Коновалова Надежда Алексеевна: другие произведения.

Лс 2: Я Свет и Я Тьма, советую, не Дразните Меня. (Рейтинг: Nс-17) гл 1-6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    произведение еще не закончено. Выложены первые 6 глав

  ЛС 2: Я СВЕТ и Я ТЬМА, советую, не ДРАЗНИТЕ МЕНЯ. (РЕЙТИНГ: NС-17)
  
  Серия: Полукровка. Книга 2.
  жанр: остросюжетный, исторический, любовный, мистический роман.
  содержание: сага о семье ди Борха (в пяти временных линиях).
  о происхождении ХИЩНИКОВ: полукровками рождаются, а хищниками становятся. По общему правилу после смерти душа 9 дней остается в Миру, путешествуя по самым ярким воспоминаниям прошедшей жизни, затем томится в области Ожидания, исследуя "окрестности" (с 10 по 40 день), а затем на суде Избранных решается её судьба, поведет ли её страж Харон в Ад, или ангел Херувим - в Элизиум. Но из каждого правила есть исключения: до истечения 40 дней душу могут вернуть в Мир бессмертные. Дарованные ими Сила и Дар обращают человека в подобного им. Бессмертная душа поначалу наслаждается своим могуществом, но со временем к ней возвращаются воспоминания и приходит прозрение: все близкие и родные мертвы, а кто нет, стал для него пищей! Жажда превращает новообращенного в убийцу. Он вынужден скрывать свою суть от смертных, иначе война между расами неизбежна...
  
  
  Раздел II ЛЭЙ.
  
  
  Содержание:
  
  ПРЕДИСЛОВИЕ стр. 2-6
  
  ГЛАВА I. Лэй и сокровища египетского фараона. стр. 7-41
  
  ГЛАВА ІІ Ослепляющее солнце пустыни стр. 42-51
  
  ГЛАВА ІІІ Разбитое сердце и кровавые слезы стр. 52-60
  
  ГЛАВА ІV Мир, в котором твоя любовь не стоит ничего... стр. 69-84
  
  ГЛАВА V Мир, в котором... все случайности не случайны... стр. 84-100
   .
  ГЛАВА VІ Безмолвная луна и яркое солнце... стр. 101-110
  
  ГЛАВА VII...
  
  ГЛАВА VIII...
  
  ГЛАВА IX .
  
  ГЛАВА X!
  
  ГЛАВА XI!
  
  ГЛАВА XII!
  
  ГЛАВА XIII
  
  ГЛАВА XIV
  
  ГЛАВА XV
  
  ГЛАВА XVІ:
  
  ГЛАВА XVІІ:
  
  
  ПРЕДИСЛОВИЕ
  (выдержки из официальной версии Wiki жизнеописания главных героев)
  
  Александр VI, до интронизации - Родри́го ди Бóрха (исп. Rodrigo de Borja; ит. Rodrigo Borgia) 01.01.1431, Хатива, Королевство Арагон - 18.08.1503, Рим (отравлен ядом). 11.08.1492 избран Папой Римским (второй "Папа" из испанского рода ди Борха). Известен приращением большого числа земель к Папской области, возвышением рода, усилением ватиканской дипломатии и борьбой с ересью (инквизиция). Скандалы, сопровождавшие его папство (1492-1503), подорвали моральный авторитет церкви, приблизив Реформацию. Из избранниц Папы известна куртизанка Ваноцца деи Каттанеи, мать признанных им детей:
  - сына Джованни ди Бóрха (по-испански Хуан) (1475/76-1497), 2-й герцог Гандии, герцог Сесса;
  - сына Чезаре ди Бóрха (по-испански Цезарь) (1474/75-1507), герцог Романьи и Валентинуа;
  - дочери Лукреция ди Бóрха (1480 - 1519), герцогиня Пезаро, герцогиня Бишелье, герцогиня Феррары;
  - сына Джоффре ди Бóрха (по-испански Хоффрэ) (1481-1516/1517), князь Сквиллаче;
  Последняя любовь Родриго - Джулия Фарнезе родила дочь Лауру (1492-1505/08), не признанную Родриго.
  От неизвестных матерей: сын Педро Луис (1460-1488, умер от отравления), 1-й герцог Гандии; дочь Джиролама (1469-1483, чахотка); дочь Изабелла (1471-1547). 1501 - булла "о рождении сына" (1497-1527)
  
  ***
  Ванноцца (Роза Джованна) деи Каттанеи (Vannozza (Giovanna) dei Cattanei) 13.07.1442 - 24.11.1518, Рим. Известная куртизанка, любовница Родриго (1469-1484) и мать его детей. После избрания Папой он их признал своими официально, до него так не поступал ни один Папа. До связи с Родриго имела продолжительные отношения с кардиналом Джулиано делла Ровере (после смерти Родриго избран Папой Юлием II). Считается, что Ванноцца посеяла вражду меж Родриго и Джулиано. По Риму ходили сплетни: отец Цезаря не Родриго, а Джулиано. Родриго исключил ее из списков куртизанок и четырежды женил:
  в 1474 на Доменико ди Риньяно (умер в 1476) незадолго до рождения сына. Подарил дом на Pizzo di Merlo;
  в 1480 на Антонио да Бреша, о нем не известно ничего. В большинстве источников брак не упоминается;
  в 1481 на Джорджио делла Кроче, секретаре папы Сикста IV (дяди Джулиано по отцу). Состояние ее стало расти благодаря щедрым "на откуп" подаркам Родриго и удачным вложениям: три гостиницы, несколько жилых домов, популярная таверна и ломбард... Путаница с датами рождения Хуана и Цезаря усугубила разрыв меж Розой и Родриго (не мой наследует все?). Поскольку Ванноца не скрывала, что Кроче - отец Хоффре, после его рождения они с Родриго расстались окончательно. В 1482 на свет у супругов появился второй сын Оттавио, умерший вслед за отцом в 1486. Ей отошла роскошная вилла с садом около церкви Сан-Пьетро-ин-Винколи на Эсквилинском холме (ныне достопримечательность Рима).
  08.06.1486 на Карло Канале: мантуанце, ученом-гуманисте, знатоке прозы и поэзии, многолетнем казначее кардинала Франческо Гонзага. Брак не играл роль "алиби". В приданое Карло получил крупную сумму и должность в курии, а Ванноцца - уважаемую фамилию и герб. Переехали в палаццо на пьяццо Бранка, затем на виллу в районе Suburra (нынешний Монти, где показывают лестницу Борджиа). Карло привязался к пасынкам, выделяя Крецию, прививая ей любовь к греческому, латыни, поэзии и искусствам.
  
  ***
  Юлий II, до интронизации - Джулиано делла Ровере (Giuliano della Rovere) 05.12.1443, Генуя - 21.02.1513. 01.11.1503 избран Папой Римским (его дядя Сикст IV был Папой, издавшим в 1480 буллу по просьбе Борха: дети Ванноццы - "племянники" Родриго). Вошел в историю, как один из наиболее воинственных пап и как щедрый (но деспотичный) меценат искусства. Дочь Феличе родилась в 1483 от Лукреции Норманни, в 1503 предлагал ее в жены Альфонсо д"Эстэ, но тот отказался в пользу супруги Лукреции.
  
  ***
  Чеза́ре (Це́зарь) ди Бóрха (Cèsar de Borja) 1474/75, Рим - 12.03.1507, Виана, кор. Наварра (погиб в бою). Желал объединить Италию под эгидой Святого Престола. Титулы: герцог валансский и романьольский, принц Андрии и Венафра, граф де Дюа, правитель Пьомбино, Камерино и Урбино, гонфалоньер и капитан-генерал Святой церкви. Герб рода: красный бык на золотом фоне. Девиз: Или Цезарь, или ничто. Имел репутацию непредсказуемого, кровожадного и опасного военачальника, умел приобретать друзей и пользоваться преданностью, уважением солдат. Ходили слухи: он потерял счет убийствам по политическим, личным мотивам, похищениям знатных дам, изнасилованиям; обвиняли в кровосмесительной связи с сестрой и женой Хоффрэ Санчией, но доказательств его преступлений не найдено до сих пор. 12.05.1499 женился на Шарлотте д`Альбре, дочери Алена д'Альбрэ, герцога Гийенского. 09.1499 отправился воевать в Италию и больше никогда ни жену, ни дочь Луизу (04.1500) не видел. В 1500 его войска захватили крепость Форли на севере Италии. Обороняла ее 37л Катерина Сфорца. Ходил слух: Цезарь изнасиловал её и унизил перед ее армией, сообщив, что она защищала крепость дольше и мужественнее, чем честь... 1501 издал буллу о рождении сына от неизвестной женщины (ходили слухи: родился в 1497 от Лукреции).
  ***
  Хуан (Джованни) ди Бóрха 1475/76 - 14.06.1497, Рим (зверски убит, семья под подозрением). Второй герцог Гандия и Сесса. Главнокомандующий папской армией. Получил герцогство Гандию в Арагоне после умершего в 1488 Педро Луиса и 09.1493 женился на его невесте Марии Энрикес де Луна. Ее отец был братом королевы Хуаны Энрикес. У них родились: в 1494 Хуан и в 1498 Изабель (приняла постриг). В истории оставил сомнительный след: его подчиненные презирали Хуана - присваивал себе их победы; семья думала, что он убил брата-бастарда, чтобы заполучить титул и красавицу Марию в жены; жители Рима шептались, что Борха не вынесли "груза паршивой овцы в ангельском стаде" и избавились от него.
  
  ***
  Лукре́ция ди Бóрха (исп. Lucrècia de Borja, итал. Lucrezia Borgia) 18.04.1480, Субьяко - 24.06.1519, Феррара (родильная горячка), графиня Пезаро, герцогиня Бишелье, герцогиня Феррары. Трижды выходила замуж:
  1) за Джованни Сфорца (1493-1497, миланский род Сфорца). Родриго сговорился с правителем Милана Лодовико Сфорца (о браке Креции с его незаконнорождённым двоюродным племянником) и стал Папой. До 11.1493 он не видел жену, затем увез в Пезаро по настоянию Лодовико. 03.1497 итальянские войны обрушили союз Рима с Миланом, Креция предупредила мужа о том, что Борха хотят его убить, и он бежал. Средневековье не допускало развода, поэтому, когда убийство сорвалось, остался один выход из союза с Миланом: доказать, что брак не консуммирован. 22.12.1497 Джованни принудили подписать документы о сексуальном бессилии, брак официально потерял силу, а род Сфорца - честь и достоинство.
  в 11.1497 Креция явилась на Конклав на 7-8 месяце беременности и под присягой свидетельствовала, что невинна. Ходили слухи: ребенок, записанный в 1501 Папой и Цезарем на себя, рожден Крецией. Отцовство приписали камерарию папы поэту и музыканту Педро Кальдерону (Перотто), служившему посыльным меж отцом и дочкой после ее бегства и затворничества в монастыре святого Сикста (признал официально). В письмах венецианский посол Паоло Капелло описывал историю: Цезарь с мечом бегал по Ватикану за Перотто, пока не настиг его и не убил на глазах Папы. Труп юноши в 02.1498 выловили в Тибре.
  2) за Альфонсо Арагонского (21.06.1498-18.08.1500, неаполитанский род Арагонских). Вспыхнувшая любовь меж молодыми подтолкнула Цезаря на сговор с целью убийства из ревности, породив в семье раскол. Первая беременность - выкидыш. 08.1499 Альфонсо уехал, в период его отсутствия беременная Креция управляла Сполетто (мир с Терни) и Непи (конфискованный у Сфорца), в папской канцелярии - в отсутствие Папы отвечала на письма, решала управленческие дела. Узнав о беременности, Альфонсо вернулся к жене. 01.11.1499 она родила Родриго. 15.07.1500 Альфонсо нанесли ножевые ранение в шею, руку и бедро в Риме у базилики св. Петра, его спасла подоспевшая стража. Креция месяц выхаживала его, но 18.08.1500 он задушен в их покоях. Креции подарили замок Сермонету в качестве извинения за утрату.
  3) за Альфонсо I д"Эсте (09.1500-24.06.1519, феррарский род - дом Эстэ). Муж обожал Крецию. После смерти Папы в 1503 отказался разводиться и брать в жены Феличе, дочь нового Папы Юлия II. Чем разгневал Джулиано, отлучен от церкви. Началась война Камбрейской Лиги: Папа пытался захватить Феррару. В это время Креция увлеклась поэтом Пьетро Бембо, став его музой на долгие годы. Сблизилась с Франческо Гонзага, из вражды с его женой Изабеллой д"Эсте, сестрой мужа (презирала свободолюбивую выскочку Крецию за то, что в отсутствие мужа жена правила Феррарой - регентша герцогства). Альфонсо ревновал, но бездействовал. Выкидыши и смерти новорожденных младенцев серьезно подорвали здоровье Креции. Умерла после очередных родов от изматывающей родильной горячки, длившейся десять дней.
  
  Её дети:
  1) Джованни ди Бóрха (22.12.1497-1527), с 1502 герцог Камерино (Цезарь завоевал для Папы) после смерти Папы в 1503 Джованни перевезли в Феррару, где воспитывался, как брат Лукреции;
  2) Родриго Арагонский (01.11.1499 - 07.1512) наследник Альфонсо Арагонского, герцог Бишелье;
  3) мертвая дочь (05.09. 1502);
  4) Алессандро д"Эсте (19.09.1505-16.10.1505);
  5) Эрколе II д"Эсте (05.04.1508-03.10.1559), герцог Феррары, Модены и Реджо;
  6) Ипполито II д"Эсте (25.08.1509-01.12.1572), архиепископ Милана и кардинал.
  7) Алессандро д"Эсте (01.04.1514-10.07.1516);
  8) Леонора д"Эсте (03.07.1515 - 15.07.1575), монахиня.
  9) Франческо д"Эсте, маркиз ди Масса-Ломбарда (01.11.1516 - 02.02.1578).
  10) Мария Изабелла д"Эсте (14.06.1519). Детка не прожила суток, через 10 дней после родов Креция умерла.
  Герцог Анри де Гиз - сын внучки Лукреции, Анны д"Эсте, видный политический деятель, глава Католической лиги и один из вдохновителей Варфоломеевской ночи, персонаж книг А. Дюма - старшего. Эпитафия Саннадзаро: "Здесь якобы покоится Лукреция, на деле ж - Таис, Александру - дочь, невестка и жена".
  
  
  
  ***
  Джованни Сфорца (05.07.1466, Милан - 27.07.1510, Пезаро) был женат на Маддалене Гонзага, Лукреции Борджиа и Джиневре Тьеполо. Итальянский кондотьер, властитель Пезаро и Градары, граф Котиньолы;
  
  ***
  Альфонсо Арагонский (Alfonso d'Aragona) 1481, Неаполь - 18.08.1500, Рим (трагически погиб в результате преступного сговора Цезаря). Герцог Бишелье, принц Салерно, внебрачный сын Альфонса II Калабрийского, короля Неаполя. Отрекся от престола в 1496 в пользу дяди Фредерико ІІ. Иные сведения отсутствуют.
  
  ***
  Альфонсо I д"Эсте (итал. Alfonso I d'Este) 21.07.1476 в Ферраре - 31.10.1534 в Ферраре. Герцог Феррары, Модены и Реджио (1505-1534), участник Итальянских войн, войн Камбрейской Лиги. Женат на Анне Сфорца, сестре Джованни Сфорца, умерла, рожая, сына Алессандро. Вторая и последняя жена - Лукреция.
  
  ***
  Франческо II Гонзага (Francesco II Gonzaga) родился 10.08.1466 и умер от сифилиса 29.03.1519 в Мантуе (1509 заболел). Итальянский кондотьер, 4й маркиз Мантуи, гонфалоньер Церкви с 1510 по 1513 после д"Эсте, муж Изабеллы, любовник Лукреции. Из-за их переписки странно погиб в 1508 поэт Эрколе Строцци.
  
  ***
  Хоффре (Джоффре) ди Бóрха (1481 -12.1516, Сквиллаче) князь Сквиллаче. Родриго официально признал себя отцом Хоффре 06.08.1493 после уговоров Ванноццы и Лукреции. Понтифик был уверен, что отец Хофррэ - Кроче. Король Фердинанд І Неаполитанский отдал в жены внебрачную дочь сына Альфонсо Калабрийского Санчу (защита от французов во время Итальянских войн). 03.1494 Папа подтвердил права Альфонсо на неаполитанский престол и дал согласие на брак Хоффре с Санчей. 11.05.1494 поженились в Неаполе (ему 13, ей 16). В качестве приданого Хоффре получил Сквиллаче, Кариати и графство Альвито. Жена умерла в тюрьме в 1506. Женился на Марии де Мила, дети: дочь Лукреция (+ маркиз Кастельветере из рода Караффа); дочь Антония (+ маркиз Деличете); дочь Марина (+ граф Симари); сын Франческо, князь Сквиллаче (+ Изабелла Арагонская). Основную часть владений Джоффре унаследовала дочь Санчи.
  ***
  Санча Арагонская (Sancha d"Aragona) 1478-1506. Внебрачная дочь Альфонсо II, короля Неаполя. Лучшая подруга Лукреции и неверная жена Хоффре: Летом 1496 ходили слухи: Санча спит с Цезарем и Хуаном. Через год Хуана убивают. Папа пожелал развести Хоффре и женить Цезаря на законной дочери неаполитанского короля Федериго Карлотте Арагонской (росла при французском дворе), но ничего не сбылось. После убийства Цезарем брата (разрыв союза Рима с Неаполем), оставаясь в браке с Хоффре, с 1501 открыто жила с Просперо Колонной (друг делла Ровере). В 1503 Папа умирает от отравления. Быстрое расследование указывает на Санчию, её бросают в тюрьму, где она умирает всеми позабытая...
  ***
  Джирола́мо Савонаро́ла (Girolamo Savonarola, псевдоним Hieronymo da Ferrara) 21.09.1452 - 23.05.1498.. доминиканский монах и проповедник принародно повешен, тело сожжено, а имя ославлено. Известен:
  1) презрением к роскоши (обругал роскошь женских нарядов, дамы перестали надевать в церковь украшения);
  языком без костей - резко бичевал людские пороки; властно призывал к покаянию; предвещал Италии Божьи кары за грехи; угрожал проклятием всем, кто не верит в его пророчества; назвал дьяволом жену правителя Болоньи, за что едва не поплатился жизнью; Святотатцам призывал вырезать языки, азартных игроков - наказывать огромными штрафами; развратников и гомосеков - сжигать заживо. Сожгли одного.
  2) Верой "он - посланник Божий". Смело, властно громил священников, князей, купцов, нищих и солдат.
  Исполнились его предсказания: 1) смерть папы Иннокентия, 2) нашествие французского короля Карла VIII.
  1492 после смерти Лоренцо Медичи правителем Флоренции стал Пьеро ди Лоренцо Медичи, а папой - Александр VI. Папа предлагал сан, кардинальскую шляпу; тот еще резче стал обличать Папу. Никого не щадил
  3) как успешный глава флорентийского посольства. Назначен в 11.1494 Карлом VIII, изгнавшим Пьеро; Установил Великий Совет, Совет восьмидесяти. Его представлял Никколо Макиавелли. 05.02.1495 совет заменил поземельный налог подоходным (10%). 04.1496 основал заёмный банк. Изгнал ростовщиков.
  4) как пособник и распространитель шпионажа. Партия "белых" ("плаксы") - шпионили для Савонаролы.
  5) могущественными врагами: "беснующиеся" (за аристократов); "серые" (за Медичи); Пьеро; де Борха.
  Собрал отряд детей, отбирающих предметы роскоши, сжигавших их на "костре тщеславия". Общество Compagnacci задалось целью убить его в праздник Вознесения, друзья спасли. 12.05.1497 папа Александр VI, назвав его учение "подозрительным", отлучил от церкви. 18.03.1498 письмо к Карлу VIII (созвать Вселенский собор для низвержения Папы) попало в руки Папы. Не прошел испытание огнём. Народ разочаровался в пророке, обвиняя в трусости. С друзьями Доменико Буонвичини и Сильвестро Маруффи его заключили в темницу. Следственная комиссия из 17 "беснующихся". Допросы и пытки велись по 14 раз в день, допросами, упрёками и угрозами вынудили признаться, что его пророчества - обман.
  ***
  Мигуэль Корельо (прозвища: наемник; дон Мичелотто; Карающий Меч) 01.08.1463 - дата смерти не известна. Официально числился племянником Родриго Борха, был приставлен к Хуану, но стал служить Цезарю...
  ***
  Джа́комо Джирола́мо Казано́ва, шевалье де Сенгальт 02.04.1725- 04.06.1798 авантюрист и писатель.
  ***
  Никко́ло di Bernardo dei Макиаве́лли 03.05.1469-22.06.1527, мыслитель, философ, писатель.
  Кратко о главных героях - бессмертных
  ***
  Мефистофель Рене Кастуччи (Mephistofel Renee Kastuchchi) 15.04.42, ОВЕН, Рим - 24.08.79, Помпеи (в окрестностях современного Неаполя), погиб при извержении вулкана Везувия. До смерти всю жизнь провел, служа Папам Петру (апостол, ученик Иисуса, 43-29.06.67) и Лину (апостол из 70, изгоняющий бесов, 67-78). Занимал должность инквизитора. Прибыл с братом Яго в Помпеи, чтоб спасти бесноватую или казнить её. Ту девушку звали Мораг. На утро казни случилось неотвратимое: Помпея погибла...
  За неделю до 24.08.79 произошло землетрясение (6 баллов по шкале Рихтера): город частично разрушен, половина жителей покинула его, но другая половина осталась расчищать завалы и благоустраивать быт. Около часа дня 24.08.79 последовало несколько сильных подземных толчков. Послышался звук взрыва, и над Везувием появился чёрный столб дыма. Из кратера стал под огромным давлением вырываться газ. Он увлёк за собой мелкие камни твёрдых пород, вулканический пепел и пемзу (вулканическая пористая порода). Огромный столб достигал в высоту 30 км. Вся эта масса закрыла небо и стала падать на землю. Поэтому люди покинули улицы и попрятались в домах. Вулкан при этом то активизировался, то ослабевал в своём неистовстве. Жители, в полдень покинувшие город, остались в живых. Но основная масса населения, не сознавая опасности, осталась, считая крыши домов самой надёжной защитой. Вулканическая пыль вперемешку с пемзой падала на землю всё активнее. Уже к 4 часам дня стало темно, как ночью. Некоторые крыши домов под тяжестью вулканических извержений стали рушиться. По улицам невозможно было ходить. Жители поняли, их живьём замуровывает в домах. Воздух наполнили вредные для дыхания раскаленные газы (пыль попадала в лёгкие и превращалась в цемент). Усугубил ситуацию пирокластический поток (вулканические газы и пепел с температурой до 700 градусов Цельсия). В недрах Везувия резко возросло давление. Раскалённые газы и пепел с силой рванулись наружу. Часть вершины кратера, не выдержав, обрушилась. В результате раскалённая масса устремилась не вверх, а в бок, с огромной скоростью 500 км/ч двинулась в сторону города (температура 300 градусов по Цельсию). Всё, что попадалось на пути, мгновенно сгорало. Те, кто погиб на улицах, зажарились заживо. http://arvenundomiel.livejournal.com/222014.html
  Утром 25.08.79 началась новая жизнь Мефисто. Он обращен Мораг в возрасте 37л. (Сила снежного барса; Дар ясновидения, чтения мыслей, внушение и т.д.). Считается Древним. Станет крестным Креции, во имя исполнения договора, заключенного с Борха: хищники "садят" Родриго на Папский престол и обращают трех потомков, а тот взамен помогает сохранять их тайну бессмертия во чтобы то ни стало, любой ценой.
  
  ***
  Ягов Кастуччи (Jagow Vasilisk Kastuchchi) 14.01.41, КОЗЕРОГ, Рим - 24.08.79, Помпеи. Вместе с братом работал инквизитором, занимался изгнанием бесов из людей. Дело Мораг оказалось последним для Яго.
  Утром 25.08.79 началась новая жизнь Яго. Он обращен Мораг в возрасте 38л. (Сила снежного барса; Дар чтения мыслей, внушение, способность принимать облик другого человека и т.д.). Считается Древним. Станет крестным Цезаря (во имя исполнения договора с Борха) и создаст Свод Правил для бессмертных.
  
  ***
  Мораг (Morag) дата и место рождения не установлены - дата и место смерти не установлены. Обратила братьев Кастуччи, века жила с Мефисто. Не одобряла сделку с Борха (она обернется крахом). Сила - Кобра. Дар - предвидение, способность убить поцелуем, ядовитая кровь. "Сестра" Креции и крестная Хуана.
  
  ***
  Горацио Ганнибал Арагонский (Orazio Hannibal Barca d"Aragona) 01.08.247 до Рождества Христова, ЛЕВ, Тунис - 183 до н.э, Турция. Великий карфагенский полководец. Обращен Цией в возрасте 36л. (Сила льва; Дар чтения мыслей, внушение, способность перевоплощаться и т.д.). Узнал Цию в Креции, "заболел ею"
  
  ***
  Нони, дата и место рождения не установлены - ...; не обладает ни силой, ни даром; смертная, которая не может умереть; проклятая небесами за отступничество. Лечит смертных травами. "Тетушка" Ванноцы.
  
  ***
  Джакомо Джилорамо Казанова, кавалер де Сенгальт; 20.07.1462-1503, умер от бубонной чумы, Венеция Приехал в Ватикан учить детей латыни, подружился с Крецией, но цель преследовал иную.
  
  ***
  Дагон (всегда был и будет) Падший ангел, обитатель Тьмы. Прикосновения низверженного ангела смертельны для всех. Его способны видеть только те, кто близко подошел к черте (перед смертью) Пал 09.1493, пытаясь вознести душу Креции, умершей в возрасте 13 лет от отравления ядом кантареллой.
  
  ***
  Лука (всегда был и будет) Огненный демон, обитатель Тьмы. Прикосновения приносят галлюцинации, боль, агонию и смерть. Его видят, если он хочет, чтоб его увидели. Хозяин лавовой долины в землях ада.
  
  ***
  Хаус - Сила, приготовленная Мефисто для крестницы. Внешняя оболочка: безобидный оцелот, в состоянии ярости и "на охоте": мощный поток кипятка, огня и обжигающего пара (смерть от удушья).
  
  СВОД ПРАВИЛ:
  (высечен латынью на стене Арены в Замке Духов, Территория Тьмы)
  
  "хищник не вправе:
  
  1. обнаруживать свою сущность перед людьми:
  рассказывать им о бессмертных, обращаться при них, охотиться при свидетелях и т.п.;
  
  2. оставлять очевидца в живых, если был не осторожен и обнаружил себя на охоте.
  Избавься от свидетеля прежде, чем он расскажет о тебе другим, или... умри сам;
  
  3. быть непочтительным со Старейшиной, Духами и Древними из рода Кастуччи.
  Одно неосторожное слово может привести глупца в Изгнание*,
  а попытка причинения вреда - в Небытие**
  без каких-либо разбирательств;
  
  4. причинять вред и отказывать тому, кто его обратил,
  даже если её выполнение нарушает одно из правил настоящего Свода;
  Каждый хищник также должен знать, что
  не вправе причинять вред и отказывать своему Убийце.
  Он должник Создателя и Убийцы, ибо эти двое привели его к бессмертию;
  
  5. убивать себе подобных.
  На особые случаи дается разрешение Совета Духов,
  либо Старейшины, либо Древнего из рода Кастуччи;
  Убийство "своего" без дозволения - прямой путь в Изгнание;
  
  6. злоупотреблять "жаждой" и (или) "силой".
  Мы охотимся и питаемся, чтобы существовать,
  а не существуем, чтобы беспричинно истреблять смертных.
  Кто не чтит законы Равновесия***, тот приговаривается к Изгнанию;
  
  7. более десяти лет оставаться на одном и том же месте,
  Хищник обязан скрывать свою сущность от смертных;
  
  8. обращать более одного смертного
  (в порядке исключения разрешение на второго можно получить
  у Старейшины либо Древнего из рода Кастуччи).
  
  9. более пяти лет жить со смертным, вступать с ним в брак и заводить детей
   (На особые случаи, когда имеется намерение обратить человека
  дается разрешение Совета Духов, Старейшины, либо Древнего из рода Кастуччи).
  Прежде, чем понести от хищника, смертная женщина должна узнать от него,
  что эти роды убьют её, и добровольно на них согласиться.
  ________
  * Изгнание - область тьмы, куда помещается виновный на определенный срок.
  ** Небытие - последняя черта, точка не возврата, конец существования.
  *** Равновесие - это закон Вселенной, позволяющий соблюдать баланс сил в природе
  (безличное соотношение добра и зла; рождаемости и смертности; убыли и прибыли).
  Если бессмертный нарушает одно из Правил Свода, после разбирательства Старейшина Совета Духов отправляет его в Изгнание или, в особо тяжких случаях, в Небытие..."
  
  ГЛАВА I. ЛЭЙ И СОКРОВИЩА ЕГИПЕТСКОГО ФАРАОНА.
  
  Никогда не дерись с тем, кому нечего терять: это неравный поединок. Балтасар Грасиан-и-Моралес
  [Лэй]
  
  Я не вру. Никогда! Прежде, чем на тебя напасть... предупреждаю!
  Если ты не веришь мне или не слышишь меня, твои проблемы.
  Если понимаешь, о чем я, не задавай вопросов, ответы на которые не готов услышать.
  И уезжай подальше, всегда есть шанс, что мне будет недосуг искать тебя...
  ***
  29.07.1917. Англия. Пригород Лондона. Поместье лорда Джорджа Карнара.
  -Думаю, самое лучшее, что ты можешь сделать для Лэй, это отправить его закрытый пансионат для мальчиков в Кембридже, Джордж, - нагая дева стояла напротив зеркала в полный рост, любуясь отражением в нём: красивая, юная, с прекрасными формами. Все богачи Лондона от неё без ума. Карнар среди них был единственным клиентом, требующим выезда на дом. Если бы не его избалованный подопечный, она приняла бы предложение Джорджа о замужестве. Знаменитый, богатый, щедрый, постоянно отсутствующий дома муж, не ревнивый и знающий, как удовлетворить женщину в постели - мечта любой женщины. Но сначала ей нужно сбагрить мальца из этого роскошного дома. - Он растет капризным, своевольным и неуправляемым. Если не позаботишься о достойном воспитании сейчас, боюсь, в жизни ему придется туго. Я вижу, как ты стараешься баловать племянника, компенсируя отсутствие материнской ласки и строгой воли отца, но так ты усугубляешь и без того непростую ситуацию...
  -Я знаю, что поведение Лэй оставляет желать лучшего, - мужчина встал с постели и нагим приблизился к девушке со спины, - но я обещал брату, что позабочусь о Лэй в случае чего. Закрытый пансионат для мальчиков - не самое подходящее место для Лэй. К тому же, никто не даст мне гарантии, что там сумеют справиться с ним... - он склонился к любовнице, целуя её в чувственные губы. - Ты права, Энн, говоря о том, что Лэй не хватает материнской ласки. Потому я и предложил тебе стать моей женой. Ты добрая, нежная и рассудительная женщина, могла бы повлиять на Лэй.
  -Разве ты не видишь, что твой племянник не принимает меня? - В её голосе звучала боль и обида. - В каждый мой приход он старается напакостить мне...
  ***
  "Вот тупая овца, - сердито подумал Лэй, приникая теснее к щели дверного замка, чтоб увидеть, куда полезла рука дяди, но кроме его волосятой спины ничего видно не было, - намекай ей, не намекай, все равно ничего не понимает. Останься только на завтрак, и я засуну тебе в овсянку самую жирную и сочную личинку опарыша..."
  -Я поговорю с ним ещё раз. Даю слово, этот ребенок будет слушаться тебя во всем!
  -Лэй тебя не слушается, а меня станет? - Не, она не овца, а подлая змея, вкрадчиво нашептывающая дяде дурные мысли! - На людях Лэй делает из тебя посмешище. Он портит твою репутацию. Исправь ситуацию, пока не стало слишком поздно... - вместо того, чтоб возразить, Джордж протяжно глухо застонал, содрогнувшись всем телом.
  -Еще, - от этих слов змеюка противно захихикала, подталкивая дяди в сторону, - ещё!
  "Проклятье, что она с ним делает? - Они исчезли из обзора, серьезно разозлив Лэй. - Она его пытает? Но дядя сильный и терпеливый, он не поддастся её пыткам, так?"
  -Лэй, что ты делаешь у спальни дяди? - раздался позади строгий голос няни Феты. Парень от неожиданности дернулся и, стукнувшись лбом о дверь, вскрикнул. Скорее от злости, чем от боли. А кому понравиться быть застигнутым за подслушиванием под дверью чужой спальни? Изобразив на лице страдание, Лэй сокрушенно прошептал:
  -Она там пытает его, заставляя отослать меня в закрытый пансион для мальчиков, а ты хочешь, чтоб я сидел сложа руки и бездействовал? - он обернулся к пожилой няне и только тогда заметил, что она не одна, а с новым партнером дяди. Дядя Говард приходил к ним в дом каждый день, но обычно после того, как уходила бабенция. - Извините, но вы рано пришли. Дядя Джордж не сможет принять вас прямо сейчас, почему бы вам не подождать в гостиной, пока она не закончит его обрабатывать?
  ***
  Пять минут спустя Лэй сидел с ногами в кресле напротив дядиного друга, делая вид, что наслаждается вкусом чая (кислый!!!) и внимательно слушает своего собеседника.
  Говард Карт оборвал себя на полуслове, но Лэй никак не отреагировал. В гостиной повисла гнетущая тишина. Пока Лэй смотрел в никуда, придумывая, как сделать так, чтоб ноги дядиной девки больше не было в доме, мужчина с интересом разглядывал его. Прошло несколько минут, наконец мужчина не выдержал и предложил:
  -Вылей ей в туфли содержимое своего ночного горшка, и ты больше её не увидишь.
  -Что? - Лэй не только очнулся от тяжких дум, но и уставился во все глаза на Карта. - Не, тогда дядя Джордж точно отошлет меня в пансионат. Червяка в её завтраке всегда можно объяснить раззявой-поваром, мол, просмотрел в крупе. А как я объясню ссанье в её калошах? Тут ни собаки, ни кошки отродясь не было... На кого вину сваливать?
  -Ты демонстрируешь удивительную расчетливость даже в столь юном возрасте. Цезарь был прав, говоря, что ты такая от рождения и воспитание тут ни при чем...
  -Чего? - пацан в недоумении уставился на гостя. - Чего я делаю? Дядя Говард, вы о чем?
  -Да так, мысли вслух. - Спохватился мужчина, улыбаясь Лэй. - Если она и вправду тебя беспокоит, я могу сделать так, что она больше не придет. Если ты этого хочешь...
  -Правда? - лицо паренька сделалось озадаченным. - Пока эта змея вьется вокруг дяди, хорошего ждать не приходится. А как вы её заставите больше не приходить к нам?
  -Хм! - Карт, кажется, поперхнулся и громко закашлялся. Отвлекает внимание на себя? Лэй обернулась и увидела, что лорд Карнар стоит в дверях одетый и неодобрительно нахмурится. С ним под ручку - змея окаянная, тихо шипит что-то ему на ухо.
  -Проклятье, Фета, разве я не просил тебя, чтоб ты не оставляла Лэй с гостями наедине. - дядя замолчал, отодвигая от себя девицу. - Говард, прошу прощения, что не принял вас сразу, мне не сообщили о вашем приходе. Надеюсь, мой племянник не доставил...
  -Все в порядке, - Карт лучезарно улыбнулся, и Джордж заметно расслабился, - твой племянник удивительно смышлёный для своих лет, мне было приятно с ним общаться.
  -Мне тоже, - Лэй одобрительно кивнул. - и будет ещё приятнее, если дядя Говард сдержит обещание. Взрослые, отвечающие за свои слова, такие... интересные...
  -Что? - Джордж снова нахмурился, будто ему на хвост наступили, - Какое ещё слово?
  -Не бери в голову, - Карт подошел к паре, - проводи свою гостью до порога и иди в библиотеку. Я буду ждать тебя там. У меня отличные новости из Каира. Местные власти расщедрились и дали нам разрешение на раскопки в Долине царей. Не за бесплатно, конечно. Но это не суть. Главное, что нам пора паковать чемоданы...
  -Что? - лицо юной красотки перекосило от досады. - Я не могу поехать с тобой туда...
  -А тебя никто не приглашает, - выкрикнул Лэй в спину удаляющейся овечки в змеиной шкуре. Подпрыгнув на кресле, он радостно засмеялся. - А дядя Карт не так уж и плох...
  -Ты должен быть осторожен с ним. - Снова Фета подкралась незаметно, заставляя Лэй вздрогнуть. - Не приближать к себе ни его, ни кого другого, чтоб они не раскрыли тебя!
  -О, да ладно тебе, - ласково проворчал Лэй, - раскрыть можно то, что подозреваешь. А если он о наших и знать не знает, то как он меня раскроет?
  -Говард Карт такой же, как твой дядя Джордж и как твой настоящий отец. Если ты решил недооценивать его, то прогадал. Ты должен быть весьма осторожным с ним.
  -Да понял, понял я! - Лэй перестал лыбиться, угрюмо взглянув на Фету. - Я ищё не кормленный сегодня. Почему бы тебе не перестать занудствовать и покормить меня?
  ***
  Следующим вечером Говард Карт привел к ним на ужин своего друга с дочерью:
  -Джордж, Лэй, позвольте представить вам моих очень хороших знакомых и близких друзей нашего спонсора: Роман Михеев и его очаровательная дочь Селена-Мариса. - Карт помог девочке усесться на стул напротив Лэй, не сводя странно сверкающего взора с мальца. - Между прочим, вы с Селеной погодки. Уверен, её компания скрасит твое пребывание в Каире. Джордж, ты же собираешься взять Лэй с собой на раскопки?
  Лэй с интересом разглядывал Селену: все в ней казалось ему необычайно интересным:
  -Почему твоя кожа темная, а у твоего отца светлая? Ты тоже сирота? - Он видел, как девчонка смущалась под его взглядом, а его вопрос окончательно поверг её в шок. Она молчала, с опаской косясь на отца. Мужчина выглядел крайне обеспокоенным. Ещё Лэй заметил, как неодобрительно дядя Джордж поглядывает на него. Черт, да это взаимно! Вечер обещает быть интересным. - Почему я не видел тебя раньше?
  -Лэй, - строго осадил племянника Джордж. - я просил тебя воздерживаться от неудобных вопросов в лоб? Ты смущаешь нашу очаровательную гостью...
  -Все в порядке, сэр. - Тяжело вздохнув, девочка посмотрела Лэй прямо в глаза и тихо продолжила. - Моя мама умерла, рожая меня. Но я не сирота, потому что мой папка сильно-сильно любит меня. Он мне и папа, и мама. А не виделись мы потому, что я только вчера приехала с папой в Лондон из пустыни. Моя кожа темная от поцелуев солнышка, а папина светлая, потому что он их старается избегать и проводит очень много времени глубоко под песком. Вчера я впервые увидела зеленое дерево...
  Лэй зачарованно слушал девчонку, не спеша её прерывать. Как чудно она говорит. Впервые увидела дерево? Серьезно? - А что есть в этой твоей пустыне?
  -Солнышко и песок. Много песка. - глаза Селены заблестели, делая её красавицей.
  -И все? - лицо Лэй выражало крайнюю степень разочарования. - Разве так бывает?
  -И сокровища, - как же заманчиво прозвучал её голос - много сокровищ под ногами...
  -Именно Роман добился от властей разрешения для нас на раскопки, - в разговор вмешался Карт, желая немного разрядить обстановку. - на протяжении последних семи лет он принимал самое непосредственное участие в определении места раскопок, отвечал за взаимодействие с властями и привлечение к раскопкам местных жителей.
  -Я хачу поехать - глаза Лэй зажглись от предвкушения, - и найти сокровища. - зелень заволокла темная
  пелена, отчего взгляд Лэй сделался пугающим на фоне бледного лица. - Много сокровищ! - Говард тревожно переглянулся с Джорджем, - Их все!!!!
  -Ты не поедешь. - Вернул парнишу суровый голос дяди с небес на землю. - Ты никуда не поедешь, если будешь продолжать игнорировать все, что я тебе говорю. - Лэй сделал жалобную мину и "умоляющие глазки" - и не смотри так на меня!
  -Как? - одинокая слезинка скатилась по щеке. Карт еле слышно выругался, не в силах смотреть на слезы ребенка. Губы Карнара превратились в тонкую нить:
  -Так! - Он покраснел, отводя рассерженный взор в сторону, - Господи Боже, ты опять делаешь из меня чудовище в то время, когда я пытаюсь поступить правильно...
  -Правильно будет поехать в большую песочницу и найти для меня клад! - проворчал Лэй, шмыгая носом и выжимая из себя ещё одну слезинку, - Чтобы я мог сделать себе самые красивешные украшения и сшить золотую одежду. Мне очень пойдет!
  -Красивые, - поправил его Говард, пытаясь скрыть улыбку. Черт, расчет Джованни оказался стопроцентным попаданием в точку: все это время они старались не для Карнара, обожающего археологию и историю цивилизаций, а для Лэй. Джонни уверял его, что Лукреция обожала драгоценности и дорогие камушки, и рассчитывал, что эта невероятная тяга сохранится и в новом воплощении его матери. - ты хотел сказать красивые. Я уверен, если ты поедешь, то обязательно найдешь там клад. Самый большой, богатый и безупречный за всю историю раскопок в Долине Царей...
  -Ты же мальчик, зачем тебе украшения? - с подозрением поинтересовалась Селена.
  -Я очень их люблю. - Темный цвет глаз снова сделался ярко-зеленым, - Дядя Джордж постоянно дарит мне красивые камушки: изумруды под цвет моих глаз, топазы цветом неба, гранаты цветом наивкуснейшего вина, жемчужины, похожие на полную луну, бриллианты, прозрачные, как слеза ребенка, и ещё много разных. У меня их уже целая шкатулка! А я хачу, чтобы у меня таких было в десятки раз больше!
  Карт облегченно выдохнул. Раз Лэй решил поехать, его теперь ничто не остановит. И как бы Карнар не сопротивлялся, здесь проще будет уступить, чем объяснить, почему они не едут. Селена обаятельно улыбнулась, демонстрируя ямочки на щеках:
  -А ты покажешь их мне? - Ответ Лэй на такой простой вопрос шокировал всех:
  -Нет. - Лэй сделал лицо кирпичом. - Я их никому не показываю. Даже дяде Джорджу.
  -Но ты должен проявить гостеприимство! - Карнар покраснел во второй раз. - Если так хочешь поехать, сделай для нашей прелестной гостьи исключение и покажи ей все!
  С минуту Лэй волком смотрел на своего опекуна, затем медленно выдохнул:
  -Пошли, - спрыгнув со стула, он вывел Селену из столовой, но повел не к лестнице, ведущей в спальни, а к погребу, - я покажу тебе кое-что покруче камушков. Ты ела когда-нибудь мороженое? - девчонка смотрела на него во все глаза, так, будто бы не понимала, о чем он говорит. - О, пока ты его не попробуешь, ты не поймешь, что и не жила до этого момента! Я могу убить за три вещи: за камушки, за мороженое и если кто обидит моего дядю Джорджа. Мороженого у меня целых три контейнера, так что я так и быть с тобой немножко поделюсь им. Нам же теперь придется типа дружить.
  -Придется? - интерес к познанию чего-то нового мгновенно угас в девочке. - Тебя же никто не заставляет со мной дружить. Зачем так говоришь? Хочешь обидеть меня?
  -Да не реви! - Лэй с досадой поморщился, заметив, как увлажнились её "медовые" глаза. - Да я просто так сказал! Если не заревешь, угощу мороженым, в нем молоко смешано с какао, ванилью и корицей. Сверху посыпано тертым арахисом. По цвету оно, как твои глаза, а по вкусу, м-мм, ты никогда не забудешь его вкус! И не найдешь в магазинах ничего подобного. Няня Фета делает его лишь для меня. Так ты в деле?
  Селена засветилась от радости, согласно закивала, едва ли не вприпрыжку побежав за ним в кладовую. С трудом отперев дверь, дети зажгли лампу и по крутой лестнице спустились вниз в подвал. Позади полок у стены на невысокой столешнице стояли 3 небольших контейнера, один из них Лэй любовно погладил, "поколдовал" с замком и открыл. - Эти сундучки специально сделаны так, чтобы сохранять мое сокровище холодным. - он достал из столешницы два блюдца и небольшой черпак. - Только сразу не суй в рот большой кусок, зубкам может плохо стать. Попробуй полизать...
  Наложив по два кругляшка на каждое блюдце, Лэй запер контейнер и одно блюдце протянул Селене. - Если будешь дружить со мной, часто будешь есть мою прелесть. Фета делает всякие-разные сласти для меня. - лизнув вязкую субстанцию, Лэй протяжно застонал, скосив глаза на девчонку. - Пробуй давай, пока не растаяло!
  -Хорошо. - Мариса с подозрением смотрела на содержимое блюдца, потом все же решилась и повторила за парнем. На вкус было слишком необычно, чтобы понять: понравилось ей или нет. - Наверное, придется съесть несколько кругляшков, чтобы понять, вкусно это или нет. - Призналась девочка. - Слишком необычное ощущение.
  -Ты хитрая, для девчонки... ладно, мне это по нраву. - криво усмехнувшись, признал Лэй. Они уселись на пол, с упоением поглощая сладость. - У меня тут море конфет, пастилы, печенья и сухофруктов... и других запасов вкусняшек на целый год вперед.
  ***
  -Как ты посмел привести Савонаролу в мой дом, зная, что Лэй здесь - как только дети покинули столовую, зарычал Джордж, поднимаясь со стула. Атмосфера накалилась до предела. - и слишком мал, чтобы защитить себя от бессмертного врага?
  -Он не помнит прошлой жизни, - начал Говард, вставая между Романом и Карнаром.
  -Ещё как помню и сразу же признал в мальчугане ведьму Борха! Видать, Бог прозрел и наказал её за прегрешения, раз дал ей родиться в ином поле. - Зарычал в ответ Роман, тыча пальцем в грудь Карнара, - Тебя, Мичелотто, я тоже прекрасно помню! Ты был тенью Цезаря Борха, как и Карт-д"Эстэ в свое время. А теперь вы няньки мальца, с которым не знаете, что делать. Думаете, я жажду его смерти? Да у меня даже не екнуло в груди ни разу, при взгляде на твоего щенка. Пусть ведьма живет, заточенная в мужском теле. Наступит время, и она вспомнит, кем была. Это и будет моя расплата ей за все грехи - её долгая и несчастливая жизнь. Так что не ссы в штаны, Корельо, Карнар, или как тебя там ещё... я позабочусь о ее... его здоровье и благополучии!
  -Я заставлю тебя покинуть лагерь, слышишь меня? Ноги твоей там не будет!
  -Скорее, твоей. - Гораздо спокойнее парировал Роман - Лагерь, люди, работающие в нём, и все остальное принадлежит моему другу. Заправляю всем я, по его поручению. Джованни и Говард мне ПОМОГАЮТ. Ты же либо станешь частью МОЕЙ КОМАНДЫ и возьмешь на себя часть работы, которую Я ТЕБЕ ПОРУЧУ, либо останешься в Лондоне и позволишь мальцу остаться в стороне от самого главного приключения в его жизни. Дядя? - Роман криво усмехнулся, - А кто нерадивый папаша? Случайно, не Цезарь?
  -Принадлежит твоему другу? - Джордж тяжело дыша, переводя гневливый взор с одного бессмертного на другого. - И кто же этот таинственный меценат?
  -Нас спонсировал один из потомков Горацио, - отвечая, Карт отвел глаза в сторону.
  -Альфонсо? - лицо Карнара перекосилось от ужаса, - Это он? - Поняв по их лицам, что догадка верна, не сдержавшись, он ударил Говарда кулаком в плечо. - Какого черта ты творишь, д"Эстэ!? Заманиваешь всех в ловушку, устроенную нашим общим недругом! Приводишь в мой дом ещё одного врага! Что дальше? Преподнесешь им Лэй на золотом блюдечке? Она наша! В этом воплощении Лукреция Борха принадлежит нам!
  -Эко тебя прихватило! - Роман отклонился, оглядывая Карнана презрительным взором
  -Думаешь, мне нужен ваш лагерь? Да нахрен он мне сдался! - багровый от гнева хищник, - А будешь мозолить мне глаза, я сообщу о твоей сикушке, куда следует!
  -Не успеешь! - С угрожающим рычанием хищник набросился на хозяина дома, нанося сокрушительные удары. Говард Карт отступил в сторону, с интересом наблюдая, как они калечат друг друга. - Тронешь мою дочь и заплатишь жизнью Лэй! - Удар кулаком в челюсть лорда со проводился оглушительным хрустом, брызги крови разлетелись в стороны и мощное тело Джорджа безвольно повалилось на пол. Тяжело дыша Роман с мрачной усмешкой повернулся к Говарду Карту. - Зачем ты рассказал ему о Кэше?
  -Это ничего не меняет. - Карт хищно оскалился. - Они поедут, поскольку страсть Лэй к драгоценностям и возникший интерес к твоей дочери, как к потенциальной подружке, сильнее страхов Мичелотто потерять Лэй и желания избежать встречи с тем, в чьем убийстве он принимал непосредственное участие... Лэй заставит его поехать в Египет. И спасибо за это следует сказать твоей дочери. Если бы ты оставил Селену дома...
  -Я не хочу, чтобы у Селены был такой друг, как Лэй! - процедил Роман. - Пусть он ещё мал и не помнит, сколько зла принес этому Миру, но это не меняет его сути. Он само воплощение Тьмы, и я из личного примера знаю, насколько разрушительна его сила.
  -Да, разрушительна, - согласился Карт, поморщившись, - но только для врагов. Для друзей же Лукреция могла горы свернуть и подарить настоящую сказку...
  -Назови мне хоть одного его друга, который ещё жив и процветает? Цезарь? Она отвернулась от него после конклава! Санчия и Хоффрэ? Разве она помогла им, когда начались гонения на её лучшую подругу? Спасла от тюрьмы и забвения? Не смотри на меня так, этот Мир полон шептунов. Все, что я пропустил из-за преждевременной кончины, я узнал от "доброжелателей" Борха. А может вспомним простодушного Перотто? Пердо зарезали прямо на её глазах и что она сделала? Защитила его? Нет, отвернулась и пошла на конклав, как ни в чем не бывало. Просто замечательный друг!
  -Франциско Гонзага. - еле слышно сказал Говарт Карт, потемнев лицом.
  -Аа, да... Я слышал о нём, замена горячо любимому убитому мужу. - На лице Романа отразилась печать брезгливости, - и подтверждение того, что Лукреции ди Борха не знакомы понятия "верности" и "преданности"! Не успела она закопать Альфонсо, как вышла за тебя, д"Эстэ. Не успела стать твоей женой, как завела любовника в лице мужа твоей родной сестры. Франциско Гонзага твой деверь, не так ли?
  -Нельзя судить и делать выводы о ситуации, информацией о которой не обладаешь в полной мере. - глаза Говарда налились кровью. - Упрощение и навешивание ярлыков в данном случае играет против тебя. Она никого не подпускала к себе после смерти Арагонского, ни меня, ни Франциско, никого ещё!
  -Но при этом умудрилась умереть, рожая третьего по счету ребенка, - в голосе Романа слышался нескрываемый сарказм. - я понял, на этот раз это точно был святой дух... - Карт угрюмо молчал в ответ. На полу пошевелился Карнар: его сломанная челюсть почти срослась, ещё немного и он очнется, как новенький. Роману следовало забрать дочь и уходить. - Нам не стоило приходить сюда. Все равно Кэш ждал девочку, а не пацана. Настоятельно рекомендую тебе не привозить их в Каир, это предупреждение!
  ***
  -Но папа, я хочу, чтобы Лэй поехал с нами! - На пути в гостиницу Селена рыдала горючими слезами, забыв о том, что она воспитанная маленькая леди, - Пусть он жадина и грубиян, но он накормил меня самым вкусным мороженым на свете! - и ей было все равно, что её капризные крики разносятся из экипажа по всей округе. - И обещал, что будет кормить постоянно, если буду с ним дружить. Пап, ты сам говорил, что мне нужны друзья, потому что так принято. У тебя есть дядя Кеша, а у меня будет Лэй! - и снова истеричное рыдание с размазыванием соплей по раскрасневшемуся личику. - В общем, я решила так: либо ты любишь меня и разрешаешь взять с собой Лэй, либо ты меня не любишь, и я остаюсь с Лэй здесь. Будем жить в его кладовой!
  Роман ехал молча, с интересом разглядывая дочку. Это был первый раз, когда его чересчур застенчивый и бесконечно всего стесняющийся ребенок поднял бунт.
  -Я правильно понял, душа моя, что ты только что поставила мне ультиматум?
  -...?!? - потемневшие от перевозбуждения глазенки Селены перестали выделять крупные градины слез, с недоумением обратившись к бате. - Я просто хочу, чтоб Лэй
  -Я понял, что по твоему мнению Лэй должен поехать с нами в Египет. - нетерпеливо перебил её Роман. - но если вдруг он не сможет, потому что его отец будет против, я уеду, а ты останешься здесь одна, в незнакомом городе, с незнакомыми людьми, ради пацана, которого знаешь часа два? Ты понимаешь, что это странно звучит?
  -Я останусь с Лэй. Гораздо страннее, как по мне, звучит то, что ты уедешь, оставив меня одну в незнакомом городе. - Роман зарычал от досады: его семилетняя доча "припечатала" его его же аргументом! - Не волнуйся, я знаю, ты меня любишь. Дядя Джордж со слов Лэй не умеет говорить ему "нет". Я хочу поехать с Лэй. Лэй, поехав со мной, хочет найти клад. Исход очевиден: очень скоро мы все отправимся в Египет!
  Роман устало провел рукой по лицу. Его дочь успели обработать за чертовы полчаса, пока он "поправлял лицо" Мичелотто, что тут говорить о бедном "дяде": у Лэй было целых 7 лет, чтобы отучить бессмертного бывшего наемника, говорить ему "нет".
  -Я хочу, чтобы ты была осторожна с этим пареньком. - Голос отца прозвучал для Селены просьбой. Ура! Он отступил, она победила! - У него очень непростой характер. Мстительный и жесткий. Из категории друзей ты мигом можешь перекочевать в стан врагов. Прошу тебя не привязывайся к Лэй. Ешь его мороженое, шути с ним, смейся над его шутками, но в душу к себе не пускай. Не хочу, чтоб потом тебе было больно.
  -Ты сейчас говоришь о ком говоришь? О себе? - Селена смотрела ему прямо в глаза, а будто заглядывала в душу. - Ты всегда радуешься, когда от дяди Кеши приходят гостинцы и деньги, но я ни разу не видела, чтоб ты писал ему письмо и звал в гости. Иногда я спрашиваю себя: а мой Крестный вообще существует? Может, ты придумал его, чтоб казаться, как все? Сам шлешь посылки? "У каждого есть друг и у меня тоже!"
  -Не беспокойся, - сухо возразил Роман, - твой Крестный существует. Просто он очень занятой человек. Помимо наших раскопок у него ещё много дел, которые нуждаются в его присмотре. Поэтому грешно отвлекать его от забот и звать в Каир ради того, чтобы ты потешила любопытство. Вот найдем сокровище и
  тогда... - он смутился, заметив насколько покоробленной и обиженной выглядит его доча:
  -Ты семь лет копаешься в песке и ничего не нашел в нем, кроме скорпионов и змей! Сколько ещё должно пройти лет, чтобы я смогла познакомиться со своим Крестным?
  -Но ты же сказала Лэй, что там на каждом шагу сокровища, куда ни ступи...
  -Я соврала для того, чтоб Лэй поехал со мной! - в её голосе послышалось утробное рычание Зверя. Кажется, доча дошла до точки кипения... Но вместо огненного Лика Зверя на лице ребенка отразилась скорбь. - А теперь боюся, что он приедет, увидит унылую картину бескрайних песков и потребует немедленного возвращения домой.
  -Тогда зачем тебе настаивать на его поездке? Ведь наверняка так и будет...
  -Нее, не будет, если ты мне поможешь, папочка, - шмыгнув курносым носиком, дочь посмотрела на отца умоляюще-умиляющим взором, скорчив при этом забавное личико, - я уже все продумала, как сделать так, чтоб Лэй остался. Завтра мы поедем в его любимый магазин и купим камушков. - Роман страдальчески застонал, закатив глаза к небу. - Погоди, я все рассчитала. Я буду подбрасывать Лэй в день по камушку, потом брать у него камень на сохранение и снова подбрасывать. Нам достаточно будет 3-4 разных камушков, мы ведь сможем себе это позволить... за счет Крестного?
  -Все рассчитала? - как же легко его доча распоряжается чужими деньгами! - А что будешь делать, если Лэй не отдаст тебе камень? Или попросит показать ей "все камни", что он успел "найти", скажем, за месяц? Это неправильно, доча. Никакую дружбу за монеты не купишь. Это право Лэй решать, уезжать ему или оставаться... Давай договоримся с тобой так, доча, я не возражаю, если они поедут, и приму их в лагере, как родных, а ты не делаешь ничего, если Лэй решит вернуться в Лондон...
  -Есть! - восхищенно выпалила Селена, задрав обе руки вверх. - То есть, да! Да, мы договорились! - Подлетев к отцу, она, что было сил, сжала его большую мозолистую ладонь и попыталась её потрясти, но не смогла, затем залезла к нему на колени и стала целовать, размазывая слюни по его лицу, прижалась к груди и заурчала.
  "Почему я чувствую себя так, будто меня только что наебали?" - подумал Роман.
  "Лэй подсказал, как мне заставить тебя вести себя хорошо и на все согласиться!" - также мысленно ответила ему доча, крепко обнимая и заурчав ещё громче.
  Лэй хватило полчаса, чтоб научить Селю, как провести отца! Ну, кто бы сомневался?!
  Он глубоко вздохнул, судорожно соображая, что успел пообещать дочери. Некоторые вещи не меняются и могила горбатых не правит. Это ему урок на будущее: быть бдительнее не только с Лэй, но и с хитрющей дочей, как оказывается. В тихом омуте...
  
  ***
  В тоже самое время в поместье лорда Джорджа Карнара. Библиотека.
  -Ни я, ни ты, ни мы вместе взятые не едем в Египет. Ни завтра, ни через неделю, ни в следующем году. - Лорд Джордж Карнар сидел на представительском стуле-троне за массивным рабочим столом, и строгим несгибаемым взором смотрел в глаза Лэй. По лицу паренька невозможно понять, расстроен ли он отказом дяди или его и такой результат вполне устраивает. - Я твой опекун и только я вправе принять решение, где и с кем тебе жить. Мы останемся здесь, где я смогу обеспечить высокий уровень твоего домашнего обучения. Скажу сразу, ни о каком пансионате сейчас речи не идет.
  Лэй сидел с выпрямленной спиной, сложив ладошки на коленях. Он смотрел в глаза дяди, не моргая и не делая попыток отвести глаза. Хищник подался назад, чувствуя легкое пощипывание на затылке, будто кто-то пытается проникнуть в его голову...
  -Не сопротивляйся, я не хочу делать тебе больно, - ласково промурлыкал Лэй, едва сжимая маленькие пальчики в кулачки, - я вижу, я был совсем крошечным, когда мой якобы мертвый отец передал меня тебе с одним единственным условием...
  -Не делай этого, Лэй! - Прохрипел Карнар, хватаясь за виски и сгибаясь над столом.
  -...ты должен действовать в моих интересах. - Лэй разжал руку, и дядя Джордж со стоном выпрямился, отнимая посиневшие руки от висков. - А что ты делаешь сейчас?
  -Мы с тобой договаривались, Лэй, - Джордж выглядел разочарованным и напуганным одновременно, - что ты не будешь использовать силу, ты можешь выдать себя!
  -Я помню. - Лэй не выглядел виноватым. - Но здесь кроме нас с тобой никого нет.
  -Но если бы кто-нибудь вошел и увидел... - дядя все ещё пребывал в замешательстве.
  -Это спор ни о чем, - сердито перебил его Лэй. - Ты пытаешься увести меня от темы? Мы говорим с тобой о том, что ты обещал действовать в моих интересах. Вместо этого ты пошел на поводу неприязни к отцу Селены и принял решение, что все мои грандиозные планы по поиску сокровищ можно слить в окно. Я правильно понял?
  -Послушай, этот Саво... - Джордж начал сердиться, а потому едва не проговорился, - Этот русский - враг нашей семьи. С очень давних пор. Нам нельзя с ним связываться!
  -Если преграда только в этом, то она уже устранена, - Лэй склонил голову в бок и лучезарно улыбнулся, - я обработал девчонку. Она сделает так, чтобы этот русский вел себя с нами так, будто души в нас не чает. Мы будем там самыми дорогими и почетными гостями. Уверен, она уже заставила его дать слово вести себя хорошо...
  -Лэээййй! - в голосе Джорджа ребенок услышал отчаяние, смешанное с закипающим раздражением. - Если ты думаешь, что злобу и ненависть в душе можно перекрыть одним обещанием... - он затих, будто ему в голову пришла какая-то очень умная мысль, а затем с подозрением скосил глаза на подопечного. - Ты и к нему в голову залез?
  -Почти сразу, как только заметил, какими взглядами ты с ним обменивался, дядя Джордж, - Лэй театрально вздохнул, - Я прочел твой страх за меня и почти злорадное удовлетворение, охватывающее его каждый раз при взгляде на меня. Будто он был страшно рад видеть меня. Но в тоже время о чем-то досадовал. Я, правда, не понял, почему, но никаких кровожадных мыслей относительно меня в нем не было.
  -Возможно, так и было, - Карнар улыбнулся Лэй, - но это не значит, что таких мыслей у него не возникнет в будущем. Лэй, позволь поговорим, как взрослые. - Парень кивнул, пододвигаясь ближе. - Лэй, как бы ты отнесся к Селене и её отцу, если бы узнал, что в прошлой жизни один из них жестоко расправился... Скажем, со мной?
  -Правда? - глаза Лэй зажглись беспощадным огнем, - Кто из них поднял руку на моего единственного дядю? Это хитрожопая девчонка или её папаша-драчун? Скажи мне правду, и я заставлю их за это заплатить! Каждый божий день они будут рыдать кровавыми слезами и молить у тебя о прощении. Не, не так. Я заставлю их не спать, замучав ночными кошмарами и страшными видениями. Не, тоже не то. Я заставлю их перестать есть, они превратятся в привидения и больше никому не причинят зла!
  -А теперь я скажу тебе, как было на самом деле: в прошлой жизни ты оборвал жизнь отца Селены, скажу мягко, не самым гуманным образом. - в глазах Джорджа он прочел тоже злорадное удовлетворение, что и тремя часами ранее в глазах Романа. - Ты должен понимать, что узнав об этом Селена не станет с тобой дружить, как бы ты не старался загладить вину. И чтобы Роман ей не обещал, при первой же вашей ссоре, он ей все расскажет. Учти ещё и то, что они ничего не нашли за последние семь лет. Там тебя ждет скукотища! Подружка, которая отвернется от тебя при первой ссоре, и превратится во врага. Змеи разных мастей, гигантские пауки, смертельно ядовитые скорпионы и горы поблекшего от засухи песка, в которых запросто можно потеряться.
  -Так это я... - Лэй потрясенно пялился на опекуна. - А как он ей расскажет, если никому из нас не суждено помнить прошлых жизней? Он что, помнит, что я его ... "того"?
  -Да. И да: он тебя узнал. - Почувствовав, что контроль в беседе вернулся к нему, лорд расслабленно откинулся на стул. - Мой отказ ехать основан на твоих интересах...
  -В таком случае, - Лэй нахмурился, закусив с досады губу до крови, - это все меняет. - Не успел Карнар возликовать (в кои веки поборол ведьму!!!), как его "приложили" - если раньше меня волновал поиск сокровищ, то теперь это дело принципа: я заслужу его прощение, и не важно, хочет он того, или нет. Решено, завтра начинаем сборы!..
  ***
  -Лэй, ты не понял меня. - Ледяной тон дяди погасил радость на лице ребенка и заставил того вернуться на место. - Поездка в Египет представляет опасность для твоих жизни и здоровья. Поэтому ты никуда не поедешь. Точка!
  -Значит, не хочешь по-хорошему... - с досадой пробубнил ребенок, помрачнев лицом.
  -Что? - лорд Карнар нетерпеливо приподнял одну бровь дугой. - Что ты сказал?
  -Запрещая мне ехать в Египет, ты лишаешь меня возможности получить прощение. Это против моих интересов. Ты сознаешь последствия сего решения, дорогой дядя? Нарушенное тобою обещание моему отцу позволяет мне нарушить все данные тебе ранее обещания: вести себя хорошо, не применять силу и так далее...
  -Нет, Лэй, не позволяет. - Джордж улыбнулся широко и довольно. - Я уже говорил тебе, данные тобою обещания обратной силы не имеют. Как бы тебе не хотелось обратного, тебе придется держать их до самого конца.
  -Да неужели? - Лэй зашипел, скосив глаза в сторону и с возмущением обвел горящим взором книжный стеллаж. - Но... - крепко зажмурившись, парень сделал несколько глубоких вдохов и затем очень серьезно сказал дяде, - мои друзья подтвердили мне, что ты не врешь. Я не могу нарушить данные обещания...
  -Опять эти твои вымышленные друзья, - Карнар иронично усмехнулся, - Лэй, мы много раз обсуждали, что ты уже слишком большой, чтобы иметь таких друзей...
  -Но они не вымышленные! - глаза ребенка загорелись обидой.
  -Да ты даже не удосужился придумать им имена! - упрекнул его дядя.
  -Потому что они просили меня держать в тайне их имена, - на глаза Лэй навернулись горючие слезы - сказали, что если б я их назвал, ты запретил бы мне с ними дружить!
  -Почему же? - как можно мягче поинтересовался лорд, улыбаясь племяннику.
  -Потому что они взрослые, а не мои погодки. Прости, что обманул тебя...
  -Что? - почувствовав тревогу, Джордж перестал радоваться одержанной победе.
  -Они просят сказать тебе, что я обещал вести себя хорошо, а они - нет. И если ты продолжишь настаивать на своем, они сделают все, чтобы ты пожалел об этом. - По щекам Лэй потекли слезы. - Дядя, прошу тебя, сделай, как они говорят! Я еще ни разу не видел Дага и Луку такими злющими! - при озвучивании имен "вымышленных" друзей своего подопечного у Карнара округлились глаза и перехватило дух. Кто-кто?
  Сама Смерть и Незримый Сообщник давних кровавых преступлений? Запретил бы он Лэй "дружить" с ними, знай о них с самого начала? Да он вернул бы шантажиста отцу со словами: "Это твоя карма, ты её и неси!" А теперь ему что делать?
  -И что ещё тебе сказали твои взрослые и таинственные друзья?
  -Я не стану такое повторять. Просто послушай меня и уступи. Я не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал. Не хочу, чтоб пострадал ты. - Волнуясь, парень стал говорить по слогам: - Один. Чертов. Раз. Уступи. Мне. Дядя. И. Все. Будет. Как. Прежде. Ок?
  Перед глазами бессмертного мелькнула тень, он зажмурился и протер веки.
  -Черт, да никто меня пальцем не тронет, неужели ты не понимаешь? - Взорвался Лэй, побагровев лицом. - Даже, если отец Селены и задумает месть, мои друзья не дадут ему и шанса её воплотить. Он умрет, едва мысль успеет в нем зародиться. Они по-настоящему заботятся обо мне, понимаешь? Не о чем волноваться! - Лэй опустил глаза в пол и гораздо тише добавил: - И все твои доводы кажутся НАМ надуманными и злонамеренными. Если не изменишь решение, то докажешь, что все твои слова и действия, демонстрирующие любовь, заботу и привязанность по отношению ко мне, лишь игра. И тебе на самом деле тоже что-то нужно от меня... В таком случае я буду вынужден оставить этот дом... и тебя. Дядя, сейчас не время молчать!
  -Это говоришь ты или повторяешь слова за своими так называемыми друзьями?
  -Хаус, нет! - огрызнулся пацан, вскакивая с места и подбегая к Карнару, - Нельзя!
  -...!?! - Джордж смотрел на спину паренька, расставившего руки по сторонам, будто закрывая его от... старушки Хаус, отверженной Силы Лукреции Борха? Проклятье, с каждой минутой все веселее и интереснее. Кто ещё на очереди? - Что ты делаешь?
  -Не надо этого делать! - голос Лэй походил на змеиное шипение. Таким племянника Карнар ещё не видел и не слышал. На секунду он усомнился: а правда ли Лэй не помнит прошлых жизней? - Хаус, я сказал: "Нельзя! Фу! Мы договаривались! Моего дядю трогать нельзя! За потому что он любит меня и сделает, как должен. Он хоть и глупый старик, но ещё не совсем выживший из ума... - Джордж протянул к ребенку руку, осторожно коснувшись его плеча. Лэй дернулся, резко оглянулся, волчонком посмотрев на него. Тонкие губки поджались в тонкую нить, дрожавшую от волнения. - Дядя, пожалуйста, скажи им, что ты такой, каким я тебя считаю. Скажи им, что твоя сила в любви ко мне и желании никогда не расставаться. Скажи им, что мы с тобой едем в большую песочницу искать клад, а они должны будут остаться здесь... - хищник подхватил мальчугана и крепко прижал его к груди, не в силах выносить страдание в глазах ребенка. Это его вина, что он не удосужился принять на веру слова Лэй о найденных друзьях и не пресёк их сближение на корню.
  -Они останутся здесь, потому что там ты обретешь настоящего друга в лице Селены. - Карнар поднялся и понес Лэй в детскую. - Что это за друзья, если их никто кроме тебя не видит? На их плечо не опереться в трудные времена. И с ними не обняться в минуты счастья. Я велю Фете собирать чемоданы завтра с утра, а сейчас тебе пора баиньки. Хочешь, почитаю тебе сказку?- усталая вымученная улыбка Лэй согрела его.
  ***
  Всякая власть есть непрерывный заговор. Оноре Бальзак.
  Чтобы ни произошло, делай вид, что именно этого ты и хотел. Артур Блох.
  [Кэш]
  Я люблю деньги, роскошь и власть. Этот тандем делает жизнь комфортней. И не скрываю циничной и жестокой натуры, поскольку не вижу в этом смысла. Я использую людей в открытую, манипулируя их слабостями и желаниями. Кто не согласен жить по моим правилам, я вас не держу! Я привык получать желаемое и не важно, сколько средств и сил потребуется. Я знаю, наша встреча неотвратимо приближается. Я об этом позаботился.
  ***
  16.09.1917. Италия. Венеция. Поместье Яроса Солвэя.
  Яро вошел в кабинет, где Кэш яростно спорил с Рокко, не давая ему слова вставить:
  -Нет, по-твоему не будет, я сказал! - Рявкнул Кэш, ударяя кулаком по столу, - У меня нет времени на эти глупости. Никаких денег на друга-изобретателя ты не получишь!
  -Но за этим будущее, как ты не понимаешь? Представляешь, как обрадуется мама, узнав, что именно мы стояли у истоков появления короткого метра? Это не похоже на слайд-шоу, это реальная непрерывная фиксация движений во времени...
  -Это всего лишь слова и мечта, до воплощения которой твоему другу, как до луны!
  -Письмо пришло! - Яро помахал конвертом между двумя спорщиками. Ноль реакции.
  -Поэтому я прошу у тебя денег: на оборудование, химреактивы и материалы. Мы нашли энтузиастов, которые разбираются в физике, химии и механике. Говорю тебе, это будет прорыв века. Ты никогда не простишь себя за то, что упустил грандиозную возможность прославить свое имя в истории человечества. Твои амбиции...
  -Ладно, - Яро разорвал конверт и принялся комментировать содержание письма, - это Роман. Он пишет, что их с Селеной жизнь перевернулась с ног на голову и в лагере воцарился хаос после того, как к ним присоединился известный археолог...
  -Не интересно. - отрезал Кэш, адресуя ответ не то Яро, не то Рокко. - Если я сказал "нет", значит нет, Рокко. Тема закрыта. Пока не увижу результата, не дам ни пенса! И плевать, что твои друзья подумают обо мне. Хотят денег? Пусть воплотят идею в жизнь, пусть и в дерьмовом качестве, и продемонстрируют мне, как это работает...
  -Он пишет, что Селька отрезала роскошные волосы, стала одеваться, как мальчик, учится писать стоя, и теперь требует называть её по-мальчишески Марселем. - Яро развернул письмо и посмотрел на маленькое черно-белое фото, тихонько хохотнув. - Матерь Божья, вы должны это видеть. От нашей Сельки остались рожки да ножки...
  -Дай сюда! Покажи мне! - хриплым голосом потребовал Кэш, протягивая к брату руку, но Рокко успел выхватить фотографию с письмом и вылетел из комнаты, хлопнув дверью. Кэш почувствовал, легкий холодок по спине: - ОНА на этом фото, да?
  -Фото подписано детским почерком: "Я и мой лучшайший друг Лэй. Крестный приезжай, будем искать клад вместе! Я должен убедиться, что ты существуешь".
  Видение, показанное ему Джованни ди Борха два десятилетия назад воплотилось в жизнь: Каир. Роман. Его ребенок. Селена. Лэй. Его женщина наконец-то вернулась!
  -Я должен поехать туда и во всем убедиться лично. Скажи слугам, чтоб сегодня начали сбор моих вещей... и Рокко. - он почувствовал себя дезориентированным в пространстве. Встал, но понял, что ноги не держат его, снова сел. - Приведи сюда Рокко или забери у него письмо и фотографию и принеси их мне. Сейчас же!
  -Кеша, - мягко начал брат, тревожась от выражения рассеянности на лице брата.
  -Принеси их мне! - сиплый голос брата совпал с раздраженный рычанием Зверя, хищный Лик которого высветился на лице Кэша. В этот момент дверь распахнулась и в дверном проеме показался плачущий Рокко. Температура в комнате поднялась на несколько градусов. По глазам сына Кэш прочел, что это правда. Лэй тот, кого они ждали десятилетия. Пацан. Его любимая усопшая жена вернулась в мужском теле...
  -Вот, смотри! - положив письмо и фото перед отцом на стол, Рокко без сил опустился на кресло, утирая слезы и делая дыхательные упражнения, чтобы успокоиться.
  Кэш взял фото и поднес его на свет. Селю он узнал по ранее высылаемым Романом фото. Она стояла спиной в пол оборота к фотографу, улыбаясь ему счастливой белозубой улыбкой и обнимая за плечики щуплого белобрысого пацаненка. Тот же получился в профиль, глядя на Селену и положив маленькую ручонку ей на попу. Будь это любой другой ребенок, такой снимок посмешил бы Кэша (мужчина есть мужчина, сколько бы лет ему не было), но этот мальчик был копией Лалы в детстве. Те же тонкие черты лица, высокие скулы, маленький рот, курносый носик и красивый разрез глаз. Только на сей раз волосы льняные, а не черные...
  -Я немедленно выезжаю туда, - сказал Рокко, устало протирая лицо руками.
  -Не гони лошадей, мы отправляемся туда завтра вместе. - спокойно ответил Кэш, вернув контроль над телом и эмоциями. Он смотрел на сына без тени радости и огорчения. Было совершенно непонятно, рад он свершившемуся или разочарован.
  -Почему не сегодня? - Рокко готов был отправиться прямо сейчас. - Чего ждать-то?
  -Я не собираюсь приезжать туда с пустыми руками. - отрезал Кэш. - Думаешь, дети обрадуются одному твоему появлению? Нет. - Он поднялся со стула, - Мы приедем туда с дарами, чтобы создать у детей повод по-настоящему обрадоваться нам...
  
  ***
  Пока длилось плавание, Кэш то и дело возвращался к содержанию письма Романа:
  "Я перестал узнавать мою маленькую воспитанную леди. Селену словно подменили: она даже не делает вид, что слушается меня. Не откликается на мой зов, пока я не назову её Марселем. Отрезала свои роскошные кудри. Одевается в одежду Лэй, которая ей мала. Свои платья, что ей сшили на заказ, сожгла в первый же день возвращения в лагерь. Учится у верблюдов, как плюнуть дальше. Ест теперь только то, что ест Лэй. Черт, да они захватили всю власть в лагере. Местные аборигены без ума от "белокурого ангела" и поэтому вместо работы на раскопках, строят Лэй замки из песка, расходуя на эту невинную забаву всю питьевую воду. Я знал, что у твоей бывшей тяжелый характер, что она тот еще манипулятор, но увидеть все это воочию оказалось выше моих сил: переродившись парнем, она сделалась ещё опаснее для окружающих. Она не скрывает своих намерений, всех и каждому заявляя, что когда вырастит, станет повелителем мира и женится на моей бедной Сельке, если та будет ему верной и преданной соратницей в процессе завоевания мира. Ты бы на моем месте смог бы такое переварить? Я нет. И мое терпение иссякает. Я не собираюсь жертвовать своей дочерью во благо этого нахального чертёнка. Ты обязан приехать и забрать Лэй, пока он окончательно не загубил психику моей дочери!"
  ***
  03.10.1917г. 21:30. Долина Царей Бибан аль-Мулук. Египет. Лагерь копателей.
  -Кэш! - Завидев друга издалека, Роман с широкой улыбкой поспешил ему навстречу. Кэш спешился с гнедого коня, и они тепло обнялись. - Слава Богу, ты к нам приехал!
  -Ты умолял о помощи, разве я мог отказать? - в голосе Кэша слышалось нетерпение. Позади остановился ещё один путник. Скинув капюшон, Рокко буркнул приветствие Роману и обратил взор на спящий лагерь в низине песчаного холма. Кэшу стало неловко за холодность сына. - Не бери в голову, ему просто не терпится увидеть мать.
  -Яблоко от яблони... - пробурчал под нос Роман, обращая хмурое лицо к Кэшу. - Дети уже спят. Вам придется подождать до утра, чтобы познакомиться с ними. Шатер для вашего отдыха уже приготовлен. - он замолчал, заметив процессию из каравана восьми верблюдов, в сумерках неспеша приближающуюся к ним. - Что это?
  -Отец решил, что лучший способ очаровать мать - подкупить её всем, на что у него фантазии хватило в краткий срок сборов, - напрямик заявил Рокко, широко улыбаясь Роману, - а заодно и твою дочь. Сделай вид, что одобряешь его решение и полностью поддерживаешь, в противном случае, ты рискуешь потерять свою дочь не из-за Лэй, а по причине того, что отец заполучит Лэй вместе с Селеной, раз парню так надо...
  -Кэш?!? - Растерянность на лице Романа отразилась тревогой в голосе.
  -Чепуха, - отрезал Кэш, краем глаза отметив движение в лагере, - для меня всегда третий лишний. - он скосил глаза на захихикавшего Рокко. - Ты чего ржешь?
  -Тсс! - он закрыл рот рукой, не в силах сдержать смех, - Тихо. Вы на это посмотрите! Город спит, а мафия проснулась. - он пальцем показал на две белые точки в ночной мгле, медленно передвигающиеся от одного шатра к другому. - Кого идут резать?
  -Никого! - протянул Роман, закончив протяжно стонать. - Днем мы им не разрешаем есть много сладкого, вот они по ночам в кладовую и лазят. Уже почти все съели. - он тоскливо посмотрел на караван Кэша. - А тут вы со своими дарами. Так... вовремя! Черт, Селена уже два зубика потеряла от этих проклятых сладостей, - он сердито зыркнул на Кэша, - ты хочешь оставить её совсем без зубов? Разворачивай их!
  -Тише, Марсель! - ночная тишь дюн донесла до гостей звонкий голосок вперемешку с звучным чавканьем и хриплыми смешками. - Ну, не смеши меня! - Заразительный хоровой детский смех колокольчиком зазвенел по округе и оборвался чмоканьем. - Проклятье, как похоже! Твой папка в ту ночь, застав нас тута, напомнил мне буйно помешанного сайгака... Так резво бегал за нами по дюне, тяжело дыша и выкрикивая ругательства, что я со смеху едва не описался. Мне показалось, что он ща язык на бок свесит и заскулит, чтоб мы больше не бегали... как славно мы его тогда загоняли!
  -Да, было весело... - протянул второй голосок, смачно жуя что-то вкусное. - Я тогда все же не удержался и сикнул в штаны. Папка потом всю ночь ворчал, что я предатель. Но я ему соврал, что я не со смеха, а со страху и что больше так делать не буду...
  -И он поверил? - дети снова покатились со смеху, но смех быстро угас. - Черт, мы так разбудим всех. Давай наберем в карманы побольше и вернемся в мой шатер. Дядя Джордж уехал в город "по девкам", нам никто не помешает пировать. А если кто заглянет, притворимся, что спим. Бери конфеты и орешки, а я изюм и мармелад... - Роман с ужасом в глазах повернулся к Кэшу, медленно заливаясь румянцем. Рокко закашлял, пытаясь скрыть смех. Кэш поджал губы, сделав лицо кирпичом. Смеяться в такой момент над другом показалось ему кощунством. Хищник стиснул руки в кулаки.
  -Теперь понимаешь, как тяжко мне было? - зло выдавил он. - Лэй родился, чтобы измываться надо мной! И ты, раз приехал сюда, должен взять парня в оборот, чтоб на всяки проказы и издевки у него времени не осталось. А лучше увези его прочь!
  -А мне жалко папку, - услышали они, наблюдая, как две белые точки снова начали передвижение от шатра к шатру. - Он так старается быть милым с тобой...
  -Именно, что старается, делает вид. Думаешь, я не вижу, как он зыркает на меня, когда думает, что его никто не видит? Да он бы обрадовался, если бы я сгинул в песчаной буре и станцевал бы на моих похоронах. Относился бы он ко мне, как ты, я бы превратил его жизнь здесь в рай, но ему в аду, видимо, больше нравится жить.
  ***
  -Хочешь, чтоб тебя пожалели? - слова с рычанием вырвались из грудины Рокко, когда он угрожающе двинулся на Романа. Кэш вклинился меж ними. - Не защищай его!
  -Слышал? - две белые точки остановились. - Марсель, ты слышал рычание дракона?
  -По-моему, больше похоже на озабоченную пустынную кошку во время течки...
  -Нееееее, этот рык принадлежит дракону! Говорил же, тут по ночам водятся чудища!
  -Нет же. Папка сказал мне, что драконы давно повымирали. Динозавры, кстати, тоже!
  В этот момент Рокко ди Борха не придумал ничего умнее, как отпустил своего Зверя, радующегося близости с "матерью", издав оглушительной силы приветственный рев. За что получил подзатыльник от отца и был самым бестактным образом заткнут.
  -Ты рехнулся? Заткни Зверя! - от визга детей душа Кэша ушла в пятки, ладонью он закрыл рот сыну, пытаясь заглушить его рев. - Ты их напугал! Немедленно прекрати!
  -Дракон! - истошно завопила Селена, припустив в сторону от лагеря. Белая точка отделилась от шатров, быстро перемещаясь вправо и скрываясь за холмом.
  -Я отвлеку его внимание на себя, прячься Марсик! Я убью его и принесу тебе его чешую! - отважно прокричал Лэй: белая точка стала перемещаться влево от шатров.
  -Блять, только этого мне не хватало! - Роман побежал за дочерью, двигаясь по звуку её визга. На бегу крикнул Кэшу: - Своего сам лови, но учти, пацан больно кусается!
  В лагере зажглись факелы: народ проснулся и стал выходить из шатров. Кэш не мог отвести взгляда от места, куда скрылся Лэй. Рокко извивался в его руках, пока не высвободился. Он с восхищением слушал крики Лэй:
  - Ты где? Иди сюда, драконище! Я сдеру с тебя шкуру и сделаю себе из неё одеялко!
  -Почему ты ещё здесь? - голос Рокко, раздавшийся у уха отца, походил на голос змия-искусителя. Кэш тяжело выдохнул через нос, однако, не делая попытки бежать. - Хочешь, чтоб я поймал Лэй и принес тебе? Не боишься, что мой Зверь явится Лэй и осуществит его опасную фантазию? Лэй мечтает сразиться с настоящим драконом...
  -Ты дебил? - Кэш скосил глаза на сына, посмотрев на него, как на душевно больного, - Хочешь, чтоб сердце ребенка разорвалось от ужаса? Оставайся здесь и жди караван.
  Кэша как ветром сдуло. Рок усмехнулся и мысленно похвалил себя за смекалку. Он сделал так, что родители останутся наедине и смогут познакомиться без свидетелей, ложной скромности и лишних церемоний...
  ***
  -Где этот дракон? Мог ли он погнаться за Марселем? - Лэй пинал песок, тревожно озираясь по сторонам. Завидев во мгле приближение крупной фигуры, он истошно завизжал и бросился прочь, куда глаза глядят. Вынимая на бегу "припасы", он старался попасть в чудовище. Несколько крутых маневров с поворотами помогли ему в самый последний момент увернуться от загребущих рук чудовища. Черт, он забыл в какой стороне лагерь. Устав бежать, полукровка остановился, развернувшись лицом к преследователю, и угрожающе ощерился, выставив перед собой яблочную пастилу, завернутую в фольгу, и держа её, будто это разделочный нож, - Не приближайся, я разрежу тебя на кусочки и съем. От тебя останется горстка обглоданных косточек! - Кэш остановился, не желая пугать Лэй ещё больше. - Все, приш-ш-шла твоя смИрть!
  -... - он открыл рот, чтобы заверить ребенка, что не собирается причинять ему вред, губы шевелились, но из грудины не прошло ни звука. Голос изменил ему.
  -Боисьсся меня? - Лэй громко шмыгнул носом, начиная нарезать круг вокруг хищника. - Правильно, што боисьсся! - Малец резво рванул к нему. Кэш почувствовал острую жалящую боль в левой ладони, грозно зашипел, отупело опуская глаза вниз и глядя, как пацан повис на его руке, маленькими зубками вцепившись в его плоть между большим и указательным пальцами и пуская ему кровь. Блять, как же больно!!!
  -Пусти! - процедил Кэш, темнея лицом и кладя руку на лоб ребенка, - Пусти, я тебя не обижу! - в ответ малец, сверкнув в Потьме глазищами, усилил хватку, вцепившись ногтями в его локоть и яростно пиная острым концом башмаков в поясницу. - Прекрати! - Едва сдерживаясь, чтобы не зарычать, Кэш вытянул руку вперед. Лэй больше не смог его пинать. Но парниша не растерялся. Подтянувшись на руке, словно на перекладине, он обвил её руками и ногами и начал дергать головой, пытаясь оторвать от него кусочек. - Проклятье, Лэй, я тебе не враг!
  -Дядя Кэш приехал? - радостный вопль "Марселя" разнесся по дюне, достигнув и их ушей. - А где он? Где? Побёг спасать Лэй от дракона? О, всё, он теперя мой герой...
  -М-мм?!? - Глаза Лэй широко распахнулись и мгновенно вперились в Кэша. Хватка мгновенно ослабла, малец отцепился, неловко шлепаясь попой на песок. - Ты дядя Кэш?
  Его покоробило обращение: в один миг он почувствовал себя старой развалиной...
  -Не называй меня дядей! - сморщившись, он с опаской осмотрел окровавленный след от зубов Лэй, затем опустил глаза на ребенка. - Зови меня Кеша или Кэш.
  -Он привез нам целых восемь верблюдов вкусняшек и сладостей? - второй вопль "Марселя" прозвучал громче и радостней первого. - Это все-все для нас с Лэй?
  -Вкусняшки? - Кэш заметил, как Лэй повел носом, будто мог учуять запах гостинцев, надежно припасенных в заколоченных ящиках. Его глазёшки засветились по-кошачьи зеленым светом во тьме. - Ты привез мне вкусняшки? - Кэш молча кивнул, протягивая к Лэй руки. Малец молча, с разбегу, взобрался ему на руки. Взор Лэй свидетельство-вал: отныне Кэш им любим! - Усё, готовься к обслюнявливанию. Сколько бы Марселя не учил, что поцелуи для сопливых девчонок, он не разлюбливает целоваться! - он крепко обвил его шею: - Скажешь им, что я тебя покусал?
  -Нет, - ответил Кэш, неловко прижимая Лэй к груди и замирая, когда едва уловимый запах мальца обволок его, окутывая розоватой дымкой тумана и обвивая горячими сухими струями пустынного ветра... Глаза невольно увлажнились. Это могло бы войти у них в традицию. Лала укусила его при первой встрече, изнемогая от жажды. Лэй принял его за монстра и атаковал с удивительной храбростью, не свойственной ребенку. - не беспокойся об этом. Я планирую тут задержаться. Мне не нужна слава "взрослого, покусанного ребенком".
  -Да уж, узнай кто... - светящиеся по-кошачьи в темноте глазешки Лэй остановились на лице Кэша, - стыдоба-то была бы какая... Но мы никому не скажем, да?
  -Да, - терпеливо повторил Кэш, невольно жмурясь. Смотреть в детское лицо бывшей и одновременно напоминать себе, что теперь она мужик и он должен относиться к ней соответственно, оказалось труднее, чем он думал. То, что ребенок так крепко прижимался к нему, не чуя подвоха со стороны взрослого, его чертовы мысли, все это было так неправильно! Кэш попытался отстранить парня, ссадив его на песок, но хватка мальчугана оказалась на удивление цепкой. - Я хочу тебя поставить на ноги.
  -Я понял, - в потьме блеснули зубки Лэй. Он прильнул щекой к уху Кэша ещё крепче, обнимая его за шею, - но тама змеи кусачие, а я босиком. Хошь, чтоб они мне за тебя отомстили? - Кэш закатил глаза к небу, желая унять волну раздражения: Лэй не виноват, что родился мальчиком! Сделав несколько вздохов и выдохов, Кэш пошёл в сторону лагеря на голоса, зовущие Лэй вернуться.
  -Кто бы что тебе не говорил, малец, знай, что я всегда буду на твоей стороне... - еле слышно проворчал Кэш, борясь с бессильным гневом и унынием. На протяжении 44 лет он ждал её возвращения, с успехом игнорируя бесполезные эмоции, но сейчас это казалось непосильной задачей. Почему так, ведь ОНА здесь, рядом с ним, он крепко держит её в руках, живую и здоровую, целую и невредимую... Поправка: ЕГО!
  "Почему меня нет рядом с ней?" - потрясенный шепот облетел их и понесся дальше.
  -Почему ты злишься на меня? - Лэй поежился, суетливо озираясь по сторонам и неожиданно пряча лицо в ворот его рубашки. - Обиделся, что я не извинился? Так я никогда не извиняюсь за то, что делаю. Ты меня напугал, я тебя слегка покоцал. Благо Марселька вовремя заголосил, иначе не спасся бы ты от меня, так и знай! Мы оба слегка увлеклись, но "инцидент исчерпан". Так говорит дядя Джордж, когда хочет извиниться, но не могет себя заставить это сделать. Я обещаю тебе, что сделаю так, что тебе не захочется уезжать. Поэтому быстро переставай злиться и показывай мне гостинцы. Я прям отсюда чую запах шоколадных трюфелей... - Уткнувшись носом в его шею, Лэй утробно заурчал. Услышав легкое тарахтение, Кэш не сдержался и смех легкой волной прокатился по его телу. Это придало ему сил идти дальше...
  -Ты куда это понес Лэй? - раздался за его спиной тихий мужской голос. Он медленно развернулся и почти нос к носу столкнулся с мрачным лицом Джованни ди Борха.
  -Мы идем к гостинцам, дядя Джонни, заспектировать, что они доберутся до лагеря в целости и сохранности. - вывернувшись на руках Кэша пацан потянулся к хищнику, погладив его ладошкой по лицу, на котором мгновенно расцвела все понимающая ухмылка. - пока Марсель будет обслюнявливать и тискать Кешу, я собираюсь сьисть шоколадные трюфеля. - Джованни рассмеялся, сжимая рукой маленькую ладошку:
  -Замечательный план, Лэй, но пока ты восседаешь... тут, - он метнул в "долгожданного гостя" многообещающий мимолетный взор, - твой Марсель уже копается в ящиках в поисках заветных трюфелей. Ты рискуешь... - Не успел мужчина закончить мысль, порыв ветра словно сорвал Лэй с рук Кэша и унес в направлении каравана. Джонни подловато захихикал, перестав изображать из себя добродушного дяденьку. - Я смотрю, ты время зря не теряешь. Не успел приехать, а уже уединился с Лэй в пустыне.
  -Ты правда ждешь, что я начну оправдываться за свои действия? - насмешливо поинтересовался Кэш, пряча руки в карманы белоснежного бурнуса, разглядывая потемневшее от загара лицо пасынка. - Ты наблюдал за нами с самого начала, что заставило тебя "выйти из сумрака"? Побоялся, что я поступлю с Лэй неподобающе? Все, что мне было нужно, это побыть с ней пять минут наедине!
  -С ним! - в голосе Джованни пробилось угрожающее рычание. - Лэй - парень!
  -Блять, говори мне об этом почаще, а то я все время забываю! - Сердито зарычал в ответ Кэш, делая шаг навстречу хищнику. - Если хочешь пар выпустить, только кивни!
  -Дракон! - раздался душераздирающий визг Лэй, в миг "остужая пыл" двух мужчин.
  -Он не мог, - потрясенно выдохнул Кэш, вслед за Джонни стартуя на зов Лэй, - Рокко не мог обратиться... - от смеха Лэй Зверь внутри Кэша коротко рыкнул, он сам едва не уронил внезапно остановившегося перед ним Джованни. - Твою ж мать...
  -Я нашел дракона! - радостно вопил Лэй, счастливо смеясь и подлетая вверх, когда Рокко подбрасывал его. - Марселя, ты тоже должен попробовать на нем полетать!
  -Правда, что ли? - загорелая мордашка девочки, перепачканная сахарной крошкой, высунулась из частично вскрытого ящика. Оторванная доска валялась неподалеку гвоздями кверху. - А если меня стошнит? - Селена глазами проследила за полетом Лэй, забавно отрыгнув и поежившись - Тада получается, что вся дюжина слопанных мною пирожных пропадет даром? Ну, не, я лучше подожду до утра, пока они переварятся!
  -Дюжина? - шкода перестал "летать", спрыгивая с рук Рокко, с трудом забираясь на ящик и заглядывая внутрь, - Спорим, я съем в два раза больше и меня не стошнит...
  ***
  -Видели, как Лэй подлетал? - Рокко со счастливой улыбкой подошел к отцу и скорчил вредную рожицу
  сводному брату. - Спорим, что ты за все время, проведенное с Лэй, не догадался его так подбрасывать? Видели, в какой восторг он пришел?
  -Ты рехнулся? - Накинулся на него Кэш, хватая за лацканы рубашки, - А если бы Лэй сорвался, упал и повредил себе что-нибудь? Как тебе вообще ума хватило?!?..
  -О, он об этом не подумал. Твой сын вообще думать не привык, весь в папу! - Мрачно заверил хищника Джованни, обходя вокруг них и стремительно приближаясь к ящику. - Лэй, Марсель, немедленно выбирайтесь из ящика и марш в свой шатер! Иначе я все расскажу дяде Джорджу и уговорю его подарить сладости местным. Решайте здесь и сейчас, готовы ли вы ради одной ночной трапезы лишиться вкусняшек, которых тут...
  -О, не слушай его, Марсик, - донеслось из ящика мурлыканье Лэй с набитым ртом, - он только на словах здорово пугает, но ничего дяде не скажет. Это я наверняка знаю!
  -Что тут происходит? - со стороны лагеря к ним медленно приближался Говард Карт. Заметив Рокко и Кэша он злобно оскалился, готовясь к нападению...
  -Расслабься, тут дети, - толкнув застывшего Карта в плечо, к ним подошел Роман, устало уставившись на вскрытый ящик, откуда доносилось хрумканье и чавканье. - предлагаю прямо так в ящике отбуксировать детей в лагерь, все равно нам их ничем не выманить. - Он недовольно посмотрел на Рокко. - Зачем помог им открыть ящик?
  -Против обаяния твоего Марсика не смог устоять, - хмыкнул Рокко, освобождая рубашку от рук отца и склоняясь рядом с Джонни над ящиком. - Покушали? - в ответ раздалось блаженное мырчание. - Кто поедет в лагерь верхом на дяде Рокко?
  -Я! Я! Я! - раздалось из ящика детское многоголосье. В итоге дети уселись на него вдвоем: каждый со своего боку. И так троица направилась в сторону лагеря.
  -А это можно использовать, - невольно вырвалось у Романа, потрясенно смотрящего вслед "новому няню". - Вы видели, как они его сразу послушались? - Он напустился на Джованни, - Я тебе говорил, что запугивание не сработает? Лаской и нежностью надо было... Ты только посмотри, какие они шелковые с ним... - он обернулся к Кэшу, поглощенный новой идеей. - Спасибо, что взял сына с собой! Теперь Рокко будет отвечать за то, чтобы дети ели, когда и что положено и ложились спать в сончас...
  Кэш посмотрел на него, как на умалишенного, но от комментария воздержался.
  -Ты должен уехать! - угрожающе прошипел Говард, когда Кэш прошел мимо него.
  -Это мой лагерь, - так же тихо ответил Кэш, на мгновенье останавливаясь, - так что это тебе придется приложить массу усилий, чтобы ещё хоть на день задержаться в нем!
  ***
  Остаток ночи Кэш провел, обустраиваясь в шатре, раскладывая вещи и мысленно приказывая себе... не соваться в шатер напротив, откуда доносилось невнятное воркование Рокко и счастливый смех детей. Что можно делать 3,5 часа? Сняв верхнюю одежду, Кэш лег на мягкий настил из пяти квадратных матрасов и укрыл себя льняной простыней. Заложив руки за голову и смежив веки, приказал себе спать. Внезапно что-то толкнулось у изножья и поползло по простыне. Он узнал "гостя" по театральному вздоху и врезавшемуся в память шкодливому говору:
  -Насилу усыпил их обоих и сразу решил прийти сюда, пока не отрубился сам, - с блаженным выдохом, Лэй распростерся на груди вмиг окаменевшего Кэша, случайно зарядив рукой ему в нос. - Ой, я не хотел, - парень перевернулся, закутываясь в простыню и сползая в бочину Кэша, устраиваясь поудобнее на его локте вместо подушки. - Кэш заставил себя посмотреть на незванного... сладко зевающего гостя:
  -Ты это... чего... - кажется, его мозги отключились прежде сознания, - сюда... улегся?
  -Марселька занял всю постель, а потом еще дядя Рокко с боку примостился, сказал, что сильно устал, до тебя уже не дойдет... вот я его и пожалел... знаешь, как не удобно было? Я целых полминуты терпел, пока дядя Рокко не засопел, потом сюда пришел. - протерев заспанные глазки рукой, Лэй удосужился приоткрыть левый и с недовольством посмотрел на Кэша. - Разве я не могу поспать здесь? С тобой?
  -Нет! - Кэш отскочил назад и... неловко скатился с матрасов. Он был в исподнем, но чувствовал себя, будто обнажен перед лицом невинного ангела, а значит, посрамлен... Схватив покрывало с табурета, мужчина поспешно прикрылся им. - Ты не можешь здесь оставаться! - Похоже, у него начиналась истерика. Не хватало ещё выставить себя перед Лэй полным придурком. Черт побери, куда подевался его хваленый самоконтроль? Он сделал несколько глубоких вдохов-выдохов, считая до десяти. Почувствовал, что мозг заработал, и спокойно продолжил: - Мы поступим с тобой следующим образом: ты останешься здесь, спи себе на здоровье, а я пойду к Роману. У меня довольно чуткий слух, я прослежу, чтоб ничто не потревожило твой сон...
  -Мне нельзя спать одному, - с лица Лэй сонливость как рукой сняло, точеное миловидное личико исказилось, глаза увлажнились. Похоже, будто парень вот-вот разревется! - ты не должен оставлять меня здесь одного...
  -Почему? - Пятясь к комоду, Кэш спрятался за него и начал натягивать на себя первые попавшиеся брюки... на шнуровке? БлИАть! Самое то... в его состоянии!
  -Потому что ОНИ только и ждут, когда я останусь один в беспомощном состоянии, чтоб забрать меня, - просипел мальчик, зарываясь лицом в простыню. Голова Кэша резко дернулась, будто его огрели дубинкой, когда до него дошло, в чем признался ему Лэй.
  -Никто не заберет тебя от меня, - сев на край постели, он робко коснулся ладонью плеча Лэй, - я тебе обещаю. Засыпай и знай, что я здесь и не оставлю тебя одного...
  ***
  Утро оказалось еще более беспощадным, чем бессонная ночь. Лэй позволил укутать себя в простыню, прижался
  к нему и мгновенно уснул. Слушая мелодичное урчание мальца, Кэш честно пытался заснуть, но беспокойные мысли будоражили его: "Ты дождался!"; "Она рядом!"; "Бог не посылает непосильных испытаний, если она пришла в Мир парнем, значит, это для чего-то нужно!"; Но ему все время казалось: где-то подвох, протяни руку и он вскроется... Ему очень хотелось развернуть Лэй и лично убедиться, что он парень, но... БлИАть, как же всё это неправильно! Это не принесет покоя и выставит его конченным извращенцем! Промаявшись дурью остатки ночи, Кэш пробудился с ужасной мигренью, морщась от яростного рычания хищника, нашедшего в своем шатре... на постели Лэй... Марселя в обнимку с Рокко. То и дело перерыкивание перемежалось звоном битой посуды и хныканьем Селены.
  -Лэй должен был спать с нами, он же первым заснул... - бурчала Селена еле слышно.
  -Это правда! - в ответном рычании Рокко слышалась едва сдерживаемая ярость. - Я читал детям сказку почти до рассвета, Лэй заснул первым...Прекрати истерить!
  -Рокко, ты понимаешь, что вы натворили? - в рычании опекуна Лэй Кэш расслышал отчаянье. Он знает Рокко? - Лэй нельзя спать одному! Или ты забыл о правиле Љ 10?
  "СВОД ПРАВИЛ: "Ни один хищник не должен: 10) отпустить полукровку живой. При обнаружении всех уничтожить!"
  В ответ послышалось разъяренный рык Зверя Рокко, пробудивший соню от блаженного сна. Спинав опутавшую тело простыню в ноги, Лэй широко зевнул, сладко потягиваясь и утирая набежавшие слюни с подбородка, и со стоном приподнял помятую ото сна мордашку с плеча Кэша. Хмуро поглядывая одним глазом на мужчину, он спросил:
  -Это дядя Джордж там кричит? - лениво усевшись поверх груди Кэша, малец протер глазки. - Нада сказать ему, что я в порядке. Поди, скажи ему... - Снова широко зевнув, Лэй попытался снова улечься верхом на мужчине, но тот не позволил ему сделать.
  -Нет! - Поймав Лэй за плечи, Кэш приподнял его и ссадил с себя. - Иди туда сам и объяви, что ты в порядке! Или подождем, пока он доведет Селенку до слез?
  -Это он может, - пробурчал ребенок и на коленях пополз к краю матраса. Ловко соскочив вниз, он нащупал бурнус, сшитый из золотой парчи на заказ дорогого дяди, накинул его поверх ночной рубашки и путаясь в ногах поплелся к выходу из шатра. Кэш напряженно следил за каждым его шагом, боясь, что Лэй спросонья о что-нибудь споткнется. Малец словно почувствовал тревогу Кэша, у выхода обернулся и сказал:
  -Ты в курсе, что говоришь во сне? - шепотом поинтересовался он, пытаясь обвязать бурнус вокруг талии. Он посмотрел на ошеломленное лицо мужчины и беззвучно рассмеялся, - Шутка, а ты поверил! С тебя мешок сластей на завтрак! Спасибо и пока!
  Малец юркнул между складками навеса и Кэш со стоном опустился на постель, потирая отлежанное плечо. Коснувшись чего-то влажного, он застыл, настороженно глядя на ладонь. Понюхал, ничем не пахнет: слюни Лэй?!? Обычно брезгливый, Кэш едва сдержался от смеха: малец "пометил" его.
  ***
  -Если с Лэй что-то случилось, я никогда не спущу тебе это, Рокко ди Борха! - прошипел Карнар, угрожающе надвигаясь на юношу. Селена спряталась за его спину.
  -Я в порядке! - Лэй планировал эффектно появиться, заскочив в шатер, но споткнулся о навес и распростерся на входе, больно ударяясь коленями и ладонями. - Вот черт! - он задрал голову к дяде и покаянно пробубнил. - Я точно в порядке!
  -Слава Богу! - Дядя Джордж облегченно выдохнул, перестав наступать на Рокко и Марселя, его тело заметно расслабилось. - Погоди! - и тут же снова напряглось. Он указал пальцем на его нового друга, ДРАКОНА. - Если ты здесь, значит, твой отец тоже?.. - Сделав бесстрастным лицо Рокко молчал. - Ты прибыл сюда с Альфонсо? Отвечай! - Карнар переключился на Лэй, подлетая к мальцу и поднимая его на ноги. - Ты цел? - Лэй молча кивнул, мол, да. - Если не здесь, то... с кем ты ночевал?
  -Оставь ребенка в покое! - в шатер вошел полностью одетый Кэш, он говорил намеренно спокойным, тихим тоном. - Разве ты не видишь, что пугаешь детей? - Он медленно приблизился к ошеломленному хищнику, забрал у него Лэй, опустил его на ноги и строгим голосом велел: - Бери Селену и иди с ней умываться. Живо!
  -Ни за что! - Капризно возразил Лэй, недовольно посмотрев на Кешу, - Я пришел сюда уладить дело и не уйду, пока дядя Джордж не успокоится! Это семейное дело!
  -Ты действительно вернулся... - потрясенно выдохнул смертельно побледневший лорд Карнар - мне говорили, но я... - Он замолчал, опустив обеспокоенный взор на Лэй. - Ты слышал, что тебе сказал наш гость? Марш умываться и чистить зубы! И Марселя с собой не забудь прихватить... - И почти умоляюще посмотрел на Рокко. - Уведи их!
  Не взирая на громкие протесты, Рокко схватил детей под мышки и силком выволок из шатра, едва нос к носу не столкнувшись со сводном братом.
  -Что за шум, а драки нет? - Хриплым ото сна голосом поинтересовался Джованни.
  -Дядя собирается отомстить Кеше, потому что я ушел из своего шатра спать к нему! Кеша хотел прогнать меня, но потом пожалел, когда я сказал ему правду о том, что мне нельзя спать одному! - по раскрасневшимся щекам Лэй текли слезы, он изо всех сил извивался в руке Рокко, пытаясь вырваться из захвата. - Дядя Джонни иди туда и помешай им драться! Если ты этого не сделаешь, я никогда тебя не прощу!
  -Кто бы сомневался... - пробурчал хмуро хищник, исчезая в навесе шатра.
  ***
  -Собираешься убить меня, понимаю, - бесцветным голосом поинтересовался Джордж, усаживаясь на стул за рабочий стол и жестом предлагая растерянному гостю сесть - я бы на твоем месте тоже не мешкал... Нони предупреждала, что рано или поздно мы встретимся и рассудим, кому и за какие ошибки прошлого ответ придется держать. - Карнар не то улыбнулся, не то оскалился. - Почему, Альфонсо, ты смотришь на меня так, будто пытаешься понять, кто я, неужели не узнаешь? Я не сильно изменился за прошедшие столетия с нашей последней встречи: обрядился в эти богатые вещички, - он коснулся ворота шёлковой рубахи, - прикупил дом, обзавелся титулом лорда, но так и не смог избавиться от многочисленных шрамов и рубцов на лице и теле, кричащих о моем кровавом прошлом наемника... как и о сожалении о том, что выбрал тогда не ту сторону конфликта. Я был предан Цезарю по воле Родриго, а должен был защищать Крецию, а значит и тебя... Но тогда я не знал истины, которая открылась мне гораздо позже, на суде над Лукрецией. Если ты захочешь мести, я не стану сопротивляться...
  -Эко тебя как "скрутило" раскаянье, - насмешливо проронил Джованни, проходя в шатер и вставая между застывшим на месте Кэшем и сидящим за столом Карнаром. - знал бы, что все так неутешительно, сам бы избавил тебя от мучений! - Он обернулся к Джорджу, - но зря ты тут распинаешься перед Кэшем, он не помнит ни прошлой жизни, ни тебя, ни того, что ты с моим отцом... и его тоже участвовал в заговоре, нацеленном на его убийство. - Услышав это, Кэш шумно втянул в себя воздух. Черты его лица хищно заострились: и этот ублюдок воспитывает Лэй? - Прямо-таки насмешка судьбы, не правда ли? - прочитав мысли Кэша, с ёрничал Джованни, подходя к лорду и хлопая его по плечу. - "Верный пес" моего отца и кровавый убийца Мигуэль Корэльо раскаялся, что пошел против моей матери и в качестве расплаты за грехи прошлого взялся вырастить из Лэй сурового пацана. Пять лет он умело скрывал от подобных нам и созданий Тьмы местонахождение полукровки. Желая отдалить Лэй от прошлого и отбить желание встретиться с ней у всех, чье стремление заполучить мою мать не подкреплялось искренними чувствами к ней, он додумался до гениально простой идеи...
  -Молчи! - Джордж неожиданно сорвался со стула и напал на пересмешника. - Ни слова более! Ты поклялся держать это в тайне. Неужели ты так ненавидишь свою мать, что готов испортить ей эту жизнь ради сиюминутного триумфа надо мной?
  -Проклятье, с чего вы взяли, что я ненавижу её? - С силой оттолкнув от себя Карнара, он хмуро посмотрел на Кэша. - Разве не я устроил так, чтобы вы встретились здесь, на краю цивилизации, где никому и не придет в голову искать вас? И мешать вам. Узнав о том, что она родилась в мужском теле, Цезарь и Горацио не соизволили до сих пор приехать и повидать Лэй. Выходит, в таком качестве она нужна только тебе!
  -Лэй все-таки девочка, да? - потрясенно вымолвил Кэш, падая на близстоящий стул и покрасневшим взором глядя на своего убийцу. Джордж подавленно молчал, не желая развивать скользкую тему. - Ты выдал её за парня, надеясь, что никто не захочет иметь с ним дел. Я бы на твоем месте так и поступил, желая защитить Лэй. Но ты, Джонни, - потрясение стало отступать и за ним накатил гнев. Лицо Кэша окрасилось языками пламени, высвечивая Лик Зверя, - ты знал всё с самого начала и посмел "водить меня за нос", зная, что мысль о том, что моя жена родилась мальчишкой, убивает меня... Ты заслуживаешь чертовой трепки! - В конце фразы его голос сорвался на оглушительный рык. Он приготовился в любой момент сорваться с места и напасть, но тут в шатер с криком "низзззяяяя!" влетел Лэй, за ним вбежал Рокко, пытаясь его поймать, Селена бежала замыкающей в троице, с задачей помешать Рокко изловить Лэй.
  -Низзяя бить Джонника, - взобравшись на колени сидящего Кэша, Лэй крепко обнял его за шею. То ли он не заметил Лик Зверя, то ли проигнорировал (с хищниками жить, ещё и не такого насмотришься, да?). Испугавшись, что Лэй может обжечься, Кэш силой мысли приказал своему Зверю отступить, гася в себе пламя гнева. - Я велел Джоннику помешать вам сцепиться, Джонник хороший мальчик, его низззяя бить!
  -А никто и не собирался бить твоего Джонника, - солгал Кэш, не моргнув глазом. Он крепко-крепко обнял девочку, прижавшись лицом к её макушке и жадно вдыхая запах.
  -Бать, ты чего? - Рокко осторожно приблизился к ним, - Ты чего, плачешь что ли?
  -Нет, это он от злости, что не сразу раскусил, что Лэй не мальчик, - съязвил Джонни.
  -Но Лэй станет мальчиком! - подбежав сзади к Джонни, Селена что было силы пнула его босой ножкой в районе голени и, взвыв от боли, пнула ещё раз. - И я, обязательно, тоже! Как только нам исполнится десять, у нас с Лэй отрастет писюн, как у моего папки, и мы сможем писать стоя, прям как ты! - Рыдая и размазывая слезы по лицу, девочка продолжала пинать хищника, который даже не удосужился повернуться к ней лицом. - И больше никогда в жизни не придется носить ужасные платья! Проводить у зеркала полжизни! Терпеть, пока расчесывают, выдирая пряди волос, и неровно заплетают! Возиться с парнями, которые только и думают о том, что, когда мы поженимся, мне придется отдать им все игрушки! Нет уж, я стану парнем и буду делать все, что захочу! Немедленно возьми слова назад и прикуси язык! - Поняв, что насилие не помогает, и больно лишь ей, Селена остановилась, обращаясь к окружающим: - Да не стойте же столбом! Сделайте что-нибудь! Побейте его хотя бы... - взор потемневших от ярости глазешек остановился на Лэй, растворившемся в объятьях ЕЕ КРЕСТНОГО. - Ты иуда! - Она полетела к Лэй, но Рокко перехватил её, прижал к груди и удерживал до тех пор, пока Селена не затихла, выбившись из сил. - Предатели, я вас не люблю больше.
  ***
  Когда ураган по имени Селена Марисса Михеева окончательно ослаб, прильнув мокрым личиком к шее Рокко, тот принялся её слегка укачивать, погружая в дрему.
  -Отец, - еле слышно позвал он, делая к ним один шаг.
  -Ты не видишь, что им слегка... не до тебя? - побурчал Джонни встревая между братом и Кэшем. - Лучше унеси отсюда эту обезьянку, пока моя онемевшая лодыжка не начала болеть. - Он с кривой усмешкой посмотрел на заснувшего "и я, обязательно, тоже!" - Прокрятье, всю жизнь мечтал быть отпинанным малолетней сикушкой...
  -Поздравляю, первая и единственная мечта у тебя сбылась! - язвительно процедил Рокко, - Тебе повезло, что Лэй и мой отец непонятным мне образом пропустили сие действо. А то Лэй обязательно помогла бы Селене вправить тебе мозги на место!
  -Поздравляю и тебя, - прошипел Джонни, резко преграждая путь развернувшемуся Рокко и не давая покинуть шатер, - ты вырос, а ум у тебя остался, - он скосил глаза на Селену, - как у этой обезьянки, иначе ты понял бы очевидную вещь, которую мне объяснять не нужно. Взгляни на своего отца и Лэй, ну же, просто посмотри и потом я уйду с твоего пути. - Рокко медленно закипал. Сдерживая желание уложить Марису на постель и накостылять этому "занозе в заднице", он нехотя обернулся к Кэшу. Не замечая все и вся, мужчина продолжал крепко обнимать Лэй, прижимаясь лицом к коротким волосам ребенка. Глаза закрыты, лицо расслабленно, можно сказать, даже немного светится от радости, кончики губ слегка изогнуты в полуулыбке. Он медленно и глубоко дышал, словно страждущий, припавший к источнику жизни... Лэй сидела в его объятьях тихо. Лишь гулкое биение маленького сердечка говорило о том, что она в сознании и, мягко говоря, испытывает сильные эмоции. - В этой жизни этим двоим больше никто не нужен, - прошептал ему на ухо коварный Джонни, - ни ты, подлиза, ни эта твоя дружелюбная обезьянка-заступница, ни раскаявшийся Карнар, ни даже я... Послушай мой первый и единственный совет тебе, брат, ползи в конуру, из какой ты там выполз... и зализывай раны там, вдали от глаз своих недругов, не жди осознания собственной никчемности и ненужности когда один из этих распрекрасных голубков попросит тебя отсюда... для начала по-хорошему.
  -Ублюдок! - еле слышно выдавил Рокко, медленно поворачиваясь лицом к "змию". Он еле сдерживал себя, чтобы не набросится на БРАТА. - Завистливый ублюдок!
  -Да, я таким родился! - на лице Джованни расплылась дерзкая ухмылка. - Насчет зависти не уверен, но то, что наша маман нагуляла меня, пока растила ветвистые рога Сфорца, это никем не оспоренный факт. Цезарь этим фактом страшно гордится!
  -Джованни, - в склоку братьев вмешался Карнар, оттеснив провокатора в сторону и давая миротворцу покинуть спорную территорию, - какая муха тебя укусила?
  -Меня просто тошнит от всего этого! - Оттолкнув Джорджа, он махнул рукой в сторону обнимающейся парочки. - Они вообще планируют заканчивать эти розовые сопли?
  -Я не знаю, - ответил "обеспокоенный опекун", - они даже не отреагировали на цирк, который устроила Селена, на вашу склоку с (блИАть, не дразни уже) Рокко, мне кажется, что это как-то ненормально! Может, нам стоит их разнять?
  -Попробуй, - предложил Джованни, скрещивая руки на груди, - давай проведем опыт. Проверим, оторвет ли Кэш тебе голову сразу, как только поймет, что ты забираешь у него Лэй, или для начала устно предложит тебе... отправиться в прекрасное далёко.
  -Очень смешно! - Джордж нахмурился, - Нельзя шутить со смертью. Даже нам.
  -Ты сам тут полчаса назад распинался Кэшу, что сопротивляться не будешь. Имей в виду, такой расклад несказанно порадовал бы мою мать. Держу пари, когда память к ней вернется, она первым делом прибьет тебя, а потом начнет разбираться друг ты ей или всё ещё враг. По крайней мере, этот мужик сделает все быстро и четко.
  -ТЫ помнишь, что Лэй влетела сюда с криками: "Нельзя бить Джованни!". Хоть она и не помнит, что была твоей матерью, подспудно и невольно защищает тебя...
  -И это бесит больше всего! - Отрезал Джованни. - То, что она притворяется, что её кроме этого мужика, кто-то якобы волнует. Но сейчас... сейчас она не притворяется.
  -Рокко прав, - Карнар печально улыбнулся. - Ты просто завидуешь, что она тянется к его отцу, а не к твоему. Будь на месте Кэша Цезарь, ты бы реагировал по-другому! Тебя бесит, что она раз за разом выбирает не того мужчину...
  -Вчера ночью я впервые увидел её вместе с Кэшем и утратил последнюю иллюзию относительно воссоединения предков. - серьезным тоном ответил Джонни, не сводя глаз с той, что в прошлой жизни по злой иронии судьбы звалась его матерью, и того, кто испортил жизнь его отцу, да что там, из-за него досталось всему семейству Борха. - Как жаль, что ты не можешь видеть то, как вижу их я ... Хотя, тебя бы это добило.
  ***
  Их взору предстало захватывающее зрелище. Кэш и сидящая у него на руках Лэй с интересом наблюдали за тем, как свет и мгла стремительно сменяют друг друга, окрашивая небо и бескрайние пески пустыни в темные, предрассветные, золотисто-бирюзовые и предзакатные тона. Время летело, они будто застыли в бесконечности.
  -Смотри, звездопад! - Лэй протянул ручку, пальчиком проследив стремительный полет двух сияющих звездочек по округлой дуге. - Когда я был маленьким, я пытался поймать звезду, - сияющие глаза Лэй обратились к Кэшу. В лучах восходящего солнца её глаза казались ярко-зелеными. - Мы с дядей два месяца жили в Иерусалиме, там каждую неделю можно было наблюдать, как они срывались с неба. Пока дядя искал важные древнючие папиросы, я ночами сидел в засаде с мешком и ждал удобного случая...
  -...папирусы, - мягко поправил ребенка Кэш, жадно разглядывая её лицо. Девочка, милостивый Господь, его Лара вернулась к нему девочкой! - и не ждал, а ждала...
  -Не суть, - Лэй улыбнулся. - Так вот, однажды я подстерег момент и побежал за сразу за пятью падающими звездами, рассчитывая, что хоть одну, да поймаю, но сколько бы я ни бежал, они летели за горизонт по косой дуге и даже не собирались падать мне в мешок. Знаешь, что сказал дядя, когда я прибежал к нему в слезах, жалуясь на вреднючие звезды и их неподчинение мне? Почему не удалось изловить ни одной?
  -Я читал статью о бельгийце А. Кетеле, он назвал это явление метеорным потоком. Он доказал, что это не звезды, а летящие на очень больших расстоянии и скорости огромные раскаленные до предела камни. Приближаясь к земле, они вспыхивают пламенем, поэтому мы способны их видеть краткое время. Но упасть на землю они не могут, слишком далеко от нас летят... - услышав сокрушенный стон и заметив, что Лэй закатила глаза к небу, Кэш замолк, - Ты не об этом меня спросила, да?
  -Да, - сцепив пальчики на его затылке, Лэй лучезарно улыбнулась, - Ты тоже, как и дядя Джордж, в моих глазах хочешь выглядеть умником. Суть же в том, что не все в этом мире крутится вокруг нас. Есть вещи, на которые мы не можем повлиять, как бы мы не старались. Поэтому нужно менять свое отношение к ним, чтобы плохое стало хорошим. Думаешь, я не понимаю, что я девочка? Что играю в мальчика от скуки? Нет, красивые глазки, я знаю, кто я и что за мной охотятся все, кому не лень. Ты же слышал Джованни, в облике пацана я им нафиг дался. Из всех преследователей за мной явился пока тока ты. Признавайся, красивые глазки, что тебе от меня нада?
  Кэш смотрел на Лэй в упор, не в силах отвести глаз от её проницательного взгляда. С минуту они с каким-то детским упрямством "сканировали" друг друга (кто первый моргнет или отвернется, тот и проиграл!), а затем Лэй использовала запрещенный прием, проверенный неоднократно на дяде Джордже: прижалась горячим лбом к лицу Кэша так, что её реснички коснулись его ресниц, приятно щекоча, и прошептала:
  -Если признаешься мне сразу и во всем, обещаю, что сначала подумаю, что тебе за это будет, а потом дам то, что заслужил. - Он увидел в темных зрачках её глаз целую вселенную, слушая её будто через плотный слой воды. - Говори, что тебе от меня надо?
  -Чтоб ты была счастлива, - глухо прошептал он, чувствуя, что очень сильно хочет спать, - со мной... - Кэш медленно опустился на песок, боясь уронить её с высоты своего роста, - Что происходит, Лэй? - голова стала такой легкой. - Что ты делаешь?
  -Если ты говоришь правду, тебе нечего бояться, - промурлыкала Лэй, мягко принуждая Кешу лечь на спину, - Я тока убидюсь, что ты мне не враг и прикажу им тебя не трогать.
  -Им? - состояние невесомости ему нравилось и нервировало одновременно.
  -Моим тайным друзьям. Они утверждают, что ты и Рокко не причините мне вреда, но я никому не верю на слово. Даже им. Так дилают тока дураки. А я умница, правда? Ты тока на сопротивляйся мне и больна не будит...
  -Лэй... - Невольно он поставил мысленный блок из красной кирпичной стены, против её вторжения и тут же почувствовал легкий гул в голове, в глазах потемнело...
  -Откройся, - прошептала искушающим голосом Лэй, - пусти к себе... - Все заволокло серо-бурой дымкой, Кэш почувствовал, будто падает в пропасть, - Убери стену сам или я её сломаю... Не заставляй делать тебе больно...
  ***
  ... Кэш очнулся с ощущением резкого падения. Со стоном разлепил отяжелевшие веки и хмуро посмотрел на улыбающуюся ему как ни в чем ни бывало Лэй:
  -Ты залезла мне в голову! - Осуждающе проворчал он, кладя ладони на её лицо.
  -Ага! - Девочка скорчила озорную гримаску, высунув кончик языка. - Но должна признать, сделать это было не так просто, как с другими. Кеша, ты правда думаешь, что та тетя имеет отношение ко мне? Это моя мама? Поэтому ты так сильно рад видеть меня?
  -Нет. - Поняв, что их оставили одних, Кэш с облегчением вздохнул. Последнее, чего бы ему сейчас хотелось, это объяснять, зачем он позволил ей залезть к себе в голову. Он потратил много лет, зарабатывая себе имидж прожжённого циника и пофигиста и не желал прощаться с ним в первый же день знакомства с Лэй, блИАТЬ, ему еще лет десять, как минимум, нужно продержаться в таком качестве, а потом хоть конец света! В противном случае он рисковал повторить судьбу "несчастного Яро" (тот постоянно потакал и баловал Изабел, превратив её в суку, воткнувшую ему нож в спину!) - Лара не была твоей мамой. Жена давно умерла, но мне до сих пор трудно говорить о ней...
  И да, Кэш умышленно не сказал ей правды! Такая проныра, как Лэй, обязательно использует полученные знания себе на пользу и плевать, какой это нанесет ущерб остальным. Он не хотел, чтобы она начала играть на его чувствах к ней прежде, чем вспомнит, как сильно любила его сама, или он научится противодействовать ей...
  -Да... - личико Лэй сделалось грустным, но только на секунду, затем она снова заулыбалась, - Когда я вырасту, то тоже встречу того, кто будет любить меня так же сильно, как ты любил её! - Ба-Бах! Ты-гы-ды) Ха-ха! Голова Кэша дернулась, будто ему двинули по темечку толстенной дубинкой. Под левым веком затикало. Нервишки-то шалят... Он реально думал, что сокрытие правды от Лэй, пусть на время, но даст ему передышку? Кажется, он недооценил масштаб надвигающихся потрясений. - Скажи, красивые глазки, если я снова захочу стать девочкой, ты станешь ухаживать за мной?
  -Вернемся к этому разговору лет через 10. - пробурчал Кэш, ссаживая Лэй с колен.
  -А не боиссься, что тада поздно уже будет? - тихо хихикая, Лэй выбежала из шатра.
  ***
  Лэй заглянула в шатер Михеевых: пусто. Беспокоясь за своего "бойца", Лэй заглянула в шатер дракоши и обнаружила в нем воркующих голубков. Мариса горько плакала на плече красавчика, ворчливо выговаривая ему:
  -Нихто не защитил меня перед этим "шило в заднице"! Папка не прибег спасать. Лэй так приклеился к МОЕМУ КРЕСТНОМУ, что даже слова ни сказал в мою защиту. Ты молчал. Почему мне приходится за все отдуваться самой? Ну, ничё, я ему пидомщу! Поймаю страшнючую паучиху и засуну ему в ухо, пока будет спать.
  -Ну, тарантеллу ты вряд ли ему в ухо впихнешь, - мягко сказала Лэй, медленно ступая по направлению к сладкой парочке. - Придется его распилить, чтоб в дырочку пролез
  Селена резко обернулась на голос, хмуро посмотрев на Лэй:
  -Поздравляю, пока ты дрыхла на МОЕМ КРЕСТНОМ, тебя раскрыли! - То, как Селена говорила о Кеше, навело Лэй на мысль, что её ревнуют. - И только я защищала тебя!
  -Я знаю, - тихо созналась Лэй, подходя к лежаку и ловко взбираясь на него. - я все слышала, но мне надо было кое-что выяснить, чтобы решить, останутся ли красивые глазки и славный дракоша - она посмотрела в лицо Рокко - с нами, или поедут домой.
  -Красивые глазки? - краснея, повторил за ней Рокко, ласково поглаживая Селену по голове в успокаивающих целях. - Ты что, залезла в голову к моему отцу, чтоб узнать, враги мы тебе или друзья? - он содрогнулся, когда Селена высморкалась в руку и беспардонно вытерла её о ворот его рубахи. - Что за на...?!?
  -Не боись, Лэйка со всеми так поступает. Так нада для нашей общей безопасности! - Посчитав причину невмешательства в конфликт достаточно уважительной, Селена перестала рыдать, икать, слезла с офигевшего парня и, подойдя к Лэй, громко прошептала. - Что тебе удалось узнать? Он не сообщит о нас, кому следует?
  -Нет, красивые глазки и славный дракоша будут защищать нас до последнего вздоха, поверь мне! А еще, они будут кормить нас сладкими вкусняшками. Постоянно!
  -Ладно, я так увлеклась, изображая плаксу, что страшно проголодалась. - Девочка спрыгнула с лежанки и побежала к выходу из шатра, - пошли доедать пирожные...
  Весело насвистывая, Селена покинула шатер, задорно пританцовывая.
  -...?! - У Рокко от шока лицо перекосило. Глядя на творение рук мелкой шмакодявки, впитывающееся в рубашку, он нервно содрал её с себя, выдавив лишь: - за что?
  -О, не переживай, - подняв рубашку, брошенную к ногам, Лэй свернула её грязным местом внутрь, - Селька так поступает, когда хочет показать, что ты заслужил её доверие. Со стороны смотрится дико, и я сама чуть не сблювала, когда она со мной так сделала, но утешает, что это испытание выпадает лишь раз в жизни. Не сердися на неё и узри суть: ты прошел испытание и теперь сможешь остаться с нами.
  -Из-за вкусняшек? - Рокко заметно успокоился. Поднялся и пошел за новой рубашкой - Черт, кому рассказать, не поверят! Меня в жизни так не унижали!
  -Посмотри на это с другой стороны: тебя удостоили чести быть признанным. Для Сели это способ показать, что ты ей нравишься. Кто виноват, что ее папаня дурная башка, научил её так оказывать знаки внимания? Это верный способ оттолкнуть парня, который тебе понравился. Для дурной башки меньше хлопот и возни, понимаешь?
  -Роман научил? - лицо Рокко стало пунцовым, - Так это был знак внимания?
  -Ага! - Лицо Лэй сделалось счастливым. - Скажу прямо, ты понравился не только ей!
  -Вот как? - счастье чертовски заразительная штука. Подлетев к Лей и схватив ее в охапку, Рокко подкинул её вверх, наслаждаясь смехом девочки. - Тебе тоже?
  -Да! - подлетая на его руках раз за разом Лэй весело хохотала. "Налетавшись", она прильнула к нему, сделав невинные глазки. - Твои глаза такого же цвета, что и мои!
  -Да, - глаза Рокко стало печь и он с трудом проглотил ком, подступивший к горлу - я бы сказал, что это не единственное, что нас объединяет, но это преждевременно...
  -Я чувствую рядом с тобой тоже, что и с Кешей. Почти. Твоя любовь такая сильная, нежная и спокойная. Ты не пытаешься скрыть, как крепко любишь меня. И от этого, твое тепло обволакивает и согревает меня сильнее, - её глаза замерцали, вводя его в гипнотический транс, - делая такой безгранично счастливой... Она безщусловна...
  -Ты хочешь пробраться ко мне в голову? - заплетающимся языком пробубнил Рокко, оседая на пол, стараясь удержать Лэй в слабеющих руках, чтоб не уронить.
  -О да! - чарующе прошептала Лэй, - Красивые глазки показал мне, что от вас с ним не стоит ждать беды. Но это его восприятие действительности. Мне нада знать, что ты хочешь того же, - нависая над хищником, Лэй помогла ему лечь, страхуя ладонью затылок Рокко от удара о пол, - Согласна, мой способ оказания знака внимания не такой безобидный, как у Сели, но так нада ради для нашей общей безопасности!
  -Вы всех нас провели... - он чувствовал, как темная пелена обволакивает его, ещё немного, и он потеряет сознание, - она изображала плаксу... а затем... устроила цирк... чтобы отвлечь всех нас от того... что ты делала с отцом...
  -Умница! - восхищенно прошептала Лэй. - Догадался! Может, побудешь ещё немного умницей и сам заснешь? Не хотелось принуждать тебя, как Кешу...
  -Ты... - глаза Рокко сделались красными из-за высокого внутричерепного давления, - не изменилась... хоть и не помнишь ничего, но все такая же заноза в моем... - он отрубился. Лэй тихонько заурчала, приникая к нему и "проникая в него". Увидев все, что хотел, Кэш вышел из шатра. Такая Лэй сулит ему мигрень и большие проблемы.
  ***
  04.10.1917г. 18:30. Долина Царей Бибан аль-Мулук. Египет. Лагерь копателей.
  В лагере зажглись костры, и все расселись ужинать. Стол для взрослых. Стол для рабочих. И меж ними стол для детей. Лениво помешивая мясную похлебку, Лэй разглядывала вновь прибывших гостей, задумчиво вздыхая.
  -Я рада, что можно больше не играть в мальчиков, - нависая над ухом Лэй, сладко прошептала Селена. Может, поэтому на ней надето розовое платье с рюшками и короткие темные волосы собраны смешной куцый хвостик на темечке? - славный дракоша очень милый. Ты видела, как стойко он принял мой знак симпатии?
  -Селя, я тебе говорила, так делать низя! Да, он сдержался и в отличие от меня не набросился на тебя с кулаками. Но это не значит, что ему понравились твои "ухаживания". Твой папка хочет, чтоб ты состарилась в одиночестве!
  -Но я же нравлюсь тебе и ты нравишься мне. - в сумерках карие очи Селены сияли, как бриллианты. - Это работает! - Она не могла отвести глаз от смеющегося Рокко.
  -Говорю тебе, если кто-то нравится, целуй его в нос. Это работает. Твой противник полностью деморализован и парализован. Делай с ним, что хошь. Поцелуй в щеку менее убийственный. А если тебе сильно кто-то нравится...
  -А как понять, что это... "сильно"? - перед ужином обе девчушки натрескались вафель, поэтому не спешили приступать к трапезе - животик должна свести судорога?
  -Животик ни при чем! - Лэй загадочно улыбнулась, указывая пальчиком на висок. - Всё здеся! Первый уровень, ты готова отдать понравившемуся все игрушки и сласти. Второй уровень, ты мысленно представляешь, как он их все бессовестным образом забирает и ест в одиночку. И третий уровень: представив себе сию ужасающую картину, ты не плачешь. Потому шта, любишь его больше себя и тебе нисколечки не жалко, что... - внезапно ложка в руках Лэй сломалась, так сильно она сжимала и гнула её, создавая скрип посуды. - ест он, а не ты...
  -А так бывает? - Селена сдвинула черные брови домиком - Что нисколечки не жалко?
  -Фета сказала, что бувает, но я ей не поверила. Я себе такое даже представить не могу. Не суть. Так вот, если ты дойдешь до третьего уровня отчаянья, то поможет только поцелуй в губы. Если поцеловать понравившегося мальчика в губы, то усе. Он твой до скончания веков. Именно поэтому просто так целувать нильзя. Ну, если он тебе нравится, но не то чтобы очень... Потому шта после поцелуя он никогда не отстанет от тебя!
  -По-моему, твоя Фета недалеко ушла от моего папки, - хихикнув, Селя начала есть суп. - Она сказала тебе это, чтобы ты никогда и никого себе не нашла... Нас раскрыли, а ты продолжаешь рядиться в штаны. В платишке не так жарко!
  -Зато можно сидеть, как хочешь! - Лэй и сидела, закинув стопы себе на колени в позе йоги. - И не сверкать труселями, как некоторые! - скользнув взглядом по Селе, которая копировала её позу, Лэй глумливо улыбнулась, заметив, как подружка вспыхнула. - Фета сказала, что так тоже можно дать понять понравившемуся мальчику, что он тебе люб. Тока ума не приложу, кому из этого стада стариканов ты так намюкаешь?
  ***
  Кэш обернулся на заливистый смех Лэй и заметил, что Селена сползает под стол. Роман сокрушенно застонал, ударяя себя ладонью по лбу:
  -Я искренне рассчитывал, что с вашим приездом хоть что-нибудь изменится, но все по-прежнему навевает печаль и раздражение. Лэй постоянно высмеивает мою дочь!
  Смеясь Лэй повернулась в их сторону и, поймав его строгий взор, стихла. Похлопала Селю по спине, и та стала выползать из-под стола, краснющая и злющая. Чтобы не происходило меж детьми, пора это заканчивать. Если у Джорджа и Романа не хватило сил, он сам позаботится. Но не успел он встать, как Джонни его остановил:
  -Они не ругаются. Тебе не стоит вмешиваться, если не хочешь их рассорить.
  -Я только узнаю, как у них дела и вернусь, - Кэш осекся, когда Рокко нахмурился:
  -Терпеть не могу признавать, когда этот засранец прав, - Джонни злобно оскалился в ответ на засранца. - но сейчас он прав. Селька ревнует тебя к Лэй.
  -... вообще-то Лэй к нему, - раздражение сочилось из Джованни ди Борха. - эти две милахи только с виду такие безобидные, потому что их внимание сосредоточено друг на друге. Я не позавидую тому, кто попытается влезь в эту бабскую, типа, "дружбу".
  -он хочет сказать, что они либо начнут соперничать за тебя и это не приведет ни к чему хорошему, - Рокко поморщился, - либо решат, что ты недостоин краха их "дружбы" и начнут издеваться над тобой, доказывая, что ты слез их не стоишь.
  -Мальцы дело говорят, - Карнар угрюмо скривился, - я сам пробовал утихомирить Лэй и что в итоге? Я злодей, а они две хаврошечки, которые заедают сладким то, какой нехороший дядька достался Лэй. Роману и то повезло меньше. Они издеваются над ним, потому что он посмел сказать Сельке, что Лэй не вправе так обращаться с ней!
  -Одним словом, - подытожил Джонни, - чтобы ты им сейчас не брякнул или сделал, останешься виноват! Либо обидишь Лэй, либо Сельку и тогда тебе крышка!
  Кэш смотрел на них, как на дебилов. Буркнув что-то себе под нос, он пошел к детям. -Что у вас тут происходит? - тихо поинтересовался он, усаживаясь на один из трех пустых стульев, стоявших со стороны Лэй. Селена сокрушенно застонала, стукнув себя по лбу. Лэй же слегка побледнела, пытаясь сглотнуть. - Что? У меня грязь на лице?
  -Там сидел Даги, да? - Селена сердито посмотрела на Кэша, - Поздравляю, крестный, ты тока што раздавил Даги, друга Лэй! Отныне и навсегда, ты убивца наших друзей!
  ***
  "...чтобы ты им сейчас не брякнул или сделал, останешься виноват!" - слова Джонни идиотским тамтамом застучали в его голове. Кэш наклонился к детям:
  -Кого я раздавил? - он с беспокойством посмотрел на плавающую в супе Лэй часть ложки, поднял глаза на лицо девчушки. БлИАть, у неё полны слез! - Прости меня, я...
  -Он успел встать, - шмыгнув носом, Лэй поднялась со стола, - и сейчас очень громко матерится. Говорит, что если бы твоя реакция была чуть лучше его, ты бы уже был мертв! - она бросилась ему на колени, взобралась, обняла за шею и горько заплакала. - Если бы ты успел коснуться моего Даги, тебе бы никто не помог! Ты бы умер-р-р-р!
  -Тсс, все хорошо, - ласково прошептал он на ухо Лэй. Дагон? Крепко обнимая ребенка, Кэш выдавил из себя улыбку, чтобы успокоить Селю, с ужасом поглядывающую на них с Лэй. Дагон друг Лэй? Тот самый засранец, который забрал у него Лару? Падший в обличье жнеца Смерти? Но разве он в прошлый раз его не видел?
  "Потому, что я сам этого хотел - промурлыкал Падший над ухом Кэша. - Никто, кроме Лэй, меня не видит. Одно прикосновение ко мне смертельно для неё. И она думает, что это правило распространяется на всех. Смотри, как она испугалась за тебя..."
  Не успел Кэш отпрянуть, как раздалось злобное кошачье шипение. Лэй дернулась, пытаясь оттолкнуть Дагона от него, и злобно зашипела: - Низзя! Кеша теперя мой друг. Как Селя. Низзя трогать! - Она стала так рьяно рваться из рук Кэша, что ему пришлось сжать её покрепче и, встав, сделать два шага в сторону. Теперь он увидел Дагона в трех метрах от себя. Он смотрел на шипящую, рвущуюся с рук, детку с долей скептицизма и неверия:
  "Уверена, что друг? - насмешливо уточнил Падший, - Ты знаешь его всего день!"
  -Он меня любит, ясно? - вцепившись в шею Кэша словно клещ, Лэй обернулась к сомневающейся до последнего Селене, надо ли ей вместе с ней рыдать, и сказала: - Красивые глазки и славный дракоша это доказательство того, что третий уровень существует. Они отдали нам все свои сласти и позволили нам их съесть. - Новые друзья любят нас так сильно, что могут поцелувать в губы и ето будет означать, что мы принадлежим им без остатка. Чур, красивые глазки, мой! - Притянув лицо Кэша к себе, она ткнулась крепко сжатым ртом в носогубную складку Кэша и издала такой звук, что Кэш не вытерпел и громко рассмеялся. Но быстро взял себя в руки и обернулся на Дагона, его и след простыл. Лэй нахмурилась: - мимо, да? - Она покраснела, когда к ним подбежали остальные взрослые. Ща будут ругаться. - Тока не говори им, что я промахнулась. Черт, это провал...
  -Что у вас происходит? Почему мое золотко плачет? - Рокко потянулся к Лэй утереть слезки, но остановился, услышав угрожающее рычание, исходящее из нутра Сели:
  -Коснешься ее, и тебе крышка! - угрожающим тоном процедила девчонка, - пойдем, Лэй, они нам весь ужин испортили. Теперь придётся съесть с десяток трюфелей, чтобы оправиться. Никак не думала, что этот твой Даги еще и разговаривать умеет...
  -Они говорят о Дагоне? - у Карнара перехватило дух. - Он кому-то угрожал?
  -Нет, - нехотя Кэш все же спустил Лэй с рук, и она побежала следом за Селеной.
  -Ты его слышала? Ты не должна бояться! Пока ты мой друг, тебе ничего не грозит!
  -Феерично, - выдохнул Роман, испуганно озираясь вокруг, - у маленькой ведьмы сама Смерть в друзьях! Черт, Карнар, какого хера ты молчал, что этот ублюдок Дагон тут, среди нас? Я помню его, как они с Лукрецией пытали меня в подземелье Флоренции. Это бездушная тварь с тонким чувством юмора... представляет опасность для всех нас! Как ты мог не упомянуть, блИАть, что эта смертоносная зараза среди нас?
  -Он опасен только для жизни Лэй, - сказал Кэш, хмурясь, будто пытаясь вспомнить, что говорила Лара о старом знакомом. Покачав головой, Карнар тяжело вздохнул:
  -Боюсь, что он опасен для всех: смертных, полукровок и нас с вами. Жнец есть жнец. Он может забрать любого, просто он прикреплен к Лу... к Лэй. И это означает, что никто другой забрать её не может, только он. Все мы не в безопасности. С ней не только Дагон, еще какой-то Лука, - от этих слов Роман издал сдавленный стон, устало падая на стул, - и думаю, Хаус. Савонарола, ты знаешь, что это за незримый Лука?
  -...?!? - Кэш видел, как Романа затрясло, глаза заволокло тьмой и гневом, - БлИАть, ты издеваешься, да? А то ты не знаешь поддельника этой ведьмы. Вместе с ним она убила собственного брата. Он помог ей расколоть меня. Демон, может, кто похлеще... Не знаю, что за сука Хаус, но эти двое... не будут рядом с моей дочей. Кэш, ты делай, что хочешь, но я собираю манатки, и завтра утром мы покидаем лагерь. Навсегда!
  Он пошел прямиком в шатер, крикнув местным, чтобы заканчивали ужин и шли помогать ему собирать вещи. Карнар судорожно выдохнул, оборачиваясь к Кэшу:
  -Ты должен остановить его, - пробормотал он, хватая Солвэя за рубаху, - Останови его до того, как кто-то скажет Лэйэлии, что они уезжают. Сделай это сейчас же!
  -Лэйэлии? - Кэш спокойно отцепил руки Карнара от себя. Чудесное имя для его крошки. - Мне на руку, если они уедут. Думаю, дети плохо влияют друг на друга.
  -Пойдем, - Карнар оттащил его в сторонку и невнятно пробубнил, - Кэш, ты должен думать о благе Лэй. Она не захочет, чтоб они уезжали, и сделает все, чтоб оставить Селену при себе. Если Лэй решит, что дело в одном лишь Романе, она убьет его!
  -Что? - Кэш изменился в лице. - Что за ерунду ты несешь? Моя Лэй...
  -Не она, ОНИ! Когда я объявил ей, что мы не едем в Каир, она сказала, что едем, иначе ОНИ убьют меня! Кэш, ты понимаешь? Она взяла меня шантажом и измором!
  ***
  Селена упрямо топала дальше от лагеря, Лэй молча шла за ней, кривя рожицы:
  -Не, это нада было сказануть, что его касание смертельно для тебя... - сердито пнув песок, она потопала дальше, - друзья для того, чтоб защищать, а не грозить смертью! - Споткнувшись, она упала, но не приняла руки Лэй, чтоб подняться. - Его видно через раз! Он вредный и противный! Решено, ты больше не будешь с ним играть. Прогони! Сейчас же прогони его! Вели ему уйти и никогда не возвращаться! Чего молчишь, дурында белобрысая?
  -Не могу прогнать Даги. - Лэй хмуро посмотрела на Селю, - Никто не может гнать от себя смерть, если она ходит за ним по пятам. Да, его никто не видит, кроме меня... и, может быть, тебя... Но он, правда, Смерть. Я вначале тоже не верила и требовала доказательств. Так вот, он убил слугу дяди, коснувшись его. Потом лошадь. Затем куст роз в саду. Он обещал не трогать меня и тех, о ком попрошу, если я соглашусь дружить с ним. Это сделка, понимаешь? Я не могу её нарушить только потому, что ты или еще кто меня об этом просит. Глупо злить Смерть.
  -Ты нормальная или как? - лицо Селены исказило возмущение, - Кто вообще дружит со Смертью? Все бояться её! Все! И желают не встречаться с ней, как можно дольше! Зачем тебе я, если у тебя в подружках Смерть?
  -Между прочим, дружить с Даги очень выгодно. - Носик Лэй упрямо вздернулся вверх. Она поджала губы, разглядывая Селю через хитрый-хитрый прищур глаз. - в отличие от смертных, он не испытывает ревности и не ведет себя, как бука. Он всегда говорит правду и не обижает никого, пока я не разрешу. Он не жадный. И, Даги, не обижайся, ладно? Он был очень рад, что я нашла друга в твоем лице. Ты ему понравилась!
  -Что? - Личико Сели вытянулось от изумления. - Я понравилась смерти? - Лэй ожидала радость, но вместо того, чтоб обрадоваться, её подружка горько заплакала, - Теперя он заберет меня во Тьму, да? - Лэй подползла к Селе и, крепко её обняв, села и притянула плаксу к груди. - Но я еще так молода... я ищё даже ни разу не цулувалась...
  -Если я поклянусь своей жизнью, что ни Даги, ни Лука, на Хаусяшка тебя пальцем не тронут, ты у меня перестанешь выть? - Уткнувшись губами в волосы Сели, спросила Лэй севшим голосом. Подружка и вправду перестала реветь. Громко хлюпнув носом, она высморкалась в руку и потянулась к Лэй, заставляя девочку напрячься. - Нет! Если ты снова попытаешься вытереть об меня руку, я отлуплю тебя сильней, чем в прошлый раз! Больше никаких, блИАть, соплей! - Взяв её за запястье, Лэй опустила руку подруги в песок, помогая ей вытереть руку. - Ты же девочка, вот и веди себя...
  -А что такое блИА-А-А-Ать? - перебила её Селя, поднимая лицо кверху к Лэй.
  -Честно? - Лэй неловко ухмыльнулась. - Понятия не имею! Слышала, как Красивые Глазки раз пять повторил это слово в уме той ночью, когда я ночевала с ним. Может, это бог какой-то? Ну, дядя Карнар все время говорит: "Господи, дай мне сил!", а Кеша тогда подумал: "БлИАть, как же всё это неправильно!", будто обращался к своему богу.
  -Ладно, больше никаких соплей, если ты пообещаешь помочь мне с Рокко...
  -А?.. - Лэй посмотрела в загоревшиеся золотым светом в ночи глазки Селены.
  -Так и быть, крестного можешь забирать, он старый, как папка, но Рокко... Рокко мой!
  -Канешна твой! - счастливая улыбка осветила лицо Лэй, крепко взяв Селю за чистую ладошку, она её потрясла. - Итак, наша первая сделка? Ты остаешься, Даги остается, Красивые Глазки - мой, Славный Дракоша - твой. Никаких соплей в обмен на поцелуй!
  -Все верно! - Селя заулыбалась в ответ, но тут же вскрикнула, когда Лэй, "разрубая" их руки, ребром ладони шмякнула по её руке. - Больно же! Вечно ты мухлюешь...
  -Если бы ты резко не остановилась, я бы не упала и не содрала ладони, - расцепив рукопожатие, Лэй показала подруге ранки. - Видишь, ради тебя я готова терпеть боль!
  -Так я тоже... - Селена сунула ладошки в лицо Лэй. - Ты ударила меня прямо по ране!
  -Так ты упала из-за себя, а не из-за меня. Чуешь разницу? - обогнув мрачнеющую Селю, Лэй пошла вперед, как ей казалось, к лагерю - И учти, нарушишь сделку, накажу! Украду из аптечки зеленку и измажу тебя. Будешь неделю зеленой ходить и квакать.
  -Ты вообще, куда направилась? - уперев руки в бока, с издевкой поинтересовалась Селена, поднимаясь на ноги. - А ниче, что лагерь в другой стороне?
  -У тебя разжижение мозгов? Лагерь там, куда я иду. - Невольно Лэй остановилась, оглядевшись вокруг. Ни единого намека на отсвет костров. Они типа, потерялись?
  -Более тупого ответа я в жизни не слыхивала. - фыркнула Селя, сверкая во мгле золотыми "фонариками". - Говорю тебе, лагерь в другой стороне. Нада идти туда!..
  ***
  -Ты слышишь, что я тебе говорю? - Устав от метаний Романа по шатру, Кэш схватил его, прислонив к книжному шкафу. - Прекрати упрямиться! Неужели ты не понимаешь, что делаешь только хуже? Ты не можешь просто взять и уехать! Только не сейчас!
  -Мне придется вас прервать. - Вихрь влетел в шатер, оттесняя Кэша от Романа и вставая между ними. От Джованни несло холодом: - Обсудите свои дела позже...
  -Тут нечего обсуждать, - огрызнулся Роман, принявшись снимать книги с полки.
  -Объясни этому упрямому мудаку, чьей задницей он рискует! - зарычал в ответ Кэш.
  -Думаю, важнее сейчас будет найти детей, а потом уже разбираться с их будущим. - Тон ди Борха был ледяным от ярости. - Что? Разве я не сказал? Дети пропали...
  ***
  Как назло в пустыне поднялся ветер, поднимая песок метра на три и грозя началом пустынной бури. Глядя на рыдающую Селю, сидящую на земле, Лэй взывала к Даги!
  -Мы здесь умрем! - большие градины хрустальных слез катились по щекам подруги.
  -Нас найдут прежде, чем ты успеешь соскучиться по взрослым...
  -Ага! Скорпионы и ядовитые змеи-и-и-иииии, - прохныкала Селя, размазывая слезы по пухлым щечкам. - ордой набегут на нас, покусают за ... даже думать ни хачу, за какие места... и мы опухнем и умрем прежде, чем папка нас найдё-ё-ё-ё-ё-ё-ё-ё-ё-ёт!
  "Мне безумно нравится настрой этого дитя, - Лэй вздрогнула, услышав рядом с ухом воркующий голос Дагона, - тш, никаких резких движений... Разве не ты призывала меня?"
  "Просила же, не подкрадываться ко мне так! - Лэй старалась сохранить спокойствие на лице, хотя больше всего на свете ей хотелось плюхнуться на отбитую попу и, засучив ножками, завыть в один голос с Селеной. - Разве не видишь, мы потерялись!"
  -А если тут и правда водятся хищные звери? - внезапно осенило Селю и на лице её отразился неподдельный испуг. - Они съедят нас живьем и даже косточек не оставят! И никто никогда нас не найде-е-е-е-е-е-ет... - неподдельное отчаянье окрасило плач ребенка в душераздирающие тона. Лэй зажмурилась, чувствуя приближение мигрени
  "Она вообще в курсе, что живет с огромным смертоносным ягуаром? - Насмешливо поинтересовался Даги, вставая вровень с Лэй. - А когда вырастет, сама станет большой черной кошкой, наводящей страх на всю округу. Потом ей будет очень стыдно..."
  -Не боись, не помрем, - подойдя к Селене, Лэй присела на колени, обхватив ладонями лицо своей единственной... живой подруги и запрокидывая его к себе. - Даги здесь. Он сказал, что когда ты вырастешь, то сама сможешь напугать самых страшных хищников. Слышишь? Не "если", а "когда". Он проговорился, что мы спасёмся!
  "Ах ты ж... - Лэй не рискнула обернуться на закипающего друга. Да, он велел не передавать никому его слова. Да, она обещала молчать. Но это уже второй случай, когда она нарушила обещание. В первый раз это сохранило жизнь дяде Джордже. Теперь на кону гулко трепещущее сердечко Сельки. - Я тебя предупреждал..."
  -Не бойся, твой папка найдет нас... - Лэй задохнулась, когда ей показалось, что пламя коснулось её плеча. Больно же! Повернув перекошенное лицо к источнику обиды, она в немом крике раззявила рот. В следующую секунду Селена истошно заорала, резво отползая в сторону и зовя отца на помощь. Из-за потери опоры Лэй завалилась на живот, от страха не способная дышать, захрипела... - Селя, молчи, ты провоцируешь его!
  ***
  Любой любящий родитель, услышав зов своего чада о помощи, кинется вызволять его из беды. Роман не просто побежал на зов. В нём пробудился Зверь, вырываясь наружу угрожающе-оглушающим рыком. На бегу обращаясь в огромного огненного ягуара, Роман заклинал незримого противника не трогать его чадо, и стремглав понесся на невероятной скорости в сторону детских воплей. Кэш, Рокко, Джонни, Карнар и Карт на бегу обратились в огненного тигра, дымчатого дракона, 2 львов и пепельного волка, последовав за ним на запредельной скорости, поднимая пыль...
  ***
  -Ааа! Ааа! - кричала Селена, закрывая лицо руками и отползая в сторону. Лэй молча смотрела, как черная гигантская тень порывом ветра развеивается в приближающейся буре. - Чур меня, нечистая сила, чур! Лэйэлия Луна Карнар, сделай уже что-нибудь...
  -Селя... - округлившимися от ужаса глазами, Лэй с замиранием сердца смотрела за приближением новой партии чудовищ из страшных сказок. - Селя, н-нам срочно н-надо бежать. Н-на н-нас н-несется табун адских м-монстров... Я их н-не знаю...
  -Что? - Селена растопырила пальцы и скользнула взглядом между ними, проследив за указующим перстом подруги. От увиденного у неё скрутило внутренние мышцы. - А я говорила тебе, что нас сожрут! - Взвыв от гнева, Селя вскочила на ноги, одним рывком подняла Лэй и потащила онемевшую девчушку за собой. - Двигай ногами!
  -Нам с тобой от них не убежать, - потрясённо выдавила Лэй, отталкивая от себя руку Селены. - вдвоем, но ты можешь попытаться сделать это сама! Беги, я их задержу!
  -Ну нет, - Селя ухватила Лэй за волосы и силком потащила визжащую девочку прочь. В ответ раздался устрашающий рев, от оглушительной силы его поверхность песка заскользила под их ногами. Лэй внезапно вырвалась вперед и понеслась наутек. Селя на миг замерла, но тут же с криком стала догонять. - Эй, так не чисно, погоди меня!
  ***
  Внезапно тигр вырвался вперед, перерезая путь ягуару и остальным. С лету пятнистая кошка занесла лапу для нанесения удара, но тихое рычание тигра остановило её и удар не был нанесен. Остальные встали, окружив тигра:
  "Ты в своем уме? Зачем ты остановил нас?" - злобно зарычал один из львов.
  "Дети спасаются бегством... от нас, Джованни! БлИАть, не хочу стать причиной, по которой моя Лэй наложит в штаны! Я слышу их и знаю, что сейчас они бегут от нас!"
  "Но в первый раз..." - с сомнением начал Роман.
  "Их первый крик был вызван тем, что они увидели в ночи, они не поняли, что это было, но испугались. И мне ответит тот, кто за ними не доглядел, пока я разбирался с Романом. - Тяжелый янтарный взор вперился в дракона. - Но сейчас, в таком виде мы не можем преследовать их дальше. Мы с Романом вернемся в человеческий облик и вернем детей в лагерь, остальные прямо сейчас должны вернуться в лагерь..."
  "Кэш прав" - Роман на глазах начал видоизменяться. - Девочки далеко не дуры, быстро сложат шесть зверушек и нас. Пошли, Кэш, пока наши дети далеко не ушли...
  ***
  Сказать, что дети обрадовались, когда за очередным пустынным барханом им навстречу выбежали взрослые, все равно, что промолчать. С восторженным визгом, Лэй спилотировала на руки Кэша, взбираясь по нему, будто маленькая обезьянка по лиане, крепко-крепко обняла за шею и занялась своим дыханием. Кэш ласково обнял её, обеспокоенно оглядывая ребенка на предмет повреждений. Заметив кровь на её рубашке, он сердито стиснул губы. Попытался оттянуть ворот и спровоцировал шипение Лэй. Она дернулась в его руках, препятствуя нежеланному просмотру:
  -Это страшнючий монстр коснулся Лэй, опалив её огнем! - Селя позволила Роману схватить её и устало приникла к папкиной шее: - Я едва оправилась от его вида, так тута целый зоопарк чудовищ набежал. Папка, - на глаза девочки навернулись слезы, - я ужо подумала, что мы не спасемся... Спасибо, что пришел за нами... с крестным...
  -Это ожог? - лицо Кэша побледнело от беспокойства, он осторожно ухватил Лэй за подбородок и заставил сипло дышащую Лэй посмотреть на себя. - Кто тебя тронул?
  -Селя-я, - недовольно протянула Лэй, скосив глаза на задыхающуюся подружку - мы договорились, что не будем говорить про Луку! - Она умоляюще посмотрела на Кэшу. - Лукеша не хотел сделать больно, он напомнил мне, что я не должна озвучивать то, что они говорят. Я нарушила данное им обещание и ещё легко отделалась...
  -И что ты сделала? - как можно мягче спросил мужчина, едва сдерживая рвущегося наружу Зверя. Желание кого-нибудь растерзать посекундно росло.
  -Она сказала мне, что я точно не умру, - ответила за упрямицу Селька, - что когда вырасту, то все самые страшные чудовищные монстры будут также бегать от меня...
  Роман в ужасе посмотрел на Кэша и уже с недовольством на Лэй: ведьма прокляла его дочь? Что ещё он должен думать? В кого Лэй собирается превратить его Селю?
  -Селька, ещё что-нибудь брякнешь, я больше не буду с тобой дружить! - проворчала Лэй, не отвлекаясь от разглядывания заострившихся черт лица несущего ее на руках мужчины. - Не сердися, ранка быстро заживет. Лука не собирался обижать меня, он просто хотел, чтобы я прекратила болтать и злить Даги. Он беспокоился за меня!
  Настала очередь Кэша недовольно смотреть на Селену. Эта бабья "дружба"... Их нужно разделить прежде, чем одна пострадает по вине второй...
  -Ты разобьешь мне сердце, - прошептала горько Лэй, касаясь губами его уха, - если позволишь папке Сельки увезти ее от меня... Она друг, мой единственный живой друг.
  Кэш крепко стиснул её, зарываясь носом в разлетающиеся на ветру волосы.
  -С чего ты взяла, что папка Сельки собирается увезти её? - глухо прошептал он.
  -С того же, с чего ты решил, что не хочешь быть причиной, по которой я наложу в штаны, - она потерлась носиком о его ключицу. - Чудища... Я знаю, что это были вы...
  -Что? - Кэш резко поднял голову и посмотрел на Романа, идущего с ними вровень и воркующего с дочерью. Селя тихо посмеивалась, рассказывая, как страшно ей было, когда Лэй рискнула сражаться с монстрами в одиночку и она ей этого не позволила. Так поступают настоящие друзья (спасаются бегством вместе), ага? - Как и когда ты поняла? Ну... что это были мы? - Кэш счел, что глупо врать ей. - Как ты узнала?
  "Я частый гость в твоей голове, - она подняла к нему лицо и он понял, что в отличие от него, Лэй общается с ним мысленно, - когда ты остановил их и сказал про штаны, я узнала тебя по голосу в голове и велела Сельке разворачиваться, соврав, что ты и дядя Рома изничтожили чудищ. Ты посмотри, как Селя гордится своим папкой! - Лэй глубоко вздохнула, подтягиваясь на его руках и прислоняясь щекой к его щеке. - А вона правда не знает, что он и есть то пятнистое чудище, что бежало впереди всех?"
  "Нет, - на сей раз он осветил ей в мыслях. - он не хочет травмировать её..."
  "Тогда скажи ему, что если он все ещё хочет увезти её от меня, в небезопасное место, я расскажу Сельке про него и тогда она останется со мной!"
  "Это шантаж, - Кэш ласково пригладил вихры на её голове, - так делать нельзя!"
  "Разлучать друзей нельзя! А прилагать усилия для сохранения дружбы можна!"
  "Ты так спокойна... - Кэш заставил себя улыбнуться. - Неужели тебя совсем не пугает мысль, что мы... ну, можем, э-э-э, того?.."
  "Удивительно, что я поняла тебя сейчас! - Лэй насмешливо хихикнула, разглаживая ладошкой невидимую складку на его озадаченном лбу. - Нет, не пугает. Ваша сила говорит о том, что вы не дадите нас с Селенкой в обиду и защитите от всех недругов. - Она снова прижалась к нему лбом и пощекотала ресничками. - А ты согласишься покатать меня на себе верхом? Чую, это будет несравнимое ни с чем удовольствие!"
  Ну что за ребенок?!? Нормальный бы уже давно бежал от него в страхе, а эта ждет, что он не только покажет ей истинного себя, так ещё и покататься на нем хочет?
  -Да. Если ты честно ответишь мне на один вопрос. - прочистив горло, ответил Кэш.
  -Нет, - из грудины Лэй разлилось мурчание, а щеки окрасило в лиловый цвет.
  -Что "нет"? - севшим голосом уточнил Кэш, слегка отстраняясь.
  -"Нет" - это ответ на твой вопрос, - глазки Лэй засверкали, - Когда пойдем кататься?
  -Ответ? - Кэш хрипло рассмеялся. - Но я даже ещё не спросил тебя ни о чем!
  "Правда ли, что ты вынуждена с кем-то спать, потому что духи придут за тобой во сне? - проклятье, в мыслях она скопировала не только его голос, но и чертов акцент! - Нет, не правда. Прийти за мной и забрать на небко может тока Дагон, другим нельзя! Поскольку с Даги я дружу, нет причин для переживаний. Почему тебя это волнует? - Лэй покраснела ещё больше и хмыкнула. - Ты спрашиваешь из-за той ночи, да?"
  ***
  Утром Кэш чувствовал себя так, будто его вывернули наизнанку, потрясли и небрежно все сложили обратно. Этот ребенок без ножа резал его на куски! Она вела себя не так щадяще, как Лала. Но была по-своему добра с ним. Вчера они не закончили разговор: вмешались Рокко и Карнар. Отобрав детей, они понесли их умываться и укладывать спать. Дав Кэшу закончить с Романом тему отъезда: он не стал передавать Роману слова Лэй, посчитав, что низменный шантаж породит в друге ещё большей силы желание противодействовать, а просто попросил дать им ещё месяц. Чтобы убедиться, могут ли вымышленные друзья Лэй навредить им или же ребенок сказал правду и те защищают полукровок от посягательства на их жизнь.
  -Лэй поклялась своей жизнью, что Селю не тронут её "друзья". - ответил Роман. - Учитывая, что теперь Лэй приходится отвечать за свои слова, так и быть, я дам этой маленькой мегере ещё один шанс, но ты должен держать ухо востро!
  "Какого лешего она поклялась своей жизнью? Что это за дружба такая, блИАть?"
  -О-аа! - услышал он сонный сладкий зевок Лэй. Плед с боку пошевелился, отчего по спине Кэша прошла дрожь. Он резко сел на матрасах, откидывая тонкую материю и во все глаза таращась на свернувшуюся в клубочек рядом с ним партизанку. - Я вспомнила, что хотела у тебя спросить. Что это за Бог такой "БлИАть", ты очень часто обращаешься к нему и просишь о помощи. Он исполняет желания?
  -...?!? - Кэш резко выдохнул через нос. Ему показалось, что сейчас из него пар повалит, так сильно он вскипел! - Мы вчера выяснили, что ты не должна... - ещё один вздох... 2, 3, 4 и 5 И ещё... 2, 3, 4 и 5. Черт, кто сказал, что это успокаивает?!? - тебе не обязательно с кем-то спать. Так какого... - вздох, 2, 3, 4 и 5, он резко оттянул ворот её сорочки: раны на плече, как небывало! - лешего, ты очутилась здесь? Не юли! Я приму только правду!
  -А сможешь её "переварить"? - Лэй ещё сладко зевнула, потягиваясь, переворачиваясь и закидывая тонкую загорелую ножку на него. Открыв левый глаз, она испытующе глянула на него. - Твои мысли не о том. Возраст, память, страх снова упустить меня, ошибочное восприятие меня. Сколько бы мне ни стукнуло, возрастная пропасть между нами не станет уже. Важно ли, что я помню или нет, если Красивые Глазки мне и так нравятся? Настолько, что я даже не могу злиться на то, что ты мысленно называешь другое имя, думая обо мне. Хотя ты не представляешь, как мне иногда хочется тебе треснуть или сделать что-нибудь назло. Например, пойти и поцелувать дядю Говарда в губы. Я ведь знаю, что ты испытываешь особенные чувства к нему...
  -Ты помнишь Крецию? - Кэш с трудом проглотил ком, подкативший к горлу, хватая её ножку за икру и медленно снимая с колен. - Чувствуешь, что мы прежде встречались?
  -Если бы я встретила тебя раньше, я бы ни за что не забыла тебя, Красивые Глазки!
  -Точно! - Ноздри Кэша хищно раздулись. БлИА... Черт, он больше не должен материться, даже мысленно. Не хватало ещё научить Лэй ругаться, как сапожник.
  -Няня Фета сказала мне, что когда-нибудь я встречу мужчину по имени Кеша, выйду за него замуж и буду счастливая-счастливая... - продолжала откровенничать Лэй, бесцеремонно возвращая ножку на его колени. - Я сначала порасстраивалась, потом додумалась мальчиком сделаться, чтоб не отдавать какому-то Кешке свои сласти и игрушки, ведь мальчики на мальчиках не женються. Я все правильно рассчитала?
  -... - Кэш тихо рассмеялся, поднимая руки вверх и укладываясь обратно на матрасы. Этот ребенок неподражаем! Из-за него по сути она стала препятствием для остальных, желающих заполучить её и помогла ему понять, что, как она выражается, суть, а что нет. - Да, это был идеальный план. И если бы тебя другой не выдал...
  -О-оо, - Лэй коварно захихикала, - то, что Джонни "проболтается" тоже было частью плана. Когда ты с Дракошей приехал, сначала дал мне безнаказанно укусить себя, а потом безропотно отдал нам все сласти, я поняла, что зря переживала на твой счет.
  -Какое облегчение! - пробурчал Кэш, кутаясь посильнее в плед и снова снимая с себя её ножку. - Хорошо, что ты быстро поняла, что я никогда не причиню тебе вреда.
  -На всякий случай я ище залезла к тебе в голову и узнала, что ты сохнешь по своей бывшей. Рада, что она мертва и никогда не явится, чтобы забрать тебя у меня.
  А вот это было жестоко! Кэш почувствовал ядреную смесь горечи и тревоги:
  -Выходит, ты все распланировала заранее? Может, просветишь, что будет дальше?
  -Ну, это ты должен сказать мне, что собираешься остаться тут, будешь разрешать мне приходить к тебе под утро, не забудешь пополнять сласти и попросишь Рокко поцелувать Сельку... - Лэй осеклась, когда Кэш повернул к ней удивленное лицо. - Что? Я прошу что-то невыполнимое? Разве не приятно просыпаться утром вместе со мной? Учти, сласти не обсуждаются. Я терпеть не могу каши и супы и без сластей умру с голоду! - Она забралась ему на грудь. - Ты ведь не хочешь, чтобы я умерла?
  -Я смотрю, ты любишь разговаривать на языке шантажа и ультиматумов.
  -Если ты заставишь Рокко поцелувать Сельку, я разрешу тебе поцелувать меня!
  -Вот как? - Кэш почувствовал, что больше выдержать не сможет. Ссадил маленькую проказницу с себя, встал и, укрываясь пледом, последовал за ширму одеваться. - Может, объяснишь, зачем сыну целовать мою крестницу?
  -Мы с Селькой не сговаривались куда. Пусть поцелует в щеку, это ничего не значит...
  -Ты не ответила на мой вопрос. - Натянув брюки, Кэш выглянул из-за ширмы. - Ну и?
  -Ну... - Лэй отвела от него взор, засмущавшись. - Мы с Селькой заключили сделку. Ты мой, при условии, что Дракоша её. Понимаешь? Так что? Ты сможешь заставить его?
  
  
  ***
  -НИ ЗА ЧТО! - смущенное лицо Рокко выглядело так, будто ему предложили отправится на эшафот. Он задыхался от возмущения, расхаживая по шатру. - Я очень рад, что вы с Ма объяснились и пришли к взаимопониманию. Что ты нравишься ей даже когда она не помнит тебя, всей истории. Это доказывает, что её чувства к тебе искренни. И ты правильно поступил, что поехал за ней, даже думая, что она парень. Понимаю, как тяжко тебе приходится сейчас, ведь ей всего семь. Она все равно, что младенец... Все эти глупости и шутки... Уверен, время ожидания покажется тебе бесконечным...
  -Переходи к сути. - Сухо перебил Кэш, устав следить взглядом за метаниями сына.
  -Какого черта надо втягивать в этот детский сад меня? Зачем мне целовать дитя, которое мне даже не нравится? Думаешь, я не догадываюсь, что последует дальше? Эта маленькая соплячка изведет меня! Никто не останавливается на поцелуе в щеку!
  Кэш сел за стол и указал сыну сесть на один из табуретов. Все это действительно, на первый взгляд, могло показаться глупостью и бредом, но только не ему:
  -Смотри, что у нас получается, - спокойно начал Кэш, как только Рокко послушался и сел, - у твоей Ма появился новый друг. И ты заверяешь, что никого не узнаешь в Селене, так? - Рокко кивнул. - То есть мы точно не знаем, несет ли это дитя угрозу для твоей Ма или нет? - Рокко снова кивнул, не понимая, куда клонит отец. - Ты мне часто говорил, что твоя Ма никогда ни в чем и ни в ком не ошибалась, кроме Цезаря и начала их отношений, так? - Рокко поджал губы. - Учитывая то, что просьба обратить внимание на Селю и фактически стать её рыцарем исходит из уст твоей Ма, наводит меня на крамольную мысль, что так она просит нас присмотреть за полукровкой. Она важна для неё. Как на интуитивном уровне Лэй тянется ко мне, так, возможно, и к ней. Тревожит меня и то, что Роман на всех углах кричит, что твоя Ма его пытала и убила. Он до сих пор считает её злобной ведьмой и возможно задумал месть. Для меня было бы выгодней отослать их вместе с Картом отсюда, но Лэй хочет другого. Какой выбор остается у тебя? Ты можешь поцеловать Селю хоть в лоб на прощание, когда я объявлю остальным что мои дела требуют твоего возвращения в Лондон. Тебе не придется изображать рыцаря, ты поможешь своей Ма сдержать слово, но ты вынужден будешь долгие годы провести вдали от неё лишь потому, что в тебе недостаточно выдержки и воли пережить привязанность недостаточно симпатичной для тебя маленькой девочки.
  -Дело не в том, симпатична она или нет. БлИАть, отец, она вытерла об меня сопли!
  -Ты сейчас недалеко от неё ушел, жалуясь мне на ту, кто младше тебя, х...й знает, на сколько лет! Ты мог бы взять над ней шефство. Учить, как себя следует вести, если у Романа силенок не хватает. Думаешь, находясь под ежедневным гнетом и мурштрой, её симпатия к дяде ТИРАНУ расцветет и запахнет? Да она скорее завянет прежде, чем дети доедят привезенные нами гостинцы. Короче, я дам тебе час на "подумать". - Кэш поднялся, давая понять, что разговор закончен. - Обед через час. На нем ты всем объявишь, что дела требуют твоего немедленного возвращения в Лондон. Если промолчишь, я буду считать, что ты обдумал мое предложение и согласился.
  -Ты заговорил прям, как Ма! - возмущенно процедил Рокко, вставая за ним. - Это она любит ставить ультиматумы и заключать сделки. Отец, как ты можешь заставить меня выбирать между "оставить маму" и "стать женихом сопливой девки"?
  -Легко. Жизнь полная херня, если ты ещё не понял. Ты можешь пойти в укромный уголок и немного порыдать по этому поводу. А можешь взять себя в руки и немножко потерпеть. Я вот лет десять буду вынужден молчать, хотя мне страсть как хочется раскрыть все карты перед Лэй, но я понимаю, что важнее дождаться возвращения к ней памяти и её взросления. Это самый неэгоистичный поступок в моей жизни! Это труднее, чем быть убитым подстрекаемыми ею ублюдками и потом простить её без разговора по душам. Так что не ной мне о своей тяжкой доли, ты ещё не знаешь, что это такое! И вообще, вспомни все, чему учил тебя старина Джакомо, обаяй Селену и сделай так, чтоб она у тебя с рук ела. Тогда и мне за Лэй спокойнее будет...
  ***
  После долгих поисков подруги, она нашла её в одном из пустых ящиков из-под сластей горько плачущей, а когда попыталась подлезть к ней, чтоб обнять, получила в лоб.
  -За что? - Зашипела Лэй, отклоняясь назад и потирая ушиб. - Что стряслось? Я везде тебя искала, ты не пришла на обед, и они заставили меня съесть всю кашу!
  -Это ты виновата! - От второго удара Лэй уклонилась, схватив Селю за руки и крепко сжав запястья. - Пусти! Ты мне больше не подруга! Не люблю тебя! Уходи!
  "Твоя маленькая киска подслушала Кэша и Рокко и теперь знает, что отец шантажом принудил сына целовать её. Ради тебя. - Промурлыкал Дагон, заглядывая в ящик. - И ещё услышала, как малец нелицеприятно отзывается о ней. Твою подружку-печальку снедает стыд, позор и унижение. Это тяжкий крест даже для взрослого, а она юное хрупкое дитя, принявшее решение, сидеть тут, пока смерть не заберет её... Может, мне побыть немножко добрым и милостивым и забрать ее сейчас, чтоб не мучилась?"
  Лэй побледнела, явно неготовая к тому, что ситуация вышла из-под контроля.
  -Пойдем! - Лэй схватила Селену за руку, которой она попыталась снова двинуть ей.
  -Ну куда я с тобой не пойду, слышишь, пусти меня! Убери руки! Уйди!
  -Хорошо, - Лэй отпустила Селину руку: трудно удержать того, кто толще и сильнее тебя. - Жди тут, пока я не покончу с негодяем. - Заметив, как исказилось от ужаса лицо Селены, Лэй зло сузила глаза. - Ты знаешь, позор можно смыть только кровью!
  ***
  Лэй стала вылазить и тут случилось то, на что она уповала: кулачок Сели сжал подол её рубахи, вынуждая вернуться в сидячее положение:
  -Ты собираешься побить моего Дракошу, я правильно поняла? - при этом голос Сели как бы предупреждал: "только попробуй ответить мне "да" и тебе конец!" Все-таки доброта её подружки спасет этот мир и всех живущих в нём! Лэй едва сдержалась от смеха, сохраняя воинственное выражение лица. - при всех взрослых?
  -Нет, душа моя, ты не поняла. - Глядя в глаза Селены и вводя её в транс, она представила себе, как подкрадывается с ножом к Рокко... со спины... - Я убью его!
  Селена резко дернулась и с криками: "Ты не посмеешь!" и "Я тебе не позволю" вылезла из ящика и побежала искать взрослых. Они все ещё сидели за столом и что-то жарко обсуждали. Заметив ее Рокко перестал спорить, покраснел и отвел глаза в пол. Зато Джонни криво усмехнулся, заметив следы слез на щеках ребенка:
  -Что случилось, маленький котенок? Лэй съела последний пирожок без тебя?
  -Крестный, ты уже сказал всем, что Рокко должен срочно уехать в Лондон? - затылком почувствовав приближение Лэй, Селя, не обращая внимания, что Кэш от её вопроса поперхнулся папиросой и закашлялся, а Рокко побагровел, стала торопливо выдавать, Если нет, то ты должен немедленно сказать всем, что он уезжает. - Маленький перст указал на сердцевину Рокко. - Ты! Ты должен уехать прямо сейчас! Вещи крестный тебе потом перешлет. - Лэй с интересом разглядывая сценку, стала обходить вокруг, собираясь остановиться за спиной Рокко. Заметив этот маневр, Селя бросилась наперерез, схватила Рокко и почти толкнула его к привязанным к столбу верблюдам.
  -Она слышала вас от начала и до конца, - елейным голосом процедила Лэйэллия, приближаясь к Рокко с другой стороны. - Как можно вырасти таким красивым и глупым? Как можно было устроить трагедию из такого пустяка, как один поцелуй? - её глаза почернели и теперь метали молнии, перескакивая с Рокко на затихшего Кэша, - Ты правда не мог сделать все тактично и мило, какой я была с тобой? Обязательно надо было так грубо говорить о моей подруге? Ты же знаешь, как важно мне, чтобы Селя была со мной! - а затем снова на Рокко, - Тебе придется ответить за ущерб...
  -Лэй... - лицо Джованни перекосило от догадки. Он заметил, что в руках она сжимает что-то. - Не делай этого, Лэй. Рокко дурак и этим милосердный бог уже его покарал!
  -Это вы о чем? - Роман попытался поймать Селю, толкающую Рокко к верблюдам.
  -Пусти, ты не понимаешь, никто не смеет причинять боль моему Рокко, даже Лэй!
  -Вы все с ума посходили? - нервозно хмыкнул Рокко. - Лэй не причинит мне вреда!
  Лэй угрожающе рявкнула и понеслась на Рокко, Селя, вырываясь из отцовских рук, на неё. Кэш и Рокко успели их поймать и оттащить друг от друга прежде, чем кто-то пострадал. Кэш утащил Лэй в свой шатер, Рокко остался стоять на месте, крепко стискивая вырывающуюся из рук Селену. Она лупила его руками, пинала ногами и даже потянулась, чтобы укусить его, как неожиданно он ткнулся губами ей в нос.
  -Спасибо, что после всего, что услышала, ты все равно защитила меня, ты самый отважный и смелый котенок, с которым я имел честь познакомиться! - Сипло сказал он, передав вмиг затихшую детку её отцу на руки и пошел следом за Кэшем и Лэй в шатер. Рокко было стыдно за себя и за то, что он все испортил своими капризами. Он должен все исправить, пока ситуация не стала критической... Но у входа в шатер путь ему преградил взбешенный Джованни:
  -Тебе не кажется, что ты и так сделал больше, чем мог? Послушай совета Лэй, и проваливай! А эти двое разберутся без тебя. Кэшу не нужны свидетели того, как мать будет его чихвостить из-за тебя! Манатки я позже тебе пришлю. Уезжай!
  ***
  Свернув брыкающуюся Лэй в плед, Кэш крепко прижал её к себе и горячо зашептал:
  -Я понятия не имел, что нас могут подслушать. Я хотел, чтобы у вас с Селеной был мир и поэтому вынудил Рокко либо уступить, либо уехать. Он пошел на уступку...
  -Я не злюсь, - мягко ответила девочка, не пытаясь высвободится из его плена.
  -Что? - Кэш слегка отстранил её, неверяще разглядывая довольную мордашку Лэй. - Только не говори мне, что все это было частью ещё одного твоего плана.
  -Нет, - глаза Лэй засверкали, точно изумруды, - вы с Дракошей обкакались по полной, но я умница и смогла исправить шах-и-матовую ситуацию. Я заставила Селю думать, что собираюсь прибить Рокко за его критинизм и спровоцировала её забыть об обиде и защищать того, кто ей по сердцу. Не спроста же она измазюкала его соплями, такое без последствий не остается. Теперь он забыл об унижении, как забыла она. Она спасла его от моего гнева, это суть, и уже плевать на испорченную рубашку!
  -Но теперь Рокко придется уехать, - в голосе Кэша слышалась горечь.
  -Нет, если я попрошу его остаться, и пообещаю Сельке не прибивать его при первом же удобном случае. Тогда они смогут начать все сначала, а я стану для них тем, кто им такую возможность дал. Все мне благодарны и счастливы, оп-ля!
  -Я смотрю, ты любишь шахматы, - Кэш ласково потрепал Лэй за кончик носа. - Может, для начала пообещаешь мне, что Рокко в полной безопасности. Он мой сын!
  -Пообещаю, когда увижу, что ты заботишься о нем также,как я! - парировала Лэй. - Думаешь, Дракоша чувствовал бы себя лучше, если б Селя просидела в ящике месяц, протестуя против ваших жестокости и бессердечья? Я исправила вашу ошибку!
  -Да, душа моя, ты все исправила! Пойдем и закончим трагедию, примирив ребят...
  ***
  Октябрь 1917г. Долина Царей Бибан аль-Мулук. Египет. Лагерь копателей.
  Если не считать маленького недоразумения, не обращать внимания на перепады погоды (ночью холодно, днем палящая жара, дышать нечем) жизнь в лагере любой из жителей мог бы назвать райской. Дети помирились. Каждую ночь они совершали вылазки за сластями. Под утро Лэй приходила к Кеше, чтоб "разбудиться вместе". Утром дети играли с Рокко или Джонни. Днем отсиживались в огромной бочке с водой, спасаясь от полуденного зноя. После полудня играли с Джонни в шахматы. И ровно в семь ложились спать, слушая, как Кэш или Роман читают им сказки. Карт и Карнар постоянно уезжали на раскопки, пропадая там часами, редко днями...
  ***
  -Ты узнала, что это за бог такой, блИАть? - Селена сидела в бочке по шею в воде, наблюдая вместе с Лэй за Рокко и Джонни, устанавливающим большой тент. Кеша купил искуственную запруду и рыбок, которые должны привезти из Каира к вечеру.
  -Я пытала всех и только Рокко сознался, что это не бог. Это очень плохое слово, произнесешь его 5 раз подряд и выпадут все молочные зубы! Это типа заклинания, вызывающего злую-злую зубную фею. Ночью она придет к тебе и заберет все зубки!
  -БлИА-А-А-Ать... - с неподражаемой интонацией протянула Селена, косясь на Лэй и тут же шлепнула себя по губам. - Но я нихачу терять свои зубки!
  -Тада никогда больше не произноси это слово. Даже в мыслях. Это тоже считается. - Лэй подплыла к краю бочки, ухватившись за её нагретые борта. - Рокко так сказал.
  ***
  -А какой самый странный подарок ты получала? - девочки сидели на дне ящика, покончив с большим мешком сахарных мармеладок. Потирая набитый животик Селя протяжно отрыгнула, рассмешив Лэй, устало привалившуюся к стенке ящика.
  -От Джонни. Он подарил огромную толстенную книжку, которая весит, как я, и велел скорее её прочесть. Нет, Джонька сказал, что если я прочту её, я стану... - задумчиво закатив глаза к звездному небу, Лэй попыталась вспомнить, - что же он там сказал? Само собой? А не суть! Суть в том, что листы в этой книжке оказались пустыми. Понимаешь, какой он смяшной? Как можна прочесть то, что не написано?
  -И што ты с ней сделала? - открыв стоящий рядом с ней сундучок, Селя улыбнулась весело глядящим на неё вафельным палочкам и лениво опустила крышку. Завтра...
  -А ты как думаешь? - Лэй хитро прищурилась, - Изрисовала, конечно же...
  ***
  -Ты в курсе, что Рокко за глаза называет тебя Ма? - прошептала Селена на ухо подруге. Они сидели за столом, даже не делая вид, что едят овсянку. Лэй набирала горсть в ложку и стреляла из неё, как из рогатки, посылая кашу в полет... в пруд с рыбками. Им канешна тоже надо кушать. То что половина не долетала, не суть, да?
  -Ага, я слышала. Думаешь, он хочет поиграть с нами в дочки-матери? Если я стану его мамой, то тада ты будешь его папой? Не, лучше сестрой, а я буду общей Ма... - Лэй мечтательно улыбнулась, представляя, какой мамой она будет. - А Кеша будет вашим папкой. Нам придется пожениться и усыновить Джонни...
  -Зачем Джонни? - Селя перестала улыбаться, "разожмуриваясь". - Не нада Джонни!
  -Да ты не ворчи! - Пробубнила Лэй, когда очередной запуск каши прошел неуспешно. - Джонька совсем не такой, каким хочет казаться. Ну да, он язва и хрубиян, но внутри он как... как большой плюшевый медвежонок или темный шоколад с изюмом и миндалем! Понимаешь? Дай волю, затискала бы или схомячила! Он очень ласковый и нежный внутри. И он может все-все для тебя сделать, только попроси. Так что, забудь все обиды на него и подружися с ним. Говорю, ты не пожалеешь... - соскочив со стула и взяв их пустые стаканы, она пошла к столу взрослых. - Доча, за мной! - Девочки подошли к мужчинам. Проигнорировав протянутые руки Карнара, Лэй пошла на колени к Кеше, протянув улыбающемуся Рокко пустые стаканы. - Сынуля, налей мамочке и сестренке ище компотика. Страсть, как нам хочется пить!
  За столом все стихло и все взоры обратились на Лэй. Было в этом что-то тревожное.
  -Эй, разве Рокко сам не хотел поиграть в дочки-матери? - возмутилась Селя, хватая хищника за ухо и наклоняя его к Лэй. - Мама, братик не слушается, скажи папке что его попа ждет встречи с ремнем! - Селена отпустила ухо Рокко и улыбнулась Кэшу, - Папка, налей нам с мамочкой компотика. Тут жарко, как в аду!
  -Селя... - глухо проронил Роман, пытаясь привлечь внимание дочери. - Ты ничего не попутала? Я твой папа. Хватит придуриваться, это не смешно. Ни капельки!
  -Но мы играем! - надув обиженно губки, Селя с минуту таращилась на Романа и, не дождавшись разрешения, отвела глаза на Кэша и расцвела, когда он протянул ей стакан с компотом. Отпив, поинтересовалась. - Ма, а когда вы с папкой поженитесь?
  Лэй поперхнулась компотом, обливая себя и колени Кэша. Джонни не сдержался и фыркнул. Карнар протяжно застонал, ударяя себя по лбу. Остальные словно в рот воды набрали. Подмигнув захихикавшему Рокко, Лэй погрозила ему пальцем, слезла с колен онемевшего Кэша, схватила Селю за локоть и потащила прочь со словами:
  -БлИАть, доча, чур мои зубки... Кто спрашивает о таком папочку в лоб? Намюкать надо! Нумюкать! Папочка ещё не подарил мамочке красивешного белоснежного платья с пышной юбкой в пол, кольца с огромным изумрудом и, самое главное, не сделал мамочке предложения, а ты уже спрашиваешь, когда свадьба. Так низзззя!!!
  -Кто научил мою дочь сквернословить? - первым заговорил Карнар, багровея лицом.
  -Кто-кто, папочка, конечно же... - Джонни криво усмехнулся, глядя на пунцового Кэша.
  
  ***
  -Лэй, - сонно пробормотал Кэш, лениво отодвигаясь к краю и пуская девочку к себе.
  -Получилось неудобно, да? - укрываясь специально для неё лежащей с краю матраса простыней, девочка скатилась ему под бок, автоматом складывая на него руки и ноги и используя его локоть вместо подушки. - Я поговорила с дочей, она больше не будет ставить тебя в неловкое положение. И главное, меня. В жизни так стыдно не было!
  -Я сделаю предложение, как только тебе исполнится семнадцать. - сонным голосом прошептал Кэш, подтягивая на ней простыню. - пока тебе рано думать о таком...
  -Говно! - в голосе Лэй послышалась горечь. - Обязательно ждать, пока я вырасту, чтобы спросить, хочу ли я с тобой пожениться? Ты что, не уверен, что хочешь этого?
  -Конечно уверен. - сказал он ровным голосом, стараясь не выдавать обуревающих его чувств. Вот оно! Счастье подняло забрало, забурлив в нем, бросая из холода в полымя. И с ней он это чувствовал всегда, будто она - теплые лучи солнца, а он -колючее растение, оттаивающее в её свете после зимы и дающее ростки цветков. - И хочу, чтоб ты продолжала хотеть этого даже спустя гребаные десять лет!
  -Но зачем нам так много ждать! - убитым голосом протянула Лэй, - Я не понимаю...
  -Просто... - Кэш понял, что не может объяснить причину, потому что сам в неё не верит.
  "Есть правило, по которому люди женятся после достижения определенного возраста."
  "И что за умник его придумал?" - Лэй тихонечко замурлыкала, борясь с полудремой.
  "Это будет честно по отношению к тебе. Когда ты вырастишь, то сможешь взвешенно принять решение о..." - Кэш затих, когда её ладошка легла на его лоб:
  "Продолжишь и я тебя шмякну, - смежив веки, Лэй сонно приткнулась ему в руку, - короче так, убьешь того умника, что придумал дурацкое правило, отменишь его и поженишься на мне, когда мне исполнится девять. Два года достаточно большой срок, чтобы не обшибиться в тебе. Если ты смухлюешь, я поженюся на дяде Говарде. У него на лице написано, что он готов женихаться со мной прямо вчера..."
  -Что? Ты пошутила насчет Уэсла? - Кэш потряс Лэй за щечку, но та уже крепко спала.
  ***
  Карнар решил, что свозит детей на раскопки, ведущиеся в паре километров от лагеря. Сначала Лэй обрадовалась и даже начала собираться (сокровища ждут не дождутся её), но стоило дяде обмолвиться, что они едут вместе с дядей Картом (без Кеши), как её прихватила неведомая хворь. Выходя с сумочкой полной сластей из шатра, она улыбнулась и помахала завтракающим взрослым. К ней подошла Селена:
  -А ты немного ли набрала? - она с опаской покосилась на свою сумку-переноску, из которой сиротливо торчала одна маленькая шоколадка. - Там некада исть будет!
  -А мы не едем, - еле слышно прошептала Лэй - сама говорила, там смотреть не на что.
  -Чё? - удивилась Селена, но Лэй уже направилась к "папке" узнать, как "сыночки" поживают. Покачав головой, Селена горестно простонала и потопала за "мамочкой".
  -Доброе утро, мои родные масечки! - взобравшись на Кэша, она проверила, что ест, принюхавшись в слабо прожаренной отбивной с кровью. - М-мм, нормально пахнет, есть можно. - она глотнула из его кружки и отплюнула, забавно скривившись, - Фиу!
  -Это кофе, - отбирая у девочки кружку, Кэш сунул ей стакан с соком, - на, запей.
  -Зачем ты пьешь эту каку и сосешь папирусы. Это ж такая горькая... гадость!
  -Лэй, ты не понимаешь, все папки так делают, - Селена дернула за подол платья Лэй (совсем забыла, после намЮкания папка Кеша привез им с мамкой из Каира кучу платишков, мамка их почти все забраковала для дочери, но в итоге, под давлением папки, смилостивилась и выделила доченьке треть "самых красивых" платьев, т.е. с рюшками и оборками) - Папа Рома так делает тоже. Слезай, нам пора ехать уже.
  -Селена права, - вставая из-за стола, согласился Говард Карт, - нам пора, если мы хотим обернуться до полудня. Что ж, - он хлопнул в ладоши, - приключения ждут нас?
  -Сядь на место! - Голос Кэша был тих, но в нем таилась расслышанная даже детьми угроза. - Ты никуда не едешь с детьми. Поедем я и Роман. Ты остаешься - не успел Карт воспротивиться, как Кэш добавил, - либо собираешь вещи и покидаешь лагерь.
  Поняв, что все идет не по её плану и взрослые собираются подраться, Лэй охнула:
  -Ой! - вскрикнула она, хватаясь за бедро и приникая к Кеше, - Ой, как мне больно...
  -Что случилось, Лэй? - забыв о склоке, Кэш обеспокоенно приподнял и повернул согнувшуюся девочку и принялся её ощупывать, - Икру свело? Нерв зажало? Что?
  -Попочные боли. - Рыдая в три ручья, Лэй ухватила Кешу за шею, - Отнеси меня в шатер и положи на кровать! Скорее! - Кэш поднялся и едва ли не бегом исполнил её пожелание. Растекшись по простыне, девочка продолжала плакать, хлопая себя по бедру. - Ах, как больно! - Заметив, что над ними склонился обеспокоенные Рокко и дядя Джордж, она зарыдала ещё горче. - все занемело и болит, нужно массажик...
  -Я сделаю! - хрипло прошептал Кэш, протягивая к ней руки, но Карнар его остановил.
  -Я сам помассирую Лэй. - Тихо сказал он, невзирая на глухое рычание, вырвавшееся из грудины Кэша. - Пожалуйста, я заботился о Лэй последние пять лет...
  -Нет, я хочу, чтобы обо мне позаботился Кеша, - жалобно прошептала Лэй.
  -Лет через десять я соглашусь с твоим пожеланием, детка, - неумолимо проговорил Джордж, - но сегодня о тебе позабочусь я. И это не обсуждается! Кэш, Рокко...
  -Все будет хорошо? - крепко сжимая ладошку Лэй в своей руке, спросил Кэш, мысленно протестуя и все же сочтя разумным решение опекуна своей детки. Лэй кивнула, обиженно скривив губки. Кэш отпустил её руку, выпрямился и повел Рокко к выходу.
  
  ***
  -Что это за боли такие? - услышали они обеспокоенный голос Говарда Карта.
  -Воспаление хитрости называется, - Михеев взял накуксившуюся Селену за руки (ну вот, приключения накрылись медным тазом!), - Даже я бы на такое не "купился".
  -Ещё как ты бы "купился"! - Селена захихикала, - Ты "купился" на прошлой неделе, когда я сказала, что меня в руку укусила ядовитая гадюка, и носился с испугу, как...
  -Я сейчас сниму ремень и отхожу тебя по заднице. - Начав закипать, предупредил Роман, - Как можно так бездушно шутить над отцом? Я же подумал, что ты умираешь! К тому же, у тебя на запястье был след от укуса, и ты выглядела, как привидение.
  -Это были зубы Лей. Как можно было перепутать? А бледная я была потому, что лэй шибко больно кусается. - Селя подмигнула Кэшу, заметив его и Рокко у входа в шатер, - Папа Кеша тоже "купился" на попочные боли маменьки? - Не дожидаясь ответа, она ехидно захихикала, поднимая сумку Лэй со сластями и позволяя Роману себя увести.
  -Меня это бесит. - неожиданно сказал Рокко, переглядываясь с отцом. - Никогда прежде мать не притворялась хворобой, чтобы добиться своего. Это плохой сигнал.
  -Зато мне полегчало и я могу продолжить то, на чем остановился. - признался Кэш, засучивая рукава и приближаясь к Говарду Карту... аля Ральфу Уэслу. - Отойдем!
  ***
  -Так легче? - Карнар усиленно мял спинку Лэй, разметавшейся по простыне и урчащей от удовольствия. Когда ей становилось особенно приятно, она урчала громче. От боли издавала краткий "мявк". Поэтому ему не надо было постоянно её спрашивать, где надавить, смягчить, задержаться или пропустить. - Боль прошла?
  Лэй от удовольствия впала в нирвану, не отвечая дяде Джорджу. Как хочешь, так и понимай. Карнар хмыкнул, остановился, услышал "мявк" и продолжил разминать её.
  -Что произошло? Папа Кеша как-то неудачно сжал тебя? Сильнее, чем нужно?
  "Папа Кеша всегда все делает правильно!" - мысленно промурлыкала Лэй.
  -Тогда почему у тебя снова случился приступ? В последний раз он был, если я не ошибаюсь, когда я предложил Ане переехать к нам. Тебя тогда еле откачали!
  "Дядя Говард посмотрел на меня так, будто хочет сьисть и у меня открылись боли"
  -Говард? - удивленно повторил за ней Карнар. - Он смотрит на тебя неправильно, да?
  "Как будта расплавится от зависти, - пояснила Лэй, - Кеша тоже заметил это и сейчас занимается тем, что отлупливает дядю Говарда, чтоб ему неповадно было впредь!"
  -Что? - Карнар перестал массировать спинку Лэй. - Но я ничего не слышу, с чего ты взяла?
  "Я хочу спатеньки, - перевернувшись на бок, девочка закуталась в простыню, - иди и помоги Кеше научить дядю Говарда больше вообще не смотреть в мою сторону!"
  -А поцелуй в лоб на ночь? - Черт, он привык, что Лэй обожает миловаться, обжиматься и целоваться, но с появлением Солвэя кончился праздник для души. - Быстренький?
  -Нее, - он потянулся к Лэй, но натолкнулся губами на её растопыренную ладошку: - считай поцелувал! Все остальное я берегу два года, чтобы подарить Кеше. - Широко зевнув, детка легла на живот, спрятав лицо в подушку. - Иди и помоги будущему зятю!
  ***
  После полудня дети захотели половить рыбок в пруду. Поскольку Рокко и Джованни уехали в Каир за пополнением провизии, а Карт с побитым Картом - на раскопки, Лэй согласилась поменяться Кешей, чтоб соревнование произошло "по-честному". Когда Кэш помогал ей сесть Роману на плечи и закреплял её ноги у его торса, она муркнула
  "Подыграй мне!" - при этом лицо у неё было безучастное и смотрела она на Селену.
  -Как ты думаешь, кто из нас победит? - спросила Селена, держа Лэй за руки и следя за тем, как Роман привязывает её пухлые ножки к грудине Кэша. - Ищо крепче, папа!
  -Я, конечно! - уверенно заявила Лэй и захихикала, когда Селя попыталась треснуть её по лбу, а она успела отшатнуться, едва не повалив Романа на спину, - Эй, не дерись, я правду сказала. Зачем спрашивать, если не хочешь слышать правду?
  -Я победю! - сердито засопев, Селена вцепилась в отросшие локоны Кэша, заставляя его заскрипеть зубами и мысленно выругаться. - Папа Кеша, скажи мамке Лэй!
  -Выдерешь моему будущему мужу хоть один волос, я тебя отлуплю по попе ремнем, поняла? И не поделюся с тобой призом! Съим целый сундук мороженого одна!
  -Хватит, дети! Кто бы из вас не победил, есть мороженое все равно будете вместе! - Кэш окрестил Лэй суровым взором, предупреждая: "Не шали!". Если бы ему полгода назад сказали, что лавировать меж двумя "что думаю, то и говорю" обижулями, окажется труднее, чем пережить войну в Алжире, он бы посмеялся над идиотом. - Правила таковы, кто наловит сачком больше рыбок за полчаса, та и победит.
  -Но "полчаса" - это мало, - почесав затылок, выдала Селена, - давайте "за час..."
  Спустя пять минут Лэй заныла, что плечи дяди Романа не такие удобные, как у Кеши, сачок дурацкий, потому что гнется куда не надо, солнце злое припекает...
  -Надо было надеть панамку, когда предлагал - Кэш поморщился, глядя на её красную сгоревшую мордочку. - Селя же надела! Теперь лицо печь будет ближе к ночи...
  -Не будит, если ты хорошо меня полечишь. - промурлыкала Лэй - мороженым...
  -Когда я победю, то слопаю всё сама! - вмешалась в их сюсюканье Селена - Поэтому, папа Кеша, подумай, как по-другому ты сможешь спасти маму от запекания...
  Спустя десять минут девочки заметно подустали, не выловив ни рыбешки. Если Селена своим сачком елозила по воде с маниакальным упорством, Лэй лениво рисовала круги на воде. Склонившись к уху Романа, она тихонечко проурчала:
  -Почему не помогаешь, папа Рома? Дерни резко сачок снизу, када рыба попадет в него!
  
  Кэш с Селеной обернулись на них, шокированные услышанным... и увиденным... Роман, как "самый прилежный папа на свете", послушно дернул за сачок и со словами "видишь, какой крутой у тебя папка" продемонстрировал Лэй пойманную рыбку, бьющуюся в сачке. Лэй заливисто рассмеялась, хлопая в ладоши. Победный клич застрял в горле Лэй, когда она повернулась с Романом лицом к Кэшу и Селе:
  -Вы все слышали, да? - Встревоженно спросила она, хмуря бровки. Сачок с рыбкой упал в воду. - А, это не важно, мы с папой Ромой все равно победили! Мороженое достается мне. - Она помрачнела, глядя, как надувается и куксится от обиды Селя.
  -Но это не чИстно! - Селена расплакалась, - Папа Кеша тоже мог смухлювать!
  -Я же обещала поделиться с тобой, - Лэй стала закипать. - не будь жадиной, Марсель!
  -Я не жадина, - зарычала в ответ Селя - я злюсь, что не догадалась смухлювать первой!
  На этом игра в рыбалку закончилась. Взрослые вышли из запруды, развязывая детей и ставя их на песок. Кэш молча схватил Лэй в охапку и понес в свой шатер. Понимая, что её попа рискует встретится с ремнем, Лэй не стала сопротивляться Кеше.
  -Собираешься отлупить меня? - сконфуженно поинтересовалась она, когда он опустил её на табурет и грозно навис над ней, уперев руки в бока. - Учти, я не разрешаю!
  "Ты не можешь меня съесть! - хриплый сексуальный голос Лары резанул его по взвинченным нервам - Если ты сейчас сделаешь мне больно, уверена, в следующий раз я крепко подумаю прежде, чем снова начну искать повод для встречи с тобой"
  -Я не спрашивал. - отрезал Кэш, мрачнея лицом. - Разве тебя не учили, что в игре с друзьями мухлевать нельзя? Это подло. И ты снова довела Селену до слез!
  -Я не виновата, что она такая плакса! - возмутилась Лэй, заерзав на табурете, - Она рыдает по любому поводу, хотя я ей говорила, что плакать можна только от счастья!
  "Когда мне страшно, больно, горько или ненавистно, я смеюсь. - то признание Лары показалось банальным ему. - И плачу только от счастья. Прости, если мои слезы..."
  -Иди и немедленно успокой её, - тихо потребовал Кэш. Лэй с сомнением глянула на него: встреча попы с ремнем отменяется? - и не забудь поделиться мороженным...
  Крикнул хищник вслед убегающей полукровке. Он понимал: лимит его терпения на исходе. Ещё одна сцена и он сорвется и проучит Лэй, оттолкнув её тем самым от себя.
  -Ладна, раз меня просит лучший из мужчин! - крикнула Лэй, исчезая из поля зрения.
  ***
  Спустя час дети сидели за столом, лениво ковыряя суп харчо, поданный на ужин.
  -Знаешь, мне кажется, что нам нада остановиться. - глубокомысленно произнесла Селена севшим голосом (мороженое, о боги, мне всегда будет мало тебя!). - Ищо немного и кто-нить из них сорвется. Мой папка вторую неделю разглядывает и гладит ремни, будто проверяет, какой из них больше достоин встретится с моей попой...
  -Я знаю точнее, что у меня на усё про усё два года, чтоб выбрать самого достойного жениха на мои руку и сердце. Пока лидирует Кеша, но я ище ни разу не видела его в бешенстве. А нада, понимаешь? Дядя Джордж как-то спросил дядю Говарда (Фингал под Глазом), - детки скосили глаза на стол для взрослых и захихикали, любуясь разукр-ашенным Картом. - почему женятся зайки с кошечками, а разводятся козлы с коровами?
  -Да ты шо-о-о?!? - удивилась Селена, - а в каком промежутке случается превращение?
  -Когда дядя Говарт переспросил "почему?", дядя Джордж сам и ответил: когда женщина после свадьбы перестает изображать из себя кошечку, начинает постоянно мычать, норовит (что не по ейному) двинуть копытом в плечо и не дает молока... - на что Селена захихикала. - С мужиками ище проще. После свадьбы они становятся своевольными и упрямыми, отчего растят себе рога и копыта. Начинают противно блеять и щипать за задницы всех проходящих мимо красоток. Магия случается, когда люди неправильно выбирают друг друга. Так вот, я нихачу так ошибиться!
  -Рокко не сможет превратиться в козла, разве что в милого барашка. - констатировала Селена, скрещивая под столом ножки и пальцы на руках. - Так ты хочешь посмотреть, какой козел получится из папы Кеши? Поэтому испытываешь его терпение?
  -Я нихачу, чтоб он превращался в козла, он мне и тигрой нравится. - защитила его Лэй. - я хочу проверить, может ли что-то заставить его меня поцарапать и укусить!
  Встав из-за стола она направилась к своему тигре, Селена последовала за ней.
  -Ты не притронулась к еде, - хмуро пробубнил Карнар, не поворачиваясь к Лэй. - Кэш, а я говорил тебе, чтоб ты дал им мороженое после ужина. Смотри, они совершенно неправильно питаются из-за тебя! Хочешь, чтоб они выросли толстыми, как коровы?
  Услышав волшебное слово, девочки захихикали, взбираясь на Кешу и Романа.
  -Да не, коровами становятся только те, кто не разбирается козел мужик или зайчик! - От чистосердечного признания Селены Джонька поперхнулся вином, облив сидящего рядом Рокко. Тот возмущенно зашипел на брата, не выдержал и расхохотался. Кэш и Роман сумели сдержаться, а Карнар и Карт густо покраснели. Лэй улыбнулась:
  -Поэтому мы заберем ваши фрукты, - она схватила нечищенное помело, и уже собралась бежать наутек, как неожиданно оказалась крепко прижатой к Кэшу:
  -Попроси меня его почистить для вас, - его голос был слаще, чем медовая патока.
  -Нет. - Лэй прижала помело к груди, обняв его руками, - Мы как-нить сами...
  -Скажи спасибо, раз тебе разрешили съесть помело вместо супа. - потребовал Кэш.
  -Кому? - губки Лэй обиженно надулись и задрожали. Селена схватила второй фрукт покрупнее, буркнула "спасибо", соскочила с колен отца и побежала в шатер есть добычу. Лэй нестерпела, бросив ей в спину: - Ты, предательница, стой!
  Селена на бегу стала разворачиваться, неловко упала на помело и дико закричала от боли. Роман дико вторил ей, срываясь с места и хватая детку на руки:
  -Ты цела? - видя, что бледное лицо Селены не меняется, она не реагирует на тряску и её глаза западают, он издал такое свирепое рычание, что Лэй забыла, как дышать.
  -Это ведь не Дагон её толкнул? - Рокко схватил Лэй за ладонь и потряс, но та словно находилась в замешательстве, медленно таращась на проявляющийся Лик Зверя на лице Михеева. - Ма, скажи мне, что никто из твоих "тайных друзей" не тронул Селю.
  -Ты маленькая дрянь убила мою дочь, за это я убью тебя! - зарычал Роман, быстро обращаясь в огромного пятнистого ягуара и приседая, готовясь прыгнуть на Лэй...
  ***
  Джованни напал первым. Смыкая массивную челюсть, лев с силой потащил ягуара подальше от остолбеневшей Лэй и потерявшей сознание Селены. Рокко подхватил Селену и побежал с ней к палаткам местных, он знал, что среди них есть лекарь. Кэш перекинул Лэй через плечо и телепортировался. Карт и Карнар бросились на помощь льву, оттесняя разъяренного ягуара подальше от лагеря...
  ***
  Они очутились посреди бескрайних барханов пустыни. Посадив онемевшую Лэй на песок и опустившись перед ней на колени, Кэш постарался говорить спокойно и тихо:
  -У тебя три минуты объяснить мне все! - он встряхнул её, ноль эффекта. - Кто-то из них толкнул Сельку? Хаус? Как его там? Лука? Или Дагон? - Ещё встряхнул. - Отвечай!
  -Неееть, - Лэй накуксилась и начала реветь, кусая нижнюю губку до крови, - Неееть!
  Маленькая Лара убила всех полукровок в приюте только лишь за то, что они дурно пахли и не понимали её. "предательница, стой!". Кэш почувствовал озноб по телу:
  -Ты это сделала? - глаза Кеши горели бешенством и от него исходила такой силы чудовищная волна злобы, что Лэй начала задыхаться, - Две минуты! Отвечай мне!!!
  -...?! - Лэй тяжело дышала, чувствуя, как начинает кружиться голова и неметь тело.
  -Ты убила её? - тихий звук пощечины рассек воздух. Он слегка хлопнул её по щеке, чтобы привести в чувства. Не так больно, как обидно и унизительно. Глаза Лэй стали темнеть и из нутра стал подниматься негодующий рокот. Никто не смеет бить её!
  -Отвечай мне, блИАть, ты убила её? Проклятье, Лэй, прекращай эту игру в молчанку! Пока ты молчишь, я не понимаю, как мне все исправить! Селена мертва? Она во...
  -Ты ударил миня! - тихое змеиное шипение Лэй не вязалось с убийственным выражением её лица. Кэш даже не заметил взмаха, ладошка пересекла воздух со свистом пули и приземлилась ему на правое ухо. БлИАть! Раздался странный звук и, голове загудело, боль молнией ударила по нервам в мозг и в глазах потемнело. - ...поверить не могу...
  Он рухнул на спину, как подкошенный, попытался встать, поймать её за руку, но не смог ни двинуться, ни слова сказать. Она сделала это снова: остановила время. Только на сей раз Кэш оказался "в шкуре Цезаря", превратившись в каменную глыбу и застыв в неловкой позе. "Поздравляю, дожил! Теперь ты в её глазах ничем не лучше Цезаря!"
  -Я. БОЛЬШЕ. НИКОГДА. НИХАЧУ. ВИДЕТЬ.ТЕБЯ! - что-то мелькнуло в её взгляде. - ИЩЁ. РАЗ. УВИЖУ. УБЬЮЮЮ!!! - она развернулась и потопала от него. Мысленно он считал, ожидая, когда колдовство развеется, пока Лэй уходила все дальше и дальше, становясь размытой зноем точкой на горизонте. Паника охватила все его существо: что если Михеев вырвался и теперь рыскает по пескам в поисках Лэй? Мужчина попытался зажмуриться, ни х...я не вышло. Призвал Силу показать ему Селену и Рокко. Ничего...
  ***
  Он застрял тут черт знает насколько, Лэй осталась в пустыне одна, беззащитная и в растрепанных чувствах. Легкая добыча для любого врага! Скосив глаз на линию горизонта Кэш беззвучно застонал, не зафиксировав движение Лэй. Но зато над ним нависла ухмыляющаяся морда Дагона. Падший даже не скрывал, что развлекается:
  -Всегда поражался, как подобные вам стараются, что-то создают, терпят, радуются отношениям, а потом в один прекрасный миг - Бах - и одно неосторожное слово или действие рушит все на корню! Поздравляю, парень, ты потерял её!
  -... - если бы Кэш мог, он бы высказал засранцу все, что он о нём думает.
  -Черт, так ты нравишься мне гораздо больше! - Дагон безумно рассмеялся, - Не перебиваешь, слушаешь до конца и даже не пытаешься надрать задницу. - Падший взмахнул рукой в том направлении, куда ушла Лэй и там вспыхнуло на миг и угасло черно-сизое облако. Заметив, как забегали глаза Кэша, он улыбнулся: - Лагерь на востоке, а моя взбешённая маленькая дружка потопала на юг. С ориентацией на местности у неё всегда были и будут проблемы. Успокойся, я направил её туда, где она должна сейчас быть. Но тебе я не могу не сказать "спасибо". Давненько уже никто не бесил её так, как это сделал ты. Как ощущения? Ты доволен собой?
  "Иди на х...!" - подумал Кэш, собирая силы, чтобы пробить магический блок.
  -Бесишься? Правильно! Если бы меня так облапошили, я б тоже взбесился. - поймав на себе потемневший взор хищника, Дагон гадко захихикал. - Так ты не догадался ещё? Эти две милые мышки проверяли вас. И поздравляю, ты проверку запорол!
  ***
  -Помогите! - Рокко бежал к египтянам, а она, напуганные жуткими хищниками, от него в рассыпную! - Кто-нибудь видел лекаря? Мне нужен лекарь! Позовите лекаря!..
  -А ужо можно открывать глазки? - Прошептала Селя, хватая его за плечо и пытаясь сесть. Рокко замедлился и остановился, не веря своим глазам. Детка улыбнулась ему, вгрызаясь в помело. - А где Лэйка? Это було так весело, как вона и обещала, да?..
  ***
  27 октября 1917г. Долина Царей Бибан аль-Мулук. Египет. Лагерь копателей.
  -Весело? - ощетинился Рокко, грубо ставя недооцененную актрису на ноги, складывая руки на груди и раздраженно разглядывая пожирающую помело вместе с коркой детку сквозь узкий прищур глаз. - О да, мы все здорово повеселились! Это была идея Лэй?
  -Ага! - промурлыкала Селя, отплевывая корку и начиная пальчиками чистить плод.
  -И она тебе сказала, что подглядывать нельзя, чтобы ты не услышала, так? - Рокко устало протер лицо руками, глядя на девчонку с укором.
  -Ага! - Селя оторвала дольку, ворча, что драгоценный сок капает мимо её рта. - Лэйка сказала, что если я все правильно сделаю, то она сможет узнать, какой страшнючий папа Кеша в бешнячестве. И тогда она сможет решить, нада жениться на нем через два года или выбрать другого жениха. - Она попыталась засунуть дольку в рот, смогла, но теперь рот не закрывался. Она с надеждой посмотрела на Рокко. - ОО-ОО-ИИ!
  -Помочь тебе? Сейчас помогу. - Рокко пребывал в тихом бешенстве. Схватившись за ремень, он расстегнул его и резко рванул, снимая с себя. Глазёнки Сели округлились: неужто пришла пора попе встретиться с чужим ремнем? Что за дела?
  -ИЯЯЯЯ! - детка отпросила плод, вскочив на ноги и побежала от Рокко, визжа, как порося. Завидев знакомые ноги в суматохе, она забежала за них и спряталась.
  -Смотрю, по программе божья длань и воскрешение дитя? - Насмешливо поинтересовался Джованни у подходящего к нему Рокко с ремнем наготове. - Разве ты не должен радоваться, что твоя сестричка чудесным образом ожила?
  -Они с... - он осекся, не желая выдавать мать. Страшно представить, как отреагируют остальные взрослые, если узнают, что дети просто на просто разыграли спектакль.
  -Я знаю, - безучастным голосом ответил Рокко, поморщившись, когда руки Селены обхватили его ноги, лбом она уткнулась чуть ниже его попы. - Селена, три шага от меня!
  -М-мм! - она увлеченно пыталась справиться с огромной долькой помело. - М-мм...
  -Знаешь? - поразился Рокко, невольно опуская руку с ремнем. - Откуда?
  -Наша неподражаемая маман решила, что меня лучше держать в курсе всех её вероломных проделок. Кто сейчас и заслуживает ремня, это она. Наша исполнительная обезьянка лишь средство достижения цели, смысл злиться на неё?
  -И зная, что это всего лишь спектакль, ты никому не сказал? Ты мог загрызть Ро... - Рокко закашлялся, пытаясь не напугать громко чавкающую Селену. - "Котик" цел?
  -Он собирался убить нашу мать, как думаешь, что я с ним сделал?
  -Кто-то пытался убить Лэйку? - Селена отскочила от Джованни, как от прокаженного. - Ты спас её? Она выжила? Ты убил убивцу мамки? - Рокко сделал глубокий вздох.
  -Да. Да. Да. И да. Я свернул ему шею, наслаждаясь хрустом крошащихся позвонков.
  -Джонни, заткнись! - Резко одернул его Рокко, хватая Селену за руку и ведя её обратно. - Разве можно говорить детям такие ужасные вещи? Ты испугалась? - Она помотала головой. - Хорошо. - Детка громко икнула. - Что такое?
  -Нада попить. - Снова "ик". - А он не васстанет из мертвых, чтобы попытаться снова убить нашу маму? А где вона? А почему её не слышна? Джонни обманул меня, да?
  -Нет! - Джонни снова пересек им путь, кладя тарахтелке руку на лоб. - Помолчи пока я говорю. Не очень умно тащить ребенка туда, где остался лежать... котик. Понадобится время, чтобы он вернулся и оклемался немного. Возьми её и пойди поищи в округе своего отца. Судя по тому, как ведет себя Лэй, она добилась поставленной цели...
  Из лагеря до них донеслись истеричные крики Лэй и глухие удары.
  -Боже, - Рокко почувствовал себя полностью разбитым. - Думаю, лучше поискать отца без Селены. Возьми её и отведи к Лэй. Она успокаивающе на неё действует.
  -Ну уж нет, - Джонни отодвинулся, когда Селена протянула ему ручки и накуксилась. - Мне надо успокоить мать без свидетелей, так что эта обезьянка всецело твоя!
  -Но... - возмутился Рокко и стих, Джованни отвернулся и быстро пошел к лагерю.
  -Почему он зовет меня абизянкой? - обиженно пробубнила Селена, - я ни абизянка!
  -Но ведешь себя, как она. - Рокко продолжил удаляться от лагеря. Почувствовав, что Селя не следует за ним, а слушает крики Лэй, он вернулся, подхватил её на руки и пошел искать отца, молясь про себя, чтобы он был в порядке.
  ***
  -Я тута не останусь. - визжала Лэйэллия. Из шатра раздался звон бьющегося стекла.
  -Прекрати немедленно... - грозно рычал Карнар. - ты с ума сошла?! Только не это!
  -Ненавижу это место, жару и тебя - упало что-то тяжелое, Джордж взвыл, как раненый зверь, - тута скука смертная! Все вокруг либо злыдни, шуток не понимающие, либо зануды козлячие. Как можна было решить, что я убива Марселя? Как? Как? Как?
  -Не смей трогать эту... - снова звон битой посуды, - Лэй, я... тебя... сейчас...
  -Тока тронь меня! - Завопила Лэй. - И я прибью тебя без суда и следствия!
  -Не смей в меня целиться этой вазой! - голос лорда дрожал - Знаешь, сколько она стоит?
  -Ничего! - зарычала Лэй. И снова грохот от битья посуды, топот ног и сбитое дыхание. - Не смей мне угрожать! Думаешь, я боюся твоего ремня? Да стоит мне только захотеть...
  -Чем больше нахожусь здесь, тем больше убеждаюсь, как мне повезло с дочерью... - Джонни, стоявший у входа в шатер, не услышал, как к нему приблизился израненный Роман, - Это не девочка, а сущее проклятье. - Джованни хищно улыбнулся ему:
  -Давно слушаешь? - ди Борха расслабил кулаки, когда Михеев утвердительно кивнул:
  -Достаточно, чтобы узнать, что моя детка цела, а ведьма получила по заслугам.
  -Рад, что ты стал думать о дочери лучше. - Джованни выдохнул и вошел в шатер.
  
  ***
  -Мы ведь не отпустим маму, да? - едва сдерживая слезы, Селена горестно вздыхала, пряча мордашку на груди Рокко. - Она не может уихать от нас и бросить МЕНЯ! Я была хорошим Марселем, хорошей Селеной, и самой лучшей дочей на свете. Лэйка сама признавалася мне. Всегда делилась вкусняшками и смеялась над её несмешнючими шутками, поди... поди... помогала ей пошутить над вами, - горькие вздохи чередовались и громким иканьем, поначалу это раздражало Рокко, как и сам бубнеж "абезянки", но спустя двадцать минут блужданий, он внезапно понял, что она успокоила его и уняла тревогу. - Я атпускала её ночью в ваш шатер к папе Кеше и никаму-никаму об этом не рассказивала! - Рокко посмотрел в светящиеся умом, добротой и терпением глаза Сели и неожиданно улыбнулся ей. Детка улыбнулась в ответ. - А ищё я говорила ей, что нада останавливаться, что будет бобо, а она миня никада не слушала...
  -Ты у нас умница, - его губы прижались к её носику, заставляя Селену заткнуться. Сжавшись от непонятного ощущения в желудке, она изумленно таращилась на место поцелуя. - Мы обязательно что-нибудь придумаем, что заставит маму остаться.
  -Обещаишь? - низкий писклявый голосок был не свойственен Селене.
  -Да, милое дитя, обещаю. - Он хитро-хитро посмотрел на неё, - Но тебе придется мне подыграть. Ты сможешь повторить то, как умело притворилась умирающей?
  -Не дышать? Глаза не открывать? На щикотку не дергаться и не смияться? - Эта детка все схватывает на лету) Глаза Селены зажглись надеждой. - Да это легкотня... - Они оба замолчали, заметив идущего к ним прихрамывающего Кэша. - Папа Кеша...
  Рука Рокко легла Селе на губы (молчать!), когда он заметил, что отец не в настроении (блИАть, очень мягко выражаясь), немного покоцан (это его маман так?), кровь на рубашке, на шее, в глазах ярость и стремление кого-нибудь прибить.
  -Где Лэй? - сипло прошептал он, останавливаясь в трех метрах от них. Селя показала указательным пальцем направление, куда ему следует идти (черт, прямо на лагерь!). - Хорошо. Чего тут забыли? - Рокко молчал, Селя показала пальцем на Кэша и нарисовала в воздухе, какой извилистый путь они проделали, чтоб найти его. - Ясно. Разворот и шагом марш обратно в лагерь. - Рокко моргнул. Это что? Батя перегрелся на солнышке? Почему он так странно себя ведет? Обогнув их, Кэш молча последовал к лагерю. Селя и Рокко многозначительно переглянулись:
  -Скоро попу Лэй ждет встреча с ремнем? - еле слышно пробормотала она.
  -На отца посмотреть, чья-то попа уже с ним встретилась. Пошли. Поможем ма, если что...
  ***
  -Усё равно уеду! С тобою или без тебя! - визжала Лэй, туго завернутая в плотное одеяло, словно в кокон бабочки, взмокшая от бесплотных усилий освободиться и кряхтящая от ярости. Она-то думала, что Джонни если и вмешается, то чтоб помочь ей, но он молча вошел, лихо скрутил её и тут же ретировался. Охрипший от ора Карнар успел буркнуть: "спасибо". Что это за беспредел ещё такой? - Если тебе эти несуществующие гробины важнее меня, оставайся! Я пидам на тебя в суд и лишу опекунских прав!
  -Чего меня лишишь? - зарычал Джордж, нависая над пленницей. В шатер ворвался вихрь и раздался грохот падающих тел. Карнар исчез из обзора и Лэй запаниковала:
  -Ты там што, убился што ли? Пачему замолчал? Испугался, да? - она тонюсеньким голоском вспискнула, увидев нависшее сверху обагренное засохшей кровью лицо злющего- презлющего Кэша, и сразу сделала моську кирпичом: - Уходи отсюдова! Я усё равно уеду! Ни за што не останусь тут с тобой! Ты поби-и-и-ил миня-яяяя, - и она горько расплакалась, слезки обильно потекли ручьями из зажмуренных век к вискам, попадая в ушки и заставляя её содрогаться. - Я тибя-я-я больше не люблю-ю-ю...
  Он молча подхватил её в охапку, закинул себе на плечо, поднялся и, переступив через бездыханного лорда, вынес её из шатра. Она успела разглядеть, что веки Джорджа закрыты, нигде нету крови, пузо колыхается, значит, просто спит! Солнце ослепило её, она сначала услышала свою лучшайшую подружку: "Братик, что-то не нравится мне ента игра...", потом "тсс!" Рокко, фырканье Джонни и глумливый мужской смех: "где-то я уже это видел" (чьего владельца она не смогла определить, продолжая рыдать, от жжения в глазках). Они прошли их так быстро, что она даже не успела попросить о помощи. Он повернулся, и она перестала их видеть, второй раз в жизни рядом с ним почувствовав себя не в безопасности. Почему он молчит? Обиделся за то, что она дала сдачи? Ну, что за человек такой? Обидел её, ещё и умудрился обидеться на неё сам. Кто так поступает вообще? Ну... за исключением неё? Ей то можно, другим - нельзя!
  То, что Лэй поначалу приняла за гнев в Кеше, оказалось другим, более подавляющим чувством. Под его гнетом она почувствовала себя бесконечно уставшей и грустной. Стало так страшно, что она заскрипела зубами, пытаясь отогнать от себя жуть.
  -Куда ты несешь меня? - она сильно постаралась, чтоб голос не дрожал. С одной стороны, её радовало, что желудок пуст, иначе от тряски и неудобного положения все вышло бы наружу. С другой стороны, требовательным урчанием ее "троглодитик" подрывал напускное спокойствие Лэй: "А. Мне. Все. Равно. Не. Страшно!" - Ты!!! - Ноль реакции: он просто шел вперед и молчал. Она не понимала, что он задумал и это реально стало превращаться в нечто пугающее. Марселька ведь тоже заподозрила что-то нехорошее. Что-то было неправильно. Как смогла, она осмотрелась. В пределах видимости нижняя часть его тела, а в пределах доступности вообще никакой. Это покачивание доконает её.
  -Ты должен немедленно объясниться. - в ответ ни одной мысли в голове. Что?!? Да разве так бывает? С Кешей такого вообще не было ни разу! - Ты ищё кто такой???
  
  
  
  
  
  
  ***
  Прошла целая вечность, а он продолжал идти молча. Зной сменился духотой и легким смогом. Во рту Лэй все слиплось, и за кружку воды она уже готова была на что угодно! От усталости невозможно было разлепить веки, язык присох к небу и сил не осталось дышать. Лэй поняла: он собирается затаскать её до смерти! Едва дыша, она попыталась призвать Дагона (он не проявил себя), Луку (снова угнетающая пустота), Хаус (да и та не пришла). Лицо детки исказилось от ужаса: все её предали и теперь она умрет ужасной смертью! Сердечко бешено забилось и его ритм вибрацией дошел до него...
  Кеша остановился, но потом снова куда-то пошел, слегка повернув в сторону заката. Теряя сознание, Лэй понимала: что для неё утро вряд ли наступит. Вместе с Селькой она узнала от Джованни кучу страшных историй на ночь о том, что случается с маленькими беззащитными детками, если они оказываются посреди беспощадной пустыни и помощь не приходит к ним в первые сутки... Милостивая Тьма забрала её в свои прохладные объятья. Силясь улыбнуться ей, она провалилась в дымку сна...
  ***
  -Что-то их долго нет. - Обеспокоенно проворчал Карнар, сидя у костра и потирая ноющие виски. Он даже не понял, что произошло: вот он возмущается пустой угрозе маленькой кровопийцы, а в следующий момент пробуждается от противного запаха нашатыря, с ужасной мигренью, пустыней во рту и вокруг него целое собрание хищников с новоприбывшими Хоффрэ ди Борха и Джеронимо, которого теперь зовут Томмазо. Они объяснили, куда подевалась Лэй. Первые два часа это его не смущало, но теперь волнение разрослось до небывалых размеров. - Разве они уже не должны были вернуться? Хоффрэ, ты сказал, что уже где-то это видел. Что это значит?
  -В прошлой жизни Альфонсо частенько вел себя с сестренкой, как неандерталец. - Мужчина переглянулся с Джеронимо, - Может, он начал вспоминать прошлое?
  -Не хотел бы этого говорить, но меня тоже беспокоит их длительное отсутствие. - сказал Рокко, обращаясь к Хоффрэ. Он один из всех, кто любил Крецию так же сильно, как они с отцом. - Отец вел себя странно. Они не взяли воды. Лэй чувствовалась...
  -... взбешенной из-за того, что с нею обращаются, как с мешком с мукой. - Перебил его Джованни. - Хотя я тоже считаю, что твой отец повел себя странно, потому что нормальный мужик уже давно бы всыпал ей так, чтоб неделю попа огнем горела!
  -Мой отец не такой! - Рокко обнял себя, принимая защитную позу.
  -Ты плохо знаешь своего отца. - То, что именно Хоффи занял сторону сводного брата, по-настоящему задело юношу. Разве Хоф не был самым близким человеком для его родителей?! Какого черта он тогда несёт? Заметив недоумение племянника, хищник улыбнулся ещё шире. - Ты что, обиделся что ли? А зря. Будь твой отец рохлей и кулемой, типа, как Джованни Сфорца, моя сестра никогда бы не влюбилась в него.
  -И он не нажил бы себе таких врагов, как Горацио и Цезарь. - поддакнул Томмазо. - Рок, сам подумай, каким жестким должен быть твой враг или как сильно он должен был тебе "насолить", чтобы нетерпимость к нему и желание свести счеты ты сумел пронести в веках? Я пару раз пересекался с твоим отцом и поверь мне, более жесткого и беспощадного полукровку я ещё не встречал. Он их тех редких людей, кто не признает чужого авторитета. И методы у него для достижения поставленной цели тоже, выражусь мягко, своеобразные. Он успешно выдает себя за цивилизованного, воспитанного, терпеливого человека, но в душе он дикарь. Если он утащил Кеси в пустыню, значит, она его допекла. Джонни прав, лучше бы ей отделаться наказанием ремнем, но его урок, возможно, лучше до нее дойдет?
  -БлИАть, вы так говорите равнодушно, будто обсуждаете, а не пойдет ли завтра дождь, - вспылил Рокко. - а мы говорим о моих родителях! Если тут собрались одни эксперты, то давайте! Говорите! Куда отец понес маму и что собирается с ней делать?
  -Да! - из-за спины Рокко выпрыгнула заспанная "абизянка" в белой длинной сорочке, косясь на "братика" и комично копируя его позу и выражение лица. - А то у миня очень нехорошее чувство. Пришел Даги и сказал, что мою маму срочно нужно спасять! Он бы и сам был рад, но не может вмешаться, да и другие тоже...
  -Что? - Хоффрэ позеленел лицом и, вскочив со скамьи, с тревогой уточнил у Рокко. - Говоришь, отец показался тебе странным? Что именно было не так?
  -Да не, - Джованни понял, куда клонит дядя и отрицательно покачал головой, - Скорее всего ребенок намекает на то, что Кэш переусердствовал в перевоспитании...
  -Я не понимаю, - Рокко отодвинул девчонку к Роману, тот молча взял её на руки и понес обратно в шатер, заново укладывать спать. Раздался протестующий крик и Селька заплакала, требуя пойти со всеми искать маму. ОНА ИМЕЕТ ПРАВО! - На что вы тут намекаете? Что тот, кто унес её мимо нас, вовсе не мой отец? Тогда кто?
  -Твой дед однажды прикинулся Цезарем, - ответил Джованни, мрачнея лицом, - и теперь многие думают, что я сын Гора. Так что, он вполне мог прикинуться и твоим отцом. Но тогда у меня возникает резонный вопрос, если мать забрал не Кэш, а Гор, то тогда где сам Кэш? Либо с ним что-то случилось, либо он уже давно бы пришел!
  -Не-еее, я тоже пиду-у-у-у!.. - отчаянно взыла Селька - Биз миня вы иё ни найдете-е-е!
  -Принесу вещи Лэй, - на бледном лице Карнара отпечатался первобытный страх - мы найдем её по запаху. В конце концов, мы ведь хищники, сумрак нам не помешает...
  -Вы хотите сказать, что мой дед все ещё тешит себя мыслью, что мать бросит отца?
  -Учитывая, что он, возможно, похитил Лэй, что-то сделав с Кэшем? - Томмазо сокрушенно покачал головой. - Нет, от ожидания он перешел к действию. Нам надо поспешить...
  
  
  
  
  
  
  ***
  -Посмотри на меня, - она слышала чей-то голос словно через плотный слой воды, он был размытым, слова невнятными и отдавали болезненным гулким эхом в её голове. - Давай же, открой глазки, котенок, и посмотри на меня... - раздался чей-то сиплый хрип, сдушенный кашель и Лэй почувствовала адское жжение в груди. Неужели это она? - Тише-тише, дыши медленно, не торопись. Ты перегрелась на солнце и теперь тебя тошнит и лихорадит. Я дам тебе немного воды, постарайся много не пить, иначе станет хуже... - Разумеется, она не послушалась, сделала жадный глоток, поперхнулась и закашлялась до слез. - Проклятье, котенок, мы же договорились с тобой, что ты творишь? - Она попыталась открыть веки и посмотреть на своего мучителя, но все было словно в тумане. Она увидела размытый ореол в серой дымке тумана. - Пожалуйста, скажи, что ты узнала меня! - он наклонился ближе и его запах ударил в неё. Лэй зажмурилась и инстинктивно отвернулась от него. - Лэйэллия Луна Карнар, не смей отворачиваться от меня. Нельзя отворачиваться от тех, кто хочет тебе помочь. Это очень-очень глупо.
  "Ты хочешь меня убить?" - мысленно спросила она, особо не надеясь на ответ. Она не могла слышать его мысли, возможно, он блокировал и её "посылы". Он пах не как Кеша, но смутно похоже. И силуэт его то походил на Кешин, то, расплываясь, видоизменялся.
  -Я хочу, чтобы ты кое-что поняла, кое-что важное, - он протянул к ней руку и, взяв её крошечную занемевшую ладошку в свою, принялся растирать. Она тупо таращилась на то, как он ее разминает. Она не чувствовала руку... поначалу... но потом пришла боль и она, не стерпев, жалобно закричала, пытаясь высвободиться. - Давай, кричи, я тоже хочу, чтобы они услышали тебя. Заодно и проверим, кто твой друг, а кто лишь зовется им. Маленький измученный котенок на пределе сил... кричи... зови их сюда... ко мне...
  И она закричала, почувствовав неожиданный прилив сил. Так громко, как смогла!
  ***
  -Слышали? - Рокко, летевший в облике дракона над толпой разъяренных хищников, взмыл чуть выше,
  высматривая вокруг инфракрасным ночным зрением возможное движение во тьме и тепло. Нервничая от того, что в обзоре не за что зацепиться, он спустился к остальным. - Я определенно слышал её зов о помощи. Он прозвучал так ясно, будто она совсем рядом. Кто-нибудь из вас слышал его?
  -Нет, - Роман переглянулся с Томмазо, тот тоже отрицательно покачал головой.
  -БлИАть, я точно вам говорю, что мне не померещилось. Они очень близко, но я не вижу её тепло, хотя должен бы, и запаха тоже не чую. Что это значит?
  -Дерьмо, - неожиданно сказал Хоффрэ, - он мог переместить её, куда угодно. Мы можем оббежать всю пустыню десятки раз, несколько раз мимо них и не сможем ни увидеть, ни услышать, ни достать ублюдка. Нам нужно найти Кэша, он сможет это сделать вместо нас. Он сын своего отца и в прошлом перемещался, как нечего делать...
  -Может, это все-таки он? - с надеждой в голосе промямлил Рокко.
  -Если тебе так спокойнее, верь, что это твой отец. - предложил Джонни, - можешь вернуться в лагерь к обезьянке, но сначала, блИАть, помоги нам найти Кэша!
  ***
  -Если испытываешь чье-то терпение, будь готова к последствиям, когда оно кончится.
  Лэй ответила бы умнику, но она была занята тем, что жадно слизывала с губ воду, которой он их смачивал. Вот сейчас напьется, восстановит силы и задаст ему трепку!
  -Если плохо поступаешь по отношению к другим, будь готова, что тебе ответят тем же. Тех, кто о тебе заботится, ты должна учиться ценить и отвечать им той же монетой.
  "Но я забочусь о своих друзьях! - возмущенно подумала детка, вцепляясь в его руку и заставляя его больше капать ей на губы. - Я никого не обижаю, если не обижают меня"
  -Попробуй перестать думать о тех, кто тебя окружает, как о своих рабах. Они не должны прислуживать тебе. И не воспринимай их милости, как должное. Учись быть благодарным котенком. Иначе рискуешь утратить их любовь и привязанность к себе.
  "Пачему они не пришли спасать меня? - Лэй перестала пить, задумчиво разглядывая скрытое тенью лицо. Когда она поняла, что убивать её все же не собираются, она перестала звать на помощь и постаралась втереться в доверие, прикинувшись кротким котенком, каким он хотел её видеть: заурчала и стала ласково улыбаться ему. - Ты сказал, что мы проверим, кто из них мои настоящие друзья. Выходит, что никто?"
  -Выходит, что никто... - его голос звучал спокойно и убаюкивающе, - из них не может добраться до места, куда я тебя перенес. Знаешь, котенок, это чертовски паршиво для тебя. Если бы я захотел причинить тебе зло, никто из них не смог бы мне помешать.
  -Да что ты говоришь, блИАть, правда, что ли? - раздался сиплый голос Кэша в стороне от них. Лэй резко обернулась и радостно завизжала, приподнимаясь с развернутого одеяла. Тень от её движения рассеялась, оставляя мужчину и ребенка наедине.
  -Кеша! - звонко засмеявшись, она вскочила и ринулась к нему, мигом оказавшись в крепких надежных объятьях. - Ты нашел меня! Да? Да! Ты пришел за мной, да? Да! Ты мой герой! Да? Да! - мужчина не выдержал и, уткнувшись в её всклоченные волосики, глухо засмеялся. Всю злость на то, что бросила его в пустыне, и гнев от страха за неё как рукой сняло. Она уткнулась ему в шею и заплакала. Внутренности Кэша словно судорогой сжало в тисках. Он обнял её личико ладонями слегка отстранил, заставив посмотреть на себя. Она вся светилась от счастья, заставляя его онеметь.
  -Ты единственный, кто смог найти меня и спасти! - зачарованно прошептала Лэйэллия, продолжая крепко держаться за него. - Хотя спасать, как раз, нужды не було... Не суть! Ты пришел за мной и знаишь, что энто значит? - Кэш улыбнулся и кивнул головой.
  
  
  ***
  Лэй не могла взять в толк, почему она не должна рассказывать другим, как Кеша её по-геройски спас? Сидя на его руках, она с интересом разглядывала коридор замка, который её будущий муж назвал "Замком Тьмы", с множеством разнообразных дверей, притягивающих её взор, как магнитом. Она слышала странные звуки за ними, иногда музыку, и видела разных цветов свечение в проемах. Она заметила, что Хаус следует за ними, шипя на тени, пытающиеся ползти к ним. Слышала сдавленный, невнятный шепот недовольных их вторжением в святая святых. Кеша уверенно шел по коридору, бесконечно сворачивая то влево, то вправо. Обнимая его за шею, она с сожалением смотрела на засохшую кровь на его ушах. Она сделала ему больно, и он даже не отругал ее. Сглотнув ком в горле, детка прижалась к ним губами и тяжело вздохнула:
  -Ты ведь простишь меня за то, что я сделала больно твоим ушкам? - С мольбой в глазах она умоляюще посмотрела на него. - Обещаю, что больше так не буду...
  -Прощу, если расскажешь, кто затащил тебя сюда. Я не успел рассмотреть ублюдка, но уверен, что это не мой отец. И ещё, что он говорил тебе? Он тебя обидел?
  -Да, думаю, папка пытался обидеть меня. Он сказал, что если я буду плохой деткой и не перестану издюваться над всеми, то останусь без друзей... Он же соврал мне?
  -Папка? - Кэш остановился, внимательно оглядывая накуксившуюся Лэй. - Это он тебе сказал, что он твой отец? - Он убрал логон с её лба. - Или ты сама так решила?
  -Я када успокоилась, что меня не собираются похищать и убювать, а он дал мне попить, я его вспомнила. Это он отдал меня дяде Джорджу, потребовав заботиться обо мне. Дядя Джордж называл его дядей Жулианом, а за глаза как-то сказал, что этот старый хитрожопый Cuculus, подсовывающий кукушат в чужие гнезда, обречен на вечное одиночество и никогда не познает счастье отцовства. Энто значит, что я не котенок, а кукушонок, да? - с ресничек Лэй стекли слезинки и губки в обиде поджались, невольно задрожав. Кэш ласково улыбнулся ей, стирая губами дорожки от слез:
  -Лэйэллия Луна Карнар, родись ты страшнючим детёнышем гиены, я бы тебя любил.
  -Правда? - Глазки Лэй удивленно округлились и слезы потекли водопадом. - дядя Рома возил нас с Марселькой на сафари, и я их видела. Боги, гиененыши и вправду такие страшнючие... Мы даже гладить их не стали... Брр! - детка передернулась от отвращения. - Тебе и правда усё равно, котёнок я или кукушонок?
  -Правда. После того, что я пережил, узнав, что ты родилась мальцом, мне вообще уже ничего не страшно. Но я каждый божий день благодарю всевышнего, что эта весть оказалась шуткой. - он принялся утирать ей слезы, слушая довольное мурчание Лэй.
  -А как ты меня нашел? Почему ты нашел, а другие - нет? А что это за место? А почему мы раньше тута не гуляли? А мы ищё сюда придем? - Кэш снова пошел, прижимая Лэй к себе и невольно улыбаясь её трескотне. Понятно, что ребенок полностью оправился от потрясения и находится в добром расположении духа. - А когда ты сделаешь мне предложение? - он споткнулся, невольно крепче прижимая её к себе. Лэй пискнула и подняла на него сияющие глазки. - Не хочу снова поссорится и усе испортить. Ты должен поспешить, пока я снова усе не испортила. Понял?
  -Если ты действительно хочешь быть со мной, ты тоже должна набраться терпения. Твой отец пусть и старый хитрожопый Cuculus, но он прав в том, что ты должна стать хорошей девочкой и перестать трепать нервы окружающим тебя людям...
  -Иначе они перестанут любить меня? - личико Лэй покраснело от негодования.
  -Иначе им станет сложно продолжать любить тебя с той силой, с которой они любят тебя сейчас. Твоя жизнь в твоих руках, детка, ты ее хозяйка и от тебя зависит, будешь ты в ней купаться в любви или претерпевать невзгоды. Помни, я всегда буду рядом и, если тебе захочется поговорить по душам, я всегда выслушаю тебя, душа моя.
  -Давай попросим дядю Джорджа, чтобы он разрешил мне спать у тебя? - Лэй снова по-кошачьи заурчала, прижимаясь к своему избраннику. - Он ужасно храпит, а ты нет.
  -Думаю, это совсем не аргумент для него. Лэй, вряд ли он разрешит тебе спать у меня до брака. Ты помнишь о терпении? Когда ты станешь взрослой, и мы поженимся, тебе не надо будет спрашивать разрешения, чтобы поспать на моей руке вместо подушки.
  -Хачу скорее проснуться взрослой, чтоб можна была систь тебе на шею и не слизать!
  Кэш рассмеялся и, попросив ее зажмурить глазки, спрятал её лицо у себя на груди и открыл портал. На них пахнуло духотой пустынной ночи. Он огляделся и заметил приближающуюся к ним процессию. Хищники остановились, обращаясь в людей и медленно подбираясь к паре. Лэй перестала жмуриться и помахала нагому Рокко:
  -А мы тока што гуляли по... - ладонь Кеши накрывшая ей лицо помешала закончить фразу. - Она забузела, мысленно обращаясь к нему: - "Што, и про энто говорить низззя?" - Он зарычал на нагих мужчин, веля им убираться. Лэй как ни в чем не бывало продолжила - Я абищаю больше не бить посуду, дядя Джордж, и быть хорошей деткой, если ты разрешишь мне ночевать у Кеши. А то я и так у него усе время сплю...
  -Что? - Карнар ошеломленным взором впился в краснеющее лицо Солвэя. - Как это спишь у него? Ты же засыпаешь вместе со мной и просыпаешься тоже. Когда?..
  -Стыдоба, правда? - Лэй лучезарно улыбнулась. - Коли мы уже обещались друг другу, то ты вполне могешь мне разрешить спать у Кеши. Тада усё будет офисяльно!
  -Лэй - Кэш сделал непроницаемое лицо и понес детку в лагерь - мы же договорились!
  -Да знаю, знаю я... - детка убрала его руку с лица, - но попытаться стоило, да?
  -Ты лишила себя возможности приходить ко мне, так что нет, надо было промолчать!
  ГЛАВА ІІ Ослепляющее солнце пустыни
  Единственный способ отделаться от искушения - уступить ему. Оскар Уайлд.
  [Кэш]
  Если вы уступите ребенку, он сделается вашим повелителем; и для того, чтобы заставить его повиноваться,
  вам придется ежеминутно договариваться с ним. Жан-Жак Руссо.
  ***
  Он вошел в шатер, все склонились над постелью, где лежала бесчувственная Лэй. Лицо её было землисто-серым, а помутневший блеклый взор застыл в небытии. Кэш крепко стискивал её крошечную окостеневшую ладошку и горько рыдал:
  -Мы попали под песчаную бурю... - выдавил он сиплым голосом, - я... я закрыл её своим телом, но... не смог выстоять против стихии... Нас замело песком на три метра и пока я пытался вызволить нас из песчаной ловушки, она... она... Боги, она умерла от удушья... Господи, ей всего семь лет! Я не могу ни обратить её, ни похоронить. Я не могу ничего исправить! Я все испортил! Загубил! Я даже не дал нам и шанса...
  -Нет, - гость бросился к постели, расталкивая темные тени - нет, это не правда! - он схватил безвольное тело детки и прижал к груди, заглядывая в её посеревшее личико. - Лэй, проклятье, не смей меня так пугать! Немедленно открой глазки и...
  ***
  Он проснулся от ощущения удушья. Страх сковал его тело параличом. Он задыхался, чувствуя, что не может ни вдохнуть, ни выдохнуть. Паника спровоцировала дрожь по телу. Он распахнул глаза, готовый сорваться с постели и лететь в соседний шатер, проверять Лэй, как что-то почесалось о ключицу, и он понял, что Лэй лежит на нём, распластав руки и ноги в разные стороны. Сделав сосущий звук, будто втягивая в себя пущенные слюни, она утерла рот кулачком и подняла к нему заспанное личико:
  -Ти тоже энто видел, да? - она зевнула и сладко потянулась. - По глазам вижу, что да!
  -Ты сейчас говоришь о кошмаре, который мне приснился? - Кэш крепко сжал её лицо, вынуждая смотреть засоню глаза в глаза - Ты что, тоже его видела? И не испугалась?
  -Та энто не кошмар. - Она снова широко зевнула, клацнув зубками. - Энто Лукеша так миня предупеждает, как и где мне можна баловаться, а где низззя. Хороший друг, да?
  -Да... - Кэш скосил глаза на полог шатра и удивился: сумерки не таяли под наплывом солнца. Рокко тихо посапывал на другом конце шатра. Он вернулся взглядом к Лэй: - Предупреждает? - Черт, его голос все ещё дрожал от ужаса. - И как часто он посылает тебе эти "предупреждения"? Погоди, прежде вообще не было снов подобных этому!
  -Та нее, постоянно такое снится, - Лэй смотрела на него, улыбаясь, будто и не было её мертвой во сне. - проста я вижу сны, а потом иду к тебе, отдыхать и нежиться...
  -Постоянно? - он решил, что пора кончать её переспрашивать. - "Как можно видеть себя во сне мертвой и по пробуждении делать вид, что все хорошо?"
  -Ну, часто, - Лей нахмурилась, проведя пальчиком по его переносице. - перед отъездом я видела, как меня роняет моя понька, и заставила дядю Джорджа поихать сюда. Потом тута мне приснилось, што я с Марселькой убегаю от зверьев и мы натыкаимся на ядовитую змеюку, которая нас кусает до смерти. Так я, вспомнив об энтом, погнала Марсельку бежать к зверью, и мы наткнулись на вас. Ты энто... не пережывай! Я ужо привыкла, и ты привыкнешь... оно в первый раз страху наводит, а потом ужо не так...
  Он чувствовал себя, будто она ему нож под дых всадила. Пару раз. И прокрутила. Пока будничным голосом докладывала, каким способом могла в прошлом умереть.
  Невольно он вспомнил историю Милен и Лары, когда его сестра "ушла" взамен неё, и подумал, что желание Лэй дружить с Селеной имеет те же прагматичные причины, что и её прошлый навет не бросать полукровку и заботиться о сестре. А Роман не зря "писал кипятком", беспокоясь, что его доча может пострадать от этой "дружбы". Но сам Кэш смотрел "на картину", чувствуя привязанность к автору, а потому счел его подход практичным и необходимым. Жизнь Лэй на одной чаше весов и слезы Романа на другой, блИАть, да тут выбирать не из чего! Для него выбор всегда будет - Лэй!
  -В первый раз, наверное, тебе было очень страшно, - глухо сказал он, крепко обнимая ребенка и зарываясь носом в её волосы. Она рефлекторно заурчала, хохотнув:
  -Исчё бы! Энто случилось после знакомства со змеюкой Эни, на которой дядя Джордж собирался пожениться. Это було года два назад... Мне приснилось, што она пришла ко мне в детскую ночью и удавила миня подушкой. Я проснулась в слезах и с растерзанной подушкой в зубах, описанная и с четко выраженным желанием отравить свою убивцу. Обесчай, если дядя Джордж всё-таки поженится на ней, ты заберешь меня к себе!
  -Считай, уже забрал. - Кэш сделал глубокий вздох, скосив на неё глаза. - а ты не пыталась поговорить с Карнаром? Ну, чтоб он избавился от этой дурной бабы?
  -А низя никому говорить. - Лэй широко зевнула, демонстрируя Кэшу маленькие белые зубки. - Если я каму-нить расскажу, Лука сказал, што злые дяди сильно расстроятся и накажуть меня! Поэнтому я и пришла к тебе, чтоб "показать". Здорово додумалась, да?
  Ком застрял в горле, глаза запекло. Кэш выдержал её взор, полный безграничного доверия и слепого обожания, провел неловко рукой по её спутавшимся волосам и крепко зажмурился, чтоб она не заметила возвращения паники в его глазах:
  "Но ты же мне рассказала!!! Ты мне не просто показала, но и рассказала... блИАть!"
  -Лука сказал, первой низя рассказывать, но отвечать на вопросы можна. Ты спросил, я ответила. Так што, я уговор сдержала. Теперя ты будишь знать то же, что и я...
  Кэш посмотрел на неё со смесью ужаса и недоверия. Этот ребенок... нет, надо смотреть правде в глаза: Лэй не ребенок. Ребенок просыпается с криком и в слезах, если снится кошмар. Ребенок теряется и паникует в стрессовой ситуации, неспособный принять решение. Ребенок не умеет анализировать ситуацию в деталях. Ребенок способен родного папу "продать" за сладкое и новую игрушку. Лэй же сделает вид, что "продала", заберет себе все сладкое и игрушки и внушит "благодетелю", что его миссия в этом и заключалась. Дядю Джорджа она любит, но при первом же сигнале опасности она уже знает, как поступит. Уйдет к нему, к Кэшу.
  "Ты пыталась показать Карнару свои сны, как показала мне?" - послал он ей мысль.
  "А-аа, - Лэй тяжело перевела дыхание, даже не пытаясь голову с его плеча поднять. - Да, после сна с подушкой, я испортила им ужин, и она убралась в свою норку. Я же пришла ночью к дяде Джорджу, но он почему-то повел себя так, будто его гусь в попу щипанул. Стал кричать, что больше не приведет её в дом, что это ничего не значит и мои интересы для него на первом месте. Я насилу успокоила его и заставила лечь рядом с собой, но он лежал, как деревянный, и глаз за ночь не сомкнул. Из-за чего и я не смогла нормально поспать. Приятного було мало. После я не стала пытатся. Просто делала все, чтобы змиюка не оставалась на ночь. А вот энто було весело...
  "Ты нарочно корчишь язык, чтобы казаться маленькой?" - внезапно спросил он.
  Лэй слегка задрала голову, открыв левый глаз и посмотрев на него с хитрым прищуром
  "Нет, я так поступаю из-за Марсельки. Она стесняется взрослых. А когда стесняется, не может не ломать язык. Её отца это нервирует. Из-за чего Марселька нервничает ещё больше и начинает говорить совсем неразборчиво. А когда я так говорю вместе с ней, все воспринимают это, как норму. И её папаня не бесится. Мне это не трудно. Да и выгодно. Вы взрослые сразу таете и готовы исполнить любую блажь. Даже ты, слыша мой исковерканный лепет, начинаешь невольно улыбаться. А мне нравится, что ты улыбаешься, слушая меня. Думаешь, мне стоит перестать это делать?"
  "Думаю, тебе стоит поучить Селену справляться с волнением и начать нормально разговаривать. - он протянул руку и погладил её по спутавшимся волосам. - Тогда у Джонни не станет повода навешивать на нее обидные прозвища и ярлыки."
  "А сладкое тоже закончится? - Лэй стала ловить его руку, прогибаясь навстречу ласке, как нежный котенок, - Я не хочу, чтобы сладкое кончалось. Мне оно нравится..."
  -Родаки, а чем это вы занимаетесь? - не то проворчал, не то простонал Рокко, зевая и потягиваясь на своей лежанке. Головы Кэша и Лэй одновременно повернулись к нему. На их лицах застыло выражение: "застигнуты на месте преступления". - Не, ну правда, таращитесь друг на друга и громко урчите. Так, что мне отсюда вас слышно. Мне-то, собственно, все равно, а если Карнар сюда заявится? Он точно не поймет ваших нежностей. Мама, разве тебе вчера прямым текстом не сказали, что ты будешь спать у себя в койке до достижения 18 лет? Ты вроде как согласилась!
  -Я сказала Джорджу, что подумаю. Подумала и велела дяде идти спать, а сама пошла к Кеше. Я всегда держу свои обещания. - Детка широко улыбнулась остолбеневшему Рокко (она может нормально разговаривать?!?) и обернулась на Кешу. - Гладь ещё!
  -Она не картавит?! - Рокко резко сел на постели, простыня упала в ноги, обнажая его пресс. Кэш зло зарычал, хватая Лэй за голову и не давая смотреть на вскочившего Рокко. Парень метнулся за ширму, судорожно начиная одеваться. - Уму непостижимо, её речь чиста и лаконична. Усыпила Карнара и притопала сюда! А чё нет-то?!? Я-то ещё думал, что вы оба пошутили, что спите вместе, да какие уж тут шутки. Конечно спите. Фига ли о таком врать? Теперь верю, что не шутка. Прямо у меня под носом!
  "Видишь, Рокко тоже всякую ахинею несет, когда заводится. А чего он завелся-то?"
  "?! - Кэш отвел недовольный взор от сына и посмотрел на озадаченное личико Лэй. - Он бесится, что узнал об этом не сразу. Обиделся, что мы его не посвятили."
  "Может он ревнует меня к той темноволосой тете, с которой ты был женат? К своей маме?" - Лэй жалостливо посмотрела на Рокко, как только Кэш отнял руку от её затылка. - Не волнуйся, Рокко, я буду для тебя хорошей мамой, когда подрасту и выйду замуж за твоего папу. Обещаю быть тебе самой доброй и понимающей...
  Рокко застыл и от него пахнуло летним зноем. Он посмотрел на них осоловевшим взором, перестав затягивать на брюках шнуровку. Медленно вышел из-за ширмы:
  -Уверен, что так и будет. - Рок не стал приближаться к ним, заметив, как губы Кэша исказились в оскале. Даже своего сына он не был готов подпустить ближе к месту их отдыха. Парень чувствовал себя потрясенным. - Особенно, когда ты все вспомнишь.
  Он выскользнул из шатра прежде, чем Лэй успела остановить его. С недоумением она посмотрела на Кэша, тот лежал с закрытыми глазами и глубоко дышал, типа, успел заснуть. Прикинув, что разговор может подождать до утра, она опустила голову ему на плечо и невольно улыбнулась, когда его рука продолжила гладить её.
  ***
  Рокко не успел сделать и двух шагов, как наткнулся на Джонни за поворотом:
  -А ты чего ночью не спишь? - Недовольно поинтересовался хищник у сводного брата.
  -Она действительно ещё не вспомнила нас? - Вместо ответа спросил Джованни.
  -С отцом ведет себя, будто помнит его, на словах показывает, что - нет.
  -Ясно. Предлагаю немного прогуляться. У меня к тебе разговор есть...
  
  ***
  29 октября 1917г. Долина Царей Бибан аль-Мулук. Египет. Лагерь копателей.
  Учитывая, какими тяжелыми были день и ночь, они не проснулись вместе со всеми. Поскольку Рокко отсутствовал, предупредить о приближающемся "урагане" по имени "Разъярённый дядя Джордж" было некому. Он дождался, когда Лэй ушла искать Селю, чтоб вместе умыться, и закатил перекочевавшему из постели за стол Кэшу истерику:
  -Спать с ребенком, нет, не так, спать с чужим ребенком это за гранью порока! - Карнар нарезал по шатру круги, бросая осуждающие взоры на Кэша, сидящего за столом и сочиняющего письмо старому приятелю-банкиру с Аляски. Тот бросил взбешенный взор на взъерошенного "опекуна" и процедил сквозь зубы еле слышно:
  -Это мне заявляет мужик, который имеет к моей Лэй меньше отношения, чем я? Тебе поручили за ней приглядывать. Ты приглядел, спасибо. Теперь я здесь и буду делать то, что должен. Если ты попробуешь повторить эту гадость ещё раз, или ещё каким непотребным образом оскорбишь мои чувства к Лэй, я подвешу тебя за яйца у входа в лагерь и не разрешу никому приближаться. Я ясно выразился? - последние слова было неслышно за оглушающим звериным рыком. - Никто не смеет обгаживать наши отношения, потому что я, блИАть, держу себя в руках! Я тридцать семь лет ждал её возвращения и смогу подождать ещё десять. Но выслушивать гнусные инсинуации от тебя или ещё от кого-нибудь я не стану! Включи, блИАть мозги: я был в штанах; я не позволяю себе вольности; я не намерен "портить" Лэй; у меня нет к ней тех мыслей, какие гуляют в твоей, блИАть, дурной башке; я хочу, чтобы она выросла невинной и доброй. Поэтому предлагаю тебе закрыть эту тему раз и навсегда!
  -Я её опекун и имею право... - упрямо начал лорд Карнар.
  -Нет, блИАть, нет у тебя никаких прав. - Отрезал Кэш, снижая рык до угрожающего шепота. - Она моя и только моя! Будешь пытаться залезть между нами, я тебя на ремни порежу! Проклятье, как мне нужно сказать тебе, чтобы до тебя однозначно дошло, что ты остался не у дел? Теперь ответственность за Лэй лежит на мне. Ты можешь переписать опеку на меня и уехать. Уверен, детка расстроится, но переживет.
  -Вот, значит, как?! - Карнар стал смотреть на Кэша со смесью ненависти и презрения, - "Спасибо" и "пошел нахер отсюда"? В тебе от Гора больше, чем ты привык считать. Манеры и стиль изложения отцовы на все 100 %. Теперь понимаю, почему Цезарь тебя не переваривал. Ты бесцеремонный, эгоистичный, властный, грубый... дикарь!
  -Будь я хоть на треть похож на отца, - мягко начал Кэш, откладывая перо в сторону, и в следующий миг оказался у книжного стеллажа вместе с Карнаром, прижимая того к полкам и сдавливая его шею одной рукой, - ты бы сейчас валялся в моих ногах с оторванной башкой. Так сказать, в целях профилактики избавления от дурных мыслей. Но, как видишь, твоя башка на месте. И я не спешу оправдывать те ярлыки, которые ты навешал на меня. Я терпеливый, поэтому дам тебе последний, блИАть, шанс. Ты сейчас выйдешь отсюда и притворишься, что ничего не было. Станешь вести себя, как раньше, за исключением истерик и оговоров, их я ни от кого не потерплю. Если сумеешь держать себя в руках, то так и быть, ради моей крошки, можешь остаться. Если чувствуешь, что жаба, распирающая тебя изнутри, сильнее привязки к ребенку, проваливай на все четыре стороны до захода солнца. И запомни, одно неосторожное слово в адрес Лэй, я от тебя живого места не оставлю. В конце концов, я не забыл, что ты участвовал в заговоре против меня. Мне не нужно идти к Совету и просить разрешения уничтожить тебя, я сделаю это по праву вендетты. Ты понял меня? - Он так сильно сдавливал горло Карнара, что тот смог только глазами моргнуть. - Вот и славно. - Кэш отпустил побагровевшего лорда и тот, кашляя, свалился ему в ноги...
  ***
  -Шестерка не бьет козырного туза! - закричала Селя, когда Лэй потянула карты в отбой.
  -Если мама тебе говорит, что бьет, значит, так оно и есть, скажи ей, папа Кеша! - обратилась Лэй к подошедшему мужчине и демонстрируя ему свои карты.
  -Не мухлюй, Лэй. - Кэш забрал у Сели шестерку и сунул её в колоду Лэй - Что козырь?
  -Пикюхи, - просияла Селена, оценив "заступничество папы Кеши". В колоде Лэй все было красным. Кэш подмигнул своей детке и раздвинул карты так, что их оказалось на три больше. Лэй ахнула от восторга. Он подсунул ей целых три козырки из отбоя:
  -Запомни, Лэй, нет ничего слаще победы в честной игре. Мухлевать может каждый. Попробуй как-нибудь и зацени. - он похлопал её по плечу и направился к Роману.
  -Я снова отбиваюсь, ходи. - заявила Лэй, отбирая у зазевавшейся подруги козырного туза. Теперь у неё их целых четыре козырки. Селька, готовься рыдать от поражения...
  ***
  Этот обед отличался от остальных. Дети больше не восседали за отдельным столом, а ели вместе со взрослыми "взрослую" еду. Сидя на коленях у Кэша Лэй с восторгом обгладывала жареную куриную ножку, заедая мясо дольками апельсина и запивая травяным чаем. В перерывах она сладко постанывала от удовольствия, ловя глазами счастье на лице Сельки, и продолжала упиваться едой. Кэш не сводил с неё глаз.
  -Дядя Джордж, хорошо, что до тебя дошло, что мы с Марселькой выросли, - утерев жир с губ вовремя поданной Кэшем салфеткой, она продолжила. - Поэтому мы решили, что будем вести себя соответственно, правда, доча? - Подружка, не отвлекаясь от морковки, которую грызла, согласно закивала. - Обещаем, что перестанем ломать язык.
  -Что? - Морква покинула рот Селены, разлетаясь по столу. - Такого уговора не було!
  -Раз мама велит не бузеть, надо слушаться! - отрезала Лэй, возвращаясь к трапезе.
  
  Кэш переглянулся с Романом, мужчина нахмурился: опять начались наезды на его ненаглядную доченьку. Глотнув вина, он елейным голосом обратился к Лэйэллии:
  -А разве мамочка не должна подавать доченьке пример? - Лэй замерла с пальцами во рту, успев закусить дольку апельсина, изо рта потекла струйка сока. - Взрослые сидят за столом прямо и едят столовыми приборами, как все цивилизованные люди!
  Кэш приготовился вступиться, но Лэй положила ладонь на его бедро, несильно сжав. Вызывающе всосала дольку в рот и, вынув пальцы, проглотила её, не прожевав:
  -Смотри, Марселька, как надо кушать, - Лэй взяла одной рукой вилку Кэша, воткнув её в надкусанную ножку, другой - нож, и начала исступленно кромсать мясо. Роман шумно выдохнул, не в силах смотреть, как его доча артистично повторяет за "мамкой", высунув от натуги язычок. И, покачав головой, потянулся за очередным глотком вина.
  -Ты кого-нить представляишь? - нарушила молчание Селена, бросая нож и вилку и запихивая в рот разодранные куски мяса. Роман, поперхнувшись, закашлялся.
  -Ага, ту большую пятнистую котейку, что гналась за нами впереди остального зверья. - Бокал с вином выпал из рук Романа и упал в песок, не разбившись. Он таращился на Лэй усердно пережевывающую большой кусок мяса. - Съела бы и не подавилась.
  -Лэй, - мягко осадил её Кэш, положив руку на плечо ребенка и разворачивая к себе, - если взрослый ведет себя мелочно и невоспитанно, это не значит, что ты должна опускаться до его уровня и тем более превосходить его по бестактности. Угроза не ответ на по сути дельное замечание. Вилкой есть удобнее и эстетичнее.
  -Ты мог бы сказать ей это потом, - прошипел Рокко, глядя, как от обиды задрожали губы Лэй и на глазах выступили слезы. - Зачем выговаривать при всех?
  -Потому что я привык разбираться с проблемами по мере их поступления. - Резко ответил Кэш, обливая сына взглядом: "да, что ты понимаешь, щенок", обратился к Роману. - Тебе, мой друг, я скажу следущее: лишь один человек за этим столом вправе выговаривать Лэй. Это я! У кого есть претензии к моей девочке, идите с ними ко мне. И запомните, никто из вас не смеет при Лэй выговаривать мне, что я несправедлив к ней или она не так, блИАть ведет себя, как вам бы хотелось. Если претензия обоснованна, я её устраню, если нет, то за напрасную трату моего времени последует возмездие. Кто нарушит установленные правила, тот пусть пеняет на себя. Я ясно выразился?
  -Ищо раз и в глаз! - перевела Марселька, целясь вилкой в лицо Джованни. - Папа Кеша, а миня энто тоже касаится, да? Пусть тоже, ну, пжалста...
  -У тебя пока свой папа есть, - Лэй потянулась к подружке и отобрала у неё вилку. - Но если он продолжит задирать меня и папа Кеша подарит мне пятнистую шубку, то так и быть, я попрошу папу Кешу усыновить тебя официально. Не боись, одну не бросим!
  ***
  -Прямо так и сказал? - детки сидели в бочке с прохладной водой, попивая из кружек ягодный морс и следя, как местные собираются на раскопки. - А мне папа пригрозил, если не перестану есть сладкое, лишусь зубов без всякой зубной феи. Он соврал?
  -Думаю, взрослые всегда прибегают к уловкам, чтобы заставить нас сделать что-то по-ихнему. Кеша сказал, что я хозяйка жизни, но ведет себя так, будто это он хозяин. Слишком много командует и не дает мне делать все, что хочется. И я понять не могу, он дурит меня или так и надо. Поэтому я решила проверить его. - Наклонившись к Селе она заговорщически прошептала на ухо хорошо продуманный план. - Он не сможет притвориться... - Подружка вскочила на ноги, не дослушав, и возмущенно заворчала:
  -Нее, это уже слишком. - Металлическая кружка с недопитым морсом выскользнула из ее рук и булькнула в воду, медленно опускаясь ко дну. - Тебе мало прошлого раза? Хочешь снова взбесить большую тигру? А если он узнаит, что ты... энто... спесяльно?
  -Марселька, опять ломаешь язык! - Лэй невозмутимо допила морс и поставила кружку на полочку, специально привинченную Михеевым. - Мы же уговорились об этом...
  -Но это жестоко... - Селя обиженно надула губки, - Это жестоко по отношению к Кеше!
  -Послушай, - Лэй сузила глаза, - Речь ведь идет не о кукле, которую можно сломать и потребовать у папки купить новую. Я женюся на Кэше раз и навсегда! Имею право убедиться, что он меня любит и не обманывает даже в самой малости. Обещаю, это будет последний раз, когда я испытаю его. Если он сдержит слово и поведет себя, как я полагаю, я обещаю больше не сомневаться в нём и позволю ему быть главным.
  -Ты просто не можешь простить ему ту пощечину! - Селена погрустнела.
  -Да не злопамятная я: "отомстила и забыла" - не то пошутила, не то уточнила Лэй, - Так что? Ты поможешь или мне стоит попросить о помощи кого-нибудь другого?
  ***
  16 ноября 1917. Долина Царей Бибан аль-Мулук. Египет. Лагерь копателей.
  Лэй решила осуществить "контрольную" проверку ночью, когда дядя Джордж и Карт убыли в Каир. После отбоя, когда все разошлись спать Селя прокралась к ней в шатер.
  -Принесла? - затаив дыхание, Лэй подбежала к подружке, забрав у неё мешочек. - Ты умничка! - ягоды смородины, в тайне заказанные Марселькой у отца, оказались в её ладошке, а затем во рту. Она набила щеки и принялась их смачно жевать, кривясь, с трудом проглатывая. Повторила ритуал ещё раз, и ещё, чтоб сработало наверняка!
  -Эй! - возмутилась Марселька, пытаясь отобрать у подружки мешочек. - Смородину добыл мой папка, а ты собралась есть одна, не делясь со мной? Но я тоже хачу!
  -Погоди! Я же не знаю, сколько надо, чтобы подействовало... - она сунула в рот ещё горсточку, удерживая мешочек в руке. - Надо же, чтоб всё было как по-настоящему! Знаешь, какая страшнючая я стану? Уффф, детёныши гиены ищё обзавидуются мне...
  ***
  ...Она прокралась в шатер Кэша поздней ночью, залезла к нему под одеяло и стала мерзло жаться к его телу. Кэш проснулся от гулкого звука - сердечко Лэй билось, словно птица в силках! Он поднял голову с подушки и, покосившись на дрожащую детку, резко слетел с постели, громко нецензурно выражаясь. Глазки Лэй покраснели и обзавелись черными кругами. Её кожа на лице, шее и ладонях посинела, покрывшись жуткой сыпью. Она тяжело дышала, перемежая свист с громкими хрипами. Глядя на ужас на лице Кэша (похожий на отвращение) и плохо чувствуя себя, Лэй разревелась в голос от отчаянья:
  -Матерь Божья! - Мужчина разглядывал Лэй, чувствуя, как волна паники парализует его. - Тебя покусали муравьи? - он склонился над ней, зажигая лампадку - Скажи мне!
  Кеша в ужасе от ее вида. Теперь, когда она такая страшнючая, он даже не прикасается к ней. Чувствуя, что зуд пробивается сквозь обиду, она не стерпела и почесалась:
  -Нет, - голос дрогнул от избытка негативных чувств, - мураши не стали бы меня исть...
  -Это отравление? - он так резко оказался рядом, хватая её за руку и не давая чесать. Свободная ладонь легла ей на лоб, затем сдавила шею, тяжким грузом опустилась на грудь. отчего Лэй хрипло закашлялась. - Горло болит? Здесь жжет? Кровь шла изо рта?
  -Не-е-ет... - слегка заикаясь, растерянно протянула Лэй. Она рассчитывала, что он улыбнется и скажет, что все в порядке. Что он будет любить её и такую страшнючую. Но на такую бурную реакцию она точно не рассчитывала. Лицо Кэша побледнело, а в глазах плескался первобытный испуг. Может, рассказать ему правду? Представив, как он отреагирует на слова: "Кеша, я просто хотела тебя проверить", Лэй поперхнулась слюной и сипло закашлялась продолжительно и жалко. Кэш с силой притянул её к себе:
  -Я понял, это воспаление легких... Чахотка... Ты умираешь... - он глухо застонал, прижимая её к себе с такой силой, что ей стало трудно дышать - Ты снова попала в передрягу из-за Сельки? Она вынудила тебя сказать то, о чем следовало молчать? Я угадал?
  -...!?! - Лэй стала задыхаться в могучих объятьях Кеши. Как он узнал об участии Марсели? Теперь уже она испугалась, не узнавая всегда спокойного и выдержанного Кешу. - ...!?!
  -На сей раз я не дам тебе умереть! - Это походило на бред. - Обязательно спасу тебя!
  -Я вообще-то не умираю... - прошептала детка. Встретившись глазами с почерневшим взором хищника, она невольно осеклась. - Я совершенно в этом уверена, ну правда...
  -Правильно, - он нежно прижался губами к её прохладному лбу, словно и не испытывал брезгливости, - Ты должна верить в это! Никогда никому не сдавайся!
  У Лэй задрожали губки. Сейчас она всё ему расскажет, она больше этого не вынесет!
  -Кэш, пожалуйста, не сердися на меня... - она шмыгнула забитым носом, - я...
  -А вдруг у тебя детская болезнь? - осенило его. - Ну, ветрянка, там, или краснуха?
  -Я уже болела ветрянкой, - Лэй ткнула пальчиком в правую бровь. Ага, так он и увидит ямку если вся кожа покрыта раздражением, - когда болела, у меня был жар, а сейчас нет.
  Кэш стянул с ребенка ночную рубашку, с болью глядя на сыпь, охватившую тело Лэй. Он пощупал пульс на её шее и приложил ухо к грудине. Лэй неловко задрала голову, глядя, как он трясется над ней. С чего он вообще взял, что она собралась помирать?
  -Может, отец Сельки знает, что со мной не так? - Этот хитрый жук точно не постесняется все в красках объяснить Кеше. Это сломит плотину сдержанности и на неё выльется... Лэй думать не хотела, что последует за этим. Кеша придушит ее. Вот она попала...
  ***
  Роман долго смотрел на Лэйэлию, не отводя глаз, не моргая, молча. Детка краснела и бледнела, её бросало то в пот, то в холод. Не стерпев, она спрятала лицо в подушку.
  -Ром, - Взволнованно спросил Кэш, сжимая ладошки Лэй - ты знаешь, в чем причина?
  -Давай выйдем. - Михеев нахмурился и быстро направился к выходу. - Жду на улице.
  -Твои друзья сейчас здесь с тобой? - Лэй нахмурилась (будто не могла взять в толк, к чему он клонит), но смекнув, покачала головой. Кэш бросил оценивающий взор на сиротливо скорчившуюся на постели Лэй, так и норовившую высвободиться, чтобы почесаться. На сколько он может позволить себе оставить её одну? - Я скоро вернусь.
  ***
  -Говори быстро и по существу! - потребовал Кэш, прикрыв наглухо вход в шатер. Рокко, Джованни, Хоффрэ и Томаззо также подошли к ним, беспокоясь за ребенка и за то, что Кэш никого к ней не пускает, отчего-то решив, что это может навредить Лэй. - Ты понял, что это за зараза? - Роман отвернулся от друга, начав жевать нижнюю губу. - Ром, - рявкнул Кэш, готовый, казалось, ко всему - твою мать, знаешь, что с ней или нет?
  -Это смородина. - Пробубнила Селя, выглядывая из-за ноги Рокко, хмурясь и избегая встречаться взглядом с Кэшем. - Она сказала, что если немного поист её, то сами гиенёнышы обзавидуются её страшнючести. Она надеялась, что ты просто скажешь ей то, что и раньше. Ну, насчет того, что будешь любить её даже такой бабайкой...
  -Чего? - не понял Кэш. Он сейчас вообще плохо соображал, терзаемый отчаяньем.
  -Это банальная аллергия на смородину, - флегматично пояснил Томазо - к утру пройдет, если не позволишь ей себя расчёсывать. - Он улыбнулся встревоженной Марсельке. - Зря ты мамку сдала. Когда она узнает, неделю с тобой разговаривать не будет...
  -Та ты посмотри на папу Кешу, иго жеж счас удар хватит! - Заревела девочка, тыкаясь лбом в ногу Рокко. - Знала бы, не попросила бы у папы Ромы привезти ягодки тайком!
  -...?!? - Кэш издал сдавленный звук и не то оскалился, не то улыбнулся, но радость угасла под волной ярости, стершей заодно смущение и облегчение. - Лэйка... - "Тихо! Главное, никто не умрет!" - все это... нарочно подстроила? - "Да эта чертяка нарывается!" - И тебя с папой Ромой в заговор вовлекла? Превосходно... - Он резко метнулся обратно в шатер.
  
  -Все в порррядке? - заплетающимся языком прошептала насмерть перепуганная Лэй, следя глазами за резкими движениями Кэша. Хищник подлетел к столу, став что-то искать в его ящиках. - Кеша? - он достал огромную иглу и стал вдевать в неё толстую нить - Что ты собираешься делать... со мной? - Лучше бы он её отлупил, но не вел себя так, будто собирается проводить ей опасную операцию по вскрытию без обезболивания!
  -Лечить тебя, что же ещё? - легкомысленно ответил он, приближаясь к ней с иглой. Рот ей будет зашивать? Какие же у него безумные глаза. У Лэй от паники сбилось дыхание:
  -Мне уже гораздо лучше! - просипела она, надеясь остудить его пыл. На самом деле аллергия с каждой минутой усугублялась все больше и больше. Все жутко чесалось.
  -Верю! - процедил он, разворачивая рукава её ночной сорочки и вытягивая их вперед - Знаешь, какое я испытал облегчение, когда понял, что ты не умрешь, по крайней мере, сегодня ночью? - Расширенными от страха и любопытства глазами Лэй следила, как он складывает вместе концы её рукавов и быстрыми отточенными движениями сшивает их. Потом обматывает подол сорочки вокруг её колен, делая два стежка и ограничивая движение её дрожащих коленок. Легким движением Кэш приподнял Лэй и, придав ей сидячее положение, взял её за сшитые концы сорочки и, медленно наклонив её вперед, пришил рукава к подолу, соорудив нечто вроде "смирительной рубашки". Высунув от натуги язычок, Лэй пыталась просунуть в шов хотя бы мизинчик, но ничего не получалось. Стежки были слишком мелкими и крепкими. Поджав губки от досады, она резко подняла голову, посмотрев на Кешу с великой обидой:
  -Я честно не хотела тебя напугать, - Лэй старалась, чтобы голос не дрожал. - Я просто хотела, увидеть твою реакцию на страшнючую меня. Откуда мне было знать, что ты решишь, что я при смерти? - она потянулась почесать плечо, заваливаясь на правый бок.
  -То есть если бы ты меня увидела в ужасном состоянии, то сразу бы решила, что я в порядке и мне не нужна твоя помощь? - Лэй растерянно моргнула. - Ты бы сочла, что я тебя в чем-то проверяю, и просто подыграла бы мне, чтобы убедить в симпатии?
  -Чего ты ждешь от меня? - на глаза Лэй навернулись слезы досады. - Что я скажу: "прости, я больше так не буду!"? Ты сказал, что полюбишь меня страшной, в чем я и решила убедится! Имела я право понять, что ты искренне любишь меня до брака?
  -Если продолжишь истязать мои выдержку и терпение, я окочурюсь прежде, чем мы поженимся! Ты правда не понимаешь, что с любимыми людьми так не поступают? Их не обижают, не провоцируют на эмоции, не пугают и не шантажируют. Как бы сильно тебя не любили окружающие, рано или поздно такое вызывающее поведение приведет к печальному исходу: к одиночеству. Ни одна любовь не выстоит против недоверия...
  -Ты намекаешь, - её голос-таки дрогнул и из глаз покатились градом слезы. - что я не имела права проверять тебя, а должна была поверить сразу на слово, так получается?
  -БлИАть, не реви! - Кэш сел на койку и неловко притянул её к себе на колени, крепко обнимая связанную детку. - Я понятия не имею, что породило в тебе волну недоверия ко мне, но мы с этим справимся. Мы справимся со всем, если ты прекратишь плакать прямо сейчас! - Он слегка отклонил её голову назад и поцелуями стер дорожки слез с щек Лэй. Вместо утешения это породило в ней ещё большее желание поплакать. Девочка всхлипнула и горько разрыдалась, тыкаясь носом в шею Кеши, пытаясь одновременно прижаться к его телу и почесаться об него. Она так переживала о том, какое вслед за проделкой последует наказание (быть сегодня ей отлупленной или не быть), что совсем забыла подумать о том, что чувствует Кеша при взгляде на неё...
  -Я больше так не буду, - раскаянно прошептала она, трясь носом о его ключицу, - честное слово, это была последняя проверка. Я не хачу с тобой ругаться и делать глупости. Хачу пожениться с тобой, живя в любви и радости. Ты простишь меня, Кеша?
  Его пальцы нежно прошлись по её зудящей щечке. Лэй протяжно заурчала, выгибая шею и подставляя ему тело для "почесона". Он не заставил просить себя дважды.
  -Тебе не следовало рисковать здоровьем и принимать продукты, на которые у тебя аллергия, даже ради такой серьезной цели, как выяснение моего отношения к тебе, - ласково пожурил он, легко касаясь грудины детки, её шеи и лица. - Ты поняла меня?
  -Я так сильно люблю тебя! - прошептала Лэй, поступательными движениями трясь о костяшки его пальцев. Она ткнулась в него губами и утробно замурчала, как котенок.
  ***
  -...?!? - Кэш распахнул глаза, пробуждаясь от сна и слушая сладкое посапывание Лэй.
  Он даже не заметил, как заснул. Ее признание окончательно рассеяло его гнев и желание наказать хулиганку. Пусть она трижды оторва, абизянка с гранатой и дружка порождений Тьмы, Лэй навсегда его самая дорогая и любимая кроха, детка и жена. Главное, что он успел понять, что ему не следует рядом с ней расслабляться: каждое слово-признание будет использовано против него. Но он вряд ли проиграет от этого.
  -У меня губки чешутся. Сильно-сильно! - Она сонно потерлась ими о его подбородок, пытаясь дотянутся выше, - пожалуйста, Кеша, почеши их, чтоб боль унялась.
  -Почешу, когда заснешь! - пообещал он, рассеянно поглаживая её по голове и мечтая о дне, когда к Лэй вернется память. - Утром тебе станет лучше, верь мне и засыпай.
  Детка сипло застонала, когда он провел костяшкой пальца вдоль её позвоночника, замурлыкав. Кэш поцеловал в лоб соснувшую детку, когда урчание перешло в тихий сап.
  ***
  Два последующих года Говард Карт взращивал к раскопкам волну интереса, регулярно привозя в лагерь представителей египетского правительства, иных чиновников, устраивая им экскурсии и рассказывая, как они все близки к нахождению сокровищ...
  ***
  02.07.1919г. Раннее утро. Долина Царей. Египет. Девятые именины Лэй.
  Июль в Египте - самый жаркий месяц в году. Палящее солнце прогревает воздух до +45№С. В День Рожденья Лэй природа милостиво одарила людей сухим воздухом и легким ветром, умаляя зной и порождая легкую прохладу. Кэш организовал всем выходной, накрыл несколько украшенных цветами столов, тесно заставив их напитками, едой и сладостями. Цирковые артисты, прибывшие накануне из Каира, репетировали выступления. Играла легкая ненавязчивая музыка и бегали дрессированные обезьянки.
  Улыбающийся лорд Карнар подошел к Кэшу, по-дружески похлопав его по плечу:
  -Какое счастье, что ты взял организацию праздника на себя. Я терпеть не люблю заниматься подобными вещами. Все вечно идет против намеченного сценария... К тому же в прошлый раз Лэй осталась недовольна своим днем Рождения. - Джордж осмотрелся, - На сей раз, ты, кажется, продумал все. Уверен, Лэй будет в восторге.
  -Да... - Кэш с утра на взводе. Лэй скоро выйдет, а его слуга запаздывает с презентом.
  -Где Ибу? - к ним подошел взволнованный Рокко - Наши подарки должны быть здесь!
  -Усем счастливого утра! - бойко прокричали девочки, выпархивая из шатра. - Мы готовы получать подарки и дарить всем нежные обнимашки. На старт, внимание...
  Кеша обернулся и невольно улыбнулся, любуясь принцессами, держащимися за руки. Лэй в белоом платье и босоножках, с округлой косой вокруг головы (с вплетенными в неё любящим дядей цветами); Селя в полосатом сарафане с 2-мя озорными хвостами по бокам (эта упрямица отцу не далась). Лэй встретилась в Кешей глазами и, ласково улыбаясь, хитро-хитро подмигнула ему. Кивнула дяде и сделала изящный реверанс.
  Неожиданно широкая спина Карта загородила Кэшу просмотр. Присев перед детками на колено, он протянул Лэй подарочно украшенную коробку, перетянутую бантом.
  -Спасибо - она искусно "отжала" подарок, оскалив белые зубки в подобии улыбки и подставив щеку для чмока. Глаза Кэша сузились, потемнев от ярости, губы поджались, когда ублюдок посмел коснуться её ртом. Лэй развязала ленту на коробке и явила белу свету большую фарфоровую куклу в платье. Селя возмущенно зачирикала:
  -Дядя Говард, как вы... - на глазах Марсельки проступили слезы обиды - могли так...
  Кэш посмотрел на "закипающего" Романа и, кажись, понял, в чем дело. Идея с куклой принадлежала Селе, Роман проболтался Уэслу, а тот взял и идею своровал. Поганец.
  Хорошо, что ему хватило ума, не поступать так, как Уэсл. Проклятье, где араб? Если он не привезет его и сыновий подарки в ближайшие полчаса,
  -Лэйка, это от нас с дочей. - Роман откашлялся, протягивая имениннице точно такую же коробку, что и Уэсл. Селена несдержанно зарыдала в голос. Лэй крепко плаксу обняла, так что подарок Говарда оказался зажат меж их телами, и прошептала:
  -Да ты чё ревешь, дурында? Разве не поняла, что одна кукла (твоя) для меня, значит, эта (от дяди Гоши) твоя. Раз ты мне подарила куклу, значит сама её хотела, я права?
  -Да, - из груди засиявшей от счастья Селены раздалось отчетливо громкое урчание. Детки засмеялись и закружились на месте, игнорируя Романа с протянутым подарком. - я очень сильно хотела, чтоб ты подарила мне такую же куклу на мой День Рождения, но теперя, благодаря тебе, мама, я получила куклу до моего праздника! Я люблю тебя!
  -Доча, я тебя тоже сильно-сильно люблю, - стиснув друг друга в медвежьих объятьях, целуясь и подскакивая на месте от удовольствия, девочки дружно засмеялись.
  -Я чувствую себя использованным. - прошипел Роман, возвращаясь к Кэшу и неловко крутя коробку в руках. - Она обхитрила нас с Уэслом, чтоб получить подарок для себя и...
  -...твоей дочи, - мягко закончил Кэш. - Их с Марселькой дружба весьма крепка и нежна...
  Но Кэш разглядел тень разочарования в её глазах, подёргивание губ. Будто опасалась, что третью куклу она без слез принять уже не сможет. Куда запропастился чертов араб?
  -Хороший подарок тот, что очень дорог и редок! - произнес Карнар, оттесняя Сельку в сторону, отдавая ей куклу дяди Гоши и вручая Лэй ещё одну коробку с куклой. БлИАть, их по ходу и заворачивали в одной лавке. Видимо, дядя Джордж оценил ситуацию и предпочел не быть последним, кто преподнесет имениннице еще один кукольный клон из фарфора итальянских мастеров Lenci. Хоффрэ истерично хохотнул и растерянно посмотрел на раздраженного Джонни (2-м подаркам уже не встретится с именинницей). Карнар разодрал коробку сам, вручая куклу Лэй со словами. - Не злись. В магазине мне сказали, что такая кукла - мечта любой юной принцессы. Я дарю тебе мечту...
  -Я поняла, мы собираем девчачью армию Лэй Карнар. На кого пойдем войной? - гости рассмеялись шутке. Селена - громче всех (Ура, не она одна накосячила с подарком). Если взрослые посмеют так испортить и её днюху... им всем... хана придет. Запомните!
  -Ну-с, мой будущий муж! - Лэй обошла лорда, подходя к Кэшу - Где ваш драгоценный и редкий подарок для невесты? - Кэш никогда в жизни не чувствовал себя такпаршиво, как сейчас. Он не мог сказать детке, что её подарок ещё в пути...
  -Видишь ли, - Кэш присел перед Лэй на корточки и, взяв её ладошки в свои, крепко их сжал - мой подарок... - Он заметил вдали караван из трех верблюдов, - уже спешит к тебе... Надеюсь, мои куколки придутся тебе чуть больше по душе и станут любимицами...
  -Уверена, что так и будет! - она заставила себя улыбнуться, обняв Кэша за шею, заманчиво шепча ему на ухо, - Твои кукол я буду любить больше других! И спать буду отныне только с ними. - она легонько коснулась губами его колючей щеки. - Спасибо!
  Спустя полчаса запыхавшийся араб выставил перед Лэй 3 больших деревянных ящика. Открыв один, Лэй потянулась руками к кукле и дико завизжала, нащупав в соломе нечто.
  ***
  На истошный крик Лэй сбежались все, став очевидцами того, как правильно дарить и принимать подарки. Сияющая от счастья именинница вынула из ящика крошечного львенка и бережно прижала его к своей груди, не скрывая радости от дарителя.
  -Кеша-волшебник, я люблю тебя! Признавайся, как узнал, что я загадала кису? - она нежно прижалась губами к уголку его рта и повернулась к застывшей Селене. На лице подруги царил первобытный ужас. Глаза увлажнились от слез: ещё чуть-чуть и она затопит все вокруг! - Марселька, там и для тебя есть котяшка! - Лэй была настолько довольна подарком Кэша, что готова была великодушно поделиться радостью - Чур, это моя детка, - она смотрела на мурлыку сияющими глазами, нежно гладя её по блестящей гладкой шерстке - Найти не можешь? Их там точно двое было. Я когда их щупала, у одного была морква с яйцами под хвостом... - она словно голубка гуркнула, когда Кэш обнял её и, поднимаясь на ноги, крепко прижал детку к груди:
  -Душа моя, не к столу будет сказано, такие щекотливые подробности о содержимом подхвостовой части разумнее обсуждать тихим шепотом или переглядыванием...
  -Я назову кисю Кэшлэй. Будет нашей четвертой официально усыновленной лялей...
  -В смысле четвертая? - брови Кэша сложились домиком. - А кто первые три ляли?
  -Кеша, ну ты даешь, - Лэй с великой обидой глянула на него снизу-вверх, будто током прошила. - У нас с тобой два бойца: Рокоша и Джованька, плакса Марселька и теперя вот рыжая красотулечка Кэшлэй. Так сжала бы её и... истискала бы всю-всю-всю...
  -Нашла! - Радостный вопль Селены заставил львенка в руках Лэй дернуться. Ухватив двумя руками маленького львенка за задние лапки, она потянула его из ящика на себя. Цепляясь когтями за доски и протестующе рявкая, рыжий пацанчик пытался победить в неравной схватке. - Рокселька, не супрутивляйся мне, я знаю, мы тока познакомились и ты боисся, что я затискаю тебя до смерти, как Лэй Кэшлэйку, но я не такая, как ма...
  -Рокс-с-сель? - слегка заикаясь, повторил вслед за девчонкой Рокко, вставая рядом с отцом. - А почему это он Роксель? - Джованни не удержался и гадко захихикал.
  -Патаму шта, в другом ящике сидят Джоселька и Сельванни, - промурлыкала Лэй целуя кису в нос. Джованни поперхнулся, закашлялся и возмущенно уставился на Лэй:
  -Черта с два ты назовешь животину с использованием моего имени! Я запрещаю!
  -Будете тута выступать и злить миня, я их ваще назову: Джованни "Жадина Говядина" и Родриго "Татарское иго". - Лица двух мужчин перекосило от негодования:
  -Когда это я стал жадиной? - возмутился Джонни, - Когда и что я пожалел для тебя, Лэй? То, что я не спешу подарить тебе эту дурацкую куклу? Да у тебя итак их уже три штуки!
  -Откуда ты взяла, что во мне течет монгольская или татарская кровь? - в унисон с Джованни проворчал Рокко. - Я наполовину испанец по маме и итальянец по бате.
  -Один зажал свое имя и куклу не прошло и минуты, поэтому он жадина-говядина, а другой демонстрирует всем, что он выше остальных на голову, и все время норовит кого-нибудь поддеть или подавить. В общем, ведет себя, как сборщик дани. Однако, не суть! - Лэй попросилась с рук и Кэш нехотя поставил её на ноги. - Марселька, мне тут такая идея пришла в голову... Помнишь мы нашли твои детские вещи в сундуке? Так вот, сегодня праздник и усе должны быть нарядными. Бери Рокселя, проси батю достать Джоселю и Сельванни, а также Иго и Мясцо и пойдем наряжать их в твои платешки. У нас будут самые смяшные левушки. А если твои платешки окажутся малы, разденем куколок. Эка жалость, что нам отдали только три кукляхи, а котеек - шисть, - она насмешливо посмотрела на насупившегося Джонни, - на всех может не хватить.
  -Ты знаешь, а Лэй права, - когда детки скрылись в шатре, Джованни покосился на Рокко, - временами ты действительно ведешь себя так, будто весь мир тебе задолжал.
  -Серьезно? - Рокко несдержанно фыркнул. - Все это слышали?!? Мясцо заговорило!
  -Иго дурак! - Джонни скосил мрачнющий взор на Кэша. - И ты не лучше, коли выкопал себе кровавую яму, сам того не ведая. Детеныши имеют свойство вырастать. Через год котейки превратятся в хищников и девочки превратятся для них... в мясцо!
  -Сам дурак. - Рокко скривился, заступаясь за отца. В конце концов, это был их общий подарок с Томмазо. - Когда им исполнится год, их передадут в местный сафари-парк.
  -Ага, так Лэй и отдаст их, - Джонни усмехнулся - я с удовольствием на это посмотрю.
  ***
  В течение дня дети носились вместе со львятами, наряженными в кукольные платья, танцевали под живую музыку, объедались вкусной пищей и упивались соком будто медовой настойкой. В сумерках Лэй уже не слезала с рук Кеши, устало приникая щекой к его груди. Кэшлэй спала в её руках, за беспокойный день выбившись из сил.
  -Я такая счастливая сегодня, - проворковала Лэй, сладко зевая и слегка поворачиваясь в руках своего избранника, изменяя позу. - и всё из-за тебя, Кеша. Я так сильно хочу, чтобы ты тоже был счастлив, хотя бы, как я... Скажи, что мне нада сделать?
  -Ничего, - глухо прошептал Кэш, целуя её в висок. - я счастлив оттого, что вижу в твоих глазах адресованную мне нежность, радость и любовь. Мне достаточно этого.
  -Хачу скорее с тобой пожениться... - призналась Лэй, ловя взгляд Кэша.
  -Я тоже. - "Скорее - слово-мантра, не сходящее с уст. Засыпая и просыпаясь я молю небеса, чтобы ты ПОСКОРЕЕ выросла!" - а пока наслаждайся беззаботным детством.
  Кэш потянулся губами к её заалевшей щеке, Лэй же, интуитивно облизнув губки, к нему потянулась... в один миг их рты оказались в опасной близости друг от друга. Глаза Кэша невольно сузились, налившись тьмой от внезапно накативших чувств:
  "Остановись, мужик, что ты, блИАть, творишь?!" - зарычал Зверь, высвечивая Лик.
  
  Внезапно Лэй оказалась на ногах и в трех метрах от своего партнера по танцам:
  "Почему ты остановился? - детка накуксилась, упирая кулачки в бока и недовольно притопывая ножкой. - Разве ты не хочешь целовать меня так, как я хачу тебя?!?"
  "Тсс, - прошипел он, хватая Лэй за руку и таща к шатру - смотрю, терпением ты так и не обзавелась. Ты слишком мала, чтобы говорить мне такое, а тем более делать!"
  "Но я не хочу ждать!" - в крике Лэй прозвучало отчаянье отверженной женщины.
  Они сверлили друг на друга потемневшими от гнева очами: кто первый отведет взор, тот и проиграл!
  Кэш невольно отвлекся, когда его потянули за штанину, и отвел глаза:
  -Моя очередь танцевать с папой Кешей! - это Селена тянула его обратно - Лэйка, уступи мне место на его руках. Я с ним чутка потанцую и сразу же верну обратно...
  -Ни за ч... - Лицо Лэй исказилось от возмущения: ещё бы, им помешали! Она заметила за спиной Марсельки хмурящегося дядю Джорджа: будто он понял, что она устроила сцену своему "Принцу-Нехочухе". - Тока один танец. "И не смей его щупать, поняла?"
  "Они видели ваше обслюнявливание и рассердикались. - Мысленно ответила Селя Лэй, взбираясь по телу Кэша, как обезьянка на дерево. - Если ты ищо не поняла, я спасаю ситуацию. Рокеша сказал, что если я заставлю Кешу обслюнявить и меня, они решат, что энто ничего не значит и не станут разлучать вас до конца света..."
  -Чего? Нет! - возмутился Кэш, уворачиваясь от вытянутых "уточкой" губ Марсельки.
  Лэй помрачнела, отводя глаза от (пытающейся поцеловать ее мужчину) подружки и внимательно следя за перешеп-тыванием Карнара с Картом. Они выглядели так, будто затевали какую-то пакость. Тоже самое было, когда дядя Джордж объявил за обедом, что просит толстозадую убивцу подушками пожениться с ним "чем скорее, тем лучше".
  "Она не врет. - Мысль Лэй ударила по Кэшу. - Они ищут предлог, что вынудит тебя покинуть меня. Ради Бога, чмокни её. И все забудут о том, что мы... даже не сделали!
  ***
  Уложить детей спать оказалось поистине непосильной задачей. Лэй отказалась спать без Марсельки и подарков (львят и кукол). Итог: Карнару срочно пришлось выезжать из шатра, поскольку для него там места попросту не нашлось; Говарду - потесниться. А Джонни замучился пересказывать сказки двум перевозбужденным барышням:
  -И жили они долго в большом роскошном доме с целой футбольной командой детей.
  -Какое, однако, странное представление о счастье, - сладко зевая, пробормотала Лэй, используя мягкое пузико Кэшлэй вместо подушки. - много денег, детей и бегания...
  -Он и одного брата вынести не может, - проворчала Марселька, прижимаясь сзади к Лэй и обвивая её руками, ногами - а сам себе хочет целую ораву. Пузо-то не лопнет?
  -Зато я не зарюсь на подружек друзей! - прошипел Джонни, захлапывая книгу сказок.
  -Селя дело говорит, - Лэй перевернулась, прижимая лицо детки к груди, - если тебя тошнит от одной оливки, то упорешь банку и сразу сделаешься счастливым? Навряд ли. Надо сначала полюбить эту оливку, чтобы насладиться ею и теми, что ждут в банке.
  -К тому же я не зарюсь на папу Кешу, я спасала их от разлучивания, понятна тебе?
  -Это её Рокеша науськал, - пробормотала Лэй, крепко-крепко обнимая Селю. - Сына побоялся, что дядя Жора послушает дядю Гену и попросит папу Кешу бросить меня.
  -Кэш тебе не отец, - Джонни ещё больше на ершился, - как и эта абизянка - не дочь...
  -Ма, тресни моего безмозглого братца так, чтоб у него мозги из попы на место встали!
  -Доча, да я "за", тока у меня стока сил не найдется, они так в брюшине и останутся!
  -Чтоб вы знали, мозги всегда находятся в голове, - проворчал он, вставая, - не здесь!
  -У нас с ма, да, - Селя широко зевнула, клацнув зубками, - а ты думаешь жопом, так Рокеша говорит. А раз думаешь жопом, значит, там у тебя и "сидят в засаде" мозги.
  -Вместо того, чтоб рычать на нас, - сладко пробормотала Лэй, стоило ему ощериться, - пойди до Кеши и помоги ему победить в споре с дядей Жорой. Он дулжон остаться.
  -Твой Кеша не сахарный, не растает под напором Карнара и Карта вместе взятых.
  -Он должен остаться - сердито прорычала Лэй, гневно скаля зубки и сверля Джонни напряженным взором. - или я за себя не отвечаю! Сынуля, ты услышал меня?!?
  Джованни позорно бежал: мать и в соплячестве невыносима; что будет, когда придет пора переходного возраста? Бегите, пока можете ноги унести, так получается?!?
  ***
  -Ты слишком далеко зашел: - сердито выкрикнул Джордж. Кэш отметил мутный взор и посеревшее лицо. Ба, да он надрался. - ты поцеловал мою девятилетнюю Лэй в губы.
  -Поцелуя не было. - Жестко отрезал Кэш, следя за тем, как стоящий за спиной Карнара Карт ехидно фыркает и жадно пьет виски из горла. - Да оторвись ты уже от соски, Уэсл.
  -О да ладно, мы видели, как она к тебе присосалась. - судя по тому, как Карт растягивал слова, эта бутыль была не первой. - С Лэй все ясно, она дитя и еще не научена брать эмоции под контроль, но ты взрослый, блИАть, мужик, прекрасно ведаешь, что творишь!
  Вместо того, чтоб гневно напуститься на Уэсла за то, что лезет не в свое дело, Кэш смежил веки и глубОООко вздохнул, пытаясь унять ярость, током бьющую по телу:
  -Вы оба забыли одну маленькую, но, блИАть, немаловажную деталь. Здесь я отвечаю за Лэй. Если вас так раздражает видеть нас вместе, что все время чудится и мерещится всякая херь, одно ваше слово, и я легко уберу раздражающий элемент с поля зрения.
  -Это как же? - Говард Карт отставил бутыль на стол и обошел Карнара. - Уедешь?
  -Точно, - Кэш криво усмехнулся, "салютуя" догадливости старого приятеля - вместе с Лэй. Я не видел Яро два года и думаю, он будет рад снова увидеть... "нас вместе".
  -Он нас шантажирует, Джордж, - вскипел Карт, -нивелируя твой статус в глазах Лэй...
  -Я предупреждаю, - отрезал Кэш, - хотя нет: я вас, блИАть, официально уведомляю.
  ***
  03.07.1919. Раннее утро. Долина Царей. Египет. День слез печали и радости.
  -Постарайся не задушишь Лэй своей любовью! На твоем месте, я оставил бы её здесь, а сам поехал к брату "выпустить
  пар". Я тут пытался припомнить и не смог, когда ты в последний раз кувыркался с кем-нибудь? - Кэш попытался "тсыкнуть" на него, но Ром лишь отмахнулся. - Длительное воздержание ненормально, Кэш. Посмотри на детей, они не хотят разлучаться! Не верю, что прошу тебя об этом, но оставь Лэй в лагере, а сам поезжай! - попросил Ром с состраданием глядя на то, как заливается плачем Марселька, пытаясь проститься с Лэй. То усадит "мамку" в большого металлического жука с зайцем на носу (папа Кеша любовно звал его япошка "Ниссан Дат"), утрет той слезы, расправит платье, то вытащит обратно, обнимет, поцелует, высморкается, повоет, что не стерпит разлуки и так по кругу. Рокко не стерпел первым и ушел обедать, не дождавшись очереди попрощаться с Лэй. Джованни сидел за рулем, нервозно постукивая пальцами по рулю, будто ему не терпелось увезти их в Александрию, усадить на корабль, отбывающий в Италию и этим же вечером вернуться в лагерь. Он покосился на рыдающих девочек, стискивающих друг друга в медвежьих объятьях:
  -Марселька, хватит уже сопли жевать, запрыгивай в машину и езжай с ними. Ты ведь не знакома ещё со своей сеструхой Изабэл? - Селена перестала рыдать. Продолжая стискивать Лэй в крепких объятьях, она бросила на Мясцо сердитый взгляд искоса:
  -Что ищо за сестра? С меня хватит Кэшлэй и вас двоих... старых трухлявых пней...
  -Чё? - возмутился Джованни, не ожидая от абизянки подобной словесной выволочки.
  -А он прав, - Лицо Лэй осветилось счастьем, - зачем нам страдать, расставаясь друг с дружкой, когда можно вместе поихать к дяде Яросу, поглядеть на красоты Италии и познакомится с плохой тетей Изабэл. Тебе даже собираться не надо, будем носить мои вещи по очереди или скажем Кеше накупить нам там платишков. Ты согласна?
  -Согласна. - Влажные золотисто-медовые глазки Селены засияли от счастья.
  -Нет, так не годится! - Роман обогнул Кэша и быстро приблизился к детям. - Селена, сначала ты должна была спросить у меня разрешения, а только потом соглашаться.
  -Ну что за люди? - Лэй прижалась к Селе крепче, - Мы ему время сэкономили, а он ещё ворчит. Это вместо "спасибо, я наконец-то отдохну от ваших проделок!" - Лэй склонила голову на бок, прищурив один глаз. - Или ты моему Кеше не доверишь Марсельку?
  Джонни фыркнул, закатывая глаза к небу. Лэй поставила шах и мат взрослому дяде, четырьмя предложениями. Ни один бессмертный не поставит под сомнение свою веру в Создателя. Ибо тем самым рискует лишиться дарованной Силы, т.е. погибнуть в окончательной, бесповоротной форме. Ведь из обращенных, покинувших этот бренный мир, умудрилась вернуться лишь Креция-Лара-Лэй и то полукровкой без единого шанса на повторное обращение. Интересно, а эта маленькая стервочка понимала, в какую бездну толкает Рома? Её незримые друзья просветили её насчет действующих правил?
  -Подумай прежде, чем ответить, - предостерег Кэш, стоило Роману открыть рот. Вдох.
  -Конечно, доверяю, - Роман настороженно покосился на Кэша, - я буду счастлив доверить тебе свою дочь, если это действительно то, чего ты желаешь...
  -Ура! - Завопила Лэй, подпрыгивая и пританцовывая на месте от радости, - Марселька, поняла? Тебя только что отпустили! Прощайся с папой Ромой и марш в нашу япошку. На всё про всё тебе пять минут. А я пока пойду потискаю Рокешу, Хофряшу и накажу Томасяше кормить и заботится о наших котяшках, пока мамки на отдыхе в Италии... - пока Лэй давала Селе напутствие, Джонни комично безмолвно передразнивал её, кривя рожицы. Явно раздражаясь от её коверканий имен. - Джоняша, осторожнее, если кто-нить подкрадется к тебе сзади, легонько стукнет чем-нить по затылку, ты рискуешь никогда не расстаться с таким смяшным выражением лица. Имей в виду, сына моя...
  -Навсегда смяшной! - Марселька скосила глаза к носу и растянула губы пальцами, подразнив разъяренного ди Борха языком. - Никада не поворачивайся к нам спиной...
  ***
  Порт Александрии: место расставаний, переживаний и неожиданных признаний.
  Машина остановилась на портовой пристани, уставленной огромными красивыми кораблями. Кэш пошел узнавать, где пришвартовался их борт. Детки остались наедине с Джонни. Селя не могла глаз отвести от кораблей. Лэй разглядывала невозмутимое лицо и заманчивое выражение глаз мужчины через зеркало заднего обзора.
  "Джонни ди Борха, а ты знаешь, как сильна-сильна я люблю тебя? - Лэй улыбнулась, когда он резко выпрямил спину и, подтянувшись на сиденье, бросил недовольный взор на неё. - Так сильна, что закрываю глаза на твой ужасающий нрав и препротивный характер и продолжаю дружить с тобой, даже когда все во мне кричит супротив того".
  -Больно надо, - не то прошипел, не то выплюнул он, отводя глаза в сторону.
  -Где больно? - вклинилась Марселька, не отводя восторженного взора от кораблей.
  "Там, где ты, сына моя, пытаешься внешним холодом перебить внутреннее тепло".
  "Хватит, - рявкнул он, словно она его кипятком ошпарила, - я не нуждаюсь в этом!"
  "Зато это нужно мне!" - она так неожиданно быстро перебралась к нему на переднее сиденье, уселась на колени и крепко обняла, что он не успел выскочить из авто, чтобы избежать нежеланных прикосновений. С минуту он терпел эти нежности.
  -Слезь, - тихо приказал он, стараясь смотреть куда угодно, только не на Лэй, ерзающую по нему и обнимающую его то так, то этак. - Слышишь? Я сказал, не трогай меня, ма...
  "Джованни, - Лэй с нежностью смотрела, как он морщится и тяжко сглатывает, - лишь правда может сделать больно. Если тебе это не надо, почему ты до сих пор со мной?"
  ГЛАВА ІІІ РАЗБИТОЕ СЕРДЦЕ И КРОВАВЫЕ СЛЕЗЫ
  Время обнаруживает, что прячут складки коварства... Уильям Шекспир.
  ***
  08.07.1919г. Полдень. Остров Лидо. Венеция. Италия.
  Ярослав будто ждал гостей: не успел Кэш остановить гондолу у крыльца его дома, как оказался втянут в дом... в медвежьих объятьях брата. Они радостно обнялись:
  -Погоди, я не один, со мной дети, обещай, что будешь вести себя хорошо...
  -Я что, чудовище по-твоему? - отодвинув Кэша в сторону, он наклонился к гондоле и замер: на него смотрели с интересом две пары глаз: зеленоглазка - миниатюрная белобрысая копия экс-жены Кэша и "списанная" с Изабэл в отрочестве кареглазка (обещающая превратиться в красавицу). - Какие славные девчушки решили навестить дядю Яроса... Вы, наверное, устали с долгой дороги? Кушать хотите? А спать?
  -Он - вылитая копия папы Кеши. - прошептала зачарованная Марселька.
  -Та не, ваще не копия. - Лэй улыбнулась мужчине и кокетливо протянула ему ручку. Тот поднял её, переместил из гандолы в дом и потянулся за второй девочкой. - Глаза Кеши сияют от любви, и он обжигающе горяч. Дядю Яро, потушили ище в прошлом веке и теперь он напоминает брошеное кострище. И энто все твоя сестра Изя понаделала!
  -Правда? - большие медово-золотистые глаза уставились на бледное лицо Яро. - Энто моя сестра Изя превратила тебя в бледное подобие папы Кеши? Вона такая плохая?
  -Хватит терзать моего брата бестактными вопросами. - Кэш подхватил зеленоглазку на руки и направился в кухню. - Марселька, почему бы тебе не осчастливить дядю Яро и не помочь ему приготовить нам обед, пока мы с моей крошкой Лэй накроем на стол?
  -Когда мой брат уезжал в Египет, ты звала Лэй своим лучшайшим другом. - Яро с улыбкой покосился на обаяшку Селю. - Каким образом парень сделался девчонкой?
  -А каким образом Изя должна була пожениться на тебе, а взяла и поженилась на другом более красивом, богатом и наглом пар...? - встряла Лэй в их разговор. Рука Кэша, бестактно зажавшая ей рот, не дала детке закончить вопрос, - М-мм... нэ-нэ... м!
  -Лэй, - нежный тембр голоса Кэша был сдобрен щепоткой немого укора - прошу тебя...
  -Я обещала быть милой? - Детка прижалась лбом к его лбу и когда Кэш покачал головой, она мягко вторила ему, - Но он такой угрюмый, что прямо напрашивается: "укуси меня!"
  -У меня возникнут проблемы из-за питания твоей... Лэй? - Яро удивился, осознав, что не испытывает ни злости, ни раздражения, которые неизменно порождала в нем Лара при жизни. Может, они исчезли после того, как он видел её мучительный конец? Или капризы Изабэл заставили его по-другому взглянуть на личную жизнь брата.
  -Нет, - Лэй широко улыбнулась Яро, демонстрируя ямочки на щечках - я беспроблемная!
  -Ага, как же, - Марселька покрепче ухватила Яро за шею, - дядя Яро, не верь ей. Вона ищо какая проблемная! Но моя мамка сама милота, если ты будешь добр и мил с ней. Поэнтому не расслабляйся и будь хорошим мальчиком, чтоб все було хорошо...
  -И как бы Изька не кочевряжилась, если ей суждено быть с тобой, то ей придется... - крикнула Лэй прежде, чем они с Кэшем скрылись за поворотом. - Я могу помочь!
  -Не соглашайся. - заговорщически пробормотала Селя ему на ухо. - Лэй, канешно, умеет держать слово и могет заставить кого угодно сделать что угодно. - Яро посмотрел на детку, настороженно приподняв одну бровь. - Но тока сделает энто таким способом, что оно даром потом не нужно. Понимаишь? - Яро покачал головой, едва сдерживаясь, чтоб не рассмеяться над этим очаровательным созданием. - Так и быть, поделюсь с тобой своим позором века. Знаишь Рокешу? - Яро недоуменно свел брови домиком. - Нет, вот и славно. Рокеша это мой брат и сына Лэйки. - Как будто это все объясняет! - Вначале он так сильна нравился мне, что я захотела, чтоб он поцелувал меня хотя бы в нос...
  -Это что-то означает? - мягко уточнил Яро, усаживая смутившуюся Селю на стул.
  -Не суть. - промурлыкала детка, опуская глаза в пол и становясь свекольного цвета.
  -И ты попросила подружку тебе помочь. - Яро хотел помочь Марсельке с рассказом, но та стала почти багровой и совсем немой. - А она все испортила? - На глазах выступили крупные градины слез и Яро понял, что не сможет их вынести. - Что будем готовить?
  А можна шоколадный торт? - словно нажали на переключатель, и грустная кукла стала веселой. Глаза зажглись золотом и губки растянулись в улыбке. - Можна-можна?
  -Конечно, - коснувшись пальцем её аккуратного носика, Яро ласково улыбнулся. - Я состряпаю такой торт, что ты не сможешь остановиться, пока не съешь его весь...
  -О-о, энто я могу! - Селена заразительно рассмеялась, облизываясь и ёрзая на стуле.
  -А что ты сможешь съесть до торта? Ты когда-нибудь пробовала лазанью? Нет?
  ***
  -М! Мм!! Ммм!!! - Лэй поглощала мясную штуковину, обозванную Кешей "лязанией", сопровождая жадное причмокивание блаженными стонами и бросая на Яро взгляды, полные признательности. - Марселька, тебе не понравилось, да? - Покончив с обедом и облизав тарелку в знак высшей благодарности, Лэй потянулась к нетронутой тарелке Селены, но была остановлена Кэшем. - Ты же видишь, Кеша, что наша доча не ист. Мой долг, как долг любой заботливой матери, - Яро подавился едой и закашлялся, - съисть за неё, - "тарелка ушла" из-под носа Кеши, - добро не должно пропадать, так?
  -Так, - Селена помогла ей подтянуть тарелку - кушай, мама, мне для тебя не жалко...
  -Чё?! - Спустя полчаса сытая Лэй стала засыпать на груди Кэша, но мигом проснулась, стоило Яро вынести огромный шоколадный торт. - Ты меня обхитрила! Так не чистно!..
  ***
  Уложив детей спать, мужчины уединились в библиотеке, чтобы выкурить по сигаре:
  -Я рад тому, что судьба предоставила тебе второй шанс, - плеснув себе коньячной настойки, Яро предложил Кэшу, но тот отказался, - что мальчик оказался девочкой и от вас двоих веет счастьем за версту. Я уверен, что в этот раз вы будете жить долго и счастливо. Лэй права, твои глаза снова горят, в них столько веры, любви и надежд...
  -Я был бы счастливее, если бы у тебя тоже жизнь наладилась. - хмуро ответил Кэш.
  -Это зависит не от меня, - огрызнулся Яро, морщась и выпивая залпом спиртное. - Иза при встрече делает вид, что мы не знакомы и в лучшем случае игнорирует меня.
  -По твоим словам она едва тебя выносит, но такие чувства не берутся с потолка. Может, ты был излишне строг с ней, ущемлял её свободу, имел интрижки на стороне?
  -БлИАть, ты серьезно? - Вскипел Яро, обижаясь, что виноватой стороной в разладе с Изабэл видят его. Даже единственный родной брат-близнец! - Ты о моей подопечной говоришь или о жене? - в ответ на вопрос лицо Кэша сделалось коварным:
  -Ты кого в ней видел: будущую спутницу по жизни или бедную сиротку-воспитанницу? - Яро не нашлось, что ответить, чтобы при этом не выглядеть глупо. - А будущие благие намерения и настоящее поведение должны ментально совпадать, чтобы не случалось оказий вроде моей, когда Лала взяла и укатила с Яговом в неизвестность.
  -Если честно, я неприятно удивлен, что ты оправдываешь поведение Изабэл, а не встаешь на мою сторону. - Немного погодя признался Яро, пропустив ещё одну рюмку настойки. - Вообще-то это она счастлива замужем за другим, а я... БлИАть, я в жопе!
  -Если честно, то ты не знаешь, счастлива она с другим, или только делает вид. - заметил Кэш, - и тебе неприятно лишь сейчас. Когда вы с ней сойдетесь, наконец, ты будешь благодарен мне, что я единственный, кто был на её стороне. Ибо у каждого из вас имеются причины, по которым вы оказались в этой ситуации. Если отношения закончились, значит, обе стороны в процессе совершали ошибки, пока не достигли точки невозврата, а затем сдались, решив, что проще поставить жирную черту под ней.
  -И с каких пор, - Яро выдохнул через стиснутые зубы, - ты сделался философом?
  -С тех самых, когда осознал, что у меня целых 10 гребаных лет и целая вечность в бестолковом ожидании, когда моя детка вырастит. И я принимаю непосредственное участие в её воспитании, потому что в итоге знаю, что хочу получить. Мне не надо, "что получится" и новых жертв с её стороны. Я просто хочу прожить с ней долгую совместную жизнь. Похер, сколько счастья в ней будет и сколько горя после... И ты, кстати, должен подумать о том, что муженек у Изабэл не вечный. Сколько ему лет?
  -Девять лет назад ему было чуть больше, чем за тридцать, значит, теперь под сорок.
  -И она позволяет ему стареть? Не торопится обращать? - Кэш улыбнулся. - Тебе не стоит переживать из-за этого брака. Если она не тратит на него свою единственную возможность на обращение, значит, этот смертный ей не важен. Лучшее, что ты можешь сделать, это перестать думать о ней и пожить немного для себя. Чтоб его похороны порождали в Изабэл не спокойствие (за то, что у неё есть ты - запасной вариант), а сомнения (а не затянула ли она с карой, потеряв возможностью вернуться к тебе?).
  -Да откуда ты взял кару-то? - Яро непонимающе скривился. - Я ничем не обижал её!
  -Чтобы ты не утверждал, завтра я буду знать это достоверно точно. - Ответил Кэш.
  -Ну и откуда? - сьерничал брат. - Сгоняешь ночью к Оракулу во Тьму?
  -Нет, схожу завтра к ней с Марселькой и спрошу, заодно с сестрой познакомлю.
  ***
  Изабэл Михеева-Тициано (31, ПУМА) девять лет прожила уединенно... в огромном трехэтажном доже на сваях, деля его с красавцем мужем, купцом Лоренцо Тициано (41), известным продавцом лучших шелков и других тканей. Влиятельные и богатые жители Венеции соперничали, чтоб прийти к нему первыми: за право выбора тканей.
  Склад находился в задней части особняка, туда-то и пришел Кэш Солвэй с детками:
  -Лэйка, ты представляИшь, сколько красивешных платишек можно сшить из энтого добра? - с восторгом выдохнула Селена, отпуская руку Кэша и разгоняясь по кругу. - Папа Кеша, а мы можем скупить все ткани, которые нам с Лэйкой понравятся? Мне все тута нравится! - обогнув высокую стройную брюнетку, она счастливо рассмеялась, заворачивая за лоток с огромными рулонами ткани, отливающей золотом. - Хачу всё!
  -Папа Кеша? - хриплый сексуальный голос незнакомки заставил Лэй поежится. - Яро, это не смешно! Я знаю, что у тебя нет детей. Какого черта ты сюда заявился?
  -Для тебя он сэр Кэш Солвэй, ты, невоспитанная драная кошка! - Лэй сердито оскалилась, угрожающе зарычав. Выступая вперед, она оказалась между Кешей и красивой нахалкой. - Совсем нюх потеряла, раз не можешь отличить счастливого брата от несчастного и даже не узнала по запаху крови сводную сестру. Ты позоришь бессмертных и нарушаешь правила. - Кеш попытался притянуть перевозбудившуюся детку к себе, но та вывернулась из его рук, продолжив наступление на хищницу: - А я говорила Марсельке, что ты безнадежна! Немедленно выкажи нам уважение, пока я не напустила на тебя Дагона, Луку и Хаус... О ни от тебя живого места не оставят!
  -Лэй! - с третьей попытки Кэшу удалось схватить её и взять на руки расшалившуюся буянку, в её рычании сумел расслышать уже знакомые имена и напрягся - А ну, тихо!
  -Полукровка, - губы Изабэл изогнулись в коварной улыбке, - смеешь угрожать... мне?
  -О да! - нежно протянула Лэй, не сводя глаз с Изабэл и копируя её улыбку. - Да! Да!
  В следующую секунду хищница истошно закричала, дернувшись от боли. Марселька захихикала, разжимая челюсть и с любовью глядя на свое творенье: кровавый след от маленьких зубов кровавым пятном расползался на серебристом атласе, элегантно облегающим её крутой изгиб бедра. Выглянув из-за отпрянувшей в сторону Изабэл Марселька показала Лэй знак рукой, что нападение прошло успешно и вприпрыжку радостная поскакала к Кеше, помахав рукой
  смертному, спешащему на выручку жене:
  -Что случилось, дорогая, это что у тебя, кровь? - Он попытался отнять её ладонь от места укуса. - Покажи, ты серьезно поранилась? - Он бросил быстрый взор на незваных гостей и замер, зацепившись взглядом за лик светловолосого ангела. Её светлые глаза и выгоревшие на солнце волосы резко контрастировали с золотистым загаром на лице, он едва сумел отвести от неё глаза к... сердитому Кэшу. - Здравствуйте, мистер Солвэй, вас долго не было в городе. Что за прелестные юные феи окружили вас?
  -Да, я ездил по делам в Африку и вернулся навестить брата. Юные леди Лайэллия Луна Карнар и Селена Мариса Михеева на моем попечении. Они страстно мечтают купить у вас несколько тканей, чтоб обновить летний гардероб. Правда, малышки?
  -Мих... - Изабэл осоловевшими глазами уставилась на маленькую кусаку, чувствуя, что начинает задыхаться. - Михеева? Твоего отца зовут Роман Михеев? - Темноволосая девочка перестала улыбаться и настороженно посмотрела на Лэй, взбираясь по Кэшу:
  -Ты сказала, что она признает меня, но она смотрит на меня так, будто собирается съИсть! - прильнув к боку Кэша, она с опаской покосилась на женщину. - Чур меня!
  -Дорогой, покажи мистеру... Солвэю те ткани, что привез из Индии на прошлой неделе, а я пока угощу девочек травяным чаем, - она поманила Марсельку к себе руками, - и медовыми пирожными, что вот-вот должен принести сеньор Франческо Гонзага.
  -Гонзага? - Кэш напрягся: вместо того, чтоб отпустить девочек на пол, он крепче прижал их к себе. - Он тоже... - Изабэл кивнула в ответ на незаданный вопрос. - Прежде, чем передать вам детей, я бы хотел... - он встретился с недоуменным взглядом Лэй:
  -Ну и зачем тебе дивчачий треп за чашкой чая? - Прижавшись лбом к его виску, она "навела зрительный контакт". - Ты не переживай, мы с Марселькой собираемся здорово повеселиться за счет этой милой леди. Смотри, она не сердится на нас за укушенную попу. Марселька, я оказалась права, первое впечатление дулжно быть неизгладимым!
  -Ты будешь помнить меня всегда! - радостно прокричала Селена, соскальзывая с Кэша и подбегая к напрягшейся Изабэл (опять кусачки?). - Я твоя младшая сестра Селена Мариса Михеева. Но ты можешь звать меня Марселькой. - Маленькая ладонь, протянутая для пожатия, породила в Из дрожь. Стоило коснуться её и их "прошило" легкое покалывание током - Мне через две недели исполнится девять. Когда я вырасту, то стану грозой самых страшнючих страшнючек из Тьмы, усе будут бояться миня!
  -Вот как? - Изабэл присела на корточки перед малышкой, с интересом разглядывая свою миниатюрную копию и искренне улыбаясь ей. - И откуда ты знаешь об этом?
  -Лэйка обесчала. - Селена подняла на Изабэл потемневшие от возбуждения глазки.
  -Мисс "неизгладимое впечатление"? - девушка насмешливо приподняла бровь, невольно касаясь ладонью вьющихся кудряшек Сели. - Интересная у тебя подружка, однако. Это она подговорила тебя попробовать мою филейную часть на вкус или ты сама решила? - Селена нахмурилась, искренне не понимая, в чем суть вопроса. - Хотя это не важно, ты безусловно храбрый ангел и очень милая деточка. Я Изабэл Бергози Михеева-Тициано, а этот красавчик мой любимый муж, Лоренцо Тициано. Ты проголодалась?
  -Сестра? - Лицо "красавчика" заострилось от беспокойства. - Иза, ты же говорила, что Ярос Солвэй взял тебя под опеку, поскольку ты во младенчестве осталась круглой сиротой. Так откуда взяться младшей сестре? Наверное, это какая-то ошибка?..
  -Это ужасное недоразумение. - Вклинилась в разговор Лэй, покидая руки Кэша и идя на руки к Лоренцо. - Дядя Ярос взял Изю на воспитание, решив, что оба её родителя погибли. И они уехали в другую страну прежде, чем выяснилось, что изин папка цел и невредим. Просто он был сильно ранен, стукнулся головой, отчего ничего не помнил.
  -Как удобно... - пробормотала Изабэл, беря Селю на руки. - Мы идем пить чай с пирожными. - развернулась и пошла к выходу со склада. Счастливая Марселька выглянула из-за плеча девушки и показала Лэй знак, что все идет согласно их плану. Лэй кивнула и обратила внимание Лора на лоток с золотистой парчой (должны получиться красивые платешки!). Они направились вдоль лотков. В одночасье Кэш остался не у дел, не зная, за кем следует пойти. За нестабильной Изабэл (все-таки Михеев не отец ей, а значит, Марселька никакая не сестра!) или за её странным мужем Лоренцо (да-да, Кэш заметил, как смертный пялился на Лэй и что он проигнорировал разговоры жены с Селеной о Тьме). Черт! Черт! Черт! Все в этом доме кричало о странности и...
  -Теперь ты знаешь, что я не случайный гость - раздался позади него приятный мужской тембр голоса, - в этом склепе. Эта парочка производит на меня жуткое впечатление...
  -Отчего же? - Кэш медленно повернулся лицом к старому-старому знакомому. Сиско не изменился с тех пор, как они впервые встретились в Нью Орлеане в декабре 1862. Тогда Гонзага попросил у него огонька, пытаясь отвлечь от юной девы, спешащей в темный проулок. Кто же знал, что жертва и есть охотник, там во Тьме ждала его Лала...
  -Ну, я изначально говорил Креции, что возвращать их... неразумно. Так разве она кого слушает?!? Эти голубки умудрились не только встретиться, но и создать союз...
  -Ты не ответил на мой вопрос. - Кэш почувствовал глухое раздражение и... ревность.
  -Так ты не в курсе, да? - Сиско хохотнул (над ним?) - Что она - в прошлом звалась Мораг, а он - преждевременно почившим с миром старшим братом Креции, Хуаном ди Борха.
  ***
  -Ты такая юная, но разбираешься в тканях не хуже моего помощника Сиско.
  -Того Сиско, который должен принести медовые пирожные? - сообразила Лэй, не сводя глаз с красавца итальянца. - Я должна успеть выбрать ткани для платьев до его прихода. Марселька верная сообщница, но слопает все пироженки и даже не подумает оставить мне одну, та ещё троглодитка. Знаишь, у тебя глаза такого же цвета, что у меня.
  -Я тоже это заметил, - спокойно отреагировал мужчина, останавливаясь у лотка с белоснежным атласом.
  Опустив глаза, Лэй восхищённо ахнула и потянулась к ткани:
  -И эту тоже мы берем! - отпустив его шею, она опустилась вниз головой, щупая ткань.
  -И ты полукровка, как и я. - Еле слышно пробормотала Лэй, поглаживая материю и мурлыча от удовольствия. - Только старый. Почему ты до сих пор не обращен?
  -Тише! - Лоренцо насупился, стараясь удержать егозу в руках и осматриваясь, чтобы чернорабочих не оказалось поблизости. - Ты не должна произносить вслух эти слова. Это под запретом. Разве твой опекун не объяснил тебе? Что ты, что эта маленькая кусака, вы слишком выпячиваете себя и даже не пытаетесь срыть свою сущность...
  -Но разве мне не проще будет жить, если все будут знать о моей сучности?
  -Сущности, - мягко поправил её Лоренцо, глядя на детку и невольно улыбаясь, - а может, ты и не оговорилась вовсе? Почему твое лицо мне кажется таким знакомым?
  -Может, потому что мы с тобой похожи. - ладони Лэй легли на лицо Тициано. - Ведь у нас один родитель на двоих. Дорогой Лоренцо, разве ты не чуешь зов нашей крови?..
  -Зов? - Кровь зашумела в его голове и перед глазами заплясали черные точки. Лор покачнулся и неловко осел на лоток с атласом. Лэй заставила его медленно лечь.
  - Лорка хороший... не сопротивляйся мне... я только выясню, что ты друг, а не враг...
  ***
  -Чей-то не похоже, что у вас "амур", - авторитетно заявила Марселька, принимая из рук Изабэл пирожное и озадаченно нюхая его, - и пироженки вовсе не медовые...
  -А на что похоже? - Изабэл склонилась над деткой, сидящей на столешнице, и забрав у её пироженое, глубоко вздохнула, пытаясь уловить истинный запах.
  -Вот у Лэйки и папы Кеши "амур", она не слазит с его рук, а он и не спешит её с них спускать. У нас с Рокешой и Джонькой тоже амур: они аж соревнуются, кто будет читать нам сказки на ночь, а вы с этим симпатюлей даже не жметесь друг к дружке...
  -Может, мы уже прошли этот этап отношений? Девять лет вместе говорят о большем, чем тисканья и лобызания на чужих глазах. К тому же я не любитель выставлять личную жизнь напоказ. Личное должно оставаться личным. - слегка надкусив пирожное, Изабэл осторожно прожевала его, будто и вправду ждала подвоха. - Да нет же, ничего кроме меда я не чувствую, а мой нюх посильнее твоего будет... Так что не выдумывай и ешь!
  -А кто из вас храпит громче? - приняв от сестры надкушенную пироженку, Марселька принялась со смаком поглощать её. - Ты спишь на кроватке... слева или справа?
  Изабэл, доставшая из приямка банку с загустевшей кровью и начавшая пить её, словно молоко, поперхнулась и закашлялась, разбрызгивая кровь по белоснежной кухне:
  -Что? С чего вдруг такие вопросы? Ты слишком мала, чтоб знать такие вещи.
  -После того, как папа Кеша подарил Лэйке львят, мы спим все вместе. Я справа.
  -Мы с Лором ночуем в разных спальнях. Это очень распространено среди взрослых.
  -А почему ты спутала Кешу с дядей Яро? Разве не знаешь, они совсем не похожие?
  -Разве? - Утерев подбородок от крови, Изабэл налила ребенку соку и протянула ей стакан. - Запивай, пока не начала икать. - Пирожные в коробке, оставленной Сиско на кухонном столе стремительно таяли. - Когда я была такой же малышкой, как ты, я не знала Кэша. Он не навещал нас. Я слышала о нем от Яроса, лишь когда не слушалась его, мол, ща придет злой-презлой бабай и заберет меня, если не начну есть кашу...
  -Та ты шо? - Глаза Марсельки округлились от изумления, но в следующую секунду она махнула рукой и театрально протянула. - Усе взрослые такие одноэтажные... Мой батька тоже пугал меня Кешей, када не слушалась. А потом Кеша приехал к нам вслед за Лэй и пугать стало неким. Хотя нет, теперя папка пытается пугать меня Лэй.
  -Твоей подружкой? - Изабэл настороженно улыбнулась. - Это странно, не находишь?
  -Не, Лэйка самая изобретательная и хитроумная союзница из всех, кого я знаю. Но если вести себя с ней неправильно или делать не поёному, вона может... - Марселька замолчала, услышав сквозь толщи стен рычание Кэша (зов к Лэй по имени) - Упс!..
  -Лор! - глаза Из испуганно округлились. Схватив Селю на руки, она понеслась на зов.
  ***
  -Боже, Лэй! - Завернув за очередной лоток, Кэш резко затормозил перед уже знакомой картиной: безвольно лежащий мужчина на белоснежном атласе и нависающая над ним Лэй, гипнотизирующая взглядом и беспардонно шарящаяся в чужих мозгах. Сиско задел его плечом, резко останавливаясь. Из его гортани вырвалось хриплое: "Кеси?!"
  -БлИАть, не смей называть Лэй этим именем, - проворчал Кэш, наклоняясь к Лэй и насильно отрывая её от сводного брата. Сердитое рычание Изабэл: "Нееет!!!" и крик Марсельки побудили его отойти (с Лэй на руках) на три шага от беспамятного Лора.
  -Не надо было этого делать, - Гонзага на глазах помрачнел. - Мне плевать на Хуана, он никогда не был моим другом, но ты только что здорово нагадил моей девочке...
  -Что тут происходит? - Изабел спустила Селю с рук и обеспокоенно склонилась над неподвижным телом Лора. - Почему он тут лежит? Он что, без сознания?
  -Лэйка тоже? - Марселька пыталась заглянуть в запавшие глаза подружки. - Пачему?
  -Сиско, - Из умоляюще посмотрела на близкого друга семьи - скажи, что случилось?
  ***
  Спустя одну бессовестную ложь Сиско, парочку всхлипываний Марсельки, не желающей так скоро расставаться с обретенной сестрой, и пять минут гнетущего молчания в отплывающей от дома Тициано гондоле, Кэш потрепал бледную Лэйэллию по щеке:
  -Очнись, детка, прошу тебя, - он прижался губами к её холодном лбу, - не пугай меня!
  -Какой же ты придурок! - их гандолу резко качнуло и рядом с хнычущей Маселькой стремительно приземлился
  Франциско, погладив её по голове. - Он придурок, правда?
  -Папа Кеша хороший. - Лицо детки сделалось воинственным. - Откуда ему було знать, что Лэйку низззя трогать, када вона копаится в чужих мозгах? Обычно було не так!
  -Обычно? - Сиско перевел тревожный взор на Кэша и невольно поморщился. - Ты мог бы и получше заботиться о детке. Смотрю, у вас такие эксцессы в порядке вещей...
  -Какого хрена ты за нами увязался? - Кэш прижал Лэй к себе крепче, инстинктивно отодвигаясь от хищника. - Разве я не велел проваливать тебе ко всем чертям?
  -А ты поможешь разбудить Лейечку? - Марселька щенячьими глазами посмотрела на темноволосого хищника. - Не обижайся на Кешу, он просто ревнуИт мамку Лэй к тебе.
  -Думаешь? - губы Гонзаги сложились в марселькину хитрющую ухмылку. - РевнуИт?
  И тут Солвэя словно током ударило (в фигуральном смысле слова). Он таращился на сладкую парочку и глазам своим не верил: темные волосы, медового оттенка глаза, идентичные черты лица, форма подбородка и носа, даже линия роста волос одна...
  Сорок лет назад Мефисто Кастуччи признался ему, что он является отцом Изабэл, так неужели и с Марселькой Романа "обскакали"? И кто? Этот типа "наш друг и союзник"?
  "Ты тратишь силы понапрасну. У них с твоей женой ничего не было" А с женой Рома?
  -Где ты был во второй половине октября 1909? - Резче, чем хотел, задал вопрос Кэш.
  -Что? - Сиско едва смог оторваться от созерцания Марсельки, - Зачем тебе это?
  -Папа Кеша? - глаза Марсельки умоляюще уставились на него. - Не вздумай дажё!..
  ***
  Тьма: пойду долиной смертной тени и не убоюсь зла, потому что ТЫ со мной!
  "Они не спеша шли через клубы тумана, держась за руки и трясясь от шорохов, стонов и причитаний. Лэй старалась смотреть куда угодно, только не на Лора:
  -Если я скажу, что мне стыдна и обидна, ты перестанешь злиться на меня?
  -Мне стало бы куда интереснее, если бы ты взяла и извинилась за то, что влезла в мою голову без спроса. - Заметил мужчина, беря её на руки и садя себе на шею.
  -Извини, что узнала все твои тайны и секреты. Обещаю, что я никому не расскажу, что ты приютил у себя Изабэл из сострадания к её грустнячей истории. - Обняв Лора за шею, она прищурилась, пытаясь высмотреть выход из этого сумрачного мира теней и духов. - Никогда в жизни не подумала бы, что дядя Ярос может быть таким кошмарным злыднем. А ты хорошо знаешь этого дядю Цезаря? Он не соврал?
  -Разве такое изуверство можно придумать? - Тициано крепко держал её за коленки.
  -Ты прав, - Лэй горестно вздохнула, - а мне теперь что делать? Твоя Изя сестра моей Марсельки, значит, она и мне, как сестра. Я должна быть на её стороне. - Логично? Логично! - Но Ярос младший братик Кеши. Я должна быть и на его стороне тоже. Но у них разные стороны, как мне оказаться сразу на двух и не между ними?
  -Хорошая задачка, - оценил Лор, - пока я ищу, как нам отсюда выбраться, почему бы тебе не решить её? - они снова прошли мимо позолоченной двери. Лэй моргнула. В третий или в четвертый раз? Они что, в этом туманном коридоре ходят по кругу?..
  ***
  -Не тяни, неведение хуже любой неблаговидной правды! - потребовал ответа Яро, следя за тем, как Кэш укладывает голову "спящей" Лэй на колени Селены. - Почему этот прихвостень Тициано с вами? - он видел, что Кэш в ярости, но не мог понять причину гнева брата. - Отнеси её в дом. Мягкая постель удобнее подружкиных коленок.
  -Мы возвращаемся в Египет. - Сквозь зубы процедил Кэш, стремительно врываясь в дом, хватая чемодан и кидая туда лишь самое необходимое. - Гонзага обещал открыть портал. Я невольно навредил Лэй и должен все исправить, пока не стало слишком поздно!
  -Навредил? - холод побежал по спине Ярослава. - Так ребенок не спит?
  -БлИАть, нет! - огрызнулся Кэш и от него повеяло арктической стужей. - Я оставил её на пять минут с этим Тициано. Я не должен был этого делать. Если бы не я, моя детка не впала бы в сопор, застряв хер знает где, с этим проклятым ублюдком!
  -Если её опекун узнает, что ты недосмотрел, - глаза Яро потемнели от волнения, - ты не боишься, что он запретит тебе приближаться к Лэй? Что ты её потеряешь?
  -Яро, ты нормальный? Я должен спасти её. Любой ценой! Вытащить Лэйку из его башки прежде, чем Тициано вспомнит, как и с помощью кого умер в прошлой жизни... Потом буду решать, что мне делать с чужими намерениями разлучить нас. Это ясно?
  -Почему так важно поскорее вытащить Лэй, прежде, чем муж Изы вспомнит прошлое?
  -В прошлой жизни она убила его. - Тихо проронил Кэш, направляясь к выходу.
  -Ну, она говорила, что и меня прикончила в прошлой жизни. Я же понял и простил.
  -Ты не был её старшим братом и не находился с ней в состоянии перманентной войны.
  -Ты серьезно? - Во взгляде Яро появилось отчуждение. - И зная этот факт, ты до сих пор цепляешься за неё? В этом мире есть хоть что-то, что сможет отлучить тебя от неё?
  ***
  -Когда будем совершать "переход", ты возьмешь Селену и Лэй на руки, а я попробую задержаться "там", чтоб вытащить Лэй, - чемодан упал на дно гондолы, и они начали отплывать от дома брата. Кэш проигнорировал зов Яро, пытаясь привести сумятицу мыслей в порядок. - Сколько у меня будет времени, пока портал не закроется?
  -Будет лучше, если во Тьме останусь я, а ты вынесешь Марсельку. - Ответил Гонзага, показывая детке следовать за Кэшом. - Во-первых, я лучше ориентируюсь во Тьме. Во-вторых, Корельо удар хватит, если он увидит меня вместе с Лэй. И время на поиски будет не так ограничено, я смогу открыть и закрыть портал, когда пожелаю.
  -Я за неё отвечаю, а, значит, я обязан найти её во Тьме и вернуть в Мир! Я! Должен! - Сердито зарычал на Сиско хищник, забыв, что свидетелем их перепалки выступает Марселька. Моргнув, она уставилась на Лик Зверя, проступивший на лице Кэша:
  -Ты серьёзно, да? - Она сузила веки, оскалив зубки. - Будешь рисковать моей мамкой ради поддержания престижу? Ты даже не знаИшь, где искать! Все решено, доведете нас до выхода из портала и будете оба искать Лэйку, я иё как-нить сама вытащу...
  Неожиданно гондолу резко мотнуло в сторону. Марселька с визгом стиснула голову Лэй, соскальзывая со скамьи на днище чемодана. Кэш поймал их в полете и потянул на себя. Это Яро с разбегу сиганул в лодку, отнюдь не мягко впечатавшись в Гонзаго и накреняя гондолу в бок. Если бы они не проплывали рядом с ограждением, мужчины выпали бы за борт. Кэш резко обернулся на брата, но обругать его не успел:
  -Спокойно, я здесь, чтоб помочь тебе. - пробормотав извинение, он отодвинулся от Франциско и подтянул Марсельку с Лэй к себе. - Я вынесу детей из портала, у вас двоих будет больше шансов вытащить Лэй из сопора прежде, чем истечет время...
  -... - Кэш красными от переживания глазами несколько секунд прожигал брата взором прежде, чем избавиться от кома в горле, выдавив из себя такое трудное: - Спасибо!
  ***
  Тьма: пойду долиной смертной тени и не убоюсь зла, потому что ТЫ со мной!
  -Я увидела кое-что ещё. - Проронила Лэй спустя час блужданий по кругу в густом тумане. Она не знала, стоит ли ему это говорить, но молчать больше не было сил.
  -Помимо причины ухода Изабэл от брата твоего опекуна? - уточнил Лоренцо.
  -То, что скрывается гораздо глубже, - Лэй закусила губку, ощутив металлический вкус крови на языке, - так глубоко, что возможно ты сам этого не помнишь... Это как в старом доме, который много раз ремонтировали. Новый владелец никогда не угадает, какого цвета были первые обои в гостиной и какие висели гардины...
  -То, что скрывается под внешним фасадом? - перефразировал Тициано.
  -То, что ты не пожелал бы демонстрировать никому и никогда... - Лэй вцепилась в его волосы крепче, когда её "извозчик" ускорил шаг. - И это не из разряда, когда ты оскандалился перед кем-то или сглупил. Это из серии, что у каждого из нас есть шкаф, а порой и не один, в котором прячем мы скелеты и монстров...
  -Откуда у такой маленькой девочки взяться скелетам и монстрам?
  -У меня их целых три, и я с ними дружу. А ты дружишь со своими?
  -Мои монстры приходят ко мне по ночам в кошмарных снах. Я не помню снов, но просыпаюсь всегда взмокшим от пота и с ощущением, что побывал в аду...
  -Но ты там и был, - у Лэй от сердца отлегло, сомнений не осталось, рассказывать можно. - я видела тебя в адских чертогах с чертячьими хвостом и рогами. Ты не жарился на раскаленной сковородке, а прибавлял жару и вилами пронзал заживо сгораемые души грешников, пытающие соскочить со сковороды. Ты монстр и есть.
  -Хочешь сказать, что в прошлой жизни я был прислужником дьявола?
  -Думаю, это была не прошлая жизнь, а безвременье "меж" жизнями. Ты не походил на слугу Утренней Звезды, а скорее на её ссыльного. Лукешка издали наблюдал за тобой. Тока непонятно зачем: то ли следил, чтоб ты выполнял поручение, то ли охранял, чтоб с тобой не приключилось беды в лютых землях. Ты был там свой.
  -Лукешка? - и дернул черт его запнуться о корягу: сила притяжения резко качнула их вперед, и они неудержимо стали падать... в зияющий ров пропасти. Лэй испуганно раззявила рот в беззвучном крике, выпуская его из рук и пытаясь хоть за что-нибудь уцепиться. Неконтролируемое падение, перегрузки и плотный слой тумана в считанные секунды вывели Лоренцо из поля её зрения. Она упала так резко и быстро, что даже не поняла, насколько сильно стукнулась. В абсолютной тишине. Тьма наступила так скоро, что она не успела понять, на кого свалилась...
  ***
  -С чего ты взял, что нам надо... - Кэш осекся, останавливаясь на полушаге и таращась взглядом, наполняющимся ужасом и паникой, на проступающие сквозь туман тени: Дагона, несущего на руках бездыханное тело Лэй. - БлИАть, мы опоздали, да?
  -Зачем спрашиваешь меня? - Гонзага остановился позади него. - Спроси жнеца...
  ***
  09.07.1919. Поздний вечер. Долина Царей. Египет. Возвращение в лагерь.
  Джонни и Томазо заметили в сумерках серый ореол портала в трех километрах на север от лагеря. И приготовились встречать незваных гостей, делая ставки на того, кто явится. Джонни был настроен более пессимистично: он помнил исчезновение Лэй во Тьме. Раз некто однажды уже пытался умыкнуть маманю из-под их носов, что мешает этому "герою" попробовать снова повторить подвиг?
  -Вижу хищника и... - сузив веки, процедил Томазо и, смачно выругавшись, метнулся к порталу. Джонни ударил себя ладонью по лицу (Как же, бля, информативно!) и рванул следом со скоростью кометы... перемещение длилось считанные секунды... Марселька завизжала со страху, выдернутая из рук Яро и по воздуху переброшенная в медвежьи объятья Джованни. Следом прилетела спящая Лэй. Агрессивно настроенный Томазо оказался между дезориентированным Яро и отступающим к лагерю ди Борха.
  -Не делайте этого! - Сипло выдавил Яро, падая на колени и исторгая из себя завтрак. После перехода его трясло и выворачивало на изнанку, он задыхался не в силах связать и двух слов. - Нельзя уносить Лэй далеко от портала...
  -Где твой брат? - Томазо отрезал Яро путь, когда тот попытался настигнуть Джонни.
  -Он остался с Гонзаго во Тьме. Они ищут душу Лэй, полукровка в большой опасности.
  -Гонзаго? - Лицо Джонни исказилось, будто ему предложили сесть на огромного слизня. - Ну, тебя здесь еще можно объяснить, но где вы откопали этого прихвостня Креции?
  Это случилось из-за меня, доволен? - Яро вызывающе уставился на Тома, с которым весело и бесшабашно проводил
  время, служа во французском иностранном легионе.
  -Оставь эмоции при себе, - ровным тоном потребовал Томазо, - и объясни вкратце, что случилось с Лэй. Свою драму оставь при себе. Я выслушаю тебя в случае, если с сестрой все решится благополучно. Если нет, не боись, убью тебя быстро и без боли.
  -Моя бывшая подопечная Изабэл вышла замуж за венецианского купца Тициано и я...
  -Избавь нас от подробностей, переходи к сути! - огрызнулся раздраженно Джонни.
  -Энто важно! - Молчавшая /Марселька не стерпела нападок двух против одного и выместила всю свою злость, схватив Джованни за ухо и начав его выкручивать, - Мы с Кешей должны были пойти вдвоем, но мамка Лэй, узнав об этом, тоже напросилась. На месте мы разделились. Я стала испытывать сестренку Изабэл, а Лэйка - братика Лоренцо, чтобы потом мы смогли объективно указать амур у них или не амур...
  -Пусти ухо! - Джованни резче, чем планировал, отдернул её руку от своей плоти. Марселька потемнела лицом. Ещё чуть-чуть и посыплются из неё град и молнии. - Ты мне только зареви! - угрожающе процедил хищник, бледнея лицом.
  -Энто важно! - прорычала полукровка, пытаясь вырвать ладошку из его захвата. - Если я пытала Изабэльку хитростями, то Лэйка церемониться не стала и сделала то, что делала с каждым из нас прежде, чем решить, достойны ли мы быть её детками...
  -Кэш сказал мне, что Лоренцо - это воплощение Хуана ди Борха, - прояснил ситуацию Яро. Он ожидал, что на лицах Тома и Джонни появится первобытный ужас, стах, паника и беспокойство. Чего он не ждал, что на них отразится облегчение и покой.
  -Без шансов, - ответил на незаданный вопрос Томазо, поворачиваясь к племяннику.
  -Но он взрослый, а она не помнит... - отпустив руку Марсельки, он сел на песок, дав детке встать на ноги. Затем удобнее устроил бесчувственную Лэй на коленях.
  -Все равно без шансов. - Томазо серьезно посмотрел на давнего приятеля. - Не дрожи ты так, вернется Лэй прежде, чем Кэш и Сиско разыщут её. Не важно, что помнит или не помнит Лэй, Креция давно просчитала все риски и последствия. И нахождение Гонзага неподалеку лишний раз подтверждает эту мою догадку. Так что, без шансов.
  ***
  Тьма: пойду долиной смертной тени и не убоюсь зла, потому что ТЫ со мной!
  Кэш решил не тратить время на пустую болтовню. Он просто бросился на Дагона, как бойцовский пес, услышавший волшебное слово "Фас!". При этом надо было видеть лицо жнеца. Если ты привык, что все вокруг бояться твоих прикосновений, как огня, потому что они убивают, любое нападение может быть расценено лишь одним образом: если кто-то решил умереть легко и быстро, сделай все, чтобы не дать ему такого облегчения. Дагон среагировал молниеносно. Он швырнул душу Лэй, которую нёс на руках, в сторону, рассчитывая, что Кэш отвлечется на неё.
  Собственно, так и получилось. Кэш быстро перегруппировался и словил свою детку прежде, чем она, упав, расшиблась. Прощупав косточки и осмотрев "тело" на предмет повреждений, он крепко прижал к себе полукровку и зарычал на Дагона:
  -Я её не отдам! - Кэш начал обращаться, вбирая душу Лэй в огромный огненный облик Зверя. - Тебе придется убить меня, если хочешь заполучить её снова...
  -О я вас умоляю, - пафосно простонал Дагон, непристойно фыркая и закатывая глаза к небу, - не заводите меня своими пустыми угрозами, а то ведь послушаю...
  -Он кажется не собирается забирать её сейчас, - Гонзага подошел к ТИГРУ, касаясь его обжигающей гривы, - не усугубляй, не провоцируй, а лучше, иди к порталу...
  "Мы не знаем, как вернуть душу в тело... Какого хера он её коснулся?"
  -Между прочим, она сама на меня упала. Это раз. Откуда мне знать, как? Это два!
  -Ты издеваешься? - Сиско резко повернулся к Дагу, отнимая руку от обжигающей гривы ТИГРА. - А кто знает? Ты же её жнец! Кто, если не ты должен знать об этом?
  -Я знаю, как её забрать... усыпить... умертвить... воскрешать задачи не стояло.
  "Однажды она вернулась с того света, - мысли ТИГРА накатили на бессмертных удушающей волной, - и ты принимал в этом непосредственное участие. Так что не говори, что не знаешь, как ее вернуть. Лучше, блИАть, не провоцируй меня!"
  -Так ты, сопляк, тоже там был, и что с того? - тонкие губы Дагона скривились в глумливой ухмылке. Гонзага уставился на ТИГРА так, будто он оказался двойным агентом под прикрытием. - Это дает тебе хоть какое-нибудь преимущество?
  -Ты был там? - Лицо Сиско сделалось мрачнее тучи, - Ты хочешь сказать, что знал Кеси задолго до того, как вас двоих поженили? Ах ты, хитрожопый му... - один удар наотмашь когтистой лапой и тело Гонзаго отлетело на несколько метров назад, исчезнув в подступающих клубах тумана с тихим шлепком. Дагон хохотнул:
  -Он реально не понимает, что бесит тебя одним своим существованием, да?
  "Душа у меня. Я запомнил, где выход. Ты сейчас мне скажешь, как вернуть душу в тело и для этого нам свидетели не нужны. К тому же он свою задачу выполнил."
  -Я смотрю, ты не из тех, кто понимает слово "нет". Я не могу тебе помочь...
  "Можешь, но не хочешь. - ТИГР начал расти в высоту и вширь, медленно подбираясь к жнецу - Когда кто-то чего-то не хочет, его всегда можно заставить это сделать..."
  -Меня нельзя заставить! - Дагон стал невольно отступать, злясь на самодовольного хищника: как бы он хотел сейчас забрать наглеца в назидание остальным. Но что он скажет Креции? Как объяснит, что все её труды пошли прахом только потому, что он, её заклятый друг, слегка психанул? - Прекращай наступать на меня! Стоп!
  "Мне нечего терять! - злобный рык ТИГРА сотряс туманные земли, заставив Дагона содрогнуться от мощного порыва ветра. - Либо я останусь с ней здесь, отведя душу на тебе, либо ты сбережешь нам время и расскажешь, как вернуть её в тело."
  -Хорошо! - Рявкнул Дагон, протягивая руку вперед и выставляя ладонь перед ЗВЕРЕМ. - А теперь остановись, пока тебя вместе с ней не перебросило в зону ожидания...
  Вдруг земля под ними содрогнулась, и из тумана выступила ужасающая огромная тень, нависая над ними и тяжело надсадно дыша. ТИГР медленно повернул ряху и, угрожающе зарычав, стал пятится к Дагону. Зловонный запах серы ударил по ноздрям. В них чем-то метнули. Тело Лоренцо с чудовищной силой ударилось о лапы ТИГРА, с хрустом переламываясь в хребте пополам. По неподвижно застывшим глазам и отсутствию предсмертных хрипов, ЗВЕРЬ решил, что Хуан мертв.
  -С одним разобрались, - из тени вышел щуплый блондин, отряхивая руки и весело улыбаясь, - а что у нас тут? - Он наклонился и поднял за шкварник бесчувственное тело Сиско. Черт, будто он ни хера не весил! - Снова он? - Поморщился и отбросил назад, да так, что Гонзага отлетел... прямиком в портал и он за ним закрылся. ТИГР зарычал: - какая славная киса... - бессмертный в предвкушении потер руки и облизнулся, - да ещё с такой интересной начинкой... Дагон, какого хера эти двое всё ещё здесь?
  "Ещё шаг и я тебя порву в клочья!" - ТИГР вложил в свое рычание всю злобу, что у него скопилась (портал закрыт, они в ловушке), но тот продолжал наступление.
  -Ты так светишься, когда бесишься, что становишься похож на запал. Один чирк и все нахер рванет к чертовой бабушке. - блондин так резво подскочил к ЗВЕРЮ, хватанул Душу Лэй и дернул её из него на себя, вынимая из "хранилища". - Та да-да-да!
  ТИГР замахнулся лапой, раззявив пасть, демонстрируя огромные клыки, но замер и быстро клацнул зубами, когда Лэй шевельнулась в руках "похитителя" и осторожно приоткрыла один глаз. На её бледно-серых губках расцвела улыбка:
  -Мой Кеша... - она потянулась к нему, чем напугала ЗВЕРЯ. Боясь, что невольно её обожжет, он отскочил назад, едва не придавив бедром Дагона к стене (тот едва успел отскочить в сторону, блИАть, ну, сколько можно, а, испытывать его ангельское терпение), стал спешно обращаться в человека и, подбежав к блондину, выхватил из его рук душеньку Лэй. Они крепко-крепко обнялись, застыв на месте. Тихий всхлип заставил Кэша прийти в чувство и недовольно покоситься на их спасителя:
  -Даги, они такие сладенькие, что у меня аж зубы сводит, как хочется их съесть. Тока боюсь, от их сиропа попа слипнется и ухи отпадут. Ты, - он вызывающе наставил указующий перст на грудь Кэша, обвитую Лэй - долго будешь тут прохлаждаться?
  -Спасибо! - медленно обойдя его, Кэш побежал ко вновь открывшемуся порталу.
  ***
  09.07.1919. Поздний вечер. Долина Царей. Египет. Возвращение в лагерь.
  Кэш дрожал от озноба, слушая вокруг себя суету, выкрикивания и излишне громкие звуки, которые оглушали, действуя на нервы. По глазам все время бил яркий свет.
  -Уйдите все! - Шипела Лэй, и её голосок казался ему тихим журчанием животворного ручейка. - Брысь вон отсюдова! Марселька, я ж тебе указала, что не пускать никого!
  -Ты не понимаешь, ему нужна помощь! - голос Яро походил на скрип металлической вилки о керамическую тарелку. Его скрутило, затрясло и только прикосновение Лэй с легким шепотом "Тише, Кешенька, тише, это я, Лэй... Тише..." уняло приступ.
  -Видишь, как он на вас реагирует? - Шепот сделался недовольным, и он представил, как заостряется лицо Лэй, - Ему тока хужее от вас, потому... все пошли вон! Кеша спас меня, и я спасу Кешу. Марселька, выведи их из дому и карауль за входом. Солнечный свет не дулжен проникать. Рокеша будет приносить свежую воду и новые полотенца. - Видимо, кто-то собирался протестовать, потому что Лэй быстро добавила менторным тоном. - Предупреждаю официально: Я вне себя! Ещё немного и прибью кого-нибудь. Поэтому предлагаю Вам в добровольном порядке покинуть мое личное пространство, иначе... - еле сдерживаемый выдох и сквозь зубовный скрежет, - пеняйте на себя!
  ***
  Они стояли посреди песчаных дюн, глядя за красотой скоротечных смен дня и ночи. Не успевали насладиться закатом, как красочный рассвет рождал в их грудинах восторженный не то стон, не то возглас. Лэй сидела у него на руках, крепко обнимая за шею, прильнув к груди и счастливо улыбаясь. Куда смотрела его крошка?
  "Тебе здесь нравится?" - светло-зеленые глаза смотрели на него с любовью.
  "Мне нравится быть с тобой. - он положил подбородок на макушку Лэй, глубоко вздохнув полной грудью. Удивительно, но зной легких не обжигал. Он не чувствовал жары. Губы не были сухими и потрескавшимися. Все так походило на то, что она снова копалась в его мозгах. Но это обстоятельство его не задело и не покоробило. - Что случилось на сей раз? Я сделал что-то, что заставило тебя штурмовать меня?"
  "Ты отправился во Тьму, чтобы вытащить меня из её плена. Спас, но при этом сам немножко пострадал. Из-за того, что коснулся Лукеши, а энтого не стоило делать...
  ***
  В ночь с 09 на 10 июля 1919. Долина Царей. Лагерь.
  Джованни отодвинул полог шатра, пропуская Рокко с ведром с водой и полотенцами, задернул за ним тяжелую ткань и хмуро покосился на тихонько рыдающую Селену, сидящую с другой стороны шатра в обнимку с Джоселькой или, возможно, Мясцом:
  -Детское время вышло, шла бы ты уже спать. - Он приблизился к ней и даже протянул руку, чтоб помочь ей подняться, как получил хилый удар и беззвучное сиплое "рря-я-я-я-яввв!". Она говорить не могла, не то что плакать и отбиваться.
  "Я никуда ни пидуууууу... - но, бля, она могла продолжать реветь в душе и капать ему на мозги, - мама велела мне караулить здеся! И я с места не сдвинусяяяяяяяяя..."
  -Открывай! - Рокко вышел из шатра и остановился, невольно зацепившись взглядом за икающую Марсельку, - Мама велела идти тебе спать, встала и пошла! Ты должна вернуться на дежурство не позднее обеда. - закинув пустое ведро за плечо он ушел.
  Марселька с великим сомнением посмотрела ему в след и жалобно сощурилась, чувствуя, как они беспощадно слипаются. Она до их с Лэй шатра не дойдет, а потому... Она даже не вскрикнула, резким движением подлетев в воздух и оказавшись в руках Джованни. Мясцо жалобно заскулило, перекладываясь с левого бедра на правое и затихая. Детка слегка сжала руку Джонни (спасибо), позволяя себе погрузиться в дрему.
  "Она до сих пор не заснула, что ли? Я не слышал, чтобы вы разговаривали..."
  "Да нет, она два часа как "спит", обнимая ладонями его голову. На меня никак не реагирует. По крайней мере, у отца изменилось выражение лица. Маска ужаса сошла и черты разгладились. Думаю, она его лечит..."
  "Она не способна к созиданию. Она скорее всего кормит его иллюзиями. Но то, что ты сказал, уже прогресс. Что с телом. Он все ещё... застыл в неестественной позе?"
  "Тело тоже расслабилось и находится в состоянии покоя. Пока я наблюдал за ними, я видел позывы к судорогам, но похоже, что она их блокирует..."
  "Думаешь, она вспомнила, кем была?"
  "Мне сейчас не до этого, Джованни, блИАть, ни че, что у меня отец при смерти, а?"
  "Ни че, что он у тебя бессмертный? БлИАть, Джакомо вырастил из тебя ссыкло!"
  "И тебе спокойной ночи, козел! Куда! Ниче не забыл? Положь Марсельку в её шатер!"
  ***
  Томазо, сидевший с другой стороны шатра, глубоко затянулся и передал сигару Яро.
  -Они всегда так общаются? - тихо спросил Яро, когда шаги удаляющихся хищников стихли в ночи. - Я имею в виду, они же сводные братья, но ведут себя как враги...
  -Не враги, а соперники, - поправил его Томазо. - Джованни жил с матерью, но никогда не имел своего места в её сердце. Рикардо никогда не жил подле матери, но всегда занимал место в её сердце рядом со своим отцом. Рокко владеет тем, о чем мечтает Джонни. Джонни хранит память и опыт жизни с матерью, чего никогда не было у Рокко. Только любовь Лэй сможет примирить в них дух соперничества и противостояния...
  -Или усугубить их, - задумчиво заметил Яро. - Мы оба знаем, что она - не созидатель.
  ***
  "Что теперь будет? - его теплая ладонь легла на её влажную от слез щечку, ласково утирая их. Детка заурчала, приникая к нему и прогибаясь под движением руки. - я умру и воскресну? Или останусь в таком неудобном положении, как сейчас?"
  "Я не знаю, - слезинка сорвалась с реснички и упала ему на ладонь, разбившись о гладь кожи, - но Даги говорит, что... - неожиданно Лэй завыла, уткнувшись лицом в его руку и все его попытки отстранить её привели к тому, что она впилась в него клещом. - ты давно дулжон бул... окочу-у-уриться-я-я..." - глухо рассмеявшись, мужчина крепко прижал Лэй к груди и, слушая биение её сердечка, тихо прошептал на ушко:
  "Я ни за что и никогда не оставлю тебя, душа моя. Ни в этом и ни в том миру..."
  "Правда? - её глазищи, полные слез, засияли во тьме мириадами звезд, - Честно?"
  "Чтобы ни случилось, знай, что я... - что-то мелькнуло в её глазах и лицо будто-то онемело, но это выражение быстро ушло. - Ты вспоминаешь меня, душа моя?"
  "Ты обещал мне, - она сдавленно рассмеялась, вводя его в стопор. - Ты обещал мне, что не оставишь меня, значит, ты остаешься. - она так крепко стиснула его, что у него захрустели кости. - спасибо, что не подвел меня, ты мое золото...
  -...?!? - Кэш заметил, что в трех метрах от них материализовался тот самый щуплый блондин, который решил проблему под названием "Хуан ди Борха", выбросил Гонзага отсюда и помог Кэшу задержаться во Тьме энное количество времени. Спасибо Лэй, что она пыталась скрасить его пребывание здесь, но он-то знал, где они находятся на самом деле и все время помнил, где находится Лэй, благодаря ему.
  "Моя маленькая подружка заключила со мной пари..." - начал парень, улыбаясь...
  "...теперь мы могем вернуться! - перебила его Лэй, с силой сжимая его шею и тыкаясь сухими губками по всему лицу, - Я абхитрила Лукешу, и он вынуждён тебя отпустить, чтоб никто не узнал, как легко и просто энто було сделать..."
  "Ция! - сердито зарычало порождение Тьмы, покрываясь черной пеленой и, бля, обрисовывая контуры... демона?!? - Суть сделки заключается в том, чтобы никому..."
  "Да знаю я, - она отмахнулась от чудовища, - низззя говорить, как я тебя абхитрила. Речи о том, что низззя говорить, что в принципе абхитрила, не було. Что? Я даже Кеше похвастаться не могу? - она вызывающе посмотрела на монстра, не вздрогнув и не поморщившись даже от его облика. - Он все равно никому не скажет!"
  "Не суть, - отрезал вскипевший демон, рога на его голове прорезались и начали расти вместе с телом, достигая невероятных размеров. Им пришлось задрать головы, чтоб смотреть в глаза рассвирепевшему Зверю - сделка есть сделка, Ция!"
  И это мерзкое чудище, блИАть, дружок его крошки Лэй? Душа Кеши, увидевшего "ЛУКЕШУ" во всей его "сияющей красе" вошла в смуту: это ж как так произошло? При каких таких гребаных обстоятельствах Лэй сумела подружиться с... ним?
  "Лэй!?.. - он спрятал детку за спину и принялся отступать. - Не приближайся к ней!"
  "Кеша, не боись, братик ничего мне не сделает, - вскарабкавшись ему на спину, Лэй обвила его руками за шею и скрестила ноги на груди, - пойдем отсюда, пока он не абхитрил миня и мы не застряли тут на веки вечные. - Она почесалась щекой о его ухо. - НАДА! УХОДИТЬ! ПРЯМА! СЧАС!" - Демон продолжал наступать на них.
  "Что ты, сестричка, вовсе не обязательно..." - в зверином оскале он обнажил клыки...
  ***
  10 июля 1919. Раннее утро. Долина Царей. Лагерь копателей.
  Кэш открыл глаза и первое что увидел - лучезарные сияющие изумрудами глаза Лэй. Она снова испытывала на нем прием: лоб ко лбу, глаза в глаза, и кто первый отведет:
  -Я самая счастливая на свете, потому что этим утром ты проснулся вместе со мной! - Слегка отстранившись, она
  продемонстрировала ему сияющую улыбку, потом легла на грудь, свернулась клубочком и, широко зевнув, крепко-крепко прижалась к нему. - Я таки устала немного. Срочно надо немного вздремнуть. Отнеси меня к Марсельке и котяшкам, а сам иди и покажи остальным, что за тебя можно не волноваться больше.
  Кэш широко улыбнулся и, крепко стиснув детку до визга, прижался губами к её виску.
  -Я самый счастливый на свете, потому что этим утром ты проснулась со мной, - он обернул её в простыню и сел на матрасах, чувствуя легкое головокружение.
  -Я энто знаю, - сонно пробормотала Лэй, почесавшись носом о его ключицу.
  Кэш беззвучно рассмеялся её самонадеянности, осторожно поднялся и понес её...
  ***
  Рокко затаил дыхание, Хоффи присвиснул, Томазо ухмыльнулся, а Джонни ругнулся, провожая взглядами Кэша, путешествующего с Лэй на руках из одного шатра в другой:
  -Он самостоятельно ходит? - Яро протер глаза, не веря их показаниям. - Он встал?
  -"Она не созидатель." - гнусаво передразнил Рок, насмешливо глядя на Джо. - Что, съел?
  -"Отец при смерти..." - Джонни криво усмехнулся. - ты паникер, ссыкло и истеричка!
  -Вы оба, как дети малые, не позорились бы уже! - оборвал их Яро, поспешив к брату.
  ***
  -Кеша, как хорошо, что ты проснулся... - сонно потянувшись, Марселька улыбнулась, притягивая спящую Лэй на себя и поворачиваясь с ней на бок. - я почти всю ночь и половину сна дежурила возле вас с мамулей. То страшнючее чудище и есть Лукеша? Он правда мой дядя? - она помогла ему завернуть их в простыню и подтянула львят ближе к Лэй, чтоб они её "полечили". - Я чуть не отписялась, увидев его рожища...
  -Это был просто сон, - Кэш положил ладонь на горячащий лоб девочки, - прошу, поспи с Лэй немного, согрей её своим теплом, она устала и ей нужно восстановится.
  -Канешна. - Она перевела затуманенный взор на Яро, появившегося за спиной брата. - Видишь, дядя Ярос, папа Кеша цел и невредим. Мама Лэй спасла его, вырвав из лап страшнючего адского демона. Никто другой не смог бы его абхит... - рука Кэша так резко оказалась на рту Селены, что закончить ей не удалось. Сонно смежившая веки, она опустила голову на подушку и глубоко вздохнула, проваливаясь в сладостное забытье.
  ***
  "Если кто узнает, что она зовет меня братиком, ей хана! - черные, как растопленная смола глаза демона "прожигали" в нём дыру. Никогда в жизни Кэш не чувствовал на себе столь тяжелого удушающего взора. - Ты должен заткнуть рот глупой полукровке, пока не произошла беда. Смотри, потом может стать слишком поздно для вас обоих"
  ***
  Он очнулся от "взрыва" громкого хохота, сидящим у костра с Лэй на руках:
  -Мне до сих пор стыдно, что я так сделала, - багровая, как свекла, Лэй повернулась к Кеше, взволнованно сжимая пальчиками его ладони. - Ты ведь не сердишься, правда?
  Что?!? Это она про что? Кэш прищурился и в поисках поддержки посмотрел на Яро. Какого хрена все так выжидающе таращатся на него? Как он вообще оказался здесь, когда только что был лицом к лицу с "Лукешей" мать его демоном?
  -На тебя невозможно сердится, - он вернулся взглядом к пунцовым щечкам детки.
  -Точна! - Лэй шумно выдохнула, покосившись на Карнара. - Видишь, он тоже так думает.
  "О чем?" - мозг Кэша попытался подать сигнал СОС брату, но его перехватили.
  -?!.. - Лэй резко повернулась к нему, заметно изменившись в лице: - Ты не слушал нас?.. - она скосила взгляд в сторону, между Рокко и Селеной, сидящей на коленях Романа, нахмурилась и поджала губы. Общается с одним из своих друзей-невидимок?!?
  "Лэй, скажи мне, кто там?" - налив детке соку, он вложил стакан ей в руки.
  ***
  "Если ты не сделаешь, это сделаю я! - черные, как растопленная смола глаза Луки "прожигали" в ней дыру. Черты лица Лэй заострялись, по мере того, как она "наполнялась" злобой, ненавистью и желанием кого-нибудь прибить, исходящими от него мощными волнами. - Ее нужно остановить прежде, чем она сболтнет им о..."
  "Тронешь Марсельку хоть взглядом, я тебе глазешки повыкавыриваю... пальцем - руки поотрываю... хоть один волос упадет с её головы... рога тебе поспиливаю..."
  "...и поведет она тебя извилистой тропой по долине смертной тени...
  "...а подговоришь кого тронуть мою Марселю, натравлю на тебя Даги и Хаусяшку"
  "...но не убоишься ты зла, потому что ТЫ... - пасть демона ощерилась в зверином оскале. - и есть зло! Проклятье, ты ещё малявка и ни хера не помнишь, но смеешь говорить со мной так, будто помнишь все. - он недовольно клацнул челюстью и заскрежетал клыками. - Но ты бы не призналась, если бы даже было так. Верно?"
  ***
  "Лэй... - Кэш успел схватить её за руку до замаха и броска. Ограниченная в движении Лэй возмущенно обернулась к нему и замерла, осознав, где находится, с кем и что собиралась делать на глазах у всего честного народа. - Кого ты там видела?"
  "Нихачу обсуждать энтого засеранца! - поерзав на нем, детка залпом выпила сок и хмуро посмотрела на Марсельку. - Я говорила, что всю правду о моих друзьях нужно держать в тайне? Какого дьявола ты разболтала о..." - ладонь Кэша, тяжким грузом легшая ей на плечо заставила детку замяться. Она с опаской покосилась на него.
  "Прошу тебя, воздержись от обсуждения этой темы - он тяжело вздохнул. - при нас. Помимо тебя и Сели это услышат, как минимум я, Яро, Томазо, Рокко и Джованни..."
  -Я, между прочим, тоже, - Хоффи радостно помахал им. - Так, о чем речь?
  -Да, - Роман нахмурился, недовольный тем, что есть то, что от него пытаются скрыть, - чего такого разболтала моя доча, чего нельзя повторять при всех нас?
  -Да ни чё я не болтала! - грохнув стаканом о стол, детка возмущенно уставилась на отца. - Усё клевета и неправда! Я тока Кеше чистосердечно призналася, а энто не в счет!
  -И в чем, дорогая? - Роман ласково провел рукой по щеке дочери. Лэй и Кэш аж со свистом выдохнули, ожидая от маленькой болтушки "рассекречивания" информации. Кэш оскалился, готовый рычание заглушить ее ответ, но детка удивила всех:
  -Я сказала, что моя мама самая умная, красивая и добрая и што мне с ней повезло...
  Лэй откинулась на грудь Кэша, растекаясь по нему, как топленое масло по сковороде.
  -И именно за это твоя "самая умная и добрая мамка" сейчас начала тебя ругать?
  -Папа Рома, ну, конечно, - Селена посмотрела на отца, как на дауна - именно за энто!
  -Врет и не краснеет, - восхищенно пробурчал под нос Джонни, маскируясь кашлем.
  -Но почему? - Роман как завороженный глядел в очи "медовые" дочери. - За что?
  -Патаму шта хвастаться не хорошо и мама не хочет, чтоб вы все обзавидовались мине...
  ***
  -...встретила так, словно к ней Кощей Бессмертный из сказки пришел душу отбирать! - Отплевываясь, Говард выскочил из шатра, где девчонки занимались дрессировкой львят. Ему вторил детский смех. Следом выскочил багровый от хохота лорд Карнар:
  -Не, ну ты нормальный?! Сам подставился под... прости Боже, а теперь "кипишь"...
  Вернувшийся из Каира Кэш попросил Яро проследить за разгрузкой продуктов питания, а сам поспешил в шатер, где звонкий смех детей разливался колокольчиками.
  И как это он так подставился?!.. - лежа на матрасе на животе, Марселька стонала от удовольствия, позволяя Сельванни разминать себе спинку. - Сразу же понятна було, что будет... Неужто он и вправду подумал, что ты станешь целовать его в рот?
  -Взрослые такие тупые, - Лэй лежала рядом, подставляя спину Кишлэй. - ну окромя Кеши. Когда просишь сделать губы уточкой и закрыть глаза, жди неприятностей. Об этом все знают. Так можно делать только с тем, кому сильна доверяешь. Какого рожна он решил, что может доверять мне? Раз так, то держи, бабуин, гранату! - Черт, неужто эти котята не на одно лицо? - Ты видела его глаза, когда он разожмурился и увидел, что поцеловал не меня, а Мясцо под хвост? - Кого и куда? Кэш нахмурился, встретившись взором со львенком. Девочки захихикали, заново переживая эту сцену. Чего он не ожидал, что киса подаст голос и они замолчат, поворачивая озадаченные лица к нему.
  -Чей-то папе Кеше не смяшно, что мы так весело подшутили над дядей Геной... - Марселька села, притягивая львенка к себе на руки и целуя животное в нос.
  -Он не спросил, почему ты такая волосатая? - сняв с Лэй львенка, Кэш привлек детку на руки. Зарывшись лицом в ворот его рубахи, она глухо засмеялась, отвечая:
  -Нее, он не успел - она подняла на него светящиеся от озорства глаза - поцелувать Мясцо, поскольку мой сына испугался, чего ему хвост задирают, и громка пукнул...
  -Боже, - Кэш не выдержал и рассмеялся вместе с ней. - за что вы так беспощадны с беднягой... Мясцом? Теперь у него будет психотравма. Вырастит и будет заикаться.
  ***
  День проходил за днем, месяц за месяцем, год за годом. Пока взрослые копались в "песочнице" в поисках сокровищ, Кэш с детьми тренировал львят. К его изумлению, Кэшлэй беспрекословно подчинялась лишь Лэй: за полгода она научилась прыгать со стула на стул, ходить на задних лапах, ревела на публику и "падала замертво". Мясцо заставить работать не мог никто, даже за сладкое. Вскоре Лэй и Кэшлэй стали давать "концерты" в лагере. Джордж ругал Лэй за "недетское занятие", но рыдал от смеха на её представлениях вместе с остальными. Все видели, что львы растут на свежем мясе, как на дрожжах и вот уже по росту догоняют и перегоняют деток. Становятся опасными для всех смертных в лагере. Но Джонни оказался прав, Лэй не дала увезти выросших, охамевших и возмужавших львов, заявив, что поедет в сафари-парк вслед за своими "детками" и никто никогда не увидит ее больше! Желания проверять, сдержит ли дитя данное сгоряча обещание (учитывая её наказание о соблюдении обетов), ни у кого не возникло, поэтому, пугающие всех, кроме двух оторв, львы остались в лагере.
  -Почему я боюсь, что они сожрут их, а они нет? - Ворчал Рок, следя за тем, как Кэшлэй на тренировке подкрадывается к Лэй и Селене со спины. - Почему они не боятся?
  -Ты с отцом и Томазо создали эту безусловно опасную для жизни и здоровья девочек ситуацию, - ответил Джованни. - ещё бы ты не боялся за грядущие последствия. Ты, блИАть, обязан теперь всегда быть начеку, вдруг кого перемкнет и он набросится?..
  ***
  18 апреля 1922. Египет. Долина "Царей". Лагерь копателей.
  Это должна была быть стандартная ежедневная парная конная прогулка Кэша и Лэй после завтрака перед двухчасовой тренировкой львят. Нагулять сил, проветриться, обсудить накопившиеся дела тет-а-тет. Побыть наедине друг с другом.
  -Смотри, как я умею! - радостно смеясь двенадцатилетняя Лэй заставила рослого гнедого коня подняться на задние лапы и яростно зафырчать, пустив его в галоп.
  -Не смей так делать, слышишь, Лэй! - прокричал обеспокоенный Кэш, последовав за ней. Проклятье, если бы его сердце продолжало биться, у него бы сейчас был инфаркт. Только небо знает, сколько раз эта неугомонная чертяка пугала его. - Ты можешь упасть и сломать что-нибудь! Немедленно остановись и возвращайся ко мне... - Погода была ясной, когда они отправлялись на прогулку. Ничто не предвещало беды. Поэтому Кэш испугался, когда на его глазах в мгновение ока небо заволокло сизыми тучами, на землю опустилась мгла, огромной песчаной волной став стремительно надвигаться на них. Вспомнился сон, в котором она была мертва... - Лэй, немедленно скачи ко мне! - заорал Кэш, махая детке. Она успела ускакать достаточно далеко от него, демонстрируя умение "летать на коне". Ударив коня шпорами по бокам, он понесся к ней, перестав дышать от ужаса: вдруг он не успеет добраться до неё прежде бурана, поднявшего лавину песка к небу. Спрыгнув с лошади, он в прыжке выпустил Зверя и, обратившись в огненного тигра, рванул к ней, - "Прыгай с лошади, Лэй!.." - Зарычал он, заглушая вой стихии. Он успел заметить, как она поворачивает к нему бескровное лицо, прочесть в её глазах осознание грядущей катастрофы и некое смирение. Перекинув ногу, она стала словно в замедленной сьемке соскальзывать с коня, протягивая к нему руки. Он успел к Лэй на пару секунд раньше песчаной бури: словить её в полете, обернуть в бурнус и накрыть собой. С поражающей силой стихия бросила на них тяжелую тушу коня и закрутила её в удушающем вихре взбесившегося песка, поднимая на двадцать метров от земли. Хищник подмял под себя податливое тело дитя, придавливая Лэй к пескам, не давая миллиардам песчинок добраться до неё... и молясь, чтоб ей хватило кислорода...
  Секунды текли со скоростью замедленной сьемки, песок стремительно облеплял их, норовя погребсти под собой. Лишь её тихие хрипы держали его на поверхности забытья. Приложив усилия, Кэш сумел немного сдвинуться, приподнимаясь над телом дитя, песок посыпался на неё, вырывая из грудины обеспокоенные всхлипывания.
  "Не оставляй меня! - паника в её мыслях ударила по нему наотмашь. - Не уходи!"
  "Я никуда не ухожу. - Тигр передвинулся, своей тушей закрывая её от очередного порыва песчаного ветра, и утробно заурчал, желая успокоить полукровку. Хорошо, что она не видит, как стихия бесчинствует вокруг, неся в себе смерть и разруху. - Я здесь, с тобой"
  "Это уже было в том страшном сне..." - ее голос становился тише и невнятнее.
  "Жизнью правишь ты, а не она правит тобой. Не паникуй и не поддавайся ужасу, что желает тобой завладеть. Сохраняй силы, дыши спокойно, постарайся замедлить биение сердца. Когда нас совсем заметет, хочу, чтоб ты сохранила спокойствие и уверенность в том, что мы с тобой из любой передряги выберемся целыми и невредимыми..."
  "Но мне трудна дышать! Тут горячо и дышать почти нечем!" - она едва не плакала.
  "А мне совсем нечем и что? Разве я плачусь об этом тебе? - зарычал Зверь. Тело детки под ним напряглось и она попыталась отползти в сторону, но он лишь бесцеремонно подмял ее под себя. - Не ворочайся и не пищи, блИАть, Лэй, потерпи ещё немного!"
  "Нихачу терпеть! - плачь Лэй серпом резанул его по грудной клетке. - Мне страшна!"
  "Думаешь мне - нет?" - в следующий миг оглушающий вихрь обрушился на них. Лэй испуганно завизжала, но вскоре Кэш перестал слышать её крик. Песок взбесился и с силой бил по ним со всех сторон, беспощадно засыпая плотным слоем... Он почувствовал, Тьма опустилась. Казалось, песок везде, запечатал веки, нос и уши.
  ***
  Тьма: пойду долиной смертной тени и не убоюсь зла, потому что ТЫ со мной!
  Что это ещё за, блИАть, Тьма? Он не сумел удержаться на границе сознания и скатился во Тьму? Оставил дитё наедине со смертельной стихией? Придавил её тело тушей Зверя? Не дал ей и шанса на спасение, так получается?
  -Лэй?!? - зарычал он и понесся по коридору в поисках детки, - Лэй ты здесь?
  Резко свернув, он налетел на препятствие в виде выставленного кулака, рухнул, как подкошенный и осыпался пеплом, будто его здесь и не было.
  "Только ради тебя, - проворчал мужчина, потирая отбитые пальцы - не благодари!"
  ***
  Пробуждаясь, Кэш ощутил боль во всем теле, оглушение, звон в ушах и потемнение в глазах... и вдруг блаженной музыкой до него донеслись панические крики Лэй:
  -Кеша-а... - доносился до края его сознания её тоненький охрипший голосок, словно через толстый слой воды. - Ке-е-еша-а-а... я больше-е-е не могу-у... держаться-я-я...
  Он заставил себя вскинуться, откатившись в сторону. Процесс обращения в человека занял считанные секунды. Он встряхнулся от толстого слоя усмирившегося песка и стал быстро откапывать бурнус. Стянув ткань с её головы и вызволив Лэй из песчаного плена, Кэш крепко прижал к себе плачущую девочку, не в силах вымолвить ни слова. Все его горло забило песком. Лэй тоже сдавленно кашляла. Вся в песке и такая бледная... Но уже не плачущая и не ворчащая. Просто вжалась в Кэша изо всех сил, спрятав личико в шею. Он не знал, сколько они так просидели наполовину сокрытые песком. Она сипло, надсадно дышала, пытаясь компенсировать недостаток кислорода...
  -Я так испугалась за тебя! - она глухо закашлялась. Нервный мандраж колотил её тело, а наступивший шок развязал язык - Вспомнила тот давний сон о том, что ты привез меня домой мертвой, как все вокруг стали убиваться... Кеша, ты што, совсем голый???
  Он дернулся и слегка отпрянул. Стащил с Лэй бурнус и повязал его на бедрах. Девочка покрылась краской смущения, но больше вопросов задавать не стала. Боже, она видела его обращение...Когда он подлетел к ней в облике Зверя...
  -Песок был слишком зол и очевидно голоден. - Прокомментировал отсутствие одежды Кэш, - Нам надо возвращаться в лагерь, через час жара станет нестерпимой. Ты в порядке? - Она с недоумением покосилась на него: как можно быть в порядке после такого кошмарища? Но решила больше не быть "стонотой" и утвердительно кивнула:
  -Хорошо! - Кэш принялся отряхивать Лэй от песка. Он прижал её к себе и поднялся на ноги, осматриваясь. Ни коней, ни останков одежды... голая, бескрайняя пустыня! А лютый "Хамсин" мог вернуться в любой момент. Как далеко они успели ускакать от лагеря? На два километра? Или с десяток? По пути в лагерь Лэй умудрилась заснуть, уткнувшись носом ему в шею. До дома они добрались "быстрым шагом" к полудню. Совершенно невменяемый Карнар бросился к Кэшу, видимо решив, что он несет мертвую Лэй. Не успел Джордж утробно взвыть в голос, как хищник тихо процедил:
  -Тише, она просто спит. - Кэш заставил себя отдать Лэй подоспевшему Рокко. - С ней все в порядке, успокойтесь. Её просто разморило на жаре. - он дал Джорджу убедиться, что Лэй дышит и велел Рокко унести её в шатер: - "Хамсин" прошел мимо лагеря?
  -Да, нам всем повезло. Когда мы увидели песчаную бурю вдали и поняли, что вас нет в лагере, чуть не сошли с ума! -прошептал он словно в горячке, последовав за Рокко. -Мы поехали искать вас, нашли убитых коней и подумали... подумали, что вы погибли...
  -Нам повезло, что мы были в бурнусах! - Кэш смотрел, как Рокко бережно укладывает Лэй на постель, отодвинул его и устало лег рядом - Они спасли Лэй. Где остальные?
  -Вас ищут. - Рокко моргнул, когда Лэй сонно уткнулась в грудь Кэша и засопела. - Я... позабочусь об их возвращении. А ты... спасибо тебе, что сохранил маме жизнь...
  -Сье...итесь уже, - устало выдохнул Кэш, притягивая детку на себя и укрываясь простыней.
  ***
  Лорд вытянул Рокко из шатра, развернул его к себе и пощелкал пальцами перед лицом:
  -Рок, парень, ты здесь, со мной? - на третий щелчок взор парня загорелся жаром:
  -Ты понимаешь, что сегодня она должна была погибнуть? - еле слышно выдохнул он.
  -Он не допустил это. - Джордж слегка встряхнул измученного переживаниями парня.
  -Это ещё нихера не значит. ОНИ не успокоятся, пока не получат свое...
  -Если им так уж и понадобиться полукровка, ты знаешь, кого им предоставить.
  -Ты безжалостный сучара! - Рок покрасневшим воспаленным взором тяжело уставился на Джорджа. - Марселька единственная подруга матери, Лэй этого не переживет...
  -Ошибаешься, в крайнем случае, лишь сдача Михеевой спасет жизнь твоей матери. Будем надеяться, этот случай не пройдет зря, и она всё вспомнит. Я держу пари, что Кэш обратился, чтоб спасти ее, и она видела его Лик Зверя. А учитывая то, чему я учил её с малых лет, она сложит картинку с историями, рассказанными на ночь. Воспоминания откроют в её подсознании потайную дверь. Может быть завтра Лэй откроет глаза и явит миру ту, что родила тебя, Родриго? Тебе все ещё жаль ту недополукровку? Или маленькая стрекоза понравилась тебе? В её стремлении во всем потакать и угождать Лэй я явственно угадываю черты юного, неиспорченного Цезаря, это удручает меня.
  -Как ты можешь их сравнивать? - Рокко брезгливо поморщился. - Это ж небо и земля!
  -Вот именно, блИАть, он был таким же очаровательным и обаятельным мальчуганом, который безумно нравился мне, пока она не превратила его в алчного, жестокого ублюдка. Учитывая, что Лэй не далеко ушла от Кеси, это дитя ожидает участь не краше цезаревой.
  ***
  Он настолько сильно устал, что не мог заснуть, слушая ее утробное урчание:
  -Не думай ни о чем, - проурчала Лэй, широко зевая и носиком зарываясь в его шею, - Я никому не скажу... не выдам твоей тайны. Даги заверил, что ОНИ не придут. Спи!..
  Если бы Кэш мог, он бы выдохнул от облегчения и, устало смежив веки, провалился в долгий беспробудный сон... если бы поверил ей безоговорочно, не зная всей правды.
  -Сама спи, - он прижал её к себе и нежно поцеловал в макушку, тяжело вздыхая...
  ***
  Лэй не вспомнила прошлой жизни, вела себя так, будто и не было тех бесконечно страшных минут под песком. Они с Селеной все время проводили за тренировкой львов под бдительным присмотром иных Хищников. Но тот случай кое-что изменил в их размеренной жизни. Карнар и Карт начали, казалось бы, беспричинно враждовать. Ссоры вспыхивали по пустякам, разгораясь пожаром на ветру, в основном из-за неудач в раскопках. Тонны песка перерыто, а они даже глиняной черепушки не нашли...
  ***
  В ноябре 1922 окончательно осознав, что лишился поддержки Карнара, Карт решил действовать. Сменив весь состав группы копателей, он вернулся к исходному месту, с которого начинал раскопки, и принялся упорно искать. Поразительно, но он "нашел" двери под постройками. Поскольку лорд стал регулярно пропадать в Каире "по делам", оставляя Лэй на Кэша, Говард побежал именно в шатер Солвэя сообщить потрясающую новость. Там мужчина играл в покер с Романом и детьми: пара на пару.
  -Я нашел! - Радостно воскликнул он, останавливаясь у их стола. Его глаза мерцали тысячью огней, жадно пожирая интерес в умных глазах Лэй. - Я нашел гробницу!
  -Та ты шо? - Марселька "спала" в картах Романа, не отрывая взора от них, пальцами показала своей напарнице Лэй, какой у папки козырь, но та не заметила, глядя на Карта гипнотизирующим взором. - И чёго, многа там сокровища? Мы разбогатеем?
  -Не тупи, Марселька, - возмутилась Лэй, поворачиваясь к мрачнеющему Кэшу, - какая разница, многа тама денег или мало. Главное, что теперя дядя Джордж и Кеша с твоим папкой прославятся в веках. Слава и власть гораздо важнее...
  -Лэй, - в голосе Кэша послышалось явное недовольство, - не говори глупостей!
  -Энто не глупасть, - бросив карты на стол, она легла на него грудью, обращаясь к Селене, - даже если тама савсем не будет золота, мы его сделаем из того, что тама найдем.
  -А как? - Марселька тоже бросила карты и с сомнением покосилась на Говарда.
  -Ты што не умеешь делать деньгу из воздуха? - Лэй потерлась носом об ухо Кэша. - Уф, ниче, я тибя научу. Каждый должен уметь блефовать, а я в энтом мастер...
  -Детка, ты сейчас о том, как объелась смородины и прикинулась умирающей? - уточнил Кэш елейным голосом. Лицо Лэй вспыхнуло и зарделось до свекольного оттенка:
  -Я же сказала, что раскаиваюсь и больше не буду шутить так с тобой! - Пауза - Ни с кем!
  -Мы ещё не вскрыли вход, поэтому я даже не знаю, что сокрыто в гробнице. - вступил в разговор Карт, не ожидая подобного игнорирования своей персоны, - Мы решили дождаться возвращения Джорджа, а затем приступить к вскрытию гробницы...
  -Так и плесенью покрыться не долго. - Лэй подмигнула Селене, - Хотя... если вход не тронут, с чего вы вяли, что там гробница? Вы способны видеть сквозь стены?
  Карт окаменел, оскорбился и слегка помрачнел, невнятно пробормотав:
  -Нет, но к дверям вели ступени, а вход был засыпан. Мы его стали расчищать и...
  -Я спать хочу... - широко зевнув, Лэй слезящимися глазками оглядела Кешу - пишли?
  ***
  23.11.1922 в лагерь вернулся Карнар и Говард дал команду людям прочищать вход в гробницу. И уже на следующий день все обитатели лагеря столпились перед открытием "века". Карт дал лорду всю полноту командования. Сгорая от
  нетерпения Карнар вскрыл остатки кладки и, толкнув массивные двери, увидел коридор, заваленный камнями...
  
  -На расчистку завалов уйдет несколько дней! - нетерпеливо воскликнул Джордж, поворачиваясь к Карту, тот кивнул. - Поверить не могу, что мы все-таки это сделали...
  ...с того дня взрослые, за исключением Кэша, целенаправленно, группами занимались расчисткой завала, а он с девочками тихо праздновал Рождество, даря им подарки...
  ...после того, как вскрыли вторую дверь, они обнаружили золотые носилки, массивный золотой трон, статуи, алебастровые вазы, разного вида ларцы и ещё один заложенный ход. Помимо всего прочего, здесь находилось три больших ложа и дыра из одного вела в боковую комнату, заполненную драгоценностями. С лица Карта не сходила улыбка.
  ***
  27.12.1922 первая находка извлечена на поверхность. Для вывоза сокровищ Роману пришлось вести переговоры с властями Каира о строительстве железной дороги до берега Нила протяженностью 1,5 км. Планировалось, что по ней все перевезут в Каир для изучения. Карнар был окрылен открытием, крича на всех углах, как обожает Карта и что всегда верил в его чутье. Но по ходу изучения находок, начались проблемы...
  ***
  В начале марта 1923 Лэй обмолвилась Кэшу, что лорд вдрызг разругался с Картом.
  -Повод? - тот случай с бураном не заставил их бросить утренние конные прогулки. Но теперь Кэш не позволял малышке отрываться от него ни на метр, - О чем спорили?
  -Я сказала дяде, что сокровища поддельные. - Лэй с тоской встречала на горизонте рассвет, отгоняющий сумерки, успокаивающе поглаживая гриву коня. - он попросил доказательств, и я дала их ему. Теперь это знание рвет его на части: если он поделится им с другими, репутация нашей семьи рухнет, если промолчит, это сожрет его заживо...
  -Ты ведь знала, что реакция будет именно такой? Что твой дядя не сумеет смолчать.
  -Хочу, чтоб Карт уехал, - Ее глаза слезились и блестели мириадами звезд, - но не хочу сама прогонять его. Руками дяди сделать это проще. К тому же меня бесит, что он счел нас всех идиотами, неспособными понять, что к чему. Кто стал бы бросать место раскопок, если бы нашел вход? Любой бы его проверил! - Лэй повернулась к Кеше и хитро прищурилась, - И он проверил, но ничего там не нашел! Потому увел группу в сторону и вернулся к прежнему месту после того, как сменил всех людей. Никого не осталось, кто мог бы сказать, что сокровище не настоящее! К тому же мы с Марселькой лазили туда прошлой ночью... Прикасаясь к вещам, я почуяла от них лишь музейную вонь. Мне показалось, их возраст меньше моего. - К горлу Кэша подкатил ком: послание двусмысленно, неужели она вспоминает? - Ученые, что исследуют находку, раскусят фальшь на раз-два. Ты понимаешь, какой скандалище грядет?
  "Знала бы ты, что твой сынуля Джонни брал деньги на эту аферу века... у меня!"
  -Правда? - Лэй резко повернулась к нему, ее лицо заострилось и сделалось бледным. - Ты дал им денег, чтоб они обдурили моего дядю Джорджа? Зачем тебе это?
  -Не за этим. - Кэш терпеливо ждал, когда она отведет взгляд, но она не отводила. - Не волнуйся, я позабочусь о том, чтобы репутация твоей семьи была сохранена. Если потребуется подкуплю или запугаю оценщика. Не волнуйся ни о чем, хорошо?
  -Ты создал проблему, - Лэй глубоко вздохнула, возвращая невозмутимое выражение лица, - тебе её и решать.
  Первый тревожный звоночек!
  ***
  -Что делаешь? - Услышав голос Кэша, Карт быстро распрямился, чуть не ударившись о низкие навесы подземного лаза. Узнав в темноте заклятого друга он криво усмехнулся:
  -Черт, ты напугал меня! -Говард сунул что-то за пояс брюк - Что ТЫ здесь делаешь? Разве ты не должен "сторожить" Лэй, как верный боевой пес? Любопытство проняло?
  -Ты сфальсифицировал гробницу на мои деньги и даже не соизволил рассказать об этом, подвергая наши репутации неоправданному риску! - Кэш припечатал его к стене, отбирая спрятанное и глядя на кусочек разрисованной материи. - Ты подставил всех нас...
  -Подставил? - возмутился Говард, - Я "подставил", а не ты "купил" присутствие Карнара и Лэй там, где вам жить удобнее всего? Я плохой, а ты хороший, да? Ты решил, что Джордж не знал, что содержимое гробницы привезено из четырех музеев со всех концов Египта? БлИАть, да он помогал мне собирать содержимое клада. Не веришь, спроси Карнара. Второй тревожный звоночек!
  ***
  -Если кто-нибудь узнает, что все это блеф, я с тебя скальп сниму, понял? - Карнар ухватил Карта за грудки, притесняя к столу. - Ни одна душа не должна догадаться! Если кто-нибудь заподозрит неладное, убей, не раздумывая, и спрячь концы в воду!
  -Единственная, кто все понял, это Лэй. Она рассказала не только тебе, но и Кэшу.
  -Лэйэлия больше никому не расскажет. Она только прикидывается невинной овечкой да болтушкой. Ты прекрасно знаешь, что она убьёт любого, кто пойдет супротив неё.
  -Ты мне рассказываешь? - Криво усмехнулся он - Лучше сделай так, чтоб она перестала думать о моем изгнании из лагеря. Учти, если мне суждено утонуть, то с тобой вместе!
  Кэш отпустил Говарда, думая о том, предвидение показало ему не то прошлое, не то будущее. Он выбрался с места раскопок и поспешил в шатер Романа, будя его:
  -Собирай вещи, мы уезжаем. - Кэш пошел в шатер Карнаров, где детки спали, окруженные живым барьером из смертоносных львов. Кто подумает потревожить чуткий детский сон, окажется съеден. Но у входа в шатер его караулил взбешенный Карнар:
  -Лэй никуда с тобой не поедет! - прошипел он, - Только через мой труп...
  -Ситуация травмирует Лэй. Посторонитесь! - зарычал на него Кэш, его чутьё кричало: грядет катастрофа. Если хочет спасти Лэй, он должен увезти её. - Не надо, Кеша, - из шатра выглянула заспанная Лэй. Третий тревожный звоночек!
  ***
  Той ночью он отступил, доверившись Лэй, о чем впоследствии жалел нещадно. Ссоры между Карнаром и Картом становились все более злей и беспощаднее. Лэй сделалась угрюмой и молчаливой, замкнулась в себе. Львы - более агрессивными, огрызаясь на взгляд в их сторону. Особенно изменения ударили по Кэшу, привык-шему чувствовать себя центром её мироздания. Марселька тоже страшно нервничала, ощущая смутную тревогу за подругу. Будто над ними в воздухе повис дамоклов меч, грозящий обрушится всей мощью на чью-то голову. Все ощущали приближающуюся бурю, но никто не мог понять, откуда "прилетит". Кэш пробовал поговорить с Карнаром, требовал отъезда Карта, но упрямая Лэй постоянно вмешивалась, сводя его усилия на "нет". Проклятье, пусть эти двое поскорее переубивают друг друга, тогда Лэй скорее достанется ему...
  ***
  "-Ты должен перестать так вести себя, слышишь? - Лэй не плакала, но её глаза были красны от непролитых слез, - Ты все портишь, разве это не ясно?
  -Здесь я решаю, как себя вести и что делать, а не ты. - Помутившиеся от жажды наживы глаза Карнара казались ей обезумевшими. - Не лезь в дела взрослых!
  -Ты безумен! Собираешься погубить всех нас! - Она ударила его ладонью по лицу прежде, чем оба поняли, что произошло. Звук пощечины отрезвил гнев обоих. Джордж вспыхнул румянцем смущения, таращась на юную подопечную так, будто видел её впервые. Лэй упрямо не отводила от него глаз. - Остановись, пока не стало поздно!
  -Ты хочешь все бросить и уехать? - Карнар сверлил ее тяжелым взором, следя за малейшими нюансами
  реакции девочки. Она слегка кивнула, отвечая на его вопрос. - Уверена? - Ноль реакции. - Ну, хорошо, я сделаю, как ты хочешь. Дай мне час: я поговорю с Картом и мы уедем. Пожалуйста, пойди к Кэшу и сообщи ему, что мы уезжаем.
  -Такие новости, а вы решили держать их в тайне? - Они и не заметили, как в их шатре появился новый собеседник. Лэй медленно повернулась к Карту: выглядел он угрожающе и настой выказывал агрессивный. Как долго он слушал их?
  -Ступай. - повторил Джордж, возвращаясь к бритью. - Увидимся за завтраком.
  Лэй сделала вид, что ушла, а на самом деле спряталась в складках полога шатра.
  -Ты действительно решил все бросить? Когда мы в шаге от "сенсации века"?!?
  -Ты сам виноват! Какого хера ты сказал Солвэю, что я в курсе твоих махинаций?
  -Знаешь, Корэльо, что бы ты не пытался скрыть, об этом обязательно рано или поздно все узнают! Как бы ты не старался быть "хорошим дядей" для Лэй...
  -Смеешь мне угрожать? - пугающе тихий смех Карнара породил крупную дрожь в её озябшем теле, она почувствовала, как кровь стынет в жилах. - Да я кончал на раз и более изощренных врагов, чем ты. В одном лишь ты прав: что известно троим - рано или поздно узнают все. - Вытерев пену с опасной бритвы, Джордж наставил лезвие на грудь недавнего союзника. - Думаешь, я потерял хватку за годы, что провел в воспитании Лэй? Думаешь, мне не хватит сил прикончить тебя в честном бою?
  -Ты поклялся мне, как только мы найдем сокровища, я буду помолвлен с Лэйэлией!
  -Правда? - Карнар хрипло рассмеялся, - Что-то я не припомню такого. Ты обещал открытие века, а собираешься погубить мою репутацию и ославить, как жулика... Сделай ты все тоньше и безукоризненней, я сдержал бы данное обещание, но не теперь... - Хищник стал надвигаться на Карта, готовясь напасть. - От тебя проблем больше, чем пользы. Выбирай: предпочитаешь сдохнуть сразу или медленно сгнить в местной тюрьме (в Каире, я сообщу властям, что ты обманул меня с находкой).
  -Я ни за что не отправлюсь больше в тюрьму! - злобно зарычал Карт, обращаясь.
  -Тогда ты умрешь здесь и сейчас! - рявкнул Карт, роняя бритву и нападая первым.
  Лев и пепельный волк сцепились в прыжке, обрушившись на столик, где стояли таз с мыльной водой и зеркало. Отчаянные взмахи когтистых лап, звериный оскал и покрасневшие от злобы глаза, горящие жаждой убийства. Запахло смертью...
  "Она никогда не достанется тебе!" - волк наотмашь ударил льва по носу.
  "Она не простит тебе содеянного, как бы ты не вился ужом перед ней - зарычал лев, извиваясь в прыжке и вгрызаясь в шею противника. Волк отчаянно заскулил, и они покатились на другой конец шатра, нанося друг другу смертельные раны...
  ...Лэй отделилась от тяжелой занавеси и на цыпочках стала приближаться к брошенному на полу скальпелю, не отрывая глаз от схватки двух хищников. Из раны на шее волка сочилась алая кровь. Раненый зверь взвыл, пытаясь оттеснить от себя нападающего. Лицо Лэй заострилось от охватившего её гнева, она издала воинственный клич и побежала на них, занеся руку со скальпелем вверх..."
  ***
  В ночь на 05 мая 1923: кошмар, после которого Мир вывернулся наизнанку...
  -Не-е-ет! - Кэш проснулся от собственного крика. Скатившись с кровати он со всех ног помчался к шатру Карнаров, возле которого уже столпились взрослые.
  -Нет, туда нельзя! - Роман преградил другу дорогу, - Кэш, успокойся, ладно...
  -Велишь успокоиться? - Кэш ушам своим не верил. Напуганный до безумия, он готов был пойти на убийство, лишь бы добраться поскорее до своей девочки! - Уйди с дороги!
  -Уэсла там нет, а Джордж мертв. Понимаешь? Окончательно и бесповоротно. - Кэш заторможено посмотрел на друга: и... что это значит? Карнар хищник. Если он мертв, значит на то дано согласие Совета, Старейшины или Кастуччи. И куда делся Уэсл?
  -Мне по ху...! Что с Лэй? - Кэш попытался обойти Романа, но тот его удержал, - Пусти!
  -Она жива, - На лице Романа царила растерянность и обреченность. - если ты об этом...
  Из шатра послышался нечеловеческий вой, Кэш не сразу понял, что это его Лэй...
  -Боже, Роман, немедленно пусти меня к ней! - мужчина вырвался и побежал в шатер.
  Картина происшествия ошеломила его. Разодранное в клочья тело Джорджа лежало посреди шатра в огромной луже спекшейся крови. Бездыханное тело молодого льва рядом. С рваной раной на брюхе. Селджо или Кишлэй? Лэйэлия Карнар... Лэй "волчонком" забилась в угол между матрасами и комодом, выставив перед собой окровавленную опасную бритву. Приняв обороняющуюся позу, полукровка сипло рычала на не смеющих приблизиться к ней взрослых, готовая в любой момент... любого из них атаковать...
  -Лэй! - Кэш бросился было к ней и чуть не "получил" лезвием по шее. Роман успел в последний момент оттащить его. Лэй угрожающе зарычала, оскалив маленькие острые зубки, нанося по воздуху быстрые смертельно жалящие удары бритвой перед его носом. Глаза казались черными от ослепивших её: паники, страха и звериной ярости. Чужие. Холодные. Она смотрела на него, как загнанная собаками в угол смертельно раненная лиса, готовая отбиваться до последнего. Медленно умирая от заполняющего его ужаса, Кэш прикрыл рот задрожавшей рукой. - Она не узнает меня!
  -Я пытался тебе объяснить! - Роман силой оттащил Кэша дальше, самому больно смотреть на скулящую маленькую врединку - Карт убил Джорджа у неё на глазах. Лэй, кажется... повредилась в уме... никого из нас не подпускает. На всех бросается с ножом. - Он заставил друга смотреть на себя. - Кэш, мне очень жаль.
  -Лэй... - на пороге шатра стояла заспанная Марселька, сонным взором обводя "бардак" шатра, пока её округлившийся от шока взгляд не упал на Лэй, забившуюся в угол, - Ой!
  Лэй что-то нечленораздельно пробормотала и Селена рванула к ней. Роман побежал было дочери наперерез, но Кэш хладнокровно удержал его на месте, ухватив за плечи. Марселька влетела в Лэй, опрокидывая девочку на спину. Маневр был был настолько резким, что бритву выбило из руки Лэй и она со звоном скользнула на настил шатра, откатываясь в сторону. Лэй, стиснутая в медвежьих объятьях, жалобно
  заскулила и, откинув голову на пол, горько расплакалась, устало снося прикосновения чужих рук...
  -Ты... - задыхающийся от ужаса Михеев таращился на Кэша не верящим взором, - Ты хоть понимаешь, что она могла убить мою дочь? Я спас тебе жизнь, удержав от неё, а ты...
  ***
  24.06.1519. Италия. Феррара. Дом Альфонсо д"Эстэ, герцога Феррары, Модены и Реджио
  Альфонсо вошел в покои своей супруги Лукреции, в девичестве ди Борха. Она вальяжно сидела на диване, откинув голову на подголовник, пустым взором уставившись в бездну. Пальцами она играла с длинным мундштуком из слоновьего бивня, из которого торчал остаток опийной самокрутки. Напротив неё, в кресле, сидел Франциско Гонзага, его зять, муж старшей сестры Изабеллы, многие годы бывший другом и партнером по охоте, пока не попал под очарование Креции и не сделался ее Тенью. Слуги клялись, что меж ними ничего не происходило, пока он отсутствовал. Она, как всегда, смотрела в никуда, а Сиско - на нее. И было в этом нечто дьявольское, пугающее... После обращения жена впала в апатию и оставалась безразлична к окружающему миру. - Я же просил тебя, больше не приносить ей опия, - раздраженно зарычал Альфонсо, вырывая из руки Креции мундштук с самокруткой. - Ты делаешь из неё чертову наркоманку!
  -Не ори! - Гонзага резко поднялся на ноги, злобно уставившись на него д"Эстэ. - Не стоит...
  ***
  Боль... спустя столько лет после утраты Альфонсо она ещё теплилась в ней... затертая на корню, выжженная бессильем и равнодушием. Ничего не осталось: чувства угасли. Боль, пустота и тоска стали её "заклятыми" подружками и постоянными спутницами.
  -...посмотри, на кого она стала похожа! - пробился до её сознания сердитый голос: едва знакомый, злой. - Гонзага, объясни, какого хера охранять водную гладь, если она 18 лет ни разу рябью не пошла? Зачем ей эта наркота? Она даже не понимает, где находится!
  -Ты слов не понимаешь, Альфонсо? - подскочив к нему, Сиско оттолкнул д"Эстэ от Кеси.
  Альфонсо? Это имя резануло ее, будто тупым тесаком по едва затянувшейся ране...
  ...Креция подняла на Альфонсо абсолютно выцветшие глазницы. Мужчина сделал шаг назад, не в силах поверить, во что ее превратила скорбь по былому. Она молча прожигала в нём дыру. Даже ему, человеку с военной выправкой, выдерживать такой жесткий взгляд было невероятно трудно. Смотреть в глаза любимой и понимать, что её "там" уже нет. Наркотик убил её разум прежде, чем тело. И то, что он оставил от тела...
  -Слуги доносят, что ты ничего не ешь. - Он отвернулся от Кеси, с упреком посмотрев на Сиско, мол, ты тут для чего? Господи, как тут душно и темно.. - Знаю, что у тебя сейчас особая диета, но это ни хера не значит, что ты можешь сидеть на одном опии.
  Ты должна питаться, как все. Если ты не будешь есть и пить, то умрешь. Понимаешь?
  -Никто не умирает дважды, - ее голос казался замогильным - слуги не все докладывают тебе. Я питаюсь регулярно. Оставь штору в покое, понял? - её тонкая кисть ухватила его за руку и дернула назад с такой силой, что он оступился и упал на колени. Она поднесла к губам пиалу с опием и, сделав маленький глоток, вернулась на диван. Её тонкие побелевшие губы слегка дрогнули, когда острый кончик розового язычка снял капельку настойки с уголка рта. - Не стоило тебе, д"Эстэ, приходить сюда...
  -Если бы питалась, как утверждаешь, ты бы не выглядела, как ходячий труп. Сколько я могу врать людям, что ты удалилась от общества, чтоб родить мне очередное дитя?
  -Скажи своему народу, что твоя жена умерла при родах. - Бескровные тонкие губы Креции изогнулись в дьявольской ухмылке. - Не будь трусом, скажи смердам правду!
  -Я люблю тебя, Лукреция. - Голос Альфонсо дрогнул, он приблизился к жене, присев рядом с диваном на корточки, - ты же знаешь. Зачем продолжаешь мучить меня? Если бы я не любил тебя так беззаветно, разве смог бы отказаться от брака с дочкой дела Ровере, когда от этого зависело процветание моего рода? Стал бы терпеть твои шашни с Бэмбо и Гонзага? Доверил бы тебе управление Феррарой? Я понимаю, ты любила мужа, но он давно покоится в земле, а ты должна продолжать жить дальше.
  -Кому должна? Тебе? - Она нахально фыркнула, покосившись на едва сдерживающегося Гонзага. - Сиско, посмотри внимательно на это чудище, зовущееся моим мужем. - Её затуманенный гипнотизирующий взор вернулся к Альфонсо, вводя его в транс. - Летом 1476 мой первый муж Сфорца в пылу гнева убил его, потеряв из-за случайной трагедии свою горячо любимую жену, твою сестру, Сиско. Всем сказали, что она умерла при родах, но на самом деле упала из-за д"Эстэ с лестницы, разбившись насмерть. Глупышка Джонни пожалел о том, что сделал с этим полудурком, и обратил его. Думаешь, эта история хоть чему-нибудь его научила? Нет, увы, д"Эстэ наступил на туже граблю, сговорился с Цезарем прикончить моего горячо любимого мужа, планируя в итоге заполучить меня в жены. Своего он добился: получил, обманом обратил, но...
  -Я не хотел смерти Маддалены, Сиско! - В глазах д"Эстэ, обращенных к Гонзага светилось раскаянье, - Это случайность, она сама упала, я не успел ее перехватить.
  -Альфонсо тоже сам упал животом на твой кинжал, пока его руки путались в руках Цезаря и Корельо? - Ее ледяной тон породил дрожь в его теле. д"Эстэ услышал ошеломленный вскрик Франциско и потрясенно посмотрел на Крецию, возникшую перед ним. близко... Внизу живота болезненно запульсиловало. Она потянула руку, повернув ее. Он ощутил, как лезвие кинжала наполовину выходит и резко входит в него под измененным углом. Безучастное лицо жены смотрело сквозь него выцветшими глазами. - Надоели твои глупые навязчивость, мнительность и ревность. - кинжал вышел с жадным чмоком и вошел снова в межреберье, заставляя хищника задохнуться от боли. - Спорим, ты сейчас думаешь о том, уйду ли я с Сиско или одна, когда закончу с тобой... - он попытался ухватить ее за кисть, желая прекратить истязание, умоляюще посмотрел на подошедшего ошеломленного Гонзага... но тот схватил его за шею, удерживая рядом с Крецией и ее острым, смертоносным жалом, - а следовало бы подумать о том, что ты никогда не узнаешь ответа на первый вопрос. Потому что больше не проснешься после того, как я убью тебя. Когда я с тобой закончу, твою Силу передам Сиско. Ему она нужней. - ещё 1 удар обрушился на грудь в миллиметре от его ссохшегося застарелого сердца.
  -Кеси, ты обещала, что мы не станем его убивать, - хриплый голос Гонзага наждаком прошелся по угасающему сознанию Альфонсо. - Ты сказала, что эта паскуда должна жить вечно и страдать за то, что сделала с нами... С теми, кого мы любили...
  -Я никому ничего не обещала. - Зловеще процедила хищница, меняясь в лице. Ее глаза окрасились бардовым цветом, черты лица заострились, крылья носа затрепетали, возбуждаясь от запаха крови. Сиско знал, что последует далее. Он уже видел это не раз. Покорно кивнув ей, он благоразумно отступил на безопасное расстояние и отошел к окну, предпочитая вид из него, нежели лицезреть, что принялась делать обожаемая невестка с бесчувственным телом его некогда лучшего друга. Услышав хлюпающий смачный звук, он крепко зажмурился, пытаясь отключиться от реальности...
  ***
  -Ты действительно смогла так поступить, чтобы умереть? - он вспомнил свой шок от их первого откровенного разговора, когда она не только удосужилась поднять на него осмысленный взор, но и заговорила с ним. Боже, как он скучал по тому времени, когда он жил "вслепую" и многого не знал. - Это самый чудовищный способ убить себя из тех, о которых я слышал. Ты не боишься, что после этого попадешь в ад?
  -Я уже горю в аду, - губы Креции искривились в презрительной усмешке, - и мой ад вечен.
  -Ты позволишь разделить с тобой боль?.. - Дрожащей, влажной от волнения ладонью Гонзага коснулся ее высокой скулы. Как же она холодна... и притягательна. Смерть по имени Лукреция ди Борха. - Гнев и жажду мщения? Знаю, что ты убила отца и Цезаря. Знаю, что ищешь Мигуэля Корельо, Горацио Арагонского - от звука этого имени она слегка побледнела и в помутившихся от безумия глазах проскочила искра отчаянья, - и остальных, кто так или иначе участвовал в заговоре против тебя и Альфонсо. Знаю, что ты с ними сделаешь... Я могу помочь тебе. Я хочу помочь тебе. Ты позволишь?
  -Хочешь играть роль приманки на моей персональной охоте на убийц моего мужчины? - от её улыбки у него кровь стыла в жилах. - И что ты хочешь взамен, дух мой?..
  -Все, что только ты сможешь мне предложить, - он едва не застонал от удовольствия, когда её ладонь легла ему на шею и слегка сдавила. Боже, он сейчас взорвется в штанах!
  -Бессмертия будет достаточно, чтоб отдать мне душу в услужение? - Когда один ее глаз замерцал серебром, ему стало по-настоящему страшно. Он знал, они заключают сделку и, если он не сторгуется сейчас о том, что для него важно, потом будет поздно...
  -Если ты позволишь, я попрошу тебя о совсем другом, - склонив голову на бок, он смотрел на неё томным взором сквозь прикрытые ресницы, - если ты только позволишь мне...
  ***
  -Даже мертвая... я никогда не подчинюсь ни тебе, никому другому. Не смогу ни простить, ни пощадить никого из вас. - сипло прошептала она, приподнимаясь над останками мужа Љ 3. - Я предупреждала... нечего было приходить и испытывать мое терпение... Теперь твой дух - мой вечный раб, и не важно, вернут тебя в этот Мир другой Силой или нет.
  Франциско напрягся, заставляя себя повернуться к ней и непринужденно улыбнуться:
  -Это будет больно или очень больно? - проклятье, его голос предательски дрожит!
  -А как тебе понравится больше? - Прошептала хищница, утирая кровь с подбородка.
  -Как тебе захочется, душа моя, - он зажмурился, ощутив, как по венам прошлась дрожь огня, - я приму от тебя все, что ты пожелаешь мне дать. Обещаю, ты не пожалеешь!
  -Как бы тебе в последствии не пришлось пожалеть. - по-змеиному прошипела Креция и, не мешкая ни секунды, с яростью фурии налетела на него, сбивая с ног, и впиваясь в горло...
  ***
  Она приподнялась над остывающим телом Гонзага, сонно зевая и сладко потягиваясь. Её снова угораздило уснуть, после двойной порции обеда? Проклятье! Резко поднявшись на ноги, она подлетела к трюмо. Так и есть, вымазалась вся в крови, как дитя малое. Неужели нельзя аккуратно питаться? Она обернулась, переведя взор с растерзанного тела д"Эстэ на навечно упокоенного Гонзага. Ему бы "проснуться" уже.. Отсюда надо уходить. Срочно. И куда-нибудь запрятать тело д"Эстэ, пока никто не вошел и не нашел гада. А ведь могли войти, пока она спала, и вызвать коронеров... Можно ли выставить смерть д"Эсте, как несчастный случай? Она подошла ближе и испустила сокрушенный стон. Кто поверит, что он упал на ножницы, если все его тело на кусочки покромсано? В дверь постучали, она узнала встревоженный голос Джованни:
  -Мне сказали, что этот ублюдок поднялся к тебе. Лукреция, ты в порядке? Позволь войти, я один. и знаю, что тебе требуется помощь. - Она ещё раз оглядела самолично устроенную кровавую баню. На то, что осталось от мужа, на Сиско, потом снова на дверь. Как он собрался ей помогать? - Я принес с собой сундук... большой и вместительный.
  Она без дальнейших колебаний молча открыла дверь, задрав голову к лицу старшего сына:
  -Входи. - втянув хищника в свои покои вместе с сундуком, она быстро заперла дверь.
  -Ого! - Присвиснув от открывшейся взору картины, он потрясенно выдохнул, заметив почти нетронутое тело Гонзаги. - Ты все-таки решилась обратить его... Вас следует поздравить с новым этапом в отношениях? Думаю, отец будет в полном восторге!
  -Не забудь добавить ему, что это больше, чем просто увлечение. Я без ума от твоей матери, а она потратила свой единственный шанс обратить смертного на меня! - низким сексуальным голосом протянул Франциско, садясь в луже собственной крови.
  -Не обольщайся, Гонзага, - тон Джованни был снисходителен и полон сарказма, - До тебя мать проделала этот фокус с Джакомо и кое с кем ещё. И не смотри так, будто собираешься попробовать меня на вкус. Я тебе башку оторву и кранты тебе, понял?
  -Обязательно вести себя, как петухи на поединке, и мериться писунами? - она стянула с постели простыню и утерла с шеи кровавые потеки. - Лучше помогите мне спрятать этого придурка так, чтоб его не сразу хватились... Эту кровь можно чем-то отмыть?
  -Сеньор Гонзага у вас все в порядке? - дворецкий громче, чем следует, постучал в дверь. - Я слышал крики сеньора д"Эстэ. Вы снова поругались из-за сеньоры и он вернулся в Модену?
  -Да, уже уехал. - Крикнул Сиско. - Принеси чемоданы, он велел перевезти сеньору загород...
  
  ГЛАВА ІV МИР, В КОТОРОМ ТВОЯ ЛЮБОВЬ НЕ СТОИТ НИЧЕГО...
  
  Посылать людей на войну необученными, значит, предавать их. Конфуций.
  [ЦЕЗАРЬ БОРХА]
  
  Сначала в тебе теплится надежда о том, что потом всё... будет хорошо; Потом наступает время ожидания,
  и ты хочешь, чтоб им было хуже, чем тебе; Находишь удовлетворение в малом: по крайней мере,
  им не лучше, чем тебе; И, наконец, приходишь к неожиданному открытию: хорошо, когда плохо и им и тебе
  ***
  Ноябрь 1497 Ватикан Конклав в Сикстинской капелле по вопросу невинности Креции.
  Она шла мимо сидевших на скамьях кардиналов с высоко поднятой головой, игнорируя возгласы удивления, сдавленные ругательства, вскакивания с места, протяжный стон Родриго и едва слышный шепот: "Проклятье, Креция, ты что, с ума сошла?.."
  Они таращились на ее огромный живот так, будто из него торчал зазубренный тесак. Выворачивая головы, они привставали, щурились, пытаясь разглядеть через пенсне, настоящее у нее пузо или это просто подклад: "Она носит дитя? - Да как же, ты вспомни тему, по которой все мы тут сегодня собрались. Родриго просто разыгрывает нас. Так и знал, что он устроит пляску на костях Сфорца! - Да нет, же, ее живот настоящий. Смотри под кружевом: как растянулся пупок, говорю тебе, она на сносях... - Это у неё кровь на подоле? - Это ж какую наглость надо иметь, чтоб заявиться сюда в таком виде? И после она рассчитывает, что мы проголосуем за вердикт "невинна!"?
  Приблизившись к трибуне, Креция прижалась к ней, обведя собравшихся кардиналов тяжелым, прожигающим насквозь, злющим взглядом. Она тяжело дышала, будто пробежала марафон, буквально задыхаясь от распирающей ее злобы. Какофония их эмоций слегка приглушила в ней убийственную ярость, но не уняла желание кого-нибудь прикончить. На её глазах светлые стены капеллы померкли и по бокам их выступили серые тени, погружая просторную комнату во Тьму. Она исподлобья посмотрела на двенадцать членов церковной комиссии, сидевших на ближайшей к ней скамье, собирающихся "судить" её. Они явно находились "под впечатлением":
  -Кардинал Тодескини, скажите, вы действительно считаете, что ваш вчерашний сговор с Асканьо против Папы поможет вам сесть на престол? - Лучшая защита - нападение. Не ждать, когда голодные псы нападут, а натравить их друг на друга. - Весьма глупый ход, ведь сегодня семья Сфорца будет опозорена в веках, а кардинал дела Ровере, с которым вы сговаривались до этого, не поймет вашего перебежничества. - Джулиано посмотрел на кардинала: язвительная ухмылка сползла с лица старика и он, переменившись в лице, с неприязнью посмотрел на Папу Римского Александра VI:
  -Твоя дочь что, пришла сюда нести этот бред? - его голос дрогнул, и он закашлялся.
  -Кто бы из вас не желал сесть на место Папы, сядет туда тот, кого я захочу узреть на папском престоле. Кардинал Тодескини, вам нет смысла плести интриги, занялись бы лучше собой. Я вижу, что Смерть стоит рядом с вами, будто ждет чьей-то отмашки...
  Она слышала ИХ многоголосье, они горячо перебивали друг друга, пытаясь донести до неё все секреты старцев. Но сама Капелла погрузилась в тягостную тишину.
  -Лукреция... - тихо позвал ее Родриго, заерзав на своем троне, будто сиденье стало ему мало или одно место жгло, - не могла бы ты приступить к своей речи?
  -Я ещё не закончила, - сухо проронила она, поворачиваясь к ди Борха. Её левый глаз засветился в потьме? Нет, тьфу
  ты, ему показалось! Она криво усмехнулась, глядя, как Папа Римский крестится, что-то бормоча. - когда кажется, креститься поздно... - ее лицо сделалось полным сострадания, когда она вернулась взглядом к старику. - Ты хотел пойти на исповедь с утра? Надо было сделать это... перед смертью. - мягко прошептала она и в следующую секунду незримые смертным Серые Духи во главе с Дагоном набросились на бедного Франческо. Старик закричал, повалившись со скамьи на пол и стал кататься по полу, отмахиваясь неведомо от чего или кого.
  -Что с ним? - кардиналы повыскакивали с мест, с ужасом глядя за агонией собрата. Одна минута и он застыл в неестественной позе с маской страха на лице. - Матерь божья!
  -Кардинал Фарнезе, - обратилась она к брату любовницы отца Джулии, - я слышала, ваша сестра серьезно захворала после выкидыша. Скажите, вы успели её исповедать?
  -Лукреция, - побагровев лицом, заорал на дочь Родриго ди Борха, - прекрати это!
  -Если конклав не сделает по-моему, - Креция показала пальцем на тело Тодескини, - каждый из вас в течение дня потеряет то, чем дорожит в этой жизни больше всего...
  -Нас одиннадцать. - дела Ровере невозмутимо посмотрел Креции прямо в глаза. - Мы должны принимать решение в полном составе, нужно включить кого-то взамен...
  -Тогда включите Фарнезе, - она не сводила блестящих глаз в побледневшего лица юного кардинала. Он елозил на стуле и на лице его читалось желание встать и бежать. - он не допустит смерти Джулии. Поскольку знает, что пока глупая шлюха играет роль грелки в постели всеми чтимого Папы Римского, его кардинальская шляпа будет при нём. - юноша сглотнул, затравленно озираясь по сторонам в ожидании насмешек, но в просторной зале сгустилась давящая тишина. Все мрачно смотрели в пол, или будто в первый раз разглядывали изумительно расписанный потолок. Креция обратилась к Асканио Сфорца. - Учтите, если вы из вредности или упрямства проголосуете против меня, не я покину это место вдовой. Мы все тут знаем, что вы не женаты, но та милая кошечка, к которой вы бежите каждый вечер и меж собой зовете ее не иначе, как жена, не заслуживает почить в столь нежном возрасте и том... особом состоянии, о котором она не успела вам сообщить. И почему мне кажется, что ее утрата будет значительнее болезненней, чем утрата Непи и других землевладений, что у вас есть?
  Сфорца покраснел, как свекла, тяжело дышал, но не проронил в ответ ни слова.
  -Обожаю умных мужчин, - улыбнувшись, Креция повела шеей и перешла к следующему, - Ты, Орсини, любишь свою жену и не хочешь, чтоб она тебя покидала. Слышала, ее скрутила неведомая хворь и знахари опустили руки, даже моя золотая Нони... Знаешь, я могу сделать так, что она останется с тобой ещё на некоторое время. - и так она говорила каждому, вводя его в страх, трепет и ужас, - Итак, я со спокойной душой клянусь вам, что невинна, - её руки легли на выпуклый живот, нежно поглаживая его - Сфорца никогда не касался меня, как муж жены. Прошу вас, начинайте голосовать.
  -Femina intacta! [Девственница] - поднявшись, объявил Орсини, нарушая процедуру голосования по порядку. Креция улыбнулась, это оказалось проще, чем она ожидала...
  Никто не посмел проголосовать иначе. Остальные поднимались и повторяли за ним одни и те же слова "Femina intacta!", падающие тяжким грузом на плечи Креции.
  -Если кто слово скажет о том, что здесь произошло, я сотворю с ним то же, что и с этим, - она показала пальцем на коченеющее тело Тодескини - с вашими родными до седьмого колена. Пока не останется никого, кто будет судачить обо мне. - она улыбнулась Папе, - за исключением тебя, Родриго. Знаю, ты не вынесешь сор из избы... Ещё увидимся...
  "Чур меня", "Чур меня!", "Чур меня!" - рой их мыслей лишь породил улыбку на ее лице. Поправив бардовую накидку и осторожно сойдя с трибуны, Лукреция медленно пошла к выходу из Капеллы. Голова ужасно кружилась, одурманенная Темными. Она боялась, что упадет в обморок или её стошнит до того, как она доберется до выхода.
  За дверью её поджидал ещё один СЮРПРИЗ. Успев спрятать тело убитого Педро, Цезарь размашистым шагом мерил ширину коридора. Заприметив её, он, как ни в чем не бывало, улыбнулся, и двинулся было к ней, но Креция вытянула руку вперед:
  -Не смей приближаться ко мне, жалкий смертный! - Эко ее понесло! Видать гормоны крепко ее в узел завязали, вот чердачок и снесло... - Видеть тебя больше не желаю!
  -Не знаю, каких грибов ты наелась, но это было горячее и сильнее, придуманного мной!
  -Правда? - выразительно выгнув бровь, она с насмешкой посмотрела на него.
  -Рад, что ты совсем не злишься из-за того юродивого, - Цезарь остановился в опасной близости от неё, протягивая ладонь к ней и убирая с виска выбившийся из прически локон, - он в любом случае был обречен. Если бы я не убил его сейчас по-быстрому, Папа приказал бы дону Мичелотто пытать его, а затем, когда он выложит всю правду, убить. - глазами он ласкал её. - Я боялся, что он выдаст нашу с тобой маленькую тайну...
  "Родриго уверен, что отец твоего ребенка - Хуан. Цезарь убил Педро, чтоб он под пыткой не признался в ином" - Махнув на прощание рукой, Дагон растворился в воздухе.
  Тени отступили, Тьма рассосалась и в коридоре вновь стало солнечно и светло.
  -А никакой "нашей тайны" нет! - она елейно рассмеялась, понимая, как действует ему на нервы. - От одной твоей "тайны", как ты должен догадаться, я умело избавилась, так с чего бы мне сохранять вторую, коли она твоя? - она облизала пересохшие губы, ощутив горечь во рту. - Папа предложил мне назвать малыша Джованни, в честь его отца... - Она была так зла, так хотела уничтожить Цезаря, но не здесь и не сейчас... Он и так бледнее смерти стал. Кеси обошла его, не ожидая, что ди Борха закричит ей вслед:
  -Он мой! - это больше походило на рычание раненого животного, нежели на крик человека, - Ты слышишь меня, сука? Ребенок мой! - От ярости он со всей дури пнул стену, взвыв от боли.
  -Ты всегда слышал только то, что хотел слышать, думай, как тебе удобнее, мой возлюбленный брат. - Ласково
  промурлыкала Кеси, не останавливаясь и не оборачиваясь к Цезарю: выпущенная стрела, крепко сдобренная ядом, достигла своей цели. Повернув в соседнюю секцию, прошла пару-тройку галерей и нырнула в узкий лаз тайного хода, бессильно прислонившись к стене и прижав дрожащую ладонь к губам. Она не могла дышать, легкие горели огнем, раздуваясь от натуги, казалось, ещё один вздох и они рассыпяться в прах. И сама она превратится в труху, если сделает шаг не с той ноги. Она не сомневалась, что чёртовы силы, проклятые видения, помощь обитателей Тьмы и одна невинно отнятая жизнь в угоду корыстного интереса не пройдут для нее даром, но чтоб так прихватило... От запаха серы к гортани подкатила тошнота...
  -Это было глупо, - насмешливый голос Дагона показался ей адским скрипом.
  -Это наивное дитя оказалось виновато лишь в том, что сблизилось со мной, - красные от лопнувших венок глаза невидяще уставились на Дагона, - оно просто хотело помочь мне.
  -Твой божий агнец Перотто должен был умереть сегодня до полуночи, так или иначе... - Падший медленно приближался к ней с другого конца узкого прохода между стенами, и вместе с ним к ней надвигалась смертоносная, разящая серой мгла - я видел как минимум три исхода. От Цезаря, тот же, что видела ты. Если бы он не пересилил себя, это попробовал бы сделать сам Родриго на пару с Мигуэлем Корельо. А учитывая, что твой отчим не привык делать грязную работу своими руками, вероятнее всего, он бы приказал Мичелотто убить его. Но перед тем хорошенько попытать, чтоб дознаться, правда ли отец Хуан. Забавно, что никто в твоей семье не верит, что Перотто отец твоего ребенка... Он был для всех нечто вроде шкодного щенка, сначала забавный и милый, затем приближенный к хозяину, много знающий, а значит, потенциально опасный.
  -Забавно? - на минуту она перестала дышать, чувствуя, как организм агонизирует. - Что забавного в том, что этот агнец даже не знал правды о том, кто отец ребенка?
  -А ты сама знаешь... эту правду? - Дагон остановился и черная жижа, смертельной аурой окружающая его, замерла в сжатом пространстве вместе с ним. - О да, ты знаешь. - он склонил голову на бок, внимательно изучая ту, что умирала на его глазах от нехватки кислорода. - Знаю тебя на 120% и каждый раз все равно удивляюсь, насколько ты бессердечная сука... Тебе не жалко этого агнца, тебе обидно, что ты лишилась безропотного раба, который ради тебя мог пойти на любые лишения и преступления.
  -А ты думаешь, я лишилась? - она медленно подняла на него почерневший взор, и он невольно поежился, почувствовав приближение опасности. - Смерть для таких, как мы, ничего не значит. История с Кальдероном "закончена" ровно настолько, насколько "закрыта тема" моего противостояния с Хуаном. Когда они вернутся в этот Мир, спираль жизни начнет раскручиваться с того места, на котором остановилось время. А это значит, что все в этой жизни можно переиграть в следующих. Мне жаль, что в этой я вела себя непозволительно неосмотрительно и допускала промахи...
  -Если бы каждый помнил все, что сотворил в прошлых жизнях, этот мир покатился бы по наклонной. Ты думаешь, наш Создатель лишил вас памяти о прошлых жизнях из-за глупой вредности? Нет, черт побери, потому что "не помнить" лучше для всех!
  -Твой Создатель давно отошел от дел, - на лице полукровки отразился Лик Зверя, - ему дела нет до того, кто уходит за черту и, свергая его детей, нагло возвращается...
  -Если бы ты помнила, кем была прежде... - выпустив крыло, Дагон растянул его, едва не касаясь мягким оперением живота девушки, - сейчас вела бы себя совсем иначе...
  - Думаешь, - тонкие губы исказились в хищном оскале - знаешь, кем я была?
  -Думаешь, я случайно оказался тем, кто пришел забрать тебя три года назад?
  -Думаю, что все случайности кем-то тщательно продуманы и подстроены...
  -Думаю, ты гораздо продуманнее, расчетливее и хладнокровнее, чем хочешь казаться. Готов поспорить на возможность вернуться к Создателю на то, что ты знала о скорой смерти агнца. Более того, ты предпочла, чтоб он умер от руки Цезаря, нежели от пыток Корельо, поэтому взяла его сюда, провоцируя Цезаря взять ответственность на себя. А когда он выполнил задуманное, твои гнев и вражда к нему выросли, вместо прощения: ведь он сделал то, о чем ты его, если можно так выразиться, "попросила"...
  -Бред! - хрипло просипела Кеси, делая длительный свистящий выдох, обрывающийся звуком лопающегося мыльного пузыря. Воздух наполнил легкие и в глазах прояснилось, рассеивая Тьму с периферийного зрения. Она приблизилась к Дагону, от него тянуло магнетизмом. - Скажешь кому такое, я тебя возможности вернуться на корню лишу!
  ***
  Начало января 1498: Флоренция. Италия. Собрание жителей на площади Синьории.
  Пока Креция находилась в монастыре Сан-Систо, готовясь к предстоящим родам, доминиканский монах Джилорамо Савонарола лепил образ рогатого демона из неё и членов её семьи, выступая перед людом на площади Синьории во Флоренции:
  -Дочь Папы исчадье ада - кричал в толпу мужчина и та отвечала ликованием, - Лукреция ди Борха не скрывает того факта, что она дитя Лукавого и гремучей змеи! Умерев, она воскресла спустя сутки и с той поры сеет вокруг себя одну лишь смерть! Вы когда-нибудь слышали, чтоб человек вставал со смертного одра? - по толпе прошелся негодующий ропот, такое пугающее обстоятельство не укладывалось ни у кого в голове. - Борха назвали это божественным чудом и не погнушались сравнить с воскрешением Христа, но разве римская кровосмесительница, прелюбодейка и убийца вправе равняться с тем, кто нёс в мир свет, любовь и заботу о нас, простых смертных? Она стравила меж собой братьев, заставив их биться не на жизнь, а на смерть. Мы все знаем, что Хуана нашли на берегу Тибра в таком омерзительном виде, что его Родриго ди Борха не смог опознать. Да, они устроили траур, И да, Папа Римский целый месяц изображал из себя великого страдальца. Но! Цезарь хвостиком ходил за Николо, усердно лизал ему зад и добился, того, что имена убийц его старшего брата так и не были названы. Но мы-то с вами знаем, кто его убил, верно? - толпа взвыла, выражая общее негодование, - Как и с его бедную жену... Без проделок Лукреции не обошлось. Не смогла она простить ему измены... Вспомните, что эта ведьма сделала с церковной комиссией в ноябре прошлого года. Заявилась туда с огромным пузом и поимела всех раком, заставив кардиналов единогласно проголосовать за ее неви-нность. Никто из них не говорит о событиях того конклава. Никто о том, что случилось с моим давним знакомым кардиналом Франческо Тодескини. С тех пор его никто не видел. Мы все знаем, наша святая девственница родит со дня на день. И вопрос только: "от кого"... Чье дитя носит ведьма, спавшая с братьями и отцом? "Святого Духа" - скажут Борха. Логично, сама церковь признала её девственницей! Выходит, непорочное зачатие? - и снова по толпе прошелся возмущенный ропот, - Кто-нибудь верит в это? - по толпе прошел презрительный гул. - Запомните мое слово: Борха трусы, которые ничего не могут сделать с правдой и тем, кто несет ее людям. Они могут злиться на меня, бояться меня, но сделать со мной они ничего не могут, ибо тогда они пойдут против Бога! Единственное их оружие: угрозы отлучить меня и тех, кто внемлет мне, от Церкви. Но разве вправе тот, кто сам противен Богу, угрожать отлучением другим? Разве нужна миру власть церкови, погрязшая во блуде и грехе? Мы должны сместить Папу Римского и изгнать ди Борха из Ватикана. - Толпа одобрительно взвыла, хлопая ему и выкрикивая с места. - Правота на нашей стороне!
  ***
  В ночь с 13 на 14 января 1498 года. Монастырь Сан-Систо.
  После того разговора по окончании конклава Цезарь приезжал к Лукреции каждый день и уезжал обратно ни с чем. Когда ему сообщили, что сестра рожает, он решил остаться под воротами закрытой для него обители на ночь. Какая разница, где сходить с ума, дома или слыша охрипший от криков голос любимой. Креция орала так истошно, что он мог разобрать отдельные фразы, но вместо улыбки они рождали в нём ужас и страх.
  -Выньте из меня это чудовище... Вы не видите, он убивает меня! Вырежь его, Нони, или я...
  Не в силах больше стоять и слушать это, Цезарь перелез через ворота и наткнулся на дона Мичелотто, дежурящего у входа в келью Лукреции. Как он здесь оказался?
  -Она велела не впускать вас, хозяин. - Наемник ловко преградил ему дорогу к любимой.
  -Уйди с дороги! По-хорошему прошу. - От очередного крика Кеси у Цезаря душа ушла в пятки - Она там мучается, а мне нельзя войти? Мигель, ОНА РОЖАЕТ МОЕГО...! - заорал было Цезарь, но тот ловко притеснил его к стене, зажав рот:
  -Во благо себе и вашему... - по-змеиному прошипел Корельо. - держите это при себе!
  -Ты забыл, чьи приказы исполняешь? - оттолкнув от себя наемника, он посмотрел на него так, будто тот схватил его за яйца. - Ты подчиняешься мне, слышишь? МНЕ!
  -Она ясно дала понять, что нельзя никого впускать. - Еле слышно процедил Магуэль.
  -Она моя сестра, я должен быть с ней! Если бы мне было так плохо, как ей сейчас, я бы тоже велел никого ко мне не пускать, но в тайне желал бы, чтобы Кеси была рядом!
  -Оставьте меня, - послышался звон посуды и плеск воды. - Убирайтесь, раз толку от вас ноль! Нони, не зли меня лучше, дай мне этот чертов нож! - дверь кельи приоткрылась и монашки тенями расползлись вдоль стен, разбегаясь, будто боялись, что их вернут...
  ***
  -Сосредоточься на сыне, Кеси, - послышался голос Нони из открытого дверного проема, - не борись с ним, а лучше попроси малыша выйти из тебя, не причиняя излишней боли.
  Цезарь шмыгнул в дверной проем, воспользовавшись замешательством Корельо, опустился на колени перед ложем сестры и, сцепив руки домиком, стал молиться вслух и просить Бога, Матерь Богородицу, Николая угодника, всех святых, которых мог вспомнить, и своего сына родиться поскорее, не причиняя боли его любимой Кеси.
  Лукреция онемела от шока. Она открыла рот, чтобы прогнать Цезаря, но тут началась новая схватка и малыш буквально выскочил из неё за считанные секунды...
  -Какой красивый - хрипло прошептал Цезарь, утирая с век пролившиеся слезы - мой сын! Кеси, никогда не думал, что смогу полюбить какого-то мужика так сильно, как тебя. - он встретился сияющим взором с изможденными глазами любимой женщины. Креция была такой бледной, что Цезарю стало страшно за неё. Он поднялся с колен и подошел к Нони, купающей младенца в корытце в другом конце узкой кельи:
  -Она в порядке? - он зацепился взглядом за улыбающегося сынишку и непроизвольно улыбнулся крепышу в ответ: какой же он красивый. - Нони, она плохо выглядит...
  -Ещё бы, - проворчала Нони, нежно прикасаясь к ребенку, - Тебя бы вот так вывернули наизнанку, посмотрела бы я, как ты будешь смотреться! Тем более, она потеряла много крови, когда он выходил. Заставь ее поспать хоть немного...
  -Чего это вы там шепчетесь? - прошептала Креция пересохшими губами.
  -У нас получился красивый ребенок! - Цезарь повернулся к ней, улыбаясь. При этом взгляд Нони, обращенный на Крецию, показался ей полным осуждения.
  -Ты собираешься увезти Джованни? - спросила Креция напрямик.
  Цезарь принял обмытого младенца из рук Нони и медленно приблизился к Кеси, с гордостью демонстрируя ей, какой чудесный сыночек у них получился:
  -Отец издаст буллу о рождении у меня сына от неизвестной женщины. - В ответ глаза Креции обеспокоенно замерцали, теперь она посмотрела на ребенка испуганно, нежели с осуждением за перенесенные во время родов муки. Её сын может стать орудием для манипуляций, направленных против неё. Теперь, когда Цезарь заполучит его, он...
  -Собираешься оставить его у себя? - сиплым голосом протянула она.
  -Он мой сын. - Ласково проворковал Цезарь, щекоча губами щечку карапуза, малыш довольно загугукал. - Конечно, я оставлю его себе. В отличие от тебя я могу себе это позволить. Так малыш останется в семье, и ты сможешь навещать его так часто, как пожелаешь. Его и его папочку. - Цезарь нежно потерся носом о щеку младенца.
  -Как умно. - прошептала Креция, отворачиваясь от них. Ей хотелось кричать, топать ногами и бить посуду (были бы силы!!!): снова за неё все решили. - Родриго одобрил?
  С одной стороны, она понимала, что должна держаться подальше от сына. Тьма, Духи, Дагон, Видения, Голоса, Смерть, преследующие ее по пятам, гнев Горацио, кагда он поймет, что его облапошили - все это не должно коснуться ее сына. С другой стороны, он был плотью от ее плоти, маленький беззащитный комочек, который страсть как хотелось отобрать у Цезаря и спрятать ото всех, чтоб никогда не нашли!
  -Он хочет издать буллу, что Джованни его малыш, но Джулия Фарнезе сказала, что это случится только через ее труп, - ответил ей Цезарь. - угрожает уйти от него...
  -Она не в том положении, чтоб ставить ультиматумы. Скорее Отец оставит её, чем... - она осеклась, повернувшись к Цезарю, её сердце таяло от вида их воркования. - Положи мне сына на грудь, его нужно покормить. - сказала и сама себе не поверила.
  -Ты должна позаботиться о себе, ты выглядишь слабой. - неясная тень промелькнула по его лицу, он склонился над ней, нехотя кладя сына ей на грудь. - Не трать свои силы на него. Мигуэль приведет кормилицу, тебе не обязательно это делать. Позволь Нони...
  -Все, что мне нужно, это поспать. Нони должна увезти отсюда ребенка немедленно, а ты пойди и вели Мичелотто заставить монашек молчать. Ни одна живая душа не должна вынести правду за стены обители: ни кого я родила, ни когда, ни кто присутствовал.
  -Не думай об этом, я уже обо всем позаботился. - Цезарь склонился к сестре, убирая влажные пряди с её лица. - Никто из них и никогда не раскроет рта. Наш малыш...
  -Я не спала с Хуаном! - Креция ухватила рукой его за шею, когда Цезарь наклонился поцеловать дитя в пузико. - Я солгала потому, что ты сделал мне больно и я хотела...
  -Хотела, чтобы мне стало так же больно, как тебе. - Он нежно поцеловал её в лоб. - Что ж, душа моя, ты своего добилась. Мне стало больно, как никогда. Педро стоил того?..
  -Он не заслуживал смерти. - Потрескавшиеся губы Креции едва двигались. - Ты прав, мне было больно. Мне пришлось выбирать, кого пощадить: тебя или его...
  -Что? - он почувствовал, как его измученное сердце пропустило один удар.
  -Пощадить его и дать ему умереть от твоей руки или пощадить тебя, отдав его на растерзание ублюдку Мичелотто. - Ее логика могла любого свести с ума.
  -Если не хочешь терять друзей, не заводи их! - Хрипло прошептал он, осторожно отстраняясь от любимой. - Я бы остался с тобой, но должен ехать во Флоренцию.
  -Отец велел тебе покончить с бреднями монаха-доминиканца? - тихо спросила Кеси.
  -Ты слышала его речи? - Цезарь изменился в лице, выходя из себя. - Он скоро умрет.
  -Не так, как ты и Отец задумали. - она вскрикнула, когда малыш впился беззубыми деснами в ее сосок. - Убьёшь его во время проповеди или после, настроишь народ против Борха ещё больше. Да он спит и видит, что умрет мучеником и следующий Папа его канонизирует. Нет, его следует судить Святой церковью, должен сознаться в служении Лукавому, а потом вешайте его или сжигайте, без разницы... Толпа при казни еретика ликует не меньше, чем на его проповедях. Он будет очернен и опозорен, а моё имя - омыто...
  -А если он не сознается? - в ответ Лукреция беззвучно рассмеялась:
  -У меня сознается. - Цезарь улыбнулся в ответ и погладил их сына по спинке.
  -Думаю, после всего, что он наплел о тебе, ты имеешь полное право на вендетту...
  После кормления Цезарь передал ребенка Нони, которую Корельо посадил в экипаж и увез, а сам провел бессонную ночь возле постели Кеси, всю ночь метавшейся во сне и что-то лепетала на латыни. Слов было не разобрать, но по напряжению в голосе можно было понять, что она ругается с кем-то. Светало, когда он решил разбудить её поцелуем.
  -Нет! - её ладонь накрыла его губы. - Я теперь долго никого к себе не подпущу.
  -Я хотел разбудить тебя поцелуем и пожелать доброго утра... - голос Цезаря охрип от усталости, - Мне скоро уезжать. Скажи мне, как ты себя чувствуешь?
  -Сейчас мне лучше, - Ответила она - но я больше не хочу детей. Никогда!
  -Ты родила мне сына, о большем я и не мечтаю. - Цезарь облизал пересохшие губы. - Я попрошу Нони позаботиться об этом, обещаю. Что ты станешь делать, когда я уеду?
  -Ванноца знает, что я была беременна? - Креция погладила его по щеке.
  -Я же обещал тебе. Мать знает только, что одна девушка понесла от меня...
  -Скажи ей, что та умерла в родах и отдай сына ей. Она сумеет позаботиться о Джованни.
  -Нет, - Цезарь заметно переменился в лице, - сын мой, и я никому не отдам его!
  -Ты поклялся всегда делать то, о чем я попрошу, - она мило улыбалась, но её вкрадчивый тон не сулил ничего хорошего - как я поклялась быть с тобой одним целым. Хочешь первым нарушить достигнутое соглашение? Цезарь, лучше не зли меня...
  -Она уже стара и... - Цезарь попытался придумать аргумент для обоснования отказа.
  -Либо ты отдаешь ребенка Ванноце, либо я забываю о данном тебе обещании!
  На этом спор завершился. Цезарь понял, что она сделает, как говорит.
  -Хорошо, я перевезу Джонни матери по возвращении из Флоренции, совру о дате его рождения и матери, которая породила его. Ты поедешь с нами в Ватикан?
  -Пока Родриго зол на меня? Нет. - Она обвела пальцем контур его губ. - Я подожду, пока он прикипит всем сердцем ко внуку, снова сблизиться с матерью и поймет, какая чудесная у него дочь, тогда и вернусь. К тому же, не успею я вернуться, как он назначит день свадьбы, а я не хочу прыгать в новую бездну, не придя в себя от старой. Не желаю нового хомута!
  -Если учесть, что прекрасная половина Неаполя считает твой новый хомут физически совершенным, щедрым и любвеобильным, хорошо воспитанным и умным, я переживал бы за другое. Смотри мне, не влюбись в этот идеал! Я успел подружиться с Альфонсо...
  -О да, - Креция не удержалась от ехидного смешка - уверена, удержаться будет трудно!
  -Язва! - Проворчал Цезарь. - Я действительно переживаю, как ты воспримешь его...
  -Жить с идеалом? Ты шутишь? Через три года брака я, наверное, умру от скуки или с горя... - Они оба рассмеялись, не подозревая, что слова окажутся пророческими.
  ***
  Конец марта 1498 г. Флоренция. Прием при дворе, устроенный королем Неаполя.
  Цезарь прибыл на прием, сопровождая Санчию и Хофре, а также с целью выяснить: не отпугнули ли проповеди Савонаролы короля Неаполя и его племянника герцога Бишелье, и принца Салерно Альфонсо Арагонского от брака с Кеси. Горацио он приметил сразу:
  -Рад видеть вас, Чезаре, - Король тепло приветствовал его. - Как поживает ваш отец?
  -В добром здравии, благодарю. - Цезарь насмешливо улыбнулся, - А где мой будущий зять?
  -Был где-то здесь. - Король неловко улыбнулся - вы же понимаете, эти "дети"...
  ***
  -Да, аморэ мио, о, да... - он сжал покрепче край столешницы, за которую держался, запрокинув голову назад. Тело ходило ходуном, а полные чувственные губы закушены до крови, так не хотелось криками привлекать сюда сборище пьяных болванов. Он стойко держался, пока последняя судорога не "прошила" его удовлетворенное до изнеможения тело - Лучия, я уже говорил тебе, что обожаю твой шаловливый ротик? - девушка быстро подняла к нему лицо и заливисто рассмеялась, занявшись шнуровкой его на его брюках (распустить ее легче, чем затянуть). - Прости, сегодня я повел себя эгоистично...
  -Мне нравится удовлетворять вас, принц. - придворная фрейлина (его неофициальная фаворитка последние два года) поднялась, поправляя на юноше белую шелковую рубаху. - Мне достаточно просто целовать вас, чтобы насладиться вами и вашей красотой...
  -Приходи в мои покои, когда все начнут расходиться после праздника. Уверен, я смогу реабилитироваться. - Бросив на неё самый пылкий взор, на который только способен, Альфонсо достал платок и помог ей утереть губы, - Ступай...
  Она улыбнулась, осознав, что её снова пригласили, быстро кивнула и побежала прочь, пока принц не передумал. Стоило двери затвориться, улыбка сошла с его лица. Альфонсо подошел к большому зеркалу, чтоб поправить одежду и полюбоваться собой. Он обернулся, услышав скрип двери и поймав в отражении трагик-маску Арлекина:
  -Значит, это правда? Ты поймал от шлюх заразу и теперь ходишь, не снимая маски?
  -Мог бы поучиться на моем примере, а не следовать ему, окучивая низкопробных шлюх. Или решил насладиться последними деньками свободы перед женитьбой на моей Кеси?
  -Я не чувствителен к заразе. Если честно, не думаю, что мой образ жизни существенно изменится после бракосочетания. Если твоя сестра такая умница и красавица, как ты мне говорил, она закроет глаза на мои безвредные шалости с прелестными феями, как я закрою глаза на то, что старый приятель стоял в дверях и подсматривал, как Лучия играет с моим членом. Кто бы мог подумать, что ты вырастешь в одного из грязных извращенцев, любящих подглядывать за парочками? Хотя, может это из-за болезни?..
  -Болезнь не мешает наслаждаться женским обществом. Доктор сказал, это не заразно.
  -С прискорбием вынужден сообщить, что твой док ошибся. - Альфонсо приподнял одну бровь, заметив, как тело Цезаря напряглось. - Я слышал, у тебя появился первый ублюдок...
  -Не смей так говорить о моем бесценном первенце! - Цезарь и сам не понял, как очутился рядом с Арагонским, притесняя его к книжным стеллажам. - Я люблю его мать!
  -Что? - Лицо Альфонсо сделалось непроницаемым, - Ты хотел сказать любил?
  -Сказал, как есть. - Отрезал Цезарь, отступая от старого приятеля на пару шагов назад.
  -Разве в булле не написано, что она умерла в родах? - Заметив, как судорожно Цезарь сложил руки на груди, закрываясь от него, Альфонсо понял, что "скользнул ножом в не зажитую рану". - Прости, что заговорил об этом, но если ты любишь это дитя, должен воздержаться от общения, сифилис убьет его. Как тебя угораздило подхватить его?
  -Любимая женщина сообщила мне о решении расстаться и у меня сорвало крышу.
  -Она не умерла, верно? - Догадался Альфонсо, улыбаясь и грозя приятелю пальцем. - Вы разыграли всех, потому что по статусу тебе не позволено иметь жену и детей...
  -Она очень своеобразный человек, родила мне самого красивого малыша на свете, сделав наисчастливым! Но тебе не следует беспокоиться об этом, - рука в перчатке легла на плечо друга. - как и о прекращении своих шалостей моя сестра очень практичный человек. Уверен, с Крецией вы сможете договориться обо всем: она закроет глаза на твоих шлюх, если ты проигнорируешь наличие любовника у неё. И пусть каждый живет, как привык. Тогда я не потеряю ни друга в твоем лице, ни сестру - в её. Мне не придется выбирать...
  -Любовник? Разве не ее конклав объявил невинной при аннулировании брака со Сфорца?
  -Сфорца сам спровоцировал этот спектакль. Ему надо было просто ее отпустить... Поверь, он еще легко отделался. По мне так лучше бы Кеси осталась вдовой.
  -Пошли к гостям. - Сухо проронил Альфонсо, обходя Цезаря. - Почему вдовой лучше?
  -Он был слишком слаб. Я не был спокоен, что Кеси в безопасности рядом с ним.
  -Со мной все будет иначе, не беспокойся, - юный ходячий гормон широко ухмыльнулся, демонстрируя обаятельные ямочки на щечках. - Надеюсь, твоя сестра понимает место женщины в мире? Не хотелось бы тратить лучшие годы на перевоспитание жены.
  -О да, - Цезарь усмехнулся - Кеси скромна и покорна по натуре, проблем не возникнет.
  -Отлично! - От улыбки Альфонсо по залу прошелся ропот из женских восклицаний. Да уж, какие тут сплетни, когда все "на лицо". Цезарь был страшно доволен и уверен, что Креция побрезгует "всеобщим достоянием" и обязательно вернется к нему. - Я сейчас вернусь...
  ***
  Глядя на то, как вальяжно рассекает толпу Красавчик Альфонсо, флиртуя со всеми прелестными девами из местной знати, и приближаясь к королю Неаполя, своему дяде Горацио Арагонскому, которому год назад уступил престол, Цезарь сделал глубокий вздох, принимая из рук дона Мичеллото свернутое послание из адресата "Manor Silver lake":
  -Как поживает моя любимая девочка? - он спрятал письмо в рукав, принимая с подноса бокал вина и салютуя им Альфонсо, эмоционально переговаривающемся с королем.
  -До конца месяца она планирует вернуться в Ватикан. Она хочет поговорить об этом.
  -Она спрашивала о сыне? - Боже, как сильно он соскучился по ней, наконец они увидятся...
  ***
  -Этот смертный ублюдок реально считает, что она родила от него? - чувственные губы Горацио поджались в тонкую нить, придавая лицу презрительно-злобное выражение.
  -Он даже не пытается скрыть особый статус отношений с сестрой, - Альфонсо посмотрел на "дядю" с выражением: "А я что говорил?!" - По мне, так все это попахивает протухшей рыбой!
  -Пусть радуется, пока может, - снисходительно проронил Гор, отвечая Цезарю "салютом" - не долго\ему осталось "летать на крыльях любви". Скоро ты ему эти крылышки подрежешь!
  -Если захочу! - Капризно проронил юноша, касаясь бокалом бокала отца. - Выбор за мной!
  -Ну, разумеется, - рассмеявшись сипло согласился Арагонский-старший - выбор за тобой!
  ***
  Альфонсо перезнакомил Цезаря со своими друзьями, половина из которых напоминала скорее личную свиту наемников-телохранителей, чем союзников по пьянкам и гулянкам. При этом он успел уединиться еще с парочкой девиц, что заставило Цезаря укрепиться в мысли, смогут договориться "на берегу" о том, что кому позволительно и в какой мере.
  -Мне, правда, следует ехать, - бормотал захмелевший Цезарь, пытаясь встать с дивана, но баланс сил был против него. Два пышных бюста придавливали его к подушкам. - Меня ждут!
  -Подождет, - Альфонсо кивнул девицам и те повалили Цезаря на спину, жадно гладя руками его разомлевшее тело. - ты не можешь сесть на коня в таком состоянии. Отоспись.
  -Хочу скорее вернуться к моей любимой девочке. - простонал он, поворачиваясь на живот.
  -Брось, не будь таким занудой... - Вытащив письмо из его рукава, принц жестами дал шлюшкам указания. Перевернув парня, одна из них осторожно сняла с него маску. - Бля... - Черты лица Альфи исказились от омерзения. - Маску на место. Он должен выехать не раньше полудня...
  ***
  30.03.1498 г. Поместье "Серебряное озеро". На полпути от Сан-Систо к Ватикану...
  Когда Цезарь вошел в гостиную, Креция не поднялась, не улыбнулась и даже не посмотрела на него. Отвернулась и почесала нос. Ощутив беспокойство, парень первым начал разговор:
  -Я немного задержался потому, что хотел получше узнать о твоем будущем муже...
  -Слышала, ты подружился с принцем-бастардом, учась в Пизе, - от ядрёной смеси алкоголя, дешевых женских духов и табака ее замутило - Смотрю, время ты зря не терял и ударился со своим другом во все тяжкие - Надменно поинтересовалась Лукреция, криво усмехаясь.
  -Клянусь, я не изменял тебе! Да я даже близко никого к себе не... - Лукреция не выдержала и, звонко рассмеявшись, соскочила с кресла и забежала за его спинку, прячась от брата:
  -Боже, ты всегда введешься! - Цезарь рыкнул и полетел на неё. Кеси с визгом побежала вокруг дивана к столу. - Хофре уже был у меня и все рассказал: ты у меня, бедненький, нянькой при малыше Альфонсо 3 дня пробыл, измаялся, наверное, из чужих постелей его вытаскивать?
  -А может, это не я? А он меня вытаскивал? - его глаза засверкали, сверля сестру тяжелым взором через прорези в маске. - Может, я испугался, что он может понравится тебе?!?
  -Понравится? - он сделал обманное движение и рванул к ней так резво, что Кеси успела лишь завизжать прежде, чем он подхватил её на руки, перекинул через плечо и быстро потащил в ее спальню. - Эй, ты ведешь себя, как пещерный человек! Немедленно опусти меня на ноги!
  -Альфонсо чертовски обаятелен, мил и притягателен. И этим страшно меня бесит!
  -Так ты неровно дышишь к моему будущему мужу? - Креция прильнула к брату, тихонько похихикивая. - Он так вскружил тебе голову, что ты решил увести у меня жениха? -Цезарь осторожно уложил Крецию на постель и опустился рядом - Доктор ещё не дал нам "добро"!
  -Чтоб просто полежать с тобой в обнимку, мне не нужно разрешение доктора. - Ласково ответил Цезарь, прижимаясь маской к щеке сестры. - Черт, больше никогда не встречай меня так! Ты казалась такой злой, что я забыл сказать, как ты прекрасна, как я скучал по тебе!
  -... - Креция не рвалась из его объятий, но и взаимностью не спешила отвечать. - На самом деле, я с трудом сдерживала смех, ощущая твои робость и смущение, что старалась не смотреть на тебя. - Она медленно повернула к нему лицо. - Меня никогда не заботило, под какую юбку ты успел залезть, а под какую только намереваешься. Я сама из тех, кто привык брать то, что захочется. Так с чего бы мне начинать тебя ревновать, если мои грехи тяжелее твоих?
  -Потому что я отец твоего сына. Все изменилось, разве не понятно? Я ни на одну девку смотреть не хочу с тех пор, как узнал, что ты, Кеси, носишь моего сына, я люблю тебя!
  -Опять за старое, Цезарь? - Креция с силой высвободилась из его крепких объятий, - Знаешь, что для меня верность имеет куда большее значение, чем близость. Плевать, со сколькими ты будешь трахаться, если выбирать из всех будешь меня, гореть желанием убить за меня либо умереть во благо мне, если прикажу... вот, что такое преданность и верность! А теперь вернемся к браку с неаполитанским принцем, сплавившим престол ублюдочному древнему. Он такой же слабак, как и Сфорца? Этот ходячий гормон что из себя представляет?
  -... - Цезарь смежил веки, обдумывая, что стоит ей говорить, а что лучше оставить при себе. - Он умнее, рассудительнее и серьезнее, чем может показаться при встрече. Уверен, что маска шута, балагура и распутника - способ уйти от суровой реальности так и не признанного королем бастарда, росшего в стае пираний. Уверен, вы договоритесь обо всем ещё "на берегу".
  -Я со Сфорца "на берегу" договаривалась, а толку? Мне пришлось выставить его на всеобщее посмешище, превратить в отверженного, чтоб снять с себя кольцо законным способом.
  -Ты даже не спросила, так ли он хорош собой, как о нем говорят... - сипло протянул Цезарь. - Тебя что, и в самом деле это не волнует? Ты совсем не боишься влюбиться в принца?
  -Достаточно того, что ты этого боишься. - "Ласково" отрезала девушка, елейно улыбаясь. - Ты успел рассказать ему, что я злобная сука, которой лучше не наступать на хвост?
  -Нет, оставил эту привилегию тебе. - Цезарь улыбнулся, , а затем обеспокоенно нахмурился. - Все-таки, вероятность, что Алф запудрит тебе мозги, слишком велика. Он мой друг, ты любимая, если ты любишься в него, что станет с нами тогда? Я этого не переживу...
  -Тогда я убью тебя, чтоб не мучился! - "Пошутила" Креция, гладя его лицо через маску. - Я слышала, Родриго решил снять с тебя кардинальскую шляпу и после моей свадьбы надеть шлем главнокомандующего. Он не понимает, что сделает это в годину гибели Хуана?
  -Думаю, нет. - Тело Цези напряглось в ее руках. - Ему необходимо продолжать вести войны...
  -Ему необходим крепкий, надежный, жадный до власти тыл. - Она нежно прижалась к телу "брата" - жаль старика, ему понадобилось потерять одного сына, чтобы сделать по-моему...
  Цезарь скосил на нее глаза, невольно затаив дыхание: временами, Кеси безумно пугала его...
  ***
  -Зачем хотела видеть меня, Ванноцца? - раздался позади неё зычный мужской голос. Женщина не него обернулась. - Мы с тобой договорились, что больше не будем видеться
  -У меня родился внук! - Канатея сделала шаг навстречу Бессмертному, светясь от счастья. - Он здесь, в доме, в гостевой спит вместе с кормилицей. Хочешь на него взглянуть?
  -Р-рр!!! - Древний ощерился, делая два шага в сторону от своей сумасшедшей смертной: - Кто тебе сказал, что я желаю видеть этого жалкого полукровку? - сердито выпалил он.
  -Но это же сын Цезаря и ... - Ванноцца изменилась в лице, когда он стал надвигаться.
  -Глупая женщина! - Зашипел на неё хищник, резко хватая за шею и приподнимая над полом. - Эта маленькая сука ясно дала понять, что не имеет со мной ничего общего! - в голосе Джулиано послышалась нескрываемая досада и горечь. - Знаешь, что будет, если она узнает, что ты мне его показала? Эта злобная фурия от тебя и мокрого места не оставит...
  -Ты вообще, о чем сейчас? - Он отпустил ее, но Ванноца будто бы продолжала чувствовать удушающий захват на шее. - О ком ты толкуешь? Это сыночек Цезаря! Мать Джованни умерла при родах, и он отдал его мне на воспитание! Я своими глазами видела буллу...
  -А я видел другую, в которой указано, что отец ребенка Родриго ди Борха. - отрезал дела Ровере. - Знаешь, сколько пришлось заплатить Папе, чтобы его сын уступил ему это право? Родриго обещал освободить Цезаря от должности кардинала и отдать ему армию, лишь бы записать ребенка на себя. Теперь понимаешь, насколько малыш важен для старика? Стал бы Борха так суетиться ради неизвестной бабы? Нет! Ты три года выносила ему мозг, прежде чем он признал детей своими, а тут и месяца не прошло. Уноси его и больше не ищи со мной встреч. Ты свой выбор уже однажды сделала, вот и живи с ним. - Он развернулся и ушел.
  ***
  08.04.1498 г. Ватикан. День возвращения "блудной дочери" в отчий дом...
  -Как посмела вернуться? - Креция обернулась, нос к носу оказавшись с "заклятой подружкой" Джулией Фарнезе. - Сначала Лауру Родриго мне приписал, теперь ещё твоего ублюдка...
  -Я бы на твоем месте поменьше выступала, милая. - Проворковала Креция, разглядывая за плечом девушки круговой спуск с лестницы. - С кем бы Папа не нагулял Лауру и Джованни, обтекай обидой и глотай унижения молча. Никогда не оправдывай перед ним хулителя моего славного имени. Какую правду он не нес бы в мир, это не сделает его менее обреченным на очевидный исход. - Заметив в глазах Джулии шок, ужас, панику, отчаянье и желание убежать, она с долей превосходства посмотрела сверху вниз на посеревшее лицо Фарнезе. - Когда я закончу с твоим ненаглядным Джилорамо, ты будешь умолять меня отдать тебе то, что от него останется, но запомни, подстилка папская, ты ничего не получишь!..
  -К-как ты уз-знала? - слегка заикаясь выдохнула Фарнезе, глядя на неё затравленным взором.
  -Ещё раз раззявишь рот, я тебя с лестницы спущу или замурую заживо. Поняла меня, блИАдь?
  08.04.1498 г. Флоренция. Ловушка, приготовленная Лукрецией для монаха, захлопнулась. Савонарола, поклявшийся доказать святость путем прохождения через благодатный огонь, в последний момент сообразил, что живым не выйдет, и от затеи отказался. Люди Папы Александра VI только этого и ждали. Арест произвели безукоризненно: Джилорамо и двух его цепных псов скрутили по рукам и ногам. Быстро увезли под крики толпы, обвиняющей монаха в трусости (подкупленной за небольшую плату). По приезду в темницу их разделили и начали методично избивать. Пытали с использованием дыбы до четырнадцати раз на дню, вытягивая признание в ереси. Допросом руководил опытный следователь флорентийского Совета десяти и надежный в глазах Папы Римского Францис Салути. Но ни в день ареста, ни на следующий, ни через неделю... Джилорамо не сознался в ереси. Его друзей казнили 16.04.1498, но Савонарола и не думал сдаваться. С каждым днем его решимость противостоять силам зла росла, а надежда Салути выполнить волю Папы таяла, что делало их беспощадными.
  ***
  -Ты все равно сознаешься мне! - С угрозой в голосе выдавил Салути, глядя на истерзанное тело Савонаролы с отчаяньем в потухших глазах. Дело, сулившее признательность Папы при удачном завершении, теперь грозило крахом всей карьеры. - Или сдохнешь на этой дыбе!
  -Пусть так, - монах тихо рассмеялся. Растерзанный, но не сломленный, он вперил тяжелый взгляд в своего мучителя, - но я "уйду" с верой в Отца. Я попаду в лоно его, как не отрекшийся. А ты будешь заклеван Мирским Папой и его псами, как не справившийся. Одумайся, Францис, что ты делаешь? Борха не стоят того, чтобы ради них предавать веру и отправляться в ад.
  Дверь тихо со скрипом приоткрылась и Салути, вздрогнув от накатившей волны холода, резко повернулся к незваному гостю. За черным плащом с накидкой, смертельно уставший флорентинец не смог разобрать, кто перед ним, а от того сорвался на гневливый крик:
  -Какого черта вас пустили сюда? Разве не видите, здесь проходит допрос. Убирайтесь!
  Человек поднял голову выше и Салути разглядел лицо гостьи: юное, миловидное, в форме сердечка, украшенное светлыми кудряшками... с ярким, сияющим изумрудами, взором:
  -Следи за языком, неудачник, - Голос гостьи звенел от ярости. Он явственно слышал в нем едва сдерживаемое рычание. - У тебя была адская бездна времени, чтобы заставить его спеть мою любимую песню. Но ты не справился с такой элементарно-легкой задачей.
  -Я не знаю, кто вы и кто пустил Вас сюда, но вы должны немедленно уйти во имя Папы!
  -Это ты должен убраться. - По-змеиному прошипела она, поджав губы недовольно. - Никто не должен знать, что я была здесь и о чём говорила с ним. Заикнешься кому, и ты труп!
  -Я, кажется понял, кто нас посетил, - в сиплом смехе Савонаролы слышался неприкрытый сарказм. - Лукреция ди Борха собственной персоной! Подумать только... ОН нисколько не приукрасил мне тебя... Все так, как ОН и говорил: лик ангела, а душа... чернее ночи!
  -Коль ты знаешь, во что вляпался, молчи, пока я не заговорю с тобой. Даже если тебе все равно, что станется с тобой, подумай о своей "слабости". Ее для меня доступности и... хрупкости! - Она не удосужилась посмотреть на монаха, продолжая сверлить Салути тяжелым взором. Он нервно сглотнул, пытаясь сообразить, о чем она говорит, - Ты оставишь нас, минут на 5-10, потом вернешься с 3 очевидцами, которые засвидетельствуют его признание. Понял?
  -Получше разгляди её, Францис, вряд ли ещё когда истинный Лик Зла явит себя для тебя.
  -Этот еретик успел описать тебе, что с тобой станется, если ты не выполнишь поручение отца? - Сняв капюшон, Креция склонила голову на бок. - Это будет мелочью по сравнению с тем, что устрою тебе я за ослушание. Терпеть не могу глупых мужчин. Убирайся! Живо!
  Францис дернулся и быстро побежал к выходу, будто у него под ногами загорелась земля...
  ... - Лукреция невозмутимо смотрела, как неестественно выгнулось тело монаха на вытяжке из железного колеса. - Ты правда веришь, что это ОН говорит с тобой? - Улыбка сошла с лица Савонаролы, ее сменила настороженность - ОН обещал, что мученическая смерть вознесет тебя в Царство ЕГО? - Монах тряхнул головой: ему почудилось, что ее голос меняется и лик светится, как у НЕГО - И что там не будет ни боли, ни страха, ни терзаний...
  -Откуда знаешь, что ОН говорил мне? - истерично закричал монах - Ты нас подслушивала!??
  -Это не ОН. - Лукреция мрачно улыбнулась. - ОН давно удалился от дел. Ты говорил с Падшим, он любит меня примерно также, как и ты. И может быть виден смертным, если захочет.
  -Я люблю тебя? - Савонарола глухо презрительно рассмеялся. - О нет, дитя, я тебя...
  -...боишься больше ЕГО гнева. Ибо ЕГО гнев падет только на тебя. Зато мой заберет у тебя то, что ты всю жизнь пытался сберечь, а оно взяло и снова оказалось на моей территории.
  -Ты вообще, о чем? - Савонарола посмотрел на неё наполовину заплывшим глазом.
  -Не о чем, а о ком. - Поправила его Лукреция, подходя ближе и наслаждаясь реакцией его тела (будто пропустили разряд тока). - Думаешь, я не знаю, что ты чувствуешь к малышке Фарнезе. Да тебя скручивает изнутри от мысли, что Родриго каждую ночь делает с ней...
  -Не смей! - заорал Савонарола, пытаясь вырваться от железных пут и рождая в ней глумление
  -Ооо, я кажется прищемила хвост побитому жизнью псу? - Она ехидно рассмеялась. - Не думала и не ждала, что у нас найдется нечто общее. Кто знал, что тебя будет мутить не меньше, чем меня, при мысли, что эти двое совокупляются, как пара ебанутых крольчат...
  -Убью! - Старик рванулся к ней, что было сил, но повис на кандалах. - Все равно достану и убью...
  -Она росла на твоих глазах, впитывая твои учения, как единственную истину в последней инстанции. А когда гадкий утенок обернулся сексуальным и таким диковатым лебедем, ты испугался реакции на неё и бежал во Флоренцию, допустив ее женитьбу с Орсини... - Креция захихикала, не сводя глаз к его убийственного взора. - Кто мог предположить, что выросший утенок приглянется этому старому жирному борову ди Борха? Что она ляжет с ним ради блага семьи? Что родит ему дочь? Что ты, несмотря ни на что, будешь любить ее? И несмотря ни на что, захочешь защитить ее... - голос девушки перерос в утробное кошачье урчание, действуя ему на нервы не меньше, чем водная капель. - Не хочешь, чтобы я позаботилась о ней? Ну, как о старшем брате, когда он взял больше, чем мог унести?
  -Ссссукаааа, - сдавленно простонал монах, повисая на цепях. - Только тронь её и я...
  -Я всегда и всем предоставляю выбор, - голос Креции сделался ледяным, а глаза черными от злобы. - И ты не станешь исключением, Джилорамо...
  ***
  Ему показалось, что и в не без того темной камере пыток все заволокло мраком, пахнуло затхлостью, серой, где-то в щели жалобно пискнула мышь. Джилорамо крепко зажмурился, сглотнул, пытаясь справиться с внезапно накатившими страхом, ужасом и тошнотой.
  -Тебе хватило пары минут, чтоб испортить здесь воздух своим ущербным страхом, а все потому что твоя фантазия летит вперед доводов рассудка. Ты не успел закрыть глаза, а уже видел обезображенное тело Хуана, выловленное со дна Тибра, и представил на его месте тщедушное тело этой слабой смертной, - ее голос казался замогильным, погружая его в пьяный транс, - не отрицай, я все вижу. - Его сердце пропустило один удар: эта маленькая ядовитая гадюка видела все его слабые места, знала, куда бить, и била наотмашь, обнажая его нервы, выдирая их с корнями и добираясь тихим сапом до его души... - Но ты же не думаешь, что я проделаю с ней тот же фокус? Что я стану марать руки об эту глупую шлюшку?
  -Родриго не позволит тебе ее и пальцем тронуть! - он верил в то, что говорил и что думал: - "О боже милостивый, упаси заблудшее дитя от зла, ибо оно не ведало, когда грешило..."
  -Не ведало? - Язвительный злой смех разнёс эхом по каменному своду камеры и вылетел в крошечное окошко у высокого свода потолка. Разве уже стемнело? Как так быстро успел пролететь день? - Родриго даже не узнает, что с ней завтра будет, потому что выставит Фарнезе за дверь до конца этого дня! Поэтому я могу сделать с ней все, что мне в голову взбредет и мне за это ничего не будет. Мне всегда все сходит с рук и это чертовски скучно...
  -Придет день и тебе воздастся за все твои грехи! - Закричал он на Лукрецию, забыв на миг о страхе за Джулию, и она ему отомстила. Хлесткий звук пощечины на мгновенье оглушил его. Вслед за физическим последовал удар ментальный, образы избитой возлюбленной, кричащей от боли и зовущей о помощи, яркими слайдами вспыхивали в его измученном мозгу, заставляя его кричать и молить ее перестать. Изувеченное тело, большое число убийц, насильников и истязателей, мольбы не о спасении, а чтоб убили поскорей, избавив от мук.
  -День моей расплаты не узрите ни ты, ни она, - было в ее шипении что-то змеиное, - ибо вас скоро не будет, а я заполучу бессмертие. И для меня конец наступит, если я того пожелаю! - Её черные очи зловеще мерцали, завораживая его и слегка приводя в чувства. - Джилорамо тебя так пугает то, как она умрет, а должно пугать, что с ней станется после того, как она умрет. - Все его тело потянулось к ней: достать бы, скрутить и убить ведьму прежде, чем она до Джулии доберется! - Вспоминаешь, что говорил обо мне глупым смердам? - Креция не то улыбнулась, не то оскалилась. - Ты был так далек от истины, но то к лучшему. Истина бы заставила их бежать в страхе. Истина заставит тебя умолять меня не трогать ее и обещать мне все, что ни пожелаю, чтобы заключить со мной сделку. Ты не только публично отречешься от Него, ты заложишь мне свою душу, а в ответ я скажу, что подумаю о том, чтобы пощадить глупую сучку и после того, как она сама подохнет в темном вонючем углу, не отправить за ней своих лучших друзей, чтобы они затащили ее шестой круг ада. Угрюмое, скажу тебе, место для распутниц и еретиков. - Монах почти перестал дышать, понимая, куда гадина ведет. - А не сделаю я это из вредности, по одной простой причине, если там уже будешь томиться ты. Так что выбор не мудрен, решай: она или ты?..
  -... - Не успел старик и рта раскрыть, как дверь камеры с протяжным скрипом приоткрылась и в помещение вошел бледно-зеленый Францис Салути с тремя кардиналами:
  -Савонарола! - Он бодро начал и стушевался, оглядывая помещение, будто искал глазами... Джилорамо мысленно выругался, осознав, что ведьма исчезла... в камере стало светлее и за окном... снова отразился день! - Признаешь ли ты, что все твои призывы - ложь и ересь?
  ***
  -Джилорамо Савонарола, признаешь ли ты, что все твои призывы - ложь и ересь? - Еще более натянуто повторил следователь, стараясь не смотреть на истерично смеющегося монаха. Сейчас он походил на свихнувшегося безумца, от былого бесстрашного правдоруба не осталось и следа. Как дочь Папы сломила его за десять минут, когда он пытками не смог этого сделать за десять дней? Кардиналы молча переглянулись со следователем:
  -Вы все будете гореть в аду за то, что служите этому злу в обличье ангела! - Старик не мог унять смех, в котором явственно угадывались ужас, отчаянье и страх перед отлучением: разве может он доверять обещанию, данному самой Тьмой? Да и разве она ему что-то обещала? - Она чудовище, способное резать без ножа. И она заберет ваши души! Помните мои слова, когда она придет за вами... как в таких случаях говорят? Смиритесь с неизбежным!
  -О ком он говорит? - Кардинал Сиены почти с упреком посмотрел на Франциса, - Не знаю, что вы с ним тут делали, но его состояние не позволит нам принять его признание.
  -Еще как примешь! - Злобно зарычал на него Джилорамо, потянувшись к нему всем, чем мог. - Примешь и обнародуешь! Если не хочешь, чтобы этот дьявол добрался и до тебя...
  -Так ты признаешь, что все, что ты нес с трибун в массы ложь и ересь? - Теряя терпение повторил Салути, нервно оглядываясь на трех кардиналов.
  -О да, я был далек от истины, - посеревшим от поражения взором, Савонарола оглядел представителей Папы. Если бы они сознавали, кому потворствуют, - и сильно заблуждался. Я готов нести ответственность за то, что пытался унести больше, чем мог, пренебрегая тем, что мне всего дороже... Я... - Его дыхание пресеклось, противясь выдать то, что должно.
  "Подумай о такой хрупкой и ранимой крошке Джулии, старый дурак! - Монах поднял глаза, напряженно щурясь и выдыхая морозный воздух. В темном углу камеры, куда не падал отсвет от факелов, стояла она, незримая, но так остро ощутимая. - решай скорее, с кем мне забавляться в темном раю, пока я сама за вас двоих все не решила! 1, 2..."
  -Я! Я! Я буду гореть в аду за то, что позволил себе говорить о тебе неправду! - Зарычал он, отчаянно извиваясь в цепях. - Я признаюсь, что не должен был мешать имя Борха с грязью. Делайте со мной, что хотите: вешайте меня, колесуйте, жгите... Плевать мне, что станется со мной... - Он обратился напрямую к ней, забыв о присутствии Франциса и кардиналов, - её только трогай... Если не тронешь её, я найду в себе силы не мстить тебе и твоему роду...
  Кардинал Джулиано делла Ровере, следивший за происходящим, стоя в дверях камеры, проследил взглядом за глазами сломленного смертного и встретился с блестящим в Потьме взором той, которую семнадцать лет не признавал плотью от своей плоти. В нем читался триумф победителя. Эта маленькая полукровка нашла слабое место его прислужника и беспощадно использовала свой козырь. Знала ли она, что тем самым идет против него, против Древнего? Сознавала ли, что влазит в игры, где нет места мелюзге?
  "Тебе стоило держать свою шавку на более коротком поводке, - ее мелодичный голос в его голове оказался полной неожиданностью. С каких пор Дар открывается до обращения? - так что не удивляйся, что кто-то уничтожил её после неоднократных попыток покусать."
  Джулиано нахмурился, отворачиваясь от вызвавшей дикую волну раздражения полукровки и возвращаясь взором к поверженному союзнику в борьбе против ненавистного Борха:
  -Думаю, самым подходящим способом наказания для этого еретика окажется повешение - промолвил он, привлекая к себе внимание присутствующих, и послал мысль Савонароле: - "Не беспокойся ни о чем, ты храбро служил мне, я выполню свою часть обещания, несмотря на столь печальный итог. Я всё равно доведу до конца то, что ты начал..."
  -Да, а затем сожжем его на потеху публике, - Салути с придыханием выдохнул, словно тяжкий груз пал с его плеч, - идемте, пора объявить ожидающим на площади о дате и времени казни еретика Джилорамо Савонаролы. Они ждали этой новости слишком долго.
  Салути вышел с кадриналами из камеры и Тень вышла на свет, приближаясь к монаху:
  -На твоем месте я бы сменила хозяина, что-то этот не слишком печется о вещах, которые худо бедно служат ему. На его месте я бы сама тебя удавила. Пока будешь томится на медленном огне в котле с блудницами и лгунами, у тебя будет целая вечность над этим подумать и сообщить мне о своем решении, когда я вспомню о тебе и к тебе приду...
  ***
  22 апреля 1498 года. Ватикан. Покои Папы Римского Александра VI.
  Новость о признании Джилорамо Савонаролы себя еретиком, скорой его казни разлетелась с небывалой скоростью и долетела до Ватикана прежде возвращения Лукреции. Семья встречала ее со всей помпезностью: караваями, кувшином с вином, блюдами с фруктами.
  -Не знаю, как отблагодарить тебя, - Родриго едва ли не бегом спустился с лестницы и крепко стиснул дочь до хруста костей, - проси, чего хочешь! Я все тебе дам!
  -Выстави Фарнезе за дверь до наступления полуночи. - Креция спокойно встретилась с
  Родриго взглядом: она видела, как он был ошеломлен и шокирован её требованием. Зрачки его расширились, губы приоткрылись, силясь что-то сказать. - Это не просьба, Папа...
  -Но... Лукреция... - Родриго извивался, словно уж на сковородке, какого черта его дернул...
  -Не жалей ту, кто мысленно поддерживал врага твоего, - сердито огрызнулась Кеси, презирая Родриго за его слабость. Она изменила не только тебе! Она предала всех Борха!
  Она оттолкнула его и почти побежала во дворец в свои покои. Родриго едва поспевал за ней. Словно чувствуя, что запахло жареным, Фарнезе неспеша последовала за ними, задрав нос и пытаясь выглядеть при этом уверенной в себе и невозмутимой. Ставшие свидетелями сцены Хоф и Чия переглянулись: "То-то счас начнется..." - "Хочу на это посмотреть. Пошли?"
  -Если ты любишь меня, то не станешь просить выгнать её! - Призвал он к дочериным чувствам, забегая вслед за ней в опочивальню. - Я уже стар и привык к тому, что она рядом.
  -Можно? - после короткого стука в покои заглянула встревоженная Джулия, она хотела казаться бесстрастной, но Креция слышала бешеное биение ее сердца, сбитое дыхание и с какой скоростью кровь бежат по ее венам. Она ласково улыбнулась своей "мачехе":
  -Ты как раз вовремя, - промурлыкала Креция, подходя к порозовевшей девушке, обнимая ее и останавливая в трех шагах от кресла, лицом к лицу в умоляющим взором старика, - Я только начала рассказывать Папе последние новости из Флоренции. О старом пне Санароле. В каком ужасающем состоянии он был, когда я зашла поздороваться со Слути...
  -Савонароле, - автоматически поправила Джулия, бледнея. Ее взор затуманился, делаясь полубезумным, - ты, наверное, хотела сказать: "Савонароле". Так правильнее...
  -Не суть, - легкомысленно отмахнулась полукровка от смертной, иронично показывая Борха взглядом, мол, следи за реакцией: - Суть в том, что к тому моменту он был сломлен пытками и умолял убить его. Он плакал, пуская сопли пузырями и ссался себе под ноги...
  -Пожалуйста, - Фарнезе попыталась убежать, но Кеси ее удержала, - я не хочу это слушать. Родриго, позволь мне уйти! Пожалуйста, избавьте меня от ужасающих подробностей...
  -Этот выродок называл тебя не иначе, как "папская подстилка", а ты смеешь жалеть его? - Родриго искренне недоумевал реакции любимой. - Раньше, ты не была такой нежной...
  -Потому что раньше дело не касалось единственного человека, живущего в ее сердце, папа, - Лукреция посмотрела на Борха с выражением "мне не хотелось бы говорить тебе это, но..." - и которому предстоит завтра утром заживо сгореть. - Лицо Джулии позеленело, и она издала сдавленный звук, закрывая рот руками. - Думаю, мы все должны пойти и посмотреть на это!
  -Только через мой труп! - Фарнезе вырвалась и успела выбежать в коридор, где ее стошнило. Ужасающие до омерзения звуки заставили Лукрецию брезгливо поморщиться:
  -Я не потерплю от тебя нытья впредь. Эта иуда должна покинуть дом до полуночи, или я покажу пару приемчиков, которые Францис продемонстрировал мне, на ней. И чтоб всю мебель из ее покоев раздали бедным. Эта тварь покинет дом, как пришла, в одном платье!
  -Но сейчас студеная весна! Она простынет и заболеет, - возмутился Родриго.
  -Эта шлюха была с тобой ради власти и денег. Она использовала тебя, чтоб получить свое и помочь ему, любимому Джилорамо поливать нас дерьмом. - Лицо Креции было черно от злобы. - Эта шлюха делает тебя жалким слабаком, и я ненавижу вас обоих за это!..
  -Уйди с моих глаз! - на побагровевшего от ярости Родриго страшно было смотреть.
  -Ты в моей комнате! - Зарычала на него дочь, толкая к двери. - Так что сам пошел вон!
  Вытолкав старика за дверь и заперев дверь, полукровка зарычала, ударяя рукой о дерево и сдавленно рыча, приваливаясь лбом к косяку: Зверь внутри нее неистово рвал и метал, требуя пролития крови. Проклятье, чем больше она давала ему, тем больше он просил.
  ***
  23 апреля 1498 года. 08:30 утра. Флоренция. Площадь Синьории. Казнь еретика.
  -Да ты рассказываешь сказки! - Альфонсо снял капюшон, оглядев сияющее довольством лицо сестры, - Все в курсе, что допрос вел Салути, он же пытками и выбил признание!
  -Я слышала их разговор с Цезарем. Оказывается у этого старого дурня была зазноба и Кеська узнала, кто она. Ей хватило пять минут, чтобы этот урод во всем сознался...
  -Была зазноба? - юноша нахмурился, надевая капюшон и делая шаг назад от сестры. - Тихо, твоя идёт сюда. Прошу, сделай вид, что меня не видела и мы не говорили...
  -Ты собираешься опять... - недовольная Чия оглянулась, но брата словно след простыл, - проклятье, опять ты так со мной! А я просто хотела вас с ней познакомить, чтобы ты понял, что не такая уж она и страшно-ужасная, как все вокруг говорят...
  -Я прям боюсь спрашивать, с кем ты разговариваешь, - Креция подкралась так внезапно, как крепко обняла ее за талию, что Чия невольно вскрикнула и заливисто засмеялась:
  -О да так, ничего, - обернувшись к Кеси и, обняв ее, она прижалась лицом к ее шее, - все хорошо.
  -Я принесла нам маски. - Кеси протянула подруге одну - Мы здесь инкогнито, надевай.
  ***
  Надев маску, чтобы её не узнали, Лукреция следила за повешением Поверженного Молота Господнего. Если кто думает, что это пара судорог и все, конец, тот глубоко заблуждается. Савонарола умирал долго, его ноги... Девушку замутило и она присела на плитку.
  -Я не могу на это смотреть, - прошептала Чия, пытаясь отдышаться, чувствуя звон в ушах и предательскую дрожь в руках. - Почему он никак не умирает?
  Незримый Альфонсо резко выдохнул, когда Борха опустила руку на макушку его сестры и ласково потрепала, как щенка. Она не стала садиться рядом и не отвела лица от эшафота:
  -Потому что он знает, что после смерти ему придется ещё хуже, чем сейчас.
  -Разве может быть хуже, чем сейчас? - Сняв маску, Чия стала утирать слезы.
  -Может, - полукровка опустила голову, посмотрев на свою единственную подругу. - Когда его душа попадет в ад, то это минутное дерганье в петли покажется ему легким танцем, перед бесконечными плясками на раскаленном вертеле. Там времени нет, есть только боль.
  -Откуда ты знаешь? - Перестав плакать, Чия подняла на нее лицо с черными потеками под глазами. - Господь милостив, он поймет, что его сломили пытками и простив, приберет его.
  -Не успеет, - тихо ответила Кеси, возвращая маску на ее лицо. - я позаботилась о том, чтоб он был доставлен по оговоренному мной адресату. Он никогда не вернется в этот мир. Никогда означает: "пока я не приду за ним". А покуда я не собираюсь этого делать, для него вечность и будет означать вечность. И не спрашивай меня, как мне это удалось провернуть...
  Она подняла голову, не думая о том, в какой растерянности оставила Чию. Сестра молча повернулась в его сторону, в надежде ища его глазами и надеясь увидеть, но он оставался незримым для неё. Для них всех. Он знал, что эта девушка чудовищна, другая бы не смогла родить от бессмертного и выжить при этом. Но сейчас она просто перешла все грани!
  -Народ понес тюфяки с соломой к виселице, - прокомментировала безучастно Креция, глядя, как срезают веревку и тело еретика падает на них. - Сейчас начнется сожжение. Подымайся, Чия, пошли отсюда. Если смрадный запах впитается в волосы, его невозможно будет смыть.
  -Откуда ты знаешь? - Чия покорно поднялась и последовала за уходящей подругой.
  -Если я расскажу свою тайну, мне придется тебя убить. - Шлепнув полукровку шутливо по заду, Креция со смехом побежала через толпу. - Догоняй, душа моя, ты ляпа...
  -Но так не честно, - возмущенно прокричала в ответ девушка, побежав за Лукрецией. - Надо было предупредить, что началась игра. Стой! Стой или я убью тебя, маленькая зараза!
  "Все не так худо, как кажется со стороны. Эта ведьма и вправду любит твою сестру - Альфонсо обернулся на голос и увидел едва размытый силуэт в утренних сумерках. Прищурившись, он попытался разглядеть того, кто прятался в темном углу. - Это все Зверь. Он ведет себя слишком агрессивно. Это из-за него она кажется излишне жестокой. На самом же деле она маленькое запутавшееся в собственных интригах дитя, достойное сожаления"
  -Зверь пробуждается вместе с жаждой крови и плоти только после смерти и обращения!
  "Из каждого правила, представляемого тобой и сестрой, существует исключение. Ция родилась с пробужденным Зверем. С каждым голом его голод нарастает и множится жажда убийств. Я всегда смотрю на нее и поражаюсь, как она уживается с ним и еще не сошла с ума..."
  -Шикарно! - Альфонсо повел носом и закашлялся. Вонючее, красно-бурое марево поднялось высоко в небо перед церковью Сан-Марко, когда к сену поднесли зажженные факелы. - Теперь я пиздец как спокоен за сестру, в какой отличной компании она ошивается!
  Закрыв рот платком, Альф быстрым шагом направился к выходу с площади, пробираясь через плотный слой ликующей толпы, хулящей отступника Савонаролу... Ему страсть как хотелось сейчас кого-нибудь прибить. Надо же блИАть, как ловко, исключение из правила!
  ***
  Конец апреля 1498 года. Дом Ванноцы Катанеи. Креция решила навестить Джонни.
  Лукреции сказали, что её мать ушла с внуком в церковь. Пришлось немного подождать. Она изучала обширную библиотеку Ванноцы, когда та вернулась с воскресной службы. Прижимая младенца к груди, женщина остановилась в дверях, как вкопанная, будто не ожидала увидеть в гостях именно ее. И в глазах у нее читался неприкрытый страх...
  -Что ты здесь делаешь, Лукреция? - Сиплый голос также говорил о волнении.
  -Я вернулась в Ватикан, узнала от Цезаря о рождении племянника, решила совместить приятное с полезным (т.е. навестить тебя) и вот я здесь! - Кеси приветливо улыбнулась, стараясь не пялиться на ребенка, - Откуда в тебе такой страх? Ты боишься меня?
  -Я знаю, что этот малыш тебе не племянник. - Неожиданно выдала Катанея.
  -Вот так? - Ее дочь не изменилась в лице, не побледнела и не испугалась. - А чей же?
  Будучи самой молодой, красивой, шальной и... известной в Риме куртизанкой, Ванноца знала, кто, когда и как блефует. Так вот, ее доча сейчас демонстрировала ей мастер-класс!
  -Твой. - Когда эти слова были произнесены, Катанея о них сразу же пожалела. - Он твой!..
  
  Девушка склонила голову на бок, разглядывая Ванноцу с удивлением, будто у неё на лбу выросли рока. Затем скосила взгляд на сына. Младенец молча таращился на мать:
  -Твои книги полуистлели, съеденные пылью и временем, зачем ты держишь их здесь, если не в силах позаботиться о них? - она приблизилась к этим двоим. Глазки мальчонки увлажнились, и он захныкал, протягивая ручки к Кеси и пытаясь вырваться у Катанеи.
  -Ты ничего не скажешь мне? - Почти истерично поинтересовалась Ванноца.
  -Он случайно не голоден? - Лукреция замерла, не делая попыток взять его или просто погладить. Трехмесячный малыш тянулся к ней ручками, выгибаясь на руках смертной так, будто от этого зависела вся его жизнь. Когда сердце женщины не выдержало, она протянула Джованни матери, но та непроизвольно сделала шаг назад: - Не стоит, я в жизни не держала малышню на руках, думаю, не стоит и начинать. Отдай его кормилице! Разговор есть. - От греха подальше она отошла и села в кресло. Ребенок жалобно заплакал.
  -Так о чем ты пришла поговорить? - поинтересовалась женщина, передавая малыша вошедшей в комнату кормилице и прося её уединиться для его кормления. - Лукреция?
  -Моя встреча с Савонаролой была не напрасна лишь в том, что я узнала, чью волю он нес в людскую массу. - Креция повернулась к Ванноце лишь когда ребенка унесли. - Думаю, правильней всего будет спросить тебя, какого хрена делла Ровере не поделил с Борха?
  -Прости, нужно проверить, что кормилица правильно держит Джованни, - покраснев, как свекла, женщина едва ли не бегом понеслась прочь из библиотеки... но едва не сшибла... дочь в дверном проеме. - Ты? Ты как?.. - схваченная за плечи, Ванноца смиренно отступала, пока не уперлась ногами в нечто мягкое и не упала, как подкошенная, на диван. - Я не...
  -Первое, успокойся, я здесь не для того, чтобы причинить тебе вред. Но твой гребаный страх провоцирует меня на злость. Не заставляй меня злиться! - Ванноца смогла лишь попытаться проглотить ком, подкативший к горлу. - Второе, я исполнила твою мечту: выставила Фарнезе из дома нищеброждкой. Ты должна благодарить меня, а не задавать вопросов, за которые любому другому я бы шею свернула! Запомни, никогда впредь не смей пользоваться моим особым отношением к тебе. Иначе в следующий раз тебе это аукнется!
  -Клянусь, я никому не скажу, просто скажи мне, это твой сын? Просто признай это!
  -Так же клянешься мне, как клялась им, не выдавать тайну прошлого? Но сегодня тебе придется мне все объяснить. Выбирай, сама расскажешь или мне тебя заставить?
  -Зачем ворошить грязное белье тридцатилетней давности? - Старуха протестовала.
  -Я долго думала, что могло быть общего у древнего и смертного. Папский престол? - Кеси поднялась и стала расхаживать по библиотеке, размышляя вслух. - Нет, это продолжение состязания, попытка отравить Папу, едва не убившая Хуана, была задолго до его избрания, как раз после того, как он перевез нас, детей, в Ватикан... - Заметив, как Ванноца напряглась всем телом, полукровка едва заметно улыбнулась. - Что не удивительно, двое из трех не были отпрысками Борха. Ты подложила Родриго свинью и на то должна была быть причина... Молчи! - Кеси улыбнулась смертной в открытую, - Будем следить за твоими глазами. Если я ошибусь в детали, ты меня поправишь. Итак, что могло заставить мать отдать своего ребенка и подкинутых кукушат тому, кто от нее ушел к другой, более молодой и красивой? Я всегда думала, что так ты хотела ему отомстить. Но правильный ответ всегда был у меня перед носом. Ты очень сильно любила этого козла! И верила, что мелюзга растопит его сердце и он вернет тебя. - Слезы, катившиеся градом по щекам Ванноцы, были красноречивее любых признаний. - Но вы еще больше отдалились. Ему стало незачем к тебе приходить. Хотя однажды он все-таки пришел... тебя поздравить, когда ты выходила замуж за отца Хоффрэ. И уж лучше бы он не приходил... Не он предал тебя. Ты предала первой!
  -Я была слишком молода, вздорна и капризна, - слова полились из Ванноцы быстрее слез, опережая эмоции и мысли, - у нас с Родриго был очень бурный и страстный роман. Он влюбился с первого взгляда, а я слишком долго играла роль независимой куртизанки. У моих ног вились самые богатые и влиятельные синьоры Рима, а он... был нищим служителем в утлой церквушке, который не мог дать мне ничего. И он был испанцем! Я начала появляться в обществе с делла Ровере, он предложил мне брак, сказал, что подарит бессмертие. Поначалу я была счастлива и, не кривя душой, порвала с Родриго. А потом узнала, что нужна Джулиано и этот брак ему нужен, чтоб подобраться ближе к моей сестре-затворнице и заполучить ее. Отрезвление отравило меня. Я кинулась к Родриго, умоляя его простить меня. Прекратила общаться с Джулиано. Но ничего назад отмотать было нельзя. Да, Родриго принял меня, продолжил спать со мной, но доверие и уважение между нами были растоптаны. Джулиано добрался до моей сестры и сделал ее своей. Хуана она родила ещё, будучи смертной, но тебя он...
  -...приволок к тебе спустя пять лет после ее смерти? Не спрашивай, откуда я догадалась. Считать умею. Итак, если каждый получил свое, то чем вражда питалась, чтоб так взрасти?
  -Моей злобой, - чистосердечно призналась Ванноца, видимо, годы молчания дались ей ой как нелегко - я осталась не удел. Джулиано отдал мне племянников, думая, что я не брошу родную кровь, узнав о гибели Констанции. При чем ваше с Хуаном рождение совпало с рождением у меня мертвого приплода. Чтобы удержать Родриго, я сначала выдала Хуана за его дитя, потом у нас родился Цезарь и он оставил меня, закрутив романы на стороне сразу с тремя женщинами. Мы не виделись несколько месяцев. Я начала приходить к пониманию, что вся моя жизнь покатилась снежным комом под откос, ничего хорошего уже не будет, и вот тогда Джулиано принес мне тебя, заявив, что "Констанция умерла наверняка и что больше я его не увижу". Ты была похожа на ангела и пахла, как свежая булочка с корицей и вишней. Ты была спокойна и невозмутима, разглядывала меня зелеными глазёнками и что-то бормотала, тяжело вздыхая. Ты казалась мне надеждой на светлое будущее. Я долго всматривалась в твои глаза, мне казалось, что я парю, мне впервые за многие месяцы было легко и радостно на душе. А когда я подняла глаза, то увидела моего Родриго. Он возвышался над нами и зачарованно разглядывал тебя. Он перевел на меня взгляд и еле слышно протянул: "Спасибо!". Он подумал, что ты тоже его дочь и я не имела права опровергать его думы. Он полюбил тебя с первого взгляда и почти сразу стал умолять меня отдать вас всех ему. Но я не спешила, убеждая его, что ты на грудном вскармливании. Хотя сама мысль, что он готов признать всех своими детьми, чтобы заполучить тебя, сводила меня с ума. Я понимала, что это объединит нас навсегда и не важно, кто будет греть его постель и рожать ему ублюдков. Я навсегда останусь единственной, кто будет назван матерью признанных Борха детей...
  -Что случилось с Констанцией? - не стерпев меланхолии Ванноцы, перебила ее Креция.
  -Я не знаю, - расслабленность мгновенно вышла из смертной и тело заметно напряглось - я ее ни разу за все это время не видела. Ты думаешь, Джулиано меня обманул, и она жива?
  -Она определенно не может быть жива. Она родила Хуана от бессметного, забыла что ли?
  -Ты же родила от Горацио и ничего, вполне себе жива... - Брякнула старуха, не подумав. Осознала, что сказала, в страхе подняла глаза и обмерла, обливаясь потом - на неё смотрели черные, мерцающие алыми бликами очи тьмы. - я... я не это... э-э-э-э... хотела сказать...
  -Как, интересно, тебе удалось узнать об этом? - Ласковый, смешанный с урчанием, голос резонировал со злющим взором. - Не бойся, скажи, кто автор потрясающей новости?
  -Горацио, - словно под гипнозом пробормотала Ванноца, - Он часто навещает меня и мы много разговариваем о тебе. Этот бессмертный безумно любит тебя и готов на все, ради твоего счастья. Ты у меня вроде и умная, и расчетливая, и практичная, но в случае с ним в упор стараешься не видеть его расположения к себе. С ним ты могла бы иметь все!
  -Ага, и поэтому он подкладывает мне сначала свое создание, а теперь ещё распутного сына!
  -Потому что хочет быть ближе к тебе, дурочка, а ты что делаешь? Отталкиваешь его!
  -Значит, он верит, что ребенок его? Ты уже показывала ему Джованни?
  -Да, - глаза Катанеи осветились теплом, - и ты бы видела, какое это было блаженство! Джонни сразу пошел к нему на ручки. Гор взял его, понюхал и весь расцвел. Они игрались на ковре почти три часа, пока ребенок сладко не соснул на его плече от усталости...
  -Такое же блаженство, как и при виде Родриго, играющего со мной при первой встрече?
  Их глаза встретились и взор Ванноцы стал туманиться, а у Креции - светлеть:
  -Что заставило Джулиано попытаться отравить Родриго? То, что ты отдала нас ему?
  -Хуана. - Лицо Ванноцы казалось неестественно бледным на фоне темнеющих глаз. - Он взбесился, узнав, что я отдала Родриго Хуана. Стал кричать, чтоб души его там не было!
  -Смешно, - Креция тихо рассмеялась, - сначала посылаем запрос в пространство, оно его четко выполняет, а мы потом удивляемся: "За что оно нам?" - встретившись глазами с Ванноцей, Креция пояснила, - Если бы не я, его желание исполнилось бы. Хуан умер и его душа покинула бы Ватикан. И осознание этой перспективы обозлило Джулиано ещё сильнее...
  -Да. А потом ещё Родриго перехитрил его на выборах Папы и сел за него на престол...
  -И все равно я не понимаю, что может делать их врагами? Все, что ты перечислила, не могло стать той самой трещиной земли, которая сейчас разверзлась до размеров бездны...
  -Ты, - глаза смертной потускнели, - начала гнобить его сына и выставлять на посмешище.
  -Значит, Джулиано уверен, что я не его дочь. - Лицо Креции сделалось задумчивым. - Тогда понятно, почему твоя сестра умерла "наверняка" сразу после моего рождения и отчего в нем столько неприязни ко мне. Плод супружеской измены мало когда симпатичен второй половине. Тогда возникает резонный вопрос, кто мой настоящий отец? Ты знаешь ответ?
  -Нет. - ответила Ванноца, отводя глаза в сторону - уверена, Джулиано ошибается насчет тебя
  -Ты должна пообещать мне кое-что, - ноль реакции со стороны старухи, - мама...
  -Ты никогда не называла меня мамой! - Ванноца подняла на неё изможденное лицо.
  -Ты под страхом смерти не согласишься переехать с Джованни в Ватикан. Обещай мне!
  ***
  Ванноца не послушалась ее, переехав в Ватикан по первому же приказу-предложению Родриго. Влюбленная женщина трижды дура. Креция то и дело видела, как Цезарь или Родриго, или вдвоем играли с младенцем, читали ему или обсуждали с ним горячие темы, будто ждали, что он им даст совет. Баловали малыша так, что Хуан должен был трижды перевернуться в гробу от зависти. Иногда Родриго опасливо интересовался у Креции, не собирается ли она обидеть малыша. Будто забывал, старый маразматик, чей Джованни сын. После ухода Джулии Креция приметила, как сильно старик сдал. Да, он обожал мальца и готов был ради него на любые щедроты, он позволил Ванноце остаться рядом и помогать ему ухаживать за внучком. Но огонь покинул его глаза, будто весь свет в них Фарнезе унесла с собой...
  -Родриго повержен, - Они стояли на краю каменной кладки посреди заброшенного Колизея, где Тени открывали ей видения из прошлого на пустом поле настоящего: яростные сражения гладиаторов, схватки львов и бои и быков. - Ее уход ослабил его. Я чую, хватит легкого толчка, чтобы отправить его в бездну. И это знание медленно разъедает меня.
  -В тебе копится слишком много злобы, если ты не будешь выпускать ее, она тебя съест.
  -Выпустить ее означает смерть для того, кто попадется мне не в то время и не в том месте.
  -Лучше погибнуть одному, нежели сотне, а так будет, когда ты выйдешь из-под контроля...
  -За одним всегда следует второй и третий, - она слегка повернулась, скосив на него взгляд, - а за ними та же сотня. Как ни крути, а рано или поздно у меня появится собственное кладбище.
  -На самом деле, оно у тебя имеется и не одно. - Дагон сделал шаг в сторону, встав с ней вровень. - Ты же не думала, что все те самоубийцы поневоле сойдут тебе с рук?! - она подняла на него серый мутный взор. - В книге судеб имеется запись, что именно ты спровоцировала первую смерть. Лукреция, тебе было шесть, когда ты осознанно убила воришку впервые!
  "Я не хотела, это была нелепая случайность..." - слова оправдания всколыхнулись в ней кровавой волной но разбились об истины мель, багряной пеной облизав пустынный пирс. Она с трудом проглотила ком, подступивший к горлу, и отвернулась: смысл отрицать очевидное?
  Поздний вечер медленно накрывал пустующий Колизей мрачной тенью. Она слезящимся взором проводила умирающее солнце за горизонт, обратив внимание на скопище воронья, собирающееся в предзакатном небе, до тех пор, пока оно не стало черным, да так, что ничего не разглядеть. Сев на отвесный край стены и свесив ноги вниз, Кеси устремила ничего не видящий взор на пустую арену, в надежде, что сегодняшние видения не будут столь ужасны.
  -Каждую ночь ты видишь одни и те же кошмарные видения в которых убиваешь отца и брата, предаешь подругу, обрекая ее в темнице на верную смерть, посягаешь на Мораг и... кончаешь с Яговом, - Дагон протянул к ней ладонь, замерев в дюйме от ее затылка, - от них одних можно сойти с ума, но ты как одержимая, возвращаешься сюда и смотришь их снова и снова... - Как же он хотел коснуться ее и покончить со всем раз и навсегда! - Попроси меня...
  -Если попрошу, ты действительно сможешь сделать это для меня? - спросила она сипло, крепко зажмурившись. Дагон шумно выдохнул сквозь стиснутые зубы, сумев лишь кивнуть. Не открывая глаз Лукреция счастливо улыбнулась. - Ты точно это сделаешь?
  -Да, - тихо прошептал он, распрямляя крылья и потянувшись черными опахалами к ней. Он сумеет все сделать безболезненно и быстро: обнимет её и падут они с уступа. Для всех она умрет, оступившись и упав с высоты, для себя - до соприкосновения с землей...
  -Укради эту чертову книгу-судеб и принеси её мне. Думаю, в ней стоит кое-что подправить! - Сказала, как отрезала. Нежность осыпалась прахом и он нервно отшатнулся от неё.
  -Ты неисправима! - Не то шипел, не то рычал он на нее. - Думаешь, переписать судьбу так просто? Умыкнула книжку, выдернула пару страниц, кое-что пририсовала и готово?
  -Ну, - из груди Креции раздался тихий спокойный смех, - ты же сам сказал, что сможешь.
  -Я мог бы закончить твои мучения, но тебе, видимо, нравится страдать. - Он зыркнул на нее лютым взором и стал расхаживать взад-вперед, нервозно поигрывая крыльями. - Да, я мог бы ее украсть для тебя, но что толку, если ведется она на языке, который утрачен тысячелетия назад? И писана она несмываемыми чернилами, ни стереть, ни приписать в ней нельзя! И листы у неё настолько крепкие, что ты поседеешь прежде, чем лишишь ее странички. Ни ты, никто не в силах изменить начертанное!
  -Тогда просто сожжем ее, - Креция обернулась к нему, чтобы посмотреть реакцию на свое предложение. Дагон весь напрягся и едва ли не паром дышал, раскаляясь от гнева. - Или утопим. Сам же сказал, какой силой не обладала бы вещь, против воды и огня ей не выстоять.
  -Я... просто... ушам... своим не верю!!!! - Зарычал он и ее накрыло оглушающей волной. - Ты чокнулась! В тебе вообще ничего святого нет! Ведьма! Это же надо до такого додуматься!
  -Думаешь, у меня не получится? - она прищурилась, убирая локоны с лица.
  -Ты сама не знаешь, на что способна, - огрызнулся он, - лезешь, куда не просят. Я не могу понять, - он остановился, ощутив, как будущее открывает ей "двери", и она вновь погружается в сущий кошмар, - зачем ты это делаешь? Какой смысл переживать грядущий ад раз за разом? - Он приблизился, чувствуя ее боль, как свою. - Какой смысл?
  -Вот и я хочу понять, какой в этом смысл, - Прохрипела она, кривя губы в усмешке. - Все, что будет происходить, будет цепочкой логичных и последовательных событий. Если я пойму, с чего все должно начаться, то смогу изменить будущее. Мы с тобой, как никто, знаем, что единого будущего нет, есть лишь множество его вариаций и если все хорошо спланировать, то ничего из того, что сейчас ОНИ показывают мне, не случится. Вот в чем смысл.
  -Хорошо спланировать? Как с Хуаном? - Дагон сел рядом с ней, осторожно сложив крылья.
  -Да, как с Хуаном. - она привычным движением подцепила с его протянутой ладони угощение и бросила гриб себе в рот. Она не знала, где он их берет, да если честно, то и не хотела знать. Достаточно того, что они унимали боль и помогали ей погружаться в предстоящие ужасы объективно, без чувств, замедлять видения, чтоб успеть обратить внимание на детали...
  -Начнем с того, что я убила Родриго и Цезаря из чувства мести...
  -Не убила, а убьешь. - Поправил её Дагон, доставая из-за пазухи горстку грибов и закидывая их себе в рот. - Пожалуйста, говори правильно или я решу, что ты вконец запуталось, дитя...
  -Вопрос в том, что они должны такого сделать, чтобы я их ненавидела так... сильно?
  -Они убьют твоего мужа, - ответил Дагон, млея от вкуса грибов на зубах. Неожиданно они замерли и резко обернулись, будто увидели друг друга в первый раз.
  -Что? - удивленно процедила она, проглатывая остатки гриба. - Что ты сказал?!?
  -Ничего, - он так резво откатился от неё, встал на ноги и немного отошел. - Между прочим, то что ты сейчас поместила в себя называется "Conocybe apala". Я же просил тебя не глотать его. Теперь от тебя будет неделю вонять так, будто ты в ящике с трупами переночевала!
  -Убьют моего мужа? - Она ощутила ошеломление. Подняв руки к лицу, заметила, как сильно они дрожат. И ощутила эйфорию, охватывающую тело с головы до пят. - Которого? Этого доморощенного нарцисса Альфонсо? Отец и Цезарь убьют его и поэтому я их возненавижу? - Она захихикала - Серьезно? Да я им медаль за это выпишу и денег заплачу!
  -Потом ты будешь ненавидеть себя за эти слова больше, чем их. - Продолжил он.
  -Да с чего бы это? - Она снова захихикала. Боже, храни Дагона и его грибы! - Не пойму!
  -Ты полюбишь его, хотя очень долго не будешь себе в этом признаваться...
  -Ооо, - она попыталась сделать серьезное лицо, - ты сейчас сматерился или что-то типа того, да? Я не поняла, что ты сейчас пробормотал. Повтори внятнее и громче.
  -Ты втрескаешься в него так, что испугаешься своих чувств и спишешь их на неприязнь.
  -Если что, то я его уже страсть, как терпеть не могу. Чия может петь о своем братишке часами напролет, Цезарь его уважает и Хоф от него в полном восторге. Короче, я ещё не знакома с этим чудилой, но уже сыта им по горло. Разве ты не обещал мне разузнать о слабых местах моего нового мужа? Ты что-нибудь нашел против него? Говори скорей!
  -Ты его не терпишь, потому что он всем нравится? Боишься, при ваших ссорах все встанут на его сторону, а не на твою? - Падший глухо рассмеялся. - Ты так мало в них веришь?
  -Я никому не верю. - Внезапно веселье угасло и в воздухе повеяло гарью- Мне с детства втолковывали, что у меня не может быть друзей. Только семья: Цези, Хоф и теперь Чия... Мне этого достаточно. Пока они не предадут меня, я любого за них убью! - Она перестала дышать, резко поднимаясь на ноги и уставившись сумасшедшим взором на Дагона. - Вот оно!
  -Они окунут тебя в море слез и оставят одну в беде, с ними ты познаешь цену предательства.
  -Знаешь, как поступают с гонцами, несущими дурную весть? Им отрезают головы! Как жаль, что дважды тебя не низвергнешь! - она сделала шаг в сторону, опасно приближаясь к краю обрыва, - Я не допущу их падения. Спасибо, что предупредил меня, теперь, когда я знаю...
  -Ты не сможешь ничего изменить, - Дагон сокрушенно помотал головой. - Ты слышишь?
  -Я смогу не полюбить. - возразила Креция. - Если ему суждено умереть, пусть будет так!
  -Серьезно? - Дагон вздохнул и сокрушенно покачал головой. - Ты сама-то в это веришь?
  Внезапно сильный порыв ветра ударил её в спину, заставив пошатнуться на краю обрыва. Она тихо вскрикнула, пытаясь удержать равновесие, помня, что Дагон не может касаться ее без разрешения (прикосновения Смерти убьют её мгновенно). После длительной борьбы с утраченным равновесием, она распрямилась и сделала шаг назад. Точнее, хотела сделать, но в следующий миг почувствовала себя жестко сбитой, прижатой к грязной каменной плите и задыхающейся от тяжести тела, навалившегося сверху, будто глыбой придавленная.
  -Слезь с меня, урод! - Сипло завизжала она, когда гул в ушах стих и она поняла, что не может вдохнуть кислорода, безуспешно пытаясь сбросить с себя нападавшего.
  -Пыталась убить себя, дура? - он сжал её голову, сверля деву суженым испытующим взором. С ужасом Лукреция узнала в нём своего жениха с миниатюры. - БлИАть, чем это воняет???
  
  ГЛАВА V МИР, В КОТОРОМ... ВСЕ СЛУЧАЙНОСТИ НЕ СЛУЧАЙНЫ...
  
  При отсутствии других средств характер человека никогда нельзя понять вернее, чем по той шутке, на которую он обижается. Георг Лихтенберг.
  Самое глубокое и искреннее желание - это желание быть кому-нибудь близким. Дальше - реакции: он и она вступают в игру, но то взаимное притяжение, что предшествует этому, объяснить невозможно. Это желание в самом чистом виде. Пауло Коэльо.
  ***
  В ночь с 24 на 25 июня 1498 год. Рим. Таверна Ванноццы Катанея.
  Альфонсо с друзьями прибыл в Рим на день раньше запланированного срока и решил, что не плохо было бы развлечься, прежде чем "сдаваться" Папе Римскому. Поэтому, поскидав вещи в снятом доме в центре Рима, он направился с развеселой компанией в паб, выпить эля.
  -Почему мы пришли именно сюда, мой друг? - спросил Сандро, усаживаясь на скамью.
  -Сейчас сам все поймешь, - Арагонский убрал длинные волосы с лица. - здесь заправляет...
  -Что хотите выпить? - к ним подошла приятная на вид женщина средних лет.
  -Вашего лучшего рома, сеньора Катанея. - Альфонсо чарующе улыбнулся женщине.
  -Мы знакомы? - Ванноца не удержалась от ответной улыбки. Юноша казался настолько красивым, сексуальным и харизматичным, что будь она по моложе, то точно бы...
  -Ещё нет. - он поднялся, галантно целуя руку женщины. - Но уверен, ваш сын Цезарь много рассказывал вам обо мне. Позвольте представиться, Альфонсо Арагонский...
  -О, - Ванноцца смущенно зарделась, нет, точнее, она стала пунцовой от ужаса: она едва не начала флирт с будущим зятем. Если Креция узнает... - это такая приятная неожиданность.
  -Правда? - Альфонсо отпустил её руку и, выпрямившись, снова улыбнулся даме: - Вы прекрасно выглядите, сеньора. Надеюсь, ваша дочь Лукреция пошла в Вас?
  -Боже, - Черт, она пялилась на него и улыбалась так, что сейчас лицо треснет. Черт, почему ее никто не предупредил, что зять приедет? - какой вы чаровник, право слово... Моя дочь не так красива, как я была в молодости, но людей берет другим... - Молодой человек рядом с Альфонсо странно крякнул и закашлялся, - Боже, я кажется несу бред, простите старую перечницу, Вы с друзьями, наверное, голодны с долгой дороги, принц? А тут я со своими глупостями! Я сейчас накормлю вас! - Она суетливо сдернула с себя фартук, бегло улыбнулась его друзьям и убежала в подсобку. Альфонсо опустился на стул, разглядывая свои ладони.
  -Твоя теща? - Выдохнул Сандро, перестав подленько хихикать, - Проклятье, да если бы ты ей не представился, она начала бы клеить тебя! Хотя она хороша для своих лет.
  -Полегче, Сандро! - Осадил друга принц. - О взрослых дамах или хорошо, или ничего, забыл? Она все же моя будущая теща... если я все же соизволю согласиться на этот брак...
  -Я думал, мы пришли развлечься. - Насмешливо проронил Умберто, опасливо озираясь. - Теперь даже и не знаю... Не удачное место ты выбрал, дружище: девочек не снять, не напиться от души, не побить посуды, не сломать нос какому-нибудь уроду, а ведь сегодня последний вечер, когда ты мог позажигать от души, не будучи осужденным за гулянку...
  -А как, по-твоему, я должен узнать, какая она, - зло процедил Альфонсо, стуча по столу миниатюрой невесты, - та, на которой меня заставляют жениться? Я же её до самой свадьбы не увижу! - Альфонсо со злостью посмотрел на Умберто, - Как я должен решить, быть браку или не быть? На кофейной гуще погадать? Ты же знаешь, как художники творят чудеса с миниатюрами... из любой кривозубой и хромой лошади нарисуют фею незабудку!
  Приятели громко и заливисто заржали над словами принца, но тут же пристыжено стихли, когда на горизонте замаячила ладная фигура "тещи", она с помощницей принесла им бутылки рома, свежезапеченную индейку и тарелки с фруктами. Пожелав им приятного аппетита, она быстро удалилась, без продолжения беседы. Друзья переглянулись:
  -Она хочет тебе понравиться, - заметил Сандро, потянувшись к рому, - черт, я ещё не встречал ни одной бабы, которая бы не хотела тебе понравиться. Такие вообще существуют?
  -Наверное, - серьезно ответил Альфонсо и не стерпев, рассмеялся, - Да ну тебя, Сандро! Хватит страдать паранойей, лучше откупорь бутылку и налей нам ром на пробу!
  -А я тебе давно говорил, Умберто, надо быть с ним на чеку, - смеющийся Сандро подергал приятеля за рукав, - наш принц просто так даже не почешется. - он разлил по кружкам ром и поднял тост. - За удачную женитьбу, пусть все мечты нашего принца сбудутся!!!
  После второй бутылки рома, захмелевшего Сандро потянуло на разговор:
  -Думаю, тебе не обязательно жениться, друг мой. - Обняв рассмеявшегося Альфонсо за шею, он придвинул его ближе к себе, и прошептал тому на ухо. - Я слышал, она ведьма!
  -Она опозорила Сфорца на всю Италию, - поддержал его Умберто. - Тебе, конечно, такая слава не грозит, все знают, что ты перетрахал прекрасную половину Италии, но...
  ...неизвестно, что она выкинет на этот раз. Зачем тебе стервозная сука, превратившая нашего Джонни в угрюмое говно, когда ты можешь иметь всех кобылок в стаде? В конце концов, Горацио на полном серьезе разрешил тебе выбор. Откажешься и все, никто не заставит тебя!
  -Ушам, блИАть своим не верю, - словно песню медовым тенором протянул принц, - Мы приехать не успели, а вы уже заныли! Боже, спаси меня и сохрани от этих ноющих говнюков! - Он глубоко вздохнул. - Умберто, ты сейчас нырнешь в тарелку с пастой! - Альфонсо успел выдернуть тарелку из его рук за секунду... до приземления лица друга на это место - Минус один. Ману и Санни, возьмите этот труп ходячий и унесите его в снятый дом. Я не хочу, чтоб он устроил сцену и заблювал тут все при пробуждении. Сандро, кончай пить, пора домой!
  -Мы возвращаемся в Неаполь? - Просиял Сандро, - Уже? Так скоро? Как хорошо!!!
  -Я про гостиный двор, где мы остановились, - холодно уточнил Альфонсо под горестный возглас приятеля. Посмотрел на недопитый ром и отодвинул кружку. - Вам пора спать.
  -А ты? - Умберто с трудом поднял голову со стола, - Ты не пойдешь с нами?
  -Я недостаточно пьян и не вполне трезв, чтоб сразу заснуть, - положив золотые монеты на стол, он грустно улыбнулся вышедшей проводить ей хозяйке таверны, - прошу простить моих друзей, они не умеют грамотно пить. Надеюсь, мы ничем не обидели вас?
  -Вы очень милый и воспитанный молодой человек, - Ванноца обняла его за плечи, - завтра я расскажу Лукреции, как ей повезло с будущим мужем. Я люблю Чию и мне кажется, уже без ума от Вас, принц. Из вас с Крецией получится восхитительная пара!
  -Спасибо. - он тепло улыбнулся ей. - Мне страшно не хочется злоупотреблять вашим гостеприимством, но у меня к вам есть одна маленькая невинная просьба...
  -Какая, лишь скажите и я все сделаю. - она смутилась. - Скоро мы станем одной большой дружной семьей... - Лицо женщины выразило понимание. - Вы хотите увидеть её?
  Альфонсо прищурил аквамариновые глаза, улыбнувшись одними кончиками губ:
  -Это предел моих желаний. До официальной церемонии знакомства месяц, а мне так не терпится взглянуть на Лукрецию хоть одним глазком... издалека, вы понимаете?
  -Перед сном она любит прогуливаться у Колизея. Слышали о нем? - она испытующе посмотрела на юношу. - Если поторопитесь, ты сможете её застать... - Альфонсо задумчиво посмотрел в маленькое окошко, за которым ночная мгла уже вступила в свои права:
  -Так поздно? - Удивился он, снова оборачиваясь на Ванноцу - Да, я слышал об этом месте...
  -Здесь не далеко... - Она объяснила, как туда добраться - Моя дочь поздно ложиться, а о ваших друзьях я позабочусь, их доставят, куда скажете в целости и сохранности. - Ванноца тепло улыбнулась принцу, коснувшись ладонью его
  лица. - Ты сделаешь мою ангелицу счастливой, правда? - Он почувствовал себя неловко, - Уверена, что сделаешь...
  -Я постараюсь. - проговорил он, отнимая её руку от своего лица и отступая назад. Черт, он даже не был уверен, что вообще пойдет с ней под венец, не то, что... - Я пойду...
  -Да, конечно. - она помогла держать двери, когда одни друзья Альфонсо и прислуга Ванноцы помогала вытащить из-за стола и унести других его друзей. - Куда их везти?..
  ***
  Она тоже услышала его... Бархатный мужской тенор, словно медовая патока, растекался по её венам, пока некто напевал озорную, граничащую с вульгарностью, песенку про пастуха и беленьких овечек. Её зрачки расширились: он употребил ругательства или ей почудилось?
  -Я смогу не полюбить. - возразила Креция, игнорируя волнующий голос незнакомца. Ее низ живота скрутило в тугую струну. Что за?. - Если ему суждено умереть, пусть будет так!
  Но голос становился все громче и яснее, словно он был здесь. В груди Лукреции забултыхало сердце, быстро, нервно, остро реагируя на приближение чужака. Зверь внутри нее безмолвно раззявил пасть, угрожающе скалясь. Соски встали и в голову ударила шальная мысль: "найти и завалить!" Она невольно застонала, сгибаясь пополам и держась за низ живота. Ещё шаг до края пропасти... Что за чертовщина здесь твориться? Она готова изнасиловать незнакомого мужика? У неё так не было даже с Цезарем... Откуда желанию взяться сразу после тяжелых мучительных родов? Этот инстинкт гнал ее... Стоп, это ловушка! Ей следует бежать, прямо сейчас, пока никто не увидел её в таком ужасном состоянии...
  -Серьезно? - Дагон вздохнул и сокрушенно покачал головой. - Ты сама-то в это веришь?
  -...!!! - Она хотела огрызнуться на него, но не успела, внезапно сильный порыв ветра ударил её в спину, заставив пошатнуться на краю обрыва. Тихо вскрикнув, она попыталась удержаться
  ***
  -Сюда нельзя! - из темного угла у входа в Колизей выступила высокая фигура в плаще.
  -Мне можно! - Перестав петь, Альфонсо достал ленту из карманчика и стянул волосы сзади в конский хвост - Погоди, я знаю тебя! Ты приезжал к Цезарю в Пезаро... черт, имя забыл... - силясь вспомнить имя слуги Цезаря, он воздел глаза к нему и увидел женский силуэт на краю высокой стены. - Матерь Божья, она что же, сигать собралась? - Стоило наемнику отвести глаза и замешкаться, куда указывал принц, Альфонсо быстро юркнул мимо него в проем...
  и стремглав понесся к тому месту, где должно было свершиться самоубийство. Взлетев по лестнице на выступ, он толкнул дверцу, выбежал на выступ, обогнул стену и неожиданно резко впечатался в ... небольшое препятствие... По инерции они кубарем свалились на пол под нецензурные восклицания, вскрики, стоны, пару раз перекатились, собирая по пути телами все колдобины и выступы на камне, пока он с рычанием не растянулся на ней всем телом.
  ***
  Лукреция судорожно пыталась восстановить сбитое дыхание и хоть немного сдвинуть с себя нападающего, но он был тяжелее гранитной стены. И ещё он него исходил жуткий запах алкоголя. Такой сильный и резкий, что ее замутило. На неё напал какой-то пьянчуга!
  -Слезь с меня, урод! - Сипло завизжала она, когда гул в ушах стих и она поняла, что не может вдохнуть кислорода, безуспешно пытаясь сбросить с себя нападавшего.
  -Пыталась убить себя, дура? - он сжал её голову, сверля деву суженым испытующим взором. С ужасом Лукреция узнала в нём своего жениха с миниатюры. - БлИАть, чем это воняет???
  -Свежим трупом! - Угрожающе оскалилась она - Не слезешь с меня, на ремни порежу!
  -Чего? - Выгнув шею и возведя глаза к ночному небу, он издевательски засмеялся над ней. - Ты минуту назад с высоты сигануть хотела, а теперь мне вздумала угрожать? У тебя хоть нож с собой есть, сумасбродная дуреха, которая сама на хрен не знает, чего хочет?
  -Я тебе покажу сейчас нож! - Выгнув шею, она высвободилась из его рук, уткнулась носом в его подбородок и, не придумав ничего лучше, укусила его так сильно, как только могла. Он взвыл, с силой ухватив её за волосы, оттягивая от себя, намеренно делая больно, пока она не сдалась и отпустила его. Все борьба происходила полном молчании. Хотя звери внутри них неистово рычали, пытаясь спровоцировать своих хозяев на более агрессивные и насильственные меры. Оба сердито сопели, пытаясь один утихомирить другого, он скрутил ей руки, удерживая бедром извивающиеся ноги девушки, но Кеси сумела вырваться, дотянуться руками до его длинных волос, свисающих хвостом с плеча, и резко потянула на себя. Он жестко схватил ее за ладонь и крутанул так, что у неё искры от боли посыпались из глаз: - Пусти, я тебя сейчас...
  -Я сам тебя сейчас... - Он с силой сжал её запястья, заводя одной рукой их ей за голову, другой ладонью он ухватил девушку за подбородок и тоже крепко сжал, чтоб она не могла позвать на помощь. Где чертов надсмотрщик Мигуэль? Где подлюка Дагон? Где они все, когда так ей нужны? Черт, она не может справиться с одним пьяным юнцом! Когда такое видано было? Даже если учесть, что он полукровка... она справлялась и с хищниками прежде. Креция нервно рассмеялась, лбом утыкаясь в его разгоряченный лоб. Ведь кому расскажешь, не поверят... Они смотрели друг другу прямо в глаза. И если бы взглядом можно было испепелять, от них обоих остались бы одни головешки. Неожиданно Альфонсо прижался нос к её носу и сладко-сладко проурчал. - А ты страшно красивая и сексуальная, когда злишься, красивые глазки...
  -Я... ям-мммм... - неожиданно его губы с силой прижались к её рту, поглощая протест Креции. Его язык властно вторгся в её рот, пройдясь острым кончиком вдоль её языка и поласкав его. Один плавный, нежный выпад, второй и он несильно прикусил её нижнюю губу. Теплая волна обрушилась на них, заставляя содрогнуться и застонать. Кеси подалась к нему, тихонько заурчав и пытаясь высвободить руки из плена, чтобы покрепче к себе его прижать.
  -Зачем губить такую прелесть и красоту, когда ею должно вечно наслаждаться? - грудным голосом промурлыкал дикий кот, кладя руку ей на бедро, ласково поглаживая и прокладывая путь к ее подюбникам. Слегка отстранившись от девушки, он одарил её чувственным взглядом и не менее чарующей "о боже мой" улыбкой - Ты прекрасна, я хочу обладать тобой здесь, сейчас. Ты позволишь мне? - Зрачки Лукреции расширились от возбуждения. Она остро реагировала на его красивое лицо, магнетический взгляд, на голос, на силу прикосновений, на его мужской запах, на его мускулистое тело, вжимающееся в неё. Он словно вводил её в транс: она не могла ни говорить, ни шевелиться. И самое ужасное было то, что она безумно хотела принять его предложение и узнать на деле, что этот кот, которого ей предлагают купить в мешке (правило: жениху и невесте запрещено видеться до свадьбы), представляет собой?
  Сейчас этот парень мало походил на портретную миниатюру, однажды показанную ей Цезарем. С той картины лучезарно улыбался милый юноша с большими пронзительно сине-голубыми глазами и чувственными крупными губами. В жизни Альфонсо вовсе не был милым: губы сурово сжаты в тонкую нить; глаза, почерневшие не то от гнева, не то от страсти, превратились в узкие щели, с мерцающими из-под длинных ресниц дьявольскими угольками; крылья носа хищно раздуваются, лицо заострилось и на скулах выступил легкий румянец. Он был зол, возбужден и безупречно прекрасен... Он - ее будущий муж...
  "Они убьют твоего мужа... - совсем некстати в памяти всплыли слова Дагона, - Ты полюбишь его, хотя очень долго не будешь себе в этом признаваться..."
  -Слезь с меня немедленно, птенец желторотый! - словно сирена завизжала она, высвобождая руки и сталкивая его с себя. Через миг их разделила высокая скамья. - Я сама тебя прикончу...
  -Нет, силенок не хватит! - огрызнулся Альфонсо, зажимая уши и болезненно морщась - Но я точно знаю, что я с тобой сделаю, если не перестанешь так пронзительно визжать!
  -Ты мне угрожаешь? - Она нахмурилась, ушам своим не веря. - Серьезно? - одна ее нога начала немного притопывать. Походило на размашистые виляния хвостом разгневанной кошки.
  -В жизни не угрожал слабым. - Видимо, он намекал на её пол?!? - У меня и так голова раскалывается, а от твоего визга я делаюсь диким. Вообще-то я подумывал на другое... - он погладил большим пальцем свои губы, от чего её мысли вернулись к поцелую - но ты подала интересную мысль. У тебя всякая дурь в голове и трепка тебе точно не помешает.
  -Знаешь, что... - Креция начала закипать, пытаясь проследить связь между тем, о чем он думал и как хорошо это было бы повторить, и тем, что он собирается сделать. Он всерьез удумал её отшлепать? Она нервно захихикала: - Думаешь, я тебе позволю? - Она стала огибать скамью вокруг, когда он двинулся на неё. Смех продолжал душить её. - Не подходи!
  -Ты едва не убила себя! - Похоже, он искренне верил в бред, который нес. - А если бы я не успел тебя поймать, что тогда? Ты бы убилась! - Он указал рукой на пропасть. - О чем ты вообще думала, когда собралась отсюда сигать? Что жизнь дерьмо и это не исправить?
  -Во бред! - Креция зажмурилась, покачав головой: этот твердолобый осел внушил себе, что она самоубийца, и чтоб она ни сказала, он не слышит её. - Да не собиралась я отсюда сигать, ясно? А если бы даже собиралась, это не твое собачье дело! Из-за того, что ты летел, как угорелый медведь, не глядя по сторонам, я чуть не убилась об тебя!
  -И это я несусь, не глядя? - мягко вернул он ей намек. Лукреция и не думала смутиться: невозмутимо воззрившись на него. - Скажи, зачем ты пыталась убить себя?
  -Да ничего я не пыталась! - сердито зашипела она, как змея, не забывая отходить по кругу, оставаясь разделенной с ним скамьей. - Я пришла сюда, потому что нужно было подумать, ясно?
  -В очередной раз убеждаюсь, что женщинам и детям думать вредно. - Пробормотал принц себе под нос, но Креция все слышала... до единого слова... и изменилась в лице:
  -Повтори, что ты сказал? - У неё прям руки зачесались подправить ноготками его ладную шовинистскую мордашку - Насчет "вредно": ты нормальный, такие вещи говорить?
  -Если тебя бросил богатый покровитель, это вовсе не означает, что надо сразу помирать. Такая бойкая красотка не останется не удел и неделю. Но если нужна помощь, я могу познакомить тебя со своими друзьями, они все, как на подбор молоды, красивы, богаты и перспективны. Выберешь того, кто больше понравится, и я обещаю, он будет твой!
  -А?.. - Лукреция запнулась за подножку и плюхнулась попой на жёсткую скамью, беззвучно охнув. В следующую миг он оказался рядом на коленях, взял её лицо в ладони и нежно добавил:
  -Ты слишком молодая и красивая, чтобы умирать. Я очень хочу, чтобы ты жила...
  Все ясно, этот жених недоделанный не узнал её и теперь принимает за какую-то "брошенку". Здравый рассудок подсказывал ей, что пришла пора представиться ему и поставить смутьяна на место, пока все не запуталось окончательно! Но чертик шептал, что торопиться не стоит и если он хочет немного поиграть, она ему подыграет...
  -Любого? - Она улыбнулась ему, демонстрируя очаровательные ямочки на щечках. - А если я не смогу из них выбрать? Что делать тогда? Что ты ещё можешь предложить мне?
  Вот, сейчас она его прижучит: схватит за яйца, примотает к ним лассо и подвесит заразу тут неподалеку. Спасатель нашелся, ха! Пусть только попробует предложить какую-нибудь пошлость! Одна компрометирующая фраза и он вернется к Горацио, не солоно хлебавши. Пусть спасибо скажет, что живой! Она сжигала его затуманившимся взором, провоцируя на непристойное предложение. Взгляд и тон, которыми задан вопрос, к делу не пришьешь...
  -Даже не знаю, согласишься ли ты... - задумчиво протянул он, коснувшись большим пальцем руки её тонких губ и нежно помассировав их. Его глаза распутника любовно разглядывали ее лицо. Если бы взгляд можно сравнить ласками, это было бы похоже на жаркий поцелуй...
  -Почему бы тебе не предложить? А я обещаю, что никому не расскажу! - промурлыкала она в ответ, обнимая его за плечи и лукаво заглядывая ему в глаза. Сейчас он её поцелует...
  -Почему бы тебе не поехать к моей старушке-кузине? - хрипло прошептал он невероятно сексуальным голосом. Креция моргнула, не в силах понять, что это должно означать? - Она живет в женском монастыре почти два года после того, как овдовела, и пишет в письмах, что ей нравиться там абсолютно всё. Ведь придти к Богу никогда не поздно...
  -А!.. - Её щеки окрасились лихорадочным румянцем гнева: черт бы побрал эту занозу в заднице! Этот пиздюк ее переиграл за три хода! Не стерпев, она оттолкнула его от себя, поднялась на ноги и негодующе уперла руки в бока. -
  Чего ты ко мне прицепился?!?
  -Очень жаль разочаровывать тебя, крошка, но я не свободен. - И глаза при признании у него были хитрые прехитрые. Она испытала двойственные чувства. С одной стороны, он только что отверг её, а так никто никогда не поступал с ней. Его следовало сбросить с выступа!
  Отдать на растерзание Корельо... Дагону... Да сам Цезарь с удовольствием прикончит гада, когда узнает, как её унизили! С другой стороны, принц прошел проверку на порядочность. Он не стал мараться о какую-то "брошенку", признаваясь, о скором бракосочетании. Попадись он в её сети, она провела бы с ним волшебную ночь, а на утро посадила в дилижанс и отправила обратно, как вероломного изменника! А считается изменой, если изменяют с тобой же? Креция откашлялась, поднимая задумчивый взгляд на юношу: она рехнулась? О чем она только думает? Это все отрава Дагона виновата, как ещё объяснить эти глупые мысли?!?
  -Я хочу, чтоб ты ушел, сейчас же! Слышал? - она почувствовала сильное головокружение и слабость. Он не двинулся с места. - Уходи отсюда, уезжай из города и никогда не возвращайся!
  -Ага, разбежался! - Он перестал улыбаться и посмотрел на неё с пугающе серьезным видом. - Тебя задело мое невысказанное "Нет, спасибо, ищите друга сердца в другом месте"?
  -Я... - Креция приблизилась к стене и невольно прислонилась к ней, держась двумя руками за плиты. Ноги будто отказали ей, а грудь сжало тисками - останешься и умрешь здесь...
  -Ага, я уйду, а ты продолжишь с того места, на котором остановилась? Я ошибся? Ты не "брошенка", ты ведьма, боящаяся того, что ее схватят и признают еретичкой?
  -Ты не слышишь, что я говорю? Ты здесь умрешь! - Тяжело дыша, она повернула голову, моргнула и прищурилась, пытаясь разглядеть его приближающееся лицо, он смеется над ней, что ли? Его насмешливый голос доносился до неё словно через густой слой воды, приглушенно, невнятно. - Если... ты... не уедешь... то... умрешь... здесь... рядом со мной... Уе...
  -Эй, ты в порядке? - Он пощелкал пальцами перед ее лицом и помахал рукой. Глаза закатились, язык еле ворочается, губы спеклись и дышит так, будто прямо здесь окочурится. Это очередное представление или ей на самом деле плохо? - Если собираешься грохнуться...
  Она будто приподнялась над землей и как бы сверху увидела картину: ее тело медленно соскальзывает по стене на каменный пол, Принц с не различенным криком бросается к ней, подхватывает прежде, чем она навзничь падает на пол. Он что-то кричит, переворачивает ее лицом к ночному небу и хлещет по щекам, щиплет за руки, выкручивает мочки ушей, так, будто это ее разбудит... Она ахнула, увидев себя со стороны: лицо белое-белое, губы почти синие и потрескались, под глазами черные круги, взор потухший, смотрящий в бездну перед собой...
  ***
  -Проклятая дурочка, что ты с собой сделала? - хрипло выдавил он, поворачивая её на спину и хлопая по щекам, пару раз ущипнул за руки (если бы притворилась - ор был бы обеспечен), покрутил мочки ушей - ноль реакции. Что с ней? Глубокий обморок или... кровь отлила от его лица, когда в уме промелькнула догадка. Он знал, насколько особенная девушка лежит на его коленях. Он потрогал артерию на её шее и облегченно выдохнул, услышав слабую пульсацию. Сунул пальцы ей в рот и проверил, что язык не запал. Чия рассказывала, что у Креции бывают эти "приступы", при которых она может уснуть посреди обеда лицо окунув в лазанью, свалится на бегу, играя с нею в ляпы. Какой-то идиот поставил ей диагноз "нарколепсия", толком не объяснив причин ее возникновения и не назвав способов излечения от нее. Но затем, снизив голос до шепота, сестра добавляла, что во время "приступов" Кеська могла ходить, разговаривать и даже драться, но зачастую походила на остывающий труп. Прям, как щас...
  Хоть он и сделал вид, что не узнал ее, и даже зло подшутил над ней, но забыть ту девочку, едва не "ушедшую" три года назад, но загадочным образом оставшуюся, он, конечно же, не мог. Он понял, маленькая ведьма узнала его, но вспомнила ли их давнее знакомство?..
  -На помощь! - позвал он, но никто не откликнулся. Прижимая её к себе, он сдвинулся и лег, чувствуя, как его самого колотит. Не отрываясь, он следил за её лицом, пока оно снова не порозовело. Позднее он не мог вспомнить, на каком этапе его сморил сон, но он почувствовал, что проснулся как от толчка, пошарил по себе и вокруг руками, а её нет. Вскочив на ноги, он увидел, как она медленно, шаря руками словно на ощупь, бредет к краю отвесной стены:
  -Стой! - Истерично заорал он, бросившись следом. Но невесть откуда взявшийся Мичелотто (вот он и вспомнил имя служки Цезаря) преградил ей дорогу, спокойно развернул и повел в сторону застывшего на месте Альфонсо, тихо проговорив тому на ходу:
  -Не кричите, вы её разбудить, не разбудите, но ее состояние усугубите. - Буркнул он, крепко удерживая девушку за плечи и направляя её мимо принца к лестнице. - Я позабочусь о ней.
  -?!.. - Арагонский пребывал в ярости, - Ты понимаешь, что она... что ей категорически нельзя оставаться одной?! - он осекся, когда увидел на лице наемника изумление: черт, его опознали...
  -Не беспокойтесь, принц Салерно, сеньорита никогда не остается одна. Спасибо за то, что позаботились о ней, теперь мой черед. - Мигуэль отвернулся от Альфонсо и продолжил путь..
  -Я с ней ещё не закончил, - принц оказался у парочки на пути, осторожно высвободил Крецию из рук Мичелотто и прижал к себе. Она прильнула к нему, обняв за талию: - и я не доверяю тебе. Ты оставил ее во время приступа, откуда мне знать, что ты не бросишь ее по дороге домой?
  -... - После минутной паузы наемник, склонив голову проронил, - Вы хоть знаете, куда ее вести?
  
  Альфонсо продолжал смотреть на наемника сверху-вниз невозмутимо-презрительно:
  -От тебя узнаю, сейчас. - Высокомерие и снобизм сквозили в каждом его слове. - а если нет, то отведу ее туда, где она будет в большей безопасности, чем здесь с тобой.
  -Поступайте, как считаете должным, - лицо Мигуэля оставалось бесстрастным, - но советую вернуть ее домой прежде, чем ее семья хватится и начнет искать блудную дочь.
  -Может, ее семья успокоится и не станет ее искать, если ты скажешь им, что она в руках надежного и благоразумного юноши, поскольку ты сам сорок в небе считал, когда она чуть не упала с каменного обрыва... - с угрозой в голосе "предложил", как вариант, принц. - в ответ Мигуэль напрягся и Альфонсо дружелюбно улыбнулся ему, похлопав по плечу: - Но если мы слегка отступим от заведенных правил, думаю, конец света не наступит и до утра ее не кинутся искать... Ступай домой, а я глаз не сомкну, но о ней позабочусь. Давай, уходи!
  -У вас рубаха в крови. - Глухо проронил Мигуэль, потрогав себя за шею и погладив по груди. - Не забывайте, этот котенок умеет кусаться, лучше держите ее на расстоянии вытянутой руки от себя, чтоб успеть среагировать, если она вздумает напасть. - И учтиво поклонился прежде, чем развернуться и уйти. - Надеюь, вы понимаете, что делаете и с кем...
  -О, да... - Проводив его темнеющим взглядом, Альфонсо хладнокровно улыбнулся.
  -Мне надо лечь, - невнятно прошептала она, оседая на его руках, когда они начали спускаться с лестницы. - Нельзя передвигаться, иначе я не смогу вернуться в тело...
  -Сейчас я... - он сел на ближайшую скамью у колонны, упираясь спиной в нее, и притянул Крецию к себе на колени, крепко сжимая в объятьях - Так лучше? Тебе удобно?
  -Умм... - Она зарылась кончиком носа в изгиб его шеи и расслабленно задышала. Альфонсо прислонился затылком к колонне, и сделал несколько глубоких вдохов - так хорошо...
  -Вот и славно. - Он прислонил подбородок к ее темечку, проведя ладонью по волосам.
  ***
  В течение нескольких часов принц сидел, не сводя глаз со спящей на его руках Лукреции. Она тихонько посапывала, навевая на него блаженную дрему. Но стоило ему начать поддаваться забытью, как она то терлась губами о его эрогенную зону на шее, то эротично вздыхала, прижимаясь полной грудью к его груди, то крепче сжимала руки на его талии и слегка терлась о него. Он мог бы поспорить на свою правую руку, что она там, где бы она не была, с кем-то шалила. Вот бы узнать, что ей сниться! Боже, как она хороша! Горацио не врал, когда описывал ее, что из породистого своенравного жеребенка не может вырасти пони... Теперь, по крайней мере, он мог понять Джованни, отчаянно цепляющегося за ошметки их так и не состоявшегося брака. Вспомнил о "брате" и начал заново раздражаться на нее...
  -Ты поступила очень подло со Сфорца, красивые глазки, - прошептал он, запрокидывая ее лицо к себе и заглядывая в полураскрытые глаза, смотрящие вперед, - у тебя есть оправдание?
  -...подло было бы позволить им его умертвить, - прошептала она, сонно смежив веки. - это был единственный способ сохранить Джованни жизнь и освободить себя для нового хомута.
  С таким утверждением трудно было поспорить. Альфонсо прижал её лицо к шее...
  ...он не помнил, сколько часов провел, любуясь ею, ночным небом, встречая рассвет. Ему даже начало казаться, что она мурлычет, как ласковая гаттина, доверчиво прижимаясь к его груди. Альфонсо мог поклясться, что чувствует её вибрацию всем своим окаменевшим телом...
  ...Уже солнце взошло на горизонте, окрасив серое небо в оранжево-лиловые тона, когда он ощутил, что её дыхание изменилось. Она глубоко вздохнула и обмерла, затаив дыхание и будто стараясь понять, где находится, отстраняясь от его шеи на пару-тройку дюймов...
  Принц ждал, что она подскочит, зашипит на него, заругается и побежит от него на всех порах. Чего он совершенно не ждал, так это её прямого взгляда заспанных, блестящих изумрудно-зеленых глазок. Его руки не произвольно сжали её плечи покрепче, привлекая ближе.
  -Доброе утро, - Сексуальная хрипотца в его голосе заставила её поёжиться.
  -Доброе. - Прошептала она, приникая к нему, будто изможденный путник к животворному источнику. Девушка прижалась виском к его подбородку и, щурясь, любовалась рассветом.
  -Тебе сейчас лучше? - Он неосознанно прижался губами к её виску, нежно улыбаясь. - Ты здорово напугала меня вчера: я просыпаюсь, а ты спишь и идешь прямо к обрыву...
  -Спасибо, что не дал упасть. - щеки Креции порозовели и она поспешила уткнуться лицом в его шею. - Обычно дома меня привязывают, а то раньше я ходила на кухню играть с ножами...
  -Правда? - у него красивые глаза, сладкий голос, почему-то кажущиеся знакомыми...
  -Шутка, - выдохнула Креция, отводя шальной взгляд от него и делая вид, что любуется окончанием рассвета, - я тебя раньше где-то видела? Почему-то у меня такое чувство...
  -Если бы мы встречались прежде, разве ты смогла бы забыть меня? - Ощутив теплую ладонь на лице, она замерла и даже дышать перестала. Его запах... тоже ей знаком. - лучше объясни, за что зловеще предрекала мне грядущую смерть перед тем, как грохнулась в обморок?
  - Я что-то говорила? - Она смотрела куда угодно, но только не на него. - О, не обращай внимания, во время приступов я часто несу бред. - Интуиция подсказывала ему, что она лукавит и не собирается откровенничать с ним, он бережно сжал ладонями её изможденное лицо (будто и не она проспала ночь в его объятьях) вынуждая поднять лицо и посмотреть в свои манящие глаза. В них плескалась вся синева бескрайнего свободолюбивого неба:
  -Если бы твои слова были пророчеством, ты бы смогла их повторить сейчас?
  -Нет, - она зажмурилась и на краю ее губ обозначилась печать горечи, - не смогла бы.
  -Потому что есть вещи, о которых нельзя говорить вслух? Ты поэтому отключилась?
  -... - тонкие губы сжались в бескровную нить, она открыла глаза, и он невольно вздрогнул, заметив, что один отличается от другого, став более мутным и посерев... - Уезжай из города!
  -Вот как? - Принц опешил, посчитав, что она не сможет повторить ранее высказанную угрозу, но маленькая вредина упрямо стояла на своем. Она угрожала ему смертью и ещё смотрела так, будто делает ему охренеть какое дельное предложение. Ну, не прелесть ли? Похоже, она все-таки узнала его и теперь пытается запугать, чтоб он уехал, не солоно хлебавши, а она продолжила жизнь на свободе, избавившись от "нового хомута". - Я бы с радостью, но у меня
  в городе одно маленькое, рядовое дельце. Пока не решу его, никуда не уеду.
  -Рядовое? - глаза у нее сузились, как у дикой кошки, заметившей "мясо" в зоне досягаемости.
  -Я бы тебе рассказал, но тогда тебе грозит снова заснуть, но уже со скуки...
  -Вот скотина! - Задыхаясь от злости выдохнула она, пытаясь подняться с его колен. Он напрягся, когда она стала ерзать на его бедрах, и схватил ее за руки, не давая подняться на ноги, короткая безмолвная закончилась тем, что он уложил её на лопатки, подмял под себя и впился в ее губы жадным поцелуем. Глухо застонав, она страстно ответила на его поцелуй, углубляя его и делая более нежным. Её руки, ощутив свободу, потянулись к тесемке на его рубахе, они слегка завалились на бок и упали со скамьи на следующую. Креция зарылась лицом в ворот его рубахи и беззвучно засмеялась. Он не выдержал и тоже расхохотался. Опоясав его бедра ногами, она села на нем и, едва сдерживая смех, продекларировала:
  -Мне говорили, что поцелуи могут заставить тебя воспарить к небу, но никто не предупредил, что в ходе "полета" можно слегка поломаться... Как твоя спина? Ты цел?
  -Ничто, кроме моего эго, не пострадало. - С обаятельной улыбкой произнес он. Потом вспомнил, что обещал вернуть ее к уже наступившему утру. Нахмурился. Его пальцы обхватили её ладони. - Боже, я не хочу с тобой расставаться, давай сбежим?
  -Сбежим? - Шепотом переспросила она. Наклоняясь к нему, прислоняясь лбом к его лбу и заглядывая ему в глаза. У него были самые вызывающе-восхитительные глаза, какие она когда-либо встречала! - Зачем нам с тобой сбегать? Ты же сам сказал, что не свободен.
  -Дай мне, по крайней мере, проводить тебя домой! - он не просил, он с нее требовал.
  -Нет, лучше я провожу тебя, - она с его помощью поднялась на ноги.
  -Прости, что ты сделаешь? - Он растерянно улыбнулся, поднимаясь вслед за ней - Разве это не я должен провожать тебя домой? - Кеси тихо рассмеялась, поправляя складки мятого плаща:
  -По общему правилу, да. Но в отличие от тебя, я знаю Рим вдоль и поперек, а тебе заблудится в городе, раз плюнуть... - Она осеклась, когда он достал платок и начал чистить ее плащ. Что прежде дозволено было лишь Цезарю. Закончив, принц убрал платок, отряхнул руки и с улыбкой жестом предложил ей идти вперед. Креция отмерла и молча подчинилась...
  ***
  Они шли медленно, никто никуда не торопился. Его рука скользнула к её запястью и их пальцы тесно переплелись. Он не отводил от неё прищуренного взора:
  -Мне кажется, я не могу вспомнить, где находится гостиный двор, в котором я с друзьями остановился. - прошептал он, утягивая её в укромный темный уголок между двумя домами. Прислонив девушку спиной к стене, он жадно поцеловал её в губы, - Я хочу знать, когда мы встретимся вновь! Учти, я терпеть не могу... неопределенность...
  -Ну, - она рассмеялась, прижимаясь губами к его подбородку - один раз ты меня нашел, думаю, не составит труда найти и во второй. Там же, в тоже время... - она со стоном приняла его поцелуй. Они глухо застонали в унисон. - Учти, я терпеть не могу... ждать кого-то...
  -Я тоже. - ещё один сладкий поцелуй и он заставил себя от неё оторваться.
  Они были в квартале от дома, где он остановился, расставание неизбежно приближалось.
  -Ты обещаешь мне, что придешь? - он сжал в ладонях её пылающее от страсти лицо, - Я ещё не успел расстаться с тобой, но уже чувствую, что безумно по тебе скучаю.
  -Я тоже чувствую... - она закрыла глаза, глубоко вздохнув, - на самом деле чувствую...
  -Альфонсо! - Раздался неподалеку сердитый окрик. - Альфонсо, это ты?
  -Это тебя??! - глаза Лукреции расширились от ужаса: она узнала голос брата.
  -Уходи, я отвлеку его. - Прошептал принц, накрывая её голову капюшоном и толкая за угол дома. Сам развернулся, быстро направившись в сторону стремительно приближающегося мужчины, пытаясь перехватить его на полпути - Цезарь, какая неожиданная встреча! - на ходу обняв, он развернул его и направил в сторону дома, - Рад тебя видеть, дружище...
  -Мать на завтраке сказала, что встретила тебя. Я торчу тут два часа, ожидая твоего возвращения. Черт, ты где шляешься, а? - Цезарь приобнял Альфонсо в ответ, заглядывая ему через плечо. За угол свернула женская фигурка в плаще. Разбуди его и быстро спроси, кто это был, он без колебаний ответит: по всем очертаниям то была Кеси! Он сам подарил ей этот плащ ручной работы на семнадцатилетие. Какого черта?!.. - Кто это был?
  -Что? -Альфонсо с удивлением обернулся к нему. Заметив в глазах злость, сделал серьезное лицо. - А! Ты о девушке... - Цезарь помрачнел ещё больше. - Я после таверны твоей матушки решил немного прогуляться по городу, проветриться и заблудился. Она встретилась мне у колизея и после многочисленных просьб согласилась помочь добраться-таки до дома...
  -Согласилась помочь? - Цезарь смотрел на него с ужасом, будто ему признались, что его сестра стала сообщницей самого кровавого преступления в истории города. - Ты шутишь?
  -В смысле? - Альфонсо не понял такой реакции и ставшего отрешенным взора Цезаря.
  -Извини, мне сейчас нужно идти. - перебил его Цезарь - Я вернусь за тобой к обеду.
  -Погоди, ты же хотел... - Принц бросился следом за ним, но за углом уже никого не было...
  ***
  Альфонсо вошел в свою комнату и запер дверь на замок, устало прислонившись к двери. Он в жизни не испытывал подобного опустошения. Она должна была вызвать в нем чувство омерзения, но вместо этого он ощутил несокрушимое желание обладать этой чертовкой. Возможно, это всего лишь дурацкая похоть. Он многих хотел. Хотел и брал. Брал и уходил. Без оглядки. Если он трахнет ее, интерес сразу же пропадет. Так было всегда с девками. Тогда он пошлет все на хер и вернется в Неаполь к свободной и непринужденной жизни.
  -Я думал, ты вернешься раньше, Бишелье, что-то пошло не так? - Раздался властный мужской голос с другого конца комнаты. Повернув голову на звук, Альфонсо увидел незваного гостя, стоявшего у окна, скрестив руки на груди и хмуро разглядывающего его.
  -Нет. - Спокойно ответил Альфонсо, закрывая замок на двери и приближаясь к хищнику. - Все пошло ровно по моему сценарию. Она согласилась на новую встречу.
  -Она тебя раскусила? - мужчина оттолкнулся от подоконника и сделал шаг навстречу.
  -Не думаю. Даже если и раскусила, это не остановило ее от обещания новой встречи. Разве это не то, на что мы рассчитывали? Все идет по плану, не о чем волноваться.
  -По плану? - сердито переспросил гость, проведя рукой по волосам, - Чем вы занимались с ней всю ночь? Господи, Альфонсо, ты же обещал мне, что не станешь её трогать!
  -Я и не тронул. - Глаза принца полыхнули недовольством и злобой. - Не тронул лишь потому, что обещал. Она горячая штучка и из тех, кто "всегда готова". - хищник изменился в лице, потемнев, в серых глазах замерцали молнии. - Я честно рассчитывал, что мне достанется более трудный объект для обольщения. Так же совсем не интересно... и скучно...
  -Альфонсо... - гость не повысил голоса, но в нем принц услышал угрожающее рычание.
  -Ты так беспокоился о том, что не случилось, что послал ее цепного пса по следу?
  -Ты сейчас намеренно говоришь со мной столь неуважительно и нагло? - Уперев руки в бока, хищник надвинулся, нависая над высоченным полукровкой на полголовы. - Между вами что-то произошло, о чем ты не хочешь мне рассказывать? - Упс, его проверяют?!?
  -Если не считать, что в супружницы мне досталась больная неврастеничка, хлопающаяся в обмороки, страдающая от бессонницы и оттого шляющаяся по ночам, где попало, то рассказывать особо не о чем. Она всю ночь давила ухом каменную скамью, тихо похрапывая. А утром, проснувшись, предложила проводить домой, в качестве благодарности. Вот и все.
  -Цезарь видел вас вместе? - Крылья носа гостя хищно раздувались. - Он понял, с кем ты был?
  -Да. Думаю, он понял, с кем я был и сразу же почесал за ней. Если так трясешься за неё, то тебе следовало не торчать тут со мной с глупым допросом, а идти за ними и проследить, что он не придушит ее от ревности в первом же попавшемся темном переулке...
  Хищник потемнел лицом, отворачиваясь к окну и глядя в проулок, куда ушла Лукреция и Цезарь последовал за ней. Альфонсо зашел за перегородку и начал раздеваться.
  -Не предпринимай ничего. - Проронил гость, снова взглянув на принца. - Я позабочусь, чтоб моя девочка не пострадала от ревности этого ублюдка. Он скоро выйдет из игры.
  -Он не должен был нас видеть, теперь будут осложнения... - Закончив раздеваться, Альфонсо вышел в исподнем из-за перегородки, но... комната была пуста. Чертыхнувшись, он закрыл распахнутое настежь окно и крикнул служку подготовить ему горячую ванну...
  ***
  Цезарь не появился: ни к обеду, ни к ужину. Этим вечером Альфонсо снова направился к Колизею и прождал Лукрецию до самого рассвета, она не пришла. На следующий день история повторилась. И на третий день она не появилась. Измученный ожиданием и тревогой за неё, он осознал, что больше не может бездействовать. Не может играть в чужие игры, когда правила не известны. Он пойдет к ней и все выяснит. Прямо сейчас.
  
  Высшее счастье в жизни - это уверенность в том, что вас любят;
  Любят ради вас самих, вернее сказать - любят вопреки вам! Виктор Гюго.
  ***
  25 июня 1498 год. 07 часов утра. Улицы Рима.
  Лукреция почти летела, приподняв длинные полы плаща. Она должна оказаться дома прежде Цезаря, дабы избежать никому не нужного выяснения отношений. Он ведь не успел разглядеть её, правда? Нет, успел, иначе не стал бы спрашивать у этого нарцисса, с кем он был. Зачем она пошла провожать Альфонсо? Ей нужно было отправить его в другую сторону и хорошенько напугать с помощью Луки. И чесал бы он из города так, чтоб только пятки сверкали, и больше никогда не возвращался! А теперь ей от Цезаря не отвертеться...
  "Ты правда думаешь, что это сработало бы? - Резко свернув в узкий длинный переход между домами, она едва не проскочила сквозь эфирное тело Дагона, немедленно уклонившееся в сторону, во избежание контакта. - Такой, как он, ничего в этой жизни не боится..."
  -У каждого есть инстинкт самосохранения, не думаю, что он им обделен в большей степени, чем я. А ты... - Тыча указательный палец в грудь отступающего назад в проулок Падшего, она раздраженно продолжала выговаривать заклятому "дружку", - как посмел бросить меня одну в тот момент, когда я ушла во Тьму, а мое тело осталось беззащитным рядом с этим...
  "Зачем ты выложила ему "карты на стол"? - Дагон отступал, завлекая ее в темный проулок все дальше. - Разве ты не давала слово, что будешь молчать обо всем, что откроет тебе Тьма?"
  -Начнем с того, что, ты - не Тьма, а тебе я ничего не обещала! С чего ты взял, что я возьму на себя ответственность за жизнь этого наглеца? Я предупредила его из-за Чии и чтоб снять груз вины с себя! Теперь, если вздумает остаться, это будет его решение и его вина...
  "Тебе не удастся отсидеться в стороне, когда твоя семья начнет разворачивать внутри клановую войну против твоего супруга. Тебе придется выбрать сторону и кого-то предать. Смотри, не ошибись, подруга! - внезапно его тело стало осыпаться, её палец уткнулся во что-то мягкое. Креция зажмурилась, отводя лицо в сторону, когда пепел полетел на нее.
  -Опять ты разговариваешь сама с собой сестра, - мягко прошелестел до боли знакомый ей голос. Открыв глаза и посмотрев вперед, она сумела разглядеть ореол Цезаря в Потьме. Почему тут стало так темно? Черт, где она опять оказалась? Тяжело выдохнув, она стала озираться вокруг: они в уличном тупике без окон и балконов, их никто не слышит. - Ты должна лучше контролировать себя. Если бы кто услышал, решили бы, что ты сошла с ума...
  Глаза привыкли к Тьме, и она разглядела, что на Цезаре нет маски: слетела, когда он за ней бежал, или он намеренно ее снял, надеясь, что она не разглядит в кромешной тьме, как изуродовано его лицо сифилисом? Он мрачно кривился, сощурив веки и хмуря брови. Некогда гладкая персикового цвета кожа его лица местами была покрыта оспинами и страшными язвами, делая похожим на оживший труп. Красавец окончательно превратился в монстра:
  -Скажи мне, ради Бога, зачем ты побежала от меня? - его вкрадчивый, тихий, почти ласковый тон не предвещал для неё ничего хорошего. Он сделал шаг к ней, желая схватить за руку, и Креция неожиданно для себя отступила, брезгливо поджав губы: - Что мне думать, Кеси?
  Упершись спиной в стену, она выставила сжатые кулаки перед ним, удерживая его от себя за плечи, пытаясь оттеснить от себя, но он лишь теснее прижался к ней, утыкаясь холодными губами в изгиб напряженной шеи. Его дыхание на коже заставило её содрогнуться...
  -Ты вся горишь! - прошептал он сиплым голосом, целуя в шею, отчего девушку передернуло - И дрожишь! Твое тело так сильно напряжено, что мне кажется, что ты взорвешься прямо у меня в руках, если я не возьму тебя прямо здесь и сейчас! - он ещё сильнее навалился на неё, хватая руками полы плаща, платья под ним и начав задирать их вверх. - У нас давно не было.
  -Не смей! - Закричала она, наотмашь ударяя его кулаком по виску. - Не трогай меня! - Она пыталась сжать ноги, но его настырная рука коснулась её лона сжав увлажнившуюся плоть.
  -Это он так завел тебя или я? - грозно зарычал Цезарь, хватая Лукрецию за шею. - Отвечай, черт тебя дери! Не заставляй меня чувствовать себя отработанным материалом...
  -Немедленно отпусти меня! - в бешенстве она пнула его коленом в пах, заставляя отпрянуть и скорчиться в муках. Глядя на него почерневшими от накатившей злобы глазами, она тихо просипела стиснутыми до синевы губами. - Больше никогда не смей прикасаться ко мне!
  Одернув подол, она побежала дальше, сознавая, как слабость одолевает её. Ещё чуть-чуть и она грохнется в обморок, не в силах дышать. Она добежала до Собора Святого Петра, чувствуя, что ноги уже не держат её. И у входа заметила исхудавшую фигурку в белом. Гнев накатил на Лукрецию удушающей волной, она встала между Джулией и входом:
  -Приползла выпрашивать прощение у отца? - злобно зашипела она на Фарнезе. Девушка побледнела, отшатнувшись от бывшей падчерицы, будто от смертельно ядовитой змеи:
  -Всегда удивлялась, откуда в тебе столько злобы и яда... - Она сделала шаг назад. - Я пришла попросить за сестру Джироламо, сироту выбросили на улицу, и я просто хотела помочь ей...
  -Пришла просить за нищенку? - Лукреция криво усмехнулась. - Думаешь я поверю, что такая продажная и расчетливая дрянь, как ты способна просить за кого-то? Или тебе, предавшую своего учителя, совесть замучила настолько, что ты не можешь ни есть и ни спать?
  -У меня никогда ничего с ним не было, - казалось, Джулия сейчас грохнется в обморок прямо в ноги полукровки, - я не стыжусь того, что он был одним из моих воспитателей...
  -Почему бы тебе не пристроить ее туда, куда пристроилась сама после изгнания Папой из моего дома? - Наткнувшись на потускневший взор заклятой недружки, Креция поняла, что происходит. - Они не пустили тебя на порог? Перестав быть Папиной подстилкой, ты стала им неродной? - Презрительный смешок вырвался из ее уст. - Ты зря сюда пришла в поисках жалости и помощи. Родриго не примет тебя, а остальные лишь посмеются и презрят твой новый статус нищебродки и побирушки. Я обещала Савонароле, что уничтожу его род до седьмого колена, так что... Спасибо, что уведомила меня о существовании у него сестры. Я о ней лично позабочусь. - Креция достала золотой дукат из полы плаща и бросила его возле их ног, - Теперь убирайся отсюда, Фарнезе, пока я не натравила на тебя стражу...
  Джулия побагровела, тяжело задышала, едва сдерживая себя, чтоб не сорваться в истерику:
  -Ты ещё пожалеешь о своих злодеяниях - глухо проронила она, развернулась и ушла.
  ***
  Чувствуя, что у неё не хватит сил притворяться, что все в порядке, дойти до спальни и рухнуть на постель, Лукреция медленно вошла в здание Собора, закрыла за собой дверь и молча упала на колени без сил. Сегодня все было иначе, чем всегда. Обычно приступ повторялся не чаще раза в три-пять дней. Этот же второй за сутки. И если обычно её выключало за считанные секунды, то на этот раз это замедление растягивалось на минуты... Дышать становилось невероятно трудно, будто некто незримый медленно, но верно затягивал на ее шее хомут. Она не понимала, что с ней происходит и начинала давить паника. Ей следует встать, пойти к Родриго и высказать ему всё, что она думает по поводу грядущего брака. И насчет жалкой смертной побирушки. Если он посмеет принять идиотку обратно вместе с савонароловской родней, она обеих отправит к праотцам! Креция тяжело, надсадно дышала носом, чувствуя, как закипает от ярости. Опустив глаза к рукам, все ещё сжатым в кулаки, она попыталась разжать их и по истечении какого-то времени поняла, что не может владеть своим телом. Её охватил страх, паника, Креция хотела закричать, но и голос не подчинился ей.
  Хотела поднять голову, но и этого не смогла сделать. Неужели Боженька наконец-то вернулся к своим обязанностям, узрел ее деяния и покарал? Рассмеяться тоже не вышло. Она отчетливо услышала чьи-то приближающиеся шаги и по ботинкам узнала Цезаря.
  "Только этого мне не хватало!?!" - мысленно застонала она, крепко жмурясь.
  -Это ты здорово придумала - насмешливо прокомментировал юноша, становясь перед её лицом, - решила, что увижу тебя на коленях и сразу все прощу? - Его ладонь оказалась у неё перед глазами, - Ладно, считай, что простил... подымайся! - Лукреция почти не слышала его, лишь собственное бешеное биение сердца, неровный, сбивающийся ритм, дрожа от холода. - Это не смешно... - Он опустился рядом с ней на корточки и, положив руки ей на лицо, попытался заставить её приподнять голову, но не смог. Она казалась подобна каменному изваянию. - Проклятье, Кеси, хватит дурить! - Цезарь склонился к ней ниже, чтоб посмотреть ей в лицо и громко закричал, - Сюда, скорее, врача! - Он отшатнулся от окаменевшей сестры, огляделся и заметил стражника в конце прихожей - Какого черта ты стоишь, как истукан? Беги скорее за доктором. Быстро! Быстро! - Сглотнув ком, подступивший к горлу, он снова склонился к Кеси, пытаясь подбодрить ее ласковым тоном, - Ничего страшного! Ты говорить можешь? - На заплаканном, искаженном гримасой боли и ужаса лице сестры даже глаза застыли, посерев. Ясно, нет. Он не сдержался, поцеловав её в опущенный лоб. - Не страшно. Двигаться, значит, тоже? - Одинокая слезинка скатилась по ресничке и разбилась об мраморный мраморный пол. - Ничего, мы с этим справимся! Отец пошлет за Нони, она обязательно тебя вылечит! Черт побери, ты сумела подняться со смертного одра спустя сутки после кончины, значит, с этим "пустяком" ты тоже обязательно справишься! Я безусловно верю в тебя...
  -Что стряслось?!? - Увидев бегущего к ним Джакомо, Цезарь облегченно выдохнул:
  -Очередной приступ, но он сильнее предыдущих, ей очень больно и я не знаю, в сознании она или нет. Она закоченела и... я лишь однажды видел, чтоб она так плакала... на своем одре...
  -Не неси бред! Отойди! - Учитель Креции оттеснил его и принялся деловито ощупывать лицо, шею, запястья подопечной. При этом лицо его делалось все более и более мрачным. Потрогал ледяные ступни... И осоловелым взором уставился на тяжело дышащего Цезаря:
  -Это не приступ, она во второй степени трупного окоченения - Констатировал он, помогая Цезарю поднять Кеси на ноги и каков был ужас молодого человека, когда ноги её не опустились к полу, а так и остались сжаты в коленях, - Цезарь, нам нужно отнести ее в спальню...
  -Это ведь не то, что я думаю правда?!? - Парень перестал дышать, - Она не умирает, правда?
  
  -О, боги, ты перестанешь истерить или нет? - Возмущенно зарычал на него Джакомо, едва удерживая на весу ставшее неподъёмным тело полукровки. - О ней хоть немного подумай! Что, если она все еще слышит нас? Понесли ее скорее в покои, пока... - Он затих, не став договаривать страшную догадку, пуще напугав Цезаря. Похоже было, будто у него сейчас сердце от накатившего ужаса разорвется на части! - Как бы узнать, что с ней произошло...
  -Тебе интересно, что могло случится? Лукреция провела ночь с Арагонским, а затем поскандалила с Форнезе. - Тихо прошипел Цезарь, чувствуя, как волны злобы накатывают на него одна за другой. - Думаешь, ее могли снова отравить?!?
  -С Горацио? - Джакомо наградил Цезаря таким взглядом, что у парня душа ушла в пятки.
  -Нет, с его племяшом, ее будущим мужем, Альфонсо... - Кровь забурлила в его голове, пеленой ненависти застилая рассудок и зрение. - Думаешь, это его рук дело?
  -Думаю, это нечто другое, - признался хищник, потащив девушку в сторону покоев, - Что-то более страшное, чем яд, попало ей в кровь. С Tetanus шутки плохи! Обычно от него умирают.
  -О чем ты говоришь, черт возьми? - они уложили её на постель боком.
  -У неё быстроразвивающийся столбняк... - тихо ответил Джакомо, - ее тело умирает...
  -Что? - глаза Цезаря расширились от шока, - Но как? Откуда? У неё просто не может его быть! Я говорил с ней полчаса назад и у неё ничего такого не было! Да она бежала сюда быстрее косули, гонимой на охоте... Если бы она ступила на ржавый гвоздь, на полу остались бы следы крови... И она не преминула бы меня в ране упрекнуть...
  -Я же говорю, быстроразвивающийся столбняк. Она могла подхватить заразу при родах. - Цезаря будто наотмашь ударили: лицо налилось кровью, а глаза почернели, когда он в глаза Джакомо посмотрел, - Что? Это тоже могло послужить причиной! Она также могла где-то оцарапаться, иглой уколоться... Что угодно могло произойти. Скрытый период столбняка может протекать от недели до нескольких месяцев. и болезнь может никак себя при этом не проявлять... Она жаловалась тебе на головные боли в последнее время?..
  -Она никогда ни на что не жаловалась. - Сухо ответил Цезарь, отводя глаза в сторону.
  Учитывая, что они ни разу не были близки с той майской поездки в поместье, и... наедине с тех пор, как она родила, он мог обладать информацией о ней, узнавая новости от матери и Хофа. Но те ни разу ни о чем подобном не упоминали. Могла ли она скрывать испытываемую боль? Цезарь нахмурился, вспоминая, что она каждый раз говорила одну и ту же причину, по которой отказывала ему в близости: швы ещё не зажили и врач не разрешил. Но ее док и Нони заверили его, что все давно зажило и ничто не мешает ей... снова пойти под венец. Так неужели это была правда, а не повод избежать своего обезображенного болезнью любовника? Она испытывала послеродовые боли и молчала об этом? Поэтому приступы, бессонница, галлюцинации и разговоры с самой собой... Это все его вина! Она умирает из-за него!
  -Цезарь! - Неожиданный сердитый окрик привел его в чувство и в следующую секунду он несильно впечатался в дверной косяк у покоев сестры. Зашел внутрь, закрыл дверь, глядя, как Джакомо неуклюже сваливает застывшее в коленопреклонённой позе тело девушки на постель: - Занятно, что ты можешь вслепую добраться до покоев сестры, но мне нужна твоя помощь, парень. Соберись с духом, беги до Мефисто, он сейчас в библиотеке с Родриго и живо их приведи сюда. Хотя нет, Родриго не надо... Старик и так сильно сдал после ухода Фарнезе. Кастуччи повидал в этом мире больше моего, может, он знает, как нам помочь ей... - В следующий миг тело Креции неожиданно стало накреняться вбок, ноги выпрямляться, пока резко выгнулось в форме дуги, да так сильно, что лишь голова касалась подушки да пальцы ног - намокшей простыни. Цезарь с криком бросился на помощь сестре, но Джакомо его перехватил на полпути: - Я велел тебе бежать за ее Крестным? Проклятье, выполняй!
  -Что это за?!.. - Юноша задыхался от переполняющих его чувств страха ужаса и бессилья.
  -Ты тратишь ее время понапрасну. - Учитель сильно толкнул его в направлении выхода. - Черт, Цезарь, беги за Мефисто! Ты ждешь, что она достигнет точки невозврата?
  -Для таких, как моя сестра, таковой не существует, - неожиданно на Цезаря накатила волна спокойной уверенности, что она "не уйдет". Он медленно сделал шаг назад, развернулся и пошел за помощью. Хищник глухо выругался, запирая за ним дверь. Время, когда он пытался понять смысл в поступках и мыслях смертных. Обернувшись к Креции, он невольно замер. Выгнув голову под большим углом, большими черными глазами, она смотрела на него в упор.
  -Скажи мне, что с тобой, - он подбежал к ней, заглядывая в бурлящую бездну тьмы, но в ответ лишь довлела гнетущая тишина... Ни звука дыхания, ни биения сердца. Она подошла к грани, но была все еще здесь, рядом с ним. - подай хоть какой-нибудь знак!
  Ее дрожащие губы приоткрылись и... ничего, она не проронила ни слова, слишком слаба.
  -Не важно. - Его рука легла на щеку девушки. - Мы вытащим тебя из этой ямы...
  Одинокая слезинка скатилась с ее века, как доказательство того, что она все еще здесь.
  ***
  У него было чувство дежавю. Снова они столпились над постелью Креции, наблюдая, как юное тело медленно увядает на смертном одре. И если четыре года назад было хотя бы понимание, "почему", то сейчас никто ничего умнее предположения Джако о столбняке, не высказал. Все стояли молча, лишь невесть как просочившийся Цезарь стискивал ладонь Креции и шептал:
  -Она не умрет! - В его глазах горел огонь безумия, - Хуан не смог забрать её у меня. Кантарелла не смогла убить её... Лукреция бессмертна, поэтому никакая зараза не может ее взять.
  Тело Креции опало на постель, содрогаясь в мышечных спазмах. Мужчины кинулись к ней, пытаясь удержать на кровати. Джако успел сунуть два пальца ей в рот, проверяя, не запал ли язык, послышался хруст костей и в следующий миг он оглушительно взвыл. Новая судорога заставила ее тело с силой выгнуться вместе с навалившимися на нее хищниками, задрожать и сжаться. Прокушенные до крови пальцы Джако оказались в болезненных тисках.
  -Боги, да помогите же мне освободить руку! - Простонал Джако, глядя, как кровь с содранной кожи заливает подбородок Креции. - Она мне сейчас пальцы откусит...
  Глядя на дочь, будто парящую над постелью в неестественной позе, он медленно отступал и крестился, пока спиной не уперся в стену, не веря тому, что видит:
  -Это что же, в нее вселился дьявол? - Еле слышно прошептал он, повернувшись к Кастуччи.
  -Не говори глупостей! - В голосе крестного слышалось нескрываемое раздражение. Он глянул исподлобья на корчащегося в муках Джакомо. - Знаешь ведь, что в таком состоянии нельзя совать пальцы в рот... Скажи спасибо, что не откусила и сиди тихо! Ты нас отвлекаешь...
  Спустя час по телу Креции пробежала волна озноба и она, разжав рот, качнулась на живот, пытаясь уткнуться лицом в промокшую от пота простыню. Её повернули на спину...
  -Risus sardonicus? - в голосе Мефисто слышалось крайнее изумление. - Но этого не может быть! Не так быстро! Джако, ты понимаешь?!?.. - Хищник, воспользовавшийся моментом и высвободивший онемевшие пальцы, со скорбью смотрел на муки полукровки: лицо Креции напоминало застывшую маску мима: брови подняты, рот растянут в ширину, углы его опущены, лицо выражает одновременно улыбку и плач (в сардонической улыбке).
  -Если я не ошибаюсь, начался третий этап. - тихо вымолвил он, отводя глаза в сторону. Она сдавленно закричала, когда руки и ноги стали против её воли неестественно выгибаться, растягивая мышцы и суставы - У нее прогрессирует разгар... и к ней вернулось сознание.
  Новый нечеловеческий крик, она затараторила на латинском. Лицо Папы сморщилось, словно треснутое зеркало, и он начал молиться вслух за спасение проклятой души дочери.
  -Что она говорит? - Цезарь поймал её за руку, пытаясь удержать её в прямом положении, но неведомая сила выворачивала ее запястье. - Зачем она поступает так с собой?!?
  -Она говорит на мертвом языке, - выдохнул Родриго, - Надо звать за Нони. Она нам переведет.
  -Если ты не понимаешь, то с чего взял то, что она говорит на языке, знакомом Нони?
  -Я узнал присказку Нони, которую та часто любит повторять, - парировал Борха.
  -Если долго всматриваться в бездну, бездна начнет всматриваться в тебя. - Процитировал Горацио. Все обернулись на незваного гостя, стоящего в дверях. - Альфонсо не причастен к тому, что поразило Лукрецию. И чтобы доказать нашу добрую волю, я пришел помочь вам...
  -Ты знаешь, что с ней такое? - Мефисто не скрывал, что ему неприятно появление Арагонского, но здоровье Креции стояло в приоритетах выше давней конфронтации.
  -Да, но прежде чем я скажу, пусть смертные покинут покои. Это не для их ушей! - Гор окатил Цезаря надменно-презрительным взором, но тот снял маску и высокомерно проронил:
  -Не уйду! Я НИКУДА. НЕ УЙДУ, НЕ ОСТАВЛЮ КРЕЦИЮ. ЯСНО ВАМ? - Он сел на постель, продолжая крепко сжимать ладонь сестры, давая понять, что он остается с ней.
  -Не трать на него время, - Потребовал Мефисто, едва ли, не выставляя Корельо под руку с Папой за дверь с указанием уложить того спать и чтоб по утру он ничего не помнил. - Пусть остается, у нас нет времени на пререкания, она сгорает прямо на глазах...
  -Она коснулась жнеца смерти, - Горацио запер дверь и скинув на пол плащ, опустился на корточки рядом с ложем умирающей. - Сегодня утром, когда возвращалась домой, один идиот нашел на Тень и всплеск от ее рассеивания попал на девушку... - Он злющими глазами уставился на Цезаря, - отравив ее ядом, который превосходит Кантареллу в десятки раз!
  -Коснулась жнеца смерти? - Мефисто оказался на постели с другой стороны, склонившись над Крецией, слушая ее прерывистое шептание и заглядывая в бегающие полу безумные глаза: - Как такое возможно? Никто не способен
  видеть их и касаться, если только время не пришло...
  Горацио промолчал, склоняясь над затихшей, тяжело дышащей девушкой:
  -Знаю, как тебе сейчас больно, - он положил ладони на ее виски, и она глухо застонала, не то от усилившейся боли, не то от облегчения, - кости ломит, тело сводит, и они окружили, хотят душу из тебя вынуть и с собой забрать... Борись с ними до криков петухов. Знай, что к утру они отступят и мы сможем дать тебе немного опия, чтобы погасить эту адскую боль...
  ***
  "Как мило с его стороны, - глухо проронил Дагон, поднимаясь над ее телом и отсаживаясь на спинку постели в ногах умирающей, - не сдержался и снова заявился к тебе. Что ни говори, а у мужиков одержимость не лечится. Это же до какой степени умопомрачения надо было дойти, чтобы родного сына, плоть от плоти, подложить в койку к любимой женщине..."
  "День, когда меня заинтересует ответ на твой вопрос, станет концом всего сущего..."
  "Ты правда веришь, что сможешь пережить эту ночь и вернуться к ним? - в тихом шепоте Падшего звучала беззлобная ирония судьбы. - Если в прошлый раз гнев Цезаря убил тебя, а вмешательство Арагонского спасло, думаешь дважды сможешь войти в одну реку?"
  "Что за бред?!? - голос умирающей изменился до неузнаваемости, превращаясь в скрежет стали о фарфор. - О каком присутствии Горацио ты говоришь? Не было его там!"
  "Опаньки, - Дагон опустил лицо вниз так, что она не смогла разглядеть выражение его глаз, - а много ли мы помним из того бесконечного мига, в который ты "не ушла"?"
  "Я прекрасно помню, как я помогла себе низвергнуть тебя, лишив твои крылья способности парить высоко в небе и твое тело возможности вернуться домой, к нему..."
  "Сука!" - Дагон вскинулся в приступе неконтролируемого гнева и налетел на нее, пока другие Духи пытались удержать полукровку за руки и ноги...
  ***
  После очередного приступа жуткой судороги, выворачивающей ее тело в неестественные стороны под хруст костей, щелканье суставов и звуки разрывов мышц, сухожилий и мягких тканей, удерживаемая на постели навалившейся на нее толпой бессмертных, бессильных против незримого врага, она истекая кровью рухнула на койку и злобно захихикала...
  -Ты прав, Горацио, - утерев влажным платком кровь, вытекающую из ушей и носа Креции, Мефисто обернулся к отошедшему к окну Хищнику, - теперь я верю, что это не столбняк. Что мы можем для нее сделать? Если так пойдет и дальше, она не протянет до утра.
  -Мы ничего не можем для нее сделать, - голос Гора казался сиплым от обуревавших его чувств, - поскольку борьба их вершится между этим Миром и Тьмой. Там, куда нам нет хода и где мы бессильны. Остается только верить, что она сможет выстоять против них.
  -Но ты же сказал, что можешь помочь, - возмущенно зарычал на него отошедший от шока Цезарь. - Если ты соврал, то какой от тебя здесь прок?
  -Он призвал меня, - спокойный тихий ответ заставил всех обернуться к двери. В проеме стоял невозмутимо улыбающийся Пьетро Луис в белом халате и с объемным ридикюлем.
  -Мы не опоздали, - из-за его спины вышла Мораг, обогнула его и подошла к Мефисто, чтобы его обнять, - когда все закончится, напомни мне, милый, надрать задницу этому костолому. Насилу вытащила его из захудалого салуна, где он пил опий и курил кальян.
  -Брат? - в замешательстве Цезарь выпустил руку Креции и осторожно приблизился к бастарду Родриго. Без сомнений, это был Пьетро Луис, скончавшийся от рук Хуана...
  -Теперь все зовут меня Лазаро, - без усилий передвинув смертного, он прошел к постели умирающей, поставил сумку на пол и, сев на постель, стал копаться в ее содержимом, - Я больше не имею ничего общего с вашей ебанутой семейкой, сборищем психов и убийц. Она приложила руку к гибели Марии, поэтому я не собирался идти сюда и помогать этой чокнутой суке, но Мораг рассказала мне, что она же прикончила Хуана, не позволив ему обратиться. Значит, мы с ней в расчёте. Я помогу ей и пусть живет с мыслью, что она осталась мне должна. - Он начал вынимать медицинские инструменты, один вид которых привел окружающих в стопор, а Цезаря - в ужас. - ... и получу немного удовлетворения...
  -Что ты ему сказала? - возмутился Кастуччи, отстраняя Хищницу от себя.
  -То, что заставило его оторвать свой зад от дивана и притащить его сюда.
  -Не позволяйте ему истязать мою любим... - протестующий крик смертного потонул в удушающем захвате со спины, он затих, соснул и неуклюже пал в ноги Арагонского:
  -Что? Я предлагал сразу вывести его из покоев, я не убил его, так, слегка придушил...
  -Может, ты сначала объяснишь, что собираешься делать прежде, чем начнешь? - Мефисто метнулся к кровати, мертвой хваткой вцепившись в запястье Лазаро, занесенное со скальпелем над Лукрецией. - Чтобы мы поняли смысл и не отвлекали тебя мордобоем?
  -Духи рвут ее тело на части, пытаясь вынуть из нее душу. Она полукровка и на ней все заживает в разы быстрее, чем на собаке. В случае, если она протянет до утра, и я не вправлю ей кости и суставы, она придет в себя калекой из-за неправильно сросшихся костей, мышц, я уже молчу о внутренних органах. Ну, а если она окочурится прежде, то будем считать, что просто поглумился над ее трупом, в целях научно-медицинских
  изысканий, так сказать... Ну что? Прервемся на мордобой или я могу продолжать?
  -Джако, убери отсюда Цезаря, - потемневший лицом, коротко распорядился Мефисто, нехотя отпуская руку Лазаро и "доктор" совершил первый надрез, - и ради Бога, сделай так, чтобы на утро он не помнил, что произошло. Мораг, принеси мне выпить...
  ***
  Но стоило ему сделать это, как на коже Лукреции запенилась черная жижа, шипя при соприкосновении с серебром скальпеля и плавя металл в мгновение ока.
  -Дева Мария! - Выдохнул Лазаро, едва успев отвести руку от тела, капля металла капнула на влажную простыню, прожигая в ней и перине матраса дыру. - Что за чертовщина?
  -А никто не обещал, что будет легко, - спокойно отозвался Горацио, вынимая из онемевших пальцев "доктора" скальпель, - у нее аллергия на серебро. Сейчас она борется за жизнь, а значит ее воля раскаляет ее тело до красна. Поэтому ее кровь кипит. Ты шел сюда, желая причинить ей боль, но страдать придется самому, потому что делать ты будешь все руками.
  -Ты сейчас шутишь? - округлившимися от недоверия глазами Лазаро уставился на Гора.
  -У меня нет чувства юмора, - заметил Хищник, исподлобья поднимая взор на Мефисто. - Не забывай, ты здесь, потому что я велел тебе! Ты все исправишь в ней. Будешь дальше выступать и тратить наше время, я сам лично тебе рот зашью! Если по итогу после восстановления ее будет что-то мучить или где-то ныть, я тебя прикончу. А посему, - он глубоко вздохнул, возвращаясь взглядом к Лазаро, - приказываю тебе сделать все быстро, профессионально и правильно. Ну, если ты планируешь продолжить свою никчемную жизнь.
  -Серьезно? У меня скальпель оплавился от одного прикосновения к ней, а ты хочешь...
  -Лишь ради этого момента я тебя обратил! - Злобно зарычал Гор, и зловещий рокот разнесся по всему дворцу. - Ты собираешься стать для меня более неугодным отказываясь помочь ей, даже не попробовав? Ты никчемное, жалкое создание из праха и воды и я верну...
  -Не время демонстрировать свой нрав, - Мефисто влез между ними и слегка отодвинул Горацио в сторону, - с другой стороны одной тайной стало меньше. Что будешь пить?
  Арагонский сделал лицо кирпичом, пунцовое от гнева. Без слез и не взглянешь.
  -Ну, не хочешь - твое дело. - Кастуччи едва ли не силком усадил Хищника в кресло. - Лазаро осознал, что не выйдет отсюда, если не будет сотрудничать с нами. Так что не стоит ему мешать делать то, что он должен сделать. Свои внутри клановые разборки оставь на потом.
  -Вы тут сбрендили что ли? - вскипел Лазаро, поднимаясь на ноги, - я не стану с вами...
  -Хочешь, чтоб я тебя пожалел? - Вмиг подлетевший к нему Мефисто толкнул его обратно на постель. - Ты только слово скажи, придушу тебя подушкой, одного сострадания ради!"
  -Нет, спасибо, лучше сам убьюсь об нее, - Лазаро повернулся к дрожащему телу Креции. Место пореза срослось так, будто его и не было. Джакомо прокашлялся, придерживая сломанные пальцы в выпрямленном положении в ожидании, когда они срастутся. - А ты завидуй молча!
  Он прикоснулся к руке Креции и сдавленно замычал от боли, обжигая руки об неё...
  ***
  "Через час у тебя остановится дыхание и ещё через пятнадцать минут сердце. - Дагон сокрушенно покачал головой. - Тебе стоило порвать с этим глупым смертным сразу же, как того хотел Горацио. Смотри, куда тебя это привело? Второй раз на одни грабли ступаешь..."
  Креция в другой раз возмутилась бы, но сейчас, глядя на то как бедный бастард Борха обжигает пальцы до костей, пытаясь все исправить, она напряженно думала:
  "А нельзя ли сделать так, чтобы температура тела уменьшилась хоть немного?"
  "Перестань бороться против нас, и она упадет настолько, что ничто уже будет не важно!"
  "Забавно, - она улыбнулась, - вас тут несчетное количество, и вы уже битый час не можете справиться со мной одной. Самому не стыдно просить вам подыграть?"
  "У тебя? Не стыдно! Стыдно было верить, что ты сдержишь слово и позволишь мне уйти, когда я помогу тебе с Хуаном. Интересно, почему они все так вяло отреагировали на новость, что именно ты прикончила бедолагу Хуана?.. Ты заметила отсутствие реакции?"
  "Никто не поверил этому. Все решили, что Мораг соврала, чтобы завлечь бас... Лазаро"
  "Меня всегда поражала безграничная вера членов семьи в невиновность своего близкого. Он убийца, душегуб, монстр, но для родных и друзей "он просто не мог этого сделать!" - Дагон задумчиво почесал затылок, - Вот ты чудовище, каких еще поискать, исчадие ада завидуют твоим маленьким шалостям, но твои близкие слепо продолжают думать, что ты несчастная полукровка, на чью голову сваливаются несправедливые испытания..."
  "Да потому что ты траванула ее кантареллой, когда тебе было пять!"
  "Что? - Креция невольно засмеялась, - Ты бы еще вспомнил, что я делала в год!"
  "И при этом шантажировала ее, что расскажешь о ней правду другим. Родную сестру!"
  "Она мне не сестра, - голос Кеси зазвучал с угрозой, - пусть скажет спасибо, что легко отделалась. В другой раз если кто посмеет перейти мне дорогу, пусть пеняет на себя!.."
  ***
  -Это дитя пронизано некротической энергией зла, -- Мораг подняла руку, когда Мефисто хотел ее перебить. - Поэтому сможет перенести эти муки и через три дня будет, как новая.
  -Ты уверена? - Мораг кивнула Кастуччи и по-царски вальяжно "выплыла" из комнаты.
  -У меня мураши по коже от неё, - признался Джако, потирая пальцы, - Как ты с ней живешь?
  ***
  28 июня 1498 год. Ватикан. Личный кабинет Папы Александра VI.
  Пока Цезарь сторожил дверь покоев сестры, чтобы туда не просочились ее враги, Мораг и Мефисто готовились к отъезду в Геную. А Родриго, которому дон Мичелотто внушил, что он втайне увидел страстный поцелуй в саду своих чад (не братский, соображал, как, ему быть:
  -Молодые думают, что умнее и хитрее всех, раз творят подобное непотребство, особо не таясь, да что там, у всех на глазах! - Протерев веки, Борха тяжко вздохнул, - Получается, что этот еретик Савонарола правду говорил: Лукреция изменяла мужу с братом и с другими. Родила от посыльного, который невесть куда исчез... Если ещё от него... С этим надо решать! И поскорее! Не хватало, чтоб снова пошли слухи, что в моей семье царят прелюбодеяние и инцест!.. - Старик мрачно покосился на Корельо. - Эти недостойные отношения сойдут на нет, как только Креция увлечется кем-то новым. Если все так, как ты мне рассказал и дочь провела с принцем ночь, а затем проводила его до гостиного двора, где он остановился, это значит, что он сумел ее заинтересовать. Из нового брака может выйти больший толк...
  -Это при условии, что Цезарь не будет мешать им. - Мигуэль опустил глаза в пол.
  -Верно. Интерес следует подпитывать, а не душить его на корню. Если у Лукреции и принца получится, все только выиграют от этого. Теперь, когда Цезарь больше не кардинал, ничто не мешает ему жениться на достойной партии. - Борха почесал затылок, - Я, пожалуй, дам ему то, что он хочет. Хочет сражаться и побеждать, ведя за собой папскую армию? Пусть делом докажет, что он заслуживает доверия, и сделает для Ватикана больше, чем успел Хуан. Он не посрамит меня, я это точно знаю! И пока Цезарь будет прославлять славное имя Борха, я сделаю все, чтоб Креция и думать о нём забыла, растворившись в союзе с Арагонским...
  ***
  "Время вышло, Дагон, отпусти меня обратно, - душа полукровки лежала на крыльях Падшего, дрожа от усталости, холода и сильного желания сдаться, - ты проиграл..."
  "Как я могу проиграть, если ты наконец в моих руках, и я могу распорядиться твоей судьбой по своему усмотрению? Кроме того, со временем ты немного просчиталась..."
  "Нет, я всего лишь немного изменила твое ощущение времени. Посмотри вниз и узри, что петухи давно отпели свою третью песнь. Я задержалась дольше, чем должна была..."
  "Неужели? - Черные, как смоль, блестящие глаза Дагона опустились вниз, и он с шумом втянул в себя воздух, начав вибрировать на большой высоте. - Проклятье, ты просто..."
  "Да, провела тебя, как дитя малое!.. - Резкий взмах и она полетела вниз, более ничем не удерживаемая. - Что ж мы квиты, Дагон, пойди и расскажи всем, как я снова тебя сделала!.."
  Душа с всплеском погрузилась в реку Лета, вынырнула, отплевываясь и откашливая и поплыла по бурному течению в направлении выхода, мысленно торжествуя победу.
  ***
  "Я собираю в сосудах самое драгоценное, что существует в твоем Мире, запечатываю и направляю к избранному Советом судей адресату. - Слова Падшего звенели в ее голове вкупе с нервным смехом. - Чего ты смеешься? Моя работа требует ювелирного труда..."
  Она знала, о чем он говорил и только теперь поняла, насколько грязна его работа (отделить душу от умершего тела) и опасна (сиропообразная жидкость, выделяющаяся в нервных клетках гниющего организма, крайне токсична, и теперь она это по себе знает).
  ***
  Когда на утро четвертого дня она смогла открыть веки, первое, что увидела, едва привыкнув к дневному свету, это изможденные глаза Цезаря под трагичной маской Арлекина на лице. Он примостился на кресле, свернувшись калачиком и не сводил с неё потухшего взора.
  -Хочу пить! - потребовала она, слабо похлопав рукой по простыне. - Принеси мне пить!
  Он встрепенулся (неужто спал с открытыми глазами?), привстал с кресла, сипло прошептав:
  -Ты очнулась! - протерев глаза, он подтянулся к ней, - Как же ты меня напугала! Я думал, хуже того отравления уже не будет, а когда увидел инструменты Пьетро Луиса...
  -Тсс! - она прижала ладонь к его губам, пока он не сболтнул лишнее. - Разве было хуже? -Я даже злиться на тебя не могу за то, что заставляешь меня так переживать за себя... - пробормотал он, утыкаясь лицом в её ладонь, - потому что и на сей раз оказался виноват в твоем состоянии. Из-за моей глупой, неуместной ревности на тебя попали... - неожиданно ее рука с силой ухватила его за челюсть, крепко сжав и не дав закончить начатую фразу:
  -Иногда молчание дороже золота, - тихо проронила она сквозь стиснутые челюсти, - ты совсем глуп и не разбираешь, что можно обсуждать, а что нельзя? Ты желаешь мне зла?
  -Нет, конечно! - Он прижался губами к ее запястью. - Зашипела, значит, идёшь на поправку!
  -Ты все это время не спал... - она уткнулась щекой ему в макушку, - поспи немного!
  -А ты? - Выдохнул он, стягивая маску, рубашку и поверх простыни прижимаясь к сестре.
  -Я побуду рядом, - она по привычке крепче прижала его к себе, - давай, засыпай...
  Но стоило ему заснуть, как Креция ловко высвободилась и прошла в смежную комнату, где её ждала лохань с чистой водой и одеждой. Нужно очистится, проветрится и все обдумать...
  
  ***
  28 июня 1498 год. Рим. Заброшенный источник Acqua Vergine.
  Лукреция наклонилась и, подобрав полы плаща, пряча его от брызг воды, принялась жадно пить прохладную кристально чистую воду. Теперь ей, наверное, никогда не напиться...
  "Рад, что ты сумела перехитрить меня" - Раздался позади неё тихий голос Дагона.
  -Что? - Она едва не поперхнулась, но поворачиваться к нему не сочла нужным - Ты посмел сунуться ко мне после всего, что натворил? - Ты понимаешь, что ты ... паразит!?!
  "Очень удобно сваливать всю вину на меня, - он сложил руки домиком, прислонив их к лицу, - но не удержи я тогда тебя у обрыва стены, ты упала бы вниз и разбилась насмерть!"
  -Если бы ты мне не подсунул своих грибочков, я бы не опьянела и не споткнулась.
  "Я держал у твоей шеи кинжал? Заставлял их есть? Зачем было брать и пробовать?"
  -Я тебя ща прибью! - Ее голос напоминал змеиное шипение, - У тебя совесть есть? Чуть не угробил и говоришь, что это был мой выбор сыграть в ящик прежде положенного срока?
  "И встретить принца до свадьбы. Да, твой! Откажись ты, вы бы даже не пересеклись той ночью, и ты бы на коленях у него не сопела бы так сладко до самого рассвета. Ты успела бы спрятаться и убежать прежде, чем он успел подобраться к тебе ближе..."
  -Ты слишком много внимания уделяешь этой встрече. - Креция сузила глаза и, повернувшись к Падшему, стала медленно надвигаться на Дагона, - С чего бы это, а? Не поделишься?
  "Не я, а он. - К ее удивлению ее Смерть стала отступать от не. - Все ночи парень провел в Колизее пытаясь выйти тебя. Ты обещала ему прийти и слова не сдержала. Сегодня ночью он выглядел таким встревоженным... Мне показалось, что он собрался навестить тебя..."
  -Чего? - закричала Креция, - Он не может взять и просто припереться ко мне домой!
  "Он? Может. Принцу дозволено многое. - Дагон усмехнулся, - Он уже на полпути ко дворцу..."
  -Ко дворцу? То есть он знает, кто я? - Креция аж покраснела от гнева. - Он знал, кто я и все время потешался надо мной, решив, что я круглая идиотка, не узнавшая его?
  "Разве ты не поступила с ним также?" - Дагон не понял причины вспышки ярости.
  -Со мной нельзя так поступать! - Она занесла кулак над ним и остановилась.
  "Ты учишься на своих ошибках? - Дагон рассмеялся. - Тебе нельзя трогать меня..."
  -Да, я учусь! - Девушка улыбнулась и как засадила туфлей ему под коленку со всей силы... Сдавленно вскрикнула, отпрыгивая и хватаясь руками за ноющую ступню, - Проклятье...
  "Пинаться тоже нельзя. - Он покачал головой - Креция, ты ведешь себя, как маленькая..."
  Креция подняла с мостовой небольшой булыжник, примеривая его в руке.
  "Если кинешь, он прилетит обратно. Ты ведь не хочешь кончить жизнь с проломленной головой или грудной клеткой? - Рука с камнем замерла в воздухе, откуда этот паразит знает, о чем она думала, прикидывая, куда ему вломить? - Прошу, брось каку..."
  -Ладно, будем считать, что сегодня тебе повезло. - Булыжник выпал из ее ладони, с шумом покатившись по дороге, - Я умная девочка, тихая и скромная, всегда предупреждаю, но если кто осмелился меня не послушать... по-тихому закопаю и скромно отпраздную - Она отряхнула руки и вернулась к источнику, чтобы омыть их - Сгинь, пока не передумала!
  "Отпусти меня к моему Создателю, и я клянусь, что больше никогда не потревожу..."
  -Разбежался... - она наклонилась к источнику, подставляя руки под кристально-чистую воду, но внезапно кто-то схватил ее за запястье и с силой дернул вправо:
  -Хватит играться с водой, я тоже хочу пить, - раздался над ухом раздраженный мужской голос: эти интонации, хрипотца и тембр могли принадлежать только одному ...сладкоголосому птенчику. - Зачем бросила камень в акведук, любишь портить воду?
  Почему он не спросил, с кем она говорит и не больна ли она на всю голову? Почувствовав слабость в ногах, Креция медленно обернулась к нему, избегая его пытливого взора:
  -Я не игралась, - Хриплым голосом ответила она, невольно бросая на него взгляд и видя, как его зрачки расширяются от... Она бы и хотела назвать это возбуждением, но от этого чувства лицо не мрачнеет и не становится угрюмым. Высвободив руку, она еле слышно продолжила. - Разве тут мало места для питья? Мог бы просто попросить меня подвинуться...
  -Я не привык просить. - Арагонский стал мрачнее тучи - Кстати, ты ужасно выглядишь, просто отвратительно! Это бессонница тебя так замучила? - Пауза, - Или кто ещё?..
  ***
  Глаза Креции зажглись дьявольским огнем. Кажется, Альфонсо больше не хочет играть в игры и перестал притворяться, что понятия не имеет, кто она такая. Что ж, отлично!
  -С каких пор тебя, котик, стал заботить мой внешний вид и причины его ухудшения?
  Введя его в стопор обманчиво мягким голосом, она быстро обогнула его и пошла домой, мысленно чертыхаясь и кляня себя за мягкотелость. Вот кому надо вломить за грубость. Даже Цезарь не посмел бы так разговаривать. Безнаказанно! Надо было сказать ему правду: "Да, Цезарь не вылезал из моей постели трое суток, а потом уснул, как убитый".
  Чтобы он тогда подумал?.. Испорченный незрелый самовлюбленный птенец павлина...
  
  -Ты не уйдешь, пока не объяснишься! - прорычал Альфонсо ей в спину, хватая за руку и дергая на себя. Лукреция развернулась, едва не рухнув ему на грудь, и зашипела:
  -Я тебе сейчас так объяснюсь, - она ткнула его пальцем в плоский живот и охнула, он оказался таким же каменным, как и голеностоп Дагона, - что тебе мало не покажется!
  Он порывисто схватил её за шею и, резко качнув на себя, с жадностью впился ей в губы. Креция сжала полы его рубашки в кулаки, наваливаясь на него. Альфонсо невольно повело в сторону, он запнулся о мостки и рухнул вместе с ней в акведук, наполненный до краев холодной водой из источника. На какую-то долю секунды они оба погрузились под воду.
  -Бр-р-ррррр! - зарычала Лукреция, прерывая поцелуй. Села поверх его бедер и, потянула вверх за грудки рубашки, вызволив голову принца из водного плена. - Это же надо было уродится таким неуклюжим?! - Не успел он и рта раскрыть, как гневный поток слов на корню пересек её тихий мелодичный смех. - Ты сейчас похож на промокшего зайку. - Сквозь грозовые тучи выглянуло солнце. Он обаятельно улыбнулся ей и Креция не выдержала, звонко рассмеявшись. Альфонсо сжал ладонями её изможденное лицо и чуть слышно прошептал:
  -Я решил, что с тобой что-то случилось, раз ты не пришла... - Он ласково потерся носом о её щеку. - Что-то серьезное. Иначе ты бы обязательно сдержала слово, правда, душа моя?
  -Да. - Смешинка сошла с лица Лукреции и тут он увидел её без прикрас: зеленые глаза, обведенные черными кругами от недосыпа, впавшие от истощения щеки, потрескавшиеся от обезвоживания губы. - Чего это ты так на меня уставился? Не смущай меня...
  -Тебе лучше? - в голосе его слышалась неподдельная тревога, поэтому она не стала язвить в ответ. Проглотив ком, подступивший к горлу, лишь утвердительно кивнула. - Честно?
  -Я болела, но теперь всё хорошо. - Сипло призналась она, - Поможешь мне встать? - Осознав, что попросила, Кеси вздрогнула. Она в жизни никого ни о чем не просила (привыкнув отдавать приказы и распоряжения даже членам семьи, Дагону и Луке), поскольку всегда со всем привыкла справляться сама, но весь ужас ситуации заключался в том, что её очень хотелось, чтобы он сделал это для нее! Хотелось почувствовать себя слабой...
  Наверное, я просто затеваю новую игру, прикидывая, как быстро и легко его "съесть"!
  -Конечно, - он обхватил её покрепче за талию, аккуратно поднялся на ноги и выбрался вместе с ней из резервуара с питьевой водой. - Гостиный двор, где я остановился, расположен вблизи. Не хочу, чтоб ты простыла. Тебя бы переодеть в сухое. Обещаю, я буду вести себя хорошо...
  -Хорошо! - выдохнула Креция, прижимаясь щекой к его виску. Он поставил её на ноги, отжал волосы, полы плаща и платья, закутал в плащ так, чтобы даже глаз видно не было, перекинул через плечо и быстро зашагал к месту, ставшему его временной обителью.
  -А если нас увидят твои сопровождающие? - Неуверенно прошептала она, обхватывая его руками за талию. - Сейчас твоя идея уже не кажется мне такой блестящей...
  -Мои друзья не проблема. Они будут молчать. Главное, чтобы твой брат не отирался у входа. - Он сжал её ноги покрепче, - Не волнуйся, и часа не пройдет, как твой плащ высохнет на полуденном солнце, я дам тебе что-нибудь из своей одежды или пошлю Сандро за платьем.
  -И все равно мне кажется, что ничего путевого из твоей затеи не выйдет! Мне до дома...
  -Хочешь снова простудиться и слечь? Я прошу, не устраивай бузу на пустом месте. - он прошел мимо таверны, не заметив выглядывающего из-за угла Цезаря. - Доверься мне, ок?
  , ***
  Как Альфонсо и обещал, он повел себя, как джентльмен. Предложив ей чистые рубаху и брюки на завязках, он вышел из комнаты, сказав: "я подожду за дверью". Стянув мокрые плащ, платье и исподнее, она взялась за брюки, когда услышала голос Цезаря по другую сторону двери:
  -Почему ты стоишь здесь, Альфонсо? - Он был вкрадчивым и выражал неприкрытую угрозу. Креция вся обмерла. Задрожавшие пальцы выронили одежду и жемчужины на концах завязок брякнули об пол, создав гул. Почему она так боится того, что Цезарь узнает (она находится здесь)? Она не хочет этого, да, но почему? - И к тому же весь мокрый.
  -Упал в лужу. - Спокойным уверенным голосом ответил принц. Вот это выдержка!
  -А почему стоишь здесь? - За дверью послышалась возня, Креция на голое тело стала судорожно натягивать рубашку. Не хватало ещё, чтобы ее застигли голой...
  -Полегче, Цезарь, тебе не стоит входить без разрешения, пока мой друг переодевается.
  -Что же ты не предложил другу ванну принять после купания в луже?
  -Благодарю тебя за чудесную идею и почему мне самому в голову не пришло?.. - Креция мысленно застонала, запрыгивая в брюки и несясь к двери. Раздерутся же! Но не успела взяться за ручку, как щелкнул дверной замок. У неё рот приоткрылся от изумления...
  -Зачем запер замок, Алф? - Зарычал на принца Цезарь, пытаясь оттеснить от двери.
  -Успокойся, Цези, не надо нервировать моего гостя, я же сказал, что он переодевается. - Снова этот спокойный тон. Креция прислонилась к двери, прикусив ладонь зубами. Что ей делать? Она же даже разнять их теперь не сможет. - Сейчас тебе, правда, лучше уйти.
  -Уйти? - взревел Цезарь и дверь дернулась, будто он впечатал в неё принца. - Там моя сестра, ты же понимаешь, что я, черта с два, уйду отсюда без Кеси? Открой дверь, живо!
  -Не успела она оклематься, а ты уже сцены закатываешь? - тихо со злостью бросил принц. Послышалась возня, дверь задрожала, раздался глухой стук, - Из-за чего? Потому что я проявил дружеское участие и не отправил сестру друга мокрую домой? Она переоденется в сухое и я приведу её. - Напряженная пауза. - Цезарь, включи голову, разве я могу причинить вред своей невесте? Я дал слово ей вести себя порядочно и я его сдержу! А ты... пиздуй домой.
  -Пизд... что? - Цезарь ехидно рассмеялся. - Разбежался! Ты-то конечно, "сдержишь"...
  -Цезарь, - вмешалась Креция, бесясь, что ситуация вне ее контроля - прошу, ступай домой. - За дверью стихло и это нервировало ее. Когда спустя продолжительное время затишья щелкнул замок и в комнату вошел Альфонсо, она продолжала заграждать ему путь.
  -Он ушел. - Глухо сказал принц, запирая за собой дверь и прислоняясь к ней спиной, поднимая на Крецию глаза от пола, - Ты зачем голос подала? Он бы и так ушел, не солоно хлебавши.
  -Не хотела, чтоб вы подрались. - Креция опустила глаза к поясу не застегнутых брюк.
  -Испугалась, что я побью его? - Альфонсо недобро усмехнулся, помогая ей завязать тесьму.
  -Разве Чия оказалась в компрометирующей ситуации с Че, - удивилась она - а ты их застал?
  -Слышал, ты однажды убила, застав мою сестру за неподобающим занятием, так почему бы мне не избить твоего брата за распущенные слухи о ситуации, компрометирующей тебя?
  -Компрометирующей ситуации? - Она сильно побледнела, отступив на два шага назад от него - Нет. - Слово, отрывисто брошенное Крецией, породило ужасающую тишину. - Не стану.
  -Хорошо. - Он взял со стула её мокрые вещи и вышел из комнаты, вернулся полчаса спустя, когда Креция успела извести себя самыми мрачными предположениями, с большим подносом в руках, уставленным тарелками с аппетитной едой и графином с вином. Она улыбнулась.
  -Я не знаю, что ты любишь, поэтому взял всего понемногу, из того, что люблю сам...
  -Шутишь? - Её желудок предательски громко заурчал, она зажмурилась со стыда, - Тут все самое мое любимое... но... - и почувствовала, как к горлу подкатил ком - мне лучше уйти.
  -Думаешь, уже пора? - поставив поднос на стол, он принялся выставлять ароматные блюда. - Я думал, составишь мне компанию, терпеть не люблю есть один. Давай по лобстеру и пойдешь?
  -Мм? - Откуда ему знать, что она любит? - Ты совершенно прав, кушать в одиночестве как-то не по-людски. - подсев к столу и схватив того, что побольше, она бросила его в тарелку и принялась беспощадно кромсать ножом и вилкой. Сунула кусочек в рот, блаженно застонав. Почувствовав на себе его взор, она выпрямилась и поинтересовалась. - Что так уставился?
  -Разве я что-то сказал? - Своего он ел неторопливо, деликатно отделяя кусочек за кусочком. - Ешь на здоровье! Не обращай на меня внимания! Я тоже не люблю, когда смотрят, как я ем...
  -Правда? - Она склонила голову на бок, разглядывая его. - Почему? Я вот люблю смотреть, как другие едят. Особенно, когда с большим аппетитом и жадностью. Те, кто ест вяло или спешно, никудышные любовники. Вот ты ешь медленно. Любишь растягивать удовольствие? - Она прикусила язык, осознав, что далеко зашла. Альфонсо облизал кончиком языка сок с губ.
  -Ну, мне жалоб ни от кого не поступало. - Принц соблазнительно сунул в рот очередной кусочек лобстера и принялся со смаком пережевывать. Креция сглотнула, потянувшись к воде. Если он так ест, то... Теперь понятно, почему слава о его любовных похождениях летит впереди принца на небесных скоростях. Он никогда не получит звания "верный муж года". Да что там, он и месяца не продержится, чтоб не приволочь из Неаполя свою фаворитку, Как же Чия ее называла?.. - По-моему это глупости. Мне без разницы, как другие едят, лишь бы аппетит был. - Кеси едва не поперхнулась вином: кто бы сомневался, что он такой всеядный. Внезапно он сменил тему, заставив ее выпустить коготки - Почему ты согласилась выйти за меня?
  -Согласилась? - Проглотив изрядную порцию любимого ежевичного вина, Лукреция хитро прищурила глаза, - А с чего ты решил, что Папа меня спросил, прежде чем принять решение о моем новом браке? - В груди болезненно заныло. - Тебе предоставили право выбора, так?
  -Так, - он сунул мясо омара в рот и не спеша принялся его пережевывать. Кеси крепче сжала нож, медленно закипая от намеренной затянутости его пережевывания. Будь это кто другой ... - Дядя сказал, что я могу сам решить, жениться мне на тебе или нет - спокойно ответил принц. Креция почувствовала болезненную тяжесть внизу живота. - Я ещё не дал ему согласия.
  -Не согласился? - А теперь её будто обухом по голове ударили. - И ещё можешь отказаться?
  -Да, но при условии, что у меня найдется уважительная причина на отказ.
  -Какая замечательная новость, - пробормотала насмерть оскорбленная Лукреция, осушая бокал залпом. - Я могла бы подкинуть парочку довольно весомых аргументов против брака...
  -Хочешь заключить со мной сделку? - Альфонсо насмешливо изогнул губы, разглядывая потрясенное выражение лица Креции, стискивавшей в руке вилку так, что она начала гнуться. - - К чему терять время впустую? Я с удовольствием выслушаю все твои предложения...
  ГЛАВА VІ БЕЗМОЛВНАЯ ЛУНА И ЯРКОЕ СОЛНЦЕ...
  Детская жестокость - самая естественная
  вещь в мире. Покажите мне ребенка, который
  не жесток, и я докажу вам, насколько вы ошибаетесь.
  Лукреция Борха, 25 ноября 1489
  [Лунная]
  
  Видите мир таким, каким его видят другие? Ответ "да" утешает, не так ли? Мысль о том, что вы такие, как все: нормальные. А что такое норма? И кто он, "человек с отклонениями"? По нему заметно? Я слышу, что говорят и о чём умалчивают. Я вижу хищных тварей и чую приближение Тьмы... Они говорят со мной и показывают мне разные вещи. Похоже, я схожу с ума... Их провокации пугают меня до смерти. Но я молчу, пытаясь сойти за свою...
  ***
  Между сознательным и бессознательным, на границе двух миров. Ожидание.
  Сначала вокруг царила одна тьма, мешая понять, где она, как здесь очутилась, и кто ее окружает. Неясные тени, звуки, ощущение, будто кто-то прикасается. Сначала ей казалось, что это безопасно, или она сумела убедить себя в этом. Но потом мгла стала рассеиваться, и она узрела... мрачную обитель без окон и дверей... и ИХ...
  Перманентное, неподдающееся контролю чувство страха застилало глаза, заставляя вздрагивать от каждого шороха, не говоря уже о виде чудовищ и звуках, издаваемых ими: лязганья тяжелых когтей по каменному настилу пола, злобного рычания, воя, а также острых запахов разноцветных миазмов, исходящих от их огромных туш. Хоть они по большей части и не трогали ее, все равно ощущение, что они тут хозяева, а она их комнатная зверушка или, того хуже, отсроченная трапеза, никогда не оставляло ее. Проходило время, мысль о том, чтоб сбежать, стала покидать ее (с ростом неудачных попыток). Когда она слышала чье-то приближение, быстро забивалась в темный угол и ждала, когда хищная тварь уберется восвояси, оставив ее в покое. Когда ее находили, то начинали психологически изматывающую игру: подталкивали поднос с едой или странных тряпичных миниатюрных чудищ на расстояние вытянутой руки и, обождав, когда она потянется за ними, слегка отодвигали назад, пытаясь выманить ее на открытое пространство. Ага, чтоб схватить мышку у мышеловки, растерзать и съесть. Они думали, что она совсем глупая? Игра всегда кончалась тем, что она забивалась обратно в темный угол, дожидалась, когда тварь уйдет и только потом быстро тащила поднос к себе, жадно поглощая пищу и перепрятываясь. Со временем пришло понимание: да, они жуткие, но есть ее не собираются, по крайней мере, пока. Но места для сна она старалась выбирать так, чтоб ее не нашли, спала помалу. Эта реальность была пугающей, но те кошмары, что приходили во снах, заставляли ее просыпаться в холодном поту, с бешено колотящимся сердцем. Она не помнила снов. Если честно, она мало что помнила. Разве, что ела вчера перед сном и кто, вальяжно махая хвостом и порыкивая, протопал в метре от ее убежища, едва не смахнув его с массивных толстых ножек... Сегодня она чертовски просчиталась, выбрав для послеобеденного сна продолговатую, пахнувшую кедром и пряным сандалом крепкую нишу. Проснувшись в состоянии дикого ужаса, она резко села, едва не стукнувшись головой о нишу, резко отпрянула, едва не обжегшись об огненные всполохи, танцующие на рыжевато-красной шерсти. Черт! С другой стороны, торчали лапы в черную крапинку. Проклятье, она в ловушке!
  -Пойми, прошло две недели, а у нее это не проходит. Она шугается нас, будто не узнает, кричит во снах и вообще очень похоже, что от пережитого она умом тронулась...
  -Замолчи! - злобный рык разнёсся по большой зале, за ним последовал оглушающий звук от удара когтистой лапы по нише. Огненные всполохи отщепились от шерсти хозяина и рассеялись, уносимые волной источаемой им злобы. Она едва не зашипела от боли, почувствовав их легкое касание к обнаженному плечу. - Не смей говорить такие вещи о моей... - пауза, повисшая в воздухе, заставила ее затаить дыхание. - проклятье, не шевелись и не заглядывай под стол - сердитое урчание разлилось по зале - блИАть! Сколько раз я должен напоминать, чтоб ты проверял место, куда мы садимся!?!
  -Она под столом? - В ответном скуляже явно слышалось расстройство. - Черт, я думал, что она все еще прячется под ширмой в спальне Селены. Давай просто встанем и...
  -Прищеми свой зад! - От оглушительного рокота затрясло и пол, и стены. Пятнашка так и застыл, приподняв массивную лапу. С другой стороны ниши послышались легкие шаги, к ним кто-то приближался. Это была большая киса цвета топленого молока. Едва взглянув на застывших тварей, она шустро пробралась под нишу, подлезла к ней, обвила своим стройным сильным телом вокруг, живым щитом оградив ее от невольных прикосновений чудищ. Чудо господне, эта отважная котяшка не боялась никого...
  -Папа, дядя Кеша, ловите скорее Кишлэй! - в поле ее зрения появились черные мощные лапы, от гигантских прыжков зверя зазвенела посуда, стоящая на нише, - она сюда забежала? - лапы понеслись в ее сторону, и белая занавесь стала подыматься...
  -Селя, нет! - суровое рычание, словно команда "фу", и занавесь вернулась на место.
  Эта была самой настырной из всех тварей в своем стремлении добраться до неё.
  -Мамка тама? - урчание смешивалось с сопением огромной черной чудищи, от которой исходил едкий дым. - И Кишлэй тоже тама? Я тоже хачу к ним! Дядя Кеша, пусти!!!
  -Договорим на улице, - нечто с громким стуком сдвинулось и "Огонек" встал. - Ром?
  Когда они вышли, она с облегчением вздохнула и посмотрела на кису: ведь эта нормальная. Не обжигает, не светится и НЕ РАЗГОВАРИВАЕТ!!! Что с этими не так?
  Перелезла через мощное бедро и быстро потрусила в смежную залу, где находился чулан. Залезла за ящики и
  примостилась на самодельной лежанке из обрезов ткани. Уф, на сей раз пронесло! Глубоко вздохнув, она устроилась поудобнее и закрыла глаза, со страхом готовясь ко сну. Если в этом миру она играла роль домашней зверушки при страшенных монстрах, то на той стороне все было с точностью до наоборот...
  ***
  -Прошу... - в глазах истерзанной жертвы угасала последняя надежда. Грань, когда мольба о пощаде перетекает в прошение о скорейшем избавлении, была пройдена. Она жадно всматривалась в тускнеющий взор, наслаждаясь моментом "поражения".
  -Чего ты с ним вошкаешься, просто добей и пойдем! - мужчина приблизился к ним совершенно бесшумно. - Мы сильно нашумели, надо уходить, пока свидетелей нет.
  -Ты не поймешь, - одно резкое движение, ребра проломились и ее ладонь легла на лихорадочно бьющееся сердце. Пальцы сжались и тело умирающего забилось в конвульсиях. Еще пара секунд агонии и муки кончились. Мужчина обмяк на ее руке и упал, когда она выдернула ладонь с недвижимым сердцем, понюхала и отбросила, побрезговав съесть его. - Сиско, я разве не требовала от тебя, чтобы ты не подходил ближе, когда я питаюсь? - отойдя от стены и лежащего рядом тела в луже крови, она начала медленно приближаться к нему, пока не встала вплотную. - Был разговор?
  -Да, но ты слишком долго возилась с... - он втянул носом воздух, когда ее ледяная ладонь легла ему на шею, а острые хищные когти больно впились в кожу, сдавливая и норовя проткнуть сонную артерию. Зрачки расширились, и он не сделал попытки продолжить свои нелепые оправдания. Когда она была на охоте... хотя в последнее время, почти всегда... спровоцировать ее на бездумную жестокость особых усилий не требовало. Хватало одного "неправильного" взгляда, чтоб раздраконить ее, переведя напряженную ситуацию во взрывную. Она была терпима только к мальчику и то, потому что он научился вести себя "тише воды, ниже травы". Будто его и не было. - Я понял.
  -Ты всегда говоришь, что понимаешь, но, когда доходит до дела, ведешь себя так, будто разговора не было и ты тут имеешь хоть какой-то вес. Мне тебе шею разок свернуть и снять с тебя шкуру, чтобы ты наконец понял, кто тут кому указания раздает?
  -Не надо. Я запомню с этого раза. - хрипло ответил мужчина, прожигая ее горящим взором, багряных после питания глаз. - Лукреция, прошу, давай уйдем отсюда...
  -Ты себе не представляешь, как сильно я хочу быть пойманной. Все это уже давно не доставляет мне радости. В аду, который с нетерпением ждет меня, я хотя бы согреюсь.
  -Мамочки... - в темный переулок забрела молоденькая побирушка, грязная от жизни на улице и тощая от бесконечных скитаний. Круглыми от ужаса глазами, она таращилась на тело, "отдыхающее" в остывающей лужи крови, потом перевела глаза на парочку, чья дорогая одежда была забрызгана кровью, и остановилась на миловидном лице сеньориты. Контакт глаз и бродяжка начала, задыхаясь, отступать. - Прошу вас...
  -Неужели? - тень прошла по лицу девушки, затем последовала неясная вспышка. Она передернула шею и тягуче проурчала. - Ты знаешь волшебное слово? Скажешь его, и я тебя не трону. И он тоже не тронет. Обещаю. - Она двинулась бродяжке наперерез.
  -Но мы не можем оставить ее в живых, - возмущенно пробормотал мужчина. - Она сдаст нас! - он стал двигаться в другую сторону, отрезая беднягу от спасительного выхода из тупика. - Душа моя, позволь мне сделать все быстро. Ты сама уходи...
  Неожиданно его голова налетела на стену и с глухим стуком обшкрябала штукатурку. Со стоном он повалился на спину с недоумением уставившись на стоящую над ним Лукрецию. Сознание медленно угасало, с тихими шагами отходящей от него девушки. -Видишь ли, дитя, просто убивать мне давно не интересно. Посему предлагаю тебе вполне честную игру. Если ты выиграешь, я отпущу тебя не тронув, а если нет...
  -Я согласна! - быстро выпалила бродяжка, дрожа на ветру, словно осиновый лист.
  -Ответ очевиден. По глазам вижу, ты боец. С тобой будет хотя бы не скучно, пусть и на короткое время, но все же... Соберись и постарайся оправдать мои ожидания...
  ***
  Она подняла руку, чтоб нанести последний сокрушительный удар по побирушке, как ощутила, что ее сковывает по рукам и ногам. В беззвучном крике оскалив зубки, она начала безудержно рваться и проснулась от удара и кошачьего "Й-йяяя-яууу!!!". Эта черная меховая "прилипала" снова добралась до нее со своими обжиманиями...
  -Не супротивляйся, - громкое урчание автоматной очередью загрохотало в ее голове, - тока сделаешь больно себе. Ты должна понять, что я твой друг. Понимаешь меня?
  Устав от пустой возни, она повалилась на "Чернышку". Господи, как это выматывает!
  Чем она заслужила такое? Может, умерла и попала в ад? И все это плата за деяния, которых она не помнит? Тогда где шипящая лава и черти с острыми копьями? Где изощренные пытки? Котлы, наполненные грешниками? Нет, ее персональный ад был каким-то неправильным. Все вокруг было искаженным и... Она опустила взгляд на свой нагой живот. Мощные когтистые лапы с силой прижимали ее к мохнатой шкуре, но она не чувствовала ни мягкости лоснящегося меха, ни остроты когтей, ни едкого запаха от ядовитых миазмов. Извернувшись, она заставила себя посмотреть на чудище и едва слышно застонала, разглядев в медовом взоре, смутно знакомый ей девичий лик...
  ***
  Между сознательным и бессознательным, на границе двух миров. Реальность.
  Аксиома: неожиданности случаются в самые неподходящие для них моменты. Не успела она протянуть руку, чтоб коснуться лица "Чернышки", как дверь в чулан резко распахнулась и огненный вихрь налетел на них. "Огонек" и "Пятнашка" застыли на пороге, в замешательстве разглядывая отпрянувших друг от друга девочек.
  -Мариса, я требую объяснений! Я же просил тебя не приставать к моей... к Лэй!
  -Детка, - "Пятнашка" сокрушенно выдохнул и проворчал, - мы же договаривались...
  -Но она больше не боится меня, - возмутилась "Чернышка", обратно притягивая к себе напряженную девочку и получила легкий заряд пятерней в лоб. Воспользовавшись выяснениями отношений между тварями, она выскользнула из ослабевшей хватки "Чернышки" и, оттолкнув "Огонька" в сторону, выбежала из чулана, побежав к лестнице. До нее доносились отголоски их спора. - Видели, как она мне заехала? А как дядю Кешу в сторонку подвинула? Говорю я вам, что ей уже легчает. Не лезьте к нам!
  -Детка, ты серьезно гордишься тем, что тебе по лицу заехали? Нашла тоже чем...
  -Роман, твоя дочь права, - хрипловатый тенор "Огонька" всегда действовал на нее гипнотически, поэтому она приостановилась на краю лестницы, решив дослушать его. - Раньше детка панически боялась прикасаться к нам и таращилась так, будто монстров страшнее никогда не видывала, но сегодня она не только коснулась меня, но и позволила Сельке обнять ее... - Ага, как же, позволила... ее скрутили, пока она спала! А это не считается, верно? Поджав губы, она недовольно засопела. Подняв ногу, чтобы закончить восхождение по лестнице, она увидела, что путь ей преграждает... Матерь Божья, это еще что? Огромный огнедышащий дракон, раззявил мощную пасть, демонстрируя ей множество острых клыков, проросших в несколько неровных рядов.
  -Мама?!? Как ты тут... - он осекся, осознав, что напугал ее до мини-инфаркта. Она беззвучно ощерилась, невольно отводя ногу назад, пытаясь нащупать ступень пониже. Есть ли шанс убежать от незнакомого монстра? К горлу подкатил ком, ноги подкосились.
  Он успел подхватить ее прежде, чем она рухнула вниз и расшиблась насмерть, и прижать к груди, сокрыв крыльями от набежавшей толпы. - Все хорошо, она цела.
  -Цела? - сердито зарычал "Огонек", - Если бы ты уехал, как я просил, она бы не сделала попытки скатиться с лестницы, считая не то ступени, не то косточки! Я ее не слышу...
  Она не делала попыток освободиться, повернуть голову, неловко прижатую лицом к грудине черной, как смола. Её сердце билось так тихо, что его он не сразу расслышал.
  -Ты был прав, отец, она видит наши лики. - нехотя признал "Дракоша". Отец?!?
  Она приоткрыла слезящиеся от накатившей слабости глаза и ухватила "Чернышку" за ухо, заставив ее заверещать, с визгом "отбить" у "Дракоши" и дать "Пятнашке" отнести ее подальше от этого бедлама. При соприкосновении с мягкой периной слезы покатились из глаз. Усталость свинцом накрыла веки. Она не сопротивлялась, когда "Чернышка" обняла ее, растягиваясь рядом, и, накрыв мягкой тканью, успокаивающе заурчала...
  ***
  Понемногу Тьма стала отступать, а их лица проясняться. Облик хищников таял и за лицами показались фигуры, схожие с ней. "Пятнашка" даже оказалась ниже ростом!
  Они стали больше говорить с ней, в надежде, что она вспомнит их и свое прошлое:
  -Пойми, твой опекун здорово нахулиганил прежде, чем умер, и нам всем пришлось бежать из Каира, подальше от сокровищ и проклятия фараона, о котором пишут, где ни попадя... - она воодушевленно перевела дыхание, сверкая карими глазищами. - но, с одной стороны, и хорошо, что они все думают, что его убило проклятье, но с другой, ситуация дурно пахнет. Когда вскроется, что фараон фуфлыжный, наши репутации будут испорчены в веках. Папка так говорит. Поэтому решено було сменить имена тебе и мине. Зови меня по второму имени Мариса, а я буду звать тебя Луна. Лунная. Это твое второе имя, понимаешь? Ну, чтоб мы смогли исчезнуть на горизонте бесследно.
  -Это хорошо, что ты меня больше не боишься, но плохо, что ты не говоришь с нами.
  -Мама, скажи отцу, что я могу плыть с вами в Грецию. Пожалуйста... просто кивни!!!
  -Поскольку обращение "мама" и "Луна" ты не воспринимаешь, я буду звать тебя сестрой. - "Чернышка" обиженно надула губки, - попробуй только не отозваться мне...
  У нее голова кругом шла от всех их мозговывертов. И она бы очень хотела не только понимать, но и говорить по-ихнему, чтобы затыкать их болтавшие без умолку рты.
  Когда ее мечта наконец исполнилась и ее вывели из дома на улицу, она и подумать не могла, что этот день станет таким печальным. "Огонек" довел ее за руку до экипажа и остановил, присев рядом с ней на корточки. За его спиной крутился Дракоша и угрюмый молчун, имени которого она так и не удосужилась узнать.
  -Луна, обещай мне, что будешь слушаться Романа во всем и будешь вести себя, как хорошая девочка. - его голубые, как небо глаза, невольно увлажнились от ветра. На улице смеркалось. Вокруг ни души, а им вздумалось выгулять ее? Разве в Потьме что увидишь? - Нет. - Он коснулся рукой ее подбородка, возвращая блуждающий по дюнам взор Луны к себе. - Послушай меня, детка, ты понимаешь, что происходит? Ты с Марисой и Романом поплывешь на корабле на другой континент, где вы будете жить, пока я не приеду за тобой. - Она напряглась: это прозвучало, словно угроза. Но Кэш воспринял ее "взор волчонка", как знак недовольства принятым им решением. - Поверь, это жизненно необходимо. Я должен закрыть вопрос с подделкой гробницы фараона, чтоб в будущем он не ударил, в первую очередь, по тебе. - Он хотел обнять ее, но Луна выскользнула из рук и спряталась в экипаже. Он выдохнул и быстро пошел прочь, не оглядываясь...
  ***
  Прикинуться перед врагами, будто спишь, и получить массу преимуществ: таков был план. Они расценят это, как проявление слабости, в то время, как она узнает все, что следует. Сквозь смеженные веки она наблюдала за своими "надсмотрщиками".
  Роман сидел рядом с выходом, закинув ногу на ногу, загораживая путь к отступлению. Он таращился на нее битый час, нахмурив лоб и гадая, спит она или притворяется, ища удобный предлог для побега. Этот "Пятнашка" неплохо разбирался в ней. Какое счастье, что образы, похожие на ее отражение в зеркале, становились для нее ярче и четче, а лики хищных тварей блекли и размывались, делая мир почти нормальным. "Чернышка" первый час сидела, выпрямив спину и разглядывая из окошка на дверце мелькающие песчаные барханы, затем легла головой к ней на колени и еще пару минут спустя сладко затарахтела. И через какое-то время Луне показалось, что на ее ногах лежит неподъёмный груз. Боже, сколько весит эта пухлощекая толстоножка?
  "Уверена, что она не притворяется?" - не выдержал Роман, сменяя положение ног.
  К кому это он обращается? Она затаила дыхание, ощутив влагу, проникающую сквозь белый шелк шаровар. "Чернышка" причмокнула губами и тихо простонала:
  "Опять ты за свое? - утерев слюни с губ, она этой же рукой растерла влагу на одежде Луны и сосредоточила затуманенный взор на упрямце-отце. - Говорю тебе, если б она притворялась, я знала бы об этом, ясно? - По лицу Романа она прочла, что он не верит ей. - Ты хоть знаишь, сколько раз мы с Лэй всяко-разно пидманывали вас? Вспомни хоть, как она притворилась перед Кешей умирающей. Я ей помогла тогда с ягодой. И сейчас я бы тоже була в курсе, если она решила бы притворится забывашкой и испугашкой"
  "Мариса, блИАть, сколько раз я просил тебя говорить нормально! Тебе давно уже не семь лет! - пробасил раскрасневшийся Роман, распрямляя спину. - Это некраси..."
  -Р-рррр! - тихое угрожающее рычание волной прокатилось по каюте экипажа. Роман затих, ошеломленно уставившись на "спящую испугашку". Луна затаила дыхание, когда до ее слуха дошло, что вибрации исходят от нее. Притворяться спящей больше не имело смысла, и она открыла глаза, показав ошеломленной "Чернышке", что ее придурок отец разбудил ее криком. Мариса долго молчала, пока наконец не выдавила:
  -Луна, это не так. Мы с отцом не произнесли ни слова с момента, как покинули дом...
  "По крайней мере, сохранилась способность слышать мысли - лицо Романа осталось неподвижным, когда он обратился к ней. - мы не хотели будить тебя криками, прости"
  -Но это не честно! Если она продолжает "слышать" нас, почему я больше не "слышу" её? - потемневшие от бури чувств глаза Марисы заискрились от влаги. - Не честно!
  -Ты хоть понимаешь, что она пытается показать жестами. - Роман наклонился вперед так резко, что Луне понадобились все силы, чтоб не отшатнуться. - Зарычала, потому что тебе не понравилось, что я поднял голос на дочь? - Луна смотрела на него, не отводя глаз и не моргая. - Признайся, тебе захотелось защитить Мариску, как по старинке? - Он что, гипнотизирует ее? - Ведь помнишь, как знатно вы дружили с ней последние 6 лет?
  Луна моргнула, показав Марисе жестами: "тебя ругает, а сам выражается, как столетняя развалина. У меня от него уши болят! Вели ему отстраниться! У него отвратно воняет изо рта, будто там завалялась мышь, сдохшая два месяца назад. - Роман ухмыльнулся, глядя за забавной жестикуляцией девочки - Пусть отодвинется подальше от меня!"
  -Чего это она так перевозбудилась? - на лице Романа расцвела довольная ухмылка. - Сознается, что все помнит и притворялась перед Кэшем беспамятной, ведь иначе пришлось бы объяснять, как той ночью погиб Карнар, она ж все видела...
  -Настоятельно просит тебя отодвинуться. Это все из-за стейка, что ты съел на завтрак...
  Роман негодующе стиснул челюсть, таращась на дочь с диким сомнением, вернулся в исходное положение и, обидно прищурив левый глаз, мысленно уточнил у Марисы:
  "Ты дословно передала мне ее выражения? - та упрямо молчала в ответ. - Не молчи, Марселька! Разве ты не понимаешь, как она опасна? Что она сама могла уби..."
  -Р-рррр! - он перевел взор на Луну и обомлел: маленькие тонкие губы обрели форму оскала, демонстрируя два жемчужно-белых аккуратных ряда зубов. Отразив, что на нее обратили внимание, она повторила выразительный рык и ... пнула его в голень.
  -Это так она до смерти нас боится? - возмутился Роман, хватаясь за ноющую ногу.
  Зеленый цвет ее глаз поблек. Правый - налился багрянцем. Левый - посерел. Лицо словно тень накрыла. Будто кто-то "щёлкнул выключателем": от визга Мариски у него лопнули барабанные перепонки... позже он скажет, что именно крик дочери отвлек его и он не успел... среагировать на бросок... ее "пружиной" вытолкнуло с места... как на замедленном кадре она летела на него, целую вечность преодолевая разделяющее их пространство... раззявив рот и раскинув руки в стороны... глухой неприятный звук от столкновения их тел... Не успел Роман и рта раскрыть, как захлебнулся в крике боли, ощутив, как ее маленькие зубки впиваются в шею рядом с сонной артерией... Мощный захват, рывок и вот уже кровь фонтаном хлещет на месте укуса... В гаснущем взоре маячит белое от ужаса лицо дочери, пытающейся помешать чокнутой полукровке загрызть батьку...
  ... когда Роман пришел в себя, экипаж продолжал движение. Забрызганные кровью девчушки сидели с вытянутыми спинами и напряженно всматривались в него:
  -Полное восстановление за пять с половиной часов, - отстраненно проронила Мариса.
  -Что случилось? - прохрипел Михеев, потерев ноющую шею. - Что это было?
  -Несчастный случай, - взор дочери умолял, - пожалуйста, скажи всем именно так...
  Луна смотрела на него так, будто ей тоже было интересно, что такое с ним стряслось?
  ***
  Поздним вечером того же дня Джованни ди Борха нашел Кэша в одной из питейных. Похоже, он несколько
  часов накачивал себя виски. Неодобрительно поморщившись, хищник бесшумно приблизился к тому, кто в прошлой жизни звался его отчимом:
  -Если пытаешься надраться, закажи Лонг-Айленд с кровью, унесет с первого стакана. - Кэш хмуро покосился на подсевшего нахала: разве он разрешил? - Что касается дозволений, оставь эти игры для своих лизоблюдов. Я пришел задать один вопрос. Ответишь честно и я уйду. А затем продолжай утопать в жалости к себе.
  -Ты ведешь себя так, будто тебе плевать на нее, - Кэш проглотил очередную порцию виски и повернул лицо к пасынку, - но я знаю, что ты испытываешь на самом деле. Из Рока получился знатный нянь, но ты ухитрился переплюнуть и его, временами приходя в лагерь в облике Зверя, откликаясь на имя Кишлэй. Ты укладывался спать с детьми и поддавался дрессировке... - всегда бесстрастное лицо Джонни покрылось румянцем. Кэш тихо рассмеялся. - Только не бесись, кроме меня никто не догадывался о подмене.
  -Почему ты не велел мне прекратить? - впервые во взгляде Джованни проявилось нечто вроде любопытства. - Ты же ревнивый, как черт...
  -Потому что испытывал чувство вины, - огненная жидкость от очередной порции виски растеклась по его желудку, приятно щекоча и порождая легкую дрожь, - за годы жизни в лагере наслушался ваших споров с Роком и уяснил, что он ощущает себя её любимым сыном в то время, как ты отчаянно желаешь прочувствовать это. Ты выбрал способ, уменьшивший пропасть меж тобой и братом и позволивший мне спокойно засыпать в те ночи, кои Лэй проводила под твоим присмотром. К тому же, я понимал, что тогда ты сильнее привяжешься к ней и в будущем это обязательно сыграет нам на руку.
  -БлИАть, - еле слышно выдохнул Джованни, отворачиваясь от Солвэя и заказывая у служащего Лонг-Айленд, - только начал думать, что ты нормальный мужик, как ты показываешь себя "во всей красе". Мать точно оценила бы проявленный тобою прагматизм. Только в одном ты прощелкал: отправил ее на край света с Михеевым.
  -Лэй тянется к Сельке. А Роман ее отец. Разлучать их в этой ситуации нелогично. К тому же, он способен защитить Лэй в случае неожиданной угрозы.
  -Одна птичка напела мне, что на пути к пирсу случилась оказия и твоего защитничка здорово потрепали. - Джованни выпил напиток залпом и с неприкрытым злорадством оглядел ошеломленного Кэша. - Что? Не готов он оказался к случаю неожиданной угрозы.
  -Лэй жива? - стул со скрипом отлетел в сторону, когда Кэш резко поднялся на ноги.
  -Умоляю тебя, не истери. Лэй и оказалась той угрозой. Она напала на него на глазах Марисы. Прокусила сонную артерию Михеева и тут же лишилась чувств. Птичка напела, что сейчас Михеев пришел в себя, а Лэй ведет себя так, будто она ни при чем...
  -Птичку зовут Дагон? - вернув стул на место, Кэш сел на него, устало потерев веки.
  -Лука. - Джованни отдал должное, что Кэш быстро взял себя в руки. - Он не стал бы врать мне. Говорит, что приступы необъяснимой жестокости случались и у Лары, когда пришла пора вспоминать прошлое. Особенно период, когда она была хищницей...
  -Значит, эта незримая для других троица "выдуманных друзей" продолжает охранять Лэй? - неожиданно для себя Кэш обрадовался утвердительному кивку Джонни. - Это хорошо. Что ты поддерживаешь связь с этим Лукой. Так ты говоришь, что Лэй напала на Романа, но после потеряла сознание и не запомнила этот кровавый эпизод?
  -Да. Нельзя позволять им продолжать путь втроем. Вспомни, растерзанный Джордж Карнар так и не вернулся к жизни. Эта участь может ждать и твоего верного слугу...
  -Уж не хочешь ли ты сказать, что моя Лэй... - возмущенно начал Кэш, оборачиваясь на пасынка, но "сдулся", стоило им встретиться глазами, - это сделал Уэст! Тьфу, Карт!
  -Лука утверждает обратное. - Тихо возразил Джованни, отводя глаза. Ему неприятно было наблюдать за ростом ужаса в глазах отчима. - Крошка Лара умудрилась сломать хребет самому Ягову Кастуччи. И ее не наказали за этот эпизод, признав отсутствие вины. Установили, что на этапе восстановления памяти Тьма находит на нее и мать будучи юной не в силах удержать ее за удила. Со стороны это кажется безумием. Как мне объяснял Лазаро, память вытесняет чудовищные воспоминания, во избежание травмирования незрелого рассудка ребенка. Со временем это сойдет на нет при разумном воспитании, но сейчас мать нуждается в присмотре. Твой ручной пес не...
  -Хочешь ехать с ними? - Напрямик спросил Кэш, после непродолжительной паузы.
  -Знаю, ты должен замять нагнетаемый скандал с находкой "сокровищницы фараона" до того, как "вспыхнет пожар" из мировых слухов. Хотя это должен был делать я, как зачинщик всего этого мракобесия... - Джонни отказался от новой порции коктейля и улыбнулся Кэшу. - Ты был прав, старина, когда решил, что мое притворство львом ещё сыграет тебе на руку. Когда мать пряталась от вас, видя ваши Звериные Лики, она пряталась за меня. Хоть сейчас страх в ней и поутих, мать разглядела за хищными ментальными телами человеческие образа, она не испытывает привязанности ни к прилипале Марсельке, ни, тем более, к ее бестолковому папане с языком без костей...
  -Неужели так трудно ответить на простой вопрос? - Перебил Кэш, устав от долгой и без того известной ему прелюдии. - Если хочешь присоединиться к ним, пока я разбираюсь с дерьмом, которое ты заварил на мои деньги, то так и скажи, хватит сопли жевать.
  -Я рад, что мы друг друга поняли без слов. - Джованни снова нацепил на лицо маску бесстрастности, положил монеты на стол и поднялся. - Если потороплюсь, успею на их корабль к отплытию. Не волнуйся, я прослежу, чтобы мать ни в чем не нуждалась.
  ***
  -Я хочу, чтоб ты не приближалась к ней ближе, чем на три метра, не разговаривала с ней, не садилась за один стол! - Роман орал на дочь в соседней каюте отплывающего (судя по гудкам) от пристани корабля, но стены были тонкими, поэтому Луна прекрасно их слышала. - Ты своими глазами видела, как она напала на меня! Будь я смертным, остался бы на полу того экипажа, в луже крови с разодранной шеей, мне повезло, что я бессмертен, но ты нет! НЕТ! Понимаешь, что произойдет, если эта безумная ведьма нападет на тебя? Ты не "вернешься" и не восстановишься так, как я! Тебе ещё нет тринадцати, тебя рано обращать, это ты понимаешь? - В ответ "Чернышка" жалобно выла, повторяя "ну, пааа-а-апааа-а-а..." раз за разом, будто это могло повлиять не обеспокоенного отца. - Шутки кончились, доча, ты не покинешь каюты, пока не дашь мне обещания по всем пунктам. По прибытии в Грецию я извещу Кэша о случившемся, он пришлет кого-нибудь за ней и мы уедем. Для меня твоя безопасность превыше всего!
  -Но Лэйка моя мамка! Если у родителей возникают конфликты, то ребенка вмешивать в них нельзя и нельзя ограничивать кого-либо из родителей в желании быть рядом...
  -Чего? - Роман скривился, будто съел лимон. - Что за бред ты несешь?
  -Братик Рокко сказал, что взрослые не должны вмешивать детей в свои конфликты.
  -Да какой он тебе братик?!? - У Романа от ярости разве что дым не валил из носа. - И эта маленькая гадина... какая она тебе матька?!? Тебе уже не семь, чтоб я терпел эти нездоровые игры дальше! Твоя мать мучительно умерла, подарив тебе жизнь...
  -...и родилась в теле Лэйки. Она сама сказала, что в прошлой жизни была моей мамкой!
  -Хватит!!! - гневный рык хищника раскатом грома прокатился по кораблю...
  ***
  Резкий стук в стену, соединяющую их каюту с ее, заставил Луну отпрянуть и рухнуть спиной на кровать, зажимая уши руками, лишь бы не слушать их дальше. Слезы текли по ее щекам градом. И были они с привкусом горечи, страха и недоумения. Она искренне не понимала ПОЧЕМУ: ...они все в повозке оказались перепачканы кровью? ...Пятнашка взъелся на Чернышку? ...и смотрит на неё, Луну, так, будто готов прикончить на месте? После ее обморока градус напряжения между ними раскалился до предела.
  "Ты не виновата в том, что произошло. - Раздалось тягучее успокаивающее урчание в ее голове. Койка задрожала, свинцовые пружины жалобно заскрипели, матрас заходил волнами, будто нечто увесистое улеглось рядом с ней. Она открыла глаза и увидела изумительно красивые серо-зеленые глаза Кишлэй. С трудом проглотив ком в горле, она обняла кису, прижавшись лицом к ее шелковистой шерстке. - Посмотри, как много воды за бортом, зачем разводишь сырость? Хватит плакать, лучше поурчи для меня..."
  Она и хотела бы ему рассказать, да не могла. От этого слезки потекли обильнее, а она вжалась в него так, будто от него зависело все ее будущее существование.
  "Никто не обидит тебя, - лев слегка извернулся, чтобы она могла лечь к нему боком, свернувшись в позу зародыша, и осторожно лизнул по щеке, стирая дорожку из слез. Луна вспискнула, схватившись одной ладошкой за свою горящую щеку (ощущение было, будто наждачной бумагой резко с усилием провели), другой она сомкнула рот льва и, притянув за торчащий клык к себе, лизнула его в глаз. Грузное тело кошки дернулось от шока, но рваться из рук лев не стал. Осознал, что этим она хотела показать?
  Их глаза встретились, покой накрыл и девочку, и хищника. Они прижались друг к другу и заурчали, являя удивительную гармонию их общему "выдуманному другу" Луке...
  ***
  Несмотря на домашний арест и ультиматум, Марселька умудрялась навещать Луну по 2-3 раза за день. То сладкое принесет, в качестве извинения за грубость отца. То игрушку, украденную из-под носа какого-нибудь маленького раззявы. То залезет на койку, втиснется между ней и Кишлэем и кааак начнет слюнявить поцелуями обоих...
  -Не плакай, мамка, папка посердикается ище немного и успокоится...
  "... вечным сном!" - сквозь урчание хищника трудно было расслышать мурлыкание, но Мариса уловила нечто и подозрительно покосилась на молодого льва:
  -Чей-то он кажется мне подозрительным. - Прищурившись, она бесцеремонно ухватила зверя за уши и силком притянула волосатую морду ближе - Ну-ка в глаза мне дивись!
  Луна в замешательстве смотрела, как терпеливо хищник сносит издевательства над своим телом: Чернышка успела забраться ему в пасть и пересчитать клыки, широко развести веки и держать, пока не пересчитает все золотистые крапинки на дужке глаз, с силой дунуть в отверстия его сухого и теплого носа в форме розового сердца, окаймленного темно-бардовой дужкой. В ответ парень не удержался и таАак чихнул, что их порывом ветра сорвало с койки. Мариса возликовала, добившись своего:
  -Видела? Он только что напал на нас! Это значит, что он не Кишлэй!
  Лев наградил Сельку взором: "Епть, что взять с этой дурочки? От осинки не родятся апельсинки...". Тяжко вздохнул, поднялся и грациозно спрыгнул с постели. Звонкий мелодичный смех Луны заставил обоих замереть на месте и медленно обернуться. Девочка заразительно смеялась, держась руками за живот. Глаза Марисы увлажнились и она, шмыгнув носом, обменялась взором с притворщиком:
  "Ты могешь остаться" - стрельнув мыслью во льва, она подошла к хохочущей Луне и крепко ее обняла. Смех пресекся, и детка бросила ошеломленный взор на Кишлэя. В ответ не обняла, но и не оттолкнула и в лоб не дала, что уже казалось прогрессом.
  -Ма-ри-са! - Раздался окрик Романа, вернувшегося в каюту и не обнаружившего там дочь.
  "Я разберусь" - Лев величественно прошествовал мимо обнимающихся детей за ширму и, обернувшись в высокого темноволосого мужчину, принялся одеваться.
  -Ты! - Мариска от злости аж покраснела вся. - Как тут оказался? Тебе нельзя ихать с нами! Мамка только моя, ясно? Я сама могу защитить ее. Ты нам не нужен! Уходи!
  Луна отпихнула ревнивицу и, подождав, когда мужчина полностью оделся и вышел из-за ширмы, подошла и крепко обняла его за талию. Взяв девочку на руки, Джонни прижался лбом к ее горячей щеке и сделал несколько глубоких вдохов... пока Мариса взбиралась по нему, усаживаясь на талию с другой стороны. Джонни обнял ее и как-то обреченно посмотрел на поджавшую губки девочку, глаза ее стреляли молниями:
  "Я здесь для того, чтобы не повторился эпизод в экипаже. Ты сильно испугалась?"
  "Ой, я тебе не верю!" - Мариса поймала руку Луны, крепко сжав ладошку в своей.
  "Ты ведь не хочешь расставаться с подругой? Если поможешь мне, я сделаю так, что путешествие по Европе мы продолжим вместе вчетвером, а не раздельно..."
  "Тебе от этого какая выгода? - Девочка прищурила один глаз, всматриваясь в его лицо - На твоем месте, я бы сбежала вместе с мамкой, чтобы ни с кем ею не делится!"
  "Ну, кто бы сомневался! - закатив глаза к потолку он язвительно продолжил. - В этом вы со Стонотой Рокко похожи. Тебе очень повезло, что я не такой эгоист, как ты..."
  ***
  -То есть ты готов забрать Луну и просишь меня не сообщать Кэшу, что увезешь её?
  -Именно, - тихо подтвердил Джованни, любуясь золотисто-лиловым закатом. Роман посматривал на деток. Радостно урча, Мариса заплетала косички Луне, скрепляя их на конце золотой нитью, пока ее подружка ловила рукой радугу, танцующую в бликах водной ряби. Михеева затихла, внимательно разглядывая взрослых. Джо с минуту молчал, затем добавил. - После происшествия в экипаже я понимаю твое беспокойство за жизнь дочери. Если решишь уехать без Луны, я согласую этот вопрос с Кэшем. Но если решишь остаться с нами, я даю слово, что всегда встану стеной между матерью и Марселькой. - Роман открыл рот, но Джованни умудрился ответить на незаданный вопрос. - Она вспоминает прошлое и это делает ее слегка сумасшедшей.
  -Хочешь сказать, что она вспомнит, как заставила меня признаться в ереси?
  -И при случае не погнушается выложить тебе, что сталось с беднягой Форнезе после того, как тебя не стало. Ты думаешь о моей матери куда лучше, чем я ожидал...
  -И расскажет Селене все о сотворенных злодеяниях?
  -Думаю, начнет с того, что ты бросил ее старшую сестру Изабел на новообращенного, когда она была совсем крошечной... Представляешь, что почувствует твоя дочь?
  -Я не вижу ни одного повода, который позволил бы мне с Марисой остаться с вами.
  -Я тебя ни в коем случае не отговариваю, ты решаешь сам. У тебя ещё есть время для принятия решения. Плавание продлится около недели. На берегу и сочтемся.
  ***
  -Я разговариваю с тобой, как со взрослым и умным человеком. Веди себя серьезнее!
  -Говорю тебе, это был несчастный случай, и он больше никогда не повторится!
  -А если повториться? Ты перестанешь упрямиться и согласишься уехать со мной?
  -Если Луна снова примет тебя за мясной пирожок? - Мариса перестала улыбаться, заметив, что отец не настроен шутливо. - Да, если ситуация повториться, я уеду с тобой.
  -Отлично, - Роман схватил дочь за ладонь и деловито потряс ее, - ловлю на слове!
  ***
  "Хочешь, чтоб Марселька ехала с нами? - лев разлегся на койке, позволив полукровке лечь поверх и рассеянно почесывать его под ушами. - Чтоб мы остались вчетвером?"
  "Этот Пятнашка мне не по душе. Вечно он смотрит на меня так, будто планирует столкнуть в бездну при первой выпавшей возможности, когда Чернышка отвернется. Почему мы не можем сделать это первыми, забрать Чернышку и скрыться ото всех?"
  "Потому что Марселька хоть и привязалась к тебе, но отца любит чуть больше..."
  Луна поморщилась: её кольнуло жало жгучей ревности. Как можно любить такого противного глупого взрослого, который только и умеет, что запрещать им общаться?
  "Почему я ничего не помню? - она потерлась о меховой выступ львиной лопатки зачесавшимся носом. - Почему мне снятся кошмары? Почему я не говорю, как все?"
  "Это защитная реакция твоего организма на процессы, происходящие в тебе..."
  "Защита? - Луна приподнялась, пытаясь заглянуть в глаза льва, но он закрыл веки, тихонько урча и, вероятно, не собираясь прояснить ситуацию для неё. - От кого?"
  "Твой самый страшный враг - это ты сама, душа моя. Защита призвана уберечь тебя от самой себя. - Он не хотя приоткрыл веки. - Потерпи, со временем память вернется к тебе полностью, а пока наслаждайся неведением. Отнесись к снам по-философски: если не можешь избавиться от кошмаров, учись извлекать прок от увиденного..."
  "От себя? - Луна ощутила, как в внутри неё зарождается тревога. - Разве я опасна?"
  Когда лев издал сдавленные лающие звуки, зарывшись носом в простыню, до Луны дошло, что над ней потешаются. Стоило слегка прикусить загривок шкоды, как смех пресекся. Полукровка зарычала, чувствуя, как на глаза опускается багряная пелена...
  ***
  Она открыла глаза и увидела, венецианскую маску, скрывающую лик прижатого к дереву мужчины. В руке ее омытый кровью кинжал. Острие орудия опасно натянуло кожу на шее жертвы. Злоба искрила между ними, создавая мощное статическое поле:
  -Что же ты ждешь? Желаешь насладится маленькой победой? - Сипло прошептал он.
  -С каких пор твоя жизнь так обесценилась, Цезарь? - Она сорвала маску с его лица.
  -Опусти кинжал, Лукреция, - потребовал незаметно подкравшийся к ним хищник, прижав к её виску тяжелое дуло мушкета. - и медленно без резких движений отходи от отца...
  ***
  21.06.1923. Корабль, следует до порта Афин, Греция. Каюта Луны.
  "Никаких резких движений, медленно, не спеша открой глаза и посмотри на меня... - голос убаюкивал и навевал на нее сонную зевоту. Она широко зевнула, внезапно соскользнув с жилистого тела льва на край постели. Во рту неприятно покалывали иглы короткой шерсти. Отплевавшись и утерев рот рукой, Луна в недоумении смотрела на кровь, размазанную по ладони. Лев спрыгнул с кровати и повернулся к ней лицом: - Не смотри так на меня, не я прихватил тебя за загривок, пытаясь скальпировать..."
  И только тут она заметила, как по могучей шее льва течет струйка крови. Сильно побледнев, она затаила дыхание, пытаясь сообразить, в чем он обвиняет ее...
  "Я действительно склонялся к мысли, что Михеевы вполне могут сопровождать нас в путешествии по Европе, но сегодня... сейчас... до меня дошло, что я не допущу этого. Ты теряешь над собой контроль полностью, что означает для мелкой обезьянки верную смерть без возможности обращения в силу малого возраста. Поэтому я решил разделить вас по крайней мере до совершеннолетия. Потом... ты поблагодаришь меня..."
  "Нет, я... - чувствуя, что ей не хватает воздуха, она упала на постель, хватаясь за грудь, она затухающим взором следила, как лев передними лапами опирается на постель и, склоняясь к ней, жадно обнюхивает. Огромный серо-зеленый взор приближается и в его "озерах" она успела разглядеть отражение кошки золотисто-медового полосатого окраса, конвульсивными движениями, рвущую шкурку на грудине. - не может... быть..."
  "Ты такая же, как мы. Теперь, когда я показал тебе истину, всегда помни об этом..."
  ***
  После очередного кошмара, где она убивала снова и снова, Луна долго не могла прийти в себя и согреться. Холод отбивал чечетку, заставляя тело дрожать. Каюта пустовала. В соседней тоже царила тишина. У нее было время подумать о случившемся. Она и хотела бы забыть вкус шерсти и крови льва во рту, но этот металлический привкус до сих пор ощущался ею. В голове то и дело мелькали странные образы, как она бросается на Пятнашку и вгрызается в него. С ней определенно творилось что-то неправильное...
  Когда Чернышка снова заявилась к ней, притащив огромную куклу, Луна не вскочила с койки и не побежала любоваться навым трофеем подруги. Она тяжко вздохнула, залезла под простыню и глухо зарычала, предупреждая, чтобы та не приближалась. Не успела Мариса оскорбиться такой реакции, как в каюту ворвались взрослые и отец увел ее. Громко хлопнула дверь и раздался щелчок запираемого замка. Луна стащила простыню с головы и устало посмотрела на стоящего в дверях мужчину.
  "Я смотрю, ты подумала над тем, что я сказал тебе. - Он медленно приблизился к ней и сел на край постели. - Но это не повод для страданий. Ты можешь заводить себе каждую неделю новую обезьянку, и каждая из них будет ничем не хуже этой глупышки..."
  В ответ в ней всколыхнулась злость и горячей волной прошлась по телу. Он не понимал ее эмоций. Ей нравилась Чернышка, то, с какой любовью та стремилась к ней. Её чувства не просто согревали Луну, они успокаивали ее и не давали Тьме подступить. А теперь она осталась беззащитна перед бездной, на краю которой находилась, сколько себя помнила. Она угрожающе зарычала и этого оказалось достаточно, чтобы он отошел:
  "Если хочешь побыть одна, скажи. Рычать на меня настоятельно не рекомендую!"
  За первой волной накатила еще одна и глаза стало застилать пеленой. Молниеносно она бросилась в его сторону, но наткнулась на успевшую захлопнуться за ним дверь. Злобно рыча и самозабвенно царапая ногтями дверной косяк, полукровка пыталась добраться до придурка. Услышав, как замок запирается снаружи на два засова, она глухо застонала, утопая в отчаянье и чувствуя за спиной приближение Тьмы...
  ***
  Конец июня 1923. Пирс. Афины. Греция. Побережье Эгейского моря.
  Удивительно, насколько меняется восприятие действительности, когда приходит осознание, что ты такая же, как те, кто тебя окружает. Нет, еще опаснее, чем они! Луна перестала дрожать, как осиновый лист на ветру, по поводу и без. Смирилась с тем, что внутри нее живет зло, и им с Чернышкой придется расстаться... Расставание на пирсе со стороны могло показаться трагедией. Мариса рыдала и рвалась из рук удерживающего ее отца, не веря, что поддалась обману и поверила взрослым, что они поедут вместе. Крупные градины слез на мгновенье зависали на кончиках ресниц и летели вниз. Луна просто стояла и смотрела на неё, закрываемая взрослым.
  -Вы не можете поступить так с нами! Папка, ну сделай же что-нибудь! Да вы посмотрите на неё! Да в каком месте она опасная? То был несчастный случай! Луна, скажи им!..
  Девочке нечего было ответить. Тяжело вздохнув, она обреченно закрыла глаза...
  ***
  ... и оказалась во Тьме, посреди поля, усеянном телами убитых и раненных. Земля пропиталась кровью, сделавшись темно-бардового цвета. Единицы находили в себе силы и пытались подняться, опираясь на мощные ножи. Она тихонько обходила их, и они падали на землю, как подкошенные. Без звука, без мысли, без осознания, что жизнь по воле рока покинула их истерзанные тела. И рок стремительно шел к зачинщикам битвы. До бьющихся не на жизнь, а на смерть воинов оставалось совсем немного...
  -Мама, что здесь происходит? - детский писклявый голосок заставил ее остановиться.
  -Кто здесь? - Она раздраженно зарычала: кто смеет портить ей смакование момента, планированного годами и наконец-то воплощенного в жизнь. Она резко крутанулась, но ребенка не увидела. Сбитое детское дыхание, едва слышное, свидетельствовало об обратном: - Заключим сделку, дитя. Ты выйдешь из тени и тогда я пощажу тебя...
  ***
  Луна открыла глаза и заметила, что Мариса перестала плакать. Только как-то странно смотрит на нее. Шумный вздох и несколько попыток проглотить ком, подступивший к горлу. Отведя шальной взор, полукровка сделала шаг в сторону:
  -Пошли отсюдова скорей! - и потянула отца к стоящим неподалеку открытым экипажам. Роман быстро смекнул, что к чему, закинул Сельку на плечо, сгреб чемоданы и побежал, обгоняя толпу смертных, покидающих корабль. Запрыгнул в одну из повозок и крикнул отправляться. Когда пыль за ними улеглась, Луна визуально сникла. Хищник не желал видеть ее такой эмоционально "раскисшей". Раздраженно выдохнув, он взял ее за руку, крикнул бою везти за ними с десяток чемоданов на тележке, и они пошли:
  "Тебе здесь понравится. Солнце, море и песок помогут осознать, что эта разлука ничто по сравнению с вечностью мироздания. Жизнь состоит из встреч и разлук, их бесконечное множество и, если каждый раз распускать сопли, как делаешь сейчас, надолго тебя не хватит. Ощутила, посмаковала и забыла! А иначе заработаешь нервный срыв, путевку в психбольницу и справку о недееспособности. Она жива, здорова и вы еще не раз пересечетесь по прихоти судьбы или, когда тебе это понадобиться. Сейчас она тебе хуже хомута, что ни сделай, все время пришлось бы оборачиваться, а не прилетел ли рикошет в неё. Тебе же нужно вспоминать и двигаться вперед, а я помогу с этим"
  "Ты будешь продолжать рассуждать также, когда придет время тебе встать на место Марсельки?" - шмыгнув носом и украдкой утерев глаза, она сердито глянула на него.
  "Я успешно с этим справлялся последние четыре столетия, почему сейчас все должно пойти иначе?" - усадив ее в повозку и расплатившись с боем, он сел рядом.
  "Потому что жизнь почти никогда не делает так, как ты этого ждешь от нее..."
  "Неужели? - он насмешливо улыбнулся, заметив, что продолжает держать ее, будто опасается, что она куда-нибудь денется. Отпустил ее ладонь и сунул руки в карманы брюк. - Одна довольно практичная особа в свое время учила меня, что жизнь делает только так, как ты хочешь и ждешь, если тебе хватает ума вовремя подсуетиться и помочь ей принести тебе на золотом блюдечке столь вожделенный объект..."
  "Это как? - Бровки девочки удивленно поползли вверх. - Как помочь ей?"
  "Помнишь время, когда ты видела монстров и жила в страхе: как не стать закуской на званном обеде? Это был настоящий ад, верно? - Луна кивнула, прислоняясь плечом к его руке. - Потом зрение прояснилось, ты увидела людей и успокоилась, верно? - снова кивок. - Так подумай и скажи, был ли ад реален и если да, то куда он делся?"
  Луна с большим интересом посмотрела на него, оценив вопрос по достоинству.
  "Было бы не плохо, если бы ты думала в слух" - предложил он любезно.
  "Я создала ад и низвела его до уровня обыденности. Сначала страх лелеяла, затем избавилась от него. Ад был реален, пока я верила в него. Получается, как и интерес Чернышки ко мне? Он реален и существует, пока я продолжаю так думать?"
  "...?! - Лицо хищника заострилось. Лобовой атаки он не ждал от неё. И что на такое ответишь? - Для обезьянки интерес к тебе реален и существует обособленно от твоих мыслей, но для тебя он исчезнет, как только ты перестанешь думать о ней"
  "Но проблема не исчезает, если не думаешь о ней!" - он почувствовал, как она ущипнула его за локоть. Спасибо, что не укусила, с нее станется...
  "Если не можешь изменить неприятную для себя ситуацию, измени отношение к ней и сам не заметишь, как проблема станет доставлять тебе удовлетворение... - Он неожиданно обнял ее, притянув к себе на колени. - Так говорила моя мать. Еще она говорила, что люди любят сами создавать себе проблемы, чтоб мучительно искать пути выхода из них, а потом бить себя кулаком в грудь и заявлять: смотрите, какой я герой, я решил большую проблему! Но гораздо интереснее жить, когда создаешь проблемы другим и смотришь, как мучаются они. Это очень весело... временами"
  "Твоя мать не говорила тебе, что если так жить, то есть шанс остаться одиноким?"
  "Когда живешь вечно, а все вокруг тебя рождается, зреет и умирает и такой поворот событий - норма жизни, несопоставимая с наличием или отсутствием у тебя интереса, одиночество становится сутью существования. Какой смысл привыкать к чему-либо или кому-либо, если по установленным правилам ты должен исчезнуть навсегда с насиженного места? Когда ты не стареешь, не болеешь и живешь странным для них образом, у смертных появляется куча никому не нужных вопросов. Такие, как я, избегают подобных вещей. И ты... - он осекся, осознав, что едва не сболтнул, вытаращил на неё серо-зеленые глаза и возмущенно вскрикнул. - Ты что залезла в мою голову?"
  Внезапно перед его взором предстало мороженое в вафельном стаканчике... Он крепко зажмурился и когда открыл глаза, то увидел большие и влажные (да-да, как у коровы) глазёнки Луны, смотрящие на него не то с мольбой, не то с издевкой:
  "Жарко, хочу холодное и сладкое "ням-ням", которым меня угощала бабуля..."
  "Ням? - Он едва не рассмеялся, представив их со стороны: как он пытается донести до неё истины, старается, пыхтит, а она ни о чем, кроме мороженого и думать не может. Она хоть слушала его? Ну, может, первые секунд пять... - По виду похоже на ванильное? - Луна нахмурилась, крепко задумавшись, на что похоже. Мужчина улыбнулся: - А, не важно. Заключим сделку: ты подождешь, когда мы доберемся до пункта назначения, а там я дам тебе попробовать все сорта мороженного, какие там только будут, идет? - она продолжала таращится на него. - А пока вот, Алиса Льюисса Кэррола, - достав из чемодана, он протянул ей книгу в блестящем переплете. - Чтоб ты не скучала..."
  ***
  Смотрю в книгу, вижу фигу! Она покрутила ее, перевернула и попыталась оторвать лист, когда он заметил, что происходит. Отобрал ее у Луны и жалостливо погладил:
  -Знаешь, сколько я заплатил за этот экземпляр? Между прочим, это первый выпуск!
  "Ты подарил мне ее?" - невозмутимо поинтересовалась Луна, сложив руки на груди.
  -Что? - он был сбит с толку ее реакцией. Любой нормальный ребенок извинился бы за вандализм, она предпочла зайти с тыла. Пора бы запомнить, кто перед ним...
  "Если подарил, давай обратно - она выдернула книгу из его рук и принялась листать, будто искала что-то... пока не наткнулась на страницу с иллюстрацией, где изображался диалог Алисы с чеширским котом. - Вот! - Ее пальцы замерили ширину улыбки кота. - Объяснись, зачем ты позволил ему изобразить тебя чокнутым толстопузом?"
  -Это не... - мужчина забрал у девочки раритет, замотал его в ткань и бросил на скамью. - я дал разрешение Доджсону использовать сей обаятельный образ в психоделичной истории, потому что он убедил меня, что его юные читатели будут от него в восторге! Маленькие девочки обожают больших, мохнатых котиков... - мужчина нахмурился и затих, чувствуя, что из его уст слова талантливого художника звучат по-идиотски.
  "И ты купился? - Луна невоспитанно фыркнула, - Вырос с верой в чужие обещания?"
  "Никому не верю! Маленьким злыдням, судящим о книге до прочтения, тем более..."
  "Хошь, чтоб я ее прочла? - Луна с хитрым прищуром оглядела его сверху вниз, - Так и быть. Бери книгу и читай вслух с выражением! Проверим, стоило ли тебе портить свою репутацию, изображая шута для детской сказки. Эх, кому рассказать, не поверят..."
  "Я не стану тебе ее читать! - в его взгляде горело едва ли не ослиное упрямство. - Ты всегда судила книгу по обложке и уже вынесла свой вердикт. Смысл читать её?"
  "Чтобы ты смог реабилитироваться, - она насмешливо подняла одну бровь. - вдруг история окажется настолько хороша, что я пожалею о том, что это не моя толстая ряха красуется на страницах? Ты больше не хочешь покрасоваться передо мной?"
  "Пожалуйста", - подсказал хищник, продолжая дуться на свою черствую мать.
  "Ну, раз ты так просишь, - она прижалась к нему и громко заурчала, - приступай!"
  -...?! - Мужчина почувствовал себя так, будто получил массивной палкой по затылку. Он дурак, если ждал извинений за необдуманно оброненные насмешки. Ее ладошки обвили его руку и его раздражение стало стихать под ее покоем. Он заурчал в ответ и взялся ей читать, сокращая время в дороге интригующими приключениями Алисы...
  ***
  -Какая класивая куколка... - глаза маленькой девочки замерцали от непролитых слез счастья, она прижала подарок к груди. - У меня никогда не было такой класивой...
  -Ты самая красивая куколка на свете, Лукреция ди Борха! - Мальчик неловко чмокнул ее в пухлую щечку, утирая упавшую слезинку и крепко прижимая к себе сестру, - С днем Рождения, душа моя! Помни, чтобы ни случилось, как бы мы с тобой не поссорились, я всегда буду рядом с тобой, сестра, чтоб заботиться о тебе, поддерживать и любить.
  -О-оо, я запомню, Цези, - на лице крохи расцвела широкая улыбка, - и ты не забывай...
  ***
  Экипаж остановился на краю отвесного утеса покрытой зеленью горы у пропускного пункта в начале подвесного моста. Клубы предрассветного тумана слегка отступили, и Луна через окно повозки разглядела угадываемые фигуры из прочитанной ей сказки. Она выскочила на улицу и оказалась в окружении длинноногой красавицы Алисы (от ее стройного тела исходило завораживающее огненное сияние, подсвечивающее ее в сумерках), счастливо улыбающегося Болванщика в импозантной шляпе (его смутно знакомое лицо породило в ней тревогу) и экзальтированной Герцогиней в красивой серебристой накидке с высокой прической, скрытой капюшоном (напряжение на ее лице читалось так явно, что детка невольно поджала губы). Две размытые тени, смутно похожие на Белого Кролика с громко тикающими часами и крылатого Грифона, стоящие за спиной Герцогини, отступили назад, растворяясь в тумане...
  -Мы все очень рады твоему возвращению, - в тихом ласковом голосе Алисы отчетливо слышалось кошачье урчание, - теперь, когда мы снова все вместе, мы поможем тебе пройти этот непростой путь возвращения воспоминаний наименьшими потерями...
  -Ты её пугаешь, Хаус! - Болванщик присел перед ней на одно колено, положив руки ей на плечи и вынуждая обернуться к нему. - Не думай об этом, куколка. Ты здесь для того, чтоб я позаботился о тебе. Тебе никогда ни о чем не придется беспокоиться...
  -А ты её не пугаешь, отец? - Ее спутник вышел из экипажа, подошел вплотную к Луне, но больше ничего предпринимать не стал. Болванщик поднялся, снимая шляпу и подставляя теплому летнему ветру густые выгоревшие на солнце длинные пряди.
  -Ты привез ее, как мы и договаривались, поэтому я не стану наказывать тебя за столь неучтивый тон. Но впредь думай, как говоришь с отцом. Не провоцируй меня больше!
  -Да, отец. - он устало вздохнул и присел над девочкой, ласково обращаясь к ней и передавая ей в руки раритетное издание сказок. - Иди с Хаус, она отведет тебя в дом. Накормит завтраком и уложит спать. Ты очень устала и тебе требуется отдохнуть.
  "Она просвечивает насквозь - подумала девочка, наклоняясь к уху бессмертного и крепко прижимая к груди книгу. - она што, самое настоящее привидение, да?"
  Она отшатнулась, когда все вокруг попытались скрыть смешки под кашлем. Лицо Алисы-Хаус возмущенно вытянулось, и она поспешила к мосту, не дожидаясь Луны.
  -Почему Карнар и Карт не с тобой? - донесся до Луны голос Болванщика, когда она поспешила за Хаус. - Не делай такое лицо, Джонни... Что? Возникли осложнения?..
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Субботина "Бархатная Принцесса" (Романтическая проза) | | Я.Ясная "Академия Семи Ветров. Спасти дракона" (Любовное фэнтези) | | Е.Ночь "Никогда не предавай мечту" (Романтическая проза) | | А.Тарасенко "Замуж не предлагать" (Попаданцы в другие миры) | | М.Старр "Мачеха для наследника, или К черту дракона! " (Приключенческое фэнтези) | | С.Грей "Стон и шепот" (Современный любовный роман) | | К.Болотина "Истинная для дракона 2" (Короткий любовный роман) | | Т.Михаль "Папа-Дракон в комплекте. История попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Лабрус "Заноза Его Величества" (Любовное фэнтези) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"