Контровский Владимир Ильич: другие произведения.

Пленённый бог

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отрывок из АИ-романа "Горькая звезда" (в соавторстве с А.Трубниковым)


ПЛЕНЁННЫЙ БОГ

  
   Дверь не открывалась.
   Каррах испытал недоумение.
   Пространство чужого мира вокруг ариссарра оставалось пластичным и податливым: он легко мог скользить в любом направлении - и в кислородно-азотной атмосфере планеты, и там, где водород и кислород, находившиеся в жидком состоянии, образовывали массивы, именуемые здесь реками, озерами и морями, и по-над поверхностью этого мира, сложенной из твёрдых минералов. Каррах мог беспрепятственно перемещаться в любых местных средах ---- в жидкой, твёрдой, газообразной, - уплотняя или, наоборот, доводя своё призрачное тело до предельно разрежённого состояния; мог подниматься в верхние слои атмосферы, к самой границе ледяной космической пустоты - энергосущества разумной звёздной расы вселенских странников могли жить своей причудливой жизнью там, где не смогла бы существовать никакая другая форма жизни, от простейших до многоклеточных организмов. Здесь, в этом мире для Карраха не было преград, но не более того: двери в материнский мир молодого (он познавал звёзды и миры всего лишь несколько сотен циклов) ариссарра по имени Каррах не открывались.
   Ариссарра Каррах сосредоточился и тщательно прощупал окружавшее пространство. Скрупулёзный поиск увенчался успехом - Каррах обнаружил концентратор. Ключ-камень находился там же, где и был, но... Каменный диск был мёртвым - он не светился и никак не отзывался на мысленные импульсы, испускаемые ариссарра. Каррах несколько раз повторил попытки пробудить концентратор - тщетно. Молодой ариссарра всё делал правильно - как учили, - однако ключ безмолвствовал, и межмировой переход оставался закрытым. Каррах даже подумал, что он ошибся, и что это не тот камень, а просто похожий на него, но нет: это был тот самый диск-концентратор. Тот самый - но почему-то неактивный.
   Каррах, как и все ариссарра из числа тех, кому разрешено было проникать в смежные миры, знал историю появления ключ-камней. На одной из планет системы местной звезды возникла опасная и агрессивная форма кремнийорганической жизни, и Следящие, оценив степень угрозы, уничтожили планету вместе со всеми её обитателями, пока жуткие каменные твари не вышли на звёздные тропы. Планета была полностью деструктирована, но среди её обломков сохранились созданные аборигенами ключ-камни - концентраторы ментальных усилий, способные взламывать измерения и создавать управляемые межмировые проходы. Кремнийорганики готовили эти ключи для себя, однако после их гибели нашлись в необозримых просторах Вселенной другие разумные существа, сумевшие воспользоваться наследством сгинувших. И скитальцы-ариссарра стали одними из них - они научились управлять концентраторами и уходили в смежные миры, гонимые вечной жаждой познания.
   Но теперь ключ не работал, и Каррах, изучив камень, понял, почему. Симметричная кристаллическая решётка, кропотливо выстроенная кремнийорганиками, создателями диска, была разрушена. И ариссарра понял, что восстановить ключ самостоятельно он не сможет: это было ему не по силам. Причиной разрушения концентратора была трещина, расколовшая каменный диск, но простое приложение его половинок одной к другой не восстанавливало работоспособность ключа: разрушение симметричной структуры концентратора произошло на молекулярном уровне.
   Какое-то время ариссарра размышлял, как такое могло случиться. Каменный диск был очень прочен, хотя, конечно, он мог быть повреждён ударом метеорита или подвижкой планетарной коры. Однако место, где находился диск, не отмечалась высокой тектонической активностью, а что касается удара метеорита, вероятность такого события была исчезающее мала: за всё тысячи циклов существования ключ-камней такого не случилось ни разу. И тем не менее, диск-камень был расколот, что привело к необратимому разрушению ментального концентратора. Характер повреждения наводил на мысль о том, что тут замешаны разумные существа, но какие именно? Неужели Следящие узнали о наследстве кремнийоргаников и решили его уничтожить? Вот только вряд ли они прибегли бы к столь примитивным методам -- те, кто способен разрушать планеты, могли бы с легкостью дематериализовать каменный диск, полностью и бесследно. А если старейшины ариссарра решили по каким-то причинам закрыть этот мир для проникновений, они сначала предупредили и отозвали бы всех своих сородичей, находящихся здесь, а не бросали бы их в чужом мире на произвол судьбы - без помощи камня-концентратора Каррах не мог даже послать зов о помощи. Были ещё туземцы, коренные обитатели этой планеты, - вокруг ключ-камня уже вырос целый город, кишевший этими белковыми организмами, - но оставалось непонятным, зачем им это нужно. Ариссарра не причиняли вреда аборигенам (разве что ненароком), более того, Каррах знал о передаче людям - так называли себя жители этого мира - знаний, приносивших последним немалую пользу. Непонятно - кто же будет засыпать источник, дающий живительную влагу? Значит, всё-таки случайность? Может быть, может быть...
   Но вскоре недоумение молодого ариссарра сменилось встревоженностью - сначала лёгкой, но постепенно усиливавшейся. Каррах осознал всю серьёзность своего положения: путь домой был закрыт - наглухо.
   Изощрённый разум вселенского странника перебрал возможные варианты действий. Ключ-камень был не один - Каррах об этом знал, - значит, надо найти другую дверь, которая откроется. И сделать это надо побыстрее, пока ариссарра полон сил: закрывшийся проход не только сделал невозможным возвращение Карраха в родной мир, но и отсёк его от пищи - от привычной свободной энергии, которой изобиловал мир его сородичей. И Каррах двинулся в путь.
   Он перемещался по холмистой местности, огибая массивные препятствия и насквозь проходя незначительные. Ариссарра не обращал внимания на попадавшуюся ему живность - она его не интересовала, а хищники, хоть и ощущали присутствие Бестелесного, ни в коей мере ему не угрожали - они были бессильны перед существом, лишённым плоти. К тому же звери чуяли что-то неведомое, это внушало им безотчётный страх, и они спешили убраться с дороги пришельца из иного измерения.
   Каррах шёл день за днём, экономя медленно убывающие силы - в этом мире не было источников свободной энергии, а местная цивилизации была ещё зачаточно-примитивной: о ядерных реакторах не могло быть и речи. И по мере того, как ариссарра слабел, в нём росло раздражение, переходящее в неприязнь - в неприязнь к голубому небу, преломлявшему свет звезды, согревавшей эту планету; к структурированной белковой органике, именовавшейся растительностью и по большей части имевшей зелёный цвет, к многообразным подвижным комочкам биоорганической слизи, без конца пожиравшим друг друга, и в острую неприязнь к тем из этих комочков, которые были наделены искорками первичного разума - Каррах подозревал, что аборигены этого мира всё-таки причастны к разрушению концентратора. Ариссарра мог бы устроить туземцам избиение - их жалкое оружие не могло причинить Бестелесному никакого вреда, - однако холодный разум вселенского скитальца подсказывал, что это бессмысленно: виновников, если таковые были, найти и покарать вряд ли удастся, а затрата сил на массовые убийства окажется невосполнимой. И Каррах проходил мимо людских поселений и городищ, не задерживаясь, но росла в нём тоска по материнскому миру, где по изломанным серым скалам текли багровые ручьи радиоактивной лавы, а с чёрного неба безатмосферной планеты лились потоки жёсткого излучения, в которых так любили купаться юные ариссарра. Неужели я никогда не вернусь домой, спрашивал себя Каррах, и никогда не войду в триаду, чтобы продолжить род? Мысль эта была невыносимой, и пришелец напрягал всю свою волю, чтобы не впасть в обессиливающее отчаяние. Нет, говорил он себе, я буду бороться до конца, и я найду способ вернуться домой, даже если для этого мне потребуется превратить весь этот мир в мёртвую выжженную пустыню. И он шёл и шёл, внимательно слушая окружающее пространство в надежде встретить кого-нибудь из сородичей или найти другой концентратор.
   Каррах не считал дней и ночей, наполненных тщетным ожиданием, но всему на свете приходит конец: пройдя по лесам, просочившись сквозь горы и пронёсшись незримой тенью над водами срединного моря, насыщенного растворёнными солями, ариссарра оказался в жаркой стране, где горячие пески пустынь рассекала могучая река. И там, среди древних монументов и каменных пирамид, Каррах уловил слабый зов: еле различимый голос своего собрата по расе.
   Взрывая уплотнившимся телом жёлтый песок - со стороны это выглядело так, словно по пустыне нёсся бешеный смерч, - Каррах устремился на зов. Мыслеголос сородича был очень слабым, он то и дело замолкал, однако молодой ариссарра снова и снова его находил. И наконец он оказался среди бесформенных руин какого-то небольшого храма - так здесь назывались культовые сооружения, - почти полностью занесённых песком пустыни. Голос шёл из руин; Каррах погрузился в песок, раздвинул каменные обломки и увидел - вернее, воспринял, - бесформенный слабо мерцающий силуэт другого ариссарра, погребённого среди этих древних развалин.
   - Кто ты? - спросил Каррах.
   - Сородич... - еле слышно отозвался его соплеменник, и непонятно было, ответил ли он на вопрос или просто обрадовался (в той мере, в какой вселенские скитальцы-ариссарра способны радоваться) появлению своего собрата. Найденный был слаб, очень слаб, его аура почти погасла, и Каррах понял, что сородич умирает: звёздные странники-ариссарра тоже смертны - любая жизнь, как и всё во Вселенной, имеет начало и конец.
   - Хорошо, что ты пришёл - я смогу рассказать тебе всё, что должен рассказать. Меня зовут... - мыслеголос погребённого прервался. - Нет, это неважно. А важно то, что ключ-камень... мой ключ-камень... он разбит...
   - Мой тоже, - прервал его Каррах и замолчал: собрат стремительно истекал жизнью, и его нельзя было перебивать.
   - Да... так и должно было случиться... Среди аборигенов есть те, кто хочет отсечь этот мир от Вселенной. Зачем - этого я не знаю, мне так и не удалось поймать никого из них и заставить говорить, - но предполагаю, что причина - власть, безраздельная власть над всем этим миром, которой добиваются разрушители ключей. Это случилось несколько тысяч циклов тому назад - мой камень-концентратор раскололи люди. Я застал их за этим занятием и прервал жизнедеятельность их организмов, но я опоздал - они успели расколоть диск. И я сделал ошибку - я не захватил никого из них живым... Я был слишком разъярён и убил всех, кого застиг в этом храме, забыв главное правило расы звёздных скитальцев: разум должен управлять эмоциями, а не наоборот.
   Умирающий ариссарра замолчал. Каррах терпеливо ждал. Он хотел было передать сородичу часть своей энергии, однако тот почувствовал его намерение.
   - Не делай этого, - возразил он. - Мне уже не помочь - я уже перешёл допустимый порог самовосстановления, и моё разрушение необратимо. А сила пригодится тебе самому: чтобы выжить, и чтобы отомстить. В этих землях есть ещё два диска-ключа, и оба они тоже расколоты. За тысячи циклов, прошедших со дня разрушения первого концентратора - моего - аборигены-сектанты не теряли времени даром: они искали и разбивали каменные диски. Мы, ариссарра, оказались слишком беспечны -- даже с вершины нашей мудрости мы не могли предположить, что кому-то из разумных захочется наглухо отгородиться от всей необъятной Вселенной. Это болезнь разума, сородич...
   "Которую придётся лечить, - подумал Каррах. - Но сначала...".
   - Я рыскал по всем этим землям, - продолжал умирающий, - я искал, но так ничего и не нашёл - ни целого ключ-камня, ни разрушителей дисков. Мы, ариссарра, сильны, но не всесильны, а эти... сектанты очень хитры. И я говорю тебе: не повторяй моих ошибок. Иди назад... к своему концентратору... Камень неактивен, но он может служить маяком. Мы, ариссарра, не бросаем своих - собратья придут к тебе на помощь, они найдут способ пройти в этот мир. Жди, и береги силы - может быть, тебе придётся ждать долго, очень долго. Не трать зря энергию на поиски и на бессмысленные умерщвления здешних дикарей - в большинстве своём они ни в чём не виноваты. Иди, сородич... иди... оставь меня: я сказал тебе всё, что хотел сказать...
   Мыслеголос прервался. Разум ариссарра, лежавшего среди древних руин, прекратил работать, и его призрачное тело - сгусток мыслящей энергии, которая перестала мыслить, - истаивало и распадалось. Раса вселенских скитальцев не знала похорон: умирая, ариссарра растворялись во Вселенной, становясь частицей плоти Мироздания. Каррах выждал какое-то время - звёздные странники знали, что такое скорбь, - а затем описал вокруг развалин храма прощальный круг и двинулся в обратный путь, к своему расколотому ключ-камню. Каррах был согласен со своим только что умершим старшим сородичем, но вместе с тем молодой ариссарра испытал доселе неведомое ему чувство: ненависть, жгучую ненависть и желание убивать. Холодный разум пришельца контролировал эмоции, но Каррах надеялся, что когда-нибудь даст волю своей ненависти. Он знал, что так и будет, и сделать для этого надо было совсем немного: выжить в течение сотен (или даже тысяч) циклов и дождаться. Прожить так долго при отсутствии привычной пищи не так просто, однако Каррах был уверен, что сумеет это сделать. Ненависть, оказывается, может быть очень сильным стимулятором, с некоторым удивлением подумал молодой ариссарра, мимоходом утопив утлую ладью, попавшуюся ему на его пути через срединное море.
  

* * *

  
   Вернувшись к своему камню, Каррах незамеченным прошёл сквозь многочисленные строения города, раскинувшегося вдоль берега полноводной реки. Людей в этом городе было великое множество, но никто из них не заметил Бестелесного - обитатель другого измерения находился вне спектра восприятия человеческих органов чувств. Кое-кто из туземцев - из тех, кого здесь называли волхвами-кудесниками, - почувствовал незримое присутствие чего-то непонятного и забеспокоился, но ариссарра никак не проявил себя на осязаемом уровне, и тревога этих немногих погасла. Ну, потянуло вдруг среди жаркого летнего дня леденящим холодом - бывает. А может, это и вовсе почудилось... А Каррах тем временем углубился в толщу земли вблизи от расколотого ключ-камня и распластался-растёкся, принимая наиболее экономичную форму существования: долгое путешествие за море отняло у ариссарра много энергии.
   Устроившись под землёй, Каррах свёл до минимума жизненную активность: он не знал, как долго придётся ждать помощи (или возможности что-то сделать самому), и должен был беречь каждую каплю силы. Это было похоже на полусон - бодрствовал только разум скитальца, наблюдая, анализируя и собирая информацию. Каррах смотрел и слушал, хотя его восприятие не имело ничего общего с человеческим зрением и слухом.
   Ариссарра изучал людей. Раньше, поглощённый многообразием нового мира, он не обращал особого внимания на местных разумных обитателей - да, суетятся тут какие-то биоорганические создания, и что с того? Их разум ещё первичен, равноценный контакт с ними невозможен, а искать среди них продвинутых - этим занимались ариссарра постарше: вроде того, который умер среди руин храма, занесённого песком пустыни. Каррах был ещё слишком молод (по меркам своей расы), и его время делиться знаниями с юными расами ещё не пришло: он просто путешествовал по мирам, впитывая впечатления и медленно взрослея. И Каррах ещё долго оставался бы простым странником-наблюдателем (или ушёл бы в другой неизведанный смежный мир), если бы не разрушение ключ-камня, резко изменившее судьбу молодого ариссарра.
   Присмотревшись к людям, Каррах нашёл их довольно занятными существами и понял, что со временем (если их развитие не будет так или иначе пресечено) они смогут достичь высот и даже занять достойное место во Вселенной. Однако до этого в любом случае было ещё очень далеко, а пока Карраха куда больше интересовала своя собственная судьба, и ещё - таинственная секта, разрушавшая камни-концентраторы.
   Изучая религиозные воззрения туземцев, ариссарра пришёл к выводу, что разбиение ключ-камня могло быть связано с установлением здесь, среди этого народа, новой религии, не терпевшей прежних языческих верований. Жрецы новой веры свергли прежних идолов и преследовали идолопоклонников, а вокруг каменного диска, насколько Каррах мог понять, существовало что-то вроде капища древних богов. Однако камни в жаркой заморской стране были разрушены раньше, чем появилась новая вера, принятая жителями этого города, и это было непонятно. И умирающий сородич говорил, что разрушители ключ-камней знали об их назначении и действовали сознательно, а не слепо уничтожали символы старой веры. Кто же эти разрушители, и где они прячутся, спрашивал себя Каррах, сожалея о том, что у него нет достаточно сил для поиска таинственных сектантов: энергия, необходимая для поддержания жизни межзвёздного скитальца, убывала - пусть медленно, но безостановочно.
   Шли годы - так здесь называли циклы вращения планеты вокруг звезды. Ариссарра ждал, но его сородичи безмолвствовали: Каррах не получал никаких вестей из материнского мира, и никто из его соплеменников не пересекал межмировую границу. Ариссарра своих не бросают, но могло случиться так, что Каррах остался в этом мире один, и след его затерялся - вселенские странники посещают сотни и тысячи миров, и бывает так, что кто-то из них пропадает бесследно. И всё-таки Каррах ждал, и не собирался сдаваться: ему помогала ждать жажда жизни, и ещё - его ненависть, которая росла, набухла и крепла.
   Волны человеческих эмоций омывали призрачное тело пришельца - его восприятие обострилось за столетия полусна-полубодрствования, - и вот однажды (это случилось через два с лишним века после возвращения Карраха к запертой двери и добровольного заточения под расколотым каменным диском) на дремлющего ариссарра обрушилась настоящая лавина людских чувств: ярости, страха и боли. Заинтересовавшись, Каррах перефокусировал своё восприятие - это не потребовало от него чрезмерно больших усилий - и взглянул на город со стороны.
   ...На окружавшей равнине дымили многочисленные костры, и перемещались толпы людей, восседавших на прирученных животных, которых здесь называли конями. И Каррах быстро понял, что происходит - это была война, большая война. Ариссарра знал, что войны - обычное явление для варварских рас, ещё не вышедших из состояния дикости. Звездные расы тоже знали это понятие, но войны на вселенских тропах возникали только тогда, когда под угрозой оказывалось само существование высокоразвитой расы, причём - как правило - противником выступало полуразумное стихийное проявление или вывихнутый разум (вроде такого, каким был разум кремнийоргаников планеты, уничтоженной Следящими). Во всех прочих случаях (почти во всех) межзвёздные конфликты удавалось разрешить без массового уничтожения разумных существ и разрушения планет. Не так обстояло дело у варварских рас - они воевали непрерывно, улучшая своё существование за счёт других племён, грабя их и покоряя, чтобы заставить побеждённых работать на победителей. Оружие дикарей было ещё примитивным - они прерывали жизнедеятельность тех, кого считали врагами, механически разрушая их белковые тела с помощью металлических колюще-режущих орудий, ближнего боя и метательных, - но число погибших в таких войнах бывало довольно значительным, особенно учитывая общую численность населения варварских миров. Для ариссарра мотивы этих войн были непонятны: сородичи Карраха просто знали, что войны - это неизбежный этап развития и совершенствования разума, и что далёкие предки нынешних межзвёздных странников тоже воевали между собой, и воевали жестоко. И вот сейчас перед мыслевзором Карраха разворачивалась картина именно такой войны.
   Холодный разум вселенского скитальца быстро оценил шансы сторон. Город был обречен: осаждающие превосходили защитников и численностью, и оснащённостью - у них имелись машины, ломавшие стены и метавшие тяжёлые камни и сосуды с горючей смесью. Мужество оборонявшихся могло только затянуть осаду, но не принести победу - это было ясно. Поняв это, ариссарра не испытал ни сожаления, ни горечи - война дикарей ни в коей мере его не касалась, и он не собирался в неё вмешиваться (даже если бы имел силы). Но посмотреть - почему бы и нет? В конце концов, звёздные странники познавали миры во всей их многогранности, со всеми их бедами и катастрофами, - добро и зло во Вселенной тесно переплетены и неразделимы. И Каррах смотрел...
   Штурм продолжался много дней. Местное светило появлялось и вновь уходило за горизонт, а машины ломали стены, и воющие толпы осаждавших волна за волной катились на город. Люди - пронзённые, раздавленные, изрубленные - гибли сотнями и тысячами, и молодой ариссарра по имени Каррах вдруг почувствовал терпкий вкус эманации смертных мук, изливавшихся в пространство с каждым последним вздохом. И не только почувствовал, но и понял, что может впитывать эти муки и становиться от этого сильнее. Ощущение было новым и неожиданным: Каррах не знал, что он сможет питаться предсмертными выплесками эмоций гибнущих людей. Один умирающий приносил ему всего лишь малую толику силы, однако они погибали во множестве, и Бестелесный впервые за много лет заметил, как его энергонасыщенность возрастает. Но если так, то, может быть, нужно убить самому побольше местных обитателей и принять их последний беззвучный крик?
   Не колеблясь, Каррах почти мгновенно убил ментальным лезвием несколько десятков людей, дравшихся в проломе стены (не делая различия между нападавшими и защитниками города - какая разница?). Однако эффект оказался нулевым - в пищу Бестелесному годились только смертные всплески людей, погибавших не от его рук (которых у ариссарра вообще-то и не было). Досадно, подумал Каррах, но не страшно: будем собирать последние вздохи туземцев, яростно убивающих друг друга - в них недостатка нет. И ариссарра превратился в ментальную воронку, жадно всасывающую последние мгновения бытия воинов и горожан, умиравших на стенах и горящих улицах. Каррах не жалел людей - какое ему до них дело? А он, собрав страшную дань, проживёт ещё много циклов - ему ведь есть для чего жить.
   Кровавое пиршество тянулось долго, и прекратилось оно только тогда, когда рухнул последний храм, когда дома превратились в пепел, когда все улицы были завалены телами павших, и когда победители, согнав в толпу пленных, потянулись прочь от опустошённого города. А насытившийся ариссарра вытянулся вдоль измерения, притормозил бег своего собственного времени и погрузился в сон сознания - в таком состоянии он мог существовать долго, очень долго...
  

* * *

  
   Призрачный сон Бестелесного длился семь веков. За это время случилось многое, но Каррах, выпав из потока времени, ничего не замечал. Почти ничего: часть его сознания не спала и стояла на страже, чтобы в случае необходимости известить и пробудить своего хозяина.
   И этот час настал. На земли, прилегавшие к городу - за семь столетий город сильно изменился, - вновь пришла война, принёсшая с собой новые потоки смертных мук. Война сменила свой лик - оружие стало другим, на смену мечам и копьям пришли взрывчатые вещества, выделявшие в ходе быстротекущих химических реакций значительное количество энергии, а воины взяли в руки огнестрелы и пересели с коней на железные гусеничные машины с тепловыми двигателями, - но люди гибли на ней так же, как и прежде. Новые завоеватели, пришедшие с заката, не уступали по своей жестокости свирепым кочевникам с восхода, и даже превосходили их зверствами, убивая беззащитных женщин, стариков и детей изощрённо, целенаправленно и хладнокровно.
   Но для ариссарра по имени Каррах водопад последних вздохов, несущий ментальную энергию, означал всего лишь сытный завтрак после долгого сна, и Бестелесный не замедлил подкрепиться. Он принимал агонию солдат, форсировавших широкую реку и гибнущих под пулями, и мирных горожан, погибавших под развалинами жилищ. Пища была обильной, и когда война ушла на закат, Каррах чувствовал себя превосходно. Он отнюдь не собирался пуститься в странствия по этому миру, но сознание его было ясным и деятельным.
   Первый вывод, сделанный ариссарра, был неутешительным. За прошедшие века его сородичи так и не появились, и это означало, что он должен рассчитывать только на себя. На первый взгляд, положение было безнадёжным - восстановить камень-концентратор Каррах по-прежнему не мог, однако вскоре Бестелесный отметил и кое-что обнадёживающее. Да, на помощь извне полагаться не стоило, но цивилизация людей за сотни лет сильно изменилась - туземцы добились впечатляющих успехов в науке и технике, а раз так, то можно было ждать от них и очень серьёзных открытий, которыми смог бы воспользоваться звёздный странник.
   И Каррах не ошибся в своём предположении: всего через несколько циклов после окончания большой войны, охватившей почти всю планету, где застрял ариссарра, он почуял в атмосфере присутствие радиоактивных изотопов искусственного происхождения. А это значило, что аборигены уже овладевают внутриатомной энергией - энергией, способной (при грамотном её использовании) проломить измерения и проложить Карраху дорогу домой.
   С этой минуты пленник бывшего языческого капища - за минувшие столетия оно ушло глубоко под землю - бодрствовал, непрерывно следя всеми своими сверхчувствами за происходящим вокруг него. Каррах ждал атомной войны - огромное количество энергии, выделившейся при термоядерном взрыве, позволило бы ему если и не прорваться в свой мир, то хотя бы дать о себе знать и позвать на помощь кого-нибудь из сородичей. Но войны не было: инстинкт самосохранения людей оказался сильнее их хищнических инстинктов.
   Да, ядерная война так и не началась, зато вскоре неподалёку началось строительство атомной энергостанции - ариссарра, по природе своей будучи разумным сгустком энергии, сразу это почувствовал. Это был шанс, который нельзя было упустить.
   Карраху не было нужды физически перемещать своё незримое тело поближе к этой станции - ему было достаточно дотянуться до неё узконаправленным ментальным лучом. Он внимательно следил за постройкой, а потом и за работой энергоблоков-реакторов, выжидая подходящего момента. Он отслеживал бег слабых электрических токов в цепях управления и зашиты реакторов - сил для этого у него хватало - и замирал от сладостного предвкушения. Он не забыл о мести, но чтобы свершить свою праведную месть, уже немолодому ариссарра, сначала надо было вырваться из многовекового плена, в который Каррах угодил по злой воле неведомых сектантов-изоляционистов.
   Впервые возможность раскачать реактор станции появилась через десять лет после её запуска (по летоисчислению аборигенов - если бы Каррах его знал - это было в апреле 1986 года). Момент был удобным, но ариссарра его упустил, так и не поняв, что же ему помешало. Следующей возможности пришлось ждать двадцать лет, зато на этот раз пленник капища её использовал.
  
    []
  
   Что именно произошло с четвёртым реактором атомной электростанции в 2006 году, установлено не было, поскольку весь обслуживающий персонал блока погиб при его взрыве, а записанная информация следящих и регистрирующих систем тем же взрывом была уничтожена или повреждена до невоспроизводимого уровня. Известно, что на станции перед плановой остановкой энергоблока для технического обслуживания проводился эксперимент по использованию инерции турбины генератора - выбега - для питания всех систем реактора на случай потери внешнего энергопитания. А затем что-то случилось - мощность упала гораздо ниже заданной отметки, и для её подъёма из активной зоны была извлечена часть регулирующих стержней. Каких-либо сигналов о неисправностях или о нестабильном состоянии реактора не поступало, и операторы блока продолжали спокойно работать. А тем временем реактор уже пошёл вразнос, лавинообразно увеличивая выделяемую мощность, чему способствовали поднятые стержни. Система управления успешно противодействовала процессу, а системы контроля реактора не зафиксировали возрастания мощности вплоть до включения аварийной защиты.
   После включения защиты - предполагается, что её включил оператор, руководствуясь неясными соображениями (возможно, как-то заметив нарастание мощности энергоблока) - регулирующие и аварийные стержни пошли вниз, погружаясь в активную зону реактора, но всего через несколько секунд тепловая мощность реактора скачком выросла до неизвестно большой величины (мощность зашкалила по всем измерительным приборам). С интервалом в несколько секунд произошло два взрыва, почти полностью разрушивших реакторСначала произошёл неконтролируемый разгон реактора, в результате которого были повреждены несколько тепловыделяющих элементов, а их разрушение вызвало нарушение герметичности технологических каналов активной зоны, в которых находились тепловыделяющие сборки. Пар из повреждённых каналов вырвался в межканальное реакторное пространство, там резко возросло давление, что вызвало отрыв верхней плиты реактора, сквозь которую проходят все технологические каналы. Чисто механически это привело к массовому разрушению каналов, вскипанию одновременно во всём объёме активной зоны и к выбросу пара наружу - это был первый (паровой) взрыв.
   Относительно дальнейшего протекания катастрофической аварии и природы второго взрыва, разворотившего реактор, нет объективных зарегистрированных данных и возможны только лишь гипотезы. По одной из них, это был взрыв химической природы, то есть взрыв водорода, который образовался в реакторе при высокой температуре в результате ряда процессов. По другой гипотезе, второй взрыв был ядерным, то есть это был тепловой взрыв реактора при разгоне его мгновенными нейтронами, вызванного полным обезвоживанием активной зоны. Наконец, была выдвинута версия, что второй взрыв тоже был паровым, то есть являлся продолжение первого: согласно этой версии все разрушения вызвал поток раскалённого радиоактивного пара, выбросивший из шахты значительную часть графита и топлива.
   Как бы то ни было, но катастрофа, соизмеримая по своим последствиям с взрывом "грязной" атомной бомбы, произошла, и на Киев поползло смертоносное пылевое облако, пересыщенное активными изотопами. А что именно послужило причиной аварии, и почему появились сбои в системе слежения и контроля - об это знало только иномировое существо, затаившееся под городом.
   И это было только началом...
  
   ПРИМЕЧАНИЕ
     
   Альтернативно-исторический фантастический роман "Горькая звезда" создаётся совместно с Александром Трубниковым . С основной сюжетной нитью романа можно ознакомиться здесь . Замечания по существу приветствуются на страницах обоих соавторов - роман весьма ещё далёк от завершения. 

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"