Контровский Владимир Ильич: другие произведения.

Репетиции Хиросимы, или новая стратегия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.26*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В этом году исполняется 60 лет со дня первой в истории человечества атомной бомбардировки. Но в этом же году есть ещё два мрачных юбилея: 60 лет назад был разрушен Дрезден и сожжён Токио.


РЕПЕТИЦИИ ХИРОСИМЫ, ИЛИ НОВАЯ СТРАТЕГИЯ

Владимир Контровский

   В этом году человечество встретит трагическую дату - 60-летие атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Но в этом же году есть и ещё два мрачных шестидесятилетних юбилея - 13 февраля 1945 англо-американская авиация разрушила Дрезден, а в ночь с  9  на 10  марта  1945 года американские "Б-29" сожгли Токио. Оба эти авианалёта с полным основанием могут рассматриваться как репетиции ядерных ударов не только по количеству жертв, но и по новому подходу к задаче бомбардировок: отныне таковой стало сознательное и целенаправленное уничтожение мирного населения для достижения поставленных стратегических и политических целей.
  

Репетиция первая. Тройной "Удар грома"

  
   До рокового февраля 1945 Дрезден счастливо избегал судьбы Гамбурга, Кёльна и многих других немецких городов, уже испытавших на себе кошмар "ковровых бомбёжек". К четвергу 13 февраля поток беженцев, спасающихся от наступления Красной Армии, которая находилась уже в 60 милях, увеличил население города до миллиона с лишним. И вот в 22.09 на город была сброшена первая бомба. Восемьсот тяжелых английских бомбардировщиков "ланкастер" первой волны за 24 минуты обрушили на Дрезден почти полторы тысячи тонн фугасных и около тысячи двухсот тонн зажигательных бомб.
   Атака была комбинированной - по уже отработанной в предыдущих операциях "Миллениум" (Кёльн) и "Гоморра" (Гамбург) технологии. Сначала сбрасывались мощные фугасные бомбы - многотонные "блокбастеры". Такие бомбы пробивали дома насквозь, до первого этажа. Взрывами напрочь срывало крыши и вышибало окна, а огнеупорные перегородки внутри зданий разрушались. Затем на вскрытые строения градом сыпались фосфорные бомбы и зажигательные стержни. Пустая коробка дома превращалась в печь с превосходной тягой, и гудящий воздух раздувал любой маленький очаг возгорания до огромного костра. А напоследок сбрасывалась заключительная порция - осколочно-фугасные бомбы с механизмами замедленного действия, предназначенные для поражения людей из спасательных отрядов и пожарных команд: они ведь могли помешать отдельным пожарам слиться в единое всепоглощающее огненное море.
   Цель была достигнута - сотни пожаров соединились в один громадный. Гигантские массы воздуха всасывались в образовавшуюся воронку и создали искусственный смерч. Тех несчастных, которых поднимали вихри, швыряло прямо в пламя горящих улиц. Те, кто прятался под землей, погибали от удушья (кислород попросту выгорел) или умирали от жара (температура воздуха резко повысилась до 1000 градусов). Человеческая плоть превращалась в пепел или плавилась - от людей оставались лишь горячие влажные пятна.
   "Я ничего толком не могла рассмотреть, - вспоминает очевидец тех страшных событий Нора Ланг, - из-за искр, которые летели отовсюду прямо в лицо. Мы с братом бежали из дома на набережную Эльбы. В реке плавали обуглившиеся трупы".
   Через три часа (в 01.22) над горящим Дрезденом появились американцы. На этот раз самолётов было вдвое больше, но несли они исключительно зажигательные бомбы. Перед бомбардировщиками стояла задача распространить пламя на всю территорию города, и они эту задачу успешно выполнили - над городом встал трёхкилометровый столб бурого дыма.
   Затишье выманило людей из бомбоубежищ. Спасаясь от страшного жара, тысячи и тысячи жителей бежали в центральный парк Дрездена - Гросс-Гартен. Там их и накрыла рукотворная огненная волна - свидетели рассказывают о земле, пропитавшейся на несколько футов вглубь растопленным человеческим жиром...
   Утром 14 февраля, в 10.35, прогремел третий "Thunderclap" ("Удар грома" - название операции): город атаковала последняя волна самолётов. Американские бомбардировщики "работали" 38 минут. Эта атака была не столь масштабной, как две первые, но отличалась изощрённой и хладнокровной жестокостью: лётчики добивали вырвавшихся из огненного ада абсолютно беззащитных людей.
   Кроме бомбардировщиков, в налёте участвовало большое количество истребителей "Мустанг". Они летели очень низко и расстреливали все, что двигалось, включая колонну спасательных машин, которые прибыли эвакуировать выживших. Одна атака была специально направлена на берег Эльбы, где после ужасной ночи сгрудились уцелевшие горожане и беженцы, - старики, женщины, дети, - среди которых было множество раненых.
   Вероятно, точное количество жертв "ночи, в которую погиб город" (был такой фильм в 60-е годы прошлого столетия), никогда не будет установлено. По официальным английским (отдела британских Королевских ВВС) и американским данным ("Отчёт по стратегическим бомбардировкам"), в Дрездене погибло около 36.000 человек (считая пропавших без вести, то есть тех, чьи тела так и не были найдены - по понятным причинам), и ещё столько же было ранено. Самая "скромная" цифра - 25 тысяч погибших. Называют 120-150 и даже 500 тысяч. Усредняя эти жуткие сведения, можно с высокой долей вероятности предположить, что в ночь с 13 на 14 февраля 1945 года в Дрездене оборвались жизни около 80.000 человек. В любом случае кровавый итог соизмерим с числом жертв Хиросимы (там насчитывалось 78.000 погибших от взрыва - четверть населения города - и ещё 65.000 умерших в течение года от вторичных поражающих факторов).
   Всё вышеизложенное - отнюдь не вымысел, а подлинные факты. О трагедии Дрездена свидетельствовали очевидцы, историки (и далеко не только немецкие!) и американский писатель Курт Воннегут. Журнал "Шпигель" в 1982 году писал: "По меркам Нюрнбергского процесса Черчилль должен был быть повешен, как минимум за бомбардировку Дрездена, ведь это было сделано тогда, когда Германия была почти уже разгромлена русскими". А вот имена других чинов королевских ВВС Великобритании, ответственных за это злодеяние: маршал авиации Артур Харрис, известный под кличкой "Бомбер" (ему в 1992 году открыт памятник в Лондоне), маршал Роберт Саундби, советник авиаминистерства Арчибальд Синклер, командовавший первым налетом Моррис Смит.
  

Репетиция вторая. Операция "Молитвенный дом"

  
   В 1945 году война вплотную подошла к воротам японской Империи. После захвата летом 1944 года Марианских островов Сайпан, Тиниан и Гуам американцы построили там аэродромы для тяжёлых бомбардировщиков "Б-29 Суперфортресс" и получили возможность наносить бомбовые удары по городам Японии. С конца 1944 года бомбардировки японских городов стали принимать систематический характер. А с начала 1945 года эти бомбёжки превратились просто в массовую бойню.
   С 25 февраля 1945 года по приказу командующего 21-ой воздушной армией генерал-майора Кертиса Лимэя американская авиация начала массированные бомбардировки Токио, пик которых (операция  "Молитвенный дом") пришелся на ночь с 9 на 10 марта 1945 года. В этот день из 325 "сверхкрепостей", вылетевших для бомбардировки японской столицы, на цель вышли 279 машин. Каждая из них несла на борту от 6 до 8 тонн зажигательных бомб и боевой новинки - напалма. Сбросив в общей сложности 1665 тонн смертоносного груза, американские самолеты нанесли самый опустошительный удар по Токио из всей серии бомбёжек. 40% городских построек полностью выгорели, при этом было уничтожено свыше четверти миллиона домов.
   Следует отметить, что уже тогда Токио был самым перенаселенным городом мира, и застройка японской столицы была очень плотной. Типичный японский домик того времени представлял собой деревянное строение с внутренними перегородками из прессованного картона и вспыхивал огромным факелом в один момент. И американцы прекрасно об этом знали. Именно поэтому "Б-двадцать девятые" не несли на борту шеститонных фугасок - для разрушения игрушечных строений "блокбастеры" не требовались. Зато (наряду с кассетами мелких зажигательных бомб) в объёмистых фюзеляжах "сверхкрепостей" тесными рядами были установлены канистры с напалмом - их просто сталкивали по направляющим вниз, и напалм огненными лентами лился на обречённый город.
   "Тесно прижатые друг к другу деревянные домики вспыхивали, как солома. Переулки разом превратились в пылающие ручьи. Толпы обезумевших людей бежали к берегам реки Сумиды. Но даже речная вода, даже чугунные пролеты мостов стали обжигающе горячими от чудовищного жара. Над городом бушевали огненные смерчи ураганной силы. Вызванные  ими турбулентные воздушные потоки швыряли американские "сверхкрепости" так, что летчики едва сохраняли управление" - так писал в своей книге "Горячий пепел" журналист Всеволод Овчинников.
   Вспыхнул огненный шторм (такой же, как в Дрездене и в других немецких городах). Пламенные смерчи взмывали к небу, мгновенно выгорали целые кварталы, спасения от огня не было. Гигантский пожар (его пламя было видно за 300 км) пожирал колоссальное количество кислорода, становясь центром, куда дули бешеные горячие ветры. Люди задыхались, массами  кидались в мелкие пруды, но вода в них закипала, и несчастные варились заживо. Американские лётчики рассказывали, что даже на большой высоте они чувствовали запах горелого человеческого мяса, но продолжали методично опустошать свои бомбовые отсеки, расстилая над жилыми кварталами Токио убийственный "ковер".
   Это была ещё неядерная бомбардировка, но за одну  ночь (точнее, всего за два с небольшим часа) погибло до 90 000 токийцев (по другим данным - свыше 110 тысяч) - то есть больше, чем в Хиросиме. Потом  пожар  Токио  будет использован для моделирования последствий атомных бомбардировок - это лишний раз подчёркивает, что репетиция вполне удалась.
   Через девять дней такие же налеты были совершены на города Осака, Кобе и Нагоя. За десять дней было сброшено почти 10 000 тонн зажигательных бомб, в результате погибло около 120 000 японцев. После кратковременного затишья, вызванного истощением запаса напалма, в начале апреля бомбардировки возобновились с новой силой, и в июле было сброшено в три раза больше бомб, чем в марте.
   Для японцев, прежде всего для населения столицы страны - Токио, самым страшным оружием стали не атомные "Little Boy" ("Малыш") и "Fat Boy" ("Толстяк"), сброшенные на Хиросиму и Нагасаки, а зажигательные бомбы. Точное количество погибших при налетах на Токио и другие японские города оспаривается до сих пор. От 300 тысяч до миллиона - такими данными оперируют историки.
   Непосредственная ответственность за всё это - если оставить за рамками командиров авиагрупп и самих пилотов, которые, как водится, "всего лишь выполняли приказы", - лежит на маршале авиации США Карле Спаатсе. И конечно, на самом президенте Франклине Делано Рузвельте - стратегические военные операции такого масштаба не проводятся без ведома и одобрения верховного главнокомандующего. Однако так уж повелось, что военных преступников всегда находят только среди побеждённых...
  

Новый лик войны

  
   Зачем же нужны были все эти опустошительные налёты? Человек, даже совершающий нечеловечески жестокие поступки, обычно чем-то руководствуется - наивно полагать, что Черчилль и Рузвельт были всего лишь заурядными серийными убийцами-маньяками.
   Механизированные войны ХХ столетия потребовали чёткой и бесперебойной работы тыла, поставляющего на фронт танки, пушки, самолёты и прочие хитроумные инструменты уничтожения. Кроме того, требовалось непрерывное воспроизводство расходной части вооружения - всевозможных боеприпасов. Рыцарь времён Столетней войны мог провоевать дедовским мечом не один год, а современным армиям были нужны в огромных количествах патроны и снаряды. Война стала невозможной без развитой тыловой инфраструктуры - промышленности и транспорта. Теперь исход войны определялся не только и не столько доблестью солдат и талантом полководцев, но, прежде всего, способностью экономики той или иной страны обеспечить победу. Появилось новое понятие - битва экономик. Именно в такой битве США победили Японию - в отдельных боях японцы не раз брали верх. Однако любую экономику обслуживают люди - сами по себе заводы работать не будут.
   Японская промышленность сороковых годов была весьма специфичной - наряду с гигантскими предприятиями в неё входило множество мелких мастерских, производящих детали и комплектующие. И американцы пришли к выводу, что для парализации всей этой разветвлённой сети куда эффективнее уничтожать рабочих, то есть бомбить жилые кварталы японских городов. Под бомбы попадут женщины и дети? Ну, "лес рубят - щепки летят" (говоря языком диктаторов) или "издержки производства" (говоря языком бизнесменов). Да и женщины - они ведь тоже стоят у станков! В конце концов, спят с солдатами, поднимая тем самым их боевой дух, значит... Нечеловеческая, но всё-таки логика.
   Была и ещё одна причина. В феврале 1945 года американские войска высадились на остров Иводзима, где столкнулись с отчаянным сопротивлением японцев. В ходе боёв (при подавляющем численном превосходстве) американцы потеряли 5324 человека убитыми и свыше 16.000 ранеными, потери японской стороны составили 21 тысячу убитыми и 212 пленными. Итог обескураживающий и ясно иллюстрирующий, с чем придётся встретиться при высадке на острова собственно Японии. Массовое применение "камикадзе" показало их непонятную американцам и европейцам готовность к самопожертвованию, и перспектива десанта на Японские острова откровенно пугала американское командование возможными потерями. С американским прагматизмом были подсчитаны (до сотых долей) потери в боях на островах Тихого океана: в среднем на каждую тысячу человек приходилось 4,45 убитыми, ранеными, пропавшими без вести за один день боевых действий. По представлениям американцев такие потери были недопустимы, особенно если учесть, что по плану "Даунфолл" силы вторжения должны были насчитывать 5 миллионов человек. И тогда было решено сломить дух самураев массовым избиением беззащитного мирного населения и заставить Японию капитулировать, не доводя дело до кровопролитных боёв на её территории. Требовался жестокий шок.
   Причины беспощадных бомбёжек немецких городов сложнее. Присутствовал и мотив мести за рейды "люфтваффе" на Лондон и Ковентри в 1940 году - это нельзя сбрасывать со счётов (хотя не стоит и преувеличивать). Как и в случае с Японией, имелось и намерение подорвать экономический потенциал Германии путём уничтожения рабочей силы. Налёты на сами военные заводы оказались малоэффективными, - высокоточного оружия ещё не было - и выпуск всех видов вооружения в Германии возрастал вплоть до 1945 года, пока советские армии и войска союзников не вторглись на немецкую территорию.
   Вообще отношение союзников к германской промышленности было, мягко говоря, странным. Например, на нефтеперерабатывающие заводы до мая 1944 года приходилось лишь 1,1% всех бомбометаний. Дело в том, что эти объекты были построены на англо-американские средства - к строительству привлекался капитал "Standart Oil of New Jersey" и английской "Royal Dutch Shell". Разве можно сбрасывать бомбы на священную частную собственность - это же неэтично! Убивать людей - другое дело, они чужим имуществом не являются, и в суд исковое заявление никто не подаст. А кроме того, не испытывающие проблем с горючим танковые дивизии вермахта смогут максимально долго сдерживать рвущиеся вперёд советские войска - не хватало ещё, чтобы русский медведь наложил свою лапу на всю Европу!
   Бомбардировки рабочих кварталов Гамбурга и городов Рура преследовали и другую цель. В британских правящих кругах долгое время бытовала бредовая идея: если систематически бомбить немецкий пролетариат, то он, в конце концов, восстанет против фюрера (!). Это уже чем-то сродни надеждам Гитлера на восстание советских людей против сталинской тирании и надеждам Сталина на классовое самосознание германских солдат.
   Наконец, целью бомбардировок было устрашение - как противника, так и союзника, который в самом скором времени должен был стать новым противником.
   В августе 1944 года Черчилль ознакомил американского президента со своим планом, называвшимся "Операция Гром" (тот самый, который прогремел над Дрезденом). Целью плана являлось уничтожение двухсот тысяч берлинцев путем массированной бомбардировки города двумя тысячами бомбардировщиков. Рузвельт поспешил согласиться с этим планом, поскольку его личное отношение к гражданскому населению Германии было однозначным: "Мы должны быть жестокими по отношению к немцам, я имею в виду немцев как нацию, а не только нацистов. Либо мы должны кастрировать немецкий народ, либо так с ними обращаться, чтобы они не производили на свет потомство, способное и дальше себя вести так, как в прошлом". Чтобы выжившие запомнили и детям и внукам передали...
   Подчёркивалось, что бомбардировка "Гром" должна производиться исключительно по жилым домам. "Главная цель таких бомбардировок в первую очередь направлена против морали обычного населения и служит психологическим целям, - говорилось в обосновании операции, - весьма важно, чтобы вся операция начиналась именно с этой целью..."
   Кроме желания "вбомбить" в генетическую память немецкого народа ужас и навсегда отбить у него охоту когда-либо снова бороться за мировое господство, стратеги английских и американских ВВС рассчитывали "превращением больших городов в пустыню убедить наших русских союзников, а вместе с ними и руководителей нейтральных государств в непомерной мощи военно-воздушных сил англо-американской коалиции". Чтобы знали, кто в мире хозяин, и с кем дело иметь придётся, если что...
  
   Собственно говоря, авторы войны против мирного населения не изобрели ничего особенно нового: за семь веков до них точно такую же методику применял Чингисхан. Монгольская орда для устрашения покоряемых народов прибегала к тактике тотального геноцида - достаточно вспомнить знаменитое: "Вырезать всех, кто дорос до оси тележной!". Наследники Потрясателя Вселенной лишь привнесли технические усовершенствования да взяли за основу расчётливый рационализм. Но остаётся вопрос: о какой же "цивилизованности" может идти речь, если в недавнем прошлом, в ХХ веке, да и в наши дни война стала не менее (если не более) жестокой, чем во времена дикого средневековья?
  

10.03.05-11.03.05


Оценка: 6.26*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
К.Полянская "Я ненавижу оборотней" М.Красавина "Острые грани" О.Пашнина "Леди-дракон.Факультет оборотничества" И.Успенская "Практическая психология.Конт" Г.Гончарова "Некромант.Работа словно праздник" Е.Никольская "Сбежавшая невеста" А.Гринь "Олимпиада.Бубновая дама" Л.Терри "Под крылом дракона" У.Каршева "Оберег для огненного мага" Н.Колесова "Призрачный роман" А.Демченко "Охотник"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"