Корюкин Евгений Борисович: другие произведения.

Кем Вы были, мастер Шекспир, или кого восхваляют в Первом фолио?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Моя статья была опубликована на этом сайте впервые в 2005 году. Предлагаемая редакция является дополненной и отчасти переработанной. Статья посвящена основным существующим в шекспироведении гипотезам, касающимся авторства произведений Шекспира. Всех шекспироведов условно можно разделить на стратфордианцев и нестратфордианцев. Первые считают, что все произведения написал именно известный всем Шекспир, родившийся в Стратфорд-на-Эйвоне в 1564 году и похороненный там же; вторые - что за Шекспира писал другой автор или авторы. Эту статью заставило меня написать отсутствие в современной (во всяком случае отечественной) литературе работы, которая давала бы общее и непредвзятое представление о существующей проблеме с авторством Шекспира. Все имеющиеся работы, (опубликованные в печати или в Интернете), как правило "пропагандируют" приверженность автора какой-либо гипотезе. В нашей стране наиболее известна книга Ильи Гилилова "Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого феникса" (1997, 2001), в которой автор развивает, так называемую, рэтлендианскую гипотезу. В соответствии с ней шекспировские пьесы писал граф Рэтленд. Кроме этого, в своей статье я привожу мои переводы стихотворений, предваряющих Первое фолио (первое собрание произведений Шекспира 1623 г.), а именно: стихотворение "К читателю", написанное Беном Джонсоном к портрету Шекспира, и четыре других, восхваляющих Шекспира. Три из них никогда еще не переводились на русский язык и даны в новой редакции.


КЕМ ВЫ БЫЛИ, МАСТЕР ШЕКСПИР,

ИЛИ КОГО ВОСХВАЛЯЮТ В ПЕРВОМ ФОЛИО?

  
  

"Недаром имя славное Шекспира

По-русски значит: потрясай копьем".

С.Я. Маршак. Сонет "1616-1949"

"Говорят, царь ненастоящий!"

Боярин из кинофильма "Иван Васильевич меняет профессию"

  
  
  
   Я являюсь счастливым обладателем полного собрания произведений Шекспира на английском языке в одном томе. В книге 1263 страницы, текст напечатан в две колонки мелким шрифтом; всего 37 пьес, поэмы и стихотворения, в том числе 154 сонета. Этот фолиант был издан в Великобритании Вордсвортской библиотекой поэзии (The Wordsworth Poetry Library) в 1994 году. Книга является современным переизданием первого собрания сочинений Шекспира, так называемого Первого фолио, изданного в 1623 году. Оно называлось "Мистера Уильяма Шекспира комедии, хроники и трагедии. Напечатано с точных и подлинных текстов". Первое фолио включало 20 ранее не публиковавшихся пьес, но в него не вошли пьеса "Перикл" и сонеты.
   На титульном листе современной книги помещен портрет Шекспира (с гравюры М. Дройсхута). Под портретом - стихотворение "TO THE READER" (К читателю), написанное поэтом Беном Джонсоном.
  
    []
  
  
   Стихотворение проникнуто какой-то непонятной на первый взгляд иронией. Автор пишет, что граверу не удалось запечатлеть ум Шекспира так, как удалось запечатлеть лицо, и поэтому он (Бен Джонсон) советует читателю смотреть не на портрет, а в книгу.
   На следующих двух страницах книги расположены длинные и витиеватые обращения актеров труппы "Слуги Его Величества" Джона Хэминга и Генри Конделла. Первое обращено к братьям Уильяму, графу Пембруку, и Филипу, графу Монтгомери, которые принимали участие в подготовке Первого фолио и покровительствовали его изданию. Второе имеет название "TO THE GREAT VARIETY OF THE READERS" (Большому разнообразию читателей). В первом Шекспир назван верным подражателем природе и ее благородным выразителем; во втором издаваемые произведения названы лишь безделками (trifles). На следующих двух страницах помещены четыре восхваляющих Шекспира стихотворения, сочиненные Леонардом Диггзом, неким I.M., Беном Джонсоном и Хью Холландом. Здесь же приводится открываемый Уильямом Шекспиром список актеров труппы "Слуги Его Величества", игравших во всех напечатанных пьесах.
  
    []
  
   У меня появилось желание сделать переводы этих стихотворений, но прежде всего я решил выяснить, переводил ли уже их кто-нибудь. Если имя драматурга и поэта, соратника Шекспира, Бена Джонсона было мне известно, наверное, как и всем любителям английской поэзии, то имена других трех поэтов, подписавшихся под своими стихотворениями именами как L. Digges, I.M. и Hugh Holland, мне ничего не говорили. Ранее эти имена мне не встречались ни в томах "Европейская поэзия XVII века" и "Европейские поэты Возрождения" Библиотеки Всемирной литературы, ни в книге "Английская поэзия в русских переводах" (Москва, "Прогресс", 1981 г.), ни в "Антологии английской и американской поэзии" (на английском языке, Progress Publishers, Moscow, 1972). Единственной надеждой было увидеть эти имена в антологии английской поэзии, изданной Оксфордским университетом в 1927 году (The Oxford Book Of English Verse (1250-1900). Она содержит тысячу с лишним стихотворений около трехсот пятидесяти английских поэтов, начиная со стихотворения анонима, датированного 1250-м годом, и заканчивая стихотворением, написанным в 1900-м году. Но мне не удалось обнаружить в списке авторов ни фамилию Digges, ни Holland, ни того, кто в 17-м веке мог подписаться инициалами I.M. В списке актеров труппы "Слуги Его Величества" тоже не было ничего похожего. Я предположил, что они были драматургами и не писали отдельных стихотворений. Но среди имен английских драматургов XVI-XVII веков был только Бен Джонсон.
   Встал новый вопрос: почему стихотворения, посвященные памяти Шекспира, появились только в Первом фолио, изданному 1623 году, только через семь лет после смерти великого драматурга?
   Я стал переводить стихотворения и искать ссылки на них в Интернете, а также в литературе, посвященной Шекспиру и Первому фолио, и в конце концов погрузился в мир, который никогда не сможет оставить меня равнодушным. Переводы трех из четырех восхваляющих стихотворений мне нигде обнаружить не удалось. В томе "Европейские поэты Возрождения" Библиотеки всемирной литературы есть перевод стихотворения Бена Джонсона "To the memory of my beloved, the author, MASTER WILLIAM SHAKESPEARE
   And what he hath left us", выполненный В. Роговым. Я нашел два перевода стихотворения "К читателю". Первый приведен известным советским шекспироведом Александром Аникстом в его книге "Шекспир" (1964), которая пополнила серию "Жизнь замечательный людей". Второй перевод приведен в книге американского шекспироведа С. Шенбаума "Шекспир. Краткая документальная биография" (1977), которая была переведена на русский язык А. Аникстом и А. Величанским в 1985 году. Кем выполнен второй перевод, не указано. До того, как я познакомился с обоими переводами, я уже перевел стихотворение Бена Джонсона "К читателю". В книге Шенбаума приведен перевод только пяти первых строк восхваляющего Шекспира стихотворения Леонарда Диггза (без указания имени переводчика).
   В данной статье я хочу познакомить вас с моим собственным переводом стихотворения "К читателю", а также с переводами четырех хвалебных стихотворений, которые (за исключение частичного перевода стихотворения Л. Диггза и стихотворения Бена Джонсона "To the memory of my beloved, the author, MASTER WILLIAM SHAKESPEARE And what he hath left us"), по всей видимости, до меня никто не делал. Честно признаюсь, перевод упомянутого выше стихотворения Б. Джонсона, выполненный отечественным переводчиком В. Роговым, я обнаружил уже после того, как сделал собственный перевод этого стихотворения. Прежде чем познакомить вас с моими переводами, я хотел бы поделиться результатами моих "расследований по делу авторства произведений Шекспира".
   Известно, что шекспироведение задается вопросом: являлся ли действительно Уильям Шекспир из Стратфорда-на-Эйвоне, игравший в театре в "Глобус", тем самым Шекспиром, который создал 37 пьес, поэмы "Венера и Адонис", "Лукреция" и 154 сонета? Существует много работ зарубежных исследователей, которые придерживаются позиции, что за Шекспира писал другой автор или группа авторов. Каждый из исследователей предлагает "своего Шекспира". Говоря об отечественных работах, хочется упомянуть эссе Юрия Домбровского "РетлендБэконСоутгемптонШекспир" (1976). В некоторых отечественных литературных источниках советского периода отмечается, что поэт и драматург Кристофер Марло (1564-1593), родившийся в один год с Шекспиром, является одним из самым серьезных претендентов на авторство его пьес. В последние годы эта тема нашла дальнейшее развитие. В Интернете на сайте украинского журнала "Вертикаль" помещена статья Валентины Новомировой "Кто придумал Шекспира?", знакомящая читателей с оригинальной гипотезой об авторстве шекпировских произведений. Несколько лет назад был опубликован труд современного шекспироведа Ильи Гилилова "Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого Феникса" (1997, 2001), сторонника теории, в соответствие с которой автором произведений Шекспира является Роджер Мэннерс, 5-й граф Рэтленд. Очень содержателен сайт Бориса Борухова (http://gililov.narod.ru), непримиримого критика Ильи Гилилова. Здесь можно найти многие работы зарубежных и отечественных шекспироведов, посвященных авторству трудов английского драматурга. В 2004 году появилась книга о. Козминиуса и о. Мелехция. "Шекспир. Тайная история".
   Все работы, посвященные проблеме авторства произведений Шекспира, свидетельствуют о том, что шекспироведы делятся на два лагеря: на стратфордианцев, т.е. тех, кто считает, что человек, который в 1564 году родился в Стратфорд-на-Эйвоне, играл в театре в Лондоне и был захоронен в Стратфорде в 1616 году, есть тот самый Шекспир, и на нестратфордианцев, т.е. тех, кто считает, что создателем пьес, поэм и сонетов является другой автор или авторы.
   Советские шекспироведы придерживались стратфордианской позиции, в том числе известные ученые Александр Аникст и Юрий Шведов. Это обуславливалось, безусловно, и идеологическими соображениями. Советскому читателю нужен был "настоящий", традиционный Шекспир - выходец из английской провинции, сын простого англичанина, который закончил грамматическую школу, уехал в Лондон и, благодаря своему гению, не учась больше нигде, написал множество гениальных произведений; который затем в 1612 году, устав от писательства и актерства, вернулся в родной Стратфорд доживать свой век со своей семьей. А. Аникст в книге "Шекспир" пишет:
   "Шекспир был деятельным человеком и плодовитым художником. За четверть
   века он написал тридцать семь пьес, две поэмы, цикл сонетов. Он редактировал
   пьесы других авторов, шедшие в его театре. Он сам был режиссером своих пьес,
   играл на сцене лет пятнадцать, не меньше. А кроме того, как мы знаем, у него
   было немало и других забот... Никто из современников Шекспира не озаботился составить его биографию. В те времена такой чести удостаивались лишь короли да христианские великомученики, но не деятели культуры и искусства, тем более театра. Поэтому, когда в XVIII веке Шекспир был признан классиком, оказалось, что о
   его жизни почти ничего не известно... Шекспиру исполнилось сорок восемь лет, когда обстоятельства побудили его принять решение уйти из театра. Ни он сам, ни его друзья не оставили никаких объяснений на этот счет... Наверняка можно сказать, что источник его творческой мысли не иссяк. Это не могло произойти с Шекспиром, обладавшим огромной творческой энергией. Последние пьесы не содержат следов того, что его дарование обеднело. Наоборот, как мы видели, гений Шекспира умел находить новые источники вдохновения... Вероятнее - болезнь... Шекспир работал так много, что мог надорваться. Во всяком случае, вскоре после 1613 года Шекспир переуступил кому-то свою долю в паях труппы и ликвидировал все имущественные и финансовые дела, какие у него были в Лондоне. Перестал он также писать для театра...
   Перечитывая последние пьесы Шекспира, можно обнаружить в них много признаков усталости, досады на мир, отвращения ко всей низости, которой было так много вокруг... Шекспиру надоело потрафлять капризным вкусам публики; особенно же недоволен он был тем, что его пьесы при постановке в театре неизменно корежили, сокращали и выкидывали при этом то, что ему, как автору, было дороже всего".
   Оставим на совести А. Аникста его убежденность в том, что Шекспиру именно "надоело потрафлять капризным вкусам публики" и всему остальному. Никаких воспоминаний или писем ни самого Шекспира, ни его современников, подтверждающих это, как известно, нет.
   Другой советский шекспировед Юрий Шведов в своей книге "Вильям Шекспир. Исследования" (Издательство Московского университета, 1977) подтверждает ничтожность сведений о жизни великого драматурга такими словами: "Наука располагает лишь скудными биографическими данными о Шекспир... Одним из подлинно установленных фактов биографии поэта является засвидетельствованная в документах его дата рождения 23 апреля 1564 года". Тем не менее, атакуя нестратфордианцев, Ю. Шведов сообщает: "Ограниченность достоверных данных о жизни великого поэта дала повод реакционным литературоведам XIX и XX веков выступить с попытками отрицать за Шекспиром авторство его произведений. Основным аргументом этих нападок служила и служит барски-пренебрежительная мысль, что сын ремесленника, получивший недостаточное образование в стрэтфордской грамматической школе и служивший актером в театре, не мог создать столь великолепных произведений. Сторонники антишекспировских теорий выдвинули целый ряд домыслов о том, что под именем Шекспира скрывался кто-либо из современных аристократов, гнушавшихся отдавать свои произведения в театр под собственным именем и поэтому ставивший их на сцене под именем одного из актеров труппы. Антинаучность подобных измышлений, авторы которых произвольно подтасовывают факты и не обращают внимания даже на высокие отзывы о творчестве Шекспира людей, лично знавших поэта, ясна и не нуждается в специальных доказательствах; в настоящее время ни один серьезный ученый не разделяет сенсационных вымыслов "антишекспиристов".
   Отзывы современников о творчестве Шекспира действительно существуют, но в них говорится только о Шекспире-поэте и нет ни слова о том, что тот служил также актером.
   Еще ранее свою лепту в дело непререкаемости авторитета Шекспира для советского читателя внес Самуил Маршак, написав в 1949 году сонет "1616-1949". Сделано это было в год завершения им перевода сонетов Шекспира.
  
   Я перевел Шекспировы сонеты.
   Пускай поэт, покинув старый дом,
   Заговорит на языке другом,
   В другие дни, в другом краю планеты.
  
   Соратником его мы признаем,
   Защитником свободы правды, мира.
   Недаром имя славное Шекспира
   По-русски значит: потрясай копьем.
  
   Три сотни раз и тридцать раз и три
   Со дня его кончины очертила
   Земля урочный путь вокруг светила,
   Свергались троны, падали цари...
  
   А гордый стих и в скромном переводе
   Служил и служит правде и свободе.
  
  
   Читая строки "Соратником его мы признаем, защитником свободы правды, мира. Недаром имя славное Шекспира по-русски значит: потрясай копьем", представляешь: живи Шекспир в сороковых годах ХХ века, то непременно стал бы членом коммунистической партии Великобритании и осудил бы начатую странами НАТО холодную войну против СССР. Да простят меня читатели за эту иронию! Видеть в каждом великом поэте или прозаике не только великого гуманиста, но и борца в своем творчестве за интересы угнетенных классов было характерно для советского литературоведения. В подтверждении данных слов приведем цитату из работы Юрия Шведова: "Огромная популярность Шекспира у читателей и зрителей советской страны вполне понятна. В бессмертных творениях этого великого человеколюбца и страстного борца против всех сил, калечащих людей и мешающих им добиться полного счастья, советский народ, строящий первое в мире общество истинной свободы, находит много созвучного своей благородной деятельности, много вдохновляющего на дальнейшую борьбу во имя победы идеалов гуманизма во всем мире".
   Любые работы отечественных шекспироведов-нестратфордианцов, если бы таковые были в те годы, разумеется, как "крамольные" не могли быть напечатаны.
   Переходя к вопросу авторства шекспировских произведений, обратим ваше внимание на слова "По-русски значит: потрясай копьем" в стихотворении С. Маршака. По-английски "потрясай копьем" пишется в повелительном наклонении как Shake speare. Если соединить эти два слова, то получится фамилия, которой подписывался великий драматург под своими произведениями, хотя "первенца своего творческого воображения", поэму "Венера и Адонис", Шекспир подписал так: Shake-speare. Толкование этой подписи как "Потрясающий копьем" стало притчей во языцех для тех сторонников нестратфордианских гипотез, которые приписывают это звание "своим Шекспирам".
   Среди нестратфордианцев (http://gililov.narod.ru/links.htm) есть сторонники авторства, принадлежащего графу Оксфорду; графу Дерби; лорду Хансдону; Генри Ризли, графу Саутгемптону; Френсису Бэкону; Кристоферу Марло; Генри Невиллу и т.д., даже королеве Елизавете и королю Якову I. Список состоит более чем из тридцати кандидатов.
   Есть сторонники так называемого смешанного авторства, или групповых гипотез. В скобках даны их сторонники.
   - Роджер Мэннерс, 5-й граф Рэтленд + его жена графиня Елизавета Рэтленд +
   графиня Пембрук (Илья Гилилов);
   - Марло + Бэкон + Оксфорд (Джин Джофер, англ.);
   - Бэкон + Рэтленд (Марина Литвинова);
   - Графиня Пембрук + (ее сыновья) Уильям Пембрук и Филип Монтгомери
   (Валентина Новомирова);
   - Филип Сидни + граф Оксфорд (о. Козминиус, о. Мелехций);
   - Граф Оксфорд + (после его смерти в 1604 году) + граф Ратленд и
   его жена Елизавета Сидни-Ратленд + (после их смерти в 1612) Мэри Сидни,
   графиня Пембрук (Ирина Кант).
  
   Выше приведены самые значительные группы. Список всех "участников" в группах состоит также более чем из тридцати авторов.
   Среди исследователей есть те, кто не признают авторство Шекспира из Стратфорда, но не предлагают никакой альтернативной кандидатуры, например, исследователь Диана Прайс.
   Что же заставило почитателей Шекспира усомниться в авторстве его пьес? Почему шекспироведы разделились на два лагеря: на стратфордианцев и нестратфордианцев?
   Сомнения возникли давно. В 1747 году священник Джозеф Грин, страдсфордский собиратель древностей, обнаружил завещание Шекспира, составленное нотариусом. В нем кроме собственноручной подписи Шекспира была записанная со слов его последняя воля и некоторые бытовые детали. Было подсчитано все до последней вилки, написано кто из родственников в какой части должен унаследовать шекспировское имущество и капитал. Например, своей жене великий драматург завещал лишь вторую по качеству кровать "со всеми принадлежностями". "Завещательные отказы, содержащиеся в документе, - сообщает Грин своему другу, - несомненно соответствуют его намерениям; но манера, в которой они изложены, представляется мне столь ... лишенной малейшего проблеска его духа, который осенял нашего великого поэта, что пришлось умалить бы его достоинства как писателя, предположив, что хотя бы одно предложение в этом завещании принадлежит ему". Своим друзьям-актерам Ричарду Бербеджу, Джону Хэмингу и Генри Конделлу Шекспир завещал деньги на покупку колец. Но, как ни странно, при этом не было сказано ни слова о рукописях, ни о книгах, а последние в то время стоили немало и представляли большую ценность.
   Придерживающийся стратфордианской позиции американский шекспировед С. Шенбаум в своей книге "Шекспир. Краткая документальная биография" (1977) пишет: "Некоторое недоумение вызывало то, что в завещании не было перечислено никаких книг или литературных рукописей. Однако это не столь уж странно, как может показаться. Шекспир не располагал рукописями своих пьес - они принадлежали "труппе слуг его величества". Книги могли быть отдельно перечислены в посмертной описи, но таковой не сохранилось".
   Как мог величайший драматург человечества быть столь мелочным в бытовых деталях и не сказать ни слова ни о своих рукописях, ни о книгах вообще? До сих пор ничего не обнаружено. Некоторые исследователи считают, что человек, оставивший это завещание, был просто неграмотным и с трудом выводил свою подпись. Существует несколько ее вариантов. Одна из них стоит под портретом Шекспира, которым предваряется восьмитомное полное собрание произведений Шекспира, выходившее в нашей стране с 1957 по 1960 год. Этот портрет с той же подписью появился в полном собрании сочинений, выпускавшимся издательством "Интрейд Корпорейшн" с 2001 года.
  
  
  
    []
  
   В действительности "официального" портрета, изображавшего Шекспира в таком виде, не существовало. Портретов, принятых в шекспироведении, несколько (www.shakespeare-online.com/faq/portraitsfaq.html), но все они или написаны после смерти Шекспира художниками, которые его никогда не видели, (т.е. имеет место воображаемый Шекспир), или являются имитациями портрета, сделанного с гравюры художника фламандского происхождения Мартина Дройсхута, создавшего ее специально для Первого фолио (портрет изображен в начале статьи). Этот портрет - единственный "достоверный" портрет. "Достоверный" написано в кавычках, потому что и он не является таковым, но об этом позднее. Автор же портрета, изображенного выше, неизвестен. Вероятно, это "советский" портрет, сделанный для какой-нибудь подборки "Классики мировой литературы". Мы видим красавца, похожего на Арамиса из "Трех мушкетеров". Никакого тебе аристократичного воротника, как на портрете Дройсхута, - лишь демократичный белый воротник с повязанным шнурком. Именно такой портрет украшал кабинеты литературы в наших советских школах.
   Всмотритесь в подпись под портретом. Вряд ли можно угадать в ней слова William Shakespeare. Явно, что человек, ставивший подпись, выводил буквы с трудом. Хотя в оправдание неровной подписи Шекспира стратфордианцы предполагают дрожание руки или даже говорят о моде в то время на "плохой почерк". Например, советский шекспировед М. Морозов в своей книге "Шекспир" (серия ЖЗЛ, 1947) пишет о том, что в дошедших до исследователей рукописях видно, что многие весьма образованные люди грубо и неряшливо выводили буквы. Считалось даже своего рода "шиком" иметь плохой почерк: "писать красиво" было обязанностью писцов канцелярий. М. Морозов в подтверждение этому приводит слова из "Гамлета": "Я некогда, - говорит Гамлет, - считал вульгарным, как считают сановники, иметь хороший почерк и много трудился над тем, чтобы разучиться писать красиво". Получается, умирающий Шекспир до последней минуты хотел писать модно.
   Сейчас известно, что словарь Шекспира насчитывает около 20 тысяч слов. Илья Гилилов в своей книге пишет, что это в два-три раза больше, чем у самых образованных и литературно одаренных его современников и даже писателей следующих поколений и веков (для сравнения, у Джона Милтона, Фрэнсиса Бэкона - по 8 тысяч слов, у Уильяма Теккерея - 5 тысяч. Англичанин нашего времени, имеющий высшее образование, употребляет не более 4 тысяч, а малообразованный провинциальный житель елизаветинской Англии обходился 1 тысячью или даже половиной того. Такой огромный разрыв говорит сам за себя - ничего подобного история мировой литературы не знает. Шекспир ввел в английский язык, как сообщает Оксфордский словарь, около 3 200 новых слов - больше, чем Бэкон, Джонсон, Чапмен, вместе взятые.
   Таким образом, сомнения в том, что сын стратфордского перчаточника Уильям Шакспер и Шекспир, "Потрясающий копьем", не одно и то же лицо, вполне могут быть оправданы.
  
   * * *
  
   Шекспира крестили 26 апреля 1564 года. В книге "Шекспир" французских исследователей Жана-Мари и Анжелы Маген сообщается: "Точный день рождения Шекспира на самом деле неизвестен. Известно лишь, что он был опущен в купель в церкви св. Троицы в Стратфорде 26 апреля 1564 года. Под этой датой книга записи крещений Стратфордского церковного прихода содержит запись на латыни: "Gulielmus filius Johannes Shakspere" ("Гильельм, сын Иоганна Шакспера" - Уильям, сын Джона Шакспера). Подобное ведение типично для эпохи, когда биологическое событие рождения ничто в сравнении с таинством крещения". Так как обычай требовал давать имена детям на третий день после появления на свет, считают, что Шекспир родился 23-го апреля 1564 года.
  
  
    []
   Запись в метрической книге Стратфордской церкви св. Троицы о рождении Шекспира
  
   Отец Уильяма Джон Шакспер (так отечественные нестратфордианцы традиционно произносят эту фамилию) был удачливым стратфордским предпринимателем. В биографии Шекспира, изданной в 1902 году в серии "Жизнь замечательных людей" (Биографическая библиотека Ф. Павленкова), написано: "Он выделывает кожи, вырабатывает перчатки, торгует шерстью, зерном, мясом и даже строевым лесом. Он быстро проходит ступени городского самоуправления и становится мэром Стратфорда".
   Что касается стратфордских носителей фамилии Шакспер, то в книге С. Шенбаума "Шекспир. Краткая документальная биография" приводятся различные варианты ее написания: Shakspere, Shackspere, Shaxpere, Shakesper, Shackspeere, Shakyspere. Они указаны в церковных документах того времени. Как мы видим, среди них нет привычного нам варианта написания фамилии: Shakespeare. Поэтому, с точки зрения нестатфордианцев, "Потрясающим копьем" может быть назван только тот "настоящий Шекспир", который подписывался под произведениями именно так: Shakespeare, и, следовательно, это имя к стратфордскому Шаксперу отношения не имеет.
   О начальном образовании Уильяма Шакспера ничего не известно. Принято считать, что он ходил в городскую грамматическую школу и больше нигде не учился; во всяком случае, среди студентов колледжей и университетов Англии его имя не значится, хотя списки студентов за ХVI век сохранились.
   Точно не известно, в каком году Уильям Шакспер покинул родной Стратфорд-на-Эйвоне. Исследователи предполагают, что в период с 1585 по 1587 годы. Обратимся к основным датам жизни и творчества Шекспира (А. Аникст. "Шекспир").
  
   1564, 23 апреля. Уильям Шекспир родился в Стратфорде-на-Эйвоне. В этом
   городе он прожил детство и юность.
   1582. 28 ноября. Шекспир получает разрешение на венчание с Энн Хетеуэй.
   1583. 26 мая. Крещение дочери Шекспира Сьюзен.
   1585, 2 февраля. Крещение сына Гамнета и дочери Джудит.
   1590-1592. Постановка исторической трилогии "Генрих VI" {Здесь и дальше
   указывается предполагаемая дата первой постановки пьесы.}.
   1592. "Комедия ошибок".
   1593. "Ричард III". "Укрощение строптивой".
   1593. Напечатана поэма "Венера и Адонис".
   1594. Напечатана поэма "Лукреция". Поставлен "Тит Андроник". "Два
   веронца". "Бесплодные усилия любви". Шекспир вступает в труппу
   лорда-камергера.
   1595. "Сон в летнюю ночь". "Ричард II". "Ромео и Джульетта".
   1595. Умирает сын Шекспира Гамнет. Поставлены "Король Джон",
   "Венецианский купец".
   1597. "Много шума из ничего". "Генрих IV" (1-я часть).
   1598. "Генрих IV" (2-я часть). "Виндзорские насмешницы".
   1599. Постройка театра "Глобус". Поставлены "Как вам это понравится",
   "Юлий Цезарь".
   1600. "Двенадцатая ночь".
   1601. "Гамлет".
   8 сентября. Похороны отца Шекспира.
   1602. "Троил и Крессида".
   1603. Смерть королевы Елизаветы. На престол вступает Джеймз I. Труппа
   лорда-камергера переименована в труппу короля. Постановка "Конец - делу
   венец".
   1604. "Отелло". "Мера за меру".
   1605. "Король Лир".
   1606. "Макбет".
   1607. Дочь Шекспира Сьюзен выходит замуж за доктора Джона Холла.
   Постановка "Антония и Клеопатры".
   1608. Наряду со спектаклями в театре "Глобус" труппа короля начинает
   давать спектакли в закрытом помещении бывшею монастыря Блекфрайерс. Написана
   трагедия "Тимон Афинский".
   1609. "Перикл". Изданы "Сонеты".
   1610. "Цимбелин".
   1611. "Зимняя сказка".
   1612. "Буря". Шекспир возвращается в Стратфорд.
   1613. "Генрих VIII". Пожар в театре "Глобус".
   1616, 10 февраля. Венчание Джудит Шекспир и Томаса Куини.
   25 марта. Шекспир подписывает завещание.
   23 апреля. Смерть Шекспира.
   25 апреля. Похороны Шекспира.
  
   Если из этих сведений исключить даты написания пьес, женитьбу, смерть родственников в Стратфорде и те события, которые произошли бы, не будь Шекспира вообще, то останется лишь следующее:
  
   1564, 23 апреля. Уильям Шекспир родился в Стратфорде-на-Эйвоне. В этом
   городе он прожил детство и юность.
   1612. Шекспир возвращается в Стратфорд.
   25 марта 1616 г.. Шекспир подписывает завещание.
   23 апреля 1616 г.. Смерть Шекспира.
   25 апреля 1616 г.. Похороны Шекспира.
  
   Не скудно ли для биографии самого популярного в мире поэта? В работе М.В. и Д.М. Урновых "Шекспир. Его герой и его время" (1964) приводится цитата из работы французского литературоведа И. Тэна (1828-1893): "Мы знаем о нем только, что он родился, женился, приехал в Лондон, переделывал чужие пьесы, писал свои, сделал завещание и умер". Обратите внимание, что в хронологии жизни Шекспира по А. Аниксту нет сведений о том, что он выезжал за пределы Лондона в период пребывания в нем, хотя в пьесах много мест, подтверждающих знание Шекспиром Франции и особенно Италии - знание, которым мог обладать человек, только воочию видевший эти места. Зато известны факты из его жизни, говорящие о том, что Шакспер был успешным дельцом. Факты (в сокращении) приводятся из книги И. Гилилова "Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого Феникса".
  
   Май 1597 года. Шакспер покупает второй по величине дом в Стратфорде, так называемый Нью-Плейс, за 60 фунтов стерлингов.
   Февраль 1599 года. Уильям Шакспер как пайщик принимает участие в строительстве театра "Глобус". Его доля - 10 процентов.
   Май 1602 года. Шакспер покупает у ростовщиков Комбов участок земли близ Стратфорда.
   1602-1603 годы. Покупает и арендует строения в Стратфорде вблизи
   Нью-Плейс.
   Июль 1604 года. Шакспер привлекает к суду своего стратфордского соседа, nbsp; Сейчас известно, что словарь Шекспира насчитывает около 20 тысяч слов. Илья Гилилов в своей книге пишет, что это в два-три раза больше, чем у самых образованных и литературно одаренных его современников и даже писателей следующих поколений и веков (для сравнения, у Джона Милтона, Фрэнсиса Бэкона - по 8 тысяч слов, у Уильяма Теккерея - 5 тысяч. Англичанин нашего времени, имеющий высшее образование, употребляет не более 4 тысяч, а малообразованный провинциальный житель елизаветинской Англии обходился 1 тысячью или даже половиной того. Такой огромный разрыв говорит сам за себя - ничего подобного история мировой литературы не знает. Шекспир ввел в английский язык, как сообщает Оксфордский словарь, около 3 200 новых слов - больше, чем Бэкон, Джонсон, Чапмен, вместе взятые.
   аптекаря Филипа Роджерса за недоплату долга.
   Июль 1605 года. Шакспер откупает у некоего Ралфа Хьюбода право взимать
   половину "десятипроцентного налога на зерно, солому и сено" (церковная
   десятина) с арендаторов бывших монастырских земель в трех ближайших
   деревушках, а также половину небольшой десятины со всего стратфордского
   прихода.
   Август 1608 года. Шакспер становится пайщиком театра Блэкфрайерс вместе
   с шестью другими членами труппы.
   Август 1608 - июнь 1609 года. Шакспер преследует через суд еще одного
   своего земляка, Джона Эдинбрука, за долг в 6 фунтов стерлингов плюс 1 фунт
   стерлингов 5 шиллингов в возмещение расходов и убытков.
   10 марта 1613 года. Шакспер покупает в Лондоне, в Блэкфрайерсе, дом за 140 фунтов и уже на следующий день, 11 марта, закладывает его за 60 фунтов бывшему хозяину на срок полтора года.
   31 марта 1613 года. Шакспер переуступает кому-то принадлежащий ему пай в актерской труппе, ликвидирует свои финансовые интересы в Лондоне (детали неизвестны) и окончательно перебирается в Стратфорд.
  
   Как видим, Шакспер был неплохим предпринимателем и не прощал своим должникам, преследуя их в судебном порядке. Подтверждается часть ранее приведенных слов А. Аникста "Шекспир был деятельным человеком...". Во вступительной статье к книге С. Шенбаума "Шекспир. Краткая документальная биография" А. Аникст пишет, что Шекспир жил на доходы от участия в актерском товариществе и вложил свои средства в общую кассу актеров пайщиков, хотя деловой стороной труппы занимался не он. Аникст не видит ничего зазорного в том, что Шекспир проявил достаточно деловитости в накоплении имущества, позволившего ему жить безбедно.
   Из предпринимательской биографии Шакспера видно, что бизнес настолько занимал его, что приходится удивляться, когда "Шекспир" успевал писать пьесы, ставить их в театре и еще играть в нем роль. Отечественный писатель и поэт-переводчик Григорий Кружков, оправдывая "преступную" предприимчивость Шекспира, в своей книге "Ностальгия обелисков", в главе "Шекспир без покрывала, или Шахматы, плавно переходящие в шашки" пишет, что в те времена занятие бизнесом и ростовщичество было не таким редким явлением. Например, этим занимались граф Эссекс и сэр Уолтер Рэли. О последнем Г. Кружков пишет: "...тот же сэр Уолтер Рэли, умевший одинаково хорошо писать стихи к Цинтии и устраивать любые финансово-хозяйственные дела, вплоть до дележа пиратской добычи".
   Покинув родной город с пустыми карманами, через двадцать пять лет Шакспер становится обладателем самого большого состояния в Стратфорде. В 1596 году он обращается в королевское геральдическое управление с прошением о присвоении титула дворянина и права иметь фамильный герб. Прошение было удовлетворено.
   В 1622 г. в городе Стратфорд-на-Эйвоне в церкви Святой Троицы был установлен памятник Шекспиру. Теперь Шекспир держит перо и бумагу, но, как выяснилось, они появились только в 1749 году после реставрации памятника.
  
  
    []
   Стратфордский бюст Шекспира по гравюре У. Дагдейла
  
   До этого руки Шекспира лежали на каком-то мешке - то ли с деньгами, то ли с шерстью - об этом говорит изображение бюста Шекспира в труде Уильяма Дагдейла "Памятники древности Уорикшира", изданном в 1656 году. Однако шекспировед С Шенбаум придерживается мнения, что именно памятник с пером в руке Шекспира был установлен с самого начала по согласованию с родственниками поэта. Гравюра же в книге У. Дагдейла озадачивает Шенбаума: "... её трудно отождествить со знакомым скульптурным изделием в алтаре".
   В 1793 году по настоянию шекспироведа Мэлона бюст Шекспира (с пером в руке) был выкрашен в белый цвет. В 1861 году белая краска была снята, и тогда удалось найти следы первоначальной расцветки.
  
    []
  
  
   Обратите внимание на изображение Шекспира. Высказывая свои сомнения по поводу того, что здесь изображен великий драматург, И. Гилилов пишет: "Английский исследователь Джон Довер Уилсон высказался прямолинейно: "Это изображение, стоящее между нами и подлинным Шекспиром настолько ложно и не имеет ничего общего с величайшим поэтом, что мир отворачивается от него...". Он назвал этот бюст "портретом колбасника".
   "Через два дня - запись в приходской книге о погребении Уилла Шакспера, джентльмена ("Will Shakspere, gent."). Ни единого отклика на эту смерть ни в Стратфорде, ни в Лондоне, ни где-либо еще".
   Далее И. Гилилов сообщает о том, что в XIX веке сомнения в способности Уильяма Шакспера из Стратфорда писать пьесы, поэмы и сонеты высказывали уже многие, в том числе и знаменитые люди - писатели, историки, философы и государственные деятели; можно назвать такие имена, как Чарлз Диккенс, Марк Твен, Бисмарк, Уитмен и другие. Английский поэт XIX века Кольридж, первый обративший внимание на несовместимость фактов биографии Шекспира, писал: "Спросите ваш здравый смысл, возможно ли, чтобы автором таких пьес был невежественный, беспутный гений, каким его рисует современная литературная критика?".
   Как подтверждают исследователи, на смерть известных людей было принято писать целые элегии и издавать памятные сборники. Например, на смерть драматурга Бена Джонсона, соратника Шекспира, было написано не менее 37 стихотворений-посвящений. На смерть Шекспира -- ни одного. Не прореагировал никто, кроме зятя "Шекспира", оставившего в личных записях строчку "тесть мой преставился". После смерти поэта и драматурга Френсиса Бомонта были торжественные похороны. После смерти поэта Майкла Дрейтона (известен ли он нам так же хорошо, как Шекспир?) студенты образовали целую процессию по улицам Лондона. Умер Шекспир -- ни слова, ни звука.
   Казалось бы, все факты свидетельствуют о том, что Шекспир умер как самый обычный, ничем неприметный торговец в тихом провинциальном городке.
   В противовес этому И. Гилилов подтверждает, что тот, кто создавал шекспировские произведения, активно владел французским, итальянским, испанским, древнегреческим и латынью. Английский профессор Буллоу издал восьмитомный труд, где на четырех тысячах страниц приводит тексты из книг на разных языках, которые знал и использовал Шекспир. Он обладал доскональными познаниями в морском и военном деле, юриспруденции, философии, музыке, медицине, орнитологии, ботанике, географии. Получить подобное образование в университетах и от домашних учителей было по карману лишь отпрыскам очень богатых семей. Шекспир проявил прекрасную осведомленность в вопросах придворной жизни того времени. Эти знания не могли быть обретены заочно. Он хорошо знал итальянские города Падую, Верону, Милан, Мантую, Венецию не понаслышке и не по книгам. Специалисты констатируют, что не было такой области человеческой деятельности того времени, которую бы не затронул Шекспир.
   Итак, сомнения в том, что уроженец Стратфорд-на-Эйвоне Уилл Шакспер (Will Shakspere) является Уильямом Шекспиром (William Shakespeare), "Потрясающим копьем", заставило шекспироведов искать реального претендента на авторство пьес, подписанных этим именем.
   Как было сказано выше, на "шекспировский трон" претендуют граф Оксфорд; граф Дерби; лорд Хансдон; Генри Ризли, граф Саутгемптон; Френсис Бэкон; Кристофер Марло, Генри Невилл; 5-й граф Рэтленд и его жена Елизавета Рэтленд - почти все как в персонально, так и в "сотрудничестве" с другими претендентами. Рассмотрим некоторые из кандидатур.
  
  
   ГРАФ ОКСФОРД (Эдуард де Вер, 1550 - 1604)
  
   Автором гипотезы, что произведения Шекспира создавал граф Оксфорд был англичанин Томас Лоуни. В 1920 г. он опубликовал свой труд "Личность Шекспира установлена". Он ссылался на то, что стихотворения графа, подписанные его именем, имеют сходство с поэмой Шекспира "Венера и Адонис", а также с пьесами "Ромео и Джульетта", "Сон в летнюю ночь" и ряд других. Кроме того, как сообщает, Т. Лоуни, граф Оксфорд, на гербе которого изображался лев, потрясающий сломанным копьем, был образованнейшим человеком своего века и был в курсе дворцовых интриг, отражение которых имеет место во многих пьесах Шекспира. Граф Оксфорд покровительствовал нескольким театрам и принимал активное участие в литературной и театральной жизни Англии той поры. Основываясь на анализе шекспировских произведений, Т. Лоуни вывел характерные черты их автора и сделал вывод, что всеми ими мог вполне обладать граф Оксфорд.
  
    []
   Граф Оксфорд
  
  
   Отечественные литературоведы М.В. и Д.М. Урновы своей книге "Шекспир. Его герой и его время" (1964), говоря о оксфордианской гипотезе, ссылаются на работу исследователя Г. Эмфлета и сообщают, что тот, поддерживая версию "Шекспир-граф Оксфорд", потратил в своей книге "Кто был Шекспиром?" (1955) немало сил и страниц, чтобы доказать, будто Шекспир - режиссер, а не актер-исполнитель. М.В. и Д.М. Урновы отмечают, что Эмфлет, рассматривая монолог Гамлета, обращенный к актерам, доказывает, что Гамлет, давая советы актерам, высказывается, безусловно, от имени Шекспира, но при этом нигде вместе с тем не говорит: "Я сам всегда делаю так, находясь на сцене. Я играю таким образом и пр." Все эти поучения, по мнению Эмфлета исходят от
   наблюдателя со стороны, человека, который привык сидеть на репетициях в партере.
   Не в пользу графа Оксфорда говорит тот факт, что он умер в 1604 году, а в пьесах Шекспира описаны события, имевшие место после 1604 года. Например, пьесу "Буря", датируют 1611 годом. Сам Лоуни признавал, что эта пьеса не могла быть написана Оксфордом, а ее создателем являлся граф Дерби, зять графа Оксфорда. Кроме того, Лоуни считал, что пьеса "Бесплодные усилия любви" была написана ими обоими.
   Среди современных зарубежных шекспироведов граф Оксфорд тем не менее считается самым серьезным кандидатом в Шекспиры. В 1957 году в Нью-Йорке был основано Шекспировское Оксфордское Общество, ставившее целью собрать факты, подтверждающие, что граф Оксфорд и есть Шекспир. В 1987 году в Вашингтонском суде, инициированным оксфордианцами, имели место дебаты "Кандидатура графа Оксфорда против кандидатуры Вилла Шакспера". Двое из трех присяжных проголосовали за Вилла Шакспера, хотя позднее выразили свое мнение о том, что Эдуард де Вер, граф Оксфорд, вполне мог быть Шекспиром, но доказательств в его пользу на тот момент было недостаточно. Суд все же не вынес окончательное решение, что Вилл Шакспер является автором всех произведений, но констатировал, что доказать обратное не удалось, так как было недостаточно фактов.
   Современный независимый исследователь шекспировского вопроса Ирина Кант, член Шекспировского Оксфордского Общества, в 2008 году опубликовала первый том своего исследования "Эстафета Фениксов", или Так кто же был Шекспиром?". В нем она развивает оксфордскую гипотезу, беря за основу метод, которым руководствовался Томас Лоуни (тест с бальной системой), т.е. извлечение сведений об авторе и получение информации о его характере из шекспировских произведений. Интерпретируя появившуюся с 1920 года новую информацию, подтверждающую, что авторство пьес Шекспира принадлежит другим кандидатам, в том числе графу Оксфорду, и дополняя результаты исследований современных ученых (Рут Миллер, Уильям Ферина, Роджер Стритмэттер, Эдвард Фурлонг (Канада), Рон Хесс, Дафна Пирсон (Англия), Илья Гилилов (Россия), Анна Данюшевская-Грэхэм (Россия, Англия), И. Кант использует метод Лоуни, но получает при этом список кандидатов, отличный от того, который получил Томас Лоуни в 1920 году. И. Кант применяет в исследовании, кроме теста Лоуни ("По характеристикам Лоуни") свои собственные тесты (тест N 2 "Ключевые даты" и тест N3 "Сонеты") и получает после "фильтрации" первоначального списка из пятнадцати кандидатов список только из четырех: граф Оксфорд, граф Рэтленд, граф Дерби и Эдвард Дайер. Самое большое количество баллов завоевывает Оксфорд. Далее И. Кант приводит другие доказательства авторства Оксфорда, ссылаясь на исследование ученого-оксфордианца профессора Роджера Стритмэттера, определившего, что третья часть отрывков из личной Библии де Вера, помеченных его рукой, находят свое отражение в произведениях Шекспира. Далее в своей работе И. Кант проводит аналогии между собственными стихами де Вера и отрывками в пьесах Шекспира. Переводы стихотворений де Вера, сделанные И. Кант, в большинстве своем никогда на русский язык не переводились и представляют безусловный интерес для русскоязычного читателя. Итак, в первом томе исследования И. Кант делается вывод, что характер де Вера, (если давать ему, со слов исследователя, дружественную оценку), совпадает с характером Шекспира, который видим в его произведениях; в них чувствуется дух де Вера; имеет место связь каждой из 37 пьес Шекспира и двух его поэм с жизнью де Вера; совпадают социальные и философские позиции Шекспира и де Вера; ранние стихотворения де Вера нашли свое отражение в произведениях Шекспира; наблюдается преемственность стиля, рифмовки, тяги к экспериментированию.
   Ирина Кант делает вывод, что граф Оксфорд является автором произведения Шекспира, но с оговоркой. Она ссылается на других серьезных шекспироведов (Элан Нельсон), которые никак не могут совместить характер великого Шекспира (каким он должен быть, по их мнению) с характеристиками, данными де Веру его, как пишет И. Кант, врагами, соперниками и случайно пострадавшими от него лицами. В то время как друзья де Вера награждают его самыми лестными эпитетами ("чрезвычайно образованный", "красноречивый", "благородный" и т.д.), его враги и строгие "объективные" критики дают совсем другую оценку ("эгоист", "распутник", "скандальный", "лжец", "предатель" и т.д.). В защиту своего кандидата И. Кант ссылается на стихотворение де Вера "Не тот я, кем кажусь!", в котором, как она считает, чувствуется раздвоение личности де Вера, свойственное и Шекспиру, что видно из его произведений: "Шекспир, автор сонетов, - "безнадежнейший из пессимистов", а Шекспир, автор комедий, "веселейший из всех весельчаков". Нелегко постичь, каким был на самом деле человек, когда он не тот, кем кажется" - делает вывод Ирина Кант.
   Однако, не считая, что за Шекспира писал только граф Оксфорд, второй том своего труда И. Кант собирается посвятить доказательству того, что после смерти графа Оксфорда в 1604 году "эстафету Фениксов" приняли граф Рэтленд и его жена, а завершает эстафету уже после их смерти в 1612 году Мэри Сидни, графиня Пембрук.
  
  
   ЛОРД ХАНСДОН (1522-1596)
  
    []
  
   Одним из автором гипотезы о том, что автором шекспировских пьес был лорд Хансдон, имевший имя Генри Кэри, является отечественный литературовед Николай Кастрикин (1930-2001). Гипотеза изложена в его книге "Top Secret". В ней отмечается, что лорд Хансдон был кузеном королевы Елизаветы и придворным лордом-камергером. Он являлся основателем первого профессионального театра в Англии и покровителем шекспировской труппы. В качестве доказательств того, что Хансдон был Шекспиром Н. Кострикин приводит следующие доказательства:
   во-первых, в 1616 году Шакспер "был перезахоронен, чтобы предотвратить перенос праха лже-автора в Вестминстерское аббатство". Автор книги ссылается в связи с этим на строки из стихотворения Бена Джонсона к Первому фолио, изданного в 1623 году: "Ты надгробный памятник без могилы";
   во-вторых, создание сонетов (154 в течение 1592-1595 гг.) прекратилось со смертью Хансдона в 1596 году;
   в-третьих, будучи отосланным в качестве смотрителя на шотландскую границу и служа там в течение 20 лет, Хансдон имел достаточно времени, чтобы написать 36 пьес;
   в-четвертых, душеприказчица Елизаветы (по всей видимости, имеется в виду Мэри Пембрук), зная о лже-авторстве Шекспира, затратила громадную сумму на издание Первого фолио, первоначально планируемого к выходу в 1622 году, к столетию со дня рождения кузена Елизаветы;
   в-пятых, личные качества и детали биографии Хансдона совпадают с таковыми автора сонетов, поэм и драм.
   В качестве сомнения в авторстве лорда Хансдона можно написать примерно то же самое, что и про графа Оксфорда: Хансдон умер в 1596 году, а в пьесах Шекспира описаны события, имевшие место после 1596 года.
  
  
   ФРЕНСИС БЭКОН (1561-1626)
  
   В книге "Шекспир" М. Морозов сообщает, что "антишекспиристы" появились еще в XVIII веке, и первым претендентом в 1772 году был назван Френсис Бэкон. Автор цитирует Герберта Лоренса, друга знаменитого актера Дэвида Гаррика: "Бэкон сочинял пьесы. Нет надобности доказывать, насколько он преуспел на этом поприще. Достаточно сказать, что он назывался Шекспиром".
   Впервые гипотезу о том, что авторство пьес Шекспира принадлежит нескольким людям и в первую очередь философу и государственному деятелю Френсису Бэкону (автору утопии "Атлантида") выдвинула американская писательница, однофамилица философа, Делия Бэкон. В книге "Разоблачение философии пьес Шекспира" (1857) она ссылалась на близость многих философских идей Бэкона шекспировскому мировоззрению.
   Считается, что Френсис Бэкон был одним из основателей современного масонства и принадлежал Ордену Розенкрейцеров. Философские идеи в пьесах Шекспира демонстрируют, что их автор был хорошо знаком с доктринами и идеями Розенкрейцеров. Сторонники авторства, принадлежащего Бэкону, считают, что он зашифровал в пьесах Шекспира секретное учение Братства Розенкрейцеров и истинные ритуалы Масонского Ордена. Исследователь Берд Киви в статье "Если дело дойдет до суда" сообщает: "Например, в трагедии "Буря" первое слово пьесы "Боцман" (Boteswaine), начинается, как обычно, с буквицы, окруженной замысловатыми виньетками. Но в 30-е годы среди этих виньеток разглядели многократно повторенное имя "Francis Bacon".
  
    []
  
  
  
  
   В статье "Бэкон, Шекспир и Розенкрейцеры" говорится о явном сходстве портрета Бэкона и портрета Шекспира, помещенном в Первом фолио.
  
    []
   Шекспир
  
    []
  
   Бэкон
  
   Авторство Бэкона отвергалось исследователями на основе серьезных возражений. Во-первых, в "Первом фолио", вышедшем в 1623 году, все хвалебные стихотворения поэтов говорили о посмертном издании пьес (да и памятник на могиле Шекспира в Стратфорде уже существовал), а Френсис Бэкон был ещё жив.
  
  
   ГЕНРИ НЕВИЛЛ (1562-1615)
  
  
    []
  
   Генри Невилл
  
   В октябре 2005 года английские исследователи Бренда Джеймс и Уильям Рубинштейн привели ряд доказательств тому, что произведения Шекспира были написаны английским политиком и дипломатом Генри Невиллом, потомком короля Эдуарда II. Политическая подоплека пьес и места, где происходят в них события, совпадают, по мнению исследователей, с местами, в которых пребывал Невилл в качестве дипломата.
   Пьеса "Бесплодные усилия любви" дает много ассоциаций с тем временем, когда Невилл учился в Оксфордском университете (1574-1579). Со многими, ставшими прототипами для пьесы, Невилл был лично знаком.
   "Мера за меру" была задумана в Вене, которую Невилл посетил в 1580 г. Тема пьесы - закон против аморальности - отражает идеи Невилла, носителем которых он стал после бесед с философом-кальвинистом.
   "Ромео и Джульетта", "Укрощение строптивой", "Два веронца" и "Венецианский купец" были начаты в северной Италии, в которой Невилл жил с 1581 по 1582 год.
   Драма "Генрих V" связана с пребыванием Невилла во Франции в 1599-1600 гг. В пьесе есть сцены, написанные на французском языке, которого Шекспир не знал.
   Генри Невилл в 1601 году был вовлечен в антиправительственный мятеж, возглавляемый графом Эссексом. После подавления мятежа Невилл был заключен в Тауэр. Это повлияло, по мнению исследователей, на интонацию пьес: прежний комический и исторический тон сменился на трагический. Исследователи также ссылаются на документ, написанный в Тауэре рукой Невилла, содержащий многочисленные детали, нашедшие отражение в драме Генрих VIII. В качестве доказательств авторства Генри Невилла, Б. Джеймс и У. Рубинштейн ссылаются на поразительную схожесть словарного запаса и стиля в частных и дипломатических письмах Невилла с пьесами и поэмами Шекспира, что подтверждается статистическим анализом. Красноречие в письмах Невилла также поразительно схоже с тем, что украшает пьесы. Как утверждают исследователи, в пьесах имеются необычные слова и словосочетания, которые возможно встретить только в пьесах Шекспира.
   Кроме того, исследователи ссылаются на обнаруженный в 1867 году, но долгое время не принимаемый шекспироведами во внимание документ, где рукой Невилла имитированы 17 вариантов подписей Шекспира. На документе же, вверху, написано рукой Генри Невилла его имя. Исследователи считают, что Невилл использовал Шекспира в качестве своего рода марионетки, так как сам не мог под свои именем публиковать пьесы, некоторые из которых носили явно политический характер. Например, антиправительственное содержание пьесы Ричард II таково, что если бы она вышла в свет под именем Невилла, он бы после подавления мятежа Эссекса в 1601 г. был, наверняка, казнен, а не заточен в Тауэр. Невилл принадлежал к династии Плантагенетов, последним представителем которой был Ричард II. Династия же Тюдоров, к которой принадлежала королева Елизавета I, дочь Генриха VIII, образовалась путем слияния Йорков и Ланкастеров как боковых ветвей династии Плантагенетов, занявших английский престол после низложения Ричарда II в 1399 году. Поэтому налицо "династическая неприязнь" Генри Невилла - потомка династии Плантагенетов - к Елизавете I, что в свою очередь объясняет участие Невилла в мятеже Эссекса, целью которого было свержение Елизаветы I. Дед Невилла, а также его двоюродный дед были в свое время казны Генрихом VIII. Пьеса Ричард II, которая повествует о свержении монархии насильственным путем, была поставлена на лондонской сцене целых сорок раз незадолго до мятежа Эссекса и расценена властями как подрывающая устои монархии. Шекспир и его коллеги по театру были подвергнуты допросу, но не были арестованы. Бренда Джеймс и Уильям Рубинштейн утверждают, что Бен Джонсон как создатель первого Фолио, преподавал в колледже, связанным с именем Невиллов, и знал о марионеточной роли Шекспира. Джонсон, как полагают исследователи, опубликовывал пьесы по указанию семейства Невиллов, но, вероятно, без согласования с самим Генри Невиллом.
   Что касается Фальстафа, персонажа четырех пьес, Джеймс и Рубинштейн считают, что его характер отражает натуру самого Генри Невилла. Фальстаф изначально должен был называться "Oldcastle" (Старый замок) как антонимическая игра слов с "Neville", означающее по-французски "новый город". И еще два существенных довода. Патрон Шекспира граф Саутгемптон был знаком с Генри Невиллом. Мать же Шекспира Мэри Арден была ему родственницей. Это заставило Генри Невилла "выйти" на Шекспира и использовать его как марионетку для опубликования своих пьес, эволюция и события в которых, по мнению исследователей, совершенно соответствуют биографии Генри Невилла.
  
  
   ГРАФ РЭТЛЕНД (1576 - 1612)
  
   Прежде всего опять хочется напомнить о книге Ильи Гилилова "Игра об Уильяме Шекспире, или тайна Великого Феникса". Надо отметить, что И. Гилилов не является "первооткрывателем" Рэтленда даже на ниве отечественного шекспироведения. М. Морозов сообщает, что в 1907 году Карл Блейбтрей создал "ретлэндовскую теорию". Эта теория была разработана в 1918 году бельгийцем Дамблоном и изложена на русском языке Ф. Шипулинским в 1924 году в его книге "Шекспир-Ретлэнд". Сссылаясь на его исследования, И. Гилилов пишет, что Ф. Шипулинский был убежденным сторонником и пропагандистом этой теории и не жалел резких слов в адрес Шакспера из Стратфорда и авторов стратфордианских биографий. Ф. Шипулинский считал, что с тем, чтобы отождествлять неграмотного мясника, торговца, кулака и ростовщика с автором "Гамлета" и "Бури", мало быть слепым: надо еще не понимать, не чувствовать Шекспира.
   Русский исследователь Пороховщиков, который работал в архиве родового замка Рэтлендов Бельвуар, обнаружил рукопись песни из пьесы "Двенадцатая ночь" Шекспира, написанную рукою Рэтленда. Рэтлендовскую версию поддержал А.В. Луначарский в своей статье "Шекспир и его век". И. Гилилов решил окончательно расставить все точки над i в этой гипотезе. Он произвел обстоятельное исследование шекспировского вопроса и приводит в своей книге факты, которые могут убедить правоте И. Гилилова. Он пытается доказать, что под именем Шекспира писали Роджер Мэннерс (5-й граф Рэтленд), и его жена Елизавета Рэтленд. Книга не осталась без внимания отечественных шекспироведов и людей, связавших свое творчество с именем Шекспира. Труд "Игра об Уильяме Шекспире, или тайна Великого Феникса" подвергся критике со стороны противников позиции И. Гилилова, в частности много полемики представлено на сайте http://gililov.narod.ru.
  
  
  
 []
  
   Роджер Мэннерс, 5-й граф
   Рэтленд
  
  
    []
  
   Елизавета, графиня Рэтленд
  
  
   Роджер Мэннерс, 5-й граф Рэтленд (1576 - 1612), английский аристократ времен королевы Елизаветы I (1533-1603) и короля Якова I (1566-1625). Он рано остался без отца. Благодаря своему знатному происхождению Роджер Мэннерс стал "ребенком государства", воспитывал его знаменитый философ и ученый Фрэнсис Бэкон. В колледже Рэтленд имел прозвище"Shake-Speare" ("Потрясающий Копьем"). Имя и фамилия "Уильям Шекспир" впервые появилось в 1593 году под посвящением графу Саутгемптону эротической поэмы "Венера и Адонис", которая считается "первенцем" Шекспира. В 1596 году Рэтленд был внесен в списки студентов знаменитого в то время Падуанского университета в Италии. Вместе с Рэтлендом в списках значились студенты из Дании - Розенкранц и Гильденстерн. В "Гамлете" эти фамилии носят студенческие приятели датского принца. Ключевые положения теории И. Гилилова в пользу принадлежности авторства графу Рэтленду таковы:
   - Рэтленд владел французским, итальянским, латынью и древнегреческим. Он был эрудированным человеком, т.е. его словарь мог состоять из 20 тыс. слов. Именно такое количество зафиксировано исследователями в произведениях Шекспира.
   - Рэтленд был другом графа Саутгемптона, которому он посвятил две свои первые поэмы. В то время Рэтленду было 17-18 лет. Из посвящений видно, что Рэтленд и граф Саутгемптон находились на одной ступени социальной лестницы.
   - Рэтленд проявлял большой интерес к театру.
   - Рэтленд учился в Падуанском университете вместе с датскими студентами Розенкранцем и Гильденстерном (действующими лицами в "Гамлете"); списки студентов сохранились.
   - Во втором издании "Гамлета" появились детали замка Эльсинор, как раз после поездки Рэтленда в Данию с посольством.
   - Конец творческой деятельности Шекспира совпадает со смертью Рэтленда - лето 1612 года. В 1613 году Шекспира навсегда уезжает из Лондона в Стратфорд-на-Эйвон.
   - Надгробный памятник Шаксперу в церкви Святой Троицы в Стратфорде сооружен теми же скульпторами, которые работали над надгробием Рэтленда в фамильной усыпальнице.
   Книга И. Гилилова во многом посвящена сборнику стихов Роберта Честера "Жертва любви", изданного в начале XVII века. В нем есть стихотворение "Феникс и Голубь" (The Poenix and Turtle), подписанное именем Shake-Speare. Существует единственный поэтический перевод этого стихотворения на русский язык, сделанный выдающимся переводчиком Михаилом Лозинским, у которого это стихотворение имеет название "Феникс и Голубка". В нем Фениксом является мужчина, а Голубкой, соответственно, женщина. И. Гилилов доказывает, что наоборот - Фениксом является женщина, а мужчина - Голубем и считает, что стихотворение должно переводиться как "Феникс и Голубь". М. Лозинский не был, по-видимому, знаком с ретлендианской теорией и в том, что он перевел это стихотворение как "Феникс и Голубка", вины его нет. И. Гилилов полагает, что в стихотворении под именами Феникса и Голубя оплакивались мужчина и женщина, которыми являются Роджер Мэннерс, граф Рэтленд, и его жена Елизавета. В сборнике есть стихотворения других поэтов - Роберта Честера, Бена Джонсона, Джона Марстона и Джорджа Чепмена. Все они также оплакивают некую ушедшую из жизни не имевшую потомства чету, которую связывала только платоническая любовь. Другими словами, И. Гилилов уверен в том, что сборник Роберта Честера "Жертва любви" есть реквием по мужчине и женщине - графу Рэтленду (Голубю) и его жене Елизавете (Фениксу), которые писали под именем Шекспира, и этот сборник есть тайный и единственный отклик современников на смерть Шекспира.
   Книга И. Гилилова сделала убежденными рэтлендианцами многих поклонников творчества Шекспира. Нужно отметить, что И. Гилилов приписывает значительную часть сочинений Шекпира графу Рэтленду и его его жене Елизавете, но не все. В качестве возможных соавторов он рассматривает графиню Мэри Пэмбрук.
   Пока другие творили под именем Уильяма Шекспира, "Потрясающего копьем", Уильям Шакпер занимался ростовщичеством в Лондоне, скупал дома в Стратфорде и играл неизвестно какие роли в театре "Глобус", пайщиком которого он был. Рэтленд, как считает И. Гилилов, не желая публиковать пьесы под своим именем, предпринял великую мистификацию - договорился с ростовщиком Шакспером и приписал ему свое авторство; сам господин случай помог ему в этом: Shakspere (Шакспер) и Shake-Speare (Шекспир) почти одинаково пишутся и произносятся!
   В интервью газете "Труд" (30.08.2001) на вопрос "Зачем же Рэтленду было скрываться за маской и отдавать лавры мировой славы малограмотному ростовщику?" И. Гилилов ответил: "Это была тщательно подготовленная и успешно осуществленная литературная игра. В моей книге приводится пример подобной игры, длившейся 10 лет и впоследствии раскрытой. Схема сходная: в окружении Рэтленда сочинили несколько книг и приписали их перу пьяницы, полоумного подонка, которого выставили за великого человека. Читатель был в недоумении. А виновники от души потешались".
   Нелестные, прямо скажем, слова в адрес того, к памятнику которого в Стратфорд-на-Эйвоне не один уже век совершают паломничество туристы.
   Почему же все-таки Шакспер бросил актерство, все дела и покинул Лондон именно в1613 году, а не в 1616-м? Почему не стал выполнять свою роль до конца жизни? Как пишет И. Гилилов, в 1612 году умирает граф Рэтленд, а через две недели кончает жизнь самоубийством его жена Елизавета, и договор с Шакспером прекращается; ему предлагается покинуть Лондон навсегда. Другом Шакспера был один из ведущих актеров театра "Глобус" Ричард Бербедж. И. Гилилов сообщает, что 31 марта 1613 года Шаксперу и его другу и компаньону Ричарду Бербеджу дворецкий графа Френсиса Рэтленда (брата и наследника умершего предыдущим летом Роджера) уплачивает в замке Бельвуар по 44 шиллинга золотом за некую "импрессу моего Лорда". Биографы предполагают, что речь идет об изготовлении раскрашенного картонного щита для предстоящего рыцарского турнира. (В марте 1616 года там же Бербеджу еще раз заплатили по аналогичному поводу.) Вскоре после этого Шакспер переуступает кому-то принадлежащий ему пай в актерской труппе, ликвидирует свои финансовые интересы в Лондоне (детали неизвестны) и окончательно перебирается в Стратфорд.
   Стратфордианцев, как и нестратфордианцев - неприверженцев Рэтленда - всегда смущал возраст последнего, в котором он в качестве Шекспира мог бы начать писать пьесы. Вот что пишет А. Аникст в своей статье "Кто написал пьесы Шекспира" (1962): "Все аргументы в пользу авторства Рэтленда падают, как карточный домик, когда читатель узнает дату рождения графа. Он явился на свет 6 октября 1576 года. А первые пьесы Шекспира, как установлено, шли на сцене начиная с 1590 года. Выходит, что Рэтленд начал писать в 13-14 лет..."
   Опровергая доводы стратфордианцев, в защиту своей рэтлендовской теории И. Гилилов сообщает в своей книге что, говоря о малолетстве Шекспира-Ретленда, стратфордианцы имеют ввиду пьесу "Генрих VI", написанную в 1590 году. Но, ссылаясь на книгу "Сокровищница Умов" Френсиса Мереза, И. Гилилов уточняет, что среди перечисленных в ней пьес Шекспира "Генриха VI" не было и таким образом заявляет: "Итак, главный, решающий довод против авторства Рэтленда - его возраст - несостоятелен".
   В связи с тем, что рэтлендианская гипотеза И. Гилилова строится на анализе сборника Роберта Честера "Жертва любви" и годе его опубликования, хотелось бы посвятить несколько слов сборнику Роберта Честера "Жертва любви". Сохранились только четыре его оригинала: Хантингстонский (дата издания отсутствует); Фолджеровский (датирован 1601 годом); Лондонский (1611 г.) и Уэльский (начальные и заключительные страницы вырваны, дата отсутствует).
  
  

   И. Гилилов строит свою теорию, основываясь на Лондонском экземпляре, т.е. на том, который датирован 1611 годом. Но датировал И. Гилилов его 1612-1613 годами, связав с годом смерти супругов Рэтленд, доказывая тем самым, что в сборнике Честера
   оплакивались именно они.
   Казалось бы, приведенные факты подтверждают, что именно граф и графиня Рэтленд являлись Шекспиром. Но обратить шекспироведу в свою веру "простого читателя" гораздо легче, чем своего собрата по цеху.
  
    []
   Фолджеровский (1601 г.) и Лондонский (1611 г.) сборники "Жертва любви"
  
   Исследователь Борис Борухов, полемизирующий с И. Гилиловым по вопросу "Шекспир-Рэтленд", в январе 2005 года на своем сайте (http://gililov.narod.ru), поместил сообщение, которое, по его мнению, окончательно развенчивает ретлендианскую теорию И. Гилилова. Б. Борухов, сообщает беспрецедентный, с его точки зрения, факт. Он пишет о том, что Рэтленд и его жена умерли в 1612 году, тогда как на титульном листе сборника стоит дата "1601", иными словами он вышел за 11 лет до их смерти. Поэтому, как убеждает Б. Борухов, И. Гилилов объявил дату "1601" мистификацией и датировал сборник 1612-1613 годами. Б. Борухов сообщает, что обнаружил документ, который ставит на гипотезе Гилилова крест. Документ представляет собою дневник одного из современников Шекспира из Стратфорда, в котором упоминается книга Роберта Честера. Документ подлинный, находится в хорошей сохранности, хранится в одном из крупных архивов и точно датирован. Он не оставляет никаких сомнений в том, что автор дневника держал сборник Роберта Честера в руках через несколько лет после выхода его 1-го издания (в 1601-м году) и за несколько лет до публикации его второго издания (в 1611 г.). Таким образом, Честеровский сборник, по словам Б. Борухова, был действительно опубликован в 1601 году, а не в 1612-1613 гг., как предположил И. Гилилов, и дата "1601", проставленная на его титульном листе, подлинная, а не мистифицированная. Далее Б. Борухов сообщает, ни 5-й граф Ратленд, ни его жена, графиня Елизавета, прототипами стихотворения Шекспира о Фениксе и Голубе быть не могут, поскольку Шекспир в 1601 году оплакивает своих аллегорических героев как умерших, а Роджер и Елизавета умерли 11-ю годами позже.
   Другими словами, Б. Борухов убежден, что Роджера Мэннерса, 5-го графа Рэтленда, и его жену Елизавету из списка претендентов на авторство произведений Шекспира можно исключить.
   Книга Ильи Гилилова "Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого Феникса" нашла своих "последователей". Сергей Степанов (один из переводчиков, выполнивших полный перевод сонетов Шекспира (http://www.lib.ru/SHAKESPEARE/sonets4.txt) в своей книге "Шекспировы сонеты, или игра в игре" (2003), руководствуясь гипотезой И. Гилилова, предпринял новый подход к "шекспировым сонетам". Представлен, как пишет автор, "новый, переработанный вариант перевода" сонетов. С. Степанов, принимающий гипотезу, что авторами сонетов являются граф Рэтленд и его супруга Елизавета, дает в своей книге комментарии к каждому сонету и располагает их с помощью, как он считает, найденного им шифра в другом, правильном порядке, который соответствуюет развитию супружеских отношений этой четы.
   Светлана Макуренкова, автор книги "Уильям Шекспир. Поэзия. Монологи" (2003) смело поместила на титульном листе портрет Рэтленда, написанный художником Исааком Оливером (тот самый, который находится на обложке книги И. Гилилова). Биографией Шекспира в этой книге является биография Роджера Мэннерса по Гилилову. Конечно, сейчас у нас в стране рыночные отношения в сфере книгоиздания, но, на мой взгляд, большая смелость, если не сказать, дерзость, при всей симпатии к ретлэндианской гипотезе и в частности к теории Г. Гилилова помещать в своей книге вместо пусть даже условного портрета Шекспира портрет графа Рэтленда и печатать в качестве шекспировской биографии биографию Рэтленда.
   Интересно, как к факту издания книги отнеслись бы британские нестратфордианцы-нерэтлендианцы, не говоря уже о консервативных стратфордианцах (чем не скороговорка)? Хочется надеяться, что эта книга не будет переведена на английский язык и не появится на родине Шекспира. Сам факт ее издания, по-моему, является некорректным.
  
   БЭКОН (1561-1626) + РЭТЛЕНД (1576-1612)
   Гипотеза, согласно которой за Шекспира писали в содружестве Бэкон и Рэтленд, принадлежит Марине Литвиновой, действительному члену Королевского бэконианского общества. Знакомая с ретлендианской теорией в целом , а также с книгой И. Гилилова "Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого Феникса" М. Литвинова все же считает, что граф Рэтленд писал произведения Шекспира не без участия Френсиса Бэкона. Гипотезе М. Литвиновой посвящена статья Г. Бельской "Игра "Шекспир". Приведем цитату из этой статьи: "Музой Бэкона была Афина Паллада, богиня мудрости, богиня-воительница, символ борьбы с невежеством, она олицетворяла бэконовский принцип: знание -- сила. Ее назвали десятой музой, музой, "потрясающей копьем" "a speare Shaker", и слова Shake-speare в то время вызывали в людях лишь зрительный образ Афины Паллады и больше ничего. Получалось, что Бэкон, сделавший Афину Палладу своей музой, вполне мог взять слова Шейк-спир псевдонимом. Для себя и ... кого-то еще". Под "кем-то еще" М. Литвинова имеет в виду Роджера Мэннерса, 5-го графа Рэтленда.
   Как уже говорилось, Роджер Мэннерс был учеником Френсиса Бэкона и обладал способностями к математике, необычайной склонностью к языкам, имел актерский дар, но главное - дар поэтический.
   Г. Бельская пишет, что мальчишкой Рэтленд дневал и ночевал в театре, лордство ему поначалу "не светило", а воображение, необычайная впечатлительность и романтичность натуры находили здесь для себя отличную пищу. Рэтленд, будущий поэт и лорд, стремительно набиравший знания, жизненный опыт и физическую привлекательность, оказывается учеником самого мощного ума эпохи с гигантскими и разнообразнейшими планами на будущее и со своей музой Афиной Палладой, означающей "потрясающая копьем" (Shake-speare). Цитируя М. Литвинову, Г. Бельская сообщает: "Представляю, как они смеялись, когда Рэтленд рассказал про своего "соседа" -- актера Уильяма Шакспера. Они обожали игру, а здесь розыгрыш напрашивался сам собой, такое совпадение мог выдумать лишь его Величество Случай...". Г. Бельская пишет, что Мыслитель, Поэт и живой носитель, живущий под боком человек с фамилией-псевдонимом, да еще и актер сложились в некую фигуру, ставшую, по мнению М. Литвиновой, совершенно реальной". Далее приводятся слова Ф. Бэкона: "Я только настраивал струны, чтобы на них могли играть пальцы искуснее моих".
   В 1624 году, на следующий год после издания Первого фолио вышла книга Густава Селенуса "Криптография". На ее обложке, как считает Г. Бельская, зашифрована история появления "Уильяма Шекспира".
  
  
  
    []
   Обложка книги Густавуса Селенуса "Cryptomenytices et cryptographiae".
  
   Внизу изображен Фрэнсис Бэкон в пышной одежде, держащий геральдическую "шапку достоинства" над головой пишущего графа Ратленда: символ передачи мудрости ученику и со-творцу. Шнур-змея между ними символизирует розенкрейцерское братство. Слева, в средней части, изображен Шакспер (с копьем: speare), выполнявший деловые поручения Шекспира-Ратленда, в частности, занимавшийся "вынесением в свет" его рукописей; Рэтленд передает материалы Шаксперу. Справа, в средней части, изображен тот же Шакспер, но уже скачущий на коне для "выполнения задания".
  
   КРИСТОФЕР МАРЛО (1564 - 1593)
  
   Впервые гипотеза о том, что под именем Шекспира мог скрываться драматург и поэт Кристофер Марло была выдвинута американским исследователем Уилбуром Цейглером в 1895 году. Он предположил, что Марло создал псевдоним "Шекспир", чтобы после своей инсценированной смерти продолжать творить как драматург. Эта "смерть", как считают марловианцы (приверженцы авторства, принадлежащего Марло), была связана со шпионской деятельностью поэта - он был завербован королевской разведкой, и должен был продолжать "работу" под другим именем. Свою гипотезу Цейдлер подкрелял тем, что произвел "стилеметрический" анализ словарей Шекспира, Кристофера Марло, Френсиса Бэкона и Бена Джонсона и пришел к выводу, что количество односложных, двусложных, трехсложных и четырехсложных слов у Шекспира и Марло в написанных ими пьесах в огромной степени совпадают.
   Другой американский исследователь Келвин Гоффман в своей книге "Убийство человека, который был Шекспиром" (1955) развил теорию У. Цейглера. К. Гоффман настаивает на том, что вместо Марло в 1593 году был убит кто-то другой, а он продолжал жить и писал пьесы под именем Шекспира - именно в этом году Шекспир начал свое творчество. Традиционные же шекспироведы склонны думать, что убит был именно Марло. Шекспировед М. Морозов, ссылаясь на книгу американского исследователя Лесли Хотсона "Смерть Кристофера Марло" (1925), придерживается версии, что убийство поэта было делом рук некого Полея, агента Тайного Совета.
   В отличие от других претендентов на авторство пьес Шекспира Кристофер Марло отличается тем, что он действительно был драматургом, который начал писать пьесы до того, как это стал делать Шекспир.
  
    []
  
   Кристофер Марло
  
   Марло был новатором в области драматургии. Он стал писать пьесы нерифмованным, белым, стихом, и эта форма утвердилась в английской драме. Под его пером родился жанр английской ренессансной трагедии.
   Шекспировед Энтони Берджес в книге "Уильям Шекспир. Гений и эпоха" сообщает: "Марло был того же возраста. что и Шекспир, но он раньше заявил о себе как в поэзии, так и в драме, и обладал уже определенной репутацией, и не только литературной. Он родился в семье сапожника... Марло был достаточно самостоятелен, чтобы отправиться в Кембридж, где вместе с другими способными студентами его завербовали в шпионы. Доказательства этому скудны, но нам нравится так думать".
   Приобретя ученую степень магистра, Марло поселился в Лондоне и вскоре приобрел славу поэта, атеиста и богохульника. При не выясненных обстоятельствах, вероятно, все же связанных со шпионской деятельностью Марло, он был убит в пьяной драке, получив смертельный удар ножом.
   Интересна гипотеза современного шекспироведа Альфреда Баркова, изложенная в его статье "Загадка личности "Шекспира": Кристофер Марло или Роджер Мэннерс, граф Рэтленд?" (http://shaxper.narod.ru/) . А. Барков проанализировал пьесу "Гамлет" и пришел к выводу, что пьесы Шекспира писал Кристофер Марло, кроме того он являлся прототипом Гамлета и сыном королевы Елизаветы I. Но в то же время А. Барков не настаивает на том, что только Марло создавал произведения Шекспира. Он пишет: "Несмотря на вывод об идентичности пьес Шекспира и Марло, восхищаясь изумительными находками "марловианской" версии авторства, я все же не уверен, что абсолютно все, что подписано псевдонимом "Шекспир", вышло из-под пера только Кристофера Марло".
   Однако при всем нашем уважении к "марловианской" гипотезе и теории А. Баркова остаются непонятными слова в стихотворении "Памяти моего любимого автора мастера Уильяма Шекспира и о том, что он оставил нам", написанным Беном Джонсоном для Первого фолио (перевод А. Аникста): "... я сравнил бы тебя с самыми великими и показал бы, насколько ты затмил нашего Лили, смелого Кида и мощный стих Марло". Если Марло был Шекспиром, почему Бен Джонсон, восхваляя Шекспира и зная, что им был именно Марло, пишет о мощном стихе Марло? Кто-кто, а Бен Джонсон, игравший ведущую роль в составлении Первого фолио, знал имя скрывающегося под маской Шекспира! Интересующий меня вопрос не удалось выяснить в книгах по шекспироведению. В личной переписке он был задан Джону Бейкеру, шекспироведу, создавшему объемный сайт, посвященный марловианской гипотезе. Он сообщил, что приведенные строки из стихотворения Джонсона являются загадкой для марловианцев и для него в частности, и сделал следующие комментарии. Во-первых, он предполагает, что автором этого стихотворения мог быть и не Бен Джонсон. Издатели могли подписать стихотворение его именем для "лучшей продажи Первого фолио". Это было обычной в то время практикой, как сообщил Бейкер. Во-вторых, Джонсон, зная, что "актер не был автором", мог в то же время не знать, кто был Шекспиром. По предположению Бейкера, Бен Джонсон мог считать Шекспиром Френсиса Бэкона.
  
  
   ГРАФИНЯ МЭРИ ПЕМБРУК (1561-1621) + (ее сыновья)
   УИЛЬЯМ ПЕМБРУК И ФИЛИП МОНТГОМЕРИ
  
    []
  
   Графиня Мэри Пембрук
  
   Работа Валентины Новомировой "Кто придумал Шекспира?" появилась на сайте киевского журнала "Вертикаль" в 2002 году. Свою гипотезу она строит на трактовке стихотворения Бена Джонсона "To the Reader" (К читателю), (помещенном на титульном листе Первого фолио рядом с портретом Шекспира), а точнее на своеобразном понимании и переводе ею одной строки стихотворения.
  
    []
  
  
  
   To the Reader
   This Figure, that thou here seest put,
   It was for gentle Shakespeare cut;
   Wherein the Graver had a strife
   With Nature, to out-do the life:
   O, could he but have drawn his wit
   As well in brass, as he hath hit
   His face; the Print would then surpass
   All, that was ever writ in brass.
   But, since he cannot, Reader, look,
   Not on his Picture, but his Book.
  
   К читателю (перевод Валентины Новомировой)
  
   Эта фигура, которая здесь на твое обозрение положена (помещена),
Она для благородного Шекспира вырезана;
Когда (поскольку) Гравер имел борьбу (конфликт)
 с Природой (Натурой, Оригиналом), жизнь вышла вон (за дверь):
О если бы он только нарисовал его разум
 На меди так же хорошо, как он схватил
Его лицо, Печать (оттиск) тогда превосходила бы
Все, что когда-либо было написано на меди (медью).
Но, поскольку он не смог, Читатель, смотри
 Не на его Картину (Портрет), но его Книгу".
  
   Валентина Новомирова легко разрубает Гордиев узел неразрешенной проблемы. Она считает, что в стоке "It was for gentle Shakespeare cut" перед глаголом "cut" следует видеть частицу "to", так чтобы эта строка читалась как "It was for gentle Shakespeare to cut" ("Это для того (сделали), чтобы благородного Шекспира вырезать"). В Новомирова считает, что надо вырезать портрет Шекспира и увидеть в окошке на появившейся странице, что авторами пьес являются братья Уильям, граф Пембрук, и Филип, граф Монтгомери. Это та страница, на которой написаны обращения к двум братьям. Сама она в качестве примера вырезает лишь лицо Шекспира. В. Новомирова пишет: "Лист, на котором изображен портрет, с обратной стороны чистый. Так что при "операции" текст пострадать не может. За этим листом идет следующий -- с посвящением издателей. Исследователи полагают, что посвящение писали не издатели, а все тот же Бен Джонсон".
  
    []
  
  
    []
  
   Далее В. Новомирова развивает мысль, пытаясь доказать, что мать братьев Уильяма и Филипа Мэри Сидни Герберт, графиня Пембрук (сестра поэта Филипа Сидни (1554-1568), также является автором произведений Шекспира. Автор производит сопоставление черт Шекспира на портрете в Первом фолио с чертами графини на портрете художника Марка Джерарда и делает вывод, что это одно лицо. В. Новомирова сообщает, что были обнаружены экземпляры Первого Фолио с вырезанными портретами Шекспира, т.е. читатели уже в семнадцатом веке вняли совету Бена Джонсона и прочитали строку "It was for gentle Shakespeare cut", восприняв глагол "cut" в качестве инфинитива или, т.е. как глагол неопределенной формы.
   Выводы В. Новомировой не носят голословный характер. Прежде чем их сделать, она работала с электронными текстами и изображениями в Библиотеке Пенсильванского университета (США). Таким образом, оригинальная идея В. Новомировой занимает достойное место в решении шекспировской проблемы.
  
  
   ФИЛИП СИДНИ (1554 - 1586) + ГРАФ ОКСФОРД (1550 - 1604)
  
   Гипотеза, согласно которой авторство шекспировских пьес принадлежит Филипу Сидни и графу Оксфорду, является одной из самых новых. Она не выдвигалась ранее ни зарубежными, ни отечественными нестрадфордианцами.
   Данная гипотеза нашла свое развитие в книге "Шекспир. Тайная история". Авторы книги О. Козминиус и о. Мелехций. Кто же скрывается за этими необычными именами? Предисловие к книге подписано инициалами А.Т. В нем говорится, что
   А.Т. через посредника была передана дискета двух католических священников (святых отцов), работавших долгие годы над "шекспировским вопросом". А.Т. дал им имена о. Козминиус и о. Мелехций, перевел их тексты на русский язык и опубликовал в этой книге. Но литературные реалии в тексте говорят все же, что автором или авторами книги являются российские исследователи. Впрочем они, кажется, и стремились скрывать этот факт.
  
  
    []
  
   17-й граф Оксфорд, Эдуард де Вер
  
    []
  
   Филип Сидни
  
  
   Отец Козминиус и отец Мелехций пишут, что страдфордианство и нестрадфордианство в шекспировском вопросе зашли в тупик и рассматривают вопрос поиска "настоящего Шекспира" в связи с религиозно-политической обстановкой в Западной Европе начала XVII века. Как известно, этот век был эпохой Реформации; из-под влияния Католической церкви выходили страны Северной Европы и становились протестантскими; вышла и Англия в лице Англиканской церкви, что вызывало негодование Рима. Английская королева Елизавета, принадлежавшая к династии Йорков (Белая роза), стремилась противостоять намерению навязать Англии католицизм. В стране появляется разведка, которая внедряет своих агентов в лоно католической церкви в Италии, стремясь предотвратить коварные действия папского Рима. Главой и основоположником английской разведки становится лорд Берли, Уильям Сесил. Вербуется поэт Кристофер Марло, а также поэт Филип Сидни и 17-й граф Оксфорд, имя которому было Эдуард де Вер. Авторы сообщают, что Марло, внедренный в католические круги, проваливается как английский шпион. О его шпионской деятельности известно шекспироведам. Уильям Сесил выясняет, что Марло выдал Сидни и бросил подозрения на Оксфорда, и он отзывает последних из Италии. В целях конспирации "провала" в 1586 году Филипа Сидни объявляют мертвым и ему устраивают пышные "похороны" в соборе св. Павла. Смерть Сидни в возрасте 32 лет была лишь инсценировкой. Не решаясь "похоронить" своего лучшего агента, лорд Берли отправил Эдуарда де Вера на пенсию, отсиживаться в его графском имении, ничего не требуя взамен. Официально же считалось, что он умер в 1604 году. Авторы отмечают, что Эдуард де Вер был не из тех, кто складывает оружие и начинает проливать слезы. Он - подлинный воин - недаром носил на своем йорковском гербе образ льва, потрясающего копьем. Никакие драконы... Контрремормации не могли заставить его склонить голову перед могущественным врагом! Это он был инициатором художественного проекта, в реализацию которого втянул все семейство...
   О. Козминиус и о. Мелехций пишут: "Неистовый Йорк, Эдуард де Вер, задумал ни больше, ни меньше, чем вступить в единоборство с Римом - написать, насколько хватит общих сил, историю своего рода и своего времени. Однако, зная нравы и принципы штатных имперских историков, он задумал создать эту историю, зашифрованной в гениальных произведениях, которые будут идти на сценах и доносить до публики подлинную историю". По мнению авторов, католическая церковь рукой историка Скалигера писала свою, выгодную ей в деле борьбы с Реформацией ВСЕМИРНУЮ ИСТОРИЮ, в соответствии с которой роль Белой Розы - династии Йорков - в истории могла быть искажена. Граф Оксфорд и его соратник в этом деле Филип Сидни не могли писать под своими собственными именами. "Опасные труды "засветившегося" у католического Рима Оксфорда были бы сразу уничтожены, если бы в Англии победила Контрреформация... Разумеется, невозможно было пользоваться и легальным именем Филипа Сидни - ведь он уже давно записан в "Книгу Смерти!".
   Сонеты, как уверены о. Козминиус и о. Мелехций, явились поэтической перепиской Филипа Сидни, Мэри Сидни-Пэмбрук и Эдуарда да Вера.
   Авторы считают, что в сборнике Роберта Честера под оплакиваемой поэтами четой, любовь которой была платонической, оплакивались не граф Рэтленд (Голубь) и его жена Елизавета (Феникс) в соответствии с версией Ильи Гилилова, а Филип Сидни и граф Оксфорд. Святые отцы говорят, что слишком примитивно под парой Голубя и Феникса видеть мужчину и женщину. В стихотворении "Феникс и Голубь" воспевается любовь двух мужчин, но любовь не земная, а любовь к поэзии, к Аполлону, к их величайшему поэтическому проекту, подписанным именем Шекспира, Потрясающего Копьем, - проекту, который был начат в 1593 году. Именно в этом году появляется первое произведение Шекспира. Сообщается, что десятилетний разрыв в изданиях сборника "Жертва любви" (1601 и 1611) говорит в завуалированной форме о разнице в годах смерти истинного Шекспира - Феникса (графа Оксфорда, настоящая дата смерти 1605 г.) и Голубя (Филипа Сидни, 1615 г.). В соответствии с теорией отцов Козминиуса и Мелехция граф Рэтленд и его жена Елизавета не могут претендовать на звание Шекспира, в частности по причине своего малолетства в год, когда началось его творчество.
   Посвящая читателей в свою гипотезу, авторы указывают на то, что в соответствии с их исследованиями Филип Сидни был внебрачным сыном английской королевы Елизаветы и испанского короля Филиппа II; Эдуард де Вер, 17-й граф Оксфорд, был первенцем королевы Елизаветы и Роберта Дадли, графа Лейстера, тайного супруга Елизаветы. Бен Джонсон был непризнанным сыном графа Оксфорда. Отец Козминиус и отец Мелехций пишут: "Тогда становится понятной вся подвижническая деятельность Бена Джонсона вокруг Шекспировского проекта - это было семейное дело, сын увековечивал память своего отца...".
   Мэри Сидни-Пембрук авторы считают не родной сестрой Филипа Сидни, а (будучи внебрачной дочерью королевы Шотландии Марии Стюард), возлюбленной Филипа Сидни. Елизавета же Рэтленд (жена графа Рэтленда, одного из претендентов на звание Шекспира) была их дочерью, а не племянницей Мэри Сидни-Пембрук. Более того, по мнению авторов, Елизавета не покончила жизнь самоубийством, уйдя вслед за мужем, а продолжала жить; смерть ее была также имитацией. Я не хочу вас вводить далее в казуистику родственных отношений королевского двора согласно этой гипотезе, хочется лишь сказать, что, по мнению авторов книги "Шекспир. Тайная история", все перечисленные лица были вовлечены в грандиозный проект-мистификацию, носящей имя "Шекспир".
   С именами Сидни и Оксфорда о. Козминиус и о. Мелехций связывают еще много тайн и делают выводы, которые могут показаться невероятными и даже ошеломляющими. Желающим углубиться в эти тайны и более подробно ознакомиться с гипотезой авторов следует прочесть эту книгу.
  
  
   "АДВОКАТЫ" УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА ИЗ СТРАТФОРДА
  
   Несмотря на то, что существует множество нестратфордианский гипотез, ряд из которых кажется весьма убедительными не только для простых любителей творчества Шекспира, но и для литераторов и историков, нельзя игнорировать позицию стратфордианцев, т.е. тех, кто считает, что выходец из Стратфорда-на-Эйвоне и есть всеми почитаемый Уильям Шекспир - автор великих пьес. Так как "сомнения в Шекспире" появились еще в XVIII веке, любая работа, посвященная творчеству и жизни Уильяма Шекспира, как зарубежных шекспироведов, так и отечественных, является по сути "стратфордианской". Говоря о биографиях Шекспира, написанных уже в XXI веке, стоит упомянуть опубликованную в 2009 г. на русском языке книгу английского писателя Питера Акройда "Шекспир. Биография", изданную на языке оригинала в 2005 году. П. Акройд не является шекспироведом в прямом смысле этого слова. Автор описывает елизаветинскую эпоху в целом, подмечает множество характерных для нее любопытных деталей. Шекспир как герой повествования существует в контексте этой эпохи. Принимаясь за написание биографии Шекспира, П. Акройд вовсе не пытался полемизировать с нестратфордианцами, являясь, по всей видимости, их противником.
   Явную стратфордианскую позицию занимает современный отечественный историк, специалист в области английского средневековья, Ольга Дмитриева. В своей работе "Тайна Шекспира разгадана? Да здравствует тайна!" она приводит доводы, которые, казалось бы, должны окончательно развеять сомнения в том, что Шекспир из Стратфорда является автором всех своих произведений.
   Как историк О. Дмитриева считает, что все сомнения должны вытекать не из логики сегодняшних суждений о мире, а из реальных обстоятельств прошлого. "Зачастую многое, что кажется нестратфордианцам странным и необъяснимым, с точки зрения историка совсем не выглядит таковым, и, напротив, то, что представляется логически убедительным и бесспорным совершенно неверно применительно к обстоятельствам шекспировской эпохи", - отмечает автор, имея в виду нестратфордианские тезисы.
   Приведу основные нестратфордианские тезисы, контраргументы Ольги Дмитриевой, а также выражу свое мнение, основываясь на том и другом.
  
   Тезис N 1 нестратфордианцев.
   Шекспир родился в семье, где все были неграмотны. Принято считать, что он ходил в городскую грамматическую школу и больше нигде не учился; во всяком случае, среди студентов колледжей и университетов Англии его имя не значится, хотя списки студентов за ХVI век сохранились. Таким образом, этот малообразованный человек не мог создать все произведения, подписанные его именем.
  
   Мнение О. Дмитриевой. (Здесь и далее приведены цитаты из работы О. Дмитриевой "Тайна Шекспира разгадана? Да здравствует тайна!").
   Уильям Шекспир, выходец из Страдфорда-на-Эйвоне, был "...одаренным человеком, работоспособным и плодовитым... Он обладал божественным даром и мог затмить "университетские умы" и лондонских драматургов".
  
   Мнение автора данной статьи.
   Возможно, Шекспир был одаренным и даже гениальным человеком, но, как и где за время пребывания в Лондоне он мог приобрести такие поистине энциклопедические знания, наличие которых подтверждают его произведения. В воспоминаниях современников Шекспира нет тому подтверждения. Если считать, что об образованности Шекспира может говорить то, что он на равных вступал в творческий спор как драматург с Беном Джонсоном в лондонской таверне "Сирена", то известный шекспировед С. Шенбаум ставит под сомнение факт этих встреч, относя их фантазиям биографов Шекспира. Принимая мнение Шенбаума во внимание, можно действительно усомниться в том, что Шекспир из Стратфорда был автором своих произведений. Если же таковые встречи действительно были, то не исключено, что таверну посещал кто-то из кандидатов в Шекспиры. Хотя предположить, что граф Ретленд, Генри Невилл, Френсис Бэкон или кто-либо другой, носящий важный титул, мог "опуститься" до посещения "Сирены", можно с трудом.
  
   Тезис N 2 нестратфордианцев.
   Лингвистический анализ пьес и сонетов Шекспира показывает, что его словарный запас составлял от 20 до 25 тысяч слов. Но даже самые образованные люди того nbsp; Not on his Picture, but his Book.
времени владели не более чем 9-10 тысячами слов. Как показывают произведения Шекспира, он отлично знал французский, итальянский, греческий, латынь, имел обширные познания в истории древнего мира и Англии. Шекспир цитировал Гомера, Овидия, Сенеку, Бокаччо, Монтеня; разбирался в медицине, ботанике, музыке, юриспруденции, военном и морском деле.
   Мнение О. Дмитриевой.
   "Существовал круг людей, тесно связанных друг с другом: граф Сауттемптон, граф Эссекс, Бэкон, Шекспир, Бен Джонсон. Граф Саутгемптон и граф Эссекс были близкими друзьями. Граф Саутгемптон покровительствовал Шекспиру, Бэкон был правой рукой графа Эссекса и писал за него речи, Бен Джонсон переводил произведения Бэкона на латынь. Шекспир мог прямо обратиться к своему покровителю, как это было в обычае того времени, за помощью. Так что нет ничего удивительного, что в 1592 году, когда театры оказались закрыты по случаю чумы, безработному Шекспиру нашли работу - секретарем у Бэкона. Бэкон доверял ему редактировать свои эссе ("Опыты") и писать (вероятно, по кратким наброскам) речи для графа Эссекса... Примерно четырехлетнее (1592-1596) сотрудничество с Бэконом, самым тонким знатоком законов своего времени, может объяснить "основательность познаний Шекспира в юриспруденции" - пишет историк, полагаясь на мнение Ч. Гамильтона.
  
   Мнение автора данной статьи.
   О. Дмитриева результатом работы Шекспира с Бэконом видит "основательность познаний Шекспира в юриспруденции". Чтобы не высказать сомнение в том, что Шекспир кроме этого за четыре года мог овладеть французским, итальянским, греческим языками, латынью; получить обширные познания в истории древнего мира и Англии, как это показывают пьесы, надо считать его действительно очень одаренным человеком. К сожалению, мне не удалось найти в литературе по шекспироведению подтверждения, что Шекспир в течение четырех лет был секретарем у Бэкона. Всего лишь предполагается, что Шекспир мог прямо обратиться к своему покровителю графу Саутгемптону, как это было в обычае того времени, за помощью. Работа Шекспира у Ф. Бэкона тоже попадает у О. Дмитриевой в разряд предположений. Таким образом, подтверждений тому, что Шекспир набирался знаний у своих высоких покровителей и занимался самообразованием, нет. Как пишет С. Шенбаум в своей работе, согласно одной любопытной гипотезе, Шекспир скитался по континенту. Однако, как считает Шенбаум, представить себе Шекспира проводящим каникулы в Италии во время чумы, в то время как в Лондоне колокол звонил по мертвым, - вполне безобидная фантазия, но, скорее всего, Шекспир оставался в Лондоне, где он пробовал свои силы в сочинении недраматических произведений и нашел себе покровителя в лице Генри Ризли, графа Саутгемптона. Кроме того, как считает Шенбаум, Шекспир с равным успехом мог насытить свое творческое воображение, пользуясь книгами и рассказами вернувшихся путешественников или беседуя с итальянцами в Лондоне. Опять "мог". Снова лишь предположения.
  
   Тезис N 3 нестратфордианцев.
   Не сохранилось абсолютно никаких рукописей Шекспира или книг из его библиотеки. В завещании Шекспира, найденном Д. Грином через 100 лет после смерти гения, не упоминаются ни рукописи, ни книги.
  
   Мнение О. Дмитриевой.
   "Отметим, однако, что они (рукописи и книги - прим. автора статьи) не значатся только среди материальных ценностей, передаваемых родственникам, как известно, людям мало или вовсе неграмотным. Что толку было бы им в его книгах и бумагах? Быть может, он продал их, покидая Лондон, или отдал друзьям... Разрыв с прежней жизнью и сценой мог ознаменоваться душевным кризисом и даже их уничтожением."
  
   Мнение автора данной статьи.
   Вполне можно предположить, что так и было. Могут ли нестрадфордианцы привести доказательства тому, что сохранились рукописи, черновики пьес, принадлежащие кому-либо из претендентов на авторство Шекспира, по которым можно было бы явно идентифицировать принадлежность той или иной пьесы какому-либо из претендентов? А ведь среди таких претендентов - графы, дипломаты и философы, рукописи которых должны были сохранить их "благодарные" потомки.
  
   Тезис N 4 нестратфордианцев.
   Судя по неразборчивой подписи Шекспира в завещании, писать пером было для него редким занятием.
  
   Мнение О. Дмитриевой.
   "... в свое время пришлось немало времени провести над рукописными документами XVI века в архивах Великобритании, и должна заметить, что почерки большинства выдающихся государственных деятелей тюдоровской поры - интеллектуалов и политиков, плодивших бесконечные потоки бумаг, - приводят историка, вынужденного разбирать их, в мрачное расположение духа. К несчастью, в отличие от шекспироведов, мы не можем обвинить их в том, что они не те, за кого себя выдают. К индивидуальным особенностям следует добавить и гусиные перья, рыхлую бумагу, плохое освещение и ранние болезни глаз (наконец, в случае с Шекспиром, который нетвердой рукой подписывал свое завещание, возможно и расстройство двигательных функций). Одним словом, на фоне сотен подобных же несовершенных автографов тюдоровской эпохи, принадлежавших людям высокообразованным, слабость Шекспира в каллиграфии не выглядит столь драматично, как ее представляют нестратфордианцы."
  
   Мнение автора данной статьи.
   Приведенные О. Дмитриевой аргументы действительно кладут, казалось бы, на лопатки нестрадфордианцев, в том числе Илью Гилилова, и даже делают безосновательным утверждение шекспироведа М. Морозова, что в те времена писать небрежно было модно, что и делал Шекспир. И надо только удивляться тому, как Шекспир при его занятости театром и бизнесом сумел в условиях "гусиных перьев, рыхлой бумаги и плохого освещения" написать многочисленные произведения. Поистине этот человек был не только гениальным, но и дьявольски работоспособным, обладающим страстным желанием воплощать все свои фантазии в пьесах, используя огромные знания в разных областях науки и искусства.
  
   Тезис N 5 нестратфордианцев.
   Шекспир занимался ростовщичеством, в то время, как его герои благородны и исполнены прекрасных порывов. Шекспир не чуждался ссудить деньги под процент и вести тяжбы с должниками. Такой приземленный человек не мог быть автором столь возвышенных произведений.
  
   Мнение О. Дмитриевой.
   "Действительно, неблагородно (заниматься ростовщичеством - прим. автора статьи). Но столь естественно для одиночки, борющегося за выживание в столице и пробивающего себе совершенно новый путь... Деловые качества сами по себе не могут служить основанием для обвинения в душевной ограниченности. Невольно в связи с этим на ум приходят полные грустной иронии строки другого гения: "Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать".
  
   Мнение автора данной статьи.
   Шекспир действительно как провинциал, приехавший в столицу, мог хотеть самоутвердиться и в материальном плане. Чтобы получить дворянское звание, ему надо было сколотить капитал, что он и сделал. Тот факт, например, что в "Венецианском купце" чувствуется неприязнь автора к ростовщику Шейлоку, может говорить о "раздвоении личности" Шекспира, занимавшегося тем же самым. Благородство в поэзии и неблагородство в реальной жизни было характерно не только для Шекспира. Вспомним отечественных поэтов Некрасова и Фета. Вся поэзия Некрасова "плачет" по несчастным крестьянам и простому угнетенному люду. Кто не помнит наизусть хрестоматийные строки: "Там били женщину кнутом, крестьянку молодую... И музе я сказал: Гляди! Сестра твоя родная!". Между тем, Некрасов допускал жестокие обращения с крестьянами в своем поместье. Об этом свидетельствует книга Корнея Чуковского "Мастерство Некрасова". Лирический поэт и одновременно крупный помещик Афанасий Фет тоже был свидетелем жестокого обращения со своими крестьянами. Его статьи, в которых он ратовал за интересы помещиков, возбуждали негодование всей передовой печати. Итак, можно допустить то, что Шекспир и давал деньги в рост, и писал "благородные" пьесы.
  
   Тезис N 6 нестратфордианцев.
   Как пишет Илья Гилилов в своей работе, сохранились... целые сборники, оплакивающие кончину Филиппа Сидни, Спенсера, Дрейтона, Донна, Джонсона и других поэтов и драматургов, лиц королевской крови, знатных персон и членов их семей, а вот
   на смерть самого великого из елизаветинской когорты - Уильяма Шекспира - ни
   один поэт не написал ни одного скорбного слова.
  
   Мнение О. Дмитриевой.
   "Далеко не все современники были готовы признать величие, а тем более гениальность того, кого слишком близко знали, соперничали, а многие, подобно Грину, активно недолюбливали этого "выскочку-актера", ослепленные собственными амбициями... К Шекспиру, которого в Лондоне считали популярным, в провинции отнеслись с полным равнодушием. Шекспир же, покинув столицу и возвратившись в Стратфорд, вообще перестал быть интересен даже тем, кто знал его близко... В XVI веке его популярность ограничивалась достаточно узким кругом высокообразованной
   аристократии... Стоит ли ждать бурной реакции на его смерть в столице, если само
   известие о ней могло достичь Лондона спустя много месяцев? Мысль о том, что кто-то из его невежественных родственников специально предпримет поездку в столицу, разыщет знакомых покойного с единственной целью сообщить им об этом, кажется нереальной. Откуда же взяться немедленному и слаженному хору панегиристов? Лишь однажды его навестили лондонские друзья (Б. Джонсон и М. Дрейтон - прим. автора статьи), после обильных возлияний с которыми Шекспир занемог и вскоре перешел в мир иной, не будучи горько оплакан ни в Стратфорде (что совершенно есственно), ни в Лондоне... Ведь Бен Джонсон навещал там именно Шакспера, того самого реального человека, которого знал в Лондоне как актера, с которым и раньше спорил до хрипоты в
   таверне "Сирена" о достоинствах классической драмы".
  
   Мнение автора данной статьи.
   Аргументы О. Дмитриевой кажутся убедительными. Шекспир был популярен в узких театральных кругах. За четыре года, с 1612 по 1616, он мог быть забыт своими соратниками по перу и коллегами по театру. Допустим, после смерти Шекспира родственники не сочли нужным сообщить о его смерти никому в Лондоне и даже Майклу Дрейтону и Бену Джонсону, которые его навещали накануне. Хотя, как мне кажется, известить последних кто-то из родственников мог, как говорится, по свежим следам. Вряд ли Шекспир встречался и делал свое последнее возлияние с ними конспиративно. Сведения о том, что Шекспира посещали Джонсон и Дрейтон, содержатся в заметках Джона Уорда, стратфордского приходского священника и лекаря, о чем упоминается в работе шекспироведа С. Шенбаума: "Шекспир, Дрейтон и Бен Джонсон при весьма веселой встрече, кажется, выпили лишку, ибо Шекспир умер от лихорадки, которой он тогда заболел". Далее Шенбаум пишет, что сообщение Уорда, сделанное через полвека после события, следует отнести к области преданий; оно представляется не более как отголоском слухов - слово "кажется" определяет степень его достоверности". Между тем Шенбаум предполагает, что визит поэтов действительно мог состояться и был приурочен к венчанию дочери Шекспира Джудит, именно Шекспира, а не Шакспера (С. Шенбаум придерживался стратфордианской позиции). Это предположение кажется логичным: Джонсон и Дрейтон навесили поэта и драматурга, собрата по перу. Но если считать, что в Стратфорд в 1612 году уехал ростовщик и второстепенный актер Шакспер, подставное лицо в проекте "Шекспир, Потрясающий копьем", то визит к нему двух известных поэтов кажется несколько странным. Тем более, Бен Джонсон критиковал Шекспира как драматурга и не любил как провинциального выскочку. О дискуссиях Шекспира и Бена Джонсона в лондонской таверне "Сирена" говорят воспоминания современников, хотя Шенбаум называет эти встречи в "Сирене" "романтической легендой" и говорит о том, что предание столь прочно утвердилось в литературном фольклоре, что обезоруживает исследователя, и что сборища поэтов в "Сирене", в которых якобы участвовали поэты Рэли, Донн и Бомонт, были запоздалым измышлением и игрой воображения биографов XIX века. Можно, таким образом, вполне предположить, что никто в Стратфорде Шекспира не посещал, никаких встреч в "Сирене" не было, и именно поэтому Шекспира после его смерти в 1616 году никто из современников-поэтов не оплакивал.
  
   Тезис N 7 нестратфордианцев.
   Даже первый бюст на могиле Шекспира изображал его с мешком, символом богатства. В 1749 году после реставрации памятника Шекспир стал вместо мешка держать перо и бумагу.
  
   Мнение О. Дмитриевой.
   "Его (памятник - прим. автора статьи) ваял, спустя шесть лет после смерти Шекспира-Шакспера, третьеразрядный скульптор (других, к слову сказать, в это время в Англии не было вообще). При этом, изготавливая надгробие, он отнюдь не следовал свободному полету своей фантазии, а выполнял волю заказчиков - родни, которая и определяла, каким именно мир увидит их покойного сородича. Надолго покинутое им и оставшееся малограмотным семейство сделало все, чтобы поддержать репутацию своего блудного сына: Шекспир изображен именно так, как им виделся добропорядочный горожанин, не борзописцем, а достойным фрименом - членом городской корпорации... Быть может, посмертная слава и коммерческий успех примирили родню с мыслью, что быть известным писателем не менее престижно, чем простым бюргером, и они позволили заменить мешок с шерстью на лист бумаги и перо?"
  
   Мнение автора данной статьи.
   Если верить гравюре в книге "Памятниках древности Уорикшира" Уильяма Дагдейла, изданной в 1656 году, бюст Шекспира изображал его держащим мешок. Памятник был установлен в Стратфорд-на-Эйвоне в 1622 году, за год до выхода Первого фолио. Новое скульптурное изображение, с пером и бумагой, появилось в 1749 году. Леонард Диггз в своем восхваляющем Шекспира стихотворении в Первом фолио пишет именно о памятнике Шекспиру в Стратфорде, который (памятник) не пощадит бег времени. Так как Первое фолио вышло в 1623 году, а памятник Шекспиру с мешком в руках был установлен годом раньше, получается, что Диггз восхваляет Шекспира с мешком - этой совсем не поэтической аллегорией. Видел ли Диггз этот памятник, неизвестно, но то, что он собой представлял, наверное, знал. В этом случае строки Диггза, что это памятник (с мешком) не пощадит бег времени, кажутся несколько странными. Если же, как считает Шенбаум, Шекспиру с самого начала был установлен памятник с пером и бумагой, то странного ничего нет.
   То же самое можно отнести и к стихотворению Бена Джонсона "Памяти моего любимого автора МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА и о том, что он оставил нам", в котором Джонсон называет Шекспира дивным лебедем Эйвона. Но рек с названием Эйвон в Англии шесть и некоторые из них связаны с другими претендентами на звание Шекспира (см. примечание к стихотворению Б. Джонсона). Если предположить, что Б. Джонсон имел в виду именно реку Эйвон, на которой находился родной город Шекспира Стратфорд, то какой памятник Шекспиру имел в виду Джонсон? И еще вопрос: стратфордскому или другому Шекспиру все-таки посвящено стихотворение?
   По моему мнению, вопрос, какой памятник (с мешком или с пером) был установлен в Стратфорде в 1622 году, остается открытым, и соответствующий тезис нестатфордианцев можно не принимать во внимание.
  
   Приведенные выше тезисы стратфордианцев и доводы О. Дмитриевой в защиту традиционного Шекспира не могут, на мой взгляд, дать однозначный ответ, кто все же писал шекспировские произведения: Шекспир из Стратфорда или кто-либо другой. Увы, нет ни воспоминаний современников великого барда, ни рукописей хотя бы каких-нибудь пьес, идентифицирующих определенного автора. Вызывает также разочарование, что за период пребывания Шекспира в Стратфорде с 1612 по 1616 гг., (будь он поэтом или нет), в архивах Стратфорда не сохранились документы, говорящие о его деятельности как дворянина, почетного жителя города и, наконец, как владельца недвижимости.
   Вообще кажется слишком "мистической мистификация" с именем Шекспира, столь любезная нестратфордианцам. Как удалось в продолжение нескольких веков сохранять тайну с именем великого поэта, считая, что за него писал не выходец из Стратфорда, а другой автор или группа авторов? О. Дмитриева, имея в виду работу Ильи Гилилова, недоумевает по поводу тайны, связанной с именем графа Ретленда и его жены: "Неясно, однако, почему все они так серьезно относились к литературной игре, что страшного могло быть в невинной мистификации? Почему следовало хранить молчание о ней даже спустя много лет после кончины Рэтленда... При этом трудно поверить в странную тактичность десятков осведомленных людей, которые не поделились с потомками сведениями о том, кто всего-навсего подписывал гениальные стихи вымышленным именем". Эти слова можно отнести к кому угодно из претендентов на авторство шекспировских произведений. Действительно невероятно, чтобы эту тайну так свято хранили, под страхом смерти боясь раскрыть ее! Но ТАЙНА есть и она в том, кто все-таки был Шекспиром.
  
  
   "СОЗДАТЕЛЬ" ПЕРВОГО ФОЛИО
  
   1623 году тиражом в тысячу экземпляров вышло в свет Первое фолио. Оно называлось "Мистера Уильяма Шекспира комедии, хроники и трагедии. Напечатано с точных и подлинных текстов". Позже из тысячи экземпляров были найдены двести; до наших дней сохранилось только двенадцать книг. Первое фолио включало 20 ранее не публиковавшихся пьес, но в него не вошли пьеса "Перикл" и сонеты. Среди новых пьес были "Буря", "Макбет", "Юлий Цезарь", "Двенадцатая ночь", "Цимбелин", "Кориолан", "Зимняя сказка" и другие. Огромную работу по подготовке Первого фолио осуществляла Мэри Пембрук. Его предполагалось выпустить в 1622 году, но в сентябре 1621 года Мэри Пембрук умирает - и вся работа останавливается. Ее сын Уильям Герберт Пембрук (один из "Великих Владетелей Пьес"), поручает завершить эту работу поэту Бену Джонсону, который, по-видимому, хорошо знал "тайну Шекспира" и самого Уильяма Шакспера из Стратфорда-на-Эйвоне.
   В связи с тем, что Бен Джонсон принимал активное участи в подготовке Первого фолио, написал к нему два стихотворения и, кроме того, был драматургом-соперником Шекспира, считаю нужным отвести ему в этой статье некоторое место.
  
   Бен Джонсон родился в 1573 голу в семье бедного протестантского священника. Он рано потерял отца и был воспитан подрядчиком по строительным работам, за которого мать Бена вышла замуж после смерти первого мужа. Несмотря на скромное общественное положение отчима, будущий писатель получил прекрасное образование в школе, где его наставником был знаменитый историк и филолог Уильям Кемден. В университете Бен Джонсон не учился, но по окончании школы всю жизнь продолжал самостоятельно заниматься науками. Он стал одним из образованнейших людей своего времени, чрезвычайно осведомленным в области древних и новых языков, античной литературы, истории, естествознания и искусства.
  
    []
  
   Бен Джонсон (1573-1637)
  
   Бен Джонсон прожил бурную и сложную жизнь. В юности он работал вместе с отчимом, затем служил в английском отряде, посланном в Нидерланды для оказания помощи протестантам, боровшимся против Испании, а по возвращении на родину стал актером городских лондонских театров, драматургом, поэтом, критиком. Его сборники Epigrammes ("Эпиграммы") и The Forest ("Лес") вошли в собрание его сочинений (первое в Англии), изданным в 1616 году. В 1619 году в Оксфорде Джонсону была присуждена почетная степень доктора наук.
   В том же 1619 году Джонсон совершил путешествие в Шотландию и посетил поэта Уильяма Драммонда (1585-1649). В своих воспоминаниях "Разговоры" Драммонд говорит о характеристике Джонсоном творчества их современников Джона Донна, Майкла Дрейтона, Сэмьюэла Дэниэла, Джорджа Чапмена, Френсиса Бомонта, но, говоря о Шекспире, Бен Джонсон сказал лишь, что тому "не хватало искусства". Возможно, в своем восхваляющем Шекспира стихотворении в Первом фолио Джонсон в угоду королю Якову I, (заинтересованному в "великолепии" Потрясающего копьем), кривит душой, когда пишет об "отточенных стихах" Шекспира и, (будучи его литературным противником в известной "войне театров"), называет "душой эпохи" и "чудом сцены". Не надо забывать, что Джонсон и Шекспир или тот, кто писал за Шекспира, были поэтами-соперниками и вступали порой, если верить воспоминаниям их современников, в жаркие дискуссии в лондонской таверне "Сирена". Хотя о Шекспире Бен Джонсон писал следующее: "Шекспир безупречно честен, открыт и очень свободен по натуре; у него превосходная фантазия и дерзкие намерения, облаченные таким изяществом выражения, что иногда его приходится останавливать". (П. Квиннел и Х. Джонсон "Кто есть кто в творчестве Шекспира"). В книге "Шекспир" Ж.-М. и А. Маген ссылаются на такие слова Бена Джонсона в адрес Шекспира: "Мне кажется, что актеры, восхваляя его, часто упоминали, что когда он писал, то что бы он не писал, он не вычеркивал ни строчки. И мой ответ таков: "Лучше бы он вычеркнул тысячу!" Они сочли это злобным выпадом. Я бы не предал это гласности, если бы по невежеству они не хвалили своего друга за то, чем он больше всего грешил. Я имел право упрекнуть его за это, ибо я любил его, не впадая в идолопоклонство".
   Продолжая разговор о взаимоотношениях Шекспира и Джонсона, обратимся к высказыванию Томаса Фуллера, приведенному в книге С. Шенбаума. Последний ссылается на краткую биографию Шекспира, написанную Т. Фуллером для его книги "История знаменитостей Англии": "Много раз происходили поединки между ним (Шекспиром) и Беном Джонсоном; как мне представляется, один был подобен большому испанскому галеону, а другой - английскому военному кораблю; Джонсон походил на первый, превосходя объемом своей учености, но был вместе с тем громоздким и неповоротливым на ходу. Шекспир же, подобно английскому военному кораблю, был меньше размером, зато более легок в маневрировании, не зависел от прилива и отлива, умел приноравливаться и использовать любой ветер, - иначе говоря, был остроумен и находчив...". Цитата убеждает нас, что Шекспир и Джонсон были противниками как драматурги.
   Джонсон не питал симпатии к Шекспиру даже как к человеку незнатного происхождения, выбившегося в люди в социальном плане. Незадолго до того, как покинуть навсегда Лондон, Шекспир получил дворянство и свой собственный герб. Сын завершил безуспешно начатое отцом около тридцати лет назад дело. В своей книге "Шекспир. Биография" современный английский писатель Питер Акройд пишет: "Таков был способ исправить сомнительную репутацию, которой пользовалось большинство актеров... Герб содержал рельефное, серебряное с золотом изображение сокола, щита и копья. Сокол держит в когтях правой лапы золотое копье и взмахивает крыльями. Отсюда можем вывести: "Shake spear". Девиз на гербе гласил: "Non sanz droict" -- "не без права" Шекспир подвергся ядовитой критике также со стороны коллег. В пьесе "Всяк в своем нраве" Бен Джонсон вывел тщеславного деревенского простака Солиардо, получившего собственный герб. "Я теперь могу писать, что я дворянин, -- говорит он, -- вот моя грамота, она обошлась мне в тридцать фунтов, клянусь!" На гербе красовалась голова вепря и девиз: "Не без горчицы". Есть основания полагать, что это намек на шекспировское "не без права". Горчица могла означать сверкающее золото на шекспировском гербе."
   Говоря о "войне театров" и позиции Б. Джонсона как драматурга, обратимся к книге "Младшие современники Шекспира". В ней сообщается, что с самого начала Джонсон ощущал себя реформатором сцены. Шекспировскому театру он противоставлял собственные идеи о природе драматического искусства. Джонсон развивал теории, близкие к классицизму, критикуя современную английскую драматургию за ее "неправильность"... и требовал от художника более точного следования природе. Ему были неприемлемы "римские" трагедии Шекспира, так как Рим Шекспира был во многом детищем его воображения. В своей реконструкции прошлого Джонсон, великолепный знаток античности, был гораздо более точен, часто почти буквально следовал источникам. Спонтанности творчества Джонсон противоставлял рациональное начало... Знаменитая теория "гуморов" (от латинского "humor") Джонсона строится на выделении в характере героя одной особенной черты, нарушавшей гармонию личности и понимавшейся драматургом как слабость или причуда его персонажа (сходно с "манией" мольеровских героев).
   В качестве примера неприемлемости "римских" трагедий Шекспира Джонсоном, (а также подобных с его точки зрения пьес других драматургов), приведем отрывок из стихотворения Джонсона "Ода самому себе", не лишенного сарказма в адрес пьесы Шекспира "Перикл", которая была популярна на сцене в конце 20-х годов XVII века.
   "Что ж, ясно - нынче в моде
   Сюжет "Перикла" вроде.
   Тюремный хлеб - и тот вкусней.
   В театре наших дней
   Его схватить из миски наровят.
   Театр отбросам рад.
   На сцене пыль в почете,
   Муки же не найдете.
   И тот, кто эту дрянь считает пищей,
   Пусть то и ест, что не возьмет и нищий".
  
   (Перевод В. Лунина)
  
   Продолжая разговор об отношениях Шекспира и Джонсона, приведем цитату из книги "Шекспир" Ж.-М. и А. Маген: "Томас Деккер, прозаик и драматург, сам принимая участие в конфликте, дает название "война театров" серии выпадов, которые публикуются с 1599 года по 1604 год. Третья часть трилогии анонимных пьес под названием "Парнас" убеждает, что Шекспир принимает участие в этих обменах любезностям. Анонимный драматург заставляет одного из своих персонажей заметить, что Шекспир превосходит всех дипломированных драматургов, и Джонсона вместе с ними, добавляя: "О, этот Бен Джонсон - зловредный плут, он воскресил Горация, чтобы дать пилюлю поэтам, но наш друг Шекспир дал ему слабительное, которое подорвало доверие к нему" ("Возвращение с Парнаса").
   Морозов в книге "Шекспир" цитирует поэта Леонарда Диггза, говоря о воспоминаниях последнего в 1640 году о театре "Глобус": "Я сам видел, как на сцене появлялся Цезарь. Когда стояли друг перед другом Брут и Кассий, наполовину обнажив мечи, - ах, в каком восторге были зрители! Они уходили из театра, исполненные изумления. По словам Диггза, "скучные, хотя и отделанные" трагедии Бена Джонсона отступали в тень, так как зрители предпочитали видеть шекспировского "Отелло"... Когда же появлялся Фальстаф, - продолжает Диггз, - принц Генри, Пойнс и остальные, невозможно было найти в театре место: все было набито битком".
   Вышеприведенные цитаты говорят о том, что "живые и жизненные" пьесы Шекспира были более популярны у зрителей, чем "ученые" пьесы Джонсона, и последний как драматург, безусловно, завидовал успеху Шекспира. Хотя в своем восхваляющем Шекспира стихотворении "Памяти моего любимого автора МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА и о том, что он оставил нам", написанным для Первого фолио, Бен Джонсон и говорит, что он без зависти к имени Шекспира хочет отдать почтение его славе и Книге (Первому фолио), в это трудно поверить - восхваление Джонсона и комплименты в адрес Шекспира не носят, на мой взгляд, искренний характер. В конце XVII века поэт Джон Драйден назвал это стихотворение "надменным, скудным и возмутительным панегириком".
   Считается, что Шакспер заболел и умер после пирушки, в которой участвовали приехавшие к нему в 1616 году в Стратфорд из Лондона Бен Джонсон и земляк Шакспера поэт и драматург Майкл Дрейтон (1563-1631). Для отставного 52-летнего актера пирушка оказалась роковой. Лечили неподдающуюся лечению горячку Шакспера настоем фиалок. Именно от этой горячки, охватившей его в конце попойки, Шакспер умер. Сведения о том, что Шакспира посещали Джонсон и Дрейтон, содержатся в заметках Джона Уорда, стратфордского приходского священника и лекаря, о чем упоминается в работе шекспироведа С. Шенбаума: "Шекспир, Дрейтон и Бен Джонсон при весьма веселой встрече, кажется, выпили лишку, ибо Шекспир умер от лихорадки, которой он тогда заболел". Далее Шенбаум пишет, что сообщение Уорда, сделанное через полвека после события, следует отнести к области преданий; оно представляется не более как отголоском слухов - слово "кажется" определяет степень его достоверности". Между тем Шенбаум предполагает, что визит поэтов действительно мог состояться и был приурочен к венчанию дочери Шекспира Джудит, именно Шекспира, а не Шакспера (С. Шенбаум придерживался стратфордианской позиции). Это предположение кажется логичным: Джонсон и Дрейтон навесили поэта и драматурга, собрата по перу. Но если считать, что в Стратфорд в 1612 году уехал неграмотный ростовщик и второстепенный актер Шакспер, подставное лицо в проекте "Шекспир, Потрясающий копьем", то визит кажется странным. Зачем было им посещать недалекого человека, покинувшего Лондон четыре года назад? Вряд ли для духовного общения. По моему мнению, эти предположения не могут говорить в пользу нестратфордианцев. Осмелюсь в качестве шутки сказать, что, может быть, Джонсон и Дрейтон, выполняя "секретное задание тайного руководителя шекспировского проекта", должны были "убрать" Шакспера как "свидетеля"?
  
  
   ВОСХВАЛЕНИЯ В ПЕРВОМ ФОЛИО
  
   Все, написанное выше, можно считать лишь своеобразным предисловием к тому, что предваряет Первое фолио, изданное в 1623 году, через семь лет после смерти Шекспира. Как отмечалось ранее, на титульном листе современного переиздания Первого фолио помещен портрет Шекспира и под ним стихотворение "Tо the Reader" (К читателю), написанное Беном Джонсоном. Далее напечатаны четыре восхваляющих Шекспира стихотворения, сочиненные Леонардом Диггзом, неким I.M., Беном Джонсоном и Хью Холландом. Они имеют такие названия: "Памяти покойного автора МАСТЕРА У. ШЕКСПИРА", "Памяти МАСТЕРА У. ШЕКСПИРА", "Памяти моего любимого автора МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА и о том, что он оставил нам" и "На стихи и жизнь знаменитого сценического актера МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА". Три из перечисленных посвящены памяти Уильяма Шекспира ("To the memory of...), причем слова "МАСТЕРА У. ШЕКСПИРА" и "МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА" написаны заглавными буквами. Сложно сказать, дали такие названия Леонард Диггз и I.M. и написали все слова именно так независимо друг от друга и от Бена Джонсона или последний как заказчик этих стихотворений для Первого фолио привел все это "в соответствие"?
   Теперь я хочу познакомить вас с моими собственными переводами этих стихотворений. Как сообщалось ранее, из "официальных" портретов Шекспира существует только один - тот, который помещен на титульном листе Первого фолио.
  
  
 []
   Портрет Шекспира в Первом фолио 1623 г.
   С гравюры художника Мартина Дройсхута
  
   Все шекспироведы обращали внимание на этот странный портрет, сделанный с гравюры художника М. Дройсхута. Мы видим, говоря словами Бена Джонсона, Фигуру: непропорционально большую голову, как бы отсеченную воротником от туловища, глаза на разной высоте. Некоторые шекспироведы отмечают "одеревенелый вид" Фигуры, хотя советский шекспировед М. Морозов замечал на портрете "кроме высокого лба живые, умные глаза". Обращает на себя внимание один и тот же рукав кафтана, пришитый с разных сторон. Нестратфордианцы считают, что так было сделано умышленно с тем, чтобы показать "двойственность натуры Шекспира". В Первом фолио рядом с портретом Шекспира напечатано стихотворение Бена Джонсона "To the Reader".
   Приведем прозаический перевод этого стихотворения, взятый из книги И. Гилилова "Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого Феникса".
   "Эта фигура, которую ты видишь здесь помещенной,/ Была для благородного Шекспира вырезана;/ В ней гравер вел борьбу/ С природой, чтобы превзойти саму жизнь:/ О, если бы только он смог нарисовать его ум/ Так же хорошо, как он схватил/ Его лицо; гравюра превзошла бы все,/ Когда-либо написанное на меди,/ Но так как он не смог, то, читатель, смотри/ Не на его портрет, а в его книгу/".
  
   Почему Бен Джонсон советует смотреть читателю не на Портрет, а в Книгу? Не потому ли, что он как посвященный в "тайну Шекспира", знал, что на Портрете изображен не истинный автор напечатанных в Первом фолио произведений; и Портрет - лишь условное изображение Шекспира.
   Ниже приведены стихотворение на языке оригинала (слева), перевод автора этой статьи (справа), а также два других перевода (ниже).
  

Ben Jonson

Бен Джонсон

To the Reader

Читателю

  
   This Figure, that thou here seest put,
   It was for gentle Shakespeare cut;
   Wherein the Graver had a strife
   With Nature, to out-do the life:
   O, could he but have drawn his wit
   As well in brass, as he hath hit
   His face; the Print would then surpass
   All, that was ever writ in brass.
   But, since he cannot, Reader, look,
   Not on his Picture, but his Book.
  
   Фигура та, что видишь ты,
   Шекспира обрела черты.
   Гравер борьбу с Природой вел,
   Но жизнь саму не превзошел.
   О, если б он заставил медь
   Шекспира ум запечатлеть,
   Подобно лику, - Оттиск сей
   Все б превзошел ценой своей.
   Смотри ж, Читатель, вняв совету,
   Не на Портрет, а в Книгу эту.
  
  
   Здесь на гравюре видишь ты
   Шекспира внешние черты.
   Художник, сколько мог, старался.
   С природою он состязался.
   О, если б удалось ему
   Черты, присущие уму,
   На меди вырезать, как лик,
   Он стал бы истинно велик.
   Но он не смог, и мой совет:
   Смотрите книгу, не портрет.
  
   Перевод из книги А. Аникста "Шекспир"
  
  
   Шекспира на портрете ты
   Зришь благородные черты;
   Художник здесь вступает в бой
   С природой, с жизнею самой;
   Когда б явил из-под резца
   Он разум, как черты лица,
   Затмил бы этот оттиск впредь,
   Все, что досель являла медь.
   Черты, которых в меди нет,
   Вам явит книга, не портрет.
  
   Перевод из книги С. Шенбаума "Шекспир. Краткая документальная биография"
  
   Второй из вышеприведенных переводов напечатан в книге А. Аникста "Шекспир" (1964) из серии "Жизнь замечательных людей"; третий - в книге американского шекспироведа Шенбаума "Шекспир. Краткая документальная биография" (1977), переведеной на русский язык А. Аникстом а А. Величанским в 1985 году. Эти два перевода передают суть стихотворения, но, на мой взгляд, они лишены джонсоновской символичности, которую ему придают слова "Фигура" и "Читатель"; ведь именно слово "Читатель" является ключевым в стихотворении - к нему обращается автор.
   Если встать на позицию нестратфордианцев, можно считать, что поэты, сочинившие хвалебные стихотворения, знали тайну мистификации с именем "Шекспира, Потрясающего копьем" и написали их специально для Первого фолио. Бен Джонсон курировал процесс его подготовки под покровительством Уильяма, графа Пембрука, и Филипа, графа Монтгомери. Таким образом, эта тайна должна была строго храниться всеми посвященными в нее для будущих поколений. Посвящены в тайну должны были быть и коллеги Шакспера по театру Джон Хэминг и Генри Конделл, написавшие обращение к братьям-графам, которым предваряется Первое фолио. Тем более они как актеры "не возражали" против указания имени Shakespeare первым в списке актеров (на той же странице, где помещены хвалебные стихотворения) - а Шакспер играл, как предполагают, лишь роль призрака отца Гамлета.
   Далее следуют восхваляющие Шекспира стихотворения. Слева помещены их тексты на языке оригинала, справа - переводы автора данной статьи с комментариями к ним.
   Первое стихотворение принадлежит Леонарду Диггзу - оксфордскому ученому и переводчику, одному из так называемых "университетских умов".
  

L. Digges

Леонард Диггз

To the memory of the deceased author

MASTER W. SHAKESPEARE

Памяти покойного автора

МАСТЕРА У. ШЕКСПИРА

  
   SHAKESPEARE, at length thy pious fellows give
   The world thy works; thy works, by which outlive
  
   Thy tomb thy name must: when that stone is rent,
   And time dissolves thy Stratford monument,
  
   Here we alive shall view thee still ; this book,
   When brass and marble fade, shall make thee look
  
   Fresh to all ages; when posterity
   Shall loathe what's new, think all is prodigy
  
   That is not Shakespeare's, every line, each verse
   Here shall revive, redeem thee from thy hearse.
  
   Nor fire, nor cank'ring age, - as Naso said
   Of his, - thy wit-fraught book shall once invade:
  
   Nor shall I e'er believe or think thee dead,
   Though miss'd, until our bankrout stage be sped -
  
   Impossible - with some new strain t'out-do
   Passions of Juliet and Romeo;
  
   Or till I hear a scene more nobly take,
   Than when thy half-sword-parleying Romans spake:
  
   Till these, till any of thy volume's rest,
   Shall with more fire, more feeling be exprest,
  
   Be sure, our Shakespeare, thou canst never die,
   But, crown'd with laurel, live eternally.
  
  
   Шекспир, твои труды, что в свет друзья несут,
   Под именем твоим переживут
  
   Тот памятник, что в Стратфорде стоит, -
   Бег времени его не пощадит.
  
   И медь, и мрамор превратятся в прах,
   Но эта книга будет жить в веках.
  
   Грядущим поколениям презреть
   Дано труды других поэтов впредь,
  
   Но каждый стих, что напечатан тут,
   Забвению они не предадут.
  
   Ни временем жестоким, ни огнем
   Не будет уничтожен этот том.
  
   Я не поверю, что ты мертв пока
   На сцене Англии наверняка
  
   Не зазвучит - возможно ли? - сильней
   Ромео и Джульетты звук страстей
  
   Иль не услышу благородней речь
   Твоих коварных римлян, взявших меч.
  
   Пока отпущен срок стихам твоим,
   В них творчества огонь неугасим.
  
   О, знай, Шекспир, ты вечно будешь жить,
   И смерть тебя не сможет победить!
  
  
   В строке Тот памятник, что в Стратфорде стоит, - / Бег времени его не пощадит имеется в виду памятник, который был установлен в церкви св. Троицы в 1622 году. Если предположить, что Леонард Диггз написал это стихотворение специально для Первого фолио, то можно сказать следующее: или Диггз (как и сам Бен Джонсон, подбиравший стихотворения) считал, что все пьесы написал Шекспир из Стратфорда, или все же имела место мистификация с именем Шекспира, и Диггз знал, что стратфордский памятник поставлен ростовщику Шаксперу.
   В книге С. Шенбаума "Шекспир. Краткая документальная биография" приведены только пять начальных строк этого стихотворения без указания имени переводчика.
  
   "Друзья открыли наконец, Шекспир,
   Твои творенья миру: свой кумир
   Переживешь ты в имени своем.
   Пусть бюст надгробный рухнет - мы найдем
   Тебя живым в твоих созданьях".
  
   * * *
  
   Стихотворение, подписанное инициалами I.M., принадлежит, как предполагает И. Гилилов, английскому драматургу Джону Марстону (ок.1576-1634), хотя сообщается, что есть и другие кандидатуры. Буква "J" в имени John в XVII веке печаталась как "I".
  

I. M.

Д. М. (Джон Марстон?)

To the memory of

MASTER W. SHAKESPEARE

Памяти

МАСТЕРА У. ШЕКСПИРА

  
   We wonder'd, Shakespeare, that thou went'st so soon
   From the world's stage to the grave's tiring-room:
   We thought thee dead; but this thy printed worth
   Tells thy spectators that thou went'st but forth
   To enter with applause. An actor's art
   Can die, and live to act a second part:
   That's but an exit of mortality,
   This a re-entrance to a plaudite.
  
  
   Шекспир, ушел ты за кулисы-смерть,
   Оставив сцену - жизни круговерть.
   Узнает зритель: все твои творенья
   Найдут в аплодисментах продолженье.
   Пусть умереть актеру суждено -
   В своем искусстве жить ему дано.
   Из жизни выход - смерть, жестокий гений,
   Но это вход в бессмертие на сцене.
  
  
   Стихотворение перекликается со строками из пьесы "Как вам это понравится", ставшими хрестоматийными:
   "Весь мир - театр.
   В нем женщины, мужчины - все актеры,
   У них свои есть выходы, уходы,
   И каждый не одну играет роль".
   (Перевод Т. Щепкиной-Куперник)
  
   Настораживает один нюанс в этом стихотворении: неточная рифма "soon - tiring room". Подобна небрежность не характерна для классической английской поэзии, а именно, для первостепенных поэтов шекспировской поры. Чаще имела место так называемая "зрительная рифма", например, "love - move", как у Шекспира в "Гамлете", а также у других поэтов. Тот же Шекспир в двух завершающих "Ромео и Джульетту" строках рифмует слова "woe" и "Romeo".
   "For never was a story of more woe
   Than this of Juliet and her Romeo".
  
   По моему мнению, могут быть оправданы сомнения в том, что это стихотворение сочинил не Джон Марстон, а другой, менее значительный поэт.
  
  
   * * *
  
   Особое место среди восхваляющих Шекспира стихотворений в Первом фолио занимает стихотворение Бена Джонсона. Оно считается одним из самых замечательных его произведений и представляет собой небольшую поэму.
   А. Аникст считал, что поэма представляет исключительно большой интерес, ибо содержит оценку Шекспира, принадлежащую перу самого видного из его современников, писателя с острым критическим умом и строгими критериями оценки.
  

Ben Jonson

Бен Джонсон

To the memory of my beloved, the author,

MASTER WILLIAM SHAKESPEARE

And what he hath left us

Памяти моего любимого автора

МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА

И о том, что он оставил нам

  
   To draw no envy, Shakespeare, on thy name,
   Am I thus ample to thy book and fame;
  
   While I confess thy writings to be such
   As neither man nor Muse can praise too much:
  
   `Tis true, and all men's suffrage: but these ways
   Were not the paths I meant unto thy praise;
  
   For seeliest ignorance on these may light,
   Which, when it sounds at best, but echoes right;
  
   Or blind affection, which doth ne'er advance
   The truth, but gropes, and urgeth all by chance;
  
   Or crafty malice might pretend this praise,
   And think to ruin where it seem'd to raise:
  
   These are as some infamous bawd or whore
   Should praise a matron: - what could hurt her more?
  
   But thou art proof against them; and, indeed,
   Above the ill fortune of them or the need.
  
   I, therefore, will begin. Soul of the age,
   The applause, delight, the wonder of our stage,
  
   My Shakespeare, rise! I will not lodge thee by
   Chaucer or Spenser, or bid Beaumont lie
  
   A little further, to make thee room:
   Thou art a monument without tomb.
  
   And art alive still, while thy book doth live,
   And we have wits to read, and praise to give.
   That I not mix thee so, my brain excuses, -
   I mean, with great but disproportion'd Muses;
  
   I should commit thee surely with thy peers
   For if I thought my judgement were of years,
  
   And tell how far thou didst our Lyly outshine,
   Or sporting Kyd, or Marlowe's mighty line:
  
   And though thou hadst small Latin and less Greek,
   From thence to honour thee I would not seek
  
   For names; but call forth thundering Aeschylus,
   Euripides, and Sophocles to us,
  
   Pacuvius, Accius, him of Cordova, dead,
   To life again, to hear thy buskin tread
  
   And shake a stage; or when thy socks were on,
   Leave thee alone for the comparison
  
   Of all that insolent Greece or haughty Rome
   Sent forth, or since did from their ashes come.
  
   Triumph, my Britain! Thou hast one to show,
   To whom all scenes of Europe homage owe.
  
   He was not of an age, but for all time;
   And all the Muses still were in their prime,
  
   When, like Apollo, he came forth to warm
   Our ears, or like a Mercury to charm.
  
   Nature herself was proud of his designs,
   And joy'd to wear the dressing of his lines;
  
   Which were so richly spun, and woven so fit,
   As since she will vouchsafe no other wit:
  
   The merry Greek, tart Aristophanes,
   Neat Terence, witty Plautus, now not please;
  
   But antiquated and deserted lie,
   As they were not of Nature's family.
  
   Yet must I not give Nature all; thy art,
   My gentle Shakespeare, must enjoy a part:
  
   For though the poet's matter nature be,
   His art doth give the fashion; and that he
  
   Who casts to write a living line, must sweat, -
   Such as thine are, - and strike the second heat
  
   Upon the Muses' anvil; turn the same,
   And himself with it, that he thinks to frame;
  
   Or, for the laurel, he may gain to scorn, -
   For a good poet's made, as well as born:
  
   And such wert thou. Look how the father's face
   Lives in his issue; even so the race
  
   Of Shakespeare's mind and manners brightly shines
   In his well-turned and true-filed lines;
  
   In each of which he seems to shake a lance,
   As brandish'd at the eyes of ignorance.
  
   Sweet Swan of Avon, what a sight it were
   To see thee in our waters yet appear,
  
   And make those flights upon the banks of Thames,
   That so did take Eliza and our James!
  
   But stay, I see thee in the hemisphere
   Advanced, and made a constellation there:
  
   Shine forth, thou star of poets, and with rage
   Or influence chide or cheer the drooping stage;
  
   Which, since thy flight from hence, hath mourn'd like night,
   And despairs day, but for thy volume's light.
  
   Чтоб зависть твое имя не рождало,
   Почтить, Шекспир, лишь Книгу мне пристало.
  
   Твои творенья, должен я признать,
   Не хватит сил ни Музам восхвалять,
  
   Ни людям, - но не эта похвала
   Тебя б достойна, думаю, была.
  
   Но и не та - невежества сужденье -
   Лишь выражение чужого мненья,
  
   Не та, слепой любовью что зовем,
   Идущей ложным к истине путем;
  
   Не та хвала - коварнейшая лесть,
   Чьих замыслов губительных не счесть -
  
   Так шлюхи или сводницы порой
   Матрону хвалят все наперебой.
  
   Ты ж от подобных защищен похвал
   И их неблагосклонность избежал.
  
   Итак, ты чудо сцены, о, Шекспир!
   Душа эпохи, гений, наш кумир.
  
   Восстань, Шекспир! Не поместил бы я
   Со Спенсером и Чосером тебя,
  
   С Бомонтом - памятник свой сотворил
   Ты без надгробья среди их могил.
  
   Ты будешь вечно в этой Книге жить,
   А нам - тебя, ее читая, чтить!
  
   Тебя ни с кем сравнить я не решусь -
   Твоей подобных нет великих Муз.
  
   Моё сужденье будь судом времён -
   С подобными б тебе ты был сравнён.
  
   Ты превзошел соратников своих:
   Пыл Кида, Лили, Марло мощный стих.
  
   Пусть греческий, латынь твои скудны,
   А ими их творения полны,
  
   К другим поэтам я б воззвать решил -
   Софокл это, Эврипид, Эсхил,
  
   Паккувий, Акций - им бы вдруг ожить, -
   Твоих трагедий силу ощутить
  
   И осознать: в комедиях лишь ты
   Достиг такой блестящей высоты,
  
   Что Греция сама и гордый Рим
   Поблекли пред величием твоим.
  
   Британия, ликуй! Тобой рожден
   Тот, кем театр Европы потрясен.
  
   Шекспир дарован был не только нам,
   Грядущим он принадлежит векам.
  
   Как Аполлон, наш слух он услаждал
   И как Меркурий, нас очаровал.
  
   Сама Природа им горда, она
   В его творений ткань облачена.
  
   Искусным и богатым стал узор -
   Подобный ум не создан ей с тех пор.
  
   В немилости Теренций, Плавт и грек
   Аристофан - давно их минул век,
  
   Как будто бы - хотя тебе сродни-
   Природою отвергнуты они.
  
   Но не над всем её безмерна власть -
   Есть твоего, Шекспир, искусства часть!
  
   Природе средством лишь дано служить -
   Поэт её готов преобразить!
  
   И кто стремиться стих создать живой,
   Ему тот должен, жертвуя собой,
  
   На наковальне Муз, тебе под стать,
   Законченную форму придавать.
  
   Иль лавры лишь насмешки примут вид.
   Рождён поэтом - сам себя творит!
  
   И, без сомнения, таким был ты.
   Как в сыне узнаём отца черты,
  
   Так дух Шекспира ярко засиял
   В отточенных стихах, что он создал;
  
   И в каждом потрясает он копьем,
   Как будто пред невежества лицом.
  
   О, дивный лебедь Эйвона! Как впредь
   Тебя в привычных водах нам узреть,
  
   Твои прилеты к Темзы берегам?
   Элизу с Джеймсом так пленял ты там!
  
   Но стой! Я вижу: ты на небосвод
   Созвездием восходишь в свой черед.
  
   Свети, звезда поэтов! Пусть твой взгляд
   На сцены будет устремлен закат,
  
   Которая теперь, как ночь, мрачна
   И только ты даешь нам свет сполна.
  
   Прокомментируем отдельные строки и слова в стихотворении.
  
   Не поместил бы я / Со Спенсером и Чосером тебя, / С Бомонтом... - Шекспир (или мнимый Шекспир - Шакспер - согласно нестратфордианской теории) похоронен не в Вестминстерском аббатстве, где обычно захоранивались выдающиеся поэты-англичане (напр., Чосер, Спенсер, Бомонт), а в своем родном Стратфорд-на-Эйвоне.
   Памятник свой сотворил / Ты без надгробья среди их могил - Джонсон пишет, что нет необходимости обязательно хоронить Шекспира рядом с Чосером, Спенсером и Бомонтом, чтобы подчеркнуть его величие; величие Шекспира и без того неоспоримо. Говоря словами Пушкина, Шекспир "памятник себе воздвиг нерукотворный".
   Бомонт, Френсис (Fransis Beaumont, 1584-1616) - английский драматург; происходил из высокопоставленной и культурной семьи, получил образование в Оксфорде. Один, а также в содружестве с Джоном Флетчером (1579-1625) писал пьесы, пользовавшиеся большой популярностью. Умер в один год с Шекспиром.
   Кид, Томас - (Thomas Kid, 1558-1595?) - английский писатель, драматург.
   Лили, Джон - (John Lily, 1553-1606) - английский поэт и романист.
   Эсхил, Софокл, Эврипид - древнегреческие драматурги.
   Паккувий, Акций - Марк Паккувий (220?-130 гг. до н.э.) и Луций Акций (170-94 гг. до н.э.) - римские поэты и драматурги.
   Меркурий - римский бог торговли, прибыли и обмана, обычно изображался с кошельком; был вестником богов, а также покровителем глашатаев. Позже образ Меркурия усложняется, и он становится покровителем искусств и ремесел. Меркурий отождествлялся с древнегреческим Гермесом.
   Тот факт, что Джонсон упоминает Меркурия после Аполлона - покровителя искусств и "предводителя" Муз, - говоря, что Шекспир "как Меркурий нас очаровал", он, вероятно, имеет в виду Меркурия как глашатая, т.е. носителя "не основной его функции", хотя в пьесе Джонсона "Вольпоне, или Лис" один из героев также говорит: "Язык вам, видно, вдохновил Меркурий...". Сам же Шекспир, используя Меркурия в ипостаси обманщика, в пьесе "Двенадцатая ночь, или что угодно" говорит устами шута: "Да ниспошлет тебе Меркурий умение складно врать в награду за твое доброе слово о шутах!".
   Аристофан - древнегреческий драматург, автор многочисленных комедий.
   Теренций, Плавт - Публий Теренций Афер (190-159 гг. до н.э.) и Тит Макций Плавт (254-184 гг. до н.э.) - римские комедиографы.
   Элиза - английская королева Елизавета I (1533-1603).
   Джеймс - английский король Иаков I (1566-1625), занял престол в 1603 г. после смерти Елизаветы I.
   Дивный лебедь Эйвона - рек с названием Эйвон в Англии шесть. "Свои" для своих гипотез находят И. Гилилов - для графа Рэтленда; В. Новомирова - для графини Мэри Пембрук ("один из "ручьев", протекающих вблизи Уилтон-хауза, родового поместья графов Пембрук, называется Эйвон"); о. Козминиус и о. Мелехций - тот же "ручей" для Филипа Сидни.
   Твои прилеты к Темзы берегам - тот факт, что сами королева Елизавета I и (после её смерти в 1603 г.) король Яков I ждали прилетов Шекспира (дивного лебедя Эйвона) к берегам Темзы может говорить о "нестратфордианском", знатном, происхождении Шекспира, при условии, конечно, что Эйвон был не "стратфордским".
   Пусть твой взгляд / На сцены будет устремлен закат - цитата из книги И. Гилилова: "В 30-х годах XVII века не стало Джонсона, Донна, Дрейтона, Пембрука, многих других представителей шекспировского поколения, лично знавших Потрясающего Копьем. Еще раньше умерли Саутгемптон, Бэкингем, графиня Бедфорд, король Иаков. В стране назревали грозные события. В 1640 году был созван Долгий парламент, и вскоре началась его война с королем, закончившаяся победой пуритан, запретивших театральные представления; музы прозябали".
  
  
   * * *
  
   Стихотворение Хью Холланда помещено последним среди хвалебных стихотворений Шекспиру в Первом фолио и оригинально тем, что является сонетом. Причем это не английский, или "шекспировский", сонет, (который почти окончательно утвердился в такой форме в XVII веке). Этот сонет написан в итальянском, "петрарковском", стиле, который мог, как и этот, иметь такую структуру: ABBA ABBA CDCD EE, хотя последние шесть строк, представляющие собой секстет, могли рифмоваться по-другому. "Шекспировский" сонет приобрел свой вид еще до Шекспира благодаря поэту Генри Говарду, графу Серрею (1517-1547) и имел упрощенную по сравнению с итальянским структуру: ABAB CDCD EFEF GG. Почти все 154 сонета Шекспира написаны таким образом. Кроме того, что это стихотворение отличается формой от трех предыдущих, названия которых начинаются одинаково: "Памяти...", оно имеет более "оптимистичное" название "На стихи и жизнь знаменитого сценического поэта МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА".
  
   nbsp; This Figure, that thou here seest put,
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
& именно слово "Читатель" является ключевым в стихотворении - к нему обращается автор.
&Shakespeare первым в списке актеров (на той же странице, где помещены хвалебные стихотворения) - а Шакспер играл, как предполагают, лишь роль призрака отца Гамлета.
&
&
&

L. Digges

Леонард Диггз

To the memory of the deceased author

MASTER W. SHAKESPEARE

Памяти покойного автХью Холланд

Upon The Lines and Life Of The Famous Scenic Poet

MASTER WILLIAM SHAKESPEARE

На стихи и жизнь знаменитого сценического поэта

МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА

  
   THOSE hands which you so clapp'd, go now and wring,
   You Britons brave; for done are Shakespeare's days;
   His days are done that made the dainty plays,
   Which made the Globe of heaven and earth to ring:
  
   Dried is that vein, dried is the Thespian spring,
   Turn'd all to tears, and Phoebus clouds his rays:
   That corpse, that coffin, now bestick those bays,
   Which crown'd him poet first, then poets' king.
  
   If tragedies might any prologue have,
   All those he made would scarce make one to this;
   Where Fame, now that he gone is to the grave -
  
   Death's public tiring-house - the Nuntius is:
   For, though his line of life went soon about,
   The life yet of his lines shall never out.
  
   Ход дней Шекспира ныне завершен.
   Британцы, смолкнут пусть рукоплесканья.
   Те дни причастны к пьесам созиданью -
   И свод небес с землею потрясен.
  
   Источник Мельпомены превращен
   Иссякнув, в слезы; Феба нет сиянья.
   Венчают лавры гроб того, чье званье -
   Поэт, кто королем их наречен.
  
   Будь у трагедий всех один пролог,
   Им стали бы все те, что он создал.
   Во славе он, хотя в могилу лег -
  
   Приют для смертных, что последним стал.
   Пусть жизнь его свой завершила срок,
   Бессмертие - удел великих строк.
  
   В 1902 году в биографии Шекспира (серия "Жизнь замечательных людей", под редакцией Ф. Павленкова) по поводу этого стихотворения было написано: "Какое впечатление произвела кончина поэта за пределами Стратфорда, трудно сказать: современная литература не оставила никаких данных на этот счет, за исключением разве сонета, приложенного в последствии к первому изданию сочинений Шекспира в 1623 году. Сонет подписан именем Гуго Голлэнда; по содержанию его можно судить, что он сочинен вскоре после смерти поэта". Период с 1616 года по 1623 год, конечно, с трудом попадает под определение "вскоре". Тот факт, что это стихотворение было опубликовано только через семь лет после смерти стратфордского Шакспера, может говорить в пользу того, что оно было написано после смерти кого-либо из претендентов на "звание Шекспира" в 1622-1623 году, накануне выпуска Первого фолио. Хью Холланд был достаточно известен в поэтических кругах того времени и, по-моему, если встать на позицию нестратфордианцев, вряд ли мог посвятить это стихотворение умершему в 1616 году Шаксперу, зная, кем тот был.
  
   Прокомментируем отдельные слова в оригинале стихотворения:
  
   Hugh Holland (Хью Холланд) - английский поэт. Известно, что он написал стихотворение "Идиотам-читателям" ("To the Idiots Readers"), которое вошло в книгу английского поэта и путешественника Томаса Кориета, имеющую название "Кориэтовы нелепости" ("Coryat's Crudities", 1611).
   Thespian - первое упоминание об актере, в известном нам всем смысле этого слова, имело место примерно в 534 году до н.э., когда грек по имени Thespis появился на сцене Театра Диониса в афинском Акрополе. Он впервые стал говорить прозой со сцены - до него со сцены пели, на ней танцевали или то, что на ней происходило, комментировалось рассказчиком. В честь первого актера по имени Thespis все актеры стали именоваться Thespians. Слово Thespian стало нарицательным для драматического, трагического, актера. Полагаю, по-русски имя Thespis должно звучать как Феспис. Поскольку музой трагедии была Мельпомена, я позволил себе упомянуть в моем переводе ее имя.
   Phoebus - Феб, второе имя Аполлона, бога солнечного света; означает "сияющий".
   Nuntius - одно из имен Меркурия в римской мифологии; означает "Солнечный Волк". Так как Меркурий был вестником богов, слово это означает "вестник, посланник" или "весть, послание".
  
   * * *
  
   Нет сомнений, что без Портрета Шекспира в Первом фолио и интригующего стихотворения "К читателю" Бена Джонсона вопрос "кто был Шекспиром?" не имел бы такой остроты и не разделил бы шекспироведов на стратфордианцев и нестратфордианцев. На стихотворения, поющих хвалу Шекспиру, можно смотреть глазами тех и других, находя в строках подтверждение и тому, что Шекспир был человеком, памятник которому стоит в Стратфорде-на-Эйвоне, и тому, что им был другой автор или авторы. Истину, как мне кажется, никогда не найти. И стоит ли? Не считая себя убежденным стратфордианцем, хочу сказать, что сложно представить время, когда возьмет верх какая-либо нестратфордианская гипотеза, и в масштабах планеты будет "утверждён" один из претендентов или их группа на звание Шекспира.
  
  
   ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
  
   Кем был ты? Стратфордским ростовщиком,
   Дававшим в долг в столице Альбиона?
   Актёром-королём, лишённым трона,
   Пугавшим принца призраком-отцом?
  
   Иль графом, что заточенным пером
   Писал в своем поместье отрешённо?
   Иль "новой жизнью" жалкого шпиона,
   Создавшего "посмертно" тайный том?
  
   Мне все равно - пусть будут лишь Фальстаф,
   Ромео, Лир, Мальволио, Просперо...
   Твой гений - трагикомедийный нрав -
   Я принял без остатка весь на веру.
  
   Смотри ж на нас в величии своём
   С Портрета, Потрясающий копьём!
  
  
   Евгений Корюкин
   Санкт-Петербург, 2005, 2010 г г.
  
  
  
   Литература
  
   1. The Complete Works of William Shakespeare. The Wordsworth Poetry Library. Wordsworth Editions Ltd., 1994.
   2. An Anthology of English and American verse (Антология английской и американской поэзии. (На англ. яз.). М.: Прогресс, 1972.
   3. Шекспир Уильям. ПСС в 8 т. М.: Искусство, 1957-1960.
   4. Морозов М. Шекспир. М.:. Молодая гвардия (Серия ЖЗЛ), 1947.
   5. Аникст А. Шекспир. М.: Молодая гвардия (Серия ЖЗЛ), 1964. (http://www.lib.ru/SHAKESPEARE/anikst_shakspeare.txt ).
   6. Шведов Ю. Вильям Шекспир. Исследования. М.: изд. Моск. ун-та, 1977.
   7. Жизнь замечательных людей. Биографическая библиотека Ф. Павленкова. Сервантес, Шекспир, Ж.-Ж. Руссо, И.-В. Гете, Карлейль. Т. 13. (1902) - Челябинск: Урал LTD, 1996.
   8. Маршак С. Собр. соч. в 4 т. М.: Гослитиздат, 1958.
   9. Урнов М., Урнов Д. Шекспир. Его герой и его время. М.: Наука, 1964.
   10. Шенбаум С. Шекспир. Краткая документальная биография. Пер. с англ. А. Аникста и А. Величанского. М.: Прогресс, 1985. (http://www.lib.ru/SHAKESPEARE/biogr.txt).
   10. Гилилов И.М. Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого феникса (2-е издание). М.: Межд. Отношения, 2000. (http://www.lib.ru/SHAKESPEARE/a_gililov2.txt).
   11. Барков А. Загадки личности "Шекспира": Кристофер Марло или Роджер Мэннерс, граф Рэтленд? http://shaxper.narod.ru .
   12. Самарин Р. Реализм Шекспира. М.: Наука, 1964.
   13. Новомирова В. Статьи "Кто придумал Шекспира?" (2002), "О Шекспире и кумирах" (2003). Журнал "Вертикаль". (www.vert.kiev.ua/004/shakesp.htm).
   14. Cайт Б. Борухова http://gililov.narod.ru .
   15. Статья "Бэкон, Шекспир и Розенкрейцеры" http://astronews.nnov/texts/bacon2.htm1
   16. Бельская Г. Статья "Игра "Шекспир". (http://www.znanie-sila.ru/online/issue2print_750.html).
   17. Сайт Джона Бейкера http://www2.localaccess.com/marlowe/.
   18. Сайт Аманды Мэбиллард http://www.shakespeare-online.com.
   19. Кастрикин Н. Книга "Top Secret". http://www.whoiswho.ru/russian/Password/papers/18r/tudor/st1.htm
20. Cтатья Киви Берда "Если дело дойдет до суда...". http://www.sharebook.ru/kiwi/5-1.htm.
   21. О. Козминиус, о. Мелехций. Шекспир. Тайная история. СПб.: Изд. Дом "Нева", 2003. http://www.newchrono.ru/prcv/Publ/SHAKESPEAR/shakespear.htm .
   22. Степанов С. Шекспировы сонеты, или игра в игре. СПб.: Амфора, 2003.
   23. Макуренкова С. Уильям Шекспир. Поэзия. Монологи. М.: Академия, 2003.
   24. Маген, Ж.-М., Маген А. Шекспир. (Перевод с франц.). Ростов-на Дону: Феникс, 1977.
   25. Смирнов А. Драматургия Бена Джонсона. М.-Л.: Искусство, 1960.
   26. Квиннел П., Джонсон Х. Кто есть кто в творчестве Шекспира. (Перевод с англ.).
   М.: Дограф, 1999.
   27. Младшие современники Шекспира. Изд. Моск. ун-та (под. ред. А. Аникста), 1986.
   28. Берджес Э. Уильям Шекспир. Гений и его эпоха. (Перевод с англ.). М.: Центрполиграф, 2001.
   29. Ларок Ф. Шекспир. Как вам это понравится. (Перевод с франц.). М.: Астрель, 2003.
   30. И. Кант "Эстафета Фениксов", или Так кто же был Шекспиром?", том 1. Scripta Manent, LLC, Milwaukee, 2008 (США).
   31. Дмитриева О. "Тайна Шекспира разгадана? Да здравствует тайна!". "Знание - сила", N 2, 1998. http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/HISTORY/SHAKE.HTM
   32. Питер Акройд. Шекспир: Биография. (Перевод с англ. О. Кельберт). М.: КоЛибри, 2009.
   33. Мифология. Большой энциклопедический словарь. Большая Российская энциклопедия. М.: 1998.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"