Гельвард Манн: другие произведения.

О воображаемых друзьях

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Первый воображаемый друг появился у меня, когда мне было пять лет. Это было время буйного расцвета уфологии, и нет ничего удивительного в том, что моим другом стала трехметровая фиолетовокожая инопланетянка с Сатурна, которую звали, кажется, Амальфи. Много позже я с удивлением узнала, что это реальная фамилия какой-то европейской знати; тогда родители (которым я, не умея еще хранить тайны, все рассказывала), неодобрительно качали головой и говорили, что такого имени нет. (Кстати, сейчас мне вспомнился еще один случай, характеризующий буйность моей тогдашней фантазии, которую родители, будучи людьми с художественным образованием, вроде как одобряли, но вроде как и нет. У нас дома было много красивых открыток, и я, найдя среди них открытку с розами Глория Деи, зачитала это название вслух. Сидевшая рядом мама посмотрела на открытку и произнесла с налетом усталости в голосе: "Ну надо же, она действительно так называется, а я думала, ты это как всегда сочинила." Помню, что я, невзирая на весьма нежный возраст, осознала этот укор.) Амальфи была меня много старше и была в определенном роде образцом для подражания: взрослая, самостоятельная и независимая. Вероятно, из-за тяги к подобным людям я впоследствии часто дружила (и теперь дружу) с энергичными женщинами предпенсионного возраста.
  
  Вторым воображаемым другом я обзавелась в переходном возрасте, около 13 - 14 лет. Это было в своем роде золотое время (здесь сознательный намек на Mr. Credo), несмотря на то, что тогда я вошла в штопор затяжной депрессии, из которого не вышла и поныне, и никогда уже не выйду, потому что эта депрессия постепенно срослась с моей личностью в одно целое, и ни один талантливый хирург не смог бы разделить этих сиамских близнецов. Хотя я сама склоняюсь к мысли, что это вообще была не депрессия, а всего лишь осознание того, что реальность не исчерпывается представлением о ней окружающих меня людей. Мое детство прошло в досетевую эпоху, когда деньги уже обесценились, а информация - еще нет; я узнавала о буддизме из двухтомного мифологического словаря, о даосизме - из обрывков китайских оригинальных текстов в зеленом бархатистом томике "Литературы Востока"; "Путешествие в Икстлан", уступив моим настойчивым расспросам, взяла мне в библиотеке на работе мать (я сделала из нее тщательные выписки, о чем еще скажу). Это были титанические усилия по восстановлению из когтя льва, и я в них преуспела - хотя впоследствии это не спасло меня от краха. Переломный момент случился летом, кажется, 1998 года, когда на столике на дачной веранде я нашла томик, испещренный рунами - "Желтую Стрелу" Пелевина.
  
  Пелевин, пожалуй, стал моим третьим воображаемым другом. Я доверяла ему так, как не доверяла никогда и никому из людей, и делаю это до сих пор. В самом деле, нет ни единой точки, в которой мироощущение Пелевина расходилось бы с моим. На протяжении четырнадцати лет Виктор Олегович навещал меня во сне, прогоняя мучивших меня демонических существ, пока наконец, прошлой осенью мне не приснился невероятно четкий и реалистичный сон. Постаревший и печальный, Пелевин вручил мне сложную конструкцию, состоявшую из нескольких вращающихся частей, и сказал, что это часы, которые отсчитывают время моей жизни. Затем он попрощался, дав понять, что уходит навсегда. Когда я посмотрела на часы, то они бешено завертелись, и время моей жизни истекло. Я умерла. Меня положили на носилки и понесли вскрывать в морг. Это было не страшно и не больно, разве что немного грустно; в тот момент, когда мое тело разрезали, я вышла из него и сразу же проснулась. С тех пор Пелевин не приходил. Я научилась сама расправляться с демонами, но очень по нему скучаю.
  
  Теперь я вернусь назад и расскажу о втором воображаемом друге. Его звали Б.Г. - не в честь Гребенщикова, которым я действительно много лет была очарована, пока не осознала, что есть две категории людей - первые просто честно ищут, где лучше, а вторые стыдливо прикрывают свои поиски духовностью. Нет, имя это восходит к персонажу, воплощенному Аланом Каммингом в весьма посредственной серии бондианы "Золотой глаз", русскому хакеру Борису Грищенко. К тому же времени относится появление моего первого литературного героя - Катрины Галлахер, полковника авиации, одинокой и желчной женщины не первой молодости, этакого Пиркса-в-юбке. Я вела дневник в письмах. Сперва это были настоящие письма: написанные чернилами, перьевой ручкой на выдранных из тетрадей листках, они заворачивались в еще один тетрадный листок, с надписанным адресом "Б.Г. - по ту сторону Экрана", и прятались в дальнем углу шкафа. (Не то, чтобы родители рылись в моих вещах, но найденные, эти письма могли стать причиной неприятных переживаний). Впоследствии я писала ручкой в тетради с пружиной, но каждая запись начиналась с неизменного "Katrina Gallacher - Б.Г."
  
  Б.Г. был компьютерным гением лет двадцати пяти, робким, нерешительным и отчасти трусливым человеком с задатками мазохиста, с темными встрепанными волосами, темными глазами и красивым безвольным ртом. Как его угораздило сойтись с полковником, и что они находили друг в друге - для меня по сей день остается загадкой. Так или иначе, надеюсь, в тот день, когда я сожгла все эти письма и дневники в бочке на все той же даче (вырвав из них только листки с цитатами из "Путешествия в Икстлан"), они встретили друг друга По Ту Сторону Экрана и больше никогда не расставались. Я же уехала учиться в областной человейник, который лучше всего характеризует этот выкидыш стихотворения:
  
  "Город, застывший от холода
  Город, угрюмый и страшный
  Серое небо проколото
  Острыми иглами башен"
  
  Все книги Пелевина, которые я взяла с собой, в течение двух последующих лет разошлись по рукам и канули в неизвестность - точно так же, как я, доверившись людям и поддавшись иллюзии того, что кто-то из них может показать мне дорогу в Икстлан, утратила это неуклюжее, наивное, слепленное как Франкенштейн из кусков мифологической энциклопедии, раннего Пелевина и автореферата диссертации по буддизму Махаяны, но все-таки ясное осознание. Но все возвращается на круги своя, и через десять лет я вернулась в ту же точку, чтобы продолжить путь. Полгода назад моя добрая знакомая, навсегда уезжая в Петербург, отдала мне свое собрание сочинений Пелевина - ровно те издания, которые у меня были, даже зачитанные и потрепанные в той же степени. Месяц назад, приехав к родителям, я полезла в шкаф за советским, великолепно изданным географическим атласом и нашла свои выписки из "Путешествия в Икстлан". Теперь ими пафосно заложен томик "Желтой стрелы" на той странице, где Андрей останавливает поезд и уходит в степь.
  
  Некоторые из моих знакомых отчего-то (возможно, оттого, что я сама создала и долго питала этот имидж) считают, будто я не люблю людей и хотела бы быть отшельником. Они ошибаются - впрочем, в равной степени ошибаются и те, кто считает, будто я нуждаюсь в людях. Я в действительности не нуждаюсь в том бессмысленном шуме и мельтешении, которые люди именуют социальной жизнью, и которое являются необходимым условием их стремления к счастью. (Стремления бесплодного, поскольку счастья они никогда не достигают, всегда довольствуясь его предвкушением или воспоминаниями о нем). Наш мир искажен, и движение почвы постоянно сносит людей и города в прошлое; для того, чтобы о тебе не забывали, нужно непрестанно идти в противоположном направлении - идти, пока не рухнешь замертво от усталости, и поток не сбросит тебя в пропасть небытия.
  
  Я перебираю ногами, как и все, хотя эта пропасть меня не особо пугает. Я стала взрослой; часовой механизм в моей руке бешено вращается, отсчитывая годы как секунды. Я не думаю о том, что будет, когда он остановится - хотя, по правде говоря, думать о чем-то другом просто бессмысленно. Если бы слово "хотеть" имело какой-то смысл, то мне хотелось бы, чтобы это было похоже на слова из фильма, вернее, плохонького космического сериала, первую серию которого кто-то записал на видеокассету с "Терминатором", чтобы "добить" время. Эти слова (тогда звучавшие в гнусавом русском дубляже) намертво врезались мне, четырнадцатилетней, в память, потому что в них была - и есть - та печаль и надежда, кроме которой в моей жизни никогда ничего не было и нет.
  
  "Five billion years from now, maybe to the day, the sun burns ninety percent of its hydrogen. A balance is destroyed. More energy is created than released. Quickly, in a few million years, the sun radiates all of its potential power. The star swells. Mercury, Venus, the Earth... disappear. Swallowed. The sun truly, finally, touches the
  sky. Life vanishes eons ago.
  
  Eventually, the sun shrinks, decreasing to the size of the Earth, which reappears from the Red Dwarf's grasp. With no gravity to hold it, the Earth slowly floats away.
  
  Elsewhere, stars are born. Other star systems - older, larger - continue to breathe. The solar system dies of crib death. If that's what it takes, then okay. If I must wait that long, then all right. Because when I think of this, nothing is more desirable than the hope of watching that last day when the sun flickers out, with you beside me. We'll sit alone on a dark chunk of ice at the top of the world, and the stars above, beyond and between us will never shine brighter as we drift away into space."
  
   По правде говоря, я не знаю, с кем стану сидеть на этой глыбе льда; ползущая почва уносит в небытие не только людей, но и их чувства и мысли. Но это хорошо; это означает, что воображаемые друзья в сущности ничем не хуже настоящих.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"