Корниенко Игорь Леонидович: другие произведения.

Три Лагеря Мити Печорина.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

  
  
  
  - 1 -
  
  
  - Та-а-к! К доске у нас пойдёт ... - Александра Александровна сняла очки и ими же начала водить по классному журналу, практически уткнувшись в него носом. - Посмотрим, кто давно уже не отвечал у доски.
  Учащиеся 4 "В" класса непроизвольно пригнулись к партам. Не все. Светочка Прилепина и Ниночка Сорокина изо всех сил тянули руки, привставая со своих мест, но учитель не обращала на них внимание.
  " Ну конечно! Прилепина - отличница, с ней всё понятно. А вот Сорокина - в пролёте. В коем-то веке выучила один параграф из учебника, а её не спросят. Как пить дать - не спросят!" - Митя не то чтобы злорадствовал, наоборот, он был бы рад, если бы географичка вызвала Нину, но внутренний голос ему подсказывал другое.
  - Ага, вот нашла - Печорин! Что ж ты Митя так засиделся!? Давай к доске! - Александра Александровна выпрямилась и надела очки.
  Мальчик разочарованно скривил губы и прикрыл глаза.
  "Блин, так и знал!" - Митя Печорин нехотя встал из-за парты и пошёл к доске. Нет, он не был ни двоечником, ни даже троечником. Учился Митя хорошо, он был хорошистом. Именно поэтому ему не хотелось получать лишнюю тройку, а на большее он не рассчитывал, так как уже второй день не делал домашнее задание. И вот почему.
  У Митиного соседа по этажу Лёши (точнее у его отца) было настоящее фотографическое оборудование. Если кто помнит такие понятия как фотоувеличитель, проявитель, закрепитель и так далее, тот поймёт. Кто не помнит - лучше и не объяснять. Папа, хоть и выпивал, но потихоньку учил десятилетнего Лёшку искусству фотопечати. Он не был профессионалом, но искренне верил, что фотография сможет прокормить сына в будущем. На дворе стоял октябрь 1975 года.
  
  Два дня назад Лёшка где-то раздобыл негативы с обнажёнными девушками. Это было что-то. Лёшина мама работала во вторую смену, папа пьяный спал в зале, а Мите родители разрешали гостить у соседа до сна, ведь жили они этажом ниже.
  Первая самостоятельная попытка напечатать фотографии с негативов была неудачной. Зато на следующий день, то есть вчера, Лёшка Суровцев, учтя все ошибки неудачного дебюта, напечатал одиннадцать прекрасных чёрно-белых фрагментов откровенного порно.
  
  - Так, Печорин, признавайся, - не учил, да? Когда ты готовишься к уроку, ты отвечаешь по-другому!
  Ответить Мите было нечего.
  - Ладно, садись - "три"! И я надеюсь, что ты исправишь эту оценку в ближайшее время!
  Мальчик облегчённо пошёл на своё место.
  - А дневник мне оставишь?!
  "Да чтоб тебя ..."
  Возвращались со школы как всегда гурьбой, так как жили все в двух пятиэтажках "брежневках", стоящих друг против друга.
  - Мить, а Мить, ... а ты и вправду не знаешь, как делаются дети? - начал подтрунивать кто-то из мальчишек.
  - Почему не знаю? Знаю! Ребёнок появляется из живота мамы, - проговорил Митя как давно заученный надоевший стишок.
  - А как он там появляется - в животе женщины? - не успокаивался "грамотей".
  - Чё пристал-то, появляются себе и появляются ...
  - А вот и не знаешь, не знаешь!
  - Да знаю ... только ...
  - Что "только"?
  - Только фигня всё это, ... а как тогда животные размножаются, они же не знают всего этого?!
  - Ну, ты даёшь, это инстинкт - самец залезает на самку и тр... её!
  "Осведомлённые" друзья засмеялись.
  "Ну и пусть, всё равно женщина может родить и без мужчины ..." - Митя замкнулся в себе и промолчал всю дорогу.
  В тот момент маленький мальчик и предположить не мог, насколько он был прав, и насколько для него это станет важным в будущем.
  Весь этот разговор и вся ситуация в целом были легко объяснимы. В домах, где жили мальчики, в основном были одно - и двухкомнатные квартиры. А у Митиной семьи была большая трёхкомнатная, и соответственно его родители имели отдельную спальню. Всё очень просто.
  Когда подошли к дому, их окликнули ребята из соседнего двора. Они были года на два постарше, почти все курили и матерились, что объясняется наукой, называемой "генетика".
  - Эй, выходите, сыграем!
  - Да-да, выходите! Сегодня мы в полном составе, порвём как грелок! - кто-то набивал ногой мяч.
  - Ну, чё, выйдите?
  Друзья переглянулись.
  - Ладно, сейчас выйдем, ... переоденемся только!
  Несмотря на разницу в возрасте, статистика матчей по футболу между двумя дворовыми командами была в пользу младших ребят. Сам Митя играл как десятилетний Мишель Платини, да и товарищи были молодцы. Они играли именно в командный футбол, что было непонятным откровением для их соперников. Нет, конечно, иногда за счёт пинков по ногам, наглости и откровенной грубости пацанам из соседнего двора удавалось выиграть у Митиной команды, но "10:0" в августе, когда матч продолжался два часа десять минут, пока бешенство наглых ни перешло в их бессилие, они простить не могли. Хотя, если бы они знали против кого играют, им было бы не так обидно.
  Прошлым летом Митя, Олег и Саша, как всегда ездили в чудесный пионерский лагерь "Искорка", что на чудесном озере Иксы-Куль. В лагере было пятнадцать отрядов. По возрасту, ребята попали в восьмой отряд - младший в старшей футбольной группе. Восьмой отряд занял второе место по футболу, уступив лишь первому отряду в финале.
  Минут через пятнадцать все были в сборе, и матч начался. О нём можно было и не рассказывать, если бы ни одно обстоятельство. На исходе первого тайма, когда счёт был 3:1 в пользу "наших", кто-то принёс маленького беленького без единого пятнышка гладкошёрстного щенка.
  - Это - Королевский дог! - сделала заявление девочка, сопровождавшая того, кто принёс щенка.
  Футбол забросили.
  - Какой хорошенький! - все кинулись гладить и сюсюкать собачонку.
  - А чей это?
  - Ничей!
  - Как это ничей, ... ещё как чей! Просто тому, кому он - "чей", - девочка, сопровождавшая того, кто принёс щенка, замялась, - ... не разрешают родители!
  - Ясно! Кто возьмёт королевского дога на воспитание? - Олег Григорьев всегда отличался деловым подходом к проблеме. - У меня уже есть собака.
  - Чё-то он не похож на дога! - выразил сомнение щербатый мальчуган.
  - Чего-о-о? Щас как дам - не похож!!! - возмутился тот, кто принёс щенка.
  - Да-да! Самый настоящий королевский дог! - подтвердила "ассистентка".
  - Печорин, а возьми его себе! Ты же давно мечтал о собаке, а тут - настоящий королевский дог! Как раз для вашей большой квартиры. Бери, не пожалеешь, - жребий сразу пал на Митю.
   - Да если бы мне родители разрешали, не уж толь собаки у меня не было!? - мальчик гладил щенка, подставляя свой нос под его нетерпеливый, пахнущий материнским молоком язык.
  - Блин, если тебе нравится щенок, принеси его домой втайне от родичей и спрячь. Когда тайна раскроется, ... ну, не выкинут же они его на улицу! - давление на Митю возрастало.
  - Мама может и не выкинет, а вот папа ..., - за папу мальчик был не уверен.
  - Кто не рискует, тот не пьёт шампанского! - нащупав брешь в обороне, противник перешёл в массированную атаку.
  - Не знаю, ... и хочется и колется, - щенячий язык делал своё дело, склоняя Митю к откровенной авантюре.
  - Вот и договорились, - подвёл итог всё тот же Олег Григорьев.
  Он взял собачонку из рук того, кто принёс щенка, и торжественно всучил его Мите.
  - Держи! Береги его, а все мы поможем тебе прокормить и воспитать его!
  Надо сказать, что друг выполнил своё обещание, данное, казалось бы, для "отмазки".
  
  ЛОРА
  
  Не вполне отдавая себе отчёт в том, что же он всё-таки делает, Митя прижал к груди щенка и растерянно побрёл домой. Позвонив в дверь, он поставил "нелегала" на лестничную ступеньку, так, чтобы его не было видно с порога квартиры. Дверь открыла мама.
  - Ой, заходи быстрее сыночек, а то у меня пирог сейчас подгорит, - мама быстро убежала на кухню.
  Мальчик схватил щенка и, захлопнув дверь, скоро направился в детскую, где они жили со старшей сестрой. Закрывшись в своей комнате, Митя достал из-под кровати пионерский барабан, постелил в него какие-то тряпки, положил туда животину и задвинул импровизированную будку обратно под кровать. Отдышавшись и переведя дух, он вышел к маме на кухню. Отец был на работе, сестра училась во вторую смену, так что они были в квартире вдвоём.
  - Чем ты так занят, Митя? Я тебя зову, зову, ... ты не откликаешься! - мама не придала особого значения своему вопросу, так как "колдовала" над пирогом, не ожидая никакого подвоха со стороны. Зато сыну ответ дался нелегко.
  - Я, ... а я, ... да, ... да ничем, ... просто не слышал, ... о, как вкусно пахнет пирогом с мя-я-ясом!
  - С мясом, с мясом - твой любимый! Иди мой руки, не будем никого ждать, я тоже что-то проголодалась!
  - Спасибо, мамочка, я - мигом!
  - Да ты сначала поешь, потом "спасибо" говори!
  Митя помыл руки с мылом и сел за стол.
  "Тяф, ... тяф, ... гав" - донеслось из детской.
  Хорошо, что под мамой оказался стул, иначе она бы оказалась на полу вместе с куском пирога, который несла сыну. В её глазах застыл ужас.
  - Это что? - мать не хотела верить в происходящее.
  - Королевский дог, - мальчик боялся поднять глаза.
  - Митенька, сына, ... какой Королевский дог?! - женщина была в отчаянии. - Ты же знаешь, что папа против собаки в доме!
  
  Вечером родители закрылись в своей спальне на разборки. Митя сидел в детской перед барабаном со щенком и осторожно гладил его, не беря на руки и не подставляя ему нос, чтобы напрасно не привыкать к этому милому беспомощному созданию. Сестра гуляла на улице.
  После сорока минут "переговоров" из спальни вышел отец и подозвал сына.
  - Ладно, ... пусть живёт с нами, ... покажи хоть, что там за королевский дог? - мужчина сменил гнев на милость.
  Митя как заорёт.
  - Спасибо, папочка, спасибо, я так тебя люблю! - мальчик обнял отца, - пойдём, ... пойдем, покажу, какой он классный!
  Они зашли в детскую, а навстречу им, выкарабкавшись из барабана, который Митя уже успел задвинуть под кровать, ковылял щенок.
  - О-о-о, ... королевский дог говоришь!? - папа втихаря усмехнулся.
  - Да, самый что ни на есть настоящий! - сын взял на руки собачонку.
  Наконец-то "лизун" смог дать волю своему языку.
  Когда страсти улеглись, и Митя остался один на один со своей собакой, он смог в спокойной обстановке подумать, какую кличку дать псу.
  "А что тут думать? Королевский дог должен иметь королевскую кличку ... Лорд, ... да, Лорд - самое подходящее для него имя. Гордое и значимое!"
  - Лорд, Лорд, иди ко мне, на-на-на-на! - мальчик постучал ладонью о пол.
  
  На следующий день после уроков Митя взял Лорда и поехал в Клуб собаководов чуть ли ни на другой конец города. Ему не терпелось похвастать собакой и поставить её на учёт.
  В Клубе с незадачливым мальчиком, конечно, поговорили, объяснив, что белых догов не бывает, но и дворняжка это тоже собака, а по уму и преданности хозяевам дворняжкам вообще нет равных.
  Пошёл дождь. Он был по-осеннему холодным, и Митя, засунув дрожащий комочек под куртку, сам, промокнув до ниточки, запрыгнул в трамвай и поехал домой.
  "Ну и пусть, ... плевать, ... мы же не расстроились, правда, Лорд? - мальчика душили слёзы. - Да пусть они подавятся своими породистыми собаками, пижоны, ... зато я тебя очень люблю и не променяю ни на какую собаку в мире! Ты - моя собака, и этим всё сказано".
  Таким замкнутым мама не видела сына давно.
  - Понимаешь, сынок, ... мы с папой решили, что ПРАВДА на счёт твоей собаки должна прозвучать не от нас. Мы боялись, что ты затаишь на нас обиду. Знаешь, ПРАВДА очень часто бывает обидной. Ты думаешь, мы не видели, что это дворняжка!? Конечно, видели! А чем тебе не нравится дворняжка? Кстати по уму и преданности хозяевам дворняжкам нет равных!
  - И ты туда же! Да всё в порядке, мам. Это самая лучшая собака в мире! Просто я боялся, что папа выкинет Лорда, узнав, что он - не королевский дог.
  - Выкинет кого?? - женщина улыбнулась, но так, чтобы не видел сын.
  - Лорда! Я его так назвал, - воодушевлённо начал Митя, но тут же "обломался" и добавил, - я же думал что он - ...
  - Ладно, ладно, ... Лорд так Лорд! А ты точно не хочешь поменять ему кличку?
  - Не-е-ет!!! - чуть ли не закричал мальчик.
  - Хорошо, тогда предлагаю вот что, - материнская мудрость всегда найдёт правильное решение, - раз уж у нас милая маленькая дворняжка, а не огромный некрасивый дог, то давай его звать - Лора! И кличку не меняем, и очень подходит твоей, ... нашей, ... нашей собаке.
  - Здорово, мама! Нет, действительно классно! Лора - то, что надо, - удовлетворённый разговором с мамой мальчик сладко уснул.
  
  Пришла зима. Наступил 1976 год. Лора заметно подрос, но продолжал оставаться небольшим и очень забавным псом. Его полюбил весь двор. Проблем с выгулом и кормёжкой собаки у Митиной семьи не было. Все ребята попеременно гуляли с ним, играли и подкармливали.
  24 февраля - День рождения! Митя бежал со школы домой, размахивая портфелем и что-то напевая. Сегодня ему исполнилось одиннадцать лет, вся жизнь была впереди, и дома его ждал праздник!
  Не успев переступить порог, именинник закричал:
  - Лора! Лора, пойдём гулять!
  - А разве ты его не встретил во дворе? - дома была одна сестра.
  - Нет, а почему он должен быть во дворе ... один? - Митя никогда не отпускал Лорда одного гулять.
  Дело всё в том, что в непосредственной близости от двора была дорога, ведущая на живодёрню. Собственно два дома и располагались на улице, по которой несколько раз в день проезжали "те самые" машины.
   Детское сердце сжалось.
  - Папа сегодня приехал на обед домой, привез, между прочим, тебе подарок, ... а Лора очень просился на улицу, вот он его и выпустил. Да ладно, он где-нибудь во дворе, - сестра не то чтобы не любила собак, просто её больше интересовали мальчики.
  - Как выпустил, ... какой обед, ... блин, - Митя выскочил на улицу.
  В это время остальные ребята только подходили к дому.
  - Олег, Сашка, вы не видели Лору?
  - Лору!? А что его одного выпустили гулять? - Олег Григорьев остановился и стал оглядываться по сторонам.
  До самого вечера друзья рыскали по всему микрорайону, заглядывая в каждый закоулок и расспрашивая прохожих. Найти Лорда им не удалось.
  Потом они собрались у Мити дома за праздничным столом, который с любовью накрыла его мама. Разговор не клеился, все всё понимали и ели молча. Митя вообще ни к чему не притронулся.
  - Что-то невесёлый День рождения получился, - именинник держался молодцом, хотя было видно, что любой маломальский повод - и он расплачется.
  - А может, отыщется, всякое бывает, ... заблудился? - предположил кто-то из гостей.
  - Кто заблудился, ... сам ты заблудился! - Олег Григорьев решительно пресёк всякие заблуждения и самообман. - В общем, так, Митя, завтра утром плевать на школу, мы поедем с тобой на живодёрню. Если он там, то у нас есть шанс застать Лору живым. Говорят, они не сразу собак убивают, а держат дня два, чтобы хозяева могли выкупить. Я думаю, за нашу собаку больше трёх рублей не попросят, ну возьмём на всякий случай пять, пусть подавятся!
  Когда Митя ложился спать, к нему на кровать подсела мама пожелать спокойной ночи.
  - Ты даже не раскрыл папин подарок ..., - с сожалением, но без укоризны сказала она, погладив отвернувшегося к стене сына.
  Мальчик промолчал.
  - Ладно, спи, родной, спокойной ночи, ... всё образуется, - женщина тяжело вздохнула и встала с кровати.
  - Мам!
  - Что, сыночек?
  - Ты мне дашь пять рублей? - Митя повернулся к матери.
  - ??
  - Мы завтра утром с Олегом поедем к собачникам. Возможно, мы найдём там Лору и выкупим его у них.
  - Митенька, я дам тебе десять рублей, ... лишь бы это помогло, - мама сходила за деньгами, - вот держи! - она поцеловала сына и вышла из детской.
  Мальчик снова повернулся к стене и попытался уснуть. Уснуть так и не удалось. Он проплакал всю ночь. Проклятая интуиция, она подсказывала ему, что он никогда больше не увидит своего Лору.
  
  Утром ребята отправились в путь. Сначала на сорок первом автобусе до конечной, потом около километра пешком.
  - Дяденька, а вчера собак привозили?
  - А как же! Привозили, ... их каждый день привозят, а вам что, пацаны, ... собаку потеряли?
  - Дяденька, а они ещё живы - вчерашние собаки, можно их посмотреть?
  - Можно, ... только шкуры! Вчера породистых не было, а мы только породистых на три дня оставляем, остальных сразу кончаем. Стёпа, покажи им вчерашние шкуры!
  Дети хоть и находились за оградительной сеткой, но хорошо видели кучу собачьих шкур в метрах пяти от них. Надо отдать должное "отзывчивости" работников данной живодёрни, другие бы просто прогнали ребят.
  - Какого цвета была собака? Большая, маленькая? - Степан стал выбирать из кучи по одной шкуре и показывать ребятам.
  Седьмой по счёту он поднял шкурку Лоры....
  
  "Это не он, ... это не он, ... это не он, ..." - повторял, повторял и повторял Митя Печорин, возвращаясь на остановку. В глазах его потемнело, он шёл, не различая дороги, шатаясь и спотыкаясь. Видя, что другу совсем плохо, Олег взял Митю под руку и помог ему идти, чтобы тот не упал.
  
  Это был первый выстрел в нетронутую душу ребёнка. Скоро рана зарастёт и станет маленьким шрамом, который вряд ли потревожит мужчину. Но время от времени на Море Грёз поднимаются большие волны, и со дна всплывает всякая муть, которая лежала там веками. Мы по-разному относимся к своему прошлому. Кто-то однозначно прощает сам себя, кто-то не прощает себя никогда, кому-то достаточно прощения людей, кому-то этого прощения мало и он уходит к Богу, забывая о том, что Бог на планете Земля представлен именно людьми, кто-то берёт на себя ответственность судить других....
  Какое странное понятие - человеческий суд! Одних Господь благословляет на убийство, других - казнит за неловко сказанное слово. Я всегда с интересом смотрю на людей, которые считают себя вправе судить других людей. Самое страшное состоит в том, что это право, как они считают, им дают ДЕНЬГИ. То есть ГРЕХ в квадрате! Мне ли вам рассказывать какие "умные" и самое главное не терпящие возражений аргументы при этом приводятся. Смешные журналисты за деньги лижут жопу тем, кто судит немощных.
  Я не смогу рассказать о том, как Митина семья жила с 24 февраля по 28 февраля тысяча девятьсот семьдесят шестого года, поскольку в темноте я ничего не вижу. Но когда мальчик в очередной раз стоял на коленях перед застрявшей в ковре шерстью Лоры и плакал, а мама, глядя на него, убивалась, в комнату зашёл отец.
  - Сука, ... я сдохну - вы меньше рыдать будете!!! - и его можно было понять.
  Пожалуй, этими словами я и закончу эту главу. Просто не могу больше продолжать тему.
  
  
  - 2 -
  
  
  Июль 1976 года. Ура, пионерский лагерь! Эти приятные и по-взрослому деловые сборы! "Искорка", "Искорка" - ты самый лучший пионерский лагерь на свете! Ах, что за озеро - Иксы-Куль! Ах, как пахнут сосны! А как кормят, ... как кормят, ... "на убой"! Митя не просто любил этот лагерь, он его обожал.
  Дети металлургов расселись по автобусам. Среди них были Митя Печорин, Олег Григорьев и Саша Тор. Ребята с первого класса каждое лето отдыхали в "Искорке". Иногда их компанию разбавлял кто-нибудь из одноклассников.
  Теперь на автобусе до вокзала, там - на электричке до станции Мисяш, и три километра пешком до лагеря, которые незаметно пролетали по красивейшим местам Южного Урала.
  В автобусе Олег и Саня сели вместе на парные сидения, а Митя расположился двумя рядами дальше пока в одиночестве.
   - Извините, у вас не занято? - девочка смотрела на мальчика, мальчик смотрел на девочку.
  Первая любовь к Мите Печорину пришла в одиннадцать лет. Причём не просто пришла, а села рядом на соседнее сиденье в автобусе, увозившем их на край света! От неожиданности и красоты девочки Митя потерял контроль над собой и раскрыл рот. Хорошо, что девочка оказалась с чувством юмора. Указательным пальцем правой руки она возвратила на место "отпавшую" челюсть мальчика и, очень по-доброму улыбнувшись, попросила:
  - Поможешь сумку наверх забросить?
  - Конечно! - "рыцарь" так воодушевлённо кинулся к спортивной сумке своей попутчицы, что забыл о том, что в "Икарусах" проход и сидения находятся на разных уровнях. Его нога, не найдя опоры там, где она рассчитывала её найти, провалилась в пустоту.
  - Н-да, первый блин комом, ... разрешишь ещё попытку!? - лёжа в проходе, Митя не чувствовал боли.
  Побледневшая от страха за него девочка, протянула ему руку.
  - Давай, что ли познакомимся, ... Лаура!
  - Красивое имя, необычное! Митя! - мальчик принял помощь от своей новой знакомой и поднялся.
  Теперь уже без суеты с расстановкой он поднял сумку, оценил свои силы и забросил поклажу на верхнюю полку.
  Наконец ребята удобно устроились на своих местах.
  - А ты отдыхала уже в "Искорке"?
  - Нет, первый раз еду, а ты?
  - Да ты что, каждый год езжу, ... классный лагерь!
   Всю дорогу до вокзала дети общались так, как будто знали друг друга всю жизнь. Мите никогда и ни с кем не было так легко и хорошо, как с этой открытой, весёлой и очень красивой девочкой. Он светился от счастья. От счастья быть рядом с ней, непринуждённо болтать, смешить её и смотреть в эти солнечные глаза. Митя, кстати, тоже был красивым спортивным, а главное умным мальчиком, так что симпатия была взаимной, и Лаура сияла не меньше Митиного.
  Вот и вокзал, электричка, а вот и Мисяш, ...чуть не добавил "сестричка"!
  Надо ли говорить, что всё это время ребята находились вместе, а когда шли по корням сосен от железнодорожной станции до "Искорки" взялись за руки.
  
  Встречать детей вышел весь персонал лагеря. Это было традицией "Искорки".
  - Смотри - тёть Валя, тётя Зина, ... да все наши! - Митя за руку потащил Лауру вперёд.
  - Митя, ... Митя, мне больно!
  От нахлынувшего радостного возбуждения мальчик не подумал о девочке.
  - Ой, прости!
  "Персонал" не выдержал и двинулся навстречу детям.
  - Илюша ... Петров, вырос-то как!
  - Оксана, милая девочка моя, ... ой красавица, ... ой красавицей стала!
  - Пашенька, ... исхуда-а-ал, исхудал! Ну, ничего, мы это поправим! - повар Зинаида Николаевна сама была крупной женщиной и любила крупных детей.
  - Митя, Митенька, а ну-ка, подойди, ... а кто это с тобой, познакомишь?! - Марина Юрьевна обняла мальчика.
  - Конечно, познакомлю, Марина Юрьевна! Знакомьтесь, это моя лучшая подруга - Лаура, а это мой любимый воспитатель - Марина Юрьевна!
  - Очень приятно, Лаура, ... как хорошо, что у моего "недотроги" появилась "лучшая подруга"! Добро пожаловать на "Искорку", красавица! - женщина погладила девочку по голове.
  Кто-то из взрослых взял рупор.
  - Внимание, всем внимание: по отрядам "Ста-а-новись"!
  Вторая смена в пионерском лагере "Искорка" началась.
  
  Друзей определили в пятый отряд, воспитателем которого, как можно догадаться, стала Марина Юрьевна.
  Третий день смены.
  Детям разрешали всё, что не запрещено. Рано утром они бежали на зарядку как на праздник. Хотя почему "как"?
  - Сегодня открытие футбольного турнира между отрядами! - ребята по очереди рассматривали расписание игр.
  - А кто с кем?
  - Да все со всеми, ха-ха!
  - Как всегда: две группы - с первого по восьмой и с девятого по пятнадцатый.
  Подошли к доске объявлений и Митя с Сашей, а с ними Егор - товарищ по отряду. Буквально через минуту подбежали девочки.
  - Митя, а ты умеешь играть в футбол? - Лаура игриво посмотрела на юного Платини.
  Ох, уж эти "мужчины"! Мальчик ведь выдержал паузу, пока девочка сама не заговорила о футболе.
  - Саш, с кем мы сегодня играем? - нарочито "лениво" спросил Митя, так же игриво глядя на свою первую любовь.
  - С седьмым отрядом.
  - А завтра?
  - Завтра - выходной, а вот послезавтра - со вторым!
  - Ага! Седьмой отряд мы трогать не будем - выиграем с небольшим счётом. А вот второй отряд будем "мочить"!
  - У-ау! Какие смелые заявления! А они не опрометчивы?
  - До матча - забыли, ... на обед пора!
  - Во сколько игра?
  - В три!
  
  Полтретьего пятый и седьмой отряды почти одновременно потянулись к футбольному полю. Митя с Лаурой шли в конце вереницы. Перед стадионом был мостик через небольшую поросшую деревьями речушку.
  - А что это - речка или ручей? - поинтересовалась девочка.
  - Не знаю, наверное, река. Не будут же через ручей делать мост, хотя .... Через этот мост я хожу с первого класса, вон смотри - окунь, видишь? - дети задержались на мостике. - А в прошлом году я видел здесь щучку!
  - А кто-нибудь ходил туда вдоль речки, ... что там?
  - Опять не знаю, да никто никогда туда и не ходил, ... как-то в голову никому не приходило, а почему не приходило ...? - Митя опять не знал.
  - Давай после игры сходим!
  - Давай, а остальных будем звать?
  - А зачем нам остальные, ты что - боишься?
  - Кто - я?!
  Ребята многозначительно посмотрели друг на друга, улыбнулись и пошли на футбол.
  Как и обещал Митя, игра получилась скучной. Сам он занял место опорного защитника и ни разу не появился в нападении, где было его место. Саша Тор, с которым они были ядерным взрывом в "штрафной" соперника, никак не мог найти взаимопонимания с друзьями по отряду, зато полузащитник Олег Григорьев чувствовал себя как рыба в воде, практически в одиночку владея центром поля. Одним словом - 2:0 победил пятый отряд.
  - Ну да, ну да, ... ты же обещал показать себя в игре со вторым отрядом, - Лауре казалось, что она по-доброму издевается над Митей.
  - Да ну?! Ты помнишь, что мы затеяли после игры?
  - Тихо! - зашептала девочка, - переодевайся помедленнее, но так, чтобы Ирине (пионервожатой, прим.) не пришлось нас окликать.
  - Ай, наоборот! Мы побежим вперёд. Если нас потеряют, то будут искать в лагере, а не здесь!
  - О-о! Эта идея - чё копаешься!
  Дети взялись за руки и поспешили вперёд.
  - Митя, Лаура, ... подождите нас! - Ирина бдительно следила за своими детьми.
  - Догоняйте, ... мы купаться!
  Беглецы немного оторвались от общего "пельетона".
  - Давай сюда! - ребята спустились под мостик и затихли.
  Когда два отряда с болельщиками переходили мостик, голова Лауры сама прижалась к Митиной груди.
  "Тук, тук, тук..."
  - А твоё сердце всегда так стучит?
  - Нет, ... только когда ты его слушаешь.
  - А- а - а, а эти прошли?
  -Ты оглохла?
  - Да, ... я только твоё сердце слышу.
  - Тогда ещё минут десять послушай!
  - Ах ты! - девочка засмеялась и в шутку ударила то, на чём только что лежала.
  - Всё - пошли!
  - Не буду "пошлить"!
  - Ну, тебя!
  Ребята отправились в путь.
  Минут десять они ещё видели какие-то признаки "Искорки", но потом ландшафт стал как в джунглях. Откуда-то слева взялась отвесная скала небольшая, но тропинка между ней и речкой становилась, то шире, то совсем узкой, и Мите приходилось подавать Лауре руку, чтобы пройти тот или иной участок.
  И вот состоялось! ЛАГУНА!
  Что за чудо! Разлившись на двадцать метров в диаметре, озерцо глубиной чуть выше колена представляло собой видимо какую-то выбоину после ударов небольшого водопада с очистного сооружения, которое возвышалось над ним.
  - У-а-у!!! Митя - ... Эдем!
  - А что такое - Эдем?
  - Я не знаю. Слово красивое, ... я хочу купаться! - Лаура разделась до плавочек и зашла в прозрачную воду, - ну ты что стоишь, иди ко мне!?
  Девочка, девочка, ... а как ему не стоять вкопанным, когда у тебя уже начала формироваться грудь!
  "Блин, вот влип! Конечно, пойду, куда я денусь ..." - мальчик, стесняясь, разделся до трусов и пошёл в воду.
  - Держи! - Лаура ладонями плеснула прохладную воду на Митю.
  - Ну, всё, ... напросилась!
  Вряд ли старому кобелю удастся описание щенячьего восторга. Дети, забыв о времени и пространстве, ... далее по тексту.
  - Надо же, какая тут рыба непугливая! - Лаура вытерла ладонями распалённое лицо.
  - Ты что имеешь ввиду? - Митя тоже тяжело дышал.
  - Ничего, ... посмотри под ноги!
  Митя замер. Тут же возле его ног появились довольно крупные окуни.
  - Вот-вот, я же говорил, что рыб видел на мосту!
  - Да ты лучше оцени, как их много и куда они плывут!
  - Никуда не плывут, вон - падают оттуда, - мальчик рукой указал на полуразвалившийся сарай наверху, - а куда плыть не знают, ... хотя как не знают, ... вот же выход!
  - И посмотри, какой он узкий, с него и начинается наша речка!
  - Ты к чему клонишь?
  - Давай поймаем!!!
  - Но как???
  - У тебя же футбольная майка, ... порвём с одной стороны - как раз хватит, чтобы перекрыть этот проливчик!
  - Лаура, это же футбольная форма!
  - На ней номер есть?
  - Нет...
  - Какая же это форма ... без номера?!
  - А- а, а я, ... без номера говоришь? Слушай, это идея: номера на майки - настоящая форма!
  - Э-э, тебя куда понесло, рыбу ловить надо!
  - Рви!!!
  - Я??
  - Ладно, ... я сейчас! - Митя вышел на берег и разорвал безномерную майку с одной стороны.
  Ребята растянули майку и подошли к протоке.
  - Так, ... три-четыре! - они резко опустили в поток воды самодельную "сеть". Но это была, к сожалению, не сеть. Напором воды их сбило с ног.
  - Нет, нет, как-то всё неожиданно, ... ещё раз, ещё раз, ... не согласна, Баба-Яга против! - девочка нахлебалась.
  Митя похлопал её по спине.
  - Как ты?
  - К-ха, к-хе, нормально, ... к делу! - оказалось, что наша Лаура не умеет проигрывать.
  - Да подожди, ты, успокойся! - мальчик потряс за плечи девочку.
  - Ещё раз так сделаешь-шь ... - зашипела змея.
  - Я тоже шипеть умею, я, между прочим, по году рождения - змея!
  - А я - кто, по-твоему, ... по году рождения?!
  - Всё - хватит, погоду не мы делаем....
  Оба замолчали, потом прыснули от смеха, наконец, поняв, что друг без друга уже не представляют свою дальнейшую жизнь.
  Острым камнем Митя сделал немного небольших дырок в своей футболке, чтобы смягчить удар воды, и "рыбаки" сделали вторую попытку.
  - Держи, Митя, держи!!!
  - Да ты свой край ..., ну-у-у, ...
  - Держим! Держим!
  -Давай!!!
  Дети подняли "простреленную" майку и понесли к берегу. В ней плескалось минимум десять-двенадцать окуней.
  - Митенька, милый, мы же донесём? - заворожёно глядя на плещущихся рыб, Лаура медленно и осторожно ступала за Митей в сторону берега, крепко сжимая свой край майки.
  - Не каркай, ... "милая"!
  Есть!! Добыча на суше!
  Радость девочки была поистине детской.
  - Знаешь, это первая пойманная мной рыба. Давай, ещё!
  - А ты азартен, Парамоша! Давай!
  "Ещё" было четыре раза. Потом майка вконец порвалась. Но на берегу оказалось полсотни неплохих окуней.
  - Это килограмма три - три с половиной будет! - сделал заключение Митя.
  - Не меньше, - "деловито" поддержала Лаура, - а, сколько сейчас время?
  - Блин, нас, наверное, потеряли?
  - Да не "наверное", а "точно"!
  Дети сложили рыбу на две половины разорванной майки, связали их узелками и тронулись в обратный путь.
  
  - Митя, Лаура, что ж вы со мной делаете?! - Марина Юрьевна взялась за сердце и опустилась на лавочку.
  - Да я вам, ... да вы, ... да вас выпороть - мало! - угорелая Ирина присела рядом с воспитателем, - мы уже хотели весь лагерь на ноги поднимать, ... там - нет, там - нет, вернулись на стадион - тоже нет! Ты, почему голый, Митя! Где были, рассказывайте!
  - Во-первых, я не голый, а только без майки, ... безномерной, между прочим, майки! Пацаны, у нас должны быть майки с номерами, тогда мы будем настоящей командой! - с азартом обратился мальчик к подбежавшим друзьям.
  - Ты, Печорин, зубы-то нам не заговаривай, где вы были, ... Лаура? - Марина Юрьевна начала приходить в себя.
  - А во-вторых, ... - Митя сделал многозначительную паузу, потом положил свой узелок и развязал его.
  - Вот так-то, - нарочито небрежно бросила "подельница" и развязала свой узелок.
  - Ух, ты-ы-ы!! - дети не умеют сдерживать эмоции.
  - Где вы это взяли? - недоверчиво, но с нескрываемым интересом спросила пионервожатая.
  - Поймали! - Лаура сбросила с себя маску и взахлёб начала рассказывать про "райский уголок" у них под носом.
  - И, несмотря на это, вы обязаны были предупредить меня! А вообще, если идти куда-то, то всем вместе, всем отрядом! - не успокаивалась пионервожатая.
  - Извините нас, Марина Юрьевна, Ирина, мы больше так не будем! - по-детски классически залепетали путешественники.
  - Ладно, пошли в отряд, ко сну пора готовиться, - успокоившаяся воспитатель встала со скамейки.
  - А давайте после игры со вторым отрядом все вместе туда и сходим!
  Идея понравилась всем.
  - Завтра займёмся номерами! - подытожил прошедший день Миша Смирнов.
  
  Наутро после зарядки весь отряд под руководством Ирины собрался вместе.
  - Не-ет, нет, нет! Так не пойдёт, футбольная команда должна остаться одна, чтобы обсудить один очень важный вопрос! - Митя напустил на себя "важности".
  - Знаем, и поэтому мы здесь вместе с вами! Вы - футбольная команда пятого отряда, а мы - самые преданные ваши болельщики, ваша победа - наша победа, победа пятого отряда, поэтому и проблемы будем решать вместе! - пионервожатая доходчиво объяснила суть происходящего.
  - Да-да, и потом, кто, если не девочки вам подскажут, эффектно ли вы будете выглядеть на футбольном поле!? - "модница" Лариса внесла свой вклад в общую копилку.
  - На футбольном поле нужно выглядеть эффективно, а не эффектно! - пробурчал Олег.
  - Ну, не скажи-и-и, - слово взяла Лаура, - когда красивые мальчики в красивой форме с номерами выбегают на поле - это "вазари", полпобеды!
  - А ты откуда такую терминологию знаешь? - Митя не переставал удивляться талантам своей подружки.
  - В дзюдо я, скорее теоретик, чем практик, но мы-то ради футбола собрались, кажется, - девочка направила разговор обратно "в русло".
  - Да-да, к делу! Парни, нам нужны номера на майках. Майка с номером - это уже форма! А двенадцать человек на поле в форме - это команда! Для того чтобы победить, мы должны быть командой, согласны?
  - Мы давно уже согласны, Мить, только что толку в номерах, если у нас все майки разного цвета?! Вон у Пашки - оранжевая, у тебя - зелёная ... была, у меня - белая, какая же это форма разного цвета? - у Олега Григорьева был аналитический ум.
  - Это верно, но есть два цвета, которые наверняка есть у каждого: белый и чёрный...
  - Обожа-аю чёрный! - болельщики в лице Ларисы-модницы продолжали участвовать в разговоре.
  После небольшого "социологического" опроса выяснилось, что у четверых ребят есть только чёрные майки, у троих - только белые, у одного нашлись и та и другая, а у пятерых, включая запасного Семёна Пастухова, ни чёрной, ни белой.
  - Так, ... понятно, - разочарованно произнёс Митя, который входил, кстати, в число последних пяти.
  - Ничего не понятно, всё нормально! - любительницу чёрного было уже не остановить. - У меня есть фирменная чёрная майка за шестьдесят долларов, между прочим, и я хочу, чтобы в ней играл капитан команды Митя Печорин!
  - Чего-о-о??! - в обсуждение "важного" вопроса включилась Лаура. - У меня тоже есть чёрная майка, конечно не за шестьдесят долларов, но Митя будет играть в ней, ... так ведь, Митя!
  - Девчонки, перестаньте! Мы ведь - команда! Эта идея: если мы остановимся на чёрном цвете футбольной формы команды пятого отряда, то белые номера будут смотреться очень эффектно!
  - А я что говорю! - Лариса не унималась.
  - А тебе не жалко майку за шестьдесят долларов, её ведь испортят советской белой краской?! - съязвила Лаура, из которой ревность била ключом.
  - Не жалко! Это в СССР шестьдесят долларов - большие деньги, а в Арабских Эмиратах, где работает мой папа - это тьфу!
  - Ну и поезжай в свои Ара...
  - Стоя-я-ять!!! Стрелять буду! Быстро прекратили! Вы мне, что тут устроили балаган?! - Ирина разозлилась. - Собрались, чтобы помочь команде, а сами что вытворяете? Лаура, твой Печорин никуда от тебя уже не денется, это я тебе как врач говорю! - пионервожатую задела реальность решения вопроса и нелепость конфликта, возникшего ниоткуда.
  - А - ты - то - чё - мол - чишь, ... "капитан"? - змея зашипела и уползла.
  - Зашибись, ... поговорили, - Саша Тор был в шоке, - так у кого ещё есть чёрные майки?
  - Да блин, у всех кроме вас!
  - А кому не жалко?
  - Да блин, никому кроме вас!
  Через пять минут в распоряжении футбольной команды было семнадцать маек чёрного цвета. Среди них, в этом Лариса была права, выделялась майка за шестьдесят долларов. Она была прекрасного качества.
  - Эта - выцвела, эта - тоже, эта - пойдёт, эта - тоже, эта - ... блин ещё бы, ладно, - Олег провёл отбор.
  - А как на счёт размеров?
  - Давайте примерять!
  - А у меня есть чёрная майка, но она мне не нравиться, - Радику было стыдно.
  - Примерь!
  - Во, ... эта в самый раз!
  
  - Митя, - пионервожатая подошла к стоявшему в стороне капитану команды и обняла его, - хочешь, я с ней поговорю?
  - Я сам ..., - мальчик сделал глубокий вдох и резкий выдох.
  Он нашёл её на качелях.
  - Ты не хочешь, чтобы я был капитаном команды, ты не хочешь, чтобы я выделялся на поле, ты не хочешь, чтобы я забивал голы, посвящённые тебе?!
  - А точно ... мне?
  - Кому ж ещё?
  Лаура ещё немного пообижалась и сдалась.
  - Ладно, надевай свою майку ... за шестьдесят долларов! - улыбнулась девочка.
  Конфликт был улажен.
  
  - Сколько человек в команде? Тринадцать, включая запасного Сёму, значит номеров тоже тринадцать. А если двое или даже трое захотят один и тот же номер? - вопрос был серьёзным.
  - На это я тебе могу вот что ответить, - слово взял капитан команды, - не номер прославляет футболиста, а футболист - номер! Пеле сделал "десятку" великим номером, Мишель Платини - "семёрку", Олег Блохин - одиннадцатый номер! Я могу играть под любым номером, потому что знаю: только от меня зависит, будет этот номер счастливым или нет!
  - Молодец, Митя, - Ирина облегчённо встала со скамейки, - итак я достану белую краску, а вы, ребята, займитесь трафаретами номеров, фамилий и эмблемы, ... эмблема тоже нужна команде!
  Работа над футбольной формой пятого отряда продолжалась до вечера. Результатом общих усилий стали тринадцать чёрных маек с белыми лампасами по бокам, белой эмблемой на груди в виде обрамлённой хлебными колосьями "пятёрки" с надписью "отряд" и белым номером на спине с фамилией игрока. Майка за шестьдесят долларов была пронумерована "5" с фамилией "Печорин".
  - Вот теперь мы - команда! Завтра матч со вторым отрядом, победа будет за нами! Спокойной ночи!
  
  На матч шли кто в чём, сложив форму в спортивную сумку Лауры.
  Когда физрук лагеря Николай Ильич дал команду "Команды на поле!", мальчики быстро сняли с себя "что попало" и надели эффектные чёрно-белые майки. Выбегая на поле, ребята из второго отряда снисходительно посмеивались над командой пятого отряда, которая была младше года на полтора-два. Смеяться они перестали уже на четвёртой минуте матча, получив гол в свои ворота, который организовала связка Тор - Печорин. На четырнадцатой минуте первого тайма Олег Григорьев, разобравшись с двумя соперниками в центре поля, выдал ювелирный пас Косте Иванкову, тот в одно касание - Саше Тору, ... навес на ворота, ... гол в исполнении Мити Печорина ударом "через себя" стал украшением всего матча!
  Лаура визжала от восторга! Её мальчик не врал - он умеет играть в футбол!
  7:2 - счёт по игре. За десять минут до конца встречи команда "бросила" играть и пропустила этот самый второй гол, хотя могла сама забить ещё как минимум два.
  - Мо-лод-цы, мо-лод-цы, мо-лод-цы!! - отряд скандировал своим героям.
  Лаура бросилась в Митины объятья.
  - Я знала, я знала, ... я верила в тебя!
  - Ты думаешь, я бы стал так круто "подставлять" себя?
  - Ну да, ну да!
  Ребята из второго отряда без зависти поздравили победителей.
  - А вы из какого клуба, пацаны?
  - "Трудовые резервы"!
  - А-а-а, ... ништяк! Давайте, удачи вам!
  После игры, как и договаривались - в поход! Но сначала подождали пока все "лишние" уйдут.
  - Ну что, первопроходцы, показывайте свой "Рай на Земле"! - Ирине хоть и не верилось, но всё же не терпелось.
  
  В лагерь вернулись к ужину уставшие и счастливые.
  - Мамочки родные, да откуда вы их берёте!? - Зинаида Николаевна всплеснула руками, увидев перед собой три ведра окуней. Три щучки и линь лежали отдельно.
  - Здесь на весь лагерь хватит! - похвастались дети.
  - Ну, уж нет! Кто это всё чистить будет? Мой вам совет: забирайте свою рыбу и идите к Петру Семёнычу, у него коптилка есть, ... на всю ночь хватит! - шеф-повар закрыла дверь в столовую.
  - А что, это идея! Пошли к дяде Пете!
  Пенсионер Пётр Семёнович работал в пионерском лагере "Искорка", что называется "мужиком". Замок сломался, стекло разбилось, канализация засорилась, электропроводку замкнуло, кафельная плитка отпала - дядя Петя всё починит, всё исправит. "Золотые" руки у человека, впрочем, как и душа.
  - Да-а-а, задачку вы мне задали! - Пётр Семёнович почесал затылок. - В общем, так, ребята, сейчас идите спать, а утром разберёмся!
  - Как утром, она же к утру протухнет?
  - Идите, идите, я сказал, ... где вы её столько взяли-то, ядрён - батон! - пробурчал мужчина, всё ещё не веря своим глазам. - Хотя, стоп! А потрошить её кто будет?!
  Всю ночь над "Искоркой" витал несравненный запах коптившейся рыбы.
  Наутро директор лагеря Тамара Федотовна Гольц подошла к стоявшей обособленно от других строений избушке дяди Пети.
  - Пётр Семёнович, можно к вам? - она постучалась в открытую дверь, - ой, как у вас тут ... не прибрано!
  - Вы уж извините, Тамара Федотовна, за бардак! Всю ночь...
  - Коптили рыбу?!
  - Вы заметили?
  - Учуяла, Пётр Семёнович, ... учуяла! А если пожар или ещё что-нибудь? - директор глазами искала "вещественные доказательства".
  - Что, вы, какой пожар, ... тем более "ещё что-нибудь"? Пройдёмте! - мужчина вежливо взял под руку женщину и вывел обратно во двор, - вы прошли мимо рыбы!
  Он подошёл к большому деревянному столу, укрытому марлей, и откинул её.
  Тамара Федотовна сглотнула слюну. Весь огромный стол был завален копчёными окунями.
  - Угощайтесь!
  - Я? А вы уверены, что это безопасно? - директор взяла рыбину и, внимательно осмотрев её, понюхала.
  - Пробуйте, пробуйте, Тамара Федотовна! Директор лагеря должен дегустировать еду, попадающую на стол детям!
  - То есть?!
  - Вчера пятый отряд принёс три ведра окуней, и попросили закоптить, - дядя Петя тоже взял копчёного окуня, - я, между прочим, рыбу на вишне копчу, ... вкуснятина, смотрите - рассыпается в руках!
  - М-да, действительно - вкусно, но детям это нельзя! - беря вторую рыбку, произнесла директор.
  - Тама-а-ара Федотовна, что вы такое говорите?! Дети не простят! А вот и они!
  - Дядя Петя, рыба гото..., ой, Тамара Федотовна, ... здрасьте! - в глазах ребят прочиталось: "облом".
  - Олег, Саша, где вы взяли столько рыбы? - недоев второго окуня, строго спросила директор лагеря.
  - Так это, ... поймали!
  - Где?
  - В речке, которая течёт возле стадиона, - ребята уже было собрались идти обратно.
  - Куда вы пошли, ... а ваша рыба? - молодец Тамара Федотовна!
  Рыбы хватило всем! Почти всем. Всем друзьям и знакомым, так скажем.
  На следующий день очередь в туалет не прекращалась. Будет что вспомнить!
  
  Незаметно пролетело полсмены. Дети загорели, поправились, выпрямились. Отношения между взрослыми и детьми в "Искорке" были настолько доверительными, что даже хулиганистые ребята, попавшие сюда, не рисковали нарушать каноны поведения. Митя и Лаура были неразлучны, а футбольная команда пятого отряда уверенно шла к решающему матчу с первым отрядом.
  - Ребята, завтра идём в поход на Змеиную горку, ... с ночёвкой! - сделала объявление пионервожатая, - сегодня - день подготовки!
  - Ура-а-а!! С ночёвкой! - радость знакового события и трепет перед неизвестным заполнили детские сердца.
  - Все успокоились и дослушали меня до конца, - продолжала Ирина, - как вы знаете, в данный традиционный поход идут по два отряда. Мы идём с двенадцатым отрядом, чтобы рядом с младшими ребятами были старшие. Руководитель и инструктор похода - Николай Ильич, которого вы все прекрасно знаете. Он же будет сегодня проводить с вами тренировки и инструктаж.
  
  Рюкзаки собраны, штаны подтянуты! В поход!!!
  - В колонну "по два" ста-а-анови-ись! - физрук дал команду к построению.
  Сорок семь ребят в сопровождении пяти взрослых выдвинулись в путь.
  - А почему "Змеиная" горка, там, что змей много? - Лаура взяла Митю за руку.
  - Сколько ходим - ни одной пока не видели, ... а хотелось бы!
  - Да ты что, страшно ведь! - девочку передёрнуло.
  - Чего страшного, ... ужи да гадюки уральские, - расхрабрился мальчик.
  - Ага, гадюки же ядовитые! - не унималась трусиха.
  - Брось, от укуса уральской гадюки ещё никто не умирал, так - тошнота, рвота, головокружение, голова поболит немного, а потом всё проходит, - со знанием дела объяснил Митя, - да успокойся, кроме нас с тобой других змей не будет!
  - Как бы ни так, в нашем отряде почти все шестьдесят пятого года рождения!
  - Ладно, ладно, да и потом, пока на гадюку не наступишь, она первой нападать не станет!
  - Откуда ты это всё знаешь?
  - Читал в журнале, - мальчик на секунду остановился, поправляя рюкзак на спине, - ты лучше представь: песни у костра, печёная картошка, фотографироваться будем!
  Колонна уходила всё дальше от лагеря.
  Одиннадцать километров по живописным местам Южного Урала, подъёмы и спуски, привал и сухой паёк, - настоящий поход! В пункт назначения пришли под вечер.
  Постоянное место дислокации всех походных групп не остывало в прямом смысле этого слова. Одни уходили, другие тут же приходили. Уходящие оставляли после себя идеальный порядок.
  Добротный деревянный дом, две большие летние беседки и место для костра составляли основу базы юных туристов. Палатки и всё необходимое приносили с собой.
  Романтика похода, песни у костра, запечённая в углях картошка - всё, как обещал Митя. По палаткам разбрелись только ночью.
  
  Лаура по своей природе была "жаворонком". Утром она радостно выпорхнула из своей палатки, не заметив пригревшуюся на солнышке у входа гадюку.
  - Ай, ... о-о-ой! - девочка присела от острой боли, змея быстро уползла, - Митя, Митя! Помогите, меня змея укусила! - Лаура впала в панику.
  Из соседней палатки выпрыгнула Ирина. Митя уже был возле них.
  - Быстро Дмитрия Евгеньевича, быстро!! - пионервожатая была в ужасе.
  - Да здесь, ... здесь я уже! Что случилось, Лаура, родная моя, всё будет хорошо, - врач достал вакцину и стерильный шприц, - держись, дочка!
  - Жарко, ... жарко, Митя, ... в груди всё горит..., - девочка смотрела на мальчика, мальчик смотрел на девочку...
  - Митя, миленький, беги в лагерь, ... беги изо всех сил! Когда мы принесём Лауру, чтобы "Скорая" была уже на "Искорке"! Беги, мальчик, спасай свою Лауру! - Ирина плакала, противоядие не действовало, девочке становилось всё хуже и хуже, она теряла сознание, врач лагеря Дмитрий Евгеньевич Миттель был бессилен помочь.
  И Митя побежал. Он бежал так, как никогда ещё не бегал. Никакая победа не сравниться с тем, если он успеет. Он бежал так, что кровь пошла носом.
  "Ты будешь жить, Лаура! Это тебе говорю я, Митя Печорин! Ты рождена для СВЕТА! Для ЛЮБВИ! Я люблю тебя, Лаура! Ну и пусть, что мы ещё маленькие! Мы подождём, правда!? Нам нужно не то, что этим взрослым, ... нам нужна ЛЮБОВЬ! Взрослые давно уже забыли, что ЭТО! Они озабочены, ... и нам их жаль!"
  "Скорая" из Мисяша уже двадцать минут ждала там, куда максимально смогла проехать до туристического маршрута.
  Лауру принесли уже мёртвой.
  Позже выяснилось, что у девочки оказалась острая несовместимая с жизнью аллергия на канцерогены, идентичные змеиному яду, но об этом почему-то никто не знал, и вакцина, введённая врачом, никакой роли не сыграла. Лауру надо было наблюдать с самого рождения.
  
   Митя сидел в доме дяди Пети, а в это время Марина Юрьевна вела разговор с пионервожатой.
  - Ирина, срочно Митиных родителей сюда, ... срочно! Как бы мальчик чего ужасного не наделал, ... срочно! Где он, кстати, ... найди его, что ты сидишь!? Где Митя!? - воспитателю стало плохо.
  Девушка метнулась искать ребёнка.
  
  - Дядь Петь, а ты терял любимых? - голова мальчика уткнулась в тело старика.
  - Да, - лаконично ответил старик, языком слизывая слёзы со щёк.
  - Можно я у тебя сегодня переночую? - актёрские данные Мити были безграничны.
  - Ещё чего! Знаешь, что я тебе скажу, ... ничего тебе не скажу. Горе твоё велико, но если ты думаешь, что это только твоё горе - ты ошибаешься! - мужчина, не смея посмотреть в глаза ребёнку, вышел из дома.
  Всё. Мальчик дождался, чего ждал. Он снял с крюка под потолком верёвку.
  Как, ... как объяснить ребёнку, что этого делать нельзя? Как!?
  Митя засунул верёвку за пазуху и вышел из хаты.
  - Ты прав, дядь Петя, не смотря ни на что надо жить! - Митя "бодро" дал "пять" ничего не подозревавшему Петру Семёновичу.
  - Давай, Митюха, - обернувшись на прощанье, старик добавил, - Лаура не умерла, ты знаешь об этом?!
  - В смысле? - мальчик приостановился.
  - Это очень трудно объяснить, Митя, но Господь почему-то забирает лучших из нас, а Дьявол - худших! Не делай ничего худого ближайшие девять дней, а там всё решится само собой!
  - Спасибо, дядь Петь, ... всё нормально! - и мальчик пошёл.
  К сожалению, я не смогу сейчас остановить его, да и вы не сможете - мы находимся в разных измерениях. Он не думал сейчас о маме, он не думал сейчас о папе, о сестре. Он вообще ни о чём не думал. Он шёл, зная, чего он хочет, вернее, чего он не хочет. Он не хотел жить.
  Найдя подходящую сосну, одна из толстых веток которой свисала над обрывом, мальчик всё сделал "правильно".
  Накинув петлю на шею, Митя произнёс: "Лаура, я иду к тебе!"
  Мальчик без сомнения шагнул в БЕЗДНУ.
  Ничего не поняв, он повис в воздухе. Его тело парило над БЕЗДНОЙ, как будто чьи-то руки удерживали его в невесомости.
  В ужасе, охватившем его, он открыл глаза и увидел перед собой БЕЛУЮ ЖЕНЩИНУ. Верёвка как-то сама по себе сползла с его шеи, а БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА поставила его на землю.
  - Митя, теперь слушай меня внимательно и запоминай! Ибо пришла я к тебе в первый и в последний раз. За ВЕРУ твою несмышлёную и доброту несусветную открою тайну тебе великую. Лаура твоя не умерла, Господь призвал её к Своим делам. Но она будет ждать тебя, а ты ради неё ... ради неё, слышишь, проживёшь долгую и счастливую жизнь. Ты станешь взрослым, женишься, родишь двух детей - мальчика и девочку, назовёшь их Иван да Марья! Запомнил? Дети твои прославят фамилию твою в Миру, но ты, всей душой любя их, будешь ждать встречи со своей Лаурой, потому что она уже приготовила ложе.
  Мальчик смотрел на БЕЛУЮ ЖЕНЩИНУ и, хотя не понимал, что происходит, запомнил каждое её СЛОВО.
  Очнулся Митя на своей кровати в лагере. Вскоре приехали родители и увезли его домой.
  
  
  - 3 -
  
  Шло время. Время брало своё. Острое респираторное заболевание перешло в хроническую болезнь. Невыносимые боли утихли, но осталось постоянно ноющее недомогание - Митя совсем перестал дружить с девочками. Нет, он, конечно, пытался и неоднократно, тем более что отказа со стороны девочек никогда не было, но у него не получалось. Волноваться по этому поводу было ещё рано, мальчику исполнилось тринадцать лет, и он перешёл в шестой класс.
  Как-то раз под конец учебного года в класс вошла завуч школы и объявила:
  - Ребята, через неделю состоятся две районные тематические Олимпиады среди учащихся шестых - восьмых классов! Тема одной из них - "металлургия", а второй - "строительство". Я считаю, что наша далеко не последняя школа в районе должна быть представлена на обеих Олимпиадах! Но учащиеся восьмых классов сейчас упорно готовятся к выпускным экзаменам, седьмые классы, к сожалению, заняли пассивную гражданскую позицию, так что вся надежда на вас, мои "олимпийцы"! В каждой команде должно быть по четыре человека.
  - Раиса Ивановна, меня запишите на строительную! - Митя поднял руку.
  - Молодец, Печорин! Кого ещё куда записать?
  - Меня давайте на металлургическую, как никак сын сталевара! - Олег Григорьев занял активную "гражданскую позицию".
  Завуч не зря рассчитывала на шестые классы. Две команды собрали с двух классов.
  Команда "строителей" начала подготовку с посещения строительной выставки, которая как раз открылась в местном ДК. Здесь демонстрировались последние достижения в отрасли, представляющей из себя целый мир, гигантскую реку со множеством притоков, монстра с бесчисленным количеством щупальцев. Строительные машины и механизмы, приборы и инструменты, новые материалы и области их применения, зарубежные строительные технологии. Всё многообразие экспозиции произвело на ребят очень сильное впечатление и, безусловно, сыграло свою роль в выборе их будущей профессии.
  Потом сели за справочники, журналы, газетные статьи. Митя с головой уходил во всё новое, отвлекающего от недуга, до сих пор преследующего его. Неудивительно, что к олимпиаде ребята подготовились очень хорошо.
  
  - Митя, - Олег окликнул друга, почти зашедшего в подъезд, - привет!
  - Привет! - мальчики пожали друг другу руки.
  - Как твоя команда? Готовы к бою?
  - Все молодцы! Я думаю - выиграем!
  - Мои - тоже ничего! Поборемся! - мальчики сели на лавку.
  - Ты был когда-нибудь в Церкви? - после небольшого молчания неожиданно спросил Олег.
  Вопрос для Мити оказался таким неожиданным, что он секунд двадцать сидел, пытаясь понять, о чём собственно речь.
  - У меня же родители - коммунисты! - мальчик до сих пор не мог прийти в себя.
  - И что, ... у коммунистов родители были помещиками, не жить, что ли? - задумчиво произнёс Олег, будто разговаривая сам с собой, - знаешь, как там красиво, ... очень красиво!
  Митю после слов друга вдавило в лавку.
  - Где?
  - Что где?
  - Красиво ...
  - В Церкви! Давай сходим, тут же недалеко!
  - Куда?
  - В Церковь!
  - Зачем?
  - Там красиво!
  Из окна на втором этаже запел Валерий Ободзинский: "Эти глаза напротив, калейдоскоп огней ...".
  Митя чтобы не заплакать сказал:
  - Пошли!
  От дома мальчиков до Свято-Семёновской Церкви было три остановки, которые ребята даже не заметили.
  - Олега, ... я боюсь! - при входе на территорию храма Митю стало потряхивать.
  - Так, - Олег остановился, - сейчас успокойся и возьми себя в руки! Я-то крещёный, поэтому иди за мной, не шуми, не теряйся, а просто смотри как там красиво и всё!
  Ребята зашли в Церковь.
  Оглушённый Величием Митя медленно шёл за другом. Такого Величия он не видел нигде.
  Внезапно мальчик остановился перед Списком Владимирской Божьей Матери с Младенцем. Он не мог поверить своим глазам. С иконы на него смотрела БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА!!!
  
  - Митя, Митя, - товарищ осторожно выводил мальчика из оцепенения, в котором тот пребывал уже минут двадцать, пока Олег выполнял действия, которым научила его мама.
  - А, ... что, ... где я? - Митя не притворялся.
  - Тихо ты, ... пошли! - Олег шёпотом взял друга за руку и вывел из церкви.
  Минут десять они шли молча.
  - Я никогда никому этого не рассказывал, Олег, - Мите надо было начать первым, - когда Лаура погибла, я своровал верёвку у дядь Пети и пошёл в лес, чтобы повеситься...
  - Да ты, ... ты, ... ты, - друг не смог найти слова.
  - Знаешь, кто меня снял с петли?
  - Кто? - насторожился Олег.
  - БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА, ... она говорила со мной, ... я узнал её на иконе, ... она смотрела на меня...
  - Погоди, на какой иконе, возле которой ты стоял?!
  - Да.
  После минуты молчания Олег продолжил.
  - Ты хочешь сказать, что от смерти тебя спасла сама Богородица!?
  Митя Печорин, очень серьёзно и глубоко глядя в глаза Олегу Григорьеву, не то ответил, не то спросил:
  - Выходит - да!? Только не спасла от смерти, от смерти не спасёшь - всё равно рано или поздно все помрём, а дала время ещё раз подумать. Несмышлёный я был, все дети несмышлёные, а родители страдают, ... ты согласен?
  - Согласен! - ребята уже подошли к своему дому.
  Когда стали расходиться, Митя попросил:
  - Ты всё-таки не рассказывай никому, хорошо! Родители об этом узнать не должны....
  - Ты за кого меня держишь!?
  Ребята разошлись по домам.
  
  Как проходили районные тематические Олимпиады по строительству и металлургии среди школьников шестых - восьмых классов я не знаю. Знаю только то, что наши "строители" заняли второе место, а "металлурги" - третье. Об этом завуч сообщила на одном из уроков тремя днями позже, с чем и поздравила ребят. Правда, больше она ничего не сказала, хотя была обязана сделать это. Но обо всём по-порядку.
  Закончился учебный год. В те годы в школах существовала обязательная "производственная" практика учащихся старших классов, во время прохождения которой они ремонтировали классы, высаживали деревья, ухаживали за школьным огородом и прочее.
  Десятого июня, когда Митя и Саша красили радиаторы в "Учительской" их позвал Олег.
  - Команду по металлургии вызывает Раиса Ивановна, а вас не звала? - он обратился к Мите.
  - Нет, может нас не нашли здесь? Пойдём вместе! - ребята направились в кабинет директора, где временно располагалась завуч школы.
  Увидев вместе с "металлургами" и команду "строителей" Раиса Ивановна немного стушевалась.
  - Мальчики, я звала к себе только команду по металлургии, ... ну раз пришли, то и вы послушайте, - сказала завуч, вроде бы обращаясь к Мите, но, не глядя никому в глаза. - Как вы знаете наш район - металлургический, и Управление по образованию нашло возможность наградить победителей и призёров Олимпиады по металлургии путёвками по Золотому кольцу России! Поздравляю, ребята! Что касается строительной Олимпиады, - завуч всплеснула руками, всё так же, не глядя детям в глаза, - тут ничего не поделаешь, повторю, ... такой уж у нас профильный район, - педагог тяжело вздохнула.
  - Да ладно, Раиса Ивановна, не расстраивайтесь, мы всё понимаем, всё нормально! - Митя ответил за свою команду, и они вышли из кабинета.
  Начало июля Митя Печорин встретил во дворе. Он больше не отдыхал в "Искорке". Родители не настаивали ни на чём, такие раны быстро не заживают. Отец был готов выполнить любое желание сына. Но сын ничего не хотел.
  
  - Митя, привет! - Олег поставил рюкзак на землю. - Вот мы и вернулись!
  Мальчики поздоровались за руки.
  - Привет! Как съездили, понравилось? - безучастно спросил Митя.
  - Съездили классно, всё понравилось, но у меня к тебе другое дело! Пойдем, сядем на лавку. Не знаю, обратил ты тогда внимание или нет, ... помнишь, когда завуч нас собрала, чтобы сообщить про путёвки?
  - Ну?
   - Что "ну", что "ну"? Тебе не показалось, что она хитрила, взгляд опускала?!
  - Непросто показалось, я уверен в этом. Но я списал это на то, что ей стыдно за Управление образования, которое предоставило путёвки только за металлургическую Олимпиаду, - Митя умел выражать свои мысли не по-детски.
  - Как бы ни так! Теперь слушай сюда! Приезжаем мы на вокзал, смотрю - Раиса Ивановна. Думаю, какая завуч у нас молодец, пришла проводить своих учеников в поездку!
  - А на самом деле? - становилось интересней.
  - А на самом деле она пришла проводить свою дочку в поездку! И что самое интересное - с тремя подружками в ту же самую поездку по Золотому кольцу! Короче, мы с этими девочками всю поездку и оттягивались! Митя, завуч по вашим заработанным в честной борьбе путёвкам отправила свою дочь с подружками! Вот почему она не хотела, чтобы вы приходили с нами в кабинет директора, вот почему она отводила взгляд! По сути, она своровала у вас эти путёвки! А если учесть, что одна путёвка стоит триста шестьдесят рублей, то своровала она на сумму тысяча четыреста сорок рублей - это тюрьма, дружище, ... тюрьма! Остаётся только позвонить или сходить в районное Управление образования и узнать, сколько путёвок на самом деле было выделено нашей школе. Всё! А уж ваши родители разберутся!
  После некоторого раздумья Митя поднял голову.
  - Бог ей судья! Я, конечно, расскажу об этом своей команде, пусть они решают, что делать с этой тварью. Ты мне лучше вот о чём скажи - некрещёным людям можно заходить в Церковь или нельзя?
  - Ты же заходил!
  - Но я же с тобой был!
  - Во ты даёшь! Какая разница - со мной или без меня, был же?! А как, по-твоему, человек придёт к мысли о необходимости Крещения, если он не будет ходить в Церковь? Просто ты не можешь налагать на себя крест, вот так, - Олег перекрестился, - а ходить, ходи сколько хочешь. Я даже могу угадать, зачем ты туда пойдёшь!
  - Ты прав, ... прав, - Митя грустно улыбнулся, - но я боюсь один идти, понимаешь, боюсь.
  - Хоть и не понимаю, всё равно. Ладно, давай я сегодня отдохну после поезда, да и родичи меня никуда не отпустят, а завтра сходим вместе, идёт? Кстати, завтра седьмое июля - Великий православный праздник, Рождество Иоанна Предтечи, ... будет очень торжественно!
  - А это кто?
  - Это человек, который крестил Иисуса Христа - Господа нашего!
  Митя задумался.
  - Подожди, ... как это - крестил? Я так понимаю, что само понятие "крестил", тоже "крещение" происходят от реально существовавшего деревянного креста, на котором распяли Христа. Так как же может "понятие" появиться раньше самого "события"?
  Теперь задумался Олег.
  - Да я сам пока не очень в этом, ... ну, в общем, понял, да!
  - Понял, ... что ничего не понял!
  - Тогда до завтра!
  - Пока!
  
  За последние два года мама редко видела сына в таком хорошем расположении духа. На ужин вся семья собралась вместе. Митя ел с таким аппетитом, что даже папа, глядя на него, заулыбался.
  - Всё в порядке, пап, я пошёл на поправку!
  - Если это действительно так, то мы очень рады, сынок, ... очень рады!
  - А ничего "такого" не произошло? - хитро спросила мама.
  - Нет, ничего "такого", просто пора, ... пора становиться самим собой!
  - Вот и хорошо, - отец продолжил "семейный совет", - твоя сестра скоро уезжает в Свердловск поступать в университет, а мы с мамой собрались в санаторий. Есть два варианта: мы можем тебя взять с собой, а можешь поехать в "Артек" на международную смену. Твою путёвку до последнего момента никому не отдают, надеясь как раз на этот самый случай твоего "выздоровления".
  - Куда, куда, ... в "Артек"?! У-ау!! Круто! Это правда? - Митя посмотрел на маму.
  - Сынок, ты что думаешь, мы способны так глупо шутить!? - женщина ласково потрепала мальчика за волосы.
  - Конечно, поеду, ... какой разговор! Когда собираться-то? - радость была неподдельной.
  - Сбор на вокзале пятнадцатого июля, - было видно, что у отца с души спал камень, - спасибо, мать, всё было очень вкусно! - он поцеловал жену в щёчку и встал из-за стола.
  - На здоровье, дорогой! - мама начала убирать со стола.
  Заканчивался день, давший Мите Печорину очередную надежду.
  
  Утром ребята, как и договаривались, отправились в Свято-Семёновскую Церковь. На этот раз Митя не испытывал ни страха, ни какого-либо дискомфорта. Он буквально бежал на встречу с чудом. В душе мальчик понимал, что два года назад с ним произошло то, что не укладывается в рамки земной жизни. И это находилось там, куда он сейчас шёл.
  - Да не беги ты так, успеешь! - Олег хоть и знал теперь Митину тайну, но до конца поверить в такое он всё же не мог.
  Дойдя до ворот Храма, ребята сбавили темп и уже не спеша, вошли в Церковь. Олег с некоторым сожалением посмотрел на друга.
  - Так ... я - туда, - он рукой показал "куда", - а ты сам разберёшься!
  Митя едва дыша пробирался сквозь непроходимую толпу "верующих". Он буквально физически осязал близость иконы. Жажда становилась всё сильнее, и мальчик, забывшись, пошёл по ногам прихожан, раздвигая тех руками.
  - Наглец, это надо же!
  - Безобразие!
  - Откуда он взялся?
  - Щ-щ-щенок! - какая-то бабка схватила его за ухо.
  Митя хотел, было применить силу, но вовремя опомнился.
  - Змея! - парировал он, вырвавшись из лап старухи.
  На сегодня дорога к иконе ему была заказана. Хорошо ещё охрану не вызвали и не вышвырнули его как собачонку.
   Выжатый как лимон мальчик брёл домой, забыв даже, что пришёл он сюда с другом. Ползущему в пустыне не дали напиться.
  " Сам, ... ведь сам виноват, дурак! Не на кого пенять, ... нет, чтоб потихоньку, осторожно, ... ай, чего уж теперь. Может вечером прийти, толпа, небось, рассосётся? Вечером - "фигечером", ... мне надо сейчас, сейчас надо!"
  Митя начал вести себя неадекватно: то приседал, мотая головой и издавая нечленораздельные звуки, то беспричинно хохотал, то бил себя по голове. В его сторону стали оборачиваться прохожие. Но путь домой к счастью закончился, и дело не приобрело продолжения.
  - Митя, - Олег догнал друга у подъезда, - что случилось, ты, почему ушёл?
  - Да это, я того, ... передумал, ... столько народу, ... решил в следующий раз!
  - В следующий так в следующий, но мог всё-таки предупредить! - друг всё-таки обиделся.
  - А вечером столько же народу будет?
  - Ещё больше!
  Вечером Митя неподвижно сидел на стуле в своей комнате, закрыв глаза и глубоко, но мерно дышал носом. Он ждал "завтра".
  - Митя, с тобой всё нормально? - в комнату вошла мама.
  - Всё хорошо, мамуль! - мальчик открыл глаза. - Я давно хотел с тобой поговорить, но как-то всё не получалось...
  - Я слушаю тебя, сынок, - женщина присела на кровать.
  Митя сделал паузу, обдумывая, как правильно сформулировать свою мысль.
  - Мам, а Бог - есть?
  - Ух, ты ...!? - мать явно не ожидала такого вопроса от сына, и ей потребовалось время, чтобы обдумать ответ. - И как давно этот вопрос тебя интересует?
  - И всё-таки?
  - Понимаешь, Мить, вопрос даже ни в том, есть Бог или нет, а в том - веришь ты в Него или нет!
  - Как это?!
  - Не всё сразу, сынок, ... не всё сразу! Ты же знаешь, что мы с папой - коммунисты. А идеи коммунизма отрицают существование Бога!
  - Но ты же не отрицаешь!
  - Подожди, я этого не говорила. Я лишь сказала, что это вопрос веры, а вера - очень сложная штука! Вера - обманчива. Порой человек думает: "Да, я верю в это!", а проходит время и оказывается, что он вовсе в это и не верил, а верил совсем в другое.
  - Ой, как ты сложно рассказываешь!
  - Так ведь ты и вопрос непростой задал. Конечно, я могла бы однозначно ответить "нет" или "да". Но такой ответ не дал бы тебе ничего. Вообще на этот вопрос каждый человек рано или поздно сам себе даёт ответ. Чем старше ты будешь становиться, тем больше будешь понимать - чтобы ответить на этот вопрос, сначала нужно ответить на множество других вопросов, без ответов на которые не ответить на этот вопрос ...
  - О-о-о-о, всё, ... всё, спасибо, мамуля, ... ты мне очень помогла...
  - Да всегда, пожалуйста, Митенька, ... обращайся, если что! - женщина выходила из детской, едва сдерживая улыбку.
  
  Утром Митя Печорин направился туда, откуда днём раньше был удалён за "нарушение правил". Теперь он не бежал сломя голову, а шёл размеренным шагом пять километров в час. Ему было стыдно за "вчерашнее" и он боялся, что его кто-нибудь может узнать.
  Подойдя к Храму, Митя с сожалением понял, что зря переживал - ворота на территорию церкви были закрыты.
  "Да что ж это такое-то, ... просто немыслимо!" - мальчик готов был заплакать.
  - Извините, - обратился он через решётку ворот к подметавшей двор послушнице, - а церковь сегодня закрыта?
  - В одиннадцать откроется, - ответила женщина, не прерывая своего занятия.
  - Да, а сейчас сколько? - сам себя спросил Митя.
  - Половина десятого, - ответил прохожий на его вопрос.
  "Это что у нас получается - полтора часа, ... терпимо!" - мальчик сел на лавочку, и полтора часа прошли.
  Мальчик вошёл в церковь. На этот раз ничто не помешало ему свободно пройти к иконе.
  В глубине помещения Храма мерцала небесным теплом БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА.
  - Здравствуйте! - такое ляпнуть, подойдя к Списку Владимирской Божьей Матери с Младенцем, мог только Митя Печорин. Ничего глупее и безумней никто бы не придумал. Но мальчик не думал, он слушал своё сердце.
  Стоя перед иконой, Митя вновь и вновь возвращался на два года назад. Он пил свои слёзы, вспоминая Лауру. Он благодарил Богородицу за спасение и вдруг почувствовал, что слёзы ... сладкие! Не поверив первому ощущению, мальчик ещё раз облизал губы. Да!! Сомнений не осталось - по вкусу слёзы напоминали его любимое варенье из лесной клубники.
  На короткое время растерявшись, мальчик быстро взял себя в руки и расцвёл благодарной улыбкой. Он почувствовал, как свет, исходящий от иконы проникает в его душу, согревая её.
  "Спасибо!" - в глазах мальчика помутнело, и он потерял сознание.
  
  Очнулся Митя от резкого запаха нашатырного спирта.
  - Ну, ... пришёл в себя, малец, ... что ж ты людей пугаешь?! - батюшка держал голову мальчика на своих коленях.
  Митя открыл рот, но сказать ничего не смог.
  - Давай поднимайся, - архиерей поставил мальчика на ноги, - тебя как зовут?
  - Митя Печорин!
  - Да-а-а?! Тёзка значит! А меня зовут отец Дмитрий, - добрые умные глаза священника вызывали доверие.
  Так Митя Печорин встретил своего духовного наставника.
  - А я ведь помню тебя, Митя Печорин! Это тебя вчера прогнали. За что кстати?
  - Простите меня, - Митя покраснел и опустил голову.
  Отец Дмитрий положил руку на Митино плечо.
  - Пойдём во двор, мне кажется, тебе есть о чём мне поведать!
  Они вышли из здания Церкви и сели на лавочку.
  - Понимаете, отец Дмитрий, два года назад ... - и мальчик начал свой рассказ.
  Слушая Митю, архиерей не проронил ни слова. Подпирая рукой подбородок, он серьёзно и задумчиво смотрел то на мальчика, то на небо, то на землю под ногами, изредка вдыхая воздух полной грудью.
  - Вот так я оказался у Вас, - закончил свою историю Митя.
  Говорить священник стал не сразу. Не сразу стал священник говорить.
  - Вот, что я скажу тебе, Митя, - отец Дмитрий сделал паузу, - такая Благодать людям даётся очень, очень, ... очень редко! Явление Истинной Богородицы - это чудо, скрытое от людских глаз! У меня есть все основания считать, что именно Дева Мария спасла тебя от смерти. Но возникает вопрос: какой урок ты вынес, какие выводы для себя сделал после этого? Понял ли ты, что самоубийство не вернуло бы тебе любимую девочку?
  - Конечно, понял, - теперь Мите было легко говорить на любую тему, - а ещё понял, какой я дурак, и какое горе я мог принести своей семье!
  - Умница, сынок, ... умница, тёзка! - стало ясно, что отец Дмитрий поверил Диме.
  Они ещё долго сидели на скамейке в неспешной беседе. Старик и мальчик - им было о чём поговорить.
  Мудрый священник даже не заикнулся о Митином крещении.
  Этого посещения Храма Мити хватило на неделю. Но перед отъездом в "Артек" он не мог не прийти в церковь.
  - Здравствуйте, - "поздоровался" Митя с иконой, - мне очень надо найти отца Дмитрия! Он здесь?
  "Блин, ... чё я несу! Перед Богородицей дураком выставляюсь ..."
  "Простите меня, пожалуйста! Я просто не знаю как себя вести. Я завтра уезжаю в "Артек", а его не предупредил. Я пойду, поищу его - хорошо? Не гневайтесь на меня, умоляю! Отец Дмитрий так всё понятно рассказывает ..." - это был первый опыт мальчика молиться.
  
  - А тебе, мальчик, зачем отец Дмитрий? - послушница отвлеклась от своего занятия.
  - Поговорить надо! - просто ответил Митя.
  - Чего-о-о!? А ну-ка иди отсюда, говорун, ... заболел батюшка, нездоровится ему! - простота мальчика обидела женщину.
  - Как нездоровится, что значит - заболел, чем заболел?
  - Откуда ты такой любознательный взялся? Сказано тебе - не может батюшка, захворал!
  Расстроенный известием о болезни отца Дмитрия мальчик вышел из церкви, даже не попрощавшись с иконой. Он медленно побрёл к выходу с территории Храма, уткнувшись взглядом в землю.
  - Что ж ты голову повесил, тёзка? - батюшка сидел на лавочке, опёршись руками о трость. - Неужели поверил, что отец Дмитрий не выйдет проводить тебя в дорогу? - по лицу архиерея было видно, как трудно дался ему этот "выход".
  От радости Митя буквально подпрыгнул на месте.
  - Отец Дмитрий!! - он подбежал к учителю и хотел, было броситься тому на шею, но батюшка вытянутой вперёд рукой остановил мальчика.
  - Нет, Митенька, ... не надо! Ты пока ко мне близко не приближайся, - священник отвернулся в сторону и прокашлялся в платок, - приболел я немного, не дай Бог - тебя заражу, - его лоб покрылся испариной, дыхание было тяжёлым и частым.
  Митя присел на лавочку в метре от батюшки.
  - Отец Дмитрий, - восторженно начал мальчик, - а откуда Вы знаете, что я в "Артек" уезжаю?!
  Батюшка улыбнулся.
  - В "Артэ-э-эк"? У-у, это хорошо, очень хорошо! Конечно же, я не мог знать, что ты уезжаешь именно в "Артек", но предчувствовал недолгую разлуку. Расскажешь мне, за какие успехи тебя наградили путёвкой в знаменитый пионерский лагерь?
  Митя опустил голову.
  - Если честно, ни за какие. Отцу по блату дали эту путёвку, он же у меня в райисполкоме почти самый главный, - мальчик чувствовал себя неловко.
  - Ах, вот в чём дело? Ну, ничего страшного! По блату так по блату. В том нет твоей вины. И отец твой всё правильно сделал, тем более что дорога на "Искорку", как я понимаю, для тебя теперь закрыта!?
  - Да! - твёрдо ответил Митя.
  Отец Дмитрий снова раскашлялся и стал сморкаться в платок.
  - Ладно, Митенька, беги, сынок, домой, а то я совсем расклеился! Счастливого пути и приятного отдыха! Вернёшься - вот тогда и пообщаемся, я как раз поправлюсь, хорошо?
  - Хорошо, отец Дмитрий! Спасибо Вам, до свидания!
  - Это тебе спасибо, что забежал!
  
  - 4 -
  
  "Артек" - это так далеко! "Артек" - это так высоко! Иностранцы - это инопланетяне, и вообще на море Митя никогда не был.
  Двенадцать счастливчиков от десяти до пятнадцати лет собрались вокруг руководителя группы на перроне железнодорожного вокзала столицы Южного Урала.
  - Итак, ребята, всем всё понятно? Теперь прощайтесь с мамами, папами, бабушками, дедушками и на посадку!
  Митя подбежал к родителям.
  - Сынок, смотри - ни какой самодеятельности, слушайся воспитателей, пионервожа...
  - Мамуся, ну сколько можно?! Дома всю плешь проели, и сейчас начинаешь!
  - Ты как с матерью разговариваешь, ... мать за тебя волнуется, ... мы все волнуемся - первый раз так далеко один едешь! - отец хоть и был настоящим мужчиной, но и его мандраж не обошёл стороной.
  - Да ладно, пап, всё будет нормально! - мальчик обнял папу.
  - Внимание, "Артек" - на посадку, ... повторяю: "Артек" - на посадку! Родители и провожающие, отпускайте детей, ... "Артек" - на посадку! - руководитель группы в рупор объявила о начале путешествия, обещавшего стать для детей самым ярким, самым незабываемым событием в их пока ещё недолгой жизни.
  Митя поцеловал маму и побежал "на посадку".
  Двенадцать детей и двое взрослых заняли в аккурат четыре купе. Во время сбора многие дети уже успели познакомиться, так что в путь тронулись практически друзьями.
  - Кто на верхней полке любит спать? - спросил Лёша Малов, крепкий паренёк четырнадцати лет, занимавшийся боксом в спортивной школе "Динамо".
  - Я! - Мите уже не терпелось забраться наверх.
  - И я! - самый младший в группе Сёма Окулов никогда на поезде не ездил.
  - А ты, Рома?
  - Мне всё равно!
  - Мне тоже, - Лёша стал укладывать сумки под нижние спальные места.
  Хорошо, что у ребят с самого начала не возникло никаких разногласий по поводу того, кто и где будет спать.
  Устроившись, мальчики немного поговорили о том, кто есть кто, и пошли знакомиться с другими ребятами. Поезд к тому времени миновал черту города и набрал "крейсерскую" скорость.
  Всю дорогу проводили практически в двух купе, мальчики в одном, девочки в другом, периодически перемешиваясь.
  - А вы знаете, что пролив между Азовским и Чёрным морями мы будем переплывать на пароме?! - Даша Неупокоева носила очки и была победителем множества городских и областных Олимпиад по химии и биологии. - Правда я не знаю, куда поезд денется ...
  - Как это - "на пароме"?! - недоумение ребят было обоснованным. В их представлении слово "паром" означало несколько брёвен, связанных между собой верёвками.
  - Говорю же: не знаю! Мама сказала, что это будет настоящее приключение с яркими впечатлениями!
  - А давайте у Марии Степановны спросим!
  - Давайте!
  Дети пошли в купе руководителей группы, в котором женщины ехали с двумя младшими девочками.
  - Мария Степановна, Светлана Гавриловна, можно к вам?
  - Конечно можно, заходите, ... только тише, ... ой, вы все, что ли пришли?! - Мария Степановна отложила книгу в сторону, Светлана Гавриловна спала.
  - Мария Степановна, а правда что, ... ну вот Дашина мама сказала ей, что мы на пароме поплывём, и что это будет настоящим приключением, это правда? - как смогла, объяснила суть вопроса Таня Захарова.
  - Правда, ребята, ... чистая правда!
  - А поезд куда денется?! - вопрос был задан хором.
  Женщина улыбнулась.
  - Ах, вот вы о чём!? Вместе с поездом, дети, ... поплывём вместе с поездом! Это действительно грандиозное зрелище, вы всё увидите сами! И непросто увидите, а будете непосредственными участниками этого события! Кстати, ждать осталось уже недолго, утром будем на месте.
  - Ура! - детский интерес перерастал в возбуждение.
  Когда вернулись к себе, не проронивший до сих пор ни слова Семён Окулов взялся за голову.
  - Хоть убей, не понимаю, ... как это: поезд на пароме?! - было видно, что мальчик пребывает в небольшом шоке.
  - Ладно, Сёма, успокойся, думаешь, другие что-нибудь понимают? - Лёша Малов попытался включить всё своё воображение. - Я тоже в нокдауне!
  - Чем раньше уснём, тем раньше узнаем, как это: "поезд - на пароме"! - подвёл итог Митя, забираясь на свою полку.
  - Это точно!
  Море, как команда "Подъём!". Море как приказ. Море как гипноз.
  Надо ж такому случиться: из четырнадцати ребят, ехавших в "Артек", ни один не был на море! Хотя, подождите. Даша Неупокоева. Когда ей было два с половиной года, родители брали её с собой в Юрмалу.
   Даша, положа руку на сердце, скажи: что-нибудь помнишь? - Помню! Помню-ю-ю, ... да нет, ничего не помню
  Дети встретили море минутой молчания. Они смотрели на него как мартышки на удава. Железнодорожные рельсы и полоса берега сближались. Ребята, вышедшие из оцепенения, прыгали от радости и повизгивали.
  - Дети, знакомьтесь, ... это - Азовское море! - Мария Степановна хотела проснуться пораньше, но не получилось. - Через полтора часа будем у пролива, где и ждёт нас увлекательное приключение - переправа на пароме!
  - А разве это не Чёрное море? Мы ведь ехали на Чёрное море в "Артек"!
  - Ты чем вчера слушала?
  - Я же говорила, я же говорила: Азовское море! - Даша чувствовала себя настоящим героем.
  - Никогда не видел столько воды!
  - А почему не видно берега?
  - Это же море, ... у моря нет берега!
  - Ты совсем обалдел? Географию изучал? У моря есть берег, просто его не видно. Видимое расстояние горизонта на суше - примерно пять километров, а на море - семь-восемь километров. Диаметр любого моря в десятки, ... даже в сотни раз больше, поэтому мы никак не можем видеть противоположный берег моря! - Митя "блеснул" своей способностью выстраивать длинные предложения.
  - Да Бог с ним - с километрами, ... вы посмотрите - сколько воды! Никогда не видел столько воды!
  - Артём, а тебя, почему именно количество воды так взбудоражило? Ты случайно не из Сахары? - шутка Лёши Малова понравилась, и ребята засмеялись.
  Артём Сидорчук вдруг как-то странно дёрнулся и виновато опустил голову. Это потом дети узнали, что четыре года назад его семья жила в какой-то африканской стране, где работал отец. Никто тогда так и не смог внятно ответить на вопрос: как девятилетний мальчик ушёл в пустыню и, потеряв ориентацию, провёл под палящим солнцем двое суток, пока его не нашли полумёртвым. Врачи сказали, что у ребёнка невероятная мотивация к жизни.
  Долгожданная остановка.
  - Так! Сейчас можно выйти на берег, но, если хоть один из вас залезет в воду - всё, ... на этом ваше гуляние закончится! - Светлана Гавриловна начала отрабатывать свой хлеб.
  От железнодорожных путей до берега Азовского моря было не больше ста метров. Пассажиры поезда вышли из вагонов как на пикник. Всё, буквально всё было завалено мелкими ракушками и галькой. Восторгу детей не было границ. Мария Степановна разрешила подойти к воде.
  - Ребята, посмотрите туда! - Светлана Гавриловна рукой показала по направлению поезда.
  Вдалеке виднелись какие-то странные сооружения, возвышались краны, и видимо кипела жизнь.
  - Это - порт! Там мы и будем переправляться на Чёрное море!
  - На пароме?
  - На пароме!
  - Здорово! Ура!
  - Вот оно - незабываемое приключение!
  Ребята стали набирать ракушки и красивые камушки.
  - Ой, да бросьте вы! Этого добра у вас будет ещё ой-ё-ёй сколько! Лучше поиграйте во что-нибудь, ... хоть в догонялки! - Светлана Гавриловна подняла руки и потянулась. - Господи, хорошо-то как!
  Лучше бы она этого не говорила. Митя стоял рядом.
  - Светлана Гавриловна, - мальчик дождался пока они останутся одни, - а вы верите в Бога?
  Женщине стало плохо.
  - С чего ты взял, Митя, ... какой Бог, глупости какие, ... это я так сказала, ... просто люди всегда так говорят, когда хорошо себя чувствуют! - Светлана Гавриловна чувствовала себя скомпрометированной.
  - Может быть всегда, ... но не все, - мальчик пошёл на откровенность.
  - Так, Митя, я ничего не говорила, а ты ничего не слышал, договорились?! - женщина была не на шутку испугана. - Я тебя очень прошу.
  - Но, Светлана Гавриловна, я не хотел вас обидеть. Просто моя мама тоже коммунист, а мой учитель и хороший друг - священник отец Дмитрий.
  - Вот как? А кто тебе сказал, что я - коммунист? - становилось интересней.
  - Ну, у вас реакция на слово "Бог", какая-то ... - Митя замялся, - коммунистическая.
  Инспектор по делам несовершеннолетних Металлургического УВД города Челябинска Шумакова Светлана Гавриловна была сражена наповал детской непосредственностью.
  - Подожди, подожди, ... как ты сказал? "Коммунистическая реакция на слово "Бог"?! - женщина посмотрела на мальчика так, как будто перед ней стоял любовник. - А ты где такое выражение слышал, Митя?
  - Нигде, мы с вами разговариваем, и я говорю то, что чувствую.
  - Ага, значит, это ты сам только что придумал? - одобрительно помотав головой, женщина добавила, - надо будет записать.
  - Вы уходите от ответа, Светлана Гавриловна! - настойчивость мальчика перешла в назойливость.
  - Во-первых, я пока никуда не ухожу. А во-вторых, иди, играй с ребятами, разговор закончен, - женщина снова потянулась, глядя на безоблачное небо, и зевнула, - ... замечательно!
  Когда снова собрались в поезде, Артём достал большую красивую спиралеобразную раковину.
  - Ни фига себе! - у детей открылись рты от удивления.
  - Где ты такую нашёл, там же одна мелочь была? - в доказательство Аня Ризун вытащила из кармана юбочки горсть мелких плоских ракушек.
  - Да сам не знаю, как получилось. Гулял по берегу, вижу: из песка торчит что-то необычное, откопал, а это - вот! - мальчик дал рассмотреть поближе свою находку всем ребятам.
  А вот потом было разочарование. Обещанное незабываемое приключение, переправу через пролив на пароме вместе с поездом, пришлось наблюдать через окно купе. Никого из пассажиров поезда не выпустили из вагонов, так как это было небезопасно, да и мало ли какие пассажиры могут быть. Поезд заходил на огромную платформу, отделял от себя несколько вагонов, потом съезжал с парома, стрелки рельсов переводились на другой путь, ...в общем, жуть.
  Хотя, конечно, плыть на поезде по морю - это прикольно! Но вагон, в котором ехали дети, находился между другими вагонами, и ребята моря не видели. Оставалось только представлять себе, как это здорово - "поезд на пароме".
  
  Симферопольская база "Артек". Здесь ребятам предстояло провести ночь и утром на автобусах отправиться во Всесоюзную пионерскую здравницу.
  После ужина детям разрешили спуститься в роскошный летний сад.
  - Смотри, смотри, ... негритянки! - спотыкаясь о ноги товарищей, Рома Семёнов чуть не свернул себе шею.
  - Да тихо ты, я давно уже их заметил, ... и не таращись на них как дикарь, веди себя прилично! - Митя тоже сгорал от интереса, но врожденное чувство такта не позволяла ему быть нескромным.
  - Я вас понимаю, - задумчиво выдохнул Артём, - просто я этого "добра" насмотрелся, ... такие же люди, как и мы ... только чёрные.
  "Чёрные" сидели на бордюре фонтана. Две африканские девочки наверняка были ровесницами русских ребят, но явно отличались высоким ростом и какой-то степенностью на гране с надменностью. Они неспешно разговаривали и улыбались, не обращая внимания на курсирующую по саду и неадекватно себя ведущую группу уральских мальчишек.
  Зато девочки - они и в Африке девочки.
  Даша, Таня и Тома Кулагина, которые как-то отделились от всех по прибытию на базу, вдруг, откуда не возьмись, появились перед иноземками.
  "Гоп-компания" остолбенела на месте.
  После двух минут несмелого знакомства советские девочки вовсю перебирали бесконечные косички африканок, щупали их яркие красочные одежды и весело болтали с ними о своем, о "женском".
  - Вот интересно, на каком языке они с ними разговаривают? - Рома посмотрел на своих товарищей так, как будто это они общались с иностранцами.
  - Я думаю на русском, Рома, ... на русском, - "глубокомысленно" ответил Митя.
  После непродолжительных раздумий Рому "осенило".
  - Ты чё - дурак?!
  - Ты первый начал! - Митина шутка прошла.
  Все засмеялись, чем привлекли внимание девочек.
  - Мальчики, идёмте к нам! - Даша поманила ребят рукой.
  - Не-е-е, ... мы как-нибудь в следующий раз! - это Рома.
  - Да-а-а, ... у нас дела неотложные! - это Лёша.
  - Ага, ... приятно было познакомиться! - это Митя.
  Мальчиков "сдуло". Девочки засмеялись.
  Когда ложились спать, Рому опять взяли сомнения.
  - И все-таки, на каком языке они общались?
  - Рома, а ты как в "Артек" попал? Как и я - по блату? - похоже, Мите это надоело.
  - Нет! Я, между прочим, чемпион области по шахматам! - обиделся Рома.
  - Да-а-а?! Молодец! А почему мы узнаём об этом только сейчас? - Митя на время забыл, о чём хотел сказать.
  - Толку-то, с кем играть-то? Вот приедем в "Артек" - там другое дело! Наверняка будет чемпионат "Артека" по шахматам! - мечтательно объяснил чемпион.
  - Может быть, ... может быть, - поворачиваясь к стенке, пробормотал Лёша, - но лучше - чемпионат по боксу!
  - Ладно, пацаны, давайте спать! В "Артеке" разберёмся: кто с кем и во что будет играть! - Митя зевнул и закрыл глаза.
  
  "Артек", "Артек", тебе не снился брак подобный!
  Челябинцы попали в дружину "Янтарная".
  Огромный корпус из стекла и бетона возвышался над всем, что можно, но только не над морем. До моря надо было идти минут двадцать, и негритянок в их дружине не было. В пятом отряде, куда попали практически все южноуральцы скорее по этническому, чем возрастному признаку, были три болгара, два поляка, две девочки из Чехословакии - все в основном дети дипломатов и четыре чукчи, которые попали в "Артек" однозначно за большие деньги.
  Группы с разных концов планеты подтягивались ещё два дня, так что открытие смены состоялось только на третий день после прибытия наших ребят.
  После торжественного открытия смены - концерт, организованный силами пионервожатых, и дискотека!
  Митя скучал среди друзей и музыки, намереваясь уже уйти в корпус, как вдруг к нему бесшумно подошла девочка, молча взяла его за руку и повела в гущу танцующих пар. Мальчик, не вполне понимая, как такое возможно, безропотно подчинился этому мягкому напору.
  Девочка, пригласив Митю на танец столь оригинальным способом, оставалась верна себе до конца и продолжала молчать, не поднимая на него глаз. Он же, используя затянувшуюся паузу в общении, рассматривал её красивое лицо и с удивлением ловил себя на мысли, что она не вызывает у него отвращения как остальные. Я рассказывал, какие проблемы с девочками возникли у Мити после потери Лауры.
  - Ну вот, пригласила на танец, а сама молчишь! - только сейчас мальчик понял, что его партнёрша дрожит, как осиновый листок. - Меня зовут Митя, Митя Печорин, а тебя?
  - Милена, - сдавленно ответила девочка, - можно просто Мила, Мила Руднева.
  - Мне кажется или ты действительно очень напряжена? - Митя как мог, старался показать свою симпатию к этой странной, но уже притягивающей к себе девочке.
  В ответ Мила только виновато пожала плечами.
  - Та-а-ак, ... вот видишь, разговор постепенно завязывается! - Митя явно хотел сострить и был приятно удивлён, когда девочка, приняв шутку, хохотнула. - А хочешь, я угадаю, из какого ты города?
  - С трёх раз?! - Мила перестала дрожать.
  - С одного! - это был откровенный блеф.
  - Ну?
  - Из Омска!
  Девочка перестала танцевать.
  Она опустила руки, которые уже готовы были перейти к непионерскому расстоянию, и как-то холодно посмотрела на Митю.
  - Классно ты прикалываешься ... - девочка развернулась и пошла.
  - Мила, Мила, я тебя чем-то обидел? - мальчик испугался.
  - А ты откуда знаешь, из какого я города?! - Милена недоверчиво и как-то зло посмотрела на Митю.
  Тот растерялся.
  - А ты что, действительно из Омска?! - мальчик был в шоке. - Во блин ...
  - А ты что, действительно этого не знал?! - девочка была в шоке. - Во блин ...
  Митя Печорин развёл руками, дескать "Извини, дорогая - не при делах!"
  Мила нервно засмеялась.
  - В Советском Союзе тысячи городов, и ты, похвастав тем, что угадаешь город, в котором я живу, назвал его с первого раза!? Как такое возможно? - недоверие прошло, но появился научный интерес.
  Митя на мгновение задумался.
  - Пока не знаю, но думаю, что вместе мы сможем найти ответ на этот нелёгкий вопрос! Пойдём куда-нибудь погуляем, а то надоела эта музыка, мне нравится лавровая аллея, ... знаешь? - ай-да, Митя.
  Девочка загадочно улыбнулась.
  - Ты читаешь мои мысли!
  Ребята взялись за руки и пошли.
  - Как странно: мы у себя в городах покупаем лаврушку маленькими пакетиками, а здесь она растёт целыми аллеями просто так! - Милена вдыхала аромат свежих зелёных листьев лавровых кустов, и этот запах казался ей лучшим, что она переживала за всю свою жизнь.
  Она чувствовала в этом мальчике то, что никогда не замечала ни в одном из ребят. Он притягивал её ни как друг. По- другому. Ей было тринадцать лет.
  - Да-да-да! Я, вообще, обалдел, когда обнаружил эту аллею. Видишь, мы ходим на море другой дорогой - общей, асфальтированной. А через эту аллею тоже можно до моря добраться!
  - Знаешь, Мить, - Мила остановилась, - этой аллеей может и можно добраться до моря, но мы этого сейчас не будем делать, хорошо?
  - Да, в общем-то, у меня и в мыслях этого не было ... - задумчиво ответил Митя. - И как это мне самому в голову не пришло?
  - Что? - не поняла девочка.
  - Ладно ... ничего! Мы кажется хотели разобраться как я смог с первого раза отгадать из какого ты города?
  - Вот, вот! Давай разбираться!
  Митя Печорин думал недолго.
  - Ну, во-первых, Советский Союз - это слишком большой участок для определения твоего города. Таджикистан, Узбекистан, Казахстан, Латвия, далее по списку - отметаются сразу.
  - Почему? Русские во всех республиках живут!
  - Живут, но ведут себя по-другому. И их дети не ездят в "Артек".
  - А это почему?
  - Не знаю. Я так решил. У них своих лагерей хватает.
  Девочка недовольно вздохнула.
  - Допустим, а дальше?
  - А дальше - просто! Как я понял в "Янтарную" попали те, кто не очень важен для поддержания авторитета Советского Союза. И первое, что пришло мне в голову после Челябинска - это Омск. Да я и других городов-то не знаю, разве что Свердловск, ... а ну, Пермь - Урал, одним словом.
  - Омск - это не Урал! - обиделась Мила.
  - Но всё равно - близко! В общем, я хочу тебе сознаться: я не знаю, почему назвал именно Омск, может это телепатия? - Митя с надеждой посмотрел на свою новую подругу.
  Милена пришла на помощь.
  - Скорее всего так и есть - телепатия, ... обратная связь. Значит, я правильно выбрала тебя!
  Дальше ребята пошли молча, взявшись за руки, видимо, реально ощущая эту самую "обратную связь".
  Их отсутствия никто не заметил, да и отсутствовали они недолго. Дискотека заканчивалась, и пора было расходиться по отрядам.
  - Кстати, ты из какого отряда? До дискотеки я тебя не встречал! - в душе Митя искренне удивился тому, что за три дня не обратил внимания на такую девочку.
  - Из шестого! А не видел ты меня потому, что мы приехали только вчера вечером. У нас что-то там с документами не всё в порядке было, что ли? В общем два раза отъезд откладывали, перенервничали все ..., - Мила мысленно вернулась на неделю назад.
  - Теперь понятно, а то я сразу бы тебя заметил! - мальчик, скорее всего, хотел сделать комплимент.
  - Ой-ой-ой! Так уж и сразу?! - девочка ехидно заулыбалась. - Если б я тебя на танец не пригласила, так и ходил бы мимо всю смену!
  Митя виновато промолчал.
  Уходя, девочка резко обернулась.
  - А ты значит из Челябинска?
  Мальчик вздохнул.
  - Из него.
  Всю ночь Митя Печорин летал. И хотя это было во сне, он летал реально, по-настоящему. Он летал над скалами Близнецами, поднимался к Ласточкиному гнезду, парил над горой Аюдаг. Самое интересное, что в это время он ещё не знал ни этих названий, ни что они означают, ни где они находятся. Когда же узнал и сравнил с тем, что было во сне, сам чуть не поверил в реальность сновидений.
  Наступило утро 22 июля 1978 года.
  Зарядка как праздник! Утро как начало жизни!
  Митя Печорин хотел к Миле Рудневой, Мила Руднева хотела к Мите Печорину.
  - Печорин! Встань в строй! - пионервожатая Оксана Серебрякова осекла нетерпеливого пионера.
  - Ну, теперь-то можно просто погулять?! - после "линейки" спросил мальчик.
  - Митя, что значит "просто погулять"?! - Оксана поправила красный галстук на шее мальчика. - В "Артеке" просто так не гуляют, у нас большая и очень интересная программа на сегодняшний день. И после завтрака, ребята, мы идём с вами на музыкальный час. Будем разучивать песню "Куба - любовь моя!"
  Не удержусь сказать о том, что я часто опускаю некоторые подробности из моего описания происходящего, но, говоря об этой песне, не могу не вернуться назад.
  На открытии смены (в его заключительной части) взрослые и дети вдруг с того ни с сего запели песню "Куба - любовь моя", слова которой по какой-то загадочной для Мити причине все вокруг знали, а он не знал. Но у Мити Печорина были хороший слух и хорошая память. Через куплет он уже уверенно пел припев песни: "Люба - любовь моя!"
  Он тогда ещё подумал: "Надо же, "Артек" ..., говорили о патриотизме, солидарности, братстве ..., а поют про какую-то Любу ..., и при чём тут любовь?! И откуда, интересно, Рома Семёнов знает слова этой песни?!"
  "Н-да, это тебе не "Искорка", полная ж...!" - Митя попытался взглядом найти Милу, но шестой отряд уже ушёл куда-то выполнять "большую и очень интересную программу на сегодняшний день".
  Кормили в "Артеке", конечно, "супер"! Мясо и фрукты, в том числе экзотические, были просто в неограниченном количестве. Впрочем, на этом, по мнению Печорина, прелести лагеря заканчивались.
  После музыкального часа, который почему-то растянулся на два часа пятнадцать минут, на котором Митя узнал, что в песне поётся про Кубу, а не про Любу, и что это очень "известная всем" песня, посвящённая братскому народу, пошли на море.
  Море, море - день чудесный!
  Семь минут купаться, двадцать - загарать, и никаких мячей с бадминтоном!
  Группа детей, страдающих сколиозом, выполняет лечебную гимнастику, дети, чья очередь купаться, ловят маленьких неядовитых медуз и выбрасывают их на берег, Митя жариться на деревянном лежаке под тенью деревянного зонтика.
  "..., потому что она уже приготовила ЛОЖЕ" - мальчик вдруг вспомнил Лауру.
  "А лежаки кто приготовил? Что ОНА имела ввиду? Я буду помнить тебя всегда, моя Искорка! Ярким метеором ты блеснула на моём небосводе и исчезла в манящей глубине вечности. Вечность - как это? Что это - вечность? Не понимаю! А ещё я не понимаю, почему я не могу искупаться!? Блин, вот лажа!" - Митя перевёл взгляд на играющих в воде детей и сразу заметил точёную фигурку Милы.
  У мальчика в зобу дыханье спёрло! От него до неё было метров шестьдесят. Довольно много, но это не мешало ему любоваться изгибами и просто таки филигранными пропорциями её тела.
  Сидя на лежаке, Митя решился на отчаянный поступок. Он просто встал и пошёл к Миле. Бдительность пионервожатых к этому времени уже была притуплена жарким артековским солнцем, и мальчик беспрепятственно преодолел нужное расстояние.
  - Мила! - он окликнул увлечённую медузами девочку.
  - Митя! Класс!! - взвизгнула Милена и на два тона ниже добавила. - А ты как здесь?
  - Стреляли!
  Девочка протянула Печорину руку.
  - Пошли купаться!
  - А, ... - Митя замялся и обернулся назад, - а пошли!
  Ребята, взявшись за руки, вприпрыжку побежали на глубину, обгоняя брызги.
  Нарезвившись с Милой, мальчик, как ни в чём не бывало, вернулся на свой лежак.
  - Не поняла, Дима! Ты почему мокрый? - "проснулась" пионервожатая.
  - Я в душ ходил, Оксана Петровна, уж больно разжарило на солнце, думал - плохо станет! - запел Митя.
  - Десять минут не мог подождать?! И почему не предупредил меня? Чтоб больше этого не было! Так, пятый отряд, наша очередь купаться - встаём!
  Митя Печорин взглянул на безоблачное небо, вытянул нижнюю губу и о чём-то покачал головой.
  Проходя мимо лежаков шестого отряда, он помахал рукой. Пол-отряда ответило ему тем же.
  Конечно, жизнь в "Артеке" не была уж столь невыносимо поднадзорной. Полтора-два часа в день свободного времени всё же перепадало, которые Митя и Мила проводили вместе, правда, в пределах территории дружины.
  Экскурсии в Алупку, Алушту, Ласточкино Гнездо, поход на Аю-Дак, шествие с факелами по Ялте - всё это не могло не остаться доброй памятью в умах артековцев.
  Митя больше не тяготился пребыванием во Всесоюзной детской здравнице. Четыре раза он получал письма из дома, куда мама вкладывала по три рубля, которые он тратил на экскурсиях, покупая сувениры. Правда в последнем письме, хоть и было написано: "Посылаю тебе, сынок, как всегда три рубля на мелкие расходы", купюры не оказалось. Видимо на почте решили, что им эти деньги больше нужны, о чём мальчик втихаря всплакнул от обиды.
  Одним словом, стоя на торжественной линейке, посвящённой закрытию второй летней смены артековской дружины "Янтарная", распевая вместе со всеми на зубок выученную песню "Куба - любовь моя", Митя Печорин искренне жалел о том, что так быстро пролетела его поездка в "Артек", что скоро придётся прощаться с новыми друзьями, а самое главное с этой удивительной девочкой, сумевшей вернуть его в нормальную и всё ещё детскую жизнь. Он и подумать не мог, что лучшие дни в этом лагере для них с Милой только начинаются!
  Дело в том, что после официального закрытия смены, делегации со всей страны разъезжались кто куда ещё три дня. Челябинская и Тюменская группы покидали "Артек" последними.
  
  - Митя, Мить! - Рома осторожно растолкал спящего Печорина. - А чё это нас не разбудили на зарядку, а?
  Митя открыл глаза и с удивлением понял, что выспался. Он оглядел палату, в которой проживали половина мальчишек его отряда. Кто-то ещё спал, кто-то просто лежал с открытыми глазами, поляк Иожев Руцки собирал свою огромную сумку на колёсиках, готовясь к отъезду, Лёша Малов делал отжимания от пола на кулаках.
  - Ну, - Митя сладко зевнул и потянулся, - кое-кого всё-таки разбудили! - улыбнувшись, он кивнул в сторону Алексея.
  - И вам советую! - не прекращая упражнение, откликнулся юный боксёр. - Утренняя зарядка даёт заряд на весь день!
  Митя вскочил с кровати.
  - Логично: зарядка даёт заряд! Хорошо сказано! - Печорин начал приседать, одновременно поднимая руки верх и вставать, соответственно - руки вниз. - Раз-два, раз-два, раз-два, раз-десять! Всё - я зарядился! А сколько сейчас время, кстати? Могу спросить по-русски - который час?
  - Почти полдевятого, ... могу ответить по-украински - восемь часов двадцать семь минут, - браво Саша Щербак (!) - умница, который, к сожалению, как и поляк Иожев собирал чемодан.
  - Сколько?! Ни фига себе!
  Все окончательно проснулись, и палату охватила утренняя суета.
  - Допустим - зарядку отменили, а завтрак? Завтрак тоже отменили?
  - Не беспокойся - лично тебя голодным не оставят!
  - Пацаны, слышь, а чё к нам даже Оксана не зашла?!
  - Соскучился что ли?
  - Не ну как-то стра... - Лёша не успел закончить своё сомнение.
  В палату постучали.
  - Пятый отряд, мальчики, на завтрак! Самостоятельно!
  Мальчики остолбенели.
  - А где Оксана Петровна?
  - Оксана Петровна уехала домой в Ростов! - раздался голос из-за двери.
  - Это который на Дону? - сумничал Артём.
  - Нет, просто Ростов.
  - Да ну! - Митя добил шутку, и все засмеялись.
  - Заканчиваем разговоры и на завтрак. Челябинск, Тюмень и Свердловск - сегодня и завтра с вами будет дежурная пионервожатая Ольга Дмитриевна из шестого отряда! - возвестил всё тот же голос из-за двери и удалился.
  Сердце мальчишки взлетело ввысь.
  Радостное возбуждение нарастало.
  - Ура-а-а!!! Да здравствует свобода!
  - Свободу Луису Карвалану!
  - Да здравствует самый лучший пионерский лагерь на свете - "Артек"!
  - И самая лучшая дружина "Янтарная"!
   - Слава труду!
  - Пятому отряду - Слава!
  - Шестому отряду ... - хором - Слава!
  - Слава героической пионерии Урала!
  - Слава социалистическим завоеваниям братского народа Кубы! Нет захватническим планам империализма! - такое только Печорин.
  - Во ты завернул!
  - Да! Мы можем завернуть, отвернуть, развернуть, свернуть, перевернуть ...!
  Радость челябинских мальчишек граничила с безумием.
  
  - Митя! - Мила догнала Печорина у входа в столовую. - Нас с вами объединили на эти дни, пока все будут разъезжаться, ... ещё седьмой отряд. Вот здорово, да!
  - Это больше, чем здорово! Это просто, я не знаю, ... у меня нет слов, как это здорово! - Митя взял за руку свою подругу.
  В столовой пионервожатая Ольга усадила остатки пятого, шестого и седьмого отрядов за один стол. Ребят набралось почти на полновесный отряд.
  - А еды-то, еды-то! Куда столько?!
  - Булочки, кексы, фрукты можете брать с собой - пригодятся! - Ольга Дмитриевна всё время поглядывала на часы.
  Когда вышли из столовой, пионервожатая собрала детей вокруг себя, не было только Мити.
  - Так, ребята, мне нужно съездить по делам в Ялту. Будьте умницами! За пределы дружины не выходить, вести себя прилично, хорошо?
  - А чем нам заниматься-то?!
  - Да хоть чем! Возьмите мяч погоняйте, ... ну что вы себе занятий не найдёте? - Ольга посмотрела на часы. - Так я побежала, вечером вернусь, ... да и не опоздайте на обед!
  Оставшись одни, ребята минут десять приходили в себя. От такого количества свободы в детских головах зашкаливало.
  Митя появился так же внезапно, как и исчез.
  - Ты где был, я тебя потеряла?! Что это у тебя? - Милена спросила про увесистый пакет в руках Печорина.
  - Скоро узнаешь! - мальчик отвёл девочку в сторону. - И кто это нам теперь запретит пойти на море?!
  - Похоже, уже никто! - ответила Мила с видом профессионального разведчика. - Только возьмём с собой Ленку с Викой, ладно?
  - Да и я своих позову!
  - Договорились!
  Разбившись на группы, челябинцы, тюменцы и свердловчане сначала вместе зашли в корпус "Янтарной", а затем, выйдя с пакетами в руках, растворились в "Артеке".
  - Знакомьтесь: это - Вика, а это - Лена! - представила своих подруг Милена.
  - Рома!
  - Артём!
  Мальчики представились сами.
  - Ты туда кирпичей наложил что ли?! - спросил Рома, удивлённо глядя на сумку Печорина.
  - Увидишь! - деловито ответил Митя и окликнул проходящего неподалёку Лёшу Малова. - Лёха, пойдёшь с нами на море?
  Обратите внимание: не "купаться", а "на море" - существенная разница, не правда ли? Как говорится, заодно и помоемся!
  - Нет, давайте без меня! Мы с пацанами в футбол поиграем, потом уж купаться!
  - Ну, смотри, наше дело - предложить! - мальчик перехватил другой рукой свою "ношу", посмотрел на товарищей и подвёл итог. - Пошли?
  - Пошли!
  Когда подходили к пляжу, Мила задёргалась.
  - Давайте туда не пойдём! Наверняка на пляже есть кто-нибудь из взрослых, опять начнут: не так сидишь, не так свистишь!
  Митя засмеялся.
  - А это откуда: "не так сидишь, не так свистишь"?
  - Анекдот есть такой, - с серьёзным лицом ответила девочка.
  - Расскажешь?
  - Расскажу, только давайте сначала решим куда пойдём!
  - А чего тут решать? Пойдёмте в обход к тем скалам, помните?! Всегда мечтал там побывать! - Митя в очередной раз перехватил сумку отдохнувшей рукой.
  - К скалам?! Здорово! Идём на скалы! - идея понравилась всем.
  
  - Классно здесь! - Вика прыгала с камня на камень и, размахивая руками, удерживала равновесие.
  - Идите сюда! Я место для пикника нашёл! - раздался Митин голос откуда-то из-за камней.
  Все прибежали на голос.
  - Ты для чего место нашёл?
  - Для пикника!
  - А это приличное слово? - Милена решила подшутить над Печориным.
  - Пикник - это, как вам сказать, ... обед на природе!
  - Какой обед - мы только что ели?! - не понял Рома.
  - Кстати, на обед нам опаздывать никак нельзя! - заметила Лена.
  - Всё, ладно, пойдём купаться! Потом сами всё поймёте! - Митя посмотрел на Милу.
  Та кивнула головой, и они попрыгали к воде.
  - Поверить не могу! Мы одни, никто не мешает, не окрикивает, ... делай, что хочешь! Свобода! - Артём мечтательно поднял руки к солнцу.
  - Смотрите - краб! Ещё один, да их тут много!
  - Где покажи?!
  - Какие маленькие!
  - Интересно, а они уже взрослые и такие маленькие, или они просто ещё маленькие, а их родители больше?
  - Так смешно бегают - боком! - Митя поймал одного за панцирь.
  - Ой, ты, что не боишься? - испугалась Вика.
  - А чего бояться? Ты когда-нибудь раков ловила? Тоже самое: их, когда за панцирь держишь, они беспомощны!
  Мила присела на корточки.
  - Я тоже попробую одного поймать! Ай, - девочка одёрнула руку, - страшно!
  После нескольких попыток Милена удержала крабика между большим и указательным пальцами.
  - Ура!! Поймала, поймала! - она повизгивала от восторга.
  Два часа ребята бултыхались в море, ловили и отпускали крабов, собирали из маленьких ракушек разные картинки и узоры, закапывали друг друга в песок. Наконец Мила вышла из воды и выразила общее желание.
  - Блин, а ведь действительно есть захотелось! - и, обращаясь к Мите, добавила, - давай показывай, где там твой ... пикник!
  - То-то же, пошли на пикник! - довольный собой мальчик забрался на камень и подал руку Милене.
  - А у нас ещё фрукты с булочками есть! - девочки были рады, что и они пригодились.
  Настала очередь пресловутой загадочной сумки. Митя без суеты с видом человека, который знает, что он делает, расстегнул замок сумки и достал покрывало. Раздался лязг алюминиевой посуды.
  - Поможешь?
  Миле ничего не надо было объяснять. Они расправили покрывало и расстелили его на мелкой траве между камнями. Лена и Вика уже распотрошили сумку. Они достали из неё две небольшие алюминиевые кастрюли, одну с мясом, другую с салатом, полуторалитровую флягу с компотом, четыре тарелки, две кружки и пять ложек из того же материала, булку белого хлеба, нож и салфетки. Плюс фрукты и булочки, про которые мы уже говорили, - получился вполне сносный "пикник".
  - Вот это я понимаю! - стоя над "скатертью самобранкой", Мила с восторгом смотрела на "своего мальчика".
  - Слушай, - не понял Рома, - а почему тарелок четыре, ложек пять, а кружек две?
  - Я ж не знал, сколько нас будет! Просто ни одной тарелки или кружки больше не вошло бы, а ложки, - Печорин пожал плечами, - так получилось.
  - Да всё классно получилось: вы с Артёмом из одной тарелки поедите, и мы с Митей - из одной! - Милена посмотрела на Митю так, как будто только что призналась ему в любви.
  - Да мы и из одной ложки можем поесть! - о такой близости можно было только мечтать.
  - Из-за одной ложки! - юмор Милы был сродни Митиному.
  - Кстати ты обещала анекдот рассказать!
  Обед на природе. Конечно, каждый из ребят в отдельности, наверное, участвовал в подобных мероприятиях с родителями или в походе со взрослыми. Но чтобы вот так - самим как взрослые! Хотя почему "как"? В этот момент они как никогда ощущали себя по-настоящему самостоятельными, а значит взрослыми людьми.
  - А что мы рассиживаемся? Время-то, ... через полчаса обед! - вскочила Лена.
  - Ай-яй-яй! Быстро собираемся! На обед опаздывать нельзя, иначе нас раскроют!
  
  Под алюминиевое бряканье Печоринской сумки ребята весело добежали до столовой "Янтарной".
  - Вы давайте за стол, а я пойду посуду верну! - Митя удалился на кухню.
  Рассевшись за столом, беглецы поняли, что, во-первых: ни они одни такие весёлые и умные, а во-вторых: никто их особо раскрывать и не собирался. За соседним столом сидели всего четверо ребят, хотя по расчётам Милы их должно было быть человек пятнадцать.
  - Видеть не могу это мясо! - застонал Рома Семёнов.
  - А меня от одного только вида черешни уже тошнит!
  - Уберите от меня бананы, умоляю!
  - Зажрались, ох зажрались, - Мила в шутку стала высказывать ребятам, - ничего, вот приедете домой, там вы вспомните и эту нежнейшую жареную свинину, и эту вкуснейшую спелую черешню! А кто до приезда в "Артек" думал, что бананы имеют зелёный цвет, хотя бы запомните, как они должны выглядеть!
  Все засмеялись.
  - Ага, сама-то чё не ешь?! - кто-то попал в самое "яблочко".
  - А я с собой в кастрюльке возьму! - последняя фраза девочки вызвала за столом просто гомерический смех. - Почему Мити так долго нет?
  - Сбежал, не выдержал пытку едой! - и снова смех.
  Ребята были настолько возбуждены, что готовы были смеяться без всякой причины. Упоение свободой - так можно было охарактеризовать их нынешнее состояние.
  - Что за шум, а драки нет? - из кухни появился Печорин.
  - Долго жить будешь, только сейчас тебя вспоминали! - Артем, как и многие другие даже не притронулся к еде.
  - Ты чего так долго? - поинтересовалась Милена.
  - Ты бы ещё спросила: "Ты где шлялся всю ночь?", - Митя грустно вздохнул и подлил масло в огнь, - посуду заставили мыть!
  Тут засмеялись даже те, кто ел. Ребята, которые вместе с Лёшей Маловым сначала играли в футбол, а потом пошли купаться, уплетали за обе щёки. Их было восемь человек вместе с Лёшей.
  - Налегай, мужики! Надо съесть всё! - Печорин продолжал в своём духе. - Что не съедим, то надкусаем!
  Один из мальчиков, принимавший участие в еде, от смеха подавился. Подавился серьёзно. Уж его били по спине, били, ... еле прокашлялся. Девочки успели испугаться.
  - Вот вам и смех за столом! - все не на шутку замолчали. - Не зря говорят: когда я ем, я глух и нем!
  Истерия прошла. Но Митю продолжало колбасить.
  - Когда я ем, я глуп и нем!
  Шутка не прошла. Мила сверкнула на него таким взглядом, что мальчик чуть не превратился в соляной столб.
  - Печорин, ты думаешь, что это смешно? Заткнись уже!
  Не надо было, девочка, этого делать. Не надо было мальчику, слёзы которого превращались в земляничное варенье, давать повод усомниться в твоей солидарности. Эта была грубейшая ошибка. Согласись - это не он виноват. Согласись - так получилось. Но дело сделано.
  Митя отвернулся. Мальчик вспомнил девочку. Слёзы начинали душить. Чувство несправедливости как могло, боролось с ними, но явно уступало. Мальчик тихо пошёл к выходу. Но вот незадача - в дверях столкнулся с поварихой, у которой между титьками на золотой цепи висела БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА.
  Дима резко развернулся и подошёл к Милене.
  - Видит Бог - я этого не хотел, и так не должно было быть! Я не хотел тебе рассказывать о Лауре, ... потому что ты с ней рядом не стояла, понятно, дура?! И ещё запомни: никогда не смей меня попрекать хлебом и зрелищами! - с Мити пот тёк ручьём.
  Милена Руднева растерялась, но ненадолго. Она действительно не знала, кто такая Лаура, но самое главное, что её возмутило: почему такая девочка как она - "рядом не стояла".
  - Я требую сатисфакции! - вместо перчатки в лицо мальчика полетела кожура от банана.
  Я уже много раз отмечал отменную реакцию Мити. Он увернулся от броска, и банановая кожурка приземлилась точно перед входной дверью.
  - Чего??
  - Дуэль! Я вызываю тебя на дуэль! Мои секунданты будут у тебя через десять минут!
  - Где? - Митя редко впадал в "непонятки".
  - В жопе! - Мила готова была разорвать этого козла.
  Но козёл после непродолжительного замешательства пришёл в себя.
  - Чего-о-о? Дуэль?! Выбирай оружие!
  - Пистолеты! - Милена стояла, гордо выпрямив грудь не девочки, но девушки.
  - Прекрасно! Я как раз являюсь прямым потомком Ворошиловских стрелков!
  - Всех? - съязвила заноза.
  - Всех! - но Печорину было уже всё равно.
  Не глядя под ноги, он быстро пошёл к выходу, и брошенная Милой кожура от банана достигла цели, правда не той, которую хотела достичь девочка с помощью её. Поскользнувшись на злосчастной кожуре, Митя так ударился головой о гранитный пол столовой, что в глазах потемнело. Он даже не услышал истошного визга Милены.
  - Митя, Митенька, миленький, тебе больно? - девочка первой подбежала к Печорину и положила его безвольную голову себе на ноги. - Прости меня, прости, Митенька, я не хотела, ... скажи что-нибудь, не молчи! - слёзы застилали глаза, и руки девочки разрывались между волосами любимого мальчика и щеками хозяйки.
  Тут я должен сделать небольшое отступление. Говоря: "первой подбежала", я давно уже не упоминал о других ребятах, которые сидели за общим столом. Так вот. После Митиной фразы: "попрекать хлебом и зрелищами" все замолчали, а после Милиной "сатисфакции" просто онемели и наблюдали за дальнейшими событиями, как за финальным матчем чемпионата мира по хоккею СССР - Чехословакия. Именно поэтому завороженные происходящим ребята не сразу сообразили, что произошло нечто более серьёзное, чем поперхнувшийся до этого мальчик.
  - Быстро врача! - кто-то из ребят очнулся первым.
  Кто-то из персонала столовой тоже уже бил тревогу.
  - Мила, - сквозь мутный взгляд пробормотал Митя, - никаких врачей, ... этого допустить нельзя, ты понимаешь? Помоги мне встать! - он сделал усилие в сторону сказанного.
  - Подожди, подожди, миленький, - она снова погладила его по голове и посмотрела в сторону ребят, - Лёша, помоги!
  Лёша Малов без лишних слов аккуратно со спины взял под мышки Митю и плавно поставил того на ноги.
  - Стул, ... дайте стул! - мальчика усадили.
  Повариха с БЕЛОЙ ЖЕНЩИНОЙ между титьками совала ему под нос ватку с нашатырём.
  - Да подождите вы! Успокойтесь, наконец, всё нормально! - Митю тошнило, болела голова, но он понимал главное.
  Мальчик закрыл глаза.
  "Отец Дмитрий, учитель! Услышь меня, это я - Митя, ... без тебя мне не справиться! Помолись Богородице, пусть избавит меня от этого кошмара! Нельзя мне сейчас врачей - слишком мало времени у нас осталось. Посмотри на эту девочку! Посмотри, как она прекрасна! Посмотри, что она сделала для меня! Я хочу провести эти два дня с ней, а не с врачами! Учитель, услышь меня! Попроси за нас у БЕЛОЙ ЖЕНЩИНЫ! Ты мой наставник и защитник! Умоляю, услышь меня, отец Дмитрий, нельзя мне сейчас врачей!"
  Митя впал в беспамятство.
  - Митя, тёзка мой сердешный, если ты не будешь открывать глаза, то я тебе кое-что скажу!
  Мальчик сначала обомлел от страха, и чуть было не открыл глаза, но через мгновение почувствовал такое умиротворение, что ему просто не захотелось этого делать.
  - Отец Дмитрий! Как же я рад Вас слышать! Видите - я не открыл глаза!
  - Молодец! - размеренный голос архиерея, словно морские волны ласково окатывали душу ребёнка. - А сказать я тебе хотел вот что: если уж брать из нас двоих, то БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА скорее тебя услышит, чем меня! Ты так не считаешь?
  - Так я ведь не крещёный - я не могу молиться!
  - Это мы с тобой обсудим, когда ты приедешь. А если честно, мне очень приятно, что ты в трудную минуту вспомнил обо мне! - отец Дмитрий положил свою руку на голову мальчика. - Теперь можешь открыть глаза.
  Митя очнулся. Медсестра Екатерина Николаевна держала его голову в своих руках.
  - Дима, слышишь меня, посмотри мне в глаза! Так - зрачки не расширены, взгляд чистый, ... голова болит, ... тошнит? - женщина пыталась выявить у Мити симптомы сотрясения мозга.
  - Нет, Екатерина Николаевна, - Печорин улыбнулся и бодро встал со стула, - голова не болит, не тошнит - отбой воздушной тревоги! А ещё я очень хочу есть! - Митя сел за стол, пододвинул к себе две нетронутые порции и стал с жадностью поглощать содержимое тарелок.
   - Есть?! - Мила от удивления проглотила слюну.
  Медсестра собиралась с мыслями, но, похоже, ей это не удалось. Глядя на то, с каким аппетитом ест мальчик, она задумчиво произнесла:
  - Нет, определённо никакого сотрясения нет! Хорошо, Дмитрий, - медсестра собралась уходить и напоследок недоверчиво посмотрела на Митю, - ... но если станет плохо - сразу иди в медсанчасть!
  - Я понял, Екатерина Николаевна! - мальчик радостно пододвинул к себе вторую тарелку.
  Медсестра ушла, и Печорин отодвинул от себя тарелку.
  - Ушла? - тяжело дыша, Митя тихо обратился ко всем присутствующим. - Я сейчас лопну!
  - Не поняла, - Милена подсела к нему за стол, - так ты притворялся что ли?
  - Смотря в чём.
  - Что ты голоден!
  - Конечно!
  - Но зачем?? - Мила решительно ничего не понимала.
  - Пойдем, погуляем по лавровой алее и я тебе всё объясню, - когда он смотрел на неё такими глазами, она не могла отказать ему ни в чём.
  - А можно с вами?
  - Вика, ты совсем что ли?
  - Так, товарищи, на сегодня всё, - Митя Печорин не понаслышке знал номенклатурную речь, - расходимся, ... дальше отдыхаем самостоятельно! Следующее заседание за ужином!
  - А как же полдник?
  - Ну, ты даёшь, Стёпа!
  
  Они шли по лавровой аллее. Стена недосказанности, противно шкрябая по асфальту, ползла между ними, отдаваясь в головах ребят чувствами доселе не знакомыми.
  "Виноват, ... вот виноват же, и что на меня нашло? Да ещё эта ... с титьками ... напялила на себя, ... как назло всё! Что теперь делать? И стыдно, и рассказывать ничего не хочется! Ей это неинтересно - это моё и только моё, ... да ещё за сумасшедшего примет! А не рассказывать - как объяснить, то, что со мной произошло? Не знаю!"
  "Виновата, ... вот виновата же, и что на меня нашло? Он тоже хорош: "рядом не стояла"! Ну, есть у тебя девушка, так и гордись до пенсии! Зачем оскорблять-то! Хотя конечно я тоже не права - за что наорала? И всё-таки свербит, ... свербит, чего греха таить: кто такая, чем это лучше меня? Но самое главное, я ведь сама видела: сотрясение сильнейшее, глаза мутные"
  - Мить, а Мить, ... ведь я спать буду плохо, мы ведь скоро разъедемся, ... объясни! - не выдержала Милена.
  - Что именно? - Митя боялся самого главного вопроса, хотя понимал: что бы ни спросила девочка, рано или поздно всё упрётся именно в него.
  Мила остановилась.
  - Давай присядем куда-нибудь!
  Он задумался.
  - А пойдём на море! Который час, рано же ещё?
  Она посмотрела на часы.
  - Двадцать минут третьего, в принципе да - день в самом разгаре!
  - Тогда пойдём к морю. Море приводит мысли в порядок.
  - Да, море - это ... море! Ты до "Артека" был на море?
  - Нет!
  - Я тоже.
  Напряжённость потихоньку спадала, и ребята взбодрились. Они взялись за руки и побежали на пляж.
  - Ты смотри, купаются до сих пор! - с долей разочарования Мила перешла на медленный шаг.
  - Не бери в голову! Мы их не знаем, они нас не знают! Пойдём!
  Ребята устроились в тени экзотического кустарника, который принадлежал дружине "Морская".
  - Мить, - девочка тяжело вздохнула, - Митенька, ты прости меня, - она чувствовала себя виноватой, - я чё-то перегнула палку!
  - Это ты меня прости, милая!
  Сердце девчонки взлетело ввысь.
  - ... какая?
  - Ты не ослышалась, любимая! - произнося эти слова, Митя чуть не зарылся в песок.
  Милена игриво посмотрела на мальчика.
  - Ты мне уши то не грей, отвечай: кто такая, почему не знаю? - у девочки явно поднялось настроение.
  - Ты про что?
  - Не про "что", а про "кого"! Кто такая - Лаура? Я ведь "рядом не стояла"! - шутливый тон девочки не изменился, но нотки ревности были слышны.
  Вот и пришёл момент истины, Митя Печорин. Что собираешься делать? Плакать? Понятно, что не хотелось вот так сразу, но вопрос задан, и надо отвечать. А может прикинуться дурачком: "Я говорил? Лаура? Понятия не имею! В столовой? А, дык, я же ударился головой! Вот и понёс всякую чушь! Что? Это было до удара? А-га, ... вспомнил! Я между титьками кухарки увидел ..., блин ..."
  - Сдаюсь.
  - Вот так-то! - для Милы это была всё ещё игра.
  Она вскочила на ноги и правую из них поставила на грудь мальчика. В её руке был "меч" из веточки южного кустарника.
  - Вы, милорд, уличены в государственной измене! Отвечайте на поставленный вопрос!
  - Она умерла ... - Митя виновато улыбнулся и отвёл взгляд в сторону.
  Милена убрала ногу с его груди и саркастически скривила губы.
  - Придурок! Ничего более умного не мог придумать? - девочка села рядом с мальчиком. - Ни ума, ни фантазии! Что ты думаешь, если у тебя есть девушка в Челябинске, я так прямо и расстроилась что ли, ... да мне ...
  - Она погибла два года назад, - сухие глаза Печорина посмотрели на девушку.
  И тут до Милы "дошло". Она побледнела.
  - Как умерла, ... Лаура погибла?? - Милена спросила так, как будто потеряла самого близкого друга.
  Она поднялась с песка и медленно пошла к воде.
  - Блин ..., - Митя с досады покачал головой.
  Догнав Милу, он взял её за руку.
  - Ты не принимай это близко к сердцу, так получилось, ... что теперь ...
  - Дура, - девочка едва сдерживала слёзы, - какая я дура! Я же думала ..., прости меня, прости ненормальную!
  - Да ладно, давай медуз ловить! - мальчику не терпелось замять эту тему.
  - Давай! - девочка согласилась, но было понятно, что она обязательно вернётся к этой теме.
  На пляже в это время было немного ребят, и никто друг другу не мешал.
  - Смотри, какие волны! - забежав в воду, Митя дождался прилива большой волны и сел перед ней, задрав ноги вверх.
  Волна перевернула мальчика через голову и выбросила на берег. Милена засмеялась и вошла в игру. Митин трюк в Милином исполнении вогнал в краску всех присутствующих мальчиков. Выброшенная волной на берег Мила, смеялась от души. Митя сел рядом с ней.
  - Мила, - начал он издалека, - если бы мы были здесь одни, я бы слово тебе не сказал!
  - А что такое? - весело спросила девочка, вытирая лицо ладонями.
  - Просто ты уже девушка и так задирать ноги ...
  Мила смутилась.
  - Ты чё, серьёзно?
  - Да, ты посмотри - они до сих пор в шоке! - Печорин, не поворачивая головы, взглядом показал на двух мальчиков, которые вообще перестали купаться в ожидании очередного кульбита Милены.
  Мила прыснула в ладошку.
  - Дай руку!
  Митя вскочил и помог подняться девочке.
  - Вперёд!
  Ребята помчались навстречу волнам. Больше никаких вольностей Милена себе не позволяла.
  Накупавшись, они вернулись к своему кустарнику.
  - Так ты говоришь: если бы мы были одни, ты бы промолчал?!
  Паренёк решил, что с него хватит.
  - Кто "говоришь"? Я - "говоришь"? Я вообще молчал!
  - А та-а-а-к?! - стреляя глазками, девочка медленно спустила с плеча лямку лифчика.
  - Молчу, молчу, молчу!
  Игра достигла своего апогея.
  - То-то! - довольная собой Мила вернула лямочку на место.
  Взгляд мальчика никак не мог оторваться от зоны декольте девушки. Голова приятно кружилась, но могло и поплохеть. Мити Печорину срочно понадобилось прилечь.
  - Ты как хочешь, а я, пожалуй, поваляюсь! - наиграно выдавил из себя Митя и лёг на спину, закрыв глаза.
  - Я, пожалуй, тоже с тобой поваляюсь! - девочка легла на живот.
  "Что она себе позволяет? Может она уже ..., да нет, ты дурак что ли - нам только по тринадцать лет! Да уж, Лаура так себя не вела. Блин, она вообще без лифчика купалась! Помнишь: "Искорка", лагуна, окуни .... Да, но ей было одиннадцать, а Миле ...? Мила тоже только мне это показала! Нет - мы ещё маленькие, нам рано об этом думать. Ё-пэ-рэ-сэ-тэ, а чё встаёт-то?! Ёшкин свет - во влип!"
  Митя резко перевернулся на живот. Перед его закрытыми глазами вновь и вновь возникала спущенная с её плеча лямочка.
  - Тебе тоже удобней на животе? - девочка открыла свои "ясны" очи и невинно улыбнулась.
  - Почему "тоже"? Тебе-то без разницы как лежать: на животе или на спине! - мальчик был зол, прежде всего, на себя.
  - Почему это без разницы? Я всегда сплю на животе! - Милене нравилось просто болтать с Митей.
  - Но ты же сейчас не спишь! - Мите нравилось просто болтать с Миленой.
  - А вдруг засну?
  - Будить не стану!
  - Ты храпишь во сне?
  - С чего ты спрашиваешь? Я не толстый, не больной ...
  - А, по-твоему, только толстые и больные могут храпеть во сне?
  - Да.
  - У меня есть подружка в Тюмени. Она не толстая и не больная. Год назад мы с ней, ну и с родителями, конечно, ездили на вылазку, или как ты там говоришь - "пикник". Так вот: она храпела так, что я заснуть не могла - мы все в одной большой палатке ночевали!
  - А ты уверена, что это была она?
  - Знаешь, родителям пофиг было - они пьяные спали без задних ног, а я полночи придумывала, как сделать так, чтобы Марина перестала храпеть! Что я только ни делала! Переворачивала её со спины на живот, с живота на бок, с одного бока на другой. Она главное проснётся, глаза откроет, я ей: "Марина, можешь не храпеть?", она: "Да конечно!". А через минуту - опять храпит!
  - И что, получилось, в конце концов?
  - Получилось! Часа в четыре я от усталости потеряла сознание, и мне тоже стало пофиг, храпит она или нет!
  - Значит, у неё не всё в порядке с дыхательным аппаратом или пищеварением!
  - У самого у тебя не всё в порядке ... с аппаратом! - не в обиду сказала Мила.
  " С аппаратом у меня как раз, похоже, всё в порядке" - не в обиду подумал Митя.
  Отвлёкшись разговором от лямочек и воспоминаний, Печорин понял, что теперь ему необязательно лежать на животе. Он принял сидячее положение.
  - Может, походим, а то устал уже и лежать и сидеть!
  - Что-то ты быстро устал! Но я не против - под лежачий камень, как говорится, ...!
  - Это ты к чему?
  - Ой, да пошли уже, ... руку-то подашь? - Мила давно поняла: в столовой произошло нечто из ряда вон выходящее, а Митя пытается любыми способами замять это и больше не вспоминать об "этом".
  Печорин помог подняться девочке, и они побрели вдоль морского прибоя, который располагал больше к раздумьям, чем разговору. Так и шли, больше думая, чем разговаривая.
  - Надо же - наши скалы! - взбодрился Митя и рванул стометровку до "наших скал". - Догоня-я-яй!
  - Ага, щас! "Низкий старт" только приму! - большие морские волны навеяли девушке совсем другое.
  Дойдя до скал, и отыскав Митю, Милена не вытерпела.
  - Не получится! - девочка очень, ... очень твёрдо смотрела мальчику в глаза. - Ты чё, думаешь, у тебя получится?! Не получится!!
  - Не получится "что"? - мальчик сдавался.
  - Ты дураком только не прикидывайся, ладно?! Сам знаешь! Я что - не видела твои мутные глаза, ... я, что не видела, какой был удар, как тебе было плохо?! Ты же был без сознания! Как, ... как ты встал со стула, будто ничего и не было?! Как?! - Мила была готова взорваться.
  Н-да. Да. Да, да, да, да, да. Действительно как, Митя? Как ты встал, будто и не падал? Как остался живым, будто и не вешался? Как? Объясни девушке.
  - Ладно, я расскажу, ... всё расскажу! Но, прежде ты мне дашь расписку!
  - Чего-о-о??
  - Расписку!
  - Какую ещё расписку? Ты дурак что ли?
  - Вот именно об этом и дашь расписку: что ты - Милена Руднева - никогда, ни при каких обстоятельствах и что бы я тебе ни рассказал, не будешь считать Дмитрия Печорина сумасшедшим!
  Минута молчания.
  - Чё, всё так серьёзно?
  - Да! - Мите больше не хотелось шутить.
  - Хорошо, но у нас нет ни бумаги, ни ручки!
  - Поэтому, сейчас пойдём на ужин. А после ужина возьмём бумагу и ручку, ты напишешь расписку, и я тебе расскажу, ... всё расскажу.
  - Ты меня пугаешь! - девочка не знала, что и думать. - Да и на ужин ещё рановато.
  - А Чёрное море нам на что?! - Митя скинул с себя майку и шорты, развёл руки в стороны навстречу волнам. - Последние ведь денёчки свободы! - Печорин бросился в море разбушевавшихся волн.
  - И то верно! - Милене нисколько не было обидно, что такая простая идея не пришла ей в голову первой.
  Наконец-то ребята остались одни среди миллиардов галактик и всех населяющих их цивилизаций.
  Мы и только мы плескаемся в этих теплых ласковых волнах всесильной воды. Мы и только мы сделали эту воду другом, а не врагом. Я ненароком задеваю твоё юное тело своими ладонями, а ты смеёшься в ответ и брызгаешь мне в лицо воду, как будто мне её не хватает. Большая волна накрывает нас обоих, и мы с хохотом кувыркаемся на берег, не боясь, что нас кто-то заметит. Ни одна земная или иноземная тварь в эти минуты нас не потревожит, ибо над нами проливает свои святые слёзы БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА. Я никогда не забуду эти прикосновения - простые как истина, невинные как эскимо, которое доставляют из Москвы, приятные как сны на любимой подушке. Прости меня: когда ты в очередной раз оказалась в моих объятиях, я поцеловал тебя.
  
  Ужинали молча. Косые взгляды на себе ощущали оба.
  - Мить, - не выдержал Рома, - с тобой всё в порядке?
  - Да, - задумчиво ответил Митя.
  - Мила, а с тобой? - у девочки соответственно спросила девочка.
  - Что со мной? - очнулась Милена.
  - Всё в порядке?
  - Да. А что со мной может случиться, я же ... - у Милы Рудневой хватило ума вовремя остановиться, а ведь хотела было сказать: "я же головой не стукалась!", - была с Митей. Раз с ним всё в порядке, значит и со мной всё в полном порядке!
  Опять все ели молча.
  После ужина Печорин хотел просто сбежать, но не получилось.
  - Пошли что ли? - глаза у девочки были всё столь же ясные и невинные.
  - Куда?- причём Митя дураком не прикидывался.
  - За бумагой и ручкой. Буду писать расписку, - Мила подозрительно посмотрела на непонятливого мальчика, - или ты передумал?
  - Да нет, не передумал, - разочарованно пробубнил Митя, - только ничего писать уже не надо, ... я почему-то думаю, что ты меня и так поймёшь!
   Так её ещё никто не обижал, потому что такого в её жизни ещё не было. Мальчик, к которому она впервые в жизни чувствовала то, что ей доселе было неведомо, о чём ей рассказывала мама, когда девочка испугалась, увидев кровь на своей кровати - он сомневался в ней!!
  - Да как ты ..., - Мила сделала несколько глубоких вдохов ртом, чтобы не заплакать, - как ты мог?! Как ты вообще посмел во мне сомневаться?
  Она всё-таки расплакалась и быстро пошла прочь.
  - Милена, подожди! - Митя догнал её и хотел взять за руку.
  - Не трогай меня! - психанула девушка.
  - Да выслушай меня! - психанул мальчик.
  Она остановилась.
  - То, что я тебе расскажу, не знает никто, даже мои родители! - Печорин попытался заставить Милу для начала понять его неадекватное поведение.
  Девочка, шмыгая носом и осушая остатки слёз взмахами ладоней, потихоньку успокоилась.
  Они шли по лавровой алее, а Митя не знал с чего начать.
  - Ты теряла, когда-нибудь близкого тебе человека? - разговор обещал быть взрослым.
  - У меня бабушка умерла год назад, ... рак лёгких ... - по- взрослому так по-взрослому.
  - Прости, ... я не знал ...
  - Да ничего, ... я её очень любила, ... это мама моей мамы.
  - У меня обе бабушки живы, ... а вот дедушек я никогда не видел. Мама рассказывала, что папин папа, то есть тот, чей род я продолжаю - Печорин Павел Егорович - не дожил до моего рождения всего две недели, ... представляешь? Умер от старых ран, полученных во время войны, ... он всю Великую Отечественную прошёл. А мамин папа ...
  - Стоять! - Мила пресекла Митину попытку увести разговор в другую сторону. - Ты хочешь, чтобы я ушла?
  - Её укусила змея! - мгновенно ответил мальчик.
  От такого резкого поворота на трассе мозг девочки вынесло на обочину, и пока разум справлялся с заносом, прошло некоторое время.
  - Лауру, ... Лауру укусила змея?
  - Да!
  - Так, ... а теперь давай всё по порядку! - Милене Рудневой необходимо было знать до мельчайших подробностей, как погибла её подруга.
  - Подожди, ... немного сосредоточусь ...
  - Валяй ...
  
  - Мы познакомились в лучшем пионерском лагере на земле - "Искорка". Это у нас на озере Иксы-Куль. Точнее не в лагере, а в автобусе, который нас туда увозил. Она села на соседнее сидение рядом со мной, ................., мы тогда выиграли 2:0, ............., ели уху, а все на нас смотрели и ничего не понимали, ............., весь день трафареты вырезали, ..............., три ведра окуней принесли, ................., в поход пошли на Змеиную горку, ................, я накинул на шею петлю, сказал: "Лаура, я иду к тебе!" и шагнул в обрыв ....
  Митя замолчал.
  Уливаясь слезами, Мила никак не могла прийти в себя.
  - Дурак, ... какой же ты дурак!
  - Был, Мила, ... был!
  - Да и сейчас - не лучше! - девочка, конечно, злилась не на Митю, а на судьбу, но сдержать эмоции не могла. - Подожди! А как же ты живой? Ветка сломалась?
  - Я же тебе говорил, что выбрал толстую "надёжную" ветку над краем оврага!
  - И-и-и??
  - Когда я, зажмурив глаза, шагнул в обрыв, ... я повис в воздухе, как в невесомости.
  - Как это?
  - Сейчас ты спрашиваешь "как?", а тогда я от ужаса, который меня охватил, не мог открыть глаза! Меня просто парализовало от страха!
  - И всё-таки ...
  - Всё-таки я открыл глаза, и увидел перед собой БЕЛУЮ ЖЕНЩИНУ! Она как будто удерживала меня в воздухе, но рук я её не чувствовал. Верёвка сама собой удивительным образом сползла с моей шеи и упала в овраг. Мне сразу стало как-то тепло и легко. БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА поставила меня на землю и сказала, что Лаура не умерла, а Господь призвал её к своим делам, и что она будет ждать меня, а я проживу долгую и счастливую жизнь. У меня будет двое детей, которые прославят мою фамилию в миру, но, в конце концов, мы с Лаурой соединимся! Вот так ...
  Милена медленно подошла к Печорину, внимательно посмотрела ему в глаза и задумчиво покачала головой.
  - Н-да, ... всё-таки зря я не написала расписку ...
  - Я знал, что мой рассказ покажется тебе бредом сумасшедшего, - Митя виновато улыбнулся.
  - Нет, ... нет, Мить, на самом деле я тебе верю! Просто, видишь ли, в чём дело: меня с детства родители и школа убедили в том, что чудес на свете не бывает! Да и сама я не дура, чтобы верить в чудеса! А тут - ты со своей историей! Как я, по-твоему, должна относиться ко всему этому? Кстати, ты не знаешь: кто была эта БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА?
  - Нет! - быстро ответил мальчик.
  Может изначально Митя Печорин и хотел рассказать Милене Рудневой, кем на самом деле является БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА, но после слов девочки он понял, что она сомневается в нём. А если сейчас рассказать ей ещё и об иконе, то её доверие к нему будет подорвано навсегда.
  - А я знаю! - неожиданно заявила Милена. - Это была Пресвятая Богородица!
  У Мити мурашки поползли по спине.
  - А ты откуда её знаешь? - испуганно спросил он.
  - Вообще-то я её не знаю! Это же ты у нас "на короткой ноге" со святыми!
  Мальчик обиделся.
  - Я не так задал вопрос. Надо было спросить: "про неё знаешь"?
  - Это было бы ещё глупее! Я - русский человек, мне тринадцать с половиной лет, и что бы я ничего не знала об Иисусе Христе, о Деве Марии? Ты, наверное, сбрендил на почве своего "чудесного" спасения!?
  Печорин не на шутку задумался.
  - Прости, Мила, я что-то действительно ... не того. Просто удивительно, что тебе пришла мысль о Богородице! Ты же сама говорила, что не веришь в чудеса!
  - Ничего удивительного - у меня мама верующая! А я подхожу к этому вопросу с научной точки зрения! Явление Пресвятой Богородицы - это факт! Факт, который не могут объяснить самые "светлые" умы человечества, поэтому все случаи, хотя бы издали напоминающие что- либо подобное, засекречены и являются предметом неугасающих споров самых "уважаемых" людей любого государства, в которых имело место быть это явление!
  У мальчика глаза вылезли из орбит.
  - Сколько тебе лет говоришь?!
  Девочка засмеялась.
  - Да ладно расслабься! Не все же в "Артек" попадают по блату как ты. Я изучаю философию. В этом году я заняла второе место на Международном диспуте по древнеримскому праву среди старших классов, за что и была награждена путёвкой в "Артек"!
  - Ага, "да тут ещё и море есть", - Митя не понял, почему он это слышит впервые, - а почему я это слышу впервые?
  - Ну, я тоже здесь многое услышала впервые! - парировала девочка. - А это что - "да тут ещё и море есть"?
  - Анекдот такой есть.
  - Расскажи!
  - Нет, ... он пошлый!
  - У-у-у! Как всё ... запущено! И всё-таки я не поняла: почему после сильнейшего удара головой о гранитный пол ты через пять минут чувствовал себя, как ни в чём не бывало!
  Вот в этом весь и прикол, Митя! Икона - есть связующее звено между Лаурой, БЕЛОЙ ЖЕНЩИНОЙ и отцом Дмитрием. А ты, не рассказав Милене про Список Владимирской Божьей Матери с Младенцем, разделил свою историю на две независимых друг от друга части. То есть, получается, что если бы ты рассказывал только о Лауре, то достаточно было остановиться на её смерти, а если ты начнёшь сейчас рассказывать о своём "чудесном" выздоровлении после удара о гранитный пол, то достаточно будет рассказать об отце Дмитрии. Выходит, о БЕЛОЙ ЖЕНЩИНЕ вообще необязательно было рассказывать, тем самым не подвергая себя подозрениям в сумасшествии. Думай, Митя, ... думай!
  - А ... так это совсем другая история! - и Печорин заврался.
  
  Милена прервала Митин рассказ о Свято-Семёновской церкви и об отце Дмитрии разочарованным "всё, ... хватит!"
   - Лучше скажи - она была красивой?
  Митя, понимая, что он просто "обосрался", не стал больше врать. И прежде всего самому себе.
  - Очень! Она была ..., ... она ... - "плакса", ... перед тобой такая девушка!
  - Что, ... красивее меня? - ясны очи Милены смотрели на достойного жалости мальчика.
  - О чём ты, Мила! Я никогда, ... никогда не буду сравнивать тебя с ней! Это было два года назад, нам было по одиннадцать лет, мы были маленькими, ... да что там говорить - она купалась со мной без лифчика!
  - А хочешь, я тоже искупаюсь с тобой без лифчика?! - девочка лукаво посмотрела на переставшего дышать Печорина и поняла, что это был перебор. - Ладно, по-моему, нам пора спать, поздно уже.
  - Да, пора! Как бы нас не потеряли! - облегчённо выдохнул Митя.
  
  Мальчик никак не мог по-настоящему заснуть. Как только сон начинал брать верх, тут же появлялась Милена и спрашивала: "А хочешь, я тоже искупаюсь с тобой без лифчика?!" Митя сразу просыпался и снова ворочался.
  Неужели она серьёзно? Неужели она смогла бы купаться со мной без ...? Чудеса, да и только! Но у неё ведь уже почти настоящая грудь! Вот именно, что "почти", поэтому она и не понимает, что говорит!
  - Это она-то не понимает?! - внутренний голос вмешался в Печоринский монолог. - Может, это ты не понимаешь, что происходит?
  - Чего я не понимаю: то, что девочки взрослеют быстрее мальчиков? А потом бабушки быстрее дедушек впадают в детство? Или то, что девочка, которая вдохнула в меня новую жизнь - такая же как все?
  - Подожди, ... а кто её поцеловал в губы, когда тёплые морские волны омывали ваши тела? - внутренний голос, похоже, пришёл надолго.
  - Я, я, ... я - этот человек! Я поцеловал её в губы! Но я думал - это несерьёзно!
  - А о ней, ... о ней ты подумал?!
  - Но я же не специально, ... так получилось!
  - Вот видишь - "не специально", "так получилось", "это не серьёзно". А ты не подумал, что для неё это - очень серьёзно! Так серьёзно, что она готова была купаться с тобой без ...
  - Стоя-я-ять, стрелять буду! - пионервожатая "Искорки" Ирина появилась так неожиданно, что Митя, вскрикнув, упал с кровати.
  Очнувшись, Печорин ещё несколько секунд лежал на полу, молча вслушиваясь в тишину палаты.
  "Вроде, пронесло!"
  Митя осторожно вскарабкался на своё место и замер.
  Всё нормально.
  - А всё-таки, скажи честно: хотел бы посмотреть на её грудь? - внутренний голос стал вести нечестную игру.
  - А хочешь, я тоже искупаюсь с тобой без лифчика?! - Мила легла рядом, и обессилевший Митя уснул.
  
  Проснулся Митя Печорин в палате один.
  "Вот это номер!" - подумал мальчик, разглядывая пустые кровати. Он абсолютно не выспался и находился в полудрёме, пока за дверью ни раздался шум возвращающихся с завтрака ребят, причём возглавляла процессию Милена.
  - Мы тебе медсестру привели! - бодрый Рома стал копаться в своей тумбочке.
  - А что это с нами случимши, никак мы заболемши? - процитировав Райкина, девочка села на кровать к Печорину и достала из пакета, который принесла с собой, бутылку "Coca Cola", булочку, банан и грушу.
  Митя немного пришёл в себя.
  - Не понял, пацаны, а почему вы меня не разбудили?
  - Как это не разбудили?! - Лёша уже переоделся к занятию спортом. - Ещё как разбудили!
  - Правда ты посидел немного на кровати с закрытыми глазами, - подхватил Артём, - и снова плюхнулся спать!
  Митя виновато улыбнулся.
  - Чё правда что ли?
  - Ага, - Рома, наконец, нашёл то, что искал в тумбочке, - и так три раза, заметь!
  - Ни фига себе, ... ничего не помню! - мальчик посмотрел на ту, что сидела рядом.
  - А что, ... я не против! Просто я вот думаю: как ты в школу встаёшь, когда в первую смену учишься?
  - А он в первую смену не учится! - все засмеялись.
  - Да нет, ... нет, - Митя в оправданиях не нуждался, - всё нормально! Не знаю, что произошло, ... первый раз со мной такое!
  После этих слов Печорин так широко и серьёзно зевнул, что девочка за него испугалась.
  - Так, если ты не хочешь потерять последний день в "Артеке", тебе надо срочно искупаться! Тем более, что Ольга Дмитриевна вернулась из Ялты и, по-моему, она задумала какое-то "мероприятие"!
  - Ничего она не задумала, Мила, мы спрашивали! - уже перед выходом сказал Лёша Малов. - Но ты же знаешь, что она запрещает одним ходить на море, так что тащи его быстрее, пока она не пришла!
  Митя, услышав "Ольга Дмитриевна", собрался за несколько секунд.
  - Всё, я готов! Пошли!
  - Я с вами! - взбодрился Артём, но поймав на себе недоумённый взгляд Милены, пояснил, - только до моря, а там разбежимся!
  - Ну-ну, ... спринтер ты наш! - девочка сложила продукты обратно в пакет. - Уходим огородами!
  Во концовке беглецов на море оказалось восемь человек, включая Лену и Вику - подружек Милы.
  Вырвавшись на оперативный простор, то есть к морю, Митя Печорин почувствовал себя Виниту - вождём Апачи.
  - Всё, братья мои! Здесь наши пути расходятся! Утренняя Заря пойдёт со мной, а тебе Степной Орёл достаётся самая сложная миссия, - "Виниту" обратился к Роме Семёнову, - увести наших братьев и сестёр в безопасное место ... и особо приглядывай за Цветущей Лавандой, ... она тот ещё фрукт! - вождь Апачей указал пальцем на Лену. - Хау, ... я всё сказал! - Митя скрестил руки на груди.
  Сначала все растерялись, потом все рассмеялись.
  - Ну, ты даёшь, ... Чингач-Гук! - Милена взяла Митю за руку, и они пошли в сторону скал.
  Рома продолжил игру в индейцев.
  - Цветущая Лаванда, будь рядом со мной, ... так завещал ... - и Степной Орёл произнёс то, что он должен был произнести, - ... Великий Ленин!
  Лена смеялась до слёз.
  - Простите, ... вырвалось, как-то само собой, ... автоматически ... - Рома сам улыбнулся своей шутке.
  - Хватит, ребята, мы тут как одинокое дерево посреди паханого поля, - беспокойство Вики, как потом оказалось, было своевременным, - давай, Орлиный Глаз, или как там тебя, ... Летящий в степи, уводи нас в безопасное место!
  - Я знаю только одно безопасное место - скалы, но туда уже Чингач-Гук с Утренней Зарёй пошли!
  Лена не переставала смеяться. Она вроде успокоится, и опять смешно!
  - Скалы большие, всем места хватит! Главное не встретиться с ними!
  - Согласна, - Вике не терпелось действовать, - так чё мы стоим, ... побежали в обход!
  Убежали вовремя. Буквально через две-три минуты на одиноком пляже появились дежурные взрослые, следившие за порядком в последние дни отъезда.
  
  - Знаешь, мне что-то не хочется купаться, - сидя на тёплых камнях, Митя всматривался в безбрежную даль Чёрного моря, - давай просто посидим и ... помолчим.
  - Давай, только ты, ... ну, ... нормально себя чувствуешь? - в голосе девочки слышалась тревога за состояние мальчика после всех перенесённых им "воздействий внешних факторов".
  - Лучше не бывает! Честно! - Митя мельком взглянул на Милу, но этого мимолётного взгляда хватило, чтобы та успокоилась.
  Милена по-девичьи вздохнула.
  - Вот знаю что дура, ... что влюбилась в дурака, а поделать ничего не могу...
  - О-о-о, ... я знаю, о чём ты, - Печорин не знал о чём она, - я ведь дурак тоже полюбил дуру ... - Митя нарочито ленно лёг на спину, смачно зевнув, и закрыл глаза больше от страха, чем от бессонной ночи.
  Она смотрела на него очень серьёзно. Понимая всю бесперспективность их отношений, она успокаивала себя тем, что её первая любовь навсегда останется чистой и непорочной. Ей так нравился этот мальчик, что она готова была расплакаться. Мила подняла глаза в небо: "Блин, ну почему мы не старше, ... хотя бы годика на три?"
  - Неудобно же на камнях, Мить! - увидев реакцию Печорина, девочка добавила, - давай спустимся на траву, и там поспим. Время ещё мало, а ты, как я смотрю, на море уже насмотрелся!
  В принудительно ласкательной форме Милена уложила Митю в редкую траву у подножья камня, и сама легла рядом с ним, положа свою руку на его грудь. Митя, находясь под гипнозом её движений и "воздействий внешних факторов" последних двух дней тут же заснул. Мила, разглядывая лицо своей первой любви, больше не жалела о возрасте. Её глаза слипались, хотя она вроде выспалась. Так они и уснули в обнимку посреди тихого океана, окружённого бушующей сушей.
  
  Больше я им не буду мешать. Лучше давайте попрощаемся с "Артеком" Мити Печорина, тем более что, как мне кажется, всё, о чём стоило рассказать, я рассказал. Ребятам ещё предстояло вместе ехать на одном поезде до Челябинска, где южноуральцы и попрощались со своими товарищами по Всесоюзной детской здравнице.
  
  Они стояли на перроне челябинского железнодорожного вокзала, обнимая друг друга за плечи и образуя поющий солнечный круг. Они пели "Куба - любовь моя!"
  Родители, бабушки и дедушки, братья и сёстры смиренно стояли в сорока метрах от них и ждали.
  - Всё! Артековцы - Свердловск и Тюмень - на посадку! Прощайтесь с челябинцами и в поезд! - прозвучал приговор.
  
  - Ты будешь писать?
  - Сегодня же напишу!
  - Я ещё не успею домой приехать!
  - Успеешь, письмо тоже поездом поедет!
  - Поцелуй меня ...
  
  - Папа, мама, Наташка! Как же я соскучился! - Митя с разбегу попытался обнять всех троих.
  Получилось наоборот - все трое обняли его.
  Уж мама сына целовала, целовала.
  - Загарел то как - прямо как негр!
  - Всё хорошо, Митя? - папа уже не волновался, но всё же задал "дежурный" вопрос.
  - Кстати, у вас там негры были? - сестру интересовало всё необычное.
  - Были, только не у нас, ... в "Морской" и "Прибрежной" дружинах, - взбудораженный Митя не знал, кому отвечать.
  - Ну, ты их хоть видел? - Наташе необходимо было знать, видел её брат негров или нет.
  - Да видел, конечно, даже разговаривал с ними! - тут Митя, конечно, "перегнул".
  - Даже разговаривал?! - сестра сначала пришла в восторг, но потом почувствовала "неладное", - а на каком языке?
  Митя понял, что окарал, но уже не мог остановиться. Их же девочки звали пообщаться с негритянками в летнем саду на новороссийской базе Артек" - звали. Значит, теоретически он мог общаться с ними. А на пляже, ... да и так, проходя мимо - он, что их не видел? Ещё как видел! Поэтому с "чистой" совестью - вперёд!
  - Да ладно, ладно - не я разговаривал! Девочки наши общались, а мы рядом стояли и поддакивали! Знаешь, как Тома Кулагина балякала с ними по-английски, ой-ёй-ёй, ... закачаешься!
  - Здорово! Негров видел!
  - Что ты привязалась со своими неграми, Наташа? Можно подумать в "Артеке" это самое интересное! - папа взял Митину сумку, - пошли уже!
  - Давай я возьму пакет, Митя! - мама сделала движение к лежавшему на асфальте яркому пакету с надписью "The Beetles ".
  "Ни фига себе, - подумала сестра, - был бы новый - рублей за десять можно было продать! Нет, ... лучше сама буду ходить с таким пакетом ..."
  - Нет! Я сам, - мальчик осторожно взял несостоявшиеся десять рулей, - здесь сувениры и подарки!
  - О-о-о!! Ты даже подарки привёз?! - мама любя потрепала сына по волосам.
  - А как же без подарков? - мальчик наигранно обиженно посмотрел на асфальт.
  - Так - все разговоры дома, после праздничного обеда, который приготовила мама! - папа торопился оказаться дома.
  - Не хочу обидеть тебя, мама, - Мите захотелось выпендриться, - но так как нас кормили в "Артеке" - это что-то! - Митя закатил глаза.
  - Я и не претендую на почётное звание повара "Артека". Вот приедем домой и поговорим на счёт этого, хорошо? - материнская мудрость не знает границ.
  - Хорошо! - ответил мальчик, забыв, что такое домашняя еда.
  Двадцать четвёртая "Волга" ждала их прямо у крыльца здания вокзала.
  Сев в машину, Митя понял, что его сердце разорвалось пополам - одна половинка ехала в Тюмень, другая на государственной машине домой.
  
  Запах родного дома. Мы никогда не спутаем его ни с каким другим запахом, чем бы ни пахло. Учёные объясняют это явление особым специфическим бактериальным набором каждой семьи.
  Хотел было углубиться в этот вопрос, но вовремя понял, что Мити Печорину, перешагнувшему порог своей квартиры, было совершенно плевать на это явление.
  Мальчик жадно вдыхал воздух.
  - Чую - мой любимый пирог с мясом! - Митя блаженно закатил глазки.
  - Я думаю, он ещё теплый и как раз хорошо настоялся! - было видно, что мама довольна. - Теперь раздевайтесь, мойте руки, и за стол!
  Ради такого случая стол накрыли в зале, как это делали на праздники. Кроме любимого всеми маминого пирога на столе было ещё много всякой всячины, включая бутылку столового вина, которую позволили себе родители в день приезда сына.
  - Так, а теперь ... - Митя притащил свой фирменный и довольно увесистый пакет. - Это, ... ну это всем, - он достал две бутылочки "Coca Cola".
  - "Pepsi Cola" - класс! - сестра сразу схватила одну из них и стала рассматривать этикетку.
  - Ни "Pepsi", Наташа, а "Coca Cola" - ещё лучше! - поправил её брат.
  - Да какая разница, главное - американская!
  Митя продолжил.
  - Это - папе! - он достал из пакета большой увесистый кривой пакет и тут же развернул его.
  Очень солидный на пол-литра минимум рог ни то мула ни то мола, инкрустированный стразами, привёл в восторг даже маму.
  - А это откуда?! - было видно, что отец приятно удивлён.
  У Мити давно был приготовлен ответ, не подразумевающий дальнейших вопросов.
  - Ну, ты, пап, даёшь! Я всё-таки из "Артека" приехал!
  - А-а-а!? - многозначительно протянул папа. - Тогда конечно!
  Пока не забыл - об этом роге. Я не рассказывал (не до этого было), но этот довольно дорогой рог для питья Митя выиграл у какого-то индийца русского происхождения в карты. Короче, вы этого не слышали, я вам об этом не говорил.
   - Теперь, маме! - мальчик достал из пакета роскошную морскую раковину красоты необыкновенной.
  На самом деле таких в Черном море не бывает. Митя выцыганил её у какого- то, видимо, местного мальчугана, который появился на территории "Артека" по так и оставшейся до конца жизни неизвестной Печорину причине. Грязный, хитрый, голодный пацан лет восьми шёл по лавровой аллее и держал в руках огромную морскую раковину грязную и неухоженную как он сам. Но Печорину достаточно было одного взгляда, чтобы понять какой клад несёт мальчик. И тут надо разобраться, кому больше повезло пацану или Мите, потому что эту раковину мальчик всё равно бы рано или поздно разбил, а так он получил за неё кастрюлю жареного артековского мяса, два пакета макарон, банку индийского чая, гроздь бананов, четыре бутылки "Coca Cola" и две булки хлеба. Дитя природы, сияя от радости и не веря своим глазам, кряхтя от тяжести приятной ноши, ушёл туда, откуда пришёл.
  - Митя, сынок, - обомлевшая от красоты жилища моллюска мама насторожилась, - а разве на Чёрном море такие раковины бывают?
  - Не знаю, мам, - Митя хитро улыбнулся, - Чёрное море большое, глубокое, ... но то, что в Индийском океане такие встречаются - это точно! - Митя засмеялся.
  - Ох! - вздохнула женщина, - красота-то какая!
  - А теперь тебе сестричка! - мальчик полез за последним подарком.
   Наташа сначала несерьёзно воспринимала "братские" подарки, но когда она увидела выползающие из пакета настоящие американские джинсы ...
  - А-а-а-а-а ... и-и-и ... ! - девичий восторженный визг услышали даже бабки на лавке.
  - Они новые? - папа знал цену новым джинсам.
  - Ну-у, не совсем, ... но в о-о-о-чень хорошем состоянии. Так что, сестричка, носи на здоровье. Милене великоваты оказались, а тебе должны быть в самый раз!
  - Митя-я-а-а-а! - Наташка обняла и поцеловала брата, схватила джинсы и убежала в детскую.
  Через пару минут, виляя уже сформировавшейся красивой попкой, обтянутой американскими джинсами, в зал вошла девочка с обложек мужских журналов. Она и так выгнулась, и так выгнулась, а потом ещё и вот так выгнулась ...
  - Ну, хватит выпендриваться! - папе стало стыдно. Папа уже полгода обещает дочке джинсы.
  Наташка подняла правую руку вверх - аля "Статуя Свободы".
  - Джинсы - это жизнь!
  Мама, только что закусившая глоток вина кусочком сыра, поперхнулась.
  - Ты действительно так считаешь, Наташа?
  - А, что, МА?! Идёт человек в джинсах, и он запросто может общаться с людьми в джинсах! Просто стоят и общаются, а спроси - они только что познакомились! Ты в джинсах - значит свой ...
  Даже тринадцатилетний Митя понял, о чём речь.
  - Как всё запущенно ... - Печорин-младший поставил пластинку Поля Мориа в граммофон "Аккорд-2".
  
  Наутро, естественно, к отцу Дмитрию.
  Священник сидел на лавочке.
  - Здравствуйте, отец Дмитрий! - Митя подсел рядом.
  - Здравствуй, тёзка, здравствуй! - учитель одной рукой обнял Печорина. - Рассказывай, ... рассказывай, ... я же вижу - тебе есть о чём рассказать! - учитель видел ученика насквозь.
  Печорин положил свою голову на плечо учителя.
  - Отец Дмитрий, Вы не представляете, с какой я девочкой познакомился!
  - Вот как! И что же в ней особенного? - старец хитро прищурился. Было видно, что он доволен.
  - Всё! Абсолютно - всё! - Митя закатил глаза, - и, кажется, - мальчик почувствовал себя виноватым, - с ней я как-то по-другому стал относиться к Лауре ...
  Старец задумался.
  - Митя, а ты сможешь словами объяснить, как именно ты стал относиться к Лауре, ... что значит "по-другому"?
  Теперь пришла очередь задуматься Мите.
  - Наверное, как к прошлому, ... как к светлому прошлому, - по-взрослому ответил мальчик.
  - А может, наоборот, как к будущему, ... светлому будущему? - отец Дмитрий отстранил от себя Митю и посмотрел ему в глаза.
  Печорин вздохнул.
  - Я пока не смогу этого понять, ... Вы уж простите, - Митя отвёл взгляд.
  - А тебе не надо этого понимать, ... в это нужно просто верить. Ну да хватит о прошлом и будущем, давай, рассказывай о настоящем: она красивая? - с неподдельным интересом старец перевёл разговор в нужное Мите русло.
  - Кто? - взбодрился Митя - Милена?! Да она самая красивая девочка на свете, - чуть задумавшись, мальчик добавил - ... и это объективно.
  Отец Дмитрий улыбнулся.
  - В том, что это объективно, я не сомневаюсь, но .... Хватит ли твоей "объективности" в дальнейшем? Не сломает ли тебя долгая разлука с ней? Ведь как я понимаю, она из другого города?
  - Да, ... а как Вы догадались? - Печорин вытаращил глаза.
  - Это просто, Митя, ... для меня просто. Когда-нибудь ты тоже научишься догадываться о простых вещах, - учитель снова обнял мальчика за плечо.
  И тут Митю "осенило"!
  - Отец Дмитрий, так Вы же меня спасли, помните?! - буквально закричал мальчик, освобождаясь от руки священника и радостно глядя тому в глаза, - это было, кстати, не так давно - неделю назад, помните, вы приходили ко мне, когда я был без сознания?!
  Старик потерял дар речи. Он смотрел на Митю, собираясь с мыслями.
  - Так, а теперь, Митя, давай поподробней. Что произошло в "Артеке" неделю назад? - отец Дмитрий выглядел крайне осторожным, и было видно, что он очень переживает.
  - Ну как что, ... в последние три дня смены все стали разъезжаться по домам и всем стало не до нас, ... уехала в "Ялту" по делам, ... устроили пикник на скалах, ... смеялись как сумасшедшие, ... потребовала сатисфакции, ... я поскользнулся на этой злосчастной шкурке и ударился головой о гранитный пол, не успев подстраховаться руками, представляете, отец Дмитрий?
  Старец вздохнул.
  - Представляю ... - задумчиво произнёс он, - а что дальше произошло, Митя?
  - А дальше я ни то чтобы потерял сознание, а в глазах помутнело, тошнота, ... меня кто-то посадил на стул. Но, тем не менее, я отчётливо понимал, что это сотрясение мозга, и что если сейчас позовут врача, то последние два дня в "Артеке", которые должны были стать самыми счастливыми днями моей жизни, которые я должен был провести с Миленой, ... я проведу в больнице, - Печорин замолчал.
  Архиерей смотрел на Митю не моргая.
  - И-и-и, ... и что же всё-таки произошло?
  - Я позвал Вас, отец Дмитрий, ... и Вы пришли! Я попросил у Вас, чтобы Вы попросили у Святой Богородицы моего выздоровления.
  Старец долго и протяжно выдохнул.
  - Митя, а тебе не приходило в голову, что ты мог бы напрямую попросить ЕЁ об этом?
  - Вот, вот, ... Вы и тогда тоже самое сказали! А потом погладили меня по голове, и я очнулся совершенно здоровым, будто и не падал!
  Отец Дмитрий напряг память. Точно! Неделю назад у него неожиданно прихватило сердце, и службу вёл другой священник. Он же прилёг на кровать и вдруг вспомнил этого странного мальчика, которого тонкие невидимые нити связывали с Богом морскими узлами.
  
  
  - 5 -
  
  "Привет, противный мальчишка! Твоя тройка по "русскому" меня ни сколько не удивляет, если учитывать, что твои письма я читаю с красной ручкой в руке! Подумай об аттестате! А за последнее письмо я вообще бы поставила тебе "двойку"! "Я люблю тебя!!!" было написано как- то сухо, невзрачно. Нет, чтоб написать - "Я люблю тебя!!!" А ты: "Я люблю тебя!!!" Ну, что это, герой-любовник?! А если честно, я так соскучилась по тебе, ...ты не представляешь! Надеюсь, в своё шестнадцатилетие я увижу тебя!?
   Тут как-то решила посчитать, сколько раз после "Артека" мы с тобой встречались. Оказалось - пять! Это почти за три года! "Межгород" - это конечно хорошо, но по телефону не видно твоих глаз, а они у тебя такие красивые и умные! Я люблю тебя, Митя Печорин! Нет, ни так, ... "Я люблю тебя, Митя Печорин!"
  Скорее бы семнадцатое марта - шестнадцать лет! Ты и я! Я приглашу тебя на танец, ... на "ходячку"! Мы будем танцевать с тобой на "непионерском" расстоянии!
  Ой, ладно, что-то я размечталась - дожить надо.
  Знаешь, твои письма я перечитываю по несколько раз. И какая сука поставила тебе "три" за четверть по "русскому"? У тебя прекрасный "русский" ... язык, я имею ввиду, хи-хи!
  Митенька, мы уже практически взрослые! Ещё всего два года и мы будем по праву принадлежать друг другу! Я когда думаю об этом - дух захватывает! Хотя, если честно, я согласна и раньше, но ты об этом никому, ни-ни! Хи-хи! А ты? Ладно, не смущайся, в восемнадцать, так в восемнадцать, ...после свадьбы, так после свадьбы - верующий ты мой! Я никуда не спешу, мне кроме тебя никто не нужен! Только приезжай, пожалуйста, на День рождения, а то ведь четырнадцать лет я до сих пор тебе припоминаю.
  У нас всё замечательно! Маме всё лучше и лучше (послезавтра мы её забираем домой), папа, как всегда, весь в работе, брат ждёт тебя в гости не меньше моего, вы, похоже, не на шутку сдружились.
  Ладно, пойду с Катькой в магазин, она без меня никуда, ты же знаешь. Пока, любимый, целую: чмоки, чмоки!
   Твоя милая Мила"
  
  Молодой человек отложил письмо на журнальный столик и мечтательно развалился на кресле. Сестра полгода назад вышла замуж за какого-то шалопая и жила отдельно. Митя был полноправным хозяином своей комнаты.
  Митя Печорин повзрослел. Шестнадцать лет - это уже возраст.
  - Митя, иди есть! - мамин голос из кухни заставил парня очнуться.
  - Сейчас иду, мамуль! - Печорин свернул письмо в конверт и положил его в стопку писем от Милены.
  Зайдя на кухню, Митя сразу перешёл к делу.
  - Мам, ты помнишь, какое число приближается?
  - Помним, помним, не волнуйся! - женщина потрепала сына за волосы.
  - Не волнуйся, это в смысле - отпустим?!
  - Конечно, отпустим, Митя, - мама вздохнула, - раз у вас такая ... любовь, - она положила в тарелку "зимний" салат с огромным бифштексом и поставила её перед сыном, - давай ешь и спать, папа сегодня задержится на работе до ночи.
   - Опять до ночи, - Печорин грустно приступил к еде.
  
  Отец Дмитрий присел на лавочку. Ему стало плохо. Старческое сердце подсказывало ему, что что-то не так. Не может шестнадцатилетний паренёк, его крестник, жить в миру настолько в согласии с Богом, что даже он, проповедник, не чувствовал бы подвоха. Он уже и сам поверил в чудо, которое происходило на его глазах, но ...
  Архиерей спустился к себе в келью.
  "Отче наш, сущий на небесах! Да светится Имя Твоё; да придёт Царствие Твоё; да будет Воля Твоя и на земле, как и на небе.
  Хлеб наш насущный подавай нам на каждый день;
  И прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Во веки"... (православный текст"!!!
   Господи, пожалей его! Он слишком открыт, он слишком доверчив для мирской жизни. Я не могу, да и не хочу тянуть его в Церковь. Ему этого не надо! Он и так живёт в твоём доме, ... вот это и настораживает ...
  Его Вера чиста и неразумна, как Ты и просил. Когда в вопросы Веры вмешивается разум, тогда из Веры получается Надежда, которая хоть и последней, но всё-таки умирает. Поэтому не надо умничать, надо верить. Вот и я, твой раб, прошу у Тебя разрешения спросить Тебя: всё ли нормально с судьбой Мити Печорина, моего крестника? Не слишком ли всё "по-твоему" получается для его юной мирской жизни? Господи, если нужна будет жизнь - это моя жизнь! Умоляю, пусть это чудо состоится на радость всем! Аминь!"
  У старика слипались глаза, молитва отняла у него много сил, и он уснул прямо на полу.
  
  "Привет, классная девчонка! За мой аттестат можешь не волноваться, "четыре" по русскому у меня "в кармане", а средний бал - 4,59, так что в институт я буду поступать по конкурсу! На счёт невзрачного "Я люблю тебя!!!" прости, действительно, получилось как-то сухо. Спешу исправиться: "Я люблю тебя, Милена Руднева!!!"
  Ну как, я прощён? Кстати, ты угадала: танцевать мы с тобой будем на "непионерском" расстоянии, потому что я уже купил билет до Тюмени на шестнадцатое марта! Осталось-то три дня! Косте передай, что я уже в пути, и мы с ним "позажигаем"! На счёт твоего "хи-хи" мы ещё с тобой поговорим, грамотейка!
  У нас, вроде, тоже всё хорошо, но .... Не знаю. В письме всего не расскажешь. Приеду, поговорим.
  Целую, перед выездом позвоню!
   Твой от ушей до хвоста Митя Печорин"
  
  Девушка отложила письмо на журнальный столик и мечтательно развалилась на кресле. Скоро она увидится с любимым парнем, ... а ей есть о чём с ним поговорить.
  "Восемнадцать лет назначило государство, Церковь восемнадцать лет не назначала, ... если что, ... если ты уж такой "правильный"! Ладно, приедешь - поговорим!"
  Милена ни то чтобы злилась на Митю, просто она действительно не понимала, почему они не могут стать мужем и женой прямо сейчас.
  
  Встречать Митю Печорина на Тюменском железнодорожном вокзале собралось человек пятнадцать. Причём никто не сговаривался. Две подружки Милы, втихаря влюблённые в Митю, приволокли своих парней, "и чтоб никто не догадался"; Костины друзья решили сделать сюрприз: "твои друзья - мои друзья"; родители девушки, наконец-то оценив серьёзность чувств дочери и серьёзность намерений молодого человека, притащили с собой поддержку в виде родных сестёр и братьев с детьми.
  Печорин, выходя из вагона, чуть не выронил сумку.
  "Ё-ё-ё-карна-бабай, ... им бы ещё транспарант в руки!"
  Сразу найдя взглядом Милену в этой разношёрстной и неоднозначной "группе трудящихся", Митя спрыгнул с подножки вагона, поставил сумку на бетон перрона и принял в объятья прорвавшуюся к нему девушку.
  Они смотрели в глаза друг другу и не могли насмотреться. Они трогали друг друга и не могли натрогаться. Они молчали при этом и не могли намолчаться.
  Слишком долгими были разлуки, слишком сильно они любили друг друга.
  - Привет!
  - Здравствуй!
  ..................
  - Здравствуй!
  - Привет!
  Да плевать на всё, и они слились в долгом долгожданном поцелуе.
  
  В Тюмени Митя чувствовал себя как дома. С первой встречи здесь его приняли как родного и уже не сомневались, что скоро он таковым и станет.
  "Зажигать" стали прямо на вокзале. Костины друзья принесли с собой ракетницу и с криками "Ура!" запустили её на привокзальной площади. Разборки с милицией заняли двадцать минут и стоили родителям Милы два "червонца".
  
  День рождения любимой девушки! Для Мити Печорина он был важнее собственного Дня рождения! Парень и девушка не расставались. Вплоть до того, что в туалете был сломан замок, так Мила просила Митю "посторожить" и наоборот, хотя девочек и мальчиков хватало! Они танцевали "ходячку" даже тогда, когда заканчивалась песня, совершенно не обращая внимания на то, быстрая она или медленная.
  Лучшая подружка Катька, не входящая в число "втихаря влюблённых" (на то она и лучшая) всё-таки один раз увела Милену от Мити.
  - Милка, ... у меня ведь родоки в деревню уехали, ... хочешь ключи от нашей квартиры дам?
  - Хочу! Подожди, ... а как же ты?
  - Ой, ... не твои проблемы! Мы уж как-нибудь разберёмся! - Катя в "этом смысле" считала себя взрослой.
  - Блин, ... заманчиво, - Милена даже слегка покраснела, - давай! - действительно, чё терять-то.
  Подруга передала Миле ключи от "свободной хаты".
  - Открывать знаешь как.
  - Естесссно! - девушка расплылась в благодарной улыбке.
  Праздник подходил к концу, и Мила подошла к родителям.
  - Мамуля, папуля, сегодня мой день и вы меня не ждите, ... в смысле сегодня не ждите, а завтра ждите, - девушка тайком всё-таки выпила шампанского, как все.
  - Мила, - мама отвела дочь в сторону, - я ведь тоже когда-то была молодой ...
  - Ты у меня и сейчас не старая!
  - Так, ну-ка послушай меня! Твои отношения с Митей мы с папой одобряем, ... но он может попасть под "статью", если ты не в курсе!
  Девушка остолбенела.
  - Под что, ... под что попасть?
  - Под статью "Совращение несовершеннолетних", - мама со знанием дела посмотрела на дочь.
  Мила быстро привела мысли в порядок.
  - Мамусь, успокойся, мы с Митей давно договорились - "это" после свадьбы в восемнадцать лет, - дочка сказала это так убедительно, что женщина успокоилась.
  - Вот и молодцы, гуляйте, ... да смотрите не ввязывайтесь ни во что, а то знаю я вас!
  - Да куда мы денемся, Надежда Владимировна! - ребята всей гурьбой вывалили из дома.
  Милена взяла Митю под ручку, и они не спеша стали отставать от остальных. "Втихаря влюблённые" ещё некоторое время оборачивались, призывая догонять, но было уже поздно.
  Митя заподозрил "неладное".
  - И куда мы идём? - шутливо спросил он, и было видно, что ему это нравиться.
  - А мы уже пришли, - девушка остановилась у подъезда "девятиэтажки", - нам сюда.
  - Милка, ты чё творишь-то?! - Митя без сопротивления зашёл в подъезд.
  Лифт остановился на пятом этаже, и Милена открыла дверь подружкиной квартиры.
  - Вот мы и " дома", - девушка скинула куртку, - раздевайся, проходи, у Катьки классная хата!
  
  Отец Дмитрий чувствовал себя всё хуже и хуже. Давление прыгало, как на батуте, сердце прихватывало, что не разжать, старые болячки выползли наружу. От госпитализации он отказывался.
  "Не в госпитале дело, ... но в Господе ..." - приговаривал он.
  Старик поднялся с постели и присел на небольшую лавочку в его кельи. Он тяжело дышал. Он три недели не видел крестника. Речь о его земном пребывании, похоже, стала идти на дни.
   "Отче наш, сущий на небесах ...
  Ты придёшь попрощаться с Учителем, Митя, ... я в тебя верю! Ты обязательно придёшь, ... я знаю - ты придёшь ..." - священник тупо смотрел в пол. Сил на молитву не было.
  
  Митя недоверчиво снял ветровку и повесил её на свободный крючок в прихожей.
  - Мила, а где здесь, извиняюсь, туалет? - громко спросил парень девушку, которая уже что-то "колдовала" на кухне.
  - Проходи сюда, ... все "удобства" здесь! - громко ответила Милена.
  Печорин поспешил навстречу облегчению.
  Мити было неудобно, но "по большому" по-любому надо было "сходить". Он так пытался сделать это, как можно тише, что времени у него на это ушло раза в два больше, чем обычно.
  Выйдя из туалета, он быстренько заскочил в ванну, не оценив воцарившую тишину в квартире.
  - Мила, ... Мил, - выходя из ванной комнаты, парень не сразу сообразил, куда ему идти. Везде было темно. Только присмотревшись к темноте, Митя различил тусклый свет в коридоре, который исходил от двери в зал.
  Как мотылёк на огонёк, как рыба на приманку, как воробей на кормушку, как участник сеанса гипноза он пошёл туда.
  Открыв остеклённую дверь в зал, он остановился в восторженном очаровании момента, не принадлежащего ни векам, ни народам.
  Увесистый чугунный канделябр тремя свечами освещал интимным светом журнальный столик. Кроме него на столе стояли: бутылка шампанского, чаша с фруктами и два фужера. На этом фоне Милена с распущенными волосами казалась нимфой.
  Печорин застыл, боясь спугнуть столь трепетную лань. Он любовался этой девушкой не впервые, но такого ...
  - Ты так и будешь стоять в дверях? - голос Милы был похож на внутренний голос Мити.
  Ошарашенный Печорин вошёл в зал и сел на кресло перед девушкой. Он не мог отвести от неё глаз.
  - Н-да, - Милена кокетливо скривила губки, - шампанское открывать, видимо, придётся самой ...
  Печорин очнулся.
  - Знаешь анекдот: "Сиди, дура, я сам открою!" - Митины шутки стали взрослее и тоньше, но не стали со временем пошлыми, как обычно, бывает.
  - Нет, расскажи, - девушка расслабилась, и время пошло.
  
  - Сдаётся мне, что Мила встретит свое первое утро семнадцатого года уже не девочкой! - весело заявила Катька.
  Все засмеялись кроме Марины - одной из "втихаря влюблённых".
  - Ой, не надо "ля-ля", - девушка до конца не была уверена в том, что говорит, - Милка сама рассказывала, что до восемнадцати лет они не будут ..., ну в общем поняли ...
  Компания постепенно распадалась, а потом и вовсе растворилась в ночи.
  
  Они танцевали медленный танец и целовались. Их руки позволяли себе больше, чем нельзя. Оба горели от желания, и Мила не выдержала.
  - Я хочу стать твоей прямо сейчас, - она освободилась из объятий Печорина и скинула с себя кофточку.
  Полупрозрачный лифчик не скрывал великолепия того, что он призван был скрывать. И так вскружённая голова парня дала сбой.
  - Стоп! - Митя подошёл к магнитофону и выключил его.
  Они сели обратно на кресла.
  - Мила, - с трудом начал Митя, - я, ... я хочу, чтобы всё было правильно ...
  - Расскажи мне, любимый, для кого ..., для кого ты хочешь, чтобы было правильно?
  - Для БЕЛОЙ ЖЕНЩИНЫ! - это Печорин произнёс, превозмогая себя.
  Милена сделала паузу.
  - Митя, а ты, вообще, читал Евангелие, ... Библию? - вопрос, конечно, на засыпку, ... а с другой стороны ...
  - Не понял, ... я же ...
  - Вот и я не поняла, - довольно зло перебила девушка, - ты где-то в Евангелие прочитал словосочетание "восемнадцать лет"? Да они в древности, по своей дремучести, начинали заниматься сексом с четырнадцати, а, то и с тринадцати лет! - чуть не заорала Мила, - это я не понимаю, почему ты не берёшь меня! Я же через джинсы даже чувствую, как ты этого хочешь! Это тебе государство назначило восемнадцать лет? Так у нас Церковь отделена от государства! Ты уж определись - либо Церковь, либо государство!
  Парень растерялся.
  - Мила, ... я всё понял, - Митя никак не мог прийти в себя, - я, ... вернее, мы скоро станем мужем и женой! По-настоящему.
  Девушка офигела.
  - И что же нам мешает сделать это прямо сейчас? - сарказм в голосе Милы был очевиден.
  - Мне надо посоветоваться с Учителем ...
  - Пиз ..., пфу-у-у, - Милена обратно надела кофточку и сказала фразу, принадлежащую всем векам и народам, - "и за что я тебя только люблю?"
  
  Старец сидел на лавке во внутреннем дворе храма. Из-за болезни он не вёл службы, а всё больше погружался в молитвы и уходил в себя. Сегодня ему стало получше, и он решил прогуляться, несмотря на то, что на улице был далеко ни май месяц, а только лишь двадцатое марта.
  - Отец Дмитрий!
  Священник обернулся. Его лицо сразу посветлело, и он перекрестился.
  Митя подошёл к крёстному отцу, не глядя тому в глаза, и натянуто вздыхая.
  - Та-а-а-к, напроказничал, значит? - по-отечески "строго" спросил старец.
  - Ещё не успел, - парень лукаво посмотрел Учителю в глаза.
  - А хотелось бы, да?
  - Очень, ... очень бы хотелось! - парень встал перед священником на свои колени и уткнулся своим лицом в его колени, - благослови, Учитель ...
  Отец Дмитрий вообще ни чё не понял. Его мальчик, его крёстный стоял перед ним на коленях!? Он с ума сошёл что ли?
  - Митя, Митенька, встань, быстро встань с коленок! Ты чего меня старого позоришь!? - старец обернулся по сторонам.
  - Хочу я её, понимаете? Как женщину хочу, а государство запрещает! А Церковь, отец Дмитрий, ... что, тоже запрещает вступать в брак в шестнадцать лет?
  Архиерей задумался.
  - Знаешь, Митя, ... праведному закон не лежит. Потому, что он по определению его нарушить не может. Ты понял, о чём я тебе сейчас сказал?
  Теперь задумался Печорин.
  - По-моему понял. Но я ведь не праведный, и мне закон лежит.
  - Это, смотря, как ты сам оцениваешь свои поступки. Праведный никогда не скажет: "Я - праведный!" Глупец скажет: "Да, я всё сделал правильно!" Мудрый скажет: "Время покажет!" Неужели, мальчик мой, ты усомнился в том, что Отец Дмитрий, откажет тебе в твоей просьбе, когда ты вместо того, чтобы "просто" переспать с любимой девушкой, вернулся в Челябинск просить благословения у него?!
  У парня лихорадочно забилось сердце.
  "Значит, Мила была права, ... значит, восемнадцать лет придумало государство, значит, мы с ней можем ..., ух ты!"
  Священник трижды перекрестил Печорина.
  "Благословляю тебя, раб Божий Дмитрий, на законный перед Православной Церковью брак с рабой Божьей Миленой! Но помни, Митя, будет трудно. Государство и обыватели будут показывать на вас своими грязными пальцами и кричать: "Ату его!" Для вашей любви это станет настоящим испытанием".
  Не дано человеку никогда не ошибиться. На этот раз старик ошибся.
  
  Митя готовился к отъезду в Тюмень. Он ехал свататься к любимой девушке. Ему завидовали все друзья. Для всех это было так необычно. Все повально ходили в Свято-Семёновскую церковь и благодарили икону за благодать. Многие в эти дни приняли крещение, несмотря на то, что родители - коммунисты. Все были рады за Митю Печорина. Во дворе царило трепетное возбуждение, и старушки на лавочках здоровались с Митей, как со взрослым мужчиной.
  
   Утром двадцать восьмого марта тысяча девятьсот восемьдесят первого года Олег Григорьев вошёл в подъезд Мити Печорина, чтобы забрать англо-русский словарь, который тот брал у него попользоваться на один день. Поднявшись на первый этаж, где на стене висели почтовые ящики, он чуть было не наступил на валявшийся на полу почтовый конверт. Парень поднял письмо и прочитал: "КОМУ: Печорину Д.М."
  "О! Мите письмо! А чё на полу валяется? Какое хоть число? - Олег нашёл на конверте дату, - двадцать седьмое, ... из Тюмени, наверное, Милена, ... хреновы почтальоны, ... вот порадую!"
  Олег бодро заскочил на третий этаж.
  - Кто? - этот вопрос надо задавать всегда.
  - Дед-пыхто, ... пляши давай, тебе письмо от Милены! - Олег теоретически не смог бы почувствовать "неладное".
  Митя открыл дверь. Олег радостно передал ему конверт.
  Печорина будто обожгло. Он держал в руках похоронку времён Великой Отечественной. Грязный мятый бумажный треугольник резал глаза.
  - Это что? - Митю охватил страх.
  - Вообще-то, письмо от ..., Митя, а что, ... что-то ни так? - Олег испугался и посмотрел на конверт, который до этого не вызывал у него ни каких сомнений.
  Митя потряс головой.
  - Почему он такой грязный?
  - Я нашёл его на полу ...
  - Где?
  - В подъезде ...
  - Олег, ... не сочти меня за сумасшедшего, ... этот конверт какой формы: квадратной, прямоугольной или треугольной? - Печорин не мог понять, что с ним происходит.
  - Ты чего, Мить? - друг пытался взять себя в руки, но у него не получалось. - Это письмо из Тюмени от ... Кости? Ну, от Кости, ... просто ...
  - Уйди! - резко сказал Митя и закрыл дверь.
  
  Обыкновенный конверт. Что тебя уж так-то?
  Печорин раскрыл письмо.
  
  "Здравствуй, Митя. Знаешь, сейчас ничего не делай, ничего не думай и не предпринимай. Просто будь мужчиной, будь мужиком. Милены больше нет. Она погибла.
  Мы не стали звать тебя на похороны, потому что решили - пусть Митя запомнит её живой. Прости нас.
  А теперь слушай. На следующий день, как ты уехал, Милу изнасиловали. Рома и Стас. Рому ты знаешь, хахаль Таньки, а Стас - ублюдок - сынок городского прокурора. Дело поворачивают так, как будто они по согласию всё это сделали, а почему она повесилась, никто не знает.
  Ты приезжай только не сейчас, а то эти суки тебя чуть ли не виновным готовы признать. Похоже, дело закроют. А кому его надо? Подумаешь, новость: сын прокурора - мразь.
  Кстати, я же первым нашёл Милену висящей. Прямо в нашей квартире. Родители хотят переезжать в другой город, куда-нибудь на север. У неё в руке была записка. Высылаю её тебе.
  Надеюсь, ещё встретимся. Твой товарищ Костя".
  "Вот и всё, любимый! Сбылась моя мечта - я стала женщиной! Ты хотел, чтобы всё было правильно? Надеюсь, на этот раз я всё сделала правильно.
  На веки твоя милая Мила"
  
  Мттьбюогнрт, сука, ... не получится ...
  
  
  - 6 -
  
  
  Шуршание жёлтых листьев под моими ногами никак не потревожит покой осеннего леса. Неужели такие красивые птицы водятся в наших лесах?
   Всё замирает. Не умирает - нет, замирает, готовясь к новому пробуждению.
  Какие, ... ну какие мне найти слова, чтобы написать одно - ГОРЕ?
  
  "За что, ... за что, ... за что ты так жестоко посмеялась надо мной? Ты обманула меня! За что ... - к сердцу Печорина подкрадывалась ненависть, - да ты не БЕЛАЯ, ... ты ..."
  Не надо Митя, не надо ...
  В одно мгновение рухнуло всё.
  
  Митя стоял перед Списком Владимирской Божьей Матери с Младенцем. Более чужой женщины он не видел никогда. Он стоял и стоял, люди приходили и уходили. Произошло то, чего не должно было произойти.
  - Ты обманула меня! Ты обманула меня! Ты солгала мне! За что? За то, что я поверил тебе? - парень просто орал на икону.
  Церковь замерла. Страшно стало. Такого ещё не было. Растерянность - иначе не скажешь.
  Митя обернулся на прихожан. Вот не было в его глазах зла, вот не дал ему Господь этого. Боль, бесконечная боль в глазах парня останавливала людей. Печорин метнулся к выходу.
  Выбежав из церкви, Митя семимильными шагами направился к воротам.
  - Митя, Митя Печорин ... - чей-то голос окликнул его.
  Парень обернулся и увидел довольно молодого священника.
  - Вы кто?- равнодушно спросил он.
  - Отец Иов, ... отец Дмитрий мне много рассказывал о тебе ...
  - А сам-то он где? - беспокойство разбавило равнодушие, хотя некий сарказм ещё присутствовал.
  - Преставился твой крёстный, ... четыре дня как преставился, ... всё тебя ждал, ... всё хотел перед тобою в чём-то покаяться, ... бред какой-то, ... может, присядем, поговорим?
  У Мити сжалось сердце: "И ты, Брут?! Вы что, блядь, сговорились что ли?"
  Печорин снял с себя нательный крестик и подал его священнику.
  - Передайте это своему Богу, ... я больше в его защите не нуждаюсь ... - парень развернулся и ушёл прочь.
  
  - Богохульство, ... - наконец произнёс кто-то.
  - А почему его не задержали? - ещё кто-то "проснулся"
  - Это ж надо, ... грех-то какой, ... ой - ёй - ё-о-ой ... - не на шутку расстроилась бабуля.
  - Посмотрите, ... посмотрите - ИКОНА мироточит! - восхищённо непонимающе зашептала молодая женщина, - Богородица плачет, ... - девушка упала на колени.
  Что тут началось!
  Повезло, тем немногим кто там присутствовал в этот момент - они по праву заняли первые места перед чудотворной иконой.
  - Позовите Отца Иова, срочно позовите Отца Иова, - одна из послушниц послушно исполняла свои обязанности, но, похоже, вообще не понимала, что происходит.
  Между тем на улицу выбежала одна из прихожанок.
  - Люди, ЧУДО, ... ЧУДО!!! Пресвятая Богородица мироточит, ... знак, ... знак нам свыше, Владимирская Божья Матерь с Младенцем мироточит, ... защитница Русской земли плачет! - с этими словами глашатая снова убежала в церковь.
  Через двадцать минут в церковь войти было уже нельзя, а вокруг Храма образовалось плотное кольцо из людей шириной метров десять.
  - Товарищи, товарищи, - подталкивали те, кто ещё не увидел ИКОНУ, но был к этому крайне близок, тех, кто это уже сделал. - Имейте совесть: увидели, помолились, загадали желание, ... дайте другим!
  Но у вторых были свои аргументы.
  - Вы это первым, ... там скажите, ... которые возле самой Богородицы стоят! - мужчина показал в направлении иконы.
  - Так ведь вы ближе к ним, вот вы и скажите!
  - Не так уж и близко, как вам кажется ...
  - Да вы что, ... с ума сошли все, что ли?
  - А вы ещё нет? ИКОНА мироточит, ... такое бывает раз в сто лет, ... любая просьба будет исполнена ...
  - Так уж и любая ...
  - Просто в ЭТО верить надо ...
  - Да заткнётесь вы или нет?!
  
  Но Митя Печорин ничего этого уже не видел и не слышал. Он был дома, закрылся в своей комнате и плакал, плакал, плакал.
  Плакал Митя негромко, чтобы не услышали родители. Они не должны пока ничего знать.
  - У Милены возникли кое-какие проблемы, мамуль, и она попросила приехать через неделю.
  - Понятно, ... ну, неделей раньше, неделей позже, ... ваше счастье от вас никуда не денется!
  - Вот именно!
  
  Печорин достал с полки второй том Достоевского.
  "Преступление и наказание"
  "Мышь я серая, или право имею? - в голову Печорина ударила классика. - Вот интересно, кто из нас Раскольников: я или он?"
  Митя отложил классика в сторону.
  Что ж, Дмитрий Печорин, пришёл твой черёд взять в руки меч за ВЕРУ.
  
  Выйдя из дома, Митя направился в соседний двор, чтобы отыскать Зыряна.
  Зырян - семнадцатилетний ушлёпок в наколках, смысл которых он не понимал, но строил из себя всё повидавшего на этом свете "мужика", одним словом - конченый алкоголик. Мама Пашки Ватутина (так, на самом деле, звали Зыряна) торговала самогоном, а сынок промышлял хулиганством. Но Мити сейчас это было всё по барабану. Поговаривали, что Зырян, чтобы поддерживать свой дешёвый "авторитет", иногда связывался с огнестрельным оружием.
  
  - Зырян, привет, ... дело есть, - Митя отвлёк его от какой-то шлюхи на лавочке.
  - О-о, Митяй! Здорово, братэло! Какими судьбами к Зыряну? Ты же меня вроде недолюбливаешь? Я же говорю: рано или поздно все придут к Зыряну! - Пашка бахвально посмотрел на свою шлюху, та пошло улыбнулась в ответ.
  - Отойдём? - Печорину было не до сук.
  - Давай, давай, братка, поговорим! - они отошли в сторону.
  
  - Какие проблемы, Митяй? - Ватутин напустил на себя важности.
  Митя начал без вступлений.
  - Зырян, мне нужен ствол.
  По взгляду собеседника Паша понял, что тот не шутит.
  - Оп-па! - Зырян ожидал всего кроме этого.
  - Паша, - Печорин впервые в жизни назвал негодяя по имени, - помоги, ... мне больше не к кому обратиться! - разговор пошёл на равных.
  - Чё случилось-то, Мить? - Зырян покраснел.
  - Не важно, поможешь или нет?
  - Митяй, сейчас вроде не сезон, ... нет "свободных" стволов ...
  - Понятно, - вздохнул Митя, - я-то дурак, думал, что ты "крутой", - Печорин нарочито отвернулся.
  Слова подействовали.
  - Погодь, ... такие дела, стоя не решаются. Давай, присядем! - парни подошли обратно к лавочке. - Свали на пять сек, нам перетереть кое-что надо, - Зырян выгнал шлюху.
  Пашка Ватутин достал из кармана пиджака пачку "Camel" и закурил.
  - Знаешь, братан, стволы - это не игрушка ...
  - А я с тобой не играть пришёл, - уверенность в голосе некогда скромного мальчика заставляла Зыряна хоть что-нибудь предпринять.
  Деловито цыкнув, он встал со скамейки.
  - Давай, пройдёмся!
  - Слышь, Зырян, ... ты меня начал напрягать. Никуда я с тобой проходиться не буду. Ты прямо ответь: да или нет, - Митя остался сидеть на скамейке.
  - У- у - да! Только знаешь, я стволы под скамейками не держу! Пойдём, посмотришь, ... свой отдаю!
  - Кхе, ... це диловитый базар! - Печорин пошёл за Ватутиным.
  
  - Запомни, Митяй, "стволы" делятся на две категории: "чистые" и "засвеченные", - пока шли, Зырян начал подводить Митю к "главному".
  - Мозга не иби, ... чё стоит, и показывай, - Митя проявлял незаурядные способности в дзюдо.
  - Мой - "чистый", сам понимаешь, для себя берёг!
  - Мозга не иби, ... чё стоит и показывай! - Митя проявлял незаурядные способности в дзюдо.
  Подошли к частному дому на "плановке".
  - Здесь постой, - Пашка Ватутин нырнул в дом своих деда и бабки.
  Через несколько минут он из него вынырнул с тряпичным свёртком в руках.
  - Зацени : "ТТ" - боевой, ... восемь патронов в магазине ...
  - Цена? - Печорин взял пистолет в руки так, как будто всю жизнь им и пользовался.
  - Четыре сотни, Митяй, ... просто, как другу! Сам понимаешь, "чистый" ствол ...
  - Ты мне байки на счёт "чистоты" не рассказывай, ... ещё восемь патронов в придачу и по рукам.
  - Митяй, полтинник накидывай, и мы с тобой друзья ...
  - "Пуля - дура, штык - молодец!" Знаешь, был такой полтинник - Суворов?
  Зырян вообще не понял шутку.
  - Ладно, ... я ведь вижу, что ствол уже года два как в розыске, поэтому ты и не хвастаешь им. Но мне - по херу! Мне - для дела! Зырян, ... будут меня убивать - тебя не сдам! Я в этой херне, а не ты! Словом, четыреста пятьдесят рублей, ... пистолет "ТТ", шестнадцать патронов к нему, восемь из которых мы потратим на то, чтобы ты научил меня стрелять из него, ... это нормально, Зырян?
  - Пфу-у-у-у, - тяжело выдохнул Пашка.
  Он никогда из этого пистолета не стрелял. Он, вообще, никогда из пистолета не стрелял.
  - Ладно, Митяй, твоя взяла! Я не знаю, что это за ствол, откуда он, и я не знаю, рабочий он или нет ...
  Печорин недовольно нахмурился.
  - Значит, будем учиться вместе! - он строго посмотрел из-под бровей.
  Пашка удивлённо покачал головой.
  - Ну, ты даёшь, Митяй!
  
  На следующее утро два парня, у которых, казалось бы, нет ничего общего, сели на пригородную электричку.
  
  Вернулись затемно оба довольные и повзрослевшие в собственных глазах.
  Потратили всего восемь патронов (по четыре на каждого), но были настолько экономны и требовательны к себе, что с четвёртого выстрела оба попали по пустым бутылкам.
  
  Седьмого апреля утром Митя отбыл в Тюмень, предварительно рассчитавшись с Зыряном родительскими деньгами, которые те хранили открыто в бельевом шкафу. Словом, он их своровал, заодно прихватив и себе две сотни на "мелкие расходы".
  
  Костя вышел из подъезда, Митя вышел из кустов. Всё утро Печорин сторожил Руднева, промёрз как собака, и уже было хотел подняться в квартиру, но встречаться с родными Милены, кроме Кости, ему не хотелось.
  - Здравствуй, Кость ... - Митя честно смотрел в глаза своему другу.
  - Здравствуй, Мить ... - Косте тоже нечего было скрывать.
  Они поздоровались за руки по-мужски.
  - Вот видишь, Костя, - тяжело начал Печорин, - ты потерял сестру, а я потерял Бога ...
  - Пойдём зайдём куда-нибудь, ... поговорим, - предложил Костя.
  - Давай, - Митя до того промёрз, что его не надо было уговаривать зайти хоть куда-нибудь.
  Они посидели в местном кафе, выпили по две чашки кофе, поговорили о жизни, и Митя подвёл итог.
  - Ну, что ... где найти наших "героев", ... хочу посмотреть им в глаза!
  - Да, найти-то их не сложно: они теперь поодиночке не ходят, наверное, боятся, пока всё не утихнет, ... постоянно втроём. Да и сидят они не в таких заведениях, сам понимаешь, - Костя выдохнул, - Мить, есть деньги? Можешь взять мне сто грамм водки ... самой дешёвой?
  - Давай-ка мы с тобой, брат, "пузырёк" на двоих "хлопнем", и ты покажешь мне, где они там сидят. Я посмотрю им в глаза, ... а потом продолжим! O key?
  - Yes! - недолго думая, согласился "брат".
  
  Ресторан "Каре", десять часов вечера.
  - Они з-з-здесь ... это т-т-точно, - дрожащий от холода голос Кости Руднева после двух часов ожидания на улице заставил Митю Печорина сжалиться над другом.
  Он, озираясь, вышел из кустов и направился к входу в ресторан.
  Пошептавшись со швейцаром, Печорин остался у входа, а швейцар удалился во внутрь. Через три минуты они чем-то обменялись, и Митя вернулся в кусты.
  - Ладно, хмель всё равно уже из нас вышла, ... давай ещё "дерябнем"! - Печорин достал из-за пазухи бутылку палёной водки, - блин ... лимон закатился ...
  - Куда? - недоумённо спросил Костя.
  - Если скажу, куда, ... ты жрать не станешь, - прокряхтел Митя, кривя рожу, и засунув руку глубоко в штаны.
  До друга "дошло" и он прыснул от смеха.
  Пузырёк весело заканчивался, когда Костя, побледнев, произнёс: "Они!"
  Митя напрягся и засунул руку в глубокий карман куртки. Тепло творения российского оружейника Фёдора Токарева согрело порванную в клочья душу.
  - Пошли, ... посмотрим им в глаза, - Печорин узнал Таньку и снял пистолет с предохранителя.
  Парни вышли из кустов.
  - Надо поспешить, а то они сейчас "тачку" будут ловить, - предупредил отрезвевший Костя.
  - Не успеют!
  
  - О-о-о! Митя! Какими судьбами? - Рома испугался не на шутку.
  - Митя, ... рада тебя видеть! - девушка покраснела.
  - Так это и есть жених, что ли? - Стас цинично выдохнул сигаретный дым в лицо "жениха", - а твоя невеста была сладкая, ... проблемы, мальчик?
  "Мальчик" в ответ улыбнулся широко и светло.
  - Да, ... проблемы, ... причём у вас!
  - Неужели? И что ... - не успел Стасик договорить, первый выстрел в него.
  Три выстрела - три трупа, хотя труп девушки ещё дёргался. Три контрольных выстрела в головы. Вот теперь всё. Два патрона осталось. И куда их?
  Куда, куда? В причинное место насильников, ... куда ещё! Печорин сделал два последних выстрела.
  
  "Свидетели" разбежались, наблюдая из-за углов за странной расправой. Кости Руднева тоже не было.
  Любой киллер тех времён позавидовал бы Мите. Можно было пешком уйти, и никто никогда бы тебя не нашёл! Но Печорину идти было некуда, незачем, да и не хотел он никуда идти - он уже пришёл.
  Пустота, ... такая пустота окутала его разум, что он перестал понимать, зачем он убил этих падонков. Почему убил, он понимал, ... а вот зачем?
  Печорин бросил "Токарева" рядом с недостойными и посмотрел на небо.
   "Какие же вы всё-таки далёкие ..."
  
  Милицейский "Бобик" подъехал минут через семь. Старшина и сержант не торопясь подошли к парню, который даже на них не взглянул. Старшина задумчиво посмотрел на трупы.
  - Это ты их ...?
  - Я ...
  - Кто они, и за что ты их убил?
  - Это нелюди, а убил я их за свою невесту.
  Старшина вздохнул.
  - Понятно, ... давай руки, "мститель"!
  На Митю Печорина надели наручники ...
  
  - Где, ... где эта мразь, ... где этот падо-о-о-ы-ы ... - отец выл над телом сына, - Стас, сын мой единственный, ... наследник мо-о-о-ой, ... всех, ... всех, суки, порешу, ... покажите мне эту тварь!!!
  Эти слова произносил Семён Исаакович Курзай - районный прокурор города Тюмени, живший на свою скромную зарплату в своём трёхэтажном коттедже за городом, и воспитавший в своей безграничной отцовской любви наркомана и насильника.
  Не хочу описывать всё, что там происходило - тоскливо, а вот тот момент, когда Курзая подвели к задней двери милицейского "УАЗа" и открыли дверь ...
  - Это ты, падонок, убил моего сына? - Семён Исаакович ослаб.
  - А ты решил, что только твой сын имеет право убивать людей? - вопросом на вопрос ответил Митя.
  - Ты, гнида, будешь подыхать медленно, ... я тебе обещаю! - ненависть, это слишком мягко сказано.
  - С моей стороны, - спокойно ответил Митя, - я обещаю тебе, ... больше никогда не убивать твоего сына! - "нокаут".
  - Ах ты, козёл, - прокурор потянулся за табельным пистолетом, но его остановили, и "Бобик" уехал.
  
  
  - 7 -
  
  
  "Дровосек" (так прозвали "урки" начальника Исправительной колонии Љ7 г. Позда Свердловской области) сидел над непосильным сканвордом в местной газете.
  "Два континента, объединённые в одну часть света?
  Ага, ... Е-в-ро-а-а-а ... Не подходит, ... а почему?
  Евроазия - это континент и две части света.
  А! Два континента и две ..., нет, ... одна часть света? Не понял ..."
  
  Раздался телефонный звонок по служебному телефону.
  - Да-а, - Егор Назарович нехотя поднял трубку.
  - Егор Назарович, дорогой, ... здравствуй ...
  - Кто это, ... с кем я говорю? - "дровосек" был неотёсанным мужланом.
  - Его-о-ор Назарович, друг мой, ... хотя конечно, ... сколько лет, сколько зим уже вот так просто не встречались, ... шашлычки, тёлочки, а? Всё по телефону, да по телефону ...
  - Семён, ты что ли? Тьфу ты, ... да я тут этот дурацкий скандинавский кроссворд разгадываю, ... чё позвонил то: на тёлочек пригласить или дело какое? - у "дровосека" сразу повысилось настроение.
  - Дело, ... дело Егор! Сам знаешь: в нашем деле - "дело" прежде всего!
  - Да, да, ... метко сказано! Ну, говори, что там у тебя?
  - Плохо мне, Егор Назарович, ... плохо. И пока одна мразь на этом свете будет жить, лучше не станет ...
  - О как! Чем могу помочь, Семён Исаакович?
  - Этого падонка привезут сегодня к тебе. До суда он, естественно, дожить не должен, а должен умирать медленно и мучительно. Но прежде, чем ты начнёшь, я с ним повидаюсь, ... добро?
  - Добро, Семён, ... а чё он натворил-то?
  Молчание.
  - Он сына моего убил ...
  Молчание.
  - Чего-о-о?! Стаса, ... Стасика убили?! - "дровосек" был в шоке.
  - Да, ... да, родной, ... вот так просто мы теряем "наше всё" ... из-за каких-то ублюдков ...
  - Н-да-да-а-а, - тяжело протянул палач, - ... фамилия?- жёстко спросил он же.
  - Печорин, ... Печорин Дмитрий ... отчество не знаю, да и на что оно нам, так ведь, Егор Назарович?
  - Так точно, Семён Исаакович! - "дровосек" еле сдержался, чтобы не засмеяться над своей шуткой.
  - Вот и договорились. Как этого щенка привезут к тебе, дашь знать, хорошо?
  - Да, Семён, конечно, давай, до встречи ... - Нестужев положил трубку.
  "Доигрался, папин сынок, ... нашёлся всё-таки "добрый человек", ... сучара, ... ладно - не моё дело, ... х-м, ... вот прокуроришко щас беснуется, ... о чём речь, Сёма, "завалим", ... только ушлёпка твоего уже не вернуть, ... хи-хи ..."
  "Дровосек" отбросил газету и блаженно развалился на кресле. Он признавался в любви своей работе. Прокурор заплатит ему столько, сколько он запросит, ему хватит, чтобы достроить дачу, и дело не стоит на месте: он выполняет свой долг перед Отечеством. Все довольны, ... а козла больше нет ...
  "Ты меня балуешь, Господи!" - кстати, Егор Назарович в детстве был крещён.
  
  Семён Исаакович Курзай бил Митю Печорина ногами так, чтобы убить. Он бил его долго и жестоко. Тело парня было бездыханно, но он продолжал его бить. Прокурор превратил Митю в мясо.
  - Слышь, Семён, ... ты же его убил, - обратился Егор Назарович к нему, - а хотел, чтобы я занялся им ...
  - Я перед-д-умал! - Курзай нанёс последний удар. - Решил порешить его собственными руками, ... вернее ногами, ... дай полотенце ... - прокурор вытер пот с лица.
  - Ну как знаешь. Что дальше, ... где его закопать, как обычно в "Рояле"?
  - Ну, уж не-е-ет! Отнесите это дерьмо на "парашу", ... пусть его собаки сожрут, ... немного повоняет, конечно, ... потерпите! - прокурор был удовлетворён своей работой.
  Тело Мити выбросили на тюремную свалку.
  
  Утром двенадцатого апреля тысяча девятьсот восемьдесят первого года Митя Печорин очнулся на мусорке ИК Љ7 г. Позда. Он с большим усилием встал на ноги и попытался позвать на помощь. Уборщик, убиравший уборные, увидел Митю, перекрестился и кинулся куда-то с криком: "Дьявол! Дьявол воскрес!"
  Выбежали охранники и замерли. В куче мусора и помоев стоял зомби. Его обезображенное лицо вселяло страх. Его взгляд не допускал даже мысли подойти к нему. Покачиваясь и харкая кровью, Печорин двинулся вперёд. Из камер, чьи решётки смотрели на свалку, раздалось беззубое "Ура-а-а!!" Урки радовались "воскрешению" этого мальчика, как собственному досрочному освобождению.
  
  "Дровосек" сидел в любимом кресле.
  Один континент - две части тела, ... тьфу, ... материка, ... два материка - один континент, ... а ... света, части света, ... ни чё не понимаю"
  Двести грамм коньяка, принятые на "старые дрожжи" давали о себе знать.
  - Начальник, ... начальник! Дьявол воскрес!! - испуганный охранник даже не постучался.
  - Чё орёшь, ... какой к чёрту дьявол, ... вышел и зашёл по форме!! - приказал Егор Назарович, не отрываясь от сканворда.
  Охранник вышел и, постучавшись, заглянул в кабинет.
  - Разрешите, товарищ генерал!?
  Генерал отложил газету.
  - Заходи, Прутков, ... что ты там нёс про дьявола? С утра уже шары залил? - строго спросил начальник.
  - Печорин ... живой и сейчас идёт ...
  - Куда идёт? - "дровосек" решительно не понимал о чём идёт речь.
  - Не знаю, - Прутков не знал, куда идёт Печорин.
  Тут до Егора Назаровича дошёл смысл услышанного.
  - Чего, ... чего? Пацан жив?! - "дровосек" встал со своего кресла, - да ты в натуре не "в себе", ... ты что несёшь-то?!
  Охранник вспотел.
  - Сами, ... сами посмотрите, товарищ генерал, - Прутков совсем сник.
  Егор Назарович быстрым шагом спустился во внутренний двор тюрьмы.
  Митя за это время практически доковылял до двери, из которой выскочил генерал.
  Они встретились взглядами. У "дровосека" были крепкие нервы, но и он дрогнул.
  "Не может быть, ... быть этого не может!" - генерал с испугу потянулся за пистолетом, но он его оставил в кабинете.
  - Ты мёртв, Печорин, слышишь - ты мёртв! - Егор Назарович, видимо, решил убедить Митю в этом.
  - Я - жив, ... видишь, живодёр, - я жив! - выдавил из себя Митя, преодолев притяжение верхней и нижней губ.
  - В карцер его! - генерал убежал к себе в кабинет.
  Вбежав в свою вотчину, "дровосек" налил полстакана коньяка и залпом выпил его.
  "Так, сядь и успокойся, - Егор Назарович начал разговор с самим собой, - Курзаю - ни слова, ... это однозначно. Щенка сам кончаю. Но как?! Как он жив?! Я никогда не ошибаюсь, ... не ошибался .... Он - был - мёртв!"
  Начальник тюрьмы вылил из бутылки остатки коньяка, но пить не стал. Ему так захотелось прилечь, ... что он и сделал, отложив расправу над Печориным, на после того, как поспит. Он уснул в любимом кресле.
  
  Сон Егора Назаровича.
  
  Двенадцатилетний Егорка идёт по родному двору довольный и счастливый. Он хозяйничает в этом дворе безнаказанно. Особенно ему нравится издеваться над восьмилетним Митей, за которого некому заступиться. Егорка идёт, уплетая мороженное и мурлыкая про себя какую-то песенку.
   Вдруг он видит, что навстречу ему идёт Митя за руку со своим старшим уже взрослым братом. Егорка точно знал, что у Мити нет ни братьев, ни сестёр, но он видел собственными глазами: за руку Митю ведёт родной старший брат.
  Егорка очень испугался и хотел, было убежать, но его как будто парализовало.
  Подойдя к Егорке, старший брат очень больно схватил его за ухо и ... о Боже(!) ... заговорил приятным женским голосом.
  - Запомни, Егорушка - петух ты недорезанный, вонючка подзаборная, ... если хоть пальцем тронешь моего брата, Митю Печорина, я тебе, пиявка болотная, дуримар неотёсанный, не только уши, - приятный женский голос вдруг превратился в суровый мужской бас, - но и яйца твои отрежу! Ты понял меня, грибок настенный?! А чтобы ты по глупости своей не решил, что это "просто сон", оставляю тебе на память этот медальон, - "брат" кинул на асфальт какую-то вещь, - ... кстати, рубин в нём настоящий.
   "Брат" достал огромный нож и надрезал Егорке ухо.
  
  Генерал заорал во сне и проснулся. Кресло было в крови. Правое ухо горело от острой боли. "Дровосек" дотронулся до него рукой, но тут же, вскрикнув, одёрнул её. Она была в крови. Егора Назаровича охватила паника. Он подскочил к зеркалу.
  - А-а-а-а!!! - то, что он увидел в зеркале, повергло его в шок.
  Окровавленное, почти вдвое больше обычного оттопыренное ухо генерала висело "на волоске". Мужчина заметался по кабинету, словно "вша на гребешке", как вдруг его взгляд упал на блестящий предмет, забившийся под кресло. "Дровосек" осторожно поднял находку.
  Большой старинный медальон, инкрустированный драгоценными камнями, своей красотой завораживал взгляд. Вверху, скорее всего, древнего боевого шлема, отчеканенного на медальоне, величественно сиял огромный зелёный рубин.
  "Господи, ... господи, что это?!" - от восхищения генерал даже забыл о боли.
  "А чтобы ты по глупости своей не решил, что это "просто сон" ..." - у "дровосека" подкосились ноги, и он сел на своё любимое, окроплённое его же кровью кресло.
  Генерал задумался.
  "Во как, ... во как! Так это не ..., - Егор Назарович снова почувствовал боль, - о-о-о-о-о-о, ... какая у тебя "крыша", Дима Печорин, ... так вот почему ты воскрес!!"
  С Курзаем ссориться не хотелось бы, ... но терять яйца ...
  
  Н-да, не позавидуешь тебе, Егор Назарович: либо Курзай либо яйца!
  
  "Я выбираю ... яйца!" - решительно решил генерал.
  - Дежурный! Дежурный, ... чёрт теб..., ...тьфу ты, ... Бог те..., ... ещё не лучше, ... а как сказать-то ..., - "дровосек" выбежал в коридор, где не меньше десятка надзирателей боялись зайти в его кабинет.
  Увидев "хозяина", "менты" раскрыли рты, .... и "бычки", на мгновение, зависнув в воздухе, попадали на пол.
  "Хозяин" был зол.
  - Чё, ... чё, суки, стоите?! Быстро врача, ... Мительмана - быстро сюда! Печорина - в мою палату! Вы не ослышались, падла, ... пацана в мою палату, ... и если хоть один волосок с него упадёт ..., Мительмана ко мне! Исполнять приказ! - Егор Назарович, немного успокоившись, зашёл обратно в свой кабинет.
  Взяв в руки медальон, генерал стал с ним разговаривать.
  - Я всё сделаю, ... всё, как ты сказал, "брат", так я и сделаю! - "дровосек" "погнал" окончательно. - Ты не думай - я - хороший, ... я даже крещённый ... в детстве ..., я-я-я всё сделаю, как ты сказал, "брат", - ... старший брат Дмитрия Печорина ...
  
  Мительман Юрий Петрович пребывал в хорошем настроении (эту ночь он провёл со своим любимым мужчиной), и телефонный звонок в его квартире не насторожил его.
  - Н-да?! - бодренько ответил Юра.
  - "Шприц" ... быстро к "хозяину", ... быстро, ... без вопросов! Если через семь минут тебя не будет, ... тебя не будет никогда! - раздались короткие гудки.
  - С-с-сука! - Мительман хлебнул из горла только початой бутылки коньяка и быстро метнулся в дверь, успев при этом обуться.
  
  На своём стареньком "Мерседесе" Юра Мительман был у ворот ИК Љ7 г. Позда через восемь минут.
  - Пробки ... - оправдался врач.
  
  Вы представляете себе в г. Позда с населением в девяносто тысяч человек, каждый двадцатый из которых имел машину (исключая детей) ... "пробки"?
  
  - Ладно, заходи, ... хозяину плохо! - "мент", озираясь, быстро закрыл дверь за пидорастом.
  Справедливости ради надо сказать, что Юра хоть и имел нетрадиционную сексуальную ориентацию, но врач он был исключительный. Для него действительно не существовало неизлечимых болезней. Он туберкулёз в тяжёлой форме у заключённых вылечивал. У кого "надо", конечно. Как он это делал, не знал никто, но все его за это уважали.
  - Что случилось-то, толком объясните! - запыхавшийся Юрик ничего не понимал.
  - Щас сам всё увидишь! - "мент" подвёл Мительмана к кабинету "дровосека".
  
  - Уа-у, ... уа-у, ..., Егор Назарович, чито сучилось, кормилец ты наш?! - искренность так и пёрла из Юрика.
  - А чито, ... не видно, чито-ли? - зло передразнил генерал.
  - Всё видно, ... всё видно, товарищ генерал! - Юра взял телефонную трубку.
  С третьей попытки он дозвонился до кого надо.
  - Слышь, Терем, ... срочно готовь стол, ухо зашивать надо, - пауза, - ... готовь, я сказал, ... через семь минут будем!!
  Милицейский "УАЗик" под мигалкой был у местной хирургии через четыре минуты. Всё было готово.
  - А теперь слушай, Юрий Петрович, ... и если не сделаешь, как скажу, ... - генерал перевёл дыхание, - ... перед смертью парашу жрать будешь!
  - Да ты не пугай, ... говори что надо-то! - Юрик напрягся.
  - В моей палате, в "семёрке", ... ты понял, сейчас лежит пацан - Дима Печорин, ... ты его поднимешь на ноги, и чтобы он был как огурчик! Пыль с него сдувать, ясно?! Упаси вас Господь, чтобы с ним что-то случилось! - генерал дал знак "поехали" и ... махнул рукой, раз так принято.
  
  Юрий Петрович зашёл в генеральскую палату. Никого.
  "Твою мать!"
  - Где? Гниды, ... скормлю крокодилам, ... где пацан, суки?! - в тюрьме Мительман "имел вес".
  - Чё орёшь-то, ... в туалет пошёл. Что, нельзя уж поссать? - уборщик убирал уборные.
  - В туалет? Сам? - не понял врач.
  - Да отстань ты ...
  
  Митя Печорин, как ни в чём не бывало, шёл в "свою" палату. На нём, конечно, были признаки издевательств, но чувствовал он себя "удовлетворительно".
  - Ты - Дмитрий Печорин? - недоверчиво спросил Юрий.
  - Да, а что? - недоверчиво ответил Митя.
  - Да так ... ничего ... - задумчивый врач, пропустив "больного" в палату, остался в коридоре.
  "А кого поднимать-то на ноги, Егор Назарович?" - Юра всё-таки зашёл к Печорину.
  - Послушай меня, Дима. Мы сейчас с тобой поедем в больницу, сделаем УЗИ и флюорографию, ... это в твоих и моих интересах!
  - Как же вы меня все достали, - Митя нехотя встал с кровати, - ладно, поехали.
  
  "Всё, абсолютно всё в норме, включая анализы. Странно, ... генерал, похоже "гонит". Но по тому, как он выглядел - это и не удивительно" - рассуждал врач, глядя на Митю.
  Вскоре появился и сам "хозяин". Перевязанная и довольная морда генерала вселяла оптимизм.
  - Что с пацаном? - сразу поинтересовался Егор Назарович.
  - Вы же сказали - поднять на ноги, и чтобы был как огурчик, ... всё сделано, товарищ генерал! - Юра по-прежнему считал, что "дровосек" "гонит".
  - На него можно посмотреть?
  - Коне-е-ечно! - без сомнения, ребята.
  
  Увидев Митю, генерал сполз по стене на пол.
  "Я всё сделаю, "старший брат" Мити Печорина!" - "дровосек" пощупал забинтованное ухо.
  
  Телефонный звонок не застал Егора Назаровича врасплох.
  - Генерал Матуев слушает!
  - Ну-у-у, ... как официально, Егор! - Курзай ещё ничего не знал.
  - А-а, ты что ли, Семён? Здорово! - "дровосек" болел с похмелья.
  - Да вот звоню, узнать: собаки сожрали наше мясо или до сих пор гниёт? - Семён Исаакович считал себя солидным состоявшимся человеком.
  - Нет, Семён! Дмитрий Печорин жив-здоров, чувствует себя хорошо и ждёт справедливого суда, ... так-то, прокурор! - "дровосек" пощупал ухо.
  Молчание.
  - Ты пьян, что ли, Егор?
  - Пока нет, ... но хотелось бы!
  - Егор Назарович, ... я ведь его убил, ... ты сам видел!
  - Видел, ... но я также видел, что он "воскрес" ...
  - Так добей его, ты ж сам хотел ...
  - Я хотел? Ты ничего не попутал, прокурор? Это ты у нас закон представляешь! Печорин будет судим по закону, ... понял?!
  - Не пожалеешь, ... генералишко? - разговор перешёл в "базар".
  - За своим здоровьем последи, прокуроришко! - генерал есть генерал.
  "Дровосек" опохмелился и поехал к знакомому ювелиру.
  
  - Ты где это взял, Егор Назарович? "Лувр" ограбил, что ли? - ювелир рассматривал медальон через лупу и не верил своим глазам. - Ты знаешь, что это?
  - Нет, поэтому и приехал к тебе! - у генерала приятно защемило внутри.
  - Так сразу сказать не могу, ... но то, что этому медальону из платины не меньше двух тысяч лет и то, что камни настоящие - это факт! Боюсь, что ему цены нет! Мне нужно поднять кое-какую литературу, ... уж больно этот "головной убор" напоминает боевой шлем царя Ирода! - ювелир отложил лупу в сторону и посмотрел на генерала. - Поздравляю, Егор Назарович, ... вы - миллионер!
  - Ну, миллионер - это слишком расплывчато, ... сколько это может стоить на "Сортби"?
  - Ты совсем, что ли? Откуда я знаю, ... дадут стартовую цену десять миллионов долларов, ... а там уж как кривая вывезет ....
  "Дровосек" улыбнулся.
  "Спасибо тебе за подарок, "старший брат" Дмитрия Печорина!"
  - Кстати, что у тебя с головой?
  - Да так, ... издержки производства!
  - Ну, ничего страшного?
  - Не-е-ет, ... пустяки!
  
  И последнее об этом медальоне.
  Получив информацию, "дровосек" связался со своим знакомым иностранцем, в плане политического убежища. Тот поинтересовался, с чего бы это. Генерал посулил большие деньги. Засранец согласился. Когда "специалисты" посмотрели медальон, ... наступила минута молчания. Медальон взяли на экспертизу. Так и есть. Ни в одном справочнике, ни в одной литературе об этом медальоне ни слова. Подлинность проверяли трижды. Да, ... да, да, да! Медальон принадлежал именно временам библейского царя Ирода, а соответственно Рождению Христа!!!
  Стартовую цену (порядка ста пятидесяти миллионов долларов) назначили на какой-то кухне в Мельбурне, ... генерала Матуева "заказали", ... киллера тоже надо было убрать, но ...
  Пока "убирали" всех кого надо и не надо, сами разодрались, "разборки", перестрелки ... медальон исчез ...
  Самые "главные" "заказчики" и те, кто стоял над самыми "главными" "заказчиками", и те, кто стоял над теми, кто стоял над сами "главными" "заказчиками" так никогда и не поймут, куда исчез медальон.
  
  
  - 8 -
  
  "Встать, суд идёт!"
  "Оглашается приговор: Печорина Дмитрия Анатольевича признать виновным по статьям ... ... ... и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на пятнадцать лет с пребыванием в колонии строгого режима. Приговор является окончательным и обжалованию не подлежит".
  Митя сжал зубы. Он смотрел на этих людей и не мог понять, зачем они живут, но самое страшное, ... он не мог понять: почему они живут?! Почему ТЕХ - НЕТ, а ОНИ - ЕСТЬ, ... почему???
  
  Что ж, Митя Печорин, ты прожил на этой земле шестнадцать лет. Эти шестнадцать лет тебе дал Справедливый Судья, ... следующие пятнадцать лет, которые тебе придётся "тянуть" - назначил несправедливый.
  Не дано человеку никогда не ошибиться. На этот раз автор ошибся.
  
  Я думаю, что читателю неинтересно будет, как выворачивают руки, приказывают, издеваются и куда-то везут, везут, ... везут с пересадками. Пересадка с поезда на поезд - это нечто! Куча вооружённых автоматами "АК" "двоечников" средней образовательной школы, сосредоточившихся на десятиметровом пространстве между железнодорожными путями, с искренней уверенностью, что они выполняют свою работу, пинают согнувшихся в полпогибели зеков.
  - Не останавливаться! Бегом, ... бегом я сказал!
  
  Самая сладкая фраза для обезьяны: "Я сказал"!
  Чем меньше из себя человек представляет, тем больше у него "Я"!
  я сказал! Хи-хи ...
  
  В общем, не буду утомлять, ... Митю привезли далеко не туда, куда назначил подкупный судья. Вернее подкупная. Судьёй была женщина, ... ну, да Бог ей Судья!
  
  Тайга - это очень большое слово. Тайга - это очень длинное слово. Я бы ставил ударение на первой "а", чисто по-чукчански - "Тайха!" А переводил бы с древнечукчанского, как "пошёл!" Запрягаешь оленя, садишься в сани и ... "Тайха-а-а!"
  
  "Специальное подразделение трудовой повинности Љ 33" упоминалось в сводках НКВД в 1928 г. Первый и последний раз. Тогда бунт заключённых был жестоко подавлен, и пришлось набирать новых арестантов. Даже "воры в законе", описываемого мной времени толком не могли сказать, что за "отщепенец" существует в СССР. "Генеральному" пытались "доложить", но он говорил: "Пофли вы на фуй!"
  Деньги на содержание лагеря выделялись немалые. Кем выделялись - не известно. Но прибыль от лагеря была баснословной. Бесплатный лес, незаконно вывозимый в Японию, приносил такие "барыши" японцам и евреям, что русским тоже хватало!
  
  - Выходи, - сухо приказал охранник, - приехали.
  Митя прищурил глаза, когда их ему развязали, и спрыгнул с подножки "Воронка".
  Бараки, бараки, ... бараки, ... и лай сторожевых собак.
  "Это, видимо, колония очень строгого режима, - усмехнулся про себя парень, - ладно, какая мне разница?"
  Два охранника довольно долго вели Печорина по замысловатым заснеженным "улочкам" ночного СПТП и наконец, остановились у входа одного из бараков.
  - Заходи, ... в шесть утра подъём!
  - А сейчас который час?
  - От ты - придурок: "А сейчас который час?"! - охранники заржали.
  - Ну, хорошо, хорошо: скока щас время?
  - Заткнись, сука, ... скока надо, стока и будет, - один из конвоиров больно ударил Митю в грудь прикладом автомата, подтолкнув того к двери.
  Печорин зашёл в барак.
  
  Широкий проход от одного конца барака до другого с обеих сторон обрамляли деревянные двухъярусные стеллажи. Я не оговорился: не "нары", а именно "стеллажи", расположенные сплошняком вдоль стен и ничем не перегороженные. На них лежали люди, расположенные в "математическом" порядке: первые двое - лицом к лицу, вторые двое - лицом к лицу, третьи двое - лицом к лицу и так далее. Их ноги, соответственно, располагались к ногам соседа. Получалось, что ни один из них не лежал лицом к ногам соседа.
  "Face to face" - подумал Дима.
  Зэки были, кто во что горазд. Кто спал на телогрейке в спортивном костюме, укрывшись стареньким шерстяным одеялом, кто-то спал на подушке без наволочки, кто с грязной наволочкой, кто-то подложил вместо подушки валенки, некоторые, вообще спали в телогрейках без всего, что я перечислил. В общем, всего не перечислишь. Над всем "этим" печально, еле дыша, догорали свой век три забытых электриком лампочки.
  Митя, грустно вздохнув, двинулся по "траурному коридору".
  "Н-да, похоже, я попал в морг ..."
  Печорин рассматривал лица лежащих, как вдруг один глаз открылся и посмотрел на него.
  - Кто, ... за что, ... и почему меня разбудил? - гнусавый голос "собеседника" не вызвал у Мити симпатии. - Ты, ва-а-аще, понял, кого ты разбудил?!
  - Я "ва-а-аще" думаю, что ты не спал! - Печорину было насрать, кого он там разбудил.
  - Не понял, - "собеседник" резко вскочил на ноги, - ты на кого "батон крошишь"? Ты кого сейчас падлой назвал? - худощавый, весь в наколках мужичок "блатной" походкой подошёл к парню.
  - Тебе чего не спится-то, - Митя задумался, - даже не знаю, как тебя назвать?
  Близлежащие "урки" проснулись.
  Мужичка "задело".
  - Оп-па! А у нас свеженький "петушок" появился!
  А вот тут "задело" Митю. Он, более не разговаривая, нанёс свой фирменный удар по воротам в "табло" худощавому. Тот, ни слова не говоря, свалился на пол и замер.
  Зэки окружили Печорина. Они даже не услышали, как дверь барака открылась, и в неё вошли "воры".
  - Рассказывай, сынок, ... пошто нашего "кореша" обидел? - у спросившего Митю мужика был очень большой рот, и он им широко и лениво зевнул.
  - А давай, я тебе расскажу, "Бегемот"! - перед "урками" стояли два недюжинных "бойца".
  Зэки уважительно расступились.
  - Митяй, - один из вошедших обратился к Печорину, - тебя "Белый" в гости приглашает! - при этих словах "урки" быстро разошлись по стеллажам.
  - Какой? - вырвалось у обалдевшего парня.
  - Ты хотел спросить "кто"? - поправил его второй из ночных "гостей".
  - А, ... - Митя растерялся, - н-ну да, ... я хотел спросить "кто?"
  - Пойдём, сам всё узнаешь.
  
  В здании каптёрки было тепло и светло. Перед Печориным открыли одну из дверей.
  - Заходи, Митяй! Да не дрейф ты, ... ты - герой, так что заходи! - доброжелательность "воров" была очевидной, и Дима успокоился.
   Комната, куда привели Митю, была самостоятельной жилой единицей. На двенадцати квадратных метрах, стирая границы между собой, функционально расположились и кухня, и гостиная, и спальня. Туалет был отдельно и находился вне этой уютной, понравившейся Печорину с первого взгляда комнаты.
  За "кухонным" столом сидел мужчина лет пятидесяти пяти, может больше. Его внутренняя сила была видна, как говорят, невооружённым глазом. На столе находились алюминиевая кружка с "чаем", четыре уже открытых, но ещё нетронутых банки тушёнки, огромная тарелка с варёной картошкой "в мундире", нарезанный хлеб, зеленый лук(!), сигареты "Malborro" и спички.
  - Проходи, проходи, Дима Печорин! - Белый дружелюбно улыбнулся Мите. - Наслышан о твоих подвигах, ... вот решил лично познакомиться с парнем, который не побоялся быть мужчиной!
  Мужчина встал и протянул руку Печорину.
  - Будем знакомы: "Белый", по-другому меня никак не зовут!
  - Митя Печорин, ... меня так зовут с рождения, - парень подал руку "авторитету" и как-то с сожалением посмотрел в его глаза.
  Белый заметил странный взгляд пацана, но промолчал. У него будет достаточно времени узнать всё об этом парне, а сейчас ...
  - Прошу всех к столу!! - "гостеприимный" хозяин первым сел на стул. -Завьял, брат, чего-то не хватает ...
  Завьял быстро сообразил и достал из выдвижного ящика алюминиевые ложки. Вот теперь всё.
  - Ты извини, Митя, водку мы не пьём, ... не принято, разве что, когда уж совсем ...
  - Я спиртное не употребляю! - откликнулся Печорин.
  - Ну, что ... "по-московски"? За знакомство! - Белый сделал маленький глоток из кружки и передал его тому, который не Завьял.
  - Давай, знакомиться, Митя Печорин, ... меня зовут "Тит", - огромная пятерня Тита протянулась к Печорину.
  Митя, глядя на эту ручищу, сначала открыл рот, а потом уже подал свою и прошептал:
  - О-очень приятно! - Митя задумчиво покачал головой.
  "Воры" засмеялись.
  Тит также сделал небольшой глоток из кружки и передал её Завьялу.
  - Что ж, Дима, за знакомство! Казак ты лихой, авось, "лихая" и вынесет!
  Теперь Митина очередь. Он смотрел на эту "ритуальную" кружку и ничего не понимал.
  - Можно я пока ничего не буду говорить? - Печорин очень хотел пить и сделал большой глоток.
  "Ё-ё-ёкарна, Бабай! Что я выпил-то?!" - Митя прикрыл рот рукой. Сердце заколотилось, наружу просилась рвота, но блевать в этой комнате он не мог себе позволить. Жестами он стал показывать, что, мол, мне надо выйти.
  - Тит, проводи пацана! - Белый был доволен.
  Вернувшись из туалета, Митя сел на своё место и впервые за последние полтора месяца почувствовал себя "свободным". Ему вдруг стало так хорошо.
  Между тем "взрослые товарищи" сделали ещё два круга и приступили к еде.
  - Хавай, Митяй, ... "баланды", небось, вдоволь нахлебался! - Тит очистил картофелину и положил перед Митей.
  Печорин смотрел на "воров", расплывшись в глупой улыбке.
  - А можно мне ещё один раз ... маленько ... "по-московски"? - открытые светлые наивные сальные глаза Печорина в этот момент разжалобили бы кого угодно.
  - Давай, давай, парень, ... ещё одну, и тебе хватит! - Белый лично подал кружку парню.
  Митя взял в руки "переходящий кубок" и произнёс:
  - Спасибо Вам за гостеприимство, конечно, но я, честное слово, не понимаю, чем я заслужил такое внимание и уважение таких людей, как Вы ..., спасибо ... - Дима сделал на этот раз маленький глоток и уставился в одну точку.
   Секунд через двадцать из глаз полились слёзы.
  - Я очень устал, - слёзы продолжали литься, а он продолжал смотреть в одну точку, - ... я очень устал ..., мне ... мне так ... тяжело, так тяжко ... - Митя просто исходил слезами.
  - Ничего, Митяй, поплачь, легче станет, - вздохнул Тит.
  - Н-да, нахлебался, походу, пацан! - поддержал Завьял.
  Наконец Митя успокоился и вытер слёзы, легонько похлопав себя по щекам.
  - Простите меня, ... накопилось ...
  - Ничего, парень, это даже полезно иногда, - Белый закурил. - "малява" с воли пришла, что едет к нам паренёк, который сынка прокурора завалил, да двух его подельников! За что ты их, Мить?
  - Не поверишь, Белый, - Печорин так серьёзно посмотрел на "авторитета", что тот невольно сосредоточился, ожидая ответа, - за БЕЛУЮ ЖЕНЩИНУ!
  Завьял, открывший было рот, чтобы откусить картошку, закрыл его обратно, а картошку положил на стол.
  - За кого?!!
  - За Богородицу! Они изнасиловали мою невесту, которую я берёг до свадьбы, а она не вынесла этого и повесилась!
  
  Мужики виновато переглядывались, а Митя смотрел в одну точку.
  - Та-а-ак, понятно, ... а Богородица тут причём? - Белый слишком редко попадал в "непонятки", можно сказать - никогда, но то, что он сейчас услышал ...
  - Эта история длиною в жизнь, ... мою жизнь, какой бы она короткой не была, - у Мити слипались глаза, - ... а я очень, ... очень устал ...
  Завьял вовремя подставил руку под падающего со стула Митю Печорина.
  - Положи его на диван!
  Белый был в смятении. Он чувствовал, что этот мальчик пришёл в его жизнь неспроста.
  В дверь постучались.
  - Белый, не спишь? - полушёпотом спросила дверь.
  - Заходи, Бурлак, ... что ты там шепчешься! - Белый встал со стула.
  - А я вижу, вроде, не спишь, - в оправдательном падеже начал Бурлак, - думаю, дай заскочу на ...
  - Тихо! - остановил его Тит. - Пацан спит ...
  - Это тот самый, что ли? - теперь уже шёпотом.
  - Тот самый, ... тот самый, ... проходи!
  "Белый" накинул полушубок и обулся в валенки.
  - Вы тут посидите, - он поднял руки вверх и, "по-стариковски" кряхтя, медленно опустил их по бокам, - а я до "хозяина" прогуляюсь, ... "перетру" на счёт пацана. Кстати, там "запарино", ... Бурлак, смотри, тебе сутра на работу!
  - Обижаешь, Белый, ... неужто, когда подставлял?!
  
  - Разбуди "хозяина"!
  - Не имею право будить!
  - А я днём скажу "хозяину", что ты лишил его жену новой "тачки", и он тебя скормит волкам, ... всосал, пёс шелудивый?! - вор умел убеждать.
  Охранник, помявшись, пошёл будить Митрофанова Олега Петровича - начальника СПТП Љ33.
  
  - Белый, тебе надо найти такую "уважительную" причину разбудить меня, что я прямо боюсь, ... не справишься! Ты знаешь, какой мне сейчас сон снился ... - генерал-полковник Митрофанов мог простить Белому многое, ... но этот сон, где он с двумя девочками ...
  - Я вот чё подумал, хозяин, ... и что такие думки только по ночам приходят в мою безмозглую голову, ... Светлана Андреевна до сих пор ездит на стареньком "Volvo"? - загадочная улыбка "вора" заставила "мента" проснуться.
  - А что мы на холоде стоим-то? Зайдём в тепло, да и в ногах правды нет! - начальник "клюнул".
  Они зашли в кабинет генерала, тот достал початую бутылку коньяка и разлил по рюмкам.
  - Так, что ты там про старенькую "Volvo" говорил? - начальник сделал глоток из рюмки.
  - Да я ж всё о Вас, Олег Петрович, беспокоюсь! Жена ваша на несолидной машине ездит, пора бы поменять! - "Белый" к рюмке не притронулся.
  - Ты дело говори, а кому машину поменять, ... это я сам решу!
  - Пацана сегодня привезли ...
  - Печорина, что ли, знаю ...
  - Ты пока его три дня к работам не привлекай, пусть оклемается, а ребятушкам своим накажи, чтобы не "чморили" его. Кого он завалил, сами знаем, но тут не там: здесь ты - хозяин, и правила устанавливаешь ты! Тебе, небось, уже шепоток был на счёт него?
  - Да мне по-херу на их вяканье! Мне от них ни жарко, ни холодно! Новая "Toyota" "леворукая", и мы договорились ... - генерал налил себе ещё, - что не пьёшь-то? Согрейся! Где-то у меня тут лимончик был ... - он полез в холодильник.
  - Да-а-а, что-то настроения нет ... - Белый встал со стула, - вот и ладненько, договорились! Днём зайду к тебе гудок сделать, ... через два дня будет тебе новая "леворукая" "Toyota"!
  - Хорошо, Белый, мальца твоего трогать не буду! Кстати, а с чего, вдруг, ты за него впрягся, если не секрет?
  - Веришь, нет, генерал: сам пока не знаю!
  - А-а-а, ну да, ... ну да ... - Митрофанов многозначительно покачал головой.
  
  - Чё, всё нормально? - Тит с Завьялом уже были "хорошенькими", но сопереживать ещё могли. Бурлак к тому времени ушёл.
  Белый настолько был загружен всякого рода мыслями, настолько "ушёл в себя", что реагировать быстро на происходящее вокруг просто не мог.
  - Бе-елы-ый, а-алё, ... не молчи, ... скажи, что всё в ажуре! - Тит заёрзал.
  - Да, ... да, ... всё хорошо: добазарился я с Митрофаном, пацана не тронут, ... по крайней мере они, ... а вот "Султан" и "Земляк", ... не уверен, - Белый двумя глотками допил содержимое кружки, - всё, давайте по "хазам"!
  - Говно - базар! - "воры" ушли.
  
  Митя проспал до обеда, а проснувшись, тихонько застонал. Он вспомнил, где находится.
  Белый сидел спиной к дивану за столом и ковырялся в механическом будильнике, который вот уже как года два не "ходил". Сегодня мужчина решил его починить.
  - Доброе утро, Митяй! - Белый, не оборачиваясь, поприветствовал Печорина.
  - Доброе утро! Белый, а как ты узнал, что я проснулся, ... я только глаза открыл, даже не шелохнулся? - не понял Печорин.
  - Митя, передо мной же зеркало, ... но, если честно, я в него не смотрел. Просто я услышал твой стон, а стонут люди во сне и наяву по-разному, - всё так же, не оборачиваясь, Белый продолжал удивлять парня.
  Дима минуты две лежал неподвижно, свыкаясь с мыслью, что это не кошмарный сон, а его сегодняшняя реальность, как вдруг ...
  - Мне же на работу! Меня же ...
  - Митяй, я тут - "насрано", что ли? - "авторитет" обернулся.
  Митяй задумался.
  - Прости, ... я же не знаю ваших раскладов, - Печорин заговорил непонятным ему языком.
  - Молодец, ... быстро схватываешь. Пойдём, прогуляемся. Познакомлю тебя с твоим временным пристанищем, ... четыре минуты подожди.
  Белый вышел из комнаты и вернулся через четыре минуты с подшитыми валенками, новой телогрейкой, толстыми рукавицами и шикарной шапкой-ушанкой из собачьей шкуры.
  - Одевайся и пошли! - "вор в законе" вёл себя настолько по-свойски, просто и естественно, что у Мити не возникало никаких вопросов.
  
  - Митя, а почему ты Богородицу БЕЛОЙ ЖЕНЩИНОЙ назвал? - Белый не выдержал, когда они проходили мимо столовой.
  - Потому что она была таковой, когда спасала меня от смерти. Я же не знал, что это Владимирская Божья Матерь с Младенцем.
  Нет, ... такой вор не мог себе такого позволить.
  - Это икона, Митя ...
  - Я это узнал только через два года ...
  - После чего? И теперь подробно, ... не упуская ни одной детали ...
  
  - Мы познакомились в лучшем пионерском лагере на земле - "Искорка". Это у нас на озере Иксы-Куль. Точнее не в лагере, а в автобусе, который нас туда увозил. Она села на соседнее сидение рядом со мной, ................., мы тогда выиграли 2:0, ............., ели уху, а все на нас смотрели и ничего не понимали, ............., весь день трафареты вырезали, ..............., три ведра окуней принесли, ................., в поход пошли на Змеиную горку, ................, я накинул на шею петлю, сказал: "Лаура, я иду к тебе!" и шагнул в обрыв ....
  
  Белый молчал. Но вопрос молчать не может.
  - И что, ветка сломалась?
  - Вот видишь, Белый, ты хоть и "в авторитете", а туда же! Я сколько раз уже повторял, повторяю, и повторять буду: я выбрал самый толстый, самый надёжный сук над обрывом!
  - А-аха! И-и-и ...?
  - Да пошёл ты ... - Митя развернулся и шнырнул за угол.
  Белый знал лагерь, как свои пять пальцев, но выскочив туда, где он рассчитывал перехватить Митю, он его не нашёл.
  - С-с-су- ... тя-тя-тя ...
  
  Окровавленного полуживого раздетого Митю Печорина Завьял внёс в комнату Белого на руках.
  - Еле отбили, ... хорошо "Знахарь" подмог ... - запыхавшийся Завьял положил Диму на диван. - А пацан-то в натуре боевой: троих положил, не крякая! Белый, - Завьял сжал челюсть, - походу, ему "заточка" прилетела ...
  - Бл...! А где сам Знахарь-то? - происходящее стало напрягать.
  - Здесь я, ... раздевайте его ... быстро! - Знахарь по образованию был врачом, да и по профессии тоже.
  
  -- Ф-фу-у, блин, ... Слава Богу, ... печень не задета, - этот "врач" видел внутренности человека насквозь.
  Подтянулся Тит.
  - Кто? - Белый уже не шутил.
  - "Земляки" - беспредельщики, ... как же он меня достал, пидор, ... Белый, дай я его замочу! - Тит был зол, ... Тит был очень зол.
  - Нельзя, - "вор в законе" лучше знает, - война нам сейчас не на руку.
  
  Так Митя Печорин начал свой тернистый путь по заснеженным улочкам СПТП Љ33.
  
  Через неделю Митя был уже на ногах и приступил к работе на лесоповале. Бурлак, будучи бригадиром, приглядывал за ним, да и кто-нибудь другой из воров по поручению Белого так же всегда находился рядом с Печориным на всякий случай. А случаи бывали всякие: то кедровый ствол повалится ни туда, куда надо, а на Митю, то бульдозер "вдруг" потеряет управление, норовя задавить пацана. Но отменная реакция пацана и бдительность воров уберегали Митю от незапланированного. Незапланированного Белым. По вечерам "авторитет" и пацан вели неспешные беседы, разбавляя их друзьями и застольем "по-московски".
  
  - Я так и не понял, Митяй, ... а с чего ты решил, что Богородица обманула тебя? - Белый спросил это так просто и уверенно, что Печорин "опешил".
  - Как!!? Как? Белый, ты, что до сих пор не понял?! Я никогда, ... никогда уже не буду счастлив! Моё счастье изнасиловали, и оно повесилось!!! - Митя негодовал.
  Белый нарочито сделал паузу, чтобы парень успокоился.
  - А теперь слушай сюда, недоросль! Ты проживёшь долгую и счастливую жизнь, ... это говорю тебе я - "вор в законе" Белый! А слово вора - это тоже закон, ... хотя и не Божий, конечно. Но знаешь, Митяй, в этой жизни воровские законы, к сожалению, более реальны, чем Божьи. Они называются - "понятия". В Божьих законах есть скрытый смысл, понятный далеко не всем, ... очень далеко не всем. И проявляются они не сразу. Поэтому люди и не верят Богу, что ОН требует терпения. Люди не хотят ждать и терпеть, им надо всё и сразу. И вот тут появляюсь я со своими "понятиями".
  Митя задумался.
  - Так значит ты - альтернатива Богу, ... то есть ...
  - За базаром следи, ... щенок, - Белый отвернулся, еле сдержав гнев.
  Печорин понял, что обидел вора.
  - Прости, Белый, ... это я что-то не то ...
  - Ладно, давай спать, ... утро вечера мудренее ...
  В дверь постучали.
  - Ложись, Мить, я сам открою, ... посидим немножко ...
  Удар чем-то тяжёлым по голове был столь неожиданным, что Белый, упав на пол, не мог прийти в себя, пока четыре мужика не усадили его на стул. Двое из них легли на пол, накрепко прижав его ноги к ножкам стула. Другие двое заломили руки вокруг спинки стула.
  В комнату неспешным шагом в сопровождении двух охранников вошёл мужчина лет сорока. Если честно, так себе мужчина.
  - Не понял, господа, - Митя растерялся, но понял, что растерянность сейчас не к месту, - ... в гостях себя так не ведут! - кишки Печорина дрожали от страха, но внешне он вёл себя очень достойно.
  Сопровождавшие "так себе мужчину" схватили Печорина и усадили того на второй стул напротив Белого. Правда, держать особо Митю не стали, уверенные в его беспомощности, ... положили руки на плечи и всё, ... а зря.
  - Беспредел, "Земляк", - у Белого глаза налились кровью, - пидор вонючий, ... я же тебя ...
  - Поздно, Белый, ... это я тебя сейчас ..., но сначала твоего мальчонку! Ну, вот скажи, Белый, ... ты - "вор в законе", ... на хер ты связался с тем, кого уже давно не должно быть? Такие "бабки" предложили ...
  Митя не стал ждать, пока "сначала твоего мальчонку". Поняв, что ему никто не мешает, выбил передние ножки стула из-под себя и, сделав "мостик", нанёс "дуплет" ногами в челюсти "охранников". Те, что держали Белого, от такого акробатического трюка Печорина обомлели, на секунду ослабив руки. Этой секунды Белому хватило, чтобы вырваться из их лап.
  То, что происходило дальше, я бы сравнил с кулинарией. Белый стал месить своих четырёх залётчиков в тесто. Он замешивал их на крови, превращая в однородную массу. А Митя, ... а Митя-то как разошёлся!!
  Шесть обезображенных трупов лежали у их ног. "Земляк" сбежал.
  Белый задумчиво посмотрел в глаза парня.
  - Что ж, Митяй, ... я - твой должник ...
  - Не гони, ... я свою шкуру спасал, ... а думал, что уже не боюсь смерти, ... знаешь, как пересрался!
  Они засмеялись.
  - Всё, - терпению Белого пришёл конец, - надо поднимать наших, ... война!
  - Приказывай, "командир"! - Печорин игриво поднял правую руку "под козырёк".
  - И вот мой первый приказ: Митя Печорин назначается Главным по тылу, понял, Митяй? Не для войны я тебя берегу, ... ты исполнишь мечту СПТП Љ33, ... ты - "избранный"! И они об этом знают, поэтому и стараются тебя убрать ...
  Парень не на шутку задумался.
  - Избранный?! Кем, ... для чего?!
  - Пресвятой Богородицей, ... для первого удачного побега из этого лагеря. Это - миссия, парень, ... миссия!! Ты расскажешь миру об этом лагере!
  - Но я же отрёкся от неё ...
  - А она от тебя нет!
  - Не понял ...
  - Ты "в натуре" - ..., или прикидываешься? - Белый недоумённо посмотрел на Печорина. - Я, естественно, не в курсе про колонию номер семь в городе Позда, но я точно знаю: "на парашу" выбрасывают только трупы, ... поверь, сынок, ты был мёртв ...
  Митя потряс головой.
  - Фу, - ещё раз потряс, - ... как это ... мёртв?
  - Митя, поговорим об этом позже. Ты сиди здесь, запрись и открывай только нашим, ... охрана будет долбиться, пугать, "брать на понт", ... ни при каких обстоятельствах, слышишь, ... ни при каких обстоятельствах, ... даже если сам "хозяин" пожалует, дверь не открывать! Будут ломать, пусть ломают - там будут другие "расклады" ... Всё понял?
  - Не дурак ... - Митя больше обиделся на себя, чем на Белого.
  - Всё, ... закрывайся!
  При этих словах дверь в комнату открылась, и в неё вошёл Тит. Вошёл не один. Под мышкой он держал голову Земляка, которая задыхалась и кряхтела.
  - О-о-о-о, ... как у вас тут ... всё запущено, - Тит ещё крепче сжал голову Земляка, - а я всё понять не мог, что это Зёма у нас потерял, думаю, дай-ка с собой прихвачу. А он значится "в гости" приходил ...
  Голова Земляка начала терять сознание.
  - Приспусти вожжи, братан, а то эта шлюха не успеет покаяться ...
  
  Знаете, кто это сказал? Митя!!
  
  Белый посмотрел на Печорина и протянул ему свою руку, чтобы в знак уважения пожать его руку.
   - Ну, что? - выдохнув, Белый подвёл итог произошедшему, - я думаю, что у этого пидараста было достаточно времени, чтобы покаяться?
  - Однозначно! А кто не успел ... покаяться, ... тот опоздал! Могу предположить, Белый, что он даже не всасывает о чём это мы ...
  - Я в этом никогда и не сомневался, - Белый подал знак Титу и тот, одним движением сломав шею Земляку, отпустил бездыханное тело на пол.
  
  - Тит, - спустя "минуту молчания", Белый включился в работу, которую он, собственно, и был призван выполнять, - пока "зона" не рюхнула, надо убрать Сафа! Жаль, конечно, ... хороший мужик, но за Земляка пойдёт на смерть, ... сука, я так и не понял, что их связывало, ... не уж то ...?! Если Сафа оставить, он займёт место Земляка, ... а это "не есть хорошо"! Без него земляки никто! Втихую подними Завьяла, и ... вот возьми, - Белый подал Титу короткую бамбуковую трубку. - Здесь один дротик и он должен попасть в цель - в любую часть тела, хоть в мизинец.
  Мите Печорину исполнилось девятнадцать лет.
  
  Давайте, прервёмся. Нет у автора времени размазывать "Три лагеря ..." на "полноценную" книгу. В детстве я читал книги через страницу, а то и четыре, выхватывая из их содержания смысл. Спросите человека содержание "Войны и мира", он расскажет вам его в пяти предложениях. Просто людям, которые любят свою работу, нравится работать. Вот и профессиональные писатели пишут, чтобы мало не показалось. Профессиональные читатели читают, чтобы мало не показалось. Чем больше, тем лучше. Для автора этого произведения писательство - это не работа, ... это отдых. Я прихожу с работы и, выполнив обязательства перед семьёй, ... если бы вы знали, какие у меня классные дети - Иван да Марья ...
  
  Убрав Сафа, Белый договорился с Султаном и генералом о примирении. "Землячество" распалось. Часть ушла к Султану, часть присоединилась к Белому, а "шушера" пополнила ряды "урок". И, хотя угроза жизни Мити свелась к минимуму, "воры" продолжали "бдить". "Зэки" могли выкинуть, что угодно.
  Тысяча девятьсот восемьдесят четвёртый год стал самым спокойным, а самое главное, самым сытым в истории лагеря. "Разобрались" с полковником, который отвечал за снабжение, и в столовых появилось мясо! Заключённые, намазывая масло на хлеб, глупо улыбались и говорили, что всё это "показуха" на неделю ... не больше. Но еда не заканчивалась, и производительность труда стала потихоньку расти. Из "центра" стали приходить хвалебные "грамоты". Генерал-полковник Митрофанов Олег Петрович блаженно поглаживал свои шикарные усы.
  
  - 9 -
  
  
  На двадцатилетие Белый подарил Мите маленькую нательную иконку Владимирской Божьей Матери с Младенцем .... Где уж он её взял?
  Митя, приняв подарок, молча, ушёл в угол комнаты, сел на колени и замер. Его душили слёзы, но они почему-то не вытекали наружу, а текли внутрь, омывая его сердце. Парень даже заплакать не мог. Он смотрел и смотрел на НЕЁ и никак не мог понять: как он мог отречься от ТОЙ, что бережёт его, не смотря ни на что.
  
   Ты и только ты останешься в сердцах людей Девой, ... Девой Марией, сумевшей из простых, ... кем бы вы там ни были, ... стать Святая Святых на Земле! Это огромный, непосильный труд, который Вы по Вере своей сумели донести до наших дней. Перед Вами становимся на колени - нам такого не дано. Вы и только Вы поможете нам! Прости меня, БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА, ... я - нравственный урод, ... вша, застрявшая в волосах Тайги, ... я больше так не буду ...
  Митя просил прощения всю ночь, ... весь день, ... всю ночь, ... весь день, ... и наконец, первые слёзы потекли по его щекам. Они были вкуса его любимого клубничного варенья. Печорин потерял созна ...
  
  Пропущенные дни работы Мите оформили, как "больничные".
  Жизнь продолжала течь в привычном русле, но для Печорина поменялось абсолютно всё. Он носил на груди иконку, и очень красивый серебряный крестик, который специально для него сделал "Гончар". Причём, Гончар был человеком Султана.
  
  27 декабря 1987 года.
  Весь вечер Белый просидел в тяжёлых "думках", як роденовский "мыслитель", а потом подозвал Митю, который за эти годы обучился резьбе по дереву и в тот момент вырезал из цельной ветки кедра натуральную цепь. Печорин возмужал, окреп и даже где-то загрубел. Что теперь поделаешь: среди волков жить, как говорится ...
  - Время пришло, Митяй, ... твоё время ...
  Митя не сразу "перестроился". Он молчал.
  - После смерти Брежнева дела у Города пошли хреново. На воле - смута. Кто кого меняет, кого хоронят, кого следующего ... никто не знает. Грызня идёт нешуточная. Но я-то знаю, что рано или поздно за "бабки" спросят! А "бабки" через нас перекачали такие, что оставлять нас в живых никому не выгодно. Ни коммунистам, ни капиталистам, ни бобслеистам, ни пидарастам. Ни - ко - му! Всех нас в "расход", ... вплоть до генерала ... - Белый сделал паузу, чтобы Митяй "вошёл в тему", - а ты, ... а ты выполнишь то, для чего уберегла тебя Богородица!
  Печорин с иронией на губах вздохнул. Что ж, его можно было считать вполне зрелым мужчиной, если считать год, проведённый в СПТП Љ33 за три.
  - И как ты себе это представляешь? Этот лагерь охраняют волки, если я ничего не путаю ...
  - Охраняют, ... но тебя они здесь никак не ждут! Увидев тебя, они растеряются!
  - Кто, ... волки? Белый, я, вообще-то, сейчас о животных говорю, а ты?
  - Мы говорим с тобой на одном языке, Митяй! Бог любит троицу, ... ты пройдёшь, ... БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА поможет тебе и в третий раз! Как? Я не знаю! Но я знаю точно, что Господь не делает за людей их работу, ... ОН помогает им в работе! "Бог в помощь!" говорят, когда видят, что люди работают! Это труд, Митя Печорин, и очень тяжёлый труд, а никто и не говорил, что будет легко ... - Белый достал из холодильника бутылку водки и поставил два гранёных стакана на стол.
  
  - Присоседиться разрешите? О-о-о ... - Тит зашёл в комнату, когда на столе стояло три пустых и одна полупустая бутылки.
  Печорин мирно спал головой на столе, надёжно опёршись носом о надкусанный солёный огурчик, а Белый с тоской смотрел в небо, невзирая на то, что это был деревянный потолок.
  Тит, не став тревожить ни того, ни другого, налил себе полстакана.
  - Раз пошла такая пьянка, ... - он одним глотком выпил то, что налил и занюхал рукавом, взял из пачки Белого сигарету, закурил и, подставив свободный стул к столу, многозначительно присел.
  Белый, всё так же глядя в небо, встал и достал из холодильника ещё одну бутылку водки.
  - Закусывай, Тит, ... закусывай - "базар" конкретный ... - на столе было много закуски.
  - Пойло пойлом, а еда - отдельно, ... ты уж извини, - матёрый "вор" смутился(!) - ... вот, сука, времена настали!
  Белый разлил по стаканам.
  - Пора, Тит, о душе подумать ...
  Тит скривил рожу.
  - Белый, не умничай, говори, что делать, ... на смерть пойдём, сам знаешь!
  Мужчины, молча чокнувшись, выпили.
  - Видишь этого мальчика?
  Плотно закусив, они начали "конкретный базар".
  - Я слышу, Белый, ... слышу!
  - Через него обретём жизнь вечную, ... безмятежную ...
  - Ага, ... а чем эта не устраивает?
  - Слишком мало нам осталось. На днях общался с "хозяином". Он собирается "валить" за "кордон", но даже ему это проблематично. В "расход" нас, Тит, ... в " расход" ... вместе с генералом и Городом.
  - Не уж-толь всё так серьёзно? - Тит и верил и не верил происходящему.
  - Понимаешь, через полгода, максимум через год "воля" всё-таки определится, кто из них Главный Говнюк. Восславят его, поставят на Главный пост, а потом начнут спрашивать, а где "бабки"? Главному Говнюку ответить будет нечего, тем более, что спрашивать его будут те, кто эти "бабки" и забрал. Знаешь, что сделает Главный Говнюк? Он выпустит на волю "урок"! Так поступали Главные Говнюки до него, так поступит он, так будут поступать после него, потому что власть хотят все, а за "бабки" отвечать никто не хочет! Легче всего навести на людей страх, чтобы они о "бабках" на время забыли, а побеспокоились о своей безопасности. Потом, выпущенных "урок" рассадят обратно по "зонам", кстати, за конкретные человеческие жизни и судьбы, ... но своё дело они к этому времени уже сделают. Они выиграют время для Главного Говнюка, чтобы уничтожить следы, ведущие к "бабкам"! И один из этих "следов" - СПТП Љ33.
  Тит продолжал молчать. Скребущие зубы не в счёт.
   - ... и чё, говоришь, закуска есть?
  - Много ...
  - Наливай!
  
  Проснулись втроём на полу. "Болели" втроём на полу. Тем же составом опохмелялись ... на полу.
  
  - Сегодня, ... затягивать нельзя, - Белый достал из холодильника две бутылки водки, - это твоя еда, Митяй, на шесть дней, ... а, ... чуть не забыл, - он достал из-под дивана небольшой пакет с тремя банками тушёнки и сухарями. Как начнётся "буча", Бурлак передаст тебе вещмешок с окровавленными фрагментами фуфайки, шапки, нижнего белья, ... в общем, всё, как на тебе, ... да и вот с этой "едой". Шмотки разбросаешь по снегу и кустам часа через четыре после побега, ... еду с собой возьмёшь. Прогноз погоды за нас - метель. С "маршрутом" ты ознакомлен. Убегать будешь в ночь, ... больше ни капли .... Как доберёшься до Города, ... запоминай: улица Павлова, дом семнадцать, квартира пять. Запомнил, ... Павлова, семнадцать, пять? Откроет еврей Валентин. Скажешь: " Это вы продаёте шкаф за тридцать три рубля?", в ответ услышишь: "Продавал, но передумал, теперь новая цена - тридцать три рубля!" Всё, с этого момента ты свободен! Он сделает тебе и паспорт, и "военник", и диплом о высшем образовании, если надо.
  - Не надо, я сам учиться буду!
  - Вот и хорошо. Кстати, за свой внешний вид не беспокойся: в таком "прикиде" полгорода ходит.
  Митя понял всё, кроме одного.
  - А сейчас-то что делать?
  - Вот-те раз! Как, что? Иди на работу, скажешь, что проспал, - Белый прощался с Митей, - ... всё, Митяй, - "авторитета" душили слёзы, - ты бежишь в ночь ...
  Перед дверью Митя Печорин остановился. Повернувшись, он светло и спокойно посмотрел в глаза Белого ...
  - Белый, ... а когда тебя волки съедают заживо, ... это очень больно?
  Вор подошёл к Митяю и обнял его.
  - Не бойся смерти, Митяй, ... ты уже в Раю!
  Они ещё раз обнялись.
  - Бог нам судья ...
  
  Кедр валили, как всегда в последнее время - не шатко не валко. Стемнело, у Мити началось похмелье, и он, было, решил, что побег переносится на ...
  Сначала Митя не поверил своим глазам - Белый! Здесь?!
  - Задавило, ... бульдозером задавило!!! - истошный крик "разбудил" всю охрану.
  Залаяли собаки.
  - Чё, суки позорные, ... давить нас решили!? Мочи их, братва, ...
  Началось.
  Воры и "урки" объединились против общего врага. Раздались первые автоматные очереди.
  Митя растерялся. Он сидел под поваленным деревом, а "события" уходили всё дальше и дальше. Тут к нему подбежал Бурлак и сунул вещмешок.
  - С Богом, Митяй, ... - Бурлак убежал.
  Молодец Печорин - сообразил, что делать! Достав из мешка водку, он залпом выпил треть бутылки, занюхав рукавом телогрейки.
  Туда!
  Да, конечно, туда, Митя, ... конечно туда, ... беги, ... беги уже!
  
  И Митя побежал. Он бежал так, как никогда ещё не бегал. Никакая победа не сравниться с тем, если он успеет. Он бежал так, что кровь пошла носом.
  "Ты будешь жить, Лаура! Это тебе говорю я, Митя Печорин! Ты рождена для СВЕТА! Для ЛЮБВИ! Я люблю тебя, Лаура! Ну и пусть, что мы ещё маленькие! Мы подождём, правда!? Нам нужно не то, что этим взрослым, ... нам нужна ЛЮБОВЬ! Взрослые давно уже забыли, что ЭТО! Они озабочены, ... и нам их жаль!"
  
  Водка согрела молодое тело, и Дмитрий Печорин в импортной чёрной футболке за шестьдесят долларов под номером пять то и дело выходил один на один с вратарём соперника и забивал гол.
  При счёте 1988:1 (один раз он упал и больно ударился о дерево) Печорин остановился.
  Куда и сколько он уже идёт? Темно, как у негра в ...
  Тихо. Да нет - не тихо. Какие-то шорохи, периодическое "угу" сов или филинов (чтоб им неладно было) и вот это постоянное чувство, что за тобой кто-то наблюдает.
  Что дальше?
  "На север, только на север, ... надеюсь, Полярную звезду знаешь и по кронам деревьев умеешь определять стороны света?" - Митя вспомнил, чему учил его Белый.
  Умею, Белый, ... знаю! Я же был "хорошистом"!
  
  Печорин развязал мешок. Начиналась метель.
  
  - Остановись-ка, - один из охранников, принимавших участие в погоне за Митей на "Буранах", заметил странные снежные холмики. Метель стихла так же резко, как и началась.
  - Эх, Митяй, Митяй, - доставая из-под снега окровавленный фрагмент телогрейки, охранник искренне пожалел Митю Печорина. - Его фуфайка, ... ему её Белый подогнал, ... сука, ... заморочил парню голову. Глядишь, отмотал бы срок и вернулся, тем более, говорят, что амнистия не за горами ...
  - Ладно, причитать-то, ... не велика потеря, ... поехали! - четыре "Бурана" развернулись обратно в лагерь.
  
  Печорин шёл на север уже двое суток. Первая бутылка закончилась, очень хотелось спать, но подходящего для сна дерева не попадалось. Темнело быстро, и Митя решил, что и эту ночь он проведёт на ногах, если, конечно, не потеряет сознание. Как вдруг ...
  В чёрной пустоте тайги Печорин заметил две пары сверкающих точек.
  "Волки!" - подумал Митя.
  "Митя!" - подумали волки.
  
  Четыре(!) огромных матёрых волка выбежали навстречу Печорину.
  
  "Вот и всё ..., не получилось, ... что ж, Белый, ... я уже в Раю! Простите меня, мама и папа, я был никудышным сыном, ... прости, сестра, я иногда перегибал палку! Прости, БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА, ... за беспокойство, ... не стоил я ТВОЕГО внимания ..."
  Между тем волки, обнюхав вкопанного по пояс в землю Митю, сели рядком в двух метрах от него, пытаясь заглянуть ему в глаза.
  Не смотреть, не смотреть, Митяй, ... не вздумай посмотреть им в глаза ...
   Окаменевший Печорин смотрел в тайгу.
  Наконец, судя по всему, вожак зарычал, потом чихнул, коротко взвыл, отряхнулся и направился в лес. За ним ушли остальные.
  Митя испытал такой "отходняк", что ноги подкосились, и он упал в снег.
  "Да пошло всё ..." - Печорин уснул в глубоком рыхлом тёплом таёжном снегу.
  
  Пробуждение. Да это песня, а не пробуждение!
  Окоченевшие члены никак не хотели производить хоть какие-нибудь маломальские движения. Но мозг не сдавался.
  "Водка, ... у меня же есть водка!" - мозг в приказном порядке заставил правую руку нащупать вещмешок.
  "Цэ, дило!" - в "дело" вошла левая рука.
  Ноги наблюдали за этим процессом со стороны, не принимая в нём участия.
  Печорин достал бутылку, зубами оторвал пробку и присосался к горлышку как младенец к материнской груди!
  "Ну, вот, ... вот, ... уже что-то ..." - Митя пошевелил пальцами ног.
  
  
  "Какой там счёт, говоришь, ... 1988:1? Погнали!"
  
  Иди, Митя, ... иди! Ты должен дойти! Кому должен? Да кому ты только уже не должен! Ты уже даже нам должен ... "дойти"!
  
  Есть!!! Вот оно! Днём второго января 1988 года Митя Печорин вышел из леса и увидел Город. До него оставалось километра два по заснеженным полям ... не больше. Обессиленный, вконец измученный Печорин улыбнулся и достал из вещмешка бутылку, в которой оставалось грамм пятьдесят водки ... не меньше. Выпив за здравие, Митя откинул пузырь вместе с мешком и пошагал навстречу долгой и счастливой жизни.
  
  - Сука, - почувствовав неладное, Митя обернулся назад и увидел мчащуюся к нему свирепую голодную стаю волков, ... душ семь, восемь, и до них было метров двести, - ... твою мать, ... а счастье было так возможно, ... обидно ..., - понимая, что его шансы равны нулю, Митяй достал нож и ... раскрыл рот от удивления.
  Наперерез враждебной Печорину стае, отсекая его от них, бежали четыре огромных матёрых волка. Одним броском вожак четырёх выхлестнул первых двух из нападавших, ... в общем, "порешили" всех и очень быстро. Потом подбежали к Мите, сели и уставились на него. На этот раз Печорин по очереди посмотрел в глаза каждого из своих спасителей. Последним он заглянул в глаза вожака ...
  Митю будто обожгло, он аж вздрогнул. Глаза, ... эти глаза, ... Господи, не может быть!
  - Белый, ... ты?
  Волки развернулись и побежали в тайгу.
  
  Так незатейливо, по-простому Дмитрий Печорин встретил свой самый счастливый, самый лучший Новый Год в жизни.
  
  
  ЭПИЛОГ
  
  Сорокапятилетний мужчина сидел на могиле одиннадцатилетней девочки.
  "... потому что она уже приготовила ЛОЖЕ"
  Он вспоминал Лауру, он вспоминал Милену ...
  Его ещё маленькие дети, Ваня и Маша, бегали по кладбищу, рассматривая фотографии местных жителей.
  Дмитрий Константинович Шорин был хозяином двух средних производственно-коммерческих предприятий, приносившим ему хороший доход и безбедное существование его работникам. Он давно уже простил всех тех, кто так или иначе был участником его неоднозначной молодости.
   Мужчина посмотрел на небо. Неужели бывает такая безмятежность ...
  - Дети, Ваня, Маша! Всё, давайте в машину, - его внедорожник "VOLVO XC90" стоял рядом, - мама нас уже потеряла, а нам ещё в Церковь заехать надо!
  - Мы поедем к БЕЛОЙ ЖЕНЩИНЕ, ура! - дочка радостно вспорхнула на заднее сиденье.
  Что ж, Митя Печорин, ты ещё не прожил свою долгую счастливую жизнь ...
  
  
   - всё -
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Я.Ясная "Невидимка и (сто) одна неприятность"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"