Контровский Владимир Ильич : другие произведения.

Тропой неведомых Миров. Книга вторая. Горький привкус власти (клип)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


  • Аннотация:
    Эпические битвы во времени и пространстве иных Реальностей, где сталкиваются могучая магия и совершенная техника, аннигиляторы и разрушительные заклятья, не касаются человечества - слишком они далеки. Но когда взрывается одна из планет Солнечной системы, ставшая гнездом жутких монстров...Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


   Короткие отрывки (клипы) из второй книги романа "Дорогами Миров".
   Полный текст романа Дорогами Миров (роман выложен по главам)
  

ГОРЬКИЙ ПРИВКУС ВЛАСТИ

  
  
   ...Откуда берутся в неведомых глубинах Души Носителя Разума - пусть даже и прошла Душа эта долгий путь по Кругам Перевоплощений, очистилась и возвысилась, приблизившись к Конечному Совершенству, - эти мрачные, зловещие тени? Где, в каких укромных закоулках таились они до поры, выжидая и дожидаясь своего часа, часа торжества? Какой же дьявольской силой обладают эти тени, коль скоро способны они подчинить себе полностью Бессмертную Душу и заставить существо, телесную оболочку, в коей обитает Первичная Матрица в данный отрезок Всемогущего Времени, преступать все законы, на которых зиждется Мироздание?
   И творится Зло, и переполняется Чаша, и нарушается Равновесие. И приходит воздаяние за содеянное, и тянется кара по всей цепи дальнейших воплощений, и мучаются те создания (и те, кто рядом с ними) - неважно, в каком из бесчисленных Обитаемых Миров, - в которых снизошла в сладкий миг зачатия неприкаянная и мятущаяся Душа.
  
  
   ГЛАВА ПЕРВАЯ. НА ВЕРШИНЕ ВСЕГДА ДУЮТ ВЕТРЫ
  
   Дворец для Лесного Мага, светоча мудрости, победителя Детей Пустыни и пиратов Дальних Морей, и прочая, и прочая, был выстроен за время отсутствия Катри. Выстроен быстро и красиво - по возвращении Эндар испытал чувство приятного удивления. Конечно, он мог бы сотворить себе жилище и сам - магией, действуя по многовековой привычке, - однако то, что для него трудились в поте лица тысячи разумных, подгоняемые почитанием его власти и страхом перед его властью, было новым, неожиданным и ...приятным. Да, да, приятным! Приятным! Всю свою прежнюю жизнь, исполненную долга и вечной борьбы, эск провёл где-то в горних сферах, лишь изредка скользя безразличным беглым взглядом по суете бесчисленных Обитаемых Миров. Что ему было до них! А оказывается...
   Приятным было и то, что всё во дворце делали живые слуги и служанки - его, Катри, слуги. Да, магия легко предоставила бы ему всё необходимое, но подвластные тебе люди, такие же Носители Разума, хоть и юного ещё... Магу приятно было наблюдать за проворными движениями рабов, менявших блюда и напитки во время пира, который состоялся в его новом жилище сразу по возвращении Катри из Великой Пустыни, - это было то ли новоселье, то ли чествование победителя, то ли всё вместе взятое. Приятно было наблюдать за гибкими телами девушек-танцовщиц, плавно двигающимися в такт тягучей завораживающей музыке, - сознавая при этом, что их красота также принадлежит ему, эску по имени Эндар.
   И этой ночью постель ему грели сразу четыре молодые красавицы - две светловолосые танцовщицы-хамахерийки и две бывшие наложницы из гарема Князя Песков, смуглые, с длинными чёрными волосами и чуть раскосыми глазами. Законная добыча победителя - нравы средневековья просты и незатейливы. Измученные ненасытной любовью Мага девушки крепко спали, свернувшись тёплыми клубочками на огромном ложе.
  

* * *

  
   Деятельность, новая деятельность захватила Катри.
   Впервые за сотни лет он делал что-то не диктуемое ему обязанностью, обстоятельствами или полученным приказом. Сфера его самостоятельности, область принятия решений и мера волеизъявления всегда оставалась ограниченной кем-нибудь или чем-нибудь. Он был независим только в очень узком диапазоне, относящемся к тому, как именно наилучшим образом выполнить стоящую перед ним задачу - быстрее, качественнее и с минимальными потерями (если дело касалось боевых действий). Впрочем, Истребители Зла испокон веку выполняли только боевые задачи - за редчайшими исключениями. Отнюдь не ему, эску по имени Эндар, принадлежало право решать, является ли встреченная на Дорогах Миров форма разума (или стихия) враждебной, таит ли она в себе определённую опасность (если да, то какова степень этой угрозы?), и какие действия следует предпринять для ограничения или же ликвидации данного фактора, возмущающего вселенское равновесие. За непреложное принималось то, что Орден Алых Магов-Воителей есть разящий меч Вечнотворящего, направляемый Его Волей и неподдающимся пониманию простых смертных (пусть даже долгоживущих эсков) Вселенским Сознанием.
   Однако Эндара всё чаще и чаще посещала мысль, что легионы Ордена посылает в бой не столько воля Высшего Разума, сколько решения Совета Магистров. Нет, конечно, Магистры действовали в рамках общевселенских норм и понятий Добра и Зла, и всё-таки... Скорее всего, даже в этом случае, даже для Магов Высшей Расы срабатывал неумолимый закон: всякая власть претендует на то, чтобы считаться таковой от Бога, и никак иначе. Дракон-то, похоже, был прав...
  

* * *

  
   За века странствий по Дорогам Миров воин Алого Ордена имел немало случаев убедиться в правоте сказанного Учителем. Сонмы самых разнообразных разумных созданий прошли перед глазами Эндара, но никогда он не встречал ни малейшего признака присутствия Таинственных. Алые - да и другие эски - умели в известной мере использовать время в своих целях при помощи магии (достаточно вспомнить хотя бы Омуты Времени, попортившие немало крови Сокрушающим во времена столь памятной войны в Мирах Технодетей, или Капканы системы обороны Цитадели), но они использовали время точно так же, как галактиане - гиперпространство (а ещё раньше - электрический ток), то есть не имея представления о его истинной сути и свойствах. Подозревалось, что в полной мере знаниями о природе Времени владеют только сами Таинственные, и это лишний раз подогревало интерес к этой непонятной расе. И вот теперь, в подземелье Храма Хурру, рядом с серой глыбой Орба Силы, Катри уловил некий неясный отклик на своё Заклятие Познания, смутный зов, исходящий именно от них - от Таинственных. От тех, кто называли себя Духами Времени.
  

* * *

  
   Эндар заметил этот дом не так давно. Он разглядел его во время своей очередной игры, пересыпая в своём сознании искорки аур жителей города (точнее, жительниц). Маг искал в них след того самого нежелания отдаться ему, которое так его раззадоривало. Игра требовала значительного напряжения сил - Катри вряд ли сумел бы проверить ауры всего населения Хам-а-Хери, не говоря уже о Южном континенте или обо всём Пограничном Мире. Алый работал по частям - на население столицы его умения хватало. Поиск был длительным и кропотливым, - какая мешанина эмоций, мыслей и чаяний! - но, тем не менее, захватывающим и интересным.
   На этот раз объектом вожделения эска (он рассмотрел намеченную добычу подробно с помощью магии - после того, как зацепил её ауру, совершенно безразличную по отношению к нему, Властелину) оказалась встретившая шестнадцать вёсен младшая дочь хозяина дома, капитана флота Дальних Морей, старого рубаки, просолённого всеми ветрами океана и испещрённого отметинами бесчисленных боёв и стычек. Юная красавица с ладной фигуркой, увенчанной золотистым водопадом густых длинных волос, с матовой бархатистой гладкой кожей полудетского ещё лица, взирала на мир зеленоватыми глазами, широко распахнутыми в ожидании счастья. И сердце её было уже не свободно - молодой офицер флота, помощник командира крейсера, участник покорения пиратских островов, прочно обосновался в нём. Родители девушки сочли партию вполне подходящей, и дело стремительно продвигалось к свадьбе - к вящему удовольствию молодых. Времени у Катри почти не осталось, и он решил заявиться прямо на свадебный пир, вопреки своим прежним привычкам по отношению к добыче, которой являлись женщины. Тёмная страсть билась в сознании Лесного Мага, подчиняя его и толкая на такие поступки, которые были совершенно непредставимыми для Алого Мага-Воителя по имени Эндар.
  

* * *

  
   Мысли Эндара текли размеренно и привычно. Пожалуй, сегодня впервые он задумался о том, что с ним происходит. Было ли это всего лишь обычное опьянение властью, или же причина гораздо серьёзнее? Ведь никогда раньше не опускался Маг-Воитель до того, чтобы унижать тех, кто неизмеримо слабее, да ещё испытывать при этом настоящее наслаждение! Катри твёрдо решил разобраться в происходящем до конца, как только он закончит работать с Орбом Силы - тогда у него будет время, несмотря на продолжающееся обучение аколитов. А может быть, новообученные маги даже помогут ему в этом.
   И тут острое чувство опасности активировало защитное заклятье. Тело эска взметнулось вверх, роняя стекавшие с него звонкие капли, и в том же горизонтальном положении, в каком оно покоилось в тёплой светящейся морской воде, мягко опустилось на мраморную кромку бассейна. А потом завизжали девушки.
   Голубоватую струю воды, бьющую из разверстой пасти мраморной статуи морского змея - одной из четырёх по углам бассейна - пробила стремительная чёрная молния. Гибкое змеиное тело вонзилось в воду, свернулось спиралью, взлетело высоко над взбаламученной водной поверхностью и шлёпнулось обратно. Мелькнула распахнутая пасть, полная иглоподобных зубов, и горящие красным маленькие глазки. Гадина достигала трёх локтей в длину и была толщиной в руку. Водяная змея, обитательница гнилых заводей Великой Реки, тварь настолько же редкая, насколько опасная, - яд её убивал человека за полминуты, - предстала во всей своей убийственной красе перед изумлённым Властелином.
   Водяные змеи не нападают на человека первыми - звери не охотятся на того, кого не в состоянии съесть, - но если её потревожить или раздразнить... И сейчас, попав в жгучую солёную воду после привычной пресной, змея впала в состояние неконтролируемого бешенства и готова была броситься на кого угодно. Она металась по бассейну зигзагами, норовя выскочить на пол.
  

* * *

  
   ...В самый первый миг не произошло ровным счётом ничего. Затем всё подёрнулось тончайшей серебристой дымкой, лёгкой и неосязаемой. Раздался короткий звук - как будто лопнула перетянутая струна. Конечно, и зрительные, и слуховые восприятия были псевдореальны - просто обычные органы чувств так реагировали на происходящее. А потом...
   Окружающая картина менялась на глазах. "Активация темпоральной бомбы девятого порядка - естественный бег Времени ускоряется в миллиард раз, - комментировал мыслеголос в его сознании. - Соответственно ускоряется проявление воздействия всех законов, которым подчиняется материя. Смотри...". Нет, высоко в небе не происходило ничего особенного - область взбесившегося, сошедшего с ума времени ограничивалась только лишь поверхностью планеты и тонким слоем атмосферы. Но вот на этой самой поверхности...
   Эндар находился в центре большого города, заполненного людьми, механизмами и разнообразными строениями. И всё это стремительно старело - ведь одна-единственная секунда вмещала в себя более тридцати лет! Красивые, молодые существа, окружавшие Мага, в считанные мгновения превращались в дряхлых стариков, падали на каменные покрытия улиц и умирали - естественной смертью. Через три-четыре секунды во всём огромном мегаполисе не осталось ни единого живого создания. Плоть осыпалась с мёртвых тел, голые костяки усеивали всё вокруг. Металлические конструкции затягивала рыжая короста ржавчины, стёкла мутнели от толстого слоя мгновенно скапливающейся пыли, стены зданий рассекали змеящиеся зигзагообразные трещины.
   В первые мгновения апокалипсиса с небес рухнуло несколько летательных аппаратов, пилоты которых умерли, и обратилось в груды распадающихся рваных обломков. Кое-где расцветали и тут же увядали пламенные бутоны пожаров - огонь угасал, пожрав в мгновение ока всю предложенную ему пищу. Эск не понимал, как такое может быть, - скорее всего, время не только невероятно ускорилось, но и потоки его стали неравномерными: скорость их течения сделалась различной для живой и мёртвой материи и для разных процессов - разрушение преобладало, упорядочивание безнадёжно отставало. А Разум - Разум словно замер, живя в прежнем ритме и не поспевая за невероятной скоростью распада всего Сущего.
   Эндар ожидал увидеть зелень буйной дикой растительности, заполняющей вымершие улицы, однако господствующим цветом по-прежнему оставался серый и чёрный. Как Разум на несчастной планете умер, не успев за отведённый ему последний краткий миг не то чтобы попытаться хоть как-то защититься, но даже просто осознать суть происходящего, так и любая форма органической жизни кончилась, не имея достаточно времени для того, чтобы дать себе продолжение. Как состарились и скончались успевшие покинуть материнскую утробу дети, так и выброшенные проросшими семенами стебли мгновенно увяли - тонкая нить оборвалась. Законы созидания хрупки и уязвимы - Янь не успевал соединиться с Инь, и злосчастный Мир всецело оказался во власти безудержной энтропии.
  

* * *

  
   В подземелье Храма, вместилище Орба, в святая святых, доступ имели немногие. И сейчас здесь, кроме самого Лесного Мага и его учеников, находились только Верховный Хурру с несколькими жрецами высшего уровня посвящения и Волк с десятком военачальников и приближённых. Кстати, совсем ещё недавно Властитель и помыслить не мог о том, что сможет сюда попасть. Отношения между жрецами Храма и светской властью веками балансировали на тончайшей грани между открытой войной и временным перемирием, и эта ситуация в корне переменилась лишь с появлением Властелина. Эндар прекрасно понимал, что при наличии постоянной - и непредсказуемой - внешней угрозы сущим безумием было бы допускать какие бы то ни было конфликты внутри самого Пограничного Мира.
   А демонстрации магических возможностей воинов Отряда удалась - Эндар специально отобрал для показа наиболее эффектные с точки зрения зрелищности заклятья. По подземелью хлестали плети молний, в щебень разнося мишени, сложенные из тяжких плит. Призрачные силуэты магов-бойцов мгновенно перемещались, возникая в самых неожиданных местах и вновь исчезая. Аколиты принимали грудью пущенные в них стрелы и пропускали их сквозь тело безвредно. Заклятье Проницаемости - хорошая штука, особенно против механического оружия Юных Миров. И заключительным аккордом стало сотворение соединёнными усилиями отвратительного монстра, под грузной поступью которого трескались каменные плиты пола.
   Позволив почётным гостям вдоволь налюбоваться исполинской мощью чудовища, ученики Эндара проворно искромсали закованную в роговую броню тушу сверкающими клинками. Чёрная кровь потоками хлестала во все стороны, пачкая стены, но когда псевдоящер издох, аколиты Катри так же споро убрали все следы побоища - громадные куски кровоточащей серой плоти и лужи липкой крови словно истаяли в воздухе. Властелин долго колебался, стоит ли вооружать своих подопечных магическими мечами, подобными его собственному, но всё же пошёл на это. Средневековый воин привык к ощущению рукояти холодного оружия в ладони, а творить волшебные лезвия каждый раз заново бойцам Отряда явно не под силу. Что же касается опасения, что острия мечей могут быть повёрнуты против самого Катри, - такую возможность нельзя было сбрасывать со счетов, - то Эндар принял меры для обеспечения собственной безопасности.
   А над всем происходящим ровно светился Орб Силы, словно удовлетворённый тем, что творилось в его присутствии и с его помощью.
  

* * *

  
   И вместе с тем Катри ясно видел, как по мере приближения времени совпадения лунных фаз всё существо ведьмы наливается колдовской силой, переполнявшей Мириа и бьющей через край. Быстрые блики пробегали по её лицу с закушенными от наслаждения губами и словно смывали выступавшие на смуглой коже мелкие капельки пота. За пеленой любовной горячки Маг чувствовал - час близится.
   Они позволили себе передохнуть немного и снова соединили объятия и тела. Очередная горячая волна пика физической близости уже накатывала на Эндара, когда тело ведьмы вдруг выгнулось дугой, и сквозь её стиснутые в истоме зубы прорвался хриплый стон. Гибкая и мягкая, живая и податливая горячая плоть Мириа как-то сразу сделалась похожей на сжатую стальную пружину, стала чужой и ...враждебной!
   Закинутые за голову руки ведьмы заметались, как потревоженные змеи, а потом её правая рука молниеносно устремилась к шее Мага. И в тонких, но сильных пальцах была зажата острая металлическая шпилька в форме крошечного кинжала, неуловимо быстро извлечённая из густых каштановых волос.
   Миниатюрное жало летело точно в ямку на горле, и если бы Эндар не готовился внутренне к мигу познания, собираясь и концентрируясь независимо от почти полностью овладевшего им чувства наслаждения прекрасной ведьмой, то укус железа наверняка достиг бы цели. Остриё коснулось кожи, чуть кольнуло и... медленно пошло назад вместе с державшей его рукой. Мириа сопротивлялась отчаянно; Катри перехватил и сжал её тонкую кисть со странным ощущением того, что он борется с внезапно ожившей железной статуей - такая огромная злая сила переполняла тело женщины, ещё всего лишь пару мгновений назад бившейся в экстазе высшей точки страсти. Вязкая кисея сладкого дурмана растаяла, и Эндар пустил в ход магию.
   Кинжальчик вывалился из ослабевших пальцев Мириа и упал на смятое покрывало; игла его лезвия неприятно отсвечивала зелёным. Ведьма ещё пыталась вырваться, но в её остекленевших бездонных глазах уже нарастал и плескался смертный ужас. А затем всё тело Мириа (или того существа, что её заменило) разом обмякло, голова с разметавшимися волосами бессильно свесилась чуть набок, и изо рта на смуглую щёку выбежала алая струйка крови. Ведьма была мертва.
   И тут же за окном спальни резко и часто захлопали сильные крылья.
  

* * *

  
   Фасадная стена Алтаря со статуями на фронтоне, с барельефами, с узкими окнами-бойницами и пышными входными дверями медленно и мягко осела, поднимая тучу белёсой пыли и мелкой мраморной крошки. Во вскрывшемся нутре бестолково и беспомощно суетились фигурки людей, размахивающих руками и натыкающихся друг на друга. Выброшенное всё-таки защитное заклинание Видящих треснуло и рассыпалось под натиском атакующей магии, как стекло под ударом кулака в латной перчатке. Бой кончился, так и не начавшись по-настоящему - слишком уж неравными были силы сторон.
   Молчаливые, с покорно опущенными головами и без оружия, Видящие один за другим унылой цепочкой перебирались через завалы щебня, оставленные рухнувшей стеной. Эндару не было нужды прибегать к Заклятию Проверки - багровые пятна враждебности в аурах шестерых магов Юга он прекрасно видел и так. Над площадью повисла гулкая зловещая тишина, и в эту тишину упали тяжёлые слова эска:
   - В этом Мире есть единственный истинный Властелин - я! Я умею уважать настоящих, достойных врагов, и поэтому подарю вам лёгкую и благородную смерть. Вы даже можете защищаться.
   Во вновь завладевшей площадью тишине хорошо был слышен шипящий шелест, с которым зачарованный клинок Катри покинул ножны...
  

* * *

  
   Маг наклонился над маленьким существом. Он знал, конечно, о том, что у него немало детей в самых разных Мирах (не говоря уже о тех, которые родились здесь, в этом Мире), но никогда не испытывал от этого знания каких-то тёплых чувств - родительский инстинкт у эсков предельно слаб. Не почувствовал он особой нежности и сейчас, глядя на своего крохотного сына, но нечто мягкое в груди ворохнулось. Да, разум подсказывает, что создана всего лишь новая физическая оболочка для сошедшей в новый Круг Бытия Души, и не более того, но первобытные древние инстинкты, голос крови, не дают забыть о себе. Хоэ продолжала глядеть на Хан-Шэ, и он сказал вдруг то, чего сам от себя не ожидал:
   - А ты хотела бы уйти со мной туда, в большой мир? Этот мир покорен мне, и у тебя будет всё, о чём ты можешь только мечтать. Ни голод, ни болезни, ни дикие звери не будут тебе больше угрожать. Ты будешь...
   - Ты стал великим царём, Хан-Шэ, - прервала его Хоэ. - Я знала, что так и будет... Но у великих царей и у великих вождей много жён, а я могу быть только единственной. Но даже если бы было так - твоя дорога темна и страшна, и у меня кружится голова, когда я вижу высоту, с которой тебе придётся падать. Нет, Хан-Шэ, я и мой сын останемся здесь... Я всё сказала.
   Катри внимательно посмотрел на Хоэ. Где были его глаза раньше? Ах да, это же было до пробуждения памяти и всех магических способностей... Аура женщины из племени ан-мо-куну отсвечивала серебром - она была ведьмой, и не слабее Мириа. Но если чародейство Мириа почти целиком было заёмным, чужим, искусственно привитым для достижения поставлённой цели, то в ауре Хоэ журчал настоящий источник чистой, незамутнённой собственной природной магии - вот только она сама об этом не знала. И пусть остаётся в этом счастливом неведении и дальше - Эндар не будет жертвовать покоем матери его сына только ради того, чтобы в Отряде появился ещё один воин, точнее, воительница. Пусть всё останется так, как есть.
   Эндар вздохнул - совсем как человек, принявший трудное для себя решение.
   - Хорошо, Хоэ. Пусть будет так, как ты хочешь. Но я постараюсь, чтобы жизнь твоя оставалась безоблачной, твоя и твоего, - он почему-то не смог сказать "нашего", - сына. Возьми это.
   Катри сжал левую руку в кулак и на несколько секунд закрыл глаза. Когда же эск разжал пальцы, на его ладони покоился жемчужного цвета овальный кулон-оберег (из неведомого камня? или из металла?) на тонком шнурке алого цвета.
   - Возьми, - повторил Хан-Шэ. - Если с тобой что-нибудь случится, если в дом войдёт беда, позови - я услышу. И ещё: найди себе нового мужа - если захочешь.
   Хоэ не ответила. Она смотрела на талисман, который Лесной Маг вложил ей в руку, смотрела внимательно и молча. Эндар повернулся, придержал зашуршавшую циновку и шагнул к выходу. "Вот из таких лесных дикарок и выросли независимые в своих чувствах и в своём выборе гордые эскини, ставшие Звёздными Владычицами..." - подумал он, покидая хижину.
   По глазам плеснул яркий свет родившегося дня. Катри прикрылся невидимостью - ему больше не хотелось встречаться и тем более говорить ни с кем из тех, кто хорошо помнили великого охотника Хан-Шэ.
   Истинная свобода подразумевает свободу от всего - и от всех.
   А истинный Властелин обречён одиночеству.
  
  
   ГЛАВА ВТОРАЯ. НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ
  
   Непомерная тяжесть свалилась с груди Эндара (за ничтожную долю мига до этого ощущение тела вернулось); Маг рывком вскочил на ноги. По углам зашевелились его воины, медленно приходя в себя и недоуменно осматриваясь (некоторые даже ощупывали свои руки и плечи, словно не веря в возвращение). А Кардинал застыл в своей величавой позе, так и не опустив простёртых рук и не доведя до конца начатое. Под ногой Катри хрустнула льдинка - по подземному залу пронёсся тихий шорох падающего на камень льда. Нет, конечно, Всеведущий не примитивно замёрз, просто остатки его разваливающегося заклинания сознание облекло именно в форму осыпающегося ледяного крошева.
   Перламутровое щупальце растеклось по всему туловищу Познающего, по ногам до самых пят. Неподвижная фигура оказалась заключённой в прозрачный, слабо светящийся кокон - на костистом лице с пустыми глазами не осталось ни малейших признаков жизни. И своим новым пониманием, пришедшим откуда-то из неведомых глубин Орба Силы, Эндар осознал, что произошло.
   В прозрачном коконе, как раз по размеру фигуры Кардинала, исчезло время. Таинственные использовали то, что было для них простым и естественным, что составляло саму суть их существования. Под прозрачной поверхностью на неопределённо долгий срок остановилось и умерло всё: движение и само существование - ведь все процессы протекают во времени. Можно бесконечно долго падать в бездну, если нет времени падения...
   Эндар подошёл к застывшему во вневременье Кардиналу. Под сапогами Мага лопались ледяные гранулы, но лёд уже исчезал - не таял, а именно исчезал. Приблизившись вплотную к мерцающему кокону, Воитель медленно вытянул вперёд пальцы правой руки и коснулся ими перламутрового свечения. Ничего! Ни малейшего ощущения под кончиками пальцев! Катри утопил ладонь до половины в неосязаемой преграде - глаза отметили исчезновение проникшей внутрь части руки, и тут же эск увидел свои пальцы, появившиеся с противоположной стороны кокона. Расстояния "между" для плоти не существовало - призрачный столб света был виден только магическим зрением.
   Лишённая времени крошечная часть Вселенной вместе с заключённым в ней Познающим выпала из Мироздания - идеальная, несокрушимая тюрьма для одного узника, неподвластная никакому действию. Эндар не сомневался - ни зачарованный меч, ни поток огня, ни любая другая обычная волшба не способны потревожить поистине вечный вневременной сон пленника Таинственных. Магия - по крайней мере, та, привычная, которую знал Катри, - не действовала в отсутствие времени. Абсолютно совершенное узилище...
  

* * *

  
   Технолидеры сражались так, как они привыкли вести бой с равными себе: баланс накопленной энергии между обороной и нападением с непрерывным пополнением щедро расходуемой мощи. Похоже на магическую битву, только у эсков диапазон применения располагаемой Силы несравнимо шире - формы боевого использования гораздо многообразнее. Эндар не стал противопоставлять силу силе прямолинейно, лоб в лоб: он отводил остриё вражеского выпада, превращая проламывающий удар в скользящий - излюбленный приём Алых Воителей. Энергозатраты сторон один к десяти - даже гораздо более сильный противник неминуемо выдохнется. У Капитана было и ещё одно очень важное преимущество - быстрота. Прямая "Разум - Действие" короче, чем та же линия, но включающая промежуточную точку "Машина". Тем не менее, доступная Технодетям мощь впечатляла - у Эндара мелькнула мысль, что будь он здесь один, без Отряда, ему пришлось бы туго, и даже неизвестно, кто взял бы в итоге верх.
   Сам Катри пока пребывал вне боя, над ним - огненная река обтекала его безвредно. Правда, в таком состоянии он и сам не мог нанести ответный удар, но этого пока и не требовалось. Дотянуться до скрытых в недрах шара сознаний экипажа алый эск не сумел - защита имела и антимагическую начинку, а срывать её всю целиком... Но Отряд выстоял, а мощь Лидеров неуклонно таяла. Шальной выброс энергии накрыл рикошетом ворочавшийся в песке зонд, и на его месте осталась лишь глубокая яма с торчащими из вязкого и тёмного расплава оплывающими металлическими клочьями. Обращённые к кораблю склоны песчаных пригорков спеклись в сплошную однородную массу, словно здесь вырвался на поверхность подземный огонь.
   Мощь пламенных смерчей резко пошла на убыль - Технодети переводили дух, - и тогда Эндар, переместившись к крейсеру, коротким кинжальным ударом пробил его защиту у самой вершины сверкающего шара.
   На блестящей броне появилась тонкая огненная полоска, образовала замкнутое кольцо, отделяя сегмент сферического корпуса вместе с заключённым в нём эмиттером от корабля - так радушный продавец срезает ножом шляпку со спелого арбуза, приглашая покупателя полюбоваться внутренним содержимым товара. Отсечённый сегмент приподнялся над корпусом - энерготочка ГАЭ продолжала неистово выбрасывать белое пламя - и неожиданно резко перевернулся. Хлещущая струя огня ударила во вскрывшееся корабельное нутро...
   Задыхавшиеся от боевой ярости эмиттеры разом захлебнулись, поток испепеляющей энергии прервался. Огромный шар вспух изнутри, набряк и раскололся. Через змеящиеся трещины выплеснуло бешеное пламя, и весь громадный корпус корабля начал разваливаться на куски - как тот самый арбуз, только брошенный теперь на булыжную мостовую и угодивший под тяжёлое подкованное лошадиное копыто.
  

* * *

  
   ...Нет, этого просто не может быть! Такого не бывает! Боги не снисходят до уровня смертных! И тем не менее... Наверное, я самый счастливый человек во всей известной моей цивилизации части Вселенной. Мой опыт общения с женщинами невелик - я никогда не пользовался у них особенным успехом. В моём Мире (как и везде, вероятно) существуют определённые стереотипы образа Настоящего Мужчины, Носителя Успеха, и я, увы, под них никогда не подходил. Но то, что произошло между мной и Нею (и продолжает происходить)... Нет, я не буду даже думать об этом - ведь если мои мысли умеет читать Аэль, то точно такой же способностью наделены и Её сородичи; я не хочу, чтобы даже мимолётно чужое сознание коснулось того, что принадлежит только нам двоим.
   ...Аэль почти никогда не остаётся в моём доме (кстати, Ею же и созданном, я лишь подсказывал, а Она творила) на ночь. На мои просьбы Она обычно отшучивалась: "Не забывай, Ир, о разнице в наших с тобой физических возможностях. Я забочусь о твоём здоровье" (и верно, после тех редких ночей, которые я проводил с Нею, мне приходилось отлеживаться чуть ли не весь следующий день - Аэль даже прибегала к восстанавливающему чародейству), но как-то сказала серьёзно, даже с оттенком горечи: "И у нас есть дела, которые нельзя отложить на потом...". У Неё нет возраста: во всяком случае, Она выглядит моложе моей младшей внучки.
   ...Я видел ещё двоих из расы Аэль - расы алых эсков, как они себя называют. Не людей, нет (хотя внешне они неотличимы от нас - разве что не имеют возраста, да ещё присутствие Силы). Маги-эски - это нечто большее, мне даже трудно сформулировать суть этого понятия. А внешний облик... Аэль рассказывала, что Маги могут изменять его по своему усмотрению, но изначально Они человекоподобны. Один из них - офицер звёздных войск (у Них это называется как-то по-другому, но суть та же). Он командовал тем подразделением, которое отбило меня у Чёрных, и сам был при этом ранен. Мы втроём (его привела Аэль) провели чудесный вечер у меня дома, разговаривали и пили старый добрый ром (хорошая штука колдовство, от настоящего не отличить!).
   ...У этого эска холодные и бесстрастные глаза, но, кажется, проблемы бывают и у Магов - что-то его смутно беспокоит. Больше мы не встречались, и на мой вопрос Аэль с несколько удивившими меня нотками раздражения ответила, что он "вернулся к исполнению своих служебных обязанностей" - если выражаться привычным мне языком. А другой (тоже офицер, только выше чином) пришёл сам, без приглашения. Аэль словно предчувствовала его визит (да так оно и было, наверное) и уклонялась от моих рук (точь-в-точь любящая мама, успокаивающая не в меру расшалившегося малыша) как раз перед этим. На сей раз приятной беседы не получилось (и ром не распивали), Маг был крайне сдержан и смотрел на меня изучающе, да и сама Аэль вела себя по-другому - как-то скованно, что ли... А я поднаторел в азах магии, кое-что умею чувствовать и даже делать - спасибо моей наставнице.
   ...Наверно, я с огромным удовольствием остался бы в мире магии навсегда. Мешает одно обстоятельство - Аэль ясно дала мне понять, что в этом случае я вряд ли смогу рассчитывать на Её постоянное внимание. Что ж, у эсков свои этические нормы и взгляды на взаимоотношения (в том числе и между полами). И кроме того, мною всё больше овладевает мысль о невероятной ценности обретённых мною здесь знаний для моего собственного мира, для людей. Я не знал ещё, что тут-то и возникнут основные проблемы.
  

* * *

  
   Дракон долго хранил молчание уже после того, как Эндар прервал череду видений. Потом он шевельнулся и совсем по-человечески вздохнул.
   - Властелин, значит... Да, ты раздвинул рамки, - помнишь наш разговор там, у меня дома? - Дракон сделал неопределённый жест когтистой лапой, указав ею куда-то в небо. - И ты доволен? Нет, не надо отвечать - я вижу и так. Тебе скоро - очень скоро - станет неинтересно. Ты сверхсущество, Маг, и ты перерастёшь этот Мир, как взрослеющий подросток вырастает из детских распашонок, или как у нас детёныш разбивает скорлупу яйца, когда приходит время выходить в Большой Мир. Да и чего ты достиг? Власти - так она досталась тебе легко, играючи, у тебя не было серьёзных противников. Продемонстрировал пару волшебных трюков - и всё, Юный Мир упал тебе в руки. Вот если бы ты был плоть от плоти этого Мира и шагал к трону с одним только мечом, отбиваясь от врагов и конкурентов... А немудрёные удовольствия - они тебе наскучат, ты перекушаешь сладкого. Ты - я вижу - завоеватель по натуре, а здесь тебе некого побеждать. Не твой это уровень, эск.
   - Это только начало, Крылатый. Я пойду дальше.
   - Да, я видел показанное тобой. Но вот только ничего у тебя не выйдет. Ты возомнил, что сможешь быть абсолютно свободным, свободным от всего. Так не бывает, мудрый Маг. Любое разумное создание во Вселенной имеет своё место и свои - совершенно верно! - рамки. Их можно раздвинуть, но не сломать. Ты изменил цвет, ты сбросил алый плащ и пытаешься облачиться в не имеющие цвета одежды, но... - Дракон снова тяжело вздохнул, - ...задуманное тобой Сообщество Свободных Магов - это просто утопия. Для такой структуры в Мироздании нет места. Нечто подобное не раз пытались сделать Янтарные Викинги (безуспешно, следует заметить), так что, повторяя их путь, ты неизбежно изберёшь жёлтый цвет. А уж если говорить более конкретно, отвлекаясь от высокой патетики, то тебе просто не дадут развернуться. Ты нарушитель принципа Равновесия, эск: ты вмешался (и весьма энергично) в ход развития Юной Расы разумных, ты одарил несовершенных сильной магией - такое непозволительно. На тебя уже обратили внимание, Маг, - так что жди гостей, и скоро.
   - Кого мне ждать, Крылатый?
   - Хранительниц, кого же ещё! Я знаю об их интересе к этому Миру, просто я не мог даже предположить, что "возмущающий фактор" - это ты.
   - Знаешь? Откуда, Дракон? Возмущающий фактор - интересно...
   - Мы, эххи, не сами по себе. Мы - ваше порождение, да. Не в прямом смысле, конечно, но это так, и наша магия - это тень вашего чародейства. Мы неотъемлемая часть магической картины Мироздания, и в силу этого имеем кое-какие привилегии, если так можно выразиться. Например, нас нельзя полностью уничтожить (как вы, Алые, не можете уничтожить Чёрных Носителей Разрушения), даже если кому-то из Высших Рас и придёт в голову такая нелепая мысль. Мы можем свободно ходить меж Мирами, и я был тут недавно в одном не столь отдалённом от этого Мира домене Голубых Амазонок.
   - Зачем ты сообщил мне об этом, Дракон? - спросил Катри, внимательно глядя на эхха.
   - Зачем? Да просто так, - фыркнул тот, - и у меня есть свои прихоти. Ты мне нравишься, эск. Ты смел и силён, и ты не любишь подчиняться общепринятому. В этом мы с тобой очень похожи. Мне иногда даже кажется, что ты был бы хорошим Драконом. А может, ты уже был им? - задумчиво произнёс крылатый ящер. - Я не умею так просто читать ленту реинкарнаций.
   - Тогда спасибо, эхх. Я буду готов к бою.
   - Ты проиграешь, Властелин Пограничного Мира. Конечно, ты сам, да ещё с присущей тебе сексуальной агрессивностью, - тут Дракон изобразил на морде подобие ехидной усмешки и прищурил фиолетовый глаз, - одолеешь добрый десяток далеко не самых слабых Магинь, но твои аколиты... Они не готовы к серьёзному магическому сражению, а ты хочешь бросить этих мальчиков и девочек под убийственные заклятия Голубых. Подумай, Маг. Лучше собери самых способных из них - и уходи. Познаваемая Вселенная невероятно велика, ты знаешь это не хуже меня, так что найди себе место под другим солнцем и живи, не впутывая в свои амбиции несовершеннолетние расы.
  

* * *

  
   Этот зов - кричащий шёпот - буквально вырвал Эндара из полусна-полудремоты (эски спят, давая отдых физическому телу, но сон этот странен и не похож на человеческий). И всем своим пробудившимся и готовым к немедленному действию сознанием Катри тут же понял, кто его зовёт. "Это демоны, Хан-Шэ, демоны... Спаси..." - голос прервался, но переполнявшие этот крик-всхлип боль и страх остались. Если Хоэ использовала подаренный им талисман, значит, произошло что-то очень серьёзное: сама интонация отчаянного призыва-мольбы не оставляла в том сомнений.
   Сознание действовало автоматически: контур Заклятия Поиска... наполнение оболочки Силой... пошёл. Но только осторожно, очень осторожно - чтобы то, что пришло в Пограничный Мир, не почуяло. Призрачные пальцы-змейки тянутся и тянутся, за стены дворца и за городские укрепления Хамахеры, над зелёными просторами Леса и над голубой гладью Реки, дальше и дальше, туда, где на песчаном пологом берегу одного из многих притоков лежит селение ан-мо-куну, и откуда донёсся призыв о помощи, так похожий на предсмертный стон...
   Ещё чуть-чуть, ещё, и... Катри поспешно отпрянул, едва коснувшись того, что таилось в чаще. Чёрное пульсирующее пятно, походившее на отвратительного амебоподобного хищника, вцепившегося в живую зелень, - вот что предстало перед мысленным колдовским взором Мага. Оно жило, это пятно, озиралось настороженно, щетинилось острыми иглами охранно-предупреждающих заклятий и переваривало проглоченное. Да, это они... Вечный Враг вернулся в пределы Пограничного Мира.
  

* * *

  
   Есть безобидные с виду насекомые, крылатые мошки или маленькие осы, откладывающие свои яйца прямо на теле гораздо более крупных гусениц. Из яйца вылупляется личинка, которая медленно, незаметно, но неотвратимо начинает пожирать хозяина, даже не подозревающего о поселившейся в нём смерти. Так и Чёрные Маги-Разрушители...
   Первый удар - тот самый укол жала-яйцеклада - нанесён (о судьбе обитателей лесного посёлка, Детей Леса ан-мо-куну, и о судьбе одной женщины этого племени по имени Хоэ Эндар запретил себе думать - в бою сознание должно быть занято только боем, только тем, как этот бой выиграть, и ничем иным). Теперь Разрушители будут терпеливо ждать, пока отравленные семена дадут всходы. Пройдут годы и десятилетия, и Великий Лес извергнет из своей чащи бурный человеческий поток. Великую Реку и её притоки вспенят вёсла бесчисленных лодок и плотов; и поведёт эту мутную волну на "неверных" какой-нибудь очередной Царь Лесов под знаменем новой, но не менее нетерпимой к другим религии (или же соблазнительной идеи). Всё повторяется под разными солнцами разных Миров...
   Но на этот раз Чёрные так скоро не уйдут. Они сохранят своё присутствие на какое-то время, чтобы убедиться - их План успешно воплощается в жизнь. Разрушители останутся хотя бы потому, что они не знают, что остановило их Проникновение в первый раз, и самое главное - как было разрушено Сердце Пустыни, защищённое и прикрытое сильным чародейством. Враги останутся - если не найдётся силы, способной их изгнать.
  

* * *

  
   Время истекало. Подчиняясь команде Катри, ладья развернулась и заспешила к берегу, вспенивая мутную воду частыми взмахами вёсел. Но они не успевали - никак не успевали.
   Морок-обманка растаял. Корявый древесный ствол распался трухой, стремительно исчезающей и обращающейся в прах, а среди мгновенно гниющих щепок осталось изрубленное тело в чёрном одеянии, обильно окрашенном красным. И тут же за чёрной стеной - теперь уже и воины Эндара видели её вместо мирного селения лесных людей - вспух и лопнул призрачный шар пробудившейся вражьей магии.
   Над стеной стремительно выросли четыре гигантские, в сорок локтей, отвратительные фигуры - скелеты в болтающихся на костях коричнево-серых хламидах, в надвинутых на скалящиеся черепа капюшонах. Расчёт Разрушителей был точен: противников из рода людей прежде всего побеждает страх, древний и привычный, но воплотившийся вдруг злым чудом в реальность. И со вскинутых вверх костлявых ладоней потекли волны леденящего ужаса перед небытиём, того самого неизбывного ужаса, преодолеть который труднее всего разумному смертному существу. А предметным подтверждением этого ужаса стал ливень чёрных молний-стрел, хлынувший из пустых глазниц огромных гнилых черепов. Но за полсекунды до этого Эндар успел отдать приказ Отряду.
   Сидевшие на вёслах сгибали их чуть ли не под прямым углом (в ход пошло колдовство, запрет снят), стремясь к уже очень близкому берегу, - перед деревянной грудью ладьи и за её кормой вскипели буруны. А остальные, будто подхваченные могучим порывом ветра, прыгали за борт, прямо в воду - точнее, на воду, сделавшуюся вдруг упругой и превратившейся в опору под ногами. Воины рассыпались по поверхности отвердевшей воды и бросились вперёд, к чёрному кольцу. И тут извергнутый призраками поток чёрных молний достиг цели.
  

* * *

  
   Вверх метнулась частичка живого огня - Чёрная послала Вестника, последний сигнал своим, сигнал, способный пронзить всю толщу Миров и измерений. А энергию для этой волшбы она почерпнула в своей собственной жизни, отдавая её взамен, - так же поступил Князь Песков, пробудивший собственной смертью дремлющее в обелиске-кинжале заклинание.
   Но у Носительницы Зла не было под рукой могущественного артефакта, подобного Обелиску, и Эндар успел дотянуться и поймать Вестника, уже почти канувшего за Границу Миров, - ощущение было таким, как будто в руке трепыхается схваченная за крыло птичка. Вторым кратким заклятьем Алый Маг разъял структуру Вестника - перед глазами поплыли цепочки неведомых символов. Разбираться Катри не стал - оставим головоломки Серебряным. Властелин просто вырезал содержимое, как удаляют острым ножом сердцевину плода, оставляя толстую кожуру, и впечатал на пустое место всего лишь одну фразу из трёх слов: "Сюда пути нет". Потом он медленно разжал руку - Вестник исчез мгновенно.
   Второй слой последнего заклятья Чёрной Эндар не блокировал - не успел. Наверно, если бы он просто разрушил Вестника, а не занялся его потрошением, то сумел бы остановить пленницу, но Лесной Маг и не хотел успевать... Брать Разрушительницу с собой в качестве наложницы - сущее безумие (лучше уж сразу засунуть себе под одеяло речную змею - вроде той, что оказалась как-то в бассейне его спальни). Разве что превратить Магиню в безвольную куклу, но тогда какая в том радость? У него столько искренне влюблённых во Властелина женщин... Перевоспитание же Несущих Зло вообще не его увлечение. Оставалось только убить, как убивают непримиримого врага, когда нет иного выхода, но как раз этого-то Катри и не хотелось делать - наперекор всему. Пусть уж лучше она сама...
  

* * *

  
   Призрак шевельнулся, по его колышущемуся бесплотному телу пробежала короткая дрожь, и прозрачный силуэт начал наполняться цветом, обретая видимую осязаемость.
   - Натэна...
   - Да, Эндар, это я, точнее, часть меня. А тебе, наверное, теперь гораздо привычнее иное имя - Властелин?
   - Ты оказалась здесь при помощи этого? - Маг сжал между пальцами горячий - очень горячий! - амулет. - Почему же ты не пришла раньше, если уж ты знала, где я, и могла переместиться, пусть даже и не в своём изначальном облике? Дела или... или просто не было особого желания?
   - И дела тоже. - Копия слегка пожала плечами. - У меня их не меньше, чем у тебя, Властелин. А кроме того, насколько я могла заметить, тебе ведь совсем не было скучно, не так ли? - Фантомные дубли не имеют эмоций по определению, но Эндару отчётливо послышалась ядовитая издёвка в мыслеголосе призрака.
   - Послушай, Владычица, а тебе не кажется, что твои слова просто нелепы для твоего уровня? Мы с тобой эски, Маги Высших Рас, а Маги свободны в своих мыслях и деяниях - сво-бод-ны! Неужели ты проделала такой путь только для того, чтобы устраивать сцены? В конце концов, ты со своими любовниками и супругом что, занимаешься исключительно решением насущных проблем Мироздания?
   - Ты прав. - На лице призрачной Натэны не дрогнул ни один мускул, и голос оставался таким же бесстрастным. - Правда, с любовниками у меня не очень - в последнее время всё какие-то невкусные попадаются...
   - Извини, ничем не могу тебе помочь, - съязвил Катри, - разве что посочувствовать!
   - Не буду изображать из себя ревнивую жену, - фантом оставил колкость без внимания, - заставшую мужа за задиранием юбки у смазливой молоденькой служанки. Оставим это, хотя, не скрою, мне было не очень приятно созерцать твои... м-м-м... подвиги. Даже эски не могут быть полностью свободными от ревности. Но в отличие от тебя, я могу помочь тебе - и себе. Для этого я и пришла.
  
  
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ЯБЛОКО РАЗДОРА
  
   Гостья изящным движением поставила на инкрустированную перламутром поверхность низкого деревянного столика серебряный бокал с недопитым вином.
   - Как гостеприимный хозяин, ты умело поддерживаешь светскую беседу вот уже два часа, и при этом виртуозно уходишь от ответов на мои вопросы. Я, кажется, высказалась достаточно откровенно о том, что меня интересует, Маг. Не хочешь говорить, откуда ты, эск, - она подчеркнула последнее слово, - хорошо, я не буду настаивать. И так не вызывает никаких сомнений твоё нездешнее происхождение. Твоя магия - хотя бы та, которую ты пустил в ход в бою с Разрушителями, - это не чародейство Пограничного Мира, окраска у неё другая. Да и уровень волшебства... Мы давно и тщательно наблюдаем за этим Миром, и поверь, знаем его особенности очень неплохо. Давай оставим куртуазность - ритуал вежливости соблюдён - и поговорим, наконец, без обиняков. Ты представляешь известный интерес для нас, точнее - для меня. Что ты можешь мне ответить на это?
  

* * *

  
   Эндар выговорил у ледяноглазой гостьи отсрочку ответа - правда, совсем небольшую, всего несколько часов, - до заката солнца. У Мага оставался ещё один, наиболее приемлемый для него выход - бежать, но...
   Организованный широкомасштабный Исход тысяч и тысяч людей из Пограничного Мира требовал времени для подготовки, а его-то предусмотрительная Голубая Хранительница Эндару как раз и не оставила. Тщательный отбор наиболее ценных (причём их число не должно быть меньше определённого минимума, необходимого с точки зрения правила элементарного биологического выживания, - не два-три десятка в любом случае); плетение сложного заклятия для реализации коллективного перехода через Барьер Миров такой массы людей, не слишком сведущих в магии; да ещё и отыскание нового Мира, пригодного по очень многим параметрам, - всё это не осуществишь впопыхах.
   Бегство же с кучкой аколитов выглядело бесперспективным - Сообщество Свободных Магов не создашь из ничего. Придётся снова вовлекать в сферу своих интересов какую-нибудь Юную Расу, а это будет простым повторением того, что Катри уже пытался сделать здесь, в Пограничном Мире. Нетрудно предвидеть, чем такая попытка закончится - к нему снова заявится какая-нибудь местная Карисса или Хетта и предъявит обвинения в пресловутом нарушении вселенского Равновесия и естественного хода событий. Сильный Маг слишком серьёзная и значимая величина, чтобы оставаться всецело вне порядка Мироздания и вне той или иной структуры. Похоже, Крылатый был прав - не получится у Эндара существование по принципу "сам по себе".
  

* * *

  
   Нейтральный Мир оказался не самым уютным миром. Каменистая безжизненная равнина стелилась до горизонта, скрывающегося в плотной пелене тумана, перемешанного с паром гейзеров и дымом бесчисленных огнедышащих гор. Вязкие потоки густой полузастывшей лавы медленно ползли по россыпи громадных вулканических бомб, заполняя змеившиеся тут и там глубокие чёрные трещины и светясь зловещим оттенком тёмно-вишнёвого. Низкое серое небо плотно затягивал толстый слой клубящихся мрачных туч, из которых на раскалённую твердь низвергались водопады ливней. Коснувшись расплавленного камня, упругие водяные струи обращались в пар, с шипением возвращавшийся обратно в небеса. Бушевали чудовищные по силе почти непрерывные грозы, порождая каскады ослепительных молний, от которых лопались дымящиеся скалы. Луч солнца никогда не касался горячего мёртвого камня, мертвенный тусклый полусвет стёр границу дня и ночи. Ни голубой полоски реки, ни зелени травы - ничего. Жизнь - в любой её форме - ещё не вступила в этот Мир, терпеливо ожидающий своего часа и прихода Дарителей.
   И только в одном месте мертвящая монотонность была нарушена - магией. Когда-то здесь высился громадный вулкан, а потом гору разнесло мощным взрывом. Сила выброса энергии недр была столь велика, что исполинский каменный конус разорвало на мелкие обломки и частично распылило в атмосфере. Остался кратер - глубокая воронка свыше тридцати тысяч шагов в поперечнике, окаймлённая впаянными в застывшую лаву глыбами базальта и гранита. Заклятья Хранительниц воздвигли над кратером непроницаемый купол, выглядевший снаружи - на неискушённый взгляд - обычной крутой скалистой горой, только чересчур уж правильной для естественного образования формы.
   Внутри же Валькирии заботливо создали великолепный Мир в миниатюре: голубое небо с ласковым солнечным светом, зелень рощ диковинных растений - полудеревьев-полукустов, прихотливо вьющиеся меж мшистых камней серебристые змейки ручьёв. Никаких обычных входов-выходов купол не имел: Маги легко могли проходить сквозь каменную твердь, а для иных, не владеющих столь тонким искусством, сотворённый мирок и не предназначался. А в самом центре Уюта (так называлось это творение Звёздных Амазонок) белой драгоценностью на зелёном бархате пышной густой травы блистал Энтераон - Кров Согласия.
  

* * *

  
   В отличие от магического купола, отсекавшего Уют от ярящихся стихий первобытного Нейтрального Мира, Энтераон, как любая постройка любой гуманоидной цивилизации, имел обычный вход: ворота, ведущие внутрь белокаменного кольца. Створок у ворот не было, словно строители желали подчеркнуть, что запираться здесь не от кого. По обе стороны проёма, аккуратно разрезавшего камень стены сверху донизу, стояли две огромные статуи, обращённые лицами одна к другой, - изваяния смотрели друга на друга и сквозь друг друга. В камне чётко прорисовывались только черты прекрасных лиц - мужского и женского - и вьющиеся волосы.
   Тела каменных титанов определённых форм не имели - женская фигура походила на окаменевший бурлящий водный поток, закутанный в белую пену, мужская - на клубящееся тёмное грозовое облако. Древнейшие символы Инь и Янь, начало и конец Мироздания, вечно любящие и вечно ненавидящие, тянущиеся друг к другу, как две половины единого целого, и отталкивающиеся - как непримиримые противоположности того же целого. Забудьте распри, входящие в Кров Согласия, - они ничто пред ликом Вечности. Если творившие Энтераон хотели сказать именно так, то у них и это получилось. Однако ни Хетта, ни Карисса своих притязаний не оставили... Неужели жажда Власти превыше всего, даже Вечного?
  

* * *

  
   Неверно представлять себе многомерный поединок двух могущественных чародеев как схватку закованных в сталь рыцарей, яростно рушащих друг на друга тяжкие удары мечами, секирами и прочим разящим железом. Бой Магов трудно описать простыми человеческими понятиями - слишком уж странными методами он ведётся. Непримиримое столкновение двух сил, воплощающихся в самые невероятные убийственные формы, противостояние непрерывно творимых заклятий, призванных поразить или защитить - верх возьмёт не просто более сильный (в магическом смысле), а более умелый и опытный: тот, чья система боевого волшебства окажется совершеннее.
   На мраморе арены Энтераона не возникли фигуры двух гладиаторов, силящихся одолеть один другого под восторженный рёв распалённой зрелищем толпы (хотя по сути своей происходящее не очень отличалось от древних кровавых игрищ). Кров Согласия сделался своеобразным зеркалом, в котором зримыми образами отражались все перипетии битвы - понятно, что видеть всё это могли только Маги. Аколитам Властелина поначалу вообще не под силу было понять хоть что-нибудь - на плитах громадного цирка сшибались, изгибаясь и переплетаясь, дымные смерчи, пронизанные зигзагами ветвящихся молний; голубое небо Уюта то темнело дочерна, то вдруг делалось багрово-красным, словно оставшийся снаружи огонь дикого Нейтрального Мира прорывался под купол. Земля ощутимо вздрагивала, гладкий голубовато-белый мрамор рассекали стремительные линии чёрных трещин, образуя зловещий узор и тут же исчезая бесследно - матовая поверхность арены оставалась девственно гладкой. Но потом одна из ведьм сообразила: люди-маги соединили усилия и увидели то, что творилось - здесь, рядом, и одновременно где-то невообразимо далеко.
  

* * *

  
   В правой руке Викинг сжимал бесполезную уже шпагу с обломанным узким клинком - ничто против блеснувшего под голубым небом Уюта меча Неведомого Мага. Торфин швырнул жалкий обломок на плиты арены - металл коротко звякнул - и вскинул обе руки над головой, ладонями вверх (повреждённую левую ему удалось поднять с видимым усилием).
   Чуть подрагивающая полоса жёлтого света - Катри мог поклясться, что в ней мелькнули и оттенки голубовато-синего (подарок Хетты?) - мягко и бесшумно вошла в напряжённую вывихнутую ладонь, а правой рукой Торфин сделал неуловимо-быстрое круговое движение. С кончиков его пальцев сорвался рой крошечных, бешено вращающихся золотистых звёздочек - тонко запел рассекаемый их острейшими лучиками воздух. Мириады маленьких убийц неслись прямо в лицо алому эску.
   Меч в руке Властелина ожил - Чёрные Магини, и одна, и другая, хорошо научили Эндара отслеживать последний бросок. Ослепительный веер размноженного клинка закрыл фигуру Катри сплошной непробиваемой завесой. Жёлтые звёзды вскрикивали, натыкаясь на разящую магическую сталь, и умирали - падали на белый мрамор и застывали каплями расплавленного золота. А затем Неведомый Маг как-то сразу оказался рядом с Торфином.
   Почти никто из находившихся в Энтераоне не разглядел невероятно стремительного движения Властелина, тем более что Янтарный Тан так и остался стоять - в первый, самый краткий и самый длинный миг. Многим, видевшим начало выпада, показалось даже, что хозяин Пограничного Мира промахнулся.
   Магический клинок рассёк шею Викинга так молниеносно, что его голова ещё секунду-другую держалась на своём обычном месте. Одновременно иномерные отражения меча точно так же разрубили и все остальные тела Мага из Расы Бродяг Вселенной. Торфин умер раньше, чем волосы его отрубленной головы коснулись плит арены, а на белоснежный мрамор упали первые горячие алые капли. Эндар видел, как уходила Душа сражённого, просачиваясь в Тонкий Мир, но не сделал попытки снять скальп - слепок памяти. Честный поединок есть честный поединок - пусть уж зловещее колдовское мастерство Умерщвляющих Разум останется под спудом, слишком оно зловещее...
  

* * *

  
   Тёплый, живой, мягкий ветер порывами проносился по теснившимся под балюстрадой небольшого дома-виллы деревьям. На мраморной террасе в глубокой задумчивости стоял эск по имени Эндар (или Хан-Шэ, или Катри, или Властелин, или Неведомый) - у этого Мага было много имён, полученных им в самых разных Мирах Познаваемой Вселенной. Но всё-таки кто-то здесь хорошо знал его первое магическое имя.
   Большинство его воинов - Золотых Викингов и Молодых Магов - расположились внутри уютного строения, расслабляясь и медитируя - отдыхая в излюбленном стиле Магов. Некоторые бродили поодиночке и парочками среди кустов, невысоких деревьев и густой травы, занятые древнейшей игрой жизни - любовью - под призрачным светом двух лун этого Мира, зелёной и голубой, но большая часть дружины была настороже, прекрасно понимая, что оказываемое им Голубыми Хранителями гостеприимство скорее всё-таки враждебное, нежели дружелюбное.
   Катри стоял на балюстраде в одиночестве, в который раз пытаясь получить ответ на кажущийся неразрешимым вопрос: "Что же всё-таки делать?".
   Порыв ветра повторился, зашептала листва, и тут вдруг Эндар понял, что рядом с ним есть кто-то ещё - и не из его окружения. Деревья внизу кланялись ветвями, но вот одно из них... Да, конечно, это существо сродни зелени леса, однако это не растение!
   Одним движением Маг оказался рядом с загадочным созданием и ощутил биение Разума под пышной лиственной кроной. Фея? Нет - эскиня! А цвет...
   - Кто ты, и что ты здесь делаешь? - вопрос упал резко, как удар меча.
   Молчание, а потом негромкое:
   - Ты заблудился в лесу ласковых женских рук, Эн, и вряд ли помнишь даже моё имя, хотя когда-то ты предлагал мне брачный союз...
   Опала листва, тонкие ветви обернулись волной густых светлых волос, и прямо в душу Мага в упор взглянули пронзительно-знакомые зелёные глаза.
  

* * *

  
   Шоэр умирала. Тонкое изломанное тело Зелёной Магини бессильно распростёрлось на густой траве у стены дворца Властелина в Хамахере в такой неестественно-причудливой позе, что казалось каким-то нелепым, гротескным произведением сумасшедшего скульптора, понятия не имеющего о пропорциях и грации, о красоте. Волосы Шоэр так плотно переплелись со стеблями травы, что было непонятно, то ли трава внезапно побелела, то ли волосы умирающей эскини имеют странный зелёный цвет. Она ещё дышала, грудь её прерывисто вздрагивала, но всё реже и реже. Вечная Хозяйка всего Сущего - Смерть вот-вот должна была завладеть своей добычей.
   Единственное, что сейчас мог сделать Эндар - это крепко сжимать холодеющие запястья Инь-Ворожеи, удерживая её Душу на самой Грани Между. Даже могущественные Маги-эски не всесильны - можно регенерировать разрушенную биологическую оболочку, физическое тело, но когда смяты и разорваны структурные связи Тонких Тел, сдвинуты и перекручены иномерные составляющие того сложнейшего существа, которое определяется кратким и таким ёмким понятием "Маг", тогда уже всё поздно...
   А в голубом сияющем небе Пограничного Мира замелькали ещё более голубые искорки - подходили карательные отряды Звёздных Амазонок.
  

* * *

  
   Храм оседал, погружаясь в земную твердь: медленно, но неотвратимо. Карисса не теряла времени. Не сумев добраться до сознания Властелина (защита держала), она пустила в ход Заклинание Разъятия земных пластов, чтобы попросту утопить всю твердыню Неведомого Мага в толще земли, словно в топком болоте или в зыбучих песках. А дальше просто - люди умрут, а немногочисленных эсков одолеют числом. Заклинание работало медленно только потому, что оно было недостаточно скоординировано из-за поспешного перестроения воинства Амазонок.
   Эндар блокировал удар Королевы контрзаклятьем, но на это ушла почти вся энергия, которую он накопил для рывка в Астрал. Вся магическая рать Властелина снова лихорадочно черпала Силу из окружающего Мироздания, но время, время! Вот-вот к Королеве подойдут подкрепления, и следующей массированной магической атаки Храм не выдержит. Время... Время... ВРЕМЯ!!! Как же он мог забыть об этом!
   В следующий миг ладони Эндара легли на серо-матовую, морщинисто-шероховатую поверхность Орба Силы. Тюрьма Таинственных подрагивала, в глубине огромного шара перемигивались искорки. Духи Времени были встревожены, но бессильны предпринять что-либо самостоятельно. "Сейчас, сейчас, пленники Древних. Вы помогли мне одолеть фанатика-Серебряного и силу Чёрного Яда - пришло время возвращать долги..." - думал эск, запуская инициирующее заклятье.
   Алый Маг отнюдь не собирался взрывать темпоральную бомбу, убивая тем самым весь Пограничный Мир (да и себя, кстати, тоже). Заклятье Медленного Высвобождения пленённых Духов Времени (точнее, целую систему заклинаний, - пришлось немало потрудиться, задача оказалась, мягко говоря, очень непростой) эск закончил составлять незадолго до того, как к нему пришла не слишком приятная гостья по имени Карисса, но почему-то решил подождать с его применением (предчувствовал?). И вот теперь Катри плавно открывал замки темницы, именуемой Орбом Силы. Магической энергии для этого потребовалось совсем немного.
   Тонко-тонко запел ветер, и от вершины серой сферы потекли голубовато-серые струйки-ленты, раскручиваясь спиралями. Вверх, вверх, вверх, сквозь толщу свода подземелья Храма Хурру, сквозь стены, сквозь купол, сквозь магическую защиту - Таинственным она не помеха, - в сияющее небо Пограничного Мира, заполненное Валькириями Королевы Кариссы. Всё шире, шире, шире раскручиваются тугие спирали, и всё убыстряется и убыстряется их круговой бег-вращение. И там, где серовато-голубая змейка раскручивающейся спирали касалась живой материи...
   Это было поистине страшно. При всём своём умении Хранительницы ничего не могли противопоставить убийственной магии Духов Времени, да и вряд ли Голубые Амазонки вообще что-то знали толком о Таинственных. Эндар видел всё происходившее, и даже ему, прекрасно сознававшему, что перед ним беспощадный враг, сделалось как-то не по себе.
   На его глазах гибла красота. В принципе происходило то же самое, что ему показали Таинственные в истории Мёртвого Мира, только в локальном варианте. Совершеннейшей красоты женщины, попав под укус узкой текучей ленты-спирали, умирали почти мгновенно - и какой смертью! Вечно юные, они старились в течение мгновений, превращаясь в дряхлых старух, умирали в воздухе и падали на землю с тихим шелестом - падали уже клочьями иссохшей плоти и мелким крошевом рассыпающихся костей...
   "Будь оно всё трижды проклято..." - подумал Властелин.
   Сама Карисса погибла одной из первых. Королева шла в первых рядах - она была настоящим врагом, способным вызвать уважение. В считанные мгновения умерло несколько сотен Звёздных Валькирий, остальные бежали в истинно паническом ужасе, рассеиваясь в пространстве как можно дальше от жутких серых змей, - и их можно было понять. Слепая пляска Духов Времени собрала куда более страшную жатву, чем удар Абсолютного Оружия. Небо очистилось от зловещих голубых бликов, битва была выиграна, но впервые за сотни лет одержанная победа не принесла Алому Воителю привычного удовлетворения.
   Эндар даже не заметил, когда и как исчез Орб Силы, распался, перестал быть. Перед ним остался лишь пустой постамент, на котором неведомо сколько тысячелетий покоился серый морщинистый шар. Освобождённые Таинственные вернулись в свой привычный одномерный Мир, к своему привычному и малопонятному для иных Носителей Разума существованию, скорее всего даже не заметив, что при этом своём возвращении они унесли столько жизней. И тут вдруг Катри почувствовал что-то горячее на груди, под кольчугой.
   Амулет Натэны! Чёрно-белый камешек Янь-Инь!
   Маг сорвал с шеи тончайшую - но такую прочную - цепочку, испытывая непреодолимое желание уничтожить подарок дочери Тенэйи, избавиться от него раз и навсегда, поставить, наконец, точку в этой затянувшейся истории. Он сжал амулет в кулаке... и замер.
   Белая половинка Инь была ощутимо влажной. Камень плакал.
  

* * *

  
   ...Плотная человеческая масса сгрудилась на площади перед руинами Храма Хурру, окружённая учениками Катри, достойно выдержавшими страшное напряжение последних дней и часов, и отрешённо-бесстрастными жёлтыми эсками, привычно и умело замкнувшими контур Заклинания Кольца. Висела тяжкая тишина, только тихо потрескивали многочисленные факелы - над полуразрушенным городом сгущалась ночная тьма, а в небе загорались звёзды. И в эту вязкую тишину мерно закапали тягучие капли-слова заклинания - так воспринимался простым человеческим слухом отзвук творимых Властелином и его Магами чар. А затем многоликая живая тень затаившей дыхание толпы дрогнула и начала медленно таять. Через минуту площадь опустела, только кое-где валялись, чадя и догорая, брошенные, уже никому не нужные смоляные факелы...
  

* * *

  
   Кто дал тебе право решать за такое количество людей, что для них будет лучше, а что хуже? Существуют определённые Ненарушимые Законы Мироздания, преступать которые ни в коем случае не следует. Я давно хотела поговорить с тобой, но мне всё время мешали мои собственные дела. Ладно, успокаивала я себя, наиграется мальчик почти пятисот лет от роду с юбками и железками и повзрослеет. А теперь я очень жалею, что не сделала этого, Эн.
   В тебе нет настоящей ответственности, точнее, она только-только нарождается, хотя ей давно пора бы быть. Ты обвиняешь моих сестёр по Расе в излишней, на твой взгляд, жестокости, а откуда у тебя такая уверенность, что ситуация в твоём Мире не вышла бы из-под контроля? Что не нашёлся бы достаточно энергичный мерзавец - из твоих же учеников, вспомни хотя бы заговор Видящих, - который сверг бы тебя тем или иным способом и не сотворил бы такое, что в крови и слезах захлебнулся бы не один Пограничный Мир, а десяток Миров! Разве можно вкладывать в детские ручонки настоящее оружие?
   А ты сделал это, ты одарил незрелые души опаснейшими магическими знаниями. Ты же одиночка, а ошибка одиночки непоправима - как правило. И ты преступник, тут я согласна полностью с мнением Владычиц из Шести Доменов. Тебя следовало остановить - только, может быть, несколько иным способом, помягче. Не обижайся на мою резкость, пойми - мне так больно за всё случившееся! Мне жаль каждого из многих тысяч погибших, потому что мы по праву носим имя Хранительниц Жизни. Мне жаль и Шоэр, хотя здесь замешана ревность. Да, ревность! Потому что я люблю тебя, и любила всегда, Хаос бы тебя стёр своей Лавиной!
   Выслушай меня, наконец, - уходи оттуда! Уходи, пока тебя не прикончили, для меня это будет чересчур больно. Я жду тебя, и чем скорее ты придёшь, тем будет лучше. Только - прошу тебя! - перестань играть с Юными Носителями Разума. Всем им дано Вечнотворящим право самим выбирать свой Путь и свою Судьбу, пусть даже методом проб и ошибок. Подсказать им или удержать их на краю пропасти можно и должно, но делать из них игрушки - преступление.
   Иди ко мне, Эн, мы должны быть вместе! Никто не может быть один, ни единое живое существо, разумное оно, полуразумное, неразумное - неважно. Я жду тебя, поторопись - время беспощадно. Повторяю: я жду тебя, любимый...".
   А внизу с муравьиным упорством полз и полз через Астрал плотный человеческий поток.
  
  
   ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. КАМНИ ДОРОГ РВУТ САПОГИ
  
   "Похоже, и эта планета - не самое удачное место для выживания небольшого человеческого сообщества... Половина поверхности покрыта водой, собранной в обширные водоёмы - нечто среднее между морями и болотами; остальное занимают непролазные мокрые джунгли. Местность в основном равнинная, только кое-где над лесными дебрями поднимаются горные плато. Пожалуй, лишь на одном из таких плато и можно зацепиться... Солнце просвечивает тусклым пятном сквозь густой туман, от лесов и морей-болот ползут серые языки испарений (наверняка вредоносных). Жарко и влажно; и, скорее всего, полным-полно всякой заразы. А уж тварей в лесах и болотах - ползучих, прыгающих, летучих, плавающих! И все как на подбор: милые зверюшки, в изобилии оснащённые клыками, когтям, шипами, клешнями и прочими колюще-режуще-рвущими приспособлениями. Любой диете явно предпочитают мясную - незабвенный хугу-хугу из Великого Леса Пограничного Мира им прямой родственник...
   В общем, типичный - если я правильно усвоил уроки Хэнэр-шо по стандартной биогеологической историографии Мироздания - средний уровень развития жизни: Мир Ящеров. Как же тут оставлять людей? Да их здесь сожрут за пару недель, стоит только уйти Магам! Не очень-то похож этот Мир на Землю Обетованную, куда они так стремились... Единственное, что подходит, - это среда обитания: воздух для дыхания пригоден, воды более чем достаточно (с землёй хуже). Да и расположение - не так просто будет их здесь отыскать кому бы то ни было. И всё-таки не очень мне здесь нравится... Может, передохнуть и повести народ-беглец дальше? Уж больно страшноватое это местечко...".
  

* * *

  
   А люди Исхода - люди выживут, Эндар в этом почти не сомневался. Шоэр бы сюда с её талантами и способностями истинной Зелёной Матери - чудища джунглей брызнули бы от неё во все стороны перепуганными котятами, ей бы даже не пришлось никого убивать... Шоэр, Дарительница Жизни, погибшая, в конечном-то счёте за то, чтобы остались живы те, кого Властелин привёл сюда. И поэтому название этому Миру отныне будет - Мир Памяти Шоэр. Эндар постарается, чтобы название это не стало пустым звуком для поколений тех, кто будет здесь жить. И Молодые Маги, Лучшие из его Отряда, помогут ему в этом - уж они-то знают, кому обязаны успехом побега из Мира Кариссы.
   Люди справятся - на то они и люди. Тем более что с ними останутся все Лучшие - это Вождь Исхода решил твёрдо. Они останутся, плоть от плоти своего народа, останутся со своим Знанием и понесут его дальше, от одного поколения к другому. Люди обживут плато, увеличатся в числе - будет рождаться много детей, - а потом, через ряд поколений, спустятся вниз и пойдут всё дальше и дальше.
   И отступят джунгли, и кости ящеров выстелят высохшие болота, и весь этот Мир - Мир Памяти Шоэр - ляжет под ноги новой могучей человеческой расе, овладевшей магией. И завертится в связанной с этой планетой области Тонкого Мира Круговорот Душ, сходящих во всё новые и новые инкарнации, дабы продолжить Совершенствование. И так будет - обязательно. А если людям Мира Памяти Шоэр понадобится новая религия, они создадут её, и пусть там будет фигурировать Великий Отец, Вождь Исхода - Катри не против. Не забыли бы только, что кроме Великого Отца была ещё и Великая Мать, чья заслуга отнюдь не меньше, - а может быть, и больше. Да будет так!
  

* * *

  
   В центр круга, освещённого пламенем костра, выпущенной из лука стрелой вылетела Мерсена с горящими глазами и растрепавшейся гривой густых чёрных волос - удерживавший их ремешок лопнул от стремительного движения ведьмы. Молодая Колдунья подлетела прямо к Эндару и решительно бросила, забыв традиционное "Великий Властелин":
   - Им не надо будет искать сорок пятого, потому что их останется сорок три - нечётное число. Я иду с тобой! А если ты прикажешь мне остаться здесь и не возьмёшь меня, я прыгну вон с той каменной стены, - девушка взмахнула рукой в указующем жесте, - и забуду при этом Заклинание Полёта!
   Всё собрание замерло. Молодые Маги были ошеломлены дерзостью Мерсены, а Янтарные Викинги - в не меньшей степени - её решимостью. Суровые Странники-по-Мирам высоко ценили решительность во всех её проявлениях. Даже привыкший к Инь-выходкам Эндар был изумлён.
   - Это невозможно, Мерсена, - сказал он, стараясь при этом, чтобы голос его прозвучал как можно мягче, - у нас разные мерки жизни, и я надолго переживу тебя.
   - Я овладею магией омоложения и продления жизни, - нашлась Молодая Колдунья, - ты сам научишь меня этому. А я способная, очень способная, ты знаешь это!
   - Но там, далеко-далеко, среди во-о-он тех звёзд, меня ждёт женщина, - Эндар решился выложить перед сумасшедшей девчонкой свой основной козырь, - которая, возможно, станет моей женой...
   - А мне всё равно! - тут же отрезала ведьма. - Пусть себе ждёт! Она далеко, а я здесь, рядом. Повторяю, - в последний раз! - если ты решишь оставить меня в этом Мире, а не возьмёшь с собой, я убью себя тут же, на твоих глазах, и всех твоих магических способностей не хватит для того, чтобы удержать мою Душу от ухода в Тонкий Мир. Пусть тебе будет хотя бы стыдно...- При этих последних словах голос её чуть дрогнул, и Эндару показалось, что она вот-вот разрыдается. Но нет, Мерсена держалась просто великолепно, только глаза её полыхали таким неистовым синим огнём, что казалось, поднеси к ним сухую ветку - и она тут же вспыхнет самым натуральным пламенем.
  

* * *

  
   Мир за Миром оставались позади. Дружина Эндара - семь ватаг полного состава - уходила в Астрал плотным симметричным строем, совершала короткий переход и вновь возвращалась, меняя Реальность за Реальностью. Краткий отдых - и новый бросок сквозь причудливость гиперпространства. Тан раз за разом перелистывал слепок памяти Серебряного Мага, пытаясь уточнить местонахождение пресловутой Обители. Пока он точно мог сказать только лишь одно - место это замаскировано очень тщательно, может быть даже закодировано. Эндар чувствовал, что они где-то рядом, но снова и снова переход заканчивался промахом. Обитель оставалась призраком, миражом, упорно не желающим сделаться явью.
   Искателями овладел охотниче-поисковый азарт, они пустили в ход всё доступную им магию для отыскания Обители. Они проверили сотни астральных Троп, но все они вели к уже известным Мирам; они скользили вдоль стыков измерений, - вдруг да отыщется ещё одно, доселе неизвестное! - но ничего не нашли. Эндар ознакомил Викингов со своим трофеем - скальпом Познающего, и теперь Атаманы всех семи ватаг на каждом привале дружно ломали головы над этой загадкой. Кое-кто из них предлагал даже изловить кого-нибудь из Серебряных, отыскав его по характерному запаху магии Всеведущих, и расспросить хорошенько. Ведь, вполне логично предполагали Жёлтые Маги, если какая-нибудь община или приход Адептов Слияния избрала местом своего пребывания какой-либо из близлежащих Миров, а цель их путешествия также находится поблизости, то встреченные здесь серебряные эски с высокой степенью вероятности должны иметь то или иное отношение к Обители.
  

* * *

  
   Серебряный Маг - пилигрим, ставший пленником, - лежал на дощатом полу, надёжно спелёнатый заклятьем. Серебряные не слишком умелые бойцы, это общеизвестно, да и удар оказался слишком сильным и слишком неожиданным для Познающего. Капюшон свалился с головы Всеведущего, открывая костистое лицо с пронзительными глазами, и Алый Маг смог хорошо его рассмотреть. Да, тот самый - такой знакомый! - фанатизм, те же контуры магии, свойственной только Всеведущим (правда, с некоторыми специфическими дополнениями). И даже похож на приснопамятного Епископа, только калибром помельче...
   В комнате стало чуть тесновато - Золотые Маги вошли тоже, и эльфийка была тут как тут, и взгляд её горящих ненавистью зелёноватых глаз обжигал пленника так, что, казалось, на нём вот-вот вспыхнет одежда. Сигрид и Хьела - Янтарные Магини из ватаги Сварда - уже работали с недоумённо озиравшимся вокруг, но уже приходящим в себя Эккертом. Как и все носительницы начала Инь, жёлтые эскини обладали природными способностями к врачеванию и были незаурядными Целительницами. И теперь они осторожно, бережно и умело очищали сознание Эккерта от мерзкой паутины наложенного на него заклятья. Помощь Инь-Магам не требовалась, и Тан медленно и внимательно - ещё раз - прошёлся взглядом по лицу пленника.
   - Говори, мы с большим интересом тебя выслушаем.
   - Я не собираюсь ничего говорить, - прошипел Серебряный, и глаза его оставались по-змеиному холодными, - а победу ты торжествуешь рано, Жёлтый Бродяга.
   "Не слишком-то ты крепок, парень, да и с Магией Познания у тебя слабовато - хоть и претендуешь ты на имя Всеведущий" - подумал Эндар. Таном Янтарных он стал не так давно, и опытный Маг без особого труда различил бы многоцветность магии бывшего Капитана Алых. А на злобный ответ "языка" Эндар лишь пожал плечами:
   - Не хочешь говорить - не надо. Мы и сами узнаем у тебя всё, что нам требуется, и притом без всякого твоего согласия. Мы же Маги, и отнюдь не из начинающих!
   Свард и шестеро его воинов (Сигрид с Хьелой по-прежнему были заняты Эккертом) уже плели заклятье, предназначенное для того, чтобы просто и без затей вскрыть и выпотрошить и память, и сознание пленённого Мага Расы Серебряных Всеведущих, Стремящихся-к-Познанию Предельного Адептов Конечного Слияния с Вечнотворящим Высшим Разумом.
  

* * *

  
   Тягомотное бормотание колокола внезапно оборвалось. Несколько мгновений полной тишины, а затем колокол взорвался серией коротких частых ударов, означавших только одно - тревога!
   Янтарные Искатели быстро и сноровисто развернулись в боевой порядок, оставаясь пока на земле, а Эндар отрывисто бросил Мерсене:
   - Держись ко мне поближе!
   Молодая Колдунья повиновалась без единого звука. Девушку колотило, хотя уж в чём-чём, а в трусости её никогда нельзя было упрекнуть.
   До серых стен оставалось шагов четыреста, когда над крепостью вдруг появилось серебристое сияние, дрожащее и переливающееся. В его мерцании было что-то угрожающее, хотя контуров сплетаемых заклятий Эндар пока не различал. А затем прямо перед медленно продвигавшимися вперёд Викингами возникли три фигуры в уже знакомых платинового цвета плащах с капюшонами. Не фантомные копии, нет, - Сущности во плоти. Аббат и два Игумена - офицеры. Обтянутые пергаментной кожей костлявые лица и холодные глаза - Оголтелые как они есть.
   Средний из тройки - Аббат - поднял руку (ладонь повёрнута к Эндару в миролюбивом, но явно неуместном здесь, в Обители, жесте) и заговорил:
   - Незваные, я очень советую вам всем немедленно повернуть назад, покинуть этот Мир и забыть сюда дорогу. Для вас, Жёлтые, здесь нет ничего интересного, и тебе - не могу понять точно, какого ты цвета, - тут делать нечего. Хотя... Вот эту девчонку, - костлявый палец указал на Мерсену, - мы бы у вас с большим удовольствием купили.
   - Вероятно, ты нас с кем-то спутал, Всезнайка. Мы не работорговцы и не похитители Разумных, - голос Эндара звучал спокойно и ровно, хотя внутренне Алый Маг уже превратился во взведённую пружину. - Но вот похищенных мы бы у вас с большим удовольствием забрали.
   Аббат ничего не ответил - он всё понял. Три фигуры в плащах растаяли, а серебряное сияние над стенами монастыря-крепости бесшумно и быстро потекло вниз, на Эндара и его воинов.
   Дружина сжалась в тугой клубок, ощетинившийся защитными заклятьями. Серебристая муть упала на Искателей, неся с собой такое знакомое Эндару чувство слабости. Однако до паралича дело не дошло - бывший Капитан был не один, да и уровень владения заклинанием у тех, кто засел за серыми стенами, похоже, явно уступал уровню магии пресловутого Епископа.
   Эндар не стал проверять правильность своего предположения. Дружина Искателей, не тратя времени на анализ чуждой волшбы, попросту располосовала упавшее на них заклинание на перекрученные лоскутья и тут же ответила ударом на удар.
  

* * *

  
   Эндар потянулся к Волне и тут же отдёрнулся - ощущение было примерно таким, как если голой рукой коснуться раскалённого железа.
   - Уходим! Уходим, Тан! - ворвался в его сознание мыслекрик Сварда, и Эндар кивнул. Он уже понял, что это такое, и этого было достаточно.
   "Так вот как ты выглядишь, Волна Слияния, не понятие, а зримый образ. Вы всё-таки запустили Её, вынуждены были запустить, хотя и не собрали ещё достаточного количества жертв для вашего дьявольского жертвоприношения, а это значит, что мы выиграли наш бой. Сейчас вы торопливо и трусливо убираетесь прочь с дороги выпущенного вами же самими монстра, и если о чём и сожалеете, так это только о том, что всё придётся начинать сначала. Но мы не дадим вам начать сначала, не для этого погибли Лейнарта, Хьела, Сигрид и многие другие Янтарные Маги - десятки Викингов. Мы вернёмся сюда, обязательно вернёмся - не мы, так другие, - и день нашего возвращения станет для вас Судным Днём, потому что вы не имеете права быть, Оголтелые, вам нет места в Познаваемой Вселенной и в Мироздании вообще!
   Но сейчас надо отступать, Свард прав. Против чудовищной мощи Волны поредевшей дружине не выстоять, как не выстоять одиночной когорте Алых под натиском Лавины Хаоса. Продолжение боя грозит поголовной гибелью всем жёлтым эскам, а они обязаны выжить - выжить, чтобы сообщить".
   Бродяги Вселенной замыкали Кольцо. Серебряные эски, крутившиеся где-то поблизости, пытались помешать - хоть как-то, однако Викинги разметали поспешно творимые на их пути преграды. Оголтелые слишком осторожничали, слишком опасались угодить в объятья Волны, и поэтому их Заклинания Помех Переходу получились малоэффективными. Всеобщее правило Мироздания: возлюбивший убивать не слишком спешит умирать сам. "До встречи, убийцы, - подумал Эндар, - до скорой или не очень, но до неминуемой встречи...".
   Они успели - на остатках Силы - выскользнуть в Астрал из-под самого гребня зловещей тускло-серебряной клубящейся Волны, надвигавшейся на них с неумолимостью Рока.
  

* * *

  
   Какое-то странное ощущение коснулось сознания Эндара, резко - со скоростью горного обвала - усилилось и сделалось нестерпимо острым. В тишину и умиротворяющий покой Случайного Мира стремительно вторглось - скорее всего, выпало из-за Барьера Миров, - нечто: какая-то Сущность, несущая очень серьёзную магическую мощь. И оттенок окраски магии этого так внезапно появившегося существа был до боли знакомым - алый! Неужели... Да, так и есть - это кто-то из Алых Магов, и находится он где-то совсем рядом.
   Эндар торопливо взбежал на невысокую вершину безлесного, поросшего пушистой травой холма, у подножия которого струился ручей, остановился и огляделся.
   На обратном склоне холма, всего в десятке шагов от Эндара, раскинув руки, лежал ничком человек - вернее, эск - в боевом облачении Алых Воителей. И одеяние, и физическая оболочка - тело - этого эска явно носили следы жесточайшего боя. Алый плащ был изорван и прожжён в нескольких местах, знаменитый боевой комбинезон Рыцарей Дорог Миров на спине и на боках обильно окрашивала кровь, просочившаяся из-под кольчуги, - сам абсолютный металл нигде не пробило. Ауру лежавшего в траве эска исполосовали тёмные штрихи боли, и даже при беглом осмотре обнаруживались серьёзные ранения Тонких Тел. Это кто же его - и где - так отделал? Что за противник такой? Справиться с Алым Магом-Воителем совсем не просто, это Эндар знал точно - по собственному обширному боевому опыту.
   Одним прыжком оказавшись рядом с израненным собратом по оружию, - сработал многосотлетний инстинкт взаимовыручки воина, привычка, вошедшая в кровь и плоть, - Эндар бережно и осторожно перевернул тяжёлое тело... и оцепенел.
   Перед ним на расстоянии вытянутой руки в ласковой траве Случайного Мира лежал начальник одиннадцатой фаланги Десятого легиона Алого Ордена Командор Аргентар, чьим непосредственным подчинённым так долго был Капитан Эндар, командир третьей когорты одиннадцатой фаланги. Эндар даже отступил на шаг, не совсем доверяя собственным глазам.
  

* * *

  
   Эндару показалось, что время повернулось вспять. Развевающийся алый плащ Командора внезапно сменил цвет и резко поголубел, а в жёстких чертах Мага-Воителя проступили вдруг тонкие линии прекрасного лица Звёздной Владычицы Кариссы. Всё повторяется с почти полной точностью: кто-то жаждет власти и ставит его, Эндара, перед однозначной дилеммой - или-или. Помоги будущей Королеве - или она покарает тебя за нарушение Равновесия, за преступление против Мироздания. Стань в ряды сторонников Императора Аргентара Первого - или прими казнь за предательство, за преступление против Кодекса Ордена Алых Магов-Воителей. "Как они мне все надоели...".
   - Власть, Командор, особенно единоличная неограниченная, - это отрава. У неё очень горький привкус. Я имею право так говорить - я сам вкусил этой отравы. Ты сказал, что Инь-Магия пострашнее колдовства Чёрных Разрушителей, а я скажу, что власть - точнее, жажда власти, - грозит любому Носителю Разума куда более тяжкими последствиями, нежели совокупное применение всех видов чародейства Несущих Зло или Ставших-на-Путь-Зла, которые нам ведомы. Жажда Власти разрушительна сама по себе, изначально и в принципе, и защиты от этого не существует!
   - Ты что, пытаешься переубедить меня или просто решил осветить отдельные аспекты природы Зла? Так перевоспитывать меня бессмысленно, да и не тебе этим заниматься; а о природе Зла я знаю достаточно, ты уж поверь мне на слово.
   - Я не собираюсь тебя разубеждать, - Эндар покачал головой, - это действительно безнадёжно. Болезнь пустила слишком глубокие корни, тут оказалась бы бессильной даже наша любвеобильная Аэль. Я просто хотел объяснить моё отношение к данному предмету, объяснить предельно доходчиво.
   - А меня не интересует твоё отношение к проблеме власти, - отрезал командующий легиона, - не тебе дано стать Императором! Всё, что от тебя сейчас требуется - это дать чёткий и ясный ответ "да" или "нет" на чётко и ясно поставленный вопрос. И времени на долгие размышления, - Аргентар взглянул вверх, в ослепительно синее безоблачное небо, - у тебя нет. Скоро, как мне кажется, здесь будут другие Алые Воители, верные солдаты Ордена. Многие из них хорошо тебя знают и помнят, и мне будет несколько затруднительно объяснить им, куда же ты подевался и почему так долго отсутствовал. Разве что, - отмеченные шрамом губы Командора вновь тронула кривая (такая знакомая Эндару по былым временам!) усмешка, - сказать им, что ты выполнял спецзадание от Круга Посвящённых. Но ты Посвящённым не являешься - пока не являешься. Так что решай, и решай быстро! Я никогда не любил долго ждать, а сейчас тем более не люблю - у меня у самого мало времени.
   - Мало времени... - задумчиво сказал Эндар. - Я знавал - не так давно - одну Звёздную Владычицу. Она страстно мечтала стать Королевой и стала ей - с моей помощью. Вот только дорога к трону отняла у неё столько времени, что она умерла от старости, умерла дряхлой старухой, хотя это так несвойственно Магам вообще и Голубым Хранительницам в частности. Пугающая судьба, Командор.
   - Я никогда и ничего не боялся, бывший Капитан, и тебе это известно. - Аргентар не понял смысла сказанного Эндаром - он ведь не знал истории Королевства Шести Доменов. Перетрясти память своего былого подчинённого у Командора не было ни сил, ни времени, а сам Эндар ему ничего не рассказал - Аргентар его не спрашивал, наоборот, всё время говорил сам. Командор смотрел на Эндара и ждал ответа - прямого и чёткого. Ответа, который должен дать солдат на прямой и чёткий вопрос вышестоящего командира.
   - Мне очень жаль, - очень спокойно проговорил Эндар, глядя прямо в глаза начальнику одиннадцатой фаланги Десятого легиона Ордена Алых Магов-Воителей, а ныне временному командующему этого легиона и претенденту на корону Императора ещё несуществующей Империи Алых, и слова беглого Мага прозвучали невероятно и дико - такого никогда не сказал бы один Алый Воитель другому, - что ты вышел живым из побоища в Большом Гнездилище, что тебя не накрыл чёрный язык Лавины Хаоса, - ощущение, кстати, незабываемое! - и что Дикие Твари Астрала уделили тебе недостаточно внимания - явно недостаточно.
   На этот раз Аргентар его понял. Он ничего не ответил, но глаза его сделались вдруг совершенно бешеными. Удивительно - эски, как известно, безэмоциональны, тем более эски-Маги уровня почти Магистра Ордена Алых Магов-Воителей, лучших бойцов всей Познаваемой Вселенной.
  

* * *

  
   Девушка лежала навзничь, широко раскинув так хорошо умевшие обнимать руки, роскошные чёрные волосы пологом расстелились по траве. Она была мертва, мертва уже необратимо, её Душа ушла своей привычной дорогой, пока Эндар добивал своего страшного противника. А прекрасное тело Мерсены (девушка была очень красивой - даже по меркам эсков) было чудовищно и беспощадно разодрано от горла до низа живота, как будто ведьма попала под сокрушительный удар когтистой драконьей лапы. Вместо совершенных форм и бархатистой кожи (Эндар хорошо помнил её тепло) была теперь мешанина из мяса, сломанных костей и внутренностей, обильно залитая кровью. Не пострадало только лицо - оно осталось точно таким же, каким было всегда, лишь приобрело цвет белого мрамора. Капли крови разлетелись широким веером далеко по сторонам, однако, чуть приглядевшись, Маг понял, что большая часть капель - вовсе не кровь. Это были сочные алые ягоды, которые Молодая Колдунья заботливо собирала - для него...
   Вот и всё. Прощай, Мерсена...
   Перед внутренним взором алого эска вдруг побежала череда женских лиц - лиц Инь-существ, так или иначе погибших за него или из-за него.
   ...Одурманенная ведьма Мириа, живое орудие заговора Видящих...
   ...Та девушка из Отряда - её Первичная Матрица не ушла бы, не поддайся он ревности и мстительности и не займись Иридием после гибели крейсера галактиан...
   ...Лесная дикарка Хоэ, убитая Несущими Зло в тот миг, когда она осмелилась бросить призыв-крик о помощи, обращённый к нему, Эндару...
   ...Аэль... Нет, вот здесь он не при чём - Аэль погибла из-за Техномага (хотя тоже - из-за мужчины!)...
   ...Чёрная Магиня, имени которой он так и не узнал, - она покончила с собой, после того, как он...
   ...Шоэр, Дарительница Жизни, спасшая их всех и пожертвовавшая собой...
   ...Шемреза, оставшаяся под руинами разваленного голубыми молниями Звёздных Валькирий дворца Неведомого Мага в Хамахере...
   ...Ледяноглазая Владычица Карисса - она, правда, была откровенным врагом, павшим в бою...
   ...Янтарные Викингессы Сигрид, Лейнарта и Хьела, погибшие в Мире Обители, - их лица он помнил смутно. А ведь если бы они не ввязались в такую затяжную и упорную драку... Будь Таном тот же Свард, командуй он дружиной, жёлтые эскини остались бы живы. Искатель отступил бы раньше, прекратил бой и отвёл бы своих, как только стало ясно, что узнали они уже достаточно, а противник им явно не по зубам. А он, Эндар, упрямо старался искупить свою вину - чужими жизнями...
   ...И, наконец, Мерсена, Молодая Колдунья Мерсена, чьё изуродованное тело лежало перед ним и ещё не остыло. Мерсена, неудержимая и отчаянная в любви (да и во многом другом) девчонка - чистейшей воды жертва, отдавшая свою жизнь только лишь для того, чтобы продолжал быть он, эск по имени Эндар, - для Мерсены он навсегда остался Властелином... Бедная девочка, она сама решила все проблемы...
   Как же так? Издревле и всегда мужчины погибали ради того, чтобы оставались живыми женщины; мужчины умирали из-за женщин, но никак не наоборот! Или же это жестокая плата за то, что Инь окончательно и бесповоротно добился равенства с Янь (и даже, зачастую, превосходства)?
  

* * *

  
   Арканы лопались с каким-то чавкающим звуком, лопались один за другим, лопались быстрее, чем Алые Воители метали новые. В черноту межзвёздной пустоты из-за Границы Миров пролился поток голубого света. Голубой водопад прянул прямо в середину свалки, центром которой был беглый Алый Маг по имени Эндар (другие его имена уже сделались достоянием прошлого), и рассыпался-расплескался десятками сияющих капель-искр. Не так давно, в Пограничном Мире, точно такие же голубые искры несли в себе смертельную угрозу, а теперь они означали спасение.
   Воители явно растерялись - уж чего-чего, но такого они никак не ожидали! Звёздных Валькирий было много - гораздо больше, чем Алых. Натэна (а в том, что Владычица здесь, Эндар не сомневался, он уже различал её ауру, и амулет-подарок помогал ему в этом) привела с собой не меньше клана - полсотни очень сильных Магов.
   Эндар не промедлил - ошибок других повторять не стоит. Он разорвал остатки пут на своих телах, одним броском преодолел всё ещё разделявшее его и Натэну расстояние и упал - во всех смыслах этого слова - в ликующее тепло серых глаз Голубой Хранительницы Жизни.
  
  
   ГЛАВА ПЯТАЯ. ВЫБОР
  
   Тишина... Тишина и покой, только необъятный поток солнечного света затапливает огромную комнату, скорее даже зал, до краёв. Теплый свет льётся сквозь высокие стрельчатые окна непрерывно, плещет по украшенным мозаичными панно стенам, по узорчатому мраморному полу, дробится в камне и снова сливается в единое целое. Камень по природе своей холоден, но сейчас он сделался тёплым, впитав щедро даримый солнцем свет, - по такому камню приятно ступать босыми ногами...
   Сознание, за столько лет - а особенно за последние месяцы и дни - привыкшее к непрерывному напряжению, к состоянию опасности и готовности противостоять этой опасности, никак не может воспринять и усвоить тот простой по сути своей факт, что Дороги Миров привели, наконец, к надёжно защищённому и уютному пристанищу, что можно перевести дух, и что нет ровным счётом никакой необходимости постоянно генерировать атакующие и защитные заклятья.
  

* * *

  
   - Пойдём. Нас ждут в Храме Инь.
   Окружающее завертелось, рассыпаясь фейерверком разноцветных холодных искр, и через несколько мгновений они оказались в Храме.
   Эндар не видел Храма снаружи, но внутреннее убранство святилища Инь поражало (хотя Мага удивить трудно) сообразностью и духом древности.
   Средних размеров зал окольцовывал по периметру ряд высоких колонн, подпиравших куполообразный голубой, таинственно мерцавший свод. Цвет самих колонн чередовался: чёрная - белая, чёрная - белая, а из-за них, из пространства между колоннами и стенами, лился тёплый живой свет, подобный солнечному. А в центре зала, на подковообразном возвышении, были установлены четыре кресла, на которых восседали четыре Голубые Хранительницы, четыре Магини в традиционном голубом, четыре Звёздные Владычицы четырёх из пяти доменов Объединения - пятым был домен самой Натэны.
   Взгляды всех четверых коснулись вошедших, а затем зазвучал мягкий, но полный магической Силы голос:
   - Подойдите, желающие стать женой и мужем!
   Говорила какая-то одна из Владычиц, скорее всего самая старшая по возрасту, но кто именно, разобрать было невозможно.
   Когда Натэна и Эндар послушно сделали несколько шагов и оказались в самом центре полукруга, образованного четырьмя креслами, та же Владычица заговорила снова:
   - Вы действительно хотите сделаться супругами? Вам на самом деле нужно делить не только ложе, но и всё остальное, из чего соткано бытиё: боль и радость, кровь и слёзы, труды и заботы, печаль и отдохновение? - Выдержав краткую паузу и дождавшись одновременно произнесённого Голубой Магиней и Алым Магом "да", она продолжила. - Да будет так! Да сольются ваши Дороги Миров!
   - Да будут ваши воплощения долгими и счастливыми, и наполненными светом!
   - Да родится новое, и да подарите вы Пяти Доменам достойную наследницу!
   - Да не произнесут уста Королевы слов - "я намерена расторгнуть наш брак"!
   Теперь говорили все Владычицы по очереди, и каждая произносила свою, предписанную ритуалом фразу. И наконец:
   - Перед лицом Вечности, пред ликом Вечнотворящего, перед всем Мирозданием: отныне вы, Таэона и Коувилл, Облечённая Властью и Совладеющий Миром, жена и муж!
   Тихо-тихо полилась трепещущая музыка, несущая древнюю магию Инь.
  

* * *

  
   За каких-то неполных десять лет невестка бывшей Владычицы этого звёздного домена Натэна сделалась Звёздной Владычицей сама, а потом стала Королевой Таэоной, завоевавшей расположение почти всех, за малым исключением (исключения всегда имеют место быть), обитателей Ключевого Мира - своеобразной столицы всей Грозди Миров, слагающих домен Голубых Магов-Хранителей Жизни. И даже её поступок - скоропалительный развод с первым супругом (а ведь именно брак с Эмиахом и позволил ей получить приоритетные права на статус Звёздной Владычицы) и поспешное новое замужество - не вызвал ни малейшего осуждения. В Инь-Мирах постулат "Любовь всегда права!" издревле считался аксиомой.
   Поэтому-то ликование всех присутствующих было неподдельным и ненаигранным - да и трудно быть неискренним в обществе владеющих магией. На торжество была приглашена вся магическая элита Объединения Пяти - Главы фратрий и Владычицы доменов, Мудрые, а также кое-кто из занимавших не столь высокое положение - Таэона имела настоящих подруг среди Валькирий рангом пониже. Всего в зале находилось более двухсот эсков - почти все Инь-Маги прибыли с мужьями или с избранниками, которым предстояло стать мужьями, - появиться на празднике бракосочетания Королевы с любовником считалось несколько неприличным.
   Было много цветов, музыки и вина. Эндар, чуть пригубив первый бокал, изумлённо посмотрел на молодую жену, которая лишь улыбнулась в ответ. Рубиновое вино из горных ягод, излюбленный напиток выходцев из Закольцованного Мира, оказалось настоящим, а не сотворённым. За те три дня, которые Эндар и Натэна обязаны были выждать перед церемонией свадьбы, Таэона успела связаться с матерью и получить от неё этот свадебный подарок.
   Были и речи, но пересказывать их содержание нет смысла: все они, так или иначе, сводились к одному - к пожеланию счастья. В общем, пир удался - в полном соответствии с ритуалами и традициями голубых эсков. И молодая чета, и гости уже несколько утомились праздновать, и пиршество приближалось к своему естественному завершению, когда странный и неприятный холодок пробежал в воздухе.
   Ощущение было такое, словно в жаркий летний день вдруг ворвалась струя стылого зимнего ветра, убивающего цветы. Смех и разговоры как-то разом стихли, и присутствующие на торжестве гости - Маги быстро чуют неладное - почти одновременно обернулись к дверям.
   На пороге пиршественного зала стоял гонец, и снедавшее его беспокойство можно было явственно различить даже без применения магии.
   - Королева, прибыли Алые, и они хотят видеть тебя - незамедлительно.
  

* * *

  
   - Мы требуем выдачи беглеца, Королева Таэона, - кем бы он ни был здесь! В случае же твоего категорического отказа мы не можем гарантировать сохранение дружеских отношений между Орденом Алых Магов-Воителей и Объединением Пяти Доменов Голубых Хранителей Жизни. По нашим законам, по Кодексу Ордена, этот эск уже мёртв - его Кристалл Памяти в Пантеоне уничтожен, и такая же судьба ждёт и его воплощённую Сущность!
   По залу пронёсся лёгкий, едва различимый шорох-вздох, но на лице Таэоны не дрогнул ни один мускул, и аура Магини светилась по-прежнему ровно.
   "Ого! - пронеслось в сознании Эндара. - Надо же, какое серьёзное значение придаёт могущественнейшая магическая иерархия Познаваемой Вселенной моей скромной персоне! Хотя, конечно, не стоит переоценивать свою роль в истории - Орден просто не хочет создания прецедента, который может положить начало целой серии подобных случаев. Зато создан иной прецедент: Магистры пренебрегли неприкосновенностью Пантеона. Власть превыше закона - потому-то власти так упорно добиваются... Но неужели они готовы даже начать войну?".
   Отвечая на его мысли, вновь зазвучал голос Натэны, однако теперь в её голосе кроме льда появился и зазвенел металл, тот самый металл, из которого куют клинки:
   - Если я правильно поняла уважаемого гостя, - Королева умышленно не изменяла форму обращения к посланцам, - ты угрожаешь мне войной? Орден Алых Магов-Воителей собирается разорвать многотысячелетний мир и союз между нашими Расами из-за частного случая?
   - У меня нет полномочий на объявление войны, Королева, - Алый Маг всё-таки старался поддерживать видимость вежливости, - однако, согласно полученным мною инструкциям, я могу сказать, что Совет Магистров не остановится перед крайними мерами в случае твоего несогласия с нашими требованиями. И не следует уповать на то, что конфликт между Орденом и Объединением будет означать полный разрыв отношений между Алыми и Голубыми. Твоё королевство - да, оно примет волю верховной правительницы, но другие домены Хранителей... Разобравшись в сути вопроса, они не будут вмешиваться, а уж мы постараемся сделать так, чтобы они непременно разобрались.
   "Маленький камешек рождает камнепад, снежинка срывает лавину... Неужели мне, Эндару-Коувиллу, суждено стать этим злосчастным камешком?"
  

* * *

  
   ...Когда Алые Воители удалились (не приняв приглашения к трапезе), ушли ни с чем (хотя почему же ни с чем, они ведь узнали столько для себя - и для Магистров - нового и интересного), и Королева с Коувиллом также покинули тронный зал и вернулись в свои покои, тогда Таэона снова стала Натэной.
   - Я очень испугалась за тебя, Эн, - тихо проговорила она, прижавшись к мужу всем телом, - и за тебя, и за весь мой народ. Война с Орденом Алых Магов - страшная вещь, мой Маг, но не могла же я, в самом-то деле, отдать им тебя!
   - Твой испуг совершенно не был заметен, Тэна, - Эндар коснулся кончиками пальцев её щеки, - ты держалась просто великолепно. А что до войны - так её не будет, моя Магиня! Поверь, я достаточно хорошо знаю образ мышления верхушки Ордена - Магистры, при всей их воинственности, осторожны и рассудительны, и вовсе не склонны принимать опрометчивые решения. Ситуация прояснилась, им не в чем более меня обвинять, да и забот у них теперь будет предостаточно - сеть заговора Аргентара обширна, насколько я мог понять. Я бы сдался, если бы твоим Мирам всерьёз угрожала истребительная война - моя жизнь не стоит стольких смертей.
   - Если бы мне, - сказала Натэна, глядя прямо в глаза Эндара, - пришлось пожертвовать тобой для спасения моих сестёр, то Объединению Пяти Доменов пришлось бы выбирать новую Королеву. Я не смогла бы пережить такую потерю.
  

* * *

  
   Эндар, став Коувиллом, получил редчайшую возможность увидеть изнутри, как именно функционирует созданная Голубыми Магами-Хранителями невероятно сложная система опеки Жизни. И работала эта машина бесперебойно и чётко, чутко реагируя на малейшие изменения "объекта контроля". Совершенство вселенского "механизма" Звёздных Владычиц заставило бы любого Технолидера тут же удавиться от безысходной зависти первым же попавшимся под руку куском электрического провода.
   А Натэна, раскрывая перед мужем всё новые и новые Миры своей (и его) вотчины, ни на миг не забывала о другой цели их путешествия по Дороге Миров - она подбирала подходящее время и место для зачатия ребёнка. Их дитя должно быть незаурядным само по себе - дочь Первой Королевы будет иметь Приоритет при наличии равной соперницы, но во всех прочих спорных ситуациях право стать Второй Королевой ей придётся доказывать.
   И Таэона отыскала требуемое - Мир, пропитанный волшебством, где соответствующая область Тонкого Мира отличалась высокой концентрацией Совершенных Душ.
   Они зачали наследницу - эски нисколько не сомневались в том, что их первенцем будет девочка, - под звёздным небом с девятью разноцветными лунами, в шатре из листвы и веток, на ложе из душистой травы. Неумолчно гремел водопад, и звучали в ночи таинственные голоса загадочных обитателей леса...
  

* * *

  
   ...Шло время, текло себе безмятежно и бестревожно. Страницы дней складывались в главы месяцев, образуя книги годов. Фолианты лет выстраивались на полках Вечности в ряды веков и вереницы тысячелетий. Бег потока времени различен в разных измерениях - эски ориентировались на своё стандартное время. В Ключевом Мире Натэны минуло около сорока стандартных лет, и за все эти годы не произошло ничего такого, что могло бы всерьёз нарушить установившийся ритм жизни Королевства и его обитателей.
   Звёздная Принцесса превратилась из ребёнка в девочку-подростка, а затем и в совершенную в своей красоте девушку. В выборе Пути ни сама Энна (Принцесса носила пока детское имя, данное ей при рождении), ни её родители не сомневались - девушка училась истинному владению магией. Прогнозы Мудрых относительно её колдовских возможностей оказались точными: далеко ещё не закончив обучения, Звёздная Принцесса с изумительной лёгкостью оперировала сложнейшими системами заклятий, повергая в восторженный трепет всех без исключения Учителей.
   А Коувилл и Таэона привели в Мир брата Энны. У мальчика ещё не было имени, но Эндар (в Объединения его иногда называли Фиолетовым Магом - из-за смешения алого и голубого цветов магии) уже видел сына стоящим во главе элитного отряда Магов-бойцов, составленного исключительно из юношей. Времени для обучения будущих воинов у Коувилла было теперь предостаточно, а сам бывший Алый Воитель (памятуя собственный горький опыт) считал, что погибать в бою - это всё-таки удел мужчин. Спору нет, Звёздные Валькирии великолепны в битве, но... Не хватит ли Инь-смертей, виденных Эндаром на Дорогах Миров?
   Казалось бы, самое время поставить точку в Рукописи Памяти Звёздной Пары - Эндара и Натэны, созданных друг для друга и нашедших друг друга, - ведь у них всё хорошо!
   Но всё дело в том, что почти никогда ни человеку, ни эску, ни даже богу или демону не удаётся поставить точку тогда, когда он этого захочет, - есть куда более могущественные силы. Будущее вероятностно, и видеть его наверняка даже Магу дано только тогда, когда он уже не в силах что-либо изменить - когда выбор уже сделан.
  

* * *

  
   - Моя Королева, в Мире Жёлтой звезды происходит что-то нехорошее. - Селиана, Глава фратрии Птицы из собственного домена Натэны была встревожена; беспокойство читалось не только в её ауре, но и на лице, и в чуть более порывистых, нежели обычно, движениях статной фигуры голубой эскини.
   - И что же именно, Селиана? - Таэона сохраняла свою обычную невозмутимость - в Объединении десятки и сотни обитаемых Миров, и в каждом из этих Миров нет-нет, да и происходит что-нибудь нехорошее.
   - Мы отметили странные возмущения в естественном магическом фоне, и оттенок проявившегося откровенно неприятный, - пояснила Селиана, - если не сказать угрожающий. В этой стандартной планетной системе Привычного Мира Галактики нет владеющих магией рас, там присутствуют только природные потоки вселенской колдовской энергии - стихийные. И вдруг следы магии управляемой! С моего ведома туда была направлена боевая семёрка для обычной контрольной проверки, и вот тут-то и началось самое странное - смотрите.
   "Система Жёлтой звезды, - подумал Коувилл, - знакомое место. Доводилось бывать в этих краях, лет этак двести назад - стандартных лет, разумеется. С тех пор, как Дарители создали на Третьей планете настоящего человека, на самой этой планете минуло около тридцати тысяч местных лет. А так - ничего особенного, окраина Галактики - периферия, звезда - жёлтый карлик, десять планет, из них зелёные эски сочли перспективной только Третью - и сделали свою работу ещё в незапамятные времена. Потом привили Разум - сейчас там бронзовый век вперемежку с неолитом, первые города и первые государства соседствуют с дикими племенами, расселившимися в основном в северном полушарии. И Селиана права, серьёзной магией на планете и не пахнет. Но Глава фратрии Птицы очень сильная Магиня, с хорошим чутьём, - она не станет поднимать тревогу по пустякам. Недаром она должна вот-вот возглавить Синклит Мудрых всего Объединения - вполне заслуженно...".
  

* * *

  
   За какие-то доли мгновения оба поняли, что на этот раз они видели не вероятностное, а истинное будущее, причём будущее ближайшее. Такое случается только тогда, когда видящий будущее уже не в силах что-либо изменить...
   ...Скрежет разрываемого корпуса звёздного корабля, ощущение отчаяния и бессилия... видимая в разрывах облаков поверхность какого-то Мира (не какого-то - Третьей планеты, Голубой планеты), тошнотворное ощущение неуправляемого падения с огромной высоты... И те же самые тонкие пальцы, судорожно переплетённые с его пальцами...
   Неужели и это истинное будущее? Неужели и это случится - и совсем уже скоро? Разум отказывался смиряться с неизбежностью, он не понимал и не принимал этой неизбежности, не хотел её принимать.
   Жара становилась нестерпимой. Оболочка помутнела, утрачивая свою прозрачность от нагрева. Каким-то краешком сознания Эндар уловил скользнувшую где-то на пределе досягаемости тёплую струйку оживающей магии, потянулся к ней из последних сил...
   Поздно.
  
  
   ОТКРОВЕНИЕ ВТОРОЕ
   ТОЛКОВАНИЕ СНОВ
  
   Жрец вздохнул, сел у каменной ступеньки на плетёный из тростника стул - дерево здесь, в Междуречье, поистине бесценно, - и придвинул к себе медную доску с аккуратно выложенными на ней небольшими прямоугольниками из сырой глины. Из-под острой палочки, зажатой в проворных пальцах, побежали цепочки значков-символов - через много-много лет они станут клинописью. Пройдя жар печи, пластинки обретут твёрдость, и выдавленные на них знаки сохранятся на века и тысячелетия - если, конечно, обожжённая глиняная страница не хрустнет под грубым сапогом очередного завоевателя и не превратится в кирпичное крошево под развалинами.
   "Знамения страшны, и возвещают они гнев богов. С небес падают звёзды, и тьму ночи рвут сполохи голубого пламени. Пророчества предрекают ужасное - потопы и землетрясения, и гибель многих. Остается только взывать к богам, умоляя их смягчить разгневанность и не карать нас столь жестоко. Однако боги так часто остаются глухи к молениям смертных..."
   Жрец оторвался от своих записей и снова посмотрел в тёмное небо. Как раз в этот миг упала ещё одна звезда. Яркая, она прочертила свой огненный путь через черноту ночи и угасла.

К о н е ц

...а может быть, только начало?

  

Санкт-Петербург, 2002-2005 гг.

  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"