо минутное нерациональное желание выкинуть этот агрегат подальше, всё же удалось придушить в зародыше. Кстати, очень жизнеутверждающее выражение, и возникающий в разуме образ вполне в духе канонических дроу. Видимо всё же на этой грешной земле не обошлось без присутствия нас - таких добрых и пушистых. Хотя - если вспомнить прожитую допопаданскую жизнь обычного хуманса и телевизионные выпуски новостей (особенно про оказание различнейшей "гуманитарной" помощи в поддержке демократии - этим у нас как раз парочка стран профессионально страдала), то сравнивая, понимаешь, что средневековые методы дроу меркнут перед торжеством демократии на старушке Земле. Ведь как. По меркам Фаэруна пара тысяч трупов - это уже страаашная резня. А на Земле? Да в моё время, если я правильно помню, от голода ежедневно тысячи три-четыре умирало и ничего, никто панику не поднимал.
   Вытащив свой универсальный шдудочек, я принялся осторожно пеленать будущую батарейку. Всё же есть в дроу что-то от пауков.
   Со следующим клиентом мне не особенно повезло - во первых, он был в сознании, во вторых, вооружён пистолетом-пулемётом. Наверное тем, что был у их командира. И к тому же был буйным - очень буйным. Во всяком случае, за мой человеческий отрезок жизни я никогда не видел буйных сумасшедших, а вот тут удалось. Кстати, не особенно красивое зрелище. Мне даже интересно стало - что это с ними со всеми случилось? Вроде я их только одну ночь посещал, да и то максимум на два часа. Леший что ли глумился? Так зачем? Ну да ладно.
  Посмотрел я на это чудо, скачущее по поляне с пеной из оскаленной пасти - по-другому назвать это не могу. И решил не связываться. Тут думается, одновременно сработала смесь брезгливости и нормальное человеческое опасение за свою шкурку - чёрт его знает, вдруг у него ещё патронов вагон.
  Но отойдя буквально на пару шагов, остановился...
  ...
   Танец, позвольте пригласить вас на танец. Танец огня и стали. Танец в темноте.
  Переливом клинка скользить по поляне, уворачиваясь от нелепой тарахтящей громыхалки в руках хуманса. Шаг... Взгляд... Ещё шаг. Впившиеся в руку, держащую оружие когти... Поворот... Рывок... Удар... Удар нелепой, скомканной фигурки человечка о мягкую, но вместе с тем моментально ставшую твёрдой болотистую почву... Тихое шипение выбитого из лёгких воздуха и разочарованное рычание тёмной тени, только что закончившей свой стремительный танец... Так быстро и вместе с тем банально! - Первый неловкий поцелуй - поцелуй jalil Elghinn, оборванный из-за своей банальности и отсутствия настоящего чувства... Стремительный росчерк вставляемого в ножны клинка и негромкий бряк презрительно отброшенного в кусты шмайсера.
  Хуманс... только он мог так испортить танец, танец с прекраснейшей и загадочной jalil Elghinn. Дева - дева Смерть иногда бросающая загадочный, зовущий взгляд из темноты на танцора посмевшего предложить ей танец - танец смерти. Прости меня...
  ...
   Через час старшина уже начал потихоньку замерзать. От болота тянуло сыростью и непередаваемым запахом гнили. Плети ночного тумана медленно вставали над топью. Ещё раз передёрнувшись от холода, энергично потёр плечи и устремил взгляд на сооружённый вчера плот, ведущий к верхушкам камней, скрытых ночной тьмой. Золотистые сосновые брёвна, подсвеченные яркой луной, резко выделялись на тёмном ковре болотных трав. Ветра не было, и поэтому струи тумана, ветвящиеся в воздухе, выглядели застывшими. Вдруг, буквально на секунду, с противоположной стороны топи раздался тихий вскрик. Внимательно присмотревшись Сергеич увидел несколько фигур медленно приближающихся к плоту. Из этой троицы знакомой старшине показалась только последняя, вооружённая луком и обнажённым ножом в правой руке. Идущие впереди две фигуры выглядели странно, но по прошествии нескольких минут, когда они приблизились, странности в их виде прояснились. Старшина впервые видел таким необычным образом связанных людей. Перехваченные несколько раз, почти невидимыми нитями, о наличии которых он догадался только по следам оставляемыми ими на телах пленных. Особенно его удивила их семенящая походка, неестественно закинутые назад головы, и осанка, которая обычно бывает, если только проглотить хороший такой лом. По мере приближения, на белеющих в темноте под светом Луны телах, Сергеич рассмотрел тонкие чёрные шнуры, хитроумным способом связывающие их. Подобный шнур он видел у командира - его использовали для ремонта самолёта. Тогда старшина думал, что разорвать такой тонкий шнурок не составит никаких проблем, но попытка проверить это на практике с треском провалилась - он чуть не порезал себе руки. Так что старшина примерно представлял, какие ощущения испытывают эти немцы, а ведь это действительно были они - об этом говорили остатки измазанной грязью формы, чётко видимой в серебре лунного света.
   Подгоняя пленных уколами клинка, командир вёл их по наплавному мосту в сторону круга камней. Медленно переваливаясь на брёвнах своей нелепой семенящей походкой немцы приближались к сердцу болота. Шаг. Ещё шаг. И вот первый из них чуть пошатнувшись, но всё же сохранив равновесие, переступил с одного настила на другой. Второй. Спустя полминуты на круглом настиле находилась уже вся троица.
   От любопытства и внезапно проснувшегося предвкушения причастности к тайне Сергеич буквально высунулся из кустов, впрочем при этом он не забыл аккуратно придержать тугие, неподатливые ветви. Чтобы не шелохнулись и зашуршав не выдали командиру незапланированного участника событий.
   Впрочем, как ни высовывался, как ни всматривался, многого всё равно не увидел - слишком неудобный ракурс и большое расстояние для наблюдения ночью. Вот знал бы он заранее - забрался бы на эту ольху и тогда бы точно всё видел. Но, как говорится - хорошая мысля, сами знаете, когда приходит. Пока старшина предавался сожалениям и рассматриванием недостижимой сейчас площадки для наблюдения, со стороны камней начал доносится тихий и вместе с тем пронизывающий всё тело гул. Гул от которого кишки старшины принялись странно шевелиться в животе...
   Хаотическая пульсация гула постепенно нарастала, начиная складываться в какой-то чудовищный, низкий голос, проговаривающий мерный непонятный речитатив на языке, звуки которого явно не предназначались для человеческого горла. В лучах лунного света плети тумана покрывающие поверхность топи вдруг ожили и принялись извиваться в такт этому голосу. Неожиданно туман будто обрёл плотность и вес - под прикосновениями его мерзко белёсых щупалец начал проминаться травяной покров, покрывающий тёмную, влажную пасть болота. Медленные, тягучие волны прокатились от кольца камней во все стороны. На берег поляны обрушился мерный прибой, рефреном повторяющий слова речитатива. Маслянисто-чёрные волны схлынув оставляли после себя ил и куски дёрна, ещё недавно надёжно скрывающего влажные глубины болота. Движения туманных щупалец всё ускорялись и ускорялись, они сплетались в странные фигуры, вызывавшие дрожь и омерзение одним только своим видом. Эти фигуры и их движения будили внутри старшины что-то мерзкое, постыдное, можно сказать звериное, то что спало веками и никогда не должно было просыпаться. Картина происходящего действа вызывала желание убежать, скрыться или хотя бы зажмурить глаза, лишь бы больше не видеть всю эту мерзость. Но вместе с тем, она и притягивала. Так может притягивать только сладковатый запах разложения разорванного близким взрывом человеческого тела. Тела перемешанного с землёй и остатками обмундирования, пролежавшего на расстоянии вытянутой руки от окопа в котором уже пятый день ты скрываешься от обстрела белогвардейской артиллерии.
  Застывший в небе прожектор луны безучастно освещал эту безымянную топь, затерявшуюся в глухих белорусских лесах, серебрил верхушки деревьев, кустов, пряди травы и отражался в широко раскрытых от ужаса зрачках уже совсем не радующегося своему любопытству хуманса.
   Между с тем, окружающее пространство начало претерпевать более глобальные изменения. В местах, где только сегодня виднелись островки камней, начало разливаться мертвенное, зеленоватое свечение, подсвечивая две скрюченные фигурки, находящиеся в центре и одну тень, стоящую с раскинутыми руками, обнимающими что-то громадное и вздрагивающую от бьющих её конвульсий. Яркость сияния продолжала увеличиваться, и в какой то момент от фигурок людей, распростёртых на помосте, до старшины начал доноситься утробный вой. Вой, вызывающий ассоциации с зубовным скрежетом и треском выламываемых на живую суставов. Одновременно с ярчайшей зелёной вспышкой, озарившей окружающее, гул излучаемый камнями прервался, и только бесконечный заунывный вой продолжал вести свою сольную партию в этой темноте страшной ночи. Яркость свечения возрастала, и уже было просто невозможно смотреть на это зелёное море, бушующее над камнями. Постепенно цвет свечения стал изменяться, и вместо зелёных оттенков начали преобладать коричневые. Поддавшись своему болезненному любопытству, могущему когда-нибудь привести к безвременной кончине, Сергеич опять обернулся к камням. Сразу же стало понятно изменение цвета: всё так же светящиеся зелёным верхушки камней продолжали лить свой безжизненный мертвенный свет на поверхность трясины. Но из самой этой трясины наполненной гнилью, мерзостью и застарелой смертью тоже прорывалось свечение. Светилась сама вода, хотя нет - светилась чёрно-коричневая болотная жижа окрашивая пробивающийся из недр трясины свет в гнилые, грязно-коричневые тона.
   В этот момент раздающийся со стороны камней вой, мало похожий на тот, что может исторгнуть человеческое горло, достиг своего крещендо и внезапно прервался. В моментально наступившей тишине медленно начал нарастать тот самый знакомый гул, и свечение камней начало уменьшаться. Всё это длилось буквально секунду. Раздался влажный, мерзкий даже на звук хлопок, и окружающее заполнило новым воем, эхом раскатившимся по окрестностям. Воем, исторгающимся явно уже из другой глотки. На фоне этого бившего старшине по черепу (отчего у того двоилось в глазах) звука. Начавшийся мелкий моросящий дождь казался целебным бальзамом. Человек откинул голову назад и со всей силой сжал её руками, пытаясь как можно плотнее закрыть уши и не слышать вновь взлетевший в вышину вопль. Прохладные, маленькие капли ласковыми пальчиками пробегали по закинутому лицу. В какой-то момент сознание старшины немного отдалилось от тела, а перед глазами всё заполнил чуть погрызенный диск луны. Через некоторое время сознание вернулось, благодаря какому-то знакомому запаху, принесенному дождем.
   Внезапно раздался гулкий, нутряной удар, больше похожий на взрыв полутонной авиабомбы. В поле зрения насмерть испуганного наблюдателя появилась гигантская колонна зелёного света уходящая в бесконечность и подсвечивающая редкие облака. Окружающее подёрнулось рябью, и от колонны начали отделяться струи свечения. Они раскидывались в небе громадной паутиной и падая вниз, медленно гасли. Воздух звенел и искажался, как над костром, и в этих зеленоватых переливах старшину настигали грёзы. Грёзы основанные на обрывках воспоминаний об услышанных в детстве сказках, на историях рассказанных командиром и на расплывчатых образах гибких чешуйчатых тел...
   Удар, выбитое дыхание и шелест падающей на старшину листвы, сорванной ударной волной. Несколько секунд беспамятства и старшина Дроконов Валерий Сергеевич вновь открывает глаза - вокруг темнота, мягкая темнота, залитая лунным светом. И запах - этот знакомый запах, вдруг ставший понятным...
   Проведя рукой по лицу и подставив ладонь под луч лунного света, разбитый тенями листьев на серебряную мозаику ночной жизни, старшина ещё долго прислушивался в наконец наступившей тишине к падению мелких капель крови на кроны деревьев окружающих поляну...
  
  
   Примечание: По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) ежедневно от голода и болезней непосредственно связанных с ним умирает порядка 24 тыс. человек. (так что это я ещё приуменьшил)
Оценка: 8.98*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"