Корджева Елена Феликсовна: другие произведения.

Хорошие люди.(отрывок)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Сборник правдивых рассказов о хороших людях.
  
  Котенкин нянь.
  
   Моя дорога к стоянке проходит вдоль линии частных домиков. Как-то так сложилось, что соседствуют в спальных районах Риги типовые многоэтажки с одно-двух этажными домами. Окруженные заборами, живут они своей особенной "частной" жизнью. Конечно, вместе с людьми проживают там и вечные спутники человека - собаки и кошки. И чувствуют они там себя повольготнее, чем если бы жили запертые в обычной квартире. особенно - кошки. Собаки, как-никак "на службе", их обязанность - сторожить. То ли дело кошки. Они-то точно, как у Киплинга "гуляют сами по себе" где хотят и когда хотят.
  Дело было то ли поздней осенью, то ли ранней зимой, когда, как всегда "неожиданно", выпадает первый снег. Я спешила к машине, времени, как обычно, было в обрез. Да еще и дорожка, едва покрывшись подмерзшим снежком, так и норовила выскользнуть из-под ног. Так что по сторонам глазеть мне точно было некогда.
  Но это я так думала. Кое-кто был абсолютно уверен, что у меня найдется и время, и возможность, и - желание пообщаться. Этот кто-то был маленький серо-полосатый котенок в том очаровательном возрасте, когда он еше совсем малыш, но уже умеет быстро перебирать лапками и гордо, как флаг, задирать крошечный треугольный хвостик. И вот это очаровательное создание решило, что ему совершенно необходимо со мной познакомиться. Причем, не просто поздороваться. Нет, ему непременно хотелось усесться мне на нос сапожка, который, уж конечно, теплее, чем холодный ноябрьский снежок.
  Как этот малыш оказался на улице? Я стала оглядываться и обнаружила, что за мной мчатся еще два таких же серо-полосатых колобка, также смешно задирая хвостики. Очевидно, их кошачья мама отлучилась по каким-то своим кошачьим делам, а непослушная ребятня вместо того, чтобы сидеть дома в тепле, убежала не только из "гнездышка", но и с родного двора. А, поскольку, как оказалось, по снегу гулять холодновато, они тут же стали искать помощи. А у кого же ее искать, как не у человека! И я понимаю, что я - попала. Взять эту ораву я не могу, и некуда, и некогда. Но и бросить их на холодном снегу - тоже никак невозможно. Так что теперь помощь в спасении котят нужна уже мне.
  Озираюсь в поисках то ли мамы-кошки, то ли хозяина этого семейства. Нет, никого не видно. Единственный в поле зрения человек - явно строитель - вывозит на тачке мусор к специальному строительному контейнеру, установленному возле одного из частных домов. И я понимаю,что это - единственное возможное решение. Ему никуда убегать не надо, он здесь работает и будет работать, пока либо кошка, либо кошачьи хозяева не начнут искать пропавших малышей. Так что к нему-то я и обращаяюсь с отчаянным призывом о помощи. Ответ на просьбу выглядел неожиданно: одним коротким жестом мужчина попросту распахнул куртку. А там, уцепившись коготочками за толстой вязки свитер, уже приютились целых три котенка. Так что было делом одной минуты собрать пищащих гулен и "прицепить" их рядышком с остальными "туристами".
  Я убежала. А могучий, улыбающийся во весь рот "котенкин нянь", остался с прижавшимися к нему и пригревшимися там малышами.
  Кошачьи дети были - в надежных руках! И, я уверена, эти руки были надежными во всем.
  
  Шляпа.
  
   Рига.
  Конечно, Рига - это готика, и уж, тем более - югендстиль.
  Но еще Рига - это парки.
  Так сложилось, что крепость, а Рига была когда-то неприступной крепостью, окружала не только крепостная стена, не только опоясывающий старый город канал, но и, призванные служить безопасности города, пустоши.
  И, к счастью,хватило у градостроителей мудрости, получив от высочайшего государя разрешение на то, чтобы Рига вышла за границы крепостной стены и стала расширяться, распорядиться открывшимися просторами правильно. Все пустоши, окружавшие город, повелел губернатор превратить в парки. И никогда не застраивать.
  Так что теперь, спустя без четверти два столетия, по всему центру Риги разбежались прекрасные зеленые парки. и едва только заканчивается один парк, стоит пересечь улицу, как под ноги тебе ложится чудесная тенистая аллея следующего и следующего парка.
  Вот в парке-то и случилась эта история.
  Вообще, в рижских парках протекает своя жизнь - в каждом особенная.
  В парке у рижского канала очень оживленно: тут и променад с прекрасным видом, и утки, кормить которых - ежедневное развлечение мам с ребятней, и студенты, особенно в теплое время, развалившиеся на травке.
  В Верманском парке свои развлечения. Древний, стихийный, но за десятки лет ставший привычным шахматный турнир. Здесь, под внимательным взглядом Михаила Таля, знаменитого рижанина-шахматиста, выросло не одно поколение любителей этой древней игры. С утра до вечера сидят на лавочках люди, склонившись над шахматными досками. Там есть и своя "элита" - чемпионы, есть любители, но приходят и зрители, и новички, желающие принять участие в игре. И тут же, прямо возле шахматистов, мчатся на детских прокатных машинках юные гонщики. Рядом со всем этим кто-то может играть на трубе. А иногда, в хорошую погоду, можно увидеть целый вернисаж картин, щедро выставленных художниками для публики.
  На Эспланаде все посвящено спорту. Зимой это - каток прямо у ног памятника Райнису, летом - батуты, надувная горка, где не умолкает детский визг, и, конечно, едва ли не самый большой в центре детский городок с бесконечным числом всевозможных "лазалок", качелей и песочниц. Здесь даже иногда разбивает свои шатры парк аттракционов. А неподалеку от Художественного музея, рядом с памятником О.Калпаку, на широкой, выложенной гладкими плитами площадке с утра до ночи тренируются скейтбордисты.
  Вот, мимо них-то я и проходила этим ветреным осенним днем.
  Несколько парней-тинэйджеров старательно отрабатывали какие-то свои, им понятные приемы, при этом внимательно следя, чтобы на лице оставалось выражение угрюмой искушенности жизнью.
  Вообще-то очень интересно наблюдать за изменением выражения лица в зависимости от возраста. Если маленький ребенок не скрывает своей радости и ширина улыбки на лице напрямую зависит от высоты горки или от скорости и красоты машинки, то подростки - это отдельная песня.
  Почему-то считается в этом возрасте правильным смотреть на мир из-под чуть ли не полностью закрывающей обзор челки. Причем смотреть хмуро и эдак неодобрительно. Этот период, к счастью, со временем проходит, но, проходя мимо скейтбордистов, поневоле замечаешь эту "печать умудренности" на лицах. Такое ощущение, что они здесь собрались абсолютно случайно, никак не связаны между собой и каждый занят только одним - оттачивает свое мастерство. И ну просто совсем-совсем не обращает никакого внимания на все, что происходит вокруг.
  К счастью, это - маска. И, чтобы сдуть ее, понадобился всего лишь ветер.
  Ветер в тот осенний день был сильным. Он не просто создавал рябь на лужах. Он раздувал полы пальто и заставлял прохожих наклонять голову. Сильно поредевшая листва, даже в парке, не спасала от его порывов.
  Досталось от ветра и старичку, прогуливавшему в парке своего лохматого, уже облаченного в клетчатую попонку питомца. Отвлекшись на собачонку, старичок не успел вовремя среагировать на внезапный порыв ветра и придержать шляпу. Шляпа, отскочив, как на пружинке, от дорожной плитки, покатилась, куда ее нес непоседа-ветер - вдоль парка по дорожке. Старичок и его собачка только смотрели вслед, понимая, что шляпы им уж нипочем не догнать.
  Но! К счастью есть и те, кому под силу обогнать ветер. Парнишка-скйетбордист, присевший было на скамейку, но так и не снявший ногу со своей верной доски, даже не стал раздумывать. То, что было неодолимым препятствием для старичка, стало вызовом для его молодого задора и мастерства. В долю секунды он уже оказался "на коне" и помчался, подгоняемый ветром, в погоню. Плиты парковой дорожки проложены были тогда, когда о скейтборде никто и не помышлял и они совсем не приспособлены для доски. Так что передвижение стало для парнишки эдакой "полосой препятствий". К счастью, не непреодолимой.
  Шляпа была поймана!
  И тут же на лицо снова была нацеплена маска умудренного жизнью мэтра. И парень со скучающим видом подъехал к старичку, так и не успевшему двинуться с места и только пытавшемуся прикрыть ладонью столь стремительно обнажившуюся голову. Вручая шляпу, озабочен он был тем, чтобы не "потерять лицо" перед сверстниками. И - даже не подозревал, насколько он был хорош собой, когда кинулся на помощь. На лице, как в зеркале, отражалось и - желание помочь, и - жажда победы, и - осознание собственной силы. Это было - красиво!
  И я знаю, даже под маской хмурости и неприступности идут по улицам Риги хорошие люди!
  
  Поющая душа.
  
   Выходной.
  Это значит, что народу с утра в городе нет, торопиться никуда не надо, а значит, можно машину и не брать, а просто пройтись по улочкам Риги. Ну или - проехаться на общественном транспорте. Это отдых и удовольствие - никуда не спешить. А если к этому добавить неяркое осеннее солнце и в тон ему - желтые листочки берез и буро-красные - кленов, постепенно вытесняющие столь привычный за лето зеленый, то удовольствие потихоньку превращается в счастье.
  И вот в таком радужном настроении сижу я в троллейбусе и наблюдаю,что же происходит вокруг меня.
  Людей совсем немного, поэтому пара - мама и малыш, поднимающиеся по ступенькам, приковывают мое внимание. Точнее не они сами, а - некоторая необычность с ними происходящего.
  - Ты хочешь сидеть или стоять?
  Вопрос мамы, обращенный к малышу, застает меня врасплох.
  Я с большим трудом определяю возраст латышских детей. Крупные, высокие, они иногда кажутся старше. Но этому мальчику вряд ли было больше трех лет. Большие серые глазищи внимательно оглядели троллейбус и было принято решение:
  - Стоять хочу.
  Было удивительно, что мама так легко предоставила право принять решение такому крохе. Обычно мы видим мам, бесцеремонно хватающих своих чад подмышки и водружающих на сиденье, как предмет, без лишних разговоров. В этой же семье, очевидно, ребенок имел полноценное право голоса.
  - Хорошо. - мама даже не пыталась спорить. - Только держись крепко.
  И малыш занял позицию у большого окна, уцепившись обеими ручонками за поручень, который и был, собственно, как раз на уровне его головы. Я подозреваю, что этот поручень сильно закрывал ему обзор, но, вероятно, было достаточно интересно, чтобы оставаться на этой позиции. Сама же мама заняла пост, позволяющий в случае чего подхватить дитенка, не мешая ему при этом чувствовать себя совершенно самостоятельным. При этом светская беседа, которую вели мама и сын, продолжалась. Я не прислушивалась, но слова "машина" и "бэмка" безошибочно указывали на совершенно "мужскую" тему.
  Малыш, как ни удивительно, умело контролировал громкость речи, не привлекая к себе избыточного внимания. И я, засмотревшись на утренний город, пропустила момент, когда автомобильная тема сменилась музыкальной. Внимание привлек чистый детский голосок, легко пропевший фразу из детской песенки. Это прозвучало так неожиданно и так красиво, что, как видно, понравилось не только мне, но и другим пассажирам: взгляды многих были направлены на него.
  Но дела до других юному певцу не было. Ему тоже нравилось петь! И, как видно, так сложилось все вместе - прекрасная погода, отличное настроение, мама-друг рядом, все в его вселенной было настолько замечательно, что не петь стало невозможно.
  Мальчик запел удивительно нежно и чисто. Ээто была обычная детская песенка, из тех, что учат в садике ко всевозможным утренникам. Необычным был певец. Песенка словно сама лилась, а он просто позволял ей звучать, дополняя свое прекрасное настроение музыкой.
  Мама, несколько смутившись, попыталась вернуть было беседу в русло "мужских" тем. Но малыш хотел петь, о чем и поведал маме. А мама не стала спорить и в этот раз.
  И троллейбус ехал по утренней Риге, а в троллейбусе у большого окна стоял маленький мальчик с большими серыми глазами, красивым ртом с немного крупными, как это бывает у малышей, зубами, и - пел.
  Он не красовался, не играл на публику, он просто делился с миром радостью бытия, так переполнявшую его самого, такого маленького и такого великого в своем стремлении к эстетике жизни.
  Так мы и ехали. Пока мама не дала команду выходить. И малыш, с готовностью прервав песню, позволил одеть на себя капюшон и - последовал вместе с мамой в парк на Эспланаде, освещенный солнцем и золотыми листьями.
  А мы - пассажиры смотрели, как они с мамой заходят в парк, на дорожки которого время от времени падали листья.
  А нежное детское сопрано еще продолжало звучать..
  
  Рижские крыши.
  
   Старый город. У каждой улицы - своя давняя и, может быть, очень романтичная история, свои традиции, свои закоулки и переулочки. И даже кошки в каждом городе свои, со своим характером. Не говоря уже о людях.
  И Рига, с ее более чем 800-летней историей, конечно же - город старый. И не только самое сердце города - Старая Рига, но и весь центр, с уже современными, пусть не слишком широкими, но длинными улицами, с домами, имеющими куда более короткую историю.
  Я очень люблю смотреть на крыши Риги. Есть места, откуда открывается чудесная панорама рижских крыш, таких разных, и тоже - со своей историей. Есть красные черепичные, есть бурые, есть - мелкая-мелкая черпица, как рыбья чешуя, и такая же блестящая. Есть крыши металлические, крашеные, или нет. Есть и то, что не снилось никакому Карлсону - современные, сплошь стекло и металл - пентхаусы, которые снизу и совсем не видны. Вообще, Рига в семье европейских городов считается признанной красавицей, посмотреть на которую едут толпы туристов.
  Но не только крыши, или фасады - будь то готика или югендстиль - создают облик города. Главными действующими лицами в любом случае были и остаются люди. И не только потому, что они строили этот город. Нет! Эти люди здесь живут и наполняют жизнью эти дома и улицы.
  Вот о людях-то и пойдет речь.
  Но, все по-порядку.
  Для начала - несколько слов о зиме. Что лукавить, зима - это всегда некоторый вызов. Приходит зима и в Ригу. Считается, что приморский климат куда мягче равнинного. Наверное это так. Но характер нашего Балтийского моря непостоянен, как характер женщины. Поэтому и погода в Риге может удивлять своим непостоянством. И зимние морозы время от времени сменяют затяжные оттепели, а то и - дождь. Конечно, мы ни в коем случае не зАримся на рекорд Вай-Але-Але - горы на Гаваях, чемпиона планеты по количеству дождливых дней. Но и до Марокко или Ниццы с их 300 солнечными днями в году нам далековато.
  Так что в этот день в Риге была оттепель.
  И снег, белым пушистым одеялом вольготно раскинувшийся на рижских крышах, стал скукоживаться и спешно покидать свои лежбища.
  Хорошо обученные своему делу дворники мгновенно установили предупреждающие барьерчики, а управдомы галопом понеслись вызванивать скалолазов, чтобы быстро и безопасно освободить крыши от тяжелого снежного покрова. Газеты срочно напечатали предупреждения о повышенной бдительности. Город подготовился к снежным лавинам, то и дело срывающимся с крыш.
  Но рассеянные люди существовали всегда.
  И тетушка, на ходу что-то старательно искавшая в своей сумочке, совершенно позабыла о том, что неплохо бы все же посматривать по сторонам.
  Женская сумочка, вообще, вещь достойная более вдумчивого описания. Пока ограничимся лишь тем, что "очень нужные предметы", старательно уложенные в сумочку перед выходом, имеют тенденцию жить своей жизнью и, едва сумочка закрывается, они тут же покидают отведенные им места и кармашки и предательски перемещаются, образуя не поддающийся контролю кавардак. То есть, все, разумеется, на месте. Но - найдено быть не хочет. Это вам не строгие карманы мужских пиджаков или курток. Там все четко и чинно - куда положил, оттуда и взял, безо всяких неожиданностей. Наверное, поэтому, мужчины не всегда понимают рассеянных женщин.
  Так вот, вернемся к тетушке. Она неспешно шагала себе, продолжая ковыряться в своей сумочке. И даже голову не подняла, когда впереди с шумом обрушился на тротуар изрядный сугроб. Как видно, не до сугроба ей было сейчас.
  Но это же Рига! Город со своей культурой и своими традициями. И рижская сдержанность ни в коем случае никак и никогда не уступает вежливости, помощи и взаимопониманию.
  Шедший следом молодой мужчина немедленно ускорил шаг и тут же догнал копошившуюся тетушку. Очень бережно, аккуратно, чтобы не напугать, подхватив тетушку под локоток, мужчина, наклонившись - высокие у нас в Риге мужчины, стал ей что-то негромко, но усердно втолковывать.
  Тетушка как-то не вдруг поняла, что ей, пока она занималась поисками, грозила опасность. Но поняв, как видно, испугалась, отшатнулась от сугроба, который уже безобидной кучкой развалился на тротуаре. Видно было, что женщина растерялась.
  И что оставалось делать мужчине? Конечно, продолжать оставаться собой - истинным рижанином, сдержанным, но галантным. Аккуратно приобняв испуганную тетушку за плечико, он провел ее вдоль опасной зоны, внимательно обходя все заботливо отмеченные дворниками места, не забывая также на всякий случай посматривать, не свисает ли с какой крыши коварно приготовившийся к стремительному спуску сугроб. При этом он горячо убеждал в чем-то тетушку, мертвой хваткой вцепившуюся в свою сумочку, как видно, призывал к осторжности.
  Красный светофор сменился зеленым и мне пришлось уехать, не досмотрев конца истории.
  А, собственно, чего смотреть. Я его и так знаю. Я знаю, что этот мужчина доведет тетушку до угла, еще и еще раз призвав ее по дороге к собственной внимательности, а потом пойдет дальше по своим делам не ожидая взамен ничего - ни бурных изъявлений благодарности, ни каких-то еще всплесков эмоций.
  Потому что помочь прохожему, будь то тетушка, ребенок или старик, - это нормально.
  Именно так под крышами Риги и живем мы - рижане.
  Наверное поэтому так любим мною этот город с его старинной историей, но таким молодым и добрым сердцем.
  
  Вариация на тему балета.
  
   Чайковский...
  "Спящая красавица"...
  Оперный театр...
  Наверное у каждого эти слова вызовут свою собственню ассоциацию от встречи с прекрасным.
  Каждый из нас когда-то впервые прикоснулся к искусству балета. Кто-то еще в детсте, кто-то - уже взрослым. Но, думаю, вам знакомо это состояние предвкушения, которое охватывает тебя, едва ты только заходишь в величественно-прекрасное здание театра, где даже стены словно излучают искусство.
  Я очень люблю балет. Некоторые спектакли просмотрены по многу раз. Сначала - за руку с родителями, потом - самостоятельно, а еще позже - уже я водила за руку своих малышей. Но все равно, настоящее искусство не приедается, и время от времени мы вновь возвращаемся туда, где льется музыка и на сцене разворачивается щемяще нежное искусство балета.
  Вот так я оказалась в очередной раз в Латвийском оперном театре на "Спящей красавице". Сказочность сюжета - отличный повод познакомить с балетом ребенка. Поэтому по фойе важно прогуливалось множество детворы. Девочки с красиво убранными волосами в пышных платьях сами походили на принцесс. Но мальчики... Эти кипельно-белые рубашки, эти полосатые брючки, эти жилетики, и конечно - галстук-бабочка, неизменно украшающий юного джентельмена... Они вызывали совершеннейшее умиление и не только в фойе. С балкона отлично просматривается весь зал, так что при желании я могла понаблюдать еще один спектакль "Как дети смотрят балет", в котором было занято немало актеров.
  Как хорошо они смотрели! Как сопереживали принцессе, как пытались предупредить ее, не брать, не брать (!) это веретено!
  Но вот наступил антракт, а с ним - и насущные проблемы тела, требующие визита в "дамскую комнату".
  Вот тут-то, в этом маленьком пространстве между кабинками и окном, напротив огромного - во всю стену - зеркала, я и наблюдала спектакль, в котором был занят только один актер.
  Он был очень маленький, вряд ли даже ему было два года. И только поэтому - в силу возраста - и был юный джентельмен приведен не в мужскую, а в дамскую комнату. Но это не имело значения, это был именно джентельман - неизменная бабочка и полосатые брючки, под которыми, только в силу возраста, угадывался памперс, присутствовали.
  Юный джентельмен был в совершенном восторге от балета. Выпущенный мамой из кабинки, он, как и положено хорошо воспитанному молодому человеку, смирно стоял в ожидании дамы. До момента, когда он обнаружил зеркало.
  Огромное, от потолка до самого пола и от стены до стены, оно открывало перспективу: полную женщин дамскую комнату и, неожиданно, вдруг - его самого в полный рост!
  Малыш - нет, не поворачивается язык назвать его малышом, все-таки галстук-бабочка, жилетка и полосатые штаны... Юный джентельмен,вероятно, впервые в жизни увидел себя в полный рост в зеркале. К тому же это был театр, только что на сцене звучала музыка и прекрасный принц в красивом наряде ярко и торжественно пересекал прыжком сцену и кружился в фуэте. И вдруг это большое зеркало, и он, такой юный и прекрасный, в полосатыз штанах и в бабочке, почти такой же красивый, как принц, а может быть и еще красивее!
  И душа пробужденного высоким искусством маленького человечка не выдержала. Он так широко, как только смог, распахнул свои маленькие детские ручонки и раскинулся в балетной фигуре - такой маленький и трогательный в этом огромном зеркале.
  Но как он себе понравился!
  Ему нравилось все. И балет, и театр, и музыка, и рисунок танца на сцене, и сказка, и сам он - такой красивый и нарядный, отразившийся в этом зеркале с раскинутыми, как крылья руками... И аплодисменты, которыми наградила его дамская комната, тоже не смутили. Они были заслуженными.
  Он чувствовал себя принадлежащим искусству. Роль зрителя была ему мала, в этом маленьком теле, проснулся большой артист, способный оценить красоту и силу прекрасного.
  И он танцевал свой балет!
  
  Рулевой.
  
   Воскресенье.
  Пока мама занимается домашними делами, на улице молодой папа выгуливает малыша.
  Малыш, смешной, одетый по-летнему, на голове - ярко-зеленая бандана. И сидит он на таком же, ярко-зеленом, аж отсвечивающем на солнышке, велосипедике.
  Точнее, это даже и не велосипед, и не коляска, а нечто - среднее, непонятное. От велосипеда взято седло. На нем-то и восседает наш герой. Он же - вовсю крутит велосипедным рулем.
  А вот дальше уже начинается коляска. Потому что ножки малыша - ну никак не на педалях, а в каком-то, корытце, что ли, для безопасности. Сзади же к транспортному средству приделана длинная ручка, которую старательно толкает папа, выполняя функцию движущей силы.
  Расстановка сил ясна и понятна: малыш в бандане - рулевой.
  И делает он свое дело самозабвенно. Помогая себе губами, надувая щеки, а то и высовывая от усердия язык, рулевой выбирает маршрут. Папа не препятствует. Он послушно толкает транспорт, повинуясь выбору юного рулевого.
  А его сегодня интересуют лужи.
  Ночью была гроза и, несмотря на жару, кое-где, там где асфальт не совсем ровен, лужи еще не высохли.
  Вот в них-то уверенной рукой и направляет свой аппарат водитель!
  Интересно же смотреть, когда колесо вьезжает в лужу, как летят брызги, как они отсвечивают на солнце, и как по луже расходятся волны. Тем более, что опасности намокнуть вовсе нет. Ножки в сандаликах надежно защищены снизу от малейших брызг "корытцем".
  Папа покорно следует по маршруту, даже не пытаясь его изменить, лужа, так лужа. В конце концов, руки и ноги у папы достаточно длинные, чтобы провезти дитенка по луже, не заходя в нее. Правда, порой папе приходится потрудиться, чтобы одновременно и виртуозно обойти лужу и не замедлить темп толкания этого странного транспорта. Скорость важна для юного рулевого. Едва только папа вдруг притормаживал, головка в бандане немедленно поворачивалась назад, словно проверяя, все ли в порядке с движущей силой. Папа понимал, что подкачать нельзя и очень старался.
  Наблюдать за этой прогулкой было забавно. К тому же в воскресенье можно было и не торопиться. Так что мы с мужем не стали обгонять эту пару, а пошли следом, переглядываясь время от времени при очередном кульбите папы.
  Вскоре прогулка достигла кульминации.
  На дороге раскинулась Лужа!
  Большая и, вероятно, глубокая, она такая была одна. И уж конечно, все предыдущие лужи просто меркли в сравнении с этой лужей-гигантом, прямо просившейся, чтобы заехать в самую ее середину на замечательном зеленом велосипедике.
  - Нельзя упускать такую возможность, - видимо, подумал рулевой.
  И уверенно направил свой транспорт прямо в центр этой гигантской, широко развалившейся на дороге глубокой лужи.
  Я думала, что папа все же изменит маршрут. Лужа выглядела так, что казалось, "корытце" для маленьких ножек сейчас прямо так и зачерпнет темную, несмотря на солнечные блики, присыпанную желтой пыльцой с цветущих деревьев, непрозрачную воду. Да и обойти ее, казалось, не было никакой возможности.
  Но я ошиблась.
  Никакие препятствия не пугали молодого папу.
  У него было свое, очень четкое понимание, как надо воспитывать ребенка. И важность воспитания была не в том, чтобы не замочить ноги, а в том, чтобы маленький человечек имел свободу воли и право - выбирать свой маршрут.
  Поэтому вопрос обхода лужи не стоял.
  Папа, правда, чуть замешкался, расчитывая необходимые услилия для преодоления столь обширного и глубокого препятствия, но, видимо, все сообразив, уверенно двинулся вперед. Оказалось, что лужа не так глубока, как я думала, и "корытце", а с ним и ножки ребенка были в безопасности.
  С силой толкнув коляску, чтобы она по инерции проехала вперед, папа, оттолкнувшись, перепрыгнул через лужу и, уже "с другого берега", притянул коляску к себе.
  Это было здорово!
  Прыжок папы черех водную преграду понравился не только нам.
  В восторге был и малыш. Радостно завизжав, он уверенной рукой развернул свой велосипедик, чтобы повторить удовольствие. Ведь это же так здорово - смотреть на большие волны в большой луже, на солнечные зайчики, которые весело разбегаются из-под колеса, чувствовать скорость, с которой папа толкнул его, а еще и видеть, как большой и сильный папа просто летит над водой.
  Вот это приключение!
  И велосипедо-коляска, под управлением малыша снова направилась в лужу. И папа снова летел с одного берега на другой, а малыш визжал от счастья.
  Честно говоря, мы с мужем тоже были в полном восторге. И только в силу возраста и воспитания удалось удержаться, чтобы самим не разбежаться и не перелететь, как в детстве, через эту большую и красивую лужу.
  Но...
  Раз уж мы удержались, то и пошли себе дальше, по своим взрослым делам.
  А за спиной все звучал детский радостный смех, выражавший полный восторг от этой чудесной прогулки с чудесным папой, так здорово перепрыгивающем через лужи.
  И от того, что есть рядом сильная рука,которая поддержит и поможет. а главное - даст возможность самому выбрать свою дорогу.
  osen30@inbox.lv Елена Корджева
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"