"Самиздат" и "Кристаллизация бреда".


Второй конкурс Бесов




Аннотация:


Aматоры vs Архетип



[ пролог ]

Режисёр сидел на шатком стульчике. От него за версту несло давно немытым телом, дорогим парфюмом и трубочным табаком. Он был седой, сутулый и мосластый. Всем, кто видел его близко, он напоминал паука. Режисёр читал новый сценарий, и смешно шевелил бледными губами. Прочитав очередную страницу, слюнявил костлявый палец и перелистывал ее шумно и театрально.
- Дерьмецо-о, ага, - задумчиво сказал он. - И кто это написал? Куча неуправляемых ассоциаций, сплошные параллели с застекольным сериалом... И вы думаете, на это говно кто-то из клиентов даст деньги? Какой гандон решил подставить всю группу этим высококультурным постмоденизмом? Кому сейчас нужен Толкиен или Муркок? Дайте... дайте мне что-нибудь очень простое и понятное! Такое, чтобы каждый захотел оплатить двухнедельный тур с психологом и хорошей постановкой.

[ Лесник и Бабушка на лужайке у дома ]

В небе высоко-высоко плыли облака. На горизонте в расплавленной луже садилось густо-красное солнце. Недалеко от белого одноэтажного коттеджа, в густой зеленой траве, лежали мужчина и женщина. Он был в темно зеленом кафтане, подпоясаном ярко-красным кушаком. На груди был приколот бэджик с надписью "Лесник". Она была полностью обнажена; лежала на животе, раскинув чуть полноватые ноги, и с интересом смотрела на лесника. В ее губах торчала тонкая травинка.
- Я решила участвовать в сетевом конкурсе.
- Это тебе что-то дает?
- Да, конечно. Это мое самовыражение. Когда я придумываю мир, когда заставляю своих героев страдать, любить кого-то, мыслить - я чувствую себя как богиня. Рассказ - мой маленький мирок, в котором моё слово закон.
- Вначале ты сказала страдать. И зачем тебе необходимы страдающие герои?
- Все... я вычеркиваю слово "страдать". Вторым я сказала "любить". Любовь - сон, в который хочется погружаться и плыть на его волнах.
- А какая тема конкурса?
- Ты будешь смеяться.
- Я буду держаться из последних сил. И буду нем как рыба. Если хочешь - я даже не улыбнусь.
- Ну, хорошо. А тема конкурса "Ветер и бубен".
Он прыснул в кулак, потом захохотал в голос. Через секунду они смеялись уже вдвоем.
- Какая шикарная тема. Интересно - кто ж её придумал?
- Тебе смешно, но это формальное требование и его раскрывать необязательно. Достаточно вставить фразу без изменений в текст рассказа.
- Зачем тогда её вставлять? - задумчиво спросил он.
- Я, например, думаю - это правильно. Это дисциплинирует автора, заставляет больше работать над текстом.
- Ну да. Оно, конечно. Если автор не привык над ним работать - именно эта фраза необыкновенно и гарантированно заставит его работать. Великолепно!
- Это еще не все.
- А что еще? Главный герой должен войти в женскую баню и сказать замогильным голосом "Слоны идут на север"?
- Да ну тебя! Какое-то несерьезное настроение. В рассказе, кстати, необходимо учесть коллективное бессознательное.
- Ой, мамочка. Какой роскошный бред! Дедуля Фрейд будет сильно обрадован. Так обосрать его иуду-помощника! В жюри, похоже, собрались изрядного ума благородные доны.
- Кстати, очень хорошие люди! Значит так! О моём конкурсе - больше ни слова. Ты только высмеивать можешь.
- Постой. Обрати внимание - этот конкурс для тебя важен, - тихо сказал лесник. - Стоило мне затронуть его и ты напряглась. Подумай над этим на досуге. Хорошо?
Некоторое время они молчали. Потом она перевернулась на спину и посмотрела в небо. У неё были серые глаза и длинные светлые волосы. На животе выделялся некрасивый шрам от кесарева сечения. Она отметила, как странно смотрел лесник на этот шрам. Он не смотрел на ее полные груди, он игнорировал светлый треугольник волос на лобке - и только изредка поглядывал на шрам. Это было странно и очень возбуждающе. Она чувствовала теплое покалывание в груди. Необычное чувство сопричастности было так ново и так приятно - даже если тебе сорок три и ты уже уходишь из "большого секса".
- Завтра будет дождь. Брат очень любил сидеть на крыльце во время дождя.
- А ты помнишь его?
- Да помню. Он так дразнил меня. Ужас как дразнил. Мне было четыре года, папа купил нам деревянные лакированные кубики. Мне и Алексею. Обычные кубики... деревянные лакированные кубики. У тебя были такие?
- Нет. Я только мечтал о таких, - лесник лежал в смятой траве раскинув руки. Он смотрел в небо. В его карих глазах было странное выражение. - У нас таких не было. И о старшем брате я только мечтал.
- А я так любила их. На них были выжжены буквы и цифры. Я складывала из них разные слова. Алексей любил строить башни. Он собирал наши кубики и делил их по-братски.
- Мне кажется - я слышу иронию в твоем голосе.
- И правильно слышишь! После такого братского дележа мне доставались только те, на которых были мягкие знаки, скобки да вопросительные знаки. Мне так обидно было! Я даже плакала иногда.
- А он?
- Алексей боялся моих слез. Он сразу начинал объяснять, почему так полезно иметь такие кубики, как здорово составлять слова из восклицательных знаков и скобок.
Лесник задумчиво смотрел в высокое небо. Осенью облака поплывают на недосягаемой высоте и перед дождем приобретают сине-зеленый оттенок.
Она всхлипнула.
- Ты плачешь, - спокойно сказал он.
- Да. Я каждый раз плачу. Вспомню о нем и плачу... ну дура, и всё!
- Ты можешь сформулировать для себя; что происходит в твоем плаче? Кому ты сейчас плачешь?
- Нет... не могу.
- Ты чувствуешь себя виноватой?
Она промолчала. Закрыв лицо ладонями она плакала навзрыд, содрогаясь всем телом.
- Нелюблю когда плачут, - сказал лесник и поднялся. - Скоро волк придет. Тебе еще нужно одеться.

[ Красная Шапочка. "Сказочный лес". Контрольная точка 1 ]

Я иду по этому осеннему лесу, чего бы мне не идти? Сценарий, конечно, merde. Зато лес мне понравился. В нём много высоких сосен; под ногами хрустят пожелтевшие иголки и старые шишки. В этом осеннем лесу сильно пахнет хвоей и болотом - где-то близко речка. Впереди уже видны три березы, ага, вот где-то здесь из кустов должен выскочить волк.
Третий сезон я выбираю Красную Шапочку. Роль, конечно, простая и незатейливая - сильно не разгуляешься, но это мой выбор. И я полностью растворяюсь в этой сказке. Нет бессмысленных телефонных звонов, нет телевизора и парти на лужайке с барбикю, нет глубокомысленной болтовни в салонах, нет расписания дня; занудный доктор, тренировка-учеба-личностный рост-праздники и др, нет моего мрачного нефте-газового папашки, нет моей вечно озабоченной мамы. Нет её глупых подружек (положенных по статусу), нет загаженного муравейника Москвы и вечных пробок. Всего этого нет и все так далеко и нереально. Я здесь и у меня нет кредитной карточки и мой серебристый "мерсик" мирно спит на далеком паркинге за лесами и полями. Ну вот, вспомнила про мою любимую машиночку. Когда отец её подарил - приняла это как должное, а потом я влюбилась в нее. Каждое утро "мерсик" приветливо моргает фарами и обнимает меня сиденьем. Я сажусь в его уютное нутро и вдыхаю запах масла, пластмассы, кожаной обивки - внутри меня разгорается детский восторг. Поворот ключа - и урчание мотора приветствует меня. Он урчит как ласковый котенок; привет моя девочка, привет моя милая, я скучал по тебе в бетонной тьме стоянки, я думал о тебе, я ждал тебя... уррр моя любимая, моя веселая хозяйка. Никто не видит, как я касаюсь губами руля, и утро начинается для меня заново.
Господи, как мне надоели клубы и подружки! Я люблю приходить домой под вечер и читать стихи! Если честно, да, мне нравиться уходить от реальности и хоть немного побыть в красивом мире поэзии, и я понимаю - это наверное глупо, но по другому я не могу, мне необходимо что-то чувствовать, иначе я просто перестану дышать! Вот и радуюсь за тех, кто когда-то любил и был любимым! Вспомнился вдруг Пастернак:

На даче спят. В саду, до пят
Подветренном, кипят лохмотья.
Как флот в трехярусном полете,
Деревьев паруса кипят.
Лопатами, как в листопад,
Гребут березы и осины.
На даче спят, укрывши спину,
Как только в раннем детстве спят.

В этом лесу тает навязчивое состояние ответственности - исчезает обязанность что-то решать в своей жизни! Здесь я могу быть кем угодно и сколько угодно. Мне всегда хотелось плыть по течению! И только здесь я могу себе это позволить! В моей жизни так много места занимают чувства и эмоции, я такой человек, что мне плохо, когда я живу только рассудком! Раньше я жила будущим, но отец зачеркнул мое будущее жирной чертой, и мне показалось, что только шаг в пропасть - мой путь! Я искала то, ради чего можно было остаться жить. Я не ошибалась. Люди так бездушны. Кому-то нужны мое тело и мои деньги, кому-то душа.
Я хочу, чтобы мои чувства и душа были хоть кому-то нужны! Я жду человека, который уверенной рукой отбросит мой статус и деньги, завистливых подруг и мою надоевшую неприступность - он будет сильный и ласковый, он войдет ко мне на рассвете и увезет меня далеко за пределы сна, где будут солнце, песок и только мы.
Он увезет меня в мир, где нет презрения моего отца и нет его стыда передо мной. В мир, где нет его виноватого и похотливого взгляда.

В этом сезоне волк заикается. Смешно, ей богу. Стоит отойти элементарно в кусты он тут как тут с биноклем - подглядывает. Фетишист, наверное. Или маньяк. Боже, как романтично! Единственный волк в лесу - заика и маньяк. Нереально, просто нереально. Вот он стоит в полоборота на тропинке и напоминает мне полковника Буэндиа из романа Гарсиа Маркеса. Такой же немногословный и упорный в своем мироощущении. Внутреннее благородство едва подчеркнутое молчанием и взглядом. Как прекрасно все-таки, что есть на свете несколько книг идущих по жизни просто рядом; и "Корабли в океане" и "Парфюмер" и "Град обреченный". Счастье наверняка так и выглядит. Идти по лесу дурацки размахивая корзинкой с пирожками. Вечером зашторю окна, включу Morcheebа и буду сидеть укутавшись в старый плед у камина. Буду слушать тихую спокойную музыку, и мечтать о Нём. Он придет во сне, и будет сидеть рядом у камина; молчаливый, усталый и немного грустный. В его лице будет много забытого горя и будущего блаженства. Я попрошу подбросить дров в камин и положу ноги на холку своего любимого пса.

[ Волк, просто волк ]

Я сказал, что мне нельзя иметь деньги. Шульц сказал, что деньги таким уродам не помогают. Я ударил его в ухо, не вставая, как Кину Ривз в "Матрице", помните, он там круто агентов мочил? Лысый и Вадик скрутили мне руки, а Шульц поднялся и ударил с правой. "Мы квиты, придурок" - сказал он. Я не тупой, сказал я. Я на самом деле не люблю, когда меня называют тупым. Честно. И я, конечно, не хотел бить его, он мой друг, у меня очень мало друзей, но я не люблю, ну, когда так говорят. Лысый взял всем по два пива, я попросил бутылку "Спрайта", от пива у меня болит голова. Мы сидели в углу. Шульц и Лысый играли в "очко", Колюня-охраник спал. Я смотрел "Слабое звено". Потом в кафе зашел седой такой мужик, у него еще перстень на пальце был, сразу видно, директор или может просто у барыг на вокзале купил. Я вспомнил, что видел его по телевизору. Я еще тогда подумал, что он в телевизоре делает? Он подсел к нам, и посмотрел на меня. Колюня проснулся и сказал. "Ты кто такой, дядя?". "Позвони хозяйке" - сказал седой. "Серега, я твой хороший друг, Василий Васильевич. Я режисер спектакля - сказал седой и улыбнулся. "Твоя мама послал за тобой. Она оплатила твой отдых за городом". Он мне не понравился. Так улыбается мамин заместитель. Вроде улыбается, а вроде и нет. Здравствуйте, говорю, меня зовут Сергей, моя мама работает в банке, она банкир. Седой посмотрел на меня, достал маленький пакет и отдал Шульцу. "Это от неё, все здесь" - сказал он и вышел. Шульц открыл пакет и посмотрел внутрь. "Порядок, гуляем" - сказал он и подмигнул мне. Они заказали пять бутылок текилы и немного пожрать. Ведущая шоу сказала, что во-о-он тот чувак слабое звено. "Все зависит от вас" - сказала она и ткнула в меня пальцем. Я записал в мой блокнот телефон студии и решил, что когда у меня будут деньги, то я наверное ей позвоню. А этот блокнот мне подарили на рождество, в толпе возле "СитиМаркета". Здоровый такой мужик с белой бородой, он сказал, что блокнот принесет мне счастье. Я записываю в него номера лотерейных билетов и телефоны знакомых девчонок. Колюня, когда напьется, говорит, что я... ну в общем, что я выписываю из газет объявления "Сладкие кошечки ищут своего господина", но это не его дело. Он охраник и мама ему платит за охрану.

[ Красная шапочка, контрольная точка 2 ]

Он пошел по короткой тропинке, а я неторопливо шла по самой длинной и вспоминала о нём. У него сильные руки и мужественный уверенный взгляд. Он показался мне странно застенчивым. В этот раз волк путал слова и смешно спрашивал, почему я не боюсь по лесу ходить? Я сказала, что этот лес я знаю, а трахаться я люблю. Откуда мне знать, что этот бородатый анекдот для него в новинку? Он даже дернулся от этих слов. А что если ему нравится мой костюм: короткое коричневое платьице с шитьем и белый фартук?
Он был одет в шкуру волка, на голове оскаленная пасть с торчащими ушами. Когда он уходил я видела пышный хвост привязанный к поясу.

[ лесник и бабушка ]

Лесник стоял у окна и смотрел вдаль. В зеленых лугах петляла тихая, спокойная речушка, над далеким лесом медленно проплывал журавлиный клин. Он был странно молчалив и еле заметная грусть таилась в горькой полуусмешке, в поджатых губах. Непокорные вихры на затылке были смешны; в этот вечер он напоминал притихшего мальчишку. И тогда она решилась; подошла к нему, положила руки на сильные плечи. Дальше всё было в тумане; время понеслось тягучими скользящими прыжками - он коснулся губами левого плеча, провел краешком губ по тыльной стороне ладони и потом осторожно коснулся груди. Он что-то шептал и это было так неожиданно, ведь мужчины обычно любят молча и стесняются своих чувств. "Господи, как я хотел этого... боялся сказать, боялся даже намекнуть, смотрел издали и только мог обнять взглядом. Эти руки... эти нежные руки, мне хочется их целовать и нежно гладить". Ошеломляющая волна ласки и тепла сломала все преграды. Это было так нежно и так приятно. Она закрыла глаза и просто и спокойно отдалась ему, такому нежному и неожиданному. "Твои плечи, такие мягкие и нежные плечи, я хочу ласкать и прикасаться к ним губами, вдыхать твой запах, он так тревожит и возбуждает, твои руки, тонкие пальцы... линия жизни, бугорки венеры - ты остывший вулкан страсти". Он шептал эти странные и жаркие слова, страстно целовал ее затылок и плечи, тревожил сильными руками её полные чуть отвисшие груди, нежно покусывал мочки ушей, и это было так ново и странно; в его безумный шепот вплетались осторожные пробуждающие касания рук. Он прижался сзади и чуть подталкивал ногой. Когда он целовал её губы, то смотрел только на них, словно стеснялся поднять взгляд. В его страстном шепоте послышались нотки вины, он упомянул разницу в возрасте, и то, что она была старше на семнадцать лет оказалось для него так важно. "Ты так прекрасна, твои полные груди, они словно груди матери, хочется целовать их вновь и вновь и чувствовать на языке набухающие вишни сосков, этот терпкий вкус я не забуду и я не хочу, чтобы время уходило, я хочу застыть рядом, в этот миг, быть только рядом с тобой... ласкать твоё тело и не уходить в небытие улетающих минут. Ты старше меня... ты старше меня... я хочу тебя вновь и вновь, я не хочу тебя терять. Знаешь, рядом с тобой я словно ребёнок и я боюсь быть брошенным, мне стыдно в этом признаться, но я хочу остаться тут и сейчас, время рядом с тобой вызывает лишь ненависть" - он шептал и гладил её бедра. Он перенес её на кровать и осторожно положил на спину. Она закрыла глаза и поплыла на волнах ускользающего горячего счастья. Его руки были везде и были так осторожны. Его горячий язык будоражил самые горячие и постыдные места. Он коснулся шрама на её животе и стал гладить его. Что-то важное было для него в этом шраме. Обычный уродующий шрам от "кесарева", от которого её живот стал дряблым и некрасивым был так важен для лесника.

[ волк, просто волк ]

Нужно подойти к двери и сказать про веревочку. Постучать и спросить. Это я Красная Шапочка. А почему я Красная Шапочка? Я волк. Злой и старый серый волк и в поросятах знаю толк. Хочу домой. Мне тут плохо. Где Колюня-охраник? Где "Макдональдс"? Я хочу домой. Я хочу домой. Я хочу писять. Я больше не хочу играть в сказку. Пойду в домик и попрошусь пописять.

[ лесник и бабушка ]

- Обними меня... крепче. Это было слишком хорошо, - сказала она.
- Теперь всё будет иначе? - тихо сказал лесник.
- Да, теперь будет иначе. Теперь в моей жизни есть ты.
- А зачем тебе я, да еще и в твоей жизни?
- Глупенький... такого как ты я просто не отпущу. Я столько раз обжигалась в жизни.
- Сколько?
- Ты о чем?
- Ты сказала - столько раз обжигалась. Ты что, считала?
- Я тебя не пойму.
- Это я тебя не пойму! Ты обжигалась в жизни. Зачем тебе я? Ещё раз обжечься?
- Ты говоришь, что-то очень странное, - она почувствовала странное ощущение. Лесник сидел на краю кровати и в упор смотрел на шрам на её животе.
- Скажи, а что ты чувствовала в тот момент?
- Я чувствовала его внутри себя. Это было так агресивно и жарко, он двигался внутри меня, и это было такое необыкновенное чувство.
- Проникновение и чувство. Откуда этот шрам? - сказал лесник.
Это было страшно. Он смотрел ей в живот и пожирал глазами этот злополучный шрам.
- Ты что? - сказала она и увидела нож. Его рука взметнулась ввысь и с силой опустилась. Нож вонзился в неё. Он впорол ей живот.
- Проникновение... проникновение... проникновение, - лесник бил из всех сил наотмаш и в его глазах полыхало безумие. Кровь заливала его одежду и смятую постель.


[ лесник в домике бабушки ]

Возьми мой взгляд не проклиная,
Шепну " Люблю! " все забывая,
В твоей тени, тобой хмелею,
Ни позабыть, ни отойти не смею.
Посмотри...
Я доволен.
Я сыт.
Я спокоен.
И... болен.

Я ждал этого столько лет.
И мне наплевать, кто из них войдет в домик первым - голубой ублюдок из Москвы, трахнутый своим богатым отцом в раннем детстве или дебил из Владивостока, которого мама сплавляет в очередную больницу. Первому тридцать семь лет и ему кажется, что он маленькая четырнадцатилетняя девочка, а другому уже ничего не кажется. Мне надоело ковырятся у них в мозгах - к черту знания психологии - теперь я вижу в этой дивной профессии длинную тень проктологии. Как я могу им помочь - если я не могу помочь себе?!
Волк как символ отца и Красная Шапочка как символ бляди... Лолита и Гумберт, красавица и чудовище, Юнона и Авось сделаный на авось. Мир для меня распался на блок-схемы и цветные кометы цитат.
Вот кто-то идёт по тропинке. Беззаботный, [покой] целиком в игре, [игровая терапия] он идет по тропе [познание жизни и развитие] подходит к ступенькам [преграды и восхождение] дерни, сука, за веревочку [осознаный выбор и зависимость] дерни, прошу [пространство-время] и эта дверь [пространство хронотопа по Бахтину] окроется и будет тебе, сука, счастье [вечный покой и блаженство].




  • Комментарии: 42, последний от 01/09/2006.
  • ? Copyright Конкурс Бс-2 (BesS-2@yandex.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 19k. Статистика.
  • Рассказ: Проза
  • Оценка: 2.21*6  Ваша оценка:

    В помощь автору рассказа: [Регистрация]

    Связаться с программистом сайта.

    Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
    Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

    Как попасть в этoт список