Фурманов: другие произведения.

Надежда для снайпера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   НАДЕЖДА ДЛЯ СНАЙПЕРА
  
  
  
  
   Ровно в четыре утра он уже сидел на корточках в сбитом своими собственными руками отхожем месте и сквозь неровные зазоры меж досками, наблюдал за началом вращения солнца. Оно, меняя свой режим согласно неведомо кем установленного распорядка, и сегодня вылезало, строго из места, которое он определил концом выведенной красной стрелки с разъясняющей пометкой "восток".
   Он - прапорщик Баранов в отставке до достижения пенсионного возраста - мог припомнить себя как емкость наполненную самосознанием с 11 ноября 1966г. Было ему тогда полных 18, и он стоял в тамбуре сидячего дополнительного вагоне обнимая руками темно зеленый вещевой мешок с хлебом и шерстяными носками. Однокашники его, будущие товарищи по оружию вели себя по-разному: одни напивались пронесенным через военкомовский карантин винишком, другие сбивались в группки по географическим признакам и умственным способностям, третьи громко пели похабные песни, иные же угрюмо молчали с вызовом поглядывая друг на друга. Нет-нет, но лица и тех и других искажались на миг печальною миной. Нет-нет, и те, и другие понимали, что расстаются с гражданкой на целых два года. Баранов, напротив, боролся с блуждающей по внутренней стороне организма необузданной душераздирающей радостью. И не способный к широкой открытой улыбке, он лишь слегка шевелил губами, словно поедая семечко от цветов подсолнуха. Ему одному в вагоне, в составе, в этой занесенной снегами части огромного материка казалось, что все только начинается...
  
  
   Прапорщик Баранов, а он называл себя только так, поскольку не имел любви к собственному имени Паша, и не желал признать формального увольнения в запас, освободившись от ненужного, подпоясался широким ремнем и вышел на свежий воздух. Линия горизонта уже разрезала неосторо