Кондратьев Вячеслав Сергеевич: другие произведения.

бегство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.17*16  Ваша оценка:

1

Байконур кишел людьми и техникой как в свои лучшие дни. Два раза в неделю "Энергия" поднимала на орбиту стотонные цилиндрические блоки, части чего-то такого, о чем никому ничего не было известно. Вокруг смысле происходящего строилось бесконечное количество гипотез, но гладкие сверкающие цилиндры не открывали свою тайну. Их привозили за день до старта, укладывали на монтажную платформу и загоняли в ангар в двух километрах от места старта, охрана не была похожа на обычных военных: штатские, с автоматами и собаками, по периметру четыре бронетранспортера и два танка у входа. В степи, вокруг космодрома дивизион С300 в полной боевой готовности и постоянно в воздухе два Ми42 и чуть повыше четыре СУ31. Поезд привозивший цилиндры и вовсе был похож вооружением на тяжелый крейсер.

Таких мер безопасности Байконур на видел никогда!

Город привыкший ничему не удивляться, был буквально парализован

любопытством, его весьма осведомленные обитатели были весьма смущены тем обстоятельством, что впервые что-то оказалось вне пределов их компетенции. Особенно жены высшего командного состава!

А их мужья не зная, куда деваться от постоянных расспросов, выдумывали наспех сочиненные байки, но провести так просто своих всезнающих подруг получалось плохо. В конце концов все сошлись во мнениях по поводу этих событий, решив что на этот раз в Кремле решили обставить америкосов и улететь на Марс первыми. Эти разговоры быстро дошли до заинтересованных ушей и вызвали всплеск всевозможной разведывательной деятельности.

Запуски шли уже четвертый месяц и на орбите было двадцать шесть блоков, наконец 17 августа запустили сразу два блока и все закончилось, причем в один день: все кто занималс этим удивительным делом исчезли из Байконура к вечеру, исчезли так быстро и незаметно для всей прочей байконуровской публики, что те кто хотел что-то спросить напоследок, а вдруг кто-нибудь что-нибудь да скажет, дело-то закончено,оглядевшись увидели только старые знакомые лица из пусковых бригад, из ремонтников, из стреляющих...

Никого и ничего !

Но закончилось только на Байконуре! Между Нью-йорком , Лондоном и Парижем, а отчасти и Пекином линии закрытой связи были загружены сверх всякой меры. Досужая болтовня сыграла свою роль!

Что на этот раз придумали русские?!

Наконец президент Грумман отчаялся получить хоть что-то от своей разведки и дипломатов и попросил прямую линию с президентом Михайловым. Разговор получился ни то ни се, Михайлов сказал что это

не более чем дорогой физический эксперимент, что может быть удастся получать на орбите большое количество энергии и орбитальные станции можно будет расширять до каких угодно размеров, что особого секрета здесь нет и когда все эксперименты будут закончены, американцы эту технологию смогут использовать и на своих космических объектах.

Грумман пригласил экспертную группу: спецы из Ливерморской лаборатории и Массачусетса: среди них, те, что постоянно контактируют с русскими физиками - может хоть эти что-то скажут. Встреча большого облегчения не принесла: д-р ван Виммерс рассказал что примерно два года назад русские пожаловались, что президент распорядился наполовину сократить финансирование по оружейной программе в которой лежало обеспечение и многих фундаментальных исследований самого широкого спектра.

"Если бы у русских появилось что-то новое,- сказал д-р Виммерс: мы бы знали зто по косвенным признакам."

После встечи Грумман запросил видео с орбиты, картина была впечатляющей: русские собрали из цилиндров гигантскую ромашку, пристыковав их к своей орбитальной станции. Сама станция была похожа на огромную низкую кастрюлю, собственно кастрюлей они ее и называли. Станцию они собрали год назад, она была частью Марсианского проекта и должна была быть основной орбитальной базой, где астронавты прошли бы адаптацию перед полетом, и куда бы они попали на карантин после завершения экспедиции, но... С русскими как всегда, стоит только начать какое-нибудь совместное дело, как находится кто-то, кто начинает вопить и вспоминать все их старые дела до времен открытия Америки, какие-нибудь поляки или чехи, все вдруг начинают оправдываться или делать вид что только-только обо всем этом узнали, пресса начинает печатать фотографии российских грязных углов и улюлюкать.

В итоге, если добавить вторжение в Сирию,русские получили всего одно место в марсианской экспедиции и послали всех куда подальше, заявив

что станция не готова и вряд ли будет готова в ближайшем будущем и вообще Марс их не интересует.

На скорую руку был запущен жилой модуль старого проекта, к нему пристыковали все что могли собрать на орбите и получили грандиозный барак по имени "Сальваторе" потому что только Дали мог изобразить такое. Пресса конечно получила самые выгодные ракурсы: солнечные блики на сверкающем металле, путаница растяжек, крылья солнечных батарей, люди в скафандрах, копошащиеся на поверхности станции; короче никто ничего толком не понял, но все были в восторге. Русские промолчали, их пресса отреагировала вяло.

На встрече восьмерки Грумман попытался как-то все сгладить, но с удивлением почувствовал,что Михайлова эта тема почти не интересует, тогда Груммана отвлекли дела и он не оценил момент а теперь вспомнил и настроение его резкоухудшилось. Русские собрались на Марс сами и видимо улетят раньше, чем "Mars First"!

Однако директор NASA Джон Бейкер твердо заявил, что эта штука никуда не полетит. Она весит 5000 тонн и ни у кого нет двигателей, что бы разогнать ее как следует.

"Джон, что это такое? Я не сплю вторые сутки, у меня дикая головная боль, никто ничего не знает, Михайлов рассказывает сказки, физики строят умные рожи, да я всех уволю к чертовой матери и поставлю на все места сержантов из морской пехоты."

Марк Грумман повесил трубку, Овальный кабинет ответил тишиной, шелест листвы, птичка что-то там чирикает, еле слышный разговор...

Вошел Джимми

"Стивен Крейг просит его принять."

Стивен два года командовал CIA и его визиты всегда приносили мало удовольствия, на мелочи он не разменивался, но сейчас Марк был рад его

послушать, а вдруг!

"Марк! Год назад генноинженерная фирма CLO Lab из Фриско заказала IBM восемь суперкомпьютеров заданной конфигурации на сумму 162 миллиона долларов. Обычно мы приглядываем за такими заказами и наш агент проконтролировал поставку. Все оказалось чисто, фирма работает, ее знают конечно не все кому не лень, а специалисты. Потом все ушло к аналитикам с грифом "может посмотрите?" , а неделю назад пришел ответ что данная конфигурация позволяет объединить все эти компьютеры в единое целое, причем суммарная скорость обработки данных возрастает до чудовищной величины! Такой компьютер никому не нужен! Мы отправили спецгруппу во Фриско. Итог: фирма полгода как закрыта, оборудования нет, люди что там работали, на новых местах, им

всем предложили новые контракты. Куда ушло оборудование мы выяснить не можем пока, вернее то, что нас интересует, а прочее чинно-благородно продано через Инет приличным людям. Там. в этой фирме работали и русские, они и сейчас в Штатах, занимаются генетикой.

Единственная зацепка -это президент CLO Lab но он рассказывает байки про неудачный маркетинг а взяться за него серьезно мы не можем-оснований нет, да и вряд ли он сможет что-то рассказать. Самое главное, в России, в известных нам местах машина не появилась, а мы в определенной степени контролируем все объекты связанные с разработками оружия."

"Стивен, меня не волнует тема их оружия, у них огромные вложения в нашу экономику, они не станут ими рисковать ради неопределенных военных целей. Меня волнует, не собрались ли они на Марс раньше нас! Если они это сделают -200 миллиардов псу под хвост и на выборах через год техасцы опять протолкнут республиканца!"

Крейг вынул из папки файл и положил его на стол.

"Здесь отчет."

2

Иван Филонов сойдя с поезда на Казанке медленно шел по перрону, отдыхая от поездной суеты и тряски, с сочувствием глядя на пассажиров с чемоданами, коробками, детьми...

А я уже приехал!

"Филонов?"- к нему обратился человек в сером свитере и черных джинсах.

"Да..."

Кто бы это мог быть, незнакомый совсем, может в Нижнем встречались? Да нет, совсем чужое лицо и не узнает меня вовсе!

"Что?"- коротко спросил Филонов.

"Мне поручили Вас встретить!"

Филонов обалдело уставился на незнакомца! За всю его недолгую жизнь его встречали только однажды: мама попросила знакомую взять его с собой в Троице-Сергиеву лавру, сидела дома, ждала, нервничала и на вокзале схватила его, крепко-крепко прижала к себе и не отпускала наверное целый час!

Филонов покорно пошел за встречающим, они вышли на площадь и незнакомец подвел Филонова к огромному черному джипу с затемненными стеклами, открыл дверь и помог втащить чемодан в машину. Джип рванул с места и только тут Филонову пришла в голову одна глупая мысль!

"Ребята, а Вы кто?"

Ребята дружно расхохотались!

"Ваши коллеги довольно однообразны, они сначала садятся в чужую машину к незнакомцам и только потом начинают интересоваться куда они попали!"

Тот ,что встречал Ивана достал удостоверение и показал Ивану.

Джип уже выехал из Москвы и свернув с трассы подъехал к воротам, люди в военной форме долго проверяли документы и наконец ворота открылись и джип , проехав метров триста по узкой дороге, обсаженной елями выехал на поле аэродрома.

"Вот те два!"-удивился Филонов!

Як-42 с эмблемой ВДВ на борту видимо ждал только его, поднявшись по трапу Филонов нашел в салоне десять пассажиров самого разного вида: от солидного дяди профессорского вида до до какого-то юнца в драных джинсах и майке hute помойка. Филонов сел на свободное место у окна, самолет не спеша выкатился на взлетную полосу, замер на мгновенье и через несколько секунд Иван увидел кубики подмосковных коттеджей ,маковки церквей, ленту Москва-реки...

К Ивану подсел мужчина в джинсовой куртке и представился:

"Петр!"

"Иван."

"Иван, отдохни, пока не прибудем на место мы вряд ли сможем что-то объяснить."

Стюардесса принесла еду, пепси и пиво. Иван пообедал и незаметно уснул. Садились уже в сумерках, под крылом сплошной лес: ни дорог,ни полей...

3

Командир шаттла "Pathfinder" полковник ВВС Джо Баум получил приказ приблизится к российской орбитальной станции и сымитировав аварийную ситуацию, дождаться реакции русских. Баум, согласно указаниям ЦУПа, сократил расстояние до "кастрюли" и придал шаттлу вращение вокруг вертикальной оси, одновременно вызывая на связь русскую станцию.

Виктор Зорин, командир станции ответил немедленно, однако Баум не спешил отвечать, давая возможность записать нарастание интонаций в голосе Зорина, чтобы спецы по психологической подготовке смогли оценить уровень ответственности Зорина после видоизменения орбитальной станции.

Наконец Баум ответил:

"Виктор, у меня потеря ориентации и отказ двигателя коррекции орбиты!"

"Баум, если ты не придешь в норму, то через четыре часа врежешся в нас на скорости 4 м\сек,ты понял?!"

После недолгой паузы,Зорин продолждил:

"Джо, ты сможешь или нам запускать тягач?"

"Не знаю,Виктор, на уровне электроники все нормально, диагност ничего не показывает, кстати, пока мы крутимся, тягач к нам не пристыкуется."

Понятно, не пристыкуется, он просто тебя долбанет, чтобы ты в нас не попал, так что обувай скафандр и жди пока мы тебя заберем.

Баум ошарашенно смотрел на замолчавший приемник,не понимая шутит Зорин или все-таки... Баум связался с ЦУПом, там тоже долго молчали,

наконец командир полета приказал поманежить русских еще немного и отваливать, тем более время поджимало: Бауму предстояло произвести дозаправку и перебираться на лунную орбиту , чтобы забрать сменный экипаж лунной базы, потому что на время марсианской экспедиции все остальные программы замораживались. Баум поднял челнок на более высокую орбиту и начал медленно и осторожно сближаться с заправщиком.

Выровняв скорости движения, Баум выпустил заправочный хобот и стал ждать, когда манипулятор заправщика состыкуется с ним. Зорин внимательно наблюдал за перемещениями челнока и пытался размышлять о том, что же такое за чудо-юдо у него на борту станции, что даже ему, генерал-майору ВВС, имевшему допуски к чему угодно, возившему пять лет ядерные боеголовки на ТУ160, не разрешено входить без сопровождения в центральный отсек станции, да и вообще кроме центрального пульта , двигательного и оружейного отсеков, путь везде
заказан.

Оружейный отсек!

Такого набора, да какого набора! Никакого оружия на станциях никогда не было! Двенадцать больших ракет, если применять земную классификацию, противокорабельного типа, одной такой можно утопить авианосец: шесть метров длины, две тонны тротила! Из них две - с ядерными боеголовками по пять килотонн! Двадцать четыре ракеты класса воздух - воздух, вернее сказать космос - космос, но звучит совершенно дико, да еще куча карабинов.

Что я охраняю?

Президент встретился со ним перед полетом и сказал, что нужно молча без особых размышлений обеспечить тот распорядок, который он устно изложит.

И изложил!

"Вот единственный документ, который вы мне вернете лично после завершения полета." - сказал он и вручил приказ применять любое оружие , включая атомное, в случае прямого нападения или угрозы столкновения с другим объектам. Последним пунктом было самоунич- тожение станции всем боезапасом в случае неотвратимой угрозы захвата станции любым противником."

Президент внимательно смотрел на Зорина, пока тот читал этот удивительный и ужасный документ и когда Зорин закончил и с вопросом посмотрел на Михайлова, сразу услышал ответ на непрозвучавший,но такой жгучий вопрос:

"Виктор Петрович, ты человек военный, так что все вопросы оставь при себе, эту бумагу даже министр обороны не видел, да и вообще никто не видел кроме тебя и меня, я ее сам печатал. В случае чего недрогнувшей рукой, что бы там ни было, без всяких там консультаций и звонков: я здесь президент, ты там! Не ломай голову по поводу причин , придет время все узнаешь! Все! Удачи!"

Михайлов крепко пожал руку Зорину, повернулся и вышел из кабинета, вслед за ним вышел и Зорин. Настроение было странным, и тревожным и в то же время Виктор испытал совершенно незнакомое для современных военных чувство: полная и неразделяемая ответственность и свобода ее оправдать! Зорин вернулся из воспоминаний к реальности, чувствуя некоторое мучение от невозможности сейчас же все понять, и, главное, в связи с этим непониманием происходящего, дискомфорт и некоторое раздвоение двух ипостасей: природной любознательности, не угасшей с возрастом и дисциплиной; этот конфликт тихо тлел в подсознании, не позволяя расслабится даже во время отдыха.

4

Красноярск-19, кузница сначала советского, а затем и российского ядерного оружия: всего-навсего дырка в скале и рельсы, уходящие в глубину, и если не знать, что лежит дальше, то выглядит все со стороны как заурядный железнодорожный туннель, даже светофор у входа. Начали копать этот чудо-город в глубине скалы еще сталинские "соколы": политические зэки и заурядные уголовники, косточек их в округе не сосчитать, да и не пытался никто считать, ни при прежней власти ни при нынешней. Так и лежат герои-защитники посреди тайги, забытые всеми, поставили камень, написали "жертвам сталинских репрессий", да забыли написать про их жуткий труд на тридцатиградусном сибирском морозе во славу и защиту любимой, несмотря ни на что, горячо любимой русской земли. Иван Филонов не видел, когда они въехали в туннель, уткнувшись в свой ноутбук, но услышав грохот, выглянул в окно вагона и увидел серую, слабоосвещенную стену, увитую пучками кабелей, как в метро. "Осторожно, двери закрываются, следующая станция "Тайга!"" пошутилось ему, и Иван снова отключился, тихо кликая клавишами своего электронного раба. Петр Сабуров, тот что подсаживался к Ивану в самолете, вошел в купе и понаблюдав секунду за ним , позвал:

Иван! Приехали!

Иван, сунув подмышку ноутбук и перекинув сумку через плечо отправился туда, где ему наконец расскажут куда и зачем его привезли. Перрон был явно предназначен для приема грузов. Голый бетонный пол, яркие лампы, запах склада: не слишком уютная картина. Иван и все остальные уселись на небольшой пассажирский электрокар и дванулись по узкому боковому туннедю вглубь огромного лабиринта. По тому сколько времени они ехали Иван прикинул, что от главного туннеля они проехали примерно километра полтора. Кар остановился у массивной двери серо-стального цвета. Сопровождающий что-то произнес в микрофон у входа, дверь медленно отползла в сторону, открыв пространство залитое ярким голубоватым светом. Внутри все напоминало офис какой-то фирмы средней руки. Две девушки работали на компах у дальней стены, молодой парень стоял у машины похожей на большой принтер. После тщательной проверки биометрических показателей всю компанию повели дальше. А дальше все было очень даже неплохо. Очень просторно. очень стильно! Каждому отвели по целой квартире с кухней, спальней и рабочим кабинетом. Показали большой спортивный зал, бассейн и даже бар!

"Отдыхайте, завтра в одиннадцать утра мы ждем вас в конференц-зале."

Подготовку спецгруппы пришлось вести на ощупь, уж больно широкий спектр возможных условий был заложен в план тренировок, и что самое странное: практически не определен возможный противник и сокращен до минимума курс оружейной подготовки. Зато сверх всякой меры план был насыщен тренировками по перемещению группы, анализу местной пищевой базы с применением всевозможных анализаторов, контролю окружающей флоры и фауны. Черт те что! Боевая группа собранная по одному человечку со всей страны, способная уничтожить полк противника даже в открытом бою занималась корешками, травками, щелкала клавишами приборов, писала что-то в бумажки. Командир тренировочного центра привык к беспрерывной стрельбе на полигоне из всего что может и даже из того, что не может стрелять, к бесконечным спаррингам в спортзале и на плацу, к бесконечной беготне по городским декорациям и по лесу, что окружает центр. Спецназовцы гоняли на танках и всякой другой технике по танкодрому, летали на самолетах ,вертолетах и планерах.

Жизнь кипела и бушевала вокруг наблюдательного пункта! А эти! Хотя, конечно, это были спецы высшей пробы, но у каждого из них была одна особенность, отличавшая их от всей прочей военной братии: что-то такое, что делало их больше похожими на людей гражданских, чем на военных. Впервые командир не получил на курсантов подробной документации, только фамилии и звания.

5

Академик Сапрыкин, директор Института физических проблем, долго размышлял над простым и неприятным вопросом. Кто? Кто получает огромные деньги на невнятный и наверняка провальный эксперимент на новой космической станции. Он, несмотря на риск, получить по шее за свое любопытство, тихо проконсультировался со всеми, кто что-либо решает в правительстве по поводу научных денег, понял что никто из тех, кто мог получать средства такого размера, не задействован в проекте "Новая энергия" , более того ни один институт Академии не участвует в этой программе ни напрямую, ни скорее всего, косвенно по периферийным проблемам. Академик, который по своей должности привык быть в курсе всех дел, хотя бы в общих чертах, страдал невыносимо! И не по причине любопытства или уязвленного самолюбия,

а по простой и ясной причине: деньги-это кровь современной физики и если ты не сможешь их добыть для себя и своих коллег, то твое место в тихом углу теоретиков, для которых мир виделся туманным, невнятным пятном, требовал каких-то совершенно чуждых для них усилий и мешал им навсегда погрузится в мир блестящей и абсолютно непонятной всем прочим логики их видения мира.

6

Поздним вечером, гуляя в парке около загородного дома Михайлов думал о том, какую страшную угрозу несет с собой этот совершенно сумасшедший проект и как изменилась вся его хизнь с того момента как пять лет назад дочь привела в гости своего сокурсника, сказав, знакомя его с отцом: "Сережа"

Сережа!

Если бы Сережа!

Нет!

Сергей Илларионович Богомольцев, потомок сельского священника и с виду совершенно незамысловатый и простой молодой человек оказался неподъемной проблемой, от которой хочется немедленно избавится любым способом и одновременно, немедленно использовать и посмот-

реть, а сможет ли современный мир переварить такое, не развалившись на мелкие куски. Елена привела в дом человека, который не просил дать ему рычаг, рычаг у него уже был, осталось толко перевернуть Землю! Пока обедали и пили чай, Сергей только крутил головой, оглядывая президентский дом, и поддерхивая разговор, рассказал о институтских делах, о том как двигается учеба и о прочей повседневной суете. Михайлову сначала показалось, что Елена привела в дом молодого человека для того, чтобы родители, посмотрев на него, что-то могли ей сказать по поводу ее выбора, но вспомнив нрав дочери,отбросил эту мысль и стал думать о завтрашнем визите китайского премьера, о поставках оружия в Латинскую Америку, ну о всем том, о чем положено думать президенту. Наконец застолье закончилось, Михайлов встал и пошел в свою любимую беседку у пруда, где он обычно проводил большую часть воскресного отдыха, курил, смотрел на воду, на кувшинки у берега, иногда брал в руки удочку и ловил карасей и всякую мелкую рыбешку для своего любимого кота. Но вскоре Елена и ее дружок вошли в беседку, хотя мать строго-настрого запретила Елене ходить в беседку, потому что эти пять-шесть часов были единственным отдыхом, который он мог себе позволить.

Папа! У нас , вернее у Сергея, к тебе есть важное дело, ты можешь его выслушать?

Президент внимательно посмотрел на дочь тихо вопрошающим взглядом и увидел в ее глазах отчетливую решительность и твердость.

Садитесь!

Они принесли с собой компьютер, Сергей вставил диск и они начали смотреть фильм о том, как будут потрачены в следующие три года пятьдесят миллиардов евро на то , о чем можно было только мечтать.

Конечно фильм был о другом, но по сути о том.

Когда кино кончилось, а в нем участвовала и его дочь, Михайлов долго молчал, потом спросил:

Кто еще знает?

Никто, только мы двое.

Елена, ты знакома с принципом работы устройства?

Да!

Сергей, зачем забивать голову девушке всякими опасными глупостями?!

с раздражением сказал Михайлов

"Ваша учеба в институте закончилась, впрочем нормальная жизнь тоже! Остаетесь здесь на неделю, а дальше посмотрим."

Михайлов вышел из беседки подчиняясь импульсу немедленно что-то начать делать, вызвать министров, распределить ответственность...

и остановился! Впервые в жизни он не мог себе даже представить, как начать это дело: то что принесли эти дети , страшнее всех атомных бомб! Он вернулся в беседку и заставив себя улыбнуться, проговорил:

"Лена! Что же нам делать, у нас в руках такое, о чем не должна знать ни одна живая душа! Вы думали о звездах, а надо было о бомбах! Сделать атомную бомбу трудно,а ваш примус легко! Какой-нибудь Аль-Бакр с вашей машинкой уничтожит полмира,прежде чем мы его найдем!"

Дети ошарашенно смотрели на президента, начиная понимать, что всякая вещь на Земле сначала оружие, а уже потом все остальное.

"В общем думайте, что вам нужно для учебы, заниматься будете здесь, друзей приглашать только сюда, если нужно в город только с моей охраной, больше я для вас ничего пока сделать не смогу.

Да. Сергей позвони родителям и скажи , что тебя отправляют на стажировку, на полгода."

7

"Pathfinder" вышел на лунную орбиту, Баум связался с лунной базой и получив подтверждение готовности эвакуатора к старту, начал тонкую коррекцию , чтобы лунному модулю не терять время на подруливание.

Прошла команда "старт" и Баум увидел вспышку прямо по курсу челнока, через пять минут лунный модуль начал стыковку, а еще через десять минут переходной люк открылся и в кабину один за другим начали вплывать селениты. Они провели на Луне полгода вместо предусмотренного полуторагодичного срока, но им пришлось выполнить огромный объем работ по окончанию формирования станции и ее консервации, так что они были измотаны до предела. Селениты по очереди подплывали к Бауму и второму пилоту и несмотря на усталость и напряжение,радостно похлопывали по плечам обоих, улыбались и болтали всякие глупости. Все они были гражданскими специалистами за исключением пилота эвакуатора, да и тот, до того как его выучили летать, был инженером на Боинге, так что военной сдержанностью они не отличались. Кое-как разместившись, селениты уже через полчаса спали и не видели как шаттл, включив разгонный блок, начал движение к Земле. Уже по пути к Луне Баум получил приказ быть готовым пристыковаться к русскому модулю. Поэтому скоростной режим был выбран с учетом будущей стыковки, дабы не тратить лишнее топливо на земной орбите В то время, как челнок набирая скорость двигался к своей цели, на Земле уже вовсю шли переговоры, Директор NASA сообщил президенту российского космического агентства о серьезных неполадках в тормозной системе шаттла, и о том, что другой челнок только что вернулся с орбиты и сможет стартовать только через неделю, а двадцать человек на борту "Pathfinder а " обеспечены воздухом и пищей только на два дня. Поэтому он просит разместить селенитов на русской станции на неделю и надеется на положителный ответ. Президент РКА Соловьев связался с Михайловым и изложил ситуацию. Михайлов помолчав, согласился.

Марк Грумман весьма удивился, услышав, что дело решилось так быстро и связавшись с АНБ, дал команду проинструктировать селенитов по поводу их задачи.

Баум связался с Зориным:

" Виктор! Я буду готов к стыковке через 3 часа.

Отменяется! Займи позицию под нами в 3 километрах от нижнего среза, и жди нашу шлюпку!"

Так, по первому пункту отказ!

чертыхнулся Баум, но ничего не возразил.

" В скафандрах?

Нет! Возьмем голыми. Пусть ваш челнок везет скафандры с собой, у нас тут не слишком просторно, готов только один блок.

С того времени как в 2003 году шаттл сгорел в атмосфере над Аризоной, посадку астронавты осуществляли только в специальных скафандрах,

которые если и не защищали на все сто, то значительно повышали шанс выжить, давая возможность эвакуации на высоте от тридцати км. Баум аккуратно повел челнок под станцию и активизировал стыковочный

узел. Шлюпка русских - металлическая пустая бочка в которой могли разместится пятьдесят человек, оборудованная тормозной и парашютной системами. Стыковка прошла тихо и мирно. Селениты быстро покинули шаттл, стыковочный узел закрылся и Баум двинулся на низкую орбиту, где придется болтаться еще дней десять, имитируя ремонт. Зорин встретил селенитов у входа в жилой блок командного центра познакомился со всеми, поулыбался, подумав что ребятам в нагрузку придется позаниматься разведкой и пригласил всех в центр управления станции, зная, что как и ему , вряд ли им удастся что-то узнать. Селениты приняли душ и отправились отдыхать, только командир экспедиции захотел сразу осмотреть командный пункт. Большого секрета там не было и Зорин повел его с собой, расспрашивая о лунных делах. После того,как американцы совершили высадку в 1969 году, русские Луну игнорировали, наверное потому что им тогда элементарно не хватило

денег, хотя все было готово для высадки, но по срокам они опаздывали, и обиду затаили великую! Луна была для космонавтов самым больным воспоминанием той великой космической гонки и проигрыш навсегда закрыл для России лунную тему!

Командный пункт был самым лучшим местом на станции,располагался он поверх "кастрюли" и имел такую же цилиндрическую форму, но! Он был весь стеклянный: и стены и потолок! Когда Зорин впервые попал сюда, то с трудом заставил себя уйти, никогда космос не был так близок, так огромен, так осязаем!

8

Михайлов , приехав на дачу, сразу отправился во флигель ,где обитали его дочь и ее гений. Дочь улыбалась, а Сергей как всегда был серьезен

и спокоен.

" Ну и как ваши дела? Все готово!

А у меня не готово, видишь ли Сергей, железку сделать легко, а вот человечка под эту железку трудно, тем более много-много человечков!

Группа будет готова не раньше чем через три месяца.

Увидев огорчение на лице дочери, он продолжил: " Американцы будут на Марсе раньше нас, они это а заслужили, вам и себе я предлагаю совсем другую программу! Займемся-ка мы звездами!"

Сергей вспыхнул:

" Но у нас нет никиких точных координат, куда и что мы отправим?

Не было , а теперь есть? Вчера наши астрономы передали отчет работы космотелескопа: у тау Веги есть очень интересный объект: похоже планета земного типа с кислородной атмосферой, так что готовим робота и будем ждать результата.

Президент вышел из флигеля, его уже ждал директор новой секретной службы Алексей Федоров, человек в высшей степени важный во всей этой комбинации, и как и все остальные находящийся в глубоком заблуждении относительно целей защищаемого им проекта. Легенда гласила, что новый источник энергии на орбите обеспечит абсолютную автономность космических баз без ограничения их размеров и персонала.

Федоров доложил о подготовке военной и технической групп, все шло нормально, но отсев был приличный, президент знал об этом и никого не торопил. Самым больным местом были узкопрофильные специалисты: биологи, химики и прочие, и если их профессиональная подготовка не вызывала сомнений, то то все остальное было очень сложно. Проходил только один из сотни, да и то с вопросами. Федоров уехал, а Михайлов попросил связать его с Зориным под предлогом того, что хотел лично убедится, что с размещением американцев на станции нет никаких проблем, и порасспросил того о том о сем, стараясь почувствовать его настроение. Зорин должен стать одним из тех, кто будет посвящен в тайну проекта, и поскольку таких людей будет не больше десяти, президент желал иметь твердую уверенность в точности своего выбора.

9

На мысе Канаверал начался отсчет последнего месяца перед стартом марсианской экспедиции. Все основные блоки корабля уже прибыли с Боинга. Разгонные и тормозные блоки из Юты ждали к концу недели.

Специалисты Моторолы, Тексас инструментс и IBM проводили проверку всей электроники, ЦУП занимался тренингом стартовой команды, а в целом обстановка была на редкость спокойной. Единственным человеком, испытывавшим жуткое нетерпение был Марк Грумман, но это не было известно никому и посему не вызывало головной боли ни у кого, кроме него самого . Селениты вернулись с орбиты ничего не прояснив, вернее они пребывали в полной уверенности, что посетили обычную орбитальную станцию, не более того. Грумману это не нравилось, но наблюдение за станцией, отсутствие мощных двигательных установок, небольшой экипаж постепенно заставили и его поверить, что Марс русских не ждет.

Он вылетел на Канаверал рано утром и его лимузин уже двигался к его личной резиденции, откуда открывался изумительный вид на стартовый комплекс. Грумман был скрытым фанатом космоса, и даже долгие годы в политике со всеми ее прелестями и цинизмом не уничтожили юношеский восторг в его душе. Когда умер Нил Армстронг Грумман неожиданно для себя заплакал и отменив все встречи, а он тогда был сенатором от Калифорнии, налил стакан виски и оставшуюся часть дня провел просматривая видеозаписи лунных экспедиций, напился до изумления и остался спать в своем кабинете. Обеспокоенная жена приехав к нему утром, вошла в кабинет и увидела что он спит на диване, рядом пустая бутылка виски, да еще от второй половина, телевизор не выключен. Она вынула кассету из видеомагнитофона и сразу поняла в чем дело. Сев в кресло, она долго смотрела на мужа, потом попросила секретаршу приготовить кофе для себя и для него и никого с ним не связывать, сказав, что он плозо себя чувствует. Когда Марк проснулся, она подсела к нему и они молча пили кофе . Потом она обняла его и сказала:

"Марк, ты поставишь ему памятник на Марсе!"

Смерть всегда рождает жизнь! Свято место пусто не бывает. Если раньше Марк медленно и спокойно делал карьеру, опираясь на деньги Сьюзен и своих многочисленных союзников, то с этого момента он словно отринул с ног своих прах повседневной нудной суеты политической жизни и генерируя все новые и новые идеи буквально за один год превратился из заметного, но достаточно заурядного политика в главного кандидата демократической партии на предстоящих через год президентских выборах. И выиграл их! В Америке давно не было такого молодого президента. Ему конечно достались проблемы от прежней администрации, но почувствовав поддержку общества он быстро прекратил военную операцию в Индонезии, сохранив блокаду побережья и оказав финансовую поддержку центральному правительству, несмотря на то, что режим был конечно беззаконный, но лучше они, чем фундаменталисты. Поработав вплотную два года над дефицитом бюджета и стабилизировав ситуацию, Марк наконец занялся Марсом. Обрезав тут и там, он набрал необходимую сумму и запустил наконец дело. Самым трудным оказалось логоворится с Голливудскими продюсерами о запуске двух блокбастеров на тему космоса и телевидением, считавшим космическую тему отыгранной навсегда, но удалось и это.

10

Группа, в которую входил Филонов, состояла из самых разных специалистов и тренинги носили интересный, но очень странный характер:они исследовали модели биосферы, используя исключительно экспресс-анализ с помощью сверхкомпактной и сверхсовременной

аппаратуры, которой Иван раньше нигде не встречал. А уж компьютер был словно из другой Вселенной! Когда они загрузили данные по общей оценке, Иван собрался идти отдыхать до завтра и вдруг принтер начал печатать отчет! Иван, зная свою программу и объем данных, услышал шуршание каретки принтера и оглянувшись так и остался стоять, пока принтер не закончил печатать. Подумав, что здесь какая-то ошибка он отнес данные для сверки специалистам по моделированию: все оказалось тютелька в тютельку с заданными ими характеристиками! Самыми сложными оказались работы по оценке наличия планет у звезд, используя только косвенные данные и данные сравнительного анализа по существующим планетам они попытались прогнозировать не только наличие планет, но и их характеристики. Тут фактор случайности был такой величины, что подсчет вероятностей выходил за все разумные пределы и Иван всегда видя в любой машине конкурента, проговорил про себя:" Ну сейчас ты попаришся!"

Компьютер парился ровно два часа.

Ивану пришлось начать уважать железяку!

Они обнаружили двенадцать планет земного типа, но все они были так далеко, что считай их и не было вовсе! Филонов удивлялся тому, что так много усилий было потрачено на разработку этой модели, которая вряд ли понадобится и через тысячу лет, если вообще понадобится. Наконец через три месяца они закончили с моделями и началось что-то непонятное. Их перевезли в тренировочный лагерь и начали гонять по лесам и полям, учили форсировать реки, потом перебросили куда-то на Кавказ и они прошли трехмесячную альпинистскую подготовку. С каждым новым испытанием группа становилась все меньше и меньше, и к тому времени как все закончилось, их осталось двенадцать человек. Филонов не привык сидеть без дела, однако у него безжалостно отобрали компьютер и буквально заставили томится от безделья!

Пришлось валятся на пляже, плавать и бродить по прибрежному лесу, слушая птичек и шелест листвы. Первое время Филонову приходилось туго однако через неделю он вполне освоился и обнаружил, что и такой образ жизни имеет свои незаметные достоинства. Так прошел целый месяц. В конце июня их отправили в какой=то медицинский центр, еще раз всех проверили, потом посадили в самолет и переправили в Москву. В Москве, а вернее в Подмосковье их поселили в коттеджном поселке посреди соснового леса. Через три дня по приезде их предупредили, чтобы они были готовы к немедленному убытию, в конце того же дня группу собрали в одном из коттеджей. Когда в коттедж вошел президент в сопровождении девушки и молодого человека, все смотрели очередной репортаж с мыса Канаверал и не сразу заметили вошедших, услышав за спиной суету и удивленные возгласы Филонов обернулся и оказался лицом к лицу с человеком, который был хорошо ему знаком, но встреча с которым лежала за пределом любой вероятности; кто-то поздоровался с президентом , тот пожал руку каждому и представил своих спутников:свою дочь Елену и молодого человека по имени Сергей Богомольцев. Когда все уселись, Михайлов начал свой рассказ о том, чего не может быть никогда и о чем можно было только мечтать.

11

Месяц тянулся бесконечно долго и Марк Грумман в нетерпении и опаске, все-таки русские не выходили у него из головы, дважды прилетал на космодром, нервируя директора НАСА и персонал на стартовом комплексе. Наконец настал тот день, ради которого Грумман стал

президентом, в чем, конечно, он никогда бы не признался, тот дань, когда жизнь становится похожей на жизнь , когда осязаема каждая секунда, когда все имеет смысл:. Жаль конечно, что все это выглядит не так, как в 1969 году и старт "Марса" можно будет увидеть только на огромном экране ЦУПа, потому что это не маленький лунник, а большой корабль с экипажем в двадцать человек и размером больше "Боинга", Марсианский корабль уже месяц , как был собран на орбите и ожидал старта, подвергался бесконечным проверкам и тестам. Позавчера

команду перевезли с орбитальной станции на борт "Марса", а сегодня, доложив о полной готовности, она стартует с орбиты Земли. Марк в который раз разглядывал корабль, хотя все ему было давно знакомо: длинные цилиндры разгонно тормозного комплекса, огромный тороид

( точь в точь по Кларку!) жилого комплекса, прилепившиеся по бокам спускаемые аппараты,Впереди большой цилиндр марсианской базы, который останется на Марсе навсегда..Грумман настолько был поглощен происходящим, что не слышал об объявлении минутной готовности и только увидев в углу экрана бегущие цифры, оглянулся, Бейкер стоял рядом и внимательно смотрел на президента.

"Марк, твоя мечта исполняется."

мягко улыбаясь, проговорил Бейкер, ему было удивительно видеть в президенте, а уж он в свои 64 года насмотрелся, настоящий интерес не к тому, что это принесет, а к самому действу на орбите. Этого понять он никак не мог, но уж извлечь выгоду из интереса он умел как никто другой! На экране появилось долгожданное зеро, на торцах разгонных блоков вспыхнуло неяркое свечение и махина марсианского корабля медленно набирая скорость, начала свой великий поход.

"Надо было привлечь пиротехников, чтобы прибавили огня и дыма, а то как-то все неярко!"

пошутил Грумман, вспоминая старты "Аполло"

"Да, если все это взорвать, публика была бы довольна! "

ответил тем же Бейкер.

Экран показывал лицо командира экспедиции полковника ВВС Нормана Триви, тот улыбался и что-то говорил, как обычно в таких случаях, самое простое и понятное, без всяких там трескучестей и выспренности. На мониторе шла трансляция с Таймс-сквер, люди смотрели на большой экран, девушки что-то кричали, публика была на взводе и веселилась вовсю, К президенту подошли люди из Си-Эн-Эн, пора было что-то сказать народу. Бейкер было шагнул а сторону, но Марк схватив его за рукав, не дал ему отойти и положив руку на его плечо, махнул телевизионщикам, передача пошла. Продолжая искоса посматривать на монитор, Грумман видел себя и Бейкера на огромном экране, установленном на Таймс-сквер, слышал рев толпы и собственный голос, принадлежавший не ему, а огромному лицу на экране. Так было всегда., стоило Марку заговорить перед людьми, кто-то внутри него уверенно брал руль в свои руки и Марку оставалось только слушать вместе со всеми себя со стороны! Когда это произошло первый раз Марк пригласил своего старого друга Криса Занковски и рассказал ему о произошедшем, Крис сказал, что это нормальный эффект для человека глубоко вникающего в то, о чем он впоследствии говорит, короче, Марк, ты все это так обсосал внутри себя, что тебе не надо думать, когда ты говоришь, твой ум свободен и наблюдает сам за собой, так что не парься по этому поводу. Они еще посидели и поболтали о своих однокашниках и Занковски ушел. Марк вынырнул из своих воспоминаний, пора было возвращаться в Вашингтон, он вспомнил, что вечером должен приехать сын из Бостона, в этом году тот заканчивал университет и опаздывать было никак нельзя они так редко виделись за последние два года. Уже в самолете Марк почувствовал, что напряжение копившиеся последние месяцы начинает медленно растворятся в атмосфере окружающей его радости . Дело сделано! Конечно, еще пройдет много времени до возвращения экспедиции, но ни у кого не было ни малейшего сомнения в ее успехе. Теперь можно вернуться к тому главному и важнлму, что было отодвинуто, но не забыто, к тому, что изменит очень многое, что надо беречь, как зеницу ока. Встреча с Рипли была назначена на завтра и президент ожидал от нее очень многого.

Уэйн Рипли работал в исследовательском центре Боинга , они познакомились случайно, когда Марк посещал Боинг по поводу окончания работ по изготовлению опытного образца посадочного марсианского модуля и началу летных испытаний. Тогда президент фирмы устроил ему экскурсию по исследовательскому центру и одним из сопровождающих был Рипли. В какой-то момент Рипли передал Марку лазерный диск , сказав что это что-то вроде виртуальной прогулки по Боингу и картинки из его истории. Вернувшись в Вашингтон, Марк про этот диск забыл, однако дней через десять-двенадцать, ему никак не удавалось уснуть, после напряженных консультаций по поводу военного бюджета и он вспомнил о диске. посчитав, что тот послужит вместо снотворного, включил компьютер и начал смотреть. Только первые несколько кадров были посвящены Боингу, а дальше появилось лицо Рипли. И тот начал свой рассказ о том, что антигравитация не сказка, а вполне реальная и опасная штука, о которой должны знать только Рипли и президент, что необходимо создать условия для технического осуществления проекта, Марк ошарашенно смотрел на экран не зная верить ли ему или выбросить диск в мусорную корзину, его не впечатлили даже кадры действующей модели, настолько он был обескуражен тем, что услышал и увидел! Если это правда, то это большая головная боль лично для него, потому что придется городить огород секретности и делать это придется ему самому, иначе через пять лет все будет известно всем! Марк решил не ломать голову над истинностью информации, а просто отправил Рипли сообщение на указанный тем электронный адрес. Он указал в сообщении номер ячейки на вокзале, где Рипли сможет найти пропуск в Белый дом и время визита. После визита Рипли президент расстроился окончательно. Правда всегда хуже лжи! Особенно когда это касается таких серьезных вещей. Однако надо было что-то делать! Рипли должен был уволится с Боинга по причине какого-нибудь расстройства, якобы по совету психоаналитика, хотя, конечно глядя на почти двухметрового Рипли нельзя было сказать, что он и психоанализ когда-либо нуждались друг в друге. Но кто сейчас приглядывается друг к другу! Через один из фондов своей жены, Марк приобрел акции небольшой судостроительной фирмы на Багамах, которая занималась ремонтом яхт и Рипли был назначен директором этой фирмы. Это позволилоему оборудовать в одном из цехов небольшую производственную площадку для сборки действующих образцов. Главной проблемой проекта была энергетика, только небольшой атомный реактор обеспечивал необходимые характеристики для непрерывной работы в течении долгого времени и добыть реактор казалось совершенно невыполнимой задачей, все было под контролем стольких глаз, что Марк спомал голову, пытаясь решить эту задачу, а до поры они использовали авиационные двигатели с генератором энергии. На помощь пришел случай, военные давно требовали разработать самолет наблюдения, который мог бы находится в заданном районе по многу дней не возвращаясь на базу. Это касалось в основном таких районов как Филиппины и Колумбия, где наркоторговцы и партизаны, вовсю воевали с местной армией, пользуясь, сложность условий , а спутниковый контроль не всегда был достаточно эффективен. Рипли предложил проект самолета с небольшим атомным реактором и с незаметной помощью Марка выиграл конкурс. Тогда конечно был большой шум по поводу бюджетных средств, но используя болезненность темы наркотиков, Марку удалось столкнуть лбами сторонников экономии средств и общественность, обеспокоенную ростом потребле-

ния кокаина за последние годы. Рипли построил шесть самолетов для армии, но опытный образец остался у него для проведения дальнейших экспериментов и все в общем сложилось наилучшим образом. Тем более , что заботу о безопасности фирмы взяло на себя агентство по использованию атомной энергии; их не интересовало , что там Рипли делал со своим реактором на самом деле, а в основном вопросы правильной эксплуатации оборудования и ограничение доступа к установке.

Питер Соммерфельд из агентства по борьбе с распространеним наркотиков поговорив утром со своим агентом , связался с заместителем бюро Локвицем, поскольку дело осложнялось присутствием федеральной охраны и проводить операцию без их ведома не представлялось возможным. Локвиц обещал представить агентам прикрытие, чтобы тараканы не разбежались и к вечеру Соммерфельд имел в руках все необходимые документы. Созвонившись с агентом и узнав, что "Рипли Аэроспейс" ждет прибытия своего борта к завтра к обеду, Питер выдвинул группу прикрытия и разведки к месту операции, самолет должен быть арестован сразу после посадки на взлетной полосе и начал инструктаж тех, кто будет действовать официально. На следующий день, за десять минут до посадки рейса, Рипли с своей командой подъехали к воротам аэродрома и предъявив документы, двинулись к диспетчерской: агенты быстро взяли под свой контроль связь с самолетом . Боинг 727 катился по взлетной полосе, и на борту не предполагали обзавестись новыми знакомыми, которые лежали в траве вдоль взлетной полосы, предвкушая богатый улов и щедрые премиальные. Смолкли двигатели, опустился трап и в самолет ворвались люди в камуфляже, крича страшные слова! В самолете однако их ждало несказанное удивление: они ожидали захватить не только груз, но и группу сопровождения , однако на борту был один-единственный человек. Они уложили его на пол и начали осмотр машины. Внутри салона был закрытый отсек с надписью "реактор" и еще один безо всякого названия, но так же наглухо закрытый. В это время Соммерфельд, пытаясь определить местонахождение Рипли, выяснил что тот пилотирует самолет в одиночку и тут же отправился на летное поле. Рипли лежал на полу в салоне и даже не ругался, Соммерфельд разрешил ему подняться и потребовал открыть запертые отсеки,

"Кто вы такие?" спросил Рипли

Соммерфельд дал ответ, Рипли потребовал присутствия людей из Агентства по атомной энергии, из тех, что обеспечивали безопасность на аэродроме. Когда те пришли Соммерфельд повторил свои требования. Был доставлены костюмы радиационной защиты: один человек Соммерфельда и один из агентства открыли отсек реактора и вошли внутрь. Через несколько минут они вышли, все чисто. Когда речь зашла о втором отсеке, Рипли категорически отказался его открывать и назвал номер телефона, по которому нужно позвонить. Когда Соммерфельд набрал номер и услышал ответ, то приказал всем, кроме Рипли, покинуть салон. Он разговаривал недолго и после разговора собрал своих людей и быстро покинул территорию аэродрома. Питер Соммерфельд всегда был двойным, его толкали вверх по служебной лестницы люди Бенитеса, обеспечивая успехи за счет конкурентов и проплачивая немалые деньги тем, кого мало интересовала борьба с наркотиками, но очень интересовали дорогие автомобили и особняки во Флориде. Поэтому Питер немедленно отправился в бар на набережной, куда вскоре после его появления пришел связной и Питер потребовал встречи с боссом, и это был второй случай за все время его службы. Через час появился грузовой фургон , Питеру приказали сесть в грузовое отделение и они петляли по дорогам наверное целый час до тех пор пока двери фургона открылись. Питер увидел , что фургон находится внутри какого-то складского помещения. Навстречу Питеру шел Бенитес. Питер быстро рассказал о случившемся, особенно выделив разговор с президентом,

Ну и что ты предлагаешь нам делать? спросил Бенитес

Что мы вообще должны с этим делать? Разве это наше дело?

Ну мы можем хотя бы понаблюдать для начала, я могу прощупать этого Рипли.

Нет, держись от этого подальше, я подумаю и если что-то решу, то у меня найдутся люди для этого дела помимо тебя.

Люди вроде Бенитеса всегда вели себя так, словно им никто не нужен и все вокруг мусор, однако Питер хорошо знал, что если дело стоящее его не забудут, и поэтому не обращал внимания на небрежный тон разговора с ним. Мне показалось что дело касается какой-то чрезвычайно важной новой технологии. Питер видел, что Бенитес очень заинтересован, но необычайно раздражен, не вполне понимая ситуацию Соммерфельд отнес все это на счет каких-то текущих дел и уже собирался продолжить разговор, однако Бенитес быстро вышел , а Питера отвезли туда откуда забрали.

12

Богомольцев впервые видел транспортную космическую систему вживую, на экране все это производило большое впечатление, но в натуре! Гиперзвуковой разгонный транспортник Ту196 с космическим челноком наверху выглядели просто невероятно, если стоять в десяти метрах от них. Сергей вместе с пилотами челнока ждал пока подьедет подъемник, с помощью которого они смогут поднятся на борт . Пилоты тихо разговаривали о чем-то своем , поглядывая искоса на Богомольцева, у них впервые был такой пассажир, да еще в единственном числе. Он настолько не был похож на тех , кого они привыкли возить на орбиту , да и вообще не был похож на тех, для кого космос был профессией, что на Земле, что наверху, и экипаж челнока находился в легком недоумении: не профессионал, не турист! Подъемник напоминал обычный трап, но очень большой , Сергей поднялся вслед за пилотами и наконец попал внутрь корабля. Все было похоже на салон небольшого самолета,однако вместо кресел были какие-то коконы и только впереди, у приборной доски находились два довольно обычных пилотских кресла. Пилоты одели большие тяжелые скафандры и заняли свои места.

Неожиданно два из коконов раскрылись, внутри были обычные кресла, третий член экипажа усадил Сергея в один, сам уселся в другой, кокон начал медленно закрыватся. Когда он закрылся окончательно, вспыхнул мягкий свет, перед Сергеем включился небольшой экран, на котором он увидел взлетную полосу. Мягкие подушки наполнились воздухом, плотно прижав Сергея к креслу.

" Как устроились"

услышал Сергей

" Да вроде все в порядке."

" Если хотите сменить картинку, то компьютер управляет ею с голоса"

Потянулись минуты ожидания, Сергей спокойно слушал как экипаж обменивался сообщениями с пилотами Ту , обычная процедура запуска, тест систем управления, контроль связи. Наконец заревели двигатели Ту и с легким толчком вся махина начала разгон. Включив боковой обзор Сергей видел как сначала медленно, а потом все быстрей и быстрей

замелькали далекие постройки вдоль взлетного поля, самолет оторвался от взлетной полосы и резко задрав нос начал быстро набирать скорость. Через несколько минут на высоте 60 км и при скорости 6000км\час челнок отделился от носителя , Сергей почувствовал как его начало вдавливать в спинку кресла, но пневмоподушки мгновенно компенсировали это неудобство. Сергей почти не почувствовал , когда перестали работать двигатели челнока и когда кокон вдруг раскрылся, для него это оказалось неожиданным, он не ожидал что все произойдет так быстро

"Поплаваем?"

Невесомость напоминает веселую игру только для стороннего наблюдателя, спокойно сидящего в кресле у себя дома, а на самом деле когда тебя лишают привычных ощущений и ты беспомощно трепыхаешся, не в силах ни двинутся куда-либо, ни остановится, если удалось сдвинутся с места. Пилот взял Сергея за руку и потащил к свободному креслу впереди у лобовых иллюминаторов, Сергей мягко высвободив руку, попытался двинуться сам, однако его сразу начало крутить и остановиться он смог , ухватившись обеими руками за кресло. Пилот засмеялся, но говорить ничего не стал, спокойно ожидая , что дальше предпримет пассажир. Сергей отпустил кресло и просто повис в воздухе, привыкая к новым ощущениям. Наконец он осторожно протянул руку пилоту и они поплыли вперед. В иллюминаторах прямо по курсу висела огромная луна и море звезд: зрелище от которого жители загазованных земных городов давно отвыкли. Космос для них был пуст и неуютен, только несколько слабеньких звездочек в сплошной черноте. Челнок начал медленно разворачиваться, готовясь к стыковке,. Они вплыли под огромное плоское брюхо станции, приближаясь к шлюзу и уровняв скорость со скоростью станции , состыковались без малейшего толчка. Зорин. встречая гостя уже знал о том , что с появлением этого человека многое должно измениться и был удивлен неспецифичностью облика Богомольцева, отсутствием тех черт, к которым он привык, встречаясь с теми людьми, которые были способны изменить многое и в его жизни и в жизни людей его окружающих, отсутствием того запаха силы и власти, без которого трудно было подчиниться чьему то главенству. Напротив, гость смотрел на Зорина восхищенными мальчишескими глазами, да и похож он был на мальчишку, как по возрасту, так и по отсутствию какой-либо позы. Но Зорин получил приказ от президента и знал кто теперь главный на станции, поэтому он не придал никакого значения своим впечатлениям, понимая что в этом мальчике кроется нечто, что делает все остальное малозначимым и мелким. Они познакомились, вернее Зорин по военному представился, а гость ответил совершенно по-граждански и они отправились в тот блок , который был закрыт для всех включая Зорина, всего таких блоков было восемь. С этого момента Зорин получал доступ ко всему кораблю и именно Богомольцев должен был посвятить его в тот секрет, о котором Зорин пытался не думать все последнее время. Сергей достал электронную карточку, вставил ее в щель замка, а затем набрал длинный шифр, дверь открылась. Они вошли во вполне обыкновенный отсек, вдоль которого стояли рабочие кресла и висели экраны мониторов, в конце отсека было нечто уголка отдыха со вполне земными диванами, что в невесомости выглядело весьма забавно. Они прошли в этот уголок и если так можно выразится "сели" на диван. Диван был покрыт тканью со свойствами липучки и они зафиксировались. Богомольцев говорил минут тридцать с перерывами на вопросы Зорина, потом Зорин показал Сергею его жилую каюту и отвел его в командный центр , где Сергей застрял надолго, будучи в восторге от открывшейся картины вселенной. Зорин долго не мог прийти в себя, то что рассказал ему Богомольцев не помещалось ни в сознании ни в душе, он , будучи твердым реалистом, никогда не брал в руки фантастических романов и о нуль-транспортировке услышал впервые. Вся космическая техника и весь опыт людей с ней связанных стали в одночасье никому не нужным хламом и Зорину стало весьма не по себе, стоило подумать о будущем.

13

После долгого торможения марсианский корабль вышел на орбиту и астронавты начали подготовку к первому атмосферному полету посадочного модуля , чтобы осмотреть место будущей посадки и окончательно определиться. Пилоты прошли через шлюз и заняв свои места начали проверку систем челнока, на двух экранах шли блоки информации, все было в заданных рамках, никаких сбоев, тест за тестом. Оставалось отстыковаться и произвести пробный пуск двигателей, Что и было сделано через тридцать минут, челнок отстыковался и с помощью двигателей ориентации отошел от корабля на пятьсот метров, в это время второй челнок, прошедший те же процедуры, был готов прийти на помощь первому. Двигатель был запущен и через некоторое время челнок начал снижение к поверхности Марса, пилот Джеф Янг спокойно наблюдал , как приближалась поверхность планеты и только на высоте десяти километров переключился на ручное управление. Продолжая снижение, он наблюдал на экране сигнал радиомаяка , когда расстояние до него уменьшилось до двадцати километров Джеф подал сигнал на включение светового маркера, почти прямо по курсу, чуть левее, на поверхности планеты начала вспыхивать яркая белая точка, пилот опустил челнок до пятисот метров и включил камеры съемки , чтобы на борту корабля, после возвращения, можно было оценить ситуацию во всех деталях. Внешне все выглядело вполне нормально, все что было заброшено на Марс и ждало основную экспедицию лежало в разбросе одного километра от радиомаяка. Джеф закончил осмотр и включив основной двигатель на полную тягу, начал возвращение на орбиту, через тридцать минут челнок пристыковался.

На борту корабля тем временем шла работа по подготовке спускаемого жилого модуля, огромный цилиндр отстыковали и отогнали на два километра , когда Джеф привез данные о поверхности, начали расчет времени торможения . На следующий день , а вернее после восьмичасового отдыха началась высадка экспедиции, сначала включили тормозные блоки жилого модуля и огромный цилиндр начал быстро отставать от орбитального корабля , снижаясь к поверхности Марса, на следующем витке получив данные об успешном приземлении модуля, группа высадки заняла свои места в челноке. На поверхность должны были опустится двадцать человек, а на орбите оставались шестеро, включая двух пилотов второго челнока и первого помощника командира экспедиции, остальные трое : врач, второй инженер и астрофизик, которому предстояло в одиночку высадится сначала на Фобосе, а потом на Деймосе. Джеф отвел челнок от корабля и включил тормозной двигатель, высадка началась! Командир экспедиции что-то непрерывно говорил в невидимый микрофон, на Землю шла прямая трансляция, и неизвестно, что было важнее сама высадка или картинка, которую наблюдала вся планета. Вообще при выборе командира экспедиции при всех прочих равных, критерием отбора была способность при случае превращаться в профессионального шоу-мэна, поскольку люди должны были не только понимать, но и чувствовать что деньги потрачены не зря, что дело не окончится , как с Луной :слетали и забыли! Поэтому Джон Рассел , полковник ВВС США, бывший командир летно-испытательного центра, помимо летного и административного опыта, имевший докторскую степень по социопсихологии, был внешне похож на стареющую голливудскую звезду , а уж уболтать, да не просто уболтать, а так что ты и почувствовать не мог, что тебя в чем то убеждают , мог любую аудиторию. Он с успехом мог бы стать и сенатором и президентом, но как всякий приличный военный профессионал был готов к компромиссу только до определенной степени, поэтому понимал, что устроить всех он не сможет, а потому не устроит никого. Он сделал ставку на марсианский полет На высоте два километра сработала парашютная система, челнок качнулся и начался самый опасный и сложный момент посадки, теперь все зависело от того как сработают тормозные ракеты у самой поверхности. Марс приближался! Впоследствии, когда будет подготовлена взлетная полоса, все будет гораздо проще, но первая посадка с помощью парашютов была неизбежным этапом экспедиции, даже если все пройдет не очень гладко и челнок будет поврежден, они смогут, оборудовав вторую полосу, принять второй аппарат, но хотелось, чтобы все прошло как надо! Резкий рывок , челнок завис на мгновение и плавно, без удара, застыл на месте!

Джеф оглянулся, его пассажиры еще не поняли, что все закончилось, все с напряжением смотрели ему в спину, Джеф тихо сказал:

"Приехали."

Джессика Макфарлейн, биолог и врач, закрыла глаза и торопливо перекрестилась. Несмотря на нетерпение экипажа, после получасового отдыха, Рассел приказал одевать костюмы и готовится к выходу. Марс не Луна, здесь не требовались тяжелые скафандры, температура днем в экваториальной зоне достигала плюс 10 по Цельсию, поэтому одежда астронавтов была похожа скорее на легкие водолазные костюмы, легко одеть легко снять, поэтому через пять минут все были готовы. Через шлюз , по трое астронавты вышли на поверхность. Пустыня Марса во всей красе, полдневный свет освещал желтый песок с красноватым оттенком , камни серовато-коричневого цвета, красный не присутствовал напрямую, касалось это сам разреженный воздух Марса был красным и сквозь него, как сквозь цветное стекло все выглядело несколько угрюмо и угрожающе. Джеф, оставшийся в челноке опустил пандус грузового отсека, дождался пока освободят от креплений транспортную платформу и выведут ее на поверхность, потом он тоже оделся и вышел из челнока.

На платформе они отправились к жилому модулю, черневшему в километре от места их посадки, ехали неспешно, осматриваясь и оглядываясь, объезжая камни и небольшие углубления которых, впрочем, было немного. Модуль был весь укутан парашютами и стропами, им пришлось все убирать, минут тридцать прошло пока они все закончили и открылилюк входного шлюза. Атомный реактор находился в двух километрах от жилого блока, кабель протянули по поверхности и обозначили по всей длине ярко-желтой лентой, в дополнении кабель был оборудован сигнальными световыми маячками , каждый через десять метров, получилась настоящая елочная гирлянда. В экипаже два инженера были специально подготовлены к обслуживанию реактора, они очень долго тестировали все системы, наконец запустили реактор

в холостом режиме и не торопясь, начали нагружать реактор, подключая все системы жилого модуля. Вторая группа отправилась к подземному озеру, где находилась водородная станция, которую тоже нужно было подключить к реактору. Замерзшее озеро располагалось на глубине пятьдесят метров, нужно было пробурить скважину и опустить в нее нагреватель и водяной насос, нагреватель и насос подключили к развернутым солнечным батареям , они обеспечивали подачу двухсот литров воды в сутки, часть воды предполагалось использовать по прямому назначению, а остальное разлагать на водород и кислород для двигателей, в том числе пополнять запас топлива челнока. Через несколько дней , когда работы были закончены, вся группа занялась подготовкой взлетно-посадочной полосы, выбрали площадку достаточно ровную, проверили качество грунта, убрали камни и залили полосу специальной пеной, которая пргопитала верхний слой почвы и затвердев, превратила кусок марсианской пустыни во вполне приличный аэродром. Джеф запустил двигатели на малые обороты, челнок медленно, скрипя колесами по песку и мелким камням и слегка покачиваясь , двинулся вслед идущему впереди транспортеру. Завтра предстояло провести испытания полосы по полной программе, взлет и посадка и это был очередной критический момент вжизни экспедиции. Вместе с Джефом должен был лететь геолог, которого интересовали выходы минералов на поверхность в пятистах километрах юго-восточнее и хотелось осмотреть все вблизи с небольшой высоты. Вообще для полетов с небольшим, не более трех человек, экипажем, существовала небольшая шлюпка,

но ее еще должен был доставить с орбиты второй челнок, а поскольку испытания полосы предполагали и облет окрестностей, то решено было воспользоваться удобным случаем и позволит геологам попользоваться ситуацией. Джеф дождался, пока Билли, так звали геолога, окончательно устроится, и связавшись с командиром запустил двигатели. Челнок пробежав по всей полосе, что впрочем ему не требовалось, но предусматривалось программой испытаний легко оторвался от поверхности и задрав нос кверху помчался с максимальным ускорением, Джеф искоса глянул на геолога, но тот ответил совершенно спокойным взглядом, нисколько не впечатлившись его пилотскими способностями, видимо всю группу специалистов изрядно покатали на всем что летает еще на Земле, чтобы потом они не падали в обморок при малейших перегрузках. Переведя челнок в горизонтальный полет на высоте два километра, Джеф подкорректировал курс и подумал о том. что самое время перекурить, ну хотя бы помечтать о перекуре.

Билли казалось читал его мысли:

"Самое время перекурить, а?

Джеф поморщился, ему не нравилось, когда его желания, даже самые невинные становились известны окружающим и,хотя Билли просто угадал, у него всегда возникало ощущение некоторой незащищенности, и так все время подготовки тебя всего прощупывают и просвечивают, и в голову стараются залезть, задавая кучу, на первый взгляд, посторонних вопросов. До цели оставалось километров сорок, когда компьютер выдал сигнал о снижении температуры в хвостовом отсеке. Джеф включил дополнительную тестовую программу, но ничего особенного не обнаружил, возможно при выгрузке транспортера, в уплотнение пандуса попал песок и герметичность была нарушена, однако в хвостовом отсеке не поддерживалось земное давление и датчики промолчали. Он связался с базой и получил разрешение на дальнейший полет. Снизившись до высоты сто метров они дважды прошли над тем местом, которое интересовало Билли, сделали кучу фотографий , а Джеф присмотрел место для посадки, если придется сюда вернутся за образцами. На обратном пути Джеф не набирал высоту, они летели примерно на двустах метрах, благо разреженная атмосфера не слишком препятствовала полету, на скорости в двести миль в час и разглядывали пустыню.

Посадка прошла гладко и спокойно, полоса получилась что надо.

14

Зорин вместе с Богомольцевым второй день возились с "Коршуном", это небольшой космический катер на четырех человек, разработанный и испытанный лет десять назад, предназначался для различных целей, в том числе и для экстренной эвакуации с орбиты. Теперь он был полностью переделан и вместо четырех там было только два пилотских места,

одно из которых предназначалось Зорину, были полностью заменены двигатели, что давало возможность стартовать с поверхности планеты не прибегая к помощи разгонного блока, дополнительная тормозная система, а сверху длинный контейнер с парашютами. Зорину обычно все было известно, касаемо космической техники, везде были знакомые,которые спешили похвастаться новинками, однако в данном случае он был в полном неведении: кто, где , когда занимался работой по переделке, а по сути это была совершенно новая машина, неясно, а спрашивать Сергея ему почему-то не хотелось. Он еще никак не мог переварить то, что Сергей сообщил ему по прилете на станцию, и чувствовал что вряд ли справится с этим в обозримом будущем. Впрочем, как настоящий солдат он всегда был готов ввязаться в драку, война план покажет! Покамест Зорин чисто механически запоминал то, что несла в себе эта механическая птичка, все новые инструкции и регламенты. Вчера он целый день смотрел видео с борта разведывательного бота. Чужая планета была прекрасна! Огромный континент , прорезанный большими реками, горы до небес, леса! Зорина уже столько лет окружали бетонные стены, асфальт и замученное людьми небо что эта планета , на которой ему предстояло провести несколько месяцев, восхищала его. Уже через неделю пространство разверзнется перед ним и он окажется там! Так далеко,и так близко! Неделя пролетела незаметно, Зорин, одетый во вполне обычный комбинезон сидел в кресле "Коршуна" и ждал пока его напарник , вирусолог и микробиолог Антон усядется как надо.

Антон прибыл на станцию неделю назад, находясь в полном неведении относительно того, что делать человеку его специальности там , где не то что вирусов, а пылинки обыкновенной не найдешь. Действительность привела его в полный восторг! После разговора с Богомольцевым, Антон мучался от того, что не с кем было поделиться свалившемся на него счастьем, Зорин своей серьезностью на грани полной угрюмости не очень подходил на роль сопереживателя но пообщавшись с ним неделю, Антон не выдержал и начал потихоньку изливать свои чувства.

Зорину напарник понравился.

Ну, что, готовы? - прозвучал голос Богомольцева

От винта - ответил Зорин

Ну держитесь!

Стены космического ангара исчезли и через мгновение "Коршун" вывалился в голубое небо Новой Земли на высоте десяти километров, Зорин запустил атмосферный двигатель, челнок начал снижаться , под ними кое-где плыли облака, они опустились еще ниже, высматривая

подходы к большому озеру, посадку было решено совершить на воду, да и в дальней шем при исследовательских полетах садиться придется так же, "Коршун" был специально переоборудован для этого. Этот способ был гораздо экономичней использования системы вертикальной посадки. Облетая озеро по периметру и оглядывая берег , Зорин нашел пологий склон и направил "Коршуна" вниз. Их кораблик заскользил по воде, быстро сбрасывая скорость и остановился в десяти метрах от берега.

Странно, но мгновенное путешествие отняло столько сил, что они сидели , откинувшись на спинки кресел, и молча разглядывали подаренный им мир: берега большого озера, огромные деревья, стоящие в отдалении,

кустарник, подступающий почти к самой воде, какие-то красно-зеленые спирали, усыпанные мелкими,похожими на дудочки цветами....

Почти как дома...- сказал Антон

Зорин молча показал пальцем вверх, Антон поднял голову и обомлел: огромная птица, или не птица, но с крыльями это точно, и эти крылья были размахом метров десять, медленно опускалась к поверхности воды.

Существо выглядело не очень привлекательно, но главное, как пользоваться мотодельтапланом, когда в воздухе летают такие твари. Включив монитор, они начали разглядывать создание, судя по морде оно явно было паучьим родственником.

С ружьем придется ходить. - со вздохом сказал Антон, у них были с собой парализаторы, но пока неясно подействует ли эта отрава на местную фауну.

Не знаю насчет ружья, но меньше , чем на базуку , я не согласен!- засмеялся вдруг Зорин.

Слушай, а тут не так уж безопасно, как показалось,-продолжил он, Я уж думал, что буду камушки и цветочки собирать, оказывается и мне найдется дело.

Какое дело,какое дело!-забеспокоился Антон: Господин Зорин здесь нет объектов, заслуживающих внимания

С военной точки зрения, официальным тоном заявил он. То что он видел на военном полигоне и в чем ему пришлось участвовать во время предполетной подготовки лишний раз убедило его, что представление тражданского человека и военных об оружии сильно различаются: если для человека мирного оружие-это оружие, то дпя военного - просто инструмент , вроде лопаты или или отвертки Впрочем говорил он полушутя, зная, что Зорин -умница, каких поискать.

Нет уж, Антоша, нам военным думать не положено, видишь цель- открываешь огонь! И вообще, кто тут командир? Так что бери ветошь, иди протирая стволы!

Отвлекшись разговором они словно забыли куда попали. И не мудрено! Слишком быстро и просто все произошло, будто и не улетали никуда, а сидят где-нибудь на Селигере, только удочек не хватает!

Пора было что- то начинать делать. Зорин встал с кресла и отправился в грузовой отсек.

Пошли, Антон, пора!

Они достали защитные костюмы, надели маски с биофильтрами, первое время придется носить этот наряд, пока Антон не определится с микробами и вирусами. Достали парализаторы, Зорин настоял , чтобы Антон зарядил свое ружье и обычными пулями. Открыв верхний люк, Зорин выстрелил из парализатора в чудище с крыльями, которое плавало около челнока, не давая им выйти. Чудище заорало так, что заложило уши! Оно помчалось по поверхности воды в сторону берега, замахало крыльями и быстро набирая высоты исчезло за вершинами деревьев.

Ты все понял?- спросил Зорин

Что понял?

Что,что! Увидишь птичку стреляй боевыми, даже не пытайся ее усыпить, она тебя три раза съест, прежде чем уснет, вот что! И вообще стреляй во все, что ближе пятидесяти шагов и больше полметра высотой!

Они перетащили на берег свое снаряжение и поставили электрический барьер по периметру, потом занялись сборкой мотодельтаплана. Антон поставил маяк для приемки грузов в ста метрах от лагеря на открытой площадке. Зорин собрал и установил двадцатиметровую легкую мачту для локатора и радиомаяка.

Вернувшись на челнок они плотно пообедали и отправили на Землю первый видеосюжет и стали ждать когда им пришлют остальное оборудование. Через час на поляне появился жилой блок , они быстро отбуксировали его от маяка . В течении трех часов пришло все, что они ждали. День клонился к вечеру, погода начала портиться, поднялся ветер, из-за вершин гор выползли тучи. Путешественники вернулись в челнок и Зорин запросил со спутника погоду. Прогноз на следующие двенадцать часов оказался отвратительным, рассматривая снимки, Зорин понял, что нужно срочно укрепить положение челнока с помощью якорной системы, что и сделал немедленно. В опустевшем грузовом отсеке они устроили себе прилчную комнату отдыха, используя откидные стеновые панели и надувные матрасы, Антон пристроил на стену экран для проектора, который Антон подключил к следящей системе, и они приятно устроились. наблюдая картины чужой природы и слушая, как воет ветер и шумит листва. Антон валялся на матрасе как у себя дома,

совершенно забыв где он и что он, Зорин чувствовал себя не слишком комфортно, ему совсем не хотелось праздно проводить время: ему даже в отпуске не удавалось расслабиться. Ему все время нужно было быть в деле, иначе он начинал чувствовать свой возраст, а пилоты в отношении к этому похожи на женщин, срок их короток Буря набирала силу, челнок покачивало. За бортом стало совсем темно. Запросив снимок со спутника Зорин увидел, что непогода скоро не кончится и принялся исследовать снимки поверхности по направлению их будущих полетов. Антону вскоре тоже надоело бездельничать, и он присоединился к Зорину.

15

Рипли связался с президентом на следующий день после визита Соммерфельда:

Уэйн, контора закрывается на перерыв!- только и сказал Грумман и отключился. Условленная фраза была произнесена и Рипли принялся за дело. В ангаре было тихо и темно, сотрудники фирмы уже сидели по домам и расслаблялись пивом . Нужно было загрузить кое-что из оборудования и собрать личные вещи. Рипли жил прямо на территории аэродрома и много времени это не заняло, с оборудованием же пришлось повозится. Часам к двум ночи все было готово, Уэйн открыл двери ангара и предупредил охрану о своем вылете.

Набрав высоту, Рипли запросил погоду, как всегда в это время года над Карибами нашелся приличный циклон и Уэйн направил самолет к эпицентру. Машину прилично потряхивало, пришлось подняться повыше. Уже выходя из циклона Рипли резко снизился до высоты ста метров и включил режим "Стелс". Диспетчеры потеряв его из вида через несколько минут выдали запрос, но он естественно не ответил. Он сбросил мусор, которому предстояло указать место катастрофы и начал уходить на юг, набирая высоту и скорость. До Фолклендов предстояло лететь часов пять, но отдохнуть не удастся, придется контролировать радар, дабы не столкнутся с кем-нибудь в воздухе. Еще год назад президент договорился с британским премьером, и тот выделил

один из пустующих, еще со времен войны с Аргентиной, аэродромов под испытательный центр. Официально там еще ничего не было за исключением небольшого контракта с несуществующей фирмой по ремонту полосы и мелкому строительству. Рипли предстояло хорошенько спрятаться и лучшего места найти было невозможно.

Приземлившись, он сразу загнал самолет в ангар и связался с южно-африканской фирмой, попросив их ускоритьотправку корабля с оборудованием. Эта фирма принадлежала жене Груммана, но оборудование по документам предназначалось не правительству, а частному лицу, якобы на строительство чего-то такого , о чем невозможно было догадаться, читая номенклатуру поставки. На Фолклендах предстояло собрать уже не опытный образец, а машину готовую выйти в космос и оставаться там как угодно долго. Рипли знал,

что группа инженеров и техников готова прибыть в любой момент и ждал сообщения от Груммана.

Президенту сообщили о пропаже самолета с ядерным реактором на борту в Карибском море рано утром, он деланно чертыхнулся и приказал докладывать о результате поисков каждые два часа. В первом же докладе

были данныеоб обнаружении масляного пятна и всякого мусора, из агентства по ядерной энергии пришел доклад что реактор , даже в случае полного разрушения самолета не пострадает и угрозы радиоактивного заражения нет тем более, что глубины в районе аварии более пяти тысяч метров. Посоветовавшись с помошником по государственной безопасности, Грумман распорядился сообщить только об потери самолета без всяких деталей и связался с командующим ВМФ:

Джек , у нас неприятность!

Доброе утро, господин президент, я в курсе.

Нужно будет достать этот реактор, пока не подняли шум.

К сожалению мы можем начать операцию только через четыре месяца.

Ах, да ! Я и забыл что вы сейчас помогаете доставать русским советские реакторы! Ну, что ж через четыре, так через четыре.

Еще со времен Советского Союза в Белом море было затоплено два десятка реакторов со списанных подводных лодок, корпуса их начали разрушаться и Михайлов попросил помочь поднять их со дна для утилизации. Грумман был рад, что операция по подъему якобы утонувшего реактора оттягивается. После завтрака Марк связался с ФБР и дал указание посмотреть, что за тип этот Соммерфельд, его

очень обеспокоил визит к Рипли и показалось, что все это совсем не случайность Теперь можно было занятся проиятными делами: приближалось время сеанса связи с его марсианами. В одной из комнат на втором этаже установили экран во всю стену и президент мог во всех подробностях любоваться марсианскими пейзажами, особенно ему понравился сюжет снятый, когда челнок облетал вулкан Эребус, высотой 22 километра, зрелище было фантастическим! Марк начал сеанс связи разговором с командиром Расселом, тот доложил о том, что уже сделано,,затем Грумман поболтал о том , о сем еще с несколькими членами экспедиции и начал смотреть видео за последние сутки.

16

Янг и Джессика сидели в жилом блоке и трепались. В общем ни о чем: Джеффу порядком надоели его коллеги мужчины, а Джессике просто надо было выговориться, слишком много впечатлений для нежной женской души! Тем более собеседник попался на редкость приятный! Рассел напомнил Джеффу, что через три часа предстоит полет с посадкой в районе Эребуса, Янгу это не слишком понравилось, нечего напоминать о том, чего он сам ждет не дождется! Позавидовал, что девочка сидит со мной, а не с ним!

Да, сэр! Я готов!

Проверь еще раз подходы к месту посадки и уточни, что там насчет погоды.

В деле Рассел был настоящим роботом, ни одной запятой не пропустит! Джеф хорошо знал об этом, его предупредил дружок, которому пришлось служить под командой полковника. Поэтому в присутствии Рассела Джеф изображал из себя въедливого служаку, которому есть дело до всего, посмеиваясь сам над собой! Просто есть люди, которым нужно постоянно себя держать под контролем, а есть и другие, которых

инстинкты никогда не обманывают. Именно из таких, действующих раньше, чем мозги что-то поймут, и получаются лучшие пилоты! Джефф был из таких, это знали все. Но Рассел подчеркнуто одинаково обращался со всеми, не уделяя внимания личностным достоинствам или недостаткам. Кстати, что там было с разгерметизацией грузового отсека?

Никаких повреждений не обнаружено! Мы проверили отсек и все разъемы: все в порядке. Этот полет к Эребусу был уже вторым. После первого облета , геологи исследуя результаты съемки, нашли что-то настолько интересное,что было принято решение о посадке в районе потухшего вулкана. Джефф посмотрел на часы и отправился одеваться. Сидя в кабине челнока, он в очередной раз проверил все, что мог и запустил двигатель. После взлета и набора высоты, снова сработал датчик в грузовом отсеке. Падение давления было незначительным, но они на Марсе и мелочей там не существовало! На этот раз с ними летел инженер, который принялся гонять контрольную систему, надеясь выловить какие-нибудь данные, могущие объяснить ситуацию.

Геологи, их было двое в экспедиции, молча переглянулись. Джефф сделал страшные глаза, парни засмеялись. Джефф прошел над предполагаемым местом посадки на предельно низкой высоте и минимальной скорости,

Убедившись, что ничто не мешает , он со второго захода посадил челнок так , словно это была база Эдвардс. Пассажиры радостно завопили и захлопали. Рассел, который постоянно был на прямой видеосвязи, не удержался в рамках своей корректности и тоже поаплодировал:

Джеф, ты лучший!

Стараюсь, сэр!

Старайся, старайся. А датчик-то опять сработал!

Тоскливо ему без дела. Но Рассел уже вернулся в свое обычное состояние и не поддержал разговор, обратившись к инженеру с требованием еще раз все проверить. Тот начал было излагать свои соображения, но командир отключился. Инженер никак не мог привыкнуть к армейской манере, исключающей какой-либо намек на деликатностьи обиженно умолк. Когда закончилась вся эта суета, все быстро надели маски и начали выбираться наружу.

Гигантский вулкан во всей своей неправдоподобной красе высился перед ними. Джеффу приходилось бывать в Гималаях, когда они помогали центральному правительству в борьбе с маоистскими группами. Янг совершал разведывательные полеты , собирая и передавая информацию.Перед заменой всю их группу на вертолете отвезли к подножью Джомолунгмы и они провели там целый день, истратив все видеокассеты и гору фотопленки впридачу. Однако Эребус с его двадцатью километрами, которые все были перед его глазами

просто потряс Янга. Все стояли, разинув рты и молча смотрели на это чудо. Если бы на Марсе не было ничего кроме Эребуса, ради его одного стоило сюда лететь. Время шло , нужно было работать, геологи собрали свои приборы, погрузили их на транспортер и отправились к молчащему вулкану. Джефф вместе с инженером принялись открывать и закрывать пандус грузового отсека, но никаких результатов их деятельность не принесла.

Время шло медленно, Янг пару раз связался с геологами, все было в порядке. Тоска! Он знал, что второй челнок завтра приземлится на Фобосе и страшно завидовал. По инструкции он не мог покидать челнок, пока геологи работали, оставалось смотреть в окно и скучать. Напарник , одев маску , отправился исследовать ближайшие окрестности.

17

Зорин поднялся на дельтаплане над озером и начал по кругу набирать высоту, осматриваясь и подмечая все,

что окружало их лагерь, фигурка Антона на берегу становилась все меньше и меньше.

Что видим?-спросил Антон по связи

Вижу какого-то чудака на берегу , похож на человека, но не очень!

А вот так!- Антон замахал руками и запрыгал как орангутан

А так ты похож на вирус сенной лихорадки под кайфом!

Зорин летел на высоте двести метров и до верхушек гигантских деревьев оставалось не больше метров пятидесяти. Сплошного леса внизу не было, вокруг деревьев рос низкий кустарник и были большие

прогалины,покрытые травкой. Далеко впереди высились вершины гор, укутанные облаками. Синее небо, яркое солнце!

Запищал радар. Прямо по курсу, в пяти километрах что-то двигалось навстречу Наверное вчерашний гость, не успокоился! Зорин зарядил ружье отпугивающим зарядом и боевым на всякий случай. Он уже видел в небе точку, она становилась все больше и больше. Когда дистанция позволила, Зорин выстрелил! Перед птицей расцвел огромный, ярко-оранжевый шар! Она опять заорала дурным голосом и нелепо разворачиваясь в воздухе, нырнула вниз, в спасительные заросли. Сколько их тут, интересно! Через час полета показался берег моря. Зори прошел на небольшой высоте, выглядывая место для посадки, берег был похож на меловые скалы английской стороны Ла-манша, лишь с большим трудом отыскался разрыв в белой стене с небольшим стометровым пляжем. Зорин снизился и на минимальной скорости посадил машину. Взяв ружье он осторожно двинулся в сторону зарослей , перекрывавших пологий подъем наверх. Особенно его беспокоил нависавший край обрыва. Если оттуда кто-то спикирует , времени на защиту будет в обрез. Отйдя уже метров пятьдесят от берега и приблизившись к густым кустам он не стал попусту рисковать и выпустил по зарослям отпугивающий заряд. Подождал, послушал. Сонар не показывал ничего подозрительного, он хотел было двинутся дальше, но писк предупреждающего сигнала заставил его остановиться. Ни впереди ни вверху ничего не было и оглянувшись назад Зорин увидел нечто, уже прыгнувшее в воздух и летящее в его сторону, его спасла только реакция. Первый прыжок животного был метров на двадцать , оно уже коснулось лапами песка , когда Зорин выстрелил гранатой в его сторону и готово было вторым прыжком сцапать его, но граната разорвавшись в его теле и оставила его лежать бесформенной массой.

Зорин осторожно приблизился , животное было какой-то помесью крокодила и кенгуру: мощный хвост, массивные задние лапы, короткое туловище и огромная длинная морда. Вместо передних лап были щупальца, наподобие тех, что украшают кальмара: два средней длины, на месте передних лап, и два коротких, под нижней челюстью. Взяв в контейнер пробы крови и ткани, Виктор быстро поднял планер в воздух и начал рассматривать прибрежную полосу воды. Метрах в пятидесяти от берега, у камней он нашел целую группу таких же существ. Ему повезло, что они не атаковали его в момент посадки, тогда бы все кончилось не столь благополучно. Он летел вдоль побережья и километров через десять обрывистый берег закончился . На этот раз приземлившись метрах в пятидесяти от воды и установив нуль-т маяк , снова взлетел, взяв курс на базу. Зорин находился в воздухе часа четыре и порядочно устал. Антон ждал его сидя у костра на берегу озера. Зорин передал ему контейнер с биоматериалом и отправился в жилой блок , ему даже не хотелось есть.

Он был разозлен собственной беспечностью и не мог вспомнить, чтобы что-то заставало его врасплох. Чужая планета! Все чутье осталось дома. Часа через два Зорин, уже достаточно успокоившись и отдохнув,

решил что надо бы сделать еще один вылет. Заправив дельтаплан , Виктор пошел посмотреть, что делает Антон и ,заодно, предупредить его, что улетает. Антон по уши зарылся в привезенные образцы и Зорину пришлось повысить голос, чтобы привлечь к себе внимание.

Я улетаю

Антон все еще погруженный в свои дела непонимающе растопырил глаза, не в силах понять, что говорит Зорин

Проснись ,Антон, я улетаю

Куду улетаешь?

Да не важно куда, важно, чтобы ты не забывал где мы с тобой находимся, и в мое отсутствие держал все под контролем.

Антон наконец пришел в себя

Извини, но такой материал, ты себе не представляешь!

Антон и этого материала тут сколько хочешь, главное чтобы этот материал тебя не сьел !

Антон опять изобразил идиота

Вот-вот, ты будешь хлопать глазами , а он будет тобой закусывать

Зорин рассказал Антону о том, что с ним произошло на побережье и ему показалось , что до Антона не дошло

Короче если ты будешь впадать в кому , я отберу у тебя все оборудование , а образцы отправлю на Землю

Антон, ты во-первых рейнджер, во-вторых рейнджер и в третьих тоже рейнджер, и только в десятых ты исследователь, да и то только одним глазом, так что до моего прилета закрывай лабораторию и на пост!

Набирая высоту над лагерем и осматриваясь, Зорин пытался избавиться от того удовольствия, которое дарила новая планета своим прекрасным обликом.

18

Академик Сапрыкин был несказанно удивлен, когда секретарша сообщила, что на линии Зиновьев. Сначала Сапрыкин не понял что за Зиновьев ,но в ту же секунду догадавшись , что это тот самый Зиновьев академик занервничал. С кем с кем, а с этим человеком Сапрыкин был бы рад не пересекаться никогда.

Здравствуйте, Олег Николаевич!

Добрый день, господин Зиновьев!

Семен Сергеевич, с вашего позволения.

Сапрыкин с неудовольствием подумал, как быстро эти типы осваивают обходительный язык, оказавшис среди приличных людей.

Олег Николаевич могли бы вы принять меня в ближайшее время?

Сапрыкин не стал спрашивать на кой ляд этому бандиту-миллиардеру понадобилась встреча, не желая слушать вежливое вранье.

Вас устроит сегодня в 18.00?

Да.

Ну тогда до встречи

Зиновьев внешне,как это водится у отпетых негодяев, был обаятельнейшим и внимательнейшим собеседником, он долго расспрашивал академика о состоянии института и предложил значительную финансовую помощь. Сапрыкин делал вид, что понятия не имеет с кем имеет дело и вел беседу так, словно разговаривает с коллегой по цеху. По поводу денег он сказал, что должен получить разрешение у правления Академии, врать всегда крайне неприятно, но брать деньги у Зиновьева никак нельзя, если не хочешь стать его рабом на всю оставшуюся жизнь. Никакого разрешения Академии естественно не требовалось. Наконец Зиновьев откланялся и Сапрыкин с облегчением вздохнул: на сегодня все! Этот тип конечно так легко не отстанет, хотя чем черт не шутит: может действительно человек решил, что пора начинать тратить деньги! Сапрыкин расхохотался своим нелепым мыслям! Зиновьев же был совсем не в настроении веселиться: ничего по поводу последнего космического проекта он нигде не узнал. Те деньги, что были потрачены и то как они были потрачены заставили его оставить все дела на помощников и сосредоточится только на этом! Нюх подсказывал что затевается что-то грандиозное и натура авантюриста , вкупе со звериной жадностью, лишила его покоя. Семен Сергеевич только внешне был похож на человека, он был представителем той загадочной формации человекоподобных, о которых не было известно ни обществу , ни науке. Неведомое сочетание генов превращала человека в существо из совершенно иного мира, перед которыми обычные homo sapiens выглядели забавными мартышками. Ситуация выглядела внешне весьма тривиально, но некоторые моменты по поставке оборудования для космической станции заставили Зиновьева привлечь к этому делу все свои немалые связи. Специалисты по оборудованию не могли связать воедино все компоненты станции, некоторые узлы были на первый взгляд

совершенно бессмысленны и попытка перекомпоновать их иным образом не дала никакого результата. Оказалось что было два запуска груза с подводной лодки, но что отправили и откуда доставили груз на

лодку выяснить не удалось. К тому же некоторые влиятельные люди потеряли свои должности, пытаясь прояснить ситуацию и Зиновьеву пришлось основательно потратиться, компенсируя их потери. Вообще ситуация вокруг него лично и его холдинга резко ухудшилась. Какая-то новая служба безопасности накопала новые факты против Зиновьева , нашла и надежно упрятала свидетелей. "ИНКОТРЕЙД" выплатил

огромные деньги в качестве налогов и пришлось срочно продать "ИНКОТЕЛЕКОМ" чтобы ситуация не вышла из-под контроля. Это был знак не соваться куда не надо, но такие вещи только подстегивали Семена.

Он немедленно выделил через подставные фирмы деньги для избирательной компании Савина. Выборы через два года, Семен подождет, но получит все! С Савиным они начинали бизнес, но потом того захватила политика , а Зиновьев стал его денежным мешком. Савин был единственным человеком, отношения с которым можно было назвать дружбой. По крайней мере единственным, которому Семен иногда говорил, что думет на самом деле. Савин формально отстранился от Семена, дабы не отпугнуть избирателей, не встречался с ним и

не лоббировал его интересов. Пресса писала о конфликте.

Когда Семен последний раз встречался с Питом Абрамсом , тот говорил о интересе к космической станции, Семен не показал своего интереса к той же теме, но поняв, что американцев интересует только марсианский

вопрос, успокоился и собрав кое-какие сведения, сообщил Абрамсу, что насчет Марса можно не беспокоится.

19

Джефф ,увидев, что геологи возвращаются, начал готовить челнок к взлету, ему надоело сидеть одному в челноке. Он опустил пандус и транспортер с геологами медленно и осторожно вкатился вовнутрь.

Когда все заняли свои места в кабине, Джефф запустил двигатели и после короткого разбега, челнок пошел резко вверх. На высоте пятьсот метров переходя на горизонтальный полет челнок неожиданно затрясло

резко рвануло в сторону, Джефф попытался выровнять машину, но ее продолжало мотать из стороны в сторону. Теряя каждую секунду по десять метров высоты Янг начал высматривать площадку для экстренной посадки, внезапно челнок резко рвануло в сторону и Джефф почувствовал , что челнок выравнивается, ему удалось полностью стабилизировать полет. Наконец он услышал, что инженер кричит ему в ухо!

Оторвался пандус , закрывающий грузовой люк!

Джефф связался с базой и доложил дежурному, немедленно с ним связался и Рассел:

Не отключайся, будь все время на линии!

Есть, сэр!

Долетели до базы благополучно и осторожно на минимальной скорости Янг посадил челнок. Сзади все выглядело ужасно, одно крепление разрушилось так словно было сделано из стекла, пандус открылся и мотался на втором , корежа и выворачивая его. Все было перекручено и погнуто. Рассел молча смотрел на страшную картину, он никак не мог поверить в то , что видит.

Джеф, ...............!

Как не был потрясен Янг всем произошедшим, он изумленно вытаращил глаза на командира, такого русского фольклора он не слышал со времен своей юности, когда пара студентов из России решили дать ему урок русского языка для начинающих. Ремонтники уже начали суетиться и греметь инструментами, как ни страшно все выглядело, ничего еще не было потеряно, Джеф рассказал Расселу как все происходило, тот молча слушал , Янгу показалось что и вовсе не слышал, что ему рассказывают. Джеф быстренько закончил докладывать и отправился посмотреть, как идут дела у ремонтной бригады. Расселу было плохо. Он потерял контроль над событиями и над собой. Успешная посадка и развертывание группы убаюкали его до такой степени, что напряжение, накопленное со времени старта, дождавшись удачного момента , пробило в нем такую дыру, что руководить экспедицией дальше он не мог, впрочем и не руководить не мог тоже. Именно поэтому ему было совершенно безразлично, что докладывал пилот, и что вообще будет дальше. Услышав зуммер дальней связи Рассел приготовился к длинному разговору, однако , к его удивлению Бейкер ни слова не сказал о произошедшем, ограничившись вопросом о здоровье экипажа.

Что им сделается, - буркнул Рассел: они, как коты всегда приземляются на лапы!

То, что ситуация с управлением экспедицией была критической, Бейкеру было известно давно. Психологи допустили грубый просчет с назначением Рассела на этот пост. Они не учли того, что тот был начальником испытательного центра долгое время и постоянный риск на который шли его подчиненные, принимал на себя. Его внутренняя прочность была на пределе. Обнаружилось это случайно, когда в центре тестировали сотрудников и выяснилось что их устойчивость к стрессовым ситуациям резко снизилась после ухода Рассела. После анализа разговоров Рассела и изучения видео бесед Рассела с подчиненными все стало понятно. Президент категорически отказался менять Джона на посту начальника экспедиции во время полета к Марсу. Теперь наступил момент удобный и для Рассела и для Бейкера.

Янг ждал результата от инженеров по поводу происшедшего, но те молча сидели перед мониторами и мрачно отшучивались. Через два часа Карл Бреннер позвал Джеффа в инженерный бокс

Джефф, во время посадки у вулкана, ты не обратил внимания на показания датчика электромагнитного поля?

Да было что-то, но мне было не до датчика.

Мы думаем что там какая-то аномалия.

Карл говоря это, вопросительно посмотрел на Джеффа.

Ты не смотри на меня так, инженер здесь ты, мое дело баранку крутить, а если у вас есть какие-то вопросы, то и ответы тоже у вас!

Бреннер засмеялся

Прости Джефф, это профессиональное! Уж коли мы чего-то не можем понять, то у нас ко всем вопросы! Кстати, сколько туда ехать на каре?

На каре! День или два!

Ну это приемлемо, все равно челнок мы будем делать неделю, как минимум.

Ну тогда я вас и повезу!

Договорились!

Янг отправился к Расселу договариваться относительно поездки. Войдя в бокс командира, он нашел его сидящем в кресле и молча глядящем в иллюминатор. Да..., командир явно не в себе! Рассел либо отсутствовал,

либо находился в вертикальной позиции, никак иначе! Рассел выслушал Джеффа и сразу согласился. Ему только что позвонил президент и попросил решить вопрос о новом командире экспедиции самостоя- тельно, они обсудили несколько кандидатур, но решение оставалось за Расселом.

Выйдя от Рассела Янг отправился к Бреннеру уточнить детали будущей поездки, но по пути его перехватила Джессика. Янг чувствовал, что ей уже надоели разговоры, но не торопился проявлять инициативу, желая

поднять температуру повыше. Джессика тоже поняла эту игру, но ей было неясно, стоило ли самой торопить

события.

Янг , Дырявый Челнок, хау!

Хау, Потрошитель Человеков!

Джессика захихикала!

Помни о этом всегда, Янг!

Ты же знаешь, что мы, биороботы, не боимся вашего брата.

Да и мне говорили, что вы никогда не устаете, правда, Джеф-киборг?- лукаво улыбнулась она.

Это сказки, Джес! Их выдумали ненасытные дамочки из медицинского колледжа!

Джессика скорчила унылую гримаску.

Но, правда иногда на нас находит,-продолжил Янг.

И что ж вы тогда делаете?

Как что? Делаем пятьсот приседаний и все как рукой снимает!

Как это глупо! Homo-кибернетикус, ничего не соображатикус!

Они еще попикировались несколько минут и разбежались в разные стороны.

Янг остаток дня провел с инженерами, занимаясь подготовкой кара к длительной поездке, набрали с собой кучу запчастей и инструмента, поставили дополнительную систему связи и ориентации, оптику, короче закончили заполночь. Спать после всей суеты прошедшего дня на хотелось, но Джеф , наученный опытом армейских будней все-таки отправился в свою каюту и уснул довольно быстро.

Утром Рассел собрав всю команду объявил, что остается номинальным главой экспедиции, но все решения по марсианской части будет принимать Янг, а по орбитальной его заместитель. В целом все идет по плану ивсе изменения согласовывать непосредственно с Янгом. Он подписал приказ и все дружно расписались об ознакомлении. Билли поздравил Янга с назначением,

Ты в курсе, Джеф?

Да, командир сломался.

Билли с изумлением посмотрел на Янга!

Так бывает?

И так бывает и вот так и разэтак!

Джеффу было не по себе! Расселу надо бы было его предупредить, но похоже старик пережил неприятную ночь, а может и не одну и возможные переживания подчиненных его не слишком волновали. Хотя он и был человеком порядка, но отнюдь не формального! Да и с Джессикой теперь что делать? Теперь он на виду и что!? Волна раздражения как накатила, так и растаяла.

Ну, Дырявый Челнок, где твой новый мундир с лампасами!?

Он связался с Билли.

Билли, когда отъезжаем?

Я подумал, что все отменяется.

Ничего не отменяется, ни сегодня, ни завтра, никогда!

Мы готовы.

Я буду у вас через пятнадцать минут!

Созвонившись с руководителями групп, Джефф сообщил о своем отъезде и назначил своим временным заместителем инженера Питера Абрамса. Он принял это решение не задумываясь, поскольку знал Абрамса

очень хорошо.

Еще один звонок.

Джес, бай-бай!

Ты уезжаешь?

Прямо сейчас.

Джессика молчала.

Джес, ты моя девочка?

Янг, кажется я тебя люблю!

Ну вот к моему приезду ты и разберись с этим!

Хорошо, Джеф.

Янг одел комбинезон, маску, и отправился к Билли и его компании. Шестиколесный трак стоял у дверей инженерного отсека, все были готовы и ждали Джеффа, он поздоровался с ребятами и отправился к кабине водителя. Она была отделена от грузопассажиского отсека на всякий случай. Все-таки внутри поддерживалось атмосферное давление и в случае разгерметизации в одной из половин, люди из второй могли оказать помощь товарищам. Компанию Янгу составил Билли, он тренировался на Земле как второй водитель и вообще с ним

всегда было о чем поговорить. Янг запустил двигатель и систему тестирования оборудования, получив согласие компьютера по всем пунктам, он не спеша начал двигаться, постепенно набирая ход. Билли

выполняя роль штурмана, возился с оптикой, предупреждая о всяких камнях и ямах. Их путь лежал между двух холмов, подножия которых были щедро усыпаны булыжниками всех форм и размеров,

поэтому подсказки Билли были совсем не лишними, они позволяли Янгу держать приличную, около пятидесяти километров в час, скорость, хотя трясло их изрядно, но запасы не позволяли им двигатся медленнее.

Они шли с опережением графика ровно настолько, насколько какая-нибудь неожиданность, а вернее неприятность могла задержать их в пути. Интерком с другой кабиной был включен постоянно, Янг краем уха

пытался слушать о чем говорит инженерная братия, но видимо подготовка к поездке изрядно вымотала людей, поэтому первые часа четыре в кабине стояла полная тишина и кроме голоса Билли в в наушнике Янг ничего не слышал. Первая остановка была назначена на час дня. Пока Билли и Янг отдыхали, ребята сварили кофе и разогрели пакеты с едой. Пообедав все вышли из машины и ходили минут пятнадцать по окрестностям разглядывая всякие камешки и ковыряясь в песке. Все, пора ехать дальше. Так без особых приключений к вечеру следующего дня они добрались до подножия Эребуса.

Янг, не приближайся к месту посадки ближе, чем на два километра!

Что, так все серьезно?

Не знаю, но судя по результатам воздействия лучше так, чем по другому.

Что вообще это может быть?

Знал бы, ни за что не поехал бы!

И что будете делать?

Мы переделали одного робота на механическое программирование, никакой электроники и никакой уверенности в положительном результате. Тебе по моему вообще крупно повезло, что челнок не рассыпался на лету. По моему, ты задел самый краешек этой штуки. Результаты анализа , обработанные в Стэнфорде, говорят о полном перерождении вещества. Такой структуры вообще не может быть, к тому же часть материала превратилась в кремниевую субстанцию, наподобие квазикристаллического стекла. Этого уж совсем не может быть В Массачусетсе попытались смоделировать гипотетический процесс этого превращения и сказали, что определенный результат есть, но рассказывать нечего, потому что они ничего не поняли, а нам и подавно не понять. Дали только рекомендации по безопасности и методику исследования.

Супер! Нас теперь не выпустят отсюда пока мы не раскопаем что-нибудь существенное!

Джеф, как я понял из разговоров экспедиция на Марс теперь дело второе!

Янг ничего не ответил, подумав с тоской, что на Фобос его уже точно не выпустят, особенно с учетом его нового назначения.

Пока команда вытаскивала и готовила робота, Джеф, при всем его любопытстве, почувствовал усталость от поездки и опустив кресло быстро уснул.

20

На Земле же дела шли своим чередом, президент долго беседовал с приглашенными специалистами по поводу неведомой причины аварии с челноком, затем связался с Рипли, с ФБР, по поводу Соммерфельда,

затем его ждала встреча в Конгрессе с членами комиссии по делам вооруженных сил, последнее было не из приятных: перспективная разработка Рипли превращала существующие средства доставки ядерного оружия бесполезными игрушками и надо было урезать будущие расходы на их производство. Предстояло убедить членов комиссии в том, что в ближайшие пять лет нужно направлять средства на новые разработки,

преимущественно технологического, а не конструкторского характера. И нужно было чем-то занять производителей техники, а то быть беде, они-то сумеют всех поставить на уши! Всем этим занимался новый отдел стратегическог о планирования , о существовании которого не дай бог узнали бы в таком же официальном комитете! Спецы получив исходные данные и требуемые решения долгое время думали что с ними шутят, однако деньги день в день и какие деньги! Где-то к концу третьей недели они наконец справились со своими внутренними проблемами, смирившись с ситуацией и потихоньку начали выдавать результаты. Все конечно носило на первых порах характер экспромта, и они не хотели ни с кем делиться первыми данными, но президент настоял на получении всех результатов. При первом обсуждении аналитики выглядели смущенными, однако Марк и хотел чтобы они не закапывались в деталях. Детали дело не ученых, а совсем других людей! Джек Маккефри, номинальный руководитель отдела, начал было разговор о странностях проекта, но Марк прервал его:

Джек, если бы не было странностей, не было бы и вашего отдела, я бы обошелся и тем что есть! Но я не могу ставить такие задачи там, где все открыто для всех, меня бы объявили сумасшедшим! А так о моем сумасшествии знаете только вы! А вас вроде как и нет!

У нас такое впечатление, что мы должны не планировать, а кому-то заморочить голову !

Это ложное впечатление! В России в свое время Циолковского считали ненормальным, а он просто заглядывал вперед. А насколько вперед, время рассудит точнее, важно быть к этому готовым.

Они довольно долго обсуждали первые результаты, немного поспорили и президент уехал. Собственно он и приезжал к ним, чтобы они почувствовали себя увереннее. Марк ухмыльнулся, он бы чувствовал себя так же, если бы его сегодня назначили генерал-губернатором Сириуса. Джимми уже ждал его в Белом доме. Нужно было решать проблему с Соммерфельдом окончательно, ведь неспроста он полез к Рипли.

Привет, Джимми!

Добрый день господин президент!

Ну что там с Соммерфельдом?

Серьезное дело, он завязан с Бенитесом.

Ну так посадите его!

Не можем, он уже встретился с Бенитесом и что-то рассказал ему.

А Бенитеса разве нельзя отправить вслед за Соммерфельдом?

У нас на него ничего нет. Он никто и ничто! Ничем не занимается сам, ни с кем ни о чем не говорит, только раз в год летает в Колумбию и все!

Ну так пощипайте окружение.

Да уж выщипывали уже раза четыре, приезжают новые люди и все сначала.

Джимми, под угрозой национальный проект, почище Манхэттенского!

Мы решили столкнуть его с кубинцами из Майами.

Это долго?

Не могу сказать, но мачетерос ребята решительные и быстрые, к тому же они новички и им что Бенитес, что Дженнифер Лопес разницы нет! Если они решат, что он им мешает, жить ему два дня!

Противно все это!

Джимми промолчал. Он существовал в во всем этом с самого начала своей карьеры и давно перестал морщится, сталкиваясь с необходимо- стью иногда закрывать глаза на бандитские междусобойчики.

Президент остался один, до разговора с Рипли оставался еще час и он пошел поболтать с женой, что, как ни странно, ему было всегда приятно. В это самое время Рипли заканчивал инструктаж группы сборщиков,

перед завершающим этапом. Все то время пока эти люди находились на базе, Рипли приходилось носить парик, очки и цветные контактные линзы. Все-таки он считался погибшим, и хотя вся бригада была из ЮАР, всегда был шанс напороться на всезнающего парня. Эта ситуация его безумно раздражала, как и вся секретность вокруг его работы. Разговор с президентом получился коротким и многообещающим.

Уэйн, как дела!

Добрый день, господин президент! Все по плану, через неделю заканчиваем и двенадцатого делаем ноги!

Отлично! Мы кое-что придумали о том, что ты говорил. Под видом командного центра строим тарелку диаметром пятьсот метров с автономным питанием. Два реактора по пятьсот мегаватт! Мечты сбываются!

Потом все это мы заморозим под видом экономии и можно лететь.

А что с людьми?

С этим как всегда, но шестнадцать человек мы уже отобрали, почти все основные специальности и если не эта чертова суперсекретность дело бы шло быстрее.

А нельзя ли это как-то облегчить?

Ты первый начал Уэйн! Помнишь как передавал мне диск!?

Президент коротко хохотнул,

Терпи, вундеркинд, мне здесь еще хуже чем тебе! Кстати ты в курсе, что мы чуть не потеряли один челнок на Марсе?

Мне тут поесть некогда, какой там Марс!

Там какая-то странность Рипли, ты там пригодился бы. Я прикажу прислать тебе результаты экспертизы, спецы в полной прострации, ничего конкретно не говорят, заладили одно: аномалия, аномалия!

Еще несколько фраз и разговор закончился.

Президент умышленно заинтриговал Рипли марсианскими делами, в общем-то тот уже решил главную задачу

и нечего ему зацикливаться всякой текучкой, пусть поломает голову!

21

Богомольцев просидев на станции три дня с удивлением обнаружил, что ему очень хочется вернуться на Землю. Картина космоса была неизменно восхитительной и это уже слегка раздражало, к тому же он не обладал специальной психологической подготовкой и замкнутое пространство для человека его возраста было совсем неподходящим местом. Мама, я хочу домой!,- посмеялся он над собой и отправился к заместителю командира станции просится на выход в космос в составе бригады обслуживания. Уже выходя из каюты он услышал сигнал передачи с Новой Земли. На экране было напряженное лицо Антона. Зорин не выходит на связь восемь часов!

Подожди , Антон, я позову десантника.

Тот долго выспрашивал Антона о всех мелочах за прошедшие восемь часов, но вряд ли это имело хоть какой-нибудь смысл.

Надо отправлять группу поддержки!

Вертолет привезут только завтра, а пешком вы там будете полгода бегать, пока сами не потеряетесь!

Ну мы хотя бы будем иметь все данные со спутника прямо на месте, да и освоимся немного.

Хорошо! Отправлю через два часа.

Десантник бросился вон бегом!

Группа из четырех человек в костюмах полной защиты выглядела внушительно, да еще куча оружия с собой! Они осторожно вошли в огромный отсек отправки и остановившись ближе к середине стали ждать сигнала Оказавшись внезапно на зеленой лужайке в окружении огромных деревьев, они замерли на мгновение, но выучка взяла свое и уже через секунду они лежали в траве , держа под прицелом всю округу.

Вы там еще долго собираетесь валяться,- услышав голос Антона и убедившись в относительной безопасности окружающего пространства, десантники начали медленно подниматься. Они увидели в отдалении жилой блок и отправились туда. Антон быстро им все рассказал, они расположились на свободных места блока и начали смотреть весь видеоматериал о планете. Ждать вертолет нужно было еще сутки, время у них было. Было и желание осмотреться на местности, но вот это-то им было запрещено строго-настрого. Это показалось им странным, но посмотрев несколько сюжетов, отснятых Зориным, они поняли что пока лучше всего находится в воздухе, а не на земле. Слишком много живых сюрпризов! Командир группы Дмитрий Егоров и пилот вертолета изучали видеосъемку предполагаемого полета Зорина, отмечая те точки маршрута, которым нужно будет уделить особое внимание. Особенно их заинтересовали съемки предгорий, уж больно странно все выглядело и резко отличалось от остального близлежащего ландшафта; такое впечатление, будто здесь когда-то было что-то построено, а потом разрушено до основания и основательно проутюжено какой -то гигантской техникой.

Смотри как интересно! Снесли отель, собрались строить новый!

Когда мы сможем получить свежую съемку маршрута?

Я переориентировал два спутника и через два часа мы начнем получать материал.-ответил Антон

Пока на Новой Земле группа готовилась к экспедиции, Богомольцев ожидал прибытия челнока с вертолетом. Вообще доставка вертолета планировалась только через неделю, но все пришлось делать по-другому, благо и разгонщик и челнок находились в постоянной готовности с момента высадки на новой планете. Сложность заключалась в том, что вертолет нельзя было доставлять с завода на космодром напрямую. И вообще этот самый вертолет пришлось так маскировать, что времени было потеряно много. Чтобы подумали люди, если бы увидели что на станцию отправляют вертолет! За эти два дня Богомольцев дважды разговаривал с президентом и только один раз за последние несколько дней с Еленой и второй разговор был конечно гораздо важнее. Если бы не ситуация с Зориным, Сергей улетел бы домой еще вчера. Он не чувствовал себя особенно нужным в космосе, конечно интересно было бы взглянуть на Новую, но кто ж его пустит туда сейчас!

Сигнал о приближении челнока отвлек его от грустных мыслей. Все было сделано достаточно быстро, вертолет, как он был в маскировочной упаковке быстро поместили в центральный отсек и отправили по адресу.

Когда десантники увидели прибывший предмет, в первый момент они ничего не поняли. Техник из состава группы беспомощно оглянулся на Егорова, но тот нисколько не смутившись увиденным, дал команду начинать работу. И только через полчаса, разобрав часть упаковки и увидев стекло кабины техник облегченно вздохнул: знакомая машина! Вообще-то вертолет в своем изначальном проекте был четырехместным, но поменяли двигатель, кое-что усилили, на метр увеличив длину кабины, и вот уже в него могли втиснуться восемь десантников с легким вооружением и еще оставалось маленькое местечко для чего-нибудь, на всякий случай. На внешней подвеске разместили два лазера для разгона пернатых и несколько небольших ракет для дичи покрупнее. Шестеро, вместе с командиром, заняли свои места в машине, четверо остались на базе. Егоров через отврытую дверь внимательно оглядывал заросли, летели на высоте метров сто, поэтому оружие держали наготове. Через час они достигли тех самых мест в предгорьях, которые вызвали их интерес вчера. Пилоту с трудом удалось посадить машину, камни были значительно больше, чем казалось при просмотре видео. Место очень не понравилось, хотя сразу было видно, что камни лежат здесь невесть сколько лет и порядочно разрушены, вид их внушал странные опасения, какие бывают на старых развалинах.

Давайте фотографируйте все подряд, надо лететь дальше!- скомандовал Егоров и вскоре они двинулись дальше в сторону гор. Снова начались заросли , вертолет пошел широким зигзагом, захватывая широкую полосу для наблюдения.

Давай выше, тут он вряд ли бы остановился!- Егоров был убежден, что Зорин приземлился сам, а потом по какой-то причине не смог взлететь. Поднявшись выше первой низкой цепи гор , они увидели следующую

Быстро вниз, вниэ!- заорал пилоту Егоров, машина свалилась в боковой вираж, пошла на самыми верхушками деревьев!

Ищи площадку!

Пилот что-то пробурчал себе под нос, и действительно, где здесь площадка!

Пролетев вдоль склона пару километров, площадку нашли.

Командир что случилось?

А ты не заметил?

Нет.

Тогда я удивляюсь как ты сюда попал!

Егоров был неправ, десантник наблюдал склон и не мог видеть, что за следующей цепью гор поднималось очень слабое, но совершенно неприемлемое для естества природы сияние нежно-зеленого цвета!

Извини, я неправ!- сказал Егоров.

Нормально, командир!

Господа солдаты, никаких действий без моей команды! Впереди объект с неизвестными свой ствами. никакой радиосвязи, никаких световых сигналов, только голос. Вертолет замаскировать, он останется здесь!

Зорин приземлился и не выходил на связь по той же причине. Пойдем змейкой по кругу, пилот остается в машине, возможно Зорин нас видел и найдет нас раньше, чем мы его!

Но раньше, чем они отправились на поиски, с вершины горы в их сторону полетела сигнальная ракета.

Все, ждем здесь, пока он идет забирайте из вертолета все что сможете, домой пойдем пешком, это дня четыре!

Зорин появился часа через четыре, вид у него был чрезвычайно утомленный. Они познакомились и он рассказал, что шел три дня, поскольку, успел пролететь в сторону объекта дальше чем они. Да и объекта то никакого не было, подлетая к той цепи гор, за которым они увидели сияние, он получил сигнал датчика о быстро снижающейся крупной цели прямо по курсу. Зорин запросил данные о размерах и немедленно посадил дельтаплан на перевале, причем сажать пришлось быстро и о взлете можно было и не мечтать, он просто разбил легкую конструкцию о камни, да и сам порядочно ободрался. Но по сравнению с увиденным это была сущая мелочь, о которой не стоило беспокоится. Он начал маскировать остатки дельтаплана, отключил всю связь электронику. Оставалось надеятся, что его никто не заметил! Краем глаза он наблюдал появление в небе сооружения размером с Кремль! Использовать оптику он тоже не решился, поэтому разглядеть детали не удалось. Объект быстро снижался в долине и опустился на достаточно ровную площадку километрах в шести от Зорина.

А сияние-то откуда?

Не знаю! Я быстро ушел оттуда. Боялся, что Антон запаникует!

Как кстати с ним быть, ведь он засуетится!

Придется видимо связаться с ним один раз!

Включив передатчик, Зорин приказал Антону перейти на режим полной невидимости,

Мы будем через четыре дня,-сказал он и отключился,

Режим полной невидимости был последним пунктом инструкции, за которым следовала полная эвакуация! Антон огорченно посмотрел на свой рабочий стол, столько тут интересного и сколько еще предстояло найти! Однако приказ есть приказ! Он начал уничтожать все следы их пребывания на планете, предстояла трудная и сложная работа, нужно было все отправить на Землю, кроме челнока. Он закончил работу за день до прибытия группы. Ребята пришли чуть живые, им пришлось помимо огромных рюкзаков, нести раненого десантника. Расслабиться не пришлось, все погрузились в челнок и Зорин немедленно стартовал! Выйдя на орбиту они немедленно телепортировались на станцию. Всех, включая Богомольцева, тут же пересадили в посадочный модуль и через час они уже совершили посадку на военном аэродроме в районе Подольска.

Десантника с сопровождающим отправили в госпиталь, остальная часть группы на автомобилях на их базу под Каширой. Зорин и Богомольцев поехали к президенту. Михайлова события прошедших пяти дней несказанно изумили и изумили довольно неприятно. Что с этим всем делать совершенно непонятно! Зорин достаточно быстро рассказал об увиденном. Президент, слушая Зорина, исподволь осторожно наблюдал за реакцией Богомольцева. Тот выглядел совершенно безмятежно, можно было даже сказать, что вид у него был вполне довольный!

Сергей, что скажешь?

Чем раньше, тем лучше! Не думали же вы, что мы там,-он поднял кверху палец: одни!

А если они нас засекли?

Если бы засекли, то Зорин вряд ли бы сидел здесь!

А если заявятся сюда?

Это исключено! Отследить такое перемещение невозможно.

Ну что ж удовлетворимся этим, кстати сигнал со спутника слежения мы получаем?

Да, но с их стороны пока никакой активности, сели и сидят, только светятся!

А по поводу того, что у американцев на Марсе, что думаешь?

Думаю, жаль, что не полетели вместе с ними!

Михайлов рассмеялся!

Ну какие наши годы! Еще слетаем!

Разговор закончился и президент вышел из комнаты. Вместо него вошла Елена, Зорин встал и остановился в легкой растерянности, но Елена тут же отвела его во флигель для гостей. Вернувшись, она никого в комнате не

обнаружив, улыбнулась: мальчишка, играет с ней в прятки! Выйдя в коридор, услышала звонок своего сотового, подключилась,

Холодно!

Она повернулась и пошла по коридору в другую сторону,

Горячо!

А, он наверняка в беседке!

Они долго говорили, потом молча гуляли по парку.

Утром зайдя к отцу, они сказали, что хотели бы пожениться, президент поздравил их, но сказал что жить им пока придется в свободном браке, поскольку официальный с никому не известным молодым человеком

вызовет такой нездоровый интерес, что лучше пока об этом не думать.

22

Реальные политики, те что становятся президентами и премьерами, называются реальными, поскольку целиком подчинены не реалиям окружающей их жизни, а представлениям общества об этих самых реалиях. Тот же, кто видит что эти представления неверны и перемены назрели обречен на личное поражение в будущем, хотя кое-кому удавалось ценой собственной карьеры так изменить условия игры, что возврата назад уже нет. Это единственное , что их может удовлетворить! Если, конечно, им удается остаться в живых! Обстановка в мире к 2025 году была отвратительной. Этот процесс начался сразу после второй мировой войны и до войны в Ираке была относительно терпимой, но после ухода американцев в 2006 году из Ирака и прихода к власти фундаменталистов начался сущий кошмар! Бесконечные теракты и нападения на дипломатов, вынудили многие немусульманские страны вывести свои посольства из мусульманского мира. Гражданские войны в Индонезии и на Филлипинах с огромным количеством жертв, депортация большей части мусульман из Европы, попытка Китая под шумок высадиться на Тайване довели обстановку в мире до состояния тотальной войны всех со всеми. Требовались радикальные решения отнюдь не мирного характера, но никто из политиков не решался на такой шаг, боясь попасть на новый Нюрнбергский процесс! Поэтому космос и для Груммана и для Михайлова были маленькой отдушиной от повсед-

невного ужаса утренних сводок о событиях и позволяли им думать, что не все так уж плохо, но события надвигались на них и требовали таких решений, к которым онибыли в общем то не готовы. Маленькие войны закончились, настало время войны большой, которая, как и вторая мировая на время решит все вопросы! Предстоящая встреча в Сан-Франциско вызывала у Михайлова неприятные ощущения, те вопросы, которые они обсуждали по телефону были настолько неприятны, насколько это вообще может быть! Тем более, что в России, традиционно отдаленной до поры до времени в силу хотя бы российских расстояний от мировых событий ,невозможно было объяснить людям, что пришла пора тратить огромные деньги и жизни на войну где-то далеко-далеко. Впрочем у американцев были те же проблемы, но доверие к власти в Штатах было всегда выше, чем в России, несмотря на личную популярность Михайлова и до поры до времени они смотрели на всевозможные военные экспедиции, как на неприятную, но необходимую меру. Но тут было совсем другое! Это не Вьетнам и не Ирак! И не Афганистан, если вспомнить российскую историю советских времен. Это военное положение, это интернирование ненадежных граждан, это возможные огромные жертвы среди мирного населенияи это наконец мобилизация! Михайлов даже представить себе не мог, как это начать! И терпеть дальше нельзя, и начинать страшно. Грумман на последней встрече с участием еэсовских лидеров, видя, что европейцы никак не могут или не хотят понять, что стоит на кону, пришел вечером в посольство к Михайлову, они пили водку и виски и ругали всех и вся. Никто не был готов к большой войне, а ждать нового Пирл-Харбора как-то не хотелось! Халифат от Марокко до Индонезии, где центральное правительство сидело в нескольких крупных городах и жить ему осталось месяц-другой, был готов к большой войне. Китай и Индия устранились, зная что Западу не уйти от войны. Россия с трудом удерживала Казахстан, население которого не поддерживало фундаменталистов, но постоянные

теракты в Алма-ате и других городах делали ситуацию крайне сложной. В конце концов оно решит, что худой мир лучше, хорошая война и тогда фронт подойдет к Уралу! Муллы рассредоточили производство атомного оружия настолько, что точечные удары по обнаруженным производствам не наносило сколько-нибудь заметного ущерба. В самом сложном положении оказался Израиль. Практически все мирное население покинуло страну после атомного взрыва в Хайфе, осталась только армия и технические специалисты, да и те и другие были готовы быстро покинуть страну: противостоять шестимиллионной армии, вооруженной ядерным оружием было нереально. Исламистов удерживала только угроза Соединенных Штатов ответить на агрессию массированным ядерным ударом. Они до поры до времени берегли силы, готовясь через Турцию вторгнуться на Балканы и дальше вглубь Европы. Второй удар ждал Испанию, реванш за стародавнее поражение! В Европе никто, несмотря ни на что, не верил в возможность такого развития событий, а кому-то казалось, что можно будет отсидется в стороне, как это было при Гитлере. США и Россия уже давно распределили цели для удара, но все это казалось настолько ужасным и неосуществимым, что в разговорах ни слова об этом не произносилось. Прочие союзники, за исключением британцев находились в состоянии прострации. В Голландии как и раньше выращивали тюльпаны и думали, что чтобы не произошло, будут делать это и дальше. Однако вряд ли уцелеют их изумительные дамбы! Уж если пирамиды фараонов пошли под нож, то всему прочему точно пощады не будет.

Михайлов ждал командующего космических войск Романова, предстояло обсудить вопрос о совместном с американцами проекте размещения оружия на орбитальных комплексах. Это должно было стать основным резервом совместного командования в случае начала операции, вернее войны. Романов, как впрочем и вся военная верхушка, был очень озадачен масштабами и сжатыми сроками проекта.

"Господин президент, желательно было бы увеличить срок на полгода!"

"Нет, Олег Семенович, невозможно! Скорее всего через полгода нам будет не до того!"

Романов, проживший свою жизнь в военных гарнизонах, как и все его однокашники, не вполне представлял, что ожидает страну и весь мир в ближайшем будущем. Большой войны не было почти сто лет, а всевозможные локальные конфликты создавали ложные представления о о том, что их ожидает. Подсознательное неверие в тяжелейшее развитие событий, несмотря на проводимые тренинги и компьютерное видеомоделирование, порождали и неверие в правильное ведение дел президентом.

"Олег Семенович, я уж не знаю как мне убедить и вас и Генштаб, что все будет на грани выживания, ваши и их выкладки и сроки просто меня разочаровывают! Вы что хотите, что бы было как в сорок первом? Так будет! У Рязани будете их держать, и вопрос удержите ли! Я вам доверяю и не хочу заниматься сейчас кадровыми вопросами! Даю вам неделю срока ! И вам и Генштабу! Дай мне сценарий худшего развития событий! И кстати я хочу чтобы через неделю ВВС в полном составе было в воздухе, все машины, до единой! От Камчатки до Калининграда!"

Романов ушел крайне недовольным, он хотел уговорить президента не спешить, а с ним в общем-то и разговаривать не собирались!

Президент отправился во флигель дочери, поговорить с Илларионовым. Ему было неприятно, что молодые люди в самом начале своей жизни столкнутся с такой вещью, как большая война. Еще десять лет назад, несмотря на всевозможные сложности мировой политики, поверить в то, что все повернется таким образом было никак нельзя. Казалось еще один кризис, еще несколько взрывов и все начнет потихоньку успокаиваться. Ан нет!

Привет Сергей!

Здравствуйте Иван Алексеевич!

Михайлов уселся на диван и стал молча смотреть, как дочь с совершенно отреченным видом пытается что-то извлечь из своего коипьютера.

Елена, здесь двое мужчин, а ты, я смотрю предпочитаешь железного недоумка!

Дочь расхохоталась, счастливо и безмятежно!

Он меня слушает внимательней, чем вы!

Вот-вот только и умеет что слушать!

Видя, что неяркая улыбка уходит с отцовского лица, сменяясь мрачноватой и несколько угрюмой усмешкой, Елена напряглась, и хотя губы ее еще улыбались, но глаза уже нет.

Будет разговор?

Будет, да еще какой! Мне честно говоря даже неприятно его начинать, но приходится.

Михайлов подержал длинную паузу, приковывая внимание детей, хоть это и было излишне.

Через два-три месяца, максимум через полгода начнется большая война! Не по телевизору, по всему югу! Мы уже начали потихоньку, под разными предлогами вывозить население: кому-то зарплату побольше, кому-то новую работу. Переводим предприятия, музейные фонды, ну вас это не очень касается.

Когда ты, Сергей пришел со своим делом, я воспринял его как еще одну головную боль, а теперь скажу тебе большое спасибо. Придется срочно начать эвакуацию туда, куда Макар телят не гонял!

Макар кого не гонял? не поняла дочь старой присказки!

Телят, Лена, телят!

До Елены наконец дошло!

Сергей по данным зондов выбрана планета в созвездии Большой Медведицы, нужно срочно заканчивать наземную площадку!

Илларионов еще не вошел в тему!

Что значит война не по телевизору? - глупо спросил он.

Не хочется тебе рассказывать, нет ни времени ни желания, давай поговорим о деле.

Вы же знаете, что напрямую площадкой я не занимаюсь.

Меня интересует сколько мы сможем перебросить через месяц?

Сколько привезут, столько и перебросим

Президент затеял этот разговор насчет площадки, чтобы немного отвлечь детей от военной темы, ему было в подробностях известно все, что нужно.

Вы отправитесь туда же, вместе со всем вашим институтом!

Елена уже хотела возразить, но упоминание института заткнуло ей рот, ей вообще стало невыносимо страшно от того, что она услышала.

А что будет со всеми остальными?

Что бог пошлет, то и будет! Мы готовы к самому худшему!

На выбранной планете был один материк со всей стороны окруженный океаном, и предгорной его части огромные пещеры, в которых можно было разместить до одного миллиона человек и кучу всякого оборудования. К тому же климат позволял возводить легкие постройки для жилья и для производственных нужд. Воды было в достатке, а образцы флоры вполне годились на корм скоту. Площадка для переброски была построена в самом неожиданном и выгодном месте, у самой крупной узловой станции Кинель, под Самарой. Там всегда стояло большое количество эшелонов и трудно было определить, что куда девается. Составы с грузами уже стояли под незаметной охраной в Самара, Пензе, Саратове, Москве и других близ и не очень близлежащих городах. С людьми будет значительно труднее, и делать это придется в последнюю очередь.

Утреннее солнце мягко светило сквозь легкие занавеси, листва была тиха и неподвижна, все было наполнено мирной ласковой тишиной летнего утра и от этого Михайлову стало совсем не по себе. Он поднялся и молча вышел из флигеля, оставив молодых людей наедине друг с другом, и с дурными новостями. Он собирался давно рассказать им обо всем, но как говорится, рука не поднималась: хотелось, что бы они как можно дольше наслаждались своей любовью и не думали о том , что терзало его душу уже долгое время. Он отправился к Зорину, ему очень нравился этот железный с виду, но очень глубокий и по хорошему правильный человек. Каждый раз после общения с ним Михайлову казалось, что он перезарядился, словно батарейка. Они незаметно перешли на свойский тон, причем без особого напряжения с обоих сторон. Определенно симпатия была взаимной. Зорину Михайлов тоже ничего не говорил о надвигающихся событиях, ему и так было достаточно сложно освоится в новой ситуации. Войдя во флигель, Михайлов застал Зорина на беговой дорожке. Войдя в комнату, он молча сел на диван и стал ждать, пока тот не пробежит положенные ему метры. Однако Зорин остановился и подойдя сел рядом.

Чего ты? Беги себе.

У тебя такое лицо, что как то к бегу не располагает.

Это плохо!

Слушай, Виктор, а ведь ты участвовал в операции в Индонезии с американцами, мы тогда посылали полк прикрытия баз на Яве.

Да.

Ну и как они тебе показались?

Очень хорошо обучены, но за пределами ожидаемого слишком зависимы от командования.

Что, как немцы?

Нет, но чересчур надеются на то, что им все разжуют, сами осторожничают.

Ну это следствия хорошей дисциплины!

Не только, ты же знаешь какие они законники, они не боятся, просто это привычка с детских лет подчинятся определенным правилам.

Ну я об этом и говорю!

Здесь есть определенная тонкость: у нас тоже сейчас с дисциплиной порядок, но мы воспринимаем дисциплину как необходимость, а они об этом вообще не думают, она для них как понятие о котором

можно что-то говорить просто не существует.

Ну а что еще?

Мы чуть-чуть превосходим их в среднем уровне пилотирования в режиме воздушного боя, а они нас прилично в использовании всего комплекса средств, но это известная разница во взгляде на ВВС. Послушай, а у тебя что ли выходной сегодня?

С чего это?

Ты меня расспрашиваешь о том, что и сам наверняка знаешь.

Ну могу я хоть чуть-чуть расслабиться, потрепаться!

Давай тогда тяпнем по маленькой!

Лицо Михайлова опять приняло то выражение, с которым он вошел к Зорину.

Теперь, коли ты не дал мне отвлечься, слушай приятные новости.

И он рассказал то, несколько минут назад рассказывал детям.

Я думал о чем-то подобном, но конечно не в таких масштабах.

Ну вот я тебе размерчик этого и подобрал!

Ты, что хочешь и меня отправить на эту чертову планету? Я там с ума сойду!

А тебе не терпится в первых рядах, в самое пекло!? Нет, ты слишком ценный и опытный человек, даже если ты и останешься, то полететь в бой сможешь, только если у меня не останется ни одного пилота!

Черт, говорил мне отец, держись подальше от начальства, целее будешь!

Они помолчали немного, Зорин понял, что празидент уже все решил, а Михайлов дал тому время успокоится.

Мне нужен человек, который сможет быстро оценить нашу реальную готовность к войне. В ВВС это будешь ты. Главное выяснить какие кадровые вопросы требуют немедленного решения, от этого очень многое зависит. Мы переведем тебя, да что там, уже перевели в военную контрразведку, тебе присвоен чин генерал-лейтенанта, с чем и поздравляю!

Премного благодарен! с иронией перебил президента Зорин.

Ты назначен начальником нового управления , у тебя неделя на ознакомление и месяц на выдачу рекомендаций по командному составу!

Президент встал и вышел из комнаты Зорина, пусть тоже поломает голову!

Через три часа борт номер один вылетел из Внукова в Сан-Франциско, и уже поздно вечером приземлился на авиабазе Конрадс. Вертолет доставил Михайлова на побережье залива в полной темноте, как и задумывалось. Эта встреча решала очень многое и безопасность обеспечивалась всеми возможными и невозможными средствами. Несмотря на позднее время вся компания президентов и премьеров была в полном сборе. Официально это все прикрывалось какой-то датой образования ООН, поэтому съехалось довольно много народу. Предстояло выяснить кто на что готов, кого-то подтолкнуть, кого то припугнуть, не время было выбирать средства, да и не было возможности дать кому то остаться нейтральным. Так дела не обстояли даже во вторую мировую, да и в третью холодную впрочем. В основном этими вопросами занимались американцы, поскольку доверия к ним со стороны европейцев было больше. Приходилось им довольно туго, поэтому Грумман попросил Ми- хайлова в выступлении обрисовать ситуацию как можно страшнее, тем более что агентурные данные из Узбекистана и Ирана были такими, что выдумывать ничего было не надо. Михайлов привез с собой видео из Ташкента, которое сам не мог смотреть, но все эти нейтралы пусть терпят! Грумман тоже хотел было глянуть, но его советник, который успел познакомится с фильмом, решительно его отговорил.

Все расположились в большой гостиной первого этажа, весьма старомодно обставленной, увешанной зеркалами и бра, впрочем было очень уютно и спокойно. Теплая августовская ночь, шум волн, доносящийся от залива: все немного снижало ту напряженность, которой пропитались участники встречи. Много чего произошло в эту ночь, Михайлов отправился в свою спальню настолько ошеломленный произошедшим, что уже у входа остановился и потребовал немедленно вертолет. Через час он уже был на борту своего самолета, взлетающего в темное небо Калифорнии. По телефону он попросил собрать всех членов правительства, армейское руководство и начальников спецслужб. В час дня в Кремле вся королевская рать ожидала своего лидера с большой опаской и настороженностью. Президент не стал ничего рассказывать по поводу встречи.

Господа , мы остались один на один с халифатом!

Президент молча смотрел на собравшихся, пытаясь прочитать в лицах соратников что-то, что он сам не мог никак определить. просто молча смотрел и ждал ответной реакции. Каких-то нот страха или желания отгородится от такой новости он не заметил. Люди молча смотрели на него, ожидая продолжения речи.

Европа втайне от всех заключила с халифатом договор о нейтралитете. Американцы были в шоке, но никаких собственных предложений они не сделали. Есть маленькая надежда на договор с ними, но сейчас лучше на это не надеяться. Мы ожидаем, что первый удар будет на Балканах, через Болгарию в Сербию, а также захват Греции. Их лидеры не были поставлены в известность о договоре, а составлен он весьма туманно, и хотя они надеются, что вошли в договор, я думаю их просто отдали на растерзание. Далее последует Казахстан и тут придет пора вступить нам, причем всей мощью. Этот голландский негодяй еще что-то мямлил насчет ограничений в использовании атомного оружия, причем имея в виду нас. Так что они готовятся защищать права тех, кто о таком слове, как право и не слышал. ну да ладно. Главное сейчас немедленный переход на военное положение и мобилизация. Делать все будем предельно скрытно, никаких переодеваний в военную форму, никаких крупных перемещений войск не допускать. Кстати немедленно выслать всех тех, кто в посольствах отвечает за разведку и сократить допустимый штат посольств до минимума. Отправить домой всех зарубежных представителей в компаниях, студентов, преподавателей. Лишних глаз нам не нужно. Они еще долго обсуждали все аспекты возникшей ситуации, уточняли детали, делили сферы ответственности. Разошлись в двенадцатом часу ночи, измотанные и морально опустошенные донельзя.

А в это время марсопроходцы ни о чем не подозревая делали свои дела, думая что вот они-то и есть главное событие нынешнего времени, его герои и главные действующие лица. Билли разбудил Джеффа

Иди смотри!

Джеффу подумалось, что Билли перегрелся, пока волился с роботом, что смотреть , на кого смотреть? Он одел маску и вылез не спеша из кабины. Зрелище заставило его даже слегка присесть, такого он не мог себе представить и в самом дурном сне. На том месте, где должен быть робот, крутилось нечто из пыли, каких-то черных полос, вспышек фиолетового света, короче Джефф остолбенел! К тому же все сопровождалось свистом на грани ультразвука с подвыванием и грохотом.

Надо немедленно уходить!

Я думаю ничего страшного, наблюдаем уже пятнадцать минут. Эта штука просто переваривает нашего робота, как закончит, так все и прекратится.

Что ваши приборы?

Вращающееся электромагнитное поле с несусветной частотой и флуктуацией по диаметру. Вообще все параметры меняются с такой скоростью, что мы не успеваем все регистрировать. К тому же я думая это только следствие неизвестных нам процессов.

Собирай всех, отходим километра на четыре.

По дороге инженеры жадно оглядывались назад и Джефф подумал, что они ему не простят этого отступления.

Зеачит тогда мне просто повезло, что я зацепил край этой геены на большой скорости!

Вернее всего. Кстати мы тут слушаем кое-какие новости из дома, у нас есть тут знаток арабского, кажется дома предстоит большая заваруха.

Там всегда заваруха!

На этот раз замышляется что-то грандиозное!

Джефф не стал продолжать этот разговор, он был сыт по горло всевозможными войнами и предупредительными ударами. Его военный опыт был более чем достаточен для жизни одного человека, так ему казалось. Когда они остановились, все повыскакивали из машины и схватились за оптику, чтобы не упустить чего-то такого, что могло бы натолкнуть их на понимание происходящего. Но к их разочарованию через несколько минут все закончилось, приборы молчали, все было тишина и покой.

Черт! Давай подсунем ему еще что-нибудь!

Тебя например!

Отхохотавшись вволю после всего пережитого за последний час, вся группа загрузилась в трак и отправилась домой. на поле битвы остались видеомониторы, приборы слежения и следы их машины.

Стоит только высунутся со своей планеты и на тебе!

Я всегда думал, что весь космос мертвый, как луна, черный, холодный и мертвый. Я разочарован!

Разочарован?

Раньше я был царем зверей, а теперь просто глупое двуногое, которому еще рано высовываться из своего леса. Вообще космос надо отменить!

А я ничего не думал, я думать не люблю, я люблю чтобы все само приходило в голову!

Счастливчик! Один голову ломает, а он просто подставляет, как стакан под кран: нате!

Слушай, а что там Билли говорил о заварухе, у меня родители живут в Греции, мне что-то не по себе. Надо бы с ними связаться.

Не волнуйся, всех наших уже вывезли в штаты.

На обратном пути машину вел Билли, а Джефф смотрел на пробегающую мимо него пустыню, бормоча себе под нос какие-то глупые песенки, что говорило о дурном расположении духа и неудовольствии.

Раздался звонок экстренной связи, голос предупредил о разговоре с президентом.

Привет, Джефф!

Добрый день , господин президент!

Джефф у меня для вас не очень приятные новости, вы остаетесь на неопределенный срок. Ситуация дома складывается так, что вам лучше быть подальше отсюда. Мы отправляем вам дополнительные запасы, очень большое количество. Кстати ваша оранжерея выше всяких похвал, да?

Да, мы сами очень удивились!

Орбитальный комплекс замораживается, ждите их шаттл через дня три.

А спутники?

Отложим все до лучших времен. Я не могу определенно сказать как у нас тут все закончится, так что береги все, что у тебя есть как свои уши.

Что, так плохо?

Я бы не сказал, но война такого масштаба нам неизвестна и чем все это кончится наши аналитики предсказывать не берутся. Пока , Джефф!

Разговор закончился, быстрее, чем хотел бы Джеф, но теперь их номер отнюдь не первый.

Ну Билли, приходи завтра, я тебе предоставляю марсианское гражданство.

Билли вопросительн взглянул на командира.

Билли, кто у тебя остался дома?

У меня никого.

Я так и подумал. Билли, президент все знал заранее, может он и надеялся на лучшее, но сюда собрал тех, кому не о ком будет плакать, если случится то, что уже началось.

Билли остановил машину и повернулся к командиру.

Похоже мы думали, что летим на Марс, а прилетели в бомбоубежище. а?

Давай двигай вперед и думай о дороге, а то ребята в кузове забеспокоятся.

По прибытии Джефф собрал людей и коротко оповестил всех.

А теперь господа эмигранты, займемся распределением обязанностей, то что вы делали раньше было хорошо, а теперь должно стать еще лучше. Прежде всего займемся расширением оранжереи и подготовкой к прибытию орбитального экипажа. Я принял решение о полной разборке орбитального комплекса и доставке его на Марс. Когда придет время, правительство найдет способ вернуть нас на Землю, а пока нам будет нужен каждый клочок железа и меди, который мы сможем добыть. Потребуются два десятка рейсов шаттла чтобы привезти все это сюда. А геологи пусть ищут из чего мы сможем строить наш марсианский город.

А что с энергетикой?

Топливных стержней нам хватит лет на двадцать, я попрошу, чтобы прислали еще два комплекта, если они конечно смогут. Но если мы хотим развиваться, то нам нужно думать из чего делать киловатты.

Люди молчали и не задавали больше вопросов, в их глазах не было ни отчаяния, ни страха. Они переживали то, что обычно называют поворотом в судьбе. Вот только что они были героями нации, теми кому все завидуют, а теперь? Впрочем они не были честолюбивыми эгоистами. Трезвые и рациональные инженеры , пилоты, врачи и геологи: они привыкли работать плечом к плечу, от результата к результату. Каждый прожитый день был наполнен до края множеством обязанностей, не было времени ни на радости, ни на печаль. И вдруг их остановили ненадолго и отвлекли от дела. Что говорить, не о чем говорить! Джеффу такая реакция не очень понравилась, все равно все всплывет потом, по мере прочувствования этого поворота событий. Но лучше чтобы он начали реагировать прямо сейчас, не доходя до точки кипения

наедине с собой. Он решил сломать эту ситуацию по-русски. Приказал принести часть неприкосновенного запаса виски и всем налили по стакану. Люди удивились, но отказываться не стали. Через полчаса в блоке начались разговоры. Сидели долго, никто людей не торопил. С утра к Джеффу пришел Билли вместе со своими коллегами.

Командир, можно попробовать использовать найденное явление как генератор энергии.

Все что угодно, Билли, но без всякого риска. Как ты себе все представляешь?

Геенна, они все уже называли это место геенной, находится под склоном горы. Мы устроим каменоломню наверху и будем подбрасывать ей камушки!

И что?

Ты помнишь что магнитное поле вращается, наводятся токи в любой катушке с проводом, надо будет только приспособиться к колебаниям поля, но это мы сделаем.

Билли, ты гений ! Но ты помнишь, что это место в пятистах километрах от нашей базы, кабель потянешь

или что?

Нет, там будет основная база по добыче и переработке металла, геологи кажется нашли что-то подходящее рядом. Это основные энергозатраты, а реактор мы будем использовать только для бытовых нужд и оранжереи.

Построим Бруклинский мост, Билли!

Построим , Джефф!

Президент Грумман вылетел на Фолкленды для встречи с лидерами Великобритании, Аргентины, Чили и Бразилии. Те очень удивились выбранному месту, но удовлетворились соображениями безопасности, высказанными госсекретарем. Грумману нужно было обязательно встретится с Рипли, события последней недели отвлекли его от главного его проекта, но время не терпело. Вызвать же Рипли в Вашингтон не было никакой возможности, слишком много людей находилось возле президента ежечасно и обеспечить секретность не столько от чужих, сколько от своих не было никакой возможности. Вернее возможность была, а вот гарантия нет. Проведя четыре часа в обществе президентов и премьера, Грумман проводил их и отправив по каким -то предлогом и своих сопровождающих вместе с госсекретарем, остался наконец

один, если не считать личной охраны, пилотов и офицера спецсвязи. Приказав им всем оставаться в коттедже и отдыхать, Грумман с личным телохранителем отправился к Рипли.

Они поехали в открытом джипе по узкой дороге вдоль каменистого пляжа, Грумман вел машину и откровенно наслаждался покоем пустынных островов, охранник безучастно смотрел на океан, плещущийся у самых колес автомобиля и похоже впервые за время своей службы, находясь возле президента мог не обращать на него внимания. Ехали они к обоюдному разочарования недолго, притормозив возле ангара, президент несмотря на возражения, приказал охраннику оставаться в машине, а сам вошел полуоткрытую металлическую дверь. Внутри на стапеле находилась конструкция, похожая на длинную цистерну, длиной около двухсот метров. Навстречу Грумману вышел только один человек, это был Рипли. Собственно никого другого в помещении и не было. Они молча пожали друг другу руки и отправились осматривать капсулу изнутри. Рипли рассказывал о деталях, а президент внимательно слушал. Наконец осмотрев все основное они устроились в кабине управления и разговор пошел совсем о другом.

Уэйн, не сегодня завтра начнется большая война.

Я готов!

Нет, эта штука если и поучаствует, то в самом крайнем случае. Эту тайну я не отдам никому, даже следующему президенту. Ну до поры до времени разумеется.

Что, буду отсиживаться здесь?

Нет! Мы оставляем марсианскую экспедицию до завершения конфликта. Когда они смогут вернуьтся-один бог знает. Ты будешь связующим звеном! Как-то ты говорил мне о неожиданных возможных эффектах при использовании этой штуки, помнишь?

Рипли неожиданно расплылся в улыбке, президенту подумалась, что если эти зубки показать крокодилу, тот удерет без оглядки.

Президент, это летает почти со скоростью света, девяносто семь процентов, причем набирает скорость за пятнадцать минут!

Такая новость ошеломила Груммана!

Я сам летал!

Того не легче!

Рипли ты не принадлежишь только самому себе!

Нет, только самому! Я лишь соглашаюсь сотрудничать с вами, никак по-другому!

Грумман не стал возражать, Рипли был прав. Все сделал он сам, они только помогли ему. Это его собственность и хорошо уже то, что он с ними. Пауза затянулась, первым начал президент.

Так, что у нас не будет проблем с Марсом?

Никаких! Я уже два раза облетал Марс!

Да сегодня действительно необычный день, президент вздохнул и продолжил:

Тебе нужно будет забрать большой корабль, поэтому полетишь со мной, сделаем промежуточную посадку в Неваде, подобранные люди ждут тебя там , заберешь их и гони тарелку сначала сюда, а потом перегонишь ее на Луну, на законсервированную базу. Что делать с этой цистерной решай сам. Учти, война будет везде, даже здесь, так что ищи место. Тарелка вооружена по уши, специалисты в твоей группе.

Что и бомбы?

Грумман только молча посмотрел на Рипли.

Извините, господин президент, я тут малость отвык и от людей и от жизни!

Через два часа самолет взял курс на северо-восток.

Рипли встретили четверо крепких парней, внешне расслабленных, но похоже с глазами на спине, если судить по тем репликам, которыми они обменивались по дороге. Через час, преодолев несколько десятков километров по горным проселкам они въехали на территорию базы. Впрочем никакой базы и не было: два десятка фанерных домиков, алюминиевый ангар и временная, металлическая взлетная полоса. Рипли провели вовнутрь ангара и представили сотрудникам. Коротко переговорив с ними, Рипли понял что они готовы к космическому полету , но абсолютно не представляют на чем им придется лететь. Кто же ему объяснит, где эта тарелка. Встреча закончилась, люди начали расходится, а Рипли неожиданно для себя приказал им быть готовым к отбытию через час. И оказался прав.

Господин Рипли! Я Крис Браун, доверенное лицо президента. Пойдемте со мной, я открою вам проход к объекту.

Они вышли из ангара и вошли в один из домиков. Браун достал что-то похожее на пульт дистанционного управления и долго нажимал кнопки. Неожиданно пол в центре комнаты начал расходится, открывая вход в подземелье. Рипли хотел было посмеятся над этими ухищрениями, но лицо Брауна совсем не располагало к чему-либо подобному. они спустились вниз и пройдя по низкому туннелю около двухсот метров, подошли к металлической двери, без ручек и замков. Браун передал рипли диск зеленого цвета.

Я должен вас покинуть, мне не разрешено присутствовать здесь, когда вы будете открывать дверь. Вам достаточно прижать диск к поверхности двери, там где нарисован круг.

Браун повернулся и быстро исчез в глубине туннеля. За первой дверью оказалась вторая, открыв ее Рипли оказался внутри тарелки. Немедленно зажегся свет и голос произнес:

Господин Рипли, командный пункт прямо по коридору, используйте тот же ключ!

Внутри было весьма симпатично, четыре мягких кресла, диван вдоль стены, напоминало это скорее гостиную в дорогом гостиничном номере, нежели боевую рубку корабля. Рипли очень понравилось!

Включив тем же ключом компьютер, Уэйн получил доступ ко всем точкам управления кораблем и открытием крыши бункера. Пока он возился внизу, все кто не был членами команды быстро погрузились в джипы и автобусы , на полной скорости покинули территорию центра. Они не должны были увидеть ничего, такой приказ получил Браун. Да в общем им давно надоело охранять пустое, пыльное и жаркое место. Члены команды по инструкции заняли их место. Они видели, как земля в стороне от поселка начала разъезжаться, открывая гладкую сферическую поверхность темно-серого цвета. Вскоре последовала команда поднятся на борт с оружием и вещами. Входя через открытый люк внутрь корабля они не произносили ни слова, столь велико было ошеломление размерами аппарата. Каждый занял место в своей каюте

и все стали ждать старта. Тот космос к которому они привыкли, глядя на экран телевизора и этот видимо сильно различались. Никаких скафандров, никаких специальных кресел, обычные комнаты, вроде тех, что в мотелях. Рипли вызвал несколько человек к себе и после этого минут двадцать никаких команд.

Прошу всех в столовую, -услышали они по внутренней связи.

Их было человек шестьдесят, все что успел собрать президент за короткий срок, все были не только специалистами высшего класса, но людьми необычайно спокойными и контактными. Найти таких

сложно невероятно! Гений и уравновешенность вещи несовместные. А уж гений и отсутствие излишней амбициозности и вовсе небылица! В столовой их ждал Рипли. Он подошел к стене и приложив к ней тот же самый ключ, открыл жалюзи, закрывающие окна. За окнами был космос! Земля и Луна висели неподвижно в отдалении, сияли звезды и чернела великая и наверно бессмысленная глубина пространства. Люди

молчали, очарованные и угнетенные этим зрелищем.

Ну, что молчим?- грубовато ухмыляясь пробормотал Рипли. Он наверняка не годился для того, чтобы управлять этими людьми, но счастью, видимо это чувствовал, вернее чувствовал что вообще не годился для того, чтобы управлять чем-то кроме своей великолепной техники. Поэтому он заранее договорился с президентом о назначении командира экспедиции, а себя обозначил владельцем , нанимающим экипаж. Достаточно экстравагантно для космических дел и достаточно вульгарно длч всего остального. Особого удивления это не вызвало. Фирма Рипли получила государственный контракт, оплачиваемый из закрытых фондов, фамилия самого Рипли вообще отсутствовала. Значился он как Питер Брент. И Питер Брент начал знакомится с экипажем, с каждым человеком по-отдельности. Процедура заняла довольно много времени, но Рипли хотелось присмотреться к каждому. Один бог знал сколько времени им придется провести вместе! Люди ему понравились, очень понравились. О некоторых ему приходилось слышать еще когда он работал на Боинге, некоторые фамилии попадались ему в технических и научных журналах. Он сразу честно сказал им, что не собирается раскрывать устройство привода, толькоподробно изложил возможности техники, ее технические характеристики. Тарелка была насыщена исследовательским оборудованием с огромными возможностями, довольно быстро удалось сформировать научные группы. Однако публика ожидала продолжения концерта: ну взлетели, а дальше что? Дальше они совершили посадку на Фолклендах, ночью в полной темноте, под шум шторма и завывания ветра, чего впрочем экипаж практически не заметил. Рипли вывел из ангара вторую машину и пристыковал ее на крышу тарелки, после чего вернулся на борт и они двинулись к Луне. Скорость всех этих перемещений разочаровывала. То что можно было, переживать долгое время, подвергаясь всевозможным опасностям, становясь героем, приобретающим славу , совершалось с неприличной для значимости событий скоростью. Словно их отвезли в школу на автобусе! Однако на Луне, когда они облачились в скафандры, реальность вернулась. Рипли, вернее Брент посадил судно в километре от посадочного модуля Нила Армстронга. Скафандров было двадцать штук, поэтому всем не удалось попасть в число избранных. Кинули жребий. Брент не участвовал, он уже побывад здесь неделю назад во время испытательного полета первой машины. Когда группа вернулась, они перелетели на законсервированную лунную базу. Брент разобрал привод малой машины, мало ли что, и с помощью команды они переносили детали в закрытый отсек тарелки целый день. Когда он проектировал привод, самым сложным оказалось именно конструирование таким образом, чтобы при изьятии минимума узлов, невозможно было определить, что это вообще такое. Тогда Брент провозился с этим целый месяц!

Но овчинка стоила выделки!

Теперь можно бросить устройство без всякой опаски.

Покинув Луну, они отправились к Юпитеру и его спутникам, беспокоить марсианскую экспедицию пока не стали, предоставив им возможность использовать те средства, которые они имели.

В это самое время в овальном кабинете шло совещание президента с лидерами палат и влиятельными сенаторами, с участием госсекретаря, военных и представителей бизнеса. Заседали с самого утра и конца видно не было. Самым больным местом стала американская позиция в случае начала войны, политики ссылаясь на опыт прошлого склонялись к тому чтобы вступить в события, имея в руках полный расклад сил сторон и состав коалиций. Требования Европы о увеличении американского корпуса до двух миллионов человек вызвал ожесточенные споры. Военные ссылались на недостаток разведданных о составе ядерного потенциала халифата и его возможностях, опасаясь огромных потерь в самом начале компании . Спутники не задерживались на орбите, их сбивали очень быстро. Халифат объявил закрытой зоной не только воздушное пространство, но и космический сектор над своей территорией на высоту тысячи километров. Разговаривать на эту, как и на любую другую тему с ними было бессмысленно.

Я не знаю, что мне говорить русским, мы втянули их во множество программ, которые важны для нашей обороны прежде всего. Михайлов уехал в бешенстве и не звонит, я боюсь они откажутся от всех договоренностей.

Госсекретарь начал свою обычную песню:

Мы должны потребовать от них соблюдения этих договоров! Получится , не получится другой разговор,но мы должны настаивать!

Хотите я поручу это вам, Мэгги?

Преседатель комитета начальников штабов Брукмайер в открытую ухмыльнулся, всем была известна взаимная неприязнь военных и госсекретаря. Женщина образованная и непоколебимо уверенная в могуществе Соединенных штатов вызывала у военных аллергию своими идеалистическими представлениями о возможностях вооруженных сил и рассуждениями о минимализации потерь, поэтому использовали любую возможность подначить ее , зная о ее неадекватной реакции на подобное. Мэгги начала краснеть и краснела до тех пор, пока не стала похожей на вареного рака! Ее злопамятность не позволяла поржать над ней в открытую, все насупились, опустив головы, сдерживая рвущийся наружу хохот!

Грумман молча повернулся к окну, ожидая окончания инцидента, Мэгги требовалась минут пять, чтобы прийти в себя.

Перерыв! Пятнадцать минут!

Люди быстро покинули кабинет, из-за дверей раздался дружный хохот!

Марк подошел к Мэгги и обнял ее за плечи.

Мэгги Макбрайт ты изумительно хороша сегодня, я боюсь жена прикажет тебя уволить если увидит!

Грубая лесть была тем лекарством, которое действовало безотказно! В другой ситуации Мэгги быстро осадила бы льстеца, но в этой была абсолютно беззащитна.

Я всех выгнал, чтобы сказать, что тебе надо в Москву, причем нужно лететь сегодня же. Русских даже не оповещать, свяжешься с Михайловым за пятнадцать минут до посадки. Через три часа вылетает самолет с военным грузом, полетишь на нем.

Что уже уходить?

Нет, вылетишь на моем вертолете через два часа, И перестань обижаться на военных!

Все вернулись и разговор продолжился. Президент обратился к Брукмайеру:

Карл, мы не можем выбирать между Европой и Россией, выбор как ты понимаешь давно сделали за нас, но оставлять русских совсем мы не будем. Я хотел бы чтобы ты сейчас в общих чертах рассказал, что ты думаешь по этому поводу.

Рассказ Брукмайера оказался малоутешительным.

Карл, через сто лет скажут, что мы их предали!
Если будет кому!

Нет так не пойдет, по крайней мере мы имеем неиспользованные мощности в радиоэлектронной промышленности и нужно резко увеличить поставки им этой продукции. Потом надо снять секретность с компактных компьютеров для F22 и дать им это тоже. Мы можем позволить им использовать данные с сис-

темы локации подводных лодок.

Он помолчал немного,

Конечно это крохи, но по крайней мере я надеюсь они не будут считать нас последними сволочами, хотя...

Он что-то еще хотел сказать, но времени для рассуждений не было и он переключился на европейские дела.

Скорее всего Южный фланг на первом этапе нам не удержать, Болгария, половина Румынии, Сербия -это все можно заранее считать потерянным, кстати и Греция с островами тоже. Но севернее и западнее их пропускать нельзя, иначе у нас останутся только Британские острова. Вопрос с Испанией тоже сложный,

Южную треть, до Андалузии они наверняка займут. Испанцы проводят эвакуацию на север страны. В Италии ни пяди им отдавать нельзя. До Рима будет выжженная зона, но мы построили колоссальные подземные убежища для военных, я надеюсь это поможет.

Совещание продолжалось, а Мэгги уже летела в Москву. Она не переживала по поводу возможного разрыва с русскими: так уже бывало, но все возвращалось на круги своя. Когда Михайлов услышал что ее самолет садится на Чкаловском аэродроме, он был в недоумении, зачем она приехала? Уже все случилось и ничего не изменишь! Что толку разговаривать!

Здравствуйте, господин Михайлов!

Здравствуйте мисс Макбрайт!

Михайлову нечего было сказать Мэгги и он молча ожидал продолжения с ее стороны. Госсекретарь как ни в чем ни бывало начала о том, что договоренности выполняются слишком медленно

и надо бы предпринять дополнительные усилия для достижения приемлемых результатов.

Мисс Макбрайт вы в курсе, что около одного миллиона человек пересекли русско-грузинскую границу за последние тридцать шесть часов? Нам некогда заниматься этими делами, мы вывозим людей вглубь страны. Вообще зачем вы приехали? Вы лишний раз демонстрируете презрение к нашим интересам, когда дело касается более-менее серьезных вещей. Я не хочу с вами говорить! Если начнется война и Америка сможет чем-то нам помочь, я буду благодарен, но пока я президент никаких договоров с вашей страной я заключать более не буду. Передайте господину Грумману, что мое отношение лично к нему никак не изменится.

Михайлов встал и покинул кабинет.

Мэгги посидела молча несколько минут, думая уже совсем о других делах и отправилась в аэропорт. Когда она вошла в овальный кабинет, заседание еще продолжалось. Рассказывал Брукмайер.

При перелете из Германии в Сицилию мы потеряли шесть F22, причем не имеем никакого понятия о причинах этого. Единственно что мы заметили, на фото со спутника, это следы похожие на инверсию. Направление от побережья Ливии в направлении Сицилии. Самолеты были уже на посадочной глиссаде, когда связь с ними прервалась. По опросам очевидцев никаких взрывов в воздухе не происходило, по их словам самолеты просто рассыпались в воздухе. Собранные фрагменты не более десяти сантиметров в длину, причем совершенно не деформированы. Если из них собрать самолет, будет выглядеть совершенно целым с расстояния в пять метров. Тела пилотов не обнаружены совсем. Мы измерили скорость перемещения предполагаемого заряда, поскольку имеем точное время первого появлении инверсии и время гибели эскадрильи, получилось порядка двухсот километров в секунду- это семьсот двадцать тысяч километров в час.

Сколько, сколько?- представитель Боинга подскочил в своем кресле: этого быть не может!

Я тоже думаю, что не может, но самолетов нет и хоронить некого. Я предупреждаю что расчеты носят предварительный характер, но у меня они не вызывают сомнений. Единственно, что меня успокаивает это относительно незначительная дальность действия этого оружия. Прогноз дан на основе измерения интенсивности свечения инверсии по мере движения. Дальше ста километров стрелять они не могут, по-видимому. Мы проверили архив фотосъемки за последние полгода. В направлении Сицилии стреляли несколько раз, но всякий раз самолеты находились дальше ста километров от точки выстрела и результата не было, хотя инверсия достигала цели, но мощность была недостаточной. Опрос пилотов показал, что они обратили внимание на резкое изменение освещенности, так словно произошла засветка сетчатки лазером, один из них даже указал это в рапорте, но все списали на специфику освещения поверхности моря.

Достаточно,- прервал его президент, все эти подробности ему были ни к чему.

Если это оружие будет применено на поле боя, какие будут результаты?

Мы наблюдаем территорию Ливии и поскольку никаких передвижений крупных объектов не зафиксировано, это стационарная установка, по-видимому размещенная под землей. Появления такой техники вблизи предполагаемой линии фронта, кроме таких мест, как Гибралтар и Босфор, а также на севере

Узбекистана, мы не ожидаем. Пока не ожидаем.

Я думаю это не единственный сюрприз, который нас ждет, не случайно они ведут себя нагло. Этот вопрос мы более обсуждать не будем, но через неделю я ожидаю полный расклад в наихудшем варианте.

Видя, что люди вымотались, президент прервал встречу до обеда следующего дня. Проводя гостей он связался с Рипли, вернее с Брентом, ведь Рипли умер, пусть не совсем, но все-таки умер. Грумманпредупредил его о новой опасности и попросил еще об одной услуге.

Питер я хочу, чтобы ты взял на борт моего сына.

Когда?

Не позже чем через две-три недели.

Где?

На Фолклендах.

Хорошо, двенадцатого сентября, в десять вечера, на побережье в пяти километрах от базы. Там еще

хороший ориентир - две скалы в море. Пусть подходит на лодке к скалам. А если будет шторм, то на берегу.

В шторм нас и так никто не заметит.

Я вижу ты тоже набрался этого конспиративного дерьма.

Береженого бог бережет!

Закончив с этим делом, Грумман отправился отдыхать. За прошедшие двое суток он спал всего два часаи был мертвее мертвого.

Началась эвакуация населения Казахстана. Эшелоны с людьми шли на север и на северо-восток. Колонны грузовых и легковых автомобилей, все, что могло ехать-ехало. Немногочисленный флот на Каспии перебазировлся в Астрахань Продолжалось это две недели и наконец закончилось. У России теперь были развязаны руки. Поле боя было очищено. Группы моджахедов попытались было проникнуть на опустевшие территории, но ни один не вернулся назад и все затихло.

На совещании в Генштабе президент сказал:

Мы их пока не интересуем, им нужны плацдармы на Балканах, им нужна Испания, по крайней мере юг Испании, им нужна Европа. Нами они займутся позже, когда решат вопросы на Западе. Мы не будем встревать, как бы там не шли дела. Может это и не очень по-христиански, но там нас и не считают за христиан. Так что возьмем на вооружение тактику Черчилля. А то как после второй мировой объявят нас лет через двадцать после войны оккупантами. Мы будем тихо сидеть и смотреть, что у них есть и чего нет. Теперь относительно переселенцев. Брать их в армию нужно, но с большой оглядкой. Ваши планы по размещению войск меня вполне устроили, равно как и сроки. Я вами доволен и это случилось впервые за последние два года. Я думаю вы наконец осознали реальные масштабы будущих событий и наши ограниченные возможности.

Закончив Михайлов уехал в аэропорт и улетел в Самару на авиационные и космические предприятия и не только. По прибытии, быстро переговорив с директорами военных заводов, он оставил им на растерзание министра госрезервов и на вертолете полетел в Кинель. Сегодня начиналась отправка людей и техники на Тихую, так они назвали новую планету и президент решил лететь с первой партией переселенцев. Сергей и Елена встретив его, попытались завести разговор о том, что неплохо бы было повременить с полетом на Тихую , но Михайлов не стал с ними говорить по этому поводу, а узнав, что отправка через два часа, повел их обедать.

За обедом они разговаривали в основном с Сергеем, а Елена молча слушала их разговор.Наконец президент обратив на это внимание, спросил ее: Лена, не узнаю тебя, что-то случилось?

Случилось.

Михайлов посмотрел на Сергея,

Он виноват?

Виноват.

Дальше Михайлову показалось небезопасным продолжать эту зыбкую тему, но дети вдруг дружно заржали!

Не волнуйся папочка, просто через полгода ты станешь дедом!

Дальше происходило то, что обычно происходит в таких случаях и когда все успокоились, Михайлов сказал:

А ведь это будет первый ребенок, рожденный на другой планете!

И зачатый в космосе,- подхватила Елена.

Вот даже как! Ну что ж дальше это будет происходить постоянно.

Их позвали на стартовую площадку. Лететь из них должен был только президень, их очередь была через день, они только проводили его. Михайлов переоделся в военную форму, похожую на ту, что используется при военных действиях в пустыне и вошел в туннель по которому дошел до огромного подземного зала, где его уже ждали. Он коротко поприветствовал всю отправляемую группу, вызвав огромное недоумение и удивление у всех. Они были убеждены, что их отправляют на лунную базу, такой слух удачно распускали для прикрытия операции. Вообще все плохо представляли как и куда, а главное каким способом они будут путешествовать. Только командир группы получал информацию уже на стартовой площадке и после этого у него уже не было дороги назад. Двери закрылись, прозвучал сигнал и все стали напряженно оглядываться, что происходит. Уже через минуту двери распахнулись впуская в помещение яркий солнечный свет странноватого зеленого оттенка. По команде все начали выходить.

Перед ними лежала каменистая равнина, поросшая кустарником, с другой стороны начинался подъем вверх к высоким горам. Выше по склону находился вход в пещеру, судя по его размерам, пещера была огромной. Люди выстроившись в колонну, двинулись в направлении пещеры, удивление на лицах было таким, что можно было начать беспокоится за душевное равновесие людей и президент через командира отдал приказ остановится.

Друзья мои вы находитесь на другой планете! Мы назвали ее Тихая. Вы будете нашим глубоким тылом пока будет идти война с халифатом. Не спрашивайте меня, как вы сюда попали, я вам не отвечу. Следом за вами последуют другие, всего примерно миллион человек. Что бы не случилось дома, вы будете здесь в полной безопасности. Вы должны как можно быстрей освоится здесь и начать полноценно работать. Мы очень надеемся на вас.

Он замолчал, посчитав свою задачу выполненной. Недоумение и непонимание на лицах сменилось на самые разные чувства: от восхищения произошедшим до тревоги и грусти. У многих дома остались друзья и родственники и сообщение о войне породило тревогу в их сердцах. Раздалась команда двигаться и через полчаса они вошли в пещеру: то, что раньше казалось большим, вблизи оказалось огромным: высота входа была около десяти-двенадцати метров, а ширина около тридцати. Вход был уже обрамлен металлом, но входных ворот еще не было, внутри были проложены кабели и горели лампы на стенах. Пройдя по пещере около ста метров они повернули в боковое ответвление и наткнулись на выгородки их алюминия и пластмассы.

Все пришли, у каждого из вас нашит на рукаве номер, согласно ему занимайте помещения.

Президент вместе с одним из прибывших дошел до его комнаты, она напоминала купе поезда: вдоль одной стены откидная койка, рядом столик с компьютером и кресло, противоположная стена была полупрозрачной, за ней находился санузел. Не слишком комфортно, но они не на Земле. У президента было еще три часа до отправки назад, дольше он отсутствовать не мог и он потратил это время на то чтобы облазитьвсе что можно на новой базе.

А где реактор и склад запасных стержней?

В десяти километрах от пещеры, там естественный водоем, мы используем его для охлаждении воды.

Хорошо!

Пора было отправляться назад и президент с сожалением пошел к стартовой площадке. Ему хотелось еще поруководить и поспрашивать, но время утекало катастрофически и как бы быстро не принимались и не воплощались в металл и камень все его решения, все это не могло спасти жизни миллионов его соотечественников и еще большего числа людей на Земле. Когда он летел из Самары в Москву по спецсвязи с ним связался начальник Генштаба.

Господин президент, мы ожидаем начала войны в течение трех суток.

Михайлов помолчал немного, потом спросил:

Андрей Николаевич как ты реально оцениваешь нашу готовность?

Процентов на семьдесят по армии, на девяносто по ВВС, на столько же примерно ВМС.

По армии ты имеешь в виду, что не закончена мобилизация?

В основном, да, ну и неопределенность по главным направлениям не позволяет определить нужную дислокацию войск. К тому же мы вынуждены сильно рассредоточивать войска в ожидании ядерного удара.

Как идет строительство транспортных вертолетов?

Заканчиваем сборку последней партии в 300 штук через два дня и начинаем собирать следующую

Все комплектующие уже в Казани и Улан-Уде.

Успеете отправить их в войска?

Летчики на заводе и сразу начнут перегон машин без заводской обкатки, только двухчасовой прогон двигателя и вперед.

Все Андрей Николаевич, я буду на месте через час и сразу к вам, пока!

По прилету в Москву и визита в Генштаб, Михайлов отправился в свою резиденцию в Ново-Огареве и вызвал к себе Зорина. Тот прибыл довольно быстро. Они отправились обедать на веранду.

Ну что ж, Виктор, твоя работа в "отделе кадров" подходит к концу, пора заняьтся другими делами, к тому же не сегодня-завтра начнется война и я хочу чтобы ты был от нее подальше. Пока мы живы я хочу успеть отправить тебя туда, где ты сможешь сохранить наше наследие и , если повезет .что-то к нему добавить. Здесь возможно погибнет все. Твоя задача в составе большой группы основать базу, о которой будем знать только ты я и Илларионов. У тебя будет двести человек: сто мужчин и сто женщин. Мы собрали лучших молодых людей, которых смогли найти. Все они прошли курс специальной подготовки, все они здоровы, все они большие доки в своем деле. на твою долю досталось самое трудное, создать маленькое жизнеспособное общество. У тебя два социопсихолога и два просто психолога. Вообще там каждой твари по паре. Место высадки уже определено, оборудование, машины, электростанция: все уже на месте. В составе группы два специалиста по спецоперациям: это твоя армия. Заочно они с тобой уже знакомы, надеюсь и тебе они понравятся. Все! Завтра самолет в девять утра из Чкаловска.

Виктор Зорин молча выслушал монолог президента, не пытаясь возражать и переспрашивать.

Так все плохо?

Плохо не конкретно у нас, а у всех! Южанам конечно все равно, мне даже кажется, что они все подверглись лингвопрограммиро- рованию, включая руководителей. Что погибнет, сколько погибнет-эта тема у них просто отсутствует. То оружие, что создано, не предназначалось для нападения, скорее для отпугивания. Средств

для полноценного отражения удара не существует в природе. Американцы истратили миллиарды для того чтобы это понять, а мы поняли совершенствуя свои ракеты и боеголовки. Мы не собираемся сразу использовать ядерные бомбы, но мне кажется, что война заставит это сделать. Зорин встал и попрощавшись отправился домой. Проезжая по Москве он нарочно поехал кружным путем. Ему хотелось посмотреть на город, возможно в последний раз. Что тут будет через полгода?

Президенту позвонили из Генштаба и сообщили, что войска халифата при полной поддержке населения вошли в Турцию. Это был акт формального присоединения Т урции. На деле турецкая армия уже год была в подчинении мусульманской коалиции и ее войска, в турецкой военной форме, были расквартированы вдоль пролива. Неожиданности никакой во вводе войск не было, но знак был. Дурной знак. Второй звонок прозвучал через полчаса.

Господин президент халифат вошел на территорию Армении.

Быстро они разворачиваются! Сколько примерно?

По нашим данным около пятидесяти тысяч человек, две тысячи танков и БТР, зенитные комплексы, занимают аэродромы, готовят полосы.

Армения эвакуировалась в полном составе около года назад. Они вывезли даже свои старейшие церкви, включая Эчмиадзин, разобрав и по частям. В городах оставались только малочисленные полицейские части, чтобы воспрепятствовать мародерству, так что противостоять халифату было попросту некому.

Не трогайте их. Наблюдать, больше ничего. Кстати что там у украинцев.

Они начали мобилизацию два дня назад.

А их друзья из НАТО.

По-моему они крупно разругались. Министр обороны вернулся из Брюсселя и даже не вышел к журналистам.

Это я знаю! История повторяется, поляки в 39-ом тоже сильно рассчитывали на англичан, а вышел пшик!

Ты пожалуйста будь готов к тому чтобы выдвинуть войска на Украину в течении двух суток, они гордые и попросят нас о помощи только в последний момент, так что времени у тебя не будет, а иметь халифат в Киеве нам непозволительно. Кстати они возобновили производство ракет в Днепропетровске?

Да! Заложили серию из двухсот штук, но сколько уже готово, точно сказать не могу. Единственно точно знаю, что двигателей готово около ста пятидесяти.

Зарядов нет?

Что-то у них есть из старых запасов.

Если попросят заряды, дай! У тебя все?

Все пока.

Михайлов вызвал вертолет и снова отправился на аэродром, пора было переезжать на основной пункт командования в Пермь. В Перми, вернее в пятидесяти километрах от города находился настоящий подземный город, куда уже выехало все руководство страны. Это сооружение на глубине пятьсот метров было неуязвимо ни для какого оружия. Чтобы его уничтожить нужно было взорвать Землю. Особенно президента изумила взлетная полоса аэродрома. Только двести метров ее находилось вне убежища, а дальше самолет вкатывался в огромный туннель в толще гранитной скалы. Туннель защищали столь же огромные ворота на мощных катках. Хотя конечно все это показалось ему достаточно наивным.

Ну сделали, так сделали. Выйдя из самолета Михайлов пересел на электромобиль и по пологому тоннели они ехали минут пятнадцать, затем лифт и еще пять минут на электромобиле до входа в убежище. Пройдя длинным коридором они дошли до главного командного центра. Зал высотой метров пятнадцать был оборудован огромными экранами, куда поступала видеоинфор- мация со спутников и текстовая от операторов. Осмотрев все и ознакомившись с последними данными, президент отправился в свой кабинет, расположенный рядом. Войдя он вновь связался с Зориным.

Виктор отправляйся сегодня, прямо сейчас, я немедленно дам распоряжение насчет вертолета, он заберет тебя с Ходынки.

Уже началось?

Нет, но ждать до завтра опасно, можешь и не поспеть.

Хорошо, я еду.

Затем последовали бесконечные встречи президента с членами правительства и военными. Прервалось все это под утро, когда пришла информация о пересечении границы Болгарии танковыми подразделениями и бомбардировке Софии и Варны. В наступлении участвовало не менее миллиона солдат и около двухсот пятидесяти самолетов. Они не встретили никакого сопротивления и в течении двух дней Болгария была полностью занята. Та же участь постигла Грецию, Македонию и Сербию. Халифат вернул себе то, что потеряла Оттоманская империя двести лет тому назад. Утром , на пятый день начала войны пришло сообщение о концентрации войск на румынском направлении Это не было предусмотрено договором с Европейским союзом и на границе Румынии появились немецкие и американские военные части. Позвонил президент Европейского союза Жак Марше.

Господин Михайлов, мы на пороге войны, мы готовы отказаться от предыдущих договоров с халифатом и рассчитываем на поддержку со стороны России.

Господин Марше, мы конечно ваши всегдашние союзники, но после принятых вами решений, нам пришлось заняться передислокацией войск и на нынешний момент мы не готовы к военной поддержке. Что касается поставок оружия и боеприпасов, это вполне выполнимо.

Положение у нас весьма критическое и мы хотели знать когда ваша армия сможет оказать нам помощь?

Сейчас я не готов вам назвать точную дату, наш Генштаб свяжется с вашим командованием как только мы будем иметь точную информацию.

На этом разговор и закончился.

Смотри-ка, еще не начали воевать, а у них уже критическое положение! Нет дорогие мои, я не Сталин, мне мои солдаты дороги!

Тем временем самолеты халифата попытались атаковать Севастополь, но ВВС Украины и поднятые из Таганрога перехватчики эту атаку отбили. Хотя это конечно была проба сил, в налете участвовало два десятка штурмовиков под прикрытием истребителей и они отвернули назад не пытаясь вступить в воздушный бой. На экране президент видел картинку с борта одного из наших самолетов. Вдруг он почувствовал, что что-то рано ему позвонил Марше, что-то здесь было не так!

Начальника Генштаба ко мне, немедленно!

Мне не нравится поступающая развединформация, срочно направь, в течении часа, слышишь, несколько групп разведки в Армению! Кажется нас по-крупному обманывают! И полностью будь готов к нападению на Кавказе к завтрашнему дню! Также я ожидаю удар в Казахстане.

Но мы не получаем данных о..

Вот именно, данные скорее всего есть, но вы их не получаете! Так получите!

Начальник Генштаба вышел разъяренный тоном Михайлова, что тому и было нужно. Злая собака больнеекусает! К середине следующего дня одна из отправленных групп сообщила о скрытном перемещении огромного количества войск из Армении в Грузию и далее к вдоль побережья к границам России.

Значит наши спутники уже не наши, а чьи-то еще,-подумалось Михайлову. Начальник военной разведки, вошедший в кабинет выглядел ужасно.

Ты смотри не застрелись еще! Спутниковой информацией мы больше пользоваться не можем, но у меня в запасе есть одна идея, будь готов использовать данные с обычных спутников связи . Все, иди!

Михайлов связался с Илларионовым.

Сергей нужно срочно отправить кое-какое оборудование. Координаты тебе передадут.

К концу дня сотни небольших телекамер транслировали изображение через гражданские спутники связи с оккупированной территории Армении и Грузии. Ракетный удар по двигающимся по горным долинам войскам нанес противнику колоссальный ущерб. В ответ муллы подняли в воздух около трехсот самолетов и попытались отомстить за свои потери. Но дальше Ставрополя пробиться им не удалось. Хотя и этого было достаточно, чтобы погибло огромное количество горожан. Потеряв около пятидесяти самолетов духи отступили. День подходил к концу, когда пришло сообщение о запуске двадцати ракет с подводной лодки в персидском заливе.

Целью была Москва.

Если это ядерный удар, подготовьтесь к ответному и попытайтесь перехватить их ракеты! Из двадцати ракет четырнадцать было сбито, остальные достигли цели и упали в разных районах города.

К счастью заряды на них были обычными и большого ущерба они не нанесли.

Нас предупредили и проверили!

стратегии и тактики. Война очень быстро превращается в обыденную жизнь, правда по новым правилам. К немалому удивлению военных после первых недель войны, все как-то затихло, какие-то мелкие стычки, никакого перемещения войск. Видимо в ответ на вторжение южане рассчитывали на ответный ракетно-ядерный удар и не дождавшись его, занялись пересмотром своей

В северном союзе это затишье привело к тому, что разногласия, исчезнувшие было перед лицом всеобщей угрозы, всплыли на поверхность. Основной силой стали беженцы из юго-восточной Европы. Столкнувшись с обычным пренебрежением, всегда существовавшим по отношению к выходцам из этого района, с привычным, цивилизованным европейским расизмом, они обратили свой гнев на представителей своей элиты. Эмигрантские правительства, обещавшие полную защиту со стороны НАТО, были вынуждены заговорить другим языком. Болгарский президент заявил о выходе Болгарии из НАТО и обратился за помощью к России. Однако Россия наученная горьким опытом подобной помощи не спешила давать какие-либо обещания. Нет смысла помогать стране, которая избавившись с твоей помощью от врагов, быстро забудет о том, кто проливал кровь за ее свободу. Велись какие-то переговоры, встречались военные чины, но реальных дел никаких не совершалось. Европейские лидерам начало казаться, что халифат удовлетворится достигнутым и война тихо закончится. Они смирились с мыслью о потере юго-восточной Европы и юга Испании. В конце концов лучше потерять часть, чем все. В чем-то они были правы. Полномасштабный конфликт привел бы к физическому уничтожению всего европейского наследия и большей части населения.

Но весной следующего года была замечена активность в северном Иране. Халифат концентрировал огромную армию и в Узбекистане. С территории юга Испании были нанесены удары по побережью

Франции и Италии. Над Римом обе стороны потеряли около двухсот самолетов. Горящий, полуразрушенный город покидало уцелевшее население. Ответные удары по Каиру и Рабату принесли

скорее моральное удовлетворение. К тому же ВВС союзников понесли огромные потери от плазменных установок. Это оружие не позволяло приблизится к арабским берегам ни авиации, ни флоту. То же оружие, размещенное в Болгарии и Сербии было использовано при отражении попытки контрнаступления, две танковые армии бундесвера при поддержке с воздуха атаковали моджахедов в Греции, но потеряв за три часа наступления две трети состава были возвращены на исходные позиции. Единственным оружием приносившим успех были крылатые ракеты. Но главной цели- уничтожения плазмотронов, достигнуто не было. Грумману пришла в голову счастливая идея. Он связался с Рипли. Рипли получив неожиданный приказ, направил свой корабль к кольцам Сатурна. Глыбу нужного размера они нашли быстро, но вот пристыковать ее к кораблю-тут они провозились часов шесть. Наконец закончив работу и дождавшись возвращения монтажников, Уэйн начал движение в сторону Земли. Все должно выглядеть как падение метеорита. Поэтому на подлете к планете, они снизили скорость до требуемой и отцепив груз, начали торможение. Трехтонный камень по инерции несся к Земле и вошел в атмосферу со скоростью сто километров в секунду. Вскоре страшный удар потряс землю на границе Сербии и Венгрии. Поднятые в воздух беспилотные разведчики спокойно пролетели над районом расположения уничтоженного плазмотрона, о чем прежде нельзя было и мечтать. Картина разрушения, переданная ими была ужасна. Вслед за разведчиками была поднята авиация, которой удалось уничтожить все базовые аэродромы халифата и огромное количество складов и баз хранения. Моджахеды под прикрытием своих установок чувствовали себя излишне спокойно и не были готовы к отражению воздушной атаки.Прикрытые с воздуха армии Северного союза с боями, но без излишних потерь возвратили Сербию и оккупировали Албанию. Здесь сразу начали работу военные психологи и психиатры. Очень важно определить как халифату удавалось превращать население в смертников в массовом порядке. В Албании все было очень сложно. Стреляли все, изо всех углов и подворотен. Это были и женщины и дети и старики. Они гибли, но сопротивление не прекращалось. Грумман связался с генералом Локвицем, командующим Южной армией:

Генерал, вы их всех убъете!

Что делать, господин президент, они не понимают слов и не знают, что смерть это навсегда.

Нас назовут варварами!

Наверняка! Но если мы хотим выжить, то слова не должны нас останавливать.

Я посылаю к вам специалистов по спецоперациям, попробуем успокоить их с помощь химии.

Да это было бы кстати! Мы можем использовать водные источники и продукты с этой целью.

Я посоветовался со спецами, неутешительные новости. После психопрограммирования население Албании

к нормальной жизни уже не возвратить. Как только вы отвернетесь, они тут же всадят вам нож в спину.

Причем детям все это передается автоматически.

Генерал молчал, плохая новость, но он тут не советчик и не помощник.

Нам придется еще и отбирать у них детей, как вам?

Это для меня чересчур, господин президент, но я хочу сказать, что это еще не самое худшее, что может произойти на этой странной войне.

Слава богу, что мой президентский срок заканчивается через год, а вот вам генерал придется пройти через все, с начала до конца.

Тем временем войска Севера через Македонию вошли в Грецию не встречая организованного сопротивления и заняли Афины. Зрелище представшее перед глазами солдат было ужасным. Все памятники

древней культуры были взорваны, на месте Акрополя лежали груды битого камня. Один из местных жителей, немногие из которых не пожелали эвакуироваться , отвел офицеров к подножию холма и указал на наскоро засыпанный ров, в котором были обнаружены останки монахов и церковнослужителей. Эти люди не пожелали уехать несмотря на смертельную угрозу, вверив свои души воле бога и были расстреляны. Зачем это было сделано понять было невозможно. Обычной практикой халифата была психологи-

ческая обработка, которой оказывалось достаточно для того, чтобы любого превратить в воина аллаха в их понимании. Свидетель показал, что произошло это две недели назад.

Всего в Афинах оставалось несколько тысяч жителей, но на момент прихода войск город был пуст, за исключением нескольких десятков человек, которым удалось не попастся на глаза оккупантам. Это им дорого стоило, они едва не умирали от голода, многие были больны. Всех их транспортным самолетом отправили в военный госпиталь в Германию. Самым важным событием стал захват центра психопрограммирования и нескольких его специалистов. Обычно эти люди в случае угрозы пленения кончали жизнь самоубийством, но их захватила врасплох подготовленная спецгруппа. Им ввели психотропные средства и отправили в Лондон, где находился европейский центр исследования психопрограммирования.

После поражения на Балканах, противник более месяца не подавал признаков жизни. Полной неожиданностью для всех стало вторжение в Синцзян. Войска халифата начали продвижение вдоль русско-китайской границы в направлении Монголии.

Это стало плохой новостью для Михайлова.

"Они отрезают нас от Китая и Индии," заявил он на заседании Совета обороны. Мы не можем им позволить сделать это, но сохраняющаяся угроза с Кавказского направления не позволит нам отвлечь большие силы на противодействие их войскам на территории Китая. Поэтому считаю необходимым нанести удар по их базам в Узбекистане. Мы отрежем наступающие части от баз снабжения и постараемся разрушить всю их инфраструктуру в этом районе.

В течении следующих дней войска выдвигались на новые позиции. Через неделю армия была готова нанести сокрушительный удар по узбекской группировке халифата, но приказа не последовало. Все попытки авиации и ракетных войск уничтожить плазмотрон под Самаркандом, и второй под Чимкентом к успеху не привели, а без этого начинать наступление было равносильно самоубийству.

Генштаб, с согласия президента, дал указание об отводе войск и началу массированных ударов с воздуха по маршрутам снабжения войск халифата, двигавшихся к Монголии. В ответ южане двинули свои армии вдоль побережья Черного моря, через Румынию и вошли в Молдавию. Вообще действия южан не поддавались расшифровке с точки зрения классической логики, более всего это напоминало спонтанные реакции на раздражитель.

Не понимаю, чего они хотят!-откровенно признался начальник Генштаба.

Они тянут время, готовят нам какой-то неприятный сюрприз.-ответил Михайлов

Пока ни мы, ни они не использовали ядерное оружие, но в случае непредвиденной угрозы , будьте готовы к нанесению удара без моей команды, у меня такое предчувствие, что времени на запрос у вас может и не оказаться.

Закончив совещание с военными Михайлов отправился в свой кабинет и связался с Илларионовым.

Сергей, как увас дела, сколько человек вы уже приняли?

Двести семьдесят тысяч и каждый день принимаем по десять тысяч .Как с размещением?

Все по плану.

У меня просьба к тебе, то оружие что тебе передали будь готов использовать по команде в течении трех-пяти минут.

У нас режим минутной готовности.

Отлично! Как там Елена?

Занимается с детьми, у нас здесь школа.

Ну, до встречи!

Михайлов вызвал генерала Петра Евсеева, своего давнишнего друга и непременного советчика в сложных ситуациях. Как раз настал такой момент. Петр еще два дня назад хотел видеть президента, но тому чисто физически не хватило времени на встречу. Евсеев, по старой привычке, никогда не начинал разговор первым, он уселся на диванчик у псевдоокна и закурил.

Хорошо живешь, Петя, сидишь, покуриваешь.

А что, солдат спит, служба идет! в том же духе ответил генерал.

А проснется, ан и службы уже никакой нет!

Генерал погасил сигарету и пересел к столу, за которым сидел президент.

Иван Алексеевич они выведут на орбиту плазмотрон и сверху передавят нас , как клопов!

Но у них же нет ни одной пусковой площадки, да и наличия тяжелых носителей не замечалось.

Я думаю они могут произвести запуск из очень глубокой шахты, и скорее всего используют готовые угольные в Пакистане. Другого ничего придумать не могу.

А не думаешь, что они припасли еще что-нибудь для нас?

Не хочу об этом думать, боюсь голову сломать.

Если Евсеев заговорил подобным образом, значит дела у нас идут совсем плохо,-подумалось Михайлову, ну да ладно он не все знает про наши новые возможности!

Ладно, Петр, иди уж, а то наговоришь, я совсем спать перестану.

Зорин со своей группой высадился на Третьей в полдень. Высадили их на вершину большого холма, который находился в излучине реки. Их уже ждали жилые блоки и куча всего необходимого для жизни. Некоторые люди уже были знакомы друг с другом, в основном же знакомиться пришлось на месте. Времени на раскачку не было совершенно, первым делом взялись за вездеходы и за

энергоблок. Это был стандартный реактор с атомной подводной лодки, смонтированный на самоходной платформе. Его переместили километра на четыре от базового лагеря, ниже по течению реки и энергетики начали процедуру запуска, другая группа занялась прокладкой кабеля. Шла обычная рабочая суета, Зорин исподволь наблюдал за людьми, привычно отмечая те качества, которые позволят ему правильно определить командиров групп. Конечно, это надо было бы сделать дома, но ситуация не позволила. Он отправил одного из спецназовцев, Олега Шитова облететь на вертолете близлежащие окрестности. Олег привычно поднял легкую, четырехместную машину над лагерем и покрутился на месте, оглядывая местность с высоты двести метров. Геолог Саша Валов, которого он взял с собой, уткнулся носом в свои приборы, словно он где-то на Урале, а не на другой планете.

Саш, расслабся, посмотри какая красота!

Валов непонимающе уставился на него.

Что, без своих железок совсем не соображаешь?

Олег резко начал разгонять машина, закладывая вираж над лагерем, Валова ускорением прижало к креслу.

Саша еще успеешь наработаться, сначала оглядись, куда попал!

Они летели над рекой, блистающей в лучах заходящего солнца, над ними плыли облака, вдоль берегов стеной стоял лес: все как дома, но совсем не дома! Неожиданно Валов начал энергично тыкать пальцемв стекло и повторять:

Смотри, смотри, смотри!

Параллельно вертолету летела стая птиц, Олег довернул влево и осторожно начал сближаться с ними. Подлетев ближе Шитов понял, что птички больше похожи на птеродактилей и от греха подальше, отвернул в сторону. Опасности большой не было, вертолет был хорошо вооружен, но лишние стычки были ни к чему. Олег связался с Зориным и предупредил его. Облетев окрестности в радиусе десяти километров и убедившись в отсутствии видимых опасностей, Шитов вернулся в базовый лагерь. Зорин собрал всех и объявил:

Первое время армейский режим, вахта , отбой и все такое, пока не освоимся и не определимся с угрозами. Оружие постоянно при себе и каждый вечер по двадцать пять выстрелов. Шитов определите место! Периметр мы уже поставили, за вешки без команды не соваться! Ну в основном все.

Он попросил остаться Шитова.

Олег, нужно полетать немного ночью, поснимать окрестности в инфракрасном свете, посмотрим, кто тут охотится в темноте. Если отметишь что-то крупное, опустись и попробуй сфотографировать. Используй подсветку осветительной ракетой. Меня волнует в основном кабель от энергоблока, нет ли тут каких-нибудь

роющих животных. Далеко не улетай, радиус максимум пять километров. Посадочные огни уже ставят, так что с посадкой проблем не будет. Возьми с собой Женю Маслову.

Биолога?

Да.

Олегу идея полетать с Женечкой очень понравилась. Девушка, конечно весьма непростая, он познакомился с ней в тренировочном лагере, но и он не какой-нибудь солдафон с луженым горлом и прямым позвоночником. Шитов успел закончить истфак университета и пообщавшись с неспособной что-то делать интеллигенцией, решил пойти по пути воина. Первое время ему пришлось хлебнуть лиха. Каждая особь в зеленой униформе норовила проверить на прочность его выбор. Офицеры с легким удивлением наблюдали за упорным контрактником с университетским образованием. Ему сразу предлагали офицерскую должность после полугодовой переподготовки, но он отказался даже от сержантских нашивок. Женю слегка удивил этот солдат угрожающего вида с нехарактерным для этого сорта людей взглядом, слишком много интеллекта для такой деятельности, так ей подумалось. Новая встреча многое поставила на место, если он здесь, значит он точно не такой солдат, как все. Какой же он солдат? Ей стало интересно, и когда Зорин приказал ей лететь с Шитовым, она про себя решила , что попытается повернуть ситуацию как-нибудь так , чтобы тот раскрылся. А еще она подумала, что Шитов, тот человек здесь, который ей очень нужен. Как будут складываться отношения неизвестно, но сейчас, несмотря на колоссальный кураж от попадания на другую планету, она чувствовала себя неважно. Во-первых никак не избавиться от мыслей о Земле, о войне; во-вторых даже воздух новой планеты внушал ей тревогу. Предчувствие угрозы она ощущала с первого момента пребывания на Третьей. Помимо биологии и медицины Евгения обладала уникальной интуицией, и Зорин только высадившись сразу обратился к ней насчет прогноза.

Очень опасно!

Извини, но ты повела носом словно собака.-улыбнулся Зорин

Она и есть, на свое несчастье.

Ну-ну, не все уж так плохо!

Вы командир, вам видней.

Зорина информировали о ее способностях и попросили лишний раз не пользоваться ее талантом. Женя подошла к вертолету уже в полной темноте.

Привет, солдатик!

Привет, матушка!

Фу-у, какая еще матушка!

Не знаю какая, но дальше будет видно.

Олег,-сменив тон разговора, продолжила Женя: Что искать будем?

Шитов распустив в стороны руки изобразил что-то страшное.

А что будем делать когда найдем?

На твой выбор: убьем сразу, убьем позже или убъем завтра! И съедим!

Женя молчала в ответ, ожидая когда Шитову надоест шутить. Тот однако не прореагировал на ее недовольную мину и молча полез в кабину; Женя последовала за ним. Лететь в полной темноте на легкой машине было не очень комфортно. Ощущения движения не было, а чувство опасности было. Так словно идешь в темной комнате полной кактусов. На экране инфравизора заметных целей не наблюдалось. Они облетели по расширяющейся спирали три раза лагерь, затем прошлись вдоль энерготрассы и возвратились назад. После посадки Шитов проводил ее до жилого блока. Идя к себе он получил приказ Зорина зайти, там уже был его напарник Авдеев и еще десять мужчин из группы, которые были отобраны и подготовлены по программе спецназа из числа специалистов.

Маслова что-то чует и оснований ей не доверять нет, ни один ее прогноз, на нашу, беду не был опровергнут.

По-моему при мониторинге планеты что-то важное проглядели. Поэтому готовность полная. Сейчас займемся монтажом лазерной системы и всего остального. Авдеев и Шитов будут нас прикрывать с полной выкладкой. Вопросы есть?

Маслова экстрасенс?

Я предпочитаю не использовать этот термин, он вызывает слишком много споров, поэтому о ее способностях лучше лишний раз не упоминайте, это будоражит людей, да и ей придется несладко.

Я бы назвал это колоссальным чутьем на любую ситуацию. Кстати Маслова была консультантом президента на протяжении последних трех лет.

Почему же теперь она здесь?

Это вам личный подарок Михайлова!

Утром Михайлову не пришлось поспать, он ожидал прибытия "Ихтиандра", это была помесь большой яхты с подводной лодкой. Длина корабля была около пятидесяти метров и он мог погружатся до стометровой глубины. В основном это было сделано для того, чтобы защитить судно от возможного шторма. "Ихтиандр" прибыл около десяти утра. Он возник из ничего над серединой реки, в метре от поверхности, и шумно плюхнувшись в воду, закачался на волнах. Заработал двигатель, судно двинулось к берегу и уткнулось в песчаный откос. На корабле был один человек, его все сразу узнали. Знаменитый путешественник, в одиночку на маленькой яхте пересекавший океан, да не один раз. излазивший Гималаи и прошедший на весельной лодке Амазонку, Федор Ерофеев был тут весьма кстати. Таких людей на Земле было два десятка, не больше, и кому же еще исследовать новую терру. "Ихтиандр" был загружен под завязку: и трюм и каюты были заполнены до потолка. Разгружали его несколько часов, а Ерофеев и Зорин все это время долго беседовали сидя на берегу. После разгрузки всех отправили отдыхать до следующего утра:люди были измотаны. С утра Зорин, Шитов и Ерофеев полетели на вертолете вниз по течению реки к океану, до которого было километров пятьдесят.

Как речку то назовем?

Была Лена, пусть эта будет Зоя.

А может по-мужски?

Первой рекой цивилизации был Нил, пусть это тоже будет Нил.

Отлично!

Нил на подходе к океану набрал километров пятнадцать ширины, тек прямо, не изгибаясь. На поверхности ни волн, ни бурунов.

Олег, какая глубина?

До ста пятидесяти метров в середине.

Ого-го! Вот это по мне речка!-воскликнул Ерофеев.

Да тебе здесь будет где развернуться. Да ты поди не знаешь ничего про Третью?

Ерофееву, как и всем объявили цель путешествия уже на площадке, когда он посреди приволжской степи, где и суслику негде поплавать увидел очень странную морскую яхту.

А это и лучше, меньше знаешь, меньше трусишь!

Олег, пощупай-ка сонаром речку, что за звери там водятся?

Да я уже посмотрел, до двенадцати метров твари!

Ну что ж, по крайней мере рыбой мы обеспечены.

Рыбой ли?

По мне все что плавает это рыба, а все что летает птица.

Системное мышление, ничего не скажешь!

А ты послужи в армии лет двадцать, там всего две категории: свой-чужой, и как бы ты не обогащал свой внутренний мир-это въедается в тебя, как угольная пыль, не отмоешь! Друг-враг, хороший-плохой.

Многие думают, что военные люди ограниченные, а это просто профессиональная привычка делить мир пополам.

Вы ей богу как дети, они примерно так же рассуждают.

Да, дети войны.

Я начинаю мыслить подобным образом, когда ухожу один в океан, примерно с третьей недели, продолжил разговор Ерофеев, думаю, что отсутствие общества упрощает наше поведение и соответственно мышление.

Обратите внимание, высокопрофессиональные специалисты очень плохо чувствуют себя в коллективе, у них всегда сложности в оценке людей: они либо завышают ее, либо занижают, или вообще видят , то чего нет в помине. Когда-то я услышал фразу о том, что свое дело надо делать с высоко прднятой головой и достаточно долго понимал ее совершенно неправильно, по-детски, считая, что нужно гордится тем, что делаешь. А речь шла о том, что твое дело чего-нибудь стоит, если ты при этом видишь и понимаешь мир вокруг себя, и в ближнем, и в дальнем круге.

Они приблизились к океанскому берегу и полетели вдоль береговой линии. Ничего примечательного им на глаза не попалось. Берег имел совершенно заурядный вид, как где-нибудь в Крыму. Песчаные отмели, небольшие скалы, ничего инопланетного на вид.

После облета дельты, они отправились назад и уже через полчаса сидели в общей столовой и обсуждали ближайшие планы. После деловой беседы Зорин спросил Ерофеева как идут дела дома.

Судя по тому что я видел в Кинеле, началась массовая эвакуация населения на Терру.

Что значит массовая?

При мне за день было отправлено не менее ста тысяч человек, я только на представляю как они там управляются со всем этим. Кстати все убеждены, что под Кинелем огромные подземные убежища, по крайней мере все понимают это так. Мой военный знакомец убеждал меня, что там можно спрятать все население страны.

Значит Михайлов готовится к худшему.

Думаешь они могут нас победить?

Ну это вряд ли, если только у них нет какого-то сверхоружия, но устроить массовую бойню они вполне могут. Если сберечь людей, то землю вернуть можно.

Я не представляю, что эти звери войдут в Москву.

Они не звери, им выгодно чтобы их считали зверьми, это вполне адекватные люди, которые хотят поиметь весь мир. Они не зомбированы, как все остальное их население, они любят пожрать и выпить, не глядя на свои религиозные запреты, я думаю, что они и не мусульмане вовсе. Так, группа по интересам. Когда они сядут в Москве, Лондоне и Нью-Йорке, все светопреставление прекратится, всех особо рьяных уберут и начнут считать бабки, как это обычно бывает.

Ты наверное знаешь что-то, чего не знаем мы?-спросил Ерофеев у Зорина.

Ну здесь-то я могу вам рассказать. Мы давно получаем информацию об этой группировке. Когда в 2012 году были приняты жесткие антимонопольные законы , части особо рьяных почитателей золотого тельца это сильно не понравилось. Они отказывались понять, что есть вещи поважнее экономики и их навара. Тут собралась такая компания, какой свет не видывал. И американцы, и французы и евреи и наши с позволения сказать соотечественники. И все с огромными деньгами. Они быстро договорились с Саудовской династией и начали вкладывать огромные деньги в создание халифата, а втайне от саудовцев использовать технологию массового зомбирования. Те до сих пор считают, что их люди готовы умирать во имя аллаха миллионами и думают, что управляют халифатом. На самом деле всем управляют те сто-сто пятьдесят человек, которые построили себе подземный рай в долине царей и между делом занимаются поисками старых гробниц.

Каких еще гробниц?

Ну в долине царей масса еще не найденных захоронений фараонов, вот они и развлекают себя археологией.

А что с ними не пытались договорится?

С ними нельзя договорится, они хотят все: всю власть, все деньги и даже наши души, ты же помнишь скандал на европейском телевидении, когда выяснилось, что буквально все передачи были напичканы нейролин-

гвистическим программированием, тогда французский президент пытался все это замять и продолжать в том же духе и только с помощью импичмента удалось с этим справится. Эти деятели организовали массовые беспорядки, чтобы свалить парламент.

Да я же тогда был в Париже, сказал Ерофеев, и честно говоря поверил поначалу всем этим словам о свободе слова и так далее, но когда увидел в деле протестующих, начал чувствовать, что что-то здесь не так.

Тогда , да и позже момент был упущен. Мы информировали американцев о связи саудовцев и этой группировки, но тогда очень многие члены правительства и конгресса имели с этими людьми деловые отношения и нас не захотели слушать, а через несколько лет они набрали такую военную мощь, что с ними уже было не поговорить. К тому же опасность опасностью, но брать нас в друзья американцы не собирались. Они так устроены, что дружить ни с кем не могут, поскольку привыкли не связывать себе руки никакими обязательствами. Но если раньше их защищал океан, то теперь им придется столкнутьсяс тем , что они видели только раз в своей истории: 11 сентября каждый день и по всей стране. Ну все, больше на эту тему не говорим, у нас своя задача и мы должны ее выполнить несмотря ни на что.

На Тихой царило светопреставление: вместо одного миллиона человек, иам было уже двадцать и каждый день прибывало около семидесяти-ста тысяч человек. Михайлов пытался спасти всех. Прибывающие люди сразу отправлялись тем же способом на наспех приготовленные площадки, туда же шла техника, продовольствие, стороительные материалы. Все превратились в грузчиков и строителей. Распахивались поля, строились птицефермы. Главной задачей было уберечь людей от голода, благо зимы тут не было и можно снимать урожай три раза за год. Детей учили на открытых площадках без тетрадей и учебников, нельзя было оставить их без дела. Особенно сложно было с заводским оборудованием, его под открытым небом оставить было нельзя и пришлось срочно строить несколько заводов металлоконструкций.

Михайлов понимая , что войну обычным оружием вести не придется приказал собрать все тяжелые транспортные вертолеты и отправить их на Тихую. На очередном совещании комитета обороны начальник Генштаба напрямую спросил:

Мы не понимаем господин президент, что происходит?

Полная эвакуация! Мы обладаем способом перемещения в пространстве, который позволит нам спасти большую часть нашего населения. Что это за способ я говорить на вправе, но могу вас информировать, что эвакуировано больше двадцати миллионов человек и около тридцати процентов нашей военной промышленности, а также половина научного персонала наших крупнейших исследовательских центров. Армия будет уходить в последнюю очередь, если конечно противник позволит.

В ответ наступило долгое и пронзительное молчание.

А что, разве нельзя использовать эту технику в военных целях?

Можно, но мы разгрохаем планету так, что потом некуда будет возвращаться. Если мы применим это как оружие, то в ответ можем получить ядерный удар. Потеряем сразу миллионов пятьдесят, а остальные умрут через полгода. Пока ни они, ни мы не используем ничего, что сделало бы жизнь на Земле невозможной, пусть так будет и дальше. Да мы на время отдадим страну, но не людей и будем думать как вернуть все обратно.

Военным такой подход к делу явно не нравился, президент это чувствовал.

Вам конечно кажется, что мы можем их победить, и вы правы, мы можем их победить. Но вы люди военные и победа является вашей главной и конечной целью, а моей целью помимо победы является сохранение нации. Раньше, не имея того, что у меня есть сейчас, я бы говорил и действовал как вы, а теперь перед нами лежит вся вселенная и она доступна только нам. У нас есть куда отступить на время. Россия всегда была большой страной, а теперь она размером с Галактику. Да, мне очень горько, что враг войдет на наши священные земли, что они будут разгуливать по Кремлю и пить волжскую воду, но мы обязательно вернемся и вернем все то, что принадлежит нам по праву. Смотрите на это как на отступление. Оно может быть очень долгим, но не вечным.

Михайлов сделал длительную паузу, давая возможность переварить услышанное и продолжил

"Следует в ближайшее время отправить на Тихую все наши военно-инженерные части со всей техникой и снять реакторы с подводных лодок. Сами лодки отбуксировать в законсервированоом виде и затопить. Надводный флот пока не трогать, это будет слишком заметно, но ядерное оружие снять и приготовить к отправке. Начинайте перегонять своим ходом все военные грузовики, железная дорога перегружена и не справляется. Грузовики должны быть загружены продовольствием и с полными баками. Короче вот вам распечатка плана на ближайший месяц. До конца года мы должны будем убраться все."

Так что, мы не нужны больше!- в сердцах воскликнул один из генералов

Для войны нет, для будущего да!

Зазвонил телефон экстренной связи.

Да!

Представитель халифата желает встретится с вами в ближайшее время.

Оправьте за ним наш самолет, я готов завтра после обеда встретится с ним в Кремле.

Люди разошлись и Михайлов, ожидавший бурной реакции и споров, удовлетворенно хмыкнув, уселся на диван перевести дух. Рано или поздно пришлось бы раскрыть им этот секрет и теперь

по крайней мере не один он здесь знает об этом. Уже легче.

Утром он сидел в своем привычном кремлевском кабинете, ожидая гостя. Тот прибыл в два часа пополудни. Это был сравнительно молодой человек, ну лет тридцати трех примерно, в арабском

бурнусе и традиционной накидке. Его лицо обрамленное черной бородкой не обмануло Михайлова, это был не араб, а наверняка кто-то из той самой черной сотни, как ее все привыкли называть. Они не доверили бы эти переговоры никому.

Карл Шауффенбергер, представился гость.

Ну конечно, Шауффенбергер, внук Ганса Шауффенбергера, как они похожи!

Михайлов подождал, пока гость усядется и спросил:

Как себя чувствует дедушка, Карл?

О, отлично, еще играет в гольф!

С чем приехал, Карл?

Эти люди всегда, как истинные торговцы, умели подстраиваться под клиента, не забывая впрочем о своем превосходстве, но не демонстрируя его, Карл изобразил смущение молодого человека, вынужденного огорчить старшего коллегу:

Мы хотим получить Казахстан и Кавказ, а также гарантии вашего невмешательства в нашу китайскую операцию. При этом мы гарантируем , что в течении года не будем ничего предпринимать против России.

А через год?

Через год и поговорим на эту тему.

Ну что ж, я согласен при условии, что на территории Казахстана не будут размещены никакие военные

подразделения, то же касается Кавказа.

Мы согласны.

Короткая беседа на этом и закончилась, гость уехал, а чувство омерзения осталось.

Рипли со своей командой приблизились к Юпитеру, находясь на расстоянии трехсот тысяч миль и начал с фотографирования поверхности и облета спутников.

Кларк бы умер от зависти!

Похоже он побывал здесь раньше нас.

По команде Рипли , корабль начал маневр сближения с Европой. На высоте трехсот километров начали зондаж поверхности и определение места посадки. Толщина льда была около двадцати пяти метров и Рипли не рискнул сажать тяжелый корабль , пока они не найдут выход скалистых пород . Но такового не оказалось и пришлось отказаться от мысли о длительной посадке. Зависнув над поверхностью, высадили группу с оборудованием и снова поднялись на орбиту. Забрали их через двенадцать часов. Таких высадок совершили на разные спутники не меньше сотни, когда стали подходить к концу запасы воды и продуктов и пришлось выбирать дальнейший маршрут.

Ну что ж, полетели удивлять наших марсиан! Сядем тихо, ночью, надеюсь они с перепугу не откроют стрельбу, улыбнулся Рипли.

С них станется, после того как их оставили на Марсе, они там до сих пор на ушах!

Все посмеялись, представив себе удивление марсиан их неожиданному визиту. На самом же деле Рипли связался с Джеффом еще час назад, представившись командиром грузового корабля. Джефф весьма обрадовался визиту и попытался продолжить разговор, но Рипли, памятуя о открытости эфира, прекратил связь. Утром следующего "дня" тарелка Рипли зависла и мягко опустилась в полукилометре от базового лагеря марсиан. Джефф только потому что пять минут назад второй раз говорил с Рипли, не вошел в ступор, как остальные члены марсианской команды при виде гиганта размером с несколько футбольных полей и высотой в восемьдесят метров. Видя как Джефф спокойно направился к тарелке, кто-то нервно выкрикнул:

Командир осторожней!

Джефф обернулся и улыбаясь произнес: Это наш корабль, ребята, пошли встречать гостей.

Они двинулись шеренгой посреди марсианской красной пустыни навстречу тому, о чем они мечтали всегда: огромному звездному кораблю, об истинных возможностях которого и не догадывались. Они думали что теперь смогут исследовать и кольца Сатурна и Юпитер и Плутон, но то что и близкие звезды стали теперь доступны они не догадывались. Люк открылся, они вошли в огромный переходный отсек и вскоре оказались внутри корабля. Рипли и Джефф представились друг другу и Джефф обратил внимание, что Рипли не указал своего воинского звания. То что гражданский человек оказался командиром корабля Янга весьма удивило. Еще больше его изумило когда он узнал, что корабль не принадлежит правительству США, а является частной собственностью Рипли. Рипли в беседе рассказал историю создания корабля и то, как удалось сохранить это в тайне ото всех.

Теперь мы начнем обеспечивать все перевозки сюда людей и всего необходимого. Я не могу сказать точно до каких размеров они собираются увеличивать размер поселения, они сами пока не могут с этим определиться, но думаю что не меньше десяти тысяч человек.

А как там с войной?

Да я сам не в курсе того, что точно происходит. Знаю только что все пока ограничивается Южной Европой и Кавказом. Еще они вторглись на северо-запад Китая. Но настроение Груммана было неважным, когда мы расставались. Кстати его парень у меня в экипаже, он физик, занимается лазерной техникой. Пока мы поручили ему обслуживать то, что есть, ему конечно скучновато, он же исследователь. Я посмотрел его досье, он получал премии еще учась в университете и очень быстро получил докторскую степень, так что не папенькин сынок. Я с ним пообщался он классный перень. Познакомлю вас потом. Только ты не распространяйся на эту тему среди своих, у меня в экипаже знаю только я и его знакомец по массачутскому технологическому, больше никто. Пусть и дальше так будет. О,кей7

Да без проблем!

Рипли не стал упоминать, что Майк Грумман -единственный кто знает устройство корабля, это был секрет только для двоих.

Они еще пообсуждали вопросы субординации между двумя экипажами и перешли на марсианские темы.

Мы обнаружили весьма странную динамическую электромагнитную аномалию недалеко от Эребуса , ты обязательно должен это увидеть. Вращающееся и пульсирующее поле!

Настала пора удивлятся Рипли.

Обнаружили случайно, едва не потеряли челнок, а когда начали исследовать причины обнаружили такие изменения материалов конструкции, которые никаким механическим или аэродинами-

ческим воздействием получить было нельзя. Поехали туда, отправили робота и началось светопреставление. Штучка начинает действовать, когда в нее попадает нечто материальное. В первый раз это получилось случайно, когда мы зацепили геенну хвостом челнока, а во второй раз это был исследовательский робот.

Но это не может быть естественным явлением!

Они долго обсуждали возможную природу явления или быть может механизма, вдоволь поизощрявшись в гипотезах, пока им наконец не надоело, да и пришло время обеда. За обедом оба экипажа перезнакомились и разбившись на группки завели длинные беседы, как всегда бывает с теми, кто вынужден находится долгое время в ограниченном круге людей. На следующий день Рипли, Джефф и еще несколько человек надолго засели обсуждать план развития колонии и необходимые поставки. Постепенно к этому процессу привлекали все больше и больше членов команды, вопросов было много, а ответы нужны на все, поэтому попросили математиков быстро сделать приблизительную математическую модель процесса, чтобы в дальнейшем не отвлекаться на проблемы, возникающие одна из другой. Пока те занимались своим делом, было решено заняться спуском на поверхность основного корабля и второго челнока. Джефф вошел в командную рубку тарелки, удивившись вполне домашнему комфорту и сел рядом с Рипли.

Ну, вперед!

Пейзаж за окном, покачнувшись, медленно поехал вниз. Уэйн умышленно не торопился, давая возможность Янгу обозревать марсианскую перспективу и демонстрируя мощь своего аппарата.

Рипли, спой мне колыбельную!

Уэйн заржал, оценив юмор Янга.

Да мне самому обидно вот так осваивать космос, без всякого напряга. Завидую Аполло 13!

Янг промолчал, подумав, что накликать беду легко, а Рипли совсем не рейнджер, да и не пилот. Янг был слегка суеверен, как и все люди , часто ходящие по краю бытия.

Как будем крепить орбитальный комплекс?

Притянем его тросами к днищу, а когда опустим его, сами останемся на весу, пока тросы не будут освобождены.

Там же антенны и куча мелких выступов, все раздавим.

Ну если начнем все это снимать, то застрянем недели на две, так что придется этим пожертвовать.

Жаль.

Рипли внимательно посмотрел на Янга, тот как-то отрешенно смотрел в окно. Уэйн не понял, что Янгу было тяжело прощатся с кораблем, который он считал идеалом современной техники и науки. Тарелка медленно нависла над орбитальным комплексом, десять человек, одетых в скафандры вышли в космос и начали крепить корабль к тарелке. После того, как тросы были заведены, два корабля начали сближение. Через час орбитальный комплекс твердо лег на грунт, тросы освободили.

Вечером к Янгу зашла Джессика, она видела Джеффа, когда он выходил из тарелки и ей не понравилось выражение его лица, тогда она не стала подходить к нему, отложив встречу до вечера.

Джефф, Джефф, Джефф...

Я в полной заднице, милая

Фу, командир, конечно настроение у тебя дерьмовое, но на то оно и настроение:сегодня дерьмовое, а завтраотличное.

Я не девушка, Джессика, если настроение дерьмо, то это надолго.

Жаль, что ты не девушка, Янг, насколько проще бы была твоя жизнь.

Глаза Джессики смеялись и огоньки, вспыхивавшие в них напомнили Янгу о том, что в жизни есть счастье.

Он через силу улыбнулся.

О, уже лучше, но как то неубедительно!

Все, что могу.

Ну это мы еще посмотрим все ли, только попозже. Янг, как тебе Рипли?

Очень неопределенный тип. Вроде с ним довольно просто, но он так далеко от тебя , да и от всех, словно ты сидишь рядом с инопланетянином. Кстати он и создатель и владелец той штуки на которой прилетел. Я вначале не понял с кем имею дело, а потом не понял как такому доверили все это.

Но у них есть командир из военных, Джеф.

Да, но и командир и весь экипаж нанят Рипли.

Ты думаешь он может помешать тебе управлять колонией?

Может, по незнанию.

Мне кажется ты спешишь с выводами, к тому же расставание с кораблем подействовало на тебя не лучшим образом, не торопись, дай возможность Рипли осмотреться, я думаю, что его интересы в значительной степени совпадут с твоими.

Дело не столько в том, что командую колонией я, а возможностями располагает он, а в том что люди, увидев его корабль, расслабились. Они думают, что все трудности уже позади, что можно жить как и раньше, зная , что за спиной у тебя кто-то есть, но что будет со Штатами, как пойдет война, об этом они не думают. А я думаю. Что толку в грузовике, если склады пусты. Мне будет чрезвычайно трудно переубедить их, вернее убедить в том, что мы можем рассчитывать только на самих себя. Ты знаешь что правительство собирается переместить на Марс не менее пятидесяти тысяч человек, а где пятьдесят там и сто. Мне понадобится сто тонн продовольствия в день, что бы только выжить! Мне понадобится построить огромные теплицы и обеспечить их энергией, да бог знает, что еще мне будет нужно! И это я должен сделать уже сегодня, потому что завтра может быть поздно.

Джессика внимательно слушала Янга, думая не о тех проблемах, о которых он говорил, а о том, что с этой работой он конечно справится, но найдется ли среди всего этого место в его душе для любви. Женщины могут все то же, что и мужчины, но всегда выбирают любовь, как самое трудное, но и самое лучшее занятие.

Марсианский день начался с отлета "Тени", так Рипли назвал свой корабль, ему не нравилось, что это чудо называли тарелкой, он не инопланетянин, ну если только самую малость. На Землю они прибыли , когда на Фолклендах уже стемнело. Посадив корабль на воду и притопив его так, что тот стал похож на большую подводную лодку, они ожидали прибытия транспорта. Погрузка заняла всю ночь и уже светало, когда отойдя от корабля в подводном положении на достаточное расстояние они стартовали. Таких челночных полетов было совершено великое множество. Не только грузы, но и люди , много людей. Марс не лучшее место для жизни человека, но живут же эскимосы, эвенки, якуты среди снегов и льда на протяжении многих поколений.

Пока происходили эти незаметные для всех прочих землян события, на самой Земле обстановка становилась все хуже и хуже. Крупных военных действий не происходило, но это и не требовалось. Мировая экономика разрушалась , разорялись фирмы, обесценивались деньги, полностью прекратилось строительство. Производители вооружений получали огромные прибыли, но владельцы этих фирм не понимали , что им делать с этими деньгами, поскольку никакие капиталовложения не имели смысла. Они делали деньги ради денег, которыми невозможно было пользоваться. Крах был неминуем и уж тут не помог бы никакой Рузвельт. Жесткие меры федеральной резервной системы были просто смехотворны, все эти учетные ставки и прочие инструменты мирного времени не работали. В мире есть вещи поважнее экономики - это люди, и когда они в отчаянии и не видят никакого пути в будущее, им все равно есть у них экономика или нет.

Американцы впервые за свою историю почувствовали, что они потеряли свое главенствующее положение в мире и это опрокинуло их представления о порядке вещей, они уподобились римлянам времен упадка империи, когда орды вестготов сожгли Рим и превратили патрициев в париев. Такое происходит со всеми империями, но они единственные считали себя достигшими вершины, владыками всего мира и потому их отчаяние было самым страшным. Нечто подобное произошло в 30-е годы двадцатого века, когда благополучная страна вмиг обнищала, но тогда они сравнительно быстро выкарабкались, введя элементы необходимого социального планирования в структуру общества, да и к тому же тогда они еще не вознеслись в собственном сознании столь высоко, как сейчас. В Европе дела шли еще хуже, европейская демография за прошедшие двадцать последних лет превратила когда-то ярко национальные государства в конгломераты людей с совершенно разной философией и культурой. Не было ни Франции, ни Голландии, ни Германии. Остались только названия и музеи. Равенство и братство хорошо для равных и для братьев, во всех остальных случаях происходит то, что происходит. По Европе бродили толпы людей для которых европейская история и культура - это названия каких-то абсолютно неважных и абсолютно не имеющих никакой ценности предметов. То что в основе всякой развитой культуры, какой бы атеистичной она себя не считала, лежит религия, становится понятно, когда для людей другой религии, какой бы уважаемой она не была. твои ценности не дороже коровьего дерьма. Им конечно бывает любопытно, но они не имеют той вековой душевной связи и глубочайшей сердечной привязанности к тому чем живет сердце твоего народа. Проще говоря Европа умерла как Европа, а чем воспрянет неизвестно. Европейская армия имела высокотехнологичные боеспособные подразделения, но в целом была неспособна нести тяжелые потери, неизбежные при широкомасштабных военных действиях, поэтому ее судьба целиком зависела от того, когда халифат двинет миллионы своих солдат на север. Европейские политики затевали с помощью разведорганов различные переговоры, пытаясь за счет уступок получить какие-то гарантии, но те с кем они говорили мыслили совершенно иными категориями, среди которых такой как Европа не наблюдалось. Они уже все решили, остался только один вопрос, как добится своей цели не прибегая к ядерному оружию. И похоже что они уже знали ответ. Президент Грумман не ожидал от европейцев серьезной поддержки, даже когда-то грозный бундесвер мог похвастаться только профессионализмом своего офицерского корпуса, но нужна-то была армия способная, умирая, побеждать. На заседании Комитета начальников штабов и приглашенных европейских генералов он прямо заявил

Мы проиграем войну в течении двух лет, не позже и должны подумать о том, что мы будем делать после поражения и в состоянии ли мы будем что-то делать. Единственное, что я могу предложить, это измотать и обескровить противника до такой степени, чтобы эта победа была для него равносильна поражению. Если нам удастся уничтожить значительное количество живой силы врага, то несмотря на их здоровую демографию, они не смогут быстро восполнить потери в главной категории: молодые сильные и подготовленные мужчины. Возникнет определенный перекос в сторону женской половины общества и как показывает история, это может в значительной степени изменить общественные приоритеты и размыть старые традиции, которые всегда мешали развитию демократии на Востоке.

Для присутствовавших военных это была филькина грамота, их больше интересовал вопрос о применении ядерного оружия, они считали что это может помочь им остановить противника в случае возникновения критической ситуации.

Господин президент, судя по вашим словам, капитуляцию вы не исключаете из возможных вариантов?

Да, генерал Беннет, не исключаю.

Но мы обладаем достаточным ядерным потенциалом, для того чтобы остановить противника.

Генерал Беннет, я уверен что вы способны с помощью ядерного оружия остановить любого врага, но после этого для уничтожения всего населения Соединенных штатов никакие враги уже не будут нужны! Вы же знаете это лучше меня! Атомные бомбы это не оружие!

Господин президент я считаю что вы не способны дальше занимать свой пост!

Нет генерал, способен, а вот вам придется покинуть ВМС немедленно!

Генерал Беннет встал и спокойно покинул зал заседаний. Вскоре разошлись и все остальные за исключением директора ЦРУ Стивена Крейга.

Что, Стивен, приготовил очередную порцию дерьма для меня?

Что делать господин президент, какая служба, такой и товар.

Погоди со своими новостями, я хочу тебя спросить, что ты думаешь по поводу Беннета?

Он и его друзья из Фонда наследия очень активно работают с Сенатом и Конгрессом, пытаются получить данные о бизнесе вашей жены , а также их очень интересует куда делся ваш сын, последнее мне совершенно непонятно.

Зато мне понятно, они решили что он во что-то вляпался и я его спрятал с глаз долой, вот подлецы! Значит им нужен повод для импичмента и они его ищут. Ну черт с ними, это все ожидаемые события, а что ты хотел мне рассказать?

Это касается России, то что там происходит мы не можем обьяснить никаким образом.

Что именно?

Города России пусты, господин президент, они это объясняют рассредоточением населения, но куда оно девается мы не понимаем, ни спутниковая, ни агентурная разведки не дают никаких данных. Вместе с населением вывозится весь транспорт и оборудование предприятий, а также запасы сырья и продовольствия. Распространяется слух, что где-то в районе Самары, это на Волге, находится гигантское подземное убежище

в котором можно спрятать чуть ли не все население страны, поверить этому невозможно, но это пока единственное объяснение происходящего.

Ты меня удивил, значит Михайлов решил спрятать весь народ под землю? Но что это может дать? Ничего!

Если только конечно они не собираются использовать ядерное оружие, но и тогда от этого мало толку, только отсрочка, не более. Спрашивать его напрямую бесполезно, конечно. Ну да ладно, особенно этим не загружай своих, мы не с русскими воюем. Хотя любопытно, что он задумал. Кстати, что с тем наркобароном,

Бенитесом?

Ему удалось уйти, это наш прокол. Кубинцы, которым мы подбросили о нем информацию сработали быстро, но похоже у нас сидит крот или кто-то из наших использует Бенитеса в своих целях, без ведома руководства, короче он где-то у себя в Колумбии и его группировка на время прекратила всякую деятельность.

Грумман попросил принести кофе и бутерброды, они еще довольно долго обсуждали разную информацию,

но это была уже не работа, а скорее товарищеский ужин.

Генерал Беннет напротив развил бурную деятельность, встретившись с несколькими влиятельными конгрессменами из республиканцев, были приглашены владельцы нескольких телеканалов, активно выступавших против политики президента, а также руководители консервативных фондов. Вырабатывалась общая стратегия противодействия Грумману, потерявшему за последнее время значительное число своих сторонников среди населения.

Беннет говорил долго, перемежая свою речь всевозможными патриотическими пассажами , ему нужно было выпустить пар после недавнего унижения и ожидавшейся отставки. Закончил он предупреждениями о капитулянстве президента и призывом к его импичменту.Распалившаяся немногочисленная публика продолжала в том же духе и в итоге толком обсудить ничего не удалось и лишь позже, оставшись наедине с представителями Фонда наследия генерал смог обговорить важные для него вещи в спокойной обстановке. На следующий день главной сенсацией стали сообщения об отставке Беннета и его разгромное интервью Галактикньюс ТВ. Грумману пришлось несладко и всю неделю он опровергал сообщения о возможной капитуляции и проигрыше войны. Ему удалось повернуть дело так, что Беннета начали считать паникером и воякой не ко времени, полезшим в политику. Грумману было неприятно выставлять Беннета в таком свете, но судьба одного человека по сравнению с судьбой страны значила очень немного. В конце концов, когда пожар был потушен было решено смягчить оценки и дать возможность генералу выйти из всего этого дерьма не запачкавшись. В выходные, которых у президента никогда и не бывало, он собирался полететь на Марс. Рипли давно его приглашал совершить этот полет, но Грумману представлялось это неуместным . Наконец он согласился и вечером в пятницу вылетел на Гавайи, якобы для встречи с военными моряками, хотя и это было предусмотрено, но на самом деле его целью был Марс. Он разволновался как мальчишка, думая о этом путешествии и это ему понравилось. На Гавайях, после посещения в субботу военно-морской базы и обеда с адмиралами, ближе к вечеру, вместе со своим доверенным охранником Грумман вышел в море на быстроходном катере. По легенде он должен был провести в море всю ночь и все воскресенье, на самом деле уже вечером, в открытом море "Тень" подобрала его, а охранник остался кататься на катере в полном одиночестве. Так же как и все остальные, Грумман был разочарован, когда они уже через два часа вошли в марсианскую атмосферу, он не успел ничего почувствовать, но зато Марс его вознаградил сполна. Одев костюм и кислородную маску Марк вышел из корабля на песчаную поверхность планеты и полностью потерял способность говорить. Он был неизмеримо восхищен тем что увидел. Это была достойная плата за его труды. Новые марсиане тоже были в шоке, увидев президента. Грумман всех поприветствовал взмахом руки и попросил собраться через два часа в большой оранжерее. Ему хотелось спокойно пройтись по территории базы и все осмотреть. Все было похоже на небольшой городок где нибудь в Неваде: пустыня Марса конечно же выглядела совершенно иначе, чем невадская, но жилые блоки все-таки делались на Земле

и примиряли чуждые пейзажи и земные привычки людей.

Джефф и Рипли шли позади президента шагах в тридцати, не мешая ему и потихоньку обсуждая текущие дела. Каждый день приносил множество проблем , которые в условиях Марса требовали немедленного решения. Это не Земля, где что-то можно было отложить на завтра, а то и вовсе забыть на время. Здесь наказание следовало незамедлительно. Через неделю Рипли должен был начать перевозку большой группы переселенцев, но похоже Джефф еще не был уверен в готовности колонии к приему этих людей и дело было не в материальных ресурсах, а в недостаточной организации процесса. Помимо размещения, людей необходимо было незамедлительно занять делом, что было весьма непросто. Достаточной структуры управления не было, а ее создание требовало времени.

Я не могу допустить, чтобы люди болтались без дела. Там может произойти все, что угодно и в любой момент, пойми, просто некого будет привозить! Придумай что-нибудь сам.

Что придумать, что?

Ну командир ты, у меня голова болит за свое. В конце концов займись созданием самоуправления, рано или поздно это нужно делать, почему не начать уже завтра. Твоя проблема в том, что ты человек армейский, а тут завтра будет уже не армия, а колония в не знаю сколько тысяч человек и это будут не вояки, а люди совершенно гражданские, ими не особенно покомандуешь. Первое время они естественно походят строем, но поверь только они освоятся, так тут же начнут качать права. Мало не покажется! Другое дело если они приезжают, а тут им и муниципалитет, и суд, и полиция. Они сразу почувствуют себя как дома и пойдут пить пиво, если таковое найдется. И не особенно рассчитывай на высокий образовательный ценз приезжающих и всякие там IQ. Тут они начнут новую жизнь и каждый захочет занять в ней свое место.

Конечно, если хочешь побыть громоотводом для всего этого, то пожалуйста, но я бы не советовал.

Муниципалитет , говоришь. С полицией, это запросто, а вот муниципалитет хорошая идея.

Они продолжали еще долго разговаривать, пока Грумман не насмотрелся вволю на марсианские виды и не прервал их разговор.

Господин президент, чего нам ждать дальше?

Ничего. От вас, как и от меня впрочем мало что зависит. Хочешь почитай что-нибудь про нестабильность больших систем, таи ответы на все вопросы. Если хочешь услышать от меня что-нибудь поконкретней, то спроси о чем -нибудьпопроще. Хотя и в этом случае гарантировать тебе ответ не могу.

Так может лучше ничего и не спрашивать?

Нет уж, ты все-таки спроси что-нибудь, а то у меня создастся впечатление, что тебе все по барабану. Хотя что ты можешь спросить, ты тут загружен по уши и тебе ни до чего, я еще удивляюсь, что тебе хочется о чем-либо спрашивать. Пойдем к тебе в келью, там и поболтаем, а то в маске я чувствую себя не слишком комфортно.

После встречи, они втроем отправились в оранжерею, где президент целый час говорил сам и отвечал на вопросы. И в самом конце кто-то решился задать вопрос, который вертелся у всех на языке.

Господин президент, если дома все пойдет плохо, нам ждать вас?

Грумман словно наткнулся на каменную стену, аж дыхание перехватило.

Смело. Ну что ж, чем раньше, тем лучше. Я не могу ответить на этот вопрос достоверно. Я бы не хотел, чтобы возникла такая ситуация, но если единственной свободной территорией США останется Марс, то почему президенту США не находится здесь.

Внимательно оглядывая людей, Грумман думал о том, что возможно вскоре эти люди и будут США.

"Тень" медленно всплыла на поверхностью Марса и почти мгновенно исчезла в темном небе.

На Тихой творилось нечто невообразимое. Миллионы людей оказывались посреди девственной природы без транспорта, без электричества, без всех тех незаметных, но незаменимых прелестей цивилизации. Ни жилья, ни крыши над головой. Сооружались замысловатые постройки из брезента, полиэтиленовой пленки, в ход шло все. Благо каждому выдавался спальный мешок и кусок жесткого пенопласта, так что на голой земле спать не приходилось. Дети занимались с педагогами под ветвями больших деревьев, защищавших от жарких солнечных лучей. Все было похоже на деревню где-то посреди Африки. Единственным подарком был мягкий и теплый климат. Почти все взрослые были заняты сельскохозяйственными работами, уже был получен первый урожай картофеля и пшеницы и угрозы голода не было, но цена за это была большой, инженеры и ученые, музыканты и бывшие управленцы, все были в поле. Михайлов незаметно и тихо прибыл сюда, чтобы самому убедится, что дела идут правильно. Он вместе с Богомольцевым облетел обширную территорию, на которой было расселено уже восемьдесят миллионов человек. Все поселения размещались вдоль океанского побережья, чтобы можно было быстро наладить доставку грузов морем с помощью небольших судов и барж. Всего поселений должно быть около ста. Крупнее их сделать было нельзя из-за нехватки земли для посевов и скота вблизи городов, а возить продовольствие издалека не позволяла нехватка топлива. Так что будущее Тихой было за мегаполисами,хотя когда ситуация изменится люди конечно поедут вглубь континента, всегда находится большое количество желающих жить вне городского шума и суеты, но это будет потом, а пока есть то, что есть.

Что бы мы делали Сергей, если бы не твое изобретение.

На все воля божья, Иван Алексеевич.

Ну если на все , то ты наверняка ближе к нему, чем все остальные.

Михайлов видел, что Илларионов был угнетоен и подавлен гигантским процессом переселения народа, его еще во многом юношеское сознание не слишком хорошо выдерживало те перегрузки, что доставались на его долю.

Вот что Сергей, оставь все дела и займись-ка наукой. Начни с того, что собери всех наших умников в одно место. Назовем это академией, по-старому, собирай туда весь инструментарий, обустроить простенькое жилье тебе помогут. Самое страшное уже позади и пора думать о будущем. Хватит им в земле копаться.

Главное определись с составом экспертного совета, а то наши доктора быстро перессорятся. Никаких личных вотчин и толп аспирантов, только собственные исследования. Мне начальники в науке не нужны. Дома я это терпел, а здесь у меня прекрасный повод все это порушить. Начинай уже завтра.

К вечеру Михайлов уже был дома.

Ему требовалось еще три месяца, чтобы эвакуировать всех, и он не знал есть ли у него это время. С военными он последний месяц почти не разговаривал, за исключением ежеутренних докладов начальника Генштаба. Его основными собеседниками были разведчики. Огромное количество телепередающих устройств, ежедневно забрасываемых в тыл противника позволяли иметь точную картину событий. Только чтобы обрабатывать поступающую информацию, вернее попросту просматривать ее было задействовано полторы тысячи человек, еще человек двести занимались окончательной выборкой и анализом увиденного. Иначе разобраться в тысячах часов видеозаписей было попросту невозможно. Противник сбился с ног, пытаясь определить откуда берутся эти телепередатчики, но похоже никаких догадок у него не было. Удалось записать несколько чрезвычайно любопытных разговоров в Эр-Рияде. Единственно чего не получалось, это увидеть строительство или установку плазменных генераторов. Рассматривая вблизи действующие генераторы, также было невозможно понять как формируется струя плазмы. Она возникала в воздухе всегда в разных местах с разбросом в несколько километров от возможного центра эмиттирования в виде сгустка размером метров в двести, две-три секунды висела неподвижно а затем стремительно начинала двигатся в том или ином направлении Ракетные удары по местности не приносили никаких существенных результатов. К вечеру с срочным докладом пришел начальник ГРУ Котов.

Господин президент, новость чрезвычайного характера. По вашему указанию мы отправили несколько камер на Марс, давайте посмотрим видеозапись.

Михайлов повернулся к огромному двухметровому монитору и начал смотреть, слушая пояснения Котова.

Послушайте, Котов, а откуда такое количество построек и столько людей?

Вот-вот, когда мы начали смотреть то тоже ничего не могли понять. В экспедиции было пятьдесят человек,

из них тридцать пять на Самой планете, а остальные на орбите, а тут! Целый город, оранжереи, бог знает что. Вы извините что я не по форме докладываю, но такое дело. Сейчас начнется самое интересное.

Над маленьким марсианским городом возник объект дисковидной формы и медленно снизившись, совершил

посадку. Михайлов смотрел во все глаза.

Ай да Грумман ! Когда же они успели этим обзавестись? Где же ваши кроты?

Кроты! У них это не проходит ни по каким программам, ни по открытым, ни по закрытым. Нет источников финансирования, нет никакой информации ни у кого. Аналитики думают, что это частный проект, который поддерживается лично президентом и которому не подпускают никакие государственные структуры.

Ну и что это?

Сказать ничего конкретного не могу, поскольку американцы это прячут от своих, грех им мешать и мы резко ограничили круг наших спецов имеющих доступ к этой информации. Могу только говорить о внешних качествах объекта. Диаметр около шестисот метров, высота около шестидесяти. Скорость объекта судя по наблюдениям в пространстве не менее половины световой по осторожному прогнозу. Не испускает никаких материальных частиц во время разгона, торможения и движения. Скорее всего это антигравитационный привод, но это только догадки. Дальнейшин наблюдения показали что может транспортировать грузы значительно превосходящие сам объект как по габаритам, там и по массе. Кстати помните удачное падение метеорита в Сербии, мы теперь считаем что это было сделано с помощью данного объекта.

Вот даже как! Надеюсь им не придет в голову использовать камушки побольше? А почему вы вдруг решили что метеорит сбросили они.

Мы исследовали астрофотоснимки и нашли этот камушек, так он имел совсем другую орбиту.

Ну и что будете делать дальше?

Уже делаем, отследили приземление, вернее приводнение "Призрака" в районе Фолклендов. Он забирает грузы с кораблей, находясь в притопленном положении и только ночью.

Грумман прячет его от всех. Ну что ж это их будущее и мы мешать им не будем. Продолжайте наблюдать, но не тратьте на это много сил. Это интересно, но это не главное. Хотя еще лет пять назад я бы вас всех поставил на уши, но секрет бы спер.

Котов непонимающе уставился на президента.

Да, Котов, это сейчас второстепенный вопрос, Я не буду тебе ничего объяснять, прими как факт. Еще я думаю, что ты и твои люди что-то понимают в том , что происходит в стране, но вряд ли правильно это оценивают. Я советую не отвлекаться на попытки выяснить что-либо. Через два месяца все ваше ведомство будет эвакуировано в полном составе, это можешь донести до своих. Сейчас все силы на предотвра-

щение любых неожиданностей. И не забывай, главное-это площадки в Кинеле и Новосибирске.

Они сидели и молча смотрели друг на друга, Котову в силу профессии было невтерпеж задать пару вопросов, но собеседник не располагал к общению, приходилось делать вид, что все понятно, ну коли так, значит так, по другому и быть не может. Михайлов глядя на напряженное лицо Котова, рассмеялся.

Не обижайся, тайна великая сия есть, я кстати в нее посвящен так же мало, как и ты.

Котов ушел, а президенту подумалось о том, что пора начать эвакуацию высшего командного состава армии и разведки, оставить лишь необходимый минимум. Эти люди, будучи лишенными информации, навыдумывают себе бог знает что, и в такой кризисной обстановке могут начать принимать неправильные решения. И бог знает что это будут за решения. Вон в Штатах Беннет чуть не свалил Груммана, а наши могут и руки в ход пустить. Михайлов связался с Федоровым из своей собственной службы безопасности и попросил занятся "Призраком". Предстояло еще одно совещание с командующими родами войск и это было похуже зубной боли. Хорошо еще, что весь высший командный состав ВМС был отправлен на Тихую, поскольку объяснить им затопление подводных лодок и разоружение флота было Михайлову не под силу. Сделано это было обманным путем, всех адмиралов по одиночке доставили якобы на совещание к президенту и быстренько сплавили на Тихую. Они прибыв на место были в шоке от того, как с ними поступили, накоторым пришлось оказывать медицинскую помощь, а некоторых посадить под домашний арест. Президент поговорил с каждым из них и только после этого ситуация нормализовалась.

Секретарь доложил о прибытии генералов. Они вошли в зал все вместе, чуть ли не строевым шагом и должились по всей форме. "Ну мне сейчас достанется" подумалось Михайлову и он решил действовать немедленно.

Товарищи генералы, мы с вами сейчас отбываем на наш новый объект, прошу следовать за мной. Через два часа вся компания была на Тихой. Генералы, как и все сначала ничего не поняли, а услышав правду отказывались верить в происходящее.

Ваш командный пункт отныне будет здесь. Вскоре мы переправим сюда всю нашу армию и вы должны будете все организовать так, чтобы ее боеготовность на пострадала. Мы всего лишь отступаем.

Оставив ошарашенных генералов Михайлов немедленно возвратился назад. Начиналось самое сложное, предстояло одновременно удерживать военную ситуацию под контролем, когда почти все уже было эвакуировано. Михайлов решил начать переговоры о якобы капитуляции и под прикрытием их вывести остатки населения и войск. Он связался через посредников с руководителями халифата и договорился о прибытии их представителей.

Господа я уполномочен вести переговоры о перемирии на ваших условиях и хочу услышать ваши предложения.

Гости были явно сбиты с толку таким предложением, наконец глава делегации Ахмед Бен-Бакр поднялся со своего места.

Господин президент ваше предложение потребует согласования с советом улемов.

Михайлов только улыбнулся в ответ. Как-же , улемов !

Что ж давайте сделаем перерыв до завтра.

На следующий день переговоры продолжились.

Бен-Бакр сделал заявление от имени совета улемов.

Мы уполномочены подписатьс вами только договор о капитуляции вашей страны!

На каких условиях?

Это вы должны сформулировать сами.

Хорошо! Первое: На территорию страны не могут быть введены вооруженные силы, только полицейские части в количестве не более двухсот тысяч человек. Второе: Москва и Петербург являются неприкосновенными самоуправляемыми территориями , где могут находится только гражданские лица вашей администрации и их охрана. Третье: неприкосновенность всех культурных объектов, список мы вам предоставим. И последнее: Начало ввода полицейских сил на нашу территорию начнется через два месяца после подписания соглашения. Других условий мы не имеем.

После перерыва, во время которого Бен-Бакр связывался с Меккой договор был подписан обеими сторонами. У Михайлова было нехерошее чувство, что даже такой унизительный для России договор не обеспечит безопасность тех людей, которые наотрез отказались покидать страну. Единственно на что удалось их уговорить-это поселить их компактно в Москве и Питере. По крайней мере они будут на виду и их не перебьют тихо по одиночке. Он попросил Бен-Бакра остаться с ним наедине. Он знал, что Бен-Бакр когда-то учился в России и надеялся, что своим влиянием он сможет обеспечить минимальные права оставшемуся населению.

Господин Бен-Бакр, капитуляция не оставляет побежденному никаких прав, однако я надеюсь что вы своим влиянием сможете гарантировать безопасность мирного населения.

Война часто заставляет нас принимать самые неприятные решения, но я помню, что права мусульман всегда соблюдались в России. Я обещаю, что сделаю все что смогу, но поймите я не всесилен. Хотя я думаю, что ничего страшного не произойдет. Совет улемов никогда не рассматривал Россию как врага. Просто нам нужна победа. Один раз и навсегда. Вы просто оказались на нашем пути. Ваше решение о капитуляции это очень своевременно и ваш народ не будет сильно обижен. Естественно что кто-то пострадает, иначе то, чем мы занимаемся не называлось бы войной. Я даже предлагаю вам прямой разговор с королем, я уполномочен сделать это.

Разговор с Королем Саудом протекал в том же ключе и Михайлов немного успокоился.

Когда войска халифата вошли на территорию России, то первым городом на их пути оказался Оренбург. Среди офицеров армии было много выходцев из разных стран, настоящих искателей приключений или на чем то проштрафившихся, или наконец просто ищущих какую-то личную выгоду. Они не занимали командных постов, а выступали в роли военных консультантов. Таким был и Воронин, бывший полковник ГРУ России, попавшийся в свое время на торговле оружием и наркотиками и вовремя сумевший драпануть за кордон. Его джип двигался в хвосте танковой колонны. Оренбург был его родным городом, но из родственников в живых уже никого не было, родители умерли давно, а сестра уехала с мужем в Канаду.

Пересекая мост через Урал, Воронин не узнавал ничего, последний раз он тут был лет двадцать назад и город изменился так, что кроме реки ничего знакомого глазу он найти не смог. И только чуть позже вьехав на центральную городскую площадь, он увидел, что дом областного правительства стоит на прежнем месте. Людей на улицах не было вообще. Никого. Попрятались решил Воронин. Но когда чуть позже к нему привели старика, выяснилось, что все население было эвакуировано.

Что значит все?

Нас в городе осталось человек пятьдесят, стариков и старух.

Воронин быстро вышел из комнаты и на джипе отправился осматривать промышленные предприятия и скпады. На заводах осталось только явно старое оборудование, склады были пусты. Воронин доложил об увиденном командиру корпуса.

Я не понимаю какой смысл эвакуировать что-либо, если они капитулировали. Чушь какая-то!

Командир корпуса Ахмед Закир ответил:

Получен приказ срочно двигаться в сторону станции Кинель, это километров триста пятьдесят. Садись на вертолет и с группой спецназа осмотри там все, пока мы не подойдем. Мне наговорили сейчас такого, что я ушам своим не верю. Вроде у русских таи подземный город и они все, ты представляешь, все туда попрятались вместе со всем своим барахлом. Это какой-то бред просто! Ну то что они могли залезть под землю я поверить могу, но дальше-то что?

Ахмед Закир был явно раздражен и кажется даже слегка испуган этой новостью.

Когда вертолеты спецназа приблизились к предполагаемому месту входа в подземный мир, то особо искать ничего не пришлось. Около круглого разрушенного сооружения диаметром метров в пятьсот на земле валялось множество брошенных предметов. По приказу командира спецназа вертолеты совершили посадку и бойцы мгновенно высыпавшись из машин, заняли оборонительную позицию. Первыми как всегда пошли саперы за ними осторожно двинулась вся группа. Войдя в полуразрушенное здание они обыскали все со всевозможной тщательностью, но ничего, кроме разбитых корпусов каки-то энергетических машин они не нашли. Воронин связался с Закиром и доложил об увиденном. Потом в течении целого месяца вся территория вокруг Кинеля исследовалась чуть не под микроскопом. Проводилось геозондирования с целью обнаружения пустот под землей, но ничего найдено не было. Кончилось все тем, что вся местность была оцеплена войсками, поставлены заграждения и системы предупреждения и установлены две ядерные мины на тот случай, что кто-то полезет из-под земли. Руководство халифата пребывало в крайне дурном расположении духа. Что-то случилось такое, что обесценило их первый, по-настоящему большой успех. Они многое рассчитывали получить в России, а не получили ничего. Да они на этой земле, они в Москве и Петербурге, но где народ, где их инженеры и ученые, где их заводы, где вся их военная техника. Бен-Бакр сидел на скамейке в Кремле и смотрел на колокольню Ивана Великого, вспоминая последнюю встречу с Михайловым. Обладая феноменальной зрительной памятью, он словно кинопленку прокручивал воспоминания об их беседе пытаясь расшифровать выражение лица русского президента и понять хоть что нибудь такое, что бы позволило ему найти какую-нибудь зацепку. Нет Михайлов не обманывал его, он просто давно приготовил то, что случилось и он ничего не обещал халифату, кроме капитуляции. И еще Бен-Бакр был рад тому, что все население исчезло, потому что судьба ему была приготовлена печальная, а ему очень не хотелось в этом участвовать, но обязательно пришлось бы. Единственно, что ему удалось выторговать, это неприкосновенность Москвы и Петербурга, все остальное подлежало полному уничтожению. Москва и Питер становились полностью закрытыми территориями, где предполагалось разместить только военные части. Михайлов покинул Землю в последний день, убедившись, что все готово к уничтожению установки. Прибыв на Тихую, он собрал совещание всего руководства и выслушал кучу всяких докладов. Все в общем шло нормально и потери не превышали разумных пределов. Очень сложно было с энергетикой и добычей сырья, но и здесь тоже удалось кое-что сделать. Геологи нашли нечто похожее на легкую нефть и было налажено производство солярки и бензина. После собрания Михайлов переговорил с Богомольцевым.

Что там у Зорина?

Ты знаешь ничего конкретного он не сообщает, говорит что наткнулся на какие-то странные объекты но что это такое не объясняет, говорит прилетайте сами и попробуйте понять. Маслова тоже ничего не говорит, пока кроме опасности никаких ощущений.

Ладно, пусть наблюдают, для того мы их туда и отправили. Что делают наши друзья на Марсе?

Строят, строят и строят. У них там не менее ста тысяч человек и они построили еще один корабль, огромный, два на два километра и высотой метров четыреста. Собирали на орбите. Он на планету и сесть наверное не может , по крайней мере мы не видели. На Луне похоже создали большую ракетную базу.

Кстати как тут с секретностью?

Котов считает что агентов халифата мы конечно с собой прихватили, да и наши очень интересуются, как это они сюда попали. Так что мы собираемся полностью разобрать нашу площадку и перевезти все на один из островов километрах в пятидесяти от побережья. От грехе подальше и с охраной попроще.

Как твоя наука?

О! Вот тут все в порядке. Конечно народ попытался взятся за старое, ну там всякие научные советы, диссертации и прочая дребедень, но все быстро поняли, что никакого навара с этого не будет и те, кому важнее карьера быстро отсеялись. Вообще, когда всякие формальности отсутствуют, то дело может идти в десять раз быстрее.

Я хотел бы пригласить сюда людей из Европы и Штатов, порекомендуй мне кого бы стоило позвать и кто бы поехал. И главное организуй для них пригласительные письма от тех наших, кого они хорошо знают.

Это наверное будет небезопасно?

Мы что-нибудь придумаем.

фальшивых африканских деревнях. Это и было единственным уязвимым местом проекта. Когда разведгруппа приблизилась на расстояние прямой видимости, в тайнике их ждала приготовленная одежда и оружие. В основном это были бесшумные тазеры и ножи. Они уже находились внутри охраняемого пространства и могли нести с собой металлические предметы. Предстояло захватиь несколько сотрудников и с их документами попытаться проникнуть внутрь. Шансов было очень мало. Второй вариант предусматривал лингвопрограммирование и исползование зомбированного агента. Была еще маленькая надежда на то, что данные удасться получить непосредственно от этих людей. Все предстояло решить на месте самим членам группы. Еще в самом начале эвакуации Михайлов вызвал Федорова из собственной службы безопасности и приказал создать секретную базу, которая должна была быть связующим звеном между новой Террой и Землей.

Я думаю что состав базы должен в основном состоять из специалистов по спецоперациям и технических специалистов, в общем не более пятисот человек. Никто из них не должен ничего знать о наших новых возможностях. Тех, кто будет перемещен с помощью нашей установки, немедленно отправлять на Терру. Иначе в случае попадания их в руки противника, тот будет отчасти осведомлен о наших делах. Подготовь свои предложения о местоположении базы.

Ломать голову сильно не стали и расположили базу в одном из мамых труднодоступных мест на Земле, на стыке границ Колумбии, Венесуэлы и Бразилии. Климат там был конечно не слишком здоровым, но для молодых и сильных военных это были вполне приемлемые условия обитания. Почти полтора года они в основном занимались своей подготовкой и изучением арабского в разных диалектах, ожидая когда же о них вспомнят. Они не подозревали что вход на станцию связи был на самом деле входом в траспортер, который лежал на дне небольшого озера. Наконец их время пришло. Они поняли это когда увидели, что отсутствуют несколько человек из состава группы. Сразу сменилось общее настроение, люди начали больше разговаривать и улыбаться. Командир группы Олег Сизов видел все это, но его настроение напротив ухудшилось. Он знал что вряд ли снова увидит своих парней, только чудо могло спасти их. Выйти из той мышеловки, в которую они угодили добровольно он не видел. Наверняка через несколько часов после захвата пленников, их начнут искать и перекроют все выходы. Дойти обратно до Виктории вряд ли удастся. Он очень рассчитывал на то, что ребята смогут хоть что-то узнать о новом оружии и передать сведения. Это стоило их жизней. А в случае неудачи вторая попытка может произойти очень нескоро.

Тем временем группа вела видеосъемку и наблюдала распорядок жизни в деревне. Фотографии обитателей отправлялись на основную базу, а оттуда дальше на Терру. Нужно было опознать хоть кого-то из специалистов, чтобы действовать наверняка, а не хватать кого попало. Действительно вскоре они получили сообщение что опознан один человек, это был Кларенс Бисли, физик из Эдинбурга, который пропал несколько лет назад. Тогда Скотленд-Ярд провел одну из самых масштабных своих операций по поиску, но увы, безрезультатно. Бисли написал несколько работ по методам удержания плазмы, а потом как-то пропал. Обычно это бывает, если человек начинает работать на правительство в военной области.

Во время сеанса связи Сизов попросил захватить только Бисли и попробовать с ним договориться.

Пусть он расскажет что знает и возвращается, но только если его сведения окажутся действительно интересными. Если нет не отпускайте его и попробуйте взять второго и делайте ноги. На обратном пути будем действовать грубо. В конце концов они ничего не найдут и будут считать это сбоем системы безопасности. Не прощаюсь. Срок начала операции восемь вечера вашего времени.

Тут же Сизов связался с Федоровым.

Послушай Олег, а может им сейчас уйти? Второй группе будет проще с ходу все сделать уже имея

все на руках заранее. Они могли бы и потренироваться, имея всю диспозицию.

Нет , каждый взлом такой системы безопасности - это уже удуча, я не могу гарантировать, что смогу так же удачно провести вторую группу.

Ну тебе видней, действуй!

Все давно знают, что можно пройти в полуметре от разведчика и не увидеть его, но знание не спасает когда куст внезапно превращается в живого человека. Бисли не успел не только рта открыть, а вообще ничего из того что может успеть сделать человек. Его мгновенно спеленали и утащили в заросли. Через несколько минут с ним намного успокоившимся заговорили по-английски.

Бисли, ты хочешь вернуться на родину? Кивни, если да.

Бисли энергично закивал головой.

Хорошо, мы сейчас освободим тебе рот и ты нам коротко расскажешь о том оружии, которое вы тут делаете. Самые общие сведения. Если ты попытаешься заорать мы тебя убьем. Понял?

Кивки последовали еще энергичнее.

Мы задаем вопрос ты отвечаешь. Тип оружия?

Гравоплазменный пучок.

Дальность?

Около 500000 км.

Разрушительная сила.

Астероид до 1 км в диаметре

Защита

Нет защиты.

Ваша компетенция.

Стабилизация пучка.

Сможете сами воссоздать весь процесс.

Нет.

Вся информация немедленно уходила на Терру.

Последний вопрос, кто владеет ключевой информацией.

Не знаю. Единственно могу сказать, что он скорее всего китаец, здесь он никогда не был.

Последовала команда на немедленный отход

На сей раз группа шла быстро , на пролом. Сизов едва успевал, отключать и вновь включать части системы безопасности. Пока все шло более-менее спокойно, но до Виктории было еще километров пятнадцать, а силы группы и особенно Бисли были на исходе. Оценив ситуацию и поняв, что ребята не успеют им телепортировали низкий армейский джип без бортов. Они как бы неожиданно наткнулись на него выйдя из зарослей на открытую площадку.

Быстро садитесь и гоните что есть сил, у вас вас минут двадцать. Джип топите в озере.

Сизов уже полгода устраивал всевозможные мелкие и не очень аврии системы безопасности, готовя почву для будущей операции. Однажды он полностью отключил систему на несколько минут, вызвав настоящую панику среди персонала охраны. Он приучил их к тому что их система не слишком надежна и это единственное, на что он надеялся. Утопив джип и одев костюмы вся группа двинулась к капсуле. В это время над краем озера появился военный вертолет и он наверняка бы их обнаружил, но вмешалась Терра. Небольшой камень оказался на пути лопасти ветролетного винта и та с громким треском разлетелась на несколько частей, вертолет повело в сторону и он перевернувшись рухнул на землю и загорелся. А разведчики уже были внутри капсулы и через мгновение оказались на Терре. Когда их командир открыл дверь, то немедленно ее захлопнул. То что он увидел было совсем не похоже на колумбийские джунгли Неизвестно что он еще бы успел предпринять, но услышав приказ Сизова немедленно покинуть капсулу и выполнять все команды встречающих, он беспрекословно подчинился.

Не волнуйся сынок, все в порядке, ты дома. И убери подальше свой ствол, он тебе больше не пригодиться.

Перед ним стоял человек в форме генерала русской армии. И парень знал кто это. Это был Котов, начальник разведки. Но все вокруг было таким странным: и солнце, и растения и цвет неба. Котов увидел, что разведчик что называется поплыл. Сказалась нагрузка последних дней. Он приказал подогнать машину,

и разведчиков увезли. Остался один Бисли.

Ну что Кларенс обманули тебя? Да это не Англия, да и не Земля вовсе, я вижу ты это и сам понял. В Лондоне теперь столица Северного халифата, я думаю тебе бы там не было хорошо, а?

Кто вы, сэр?

Я генерал русской армии, большая шишка должен тебе сказать, а ты наш уважаемый гость. Побудешь пока не надоест. Кстати тут довольно много твоих соотечественников, так что поговорить будет с кем.

Я был в плену у халифата, теперь у вас?

Ни вкоем случае! Сегодня же сможешь переговорить со своей сестрой и племянниками. Мы тебя выручили, я надеюсь ты захочешь отблагодарить нас. Конечно мы считаем что у тебя перед нами есть определенные обязательства и к тому же ситуация сложилась так, ну сам все узнаешь.

Где мы?

Эту планету мы называем Терра. Примерно триста световых лет от настоящей Земли. Здесь находится все население России, Большая часть Украины, Белоруссии, ну почти весь бывший Советский Союз.

А где остальные?

Европейцы и Американцы на Европе, часть индийцев на Брахме, а китайцев на Цинне.

Так что вы отдали всю Землю халифату?

Ну ты тоже немного для них потрудился.

Бисли замолчал.

Ничего Кларенс мы все вернем, нам нужно только поподробнее изучить противника.

Вряд ли.

Почему же?

У них несколько крупных открытий и они создали такое оружие, какого у вас нет.

Ладно Кларенс, хватит на сегодня. Вот познакомся, это Лили,, она тебе все покажет.

Девушка, которая во время разговора стояла в стороне, подошла и протянула Кларенсу руку.

Кларенс я из Биргингема, занимаюсь биоинженерией.

Как ты тут оказалась?

Меня пригласило правительство Терры, я работаю по контракту.

Ну и как тут?

Сейчас везде более-менее одинаково, мне было интересно пожить на еще одной планете.

А когда кончается контракт то что?

Не волнуйся, я уже два года здесь и успела побывать в отпуске дома на Европе.

Как ты думаешь, они меня отпустят?

А почему нет?

У меня есть довольно ценная информация и я не уверен, что хочу с ними делится.

А с кем ты хочешь?

Только со своими!

А свои тут же передадут все сюда.

Вот даже как!

Кларенс поживи здесь немного отдохни, ты сами все почувствуешь и поймешь. Они не торопятся. Генерал сказал что операцию на твоей базе в Африке они готовили полтора года. Так что ни с чем не торопись. А теперь пойдем посидим в настоящем пабе.

Лили я семь лет прожил без спиртного, мне страшно даже подумать об этом.

Ничего, я боюсь что страх пройдет слишком быстро, засмеялась девушка, Кстати, когда ты улыбаешся, такое впечатление, что вот-вот укусишь, наверное тебя здорово запугали.

А ты не слишком милосердна.

Поверь так лучше, клин клином вышибают.

Клин клином?

Это русские научили меня всяким своим поговоркам. В твоем случае чем меньше с тобой нянчится, тем быстрее ты выздоровеешь. Ты привык сдерживать весь свой негатив, а теперь по тебе надо продолжать бить, чтобы ты начал отвечать.

Ты вроде говорила, что занимаешся биоинженерией, а не психоанализом.

Психоаналитик - моя мама, а я психоаналитик-любитель, практикуюсь на всем, что под руку попадется.

Ну хватит болтать, пора пойти выпить и как следует подраться.

Тут что есть желающие?

Если хорошо попросить, то найдутся.

Продолжаешь надо мной смеятся. Девочка я на тридцать лет старше тебя, тебе должно быть стыдно.

Кларенс шел по тропинке, вдоль склона невысокого холма, видел море и голубое небо. Ветер шевелил его волосы, а рядом с ним шла прелестная молодая девушка, что-то тихо напевавшая себе под нос. Как пережить случившуюся с ним перемену и осознать то, что он так далеко от Земли и от всех своих страхов, которые уже стали неотемлемой частью его сознания, он не понимал. Даже если бы его сейчас вернули назад он не сильно бы сопротивлялся. Наконец показались какие-то постройки и асфальтированная дорога.

На обочине их ждал автомобиль. В небольшом двухэтажном доме жили несколько семей, Кларенсу отвели две комнаты на первом этаже. Одна была и гостиной и спальней и кабинетом, а вторую занимала кухня.

Кларенс готовить придется самому, здесь как и везде очень мало комфорта, а готовой пищи почти не производится.

Мне вообще не приходилось это делать!

Ничего я научу тебя делать простые вещи, а сложные ты освоишь сам.

Я умру от голода!

Почти, но в последний момент ты все-таки освоишь плиту. Все, отдыхай, до завтра!

В комнате его ждал комплект легкой спортивной одежды весьма простого покроя и кое-какое белье. Он принял душ и без сил свалился на кровать. Он проспал часов двадцать, пока его не разбудила Лили. Она напоила его весьма посредственным чаем с простым белым хлебом и одним яйцом и ушла. Кларенс включил компьютер и на экране обнаружил файл под названием " Новейшая история". Ха, ликбез! подумалось ему, но он всетаки открыл его и часа три читал текст и рассматривал фотографии.

Услышав телефонный звонок он долго искал сам телефон, пока не обнаружил мобильник на небольшой полочке на кухне.

Кларенс, как дела? это был голос того генерала, который вчера встретил его.

Не знаю пока.

Ну думай, думай! Кстати если ты сможешь то сегодня тебя ждут в медицинском центре, а завтра вечером поговоришь с сестрой.

А нельзя ли наоборот?

Можно, но медики настаивают на твоем обследовании, а разговор с сестрой раньше завтрашнего вечера организовать невозможно.

А как попасть к вашим медикам?

У тебя в сотовом их телефон, позвони они пришлют машину. Мой телефон у тебя то же есть. Если что-то будет нужно, мой помощник Виктор тебе поможет.

Через три дня Бисли сидел в кабинете Илларионова в научном центре и подробно рассказывал о тех исследованиях, к которым он имел доступ. Так продолжалось несколько дней. Кларенсу предложили занятся продолжением своих исследований или выбрать то направление, которое представляется ему наиболее интересным на данный момент.

А чего хотели бы вы от меня?

Ничего, господин Бисли. Ученые вашего уровня только сами могут понять что им хочется делать. Единственно чего бы мы хотели - это вашего возврата к нормальной жизни. Если вы захотите вернуться на Европу мы препятствовать не станем.

Вы лукавите.

Отнюдь. Лет десять назад говоря это вы бы были правы, но все что произошло изменило всех и теперь, когда вся вселенная лежит перед нами, мы не мелочимся.

А я смогу побывать на других мирах?

Для этого вам нужно будет пройти курс специальной подготовки, мы не возим туристов.

Это сложно физически?

Для вашего возраста не слишком просто, но вполне возможно. Но дело в другом. Прежде всего нужно выучить язык. Вы будете в группе и времени на понимание сказанного может и не быть. Но мы думаем что для вас это не станет сложной проблемой.

Вскоре прилетел Рипли, которого очень заинтересовала тема.

гравитационных каналов в которых плазменный импульс двигался с огромным ускорением и без потери мощности. После того, как Бисли встретился с ним, было решено вовлечь в эту программу максимум ресурсов. Генератор плазменног пучка они освоили быстро. Собственно именно работа Бисли по стабилизации воздушной плазмы и позволила создать это оружие. Пучок генерировался на площади в несколько квадратных километров. На земле раскладывалась сеть проводов и подключался ток высокой частоты, естественно происчходила ионизация воздуха на большой площади. Бисли удалось найти алгоритм подачи энергии на отдельные участки сети, в результате чего и образовывался мощный сгусток энергии, примерно тем же способом он направлялся в нужную сторону.

Кларенс, а как удалось совместить плазменный пучок и гравиканал? спросил Рипли

Я думаю, что это только частный случай применения гравиканала. Это с самого начала было отдельное исследование, где и кем оно проводилось я не знаю. Случайно слышал телефонный разговор нашего куратора в Африке, меня держали в приемной и я слышал что он упоминал какого-то Чжао. Что-то насчет сроков поставки оборудования. И еще один из моих товарищей по несчастью говорил, что кто-то в Китае очень успешно занимается гравитацией, доходили какие-то слухи. Но где они работали, где производилось оборудование я не знаю. Мне известны только параметры гравиканала, это было нужно для формирования плазменного пучка.

А саму установку видел.

Нет, но когда они решили испытать ее, то нас перевезли предположительно куда-то на юг Ирана. Видимо это шахта. Я должен был контролировать работу персонала плазмотрона. Зрелище было необычайное, световой столб диаметром метров двадцать, и полное беззвучие. Потом куратор сказал,что они разрушили лунную базу Так они могут и до Марса дотянутся!

Я прикинул необходимую мощность пучка, пока думаю вряд ли это возможно. К тому же это может вызвать непредсказуемые эффекты в атмосфере.

А ты знаешь что они начали строить очень большую космическую станцию, просто гигантскую. Причем для вывода на орбиту грузов используют именно гравиканал. Не под это ли дело?

Рипли не случайно задал этот вопрос, в последний раз Михайлов при встрече попросил оценить его возможность похищения этой станции. Требовалось определится с размерами нового гравотранспорта, который мог бы справится с этой задачей. Рипли не понимал зачем это было нужно, но теперь после разговора с Бисли понял, что овчинка выделки стоит. Видимо русские по внешним признакам определили, что станция несет какое-то новое оборудование и решили рискнуть. Он рассказал президенту, что на марсианской орбите находится законсервированный граволет подходящих размеров и подготовка операции пошла полным ходом.

Джефф Янг уже забыл, когда власти беспокоили его, погрузившись в суету повседневных обязанностей, а тут вдруг звонок от президента.

Привет, Джефф, как дела?

Плохо, господин президент, меня все забыли.

Ничего, мы кое-что для тебя придумали. Скоро встретишь группу и поднимешь ее на челноке к "Голиафу"

Я уже забыл, когда летал. А сколько людей?

Десять человек.

Будет сделано.

В назначенное время на транспортной площадке появились десять фигур, одетых в тяжелые скафандры. Их немедленно ъагрузили в челнок и Джефф впервые за полгода, газогнав челнок на взлетке, круто пошел вверх, в черное марсианское небо.

Как на борту? спросил он по внутренней связи.

Перебарщиваешь, командир. Нельзя ли помягче?

Можно, но неинтересно.

Они вышли на орбиту и начали приближаться к огромной туше "Голиафа". Джефф должен был оставаться на орбите до окончания операции, чтобы по возвращении снять экипаж и доставить его на Марс. Высадив десантников на гравилет Джефф отвел челнок на безопасное расстояние и отключился, молча наблюдая за "Голиафом". Он был сыт Марсом по горло. Одно дело исследование планеты, другое все эти проблемы с обустройством, множество мелких конфликтов и свар. Он не администратор, он пилот. Джефф уже дважды обращался с рапортом о своем переводе, но ответом было глухое молчание. Единственно о чем не забывали, так это присвоение ему новых воинских званий, что Янгу было до лампы. В разговоре с генералом Криппсом Янг позволил себе выйти за рамки официального разговора, на что генерал ответил что ему плевать на все недовольства подчиненных и каждый будет делать то что приказано и столько времени, сколько будет нужно командованию. И добавил еще несколько словечек.

Янг промолчал в ответ, но настроение его после этого разговора испортилось окончательно. Он чувствовал, что оказался в стороне от главных событий. "Голиаф" медленно развернулся и стремительно набирая скорость исчез в чернильной темноте космоса. Через четыре часа он вновь появился, но в удручающем виде. Оболочка была разорвана в нескольких местах, части корпуса не было вообще. Джефф быстро подвел челнок к " Голиафу". На борт поднялись только четыре человека, пятого в разбитом скафандре внесли на руках.

Нам не дали даже приблизиться, обстреляли за 500000 км от Земли. Пятерых просто распылило вместе с частью корпуса.

Джефф не стал ничего говорить, он развернул челнок носом к Марсу и запустил двигатели. Посадив челнок хотел было отправить всех спасшихся в госпиталь, но те настояли на немедленной отправке на Европу. После всего произошедшего Джефф собрал всех руководителей и сообщил, что они могут быть атакованы и нужно немедленно начать строить подземные укрытия. Переговорив со своими он попросил разговор с Грумманом. Тот огорошил его сообщением о полной эвакуации марсианской экспедиции.

Все Янг, ваша работа на Марсе закончена, мы будем держать на планете только группу технической поддержки базы, сто человек , не более. Оставться на Марсе нельзя, это слишком опасно.

А как же исследования геенны?

Ну исследовательскую группу мы трогать на будем, их ведь человек двадцать, не больше?

Восемнадцать.

Ну вот. А все остальные в течении недели Марс покинут включая тебя. Ты ведь рвался на что-нибудь новенькое?

Я солдат, господин президент, мне нужна хоть маленькая, но война.

Хорощо, что ты согласен на маленькую, я попрошу придумать для тебя что-нибудь.

Куда нас направят?

Всех на Европу, потрясающая планета, тебе очень понравится.

Следующая неделя превратилась в непрекращающийся кошмар. Прежде всего возникли трудности с набором тех, кто останется. В противоположность Янгу, желающих остаться было море и выбрать из них лучших было невозможно, они все были лучшие. Тогда решено было позволить людям самим произвести выбор. Времени дали сутки. К концу недели на Марсе осталось двести пятьдесят человек, из них сто двадцать оставались на планете, остальные вместе с Янгом отправлялись на следующий день. Янг посвятил последний день прощанию с планетой, как бы не было ему трудно последние полгода, он был влюблен в планету, во все то, что удалось построить в этой холодной пустыне. Они вместе с Джессикой сели в джип и часа четыре просто ездили по красному песку, молча, ничего не говоря друг другу. Джессика не хотела уезжать, только привязанность к Янгу заставили ее отказаться от мысли остаться на планете.

Джефф, мы наверное уже никогда не попадем сюда.

Джефф не стал отвечать, Джессика прекрасно понимала его и без слов. Так часто бывало Джессика говорила и задавала вопросы, а Янг только молча смотрел на нее и она понимала все.

Я удивляюсь, что ты еще цел Джефф, ты словно открытая книга, читай не хочу.

Наверное поэтому я и пошел в армию, здесь все достаточно просто.

Наверное.

И снова долгое молчание.

Что будем делать дальше, Янг?

Пойдем на войну.

Это раньше была война , Янг, а теперь это что-то другое. Я боюсь что твое умение может не пригодится.

Пригодится. Это только кажется, что машины воюют за нас. Они только начинают, а заканчивать придется нам.

На следующий день Марс опустел. Ветер гнал песок и пыль вдоль поселка и его свист был единственным шумом наполнявшим холодное пространство планеты. Оставшиеся люди просто потерялись среди выстроенного людьми первого марсианского города. И не случайно. Если бы халифат высадился на Марсе то те кто войдет в город должен был подумать, что он полностью покинут. Было предусмотрено множество укрытий и отдельное убежище в районе Олимпа.

Янг и Джессика впервые за два года свободно дышали воздухом Европы и гуляли с утра до вечера в легкой одежде. Они никак не могли надышаться этой новой свободой. За то время, что они провели на Марсе они словно срослись со своими теплыми комбинезонами и дыхательными масками. И еще еда. Мясо, фрукты, вино! Такие в общем простые и такие прекрасные вещи. И бесконечное количество воды и дома и в море. Морские прогулки стали самым любимым их занятием. Но все не бесконечно.

Джефф?

Да, господин Грумман.

Как отдыхается?

Слов нет.

Понимаю тебя. Но к сожалению вынужден тебя огорчить. Твой отпуск закончился. Мы решили напрвить тебя в отдел спецопераций. Наша неудача с захватом станции привела к тому, что противник теперь кое-что знает о наших возможностях. Нам требуются люди с товоим военным опытом. И хотя многое изменилось с тех пор как ты последний раз участвовал в военных операциях, но суть войны осталась прежней. Так что завтра тебя ожидает полковник Браудер, он введет тебя в курс дела. Он позвонит и скажет куда тебе следует прибыть.

Грумман после разговора с Джеффом, долго сидел у открытого окна нового Белого дома, который построили всего два месяца назад. Он был против, но спорить с общественностью ему не хотелось. Конечно строить копию с его точки зрения было глупо, лучше бы они направили свой патриотизм на что-то другое. Патриоты не слишком удобны в повседневной жизни, но без них не проживешь. Если никто не будет махать флагом и петь гимны, то пожалуй остальные забудут, что государство нужно и существует. Пришел новый директор ЦРУ Питер Фланк, маленький очкарик с наивно твердым взглядом и осторожными манерами.

Они поздоровались.

Господин президент , начинаем операцию внедрения агентов. Начнем с Нью-Йорка.

Думаешь, выживут?

Союзники имели полный видеоконтроль на территории противника, было собрано море информации. Агентов научили стопроцентно имитировать зомбированное состояние, но все равно уверенности в том, что они сумеют влиться во враждебную среду не было. Было что-то такое, совершенно неуловимое и непонятное в том, как действовала контрразведка врага.

Питер, мы потеряли столько агентов, что мне кажется неоправданным риск, которому мы подвергаем наших

людей. Хотя конечно война есть война.

Фланк молча слушал президента, его до смешного твердый и одно-

временно весьма уклончивый вид раздражал Груммана. Разведчик хренов!

Начинайте!

Фланк ушел, а Грумман подумал что неплохо бы было смотаться на Терру к Михайлову и на время избавится от своей поднадоевшей свиты. Марк уже тяготился своими президентскими обязанностями и грядущие выборы ждал как манну небесную. Слишком много всякого выпало на его долю, пожалуй только Рузвельту досталось больше, но тогда все было проще и понятней, да и океан защищал Америку крепче, чем любая армия. Все чаще Грумман ловил себя на том, что сидел бессмысленно уставившись в стену как оловянный балбес. Все в общем то работало, бизнес быстро восстанавливал промышленный потенциал, Новая Европа становилась все больше похожей на потерянную Землю, люди возвращались потихоньку к своим прежним делам и вроде им некогда было грустить о Родине, но Марк чувствовал что в каждом сердце сидела большая заноза и все взоры были обращены к нему с одним единственнымвопросам: Когда же?

Хотел бы он знать!

Джефф Янг вырос в Нью-Йорке и знал город как свои пять пальцев. Он подобрал в свою группу пол-сотни таких же как и он сам бывших жителей Большого яблока, знакомых со всеми ходами-выходами И не стесня-ющихся никаких методов борьбы с противником. Ему самому было немного страшновато с этими ребятами, но иначе не выжить. Особенно ему не нравилось что некоторые из них были бойцами мафии и ждать от них можно было чего угодно, но им дали команду и они скорее умерли бы, но не выдали. Они смотрели на Джеффа скорее как на говорящий предмет, чем на командира, у них были свои представления о том кому следует подчинятся и кого следует уважать, их воспитывали с детства по-другому, нежели остальных людей, и они либо тебя презирали, либо испытывали страх перед тобой и поэтому уважали, так как они понимали это свое уважение. Джефф объединил их в отдельную группу, поскольку использовать их вместе с другими было абсолютно невозможно. Они должны были прикрывать действия других агентов и отслеживать действия противника, не чураясь никаких способов противодействия.

Янга целых три дня инструктировали относительно методов общения с этими людьми, дабы не попастьв неприятную ситуацию. Но самым сложным моментом оказался поиск места базирования, уж настолько велик Нью-Йорк, а как оказалось, очень мало таких мест, где можно было бы не только разместить людей, но и обеспечить их безопасный выход на задание. В итоге выбрали все-таки Манхэттен, четыре разные точки и разработали все ситуации в 3Д-графике до мельчайших подробностей, Джефф вспомнил как он играл в детстве в Counter Strick и ни разу не прошел ни одного этапа, чтобы его не убили.

Ну и что вы-то думаете,-обратился он к группе.

Люди молча смотрели на него и он вдруг почувствовал, что задал глупый вопрос. Для этих камикадзе то что представлялось невозможным ему, было вполне если не обыденной и привычной вещью, то по лрайней мере вполне реальной и никак не запредельной.

Ну я вижу вам все понравилось,-исправил он ситуацию: и дай бог нам всем удачи.

Через неделю все они плыли на катере к острову Космический ключ, где располагалась русская транспортная система. Там их никто не встречал, русские в целях безопасности объекта не контактировали ни с кем на Европе, более того их никто никогда не видел. Просто отправлялся кодированный запрос, который десять раз проверялся и перепроверялся и все. На острове они погрузили все свое хозяйство на небольшой грузовичок и проехав около двух километров, остановились у большой металлической двери. Джефф вставил карточку в щель электронного устройства и дверь немедленно открылась. По широкому проходу они перенесли свои вещи до круглого пустого зала.

Вставайте в центре площадке группами согласно документации,-раздался голос невидимого диспетчера

И группа за группой они отправились навстречу то ли гибели, то ли победе.

Октябрь в Нью-Йорке выдался дождливым и на редкость холодным, ветры с океана несли огромные черные тучи, непрерывно заливавшие полупустые улицы потоками воды. Ничего толком не работало, да видимо никому это и не нужно было. Население было эвакуировано и город был заселен в основном беднотой из Пакистана и Индонезии. Было много индейцев из бывших резерваций, мексиканцев, остались также те, кто принял ислам и отказался уезжать. Белых было очень мало и все они были на виду, так что группе Янга приходилось достаточно много времени заниматься камуфляжем, правда той части группы, которая занималась в основном оперативной работой на улицах пришлось еще дома сделать пластические операции, иначе работать в Нью-Йорке они попросту бы не смогли. Самой главной проблемой было отсутствие связи, телефонная сеть работала, но использовать ее было невозможно, все насквозь прослушивалось, сотовая отсутствовала полностью, поэтому приходилось пользоваться старым проверенным способом: из рук в руки. Это замедляло работу, но суть задания была таковой, что время не играло существенной роли, другое дело безопасность всей сети, постоянные контакты одних и тех же людей в одних и тех же местах было недопустимы, поэтому пришлось использовать старый

способ закладок и тайников. Сам Янг с со своей группой связи был

в стороне от всей этой деятельности и не имел прямых контактов с

остальными, получая всю информацию из центра. Их задачей было

накопление знаний, находясь на месте и имея возможность оценить

важность тех или иных сведений точнее, нежели это виделось изда-

лека. Опять к нему возвращалось чувство одиночества, ему опять

не давали выйти на линию огня и глядя в окно на разбитые мостовые Нью-Йорка, он мечтал снова оказаться в кабине своего истребителя над песками Аравийского полуострова или над океаном у берегов Индонезии или где угодно, где опасность была

рядом, где не надо было прятаться, где можно было атаковать врага

в открытую. Да, эти господа из министерства придумали ему пытку!

В комнате помимо Янга находилось еще пять человек, это был офис

небольшой фирмы по поставкам продуктов и соков из Мексики, где

сохранилось кое-какое производство и халифат не предпринимал

жестких мер против населения. Вообще со времени эвакуации люди

из Эр-Рияда несколько поумерили свой религиозный пыл, поскольку тех, кто остался надо было хоть как-то кормить и обувать.

Поэтому кое-какая коммерческая деятельность существовала. Основной валютой снова стало золото, чеканились монеты и небольшие слитки по 100 и 500 грамм. Все это было весьма неудобно, но с исчезновением бирж, ценных бумаг и принятия законов, запрещавших банковскую деятельность другого ничего не оставалось. Правда не нужно было тратить время на бухгалтерию и

выплату налогов, власти просто брали десять процентов с оборота и

на этом налогое законодательство заканчивалось. Янг нанял два десятка сотрудников, которые собственно и занимались всей коммерцией, а члены группы числились агентами по распространению продукции, но занимались этим совсем другие люди из нанятых. Люди Янга мотались по городу и слушали, слушали, слушали... Зачастую, за неимением другого, такой способ добычи информации весьма эффективен. Проблема заключалась в том, что ни Янг, ни его начальники не знали, что они ищут. Попытки собирать информацию, пытаясь проникнуть внутрь системы неизменно заканчивались провалом, поэтому было принято решение о пассивной работе по рассеянным и некомпетентным источникам, собирать крохи и пытаясь собрать из них паззл.

За прошедшие два месяца ничего существенно важного, за исключением первых дней, когда были арестованы двое из внешней, не связанной с Янгом группы, получено не было. Но вот

этот арест своей потрясающей загадочностью уже был существенным результатом. Двое агентов получили задание проехаться в сторону Лэнгли и выехав из дому, были остановлены на выезде из города дорожным патрулем, патруль проверив документы уже было отпустил их, но тут рядом остановился джип, из которого вышла троица в черной униформе. Дорожные полицейские сразу отошли в сторону и отвернулись. Прибывшие ни о чем агентов не спрашивали, они медленно ходили около, словно принюхиваясь, вдруг они несколько раз выстрелили в агентов парализующими зарядами и уложив потерявших сознание людей, быстро помчались в сторону города. Они доехали до ближайшей станции подземки и спустились вниз, ведя скованных наручниками агентов с собой. Видео этого события многократно прокручивалось и просматривалось спецами всех мастей, но определенного ответа не было. Гипотеза о экстрасенсорике была основной, но вот как эти люди оказались именно в этом месте было весьма неясно. Если это случайность, то ее вероятность была столь мала, что в это трудно было поверить. Одно время думалось что данный маршрут постоянно патрулируется этими людьми, но видео не подтвердило этого.

Еще большей загадкой оказался видеосигнал в инфракрасном диапазоне, судя по нему температура лиц наблюдаемых должна была быть в районе 44-45 градусов Цельсия, но это сочли простой температурной наводкой от других объектов, что бывало довольно часто. Хотя некоторые горячие головы начали говорить о совершенно невероятных вещах.

Янг попросил людей из своей группы понаблюдать за тем, с кем контактируют городские копы, но соблюдать крайнюю осторожность, ни в коем случае не фиксируя внимания на объекте наблюдения, по принципу "шел-увидел-забыл". На Европе уделили главное внимание моментам задержания людей полицией и, главное тому, что этому предшествовало. Но ничего подобного тому, что случилось с их людьми выявлено не было. Тогда пришло понимание, что все произошедшее не случайность. Что-то такое в Лэнгли есть, что оберегают как зеницу ока, ведь то, что произошло раскрыло определенный секрет, но противник пошел на это, не позволив приблизиться к закрытому району. Наблюдения со стороны не выявили никаких признаков чего-либо неординарного.

Скорее полное отсутствие деятельности. Приезжали иногда фургоны, да изредка выезжали микроавтобусы, ничего более. Но тем не менее именно Лэнгли был определен как цель номер один.

Была предпринята еще одна попытка использовать агента. Это был

человек посланный непосредственно с Европы. Его высадили на

одной из заброшенных ферм вблизи Лэнгли, задача была простой:

это был камикадзе, оснащенный целым комплексом различной аппаратуры, предназначенной обеспечить полное фиксирование

всех факторов момента задержания. Главное чтобы появились именно те типы, что и раньше. И они появились!

Янгу передали сообщение о возвращении рано утром и попросили

срочно покинуть Нью-Йорк и через Мексику и перешеек двигаться

в Венесуэлу. Перемещаться всей группой возможности не было и кто как, но все они через неделю прибыли в Каракас, и купив лодки отправились в джунгли. Еще через две недели все были дома.

Совещание в Белом доме началось с доклада директора ЦРУ.

"Господа, как вам известно нами была предпринята попытка в очередной раз укрепиться в тылу противника, и в общем она отчасти удалась. Если не предпринимать активных разведывательных действий, ограничиваясь сбором косвенных данных, то агенты могут неопределенно долго находится в тылу противника.

Однако в данном случае, в отличие от обычной практики это не принесло не только мало информации, но вообще ничего. Анализ показал, что существенные для нас действия властей не выходят за строго ограниченные неким кругом исполнителей, рамки. Проще говоря, власть отсутствует, как таковая в пределах прямой видимости."

Президент прервал оратора:

"Нельзя ли излагать попроще, иначе нам придется неделю догадываться, что вы хотели сказать!"

Пауза продлилась несколько секунд. Тот эзопов язык, на котором

привыкли изъяснятся чиновники, включая и тех, что работал в разведке не мог быть заменен в их сознании ничем другим, и любому из них требовались огромные усилия, чтобы пользоваться нормальной человеческой речью. Единственным плюсом было то, что на обычном языке они не были способны к многословию и изъяснялись пусть коряво, но лаконично.

Существует некая сила за пределами известных центров управления, некие существа с параметрами отличающимися от человеческих. Какова их роль и влияние мы не знаем. Нам известно лишь то, что они способны мгновенно вычислять наших людей, им

только требуется приблизиться к ним на расстояние около двух метров. Мы решили прервать нашу миссию, но перед этим смогли

пожертвовав добровольцем, получить некоторые данные касающиеся этих существ. Теперь мы можем определять их присутствие с определенного расстояния и нам известны некоторые параметры их строения.

Он еще долго рассказывал о полученных результатах, наконец доклад закончился и слово взял президент.

Господа, русские сообщили нам о существовании внеземного разума около двух лет тому назад. Мы считали, что говорить о этом преждевременно, поскольку был известен лишь факт обнаружения, а контакта русским удалось избежать. Я и теперь считаю, что все вами услышанное должно быть известно лишь тем, кому в силу разных причин мы должны будем сообщить об этом.

Я налагаю полный запрет на любое распространение этой информации. Думаю что мы сейчас никак не можем правильно оценить размер угрозы, да и есть ли она вообще, хотя мне и самому странно слышать свои собственные слова. Пусть работает разведка и надеюсь что тот человек, что пожертвовал собой, будет нами не забыт.

Сенаторы и конгрессмены конечно тоже хотели высказаться, но ка-

тегоричность тона президента охладила их пыл.

После заседания правительства и членов комитетов конгресса Грумман встретился с Янгом.

Как там Манхэттен?

Ну если близко не подходить, то все так же как прежде. Эти

варвары переделали статую свободы, но это тоже видно только вблизи.

Видя удивление президента, Янг уточнил:

Она теперь вместо факела указывает пальцем в небо и носит паранджу. Вообще город потихоньку разрушается, метро не функционирует, вернее они используют его для каких-то других нужд. Население полностью поменялось и не знает что делать со всем тем, что есть в городе. Народу в городе миллиона два-три не больше, пригороды вообще пусты и скоро там будет лес. Короче когда мы вернемся, работы будет по горло.

Думаешь нам удастся?

Вам виднее, но после этой поездки моей уверенности сильно

поубавилось. Не знаю что вам сказать.

Я примерно там же, где и ты. Довольно скоро придется обо всем

рассказать широкой публике и я предвижу ее реакцию. Джефф,

мы решили, что ты будешь управлять всей разведывательной деятельностью на Земле и вокруг нее. Основной базой будет Марс,

туда мы этих, президент запнулся, видимо выбирая подходящее

слово и продолжил, короче в космосе мы не ограничены в выборе оружия и русские гарантировали его доставку в любую точку пространства. Они кстати взорвали станцию построенную на орбите и там похоже отказались от мысли вывести в космос свое оружие, а с Земли они достают только до Луны. Космос наш!

Джефф улыбнулся:

Приятная новость! Теперь можно продолжить работу на Марсе!

Мы уже отправили туда две тысячи человек и они восстанавливают все хозяйство. Мы не собираемся восстанавливать колонию до

прежних размеров, сам понимаешь что теперь это и не нужно,

только исследователи. Нас очень интересует найденный артефакт

и мы можем теперь обеспечить всю работу необходимыми ресурсами. Кстати, я очень рад, что вам всем удалось выбраться, это просто удивительно.

Мне кажется, что они поняв, что невозможно перекрыть все, сосредоточили свои усилия только на важнейших объектах. К тому же на мой взгляд все их общество перестраивается. По-моему это будет что-то вроде раннего феодализма, всякие там бароны со своими маленькими армиями, а сверху некая стабилизирующая сила, обеспечивающая подобие стабильности и законности. Во всяком случае из того минимума телепередач, что они позволяют

Смотреть можно понять их новую идеологию именно так. Маленький герой и маленькая толпа, приоритет силы и расчет на

на успех в пределах прямой видимости. Масса критики былого уст-

ройства общества; они внушают, что суперорганизация крупных

государств тормозила и мешала развитию всех остальных. И кажет-

ся что не так уж они и неправы.

Грумман внимательно слушал Янга.

Ну если бы у нас был некий центр силы, может мы бы и не выстраивали всю структуру столь жестко, но у нас его не было. Но

тут существенный момент: что это за центр силы, вернее кто это?

И потом общество это живой организм и всякое управление сверху неизбежно приведет к его смерти, поскольку ничто живое не может управлятся снаружи. Вспомни коммунистический эксперимент.

Мы конечно были далеки от совершенства, да и сейчас все те же,

но я уверен что мы вполне жизнеспособны.

Мистер Грумман, кому я должен буду подчиняться?

Формально директору ЦРУ, фактически будешь отчитываться передо мной . Всю аналитику будешь делать в ЦРУ. Деньги также

из их фондов. Техническая база и все оборудование для тебя уже выделено. Начнешь с той группы, что была с тобой. Прочих выберешь сам из предложенных кандидатур. И еще: я думал над тем, что тебе стоило бы запретить самому посещать Землю, хотя мы

сами только что отправляли тебя туда, но теперь ты в новой позиции и я решил оставить тебе полную свободу выбора.

После встречи с президентом и директором ЦРУ, Янг отправился осматривать базу и вызвал нескольких членов группы. База представляла из себя небольшой отель на берегу океана, вернее она напоминала отель: трехэтажное здание на берегу океана, спортивные площадки и несколько одноэтажных бунгало. На берегу был оборудован причал. Весь комплекс отличало то, что проехать к нему можно было только по мосту через глубокий речной каньон, мост тщательно охранялся морскими пехотинцами.

Они проверили бумаги Янга и только после этого пропустили его дальше.

Через две недели началась первая операция, она скорее напоминала

тренировку для группы. Предстояло высадится на Луне и проверить

состояние разбитой лунной базы и установить кое-какое оборудование. Три агента в тяжелых космических скафандрах

были высажены в трех километрах от базы.

Джек, что на дозиметре?

В пределах нормы.

Выходит, что боеголовки целы.

Посмотрим, может их просто завалило грунтом.

Лунная военная база раполагалась внутри огромного лунного

кратера, ближе к одному из его склонов. Издалека определить

было мало, что возможно, но в отличие от показанной им картинки было видно, что отсутствовали антенны. Большинство помещений располагалось под поверностью и что с ними, одному богу известно. Агенты уселись на небольшую транспортную тележку и двинулись вперед. База была разрушена полностью, но шахты с ракетами пострадали мало, хотя и были повреждены. Запустить что-либо отсюда было невозможно, но радиационного загрязнения поверхности не произошло. Джек Макги занялся установкой оборудования, остальные двое продолжили осмотр помещений , куда еще можно было войти. Они обнаружили тела всех десяти членов экипажа базы, перенесли их в уцелевшее помещение и заварили дверь на которую прикрепили заранее прготовленную еще дома табличку с именами и званиями. Дело было закончено и можно было отправляться назад. Они ехала к тому месту откуда их могли забрать десантники и доставить обратно, уже преодолевая стену кратера и находясь от него в в пятнадцати километрах они ощутили мощный толчок и едва не перевернулись на своей тележке, мощная вспышка света почти ослепила их несмотря на защитные стекла, поверность Луны содрогалась еще несколько секунд и наконец все стихло. Оглянувшись они увидели на месте базы огромную воронку, едва заметную сквозь густую пыль.

Похоже, что после этого за нами не приедут!

Тут же поступил приказ двигаться к новой точке встречи, в ста пятидесяти километрах к западу. Станция находилась близко от границы видимой и невидимой сторон Луны и встречу наметили

Именно на невидимую сторону, по которой невозможно было нанести еще один удар.

Запас хода тележки был около ста километров, из которых двадцать уже было истрачено, а дальше придется идти своим ходом, что в

условиях Луны с ее четвертью от земной силы тяжести было не так уж сложно. Однако дорога займет не менее пятнадцати-двадцати часов. Через несколько минут поступил еще один приказ: немедленно оставить тележку и двигаться пешком поодиночке на рсстоянии не менее трех километров.

Они считают, что нас по одному не смогут увидеть или не посчитают нужным тратить на нас патроны,-ухмыльнулся Джек.

Они оставили тележку и начали медленно расходится в стороны друг от друга, сохраняя общий курс. Их вконец измученных и уставших подобрали десантники и доставили на корабль Рипли,

который под прикрытием Луны смог избежать удара со стороны Земли. Через несколько часов они были на одном из небольших спутников Сатурна, где была оборудована транспортная станция и благополучно вернулись на базу. Видеосъемка событий произвела на всех большое впечатление, особенно момент удара по станции.

Янг переговорил с членами группы и отправил их отдыхать. Впереди были куда более трудные задачи.

Ерофеев на своей яхте вместе с Шитовым и Масловой напрвились к

Архипелагу множества мелких островов, располложеноому в двух=

стах милях от устья Нила. Маслова долго анализировала свои ощущения и пришла к выводу, что если и существует нечто на этой

планете, то оно расположено именно там. Конечно проще было бы воспользоваться вертолетом, но по рекомендации той же Масловой

Зорин решил отказаться от использования всех летающих механизмов.

Женя, а в чем разница-то?

У меня ощущение, что воздушная цель привлечет гораздо больше внимания.

Чьего внимания?

Ну я бы не сказала "чьего", просто внимания.

На этом разговор и окончился.

Погода была прекрасной, легкий бриз и небольшая пологая волна

лишь слегка покачивали судно. Внешне совершенно расслабленный Шитов и Евгения сидели на носу яхты и очень оживленно молчали, Ерофеев был похож на статую, он настолько привык к долгому одиночеству в океане, что неподвижность и отсутствие каких-либо внешних проявлений стало его второй натурой. Вообще окружающие красоты не удостоились внимания экипажа: Шитов думал о предстоящей высадке на острова, Маслова как обычно ловила окружающие и доступные только ей флюиды, Ерофеев оценивал возможные опасности прохода между мелкими островами. Но идти предстояло около восьми часов и рано или поздно, но им придется начать разговор.

На полдороге, во время обеда Ерофеев спросил Евгению:

Женечка, если это не секрет и в самых общих чертах: чем вы занимались в администрации президента?

Все те секреты уже мало чего стоят. В основном кадровыми вопросами.

Увидев удивление на лице собеседника, Маслова продолжила:

Оценивала потенциальные возможности членов команды и потенциальные опасности конкурентов из других партий.

А как вы это делали?

Сначала всем известными методами, мимика, вазомоторика, лексикон в разных ситуациях, изменение внутренней позиции на протяжении определенного периода, да много чего, а потом начинала буквально принюхиваться к человеку.

И что, у всех разный запах?

Очень! Но это не тот запах, который все привыкли называть запахом, это совершенно другое. Кстати обыкновенные в определенном отношении люди тоже способны его слышать, но

Лишь в крайнем его выражении, когда кто-то испытывает сильные

и простые чувства, например: страх или отчаяние.

А вы можете это делать и тогда когда чувства не выражены столь ярко?

Не только чувства, но и мысли по эмоциональным отпечаткам в по-

ведении.

А что насчет наших островов?

Тут нет людей, но присутствует что-то, что говорит о том, что они здесь были.

Людей?!

Ну я так говорю о любом носителе интеллекта, внутренний порядок

присущий ему достаточно универсален.

Но вы говорили об опасности?


Оценка: 5.17*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"