Корчагин Михаил Сергеевич: другие произведения.

Полосы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  В соавторстве с М.А.П.
  
  Полоса первая.
  
  "Жизнь и смерть во мне объявили мне: так и будешь идти по краю
  между адом земным и раем, между теми, кто жил, кто снится, путать лица...", - Кукрыниксы, "Никто"
  
   "Сразу после пробуждения какие-то неоправданно долгие секунды находишься в странном мире, где всё смешано. Ещё не беспамятство, но уже потеря реальности и самой себя. Сознание будто собирается из кусочков воспоминаний и фактов, оно пытается воскреснуть после очередного раунда жестоко проигранного боя, и вот ты - новый человек. Или старый? Просто другой? Вчерашний день, весь недавний период времени, - всё это пыль, пустота, ничто, жалкая пародия, которая будто рефлекторно удерживается где-то там, внизу, на самом донышке сознания и памяти. Какие-то образы, события...
   Нет. Не нужно вспоминать. Не хочу.
   А ведь совсем недавно я, казалось, была счастлива...
   Очевидно, опять сорвалась, но сейчас это волнует меня меньше всего. Странно, но меня не волнует даже и то, что я снова осталась одна..."
   Приложив дьявольские усилия, Келли, наконец, открыла глаза. 4 часа вечера. Приятная сторона действия кокаина почти улетучилась, и организм отчаянно боролся с токсинами, даже будучи изрядно потрепанным пренебрежительным образом жизни. Её всегда посещали подобные мысли: какие-то глубоко-отрешённые, серые, жалящие в самые болезненные места, и почти материальные.
   Она лежала в своей помятой кровати, одетая и грязная. После того, как встала на ноги, в голове её зашумело, а глаза начали закрываться пеленой. Цепляясь за стены, она направилась в ванную; тело почти не слушалось, но мысли, одна за другой, по-прежнему пронзали сознание. Девушка умылась. Закрыла глаза, прислушалась к себе. Рвотных позывов нет, но дрожь в теле заставляет рой всё так же жалящих мыслей в её голове водить хоровод.
   "Нужно снять грязную одежду" - проявилась чёткая мысль в тумане её сознания. Она снимает пиджак, бросает в уже давно полную корзину грязного белья. Следом за ним идёт гольф. Избавляясь от джинсов, она вдруг нащупывает в боковом кармане небольшой, но такой знакомый свёрток.
   "Держись. Не иди назад" - ей показалось, будто чей-то голос произнёс эти слова, но она не стала к ним прислушиваться...
   И далее Келли уже лежит на полу, мысли хаотично вертятся, не успевая зацепиться в сознании. Она не понимает, почему, но это именно то, что ей сейчас надо. Она совершает бессмысленные движения, роняет бессмысленные фразы и в то же время смотрит на себя откуда-то издалека. Играет на струнах своих нервов, пляшет в диком угаре безумия. Глубокий ритмичный бас пробирает грудь, музыка словно заполняет всю пустоту. Становится трудно дышать, волнообразно накатывает паника, сменяясь попытками зацепиться за блаженное состояние отсутствия себя...
   Время перестает существовать. Вне его и вне реального мира, Келли блуждает перекрёстками ею самой придуманного сущего, невозможно тоскливого и глухого ко всем мольбам выпустить её из этого всего, из лабиринта самых тёмных, самых глубоких пучин разъединённого сознания.
   10 ночи. Она видит эти цифры на электронном табло часов в гостиной, но пустой взгляд лишь бездушно скользит по ним, не вызывая никаких ассоциаций. Ей незачем знать время, ведь его осознание затягивает обратно в бесконечные коридоры серости и рутины. А ещё - безысходности.
   Келли взяла с пола полупустую бутылку виски и, цепляясь за стены, снова преодолела путь в ванную. Её желудок пронзало истовое желание вывернуться наизнанку, но каменный кулак будто сжимал свои пальцы внутри, не давая для этого возможности. Задыхаясь кашлем и брызгая слюной, она так и не смогла ничего сделать. Открыла кран, набрала пригоршню холодной воды и умыла лицо. Взглянула в зеркало. Нехотя, с опаской.
   И было отчего. На Келли смотрела девушка с длинными спутанными волосами. Они были иссиня-чёрные, но при освещении и всех перипетий последних дней приобрели сероватый оттенок. Размазана тушь, как следует не смытая днём, и сливается с синяками под глазами. Лицо красивое, но очень бледное, подбородок ходит ходуном, стучат зубы, с ног до головы колотит, пробивают редкие судороги.
   "Что это со мной, если даже алкоголь и наркотики не дают забыться и спокойно провалиться в, мать его, беспамятство?!"
   Она открывает одну из подвесных полок и, выгребая оттуда содержимое, извлекает старую потасканную картонную коробку. В ней - таблетки, сиропы от кашля, термометр...
   Она с остервенением переворачивает коробку: баночки и пластинки лекарств с глухим звоном падают в умывальник и на пол. Хватая все подряд, она дрожащими руками одну за другой достаёт таблетки, не разбирая, что, собственно, собирается принять. И потом резко закидывает голову, высыпает извлечённое в рот, давится вкусом химии на языке и с жадностью запивает эту смесь прихваченным виски, заливая им гортань и через силу глотая... Этот ком падает в её пустой желудок, разбивая стискивающий его каменный кулак, рвота и кашель подкатывают вверх, но усилием воли Келли загоняет всё внутрь себя. Давясь отравой, выливая в рот остатки виски, она поднимает с пола последнюю дозу...
   "Так хорошо. Случайные лица, не знаю, реальных ли людей. Голоса, фразы. Образы. На мгновение всё выстраивается в единую картину и снова рассыпается на кусочки. Начинает адски давить в груди. Хочется свернуться в агонии, хочется дотронуться до себя, но попытки пошевелиться остаются попытками. Хочется пожалеть себя. Мысли, по одной, уходят куда-то вниз. Не остается ничего, кроме боли. Боль уходит, не остается ничего. Только след в памяти от белых полос. Полосы... белые полосы. Будто на дороге, какой-то длинной и бесконечной. Боль уходит, не остаётся ничего"
  
  Полоса вторая.
  
  "Раз дорожка, два дорожка, я на взлётной полосе...", -
  3na4OK, "Кто с кем?"
  
   Преодолевая себя, она открыла глаза, разнимая тяжёлые веки. Тело звенело ломотой в мышцах и тошнотой. О вчерашнем дне Келли напоминала лишь надпитая бутылка виски на полу и умывальник, весь в её рвоте.
   "Это последний раз, - решает она. - Почему-то знаю, что так и будет. Есть совсем не хочется... Но, наверное, пора. Иначе организм объявит бойкот. Уже полдень..."
  В голове шумело, как после удачной гулянки. Во рту было горько и сухо. И ещё были мысли, падающие на сознание настоящим градом.
   "Если они нематериальны, то почему же причиняют, кажется, почти реальную физическую боль?" - пронеслось в голове девушки.
   Весь день она потратила на то, чтобы привести в порядок квартиру и саму себя, хотя силы, казалось, давно её покинули. Было желание свернуться в клубок и тихонько жалеть себя в уголке комнаты... Но всё же она отдраила умывальник, пропылесосила комнаты, приняла ванну. И наконец-то поела. Вкусно и сытно. В то же время свои нелюбимые заботы - стирку и последующую глажку - оставила до лучших времён, сил на это и впрямь не оставалось.
   Занятость по дому и горячая ванна с ароматным маслом немного подняли настроение девушки. От головной боли её избавила старая добрая чашка крепкого кофе, спасавшая её в таких ситуациях. Даже тело немного расслабилось.
   "Вроде бы всё в порядке..." - подумалось Келли. Она включила телевизор и защёлкала пультом в поисках какого-нибудь лёгкого юмористического шоу, чтобы не напрягать всё ещё слегка гудящую голову ненужным обилием информации.
   На улице начинало темнеть. Вот оно... ещё один пустой, пролетевший день. Впрочем, его даже можно было записать в актив. С последствиями ночных "похождений" она справилась, квартиру в порядок привела, а желать ещё что-либо сверх уже выполненного не осталось ни сил, ни фантазии.
   - Ничего, скоро все вернется на свои места, - тихонько прошептала она, переключая очередной канал.
   На столе завибрировал мобильный. Заиграла привычная вырезка из песни Кэти Роуланд "No Stress", и женский вокал ритмично затянул: "I don't wanna work today, maybe I just wanna stay, just take it easy cause there's no stress..."
   - Я слушаю. - сказала Келли уставшим голосом, даже не взглянув на номер входящего вызова. - Глория? Привет, дорогая! Прости, не ожидала твоего звонка... - она попыталась изобразить в голосе участие и заинтересованность в разговоре.
   На том конце что-то быстро начали говорить. Глория была чем-то сильно взволнована, её голос дрожал, и поначалу не слишком давно знавшая её Келли растерялась, не в силах понять, что произошло. И только спустя несколько секунд до неё дошёл весь смысл услышанных слов.
   - П-погиб?.. - пролепетала она. - Несчастный случай..?
   Дальше слова, доносящиеся из трубки, перестали существовать. Звуки затихли, сердце замерло, дыхание остановилось. Мозг пытался оградить её от каких-либо дальнейших переживаний, словно чувствуя, что грань может быть уже близко. Когда мир, казалось, вернулся на круги своя, и Келли смогла вновь отдавать себе отчёт о происходящем, то обнаружила, что звонок Глории она прервала, а в руках держала всё ту же надпитую бутылку виски. По какой-то причине мысли отказывались фокусироваться, и она машинально сделала несколько глотков и скривилась. Затем ещё. И ещё. Не думая ни о чем.
   А потом она поняла, что просыпается. Задалась вопросом, что реально, а что нет, и поняла, что ещё немного, и начнёт сходить с ума. Если уже не начала...
  Голова вновь болела. За окном уже успело стемнеть, а по телевизору показывали прогноз погоды на завтра. Виски почти допит, а в мыслях вертится лишь желание позвонить Тому. Давно ему не звонила. Сама себе клялась, что завязала. Была уверена, что это были последние дозы.
   "Нет! Как бы мне ни было плохо, срываться нельзя! Нельзя! Ни в коем случае! Это был последний раз! Последний! Сколько раз сама себе твердила это, сколько раз пыталась идти против этих привычек и желаний! Что, впустую?! Нет, я не буду ему звонить..."
   - Слушаю. - послышалось из трубки.
   - Привет, Том? - сказала она дрожащим голосом, готовым вот-вот сорваться рыданиями. Стало невообразимо противно за нелепые попытки противиться наркотику.
   - Нет, Келли, я уже говорил тебе, что хватит! - послышался резкий ответ.
   - Том... прошу тебя... - по лицу покатились слёзы. Том когда-то учился с ней в одном колледже и был её хорошим другом. Когда судьба распорядилась так, что парню пришлось распространять кокаин, то он стал постоянным поставщиком наркотика для Келли. Их дружба была веским аргументом в его пользу, чтобы хоть как-то пытаться помогать девушке бороться с зависимостью.
   - Не продам. У меня хватает клиентов, а тебя губить я не собираюсь!
   - Том... мне ужасно плохо...я...
   - Я слышал это миллион раз, Келли! - жёстко ответил он и хотел разъединиться, но следующая фраза заставила его переменить решение.
   - Мне нужно, Том. Не продашь - всё равно достану! Дороже и хуже! - выкрикнула она в трубку. - Прошу тебя!
   На том конце повисло многозначительное тяжёлое молчание. И затем подавленный и раздражённый голос Тома произнёс:
   - На нашем месте через час. Но на многое не рассчитывай.
   С этими словами он всё же разъединился. А Келли, рыдая взахлёб, начала натягивать джинсы. Ей вдруг показалось, что она толстая и несимпатичная; эти мысли подлили масла в пылающий огонь её состояния. Кое-как собравшись, она накинула капюшон куртки, одетой поверх пиджака, в котором она часто ходила на работу, и вышла навстречу улицам Лондона. До клуба, в котором они с Томом обычно встречались, расстояние было неблизкое, а тратиться на такси по ночным тарифам не хотелось. Да ещё и эти слёзы.
   "Почему они никак не прекратятся?! Какая же я сейчас, наверное, страшная..."
   Келли стало жалко себя ещё больше.
  
  
  Полоса третья.
  
  "The day you came into my life
  My world turned into paradise
  You made the whitest clouds go light
  And you cause physical overdrive", -
  Johan Gielen, "Physical Overdrive"
  
   Пробуждение ото сна застало Келли лежавшей на боку в своей кровати, когда часы ещё не показывали и десяти утра. В окно, минуя ткань занавесок, пробивался яркий и чистый солнечный свет. В комнате пахло чем-то приятным - то ли лавандой, то ли гибискусом. Девушке хотелось поглубже вдохнуть воздух, заполнявший всё вокруг неё, как следует потянуться и снова укутаться в белоснежную простынь. А ещё она явственно ощущала присутствие мужчины. И тонкий аромат духов, ни с чем не сравнимый. Только один человек из всех знакомых Келли пользовался этим парфюмом, и он сводил её с ума. Она смогла бы узнать этот запах из миллиона. Это был Его запах. Запах Тейлора.
   Из зала донеслись какие-то звуки. Девушка плавно, как кошка, перевернулась на спину, улыбнулась. Это тихонько играл музыкальный центр. Келли знала исполняющуюся композицию, но сейчас всё никак не могла вспомнить названия. Но это и не было важно. Музыка была настолько расслабляющей, а слова настолько красивыми, что хотелось в них утонуть, как в объятиях любимого мужчины. Тейлора.
   Этой ночью было много хорошего. Настолько много, что воспоминания толкали и вытесняли друг друга в голове девушки, как неуловимые 24 кадра, а 25ым она осознавала только одно: ей наконец-то хорошо. Как будто и не было ничего из того, что случилось. Не было проблем на работе, не было эмоциональных потрясений, не было ни виски, ни... Не было ничего. Келли не хотела ничего вспоминать. Вообще ничего, даже хорошее. Она просто знала, что это имело место в прошлом, и ей было достаточно. Ей хотелось лишь подольше насладиться нынешним моментом нескончаемой гармонии и спокойствия, эманациями размеренности и ещё таким замечательным запахом её мужчины. Они с ним встречались всего месяц. Даже не жили вместе. Но вчера он к ней пришёл. Будто чувствовал, что должен прийти. А может просто соскучился? Так или иначе, Келли ещё ни с кем не было так хорошо.
   "Всего месяц вместе... а ближе человека будто и не встречала... Как хорошо, что он появился в нужный момент" - эти мысли её несказанно грели.
   - Ты проснулась? - послышался заботливый голос.
   - Ммм... доброе утро, котёнок, - промурчала она в ответ, глядя на вошедшего в спальню Тейлора. - Где ты пропадал эти дни? Я скучала, - сладко улыбнулась она, а он тихонько поцеловал её губы, ложась рядом. А потом прошептал извиняющимся тоном:
   - Ты же знаешь, моя хорошая, что я вечно на работе... Только вчера вернулся из Эдинбурга... но я всегда о тебе думаю, - снова долгий поцелуй.
   - И я о тебе. Без тебя так одиноко... А рядом с тобой я чувствую себя счастливой. Все проблемы и трудности кажутся такими смешными, ничтожными. Мне больше ничего не надо, - мурлыкала она, посыпая его губы и шею поцелуями. - Я словно обо всем забыла, когда увидела тебя вчера... Спасибо тебе. Ты вытянул меня из этой серости...
   - Я люблю тебя, - тихо сказал он, а дальше вновь был поцелуй и сладкие мгновения, вместившие в себя страсть и нежность, против которых любой наркотик - лишь жалкая пародия мнимого кайфа.
  Тот день они провели вместе. Келли позвонила на работу и взяла отгул, так что со спокойной душой они сходили в местный продуктовый магазинчик, купив продуктов и две бутылки дорогого виски, к которому Тейлор был неравнодушен, а потом посвятили себя только друг другу. Вместе приготовили вкусный обед, смеялись и целовались. Тейлор рассказывал свои вечные смешные истории из детства и студенческой жизни, Келли жадно ловила его слова и заливисто смеялась. Её радовало то, что он никогда не пытался вывести разговор на её не самое лучшее прошлое. Он интересовался ею, но всегда довольствовался ровно тем, что она сама предпочтёт сказать, не больше и не меньше. То же проповедовала и сама Келли, зная, что Тейлор не слишком охотно рассказывает о своей работе, но зато был живым архивом весёлых и смешных ситуаций, которыми с удовольствием делился.
   - И теперь представь мою реакцию, когда оказалось, что он - болгарин! - смеялся Тейлор, открывая спиртное. - Ведь их кивок означает нет!.. Ты выпьешь, Келли?
   - Ой, нет, спасибо. После алкоголя мне, бывает, хочется вернуться к... прошлому. А я этого не хочу, - она повела плечами.
   - Знаешь что? - он внимательно на неё глянул. - Я тогда тоже не буду, чтобы не соблазнять тебя, - Тейлор улыбнулся. - Только надо было, наверное, чтобы ты сразу сказала, а так деньги на ветер... ну ничего, оставим где-нибудь у тебя, до лучших времён!
   - Хорошо, - улыбнулась она в ответ. И лукаво добавила: - А соблазнять меня ты только виски сегодня будешь?
   - Хмм... Какая интересная постановка вопроса, - прищурился он, подхватывая игру. - Пожалуй, мы придумаем кое-что ещё... - Тейлор встал, Келли встала вместе с ним. А потом он вдруг взял её на руки и, трясь носом о её благоухающие то ли лавандой, то ли гибискусом волосы, понёс в спальню.
  Но фееричному завершению этого чудесного дня сейчас не суждено было случиться. Всё испортил один-единственный телефонный звонок на мобильный Тейлора. Помрачнев лицом, как всегда бывало, когда ему звонил шеф, он извинился перед девушкой и вышел на кухню, оставив Келли в спальне одну в свете заходящего солнца, оранжевыми оттенками проникающего в комнату. Он не любил говорить с начальником в присутствии кого-либо.
  Вернулся он только через 10 минут, весь серый и угрюмый.
   - Что случилось, котёнок? - спросила она ласково и настороженно, чувствуя неладное.
   - Дорогая... - он озабоченно почесал затылок. - В общем... Я сам очень расстроен из-за всего этого, но... в общем, мне снова надо уехать. И в этот раз - надолго. Может, на несколько месяцев, смотря, как пойдут дела...
   - Но это так долго! - воскликнула она. - Я поеду с тобой!
   - Ты же знаешь, что это невозможно... - виновато сказал он, подходя к Келли, садясь рядом и обнимая. - К тому же в этот раз я лечу в штаты, и... - Тейлор замялся. - Уже завтра... Я, конечно, знал, что надо будет ехать, но чтобы так скоро... Но кроме меня едут ещё люди, и мы все должны присутствовать...
   - Тейлор, я всё равно поеду с тобой! Ты только вернулся! Я не могу без тебя долго! Ты мой наркотик... Без тебя так плохо! Будто наступает чёрная полоса какая-то... А стоит тебе появиться, как сразу всё светлеет! Белая полоса... Тейлор, ну...
   - Келли, девочка моя, прошу тебя, - взмолился он, целуя её макушку и прижимая к себе. - Мне тоже нелегко, но надо через это пройти. Я обязательно вернусь к тебе, ты же знаешь! Я тебя так люблю!
   - И я тебя... - прошептала в ответ девушка, не в силах сопротивляться нескончаемому напору нежности и ласки в голосе и прикосновениях мужчины. А этот запах... этот несравненный его запах...
   - Так ты уже уходишь? - спросила она, боясь пошевелиться, будто Тейлор был песчаным замком, могущим развалиться в любой момент, разжав свои объятия.
   - Да, выходит, что так. Я даже родных не успел повидать, а сразу позвонил тебе вчера ночью... так не хочу от тебя уезжать. Но я должен. Ты главное держись, Келли, слышишь? Держись. Не иди назад. - он посмотрел ей в глаза. - Ни в коем случае не иди назад! Я вернусь.
   С этими словами он всё же выпустил её из своих объятий. Келли будто после свободного парения в облаках вдруг резко разбилась о скалы реальности.
   - Но перед отъездом... - тихо сказал он.
   - Ммм?
   Вместо ответа он стянул с неё майку. Слова были излишни.
   А потом он всё же ушёл. Они долго прощались и говорили друг другу массу приятных мелочей, которые особо ценятся любящими людьми. Всё было прекрасно. Но едва закрылась дверь за самым дорогим мужчиной в жизни Келли, как словно резко наступила ночь. Солнце село. Да ещё и на улице, как в каком-то сопливом романе, пошёл дождь. Это был Лондон, где от ясной погоды до ливня промежуток в четверть часа.
   Келли поняла, что это всё. Что с отъездом Тейлора её жизнь снова погрязнет в серости, страдании и, не дай Бог, звонках Тому, её дилеру... Тейлор завещал держаться, но нить словно уже так и норовит выскользнуть из рук.
  Девушка пошла на кухню, налила себе из открытой бутылки виски. Выпила. Нарезав сыра и прихватив с собой эту бутылку, пошла в гостиную и включила ноутбук. В жизни своей ей ещё не приходилось никогда пользоваться скайпом, хотя она была о нем наслышана. Тейлор обещал звонить, если выпадет возможность, а значит, надо хотя бы установить эту программу. За установкой скайпа и проверкой почты, на которой накопилось порядка 20 писем, требующих ответа, она провела остаток вечера. Кроме того, она допила открытый виски, да ещё и по неосторожности умудрилась разбить злосчастную пустую бутылку. Чертыхаясь, она кое-как подмела осколки и не остановилась перед открытием второй бутылки, пренебрегая собственными словами, сказанными Тейлору всего несколько часов назад.
  
   "Зависимость - страшная сила, - думала она. - И прежде всего она страшна не тем, что люди не могут без чего-то обходиться, будь то алкоголь, наркотики или любимый молодой человек. Она страшна тем, что мы предаём самих себя. Клянёмся, что всё кончено. Что назад дороги нет. Что мы справимся. И каждый раз нарушаем эту клятву, потому что в противном случае жизнь становится какой-то сплошной отравой. И тогда мы с каждым разом всё с большей иронией смотрим на собственные, донельзя жалкие, потуги"
   Под эти мысли очередной день Келли подошёл к концу, ибо её сморил сон. Завтра на работу... встанет ли? Она не знала. Но засыпала в смешанных чувствах. Тейлор ушёл, толком не успев вернуться. Но вкус его губ и нежные слова ещё до сих пор будоражили сознание девушки.
   А запах его духов ещё долго не выветрится с её одежды, постели и памяти...
  
  
  Полоса четвертая.
  
  "Осталось сделать шаг, осталось сделать вдох...
  И снова ждать, и снова жить листом в тисках календаря", -
  Amimal Джаzz, "Шаг-вдох"
  
   Работа, рутина. Сегодняшний день ничем не отличается от любого другого, но почему-то на душе как-то по-особенному пусто. За окном такая же невзрачная картина. Стоя у целого ряда высоких окон на 15ом этаже здания компании, Келли делала копии бумаг и пустым взглядом наблюдала, как по окнам стучит дождь, а капли медленно скатываются по стеклу вниз, одна за другой.
   "Словно в салочки играют, - пронеслась отрешённая мысль. - Гоняются друг за другом, сливаются в одну большую каплю, стекают и падают вниз, разбиваясь об асфальт или чей-то зонт... Как и все эти дни. Идут один за другим, одинаковые и тошные от бессилия что-то изменить. А потом сливаются в недели и месяцы... и разбиваются о завесу прошлого и ушедшего времени... Надо смотреть вперёд... вверх... но там только серое нагромождение туч, за которыми ничего не видно. Ни каплей дождя, ни светлого будущего. Еще один бессмысленный день..."
   В кармане пиджака завибрировал мобильный. Взяв охапку бумаг, Келли направилась в свой офис, если таковым можно было назвать одну из численных перегородок посреди этажа. По пути она ответила на входящий вызов. И как это у неё всегда бывало, безо всякого желания и энтузиазма, ведь звонили из реабилитационного центра, чтобы в тысячный раз спросить, почему Келли Рассел не посетила очередное собрание.
   - Я очень прошу прощения, миссис Морриган, но я по самое горло загружена работой! - как можно более искренне старалась ответить она. - Я совсем забегалась, даже позвонить забыла! Если вы мне не верите, то я даже могу передать официальное письмо от начальства. И, конечно же, я приду на следующей неделе.
   На том конце повисла секундная пауза, словно человек пытался принять какое-то решение. А потом вздох и слова:
   - Удачи тебе, Келли. Рада слышать, что всё в порядке. Береги себя и не забывай звонить, если что-то не так.
   - Спасибо, миссис Морриган! До свидания!
   Келли первой разъединилась. Тошно было притворяться вежливой и участливой в такой день, да ещё и в этой череде событий, в которой не происходило ровным счётом ничего. Уныние и тоска, пустота и апатия. После звонка к тому же начали волнами накатывать воспоминания.
   "Тошнит поддерживать связь с клиникой... Эти монотонные голоса, которым якобы не плевать, эти надменные намёки на то, что за тобой наблюдают и не забывают ни на секунду. А ещё эти чёртовы встречи на собраниях реабилитированных... Миссис Морриган - это практически единственное, что сейчас напоминает о былом... О звонках Тому среди ночи, о встречах в клубе, о нескончаемом отрыве, драйве и следовавшей глубокой депрессии, отпугивающей всех и вся... да-да, Келли Рассел, именно от тебя!" - она хмыкнула.
   На её рабочем месте, как всегда, был бардак. Какие-то тетради, смятый листок с каким-то рисунком, чашка выпитого кофе, бумаги, бумаги, бумаги...
   Снова завибрировал мобильный, какой-то неизвестный номер. Босс не разрешал громких сигналов, так что служащим приходилось довольствоваться вечным беззвучным режимом.
   - Слушаю. - сухо сказала девушка, а про себя подумала: "Кого там ещё черти носят?!"
   - Привет! Келли? Это Кэрол. Кэрол Винс, - послышался приветливый женский голос из давно позабытого школьного прошлого. - Давно тебя не слышала. У тебя все в порядке?
   Келли просто не знала, о чем с ней говорить. Они так давно не общались. И вроде даже эта Кэрол была позитивно настроена на разговор... Вероятно, у неё сменилось место работы, или родился ребенок, или она развелась, или умерла её мать. Или сразу всё вместе, какая разница? Все одинаковые. У всех одинаковые проблемы и достижения, которыми они хотят делиться или жаловаться, даже если это человек, которого много лет не видел.
   Келли глубоко, протяжно и устало вздохнула.
   "Не хочу это всё обсуждать. Да и вообще ничего не хочу. Не вижу причин людям делать вид, что что-то из этого может быть интересно. Наше общество и общение построено на обмане. Всестороннем. Прикидываемся, что нам интересно слушать других, прикидываемся, что интересно что-то говорить в ответ... одно и то же... Как и эти капли дождя..."
   - ...Келли? Алло! Келли?
   Девушка молча прекратила вызов. Подруга юности для неё ничем не отличалась от любой другой женщины, проходящей где-то там внизу, за каким-нибудь типично "необычным" зонтом с надписью "I love London". Надоело. Для чего? Зачем? Ни о чём.
   Она смотрела вниз в окно, подперев подбородок кулачком. На лице застыл намек на отсутствие каких-либо эмоций и пустоту. Но общее состояние Келли было скорее раздражённым и угнетённым.
   К ней, постучав, зашёл невысокий полный мужчина с улыбкой на лице. Все служащие называли его между собой не иначе как "босс"; это был глава столичного отделения компании, мистер Сэм Мартин.
   - Здравствуй, Келли. Сегодня ты мне очень нужна, - проворковал он.
   "Только сегодня? В остальные дни, значит, можно остаться дома, блеск" - съязвила девушка, но в слух сказала совсем другое и даже добавила в голос какой-то непринуждённости. Всё-таки как много масок есть у человека...
   - Мистер Мартин, и вам доброго вечера! Всегда к вашим услугам.
   - Сегодня тебе придётся использовать всё своё обаяние и сговорчивость, дорогая, - мужчина присел на край её стола. - Эта сделка нам нужна как воздух.
   - Какая сде... Так разве не Мэл с ними договаривается? - удивилась Келли. Компания, в которой она работала, вела переговоры с очень влиятельным поставщиком оборудования для офисов, и один из коллег Келли, Мэл, должен был вести переговоры вместе с мистером Мартином. Во всяком случае, так её проинформировали утром.
   - Я же сказал, нужна, как воздух! А лучше тебя никто не справится, у тебя есть отличная способность уговаривать людей, делая вид, что тебе всё равно, - он улыбнулся, даже не подозревая, насколько Келли была в этом искренна. Да, она входила в команду лиц, проводивших некоторые переговоры, но делала это исключительно ради того, чтобы получить в конце месяца свои деньги и иногда, чтобы отвязаться от собраний в центре реабилитации.
   - Ах да, и кроме того, Мэл уволен! - многозначительно посмотрел на неё босс.
  "Какая жалость! Ну что ж, значит, нужно ехать и договариваться. В противоположный конец города. Отлично. Да и погода, что надо..." - она мысленно выругалась.
   - Хм... Шутка, Келли! - рассмеялся он, словно пошутил не хуже Эдди Мерфи в очередном его великолепном шоу конца 70-ых. - Мэла просто нет в городе. Пришлось продлить командировку.
   "Смешно, Сэм, как же смешно!" - и снова едкая мысль о том, что этот её хохмач-начальник даже не подозревает, насколько она, Келли, его сейчас презирает. А может, и догадывается. Не всё ли равно?
   Однако же она, конечно, выполнила задание мистера Мартина. В кратчайшие сроки собрала все необходимые бумаги и уже спустя четверть часа ехала в служебной машине, ознакомляясь с деталями грядущих переговоров. А прибыв на место, успешно провела сделку. Есть вещи, которые отдаляются от тебя быстрее, если ты к ним сильно стремишься. Возможно, именно поэтому у Келли всё получилось даже лучше, чем ожидалось.
   - Мистер Мартин? - девушка набрала номер босса и безразлично сказала: - Всё прошло великолепно. Контракт наш.
   - Отлично. Прекрасно. Молодец. Давай в офис. - Сэм, видимо, был занят разговором по другой линии, а потому отвечал кратко и отрывисто.
   "А до дома-то ближе, - промелькнула мысль. - Да и дождь прекратился..."
   - Мистер Мартин, могу ли я воспользоваться сегодня случаем и не возвращаться в офис? - без особой надежды спросила она. Но в ответ послышалось неожиданное и вновь короткое:
   - Хитруля! До завтра, Келли, - на том конце разъединились.
   "Может, и не такой уж плохой день..." - подумалось ей, и она скомандовала водителю ехать к Грин Парку, что был недалеко от её дома. Там она зашла в небольшой магазинчик, купила сэндвич и не спеша направилась домой.
   На улице вновь собирался дождь, но среди мощных и серых туч, сулящих очередную порцию ливня до самого утра, даже проглянуло солнце. Келли вдруг захотелось ненадолго присесть на одну из многочисленных лавок и расправиться с сэндвичем не на ходу, а тихо и спокойно. От этого желания она почувствовала себя странно, потому как оно было явно не в её характере, но противиться ему не стала. Наоборот, безразлично положила толстую чёрную папку с документами на мокрую лавку и уселась сверху, не без удовольствия принявшись осматривать мокрые деревья, газоны и небо. Внутри неё - необычайное умиротворение. Только вот ничего не меняется. Она всё равно одна, погода всё равно плохая, сэндвич на вкус как резина, а дни - серые и пустые, как сейчас этот парк. Мимо иногда проходят одинокие фигуры людей, запахнутых в пальто и куртки, все торопятся, спешат укрыться где-нибудь от надвигающегося дождя. Решила укрыться и Келли. Встала, на миг отвернулась от тропинки, взяла папку с документами, развернулась и вдруг налетела на высокого мужчину в длинном пальто, на первый взгляд, такого же, как и десятки прошедших ранее.
   "Чёрт, ну это ж надо..!" - выругалась Келли, потому что папка раскрылась и бумаги полетели на мокрый асфальт.
   - Ради Бога, простите! - воскликнул приятный голос мужчины. - Я не хотел, я сейчас вам помогу! - и он кинулся поспешно поднимать намокшие листы.
   - Да ну, ничего... - буркнула в ответ девушка, тоже наклоняясь за бумагами.
   - Я сегодня такой растяпа! Обязательно кого-нибудь случайно цепляю или что-то роняю! - сокрушался он. - Я надеюсь, что это не слишком важные бумаги... Но оно всё высохнет!
   В этот момент начал накрапывать мелкий дождь.
   "Только этого не хватало... даже зонта нету..." - обречённо заметила Келли.
   А мужчина выглядел чем-то озабоченным. Он явно был крайне расстроен тем, что так неосторожно толкнул девушку и, возможно, навредил какой-то её работе, испортив документы. Он скептически глянул на начинающийся дождь.
   - Я прошу прощения... - смущённо и нерешительно начал он. - У вас, в отличие от меня, как вижу, нет зонта, я бы мог вас провести до кофейни, вон там, - он указал рукой на угол Грин Парка. - Я как раз туда шёл, думал немного отдохнуть... вы можете переждать там дождь, да и бумаги лучше не складывать сейчас в папку - раскиснут и чернила растекутся. Не подумайте, что я пытаюсь как-то с вами познакомиться, - тут же быстро добавил он. - Просто мне очень неловко от всей этой ситуации...
   "Свалился на мою голову! Впрочем... сейчас реально вся промокну. И эти документы чёртовы..."
   - Ладно, - сказала Келли. - Гм... спасибо.
   - Я Дэвид, кстати! - он нерешительно протянул руку, потом понял, что она немного измазана, тут же снова извинился, достал платок, вытер руки, и только потом вновь протянул для знакомства.
   - Келли, - сухо ответила девушка, едва касаясь пальцев его холодных рук.
   Раскрыв зонтик, Дэвид неловко пододвинулся к ней и вместе они пошли в кофейню.
   - Что ж... я надеюсь, тут ничего очень важного, в этих бумагах?
   - А, не берите в голову, - отозвалась она. - Всего лишь макулатура.
   "Теперь макулатура..." - про себя пессимистично добавила Келли. Она сама не знала, зачем сейчас идёт рядом с этим незнакомым мужчиной, который утверждает, что вроде как совсем даже не хотел с ней знакомиться. И, тем не менее, они оба сейчас идут в кофейню "сушить бумаги и ждать, пока закончится дождь". Разумеется, за чашкой кофе. Как банально...
   И всё же, на удивление, как-то само собой вышло, что они оба разговорились. Келли, которой было всё равно, и которая действительно просто хотела переждать дождь, вовсе не горела желанием общаться. Но, то ли Дэвид оказался слишком симпатичным и обходительным, то ли сама Келли подобрела в тепле и уюте заведения, однако их диалог принял весьма милое направление. Сначала были шутки про всю курьёзность ситуации, потом смешные сравнения с похожими ситуациями из прошлого. Разговор зашёл и о детстве. Оказалось, что оно у обоих было очень весёлым и насыщенным. Девушку также порадовало, что этот мужчина не стремился узнать что-либо о ней, Келли. Он просто говорил. Просто вспоминал. И так получалось, что, не замечая того, она оказывалась вовлечённой в новые и новые темы бесед. Келли недоумевала по поводу своего состояния, она задавалась вопросом, что с ней происходит, но вдруг поняла, что ей сейчас просто хорошо. Ей тепло и мило. И вроде даже серости и банальности дней как будто и не бывало.
   Они заказали ещё по чашке кофе. А потом и вовсе случилось что-то необъяснимое для девушки. Забыв о бумагах, о дожде, обо всём, что было в её жизни раньше, она вдруг начала громко и искренне смеяться одной из очередных историй Дэвида. Он ей показался очень забавным. Как будто что-то родное и близкое было в этом мужчине, которого она только сегодня случайно встретила. Впрочем, теперь она не была уверена, что это была случайность.
   "Случайностей в этом мире не бывает. Всё для чего-то было создано. Всё происходит по какой-то причине. Даже этот день. То, что Мэлу продлили командировку. То, что на улице весь день шёл дождь. То, что мистер Мартин попросил именно меня провести переговоры. И уж конечно не случайно повстречался мне этот красавчик... Так обычно и бывает. "Случайное" знакомство. "Случайная" вспышка улыбки, пара фраз, пара жестов. Потом обмен телефонами и обещание позвонить или вдруг неожиданная смс со словами "Вы никогда не догадаетесь, кто вам пишет...". И обязательно смайлик в конце. Иногда кажется, что без них смс и онлайн общение не может существовать в наши дни. Даже в реальном общении "смайлы" на лице - неотъемлемая часть вежливости и разговора. Какая-то очередная маска... И кажется таким немыслимым то, что сейчас я улыбаюсь с такой искренностью и с такой жадностью ловлю слова этого человека, который так любезен и учтив. Английский джентльмен. Да. Пожалуй..."
   Келли чувствовала, что она словно просыпалась после зимней спячки. И не хотела думать о прошлом. Как странно... как быстро всё может меняться с минуса на плюс. С отчаяния на радость, с горечи на веселье, с холодности на смех. Дэвид выглядит не таким, как все мужчины. Говоря что-то, не видно лукавства и желания понравиться. Не видно притворства и маски. Он просто говорит, потому что хочет говорить. Потому что участвует в разговоре, и ему это приятно. Келли ещё не видела, чтобы кто-то с таким участием и любовью отзывался о своих близких. Её становление произошло не в самых благоприятных обстоятельствах и не в самых благополучных компаниях, может, именно это и было причиной. А Дэвид, как оказалось, очень любил старшую сестру и родителей. Как и должен любить обычный человек, порядочный и благоразумный.
   На третьей чашке кофе девушка даже поборола боязнь воспоминаний и открылась Дэвиду, упомянув бывшую зависимость и реабилитационный центр. Он выслушал внимательно и основательно, вник в ситуацию и даже дал несколько дельных советов, попытавшись ободрить Келли.
   "Кто он? - с ужасом подумала она. - Почему его так заботит то, что происходит в жизни других людей? Почему он настолько искренне пытается меня слушать и понимать, вникать и давать настолько тонкие комментарии? И главное... почему мне всё это так нравится... хах, и он ещё шутил, что работает в зоопарке, усмиряет животных... шутник! Боже, как мне хорошо..." - Келли зарделась. Ей стало стыдно за то, что лишь недавно она вела совсем другой образ жизни и мысли её были совсем о другом. Но сейчас её словно обухом стукнули по голове. Ей показалось, что она спит. Всё было слишком быстро... слишком нереально, красиво и по-доброму... она от такого успела отвыкнуть...
   Их милую беседу прервал звонок мобильного Дэвида. Он сначала хотел встать и выйти на улицу, чтобы поговорить, но, вероятно, подумал, что это будет не очень вежливо, и остался. Как оказалось, звонили по работе. Это явно был не зоопарк, но Келли и так знала, что то была лишь шутка. Начальник Дэвида явно был серьёзным человеком, потому что диалог проходил очень официально, немногословно и даже немного сухо. Такой официоз отчасти вернул Келли ближе к реальности. Она посмотрела на часы, было уже 9 вечера, а завтра ведь на работу...
   - Дэвид, - сказала она, когда мужчина закончил разговор с начальством, - уже поздно, я наверное пойду... На самом деле, я безумно хорошо провела время, - смущённо добавила она. - Я давно не получала такого удовольствия от общения с людьми. Можно сказать, спасибо, что вы меня тогда толкнули, - она улыбнулась, в тысячный раз за сегодня.
   - Та ну что вы, мне до сих пор стыдно за это... Ваши бумаги, зато, подсохли и, вроде, даже сохранили свой первоначальный вид! Ну, почти... - он развёл руками, извиняясь. - На той стороне парка у меня машина, я могу вас подвести, если хотите, время уже не раннее.
   Келли задумалась на секунду, а потом сказала:
   - Что ж, если вас это не затруднит, я была бы не против... я живу в паре остановок метро отсюда...
   Расплатившись по счёту, Дэвид провёл девушку до машины под продолжавший накрапывать дождь. В дороге они вновь говорили. Обо всём и ни о чём в то же время. Так они и добрались до дома Келли.
   - Скажите... Келли... Не подумайте ничего плохого... но мы могли бы как-нибудь повторить нашу встречу? - смущённо улыбнулся он.
   - С удовольствием. Вот мой номер, - она протянула визитку, ликуя внутри.
   - Келли Рассел, - прочитал он. - Я обязательно запомню вашу фамилию! А вот моя визитка... Не думал, что когда-то пригодится, но вот... выходит, два года она ждала встречи с вами!
   - Выходит что так... До встречи, Дэвид Тейлор, - она прочитала фамилию на визитке. - Спасибо за чудесный вечер!
   - Это вам спасибо! И извините меня ещё раз...
   С этими словами он уехал. Келли стояла у подъезда своего дома и улыбалась. Улыбка никак не сходила с её губ. Ей было очень хорошо. И ещё она отчётливо различала на своей одежде и на бумагах запах каких-то замечательных духов. Его духов. Мужчины, который, вероятно, круто изменил её жизнь. Запах Тейлора.
  
  
  
  Полоса последняя, внеочередная.
  
  "Мне всё равно будет больно
  Мне опять больно, я не из тех, кто воспитан любовью
  Мне всё равно будет больно
  Мне опять больно, но я жду того, кто сделает это..." -
  TOL, "Утопия"
  
   "Прости меня, Глория. Прости, что я не смогла с этим смириться. Я жила в серости существования, и Тейлор вытащил меня из неё. Возвращаться туда нету сил. Нету никаких сил... Ведь его там не будет... Прости меня за то, что я сделала. Прости, что меня не будет на похоронах. Я эгоистка, наверное... Но столько боли и разочарования было в моей жизни, что дальше нету сил идти самой. Спасибо тебе и твоим родителям, что вы вырастили и воспитали такого чудесного сына и брата. Самые лучшие люди уходят неожиданно и, зачастую, случайно... Я не могу с этим дальше жить. Прости меня. Прости за всё. Будь молодцом, я верю, что ты, в отличие от меня, законченной наркоманки, сильная и умная женщина. Даже сейчас, когда я пишу это письмо, я вспоминаю, с какой теплотой Дэвид говорил о тебе. Полосы... Как жаль, что с полосами в жизни нельзя поступить так же, как с этим чёртовыми дорожками наркотика, отравившего мою жизнь... сначала принять четвёртую, потом третью... Испытать заново все те прекрасные моменты... Как жаль... Но ты справишься, а мне пора на моё последнее свидание с Дэвидом Тейлором, лучшим мужчиной из тех, которых я встречала.
  
  Прощай,
  
  Твоя Келли Рассел"
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) Н.Екатерина "Нить души"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"