Ната Ли: другие произведения.

Исповедь наемного убийцы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Кто я? Всего лишь тень; человек, чей облик скрыт под множеством личин, который не существует для официальных властей. Ни в одной картотеке мира вы не найдете ничего, что могло бы пролить свет на мою личность. Конечно, так было не всегда, а только последние пять лет - с тех пор как меня стерли, превратив в наемного убийцу.
   Увидев меня случайно, вы не поверили бы в это, ничто не указывает на наличие необходимых для этой профессии черт, даже наоборот: я обладаю даром легко располагать к себе людей, уж очень уязвимо и беззащитно выглядят тело и невинно лицо. Но поверьте моему опыту: человек способен превратиться в кого угодно, если нет иных путей для выживания. Сильны вы или слабы? Этого можно никогда не узнать, если в вашей жизни не настанет момент, когда судьба изменит направление жизни, навсегда лишив вас возможности вернуться к привычному прошлому.
  В моей жизни подобных моментов было два.
  
  Первый...
  
  Мне было четырнадцать, когда мы с родителями попали в автокатастрофу. Мне удалось выжить, а они - оба с летальным исходом, "сразу и без мучений", как милостиво объяснила мне "сердобольная" тетка в больнице, хотя никто ее об этом не просил и не спрашивал.
  Из больницы меня забрал странного вида социальный работник, объяснивший персоналу, что я теперь сирота. Он же отвез меня в приют.
  Если честно, я не знаю, каковы нравы в других детских домах, но этот с виду был похож на тюрьму строгого режима, да и порядками мало отличался. Даже доставивший меня тип как-то съежился в том здании и, сдав меня на руки в директорат, поспешил оставить проклятое место.
  Знаете, как обстоят дела в подобных "приютах"? В принципе, просто как и все гениальное: всякий сильный считает себя обязанным третировать слабых. Лично мне не повезло вдвойне: во-первых, меня причислили к категории слабых; во-вторых, обладать достаточно привлекательной наружностью. Этакий субтильный подросток ростом под метр с половиной. Все во мне было изящно, почти эфирно, а особенно умненькое нежное личико с аристократически изящными чертами. Словно прямо на лбу написано "беспомощная жертва", но никто не подозревал, что внешняя хрупкость скрывала невероятное упрямство и силу характера.
  У меня появился выбор: либо стать фигурой достаточно значительной и уважаемой, либо превратиться во всеобщую подстилку по первому требованию. Впрочем, для человека, имеющего хоть каплю самоуважения, альтернативы фактически и не было.
  Мне не пришлось долго думать, каким образом я могу заслужить уважение; воспитанники приютов - что практически звереныши: они не знают ни любви, ни ласки - ничего хорошего; но они знают и понимают силу, уважают насилие. Разумеется, это не их вина, ведь они всего лишь дети, страдающие от равнодушия сверстников, жестокости взрослых - и оттого с каждым днем все больше свирепеющие. В приюте для сброса агрессии существовал бойцовский клуб: этакая арена для боев без правил, без лишних заморочек вроде возрастных ограничений и весовых категорий. Заявив о намерении в него вступить, кандидаты должны были пройти испытание, которое заключалось в том, чтобы вытерпеть, когда их превратит в свою боксерскую грушу кто-либо из бойцов. Как только меня ввели в положение вещей моим решением было: пусть уж лучше бьют, чем имеют.
  Меня приняли, и это стало моей школой выживания - через боль, кровь, вывихи и сломанные кости. Знаю, может, это и было глупо, особенно учитывая, что детдомовцы сразу увидели во мне потенциальную жертву, но мне больше нечего было терять.
  На момент моего шестнадцатилетия третья строчка в иерархии клуба была прочно закреплена за мной. Это не означало прекращение вызовов, но опыт и практика помогали мне выигрывать все бои, и уже несколько лет никто не мог достаточно сильно избить меня. Ну, кроме верхушки - однако Миха-Медведь, ростом метр девяносто один, гора накачанных мускулов, без капли жира и лучший боец, к этому не стремился. Кажется, он проникся уважением к моему ослиному упрямству после нашей единственной драки, еще почти в самом начале моей карьеры. Второе место занимал Ванька-Безбашенный. С ним у меня был счет 2:1 - в его пользу.
  От мягкости, которая была присуща моей внешности раньше, не осталось и следа; для меня стал характерным надменный взгляд исподлобья, а кожу постоянно украшали какие-то царапины, сплошь покрывали ссадины и синяки.
  
  Второй...
  
  Наверное, вы в курсе, что большинство из приютских вынуждено приворовывать. Я не исключение. Это не ради удовольствия, а скорее необходимость, чтобы хотя бы изредка иметь деньги нормально и сытно поесть. Мы являлись самыми виртуозными карманниками.
  ...Я подхожу к нему сзади и почти выуживаю бумажник из заднего кармана, когда мое запястье вдруг оказывается перехвачено цепкими пальцами. С минуту он стоит, брезгливо рассматривая тонкое тело, волосы, упрямо падающие на лицо, и серые глаза, моментально заполнившиеся пустой обреченностью. Этот взгляд пару раз спасал меня. У людей намного больше вызывает сочувствие "благородная нищета". Чумазого, неопрятного, ощерившегося и отчаянно матерящегося сдадут в полицию и глазом не моргнут; однако человек, пусть и одетый в лохмотья, но поддерживаемые в возможном порядке, с милым чистеньким личиком и воздушными локонами вызовет жалость и даже некоторое уважение. На том мы и играем.
  Человек нахмуривается, его лицо приобретает угрюмое выражение, взгляд леденеет.
  - Не строй из себя невинную овечку, тебе подобное не к лицу.
  - Оk, - я сразу расслабляюсь.
  - Воровать нехорошо.
  - Как и голодать, - огрызаюсь я.
  Он снова тщательно оглядывает меня сверху вниз и мне становится смешно. Он явно пытается понять, как я выгляжу под этим потертым, вылинявшим шмотьем, которое любой, даже самый захудалый, сэконд-хэнд вышвырнул бы на помойку, но только не наше начальство. А этот комплект, на несколько размеров больше необходимого, отнюдь не облегчает ему задачу. Он сосредотачивает внимание на сбитых костяшках, потом, жестко взяв за подбородок, отворачивает мне голову вправо и любуется лиловым синяком на все плечо и шею.
  - Есть, значит, хочешь? Пошли тогда, поговорим.
  Мне приходит в голову, что это лучше милиции, и потому киваю.
  Мы заходим в кафе, он заказывает много еды и я просто ем, не пытаясь завести разговор и осторожно его разглядывая. Он выглядит абсолютно стопроцентным геем. Гетеро- и даже метросексуал никогда не стал бы настолько за собой следить и так неприкрыто хвастаться. Хотя ему и правда есть чем гордиться и он действительно красив, более ухоженного мужчины мне в жизни видеть не доводилось.
  Он начинает разговор:
  - Дим.
  - Сашка.
  - Сколько тебе?
  - Семнадцать.
  - Выглядишь младше. Откуда синяк?
  - "Упал, потерял сознание, очнулся - гипс".
  - Справедливо.
  Он не сводит с меня проницательных, серых, как и мои, глаз.
  - Хватит пялиться, а то подавлюсь!
  - Извини, - усмехается он, но взгляда не отводит.
  - Что, так сильно нравлюсь?
  - Тебе пошли бы длинные волосы.
  - Это неудобно.
  - Часто дерешься?
  - Бывает.
  - Когда школу заканчиваешь?
  - В этом году.
  - Что потом будешь делать?
  - Не знаю.
  - Могу предложить тебе работу.
  - Спасибо, конечно, но быть содержанкой не по мне, - я ехидно усмехаюсь, - я все равно не твой тип.
  - В этом качестве ты меня не интересуешь. Я имел в виду другое, или тебе в кайф ходить в рванье и стичь по карманам?
  - С чего вдруг такое участие к моей скромной персоне?
  Разговор прерывает звонок мобильного, и Дим начинает самозабвенно чирикать по-французски, явно не принимая всерьез возможность того, что я все понимаю. Он, улыбаясь, дает отбой.
  - Кто звонил?
  - Тебя не касается.
  - Почему тогда его касаюсь я?
  Он изображает непонимание.
  - "Я на улице сегодня нашел талант", "у малыша неплохой потенциал", "можно использовать", "весьма перспективно", "да, я сейчас с ним", "конечно, буду держать тебя в курсе", - перевожу я все его реплики.
  - Я впечатлен, - он хищно улыбается. - Не боишься?
  - Что сдашь меня в милицию? - невинно хлопаю я глазами.
  - Есть другие способы заткнуть глотку.
  - Во-первых, ты во мне заинтересован, а во-вторых, еще не факт, что у тебя получится.
  - Я так и знал, что у тебя хорошо мозги работают, - весело смеется он. - С твоей комплекцией тебе иначе не вынести регулярные драки, а судя по твоим рукам, твоему противнику пришлось куда хуже. Какие еще языки ты знаешь?
  - Английский, немецкий.
  - Хорошо. Наркотой балуешься?
  - Мне это не по средствам, - он снова открывает рот, и я язвительным тоном прерываю ненужные вопросы. - Я также не пью, не курю и по бабам не шатаюсь.
  - Отлично. Где я могу посмотреть на тебя в деле?
  - Нигде, пока я не буду знать, во что ты меня стараешься впутать.
  - Мне нужен новый помощник, - его лицо становится бесстрастным.
  - Что за дело?
  - Убийство по контракту.
  - Я не убийца.
  - Поэтому мне нужно посмотреть твой бой: если у тебя есть этот инстинкт - я тебя обучу, если нет - ты меня больше не увидишь.
  - А если мне это не нравится?
  - А какие у тебя варианты? Не думаю, что у тебя есть обширный выбор карьеры, а эта позволит тебе вести более чем обеспеченную жизнь. Я не буду тебя ни к чему принуждать, если не сможешь убивать,то всегда можешь уйти, - широко улыбается он.
  - Обещаешь?
  - Обещаю.
  - У меня вызов послезавтра. Приходи к пустырю на Краевой.
  
  Я замечаю его еще издали, стоящего неподвижно в пятне света от единственного уцелевшего фонаря. Пустырь с наступлением сумерек превращается в запретную зону для добропорядочных граждан, и Ванька с Севой настороженно переглядываются:
  - Чё за хмырь?
  - Это со мной, - поясняю я и киваю Диму, который направляется к нам.
  - Вау! У тебя появился хахаль!
  Я разворачиваюсь и, ориентируясь на глупое хихиканье, целю кулак. Смех моментально стихает, а я зло смотрю на Севу.
  - Нарываешься?
  - Не кипятись. Я просто пошутил, - он опускает глаза и вытирает выступившую кровь.
  - Привет, - Дим удивленно вскидывает бровь. - Порядок?
  - Да, - говорит Ванька, рассмотрев его. - Пошли, мы и так опаздываем.
  Мы перелезаем через забор и выходим к расчищенной площадке, где сегодня у нас разборка с местной бандой за право шустрить в этом районе. По правилам, они выбрали того, кто будет драться с их представителем - меня, а Миха позволил мне решить, с кем из них.
  Как только мы выходим на площадку, нас окружают наши. У верхушки хмурые лица.
  - Рысь.
  - Медведь.
  - Слышь, может, другого?
  - Переживаешь? - оскаливаюсь я.
  - Здоровый бугай.
  - Не боись, не впервой.
  - Не подкачай, нам нужна эта территория, - он забирает у меня куртку.
  Дим отходит в сторону и занимает выгодную позицию для наблюдения. Сходимся на середине; возбужденные, подбадривающие и издевательские крики превращаются в гулкий фон. Сознание абстрагируется от всего, кроме Великана передо мной и того, что сейчас будет происходить. Он нападает - я отвечаю.
  Минут через десять он тушей валится носом в грязь. Я спокойно отхожу к веселящемуся клубу, наблюдая шок на лицах членов банды. Это неизменное выражение лица для посторонних, а наши уже привыкли.
  Новички беснуются и дразнят банду, остальные одобрительно кивают или серьезно молчат, с улыбками хлопают по плечам.
  - Слушай, а как ты его так быстро? - в голосе Севы удивление и искреннее восхищение.
  - Слишком большой, слишком тяжелый, слишком неуклюжий, - говорит незаметно подошедший Дим.
  - А еще слишком сильно сосредоточен на том, как бы меня полапать.
  - Ох, тебе бы лисой зваться, - Миха стискивает мои плечи. - Айда кутить!
  Мы вваливаемся пиццерию и кое-как рассаживаемся. Я некоторое время провожу со всеми, пока Дим не отзывает меня за стойку.
  - Больно? - Дим осторожно касается рассеченной брови.
  - Жить буду.
  - Хорошо дерешься.
  - Так напряженно смотрел?
  - Все время на поле отыскивал взглядом твою худенькую гибкую фигурку, - в тон мне отвечает он. - Ты двигаешься с просто восхитительной грацией. Красиво. Я тебя беру.
  - Мне попрыгать?
  - Кончай язвить, - спокойно говорит он. - Соглашаешься или нет?
  - Да.
  
   Дим привез меня в свою квартиру, как он сказал, "одну из", и за неделю приучил к нормальной жизни: еда, сон и все прочие удовольствия жизни в необходимом количестве.
  Однажды, он вернулся с пакетом, в котором обнаружилась одежда моего размера.
  - Я отвезу тебя к Алексу. У него школа для таких, как мы. Я сам у него учился. Кстати, учти: он самый лучший в своем деле, но дико привередлив поэтому постарайся удержать свой характер и не дерзить.
  - Насколько это?
  - Как усвоишь, я учился полтора года.
  - Что, тоже был никому не нужной сироткой? - его выбор одежды для меня вызывал неудержимый порыв к сарказму.
  - Мой отец с ним работал, - проигнорировав выпад, заявил он. - Переодевайся, мы опаздываем.
  - Ну, так может, уберешься из моей комнаты?
  Дим опустился в кресло и уставился на меня.
  - Саш, это мой дом. Я хочу посмотреть, угадал ли с размером.
  Он сцепляет руки на затылке, и я, мысленно махнув рукой, стягиваю старую футболку. Его глаза вдруг широко распахиваются:
  - Девчонка!? - подскочив с кресла, он отдергивает тряпку, которой я инстинктивно прикрылась, вздрогнув от его вопля.
  - Дим, ты чего? - успокаивающе произношу я. - Ну девочка я.
  - Сашка?
  - Да, Александра.
  Он вылетел из комнаты, громко хлопнув дверью. Через несколько минут я пошла за ним и увидела его мерящим гостиную широкими шагами. Когда я вошла, он, как в первый раз, пристально оглядел меня - серые брючки, плотно обтягивающие бедра; задержался взглядом на обтянутых тонкой темно-голубой тканью топика маленьких холмиках груди. Узкие, стройные бедра перечеркивал косо сидящий широкий пояс.
  - Дим...
  - Зачем ты меня обманула?
  - Совсем сдурел! - вспылила я. - Откуда я могла знать, что ты слепой?
  - Черт побери! Ты выглядела слишком плоской и спортивной и агрессия как у недоразвитого пацана.
  - Так, значит, тебе именно парень был нужен? А говорил, что не для этого, - горько усмехнулась я. - По-твоему, я совсем идиотка доверяться первому попавшемуся мужику? Да не будь ты геем, я бы в жизни с тобой не пошла.
  - И что мне теперь с тобой делать...
  - Не переживай, как пришла, так и уйду, - я повернулась идти за своими вещами. - Это новое шмотье тебе оставить? - ехидно вставила я.
  - Да я не о том, дуреха, - остановил он меня, - Алекс с девушками не работает, за людей считает.
  - Найди себе другого.
  - Эх, ребенок, - он подошел и взлохматил мне волосы, - что поделать, понравилась ты мне.
  - Я же вне твоих пристрастий, - хмыкнула я и, заработав шутливый подзатыльник, оказалась притянута к его груди.
  - Смазливая мордашка, перспективная, да к тому же я успел привыкнуть к мысли о твоем присутствии, - он поцеловал меня в макушку. - Одень что-нибудь сверху. Алекс ценит таланты, может прокатит.
  
  - Дим, мальчик мой! Давно не виделись!
  Алекса мы застали на тренировке.
  - Привет. Извини, дел полно.
  - Понимаю. Выпустишь вас, птенцов, на волю - и родное гнездо у вас мигом из головы вылетает, - улыбнулся он. - Кого ты мне привел? - он посмотрел на меня сверху вниз. Видимо, под этим ледяным взглядом мне полагалось съежиться, но я постаралась остаться невозмутимой. - Кроха совсем. Дим, ты уверен?
  - Алекс, поверь мне - это нечто необыкновенное. Проверь сам.
  - Как бы не зашибли.
  - Выстави своего лучшего, - великодушно предложил Дим.
  - Как скажешь, - еще раз скептично взглянув на меня, Алекс заорал:
  - Мартин! Проверь... - он вопросительно склонил голову.
  - Саша, - дали мне вставить слово.
  - Проверь Сашу, - и указал мне на ковер.
  - Шеф, я перчатки надену? Как бы не прибить случайно.
  - Попробуй, - я завязала концы рубашки и застыла в ожидании. - Нападай.
  Через мгновение он выкинул вперед руку, проводя хук справа. Перехватив его предплечье, я отбила его руку в сторону, упала в нижнюю стойку, провела подсечку и, когда он упал на спину, с размаха нанесла удар пяткой в солнечное сплетение. Охнув, Мартин задохнулся, а я уже стояла на ногах, наступив ему на горло.
  - Хватит! - Я послушно сняла ногу и отступила. - Умеешь ты доставить удовольствие, Дмитрий. Я его беру.
  - Тут вроде как проблема, Алекс...
  - Понимаю, ты его себе хочешь? Не волнуйся, получишь в целости и сохранности, обученным и готовым к действию.
  - Тебя ничто не переубедит?
  - Дим, я не понимаю, ты мне его показал, а теперь торговаться решил?
  - Нет, я хочу быть уверен, что ты не передумаешь.
  - Не передумаю.
  - Хорошо, - удовлетворенно вздохнул Дим. - Алекс, знакомься Александра.
  
  Так я стала сама собой. Проведя год овладая всеми необходимыми видами оружия и рукопашного боя, я вернулась к Диму и стала его помощником. Алекс, конечно, пытался меня сосватать в несколько "контор", но особенно не настаивал.
  Дим стал для меня всем, единственным близким мне человеком на свете: старшим братом, другом, учителем и даже первым мужчиной. Не удивляйтесь. Он учил меня пользоваться всеми навыками, которые были в моем распоряжении и были мне доступны, а секс - одна из самых лучших и одновременно опасных вещей на свете, которая часто успешно выступает в виде оружия. Он учил меня как правильно притворяться, довел до совершенства мою способность надевать и менять маски, играть чужую жизнь, правильно ходить, выглядеть и говорить. В его руках я становилась идеальным убийцей. Я настоящий профи-притворщик. Могу быть девчонкой, девушкой, женщиной, мальчишкой, парнем, мужчиной - преимущества внешности класса юнисекс. И, хотя часть моих персонажей даже имеет подобие жизни, суть в том, что по-настоящему я ни к кому не привязана.
   Алекс рассказал мне о главном правиле: "Никогда не работай бесплатно, но за деньги убивай любого". Впрочем, это правило я все же нарушила. Алекса бы просто удар хватил, узнай он, что его лучшие ученики, до сих пор верные друзья и не только отказываемся от контрактов друг на друга, но и устраняем заказчиков. В конце концов, мы люди - а люди не могут жить в одиночестве, даже если по стечению обстоятельств становятся одиночками. У каждого должен быть хотя бы один человек, которому он сможет полностью доверять.
  Глядя в прицел винтовки, я думаю, что стоит навестить Дима в его летнем доме. О том, как он схватит меня в объятия, увидев на пороге, и невольно улыбаюсь, нажимая курок.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Фролов "Бладхаунд. Играя на инстинктах"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Write_by_Art "Хроники Эдена. Книга первая: Светоч"(Антиутопия) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Кочеровский "Баланс Темного 2"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"