Механик Олег: другие произведения.

Как стать директором

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    У него 30 дней на то, чтобы найти работу. Вроде всё просто. Сложность лишь в том, что ему сорок и он ни разу нигде не работал. И ещё одно маленькое условие:должность должна быть не меньше директора. Такое вот пари. Справится? Даже не сомневайтесь!

  РЕЗЮМЕ
  Уважаемые господа!
  Прошу рассмотреть моё резюме на соискание должности генерального директора в Вашей компании!
  Вечер в хату, босота! Граждане фраера, прошу принять этот прогон, в котором говорится за правильного пацана, достойного стать смотрящим, на крайняк бугром в Вашей конторе.
  Имя: Антонов Сергей Иванович 1980 года рождения.
  Погоняло по жизни: Серёга Сократ.
  Опыт работы: 2000-2003г. ‒ ООО "Пальмира" Помощник продавца. В 2001 переведён в кладовщики. В 2002 переведён на должность начальника склада.
  2003-2005г. ‒ ООО "Сибирский экспресс" Старший менеджер. В 2003 г. переведён на должность начальника отдела продаж.
  2005-2010 г. ‒ ООО "Восточный альянс" Коммерческий директор.
  2010 г. по настоящее время ‒ ООО "Корунд" Заместитель генерального директора.
  С 91 по 95 годы регулярно выезжал на уборку картошки и морковки в составе школьного класса. Это ведь можно приобщить к стажу?
  В 96 работал учеником токаря на судоремонтном заводе, правда, всего два месяца, потом уволили за систематические прогулы.
  С 98 по 2003 год ‒ шил рукавицы в швейном цехе ИТК Љ2.
  В 2003 году стал бригадиром этого самого цеха.
  В 2005 году мой трудовой стаж прервался на несколько лет. Работать то я работал, но вот специальность явно не подходящая для поиска работы в приличном месте.
  А вот с 2008 года мой трудовой стаж снова возобновился. Сначала всё тот же пошив рукавиц только уже в ИТК Љ5 города Владимира. Потом снова стал бригадиром, а к 2010 году дорос до кладовщика. Чем не стремительная карьера? На зоне бугор это тот же директор, а может и покруче будет.
  С 2013 года опять безработный.
  Образование: 1997 - 2002 г. ТГТУ. Специальность: инженер технолог;
  2003 - 2007 г. ‒ ТИД. Специальность: менеджер‒экономист.
  2007-2008 г. ‒ Курсы повышения квалификации по программам стратегическое управление и бухучёт.
  С 1987 по хрен его знает какой : средняя школа Љ16 города Томска. Имею аттестат зрелости. Получил его, правда, уже в вечерней школе Љ10 этого же города ( просто из средней меня нагнали). Потом ПТУ Љ18, где я учился на специальность сварщика. Правда не доучился, точнее, проучился всего три месяца и бросил. Если быть совсем точным, меня оттуда турнули вместе с моим корешем Мишаней Филиповым. За что турнули? Лучше вам не знать.
  С образованием пожалуй всё. Хотя стоп! Ничё не всё. У нас один год зоны это три года университета, не забыли? Получается у меня 30 лет этих самых университетов. Если поделить на пять лет (курс обучения), получается, что я закончил шесть универов. Как вам такое? Я по меньшей мере академик, ребята.
  Навыки и знания: стратегическое планирование, составление плана продаж, переговоры на уровне первых лиц, знание программ 1‒с бухгалтерия, автокад, CRM. Уверенный пользователь компьютера, разговорный английский язык.
  Могу косить, у баб просить, железо гнуть, под сраку пнуть... ‒ это классик про меня сказал. А что, в нашем, директорском деле это главные навыки.
  Хобби и увлечения: чтение специальной литературы, спорт, рыбалка, горные лыжи.
  В свободное время люблю подбухнуть, или шмальнуть. Увлекаюсь красивыми тачками и девчонками...
   Семейное положение: Женат, имею двоих детей.
  Бродяга по жизни, ни семьи, ни флага, ни родины...
  Вот как то так! Отбарабанил на клавиатуре последнюю строчку, смотрю что получилось. Ничего так...ничего. Блин, в том то и дело, что ничего общего со мной. Но что делать? Сам подписался на эту мульку, теперь придётся или выкручиваться или...
  Эх, Мишаня, видел бы ты, чем я занимаюсь уже третий день подряд. В меня словно беса поселили. И всё эта девчонка! Ну надо же было мне с ней встретиться там в баре. Хотя, если бы не она, я бы с последней кочерги так и не слез. Замотало так, что мама не горюй. Вообще так заматывать часто стало в последнее время. Это потому что тебя нет, и тем никаких не стало.
  Оказалось, что я ничего не могу без тебя, Мишаня. Ни косить ни просить... Когда мы были вместе, казалось, что я и сам чего-то стою, ан нет. Без тебя я не могу вообще ничего, НИ-ЧЕ-ГО! С твоим уходом я потерял руки. В баре, где я встретился с Ленкой, я потерял ещё и голову. Сейчас мне нужно вернуть назад, хотя бы руки, иначе ничего уже и не надо будет.
  ***
  Она просто взяла меня на слабо.
  Я в первый раз ожил после трёхнедельного запоя, стоило мне только заглянуть в её глаза. Сердце тут же перескочило в район кадыка, где стало безудержно биться, выгоняя токсины из застоялой крови. В первый раз за этот месяц я увидел ещё какой-то цвет, кроме чёрно белого. Голубой, как небо в детстве. Это был цвет её глаз.
  Ей было смешно. Она прикалывалась с барменом, украдкой поглядывая на меня. А я тут же забыл, зачем пришёл. Наивно, как ребёнок, широко растянул засохшую гармошку губ в ответ на её улыбку. Наверное, я походил на умственно отсталого. Что-то бурчал бармену, про одно пиво, да нет какое там пиво, лучше водки, а сам не сводил с неё глаз и всё время улыбался.
   А потом я промахнулся мимо стула, на который хотел лихо заскочить и повалился вниз, пытаясь уцепиться за стойку. Пальцы, в попытке зацепиться, долго скользили по полированной доске, и всё-таки я рухнул плашмя, сбив соседний стул. Благо рядом больше никого не было. Только она и я. Она лежит головой на локтях, и её плечи дрожат от смеха, а я валяюсь на полу с застывшей улыбкой идиота.
  Как давно я не улыбался. Как это по кайфу, улыбаться от души человеку, просто потому, что он тебе нравится.
  Мы довольно быстро и легко разговорились. Я уже и забыл, что после длительного запоя не могу собрать слово из трёх слогов, и болтал словно в свои лучшие времена, когда находился на пике формы.
   А начать решил с анекдота.
  ‒ Девушка, можно анекдот? Нет, он не пошлый, просто ситуация как раз похожая. ‒ Поднявшись с пола, я тут же подсел на высокий стул рядом с ней. Она подняла голову, и я увидел слезящиеся от смеха глаза.
  ‒ Ну раз не пошлый, давайте! ‒ она снова засмеялась, прикрывая лицо ладонями.
  ‒ Я ещё не рассказал, а вы уже смеётесь...
  ‒ Просто я в первый раз вижу, чтобы ко мне так подкатывали. Сначала это эффектное падение, а теперь вот анекдот, ‒ её голос живительным бальзамом растекался по моему измученному токсинами организму.
  ‒ В первый раз со мной такое. Только увидел вас, и ноги отказали.
  ‒ Давайте уже свой анекдот! ‒ она хлопает ладошкой по лакированной стойке.
  ‒ Короче, парень подкатывает в баре к девчонке...
  Она снова смеётся, вытирая слезящиеся глаза.
  ‒ Ага, похожая ситуэйшон, только я уже не девчонка, да и Вас парнем сложно назвать.
  ‒ Обидно немного, но я продолжу с Вашего позволения...
  ‒ Валяйте...
  ‒ Ну так вот, подкатывает, короче он к девчонке, говорит:
  ‒ Девушка куда-то спешит? ‒ Она ему:
  ‒ Нет!
  ‒ Девушка не откажется, если её угостят коктейлем?
  ‒ Нет!
  ‒ Девушка этим вечером свободна?
  ‒ Да, только надо позвонить, ‒ она берёт трубу и звонит:
  ‒ Алё, Вася, слышь, я сегодня не приду. Меня всю ночь будут насиловать.
  Парень удивлённо:
  ‒ Всю ночь?!
  ‒ Молодой человек куда-то спешит?
  Она снова засмеялась. Не наигранно, сразу видно, что анекдот она слышит впервые, и он ей понравился.
  ‒ А молодой человек, действительно считает, что этот анекдот не пошлый?
  ‒ Да, а главное он никуда не спешит.
  Она продолжает смеяться, катая по столу стакан с безжизненно болтающейся трубочкой. Мой намётанный взгляд тут же цепляется за ухоженную ручку с вычурным узорчатым маникюром на длинных пальцах. Колечко отсутствует. Не замужем, или нарочно сняла? Может быть, дама в поисках приключений?
  ‒ Предлагаю выпить! ‒ я беру в руку свой стакан с водкой.
  ‒ За что будем пить?
  ‒ За знакомство...
  ‒ Так мы же ещё не знакомы...
  ‒ За чем дело встало, я Сергей...
  ‒ Лена, ‒ она добродушно улыбаясь звякает своим стаканом об мой.
  Опять пропадаю в этих глазах, и рука со стаканом предательски дрожит. Чтобы справиться с эмоциями долго пью, маленькими глотками, постепенно запрокидывая голову назад. Я чувствую разряд тока, который как дефибриллятор оживляет моё затухающее сердце. Это не от водки, она уже давно стала для меня водой.
  ‒ Почему одна? ‒ пытаюсь придать своей опухшей морде больше нежности и участия.
  ‒ Уж лучше быть одной, чем вместе с кем попало...
  ‒ Красиво сказала...
  ‒ Это не я сказала, Омар Хайам...
  ‒ А-а, что-то слышал... ‒ Трясу головой с видом знатока. ‒ Омар...Омар...это с Зареченских что ли?
  Опять смеётся, отмахивается ручкой, а я делаю недоумённый вид.
  Прошу бармена повторить мне и даме, и пока наблюдаю, как он бодяжит в шейкере бормотуху, собираюсь с мыслями. Обычно мне не нужно собираться, ведь быстрая реакция всю жизнь была моим хлебом, но после длительного алкомарафона, мозги здорово клинит.
  ‒ Лена, выходи за меня...
  Сам не понимаю, как эти слова сорвались с языка. Он иногда работает сам, не согласовывая свои действия с головой. И это не только по пьяни.
  ‒ Вот это поворот! ‒ её зрачки разрастаются до необычайных размеров. ‒ Прямо вот так вот с ходу?
  ‒ А что? Я человек прямой, не юлю, не придумываю дешёвых оборотов, чтобы затащить тебя в постель. Ты мне нравишься, и я хочу, чтобы ты была моей женой. ‒ "Боже мой, что я несу. Никогда не думал, что мой рот способен произносить такое. Мишаня наверное умер бы второй раз если б услышал".
   Она смотрит на меня, словно оценивая степень моей неадекватности. Наверное, думает, что лучше, просто убежать или заорать "Полиция!", что бы привлечь внимание.
  ‒ Мне уже сорокет, и я ни разу не влюблялся с первого раза. А сейчас меня просто накрыло. Ты женщина моей мечты, именно такую я искал всю жизнь.
  Её лицо залилось краской. Ей стыдно слушать эту чушь из уст полного неадеквата.
  ‒ Слушай, Сергей, а может тебя не любовь накрыла, а кое-что другое? ‒ она наводит лучи своих голубых прожекторов на стакан. ‒ Ты подожди несколько минут и это пройдёт само собой.
  ‒ Вот ты смеёшься, а я серьёзно...- грустно наблюдаю за похожим на шимпанзе в белой рубахе барменом, который ставит на стойку наши стаканы.
  ‒ А если серьёзно, то я только что выпуталась из одного брака и это не для того, чтобы сломя голову ринуться в другой. Если серьёзно, я и отношений сейчас не ищу, хочу просто отдохнуть. Устала я от вас женихов. ‒ На её тонких губах появляется едва заметная горькая улыбка. ‒ А начинается всегда всё так же весело и красиво.
  ‒ Значит, ты вот так вот сходу замешала меня в серую массу своих бывших. ‒ Досадливо качаю головой.
  ‒ Нет, кое-чем ты даже выделяешься из этой серой массы. Может в чём то и лучше, по крайней мере, ты первый за десять лет, с кем я познакомилась в реале. Ты реальный, ты настоящий, и ты мне даже симпатичен...‒ она говорит так, словно утешает меня. ‒ Не знаю, серьёзно ты это всё, или нет, но хочу тебе прямо сказать, что у нас с тобой ничего не получится. Прямота за прямоту.
  ‒ И почему же?
  Я ни капельки не обескуражен этими её словами, они только подстёгивают меня, придают тонуса. Я уже в деле, я почувствовал запах и иду по следу, вряд ли теперь что-то меня остановит.
  ‒ У тебя есть один очевидный минус. Этот минус меня страшно пугает, и он перечёркивает все твои плюсы.
   Она смотрит на мою правую руку, расположившуюся на стойке. Да, она заметила его, маленького паучка, притаившегося между большим и указательным пальцем. Эту татуху мне набили ещё по первой ходке.
  ‒ Это прошлое, я уже давно в завязке...
  Она достаёт сигарету, и пока я хлопаю по карманам в поисках зажигалки, шимпанзе-бармен, любезно чиркает своей.
  ‒ Допустим, что я тебе поверила, хотя...ну даже если это и так, проблема в другом. Обычно у людей с таким прошлым нет будущего.
  ‒ Это ещё почему? Лена, я смотрю, любишь ты всех мужиков в одну большую дерьмовую кучу смешивать.
  Она смеётся, но я на этот раз даже не улыбаюсь.
  ‒ Нет, Элен, это ты зря...ты просто повесила на мне ярлык. Будто этот паук сейчас у меня на лбу набит. Я буду самым добрым, самым заботливым, самым любящим, самым семейным мужем. Поверь, я к этому готов, и на подготовку у меня было сорок лет.
  ‒ Да-а, сорок лет это срок...‒ она делает губы трубочкой и выпускает струю дыма в сторону. ‒ В эти годы твои оппоненты, (ну те, которые вас ловили по молодости), уже пенсию заработали. А ты на что собираешься вести тихую семейную жизнь? Тем более твоей потенциальной избраннице ещё и тридцати нет. Она молодая, ей нужна полноценная жизнь молодой женщины. Ты сможешь это обеспечить?
  Теперь она смотрит на меня внимательно, оценивая и изучая мою реакцию. Я чувствую себя как в детстве под взглядом ботанички. Почему ботанички? Потому что она была моей школьной любовью и единственным объектом эротических фантазий.
  Я улыбаюсь, пытаясь разрядить атмосферу и в первую очередь себя. Поднимаю вверх указательный палец.
  ‒ Вот! Я вижу, мы подошли к практическим вещам. То есть, при соблюдении некоторых условий ты можешь стать моей невестой?
  ‒ Я смотрю, ты мастер переворачивать всё с ног на голову. Ещё раз повторяю: ЕСЛИ БЫ...если бы даже всё было так, ты не сможешь выполнить все условия, которые я поставлю.
  ‒ Ленка, ты мне нравишься всё больше и больше. По-моему я влюбился по самое не хочу. Ты даже не представляешь себе, что каждым своим словом, разжигаешь во мне пожар, который уже никто не затушит. Условия? Базара нет! Я выполню любые твои условия.
  ‒ Хочешь меня за базар подтянуть? Так у вас это называется?
  ‒ Условия, назови условия. Имя, сестра...
  ‒ Хочешь условия? ‒ она со стуком переставляет стакан, словно делает ход шахматной фигурой. ‒ Скажи мне, дорогой женишок, ты где сейчас работаешь?
  Секундное замешательство, вызывает её ликование.
  ‒ Ну вот, всё понятно, о чём говорить?
  ‒ Так, а я не понял...мне то хоть объясни, чё ты там поняла. Хочешь, чтобы я работу нашёл? Так это легко...
  ‒ Легко? ‒ хитрая улыбка, ехидный прищур глаз. Кошка, которая думает, что заигрывает с глупым мышонком. ‒ И какая же у тебя специальность?
  Опять она хочет загнать меня в угол, но со мной это не пройдёт. Ещё немного и я тебя саму прижму к канатам, май дарлинг.
  ‒ Я директор...
  ‒ Х-а-ха-ха ‒ это специальность такая, или ты работаешь директором?
  ‒ Нет, никогда не работал. Вообще нигде...последний раз это было в юном возрасте. А директор это моя специальность.
  ‒ Вот так вот, значит. Это у вас что значит по фене?
  ‒ По фене ничего. Я же сказал, что завязал, забыла?
  ‒ Ладно, допустим. И с чего ты взял, что сможешь быть директором, если ни разу нигде не работал?
  ‒ Так вот поэтому, мне только и остаётся быть директором. Возраст солидный, особо делать ничего не нужно, только знай себе распоряжения отдавай. Тем более, ты девушка молодая, тебе нужен мужик, который может тебя обеспечить. Сама же говорила? А кто на эту роль подойдёт лучше директора?
  ‒ Слушай, у меня уже скулы от смеха сводит. Классный ты конечно. Но сам понимаешь, все эти бла-бла-бла ни к чему не приведут. Поэтому... давай уже допьём и по домам. Спасибо тебе конечно за вечер и всё такое...
  ‒ Слиться хочешь? Не выйдет! Друг, повтори ещё,‒ кричу спрятавшемуся под стойкой шимпанзе.
  ‒ Сергей, если серьёзно, шутка немного затянулась. Может, сменим тему? ‒ Голубые глаза смотрят на меня с мольбой, но теперь умолять бесполезно. Я в теме.
  ‒ Я не шучу. Давай так. Сейчас я буду откровенен как никогда. ‒ Делаю паузу, чтобы прикурить. ‒ Я безработный человек, более того, добровольно не работал вообще никогда в своей жизни и даже не знаю, как выглядит трудовая книжка. Если ты согласишься выйти за меня, готов устроиться на работу. На хорошую работу с приличной должностью и зарплатой.
  ‒ Интересно, как ты это сделаешь? Ты даже не представляешь...
  ‒ Это уже детали. Ты соглашаешься на эти условия? Чего тебе терять, если ты считаешь их невыполнимыми?
  ‒ Да считаю, но боюсь подвоха...
  ‒ Клянусь, что никакого подвоха не будет. Я устраиваюсь по чесноку и показываю тебе трудовую книжку с записью.
  ‒ Не-ет! Нашёл дурочку...запись в трудовой меня интересует меньше всего. Ты должен предъявить кучу доказательств, что ты там работаешь. Вплоть до того, что приведёшь меня в свой кабинет и познакомишь со всеми сотрудниками.
  ‒ Лады! ‒ я протягиваю ей руку, но она отстраняется в сторону, словно борец, уклоняющийся от захвата.
  ‒ Подожди! Быстрый какой. Должность должна быть не меньше заместителя директора и не в шаражке, где два таджика работают. Ещё, оклад не менее сотки, думаю это даже не так много для приличного директора. Что ещё? ‒ она массирует пальчиком треугольный подбородок. ‒ Да, и ещё: у тебя месяц.
  ‒ Почему месяц?
  ‒ Потому что я так хочу. Ты просил условия? Получи!
  ‒ О кей! Давай подобьём бабки. Директор в крупной фирме, оклад не меньше сотки, на всё про всё месяц. Это всё?
  ‒ Думаю, тебе и этого хватит.
  ‒ Хорошо, дорогая, можешь присматривать себе свадебное платье! ‒ я протягиваю ей руку.
  ‒ Да, и давай тогда договоримся. Ты появляешься в моей жизни только в случае выполнения всех условий нашего договора. В противном случае, мы видимся с тобой в последний раз.
  ‒ Замётано! ‒ я хватаю её нежную ручку и кричу бармену, ‒ друг, разбей пожалуйста.
  ***
  Взялся за гуж, не забудь сходить в душ.
  Я снова в теме, как это бывало и раньше. Я опять бодр, собран, как в старые добрые времена, и меня даже подбрасывает от передоза адреналина, как это обычно бывает перед решением сложной задачи.
  Я люблю решать сложные задачи, выходить за пределы возможного, в этом вся моя суть. Без этих авантюр, в которые я без конца ввязываюсь для меня жизнь не жизнь. Разница лишь в том, что теперь мне придётся решать эту задачу в одиночку.
   В первый раз я выхожу на тему один, без Мишани, и сама тема сложная, непривычная. Ну что ж, тем интереснее. Это мой контрольный экзамен. Либо я сдаю его и вступаю в новую жизнь, либо нет, тогда покидаю жизнь вовсе. Такие условия я выдвинул перед собой. А я, поверьте, всегда придерживаюсь условий договора с самим собой. Это моё кредо.
  ‒ Ну что, Мишаня, придётся тебе помогать мне оттуда.
  Я обращаюсь к небольшому портрету, стоящему рядом с ноутбуком. С портрета смотрит весёлый бровастый пацан лет двадцати в серой клетчатой кепке восьмиклинке.
  ‒ Давай сосредоточься, брат, я на тебя надеюсь. Будешь плохо помогать, скоро встретимся. И тогда я тебе предъявлю, ты уж не обессудь.
  Мишаня полгода назад улетел с моста на своей спортивной Бэхе, удирая от мусоров. С тех пор, моя жизнь замерла, остановилась. Я только и делаю, что пью и смотрю телик в своей маленькой квартирке, которая осталась от умершей два года назад мамы. Это всё имущество, которое я нажил за годы трудовой карьеры. А мог бы нажить и больше, ведь иногда мы с Мишаней поднимали довольно приличное лове. Но все эти деньги спускались на гулянки и на баб. Я подсознательно стремился истратить очередную отработанную, выкруженную, вымученную, или выигранную сумму как можно быстрее, чтобы появился стимул ввязаться в новое дело.
  Без дела я раскисаю, начинаю тухнуть, дряхлею, как старик, прикованный к постели.
  За эти полгода без Мишани, я не придумал ни одной стоящей темы. Раньше мне казалось, что генератор идей в нашей маленькой бригаде именно я, но только после смерти Мишани до меня дошло, что без него я не смог бы придумать ничего стоящего. Вместе с Мишаней погибла вся наша контора. Это тот трест, который лопнул.
  Все три дня после нашей встречи с Леной я сижу и пялюсь в ноутбук. Это ещё один актив, который есть у меня кроме квартиры. Оказывается не такой уж ничтожный этот актив. Раньше я его недооценивал. Просто мы с Мишаней остались ретроградами, пацанами из девяностых. Настала пора отправиться в двадцать первый век. Извини, Мишаня, обстоятельства заставляют. Помнишь, как мы, будучи школярами, прогуливали уроки, чтобы найти машину времени. Облазили тогда все чердаки и подвалы в окрестностях, но кроме голубиного говна, и пьяного дворника так ничего и не обнаружили. Насмотрелись кино "Гостья из будущего" называется. Вот дружище, я всё-таки в будущем, куда ты в итоге не захотел попадать. Может правильно не захотел, но мне придётся заглянуть, хотя бы одним глазком.
  Китайский ноутбук "Lenovo" я выиграл в карты у одного киргиза, тот в свою очередь, у кого-то его отжал. До поры до времени ноутбук пылился на шкафу, как ненужная железяка, но после смерти Мишани я нашёл в нём прибежище, средство от скуки. Сначала просто играл в тупые игрушки, потом в покер. Вместе с покером пришлось освоить интернет. Так я постепенно приобщился к неотъемлемой части, нынешней цивилизации, без которой, как-то умудрялся жить всё это время.
  ***
  Задача, стоящая передо мной, заставила меня погружаться вглубь сети, бродить по её бесконечным лабиринтам, в поисках правильного пути, ведущего на свет. Оказывается, при правильной постановке задачи, и должном трудолюбии и концентрации в этой сети можно найти ответ на любой вопрос.
   Мишаня, ты отдупляешь? Сейчас я имею в виду не простейшие вопросы типа "Как называется то-то, или то-то" или " Что значит то-то, или то-то" , или "Как сделать то-то, или то-то". Эти вопросы мелкие и ответ на любой из них, безусловно, есть в паутине в тысячах разных вариаций. С помощью этой сети, правильно сформулировав определённые вопросы, можно решить глобальную задачу. Например: "Как стать директором большой фирмы, не имея опыта работы и трудового стажа". Нет, ещё раз говорю, что это не единственный вопрос, который нужно забить в поисковой строке Яндекса, хотя здесь и на него найдутся ответы. Только эти ответы будут неправильными. Такие вопросы нужно разбивать на более мелкие, те мелкие вопросы разбить на ещё более мелкие и так далее, насколько это возможно. Найдя ответы на тысячу мелких вопросов, можно решить любую задачу. При условии, что вопросы сформулированы правильно. Капишь, Мишаня?
  Я превратился в ребёнка, который только учится ходить. У него не получается, он часто падает и ушибается, но все его мысли и стремления направлены только на одно, он должен пойти. Потому что это круто, это интересно, это даёт больше возможностей, в конце концов этого требует природа. Он не успокоится, пока не начнёт ходить уверенно, а потом уже бегать. Сейчас вы хрен удержите этого ребёнка в кровати.
  Я уже не ползаю, а хожу по сети всё быстрее и увереннее и даже пытаюсь перейти на бег. У ребёнка впереди вся его жизнь, у меня только месяц, точнее двадцать семь дней.
  Большой вопрос "Как стать директором?" я дробил до тех пор, пока не дошёл до ключевого "Как написать резюме?". Да, начинать нужно с резюме, это я понял после прочтения кучи статей и просмотров авторских блогов про поиск работы.
  О кей! Теперь я вскочил на лошадку с названием "Резюме" и поскакал на ней по бескрайним просторам сети. Я перелопатил кучу бланков, советов, шаблонов, рекомендаций и вывел формулу идеального резюме. Затем подставил в эту формулу свои данные. Получилось не очень. Исходные данные дерьмовые. Они не годятся для поиска хоть какой-то работы. Стало быть, нужно менять исходные данные. Не долго думая, заменил свои данные, на данные из идеального резюме.
  Я существенно обогатил свой трудовой стаж, включив в него несколько "ООО" и "ИП", где я якобы работал директором, замом, или каким-то начальником. Я построил стремительную карьеру, где буквально за год поднимался от начальника склада, или завхоза до заместителя, а потом сменял и самого директора, видимо засидевшегося на своём посту.
  Бумага всё стерпит, и эта часть работы была для меня интересной игрой, творческой фантазией, ведь я пока не задумывался, а что же дальше? Список учебных заведений, которые я окончил, состоял из двух универов, один из которых был технический, другой гуманитарный. Ни один уважающий себя директор в своём резюме не ограничивался одним Вузом, как правило их было больше двух. Один перец указал аж шесть. Когда ж ты работать то успевал, если учился тридцать лет с гаком. Короче, я наделил себя статусом экономиста и инженера. Приобрёл кучу полезных навыков, типа стратегическое планирование, составление плана продаж, мотивационных схем, инспирирование маркетинговых акций и ещё много всяких приколюх, о которых я узнал впервые в своей жизни. Из необходимых знаний и умений я приобрёл такие, как ведение сложных переговоров, мотивация и контроль подчинённых, прямые продажи, знание программ "1-С бухгалтерия", "Autocad", "CRM", владение разговорным английским, уверенное пользование компьютером. Теперь я был женат и имел троих детей. Непременно троих, сейчас это модно.
  Вот как-то так, Мишаня. Ты видишь, в кого превращается твой старый кореш? Правда, это превращение пока только на бумаге. Я несколько раз с упоением перечитывал эту чудо-характеристику, которую в пору заключать в золотую рамку и на стену вешать. Беда в том, что у этого Франкенштейна от меня, только голова, точнее имя. Всё остальное не моё, да я и представить не могу, как вообще это выглядит. Ничего не попишешь, пришлось проходить ускоренный ликбез, благо все неизвестные определения описываются на чудесном сайте с названием "Википедия".
   За несколько часов я узнал, что такое маркетинг, план продаж, мотивационные схемы. Если не вникать в детали, то ничего сложного.
  Маркетинг ‒ наука впарить барахло и отжать бабло.
  Сложные переговоры ‒ наука вести рамсы (это дело я знаю в совершенстве).
  Мотивация персонала ‒ взятие на понт подчинённых фраеров.
  Бизнес-план ‒ это подробно расписанная тема, с рисками и возможным выхлопом в случае удачно провёрнутой делюги.
  Бухгалтерский баланс ‒ та же книга держателя общака, только в электронном виде. Кстати, братва, очень рекомендую. Учёт строгий, до копеечки, главное самому заморачиваться не надо, знай, заноси в программу данные, кто чего занёс, а она сама всё посчитает, а в конце скажет, всё ли у тебя в порядке, или торчишь по крупному. Если торчишь, можно легко разобраться по чьей вине. Вот как-то так...
   CRM ‒ это такая электронная база, куда можно заносить всех фраеров, с кем ты держишь контакт по данной делюге. Например, в один столбец вписываешь Вася такой-то, в другой его мобилу и адрес, в третий, кто он по жизни (например конченый лошара). Дальше записываешь, чего и сколько он купил, сколько заплатил, сколько торчит и так далее. Очень удобная штука для ведения дел.
  Сложнее с английским и с точными инженерными навыками. Здесь один час в "Википедии" не поможет и левые рамсы не спасут. Или знаешь, или нет, третьего не дано. Но до этого может дойти только в последнюю очередь на собеседовании, куда ещё нужно попасть.
  Чтобы попасть на собеседование нужно, чтобы твоё резюме заинтересовало работодателя. Итак нужно сначала найти того работодателя, которого интересуют такие перцы, как ты, точнее, как тот, которого ты описал и отправить ему чудо-характеристику.
  Поначалу я сомневался, что директора, или замы вообще, кому то нужны, но после первого же часа брожения по сайтам, вербующим на работу, был приятно удивлён. Даже в нашем занюханном городишке пруд пруди шаражек, которым требуются всякие там директора и их замы.
  Я довольно потёр руки и начал отбор, благо поле для выбора оказалось огромным. Сначала я выбирал все вакансии, которые более-менее соответствовали запрашиваемой должности директора, или зама. За полдня я наудил таких около тридцати. Тридцать контор сидят без директора! Это как? Ну здесь мне и карты в руки. Можно стрелять с закрытыми глазами, всё равно куда-нибудь, да попадёшь.
  При более тщательном изучении оказалось, что не всё так нарядно. Около десятка контор из этого списка просто искали себе зиц-председателя. Я такие схемы знаю и раскусываю их на раз, поэтому сразу удалил все эти десять шараг из своего списка. Ещё пятнадцать контор огорчили ничтожными для директора окладами, непосильными условиями работы ( типа график 25 часов в сутки, 8 дней в неделю) и охрененно завышенными требованиями. Наверное, они на работу искали терминатора.
  В сухом остатке осталось пять контор. Три более менее подходили по требованиям и окладу, а две были просто конторами мечты. Это были государственные корпорации "Газпромсервис" и "Полимерпромсбыт". Сами названия говорят за себя. Не надо читать вакансию, чтобы отдуплить, какие перспективы ждут потенциального кандидата в директора по развитию "Газпромсервиса". Но я не совсем идиот и топчу эту землю почти сорок лет, чтобы понять, что на такие места попадают только знакомые и родственники. Из всего списка осталось только три. Это золотое сечение, до которого я, наконец, добрался. Ну что, не так и много.
  Я уже готов был разослать резюме по этим трём конторам, но меня остановила одна мысль. Что если я допустил ошибку? Если что-то не так в резюме. Вдруг там есть что-то, что может насторожить, или не понравиться потенциальному работодателю. Если это так, я просру те шансы, которых и так осталось всего три. Подумав, я решил протестировать резюме на тех пятнадцати конторах, которые я давече отмёл. Письма разлетелись по пятнадцати электронным адресам, и теперь мне оставалось только ждать. Только бы получить хоть что-то побыстрее ведь у меня всего двадцать пять дней.
  Чтобы не терять время впустую в ожидании результата, я продолжал интенсивно заниматься ликбезом. Я всё глубже погружался в суть директора, в его личину, примерял на себя шкуру большого руководителя. Я просмотрел кучу блогов, которые ведут эти самые директора, перелазил десятки их чатов, бесед, групп, просмотрел несколько интервью.
   О, счастье! По истине, в этой сети можно найти всё. Мне хочется горько рыдать, что я не знал про это всё раньше. Лохи мы с тобой, Мишаня. Я наткнулся на золотую для себя жилу. Это сайт , где профессиональные наёмники вели собеседования с претендентами на высокие посты в различных крупных компаниях.
   Я не заметил, как пролетело трое суток. За всё это время я отрывался от ноутбука, чтобы сбегать в туалет, или к холодильнику, настолько меня увлекали эти зрелища. Это просто кладезь знаний для человека, который берётся сыграть несвойственную ему роль.
  В своей жизни я примерял много шкур: играл бизнесменов, влиятельных чиновников, отмороженных бандитов и даже ментов. Но эти роли предназначались неискушённым зрителям, лохам всех мастей, которых мы с Мишаней разводили как кроликов на ферме. В этот раз придётся играть против серьёзных катал, шулеров, которые в этом деле собаку съели. Самые опытные из них раскусят подмену на раз. Это в основном профессиональные психологи, которые делают основную ставку на эмоции, характер, определяя слабые и сильные стороны человека. Это для меня семечки, ребята. На этом поле я вас укатаю. Побольше такого всякого, всех этих вопросов про хобби, самые сильные страхи, детские переживания. Я это люблю. Я из вас при желании слезу выдавлю, или заставлю обоссаться от смеха.
  Посложнее будет с профессиональными вопросами, а так же с задачками на сообразительность. Но и здесь у меня есть небольшая фора. Благодаря многочисленным видео с этого сайта, я вычислил основные вопросы, которые совпадали у каждого следака ( так я теперь окрестил менеджеров по персоналу). Я узнал основные ловушки, возможные подножки, которые могут тебе поставить во время непринуждённого разговора. Понял, что важно и что не важно. По большому счёту важно всё: как ты себя ставишь, насколько уверенно себя ведёшь, как держишь удары; ( они по любому будут. Внезапный удар по печени ‒ конёк профессионального следака).
  Очень важно, как ты одет и какие у тебя котлы; важно умеешь ли ты быть жёстким и давить когда нужно. Дьявол кроется в мелочах, и все эти мелочи я вычислял и даже выписывал при просмотре этих видаков.
   Внезапно я пришёл к одному печальному выводу: мне не в чем идти на собеседование, если оно состоится. Когда то у меня была пара классных костюмов, купленных для выхода в люди, но сейчас они безнадёжно устарели. Мода летит вперёд, и чувак в костюме начала нулевых, пусть он даже от Brioni, будет смотреться как конченный лох, отставший от времени. Человек, отставший от времени, не может претендовать на хорошее место под солнцем. Так они все думают. Они в этом уверены и не надо с ними спорить. Нужно их просто чуточку наебать. Это уже наш конёк и мы ещё посмотрим кто кого, правда Мишаня?
  ***
  Итак, нужен новый модный прикид. Слава богу, теперь его можно купить в любом магазине, а при большом желании в интернете, даже не поднимая жопы с дивана. Один маленький вопрос. На что купить этот прикид? Понаблюдав, во что одеты самые выдающиеся фраера, успешно проходящие собеседование, я вычислил, что мне нужен клубный пиджак, желательно шерстяной, желательно с вставками на локтях; свитер, или джемпер, кремового или жёлтого цвета (это крутяк в сочетании с пиджаком, тем более на дворе зима). Чёрные брюки, зауженные к низу, и блестящие чёрные колёса от Карло Пазолини. Кожаный ремень, Hugo или Levis добавит шарма. Всё должно быть натюрель, никакого китайского бутора, опытный следак заметит подделку. Подделка это фальшь, маленькая ложь, которая рождает большое недоверие.
  По скромным прикидкам на этот гардероб мне требовался минимум четвертак. А где же его взять? До сей поры я проедаю лове с последней нашей делюги. И осталось его всего-то ничего, пятнаха с копейками. Так ведь ещё месяц жить, хотя бы он и последний. Передо мной нарисовалась ещё одна задача. Но это уже ближе к моей профессии. Следующий день я посвятил решению этой задачи.
  ***
  У меня таки остался маленький кусочек от шикарной жизни и сегодня он должен быть со мной. Массивные круглые часы Сейко, отливают металлом. Большие, но невесомые, с автоматическим подзаводом, тремя циферблатами и золотистыми стрелочками в виде маленьких копий. Это моя единственная реликвия, которую я чуть было не прогулял. Когда то эти часы стоили около трёх штук баксов, но я их не покупал. Получил в счёт долга от одного барыги, которого мы с Мишаней кинули на контейнер китайского барахла. Давно это было, но часы до сих пор как новенькие. Я одеваю их только по серьёзному поводу. Сегодня один из таких поводов. На мне должна быть хотя бы одна стоящая вещь. Такие вещи вызывают уважение, повышают доверие, усыпляют бдительность. Несмотря на мой замызганный пуховик, вытянутый свитерок, линялые джинсы и дешёвую пидорку, всё внимание будут отвлекать эти котлы. Уж я то знаю, проверено десятки раз.
  Я приехал в крупный торговый центр и теперь брожу по огромным проходам, катаюсь на эскалаторе, глазею на витрины и вывески. В первую очередь нужен костюм. Небольшой магазинчик с вывеской "Мистер Икс", в рекламном слогане обещает одеть настоящих деловых мужиков и зуб даёт, что здесь только ведущие европейские бренды. Это то, что нужно. Мужик я что ни на есть деловой, а европейские бренды стоят космических денег, значит народу здесь не будет. Это мне только на руку.
  Прохожу мимо, заглядываю через стекло. Пиджаки, сорочки, галстуки, брюки, на вешалах, стенах, манекенах, которые почему-то чёрные, наверное из соображений политкорректности. Хотя, какая на хрен политкорректность, мы в Сибири, где чёрными называют только парней спустившихся с гор, а негритосов не видели и в помине. Явно скучающая молоденькая продавщица сидит подперев маленькую головку за стойкой в глубине помещения. Идеальный вариант. Пустой магазин, середина рабочего дня, вероятность того, что кто-то зайдёт в течении получаса минимальная. Полчаса мне вполне хватит.
  Робко захожу, застенчиво улыбаясь девушке.
  ‒ Здравствуйте!
  ‒ Здравствуйте! ‒ она вяло улыбается в ответ, с трудом выходя из анабиоза, вызванного долгим ничегонеделанием. ‒ Вам подсказать что-то?
  ‒ Ещё как подсказать! ‒ улыбаюсь шире, говорю экспрессивнее, бодрее. Я должен её разбудить. Она нужна мне весёлой и порхающей. ‒ Костюм нужен приличный. Понимаете, прикатил в командировку, вот так по кэжуалу, а тут встреча серьёзная нарисовалась. Ну не в этом же рванье с председателем правления банка встречаться... ‒ левой рукой небрежно дёргаю себя за свитер, так чтобы засветить котлы.
  Она заметно оживляется, и натянутая улыбка сменяется вполне естественной и даже симпатичной.
  ‒ Конечно, что-нибудь подберём. Что вас интересует, костюмы, пиджаки, сорочки.
  ‒ Интересует, почему в этом городе такие красивые девушки? ‒ она опускает глаза и её щёки вспыхивают румянцем. ‒ Серьёзно, в Москве таких нет, там все страшные. Ну сами подумайте, народ большую часть жизни под землёй проводит.
  ‒ А вы из Москвы? ‒ её голосок хлипкий, тонюсенький, как у зайчика из "Ну погоди".
  ‒ Из неё...‒ тяжело вздыхаю, состряпав недовольную физиономию. ‒ Иногда нарочно хочется вырваться из этого ада, чтобы полюбоваться на настоящих сибирских красавиц.
  ‒ В Москве своих красавиц полно! ‒ смеётся она.
  ‒ Я ж говорю про настоящих. В Москве что, губы надуты, груди вставлены, жир откачан, парик на голове. Не баба, а кукла. Здесь же всё по другому: что ни девчонка, то красавица. С вас картины писать нужно. ‒ Вижу, что совсем засмущал девчонку. Как бы не перегнуть палку.
  Уверенно прохожу между вешалов, с видом искушённого знатока, щупаю пиджаки.
  ‒ Это шерсть?
  ‒ Наполовину, если нужны шерстяные они вот здесь.
  ‒ Конечно, шерстяной нужен. Такой клубный, чтобы и с брюками и с джинсами, вдруг в ресторан, или в клуб придётся идти. Банкиры они тоже люди, потусоваться любят. А производство чьё?
  ‒ Эти вот Мюллер, Германия.
  ‒ Германия? Отлично! Люблю немецкие вещи, особенно тачки.
  Отбираю несколько пиджаков для примерки, иду к сорочкам и тоже отбираю пять штук.
  ‒ Вы уж меня извините. Я на счёт этих дел хуже женщины. Часами могу у зеркала торчать.
  ‒ Ничего страшного, стойте хоть два часа, пока всё не перемеряете. ‒ она веселится! Она завелась!
  В течении сорока минут я примерил восемь рубах, шесть пиджаков и теперь в ходу уже брюки и галстуки. Девчонка замучалась бегать от примерочной к вешалкам с одеждой, в поисках нужного цвета и размера. Да, у неё сегодня тяжёлый день, учитывая то, чем он закончится. Ты уж прости меня, красавица.
  Первым делом, что я сделал, войдя в примерочную, обнаружил камеру в уголке кабинки и, отворачивая лицо, быстро заклеил глазок пластырем. Нам лишний раз светиться ни к чему.
  Настал момент кульминации. Я уже подобрал себе сорочку рубаху, галстук и брюки. Сейчас это всё одето на мне, плюс мои растоптанные говнодавы.
  ‒ Девушка! ‒ высовываю улыбающееся лицо из-за шторки. Вы уж извините, полдня на меня потратили, а я даже не спросил, как вас зовут.
  ‒ Надежда! ‒ улыбается девчонка.
  ‒ Меня Сергей, очень приятно! Наденька, у меня к тебе последняя просьба. Вон там наверху в углу висит сорочка красная такая с воротом стоечкой. Можешь мне её снять? Хочу тоже примерить.
  ‒ Конечно! ‒ Она с готовностью идёт за маленькой стремянкой и тащит её в левый угол.
  У меня минимум пятнадцать секунд, пока она заберётся на лестницу, и будет железным крючком доставать из под потолка заветную рубаху. Пятнадцать секунд это просто роскошь.
  ‒ У меня первую девушку Надей звали! ‒ Одеваю пуховик, глухо застёгиваю. ‒ Поэтому с этим именем у меня только наилучшие ассоциации! ‒ Складываю джинсы и свитер, скатываю их в плотный рулон, кладу под мышку. Моё барахло мне ещё пригодится, не оставлять же его здесь, на память Наде.
   ‒ Вообще не встречал ни одной плохой девушки с этим именем. Выглядываю из-за шторки. Она уже на стремянке, тянется железным крюком вверх. Самое время. Выхожу из кабинки и плавными шагами, почти не отрывая ног от пола, при этом очень быстро, словно на коньках прокатываюсь через зал, выскальзываю за дверь.
  Прощай Надя! Прости, но тебе придётся пролить из-за меня ведро слёз. Но всё проходит, Надя. Поверь, что через месяц ты будешь вспоминать обо мне с улыбкой, а через год будешь всем рассказывать эту историю, как увлекательное приключение, которое с тобой произошло. Но в чём можешь быть уверена, это в том, что ты меня не забудешь.
  ***
  Следующая вылазка уже за туфлями. Для этого приходится сменить торговый центр, а то растроганная Надежда может начать поиски внезапно покинувшего её принца, да ещё подключить к этим поискам охрану и ментов.
  В магазин, сохранивший совковое название Дом Обуви я вошёл уже более менее прикинутым. Бежевый пиджачок, шёлковая в мелкую клетку рубаха и зауженные брюки выдавали во мне джентльмена. Всё портили говнодавы, которые я немного подновил, купив в ларьке губку для обуви.
   В огромном, разбитом на секции зале, есть обувь на любой вкус, от отечественной и китайской до европейской. Отдел с вывеской Pazoliny сиротливо приютился в уголке. Здесь будет посложнее. Обувь дорогая и на каждой паре болтается магнит, который не снять без специальной приспособы. Просто угнать коробку с туфлями не получится. Магнит зазвенит на рамке и меня тут же примут два крупных молодца в чёрных костюмах, которые прохаживаются неподалёку. При желании, можно найти такую приспособу, которая деактивирует этот магнит (в волшебной сети есть вся информация), только вот времени нет, да и специализация у меня не та. Скоро вообще директором стану и забуду про все эти штучки. А пока, приходится искать решение этой задачи.
  Захожу, вальяжно прохаживаюсь вдоль стеллажей с обувью, хватаю первый попавшийся ботинок, кручу в руках, пробую подошву на изгиб. Пристальный оценивающий взгляд сверлит мой затылок.
  ‒ Здравствуйте!
  Ну наконец-то, а то думал так и будет пасти меня молча, как вертухай.
  ‒ Привет! ‒ улыбаюсь и машу продавщице ручкой, как старой знакомой.
  Расцвела, заужималась. Ещё, бы такой мистер к ней завалил. При пиджачке, галстучке, в дорогих котлах, да ещё воняет дорогими духами (это я в Эйвон зашёл, набрызгался).
  ‒ Вам что-то подсказать? ‒ полненькая но аппетитная, огненно рыжая деваха приторно сладко улыбается.
  ‒ Да вроде всё понятно. Вот магазин, вот обувь, вот цены. Хотя есть один вопрос. Вы мне можете продать правый ботинок сорок первого размера, а левый сорок второго?
  Глаза рыжей округлились.
  ‒ Нет, у нас такое не практикуется! ‒ она улыбается, не понимая, шучу я, или серьёзно.
  ‒ Жаль, у меня одна нога больше другой. Врождённый дефект. Кстати это не у меня одного. И ещё не один производитель обуви не заморочился чтобы делать пары с разными размерами для таких, как я.
  ‒ Да уж, что есть, то есть! ‒ рыжая разводит руками. ‒ Хотя есть производители, которые шьют по индивидуальному заказу, но ценник...
  ‒ Здесь тоже ценник не хилый, пятнадцать-двадцать штук за пару это не мало, ‒ бурчу себе под нос, продолжая деловито перебирать ботинки.
  ‒ Ну это же качество, бренд...‒ продолжает дискуссию рыжая, но я уже занят выбором ботинок.
  Больше всего понравились демисезонные колёса с завышенной щиколоткой и позолоченными пряжками. Взвешиваю в руке ботинок, ну неужели это может стоить десять кусков? На подошве выбито "42", как раз мой размер. Насчёт разницы, это я так прогнал, чтобы разговор поддержать.
  Сажусь на стул, скидываю растоптанные штиблеты, пытаюсь прикрыть дырку на носке и быстро натянуть ботинок. Посмотрел, оценил, отлично смотрится. Давно уже не носил таких дорогих колёс, обычно мокасины, или кроссовки.
  ‒ Принесите второй!
  Рыжая метнулась в подсобку и уже через секунду притащила коробку.
  Ну да, магнит тут как тут на правом ботинке. Одеваю второй, прохаживаюсь вдоль зала, поскрипывая новенькой подошвой. И правда, удобно и легко. Отвык я уже от дорогой обуви. Ничего, скоро забуду, что такое дешёвая, или...или переобуюсь в белые тапочки.
  ‒ Беру! ‒ эффектно щёлкаю пальцами.
  Рыжая, укладывая ботинки в коробку, поглядывает на меня. А что, теперь я завидный жених. Видела бы ты меня с утра, крошка, а лучше пять дней назад... Сейчас мне от тебя нужно только одно, чтобы ты сняла магнит.
  Щёлк-щёлк! Вот так, отлично.
  ‒ С вас двадцать тысяч пятьсот рублей.
  Достаю небольшой кожаный лопатник. Это тоже остатки прежней роскоши, мягкий, хрустящий из натуральной каймановой кожи. Только не спрашивайте, где взял. Вальяжно открываю, запускаю руку. Убираю улыбку с лица, делая вид, что что-то не так.
  ‒ Карта! ‒ делаю растерянное лицо, будто пытаюсь что-то вспомнить. ‒ Блин! Карту в магазине оставил, где галстук покупал. ‒ В сердцах хлопаю ладошкой по полированной стойке.
  ‒ Ничего страшного, сходите, заберите, обувь я уже пробила, пока здесь полежит.
  ‒ Ага, ничего страшного, она на прилавке осталась, там ещё люди были. Вдруг взял кто, а на ней больше двухсот тысяч.
  По вспыхнувшему лицу рыжей заметно, что ей передалось моё беспокойство.
  ‒ В банк нужно срочно позвонить, чтобы карту заблокировали, а у меня мобила села. ‒ Нервно кусаю губы.
  ‒ Позвоните с моего! ‒ Она протягивает мне неестественных размеров Самсунг.
  ‒ Да с моего-то проще, там контакт моего персонального менеджера, он в одну минуту все счета заблокирует. Слушай, У тебя зарядка от айфона есть? "Конечно нет. У неё же Самсунг".
  ‒ Нет...а от какого нужно?
  ‒ От десятки...‒ я жалобно смотрю ей в глаза. Светить эту свою десятку пока не спешу, потому что на поверку это старая пятёрочка, к тому же живая и ни сколько не подсевшая.
  ‒ Ты не можешь найти мне зарядку? Тут по любому у кого-то есть, вон в соседнем магазине может. Мне ненадолго, только подключиться и позвонить. ‒ Я сложил ладони в молитвенном жесте. Осталось только на колени встать.
  ‒ Ладно, я сейчас! ‒ она выскакивает из двери. Я вижу, как она поворачивает направо, заходит в соседний отдел. У меня десять секунд, чтобы исчезнуть. Один охранник, сложив руки за спиной, прохаживается как раз напротив двери, но ждать некогда. Беру со стола пакет с ботинками, выхожу из отдела. Уверенной танцующей походкой пересекаю зал по диагонали прохожу, мимо двух людей в чёрном, пролетаю через рамку, выхожу на улицу; спрыгиваю с крыльца направо, пробегаю в арку, попадаю в маленький двор, теряюсь между пятиэтажек.
  Фуф, можно расслабиться. Это же надо сорокалетнему чуваку такие фортеля выкидывать. Пора уже остепениться, Сергей Иванович, вы же без пяти минут директор.
  Сегодня я стал телезвездой. Уже этим вечером искушённые зрители, среди которых будут продавщицы, охранники, менты, просмотрят интереснейший фильм с моим участием. Зрители будут тяжело вздыхать, криво ухмыляться и качать головами. И это пожалуй всё. Внешность у меня что ни на есть обычная. Худой, среднего роста мужичёк, далеко не Бред Пит, чтобы можно было описать с первого взгляда. В общем, если я даже и попал в десятки камер, вряд ли это представляет какую-то опасность. Есть, конечно, вероятность, что фильм с моим участием покажут по местному ТВ, чтобы кто-нибудь из горожан опознал в своём знакомом, или соседе мелкого воришку. На этот счёт я подстраховался. Первым делом заходя в помещение я внимательно изучаю его и в пять сек могу определить, где стоят камеры. Ничего не поделаешь, приходится идти в ногу с прогрессом. Соответственно, нужно просто не торговать своим таблом вблизи камер, что я и делал.
  ***
  В салоне красоты ещё легче. Теперь я джентльмен, который вызывает полный траст. Чего только стоят котлы и новенькие колёса от Пазолини. Меня постригли, сделали укладку и даже побрили опасной бритвой.
  Как много в жизни неизведанных вещей, которые по-настоящему доставляют кайф. Одна из таких вещей, когда тебя бреет опасной бритвой симпатичная блондинка. Сначала она нежными движениями размазывает мыло по твоей морде и ты уже плывёшь, а потом по всему телу бегут мурашки, от плавных осторожных движений лезвия по коже. Блондинка с опасной бритвой, и вся твоя жизнь сейчас в её руках. Это что-то, с чем может сравниться только секс.
  ‒ Маникюр вам сделать? ‒ томным голоском спрашивает блондинка, нежно вытирая моё лицо горячим полотенцем.
  "Миньет, мне нужно сделать миньет".
  ‒ Да, конечно!
  Ещё полчаса, благоухания с закрытыми глазами в удобном кресле, пока кто-то ковыряет твои ногти.
  Мишаня, ты бы сейчас ржал, но я тебе скажу, как пацан пацану ‒ ты много потерял , так и не сходив в салон красоты.
  Заведение опять пришлось покидать по-английски. Снова повторилась версия с картой, только в этот раз я просто сказал администратору, что оставил её дома и занесу деньги через час. Просто сказал и она поверила. Ну как можно не поверить гладко выбритому мужику в Сэйко, Пазолини да ещё с первоклассным свежим маникюром.
  ***
  Теперь я полностью готов для собеседования. Сижу и жду, как жених, у которого по непонятным причинам откладывается свадебная церемония. Три дня и ничего. Штиль в море, пустота в почтовом ящике, мёртвый потухший экран телефона.
  Из пятнадцати отправленных резюме, пока не выстрелило ни одно. Что здесь не так? Я уже три дня не мою головы, чтобы не сбить укладку, даже отжимаюсь по тридцать раз с утра, чтобы приобрести форму. Когда смачивал горло в последний раз уже и вовсе забыл.
  Три дня это очень много, это ни в какие ворота. Время тикает, обязательства по контракту с самим собой нужно будет выполнять в любом случае. Остаётся всего двадцать дней. Неужели придётся закончить всё вот так с укладкой, маникюром и в Карло Пазолини? Я представил себе лакированные боты с золотистыми пряжками, которые болтаются в двух сантиметрах от пола.
  Дабы не предаваться унынию, вновь прочёсываю каналы Ю-Туба, в которых работодатели и рекрутёры делятся секретами найма. Я ищу ошибку, которую мог допустить при написании резюме, и к концу дня вдруг обнаруживаю её, просматривая интервью с каким-то супернавороченным специалистом по найму персонала. Этот дрищ в розовом свитерке и с огроменным кадыком, который являлся самой примечательной частью его внешности, рассказывал про то, какими критериями руководствуется он сам, при отборе кандидатов.
  ‒ Бумага всё стерпит! ‒ первая же фраза дрища, сказанная подростковым ломающимся голоском, заставила меня насторожиться. Это же мои слова! Это именно то, о чём я думал, когда писал это резюме.
  ‒ Очень часто на первый этап собеседования попадают люди далёкие от профессии, не соответствующие должности, люди, которые просто приписывают себе массу опыта и навыков, которыми они по факту не обладают. По сути, на первом этапе никто не запрашивает копий трудовых книжек, рекомендаций предыдущих работодателей и прочих документальных фактов, которые могли бы доказать, что всё изложенное в резюме является правдой.
  ‒ Та-ак...ты это к чему клонишь, сучёнок! ‒ я в упор уставился в монитор, откуда на меня смотрят два навыкате рыбьих глаза на крошечном прыщавом личике. ‒ Откуда ты такой взялся? У тебя хоть секс то был с кем- нибудь, кроме твоей сальной ручонки, которой ты сейчас так активно жестикулируешь?
  ‒ Менеджеры по персоналу вынуждены просеивать более менее подходящих кандидатов из огромной массы людей, вся заслуга которых в том, что они просто переписали чьё-то хорошее резюме. Более того, многие незадачливые менеджеры даже не удосуживаются позвонить по предыдущим местам работы, указанным в резюме, тем или иным соискателем. Они делают ставку на первую встречу, считая, что личный контакт расставит все точки над "И"...
  ‒ Да-а, карась ты недожаренный, ты абсолютно прав. ‒ Чувствую, как скрипят зубы. ‒ На это я и рассчитывал. А ты я вижу, хочешь быть самым умным, засрать мне всю малину. Да ты знаешь, сука, что у меня на кону?
  ‒ Но это не совсем правильно, потому, что во-первых...‒ тонкий как спичка палец вырастает перед носом доходяги, ‒ теряется много времени на собеседования с фэйковыми кандидатами. Во вторых...‒ спички стало две, ‒ я считаю, что эта система отбора по резюме уже устарела. Посудите сами, в наш век, когда люди активно коммуницируют в соцсетях, когда вся жизнь человека, которому нечего скрывать, абсолютно прозрачна, я в первую очередь делаю основную ставку на изучение профилей кандидата, его статусов, его чатов, его бесед на форумах. Его фотографий. Да, да, фотографий. Если человек коммуникабелен, открыт, не скрытен (что согласитесь не очень хорошее качество для кандидата), его должно быть много в виртуальном пространстве. Это дань нашего времени, поэтому, при отборе кандидата, в первую очередь я оцениваю его активность именно в сетях. Иными словами, резюме является для меня вторичным документом, так, чтобы сверить некоторые данные, сделать выводы, но ни как не основополагающим фактором для приглашения человека на собеседование.
   Глаза доктора смерть разгораются, и мне становится не по себе. "Если ему нечего скрывать! А если ему есть, что скрывать? Если его жизнь, душа, сплошные потёмки, он что, не человек? Что ж ты творишь гад? Ты же сейчас пытаешься выбросить на помойку все мои десятидневные труды. Ты меня пытаешься слить. А ведь я руководствовался благими намерениями. Я просто хотел получить хорошую работу, жениться на хорошей, красивой женщине, я хотел поменять свою жизнь. Считаешь, такие как я не достойны носить костюмы, сидеть в мягком кресле, подписывать ручкой паркер важные документы, кататься на служебном Майбахе? Но почему? Потому что моя морда не пестрит в каждой ячейке сети? Потому что моё накачанное тело не красуется на фоне океана? Потому что я в белой кепочке не фоткался на фоне египетской пирамиды? Или потому, что под моей фоткой где я в трусах валяюсь на песке, не размещена фраза Аристотеля, или Платона? Скажи мне, почему? Или потому что я вор? А они, они все не воруют? Они не воры? Среди вот этих в костюмчиках от Бриони, сидящих в дорогих офисах, активно размещающих посты в соцсетях нет воров?
  Чувак, ты ошибаешься. Ты оцениваешь людей только с одной стороны. Если человеку нечего скрывать, значит он хорош. Но с чего ты взял, куриные твои мозги, что если человек активно продвигает себя в соцсети, ему нечего скрывать? С чего ты взял, что всё, что есть там, это правда?
  Я нажал на паузу и дрищ замер с открытым ртом, с ниточками слюней между тонкими губами. Закуриваю, тупо пялюсь на застывшую морду в мониторе, пускаю в неё дым. В первый раз за десять дней захотелось выпить.
   Телефон завибрировал в кармане, когда я уже стоял на пороге, собираясь в магазин.
  ‒ Алё!
  ‒ Сергей Иванович? Здравствуте, это менедженр по персоналу Алина из компании "Альянс экспо". Сергей Иванович, в данный момент вы находитесь в поисках работы?
  Молодой бодрый голосок вывел меня из одного ступора и тут же загнал в другой. Я несколько секунд просто стоял, не зная, что ответить.
  ‒ Сергей Иванович! ‒ голосок засомневался, что на том конце его слышат.
  ‒ Да, да, я ищу работу...
  ‒ Не могли бы вы подойти на собеседование завтра с девяти до десяти, в офис по адресу...
  Голос из трубки наполняет меня жизнью. Вот так-то чокнутый профессор, не всё так и плохо, как ты нарисовал. Есть ещё нормальные конторы, которые не используют твою методику.
  ***
   Аппетитная попка, обтянутая тонким стрейчем , танцует, виляет из стороны в сторону, маячит перед глазами. Нужно быть не мужиком, чтобы не поддаться этим чарующим гипнотическим движениям, увлекающим за собой. Каблуки цокают о лакированный пол, чёрный хвостик болтается как маятник. Я иду, как крыса за волшебной дудочкой, не отводя глаз от прелестей сопровождающей меня куколки. Идём по узкому коридору. Кругом двери, из-за которых слышится гомон, дребезжание телефонов, жужжание принтеров, урчание кофемашин. Вот она офисная жизнь. Начинайте привыкать, Сергей Иванович.
  ‒ Большая у вас контора! ‒ кричу вслед болтающемуся хвостику.
  ‒ Нет, это не наша контора...‒ она смеётся, не поворачивая головы. ‒ Точнее не та контора, куда вы устраиваетесь. Мы просто компания по найму и проводим собеседование. Здесь мы снимаем офисы.
  А-а, вон оно чё. Я немного разочарован. Она открывает дверь и жестом руки приглашает меня войти. Большой кабинет разделён стеклянными перегородками на четыре одинаковых секции. В каждой секции только стол и два стула. В самой ближней к дверям за столом друг напротив друга сидят мужчина и женщина. Мужик в костюме активно жестикулирует, что-то объясняя невозмутимой собеседнице. Голосов не слышно, видимо шумоизоляция очень хорошая.
  Хвостик открывает дверь угловой секции и приглашает меня войти.
  ‒ Заходите, присаживайтесь...‒ показывает на стул, сама садится напротив. Стол небольшой, квадратный и я вижу отражение своего лица в полированном глянце. Отражение меня радует. Недельное воздержание от пьянок, активная умственная деятельность явно пошла ему на пользу. Сейчас стёкла вокруг кажутся чёрными непроницаемыми. Я понимаю в чём фишка. Это зеркальная тонировка, нас видно снаружи, но мы ничего не видим изнутри.
  ‒ Мне кажется, что я где-то в Америке, в полицейском участке! ‒ улыбаюсь Алине, подмечая красный огонёк камеры, размещённой на стене чуть правее её розового ушка.
  Она смущённо улыбается. Совсем ещё молоденькая девочка-коп. Кого ты хочешь кольнуть, девочка? Будь осторожна, перед тобой матёрый рецидивист.
  ‒ Да, это переговорные, спроектированы так, чтобы ничего не отвлекало от разговора.
  Её тихий голос слышится чётко, даже немного звенит в ушах. Мы находимся словно в вакууме.
  ‒ Круто придумано! ‒ хлопаю в ладоши, мол, давай начинать, время деньги. Как-никак я деловой человек.
  ‒ Ну что, давайте начнём наше собеседование!
  ‒Я весь во внимании, мэм! ‒ улыбаюсь, пытаясь разрядить обстановку, но она уже вошла в роль и уткнулась в синюю папочку.
  ‒ Сергей Иванович, в первую очередь мне бы хотелось узнать о предыдущих местах вашей работы. Интересует три последних. Расскажите, что вы там делали, какие были обязанности, что из себя представляли эти компании...
  Там же всё написано. Читай внимательно протокол. Ну точно, как следак, которому передали пухлую папку с твоим делом. Он подробно знает каждую деталь и всё равно просит рассказать всё лично.
  Крошка, я бывал на допросах, очняках, опознаниях, судах. Меня такие матёрые фраера пытались кольнуть. Поверь, там не было этого американского интерьера, только слепящий свет лампы и лисья морда напротив. Лиса может долго притворяться доброй, но в любой удобный момент пытается ухватить тебя за горло. Я знаю, как вести себя с лисами, но ты далеко не лисичка. Ты белый пушистый котёнок, с которым одно удовольствие поиграться.
  Я и не заметил, как вот так вот играючи рассказал отрепетированную сказку, про свой богатейший опыт. Рассказ вышел длинным, но интересным, судя по её незатухающим глазам. Наверное, я наболтал гораздо больше, чем планировал. Что поделаешь, не могу сдержаться, когда передо мной красотка, так и прёт из меня красноречие. Вот только бы лишнего не сболтнуть, того, что враз может выдать меня настоящего. Одну примету, я тщательно скрыл. Паучок теперь прячется под тонкой полоской пластыря.
  Когда тебе дают сочинение на свободную тему, можно болтать что угодно и сколько угодно. Я рассказывал про бесконечные совещания, выполнение квартальных планов, тяжёлую работу с ленивым персоналом, работу по ротации кадров. Я представлял себя целеустремлённым лидером, который как бурлак тащил на себе все конторы, в которых до этого работал. Почему ушёл? Да потому что где у нас ценят людей, которые по-настоящему приносят прибыль. Мавр делает своё дело, мавр уходит. На каждом месте работы стоит определённая задача, выполнив которую становится не интересно. Вот и у этой конторы, наверное, есть проблема, задача, кризис, если они напнули одного директора и ищут другого. Это ведь всё не от хорошей жизни. Но если уж они ищут кризисного менеджера, человека, который решает проблемы, то он перед ними.
  ‒ Отлично!
  Алина всё-таки решила меня перебить. Скорее всего, монолог затянулся. Ну и слава Богу. А то ведь я могу бесконечно...
  ‒ Я вас услышала! Теперь я скажу пару слов о самой компании и о том, какого кандидата они предпочитают увидеть.
  Дальше было неуверенное "бла-бла-бла", про десять лет на рынке, про устоявшуюся клиентскую базу, про небольшие проблемы в связи с кризисом.
  Знаю я, какие у них проблемы. Они просто жадные и тупые. Думаешь, я не разведал всё про эту шарагу? Я облазил все форумы, где фигурировала эта фирма, и из всех разговоров и обсуждений сделал вывод. Босс, зазнавшийся мажор, поймавший звёздочку, после смерти папаши довёл контору до ручки. Он хочет иметь прежние прибыли, но при этом ничего не вкладывать. Он месяцами задерживает зарплату и меняет сотрудников как перчатки. Он задолжал поставщикам, а сейчас стал наёбывать постоянных клиентов. Да этой конторе осталось жить, в лучшем случае полгода, так что зря ты так стараешься, крошка.
  ‒ Сергей Иванович, скажите, чтобы вы сделали в первую очередь, если бы вас взяли на позицию директора этой компании?
  В первую очередь я бы трахнул секретаршу прямо на столе, потом выведал бы у неё, где верховный босс хранит чёрную кассу и обчистил его сейф. Потом, пожалуй трахну главного бухгалтера и пообещаю ей райские кущи. За это она поможет перевести все средства босса на подставные счета, которые я заранее подготовлю.
  ‒ В первую очередь я назначу совещание со всеми руководителями отделов и филиалов. Дам им на подготовку один день, к концу которого каждый из них должен будет обозначить свои решения по выходу из сложившейся ситуации. По ходу этой беседы мне будет ясно, кто эффективен, а кто нет. Думаю, что большую часть придётся уволить. Хорошее дело всегда начинается с большой чистки. Так я делал в "Корунде" и в "Престиж-компани", после чего и случился прорыв, о котором я рассказывал. Далее набираем новых амбициозных сотрудников. Я могу найти много людей из своих старых команд, которые с удовольствием согласятся со мной работать. Конечно, возьму Герыча, Кешу, Мутного, они уже устали на вольных хлебах подъедаться, да и возраст не тот. Пора становиться солидными дядьками. ‒ А дальше простая рутинная работа с поставщиками, с клиентами, с потребителем.
  На вытянутом личике Алины восхищённая улыбка. Да она сама готова пойти ко мне работать. Ничего, киска, если секретутка будет страшная, я тебя возьму.
  ‒ Отлично! Я вас услышала!
  Ещё бы ты меня не услышала. В этом вакууме слышно, как колотится твоё сердечко.
  ‒ Может у вас есть какие-нибудь вопросы?
  Да какие тут могут быть вопросы? Всё ясно как день. Говно-контора ищет себе лоха в качестве зиц-председателя, чтобы потом повесить на него все долги.
  ‒ Безусловно! Меня интересует система мотивации сотрудников. Получают ли они премии, от чего это зависит. Ага, хрена лысого они получают. Так же интересует, из чего будет формироваться моя зарплата, будут ли какие-то льготы, соцпакет и так далее? Эта информация будет влиять на моё решение. А что вы думаете? Только вы здесь решаете и выбираете? Да перед вами такой фрукт, за который нужно ещё побороться.
  ‒ К сожалению, на эти вопросы может ответить только собственник. Но, я думаю, встреча с ним у вас скоро состоится.
  ‒ Когда? ‒ Я деловито смотрю на часы, будто встреча должна состояться с минуты на минуту. ‒ Мне просто улететь в Москву нужно. Там тоже собеседование" ‒ я прекрасно знаю, что уже сегодня этот горе босс не отрывая глаз, будет смотреть кино с моим участием и пытаюсь произвести должный эффект.
  ‒ Я думаю, это случится уже на днях, после проверки некоторых деталей. Этим уже займутся СБ-шники...
  ‒ Кто такие СБ-шники? ‒ чувствую, что у меня внезапно пересохло во рту.
  ‒ Служба безопасности. Они обычно звонят по местам предыдущей работы, проверяют по различным базам. Сейчас вообще говорят, достаточно в соцсети залезть, чтобы выяснить всё о человеке. Вы как к сетям относитесь? Есть где-нибудь?
  ‒ Ну, не везде конечно, но в некоторых точно присутствую. Нужно идти в ногу со временем, без этого никуда.
  ‒ Вот и отлично! ‒ она захлопнула тонкую синюю папочку, давая понять, что встреча подошла к концу. ‒ Могу вам сказать, что с нашей стороны будут самые положительные рекомендации. Думаю, что вы найдёте общий язык с собственником и совсем скоро сможете приступить к работе.
  "А я вот так не думаю!" ‒ широко улыбаюсь, протягиваю ей руку и вместо рукопожатия галантно целую. ‒ "Ты меня не расколола, а вот СБ-шники это сделают уже сегодня вечером. Там и колоть то нечего, просто не за что зацепиться".
  Прощаюсь, выхожу из допросной, растерянно бреду по коридору, глядя в пол. Всё так хорошо начиналось и вот, такой финал. Но это какой никакой результат, на основании которого можно сделать выводы. Выводы печальные, они наталкивают на мысль, что всё это бесполезно. Неужели край? Смотрю на пролёты мелькающие в стеклянной кабине лифта.
  Нет, сдаваться рано. Есть двадцать дней и эти дни я отработаю по полной программе, а дальше, будь, что будет.
  Выйдя на крыльцо, прикуриваю сигарету, делаю глубокую затяжку. Фу-у...вместе с густым дымом выдыхаю из себя апатию, вызванную шоком. Мозги приходят в норму, начинают оживать.
  Соцсети, грёбаные соцсети...всё на них сходится, а я даже не зарегистрирован ни в одной. Да какие они есть, "Одноклассники", "Фэйсбук", что там ещё "В контакте". Ну даже если бы и был я в этих сетях...представляю свой профиль. На аватарке фотка, разделённая на две части, где моя лысая морда в фас и профиль, как на карточке, которая крепится к делу. Под фоткой подпись "Серёга Сократ". Это моё погоняло, доставшееся мне ещё в школе, за то, что хорошо рамсовал. Статус...под именем нужен статус. Ага... "Не верь не бойся не проси". Отлично, и в друзьях Герыч, Жиган, Шум, Белый, Череп и далее по списку. Так заходя в профиль к каждому из них и нажимая на иконку "друзья друзей" можно создать справочник "Жулики СНГ и ближнего зарубежья".
   Горько улыбаясь, прикуриваю вторую сигарету от первой. Смех смехом, а что же делать то? Без этой сраной активности в сети сейчас никуда. У нас все, включая премьер-министра живут двумя жизнями. Настоящей и той, глянцевой, которая там, в экране телефона или компа. И уже не понять, какая из этих жизней важнее.
  Взгляд упирается в огромный нависающий над дорогой баннер, где какой-то педик с белозубой улыбкой раскинул руки в стороны, будто хочет заключить тебя в объятия. В нижней части баннера огромными буквами начертан лозунг: "Создай себе новую жизнь" и ещё ниже, уже мельче "Рекламная компания "Паралакс"".
  "Создай себе новую жизнь", это интересно. Мой мозг зациклился на этой фразе, и крутит её раз за разом, как испорченную пластинку. А что если создать себе этот несчастный профиль. Если там всё равно большая доля фальши, почему бы не сделать всё полностью липовым. Можно ли это сделать? Уверен, что да. Смогу ли я это сделать? Качественно и быстро нет, тем более у меня ограниченные сроки. Кто может это сделать?
  Бросаю бычок, лакированный Пазоллини давит его, словно таракана. Я спускаюсь с крыльца и набираю номер такси. Я знаю, кто это сделает.
  ***
  Гарик Потный сильно удивлён моему визиту. Он долго стоит в дверях, впиваясь в меня близорукими глазами. В отличие от устоявшегося образа программиста Гарик хорошо подкачан и обладает довольно устрашающей внешностью. Сейчас у всех на первом плане внешний план, мало кто обращает внимание на качества, которые кроются за красивой ширмой. За брутальной ширмой чернобородого здоровяка скрывается малохольный неуверенный в себе ботаник.
  ‒ Может в дом пустишь? ‒ это не просьба. Говоря это я протискиваюсь мимо огромного торса в квартиру. ‒ Дело есть на сто миллионов, Гарик.
  ‒ Вообще-то я занят Сегёг, габоты выше кгыши. ‒ жалобно картавит Гарик.
  ‒ Отложи все дела на один день. Нужна срочная работа. По результату хорошо заплачу.
  ‒ Ну Сегёг...
  ‒ Гарик, не выёбывайся, у меня времени нет.
  Здоровяк понуро провожает меня в свою единственную крохотную комнатку, которая своей захламлённостью больше смахивает на гараж. Чего здесь только нет: системные блоки разных мастей и поколений; мониторы от плоских, до средневековых с огромными трубами; ноутбуки и планшеты; клавиатуры и мышки; всё это хаотично разбросано по всем углам. Словом мастерская истинного художника.
   В своём деле Гарик художник, великий мастер, поэтому я даже не сомневаюсь, что он исполнит мою просьбу. Я знал этого лохматого громилу ещё пацаном и прыщавым подростком. Гарик ‒ младший брат моего лучшего кореша, Мишани. В своё время мы вытащили его из серьёзной передряги. Почудилось как то Гарику, что он крутой коммерсант. Один добрый сокурсник занял ему большую сумму на покупку компов в Москве. Гарик вместе со своим другом, таким же лохом, как и он пустились в путь, но были ограблены, ещё не доехав до вокзала. Таким образом, он оказался на счётчике. Мы с Мишаней долго ржали, когда рыдающий весь в соплях, тогда ещё дохлый и очкастый Гарик рассказывал нам эту историю, в которой всё было для нас очевидно. Мы быстро разобрались с тем добрым ростовщиком, однокурсником, который отделался лишь небольшой компенсацией морального ущерба.
  С тех пор мы были для Гарика, как отцы родные, кстати, погоняло ему я придумал, после того, как Гарри Поттера в первый раз посмотрел. Маленький волшебник был точная копия нашего Игорька. Такой же худой, зачуханный, очкастый, но порой такие чудеса вытворяет.
  Я подробно рассказал Гарику о своей проблеме и объяснил, что от него требуется.
  ‒ Сделать всё можно, но это не так быстго! ‒ Гарик задумчиво теребил свою шевелюру, словно вычёсывая оттуда блох.
  ‒ Гарик, нужно быстро. Нужно прямо сегодня это сделать.
  По заросшему лицу Гарика я уже вижу, что задача для него не такая уж и сложная.
  ‒ Если тебе всё по чесноку создавать, это конечно долго, да и пгофили будут свежие, сгазу же заметят.
  ‒ Какие есть варианты?
  ‒ Есть один вагиант! Мы находим мёгтвый аккаунт с таким же как у тебя именем. Ломаем его почту, паголи, словом пгописываемся вместо него.
  ‒ Не совсем тебя понимаю. Что значит мёртвый аккаунт.
  ‒ Аккаунт котогым не пользуются. Не обязательно, что этот человек умег, пгосто по какой-то пгичине пегестал пользоваться: пегеехал в дгугую стгану, сменил пгофиль деятельности, поменял жизненные установки, стал буддистом и так далее. На самом деле таких людей больше, чем ты думаешь. Вся тгудность в поиске. Насколько быстго мы сможем найти то, что нам нужно. Ты же у нас Антонов? Сеггей Антонов, отлично! Фамилия гаспгостганённая это упгостит нам поиск. ‒ Гарик разворачивает стул к столу с компьютером и в долю секунды вбивает моё имя в поиск.
  ‒ Ты посмотги в одном Фэйсбуке тысячи Сеггеев Антоновых. Нам остаётся только выбгать то, что нам нужно. Кстати, что нам нужно?
  ‒ Нам нужен чувак тридцати девяти, сорока лет, с хреновой тучей связей знакомств. Деловой, открытый, целеустремлённый, имеющий связи в деловых кругах, короче нужен потенциальный директор, какой-нибудь крупной шараги.
  Пока я говорю, Гарик продолжает щёлкать по клавиатуре и на мониторе одно за другим появляются новые окна с улыбающимися лицами.
  ‒ Главное найти подходящий по имени, и с соответствующими связями и контактами, чтобы был мёгтвый хотя бы один месяц. Всё остальное сделаем. Фотки твои вставим, некотогые детали о фигмах в котогых ты якобы габотал тоже добавим.
  ‒ Фотки? У меня совсем нет фоток.
  Гарик смотрит на меня с состраданием, как на инвалида. На этой кухне он шеф-повар, а я так, жалкий зевака.
  ‒ А фотошоп на что? Мы твою могду куда хочешь пгилепим, хоть вместо пгезидента.
  ‒ А как ты определишь, что аккаунт мёртвый?
  ‒ Здесь посложнее будет. Нужно смотгеть, когда человек последний газ был в сети. Тем более не в одной, а сгазу в нескольких. Есть у меня отдельные способы фильтгации.
  ***
  Уже к полуночи у меня было то, о чём я не мог даже мечтать стоя на крыльце конторы с дымящейся сигаретой.
   Спортсмен, комсомолец и просто красавец Сергей Иванович Антонов присутствовал теперь во всех более менее значимых сетях. Сергей очень любил путешествовать, заниматься сёрфингом и сноубордом, имел около двух тысяч друзей и десять тысяч подписчиков. Более того Сергей состоял в группах объединяющих директоров и управленцев на различных площадках, где очень часто выкладывал длинные и умные посты. У Сергея был даже свой блог, где он рассказывал о нелёгкой доле директора и делился секретами достижения успеха.
  Радость от успехов Сергея переполняла меня настолько сильно, что я сбегал в магазин за коньяком и до утра праздновал эту маленькую победу вместе со своим спасителем. Это была непростительная глупость, о которой я пожалел уже через несколько часов.
  Ненавязчивое бульканье в кармане не смогло бы потревожить мой крепкий сон, если бы не дублировалось ужасной вибрацией, которая отдавалась во всём теле. Я обнаружваю себя скрючившимся в кресле с закинутыми на подлокотник ногами.
  "На хрена было брать два пузыря" ‒ это первая мысль, возникшая в моей голове, после того как я открываю глаза и вижу плавно покачивающиеся серые стены небольшой комнатки Гарика. Назойливая вибрация не унимается, запуская токи по ставшему ватным телу. С трудом добираюсь до телефона, притаившегося в самом далёком углу кармана брюк, подношу его к самому носу. Номер незнакомый, брать, или не брать? Пока свинцовая башка раздумывает над этим риторическим вопросом, дрожащий палец уже давит зелёную трубочку на дисплее.
  ‒ А-а-лё!
  ‒ Сергей Иванович? Здравствуйте! Меня зовут Лилия! Я директор по персоналу в компании "Промевросервис". Вам удобно говорить?
  Удобно ли мне говорить? Как ты думаешь, удобно говорить человеку, который всю ночь гасил дагестанскую конину, и только что обнаружил себя скрюченным в кресле с задранными вверх ногами, которые затекли и только сейчас начинают отходить?
  ‒ Да...да удобно!
  ‒ Сергей Иванович, я внимательно ознакомилась с вашим резюме и хочу пригласить вас на собеседование. Вы готовы подойти?
  Барахтаюсь в кресле, пытаясь придать себе нормальную позу сидящего человека. Получается не сразу.
  ‒ Да, конечно готов, а когда? ‒ глотка, раздражённая дагестанской сивухой сипит и даёт петуха. Хорошо, что запах не передаётся через трубку, а то бы ты там точно рухнула с кресла.
  ‒ Сегодня в тринадцать ноль ноль.
  Тринадцать, цифра какая-то не очень...что? сегодня в час?
  ‒ Сегодня?
  ‒ Да, хотелось бы сегодня, но если вы заняты, можем отложить.
  Ну уж нет, даже не пытайся увильнуть. За свои косяки нужно расплачиваться. Сейчас совсем нет времени, чтобы отлёживаться.
  ‒ Нет, нет, я отложу все дела. Говорите адрес, к тринадцати ноль ноль я там буду.
  Реанимационные мероприятия пришлось проводить прямо на хате у Гарика. К моменту, когда хозяин, храпевший на диване, продрал глаза, я уже принял горячий душ, растёрся полотенцем и скудно позавтракал растворимым кофе, дешёвым сыром и булкой. Перед завтраком проглотил шипучий коктейль из двух таблеток аспирина. Этот джентльменский набор должен продержать меня в тонусе хотя бы до обеда.
  Видок, конечно у меня слегка пожёванный. Лицо опухло ( что вы хотите, уже не мальчик), да и рубаха выглядит помятой (я спал прямо в ней и в галстуке). Найти утюг в логове программиста оказалось невозможным делом, поэтому пришлось идти так, в надежде, что разгладится на мне. Для придания свежести забежал в торговый центр напротив дома Гарика, где отыскал родной "Летуаль". Здесь от души набрызгался водой от Армани, да ещё прихватил с собой два пробника, засунув их в карман.
  До офиса, где мне забила стрелку девушка по имени Лиля, решил прогуляться пешком, благо погода стояла безветренная, и идти было не так далеко. Трясясь не столько от холода, сколько от покидающих тело токсинов я материл себя последними словами.
  "Ну какой же блядь мудак. Нажрался как свинья прямо в разгаре делюги. Кто же жрёт перед делом, или на деле, забыл про свои незыблемые принципы? У тебя ещё будет повод бухнуть. Поднимешь бокал или за новую счастливую жизнь, или за проводы неудавшейся старой, но это потом, а сейчас...".
  Пришёл чуть пораньше, потоптался на пороге пять минут, чтобы быть точным, позвонил в домофон сбоку массивной двери. И здесь камера, вижу её недремлющий красный глаз. Ты ещё за дверью, а большой брат уже таращит на тебя свои зенки. Дверь открывается сама с тонким писком. Через небольшой коридор прохожу до единственной открытой двери. Захожу в приёмную.
  ‒ Здрас-сьте!
  ‒ Здравствуйте! Вы у нас кто будете? ‒ очкастая белокурая секретарша средних лет приветливо улыбается.
  Что значит кто? Ты ещё спроси: Чьих будешь, холоп.
  ‒ Я, Сергей...Сергей Иванович.
  ‒ А фамилия?
  Бля, к вам чё сегодня десять Сергеев Ивановичей на собеседование записалось?
  ‒ Антонов...
  ‒ Ага...‒ секретутка нажимает на кнопку селектора. ‒ Лилия Ильинична, тут Антонов подошёл.
  ‒ Отлично, Марина, проводи его в класс к остальным.
  Чё-ё? Чё то я не врубаюсь, что происходит. В какой класс? Ребята я школу уже закончил и два универа, забыли? Или резюме невнимательно читали?
  Секретарша вскакивает и на полусогнутых тонких ножках обутых в громоздкие боты на чёрных копытах, семенит к двери, находящейся слева от кабинета директора, распахивает её, делает приглашающий жест, мол, заходи, холоп.
  Робко захожу в проём. Это что ещё за хренотень. Действительно класс. Что ни на есть настоящий с учениками. Только все они великовозрастные и одеты в костюмчики. Ученики смотрят на меня с вызовом, мол, чё ещё за новичок? Их пятеро, каждый сидит за отдельным столом, на котором нет ничего, кроме клавиатуры и монитора.
  ‒ Раздевайтесь вот сюда на вешалку и садитесь за свободный стол, ‒ командует секретутка и выскакивает за дверь, грохоча копытами.
  Вечер в хату! Привет босота, кто тут старшой? Пидоры, брысь под лавку!
  ‒ Добрый день, господа! А что здесь собственно происходит?
  Господа высокомерно молчат, лишь один пухлый с первой парты пожимает плечами.
  Прохожу, сажусь на заднюю парту. Всё, как и в школе, мне не привыкать. На мониторе заставка, с белой яхтой, рассекающей волны перламутрового океана. Я в одно мгновение оказываюсь в маленькой каюте обитой морёным деревом. На мне белые штаны, в руке гранёный стакан с вискарём а на коленях сидит миниатюрная мулатка в тоненькой атласной ночнушке, которая смотрится ослепительно белой на шоколадном теле.
  ‒ Ну что, котёнок, порезвимся? ‒ скидываю бретельку с глянцевого плеча.
  ‒ Меня зовут Лилия Ильинична! ‒ совсем не сексуально отвечает мне мулатка. Я поднимаю голову над монитором и вижу маленькую бабёнку средних лет в красных кожаных сапогах на огромных шпильках. Пигалица, которая хочет казаться значительно выше, чем она есть, это по любому стерва ещё та.
   Вижу, как вытянулись шеи и распрямились спины остальных кандидатов. Интересно, как она будет производить отбор? Это напоминает, когда то увиденный триллер, про собеседование, на котором один за другим гибнут кандидаты. В итоге должен выжить самый продуманный и хладнокровный. По-моему смысл был таким, только вот не помню, чем всё закончилось, но уж точно не хэппи эндом.
  Пигалица что-то бухтит про свою компанию, насколько она крута, масштабна и известна на рынке. Жаль, не было времени подготовиться и почитать о вашей шараге. Наверняка очередное разводилово для лохов. Не зря же я вас отбраковал и использую всего лишь, как плацдарм для тренировки.
  ‒ Позиция, на которую претендует каждый из вас, перспективная, престижная и высокооплачиваемая.
  Бля, красиво сказала, вот только ни слова по делу. Что входит в обязанности, какие перспективы и какой будет оклад? Это всё, что меня интересует, в отличие от собравшихся здесь лохов, которые рады пахать за двадцатку, лишь бы их только называли по имени отчеству.
  ‒ Кандидатов, как видите, хоть отбавляй, поэтому приходится производить строгий отбор.
  Появилось желание поднять руку и спросить: Лилия Ильинична, а можно выйти поссать?
  Куда я попал? Неужели все эти вокруг воспринимают всё это серьёзно? Ну ладно, раз уж пришёл, досижу до конца.
  ‒ У каждого из вас на столе есть компьютер.
  Да что ты говоришь? Где? А я сразу и не заметил!
  ‒ В него загружен тест с вопросами, на которые вам необходимо будет ответить.
  Ну точно, как в том фильме. Интересно, кого первого завалят? Зуб даю, что жирдяя с первой парты.
  ‒ При прохождении этого теста будет учитываться не только правильность ответов, но и скорость. Весь смысл в том, что вы должны думать как можно меньше. Ответы должны быть больше спонтанными. Есть конечно конкретные задачи, которые потребуется решить. Это покажет вашу подготовку и уровень интеллекта. Итак, сейчас вы можете увидеть первую страницу, где вы должны заполнить свои данные.
  Забиваю в соответствующие поля своё имя и фамилию.
  ‒ Итак, тест начинается. Желаю всем удачи!
  Слава Богу, вышла. А то думал, будет ходить между рядами, как училка, смотреть, чтобы не списывали. Да и как тут спишешь.
  Мои однокашники ринулись с головой в решение теста. Защёлкали мышки, застучали пальцы по клавиатуре. Каждый спешит сделать первым, радостно вскочить из за парты, спотыкаясь выбежать из кабинета с криком "Лилия Ильинична, я всё!".
  Дядька в сером дешманском пиджачке с аккуратно подрезанным, как у мента кантиком, лупит по клавиатуре со скоростью пулемётчика. Он мгновенно вписывает ответы там, где это нужно, или ставит галочки и перелистывает тест на следующую страницу. Во даёт, этот точно отличником в школе был. Давай торопись сделать всё первым. Они здесь только таких дураков и ждут.
  Мелькнула шальная мысль, а может списать? Какой тут, пока я озираюсь, он уже пятую страницу открыл.
  Тяжело вздыхаю и пялюсь в экран. Ну что ж, попробую сам, тем более ставки не так уж и высоки.
  Вопросы меня приятно удивляют своей простотой и наивностью. Нет нет, я не лошок, который, не думая будет рубить правду матку и спонтанно отвечать на простейшие с виду вопросы. Здесь нужно знать некоторые правила. Слава богу, я не в первый раз играю в эту игру. Подобные уловки были на допросах и даже на детекторе лжи, который в своё время испытывали на нас словно на обезьянах. Дурачки! Они думали, что испытывают детектор, по факту же научили нас, как его обманывать.
  Всё проще пареной репы. Нужно найти взаимосвязь в цепочке простейших вопросов и в ответах придерживаться одной линии. В этот раз буду целеустремлённым , общительным, в меру жёстким и прагматичным, честолюбивым и при этом честным. От этих качеств и начинаем плясать, отвечая на простейшие вопросы типа "Что вы любите больше, слушать, или рассказывать?", или " пытаетесь ли вы в споре любыми путями доказать свою точку зрения?". Если я стал экстравертом, то конечно люблю рассказывать, а моя решительная натура заставляет меня всегда добиваться своего. Главное запомнить свою масть в этой игре и ни за что её не менять. Если ты прагматичный экстраверт, то должен оставаться им в любом вопросе.
  Тупые пендосы, создававшие эти тесты, не учли широту русской натуры. Я, например, могу быть и экстравертом и интровертом. Трезвый, или под лёгким хмелем, я выраженный экстраверт и прагматик, но видели бы вы меня в доску синего, или с похмела. Пред вами предстанет философ, глубокий романтик и интроверт. Какой я? Жёсткий и авторитарный? Скорее наоборот, но очень часто, когда того требуют обстоятельства могу включить такого жесткача, что все охренеют. Правдивый и честный, или хитрый и лживый? Бывает и так и этак, как и у всех людей. Ну и что, что две ходки за плечами паучок между пальцев наколот? Думаю, что в своей жизни я вру не больше, чем среднестатистический человек, а может даже меньше. По крайней мере, я стараюсь не врать самому себе.
  Известные мне вопросы перемежаются с задачками и ребусами. Там где есть логика, я чувствую себя, как рыба в воде. Немного сложнее с цифрами, кружочками и квадратиками. До чего-то дохожу, а где то просто ставлю галочку наугад. Не думал, что вопросов будет настолько много. Я перелистнул уже десятую страницу, а они всё не заканчиваются. От задачек и ребусов мозги начинают закипать. А может ну его? Не-ет, сейчас уже жалко бросать, как чемодан без ручки.
  Пиджачок, сидящий передо мной, видимо закончил, вытянул шею и как галчонок крутит головой оценивая, успел ли он сделать всё раньше других. Успел! Сидит довольный, жаль руку поднять нельзя и заорать "Я всё!" на зависть и злобу всем остальным. Результаты теста автоматически выгружаются на комп Лилии, так, что она возможно уже оценивает работу этого выскочки.
  Квадраты, кружочки, стрелочки мелькают перед глазами. Решите силлогизм; какой слог нужно добавить к пяти словам, чтобы получилось...; какое число следующее в ряду; оцените по диаграмме, как вырос ВВП России с 2014 года...
  Наконец вопросы закончились. Что это было? Неужели я сам решил тест. Мишаня, ты это видел?
  Оглядываюсь, оказывается я ещё не последний. Толстяк с первой парты продолжает щёлкать мышью. Его пунцово синие уши вот вот лопнут и окропят кабинет красными точками. Наконец закончил и он.
  Ну чё сидим, фраера, отомрите!
  Отбиваю пальцами по столешнице барабанную дробь. Никто не оборачивается, все словно остолбенели. Я и забыл, что здесь все конкуренты, они даже прикинуться не могут, доброжелательными и открытыми людьми, а в тестах поди такого понаписали.
  Эх, пацаны! Жалко, что вы не учли одну маленькую деталь. В периметре этого небольшого помещения я насчитал аж шесть камер. Шесть красных глазков внимательно наблюдают за тем, как вы себя ведёте, как напряжены, как мучительно думаете, чтобы ответить на очередной вопрос. Уверенный в себе человек не грызёт от волнения ногти, прагматик не выдёргивает с плешивой башки последние волосы, когда не может решить простую задачу, экстраверт не сидит как затравленная мышь, боясь повернуться и посмотреть на соседей по экзамену.
  За дверью раздаётся размеренный стук каблуков. Так, словно вбивая гвозди в пол, ходила наша школьная директриса, так печатали шаг вертухаи, идущие по продолу.
  Всем встать! Заходит Лилия, пытаясь изобразить на круглом лице что то вроде улыбки.
  ‒ Спасибо за работу! Программа уже проверила ваши тесты и выдала следующие результаты.
  Программа? А ты тогда здесь на фига?
  ‒ К сожалению кандидатов, которые бы полностью удовлетворяли требованиям нашей компании, программа не выявила.
  Во, блядь, как!
  ‒ Есть два кандидата, которые справились лучше остальных, но с ними я проведу дополнительное интервью. Это Быков Дмитрий Николаевич...
  Худой очкарик в зелёном свитере вздрогнув, вскинул голову.
  ‒ ...и Антонов Сергей Иванович...
  Во, как! Я замираю на месте, не веря своим ушам. Я справился лучше всех? Лучше этого ботаника передо мной, лучше всех этих фраеров, которые только и делают, что бегают с собеседования на собеседование?
  ‒ Всем остальным желаю удачи в поисках работы и извиняюсь, за отнятое у вас время. Всего доброго!
  Двоечники молча встают, громко отодвигая стулья, берут папочки, чемоданчики, понуро бредут к выходу.
  ‒ Ну кто желает первым! ‒ училка обращается к нам, успешным кандидатам, даже не дожидаясь, пока все неудачники покинут класс.
  ‒ Можно я? А то мне сегодня в Москву вечерним рейсом! ‒ Я поднимаю руку, вспоминая, что последний раз делал этот жест классе этак в пятом.
  Танцующей походкой вышагиваю за цокающими куаблуками, через приёмную и секретутку на копытах в просторный кабинет с огромным столом, к которому приставлен ещё один длинный с расставленными по обеим сторонам стульями. Прямо как в приёмной у товарища Сталина. Женщина-вождь народов занимает место на троне за большим столом и приглашает меня сесть на ближайший стул.
  ‒ Вы у нас Сергей Иванович Антонов? ‒ Маленькая брюнетка обшаривает всего меня жадным цепким взглядом узких азиатских глаз. Взгляд пробирается сквозь одежду, нервно расстёгивает пуговицы сорочки, обшаривает волосатую грудь, спускается ниже в ширинку, ощупывает моё хозяйство, оценивая его размеры. Может результаты теста совсем не причём?
  ‒ У вас хорошие результаты, Сергей Иванович!
  Это ты сейчас про тест, или мой размер?
  ‒ Но, как я уже говорила, вы не являетесь идеальным кандидатом.
  А если бы являлся, ты бы меня сразу взяла на работу?
  ‒ У вас есть одна очень нехорошая черта, которая мешает вашей эффективности. В этом нужно дополнительно разобраться, чтобы понять насколько это тяжело и можно ли исправить.
  ‒ А вы это вот так вот по тесту определили?
  ‒ Ну конечно! А вас что-то в этом смущает?
  ‒ Просто вы отбраковали столько людей по результатам теста, даже не побеседовав с ними.
  ‒ Ну да, в этом вся и суть. Зачем терять время на недостойных кандидатов, которых можно отбраковать с помощью тестирования. Этот тест американский, самый последний и его не обманешь.
  Да ну на...
  ‒ Я несколько раз сама его проходила, используя разные уловки, но он всё равно говорит обо мне всё, как есть.
  Теперь уже я обшариваю пигалицу взглядом.
  Нет, раздевать я тебя не буду, меня не возбуждают тупые люди. Если ты психолог с большим стажем, не можешь обойти тест, который прекрасно знаешь, это многое о тебе говорит. Ты веришь в тест больше чем в Бога.
  ‒ И какая же это черта?
  ‒ Вы очень ярко вспыхиваете и так же быстро сгораете!
  Это ты сейчас про что? Жаль секса у нас с тобой не предвидится, а то бы я тебе показал, насколько быстро сгораю.
  ‒ Может быть. Меня возбуждают сложные задачи, а когда задача решена, она перестаёт меня интересовать.
  ‒ В этом вся проблема. Вы же можете просто бросить начатую работу на любом этапе.
  ‒ Нет, я же вам сказал, что не на любом, а только когда работа станет рутинной и неинтересной.
  А ведь это правда! Неужели тест и правда меня раскусил? Не может такого быть!
  ‒ Работа директора не может быть рутинной.
  Любая работа может быть рутинной.
  Работа в принципе рутина. Игра не рутина, подготовка к игре не рутина. Когда одна и та же игра повторяется много раз, она становится рутинной работой.
  Пожимаю плечами, мол как скажете. Что дальше?
  А дальше она задаёт мне задачку. Расчерчивает лист на колонки, рисует кружочки. Подписывает их "менеджер 1", "менеджер 2", "менеджер 3". Под кружочками столбиками выводит цифры.
  Можешь не стараться! Я уже знаю ответ на эту задачу. Неужели ты не придумала ничего умнее, чем задать мне задачу, которая выскакивает в поисковике первой, когда туда вбиваешь вопрос "Задачи, которые задают на собеседовании". Да и сама по себе задачка так себе, можно и самому дойти, если заморочиться.
  ‒ Что будете делать, чтобы добиться выручки в десять миллионов?
  Что буду делать? Построю в ряд менеджеров один, два и три и по очереди дам им подсрачника, чтобы духу их на фирме не было. Потом заключу договора с парой тройкой фирм на поставку товара ( в вашем случае керамической плитки) лимонов так на тридцать и возьму с них предоплату. Все эти бабки переведу на счёт подставной фирмы (думаю симпатичная главбух мне поможет за небольшую долю и кое что ещё), а потом за пятнадцать процентов обналичу их в помойке. А дальше ищи меня свищи. Кстати это будет даже не выручка в десять лимонов, а чистая прибыль. Чем тебе не решение задачи?
  ‒ А я как-нибудь ограничен в средствах? ‒ задаю этот вопрос, делая вид, что мучительно размышляю над задачей.
  ‒ Нет, вы же директор.
  ‒ Тогда я возьму на работу менеджера номер четыре, который закроет мне недостающий план.
  ‒ Совершенно верно. Я смотрю у вас голова неплохо работает.
   У меня всё неплохо работает, хотя тебе эта информация не к чему.
   ‒ Пожалуй, мне пока достаточно информации, касаемой вас. Забегая вперёд, скажу, что на это место есть ещё пара достойных кандидатов и ещё я не беседовала с человеком оставшимся в классе. В любом случае, шансы у вас неплохие. В ближайшие дни я свяжусь с вашими предыдущими работодателями и мы назначим ещё одну встречу, уже с собственником.
  ‒ С предыдущими работодателями? ‒ переспрашиваю я, словно не расслышал предыдущей фразы.
  ‒ Да, а вас что-то смущает?
  ‒ Есть один момент. А вам не кажется, что предыдущие работодатели, упустившие хорошего, приносящего прибыль работника, будут не совсем объективны, давая ему характеристику.
  Как сказал! Даже сам не понял, чё наворотил.
  ‒ Мы это учитываем и всегда делаем поправку на ветер. В любом случае, какая-то часть объективной информации должна пройти.
  ‒ Нет проблем, звоните, там есть все телефоны.
  Вот и ещё один крючок, о котором мне следовало бы догадаться.
  ‒ Ну, хорошо ‒ она протягивает мне ручку, с наклеенными, загнутыми как у птеродактиля когтями, которые в два раза длиннее коротких пальцев, ‒ тогда до встречи.
  ***
  Ещё один полезный опыт показывает мне, что даже успешно пройденное собеседование это ещё далеко не всё.
  По крайней мере есть несколько очевидных плюсов. Во-первых, моё резюме работает. Недавно обретённая личина будет отлично рекламировать меня в соцсетях, это второе. В-третьих, теперь я приобрёл опыт прохождения собеседования. Здесь я не вижу ничего страшного.
   Будем считать, что я прошёл три уровня компьютерной игры. Дальше сложнее. Пока я не могу себе даже представить, как решить задачу с обзвоном предыдущих работодателей. Я в красках представляю разговор, который состоится уже сегодня вечером.
  ‒ Здравствуйте, Вам звонят из конторы Рога и Копыта.
  ‒ Да я весь во внимании!
  ‒ Я звоню по поводу Антонова Сергея Викторовича.
  ‒ Это чё ещё за хрен?
  ‒ Как, вы забыли фамилию вашего заместителя?
  ‒ Слушайте, идите вы на хуй! Нет у меня никакого заместителя. Меня уже тошнит от ваших коллекторских контор...
  Я наткнулся на стену. Получается, что все мои труды и достижения рано или поздно будут разбиваться об эту стену.
   В комнате накурено, хоть топор вешай. Прикуриваю одну сигарету от другой, словно количество пропущенного через лёгкие дыма может добавить ума. На вопрос, который передо мной стоит нет ответа даже в сети. Может и есть, даже наверняка есть, только я не могу его правильно сформулировать. Здесь не нужны такие вопросы в лоб типа: как объебать топ менеджеров фирмы, чтобы они дали положительную характеристику человеку, которого в глаза не видели. Нужно искать схожие ситуации, аналоги, которые уже имели место. Вот только как их найти?
  В почту упало аж три письма с приглашениями на собеседования. Это всё говно-конторы в которых мне вряд ли что светит, но сходить нужно. Это поможет мне собраться, да и лишняя практика не помешает. По крайней мере нужно играть до конца.
  С вечера погладил рубаху и принял душ. Тщательно выскребая подбородок перед зеркалом, внезапно замираю. Я перестал себя узнавать. Что это за фраер передо мной? Он ещё не поступил на работу, но ведёт себя так, словно работал всю жизнь. Откуда взялась эта манера, гладить рубаху и бриться на ночь? Может это признаки вяло текущей шизофрении. Ничего, я не дам ей развиться. Осталось всего каких-то пятнадцать дней.
  ***
  ‒ Вы у нас Антонов? Проходите, присаживайтесь!
  Неестественно длинная шея обмотана газовым шарфиком; огромные очки с толстыми в два пальца линзами, из под которых виднеется только розовое пятнышко носа; две ниточки, не знающих помады губ, и треугольный подбородок. Вылитая черепаха Тортилла. Интересно сколько ей лет?
  ‒ Меня зовут Эльвира Михайловна и я являюсь менеджером по персоналу компании "Элит - Групп"!
  ‒ Очень приятно!
  Могла бы и не говорить. Я с первого взгляда на тебя понял, что ты Эльвира Михайловна. Человек с таким внешним видом и противным скрипучим голосом не может иметь другого имени, чем наша школьная химичка. Какое бишь у неё было погоняло? Вспомнил: Кислота!
  ‒ Сергей Иванович, я внимательно изучила ваше резюме, поэтому не будем терять время на рассказы про ваш опыт. Там всё отражено довольно ёмко и лаконично.
  Вот это здорово! Кислота, ты меня приятно удивляешь. И правда, зачем терять время на лишние разговоры, если всё и так уже есть в протоколе.
  ‒ Давайте заострим внимание на тех моментах, которые, мне не совсем понятны. ‒ Маленькая головка склоняется к отпечатанным листам, выставляя напоказ жидкие крашеные волосы с огромной бороздой проплешины. ‒ Где же? ‒ костлявый палец, закованный в огромный как у средневекового рыцаря железный перстень, перелистывает страницу, потом возвращает её назад.
  В наступившей тишине слышится только тиканье настенных часов.
  А я то дурак обрадовался. Нет не такая уж ты белая и пушистая. Сейчас она напоминает мне следака с колоритной фамилией Лепёшка, который однажды допрашивал меня аж пять часов подряд. Лепёшка крутился как уж, рыл землю, всматривался в показания свидетелей, пытаясь найти крючок, зацепив меня которым можно было укатать на длительный срок. Тогда Лепёшка потерпел фиаско. Он просто сгорел, пал жертвой своих же эмоций и слабой нервной системы. Он не знал, что такого как я можно победить только нокаутом. С таким как я нельзя вести длительную и вязкую борьбу. Это в первую очередь чревато для вашего здоровья.
  ‒ Ага вот! Ваше первое учебное заведение ТГТУ, дата поступления сентябрь девяносто седьмого года, дата окончания июль две тысячи второго года. В то же время вы указали место своей первой работы...‒ палец в перстне в очередной раз переворачивает листок. ‒ Старший продавец в компании "Пальмира", где вы работали с двухтысячного по две тысячи третий год...
  У-у-у! Эко тебя занесло! Глубоко же ты копаешь, Лепёшка-Кислота-Тортилла.
  ‒ Ну да, а что здесь не так?
  ‒ Как же вы могли совмещать работу на такой серьёзной должности и учёбу в институте?
  ‒ Очень просто, я учился заочно.
  ‒ Заочно?
  Разочарование, презрение, отвращение, брезгливость. Все эти эмоции она смогла уместить в тот плевок с которым вернула мне опрометчиво произнесённое слово.
   ‒ Базовое образование вы получили заочно? ‒ Она как будто не верила своим ушам.
  С такой же интонацией и выражением лица она могла спросить: Так вы что, гомосексуалист?
  Разговор с самого начала зашёл в тупик. Нужно признать, что это нокаут. Черепаха неожиданно вытащила лапку из своего панциря и пробила мне между перчаток. Бессмысленно продолжать общение с человеком, которого больше всего интересует качество образования кандидата. Не опыт и заслуги сорокалетнего лба, а его образование, которое он получил двадцать лет назад.
  ‒ Я и два последующих заочно получил. А что? ‒ эти слова я бросаю резко на выпаде, пытаясь пробить бронированное стекло очков.
  ‒ Дело в том, что требования нашей компании к кандидату это дневное образование. Если вы внимательно читали профиль должности, то должны были увидеть.
  ‒ Извините, не заметил! А у вас случайно не было требований о золотой медали в школе, или наличии грамот за успешную сдачу металлолома? Может вам нужно с аттестата зрелости начинать?
  ‒ Сергей Иванович, я думаю, что ваша ирония здесь неуместна. Есть требования, которые...
  ‒ Вы уж меня извините Эльвира...как вас там... Михайловна, но всё это похоже на бред. Задавать вопрос о качестве образования сорокалетнему мужику с кучей положительного опыта, всё равно что спрашивать совершившего подвиг солдата: А ты что, не партийный? Хрен тебе, а не медаль. Вашего собственника, если конечно он адекватный человек, в первую очередь интересует эффективность его сотрудника. Как наличие дневного образования влияет на эффективность?
  Кислота, видимо не ожидала такого эмоционального взрыва с моей стороны и выглядит несколько растерянной.
  ‒ Непосредственно! Человек, получивший полное качественное образование, более дисциплинирован и грамотен! ‒ теперь уже она обороняется, причём делает это неумело, как получивший пару веских плюх горе-боксёр машет руками, тыча ими в пустоту.
  ‒ Значит дисциплинированным и грамотным человека может сделать только дневное образование? Ну даже если это и так, кто вам сказал, что дисциплинированный и грамотный человек будет эффективным. Ведь вы ищете на работу не слесаря, не инженера, а директора. Вы представляете, что станет с этой грамотностью и знаниями за двадцать прожитых лет? За эти двадцать лет человек десять раз получит по башке, а жена и алкоголь выпилят у него значительную часть мозга. Добавьте к этому кризисы среднего возраста, стрессы, смену политических режимов. Какого человека вы получите на выходе? Он будет явно не тем розовощёким пареньком, который вышел из дверей института, сжимая в ручонке свой красный диплом.
  ‒ Мне очень жаль, Сергей Иванович. Вынуждена констатировать, что ваша кандидатура нам не подходит. ‒ Кислота включает тон судьи, зачитывающей приговор, и, сложив в стопочку листочки с моим резюме, небрежно отбрасывает их на край стола.
  Нужно вставать и уходить, но я ещё не закончил. Незаконченный разговор, как не доведённый до конца половой акт. Нет уж, мадам, я должен хотя бы достичь оргазма, коль скоро вступил в этот неприятный контакт.
  ‒ Мне тоже очень жаль. Жаль вашего собственника. Сейчас вы как ревнивая мамаша, благодаря которой её здоровый пятидесятилетний сынок никак не может жениться. Все невесты ей не по душе, та кривая, та тупая, эта блядь. А сынок столько лет ведётся на эту чушь, веря не своим глазам, а словам мамаши. Он не может понять, что в ней просто ревность говорит...
  ‒ Молодой человек, мы по-моему закончили с вами. Что вы несёте, какая ревность! ‒ Теперь она полностью перевоплотилась в ту Кислоту, которую я знал. Тот же хищный оскал, те же, начинающие чернеть от злобы тонкие губы.
  "Антонов, а ну пошёл вон из класса! И без родителей не появляйся!"
  ‒ Какая ревность? Да такая, обыкновенная человеческая ревность. Ведь это у тебя, Эльвира, был красный диплом, это ты закончила несколько институтов и все на дневном отделении. Это себя ты считаешь достойным кандидатом и только себя. Ты как эта мамаша, у которой нет шансов женить на себе её чадо, но она делает всё, чтобы испортить ему жизнь...
  ‒ Так, я сейчас охрану вызову. ‒ Кислота уверенно хватает телефонную трубку.
  ‒ Да ухожу я. А на счёт своей кандидатуры и правда подумай. Если у тебя есть дневное образование, то почему не ты? ‒ пружинкой вскакиваю со стула. ‒ Пока Эльвира. ‒ Уже подходя к двери, поворачиваюсь и добавляю:
  ‒ И не надо благодарить!
  ***
   Опаньки, а это ещё что за консилиум? Я замираю на пороге большого кабинета. За длинным, овальным как большая фасолина столом сидят по обе стороны аж четыре человека. Пятый восседает в торце стола на огромном троне с длинной обитой мягкой кожей спинкой. Сразу видно, что этот царь. Тогда кто же остальные?
  ‒ Заходите, пожалуйста, присаживайтесь! ‒ говорит царь, а блондинка с длинными как у куклы Барби волосами указывает мне на стул рядом с ней. Я застенчиво здороваюсь, отодвигаю громоздкий стул, грохотом нарушая гробовую тишину, сажусь. Я чувствую себя нерадивым сотрудником, который снова опоздал на важное совещание. Моё место в центре стола, поэтому я попадаю под перекрёстный обстрел жалящих оценивающих взглядов всех пятерых.
  ‒ Меня зовут Андрей Вениаминович и я директор этой компании. ‒ представляется царь. Он моложавый, худенький и очкастый. Одет в белую водолазку с закатанными до локтей рукавами. Совсем не тянет на настоящего царя. Больше похож на шута, заскочившего на царский трон, пока его величество изволят почивать.
  ‒ Очень приятно! ‒ подношу руку к груди и низко преклоняю голову. Подсмотренные в сети манеры не позволяют тянуться к царю через весь стол, отбивая ему петюню.
  ‒ Это мои коллеги, ‒ царь ведёт рукой с права налево, представляя мне свою свиту. ‒ Тамара Ивановна, заместитель по персоналу.
  Вид спереди показал, что кукле Барби не менее пятидесяти лет, но всё равно, выглядит она ничего, впрочем, как и должна выглядеть кукла из девяностых. ‒ Марат Халилович, наш коммерческий директор. ‒ Молодой пацанчик азиатской наружности приветливо машет ручкой. Глаза спрятались в узких щёлках век. Ты у нас будешь Чингиз Ханом.
  ‒ Дмитрий Иванович, начальник снабжения.
  Квадратное, кирпичного цвета лицо не меняет своего заскучавшего выражения. Ну что, по крайней мере, он соответствует нарисованному мной образу снабженца.
  ‒ А это Алла Денисовна, наш финансовый директор.
  Прямо напротив меня два огромных омута, два влажных манящих лона, которые вызывают непроизвольную эрекцию. Вполне привлекательное личико тридцатилетней бабы с вздёрнутым носиком и надутыми силиконом губами. В своём поклоне и затянувшейся сладкой улыбке пытаюсь выразить ей наибольшее почтение. Она оценивает мой знак. В глазах мелькнули и тут же пропали две искорки, в уголках рта прячется еле заметная улыбка.
  Так это что получается? Я попал на перекрёстный допрос? Что-то новенькое.
  ‒ Сергей Иванович, в первую очередь интересует последнее место вашей работы и всё что с этим связано. Ваши должностные обязанности, достижения и так далее...- Царь кладёт подбородок на жилистый волосатый кулак, словно собрался слушать захватывающую историю с интригующей развязкой.
  Никакой интриги, граждане фраера. Всё по мотивам рассказа, который вы наверняка успели прочитать.
  И всё же стараюсь изложить заученную уже историю интересно и эмоционально. Чувствую себя обезьяной в клетке, на которую со всех сторон пялятся садистские взгляды пришедших на экскурсию в зоопарк школяров. Вспомнилась эта зашуганная мартышка, в которую все тыкали пальцами, пытались накормить её засохшим печеньем и соевыми конфетами, которые просовывали в клетку. Мартышка металась по клетке, не зная, куда ей деться от десятков диких взглядов, в конце концов, видимо устала и начала мастурбировать.
  Сейчас главное не начать метаться как эта мартышка, бегая взглядом с одного на другого, в противном случае можно, как и она закончить публичной мастурбацией.
   Я нахожу опору в огромных, излучающих огонь глазах финансистки. Рассказываю про фирму, ситуацию на рынке, сложных клиентов, высокую себестоимость и низкую маржу, а сам утопаю. Как бы не завязнуть в этом болоте, которое так и норовит засосать. Она смотрит на меня, как удав на кролика, так бы и проглотила, вобрала всего в своё ненасытное лоно, терзала и мяла там внутри, выжимая все соки до последней капельки. Её взгляд ползёт вниз по моему подбородку, ласкает шею, словно кончик языка спускается вниз по груди, оставляя влажный покрывающийся гусиной кожей след, останавливается на ладонях, которыми я активно жестикулирую. Я пытаюсь вернуть её взгляд, который задержался там, в районе моих запястий. Что её так заинтересовало? Может быть котлы?
  "Карп, ты на руки то его посмотри! Из него такой же водила, как из Промокашки скрипач!"
  Вдруг я понимаю, куда она смотрит. Паучок! Я забыл заклеить его пластырем. Бля-я, вот это попандос. Хватаю со стола ручку, зажимаю её между пальцев и как ни в чём не бывало, продолжаю отвечать на сыплющиеся со всех сторон вопросы.
  ‒ Какой был оборот?
  ‒ Сколько человек в штате?
  ‒ Кто непосредственно находился в вашем подчинении?
  ‒ Какие изменения вы ввели в течении своей службы?
  Каждый хочет показать степень своей компетентности. Каждый хочет засветить свой запредельный айкью, стараясь задать вопрос, который сможет поставить меня в тупик. Таких вопросов нет, фраера, просто я умею от них уходить, или переводить в другую плоскость.
  ‒ Как вы относитесь к откатам? ‒ внезапно встревает со своим вопросом луноликий улыбчивый азиат.
  Молодец Чингиз Хан, бьёшь не в бровь а в глаз. Если отвечу, что положительно, значит сам не брезгую левым лове; отрицательно, покажусь некомпетентным дураком, не умеющим в нужный момент закрыть вопрос.
  Морщу лоб, выдерживаю длинную паузу, а затем перевожу взгляд от Чингиз Хана к Царю.
  ‒ Хорошо тут у вас Андрей Вениаминович. Не успел устроиться, уже откат предлагают.
  Пять, четыре, три, два, один, старт...гробовая тишина взрывается громким смехом. Заливисто хохочет Царь, Барби прыскает в ладони, тряся худенькими плечами, Чингиз Хан важно смеётся и одобрительно кивает большой головой. Громче всех заливается до сих пор державшийся невозмутимо снабженец . Тема его оживила, завела. Так алкаша заводит разговор о стакане. Только Аллочка не смеётся, она хитро улыбается, заглядывая мне в глаза. Всё выражение её лица говорит о том, что она меня раскусила.
  "Я знаю, что ты не тот, за кого себя выдаёшь" ‒ азбукой Морзе телеграфируют мне искорки в огромных глазах.
  "Сдай меня, Аллочка, сдай" ‒ телеграфирую в ответ.
  "Не сейчас, я с тобой ещё поиграю".
  ‒ А кто сейчас вместо Арутюняна? ‒ я в первый раз услышал её голос. Он оказывается неестественно низким для женщины. Глаза удава смотрят в упор. "Идите ко мне, бандерлоги!" На губах всё та же улыбка.
  Вот ты как, значит? Какого на хрен Арутюняна? Понятно, что речь идёт о той конторе, где я, якобы работал. Этот Арутюнян оттуда. Только кто он и кем там числится. Знает ли о нём ещё кто-то из сидящих здесь? В любом случае, делать нечего и нужно идти ва-банк.
  ‒ Ашота Хачиковича? ‒ непринуждённо спрашиваю Аллочку.
  Ну всё, вот он момент истины!
  Есть! Она кивает головой.
  ‒ Вместо него сейчас Смирнов Петя. Этот молодой из недавно пришедших. Да-а молодёжь уже не та. Но что поделаешь, это было решение самого Хачика...ммм...Ашота Хачиковича.
  Она продолжает улыбаться.
  Хочешь поиграть со мной как кошка с мышкой, а потом сдать? Смотрите, мол, перед вами самозванец. Лже Сергей Иванович третий. Нет уж, давай расставим точки над "И".
   ‒ А вы с ним знакомы?
  ‒ Да, раньше вместе работали. ‒ Качает головой, улыбается. Она мне подыгрывает.
  ‒ Мы кстати с ним до сих пор в дружеских отношениях. Часто собираемся семьями, шашлычок и всё такое...Могу от вас привет ему передать.
  ‒ Да уж, обязательно передайте!
  А ты, я смотрю, огонь. Может быть, у тебя на меня далеко идущие планы? Может кролик зря радуется, ведь соседство с удавом не сулит ничего хорошего. Тем более кролик мечтает о беленькой крольчихе, ради которой, кстати, вынужден торчать в этом зоопарке.
  Разговор перевалил за экватор и близится к хэппи энду. Всё складывается, как нельзя лучше, у меня появился неожиданный союзник.
  ‒ Хорошо! ‒ Царь потирает волосатые руки, видимо, пришла пора подводить итог.
  ‒ В целом, вы производите неплохое впечатление. Насколько я понимаю, с нашей вакансией вы знакомы?
  Фиг его знает! Вроде читал что-то. В целом ничего хорошего здесь не светит, иначе я б вас не отбраковал.
  ‒ Да, конечно! Если я не путаю, директор филиала.
  ‒ Совершенно верно! Есть у нас один филиал в Тобольске и туда срочно требуется руководитель.
  В Тобольске?! Вот ни хрена себе! Про Тобольск я чё то не помню.
  ‒ Филиал сейчас убыточный, нужен кризисный менеджер, который его сможет вытянуть. Судя по вашему послужному списку и нашему личному контакту, вы должны справиться.
  Поднимать со дна затонувшую шарагу? Уж не зиц ли председателя вы ищите?
  ‒ Я немного запамятовал, что там на счёт оклада? ‒ я деловито кручу ручкой между пальцев.
  ‒ Стартовый оклад двадцать пять, остальное премиальные бонусы. Это уж как поработаете. Да, когда филиал выйдет в прибыль, оклад сразу же удвоится.
  Я просто не верю своим ушам. Двадцать пять штук? Ты устроил спектакль с кучей этих клоунов ради человека, которого хочешь взять работать директором за четвертной? А тебе не кажется что это перебор?
  ‒ Я не совсем понимаю. Вы мне скажите, сколько я буду получать в месяц? ‒ пытаюсь поймать, прячущийся за стёклами взгляд Царя.
  ‒ Так я же сказал, двадцать пять плюс бонусы. Думаю в среднем тысяч тридцать сорок выйдет.
  ‒ И чё я за сорокет буду торчать в какой то сраной дыре и ждать пока за мной придут мусора? ‒ это уже вслух. Просто, какая тут к чёрту игра, когда тебя битый час разводят как лоха.
  Царь и его свита вмиг проглотили языки. Даже Аллочка удав перестала улыбаться и вмиг побледнела.
  ‒ Чё замолчал то Вениаминыч? Давай говорить начистоту. Вы ищете зиц-председателя, чувака, который в случае чего будет отвечать за лопнувшую контору. Так?
  ‒ Сергей Иванович, вы почему так разговариваете. Мы не на...
  ‒ А где мы? Вы ищете лоха и разыгрываете перед ним этот дешёвый спектакль. ‒ я выщёлкиваю из пачки сигарету, зло хватаю её зубами, прикуриваю от зажигалки. Только пикните мне, что здесь не курят. Дым от первой затяжки зависает над полированным столом, как облако над озером.
  ‒ Ну это ещё можно понять. Я два момента не могу уразуметь. Почему так дёшево? Человек всё-таки своей свободой рискует. Ну если вы даже хотите конченного лоха найти, который на всё это подпишется, почему таким макаром? Вам нужно по ночлежкам и вокзалам шнырять. Там найдёте себе подходящую кандидатуру, от которой только паспорт нужен.
  ‒ Не понимаю, о чём вы говорите, но...
  ‒ Всё ты понимаешь...‒ хочу ещё что то сказать, но захлёбываюсь подкатившими к горлу эмоциями. ‒ Ну вас всех, идите вы на хуй.
  Встаю, запинаюсь за ножку стула, отшвыриваю его в сторону и иду к выходу.
  ***
  Я снова в своём любимом горизонтальном положении. Скрещенные ноги закинуты на подлокотник дивана, дым вертикальной струёй бьёт в потолок. За вечер я выпустил его больше, чем три огромных трубы городской ТЭЦ.
   Настроение ни к чёрту. Мой предварительный анализ оказался верным. Не зря я безжалостно отбраковывал все эти шараги. Среди них нет ни одной путной. Все они ищут козла отпущения. Это не что иное, как замануха для лохов. Видимо мои изначальные мысли о том, что директора никому не нужны были правильными. Неужели это конец, и я упёрся лбом в стену? Может быть бухну̀ть? Позвонить Ленке, пьяным голосом признаться ей в любви, сказать, что я почти было нашёл работу. Меня уже брали и были неплохие шансы, но кто виноват, что в этом городишке нет ни одной нормальной конторы? Может она потечёт, скажет, ну и ладно, не расстраивайся. Знаешь, ты мне и так понравился. Мне не нужно всех этих должностей и денег. Мне нужна любовь, которую ты, уверена, можешь мне дать. А это пари? Да это было так, для прикола.
  Размечтался! Конечно этого всего не будет. Да и пари я не с ней заключал. Это условие, которое я поставил сам себе. Контракт с двух сторон подписанный одним человеком. И условия этого контракта я должен соблюсти. По другому никак. Значит другого пути нет. Или всё-таки есть?
   Пытаюсь сесть, но голова плывёт от лошадиной дозы никотина. Отваливаюсь назад на подушку. Осталось три конторы. Те, которые я отложил на последний момент. Вот он и настал. Остаётся двенадцать дней. Пытаюсь снова собрать мозги в кучу. Что у нас есть? У нас имеется неплохое, проверенное на опыте резюме, есть неплохая, хоть и придуманная история в соцсетях, а так же есть человек, который может уболтать кого угодно и сыграть любую роль. А что, набор то вполне приличный. Чего же я боюсь. Следующий шаг очевиден.
  Свесившись с дивана стягиваю со столика ноутбук. Кладу его на впадину, на месте которой ещё две недели назад был довольно приличный животик. Адреса трёх заветных контор хранятся в почтовой папке "Черновики". Резюме уже прилеплены к письмам, так что остаётся три раза нажать на кнопку "Отправить".
  Клац, клац, клац...сделано. Что дальше? А вот теперь можно и подумать. А дальше, если я даже попаду на собеседование и успешно его пройду в дело вступят СБ-шники. У этих контор эти службы есть по любому. Что будут делать СБ-шники? А чё тут гадать? Вбиваю в поисковую строку "Задачи и функции службы безопасности предприятия". Тут же открываю несколько окошек с сайтами. Раскатываю по экрану несколько портянок с определениями.
  Бла бла бла...производственной деятельности...
  Бла бла бла...несанцкционированного доступа к информации...
  Бла бла бла...допуска предметам коммерческой тайны.
  И ещё много всякой чуши, не имеющей отношения к моему случаю.
  Вот! Мой взгляд выделяет жирным одну строчку.
  "поддерживает контакты с правоохранительными органами".
  Ну допустим, что в эти службы и набирают бывших военных и мусоров. Их задача не допустить в структуру людей, которые могут её ослабить, или развалить. Значит, что они будут делать в первую очередь? Они будут пробивать человека по всевозможным базам. Был ли под следствием, не состоит ли на учёте, как нарколыга, или алконафт, не имеет ли порочащих связей, не состоит ли в конкурирующей структуре, и так далее. Но чего мне думать о том, что далее, с меня хватит и первого пункта. Пробьют меня по паспорту и вуаля. Да вы у нас, Сергей Иванович, ходок! За вами два реальных срока и аж пять статей. И куда ж это вы с таким послужным списком намылились? А не капнуть ли нашим друзьям в мусарне, чтобы пробили тебя на предмет мошенничества?
  Тупик, тупик, тупик!!!
  Крышка ноутбука хлопает, словно в последний раз. Можно забивать гвозди и закапывать.
  ***
  Новость застала меня к вечеру следующего дня, когда я пытался плавно погрузиться в запой. Сначала осторожно ступал в неприятную по ощущениям водичку, долго стоял, делал ещё шаг, раз за разом погружаясь всё глубже. Рыжеватая ватерлиния в литровой бутылке плавно опускалась вниз и почти достигла экватора, когда я так, чтобы занять себя чем нибудь посмотрел в почту. Одно непрочитанное письмо жирной размытой кляксой чернело сверху списка. Надпись в адресной строке, заставила меня напрячься, чтобы вновь сфокусировать зрение.
  "Мега-Альянс"
  Это было письмо от одной из тех отложенных на крайний день контор, в котором говорилось, что меня приглашают на собеседование. Оно должно состояться через два дня в пятницу. Должно, но теперь уже вряд ли состоится. Какой смысл тратить последние силы и часы на задачу, у которой нет решения. Уж лучше я с головой погружусь в это забвение, пахнущее жжёной карамелью, а когда не станет хватать кислорода и захочется вынырнуть, сделаю всё, чтобы остаться на дне.
  Эта новость уже не могла меня обрадовать и вдохновить на дальнейшие действия, но теперь она крепко засела в моей голове. С каждой выпитой стопкой, с каждым шагом в глубину я мысленно попадал на это собеседование. Чтобы изменить направление мыслей, бегущих в одном русле, решил сыграть в покер. Игра с самого начала не задалась, и я понял, что потерял форму.
   Перед тем, как в очередной раз хлопнуть крышкой ноутбука, зачем то набрал в поисковой строке название конторы. В заставке голубое небо и улыбающийся во весь рот редкозубый малыш. Почему все пытаются прикрыть свой далеко не детский бизнес детскими лицами. Зачем то тычу в иконку "контакты". Выпадает портянка с множественными наименованиями отделов и служб. Вот она, служба безопасности. Тычу в иконку. На экране в шахматном порядке вырастает несколько квадратиков, внутри которых размещены цветные фотки. Вот оно, новое веянье моды. Всех нужно знать в лицо. Ты должен видеть, что и директор и бухгалтер и даже начальник службы безопасности не какие-то монстры, а что ни на есть настоящие люди.
  "Маркелов Эдуард Викторович ‒ Начальник службы безопасности". Гласит надпись под фотографией мордастого красномордого короткостриженного субъекта средних лет.
  ‒ Ну что, Эдик, давай знакомиться. ‒ Стучу стопкой в иконку. ‒ Меня зовут Серёга, я нормальный пацан в самом расцвете сил. Но из за тебя, Эдик, скоро мне придётся расстаться с жизнью. Да да, из за тебя! И не надо пялить на меня свои маленькие круглые глазки. Ты, Эдик, паразит, нехороший человек, который мешает нормальным пацанам найти своё место в жизни. А сам то ты кто, Эдя? Ты чё у нас святой? Да если я сейчас покопаюсь в твоей...
  Молния ударяет меня в голову. Я подбираюсь на диване и забиваю в Гугле полное имя Эдика. Ё-моё, четыреста шестьдесят тысяч результатов. Нужно сузить круг. Забиваю город. Вот, это уже лучше, но всё равно Эдиков так много, что от них начинает кружиться голова. Смотрю в картинки и тут же нахожу своего. Вот он, сидит на пеньке, как сестрица Алёнушка. В руке у него зайчик, которого он держит за уши. Значит охотиться любишь, Эдик? Посмотрим, что ещё ты у нас любишь. Уже через час я обнаруживаю, что Эдик прописался во всех возможных соцсетях. Он есть даже в инстаграмме. Горы фоток, где он в трусах, в камуфляжной и даже ментовской форме, на охоте, на Мальдивах, на задании, с друзьями, с бабами, с женой, снова с друзьями, на машине, на моцике, на квадроцикле, на вездеходе, на обрыве, на фоне египетской пирамиды, на лодке с одним веслом, на лыжах, на коньках, с автоматом, с пистолетом, с ружьём, с дрелью...Горы фоток, горы постов и комментариев, тысячи друзей. Я чувствую, что из этого материала можно что то слепить, но как слепить, а главное что? Мозги разжиженные алкоголем очень трудно собрать в кучу. Ясно одно: в компании подружки, которая уже наполовину раздета и то и дело приглашает меня снова прильнуть к её стеклянному горлышку и с головой нырнуть в её разверзнутое лоно, я ничего не придумаю.
  Одеваю насквозь пропахший табаком свитер, натягиваю пидорку, ныряю в старый пуховик и растоптанные кроссы, открываю дверь. На пороге останавливаюсь, хочу вернуться за ней, взять с собой, а то нехорошо получается. Поматросил и бросил. Сделав шаг, снова останавливаюсь. Нет уж, сначала дело!
  ***
  Гарик открыл дверь, только тогда когда я устал звонить и уже вовсю колотил по ней открытой ладонью.
  ‒ Ты чё, Сегёга? Сейчас всех соседей поднимешь! Знаешь сколько вгемени? Два часа ночи!
  ‒ Ну вот и отлично, самое время поработать.
  ‒ Какой габотать, я уже и так две ночи не спал.
  ‒ Гарик, проблемы уругвайского народа, это проблемы уругвайского народа. Спать нужно было, когда есть возможность, а не лысого гонять. ‒ Я уже протиснулся между стеной и необъятным торсом Потного и снова оказался в его заваленной хламом берлоге.
  ‒ Сегёга, а до утга то никак не подождать было? ‒ Ноющий, трущий красные глаза Гарик, похож на огромного пупсика переростка.
  ‒ Значит никак, раз я здесь! Соберись, дружище! Нас ждут великие дела. ‒ Я словно в подушку втыкаю кулак в огромное плечо программиста.
  ‒ Ага, в пгошлый газ ты тоже самое говогил. Помнишь, что обещал? И где?
  ‒ Будет Гарик, всё будет! Дело то ещё не закончено. Наступил финальный этап и теперь всё зависит от твоей волшебной палочки.
  ‒ От какой ещё палочки? ‒ недоумевает здоровяк.
  ‒ Ну во всяком случае не от той что у тебя между ног. От волшебной палочки. Ты же у нас Гарри Потный, забыл? ‒ Я тереблю Гарика за пухлые щетинистые щёки.
  ‒ Давай, заводи свою машину, профессор!
  Я сам прыгаю в грязное, всё в пятнах и разводах непонятного происхождения кресло и набиваю на пыльной клавиатуре имя своего нового друга.
  ‒ Вот! ‒ тычу пальцем в фотографию профиля в Фэйсбуке. ‒ Мне нужно всё на этого чувака. Кто он, что он, чем дышит, чем увлекается, кого трахает и так далее.
  ‒ Так это ты и сам мог сделать! Чай поисковиком умеешь пользоваться.
  ‒ Так филигранно, как ты не умею. Я хочу ещё раз полюбоваться, как это делает профессионал. ‒ Я встаю с кресла, уступая место Гарику. ‒ Да... ты бы клавиатуру протёр, а то пальцы уже прилипают.
  ***
  Весь остаток ночи и всё утро следующего дня, Гарик под моим строгим контролем щёлкал мышкой и проворно цокал пухлыми пальцами по клавиатуре. Я развалился на маленьком продавленном диванчике, заветном для громилы местечке, до которого ему не удаётся добраться уже не первую ночь. С помощью ноги закинутой на колено другой, я образовал горизонтальную поверхность, подставку, на которой лежит блокнот. Я уже давно перестал следить за происходящим на экране и на слух выписываю то, что он мне говорит.
  ‒ Третьего февгаля был в "Джамбо" ‒ вялым полумёртвым голосом вещает Гарик.
  ‒ Джа-амбо...‒ Высунув язык на бок, старательно вывожу название в соответствующей графе расчерченной от руки таблицы. ‒ "Джамбо", это тот ночник, который на Горького?
  ‒ Откуда я знаю? Название слышал, а где он находится...
  ‒ Вот и плохо, что не знаешь! Гарик, ты так себе жену никогда не найдёшь. От Дуньки Кулаковой дети не родятся.
  ‒ Ага, найдёшь тут с вами, то один то другой...да я от этого экгана отогваться не могу, чтобы посгать сходить, а ты говогишь...‒ Гарик говорит параллельно, что-то набирая на клавиатуре и щёлкая мышью. Он словно управляет табуном крошечных, цокающих подкованными копытцами лошадей.
  ‒ Ничего, Гаррибальди. Вот скоро разбогатею и проведу тебя по всем клубам этого города. Там мы тебе враз невесту найдём. Только приодеться бы тебе надо, да помыться хоть один раз в этом году.
  ‒ Ты себе сначала найди, ‒ мычит Гарик. ‒ Ага... вот ещё два когеша: Андгюха какой-то и Иван Кигеев, пиши телефоны. Сейчас по сетям их пгобью...
  Эх, знал бы Эдик, который сейчас наверное безмятежно спит, что где то на окраине города в одной маленькой хрущёвке сидят два чувака, которым с некоторых пор стала интересна его биография. Самое интересное во всём этом, что ни Эдик ни эти двое не то, что никогда друг друга не видели и не знали, но даже и не пересекались. Эти двое, моток за мотком, разматывают клубок его жизни, распутывают узлы, тянут за ниточки, которые ведут их к следующему узелку и так далее. Что они ищут? Они ищут крючок, или спицы которыми связана его жизнь. Они ищут ту бабулю, которая не покладая рук щёлкала скрещенными спицами, создавая шедевр под именем Эдуард Маркелов. Знал бы ты, Эдик, как пришлось потрудиться мордастому щетинистому кабану, чтобы поломать с десяток паролей от твоих почтовых ящиков и аккаунтов; с каким цинизмом коренастый, начинающий седеть мужичёк, с маленькой наколкой между пальцев записывает в блокнот все детали твоей жизни. С какой пунктуальностью он систематизирует и разносит по графам криво начерченной таблицы твоих бывших жён, прошлые работы, старых и новых друзей, коллег по работе и начальников, с какой точностью он выводит схему, то колесо, в котором, словно в барабане стиральной машины крутится твоя жизнь.
  Кто-то занялся стиркой твоего белья, Эдик. Но зачем? Скоро ты всё узнаешь, а пока спи, если икота и горящие пламенем уши, не заставят тебя проснуться.
  ‒ Я выжал всё что мог! ‒ бурчит Гарик уронив голову с лохматой копной волос на руки. ‒ Давай уже поспим.
  ‒ Ещё одно маленькое дельце и можешь батонить хоть три дня.
  Гарик с трудом поднимает голову. Его огромная спина облачённая в жёлтую застиранную футболку уже несколько часов находится под прицелом моих глаз. Гарик с детства знает, что такое находиться под моим прицелом.
  Однажды мы с Мишаней обнаружили для себя очень интересную забаву. Для этой забавы нам нужно было застать Гарика спящим. Мы садились напротив кровати, где безмятежно посапывал, тогда ещё худосочный малыш и начинали в упор на него таращиться. Изначально мы пытались развить в себе способности телекинеза, который был таким модным в ту пору. Неожиданно для себя мы обнаружили, что это действо не столько научный эксперимент, сколько весёлая забава. Наши энергетические пассы были слишком слабыми, чтобы пробудить молодой организм и тогда Мишаня применял небольшой приём, который работал безотказно. Он брал жирного полосатого кота и навесом кидал его на живот Гарика. В первый раз эффект оказался бомбическим. Ничего не понимающий Гарик вскочил, и протерев глаза увидел двух пялящихся на него балбесов. Не понятно почему, но он начал страшно орать. В комнату ворвалась мать, которая отходила нас кухонным полотенцем и с матом выгнала на улицу.
  С тех самых пор, нас тянуло повторить этот эксперимент. Каждый раз он заканчивался одинаково. Дикий рёв Гарика, крики матери, захлопывающаяся за нами входная дверь. С этих пор мы с Мишаней научились воздействовать на Гарика. Мы часто пугали его тем, что будем смотреть на него ночью, когда хотели получить какую-либо услугу.
  Сейчас мне стыдно об этом вспоминать, но снова ловлю себя на мысли, что до сих пор продолжаю пользоваться этой манипуляцией.
  ‒ Нужно поломать скайп одной подружки и написать с него несколько сообщений. Впрочем, написать я смогу и сам. Твоё дело организовать мне переписку с нашим Эдиком от лица этой девахи. Сделаешь это, и можешь спать, сколько влезет.
  ***
  Вот бы и мне поспать хоть немного. Вместо так необходимых человеку среднего возраста драгоценных часов сна, я торчу в периметре наглухо законопаченного помещения, без окон. Музыка из огромных развешанных по всему залу колонок и сабвуферов долбит с огромной силой. Этой пульсации нет выхода и она бьёт изнутри по мозгам и ушным перепонкам грозя разорвать башку на мелкие клочки. А может я просто старенький для таких заведений?
  Э нет, мы ещё посмотрим, кто тут старенький. На маленьком, мигающем от стробоскопов танцполе пляшут всего три девчонки. Остальные посетители сидят за круглыми столиками, расставленными по всему периметру и благополучно тупят в телефонах. Повсюду, эти светящиеся, как светлячки экраны, роняющие свет на отрешённые лица. Ребята, зачем вам эти заведения? Так, для галочки, чтобы сделать очередное фото, мол "Здесь был Вася"?
  Если уподобляться этим зомби-тусовщикам, я просто усну. А мне нужно быть бодрым и собранным. Времени на сон нет уже до самого конца, я на финишной прямой.
  Уверенно выхожу в центр круга. Дай бог вспомнить, как это было. Пытаюсь встроиться в ритм непонятной музыки. Раз два ча ча ча... Два притопа три прихлопа, поворот, пару раз вильнём тазом. Главное не забывать про руки, они должны двигаться органично. Эх девчонки, видели бы вы меня в танцзале двадцать лет назад. Да я ещё и сейчас ничего.
  Смотрю приземистая взбитая брюнеточка с подкачанными губками, развернулась и танцует прямо на меня. Многообещающие движения плотными, обтянутыми короткой юбкой бёдрами, вызывают зеркальные па с моей стороны. Она вполне ничего себе. Крупные, наполовину открытые груди, прыгают под музыку как мячики, таинственная ложбинка между ними так и манит зарыться в неё с головой. Развлечение на вечер, точнее на его начало, я нашёл. Главное, в пылу танца не прозевать появление объекта, ради которого я здесь и кривляюсь. Вот уже и две другие подружки стреляют глазками, заманчиво виляют бёдрами, плавно манят извивающимися лианами длинных оголённых рук. Теперь я в окружении, и кольцо вокруг меня постепенно сжимается. Каждая из трёх ожидает атаки. Ну что, Сергей Иванович, на кого упал твой глаз? Здесь дамы на любой вкус. Есть пухленькая, но очень сексуальная, худенькая блондиночка и короткостриженная длинноногая брюнетка. Выбирай! Хищные кошачьи взгляды бликуют на фоне вспышек стробоскопов.
  Одна мысль мгновенно охлаждает мою голову. Что если бы ты припёрся сюда без швейцарских котлов, а вместо пиджака фирмы Миллер, напялил на себя вытянутый свитерок? Как думаешь, эти тёлки пялились бы на тебя с таким аппетитом? Сейчас их больше интересует содержимое твоего лопатника, а не глазки и слащавая улыбочка, которой ты пытаешься их одарить.
  Быстрая композиция сменилась чем-то унылым. Я пригласил на танец пухляшку, тем самым прорвав окружение. По крайней мере есть время перевести дух и осмотреться. Она что-то щебечет про учёбу едва не касаясь пухлыми губками моего уха. Ещё только школьницы мне не хватало. Нет уж нужно как то сливаться с этой скользкой темы.
  В кармане сбрякало. Извиняюсь и смотрю на телефон, чуть отвернув его от любопытных глаз партнёрши по танцу.
  "Привет! Я уже пришёл! Ты где?" Надпись красуется рядом с маленькой фоткой, на которой любвеобильный Эдик запечатлел себя отражённым в зеркале лифта. Вот он! Вижу, плотного высокого мужика в белой водолазке, рассеянно слоняющегося между столиков. За спиной своей новой подружки одним пальцем ковыряю: "Я здесь, вижу тебя! Садись за пустой столик справа, сейчас попудрю носик и подойду!".
  Громила, словно башней танка, водит головой вокруг, соображая откуда могло прилететь сообщение, потом далеко выдвигает стул и вальяжно бухается на него с размаху. Ладно, мой выход. Извиняюсь перед девчонкой, говорю, что у меня сейчас важная встреча с партнёром, но позднее я её обязательно найду. Направляюсь к столикам. Не ожидал, что он такой здоровый. Если что-то пойдёт не по плану, моё единственное спасение , это быстрые ноги. В юности это было моим коньком. Бегать со мной наперегонки было бесполезно.
  Квадратный бритый затылок уже совсем рядом, осталось обогнуть широченную словно заснеженный холм спину и вуаля. Отодвигаю стул, сажусь напротив.
  ‒ Друг, здесь занято! ‒ Серые глаза агрессивно смотрят из под надвинутого лба.
  ‒ Я знаю! ‒ важно закидываю ногу на ногу, как делец из американского кино так, что коленка торчит над столом. Нагло смотрю на него в упор и улыбаюсь. Мне нужно увидеть легко ли он выходит из себя.
  ‒ Здесь девушка сидит! ‒ широко расставленные глаза опускаются ниже моего подбородка, тон становится напряжённым. Да, этот легко заводится, тем проще для меня.
  ‒ Девушку случайно не Викой зовут?
  Бугай напрягается ещё больше, коротко стреляет в меня взглядом и начинает озираться, словно шпион, почувствовавший, что явка провалена.
  ‒ Ты кто такой? Чё за дела? ‒ его высокий голос не соответствует телосложению.
  ‒ Я? Я друг Виктории. Сегодня я буду за неё.
  Теперь здоровяк окончательно осознал, что что-то идёт не так. Он начинает привставать, опираясь на стол.
  ‒ Чё за розыгрыш? Пацана нашли?
  ‒ Эдик, сядь не пыли! ‒ услышав своё имя, произнесённое устами незнакомца, Эдик садится назад.
  ‒ Это не программа Розыгрыш. Нас не снимает скрытая камера и Валдис Пельш за шторкой не прячется. Просто поговорить нужно.
  ‒ Ты кто такой, чтобы я с тобой говорил? ‒ голос бугая срывается, даёт петуха. Сейчас на него опрокинули ушат ледяной воды. Нужно только углубить состояние шока, в котором он пребывает.
  ‒ Кто я, ты узнаешь чуть позже. Давай поговорим о твоей персоне. Ты у Татьяны надолго отпросился? Если на всю ночь, то у нас уйма времени.
  Бледное лицо Эдика покрывается пятнами, уши горят алым, хоть прикуривай. Он не понимает что происходит. Для него ясно одно. Этот человек, сидящий напротив, знает его имя, так же знаком с его бывшей подругой и возможно с женой.
  ‒ Мы знакомы? ‒ Он пытается вглядеться в моё лицо, вспоминая, не видел ли его где-нибудь раньше.
  ‒ У начальника службы безопасности должна быть хорошая память на лица. Мы не знакомы!
   С каждой новой деталью состояние шока углубляется.
  ‒ Кто ты такой?
  ‒ По моему разговор пошёл по второму кругу. Повторяю ещё раз: кто я такой, ты узнаешь чуть позже. Сначала я могу тебе рассказать, кто ты такой.
  Не дожидаясь одобрения Эдика, продолжаю:
  ‒ Ты, Эдуард Викторович, неверный муж, необязательный человек, нечистый на руку сотрудник, любящий периодически подбрасывать своих работодателей. Словом, редиска ты, Эдик.
  Он молчит и смотрит мимо меня отрешённым взглядом, а я продолжаю гвоздями вколачивать в него шокирующие факты.
  ‒ В разведку с тобой опасно идти, пулю в спину схлопочешь. Начальство думает, что с безопасностью у них всё в порядке, граница на замке. Ещё бы, такого серьёзного дядю поставили начальником службы. Лейтенант, работал в правоохранительных органах, точнее в ГАИ. Они и не предполагали, что запустили козла в огород. Вместо того, чтобы заниматься своими непосредственными обязанностями, то есть охранять, ты открыл огромную брешь, убрал одно из звеньев забора. Толку, что на нём три ряда колючей проволоки. Через эту брешь тащат все кому не лень, снабженцы, прорабы, начальники участков. Эта брешь и есть ты сам. За свои скромные услуги ты берёшь небольшой процент. А что, Эдик, ты у нас привык жить красиво. Тебя за что из гайцов турнули?
  ‒ Меня не турнули, ушёл по собственному желанию. В материалах всё есть, ты же с ними ознакомился.
  Я добился чего хотел. Эдик принимает меня за ищейку, парашютиста, которого кто-то натравил, чтобы сместить неугодного начальника. Сейчас в этой большой, похожей на дыню голове всё перевернулось. Она уже нарисовала себе страшную чёрную картинку, возможно с решёткой на заднем фоне. Большое сердце под белой водолазкой начинает бешено колотиться, а ноги становятся ватными.
  ‒ Мало ли что написано в материалах. Мы то с тобой знаем, что это был для тебя лучший выход. Пожалели тебя и таких как ты, когда выметали избу новой метлой. Расскажи мне, Эдик, что тебя связывает с Егором Фёдоровичем Самойловым?
  ‒ Это мой коллега по работе, начальник снабжения...‒ Сейчас Эдик ведёт себя как на допросе. Эх как я люблю играть роль следака.
  ‒ Коллега? Какой же он тебе коллега? Твои коллеги это твой зам, охранники, диспетчера. Только почему то в Турцию ты ездил не с этими своими коллегами, а именно с Самойловым.
  ‒ Это мой друг...мы дружим семьями.
  ‒ Друг, или подельник? Интересно, босс знает, что вы друзья? ‒ А кто у них босс? Надо было посмотреть. Если бы козырнул его именем получилось бы убедительнее.
  Но Эдик и так уже раскис и потёк. Ещё немного и он сам признается во всех смертных грехах. Лишь бы не реальный срок и миллионный иск от компании. О том, чтобы остаться в должности он уже и не мечтает.
  Он уже не отвечает, а тупо уставился в белую салфетницу. Ладно, хватит с него, а то ещё инфаркта здесь не хватало. Теперь будем поднимать его с глубины. После ледяной струи включим тёплую водичку.
  ‒ Ну что, Эдик, наложил в штаны? ‒ я панибратски тычу его кулаком в плечо. ‒ Да не ссы ты, не мент я. Вламывать без нужды тебя никто не собирается...
  Лицо Эдика оживает, румянцем расцветают щеки, потухшие глаза загораются и смотрят на меня уже с надеждой.
  ‒ Ты, смотрю здорово перетрухал! Может бухнём?
  ‒ Перетрухаешь тут! ‒ шепчет Эдик обескровленными губами. ‒ Давай.
  Я поймал бармена и заказал две кружки пива.
   Протягиваю громиле пачку сигарет, он тащит одну трясущимися руками, долго не может прикурить от протянутой мной зажигалки, закрывает огонёк ладонями, словно защищает его от шквалистого ветра.
   ‒ Ты пойми, дружище, я не желаю тебе зла. Все мы люди, все хотим деньги зарабатывать. Причём каждый зарабатывает, как может. Я просто хочу, чтобы ты мне не мешал...
  ‒ Не мешал?! ‒ Щёки Эдика вспыхивают огнём. Теперь он точно ничего не понимает.
  ‒ Да, я хочу, чтобы ты мне не мешал. Так, что расслабься и глотни пива, а то до тебя информация сегодня слишком туго доходит.
  Перед нами как раз выросли две огромных кружки увенчанные белыми шапками. Эдик последовал моему совету, после чего на его носу и верхней губе повисли хлопья пены.
  Я тоже делаю три больших глотка, и, дождавшись, когда желудок обволочёт приятным теплом, продолжаю.
  ‒ Пришло время рассказать тебе, кто я такой. Я один из кандидатов на должность коммерческого директора в вашей компании.
  ‒ Ты, кандидат?! ‒ Эдик улыбается, словно я произнёс весёлую шутку.
  ‒ А что я не похож на кандидата?
  ‒ Неа,‒ он крутит головой, не веря, что сейчас я говорю чистую правду.
  ‒ Эдик, два дня назад я прислал резюме в вашу шарагу. Можешь проверить. Хочешь спросить, при чём тут ты? Дело в том, что есть некоторые факты из моей биографии, которые не позволят мне занять эту должность. Проверкой личных данных кандидатов ведь ты занимаешься?
  ‒ Ну да! ‒ наконец, громила начинает понимать, зачем он мне понадобился. ‒ Но не думай, что всё так просто.
  ‒ Всё конечно непросто, Эдик, но и мы с тобой парни непростые. ‒ Протягиваю ему кружку с пивом он охотно врезается в неё своей.
  ‒ Задача непростая, но в наших интересах её решить. Ты помогаешь мне, потом я помогаю тебе. Представь, какая у нас будет связка. Мы оба знаем друг о друге то, чего не будет знать никто из этой шараги. Этому союзу не будет равных. Как там в старом гимне пелось: "Союз нерушимый...".
  ‒ Эх, если бы решение этой задачи зависело только от нас с тобой! ‒ Эдик делает глоток пива и расслабленно отваливается на спинку стула. Он начал приходить в себя.
  ‒ Вот и давай подумаем вместе, что от нас зависит, а что нет. Нужно сделать хотя бы всё, от нас зависящее. Насколько я понимаю, после успешного прохождения собеседования, документы кандидата передают на проверку в твою службу?
  ‒ Ага! Только вот собеседование сначала надо пройти. Ты чё думаешь, это так просто?
  ‒ Это уже моя забота, Эдик. Давай сосредоточимся на твоей миссии. Что ты делаешь, когда получаешь документы?
  ‒ Пробиваю их по всем базам: ментовка, налоговая, участие в других организациях, порочащие связи и так далее.
  ‒ Ага, а что потом?
  ‒ Потом делаю заключение. Например: человек неоднократно привлекался органами, состоит на учёте в наркологическом диспансере, десятый раз женат, по уши в кредитах, за год сменил около десяти работ, поэтому как начальник службы безопасности, я такую кандидатуру не одобряю.
  ‒ А если всё идеально?
  ‒ Идеально не бывает ни у кого, уж тебе ли не знать, но бывает хотя бы в пределах нормы.
  ‒ Слушай Эдик, а твою работу кто-нибудь проверяет?
  ‒ В смысле?
  ‒ В смысле, достоверность сделанных тобой выводов.
  ‒ А кто меня проверит?
  ‒ Ну вот и отлично! Нужно просто сделать, чтобы характеристика личности Антонова Сергея Ивановича была в пределах нормы. Меня кстати Сергей зовут, протягиваю руку.
  ‒ Очень приятно, Эдик! ‒ громила криво улыбается, вяло пожимая мою ладонь.
  ‒ Я вижу, что пока не очень приятно, но если всё пойдёт как надо, ты ещё спасибо мне скажешь за эту встречу. Так что с тебя одобрительный вердикт. Сделаешь?
  ‒ А что, так много косяков? ‒ Эдик смотрит на меня с прищуром, хитро улыбаясь.
  Я провожу ладонью на уровне горла.
  ‒ Ясно! Ну допустим, что я смогу это сделать, но это вряд ли увеличит твои шансы.
  ‒ Почему?
  ‒ Ты знаешь, сколько кандидатов будет на эту должность? Тебе нужно не только пройти собеседование, но и быть лучше всех этих кандидатов. Тебе надо в первую очередь понравиться директору. А она у нас дура конченная. Более неадекватного человека я ещё в жизни не встречал.
  ‒ То, что дура, а не дурак, меня уже радует. С дурами я умею находить общий язык. ‒ улыбаюсь, ловлю за рукав, пробегающего мимо официанта, жестом прошу его повторить два пива.
  ‒ Ты не очень то обольщайся на этот счёт. Ей на мужиков класть с высокой колокольни. Ещё не такие перцы к ней подкатывали и в итоге обломились . Ну да ладно, это уже не моё дело. Просто, прежде чем меня напрягать, тебе нужно было хотя бы попытаться пройти это чёртово собеседование.
  ‒ Если я его пройду, будет уже поздно. Когда тебе документы на стол упадут?
  ‒ В этот же день, после того как директор одобрит твою кандидатуру. Если одобрит.
  ‒ Ну вот, а ты говоришь...
  Вдруг меня озаряет внезапная мысль.
  ‒ А они обычно всех скопом собеседуют на одну должность?
  ‒ Ну да, в течении недели будут приглашать одного за другим, в начале следующей, думаю, определятся. У нас старый директор внезапно уволился. Стерва с катушек слетела, наезжала на него каждый день на планёрках, вот он и не выдержал. Позиция срочная, поэтому закрывать её будут быстро.
  ‒ Значит дела всех кандидатов окажутся на твоём столе в течении этой недели?
  ‒ Ну да! ‒ Эдик пожимает плечами, не понимая, куда я веду.
  ‒ Эдик, а ты у нас оказывается всемогущий!
  ‒ Это почему?
  ‒ А ты подумай! В твоей власти решать, кто пройдёт проверку, а кто нет. В нашем случае, нужно сделать так, чтобы из всех кандидатов, проверку прошёл только один.
  ‒ Какой ты жук однако! ‒ осмелевший Эдик качает порозовевшим лицом. ‒ И всё это я должен делать за твои красивые глаза?
  Да, быстро же ты оправился от шока.
  ‒ Дружище, мы с тобой сочтёмся. Не забывай, что нас ждёт плодотворная совместная работа. ‒ Я тянусь к нему обновлённой кружкой.
  ‒ А как ты всё это узнал, Вика, скайп, информация про Самойлова? ‒ спрашивает Эдик несколькими гигантскими глотками, осушив сразу половину кружки.
  ‒ Э, дружище, ты слишком много хочешь узнать за один вечер. Мы ведь с тобой пока ещё не коллеги. Вот когда станем, я уж тебе непременно расскажу за рюмкой. И не в этом занюханном кабаке, а в каком-нибудь прибрежном ресторане Стамбула. В любом случае, ты не должен жалеть, что вместо твоей бывшей здесь появился я. Пойми, что в одну реку нельзя войти дважды. Зачем возобновлять контакты с бывшими, когда вокруг так много настоящих. ‒ Я кидаю небрежный жест в сторону танцпола, где продолжают извиваться в танце три девчонки малолетки. Они, увидев обращённые в их сторону взоры машут ручками, подмигивают, зазывают.
  Вижу, как загорелись глаза моего нового товарища.
  ‒ Ну вот видишь, друга нового нашёл, щас глядишь и подружку склеишь. А вечер обещал быть таким томным...
  ‒ Может вместе тусанём? ‒ заговорщицки шепчет разошедшийся Эдик.
   А он видимо лёгок на подъём.
  ‒ Я б с удовольствием, дружище, но у меня завтра собеседование в одной серьёзной конторе. Мне бы поспать малёха. Ну, мы с тобой договорились? ‒ Я протягиваю Эдику руку.
  ‒ А ты меня не подставишь, Серёжа? ‒ в серых глазах читается опасение.
  ‒ Перед тобой пацан, Эдик! ‒ Высказывание вышло пафосным, но честным. ‒ Скорее всего завтра мои документы к тебе приплывут. Ты на них внимание не обращай, и сильно там никому не свети. Ну всё, пока!
  Разрываю крепкое рукопожатие и иду к выходу, провожаемый разочарованными взглядами молодых танцовщиц.
  ***
  Выспаться так и не получилось. Приползя за полночь в свою конуру, рыл информацию о фирме. Пытался заучить непонятные мне термины профессионального сленга, которые расшифровывал в Википедии. Выходило туго, стала сказываться накопившаяся усталость. Спустя час, плюнул в сердцах, прошептал любимую мантру "Будь, что будет" и хлопнул крышкой ноутбука.
  По привычке, приобретённой с недавних пор, побрился на ночь и попытался уснуть. Сон не шёл. В голове то и дело всплывали фрагменты грядущего собеседования. Лоснящиеся лица, костюмчики, галстуки, овальный стол, вопросы, вопросы, вопросы. Я отвечаю на все. Но чем больше отвечаю, тем больше их становится. Они сыплются со всех сторон пустого кабинета, и я не понимаю, откуда идёт звук. Я ворочался до самого утра и уже на рассвете ненадолго задремал.
  Мне приснилось, что мы с Мишаней куда то катим на его Бэхе. Мишаня как всегда лыбится, в зубах его неизменная сигарета, на голове клетчатая кепка, его визитная карточка почти с самой малолетки. Скорость запредельная, Мишаня по другому не ездит. Мимо со свистом проносятся машины, деревья, столбы, дома. Из магнитолы орёт песня Круга "Пусти меня ты мама, пусти меня родная..." это его любимая.
  ‒ Слушай, Мишаня, а тебе когда-нибудь бывало страшно? ‒ я полностью развернулся к нему, забравшись с ногами на кожаное кресло.
  ‒ Чё спрашиваешь, братиш? Ты же знаешь, что никогда!
  ‒ Мишаня, ты забей, говори как есть. Всё равно уже умер.
  ‒ Правда никогда не было! Зуб даю! ‒ улыбается друг, поддавливая педаль газа.
  ‒ И даже там на мосту не было?
  ‒ Братишка, если бы мне было страшно, я бы работал бухгалтером, имел жену, троих детей, квартиру и дачу. Может поэтому улетел с этого моста, из за того что ничего не боялся.
  ‒ Нет, Мишаня. Я знаю, чего ты боялся! Ты боялся старости! Боялся, что жизнь пролетает, как эти столбы за окном и для этой нашей романтики в ней совсем не остаётся места. Ты боялся будущего, где станешь никому не нужным стариком...
  ‒ Если и так всё знаешь, зачем спрашиваешь? ‒ говорит внезапно погрустневший Мишаня.
  ‒ Просто, мне вот тоже страшно, как и тебе тогда. Я заблудился, дружище. Остался совсем один. У меня всего одна дорога, с тобой на этот мост.
  ‒ Ну так мы туда и летим! Скоро будем, не переживай!
  Я слышу раздающийся сзади вой сирен, оборачиваюсь и вижу множество мигающих переливающихся огоньков.
  ‒ Просто я хотел...у меня был шанс, понимаешь. Шанс заскочить в проносящийся мимо поезд. Я подумал, что смогу.
  ‒ Ага, Сева, тоже думал...помнишь тогда в детстве на лесополосе, где мы цеплялись за вагоны товарняков.
  ‒ Помню! Севке же тогда ногу отрезало, он теперь инвалид.
  ‒ Ты тоже хочешь?
  ‒ Нет, но я хочу попытаться!
  ‒ Слушай, братан, если хочешь пытаться, пытайся. Зачем тогда ко мне заскочил?
  ‒ Это я к тебе заскочил?!
  ‒ Ну а кто? ‒ смеётся Мишаня. Дымящийся бычок в зубах остаётся в неизменном состоянии. Он дотлел ровно до половины и продолжает густо дымить, но нисколько не убывает. ‒ Ты сел в эту машину, когда поставил перед собой невыполнимые условия. Ты сам себя подставил, братишка. Кто тебя за язык тянул. Мог бы попроще что-нибудь придумать, а не выёживаться перед этой чиксой. Сказал бы, что устроишься сантехником и всё было бы тип топ.
  ‒ Ты же знаешь, что это не мой уровень.
  ‒ Ну тогда погнали! ‒ я слышу, как под капотом натужно взревел спортивный мотор.
  ‒ Подожди, Мишаня, у меня есть ещё один шанс. Я не могу с тобой...пока не попробую.
  ‒ Слушай, Сократ, ты совсем уже загнался. Давай определись, ты едешь, или нет? Пойми, дружище. Ведь это тоже шанс.
  ‒ Это шанс?! ‒ хмыкаю я. ‒ Да таким шансом я могу воспользоваться в любой момент.
  ‒ Э нет братишка! Здесь ты ошибаешься. Есть только один момент, прямо сейчас со мной. Я ведь нашёл машину времени, которую мы так мечтали отыскать в детстве. Вот она! ‒ Мишаня хлопает широкой ладонью по маленькому кожаному рулю. ‒ Эта машина унесёт нас назад в своё время. Ты был прав, я боюсь будущего. Мы с тобой далеко забрались, дружище! Если не полетишь со мной сейчас, рискуешь застрять в этом времени надолго.
   Я вижу, как машина взбирается на покатый серый горб моста.
  ‒ Нет, Мишаня, останови! Я должен использовать этот шанс...
  ‒ Не могу, если хочешь, прыгай на ходу.
  Столбики отбойника проносятся мимо нас с бешенной скоростью, сливаются в одну сплошную серую полосу. Я пытаюсь открыть дверь, но её придавливает потоком воздуха. Где то здесь на самой верхушке горба он пробил ограждение и вылетел с моста. Но как?
  ‒ А вот так! ‒ орёт Мишаня, бьёт по тормозам и резко выворачивает руль перед подрезавшим его ментовским Фордом. Машину начинает крутить. Меня вжимает в спинку кресла, как на том бешеном аттракционе в лунопарке. Я понял! Мишаня, это было случайно, ты не хотел...
  Я выскочил.
  Выскочил из сна и обнаружил себя сидящим на кровати. На улице уже светло, сколько сейчас времени? Дотягиваюсь до лежащих на столике часов. Уже десять, до собеседования два часа. Если учитывать, что нужно собраться, позавтракать и пилить на другой конец города то времени немного. В процессе принятия утреннего туалета раздумываю об увиденном сне. К чему мне приснился Мишаня? Ясно к чему, к чему ещё покойники снятся. ‒ сплёвываю белую пену от зубной пасты. ‒ Да ну его, не верю я во все эти приметы. Всё будет хорошо!
  Яичница не лезет в рот. Залпом проглотил кружку пресладкого чая, начал одеваться.
  А всё таки ты боишься! Нельзя быть хладнокровным, когда подходишь к краю, за которым неизвестность. Сегодня всё решится и если не получится, тебе придётся выполнять условия.
  Из зеркала смотрит вполне приличный фраерок. Клетчатый пиджак как влитой сидит на широкоплечем поджаром торсе. Под воротничком сорочки огромный треугольный узел голубого в цвет рубахи галстука. Чисто выбритое лицо, откровенный прямой взгляд серых глаз, чёрные кудри, чуть припорошенные белым ближе к вискам.
  Да, Сергей Иванович, ты уже далеко не пацан. Нужно определяться, или туда, или сюда. Другого шанса не будет.
  В подъезде встречаю бабу Лиду, соседку с третьего этажа. Я её знаю с самых пелёнок.
  ‒ Здравствуйте баба Лида! Что то давно вас не было видно!
  ‒ Здравствуй, Серёжа! Да я ведь зимой почти не выхожу. Ноги болят. Вот спускаюсь только вниз за почтой. А ты что такой при параде? Случайно не жениться собрался? ‒ ослабевший голосок бабули катится и подпрыгивает, словно спотыкается на кочках.
  ‒ Собрался баба Лида! Ещё работу хорошую нашёл.
  Серый пуховый платок из под которого как светлячки смотрят родные глаза.
  ‒ Ох, жалко мамка твоя не дождалась. Уж так она хотела, чтобы ты наконец путёвым стал.
  ‒ Да... Вы извините, баба Лида, я на работу опаздываю...‒ чувствую как пересохло в горле, опустив голову отворачиваюсь и как пацан лечу вниз через две ступеньки.
  ***
   Большая, отделанная белым приёмная похожа на операционную. В этой комнате с белым потолком и белыми кожаными диванами я уже два часа ожидаю своей участи. Дверь с табличкой Генеральный директор открывалась несколько раз впуская и выпуская очередного кандидата. Передо мной прошли уже трое. Все солидные дядьки в костюмах и с кожаными чемоданами. Да, прохлопал я этот момент. У потенциального директора обязательно должен быть кожаный чемоданчик. Он придаёт значимости весомости, говорит, мол, смотрите какой у меня багаж. Твои руки не должны быть пустыми. Чтобы получить портфель, ты должен быть с чемоданом. Ну да ладно, пластиковая папочка, в которой лежат сканы сфабрикованных в фотошопе документов тоже подойдёт.
  Секретарь восседающая за белоснежным столом так же блюдёт стиль и одета в белую блузку. Кроме того она ещё и крашенная блондинка. Интересно, это что бзик такой? Тут случайно не заставляют всех носить белое? Да вроде нет. Когда я шёл по коридору навстречу попалось пара чуваков и девиц во вполне разноцветных нарядах.
  Выходит очередной фраер с кожаным портфельчиком. Широкое лицо раскраснелось, словно он выскочил из парилки.
  ‒ Антонов, заходите! ‒ объявляет меня медсестра-секретутка.
  Ноги становятся ватными.
  ‒ Сократ, ты чё ссышь? ‒ раздаётся в голове весёлый баритон Мишани.
  В самом деле, чего я боюсь? Нет мне не страшны те кто сидит по ту сторону дверей. Меня пугает то, что эти люди не зная того будут решать мою дальнейшую судьбу. По результатам этой встречи мне придётся вынести вердикт. Мне некуда будет скрыться от прокурора, который находится внутри меня с некоторых пор. Только его власть над собой я однажды признал, и теперь во всём ей подчиняюсь.
  Открываю дверь и вижу огромный кабинет, который больше приёмной в два раза. Здесь как раз всё в тёмных тонах. Обитые шпоном стены дубовая мебель. Прямоугольный стол, длинный как взлётная полоса, примыкает к стоящему поперёк тоже огромному, только вытянутому вширь овальному столу. Человек сидящий за тем дальним столом находится так далеко, что мне кажется я буду идти до него полдня. Я пританцовывая вышагиваю вдоль зелёного сукна взлётной полосы. За иллюминатором проплывают высокие спинки, стоящих вряд стульев, графин с водой, стоящие кучкой стаканы. Небольшой силуэт за столом постепенно вырастает, увеличивается, приобретает изящные формы.
  Вижу даму с высокой причёской, в красном пиджаке, под которым бардовая блузка. На длинной шее поблёскивают бриллианты прилепленные к широкому колье. Вытянутый овал лица, треугольный подбородок. Что-то есть знакомое в этом овале. Нет! Не может быть!
  За директорским столом сидит она! Та самая, с которой началась вся эта история, из за которой я подписал этот страшный контракт со своим внутренним прокурором.
  Она хитро, чуть заметно улыбается и крутит в руке позолоченную ручку. Она уже видела моё резюме и оставила меня на закуску.
  "Ленок, вот это встреча! Ну чё, берёшь меня в замы? Мы тут с тобой таких делов наворотим, и Эдик нам в помощь".
  Панибратского разговора не получится. Рядом с директорским столом сидит ещё один человек, которого я поначалу и не заметил. Седой сухопарый мужик в сером костюме, уставился в раскрытую папку.
  ‒ Здравствуйте! Вы у нас...‒ она делает серьёзный вид и смотрит в какую то бумагу.
  ‒ Антонов Сергей Иванович! ‒ отвечаю весело и громко, так что седой вздрагивая вскидывает на меня глаза.
  ‒ Очень приятно! Я Елена Викторовна, директор. Это мой заместитель, Степан Иванович. ‒ Я поражаюсь насколько изменился её голос. Он стал более низким и властным, или это влияние большого кабинета?
  ‒ Очень приятно! ‒ склоняю голову в знак приветствия.
  ‒ Ну что, Сергей Иванович, расскажите нам о себе. ‒ Её взгляд направлен на мою, лежащую на столе руку, туда, где под тонкой полоской пластыря скрывается маленький паучок.
  Заученная наизусть история трудовой деятельности отскакивает от зубов, пока я адресую её седому гражданину, но стоит мне перевести взгляд на неё в рассказе возникает пауза, которая продолжается до тех пор, пока я вновь не останавливаюсь на взгляде седого.
  Она перебивает меня на полуслове, в самом пылу рассказа, как раз в том месте, где я героически борюсь с нечистыми на руку конкурентами.
  ‒ Сергей Иванович, судя по вашему резюме, вы имеете большой опыт в продажах и антикризисном управлении. ‒ Зрачки кошачьих глаз сужаются, становятся острыми, как две маленьких иголочки. ‒ Я думаю, вам не составит труда решить одну задачу. Эта задача вполне реальная и имеет отношение к нашим насущным проблемам, но чтобы упростить понимание, я буду изображать товары или услуги символично.
  Господи! Опять в первый класс! Ленок, и ты туда же?
  ‒ Есть три продукта, назовём их продукт А, продукт Б и продукт С.
  Опять эта азбука. Я смотрю, как она старательно выводит что то на листке.
  Стоимость продукта А ‒ двести рублей, продукта Б ‒ сто пятьдесят рублей, продукта С ‒ сто двадцать рублей...
  Далее я узнаю, что все эти продукты имеют разную рентабельность и маржинальность. К этому компоту добавляется объём продаж каждого продукта. Лена продолжает говорить и писать бесконечное условие этой задачи.
  Э-э ребята, мы так не договаривались. Это уже не первый класс. Задачка рассчитана на профессионала. Ленка, зачем ты меня топишь? Не забывай, что ты это делаешь в присутствии этого хмыря, так что отыграть назад уже ничего не получится. Вам останется на пару смотреть, как я захлёбываясь пускаю пузыри. А что потом? Только круги на воде.
  Условие ширится, обрастает цифрами, которыми исписан весь лист.
  ‒ На рынке появляется некая компания, которая предлагает эти же продукты по следующим ценам...‒ Ленка безжалостно лупит веслом по воде, чтобы у меня не было даже шанса подплыть к лодке. Из всех этих цифр и букв я сделал лишь один вывод. У компании появился конкурент, который сбивает цены на смежные продукты, тем самым отбирая у неё основного заказчика.
  ‒ С условиями всё! ‒ Лена кидает на меня испытывающий взгляд. ‒ Теперь вопрос: каким образом сделать так, чтобы сохранить основного закупщика. При этом можно играть маржой, но ни по одному продукту нельзя уходить в минус. Сразу же дам вам подсказку: правильно решённой задача будет считаться в том случае, если мы сохраним прежнюю прибыль.
  Ну спасибо за подсказку родная! Ты меня прямо вытянула из бездны.
  Лена кладёт листок на полированную столешницу и двигает его в мою сторону. Я смотрю в исписанный каракулями лист и не понимаю...я не понимаю зачем даётся столько лишних цифр. Ведь всё же просто.
  Помню в далёком детстве вдоль улицы, где мы жили, был импровизированный рынок. Там в основном стояли бабули, которые торговали семечками, леденцами, сигаретами и прочей безделицей. Так вот, часто бывали случаи, как какая-нибудь левая бабуля приходила со своим товаром, подсаживалась с краю и начинала толкать его по бросовой цене. Естественно начинался скандал и бабуле, которая не шарила в законах рыночной экономики быстро объясняли, что с партнёрами нужно договариваться, а за вход на рынок платить.
  В этой задаче схожая ситуация, только вариант как с бабулей Ленку уж точно не устроит.
  Ну что делать? Кто бы мог подумать, что королева захочет срубить коня, который только ради неё проделал столько ходов буквой "Г" и уже почти добрался до заветной цели. Ну что, осталось сделать последний ход конём и откланяться.
  ‒ В этой задаче не хватает условий!
  Аккуратные змейки бровей ползут на высокий лоб.
  ‒ Не хватает? Вам мало этих условий?
  ‒ Конечно! Здесь очень много цифр. Вы говорите, что задача реальная, но жизнь это не только цифры. Здесь нет главного. Для решения этой задачи мне нужны имена и телефоны начальника закупок фирмы оптовика и начальника продаж фирмы продавца. Так же нет сроков, за которые должна быть решена эта задача.
  ‒ Эту задачу вы должны решить прямо сейчас.
  ‒ Елена ммм...Викторовна. Вам же нужно решение реальной задачи? Ну тогда ставьте реальные сроки. Например один месяц. За один месяц я решу эту задачу. Если не решу, можете меня увольнять с чистой совестью.
  Вижу как седой подобрался на стуле. Видимо его очень впечатлил такой поворот беседы.
  ‒ Видите ли, Сергей Иванович! У нас с вами получается тупиковая ситуация. Чтобы решить мою задачу вам требуется месяц поработать у меня, но вы не будете здесь работать, если не решите эту задачу прямо здесь и сейчас.
  ‒ И правда тупиковая...я развожу руками. ‒ Ну если вам интереснее решение задач на бумаге, тогда я умываю руки. Если же всё-таки нужно решить реальную задачу, то я объясню, почему этого нельзя сделать исходя только из этих данных. Существует некий господин А, который является представителем фирмы продавца. У него есть жена, любовница, дети, загородный дом, куча кредитов, потому что его скромных доходов на все удовольствия не хватает. Есть ещё что то, чего не достаёт этому господину. Может ему нужно повышение, или ещё больше денег. Но иногда человеку бывает необходима самая малость, просто чувствовать себя спокойно и крепко спать по ночам. То же самое и с господином Б, который является представителем фирмы покупателя. У него тоже куча желаний и проблем. Плюс ко всему мы не знаем какие у этих двух господ увлечения, страсти, фобии. Мы не знаем какие у них отношения со своими боссами. Доверительные, или натянутые. Может быть господин Б спит с женой своего босса. Это тоже нужно брать в расчет. Так вот, чтобы узнать все эти детали, должен появиться некий мистер Икс, который плавно вольётся в жизнь господина А и господина Б. Только мистер Икс может решить эту задачу так, что вы не только сохраните свою прибыль, но ещё и увеличите, но на это ему нужно не менее месяца.
  Повисает пауза. Она изучает меня, обшаривая цепким взглядом красивых глаз. Ручка, зажатая между длинных пальцев, отбивает дробь по глянцевой столешнице.
  ‒ Это у вас документы с собой? Можно посмотреть? ‒ она протягивает руку в направлении моей папки.
  ‒ Да, конечно! ‒ Изображаю полное равнодушие и вкладываю папку ей в руку.
  Она какое то время держит её над столом, взвешивает в руках. Хитрая улыбка появляется на алых подведённых губах.
  "Интересно, что ты туда впихнул, Мистер Икс?" ‒ говорят прищуренные кошачьи глаза.
  Достаёт бумаги, пролистывает их веером.
  ‒ Это что, копии? А где оригиналы?
  ‒ Так вы меня берёте? Если да, оригиналы прямо завтра занесу.
  ‒ Мы должны проверить достоверность предоставленных данных. Я готова продолжить разговор, если ваши данные пройдут проверку в службе безопасности. Вы не против?
  Седой с удивлением косится на Елену. Видимо, я первый, кому она задаёт этот вопрос. Ему невдомёк, почему это вдруг я должен быть против.
  ‒ Да, пожалуйста, проверяйте!
  Проверяй меня Леночка! Интересно посмотреть на выражение твоего лица, когда Эдик доложит тебе что...
  Вдруг, словно ушат воды попадает мне за шиворот.
  Балда! Как же я не подумал об Эдике. Ведь если он проглотит мои документы, Ленка его первым выкинет на улицу. И это независимо от того возьмёт она меня или нет. Вот балда!
  В ушах звенит голос Эдика: "Серёжа, а ты меня не подставишь?".
  Подставлю Эдик, конечно подставлю. Ты первый, на кого падёт подозрение в нечистоплотности.
  Глубоко вздыхаю и лохмачу свою гриву.
  ‒ Знаете что, Елена Викторовна, я передумал! Отдайте пожалуйста мои документы. ‒ я протягиваю через стол руку.
  Кошачьи глаза сверкнули! ‒ "Ну что дружок, проиграл? Вот где твоё слабое место!"
  ‒ Чего это вдруг вы передумали? ‒ Она улыбается, чуть наклонив голову набок.
  ‒ Просто я и забыл, что оригиналы отдал в другую контору. Там меня уже сто процентов берут. Сюда то я пришёл ради интереса.
  ‒ Вы хорошо подумали? ‒ она продолжает сверлить в моём черепе отверстия.
   Как я мог принять её тогда за простую девчонку, которой ещё интересны такие вот романтики. Нет, стерва, она и в Африке стерва.
  ‒ Да...‒ я держу руку над столом до тех пор, пока в ней не оказывается моя папка.
  ***
  Докуриваю уже вторую сигарету подряд. Заднице холодно, неуютно и твёрдо находиться на мокром каменном бордюре. С неба сыплется грязь, и спина начинает промокать. Зима в этом году выдалась поганая. Ничего, скоро приду домой и прильну к своей подружке. По дороге возьму ещё одну, такую же большую и пузатую и будет у нас секс втроём. Буду развлекаться до пьяных песен в одного, до чёртиков, до рвоты. А потом...потом запрыгну в машину времени к Мишане.
  Ну вот и всё. Партия была отличной, особенно последний ход конём, который сулил мне безоговорочную победу. Подрезала меня королева, которая вместо белой вдруг превратилась в чёрную. И ещё Эдик. Даже не Эдик, а моя совесть. Кто бы мог подумать, вор и совесть. Совестливый вор, просто название сказки.
  В рыжей луже, образовавшейся от растаявшего, перемешанного с солью снега, вижу своё отражение. Унылый, одинокий, проигравший последнюю битву. Да ещё и в галстуке. Рывками ослабляю огромный узел, сдавивший шею.
  Огромное колесо безжалостно давит моё отражение, закатываясь прямо в центр лужи.
   "Ну чё вам места не хватает, по тротуарам ездите"? Не поднимая головы, уныло пялюсь на фигуристый литой диск, с которого ручьями стекает грязь.
  ‒ Ну что сидишь, Мистер Икс?
  Я поднимаю глаза и вижу её треугольное личико в открытом окне огромного тонированного Прадика. Она улыбается так же озорно, как тогда в баре. И голос снова стал тем же звенящим, весёлым.
  ‒ Сижу! ‒ я не могу не улыбнуться ей в ответ.
  ‒ А ты знаешь, что мужчина, сидящий на холодном бордюре в феврале рискует заработать простатит и стать импотентом?
  ‒ Рискует тот, кому есть, что терять. Я уже потерял всё что мог, поэтому спокойно могу морозить жопу.
  ‒ Ну тогда и компанию мне сможешь составить за обедом. Всё равно ведь терять нечего.
  Я смотрю на неё снизу вверх и в ушах звенит как у контуженного.
  ‒ Что ты сказала?
  ‒ Поехали говорю обедать! Ну чё расселся, давай отрывай зад от бордюра, или ты к нему примёрз.
  ‒ Есть не хочу, а вот выпил бы с удовольствием.
  ‒ Я тебе выпью. Ты не забыл, что у тебя месяц на выполнение одного обещания? А, директор?
  
  28.01. 2020 Олег Механик.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"