Корнилова Веда: другие произведения.

Патруль, гл. 1-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 9.16*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начинаем выкладывать главы новой книги. Постараемся сохранить прежний график выкладки: раз в две недели. Надеемся, итог вам понравится!

  Глава 1
  
  
  - Алана, сзади!.. - раздался крик Грега.
  Мог бы и не предупреждать - я и сама слышу позади себя быстро приближающиеся тяжелые шаги. Надо же, как эта нечисть к нам спешит, чувствуя рядом с собой горячую кровь! Плохо то, что сейчас совсем темно - середина ночи, к тому же луна зашла за тучу, вокруг почти ничего не видно, но, по-большому счету, это не проблема, справлюсь, да и Грег поможет.
  Так, резким рывком ухожу в сторону, разворачиваюсь, и мне удается с одного замаха достать упыря, который к этому времени находится всего в паре шагов от меня. Вернее, я первым же ударом меча смахнула с плеч его голову, которая откатилась в сторону. Теперь, главное, не попасть под струю темной крови упыря, ведь если хоть капля этой нечистой крови окажется на теле, то в этом месте до конца твоих дней останется почти неизлечимая язва.
  - Чуть подальше отойди!.. - Грег вновь подал голос. - Ты слишком близко к нему стоишь!
  Когда напарник приказывает, надо слушаться беспрекословно. Из нас двоих я - всего лишь боевая сила, а он - маг, и, в отличие от меня, хорошо видит даже в полной темноте. Впрочем, мне самой прекрасно известно, что от умирающего упыря следует держаться подальше: такие существа, даже лишившись головы, издыхают долго, и в агонии могут смертельно поранить неосторожно подошедшего к ним человека.
  Повезло, что мы так быстро расправились с этой нежитью, хотя дело тут не только в везении - все же Грег сумел спеленать упыря магическими заклинаниями, и тот стал куда более медлительным, а остальное зависело только от меня. Беда в том, упыри не только очень быстры, но еще и сильны физически, одолеть их весьма непросто, тем более что обычный металл не способен нанести этим тварям особого вреда. Естественно, что для схваток с нечистью простой меч не годится, тут нужен другой, с серебряными насечками. Впрочем, не только меч, но и почти все имеющееся у меня оружие изготовлено из металла с немалой примесью серебра - увы, в нашем деле иначе нельзя. А еще у меня прихвачена освященная соль, которую нежить боится немногим меньше серебра. К тому же Грег наготове - напарник всегда поможет заклинаниями, а то и огнем. Ну, мы народ подготовленный, свое дело знаем неплохо, а вот простым людям ночной порой в схватку с упырем лучше не вступать - у них нет ни единого шанса выиграть этот бой.
  Когда спустя несколько минут луна вновь показалась из-за туч, то упырь уже не шевелился. Грег кивнул - мол, все в порядке, но я и без его подтверждения видела, что это существо мертво окончательно. Что ж, замечательно, теперь следует крючьями оттащить останки упыря к куче дров, которую мы приготовили еще с вечера, и дотла сжечь эту нежить. Для чего это нужно? Дело в том, что сжигание тела частенько является единственным способом раз и навсегда избавиться от очень многих представителей самой разной нечисти, в том числе и от упырей.
  Мы не теряли время на ненужные разговоры, благо уже давно работали в паре, понимали друг друга с жеста и полуслова, а все наши действия были отработаны едва ли не на уровне инстинктов. Тут, главное, не расслабляться ни на мгновение, быть предельно внимательным, постараться не упускать из вида никаких мелочей, даже, казалось бы, самых незначительных, а не то может произойти всякое... Что именно? Да бывали уже такие случаи, о которых и вспоминать не хочется.
  Пока пылал костер, Грег занимался тем, что подкидывал древесину в огонь, делая все, чтоб от тела упыря как можно скорей остались одни головешки. Ну, а я, в свою очередь, была на страже, следила за тем, что происходит вокруг. Если верны предположения Грега (а мой напарник в таких случаях, как правило, не ошибается), то неподалеку должен находиться еще один упырь, однако по какой-то причине он все еще не показывается. Наверняка издали наблюдает, но близко не подходит - огня боится, тем более что мы распалили костер весьма немалых размеров (в таких случаях дров жалеть не стоит), а едва ли не вся нечисть испытывает настоящий страх перед огнем. Ладно, разберемся, ведь нас и послали сюда как раз для того, чтоб покончить с этой опасной нежитью, пугающей здешних крестьян.
  Надо сказать, что у живущих здесь людей есть все основания для страха - за последнее время в этих местах было убито семь человек, причем у каждого из погибших была едва ли не досуха выпита кровь, а само тело крепко обгрызено. Не надо быть опытным охотником, чтоб понять - лесное зверье к этим нападениям не имеет никакого отношения. Вполне естественно, что здешних жителей охватил самый настоящий ужас, они даже днем опасались покидать пределы деревни, а уж о том, чтоб отправлять скотину на выпас - об этом и речи быть не могло. Все происходящее тем более досадно, что сейчас как раз середина лета, самая пора заготовки сена, ягоды в лесу поспевают, вот-вот грибы пойдут... Дни стоят золотые, крестьянам нужно заниматься своим привычным делом, ведь если время упустить, то зимой людям придется тяжко, да и обозов с продовольствием в город пойдет куда меньше.
   Что ж, разгул нечисти - это дело хотя и весьма неприятное, но довольно-таки обычное, и куда в таких случаях перепуганным людям следует обращаться за помощью - об этом всем хорошо известно. Вот потому-то мы с Грегом и оказались здесь, а выяснить, что тут происходит, нам не составило особого труда...
  Кто мы такие? Как раз те, кого и зовут на помощь, когда в мир приходит чужеродное зло. У людей, подобных нам, есть название - Патруль, и состоит этот самый Патруль, как правило, из двух человек, мага и воина. Цель Патруля только одна - борьба с нечистью, которой, к великому несчастью, за последние пару сотен лет расплодилось более чем достаточно. Как это ни печально, но мир более полутора сотен лет сотрясали войны, и потому на земле оказалось немало созданий Темных Небес, с которыми и борется Патруль. Работа, надо сказать, весьма неблагодарная, и если что складывается не так, то мы такого о себе наслушаемся!.. Со стороны все действия Патруля смотрится довольно просто: маг находит нечисть и нейтрализует ее, а воин помогает магу по мере своих сил и возможностей. Думаю, понятно, что в нашей паре маг - это Грег, а я никогда не считала себе плохим ратником.
  Для схваток с обычными творениями Темных Небес двух умелых и хорошо обученных людей, как правило, вполне достаточно, хотя от всех неожиданностей и случайностей все одно не убережешься. Конечно, при необходимости или в случае серьезной опасности численность Патруля можно увеличить хоть до десяти человек, но для этого должна быть более чем серьезная причина из числа тех, о которых говорят "Не приведи Боги такое несчастье на нашу шею!".
  А еще стоит отметить, что абы кого в Патруль не возьмут, отбирают самых лучших и умелых. Кроме того, следует принять во внимание и то, что на этой непростой ниве борьбы со злом мы работаем не самостоятельно, а под постоянным присмотром Святой Инквизиции. Вернее, как раз представители этого весьма сурового ордена и дают нам задание на уничтожение очередной нечисти. Со святошами-инквизиторами шутки плохи, так что ошибки при выполнении задания должны быть сведены к минимуму. Увы, иначе никак, ведь именно Инквизиция в нашей стране взяла на себя обязанность заниматься искоренением порождений Темных Небес, и, надо признать, на этом поприще святые отцы действуют довольно-таки безжалостно, да и сторонних авторитетов почти не признают. Скажу больше: несмотря на то, что мы находимся у них на службе, господа инквизиторы и нас смотрят, как на потенциальных преступников, но с этим ничего не поделаешь - святые ханжи стараются искать предательство и ересь едва ли не во всем, что хоть немного выходит за рамки их представлений о жизни.
  Должна признать и то, что мы с Грегом служим в Патруле не ради высоких моральных убеждений. Вернее, среди патрульных есть и такие, кто ставит своей главной жизненной целью борьбу с нечистью - честь им за это и хвала! Однако не менее важную роль здесь играют и деньги, ведь отцы-инквизиторы неплохо платят тем, кто выполняет весьма опасную и рискованную работу по искоренению порождений Темных Небес... В общем, когда случаются такие вот более чем неприятные истории, что недавно произошли в этой деревеньке - вот тогда зовут нас, то бишь тех, кто служит в Патруле.
  ...Ночь, тишина, яркая луна на небе, которая то и дело скрывается за тучами, но когда показывается вновь, то освещает все вокруг своим холодным светом. Хотя полнолуние ожидается завтра, но уже и сегодня все окружающее видно очень даже неплохо: напротив нас - старое кладбище с покосившимися крестами и деревянными памятниками, справа и слева - лес, стоящий черной стеной, а позади - луг, на котором давным-давно пора косить сохнущую траву. Конечно, сейчас, ночной порой, при лунном свете, местность выглядит довольно-таки жутковато, особенно если учесть то, что вокруг стоит невероятная тишина - вон, даже птицы умолкли!, а рядом в костре сгорает тело упыря. Лично я уже давно привыкла к подобным картинам, но вот обычного человека, окажись он на этом месте, почти наверняка заколотила бы дрожь, и осуждать их за подобное вряд ли стоит.
  Не спорю: для многих обывателей луна - это волшебная ночь под звездным небом, душевный подъем, любовь, стихи и прочая романтическая дребедень. Что ж, могу только позавидовать этим беззаботным людям, потому как для нас с Грегом луна - это солнце мертвых, ведь чаще всего именно ночами и появляется на земле всяческая нечисть. Взять хотя бы того же упыря, то бишь живого мертвеца, восставшего из могилы... Впрочем, по мнению Грега, упырь здесь наверняка не один, а мой напарник ошибается редко... Ничего, разберемся и с остальными.
  - Алана, все в порядке?.. - поинтересовался Грег, не отрываясь от своего занятия.
  - Вроде того...
  Сейчас меня в первую очередь беспокоила высокая трава на поле - вон, вымахала едва ли не выше пояса взрослого человека. В такой траве можно попытаться незаметно подобраться к противнику... Хотя от упыря вряд ли стоит ожидать подобной хитрости: все же эти люди, после своей смерти превратившиеся в нежить - они уже мертвы, и от их прошлого разума осталась всего лишь частица, но, тем не менее, исключать ничего не следует...
  Вновь подумалось: досадно, что поле не скошено, хотя обычно крестьяне стараются не допускать такого безобразия, чтоб сено пропадало, можно сказать, на корню. Увы, но живущие в округе люди сейчас настолько перепуганы, что даже при ярком солнце не решаются подходить к этому месту - боятся. Дескать, луг находится слишком близко от кладбища, как бы эти... не вылезли невесть откуда и не накинулись...
  Вообще-то подобные опасения совершенно напрасны: днем людям ничего не грозит, ведь солнечный свет для упырей смертелен. Недаром эта нежить для своего обиталища выбирает себе такие места, куда не проникают солнечные лучи, ведь жить хочется всем, даже нечисти. Именно потому днем упыри скрываются в самых темных местах, то бишь в склепах, могилах или в глубоких подвалах домов, и лишь с наступлением темноты выходят на охоту. Ну, склепов на этом деревенском кладбище отродясь не было, в деревне все подвалы, чуланы и подполы мы уже проверили, так что остается обследовать только здешнее кладбище. Что ж, дело обычное, все осмотрим, не впервой!
  А ночь сегодня, и верно, просто замечательная! Тишина, покой, тепло, ни ветерка, и, если не считать горящего рядом большого костра, то вокруг просто-таки разлито удивительное спокойствие... Подобное, как это ни странно, настраивает на лирический лад. Возможно, все дело в том, что мы просто несколько устали - это уже подряд вторая бессонная ночь. Наверное, именно потому меня ни с того, ни с сего одолели воспоминания...
  Мое имя - Алана Риман, и родилась я в Тайрене, столице нашей страны. Увы, но знатным происхождением я похвастаться не могу, так же как и высоким достатком своей семьи. Если же называть вещи своими именами, то место, где мы жили, было самым настоящим городским дном, прибежищем для человеческого отребья или же тех неудачников, кому крепко не повезло в жизни. Посторонние люди в наши края старались не заходить - слишком плохая и опасная слава была у этого места, расположенного возле городской черты, ведь недаром оно носило говорящее название - Тупик. Грязь на вечно неубранных улочках, покосившиеся закопченные домишки, бросающаяся в глаза нищета, мрачные лица живущих там людей, уныние, просто-таки разлитое в воздухе... Думаю, не стоит пояснять, чем промышляли обитатели Тупика, но честным трудом занимались немногие. Что же касается остальных... Ну, здесь каждый выживал, как умел, причем, как правило, весьма неправедным способом, и этим все сказано - ведь не просто так стражники держали под своим постоянным присмотром Тупик и его обитателей, хотя в темное время даже стража без крайней на то нужды старалась сюда не соваться. Слишком опасно и непредсказуемо, потому как нравы у людей, живущих в Тупике, были, скажем прямо, весьма жесткие, и тут ценились прежде всего сила, ловкость, наглость, сообразительность, а еще определенная доля безжалостности. В здешних местах правил только один закон - подчинения силе.
  Что касается семейных уз, то у обитателей этой дыры они не отличались особой крепостью. Обычно дети здесь становились самостоятельными едва ли не с того самого времени, как только сумели научиться ходить и разговаривать. Конечно, существовали и любящие семьи, такие, где заботились о своих детях, и опекали их со всей возможной заботой, но таковых в Тупике было, увы, немного. Нередко детишки вынуждены были сами доставали себе пропитание, не надеясь на помощь родителей. Частенько такие вот никому не нужные ребята сбивались в стайки - так жить проще и легче. По сути, это были звереныши, которые учились выживать, понимая, что кроме как на себя, более им надеяться не на кого.
  А еще едва ли не у всех обитателей Тупика была мечта - выбиться в люди и покинуть это место, иметь свой дом на чистой улице, карету с лошадьми, хорошую работу, красивую одежду, обеспеченную жизнь, и не заботиться ежеминутно о хлебе насущном... К сожалению, вырваться отсюда удавалось немногим, считанным единицам, но тут уж кому как повезет.
  Моя семья ничем не отличалась от большинства обитателей Тупика. Единственным занятием папаши были поиски выпивки, причем дражайший родитель занимался этим крайне необходимым делом все дни напролет, и каждую ночь не приходил, а приползал домой, в нашу полуразвалившуюся лачугу. Почему приползал? Да потому что к тому времени он был пьян, можно сказать, в хлам. Когда же у папаши наступало короткое время протрезвления, то дорогой родитель, хватаясь за больную голову, без конца зудел о том, что мы, неблагодарная семья, повисшая на его плечах, загубила судьбу и высокие стремления такого талантливого человека, как он... Ну, вообще-то все пьяницы говорят одно и то же, со слезами на глазах сетуют на горький рок и тяжкий жребий. Впрочем, на бесконечные стенания папаши мы не обращали внимания - наслушались за долгие годы...Что же касается матери, то, когда я подросла, она, по слухам, сбежала из дома с каким-то военным.
  Вообще-то мамашу можно понять: говорят, что она, несмотря на жизненные тяготы, все еще оставалась более чем привлекательной женщиной, на которую засматривались мужчины, и прозябать в полной нищете с вечно пьяным неудачником-мужем у нее не было ни малейшей охоты. Как говорится, впереди не просматривалось никаких перспектив на будущее, а раз дела обстоят столь невеселым образом, то каждый вправе устраивать свою судьбу так, как может, и как считает нужным. Мамаше подвернулся случай покинуть Тупик, и она без колебаний им воспользовалась.
  Что же касается детей, которых родительница оставила здесь... Ну, любому понятно, что когда рядом с бедной (вернее, нищей) женщиной (пусть она будет и того красивей) ошиваются три вечно голодных спиногрыза (которых к тому же надо обувать-одевать, кормить, учить уму-разуму, да еще и в дальнейшем направлять по верному жизненному пути) - то в этом случае ей вряд ли стоит рассчитывать на хорошего кавалера! Уж лучше, не оглядываясь, отправиться в новую жизнь, раз и навсегда закрыв за собой дверь в прошлое!
  Подобный поступок - уйти, оставив детей на произвол судьбы, здесь считался рядовым событием: дескать, ничего страшного, дело обычное, тем более что в этом случае у брошенных деток есть какой-никакой, а отец, да и крыша над головой имеется, что уже немало! Ну, а насчет всего остального можно сказать только одно - тут каждый сам за себя, и если ты сильный и здоровый, то выкарабкаешься, а слабакам в Тупике не место! Если же в отсутствие родителей с детьми что худое и произойдет, так, значит, им это на роду написано. В конце концов, можно и новых детей нарожать - дело нехитрое. Правда, каким образом будут выживать брошенные ребятишки, и удастся ли им это сделать - тут вопрос иной...
  Нас, оставленных мамашей детей, было трое, и какое-то время обо мне и младшей сестренке заботился старший брат, которому в то время исполнилось восемь лет. Потом сестренка, которой еще не исполнилось и три годика, тяжело заболела - простудилась. Помнится, тогда была очень длинная и холодная весна с пронизывающими ветрами... Какое-то время и мы с братом, и доброхоты-соседи пытались лечить малышку, как умели, но ей становилось все хуже, а потом она и вовсе стала метаться в горячечном бреду. Нам не оставалось иного выхода, как отнести ее в приют при городском монастыре - как это ни печально, но было понятно, что без помощи и хорошего лечения сестренка умрет. Малышке повезло: монашки ее выходили, а потом какая-то добрая горожанка и вовсе забрала мою сестренку из приюта - мол, девочка такая хорошенькая, милая, что от нее просто глаз не оторвать, а я человек одинокий, и теперь у меня будет, о ком заботиться... Что же касается брата, то вскоре он пропал, и лишь через какое-то время выяснилось, что подвыпившие матросы с иноземного судна утащили его на свой корабль - мол, парнишка с виду крепкий и выносливый, а на их корабль позарез требовался юнга, потому как тот сопляк, что еще недавно числился на судне в этом звании, удрал невесть куда по прибытию в порт, а без юнги корабль быть не должен...
  Так я осталась, можно сказать, одна. Не знаю, как сложилась бы моя дальше моя судьба, если б не случай, изменивший все.
  ...Мне едва исполнилось семь лет, когда в Тупик заявились двое гостей, причем пришли они не просто так, а по важному делу. Новости здесь разносятся быстро, и потому уже через четверть часа все обитатели Тупика знали, что пришлые намерены отобрать себе нескольких детишек - мол, собираются обучать их ратному мастерству. Понятно, что абы кто сюда не сунется, значит, к подобному известию надо отнестись со всей серьезностью. А уж когда стало известно, что эти двое - элинейцы, то здешние ребятишки не только сами хотели поглядеть на них, но и страстно желали стать теми везунчиками, на кого падет выбор, тем более что желающих вырваться из Тупика всегда хватало. К тому же всем было известно, что каждый из детей, пришедших на такие вот отборы, получит мелкую монетку, а для нас как раз это было едва ли не самым важным.
  Несмотря на кажущийся бардак, мнимое безвластие и полное безразличие к посторонним, в Тупике все подчинялось установленным здесь жестким законам. Естественно, была своя негласная власть, как были и те, в чьих руках находились бразды правления столь злачным местом. Эти люди держали все под своим контролем, и без их согласия вряд ли хоть кто-то из посторонних мог решиться на то, чтоб придти сюда, и безбоязненно отбирать себе учеников, ведь дети считались чем-то вроде собственности Тупика, так сказать, его будущим. Впрочем, кем бы эти двое не были, но чужаков в здешних местах все одно не любили, и уж тем более им не разрешалось тут хозяйничать, но иногда (как в этом случае) все же допускались исключения. Естественно, это происходило не от доброты душевной, а по договоренности с теми, кто держал власть в Тупике.
  Когда в условном месте собралось немало ребятишек, то мы увидели, что рядом с двумя незнакомыми пожилыми мужчинами стоит Хмель - этот немолодой плотный мужичок был одним из тех, кто распоряжался делами в Тупике ( а еще он был скупщиком краденого), и потому его присутствие здесь было просто необходимо - надо же присматривать за происходящим, пусть даже речь идет о таких уважаемых людях, как элинейцы.
  Кто такие элинейцы? Это бойцы, с которыми лучше не встречаться - смелы, прекрасно обучены ратному делу, владеют едва ли не всеми видами оружия. Более того: сейчас есть целый Орден Элинейцев, и вступать в конфликт с его представителями не стоит ни в коем случае. Правда, аристократы элинейцев не любили - мол, они не всегда сражаются по правилам, принятым среди благородных людей, а это, дескать, недопустимо! Да и должного пиетета к дворянству эти люди не испытывают!.. Ну, можно говорить что угодно, но ясно было и то, что к этим утверждениям высокородных господ примешивалась немалая доля зависти.
   Говорят, когда-то был такой великий воин - Элиней, и именно он пару сотен лет назад создал свою школу искусства боя, и тех, кто прошел там обучение, называли элинейцами. Первоначально основной задачей Ордена было готовить охранников и телохранителей для богатых людей: увы, но наличие тугой мошны, высокого положения в обществе и громкого титула вовсе не значит, что ты можешь спокойно спать днями и ночами. Частенько находилось немало желающих наложить свою лапу как на эту самую набитую мошну, так и на титул, а потому уважаемым людям всегда нужна по-настоящему надежная, умелая и некорыстолюбивая охрана, которую не всегда можно отыскать. И потом, в жизни бывает немало обстоятельств, когда, назовем так, без ловкого человека, умеющего держать язык за зубами, тебе никак не обойтись. К тому же будет очень хорошо, если тот человек после выполнения задания напрочь забудет о том, какую именно работу и для кого он только что сделал.
  Так вот, именно таких верных, умелых и неподкупных охранников предоставлял Орден Элинея. Следует отметить и то, что услугами элинейцев пользовались не только состоятельные жители нашего государства, но и обитатели других стран. Служители Ордена были бойцами высочайшего умения и мастерства, и, разумеется, их услуги стоили немало, и потому нанять их - подобная роскошь по карману далеко не каждому, но зато наниматель мог спать спокойно - эти люди хорошо знали свое дело. Если учесть, что помимо охраны орденцы могли быть использованы как лазутчики, тайные агенты, шпионы, или же те, кого нанимают для особых поручений. Каких? Тех, за которые возьмется далеко не каждый, и для которых нужны особые навыки.
  Сейчас об этих людях, их мастерстве, ловкости и умении рассказывают такие невероятные истории, что многие слушатели только руками разводят, не зная, можно ли верить этим повествованиям. Говорят, будто элинейцы в одиночку могут выстоять против множества врагом, или же в состоянии одним махом могут с земли на вершину высокой башни. Понятно, что большинство из этих рассказов - самые обычные преувеличения, но все же полностью относить их к выдумкам не стоит, потому как вряд ли они рождались на пустом месте.
  Ясно, что вырастить такого умельца стоит немалых трудов, и будущих служителей Ордена нужно натаскивать с самого детства. Естественно, что принятые на обучение дети проникаются духом Ордена, в будущем живут по его законам, да и на службе будут выкладываться полной мерой. Потому-то учителя Ордена время от времени и ездили по детским приютам или злачным местам, отбирали там толковых детишек, которых считали наиболее подходящими для будущего служения в Ордене, и которые позже станут достойной сменой своих учителей.
  Сейчас эти люди пришли в Тупик все за тем же делом, то бишь выискивая подходящих для обучения ребят. Понятно и то, что детей пришлым отдадут не просто так, и не по причине излишнего человеколюбия - здесь ничего бесплатно не делается, а, значит, хозяева Тупика должны получат нечто взамен. Что именно? Ну, такими вопросами лучше не задаваться, это не наше дело.
  Что требовалось от собравшихся детей? Немного: каждый из нас по очереди должен был бегать, прыгать, забраться на высокое дерево, ловить брошенную монетку, а двое пришлых мужчин внимательно наблюдали за нами, подмечая каждую мелочь. Если честно, то мы относились ко всему происходящему как к игре, тем более что подобным мы и без того занимались постоянно, и в заданиях нет ничего сложного, зато такие вот общие сборища были делом крайне редким.
   Отбор занял немало времени, но когда все закончилось, то мужчины объявили, что забирают с собой трех парнишек и одну девочку, то есть меня.
  - Насчет пацанов мне все ясно... - недовольно пробурчал Хмель. - Вы у нас лучших забираете... А девчонка вам зачем? Вроде ничего особенного за ней не замечено!
  - Это еще как сказать... - пожал плечами один из мужчин. - Меня интересует другое - как к нашему решению отнесутся ее родные? Надеюсь, они не будут возражать, если...
  - Насчет этого можете не волноваться... - отмахнулся Хмель. - Можете считать, что она полная сирота при живых родителях. Судите сами: мамаша удрала невесть куда со своим хахалем, детей бросила, а папашу куда больше интересует стакан с вином, чем то, где целыми днями пропадают его дети... И все же, почему вы выбрали именно ее?
  - Реакция молниеносная... - пояснил один из пришлых. - Возможно, вы и не обратили внимания на то, как лихо она схватила летящую монетку, а вот я это враз отметил - там было настолько стремительное движение, что оно поразило даже меня ...
  - Тоже мне, нашли чему удивляться... - усмехнулся Хмель. - Я вам так скажу: похоже, девчонка ничего не ела день или два, а в таком случае за деньгами еще и не так рванешь... Впрочем, вам видней. Четверо - так четверо...
  Так я и оказалась в школе элинейцев. Конечно, учениц-девочек там было в разы меньше, чем мальчиков, но спуску не давали ни тем, ни другим. Иногда мне казалось, что к ученицам требования даже выше, и спрашивали с нас строже. Надо сказать, что учеба в этой самой школе была не приятным времяпрепровождением, а настолько тяжким трудом, что довольно долгое время я частенько с тоской вспоминала свою прежнюю вольную жизнь...
  ...Костер полностью прогорел к тому времени, когда небо стало светлеть. Сейчас уже наверняка пропели третьи петухи, и второй упырь, если он даже находился неподалеку, должен был убраться в свое логово - к этому времени заканчивается его время гулять по земле, и до предрассветного крика петухов нежити нужно успеть спрятаться в свое логово. Нам же оставалось завершить начатое: выкопать яму, скинуть туда все, что осталось от костра, залить все это святой водой, вновь засыпать яму землей, и забить сверху осиновый кол. Все, теперь можно быть спокойным. Правда, здешние крестьяне впоследствии к этому колу и близко не подойдут, издали будут со страхом смотреть на него, осеняя себя святыми знаками, но понять их можно. Впрочем, все это произойдет в будущем, а пока что у нас имеется еще одно дело...
  Мы вернулись в деревню под названием Сельцы, когда уже полностью рассвело. А деревушка немалых размеров, что дворов тут немало, под сотню будет, если не больше. Ну, по сравнению со вчерашним днем тут ничего не изменилось - в каждом доме ворота на двор по-прежнему заперты, скотину и птицу стараются не выпускать, а деревенские улицы пустынны, потому как старики, женщины и детишки сидят по домам, и со своего двора - ни ногой. Хорошо еще, что с утра ставни на окнах открыли. Надеюсь, крестьяне вняли нашему совету, окропили святой водой не только ставни, но и двери - если даже нежить ночью заявится в деревню, то вряд ли сумеет забраться в дом. Можно не сомневаться и в том, что сейчас едва ли не из каждого окна на нас смотрят не только с жадным любопытством, но еще со страхом и надеждой, однако распахнуть окошко никто не решается.
  Как мы ранее и договаривались, крестьяне поджидали нас возле небольшой церквушки. Понятно, что здесь находится едва ли не центральное место в деревне, и к тому же возле церкви люди чувствуют себя поспокойнее - все же рядом Божий дом. Сейчас тут собрались одни мужчины из числа тех, что покрепче и помоложе, причем у каждого в руках вилы или рогатина, а у некоторых еще и дубины прихвачены. Еще двое крепких мужчин (по виду -кузнецы) держали в руках молоты... Н-да, лишнее подтверждение того, что здешнее население всерьез напугано. Как видно, люди опасаются, как бы под нашими личинами в деревню не заявилась какая-нибудь нечисть. Если можно так выразиться, народ встречает нас во всеоружии, и такими взглядами, что становится ясно - если им хоть что-то в нашем поведении покажется подозрительным, то на вилы чужаков, то есть нас, поднимут без долгих разговоров. Вон, при нашем приближении некоторые из крестьян уже заранее рогатины вперед выставили... Ох, Светлые Боги, ничего нового, каждый раз одно и то же!
  - Что ж так неласково принимаете?.. - усмехнулся Грег, когда мы подошли к толпе. - Вроде и видеть нас не рады.
  - Вы уж простите нас, люди добрые... - заговорил стоящий впереди немолодой мужчина с окладистой бородой. Это здешний староста, и именно он вчера, как только мы приехали в деревню, рассказал нам о том, что творится в этих местах. - Просто мы насчет вас опаску имеем - кто ж знает, что с вами за ночь на кладбище могло произойти? Сами знаете - пуганая ворона и куста боится...
  - Так и будем стоять друг против друга?.. - чуть нахмурился Грег. - Я, вообще-то, не любитель игры в гляделки.
  - Надо бы это... - староста оглянулся на односельчан. - Не обижайтесь, но святой водой вас бы окропить...
  - Если вас это успокоит... - Грег стал терять терпение, его всегда выводили из себя подобные рассуждения и чужой страх. - Только давайте побыстрей, не тяните!
  - Это мы враз!..
  Хм, хочется надеяться, что святой водой нас не будут поливать из ведра - а что, однажды было и такое! Тогда перепуганные люди едва ли не по полному ушату на каждого из нас вылили, не стали святую воду жалеть, паразиты! Если же учесть, что дело было зимой, в настоящий мороз... Ладно, не впервой.
  По счастью, в этот раз все обошлось без таких вот излишеств, и после того, как святая вода попала на нас, и мы внешне не поменялись - вот тогда лица людей враз смягчились, а вилы с рогатинами опустились.
  Надо заметить, что разговоры с местным населением, как правило, берет на себя Грег, а я старалась помалкивать, предпочитая не вмешиваться в беседы. Нам хорошо известны провинциальные нравы, а потому понимаем, что у здешних жителей вызывает неприязнь один только вид женщины в мужской одежде, у которой при себе имеется не только явный избыток самого разного оружия, но еще и в ножнах за спиной находятся два меча немалых размеров. По мнению большинства обычных людей, женщины должны сидеть дома и заниматься хозяйством, а не бродить невесть где и незнамо зачем, ввязываясь в непонятные дела, до которых бабам не должно быть никакого дела. От таких странных особ каждый старается держаться на расстоянии - так оно надежней будет, да и все вопросы лучше решать с мужчиной. К тому же во взглядах, устремленных на Грега, было уважение и немалая доля страха, а на меня глядели так, будто я пришла сюда прямиком из цирка уродов.
  Вообще-то, будь на то моя воля, я бы не отказалась от жизни простой женщины с ее повседневными хлопотами, семьей и детьми, но этого в моей жизни нет, и вряд ли хоть когда-то будет. Почему? Просто так сложилось.
  - Успокоились?.. - поинтересовался у мужчин Грег, вытирая с лица капли воды. - Теперь меня послушайте: одного упыря мы завалили, а вот второго из могилы достать надо...
  - Так их все же двое было?.. - спросил кто-то из толпы. - Не больше?
  - Вам и того, что есть, хватило бы за глаза... - отмахнулся Грег. - Как только рассвело, мы ваше кладбище проверили, нашли могилы упырей. Одна пуста, мы с ее обитателем уже расправились, а вот со вторым надо покончить сегодня же, до захода солнца. Если помните, ближайшей ночью будет полнолуние, а в такое время разделаться с нежитью куда сложнее - в полнолуние такие твари обретает дополнительную силу.
  - Он нас-то чего требуется?.. - деловито спросил староста.
  - Берите лопаты и идите с нами.
  - Куда?
  - Все туда же, на кладбище.
  - А зачем?.. - поинтересовался кто-то из толпы. Судя по голосу, здешнее кладбище - это последнее место, куда людям хотелось бы сейчас отправиться.
  - Все за тем же!.. - только что не огрызнулся Грег. - Вы ж сами позвали нас для того, чтоб разобраться с разгулом нечисти. Теперь нам ваша помощь требуется...
  - Зачем?
  - Обычно упыри селятся на кладбищах и не отходят далеко от своих могил.
  - А лопаты для чего нужны?.. - продолжал все тот же голос. Все верно - у крестьян сейчас только одно желание - забиться по своим домам и сидеть там до того времени, пока все не закончится.
  - Можно подумать, ты не понял, зачем лопаты на кладбище нужны... - ухмыльнулся Грег. - И не забывайте: это в первую очередь вам надо, не мне...
  - Так сами и идите на кладбище!.. - так, еще у кого-то ершистого нет ни малейшего желания подчиняться приказам чужаков. - И вообще, вам деньги платят за то, чтоб вы нас защищали, а не гнали туда, куда пожелаете! Мы в инквизицию честно десятину отдаем, а потому делайте то, что обязаны исполнять, и нас к вашим делам не припахивайте!
   - Вот что, мужики... - Грег начал выходить из себя, что вполне естественно - вчера мы, как только приехали, обползали едва ли не весь поселок, да и ночью не спали. Усталость и бессонные ночи дают о себе знать, и вступать в долгие разговоры с увещеваниями у нас не было ни малейшего желания. - Вот что, давайте раз и навсегда договоримся так: мы сказали - вы сделали, и больше никаких отговорок я слышать не желаю. Ну, долго еще на месте топтаться будете?
  Когда же мы с толпой крестьян вновь пришли на кладбище, Грег, подойдя к одной из могил, произнес:
  - Вот здесь обитал тот упырь, которого мы завалили. Теперь могила пуста...
  - Ты говори, да не заговаривайся!.. - перебил Грега один из крестьян, невысокий плотный мужичонка. - Дядька мой тут похоронен! Родственник, конечно, не без греха прожил, всякое бывало, но чтоб такое...
  - Так что же твоего родича за кладбищенской оградой похоронили, а?.. - поинтересовался Грег. - Да еще и на неосвященной земле? Здесь обычно закапывают самоубийц, преступников, и тому подобных людишек. Что, твой родственничек с собой покончил? Наверняка его даже не отпевали...
  - Было дело... - неохотно признался мужичонка. - Дядька допился до невесть каких видений, камень себе на шею веревкой привязал, да и сиганул с моста в воду... Но чтоб он в этакую нечисть превратился - ни за что не поверю!
  Крестьянин оглянулся по сторонам, ожидая услышать слова поддержки, но мужчины молчали, а некоторые и вовсе отводили глаза в сторону. Н-да, судя по виду сельчан, душа самоубийцы отнюдь не была девственно-чистой, да и воспоминания об этом человеке у односельчан остались далеко не самые лучшие. Кажется, это понял и мужичонка, и подобное его здорово разозлило.
  - Сказать-то можно все, что угодно - дядька себя все одно уже не защитит!.. - начал, было, он, но Грег его перебил.
  - Ты что, не видишь, что земля вокруг могилы взрыхлена?
  - И че? Вы сами, наверное, это и сделали...
  - Ну, раз такое дело... - Грег забрал у одного из крестьян лопату, и сунул ее в руки возмущенного мужичка. - Копай!
  - Чего?!
  - Что слышал, то и делай!.. - чуть повысил голос Грег. - Знаю, что тебе неприятно слышать то, что я сказал насчет твоего родственника, но мои слова можно легко проверить, и именно этим ты сейчас и займешься. В общем, принимайся за работу... А вы, мужики, ему помогайте - ведь не просто же так я вас заставил лопаты с собой тащить! К тому же всем вам надо убедиться в правоте моих слов.
  Вообще-то раскапывать могилы на кладбищах - это дело не только противозаконное и противоестественное, но к тому же категорически запрещенное Святой Церковью. Кроме того, по мнению обычных людей, подобное - большой грех, на который ни в коем случае не стоит идти, однако сейчас не те обстоятельства, чтоб строго следовать букве закона.
  - Но... - растерянно заговорил староста. - Но...
  - Да не тряситесь - днем, да еще при солнце, упыря бояться не стоит. К тому же мы рядом с вами... Хватит понапрасну молоть языком, принимайтесь за работу.
  Могилу раскопали быстро, и, как и следовало ожидать, она оказалась пуста. Глядя на ошарашенные лица крестьян, было понятно, что отныне они вряд ли в дальнейшем будут вступать с нами в долгие споры.
  Наскоро забросав могилу землей, отправились ко второй могиле, которая находилась не так далеко от первой. Земля тут тоже взрыхлена, так что ошибиться Грег не мог, и тот упырь, которого мы еще не нашли, должен прятаться в этом самом месте. Здесь тоже захоронение за кладбищенской оградой, на неосвященной земле, и, без сомнений, по этому усопшему заупокойную в храме не служили... Возможно, тут придется повозиться, только крестьянам об этом пока что знать не стоит, но вот за дровами следует незамедлительно послать нескольких человек. Пусть принесут побольше древесины, ее понадобиться немало...
  Мужички лихо раскопали могилу и распахнули крышку гроба. Надо сказать, что увиденное их всерьез озадачило: еще бы - молодой человек, которого похоронили еще весной, лежит перед ними, словно живой. Такое впечатление, будто он просто спит...
  - Надо же, его пару месяцев назад схоронили, а ежели судить по виду покойника, то можно подумать, что сделали это только вчера... - недоуменно протянул староста. - Или сегодня...
  - Ага, совсем как этот, как его... А, вспомнил - нетленный... - согласился кто-то из крестьян.
  - А ну, все отошли в стороны, хотя бы на пару шагов!.. - приказал Грег. - Тоже мне, нашли развлечение! И близко к гробу не подходите! Мы тут не в игрушки играем, и представление для вас не разыгрываем! Если кому-то непонятно, то поясняю - это и есть ваш второй упырь!
  - Какой упырь?! Это ж Пуран, племянник бабки Сташи! Приехал к ней в гости, да и помер!
  - Нетленный, говорите?.. - хмыкнул Грег. Что тут скажешь - мы уже привыкли к тому, что многие очевидные истины людям надо доказывать наглядно, и сейчас опять придется делать то же самое. - Вообще-то здесь подходит совсем другое слово... Смотрите!
  Грег вытащил длинный кинжал, и раздвинул им плотно сжатые губы мертвеца.
  - Ну, а теперь что скажете?.. - поинтересовался он.
  Ответом было полное молчание, да и что тут скажешь, если у лежащего в гробу человека рот оказался полон острых треугольных зубов. Не знаю, какое сравнение пришло на ум крестьянам, а лично мне рот упыря сейчас очень напоминал акулью пасть. Зрелище, надо признать, весьма неприятное. Страшно представить, что будет, если эти страшные челюсти не то что вцепятся, а даже просто полоснут по мягкому человеческому телу...
  - Все поняли?.. - продолжал Грег. - Ваше счастье, господа хорошие, что вовремя нас позвали. Знаете, какая сила может быть у этой нежити? Впрочем, вам лучше этого не знать. К тому же сегодняшней ночью будет полнолуние, а в такое время упыри особенно кровожадны, сильны, да и передвигаются с невероятной быстротой. Этот, что сейчас лежит перед вами... Если в ночь полнолуния он не найдет себе жертву на дороге или в лесу, то почти наверняка придет в деревню, отыщет дом, в котором хозяева не окропили дверь или окна святой водой - в этом случае упырь прогрызет доски своими острыми зубами...
  - И что будет тогда?.. - спросил кто-то осипшим голосом.
  - Вначале упырь кинется к детям, а уж потом примется за взрослых, и сладить с ним у вас никак не получится. Остальное, думаю, вам понятно... Ладно, все разговоры потом, и вопросы тоже! Дайте-ка мне один из ваших молотов! Так, начнем...
  Последнее относилось ко мне, и я молча протянула напарнику заранее приготовленный осиновый кол, который Грег приставил к груди неподвижно лежащего человека, и мощным ударом молота вбил его в тело мертвеца. То, что произошло в следующий миг, крестьяне не забудут никогда: покойник, до того неподвижно лежащий в гробу, внезапно изогнулся, схватился руками за шершавое дерево, внезапно оказавшееся в его теле...
  Думаю, излишне упоминать о том, что при виде подобного зрелища насмерть перепуганные люди со всех ног бросились прочь, хотя далеко убегать не стали - сбились в толпу неподалеку от кладбища, и уже оттуда наблюдали за тем, что мы делаем. Мне же вновь только и оставалось, что вновь досадовать про себя - никакой помощи от местных!, но, по большому счету, мы на нее и не рассчитывали. Понятно, что люди боятся, и упрекать их за подобное не стоит, а мы на то и Патруль, чтоб освобождать мир от всяческой нежити.
  Вновь подойти к нам крестьяне решились только после того, когда возле раскопанной могилы разгорелся большой костер. Конечно, не следовало бы палить огонь на кладбище, но у нас выхода иного нет - надо побыстрее разобраться с этой нежитью, тем более что с этим упырем нам быстро сладить не удалось. Вид огня придал храбрости крестьянам, и они потянулись к нам, благоразумно прихватывая с собой сухое дерево и валежник, за которым то и дело бегали в лес. Люди понимали: как только сгорит тело упыря, так они смогут облегченно вздохнуть.
  Через несколько часов все было закончено: обгорелые останки упыря свалены в могилу, политы святой водой, вновь засыпаны землей, а сверху Грег вбил в землю еще один осиновый кол.
  - Все, можно идти. Отныне живите спокойно.
  - А это, почтенный... - староста старался не глядеть в сторону свежего холмика земли. - Как мы сюда теперь ходить-то будем? Мало ли чего...
  - Как ходили, так и будете ходить... - пожал плечами Грег. - Здесь вам больше бояться нечего. Только если кто-то мимо этой могилы будет проходить, пусть бросит на нее камень, или горсть земли, или хотя бы щепку...
  - Это... Может, еще один кол сюда вбить? На всякий случай...
  - Одного хватит... - отмахнулся Грег. - Да, и вот еще что: как видите, осину для этого кола мы срубили совсем недавно, и со ствола кору снимать не стали - когда его заколачивают в могилу покойника, то будет лучше, если этот кол в земле прорастет, и через какое-то время на этом месте появится новая осина. Сами должны понимать - у сырой неошкуренной древесины больше шансов прорасти. Тогда уж можно полностью быть уверенным в том, что никто вас больше беспокоить не станет...
  - Скажите, а отчего люди после своей смерти становятся упырями?.. - кто-то из крестьян рискнул задать вопрос, который интересовал всех и каждого.
  - Причин много, в каждом случае надо отдельно разбираться... - пожал плечами Грег. - Тем не менее, у каждого из тех, кто после смерти стал нежитью, есть что-то общее: одни при жизни баловались темным колдовством, другие покончили с собой, то бишь речь идет о самоубийцах, а кого и прокляли от всей души... В общем, я вам так скажу: грешить не надо, тогда в свое время и упокоитесь с миром. Это, надеюсь, вам понятно?
  - А это, нам бы об этом поподробнее рассказать, причем перед всеми сельчанами. О таких делах всем знать надо...
  - Не возражаю, только перенесем это на завтра. Сегодня нам поспать надо до вечера - мы два дня глаз не смыкали, а ночью на всякий случай еще подежурим, все вокруг обойдем, хотя, уверен, больше никакой опасности нет. Если какая нежить еще и осталась в ваших местах, то она в сегодняшнее полнолуние обязательно покажется. Разумеется, я не беру в счет местное зверье и прочую нечисть вроде русалок и домовых.
  - Вы только это, рассказать нам обо всем не забудьте...
  - Не забудем.
  В деревню крестьяне вошли победителями - глядя на них, можно было подумать, что они завалили упыря своими руками. Ну, нам с Грегом это дело хорошо знакомо - теперь эти люди до конца жизни будут рассказывать своим детям и внукам о том, как лихо, едва ли не своими руками, они расправились с нежитью. Еще и приврут с три короба. Более того - через какое-то время эти люди и сами уверят в свои россказни. Лично я спокойно отношусь к подобному - пусть потешат свое самолюбие и укрепят уверенность в собственных силах, в этом нет ничего плохого. Хуже другое: лишь бы в случае новой опасности (а в жизни может произойти всякое) эти люди не вздумали самонадеянно рассчитывать на свои силы. Каждый должен заниматься своим делом, и потому надо отдельно предупредить старосту, чтоб в случае новой опасности они не рисковали понапрасну, а сразу позвали нас.
  Сейчас же я думала только о том, что очень устала, да и Грег тоже вымотался, и нам надо бы выспаться до вечера. Помнится, когда мы только приехали в Сельцы, староста выделил нам комнату в своем доме, только в то время было не до отдыха, зато сейчас я могу с чистой совестью отправиться на боковую. Ох, мне бы сейчас только до кровати добраться, ведь вечером нам опять предстоит дежурство! Что касается бесед Грега с крестьянами об упырях и прочей нечисти... Если моему напарнику хочется рассказать об этом живущим в Сельцах людям - это его дело, а я не отношусь к любителям вступать в долгие беседы.
  Когда я проснулась, был уже вечер. В комнатке, кроме меня, никого не было - как видно, Грег уже выспался, и сейчас я слышала его голос, доносящийся из-за стены - похоже, напарник беседует с хозяином этого дома. О чем идет речь, догадаться несложно - все о той же нежити, и я буду не я, если староста не постарается выяснить все интересующие его подобности.
  - Ну, что касается того упыря, которого мы первым положили, то с ним мне все ясно... - говорил Грег. - Это мужику наказание за то, что он свою жену с детишками со свету сжил. Наверняка его перед своей смертью прокляла жена, и вот результат... А насчет второго, которого мы сжигали совместными усилиями... Мне сказали, что незадолго до смерти он приехал сюда, так?
  - Верно. У бабки Сташи только одна родственница и оставалась - младшая сестра, но та жила далеко, и они не виделись много лет. А несколько месяцев назад в нашу деревню заявился ее сынок - мол, мамаша умерла, о чем я и приехал вам сообщить. Парень молодой, красивый, разговорчивый... Ну, Сташа и пригласила родственничка погостить - мол, у меня поживешь, хоть немного успокоишься после смерти матери.
  - Откуда он приехал? Где раньше жил?
  - Поверьте - не знаем! Все как-то шутками отделывался, намеками, разговоры на эту тему в сторону уводил... Уж на что у нас в деревне бабы ушлые, а ни одна ничего не узнала!
  - И вас это не удивило?
  - Да как сказать... С одной стороны вроде и странно, подозрения вызывает, что пришлый молчит, от ответов увиливает, но если подумать, то удивительного в этом ничего нет: парень молодой, женский интерес к себе вызвать хочется, отсюда и недомолвки с намеками... Бабы же на таких загадочных мужиков клюют, словно окуньки на вечерней ловле! Во всяком случае, нашим незамужним девицам этот самый Пуран очень нравился, многие были бы не прочь связать с ним свою жизнь, тем более что парень прямо говорил - я, дескать, парень небедный.
  - Как этот человек умер?
  - Не знаю!.. - судя по голосу, староста всерьез раздосадован. - Утром заметили, что бабка Сташа своих коров в стадо не выгнала - вот и решили заглянуть к ней. Уж не знаю, что там у них ночью произошло, только оба мертвы были - и бабка, и ее родственник. Мы, конечно, люди простые, но у всех было одно мнение - похоже, племянник задушил Сташу, но и сам отчего-то помер. Бабку Сташу мы на кладбище похоронили, сделали все, как положено, а уж ее племянничка...
  - Бабка старая была? Больная?
  - Нет. Насчет ее возраста - не знаю, врать не буду, а вот насчет здоровья жалоб от бабки никто и никогда не слышал. Она бы и нас с вами пережила! Крепкая была бабка, про таких еще говорят, что на них пахать можно. Сами понимаете: если держать тройку коров, пару лошадей и десяток овец, то сена для них на зиму надо запасти ой как немало, тут не всякий мужик справиться, а она одна легко со всем управлялась! Прибавьте сюда восемь поросят и полный двор птицы, огород, поля ржи и ячменя! Да и грибов-ягод она заготавливала едва ли не больше всех в деревне! А уж какие у нее урожаи были - нам всем оставалось только завидовать!
  - Похоже, шустрая особа.
  - Бабка Сташа была добрым человеком, многим помогала. Любили ее у нас, уважали, и было за что: бывало, что после долгой зимы, когда у многих в закромах пусто, она свои припасы раздавала, причем бесплатно. И ни одной свадьбы в округе без нее не происходило: она молодым всегда хорошие подарки делала, не скупилась. В дельных советах никому не отказывала, детишек учила, как с землей управляться, чтоб плохого урожая не было... Мы, грешным делом, теперь даже приуныли - как без нее обходиться будем?
  - Ее дом - он с зелеными воротами и красными ставнями?
  - Справные хоромы, правда? Но коли у Сташи родни более не осталось, то мы решили отдать ее дом одной из молодых семей. Погодите... А как вы догадались? Ну, насчет дома?
  Хм, - подумалось мне, странный вопрос. Грег на то и маг (причем маг хороший!) чтоб видеть многое из того, что недоступно простым людям. Теперь мне стало понятно, отчего мой напарник так задержался в том крепком доме, заглядывая едва ли не в каждый угол, осматриваясь, и словно пытаясь найти ответ на какой-то вопрос. Правда, Грег мне не сказал, что его там заинтересовало, а я и не спрашивала: если сочтет нужным - выскажет.
  - Просто когда мы по приезду сюда все дома и подполы в вашей деревне осматривали, то я сразу понял, что могло произойти в том жилище... - обыденно сообщил мой напарник.
  - И что же?.. - судя по голосу, староста очень бы хотел получить ответ на этот вопрос.
  - Думаю, это вам знать не стоит. Одно могу сказать наверняка - вы правильно сделали, что похоронили бедную женщину на освященной земле. Вот еще что: завтра, перед отъездом, я хотел бы еще раз побывать в доме бабки Сташи. Возможно, у меня появятся вопросы... Да, где вещи умершей женщины и ее племянника?
  - Кое-что в доме оставили, все остальное раздали.
  - Передайте людям: пусть завтра с утра все эти вещи принесут к дому бабки Сташи, причем пусть тащат все, даже мелочи. Их когда-то мог касаться человек, впоследствии ставший упырем, и на всякий случай мне надо осмотреть эти предметы. Вам же спокойней будет.
  - Сделаем... - согласился староста. - Раз такое дело, то все притащим, до последней щепки.
  - Тогда закончим разговор, да и мою напарницу пора будить - нам еще всю ночь дежурить. Надо удостовериться в том, что нежити подле вашей деревни больше нет.
  - Оно да, оно конечно!.. - кажется, староста по-прежнему хотел бы задать Грегу еще немало вопросов. - Только вот напарница ваша... Баба красивая - кто ж спорит!, как говорится - все при ней! Одно непонятно: она все время молчит, ни слова не говорит... Неужто немая?
  - Ну, это вы уж перехватили... - чуть усмехнулся Грег. - Просто она сама по себе очень молчаливый человек, без дела болтать не любит. Меня это вполне устраивает, тем более что я не люблю пустой трескотни над ухом.
  Староста намек понял и замолк. Ну, раз такое дело, то и мне пора вставать. Отдых - дело хорошее, только нам платят не за то, чтоб мы понапрасну теряли время. К тому же Грег уверен, что сегодняшнее ночное дежурство пройдет без особых проблем, а в его словах я сомневаться не привыкла.
  Мой напарник не ошибся: ночь полнолуния прошла спокойно, если, конечно, не считать уханья лешего, который что-то уж слишком близко подобрался к деревне, хотя в сегодняшнюю ночь это неудивительно. На остальные мелочи вроде странных плесков в реке и мелькания теней в лунном свете можно не обращать внимания - в полнолуние выходит наружу едва ли не вся нечисть, какая только есть в округе, и тут ничего не поделаешь. По счастью, к людям все эти существа лишний раз стараются не приближаться, но и здешним жителям известно, что в такие ночи деревню лучше не покидать во избежание, так сказать, возможных неприятностей.
  Итак, все хорошо. Мы свое дело сделали, и потому отсюда можно уезжать с чистой душой и чувством выполненного долга.
  Покидать Сельцы мы собирались с утра пораньше - долее задерживаться в этих местах нам не стоит. Раньше выедем, быстрее окажемся в городе, тем более что путь до него нам предстоит неблизкий.
   Пока Грег ходил к дому бабки Сташи, я оседлала лошадей и вывела их за ворота - как только напарник вернется, так сразу же и направимся в путь. Невольно порадовалась тому, что сейчас возле дома старосты собралось не так много любопытствующих, и это в основном женщины и детишки. Остальные жителей деревни сейчас, без сомнений, находятся возле дома покойной бабки Сташи, во все глаза наблюдая за тем, как пришлый маг пытается что-то отыскать в доме покойной бабули, а заодно просматривая ее вещи, которые должны были разложить на земле. Мне же оставалось радоваться тому, что сейчас подле меня народу немного - не люблю быть в центре внимания.
  - Тетенька, а тебе не страшно?.. - раздался за моей спиной детский голос.
  Обернувшись, я увидела стоящую рядом девочку лет шести, которая с любопытством глядела на меня. Милая, трогательная малышка... Обычно я не вступаю в разговоры с посторонними, потому как обычно приходится отвечать на одни и те же вопросы вроде того, каким ветром меня занесло в Патруль, с чего это я вздумала идти на службу, и тому подобное. Как правило, я резко обрываю подобные речи, или же просто молчу, не отвечая на вопросы, но обижать молчанием эту девочку мне не хотелось. К тому же ко мне уже спешит молодая женщина - похоже, это мать малышки. Если я сейчас не скажу ни слова, то ребенок после нашего отъезда получит хорошую трепку - мол, нечего лезть с вопросами к незнакомым людям, да еще и к таким, кто с нежитью знается, и от кого не знаешь, что можно ожидать!.. Что ж, раз такое дело, то можно и поговорить.
  - Ты о чем, детка?.. - улыбнулась я.
  - Ну, по ночам ходите, всяких чудищ видите... Они ведь и убить могут!
  - Не знаю, что тебе и ответить... - мне только и осталось, что развести руками. - Конечно, бывает по-разному, но мы знаем, как следует поступать в том или ином случае. Только вот опаску все одно иметь надо, сломя голову на рожон не лезть.
  - Потому и оружия на тебе столько?.. - продолжала допытываться девочка.
  - Конечно... - кивнула я головой. - В нашем деле без него никак не обойтись - мало ли с кем доведется встретиться.
  - Вы уж простите ее... - возле нас оказалась мать малышки. - Уж очень она у меня любопытная, все ей надо знать, болтушке!
  - У вас очень славная девочка... - искренне сказала я.
  - А у вас дети есть?.. - поинтересовалась женщина.
  Ну, начинается, сразу же берут в оборот! Пока я помалкивала и ходила с непроницаемым лицом, ко мне не решались подойти с расспросами, но стоило заговорить хоть с кем-то - и все, теперь от любителей поболтать не отобьешься! Людей можно понять - это деревня, замкнутый мирок, находящийся на отшибе от основных дорог, и потому каждый приезжий здесь сразу же попадает в центр внимания. Сейчас пойдут вопросы, расспросы, разговоры о жизни, все то, что я терпеть не могу! Скорей бы Грег подошел, а не то эти сгорающие от любопытства крестьянки с меня живой не слезут! Тем не менее, надо что-то отвечать.
  - Нет, детишек у меня не имеется... - покачала я головой.
  - А почему?
  Вообще-то я никому не обязана выкладывать свою подноготную, и в любое другое время не стала бы продолжать этот разговор, просто отвернувшись и отойдя в сторону, но не хотелось разочаровывать девочку, которая с восхищением смотрела на меня. В подобных случаях поневоле приходится выбирать одну из тех отговорок, которые у меня заранее были приготовлены для тех, кому нельзя не ответить.
  - Работа у меня такая, что сегодня живешь, а завтра неизвестно что будет... - вздохнула я. - На родню я небогата, и если со мной что случится, то дети останутся круглыми сиротами. Сами знаете, какой горькой может быть доля у таких ребятишек, а раз так, то лучше о детях и не мечтать.
  - Это верно... - кивнула головой женщина. - А семья...
  - Нет у меня семьи. Так сложилось.
  - А мужчина, с которым вы приехали...
  - У него тоже нет ни семьи, ни детей.
  - А мы думали, что вы оба вместе... Такой красивый мужчина!
  - Нет... - перебила я женщину. - Каждый из нас двоих сам по себе, мы просто напарники, и не более того. Конечно, посторонним в подобное плохо верится, но в том деле, которым мы занимаемся, чувствам не место - неизвестно, что с каждым из нас будет завтра, так что, как говорится, лучше и не начинать, оставаться сослуживцами...
  - Хм... - судя но ухмылкам, крестьянки не поверили моим словам, но подобное меня не особо волновало - пусть что хотят, то и думают.
   Сельцы мы покинуть только через час, раньше не получилось - Грег долго провозился возле дома бабки Сташи (да будет ей земля пухом), а я не знала, как отбиться от вопросов женщин, которые интересовались едва ли не всем, что происходит за пределами их деревни. Тут поневоле вновь подумаешь о том, что лучше по-прежнему держать людей на расстоянии от себя - так спокойнее.
  Путь нам предстоял довольно долгий, но, если не случится ничего неожиданного, то к вечеру будем в городе, причем даже в том случае, если не будем особо гнать лошадей. Дороги в этих местах, конечно, далеки от совершенства, но летом и зимой здесь вполне можно проехать, зато в осеннюю непогоду и весеннюю распутицу попасть в эти отдаленные места весьма сложно. Пока же я мысленно прикидывала дорогу от деревни: вначале минуем хлебные нивы, затем довольно долгий путь по лесной стезе (там следует передвигаться без спешки, а не то лошадям ноги переломаем - полно ямок, рытвин, выступающих из земли корней), потом выедем на тракт, а это прямая дорога до Северина. В здешних краях это самый большой и многолюдный город, можно сказать, столица этих мест, вернее, этого края. Думаю, излишне упоминать о том, что мы с Грегом живем именно там, снимаем две небольшие комнатки в небольшом домике на тихой улочке. На данный момент мы свое дело сделали, так что сегодня, когда окажемся дома, можно будет выспаться со спокойной душой, а уж завтра с самого утра, хочется нам того, или нет, но придется отправиться с докладом в Святую Инквизицию. Ох, ну и помотают же святоши нам завтра нервы! Даже сейчас об этом думать не хочется...
  Во второй половине дня, уже оказавшись на тракте, и преодолев немалую часть пути, мы остановились на короткий отдых в "Лесном лукошке". Этот придорожный трактир расположен неподалеку от перекрестка дорог, так что посетителей тут всегда хватает. Стоит заметить, что у "Лесного лукошка" очень хорошая репутация - тут готовят весьма недурственно, да и слуги вышколены на зависть, так что свой заказ гостям долго ждать не приходится.
  Присев за стол в уголке, мы негромко переговаривались между собой - пусть нас тут никто не знает, все одно нежелательно, чтоб кто-то слышал наш разговор.
  - Ты уверен?.. - спросила я, хотя понимала, что без достаточных на то оснований Грег не будет утверждать подобного.
  - Да тут все просто... - буркнул Грег. - Этот племянничек - черный маг, правда, не особо умелый - так, верхушек нахватался, вглубь не копал. Можно сказать, всего лишь подмастерье, но с завышенной самооценкой. Ох уж это непомерное самомнение, кого оно только не сгубило!.. Бабка Сташа тоже владела магией, правда, светлой, вернее, той, которая относится к хозяйственной магии. Надо сказать, она достигла в ней весьма неплохих результатов. Вообще-то тех, кто занимается чисто хозяйственной магией, в нашей стране можно пересчитать по пальцам.
  - Почему так мало?
   - Дело это хлопотное и неблагодарное. К тому же тут надо знать не только то, как лечить животных, но и знать то, как можно врачевать многие заболевания, присущие людям. Однако никто из крестьян в Сельцах не упоминал о том, будто бабка Сташа могла лечить людей, а сама они никогда не болела, да и живность у нее на дворе всегда была здоровехонька. Правда, крестьяне в Сельцах не задавались вопросом, как немолодая женщина в одиночку может тянуть такой огромный груз забот и трудов - те люди и сами много работают, так что считали вполне нормальным то, что бабуля управляется едва ли не за семерых. Думаю, бабуся меньше всего хотела, чтоб о ее возможностях узнали деревенские: тут нравы незатейливые - назовут ведьмой, и последствия могут быть непредсказуемые.
  - Догадываюсь. Могут на руках носить, в глаза заглядывать, а если что не так пойдет, то смогут и дом подпалить, а заодно и обвинить едва ли не во всех грехах.
  - Верно.
  - У них это семейное - владеть магией?
  - Нет, тут другое. Я, правда, еще не до конца разобрался в произошедшем, и не все понял из того, что стряслось в доме бабки Сташи, но в целом картина ясна: племянничек требовал нечто от своей родственницы, а та ему отказала. Конфликт, как ты понимаешь, произошел весьма серьезный. Видимо, у них уже был не первый разговор на эту тему, но в этот раз все пошло не так.
  - Что именно?
  - Пока не знаю. Сегодня с утра я еще раз там все обошел, постарался просмотреть и считать все, что в прошлый раз ускользнуло от моего внимания, но в том доме столько всего напутано, что так сразу и не разберешь. Ничего, распутаю.
  - Ты что-то нашел в тех вещах, что принесли крестьяне?
  - Есть такое дело, но не здесь об этом говорить.
  - Согласна... - я споткнулась на полуслове, а потом выдохнула. - А, чтоб тебя!
  - Что такое?.. - Грег проследил за моим взглядом. - Заметила кого-то из знакомых?
  - Вроде того... Только не знакомых, а знакомую. Так сказать, из прошлой жизни. Учились вместе... - я не сводила глаз с невысокой худенькой девушки в охотничьей одежде, которая только что вошла в трактир. Глянь со стороны - небогатая дворянка возвращается с охоты. Оружия при ней немного, во всяком случае, оно в глаза не бросается. Темно-русые волосы, карие глаза, очень светлая кожа... Девица довольно привлекательная внешне, хотя красавицей ее не назовешь.
  - Учились? В Школе Элинея?.. - продолжал расспросы Грег.
  - А где же еще! Эту особу звать Рова...
  - Судя по всему, ты явно не в восторге от встречи.
  - Было бы чему радоваться...
  Вот уж кого я меньше всего желаю видеть - так это хоть кого-либо своих прежних подруг по Школе Элинея, хотя подругами мы с Ровой никогда не были. Учились вместе, и не более того. Дело в том, что в Школе Элинея вообще не поощрялась дружба между учениками, и в основе этого лежали не излишняя строгость, а насущная необходимость. Бывали случаи, когда друзья по Школе оказывались во враждующих лагерях, и в таком случае добрые воспоминания и лишние эмоции могут стать одной из причин, которые крепко помешают в точном и беспристрастном выполнении полученного задания.
  Понятно, что в этом трактире она оказалась не ради прогулки - или отправляется на задание, или возвращается после его выполнения. Невольно глянула на пальцы Ровы. Так, перстень повернут изображением внутрь, и со стороны могло показаться, что на пальце молодой женщины находится обручальное кольцо. Ну, если Рова не хочет демонстрировать окружающим свой перстень, то, выходит, она оказалась в этих местах по делу - эта девица не лишена тщеславия и любит привлекать внимание к своей персоне, а перстень выпускника Школы Элинея всегда притягивает к себе взоры посторонних.
  У меня нет ни малейших сомнений в том, что Рова меня заметила - когда заходишь в такое людное место, то первым делом надо охватить взглядом все помещение. Впрочем, я тоже сидела так, чтоб видеть не только обеденный зал, но и всех ходящих и выходящих... Конечно, сейчас у меня нет нужды в столь доскональном следовании установленным правилам, но некоторые вещи, если можно так выразиться, со временем входят в плоть и кровь, и делаются уже машинально, сами собой.
  Интересно, эта девица подойдет к нашему столу, или нет? Я, во всяком случае, с места не сдвинусь, и у меня нет ни малейшего желания изображать великую радость от нежданной встречи. Надеюсь, у нее хватит толку просто кивнуть мне головой и пойти дальше.
  Увы, как я и опасалась, Рова направилась к нам. Мне только и остается рассчитывать на то, что все обойдется дежурными любезностями, да и сам разговор не затянется.
  - Алана, какая неожиданная встреча!.. - Рова подошла к нашему столу. - Давно мы с тобой не виделись!
  Если бы и дальше не встречались, то я бы ничуть не расстроилась, во всяком случае, у меня не было намерений предложить Рове присесть за наш стол.
  - Давно... - кивнула я головой. - Не ожидала тебя тут увидеть.
  - Неудивительно - здесь такая глухомань! Я имею в виду не трактир, а весь этот край. Как здесь люди живут - не понимаю!
  - А мне тут нравится.
  - Рада за тебя... - в голосе Ровы проскользнула едва уловимая насмешка. - Говорят, что эти места, весьма удаленные от столицы, очень полезны для здоровья, а о нем тебе надо думать в первую очередь. Когда мы виделись в последний раз, на тебя было просто страшно смотреть. Должна сказать, что сейчас ты выглядишь неплохо - судя по всему, нынешнее тихое и сонное существование подходит для тебя самым лучшим образом.
  - Ты очень добра, спасибо... - я постаралась, чтоб мой ответ прозвучал как пожелание этой нахалке провалиться куда подальше.
  - Знаешь, я тебя вначале даже не узнала... - продолжала Рова, не обращая внимания на мой неприязненный тон. - Ты так изменилась! Понимаю - это последствие лечения, но раньше ты выглядела... Скажем так - чуть милее.
  Можешь не распинаться, и без тебя знаю, что внешне заметно поменялась, хотя те, с кем я была знакома ранее, и сейчас могут узнать меня без особых сложностей, и ты, кошка драная, наглядный тому пример. Еще надо сказать, что своей внешностью я довольна - лицом похожа на мать, а та по молодости была очень хороша собой.
  - Я так понимаю, что ты здесь обосновалась надолго?.. - Рова была сама любезность.
  - Нет, мы уже давненько остановились в "Лесном лукошке" и сейчас уезжаем... - я сделала вид, что мне непонятен истинный смысл ее слов. - Дела, знаешь ли, не терпят...
  - Ты по-прежнему в Патруле?
  - Да.
  - Значит, леших гоняешь и домовых пуганешь? Мило... Прекрасное занятие для выпускницы Школы Элинея!
  Да, за прошедшие годы Рова ничуть не изменилась - она по-прежнему не испытывает особой любви к человечеству, зато у нее имеется довольно-таки неприязненное отношение ко мне, которое она не считает нужным скрывать. В чем тут дело - не понимаю, но при общении с Ровой я тоже чувствую глухое раздражение. Возможно, проблема в том, что мы с ней очень разные по характеру.
  - Думаю, тебя вряд ли заинтересует наша деятельность. Рова, я была рада повидаться с тобой. Если встретишь кого-либо из наших, то передай им привет от меня.
  - Конечно, я попытаюсь это сделать, но не думаю, что они будут рады услышать подобное приветствие. Не обижайся, но так оно и есть на самом деле.
  - Спасибо, что лишний раз напоминаешь о том, где мое место... - надеюсь, мой голос прозвучал достаточно бесстрастно.
  - Я просто честна, и всегда говорю в глаза то, что думаю... - обезоруживающе улыбнулась Рова.
  Вот дрянь! Вообще-то пинать упавшего - это не в правилах Школы Элинея, но тут, думается, совсем другое - можно подтрунить над изгоем, то есть надо мной, чувствуя собственное превосходство. Допускаю и то, что Рова хочет лишний раз показать, что она оказывает мне едва ли не милость, снисходя до разговора со столь недостойной особой. Конечно, у каждого из нас есть как свои правила поведения, которых он стремится придерживаться, так и своя мораль, но мне бы никогда не пришло в голову сыпать соль на открытую рану. Впрочем, в этом вся Рова.
  - Я совсем недавно была в столице... - продолжала девица. - Вот уж где жизнь бьет ключом! Встретила кое-кого из наших, узнала последние столичные новости, да и сплетен наслушалась немало...
  Не надо быть излишне прозорливым, чтоб понять, что Рова открыто намекает мне - можешь поинтересоваться кое-кем, отвечу... Нет уж, такого удовольствия я тебе не доставлю.
  - Надеюсь, ты приятно провела время.
  - Как сказать... Работой была загружена, можно сказать, с головой. Это у вас тут медвежий угол, тишь и гладь, а ведь так далеко не везде. Кстати, твой напарник очень интересный мужчина, так что понимаю причину твоей любви к Патрулю.
  Не знаю, что бы я ответила наглой девице, если б в этот момент к нам не подошел молодой мужчина.
  - Рова, ты еще долго будешь болтать?
  - Извини, знакомую встретила... - обезоруживающе улыбнулась нахалка. - Мы с ней в Школе Элинея учились. Вот, разговариваем, вспоминаем прошлое...
  - Ох уж эти женские беседы! Надеюсь, они закончены?
  - Вроде того... - кивнула я головой.
  Мужчина лет тридцати, невысокий, внешность довольно обычная... Одет словно охотник, да и оружие у него при себе имеется. Представления не имею, кто этот человек, но с Ровой он вел себя достаточно свободно. Готова поспорить: незнакомец - кобель порядочный, и это понятно по взгляду, которым он меня одаривал. Глядит так, словно уверен в том, что любая женщина побежит к нему по первому зову... Терпеть не могу таких самовлюбленных типов! Очень хочется попросить незнакомца сделать хоть одно доброе дело, увести эту тощую козу куда подальше от нашего стола, а то ведь и я могу боднуть так, что мало не покажется.
  Похоже, мужчина не собирался задерживаться подле нас, но тут его взгляд упал на мои руки, и у него чуть приподнялись брови.
  - Рова, я, конечно, не хотел бы никого обидеть, но если эта милая особа, твоя знакомая, и верно, закончила школу Элинея, то где же ее перстень?
  - Находится в другом месте... - отрезала я. - У вас ко мне имеются еще вопросы?
  - Возможно, я выразился несколько неясно, но мне говорили, что перстень вручают каждому выпускнику!
  - Есть такое дело.
  - И я слышал, что элинейцы должны носить перстень постоянно... - продолжал мужчина. - Это, если можно так выразиться, их принадлежность к тем, кто владеет мастерством воинской науки, так сказать, к ее элите. Ну, а если на пальце у этой милой женщины нет перстня, то, значит, его отобрали, вернее, ее лишили перстня, так? То бишь ее выгнали из Ордена Элинейцев, верно? Надо же! Если слухи не лгут, то подобное наказание накладывают за какую-то серьезную провинность, причем такую, что о-го-го! Это верно? А может, все куда проще и прозаичней, и моя новая знакомая его просто потеряла?
  Интересно, где воспитывали этого типа, и воспитывали ли его вообще? Так прямо Тупиком и повеяло...
  - Ваши познания делают вам честь... - любезности в моем голосе и близко не было.
  - Чего ж вы такое натворили?.. - продолжал любопытствовать незнакомец.
  - По-моему, пару минут назад вы куда-то торопились?.. - холодно заметила я. - Мне бы не хотелось вас задерживать, тем более что мы и сами собираемся уходить. У нас дела, причем неотложные.
  Кажется, сейчас уже и Рова поняла, что разговор свернул не туда, ведь дела элинейцев не принято обсуждать при посторонних, только вот до ее спутника подобное никак не доходило.
  - Да чего там, можно и поговорить, а заодно познакомиться... - мужчина взялся за спинку стула, находящегося подле нашего стола - похоже, намеревался расположиться за столом, хотя его никто не приглашал. - С хорошей компанией отчего же не посидеть! Я, знаете ли, всегда готов поддержать очаровательную женщину, попавшую в непростое положение. Она может даже поплакать на моей груди...
  Ну и хам! Он или слишком уверен в себе, или очень давно по шее не получал, а может, все вместе... Не знаю, что бы я ответила на слова мужчины, но, по счастью, в разговор вмешался Грег.
  - Мне кажется, дама достаточно ясно дала понять, что ваше присутствие нежелательно, а разговоры можно перенести на другое время, более подходящее. Так что благодарю вас за оказанную честь, но как раз перед вашим появлением мы собирались покидать это милое заведение.
  Каким бы безголовым не был незнакомец, он все же понимал, когда нужно остановиться, а потому чуть шутливо развел руками.
  - Что ж, до следующей встречи. Надеюсь, мы еще увидимся.
  - Как знать...
  - Была рада повидаться... - мило улыбнулась Рова.
  - А уж как я-то рада...
  Когда Рона со своим спутником отошли от нас, мы тоже стали собираться. Хватит тут рассиживаться, нам еще до города добираться, а это пару часов пути по далеко не самым лучшим дорогам. На душе было паршиво - я никак не ожидала, что меня так заденут насмешливые слова Ровы.
  - Мне кажется, с этой девицей вы явно не жили душа в душу... - усмехнулся Грег, когда мы вышли из трактира.
  - Да, наши отношения далеки от совершенства... - поморщилась я. - Был у нас с ней один случай, довольно неприятный. Нам тогда было по четырнадцать лет, и в тот день на учебном дворе мы отрабатывали приемы ножевого боя. Чтоб ты знал: поединок на ножах - это одна из самых опасных форм боя и тут нельзя научиться драться понарошку, обязательно нужен соперник, желательно равный по силе. Так вот, работали мы в парах, и по жребию моим противником оказалась Рова. Надо сказать, она весьма неудобный соперник - мало того, что ниже меня ростом чуть ли не на полголовы, так еще и очень шустрая, ловкая, буквально ускользает из-под рук. Таких, как она, достать ножом весьма проблематично. Пусть у нас бой шел на затупленных ножах, который необходим для отработки техники и подходов, все одно при неосторожности можно получить серьезное ранение.
  - Догадываюсь.
  - Боюсь, не совсем. Подобные схватки отнюдь не выглядят как изящное столкновение двух благородных рыцарей. В жизни это жестокий, кровавый и безжалостный бой, который частенько заканчивается смертью одного из противников, а иногда бывает так, что гибнут оба. К тому же надо быть готовыми к тому, что ты огребешь кучу ран и порезов. К чему я тебе это говорю? Не хочу утомлять тебя подробностями, но я стала выигрывать этот бой, и Рову это здорово разозлило - иногда она теряет контроль, выходит из себя, и тогда срывается, может наделать глупостей... В общем, она распорола мне щеку ножом, причем рана была немалых размеров...
  - Но ты же сказала, что нож был затупленный!
  - Верно, только у каждого из нас в Школе было свое, личное оружие, к которому мы привыкли. Это утверждение в полной мере относится и к ножам - у каждого из нас их было несколько... Однако Рова решила схитрить, и пошла на небольшой обман - заточила учебный нож у самой рукояти. Могу только предполагать, для чего ей это было нужно... Пусть заточенный участок лезвия был совсем небольшим, но мне этого вполне хватило.
  - И что было дальше?
  - Учитель Хилс, который наблюдал за нами, сразу же остановил бой - он сразу понял, в чем тут дело, забрал нож у Ровы и одним махом распорол ей щеку точно так же, как она мне. Скажешь, жестоко? Нет, это просто такие суровые нормы обучения, так сказать, наглядный пример наказания за допущенное нарушение и попытку обмана. Если уж на то пошло, то у каждого из учителей свои педагогические приемы. Кроме того, в Школе было правило: ученики всячески должны избегать травм лица, ведь те же шрамы могут служить одной из тех примет, по которым впоследствии неприятель сумеет вычислить элинейца.
  - Но у многих элинейцев хватает шрамов как на теле, так и на лице.
  - Верно, только они получены уже после того, как те покинули школу. Тогда уже человек отвечает только сам за себя... Так вот, пока мы с Ровой стояли, в испуге и растерянности зажимая раны на лицах, учитель сказал, что так будет с каждым, кто вообразил, будто он тут самый умный и хитрый. Ну, а потом он успел залечить наши раны - ты лучше меня знаешь о таких вещах.
  Сейчас ни у меня, ни у Ровы на лице нет даже намека на шрам, что непосвященному человеку, знай он о подобном ранении, могло бы показаться совершенно невозможным делом. Правильно: после обычного лечения на теле обязательно остается шрам, но существует еще и особая лечебная магия, и многие из учителей Школы обладают умением лечить полученные ранения, правда, залечивать раны так, чтоб не оставалось шрамов - на это способны лишь единицы. Кроме того, тут имеется одно крайне важное условие: для того, чтоб после магического лечения на человеческом теле не осталось даже намека на шрам - для того надо успеть заживить рану в течение семи минут после ее получения, а иначе, увы, от шрама тебя ничто не избавит.
  Помнится, тогда, на школьном дворе, учитель Хилс начал с того, что первым залечил мою рану, а уж потом взялся за излечение Ровы. Она, конечно, помалкивала, но я видела, что ей страшно - минуты текли слишком быстро, и Рова боялась, что учитель не успеет уложиться в отведенное для излечения время... По-счастью, все закончилось хорошо, произошедшее стало хорошим, и весьма наглядным уроком для всех учениц Школы Элинея, а что касается Ровы... Скажем так: случившееся не породило в ее душе большой любви ко мне...
  - Н-да... - проворчал Грег. - Не понравилась мне твоя школьная знакомая, еще та змея. Понимаю твои чувства, и могу сказать только одно - постарайся забыть об этой особе, и чем быстрей ты это сделаешь, тем будет лучше. Заодно выкинь из головы все то, что она тебе наговорила...
  Ох, если бы это можно было так легко сделать! Как это ни досадно осознать, но некоторые неприятные воспоминания она во мне пробудила, а ведь я была уверена, что давно спрятала их в самых дальних уголках своей памяти....
  
  
   Глава 2
  
  В Северин мы приехали ближе к вечеру. Если честно, то я устала - ночное дежурство, весь день в седле... Как только окажемся у себя, я сразу же умоюсь - и спать! Надеюсь, что и Грег никуда не пойдет из дома.
  Увы, едва я успела сменить свою насквозь пропыленную одежду, как ко мне заявился Грег. Он тоже успел переодеться, сменил свою добротную одежду на куда более простую, и сейчас выглядит, как обычный работяга.
  - Я пошел. Если вдруг святоши будут меня искать - прикроешь, ладно? В крайнем случае, знаешь, где меня искать.
  - Грег, не нарывался бы ты на возможные неприятности, а?.. - вздохнула я. - Не мне тебе говорить про осторожность, об этом ты сам должен думать в первую очередь. Если инквизиторы узнают о твоих прогулках кое к кому, то мне не хочется даже думать о возможных последствиях!
  - Не начинай... - отмахнулся напарник. - У нас с тобой на эту тему уже сто раз говорено-переговорено, так что нового я от тебя ничего не услышу. Ну, все. Если получится, вернусь пораньше...
  - Грег...
  - Я ушел!
  Через минуту, стоя у окна, я смотрела, как Грег, нахлобучив шапку едва ли не до бровей, скрывается за углом. Рискует парень, ох, рискует! Увы, тут уж ничего не проделаешь - как говорили в Тупике: охота пуще неволи.
  Настроение, и без того ухудшившееся после встречи с Ровой, стало портиться еще больше. Может, спать лечь пораньше? Пожалуй, так и поступлю, а утром все будет видеться в ином свете, да и Грег к тому времени, надеюсь, уже вернется после своего очередного загула...
  Все так, только сон ко мне никак не шел, и виной тому был не Грег, а Рова со своим хамоватым спутником. Надо же: после того, как мы покинули "Лесное лукошко", я старалась не думать о словах Ровы, и, кажется, мне это удалось. Однако сейчас, когда я осталась одна, у меня в голове вновь и вновь прокручивался тот короткий разговор. Да, Рове со своим приятелем (или кем он там ей приходится) все же удалось всерьез задеть меня, и сейчас в памяти невольно всплывало то, что произошло семь лет назад, и что я безуспешно пыталась забыть все эти годы...
  ...В то утро меня вызвал в свой кабинет господин Леблан, один из глав нашего Ордена. Как правило, этот высокий седоволосый человек был тем, кто давал орденцам задания на выполнение того или иного заказа, так что, скорей всего, мне предстояла какая-то работа. Что ж, замечательно, ведь услуги орденцев стоили недешево, и по установленным правилам половина оплаты шла исполнителю, а вторая половина - Ордену.
  В кабинете господина Леблана, кроме него самого, находилась пожилая, хорошо одетая женщина, и с первого взгляда было понятно, что дама относится к аристократии - ее осанке и манере держаться большинство людей может только позавидовать. Ясно, что передо мной находится заказчица, и дама заметно нервничала - мол, не теряйте времени, надо все сделать как можно скорей!..
  По-большому счету, задание было совершенно пустяковым: у вдовствующей графини де Ости имеется внучка по имени Милиссандра семнадцати лет от роду, которая этой ночью сбежала из дома со своим поклонником. Как было сказано в оставленной девицей записке, у молодых людей, дескать, большая любовь, высокие чувства, единение сердец и все такое прочее, а раз дела обстоят столь трепетным образом, то парочка решила сочетаться законным браком, чтоб и далее идти по жизни рука об руку. Само по себе это желание хорошее, только вот если подобное произойдет, то это станет настоящим крахом для семейства ди Ости! Необходимо отыскать девицу до того, как она выйдет замуж, и вернуть ее домой, причем сделать это так, чтоб возвращение блудного дитятка не привлекло ничьего постороннего внимания, и со стороны должно выглядеть, как обычное возвращение из гостей. Более того: рядом с Милиссандрой, когда она будет возвращаться, должна находиться девушка примерно ее возраста, чтоб ни у кого не возникло даже малейших сомнений в том, будто юное создание эти несколько часов отсутствия могло быть не у родственников, а в совершенно ином месте.
  Мне в то время было девятнадцать лет, и, по общему мнению, на была на редкость хорошенькой - светлые волосы с чуть золотистым оттенком, карие глаза, немного кукольные черты лица... Говорят, что такую очаровательную девушку легче представлять в нарядном платье и с букетом цветов, чем в мужской одежде и с мечом в руках, да и выглядела я несколько моложе своего возраста, потому-то меня, наверное, и выбрали для сопровождения этой молодой девицы.
  На мой удивленный вопрос: отчего за сбежавшей барышней не посылают слуг, которые ее бы давно нашли?, женщина только что руками не замахала - что вы, этого нельзя делать ни в коем случае! Потому-то мы к вам и решили обратиться, что Орден Элинейцев всегда помалкивает о своих делах, а для нас огласка смерти подобна! Мол, все в доме уверены, что Милиссандра находится в гостях, и не должно появиться даже слуха о том, будто девушка сбежала со своим ухажером! Если о побеге Милиссандры узнает кто-то из посторонних, то уже к полудню весть о подобном прискорбном происшествии станет известна не только в столице, но и далеко за ее пределами, а в этом случае катастрофы уже не избежать, а репутация юного создания будет погублена на корню. Увы, но всем известно, что у людей языки длинные, а перемывать кости хозяевам - это едва ли не самое любимое занятие слуг... В общем, милая девушка, будущее всей нашей семьи находится в ваших руках!..
  Если говорить коротко, то дело обстояло так: у беглянки уже имелся жених, и это был отнюдь не тот молодой человек, с которым она тайно покинула отчий кров. Более того: сам король просил руки Милиссандры для одного из своих верных подданных, и это сватовство было с благодарностью принято семейством ди Ости. Беда в том, что жених совершенно не нравился невесте, и, положа руку на сердце, в чем-то я ее могу понять - будущий супруг был не только старше Милиссандры почти на тридцать лет, но еще обладал совершенно непримечательной внешностью, был не особо разговорчив и вряд ли мог считаться интересным собеседником. Его куда больше интересовали торговые обороты, проценты, рынки сбыта... Понятно, что юной романтической девице, мечтающей о стихах, высоких чувствах и прекрасном принце на белом коне, подобный кандидат в мужья никак не нужен! Более того: по рождению жених был простолюдином...
  Почему семья ди Ости согласилась на такой мезальянс? Причина из тех, что проще некуда - предполагаемый жених был невероятно богат. Родившись в семье мелкого лавочника, этот человек, обладая острым умом, деловой хваткой и немалой долей везучести, сумел сколотить себе такое огромное состояние, при одной мысли о котором у многих перехватывало дыхание. Однако будучи трезвомыслящим человеком, богатей смотрел на несколько ходов вперед: деньги и власть - это, конечно, хорошо, но фортуна изменчива, а, значит, надо сделать все, чтоб на будущее укрепить свое положение в обществе, и для подобного денег жалеть не стоит.
  Для начала этот человек за огромные деньги купил себе титул, затем оплатил все долги государства (которых, надо признать, было немало), и пополнил королевскую казну золотом. Естественно, что подобные благодеяния король отметил должным образом, и не отказался выполнить одно-единственное желание щедрого дарителя - подыскать ему невесту, происходящую из числа самых знатных семей королевства. Дело в том, что богач до сей поры был холост, а обзавестись семьей ему следовало уже давно. Пусть этот денежный мешок приобрел себе титул немалой значимости, но все же, по сути своей, оставался простолюдином, хотя ему хотелось быть первым среди равных по титулу. Именно потому богатей выставлял жесткое условие: его будущая жена не должна иметь изъяна в родословной, быть красивой, благочестивой, с незапятнанной репутацией, потому как в будущем она стангет матерью его детей, и голубая кровь в них должна присутствовать изначально. Дескать, я плачу огромные деньги, и желаю получить качественный товар!..
  Для подобных планов семейство ди Ости подходило идеально - древний род, подлинная знатность, чистота крови, и, главное, там, кроме наследника-сына, имелись две довольно привлекательные дочери на выданье. Кроме того, семейство было, увы, небогато, хотя вовсю старались изображать более чем обеспеченное существование, и по этой причине долгов у них накопилось, как говорится, выше крыши. Понятно, что когда король от имени своего друга-богача попросил руки старшей дочери графа ди Ости, то подобное было воспринято более чем благосклонно, и в семью аристократов безостановочно потек ручеек золота, а дела представителей этой благородной семейки пошли на лад. К тому же предполагаемый брак не только спасал от бедности семейство ди Ости, и позволял с уверенностью смотреть в будущее.
  Беда пришла, откуда не ждали - Милиссандра наотрез отказалась выходить замуж за человека, которого ей выбрали в мужья. Дескать, он немолод, некрасив, не знает хорошего обхождения, терпеть его не могу, а потому делайте со мной, что хотите, но я все одно не желаю связывать свою жизнь с этим тупым простолюдином, тем более что мне нравится совсем другой человек! И вообще, когда низменные интересы семьи касаются только денег, а не высоких чувств - фи, это так грубо, приземлено, и участвовать в этом я не желаю!..
  Никакие уговоры и увещевания на упрямицу не действовали, хотя помолвка должна состояться в ближайшие дни, к ней уже все готово - и вдруг такое!.. Вдобавок ко всему надо учесть, что на праздник намерен пожаловать король со своей семьей...
  Если со стороны посмотреть на все происходящее, то дело выглядит так: в том случае, если беглянку не вернуть, и история с побегом (не приведи того Светлые Боги!) выйдет на белый свет - тогда все, хорошие времена для семейства ди Ости закончатся раз и навсегда! Будет уязвлен не только брошенный жених (а этот человек очень строг в вопросах морали), но оскорбленным почувствует себя и король, ведь это он выступал поручителем в сватовстве, которое, как оказалось, семейка Ости не ценит даже в медяшку!.. Не хочется даже думать о том, к каким последствиям может привести гнев правителя!..
  В общем, я пустилась в дорогу, благо знала, куда следует направляться - разгневанная бабушка хорошенько тряхнула служанку сбежавшей внучки, и перепуганная девчонка рассказала, куда намеревались отправиться ее молодая хозяйка со своим другом. Дескать, после того, как их обвенчают, молодожены собираются вернуться в дом ди Ости, пасть в ноги родных и получить их благословение, а заодно и полное прощение. Эти два идиота были уверены, что при виде влюбленных, которые только что соединили свои судьбы, сердца близких дрогнут, и те со слезами умиления благословят их брак, после чего новоявленной семье останется только жить-поживать, да добра наживать... Ну не олухи ли есть, а?! Да любому стороннему человеку (кроме этих двух болванов) понятно, что в этом случае не только молодых людей, но и их родных и близких не ждет ничего хорошего - сильные мира сего очень не любят, когда кто-то идет поперек их воли и нарушает уже готовые планы.
  Найти непутевую парочку у меня не заняло уж очень много времени, и, надо сказать, что успела я едва ли не в последний момент - священник небольшой деревенской церквушки перед началом церемонии как раз заканчивал читать молодым людям проповедь о семейной жизни и взаимопонимании в браке. Ну, что сказать о своем первом впечатлении при виде этой парочки? Довольно миловидная девица и очень красивый юноша из числа тех, с которых восхищенные девчонки не сводят глаз. Уж вы меня извините за неверие в человеческую порядочность и некоторую долю цинизма, но что-то я сомневаюсь в искренности чувств этого красавца - уж очень старательно он разыгрывал великую влюбленность.
  Мне осталось только остановить священнослужителя, объяснить ему, что у девицы имеется иной жених, а также влиятельное семейство, которое будет крайне недовольно браком, на который молодые люди решились против воли своей семьи. Затем, несмотря на сопротивление жениха и невесты, я вытащила эту парочку недоумков из храма, коротко пояснив, что спасаю их от огромных неприятностей, которые могут ожидать этих двоих в будущем. Возмущенные вопли несостоявшихся жениха и невесты меня нисколько не трогали, так же как и воззвания к пониманию их трепетной и высокой любви. А еще мне не было дела до горестных причитаний невесты о бездушности ее родного семейства, бросающих юное создание на алтарь низменных интересов ради золотого тельца.
  Правда, молодой красавчик-жених попытался, было, достать свою шпагу и угрожающе помахать этой царапалкой у меня перед носом, угрожая всяческими страстями и обещая проткнуть насквозь... А вот так ему поступать ни в коем случае не стоило, потому как первоначально я хотела, по возможности, попытаться достучаться до разума беглецов, и обойтись без особых конфликтов, но на угрозу оружием всегда нужно отвечать адекватно. В результате несостоявшийся женишок оказался в кустах, откуда сумеет выбраться еще не скоро - пришлось ударить так, чтоб он какое-то время был не в состоянии перевести дух. Туда же, в кусты, полетели и обломки шпаги - надо сказать, что оружие было дрянное, дешевенькое, сломать его ничего не стоило, да и толком владеть шпагой красавчик не умел. Вдобавок я перерезала подпругу у его коня для того, чтоб быть полностью уверенной в том, что придя в себя, молодой человек не кинется за нами в погоню - не хватало мне еще лишнего шума в дороге.
  Что же касается сбежавшей невесты, то от всего происходящего она подняла такой крик, что у меня едва не заложило уши. Заниматься долгими уговорами у меня не было ни желания, ни времени, ни настроения, а потому я хорошенько врезала девице по шее, после чего та враз замолчала, и без возражений последовала за мной. Судя по ошалелому и возмущенному лицу девицы, можно вполне обоснованно предположить, что телесные наказания в семье графов ди Ости были не в чести, и вряд ли девица хоть раз в жизни получила хорошую трепку. Напрасно: устраивали бы ей выволочки почаще, причем с хворостиной - и кто знает, может, сейчас была бы умней.
  Дома с беглянкой церемониться не стали. Увещеваний больше не было - они остались в прошлом вместе с долгими уговорами. Вместо этого бабушка с папашей безо всяких околичностей высказали все, что думают как обо всем произошедшем, так и об умственных способностях дорогого чада, вернее, об их полном отсутствии. Теперь девице был предоставлен жесткий выбор: или ты выходишь замуж за того человека, которого тебе выбрал король, или сию же минуту отправляешься в монастырь, естественно, навсегда. Кстати, письмо настоятельнице уже написано, вот оно, можешь удостовериться, что это не пустая угроза... Сама должна понимать: иного выхода у нас просто нет. Если ты упорствуешь в своем нежелании выйти замуж за богатого человека, то мы сегодня же сообщим Его Величеству, что твое заветная мечта - стать монахиней, причем в монастыре с самым жестким уставом. Дескать, все эти дни ты думала об этом, а сейчас приняла окончательное решение... Король вряд ли будет возражать против подобного, потому как он человек набожный, и к желанию людей служить Небесам относится с уважением и пониманием.
  Что касается помолвки и свадьбы, от коих ты открещиваешься... Не забывай, что у тебя есть сестра, которая может занять место при том богатом женихе, которого король выбрал для тебя. Если же и она вздумает капризничать, то в монастырь вы отправитесь вдвоем с ней, а нам придется объявить, что уединенная монастырская жизнь с раннего детства манит вас обоих куда больше придворной мишуры. В итоге никто не окажется в проигрыше: король подыщет своему другу новую невесту, благо проблем с этим нет, мы хотя бы сохраним честь нашей семьи, а заодно не придется тратиться на приданое, которого у вас и без того почти не было, а ты будешь раскаиваться в собственной глупости до конца своих дней...
  Короче, расклад тебе должен быть понятен, даем тебе пять минут на обдумывание своей будущей судьбы. Время пошло...
  К этому времени девица и сама осознала, что это не пустые угрозы, а своей попыткой побега она хватила через край, и отныне особого выбора у нее нет, зато монастырская келья близка, как никогда. Закатывая глаза, заламывая руки и рыдая в три ручья, неудавшаяся беглянка согласилась покориться судьбе и более не возражать воле семьи и короля.
  Что ж, согласие - дело хорошее, только вот бабушка, то бишь вдовствующая графиня ди Ости, хорошо зная свою безголовую внучку, все же попросила Орден, чтоб после помолвки меня оставили в доме графов ди Ости до того времени, пока девица не выйдет замуж, и родные не вздохнут с облегчением. Дескать, пригляд все же не помешает, а не то как бы наша невеста вновь не задурила - с нее станется, потому как в мамашу безмозглую уродилась (да будет той земля пухом!), которая тоже думала каким угодно местом, только не головой...
  В общем, семья победила, и невесте поневоле пришлось смириться со своей горькой долей, только ей очень хотелось полной мерой отплатить тем, по чьей вине она вынуждена согласиться на ненавистный брак. Надо сказать, что основной гнев Милиссандры вызывала, как это ни странно, именно я. По какой-то ей одной понятной логике неудавшаяся беглянка считала меня едва ли не главной виновницей того, что ее, бедняжку, вынудили к столь нежеланному замужеству. Дескать, если бы не я, то она смогла б сочетаться браком со своим возлюбленным, и жить с ним долго и счастливо, а мое появление в храме разрушило все ее счастье. Ну как такое можно простить или оставить без должного ответа?!
  В то время мне у меня даже мысли не могло возникнуть, насколько страстно эта девица желает отмщения, как сильно ее желание отплатить той особе, которая, по мнению неудавшейся беглянки, не позволила состояться соединению двух любящих людей...
  Сама я на ее помолвке не присутствовала, но, по слухам, невеста на празднестве вовсе не выглядела довольной и счастливой, на будущего супруга лишний раз старалась не смотреть. Правда, ее лицо все же несколько смягчилось после того, как жених подарил суженой целую гору драгоценностей. Кажется, после этого она пришла к решению, что в будущем браке не все так и плохо, существуют и кое-какие приятные моменты.
  Кстати, не стоит жалеть того молодого человека, с которым Милиссандра сбежала из дома. Вдовствующая графиня ди Ости через какое-то время выяснила окольными путями, что этот провинциал из небогатого и не очень знатного рода прибыл в столицу с одной-единственной целью - найти себе богатую невесту, благо красотой Небеса его не обидели. Почему он остановил свой выбор на Милиссандре? Просто по неопытности клюнул на внешний блеск и титул графов ди Ости, не разобравшись, что приданого у этой девушки почти нет, да и семейство в долгах, как в шелках. Можно сказать, я успела спасти молодого человека от горького жизненного разочарования.
  Шустрый провинциал быстро сделал верный вывод из произошедшего, и объектом его следующего воздыхания стала богатая вдовушка-аристократка, молодая и привлекательная. Милиссандра, узнав об этом, рвала и метала - как могло произойти, что предмет ее страсти, ради которого она была готова на все, так быстро утешился?! Ранее девица нисколько не сомневалась в том, что несчастный возлюбленный, насильно разлученный с любовью всей своей жизни (то бишь с горюющей Милиссандрой), будет хранить верность их любви до конца своих дней - и вдруг такое!.. Это ж как следует понимать, а?!
  Стоит отметить, что молодой человек прекрасно осознавал, чем ему может грозить возмущение несостоявшейся супруги, особенно если принять во внимание, что в силу своего возраста и юношеского максимализма девица еще не особо дружит с головой, да и последствия своих поступков не продумывает. Более того - в гневе эта молодая особа может высказать такое, после чего красавцу-жениху не только вдовушка покажет на порог, но бедняге еще и придется со всех ног удирать из столицы! В итоге красавчик дал понять Милиссандре, что по-прежнему любит ее без памяти, а что касаемо вдовушки... С ней он крутит шуры-муры только для того, чтоб быть поближе к предмету своей страсти, то есть к прекраснейшей Милиссандре, которая с первого взгляда и навсегда похитила его сердце! Все, что он хочет - хотя бы иногда видеть ее, звезду своего сердца, пусть и издали, а если очень повезет, то несчастному возлюбленному удастся перекинуться парой слов с ней, владычицей его души...
   Вы бы в такую чушь поверили? Вот и я думаю, что нет, а эта высокородная дурочка полностью уверилась в эти волшебные россказни, да еще и решила, что бедняга ради нее идет на огромную жертву, оставаясь рядом с нелюбимой женщиной!.. Правда, Милиссандру невероятно раздражало то, что она сама вынуждена выйти замуж за человека, кого терпеть не может, зато вдовушка, на которой собирается жениться молодой красавчик, без устали твердит всем и каждому, как они любят друг друга!
  Уверена: если бы я постоянно не находилась рядом с этой безголовой девицей, то рано или поздно она махнула бы рукой на все договоренности, и вновь стала б уговаривать красавчика бежать с ней куда-то за горизонт, в сказочный рассвет, к безмятежной жизни, которая будет одним только праздником! Правда тут у нее ничего не вышло - я была начеку и вовремя спускала влюбленную дурочку с небес на грешную землю. Понятно, что все это только еще больше подогрело желание Милиссандры отомстить мне.
  Потом... Потом в один далеко не прекрасный момент возле Милиссандры появился Николс Альбре, ее кузен. Кажется, их матери были родными сестрами, но между родственниками не было ни малейшего сходства как внешне, так и по характеру, во всяком случае, надменности семейства ди Ости у молодого человека не было и в промине. Николс не был красавцем - внешне обычный человек двадцати пяти лет, среднего роста, да и сложение далеко не богатырское, зато язык был подвешен так, что дай Боги всякому! Остроумный, веселый, обаятельный, умеющий пошутить и поддержать любую беседу - он всегда был в центре внимания.
  А еще было заметно, что я ему очень нравлюсь. Не знаю, как бы это сказать поточнее, но все окружающие отмечали, что Николс старается как можно дольше оставаться рядом со мной, а то и просто не сводит с меня глаз, говорит комплименты, шутит, пытается предугадать каждое мое желание... Это не выглядело как грубость или назойливое ухаживание - наоборот, в этом было что-то вроде трепетного обожания. Даже слуги в доме графа ди Ости с ухмылкой говорили мне одно и то же: кажись, молодой господин втюрился в тебя по самые уши!
  Вообще-то я не первый раз сталкиваюсь с мужским вниманием к своей персоне. За мной пытались ухаживать мальчишки еще в Школе Элинея, но там подобное не поощрялось - мол, никому из вас не нужны лишние привязанности, которые впоследствии могут всерьез повредить делу, а потому никаких любовных увлечений и прочих никому не нужных дел во время обучения быть нее должно. И вообще, с возрастом вы сами осознаете - элинейцу по жизни лучше оставаться одному. Помимо всего прочего, в Школе нас учили контролировать свои чувства, правильно оценивать все, что происходит вокруг тебя, и не позволять эмоциям брать верх над разумом, и я считала, что неплохо справляюсь с этим.
  Позже, когда я закончила обучение и стала работать самостоятельно, мне не раз пришлось столкнуться с неприкрытым интересом мужчин к своей персоне, но это было нечто вроде внимания к чему-то необычному, едва ли не экзотическому - кто ж откажется завести себе подружку - элинейку?! Понятно, что все это все несерьезно, только для повышения собственной самооценки, а заодно для роста значимости в глазах друзей и знакомых. Нет уж, обойдусь без этого!
  Однако в случае с Николсом все было иначе. Здесь не было ни грубости, ни хамства, ни распускания рук, ни приказного тона. Я просто находила у себя в комнате крохотные букетики цветов, конфеты, забавные безделушки, а в улыбке молодого человека не было ни капли фальши. Постепенно та настороженность, которая постоянно жила во мне со времен Тупика, стала таять, и я ловила себя на том, что и сама начинаю искать встречи с этим парнем, а еще через какое-то время я осознала, что влюбилась. В этом нет ничего удивительного: каждый из нас неосознанно ищет счастье, а уж такие, как я, с детства обделенные родительским вниманием, тем более хотят иметь подле себя любящего и любимого человека. Единственным человеком, который меня любил и заботился, был старший брат, только нас с ним разлучили, и эта потеря так и осталась в моем сердце чуть щемящей болью. И вот теперь этот парень... Оттого и вышло, что бросилась в эту любовь, словно в омут головой.
  Конечно, мы с Николсом стояли на противоположных концах общественного положения, он аристократ, а я простолюдинка, но кто из влюбленных об этом думает? Мне хотелось только одного - всегда быть вместе с этим молодым человеком, тем более что мы понимали друг друга едва ли не с полуслова, и отношения у нас сложились просто потрясающие, добрые и доверительные.
  А еще через какое-то время Николс принес мне колечко и сделал предложение - так, мол, и так, жить без тебя не могу, выходи за меня замуж! Знаю, что у нас с тобой все происходит слишком быстро, но если мы любим друг друга, то зачем время тянуть? На мои растерянные слова о том, что мы с ним слишком разные, и вряд ли его родные меня примут, Николс лишь махнул рукой: моя семья не относится к числу богачей, а я не явлюсь завидным женихом, так что все уладится самым наилучшим образом! И вообще, мол, я отцу уже письмо написал, где прошу разрешения жениться, и все рассказал о тебе... Итак, что скажешь? Учти, я настроен серьезно, и отказа не приму!.. Мне только и оставалось, как броситься Николсу на шею и сказать "да".
  Вообще-то существовали и другие, не менее важные обстоятельства, к которым Николс отчего-то не относился всерьез. Прежде всего, я не могу покинуть Орден, да и, если честно, не хочу это делать, все единственное, что я умею - это воевать. Руководство Ордена не очень одобряло тех орденцев, которые заводят семьи, но и особых возражений по этому поводу тоже не было - жизнь есть жизнь. Единственное требование, которое каждый из элинейцев должен беспрекословно выполнять - быть готовым в любую минуту сорваться с места и отправиться на очередное задание. Разумеется, подобное вряд ли наилучшим образом сказывается на семейном счастье, и потому жизнь тех орденцев, у которых имелись жена и дети, часто складывалась далеко не самым лучшим образом. Тем не менее, все мы в некотором роде привязаны к Ордену, и знаем, что в случае чего всегда может получить от него помощь и защиту. К тому же - чего там скрывать!, именно служение в ордене давало мне возможность не только безбедно существовать, но и откладывать кое-что на будущее.
  Когда же я говорила об этом Николсу, тот только отмахивался - главное, мы с тобой вместе и любим друг друга, а раз так, то все остальное преодолимо. Не у нас первых в жизни могут быть сложности, не у нас последних... Помнится, тогда я была уверена, что наконец-то нашла свое счастье, и просто не понимала, как раньше могла жить без этого человека.
  Через несколько дней пришел ответ на письмо Николса, в котором отец сообщал ему о том, что не возражает против выбора сына, но вот мать просит дать ей время на раздумье, хотя если сын уверен в своих чувствах, то она может только порадоваться за то, что Николсу повезло встретить свою единственную. Я не верила своим ушам - подобное слишком хорошо, чтобы быть правдой, но если в действительности все так и есть, то я самый счастливый человек на свете!
  Еще в письме сообщалось, что спустя три-четыре седмицы родители Николса приедут в столицу, и тогда примут окончательное решение насчет женитьбы своего сына. Заодно они глянут, хорошая ли хозяйка их будущая невестка, то есть им надо посмотреть, в каком состоянии она содержит их столичный дом...
  Я никак не могла понять, о каком доме идет речь, ведь приехав в столицу, молодой человек остановился в особняке графа ди Ости, то есть своих родственников, и ни о каком ином доме и речи не было. Понурив голову, Николс признался, что недавно умершая тетушка оставила им дом в столице, только вот тот дом находится далеко не в лучшем виде, так что туда и идти не стоит. Почему? Да чтоб не разочаровываться, потому как денег на приведение дома в благопристойный вид все одно нет.
  Думаю, лишним будет говорить о том, что я в тот же день уговорила Николса отвести меня к тому семейному особняку, о котором он мне говорил. Н-да, дом довольно немалых размеров и небольшой сад подле - что ж, неплохо, только все запущено, хотя и не так сильно, как можно было ожидать, если судить по словам Николса. Чувствуется, что здесь давно нет хозяйской руки. Но если от этого зависит мое будущее и семейная жизнь...
  Деньги у меня были, хотя и не так много, как требовалось - мне удалось кое-что скопить после того, как стала самостоятельно работать. Я не стала раздумывать ни минуты - отдала все деньги Николсу, ведь мы с ним, можно сказать, одна семья, а раз так, то должны помогать друг другу по мере своих сил и возможностей.
  Пару раз я заглядывала в тот особняк, и, должна признать, что увиденное меня радовало: на крышу укладывали новую черепицу, приводили в порядок сад, в доме меняли полы и обивку на стенах... Надеюсь, родители жениха останутся довольны увиденным!
  Правда, о наших с Николсом планах мы пока что помалкивали, и особо никому не говорили - я просто боялась спугнуть свое счастье, сглазит еще ненароком какой завистливый глаз, а Николс хотел, чтоб об этом всем объявил его отец по приезде в столицу... Еще я была уверена, что впереди меня ждет счастливая жизнь.
  Переделки в особняке шли полным ходом, когда стало понятно, что мои деньги, увы, закончились, а впереди еще непочатый край работы. Впрочем, меня это особо не расстраивало - главное, начало положено, а с остальным мы как-нибудь справимся.
  Вернее, так думала я, а у Николса были совсем иные планы. Сейчас я даже не могу сказать, когда он начал уговаривать меня решить одним разом все нынешние и будущие денежные проблемы. Как именно? Скажу прямо - способом весьма рискованным и даже (чего там скрывать!) противозаконным.
  Дело в том, что пару лет назад в нашей столице среди богачей стали весьма популярны тайные бои, причем речь, естественно, шла не драках на кулаках, а о куда более серьезных схватках - с оружием, причем сражения идут всерьез. Эта мода на сражения гладиаторов в нашей стране появилась не так давно, однако приобрела широкий размах у богатеев, да и среди обывателей нашлось немало любителей кровавых зрелищ, и многие соглашались платить большие деньги за то, чтоб попасть на такое... специфическое представление. Отдельно надо упомянуть о том, что столь опасные развлечения были запрещены законом, но кого из любителей пощекотать себе нервы это останавливало? Бои все одно не прекращались, только они проходили тайно, и попасть на них было непросто, да и абы кому на подобные опасные развлечения не попасть.
  Стража, разумеется, старалась пресекать на корню подобные безобразия, потому как обычно эти схватки заканчивались смертью одного из бойцов, но уследить за всем не получалось, и к тому же среди части населения мода на эти более чем рисковые бои никак не прекращалась. Как раз наоборот - любителей поглазеть на кровавые побоища становилась все больше. Ну, если есть спрос, то имеется и предложение, и это несмотря на обещание самых строгих наказаний от стражи тем, кто вздумает участвовать в этих схватках. Впрочем, этому-то как раз было объяснение - бойцам за риск платили большие деньги, а ставки (куда ж без них!) доходили до немыслимых высот. Конечно, у тех, кто соглашался пойти на арену с оружием, всегда был риск остаться там навечно, но зато в случае удачи и выигрыш был весьма впечатляющим, а потому смельчаки находились всегда. И вот в одном из таких боев Николс и предложил мне поучаствовать - мол, в твоей победе можно не сомневаться, элинейцы всегда славятся как непревзойденные бойцы!
  Надо сказать, что услышав подобное предложение впервые, я отмела его без раздумий. В уставе Ордена указано, что наше умение сражаться мы должны употреблять только на защиту, охрану, или же на выполнение какого-либо конкретного задания, но уж никак не на потеху толпе - это противоречит основам самого Ордена Элинейцев. К тому же это прямое нарушение закона, на охране которого и должен стоять Орден. Гладиаторские бои запрещены - и этим все сказано. Впрочем, если кто-нибудь решит пойти на такую глупость, то перед этим ему надо хорошо подумать о последствиях, а они могут быть весьма суровыми.
  Однако Николс и не думал отступать. Мягко, неназойливо, с нежностью в голосе он обосновывал свою просьбу и по-прежнему уговаривал меня согласиться на его предложение - мол, что такого, если даже тебя потом за подобное и выгонят из Ордена (что, мол, маловероятно), то это даже лучше - будешь сидеть дома и воспитывать наших детей! Дескать, не знаю, как тебя, а лично меня подобное развитие событий вполне устроит!.. Тебе и всего-то нужно будет разок рискнуть - и все! Решайся ради нас!..
  Молодой человек был так убедителен в своих рассуждениях, что постепенно я и сама стала задумываться - может, Николс прав? В жизни не всегда удается соблюдать правила, и, кто знает, возможно, это как раз наш случай! Если уж на то пошло, то у нас любовь, а я все талдычу про какие-то уставы и порядки! Возможно, стоит согласиться с его доводами и рассуждениями, хотя все это мне и не нравится, но, думаю, Николс знает, что делает...
  Если честно, то я даже и сейчас не могу понять, как у меня хватило ума ввязаться во всю эту историю. Наверное, все дело в том, что я много лет мечтала о семье, а когда появилась возможность ее получить, то я стала опасаться - а вдруг мои мечты разрушаться едва ли не в самый последний момент? Вместе с тем мне хотелось порадовать жениха долгожданным согласием с его предложением насчет схватки - мол, ты прав, это все ради нашего будущего! И как тогда до моего сознания не дошло то, что должно быть понятно каждому здравомыслящему человеку: любящий никогда не станет подвергать смертельной опасности того, кого любит! Только вот где бы его еще отыскать, это самое здравомыслие у влюбленных...
  Добившись от меня согласия на схватку, Николс сразу же договорился с одним из организаторов гладиаторских боев, и вскоре сообщил мне, что схватка состоится через пару дней, а сумму вознаграждения нам пообещали просто сказочную! Кроме того, отказаться я уже не могу, потому как Николс дал слово, и если мы вдруг решим все переиграть назад, то из-за отмененного боя нам с организаторами будет не рассчитаться до конца своих дней.
  Оба дня, оставшихся до схватки, Николс был внимателен и нежен, умолял меня быть осторожной и много говорил о нашем будущем. Правда, он не знал, кто будет моим противником - дескать, с ним еще не и определились, это мне совсем не нравилось. Надо иметь хотя бы представление о своем возможном сопернике, иначе риск проигрыша значительно увеличивается. Оставалось надеяться, что это будет не великан с Черного Континента - мне довелось их увидеть, и я знала, насколько они опасны в бою, а силы и мощи у них столько, что и думать не хочется!
  До сих пор не знаю, где именно проходил наш бой. Могу только предположить, что это происходило за городом, подле имения какого-то богача. Меня туда привезли поздней ночью, и все, что я смогла рассмотреть в свете факелов, так это высокие стены и узкие дорожки в саду, посыпанные мелкой щебенкой. Николс шел рядом и держал меня за руку - было заметно, что он волнуется. Тогда я думала, что он переживает за меня, и корит себя за то, что втравил меня в эту историю. В то время мне даже в голову не могло придти, насколько я ошибаюсь в своих предположениях.
  За свою жизнь я несколько раз бывала в цирке, и то, что я увидела в ту ночь, очень напомнило мне цирковую арену, только вот сейчас она была обнесена высокой стеной из тонких железных прутьев. Прямо как в цирке огораживают арену от зрителей, когда там выступает дрессировщик с дикими зверями. Ну да, все верно - бойцы на арене, а зрители с другой стороны ограждения, и как же их много! А еще мне очень не нравятся те слова, что иногда доносятся до моего слуха - "давно такого не было", "ставки взлетели до небес", "это зрелище мне пропустить бы никак не хотелось!". Ох, что-то не нравятся мне эти слова, предчувствие нехорошее... Правда, в тот момент я себя одернула - перед схваткой надо выкидывать из головы все лишнее, настраиваться на победу, только почему-то мне кажется, что все будет далеко не так легко и просто, как я предполагала ранее!
  Уже стоя на арене, я искала глазами Николса, но его не было. Наверное, куда-то отошел, не хочет лишний раз попадаться мне на глаза, чтоб я не отвлекалась понапрасну. Все верно - он очень заботливый и старается не волновать меня лишний раз...
  Впрочем, все мысли о невесть куда пропавшем женихе враз вылетели у меня из головы, когда я увидела противника, вернее, противников. Под рев трибун на арену вышли трое, и я запоздало пожалела о том, что передо мной, увы, нет великана с Черного Континента - пожалуй, он был бы куда предпочтительней тех, с кем мне сейчас предстояло сражаться. Вообще-то те трое, что стоят напротив меня, также родом из тех мест, то бишь все с того же дальнего Черного Континента, только назвать их людьми в прямом смысле этого слова язык не поворачивался. Почему? Да потому что передо мной были блемии, и этим все сказано.
  Кто такие блемии? С одной стороны они похожи на людей, и в то же время сходство было далеко не полным. Едва ли не все люди относились к блемии более чем неприязненно именно из-за их внешнего вида, да я и сама по молодости, когда впервые увидела на улице одного из этих созданий, только что не шарахнулась в сторону. Впрочем, где бы ни появлялись эти странные существа, реакция людей на их появление была одна и та же - испуг и растерянность. Разумеется, блемии - это тоже люди, только вот рождаются они без головы, и, естественно, без шеи, а черты лица, то есть нос, глаза и рот у них находится на груди. Со стороны все это выглядело более чем странно, и даже пугающе: широко расставленные глаза располагались немного ниже плеч, между ними находилось вздутие с двумя ноздрями - нос, а уж рот был и вовсе непропорционально большой. Жутковато, в общем. Прибавьте сюда коренастую широкоплечую фигуру, темную кожу, длинные волосатые руки и толстые крепкие ноги... В общем, красавцами их не назовешь при всем желании.
  Да если бы дело было только в красоте! Я уже сказала, что блемии - это люди, причем люди разумные, хотя общаться с ними крайне сложно: утверждают, что они алчные, жестокие, мстительные, весьма свирепые нравом, не особо рассудительные, и при том невероятно сильные, презирающие весь людской род. Не сказать, что они уж совсем непобедимы, но, тем не менее, связываться с ними крайне нежелательно - обид они не прощают, в любом случае стараются расквитаться с обидчиком. Ничего не скажешь, прекрасная характеристика!
  Помнится, в Школе нам говорили, что с этими созданиями лучше не связываться, и по-возможности следует уклоняться от столкновений с ними. Говорят: если блемии ввязываются в схватку, то будут драться до последнего, и их длинные руки дают им дополнительное преимущество, которое они не упускают. Тем не менее, у них была слава воинов пусть и не ахти каких умелых, но очень сильных, и, как это ни странно звучит при их комплекции, противников увертливых и живучих. Сразить их очень нелегко, но если верить рассказам очевидцев, что те блемии, которые, кажется, уже пали в бою и давно умерли, внезапно могут подняться и нанести врагам не один удар.
  Общее мнение такое: блемии не без оснований считают себя непобедимыми воинами, а так это на самом деле, или нет - выяснять желающих обычно не находилось. Святые Небеса, и с одним-то из блемии сражаться не стоит, а их тут сразу трое! Интересно, у кого хватило совести и наглости выставить против меня сразу нескольких?! Если только останусь жива, то тому человеку не поздоровится!
  Но разборки можно будет устроить потом, а сейчас я лихорадочно перебирала в памяти все, что знала об этих странных созданиях, только вот мои познания в этом вопросе были весьма скудными. Блемии живут на Черном Континенте, и у них есть свое небольшое государство, правда, его названия я не знаю, но оно меня никогда и не интересовало. По слухам, блемии постоянно совершают грабительские набеги на соседние страны, и, естественно, заслужили о себе весьма недобрую славу. Более того - утверждают, что блемии совершают человеческие жертвоприношения.
  Каким образом блемии оказались в нашей стране? Здесь они весьма редкие гости, да и где бы эти создания ни появлялись, они сразу привлекают к себе всеобщее внимание. Блемии не любят выезжать за пределы Черного Континента, потому как там о них знают все, а появление этих более чем странных существ в иных странах сопряжено с немалым страхом и настороженностью. Людей можно понять: никто не знает, что в ту или иную минуту можно ожидать от блемии, о которых идет далеко не лучшая слава.
  Надо сказать, что блемии приезжают сюда не в одиночке, а с караванами и людьми, идущими с Черного Континента, и, естественно, появляются здесь только летом, в самое теплое время года. Для чего приезжают? Все просто: привозят свои товары на продажу, покупают наши. Чем торгуют - не знаю, но блемии ведут свои торговые дела только через переводчика, которого привозят с собой, ведь рычащее - скрипящий язык этих созданий настолько непонятен и непривычен для человеческого слуха, что стороннему человеку воспроизвести его практически невозможно. Интересно, а каким образом блемии оказались на арене, кто сумел уговорить их вступить в схватку? Неужели тем, кто организует эти бои, не ясно, что силы изначально неравны, и у кого хватило ума вывести этих созданий на арену против меня? Ранее я никогда не слышала, чтоб в нашей стране блемии выходили на гладиаторские бои... Ладно, с этим потом разберемся...
  Ох, и о чем это я думаю перед боем, а?! Надо быстро вспомнить, что именно нам говорили учителя в Школе про блемии, и про то, какие у них на теле самые уязвимые места! Еще понятно и то, что с тремя мне никак не справиться, а, значит, одного надо вывести из боя сразу же - пока что эта троица не видит во мне серьезного противника, а раз так, то шанс на подобное у меня имеется. С двумя оставшимися я попробую побороться, ведь моим призом в итоге окажется настоящее счастье с Николсом... А меж тем блемии, все трое, уже шагнули ко мне, хотят обойти со всех сторон... Э, нет, милые, это у вас вряд ли получится, не на ту напали! Крепче сжав в руке меч, сама шагнула им навстречу, думая о том, что лучший способ защиты - это нападение...
  Нет смысла описывать этот бой, происходящий под неумолчный крик собравшихся людей. Мне повезло - я все же сумела в самом начале схватки уложить одного из этой троицы, но подобное крепко вывело из себя двух оставшихся соплеменников убиенного блемии. Последующий вслед за этим бой был долгим и кровавым, и я в полной мере осознала, отчего люди по мере своих сил и возможностей стараются избегать схваток с этими более чем странными созданиями. Такое впечатление, что они не чувствуют боли, а боль только прибавляет им сил и злости, хотя у этих существ всего этого и так, можно сказать, через край. А уж какие резкие звуки они издавали во время атак - это нечто! Прямо как железом по стеклу... Про то, в какую ярость пришли блемии, когда поняли, что перед ними оказалась вовсе не та легкая добыча, на которую они рассчитывали - об этом мне даже сейчас вспоминать не хочется! Во всяком случае, к концу нашей схватки песок на арене стал мокрым от крови, а на мне не осталось живого места.
  Казалось, победа близка, но я упустила из виду невероятную живучесть блемии. Когда на арену даже не упал, а рухнул последний из трех моих соперников, я уже хотела, было, победно поднять руки, но краем глаза заметила непонятное движение за спиной, и успела уклониться в сторону, правда, не до конца - получила сильнейший удар по голове, который, к счастью, пришелся по касательной. Оказывается, один из тех блемии, которого я считала убитым, каким-то непонятным образом пришел в себя, и больше всего на свете жаждал отмщения. Более того - он умудрился подняться на ноги, поднял свой меч, и в ярости кинулся на меня, пытаясь оставить за собой последнее слово... Все пошло по-новой, и когда блемии, наконец, бездыханным рухнул на песок, я, под крик, рев и ор людей, беснующихся по ту сторону решетки, через несколько мгновений тоже медленно опустилась на арену, успев перед тем поднять руки в победном жесте. Больше не помню ничего...
  Когда я пришла в себя, то первые мгновения не могла понять, где нахожусь, и лишь через какое-то время осознала, что это больничный лазарет Школы Элинея - в свое время каждый из нас не раз посещал его. Правда, тогда мы приходили сюда с ранами, ушибами или порезами, а сейчас у меня такое состояние, что хуже некуда. Я была едва ли не полностью обмотана бинтами, словно мумия с Черного Континента, о которых нам рассказывали в Школе... Ну надо же, мне опять в голову пришел все тот же Черный Континент, чтоб его...
  Подошедший ко мне лекарь только головой прокачал: мы тебя, милочка, можно сказать с того света вытащили! Суди сама: огромная кровопотеря, порванные мышцы, множественные переломы, бесчисленные ранения... Ты что, с ротой мечников в одиночестве схватилась? У тебя даже кости лица повреждены, так что на прежнюю внешность после излечения, милая, надеяться не стоит! Считай, тебе сказочно повезло хотя бы в том, что не поврежден спинной мозг, хотя сотрясение головного мозга ты все же получила... В общем, порадовать мне тебя нечем.
  Беда... Только я и сама понимаю, что мои дела плохи - даже говорить почти не могу, потому как разбито лицо. Хорошо, что рядом зеркала нет, а не то мне бы стало еще хуже, ведь ясно, что вряд ли я сейчас сумею остаться довольной собственным отражением. Кроме того кружится голова, постоянная тошнота, а еще такая слабость, что даже пальцем пошевелить трудно...
  Впрочем, мне сейчас не до красоты - куда больше беспокоит то, что я не вижу Николса. Что с ним, где он? Еще я никак не могла понять, как здесь оказалась - провал в памяти. Лекарь на мой безмолвный вопрос лишь пожал плечами - мол, мне известно немногое: позапрошлой ночью твое практически бездыханное тело кто-то привез к зданию Школы и оставил возле ворот. То, что раненый человек принадлежит к числу элинейцев - это поняли только по перстню на его пальце. Вот, пожалуй, и все, а остальное тебе пусть другие расскажут, тем более что мне велено сразу же сообщить руководству Школы, как только ты придешь в себя...
  Вскоре в палату пришел господин Леблан, тот самый, что отправил меня когда-то в семейство ди Ости. Он коротко пояснил мне, что о моей схватке на арене говорит вся столица, и что в Ордене уже провели свое расследование этого происшествия, выходящего за все рамки дозволенного. Общая картина уже ясна, но, тем не менее, остались вопросы, на которые нужно получить ответ, и я не должна ничего скрывать. Впрочем, я и не собиралась это делать. С великим трудом произнося слова, я рассказала и о Николсе, и о наших с ним отношениях, и о том, почему вышла на арену... Господин Леблан задал еще несколько вопросов, и ушел, ничего мне не сказав. Неплохо зная привычки этого человека, я понимала, что он очень рассержен на меня. Что ж, признаю, у него для этого есть все основания.
  Меня куда больше тревожило другое - где Николс, и почему он не приходит? Неужели с ним тоже что-то произошло? Пожалуй, так оно и есть, иначе он уже давно был бы подле меня. Я молила всех Светлых Богов только об одном - пусть с ним не случится ничего плохого! Боюсь, как бы у него не произошел конфликт с организаторами боя из-за того, что против меня решили выставить этих невероятно сильных созданий с Черного Континента - по слухам, те люди, которые занимаются подготовкой этих боев, настоящие мерзавцы!
  Прошло еще несколько дней, и хотя я пошла на выздоровления, было понятно, что мои дела, мягко говоря, скверные, причем это относилось не только к здоровью. Физическая боль - это далеко не самое страшное, куда хуже то, что сообщил мне господин Леблан. Его слова повергли меня если не в шок, то во что-то похожее, и до конца поверить во все произошедшее я все еще никак не могла.
  По словам господина Леблана, несколько человек из Ордена посетили дом графа ди Ости, и имели беседу с господином Николсом Альбре. Так вот, по словам молодого человека, инициатором боя на арене была я. Что, в подобное трудно поверить? Тогда господину Леблану придется вкратце передать мне тот разговор, что состоялся у них с Николсом.
  Как Николс заявил орденцам - вы, господа хорошие, даже представления не имеете, какие амбиции были у той дерзкой девицы, которую вы прислали охранять мою кузину Милиссандру! У нее (то есть у меня) были планы задурить голову кому-либо из аристократов и выйти за него замуж - иных интересов у нее нет. Эта ваша элинейка не столько выполняла то, что ей было поручено, сколько вешалась на шеи едва ли не всем мужчинам, что приходили с визитами в семейство ди Ости. Не верите? А вы спросите мою кузину или слуг - они все это полностью подтвердят! Ну, а когда в доме ди Ости появился молодой человек, то есть Николс, то эта так называемая охранница ему и вовсе проходу не давала, подстерегала на каждом углу, клялась в любви до гроба!.. Мол, я не буду описывать все ее фокусы и приставания, скажу лишь одно - ей захотелось показать мне свою силу и ловкость, вот она и попросила меня организовать для нее гладиаторский бой, что я и сделал. Какие ко мне могут быть претензии? Никаких, ведь ваша девица пострадала от собственной дурости. Почему ее противниками были блемии? Ну, так получилось... Да, по заранее подписанному договору все деньги, вырученные за бой, идут мне, так что с того? Она сама так хотела. Верно, перед схваткой я поставил на нее крупную сумму и очень неплохо заработал на тотализаторе, но это мои дела, и вас они касаться не должны. Что еще? Я обещал на ней жениться?! Да вы с ума сошли! Кажется, бедняжку слишком сильно по голове стукнули, на нее даже обижаться грешно. Я дарил ей кольцо на помолвку? И вы его видели? Ну, это уже чересчур, больные фантазии этой особы переходят все границы! Кажется, на пальце у нее, и верно, есть какое-то колечко из дрянного серебра, на которое она не нарадуется, но своей невесте я бы подарил золотое кольцо с бриллиантом, а не эту дешевку. У вашей девицы, без сомнения, серьезные проблемы с головой!.. И вообще, мне надоели ваши бестактные вопросы, которые могут опорочить мое честное имя! Вместо того, чтоб подозревать меня невесть в чем, лучше вашей наглой девице остатки мозгов на место поставьте! Я и без того пошел навстречу вашим требованиям, согласившись встретиться для беседы, но сделал это только для того, чтоб снять с себя все подозрения в непорядочности с моего честного имени! К вашему сведению, у меня есть невеста, с которой мы помолвлены почти полгода назад. Вскоре должна состояться наша свадьба, так что мне более не хотелось бы отвечать на вопросы, которые я считаю оскорбительными!..
  Как сказал господин Леблан, тебе, Алана, должно быть все ясно. Ты глупо провалила самое простое задание, не следила, как положено, за своей подопечной, и просто повезло, что она вновь не ударилась в бега. Более того - ты позволила не только себя обмануть, но при этом еще и твое поведение было совершенно непозволительно, нарушило правила и уставы нашего Ордена, что в конечном итоге бросило тень на всех орденцев, а это недопустимо. Подумай об этом, а к завтрашнему дню мы примем окончательное решение насчет твоей дальнейшей судьбы. Надеюсь, ты понимаешь, что подобное нарушение правил тебе никто прощать не намерен...
  Уже уходя, господин Леблан сообщил мне: сегодня к тебе придет посетитель, на это получено разрешение...
  Итак, мне только и остается, что сгорать от стыда, а также думать о том, кто это вздумал осчастливить меня своим появлением. Не думаю, что это Николс, но кто знает... А если господин Леблан что-то неверно понял, и в действительности Николс думает совершенно иначе?..
  Не прошло и часа, как на пороге появилась Милиссандра. Скажу честно - ее я никак не ожидала увидеть. Непонятно, почему ее сюда пустили, ведь в лазарет Школы посторонним вход обычно запрещен...
  Тем временем, оглянувшись по сторонам и брезгливо сморщив носик, красотка подошла ко мне и царственным жестом присела на стул, стоящий рядом с кроватью.
  - Ну, ты и уродина... - вместо приветствия заговорила Милиссандра, с жадным любопытством рассматривая меня. - Слухи - это одно, и совсем другое узреть воочию нашу гм... героиню. Если б мне не сказали, что это ты, я бы тебя никогда не узнала. Не знаю, что думают другие, а мне подобное зрелище нравится. У тебя вместо лица сейчас нечто похожее на хорошо отбитый кусок мяса...
  - Тебе лучше уйти... - даже не сказала, а просипела я.
  - Не волнуйся, уйду, когда выскажу все то, что давно намеревалась сказать... - усмехнулась девица. Ох, как она довольна, прямо сияет улыбкой! Наверное, с трудом удерживается от того, чтоб не потереть от радости руки - водится за ней такая привычка... - Мне дали десять минут на разговор с тобой, так что дольше я в этой убогой комнате не задержусь, тем более тут отвратительно пахнет. Знаешь, для чего я сюда пришла? Сказать, что все, что произошло с тобой, придумано мной. Что, не ожидала? Это моя месть за то, что по твоей вине я не смогла выйти замуж за того, кого люблю. Через две седмицы состоится моя свадьба. Конечно, особой радости это событие мне не принесет, зато впоследствии я буду хотя бы в золоте купаться, а ты... Отныне тебя, израненную и изуродованную, замуж не возьмет никто, вот так-то! Больше того - будешь просить подаяние у церковных ворот, лишь бы прокормиться! Ваш лекарь сказал мне, что ты теперь калека, так что весь остаток своей жалкой и никчемной жизни будешь вспоминать о том, как мы с кузеном лихо обвели тебя вокруг пальца!
  - Ты не могла ничего придумать... - если б я могла, то усмехнулась. - На подобное у тебя ума не хватит. Тут думал кто-то другой, куда более хитрый и умный...
  - Пусть так, считай, как тебе заблагорассудится... - не стала спорить девица. - Николс у нас человек головастый, и я не была уверена в успехе, но кузен не подкачал.
  - Не верю... - прошептала я.
  - Сейчас поверишь, я за тем и пришла, чтоб сообщить тебе подробности... - Милиссандру просто распирало от счастья. - Я давно мечтала с тобой расквитаться, но не знала, как это сделать, а тут как раз кузен приехал. Ему, и верно, тетушка дом в столице по завещанию оставила, вот он и хотел сюда перебраться, тем более что жизнь в провинции ему надоела до невозможности. К тому же у моего дорогого кузена есть невеста, которую он любит, и этот выбор полностью одобрили его родители - пусть невеста не очень богата, но родовита, и у той семьи очень неплохие связи. К тому же они с кузеном, если можно так выразиться, одного поля ягода...
  Почему-то я верила всем словам Милиссандры - вон как она довольна, выкладывая мне все подробности. Такое этой бестолковой девице с ходу не придумать...
  Меж тем красотка продолжала:
  - Николс рассчитывал сыграть свадьбу в столице, и поселиться здесь со своей избранницей. Увы, дом был далеко не в лучшем состоянии, да и на свадьбу нужны деньги, а в семейке моего кузена золото было нечастым гостем. Тогда Николс пошел к моему жениху, рассчитывая, что тот поможет ему, так сказать, по-родственному. Дескать, входишь в знатную семью, так можно и раскошелиться для новой родни - все же дело касается высокородных семейств! К сожалению ( а может, и к счастью для меня), тот старый сквалыга не дал кузену ни медяшки, да еще и заявил ему в глаза, что у графа ди Ости очень много нищей родни с завышенными амбициями! Каково, а?! Более того: этот жадюга заявил, что не намерен содержать всех высокомерных голодранцев, каждый из которых считает своим долгом подойти к нему с протянутой рукой и уверенностью, что в нее насыплют столько золота, сколько будет угодно просящему! Дескать, мало того, что этот брак и так влетает ему в более чем приличную сумму, так еще и всякие пиявки с голубой кровью намерены присосаться чужим деньгам!.. Ну, а в конце их недолгой встречи мой женишок заявил, чтоб Николс передал всем и каждому: деньги надо зарабатывать, а не выклянчивать, и просто так он никому ничего давать не будет! Вот жмот!
  - Я его понимаю... - постаралась съехидничать я, хотя это у меня вышло из рук вон плохо.
  - Еще бы: все вы, простолюдины, мыслите в одном направлении... - скривилась Милиссандра. - И за этого человека я должна выйти замуж! Кошмар! За что мне такое наказание?! А ведь если бы не ты, то я б успела обвенчаться с человеком своей мечты, и мы с ним были бы невероятно счастливы!
  - Хватит дорисовывать в своем воображении того, чего нет... - говорить мне было невероятно тяжело. - Я тоже поверила в наивную сказку, и вот чем все кончилось...
  - Да, это Николс придумал, и придумал неплохо! Ему нужны были деньги, а раздобыть их неоткуда. Кузен долго думал, что тут можно предпринять, а потом решил найти хорошего бойца, и выставить его на гладиаторский поединок - за это платят неплохо. Все бы ничего, только вот где отыскать такого дурня, чтоб после боя не платить ему ни медяшки, а все призовые оставить себе - кому же с деньгами расставаться хочется? Тогда-то мы оба и подумали о тебе - одинокая, драться научили, а уж если тебя поманить морковкой под названием большая любовь, то горы свернешь. Вот Николс и стал осуществлять свой план - он, конечно, не красавец, но умен и расчетлив, уболтать может любую, что с блеском продемонстрировал на тебе. Уж не думаешь ли ты, что он к тебе испытывал хоть какие-то чувства? Не смеши меня, у него таких наивных дур, как ты, было с десяток, правда, с ними он в основном развлекался, без, так сказать, далеко идущих последствий.
  - Надо же, как ты откровенна...
  - Что, не нравится?
  - Как раз наоборот...
  - А вот я думаю, что ты сейчас остаешься в уверенности, будто я тебя обманываю... - голос у Милиссандры был предовольный. - Лучше подумай своей головой, если ты, конечно, в состоянии это сделать - зачем такая голодранка как ты, без роду и племени, сдалась той благородной семье? Неужто всерьез считаешь, будто Николс без устали писал домой письма о том, что собирается жениться на какой-то простолюдинке, которая росла невесть где и непонятно с кем? Большей глупости нельзя придумать при всем желании! Да отец Николса за один только намек на подобный мезальянс враз лишил бы сына наследства! Зачем высокородной семье нужна какая-то приблудная дворняжка, если можно обзавестись куда более славной партией? Мой кузен помолвлен с прекрасной девушкой, и у них свадьба не за горами, и этот брак выгоден обоим семействам! Ты даже не представляешь, как мы с Николсом смеялись, когда он рассказывал мне о том, насколько ловко травил тебе байки про то, будто пишет письма домой о тебе, и что там их благосклонно принимают! Ответь - ты своими глазами хоть одно из этих писем видела? Нет? Их просто не было, не существовало, а ты была рада выслушивать любую чушь, которую кузен придумывал едва ли не на ходу! Он мастер на такие шутки... Ну, что скажешь?
  - Я пока что слушаю...
  - Ну-ну, слушай дальше. Тебя даже не удивило, что на вашу тайную помолвку Николс подарил тебе серебряное кольцо, а не золотое! Я, если честно, опасалась, что ты возмутишься, увидев такую дешевку, и начнешь понимать, что все это несерьезно, но, по словам Николса, ты при виде этого колечка чуть с ума не сошла от счастья! А ведь кузен с самого начала решил пошутить, и не собирался тратить на тебя хотя бы одну лишнюю монету, а потому попросил у ювелира показать ему самые дешевые серебряные кольца, которые никто не покупает. Из них он и выбрал наиболее старое и ободранное, но для тебя это, похоже, не имело никакого значения. Помнится, ювелир сказал, что это кольцо у него уже лет десять, и никто на него даже не смотрит, но ты только что не визжала от восторга, когда нацепила его себе на палец!
  Ну, это не совсем так... - подумалось мне. Не спорю, с виду это кольцо - обычный ободок, потемневший от времени, в который вставлено несколько крохотных кристаллов горного хрусталя, но, тем не менее, оно мне понравилось. Кроме того Николс, даря мне это кольцо, произнес следующее - мол, знаю, что на помолвку надо дарить золото, но серебро охраняет своих владельцев от колдовских дел, так что пусть это кольцо всегда будет с тобой - мне так спокойнее... И ведь я во все это поверила... Ну, господа хорошие, какие же в негодяи!
  - Николс не боится, что обо всей этой истории узнает его невеста?
  - Уж не грозить ли ты вздумала?.. - хихикнула девица. - Зря. Кузен, так же как и его невеста - они оба разумные люди, за условности не держатся, и понимают, что ради достижения нужной цели можно пойти на некие мелкие нарушения, тем более что ничего необычного тут нет. Думаю, Николс уже сообщил невесте обо всем произошедшем, а она девушка умная, и понимает, что ничего выходящего за рамки здесь нет. И потом, это просто розыгрыш, и в пересказе эта история может прозвучать весьма забавно.
  - А почему моими противниками стали блемии?.. - этот вопрос меня интересовал едва ли не больше всего.
  - Разве непонятно?.. - даже удивилась Милиссандра. - На обычные бои все давно насмотрелись, надо что-то новенькое, такое, чтоб зрители не пожалели денег как на билет, так и на ставки. А тут такое зрелище!.. Николс долго выбирал, кого бы избрать тебе в противники, пока не остановился на тех уродах. Оказывается, они и сами не прочь подраться - говорят, людей ненавидят всеми фибрами своей души, и хоть кого-то мечтали прибить на законных основаниях. Тут, главное, нужно было тебя до арены дотащить, напеть в твои широко открытые уши побольше сладких песен, а с арены тебе уже не удрать. Между прочим, по результатам схватки Николс просто озолотился, ведь на тебя ставили считанные единицы, а на кону стояла просто невероятная сумма! Правда, никто не ожидал, что ты одолеешь всех троих, думали, они тебя прикончат раньше, но что есть, то есть. Ну, а после боя организаторы заставили Николса забрать твое чуть живое тело - дескать, у вашей девки на пальце перстень элинейца, а нам неприятности от Ордена не нужны!.. Ничего не пропишешь - надо соблюдать правила, внешние приличия и видимость закона, вот кузен и привез тебя сюда, выкинул у дверей школы, как никому не нужное барахло, после чего уехал со спокойной душой. Бедняга Николс никак не ожидал, что ты выживешь...
  - Надеюсь, его разочарование достаточно велико...
  - Конечно, ведь он рассчитывал на совершенно иной исход! А теперь ему еще и оправдываться приходится...
  - А откуда у Николса взялись деньги на ставки?
  - Да уж, там требовалась не та мелочь, которую ты скопила и с радостью отдала моему кузену. На то, чтоб сделать нужные ставки, денег требовалось куда больше, а откуда они взялись - это тебя не касается.
  - И вам не страшно проделывать столь жестокие игры с элинейцами? Ответа не боитесь?
  - Ох, ну ты сейчас совсем как моя бабка! Эта тоже, узнав обо всем, едва ли не кудахтала, хватаясь за голову - ах, как можно, ах, что вы натворили, ах, с этими людьми шутить нельзя, это так опасно!.. Папаша тоже разорался, Николсу на дверь показал, да еще и заявил, чтоб его ноги в нашем доме больше не было... Тоже мне, родственнички, нашли чего бояться! Запомни: у меня есть жених, который всегда прикроет свою невесту, да и король будет на его стороне. И потом, уж не думаешь ли ты, будто Орден встанет на твою защиту? И не мечтай! Ты нарушила целый ряд правил: должна была охранять меня, быть со мной постоянно, не смыкая глаз и не отходя ни на минуту, а вместо того целыми где-то шлялась с молодым человеком. Ты позволила себе участвовать в запрещенных гладиаторских боях...
  - Хватит... - оборвала я излишне разговорившуюся девицу. Мне не хуже нее были известны все свои прегрешения, а вот что касается Ордена, то эта парочка зря так легкомысленно относится к возможным неприятностям с его стороны - тут все далеко не так просто, как может показаться на первый взгляд. То, что я должна буду покинуть Орден - в этом нет ни малейших сомнений, только вот в то время, когда меня обманом подбивали на бой, я служила в Ордене, а на подобные провокации элинейцы могут так ответить, что мало не покажется. То, что неразумной девице и ее излишне умному родственнику кажется веселой шуткой и на диво умелым розыгрышем, на самом деле можно рассматривать как прямое оскорбление Ордена, однако до этих двоих подобное никак не доходит. Зато старшее поколение семейства ди Ости всерьез струхнуло, прикинув возможные последствия...
  - Что, неприятно слышать?.. - Милиссандра торжествовала. Она намеревалась сказать еще что-то, но позади нее раздался голос:
  - Ваши десять минут истекли, пожалуйте на выход.
  Господин Леблан стоял у стены со спокойным лицом. Вообще-то он вошел сюда еще пару минут назад, но девица, увлекшись разговором, его не услышала, и к тому же господин Леблан умел ходить почти неслышно. Не сомневаюсь в том, что в соседней комнате сидят еще несколько преподавателей нашего Ордена и слушают нашу беседу - тут стены тонкие и слышимость прекрасная. Теперь мне понятно, отчего Милиссандре разрешили встречу со мной - надо получить правдивые ответы на некоторые вопросы, пусть даже и столь необычным способом.
  - Вы меня напугали... - девица чуть вздрогнула. - Так неслышно вошли... Много чего услышали из нашего разговора?
  - Мне бы не хотелось говорить об этом.
  - Ну и прекрасно!.. - Милиссандра встала. - Я ухожу. Может, ты что-то хочешь передать Николсу? Привет, наилучшие пожелания с будущей свадьбой, или что-то похожее?
  - Почему бы и нет?.. - я с трудом подбирала нужную фразу. - Передай, что я должным образом оценила его шутку, только вот сама шутить не люблю, и потому с надлежащей оценкой сего действа пока что не определилась.
  - Чего-чего?.. - не поняла Милисандра. - Чушь какая-то... Ладно, передам, если не забуду.
  - Да уж, будь любезна, не забудь.
  Презрительно фыркнув, девица скрылась за дверью, а господин Леблан повернулся ко мне.
  - Сегодня к тебе придет еще один человек. Будь добра отвечать на его вопросы о своем здоровье предельно честно. Об остальном поговорим позже.
  Господин Леблан вышел, а мне только и осталось, что закрыть глаза, вновь и вновь вспоминая разговор с Милиссандрой. Да, Николс меня предал, и осознать это мучительно больно, но куда хуже было ощущение невозможности предпринять в ответ хоть что-то. Ну как же я могла так легко поверить пустым словам, а?! Забыла все, чему нас учили в школе, полетела на призрачное обещание любви, как бабочка на огонь...
  Горько было и оттого, что, по-большому счету, эта безголовая девица права - я сейчас калека, и вылечить меня вряд ли возможно... Кто побывал в подобной ситуации, тот поймет, каково это - оказаться на грани отчаяния, когда вся твоя прежняя жизнь рушится, а в будущем не видно никакого просвета. Именно такие минуты безысходности и толкают человека на самое страшное решение, которое только может быть...
  От тяжелых дум меня оторвало чье-то деликатное покашливание. Открыв глаза, я увидела высокого мужчину, стоявшего рядом с моей кроватью. Надо же, как он тихо вошел! А может, это просто я так увлеклась своими переживаниями, что перестала обращать внимание на все, что происходит вокруг меня.
  - Меня звать Грег... - без всякого вступления начал мужчина. - Мне нужно осмотреть вас, а об остальном поговорим позже...
  То, что этот человек владеет магией целителя, причем владеет хорошо - это я поняла быстро. Достаточно сказать, что после того, как он пробыл возле мой кровати всего лишь четверть часа, у меня стали сгибаться руки, а ведь до того единственное, что я могла сделать - всего лишь чуть пошевелить пальцами.
  Отвечая на вопросы, которые касались моего здоровья, я исподволь рассматривала Грега, и впечатления были самые благоприятные - хорошо сложен, хотя и немного полноват, светлые волосы, голубые глаза, чуть грубоватые черты красивого лица... Очень интересный мужчина, женщинам такие нравятся. Да и его манера разговора, отстраненно-холодная, мне понравилась - хватит с меня болтовни ни о чем, наслушалась уже...
  Уже после того, как Грег ушел, у меня в палате вновь появился господин Леблан. У него были новости, в большинстве своем далеко нерадостные. Прежде всего, согласно проведенному расследованию, мое поведение было признанным недостойным орденца, то есть я буду лишена перстня. Проще говоря, меня изгоняют из Ордена. Разумеется, элинейцы выяснили всю подноготную этой истории, только вот прямых доказательств не было, а свидетели наотрез отказывались влезать в разборки сильных мира сего. Более того: глава Ордена Элинейцев при встрече с королем рассказал эту неприглядную историю, тем более что Его Величество уже был наслышан о моей схватке с блемии. Глава Ордена был достаточно резок: почему из-за капризов разбалованной молодежи мы должны терять орденцев, на обучение которых были потрачены немалые силы и средства?! Таким образом и вы теряете одного из очень умелых и преданных воинов, равных которым не всегда можно отыскать! Мы верные слуги Вашего Величества, и потому имеем право на справедливый суд!.. К несчастью, король попросил в виде личного одолжения не раздувать эту историю дальше - мол, я понимаю ваше возмущение, поведение кое-кого из представителей нашей молодежи недопустимо, и по законам вашего Ордена вы имеете право на законные ответные действия, но ваша девушка тоже не без греха!.. Так что не будем больше об этом говорить. Я не отрицаю ваши права на возмущение и достойный ответ, но спешить с этим пока что не стоит, однако в будущее нам заглянуть не дано. Во всяком случае, позже мы можем вернуться к этому разговору...
  Если же перевести беседу с королем на обычный язык, то итог прозвучит примерно так: я не прошу вас забывать о произошедшем, но пока что ворошить эту историю не следуетт, а в будущем она еще может пригодиться... Что ж, в таких случаях с Его Величеством не спорят.
  Что касается меня, то, как сказал господин Леблан, мне невероятно повезло. Тот мужчина, Грег - он маг, и маг хороший, а уж в магии излечения достиг небывалых высот. Достаточно сказать, что он обещает полностью вылечить меня, а кроме него за подобное не берется никто. Для чего ему тратить столько сил на чуть живую девицу? Грег служит в Патруле, и ему необходим напарник, хорошо владеющий воинской наукой - увы, но его прежний напарник не так давно погиб, и Грег ищет ему замену. Сейчас этот молодой человек предлагает излечить тебя, но честно предупреждает, что на это у него уйдет множество сил. Взамен ты будешь его напарником в Патруле, и это не подлежит обсуждению...
  - Не понимаю, зачем ему нужна я - при желании в Патруль можно без особых сложностей набрать прекрасных воинов, тем более что инквизиция не жалеет денег для своих служителей...
  - Взять себе в услужение выпускника Школы Элинея инквизиция никогда не откажется. Это для них редкая удача, особенно если учесть, что элинейцы обычно не покидают свой Орден. Более того - святоши могут только мечтать о том, чтоб получить в свое подчинение такого умелого воина...
  - Здорового - да, но меня надо долго лечить...
  - Грег обещает, что сумеет поставить тебя на ноги, хотя и признает, что времени и сил на это у него уйдет немало. Он видел тебя на той арене, и ты ему очень понравилась - говорит, что с таким напарником, как ты, можно быть полностью уверенным в своей безопасности.
  - Господин Леблан, уж вы меня простите, но я не могу отделаться от ощущения, будто вы мне что-то недоговариваете. Ну не верю я в столь высокое благородство инквизиции, что хотите со мной делайте - не верю! Сами знаете - нам уже приходилось с ними сталкиваться ранее... Чтоб они захотели взять себе на службу больного человека, почти что калеку, которого надо долго лечить, хотя при желании можно отыскать немало умелых и совершенно здоровых ребят... Этого просто не может быть! И женщин на службу инквизиция не особо хочет брать, предпочитает иметь дело с мужчинами. Только не надо говорить мне о любви с первого взгляда со стороны этого парня - я в подобное ни за что не поверю, да и по отношению ко мне у него не появилось ни малейшего интереса.
  - Ладно, признаю, ты права... - вздохнул господин Леблан. - Ну да все одно узнаешь... Видишь ли, Грег - он относится к числу людей с не совсем обычными пристрастиями.
  - Не поняла.
  - Да что тут неясного?.. - чуть вспылил господин Леблан. - Все проще некуда: тот напарник, что у него недавно погиб, был ему не просто напарником, а еще и сердечным другом.
  - Вы хотите сказать...
  - Я не хочу, а прямо говорю: этому парню бабы и даром не нужны, зато от хорошего приятеля он не откажется.
  - И он служит в инквизиции?! Да служители Святой церкви таких людей, как этот Грег, преследует везде, где только можно!
  - Те святоши себе на уме, и зная главный грех парня, хорошо прихватили его за жабры. Никуда Грег не денется, потому как в противном случае ему не отвертеться от большой беды. Со своего крючка инквизиция его уже не отпустит, тем более что свое дело молодой человек знает не просто хорошо, а очень хорошо. В таких случаях инквизиция на многое смотрит сквозь пальцы, и позволяет кое-кому то, что недозволительно другим. Однако сейчас его дружок погиб, а замену найти весьма непросто: скажем так - слабость этого парня, то есть Грега, хорошо известна в узких кругах, и ни один из мужчин не горит желанием идти в напарники к Грегу даже за большие деньги. Вот оттого-то выбор инквизиции и пал на тебя - надеются, что рядом с молодой женщиной этот парень... скажем так - перестанет дурить и возьмется за ум. К тому же Грег был в настоящем восторге, когда наблюдал на арене твою схватку с блемии, не скрывал своего восхищения от посторонних, а потому кое-кто из святош решил, то с Грегом еще не все потеряно, раз ему сумела понравиться женщина, а это уже немало...
  Значит, этот молодой человек еще и посещает гладиаторские бои, а ведь подобное запрещено не только законом, но и церковью! Н-да, вот уж верно: когда инквизиции что-то надо, она закрывает глаза на многое.
  - Ну, особого выбора у меня нет, в чужие пристрастия соваться не желаю, а если этот Грег, и верно, сумеет вылечить меня, то я буду благодарна ему до конца своих дней.
  - Что же касается Николса и этой дурочки... - скривился господин Леблан. - Вначале полностью выздоровей, встань на ноги, да и какое-то время должно пройти, чтоб вся эта история забылась. А дальше будет видно... Надеюсь, ты меня правильно поняла.
  - Не сомневайтесь...
  Через десять дней я сумела самостоятельно покинуть Школу, хотя каждый шаг давался мне с большим трудом. Правда, перед уходом мне пришлось пройти унизительную процедуру: перед выстроившимися орденцами был зачитан приказ о лишении меня звания элинейца и я отдала перстень, который мне вручили после окончания учебы. До сих пор уши горят, когда вспоминаю о том дне, только вот винить некого - во всем сама виновата, должна была быть умней.
  Что касается Грега, то он, и верно, через какое-то время сумел меня полностью излечить, хотя это потребовало от него невероятных затрат сил. Как я позже узнала, доходило до того, что Грег перекачивал в меня свою жизненную энергию, зато потом сам по нескольку дней лежал пластом, с великим трудом приходя в себя. Единственное, что меня несколько беспокоило после выздоровления, так это только то, что внешне я несколько поменялась, хотя прежние знакомые узнавали меня, пусть и с некоторым трудом. После травм лицевых костей, которые я получила на арене, моей прежней немного кукольной внешности уже не было, а из зеркала на меня смотрела красивая женщина с чуть жестковатым лицом... Жаль, раньше я себе нравилась куда больше.
  Какие у нас с Грегом были отношения? Первое время весьма напряженные - похоже, молодой человек опасался, как бы я не полезла к нему с... благодарностями, но у меня подобного и на уме не было. Как женщина, я его нисколько не интересовала, и он был рад, что я это понимаю. Каждый из нас, по сути, был одинок, а так жить очень тяжело, и потому мы неосознанно искали поддержку друг у друга. Через какое-то время мы, если можно так выразиться, притерли свои характеры друг к другу, у нас возникли чудесные дружеские отношения. Правда, Грег частенько бывал резковат, да и его характер был не из легких, но, тем не менее, конфликтов у нас с ним практически не бывало, и хотя каждый жил своей жизнью, почти все окружающие считали нас парой. Меня подобное вполне устраивало, а Грега и подавно, ведь теперь в глазах инквизиции он считался едва ли не исправившимся, а как оно было на самом деле - об этом святошам лучше не знать.
  Конечно, служба в Патруле несколько отличалась от того, чему меня учили раньше, но суть оставалась прежней, так что с этим сложностей не возникло. Правда, первое время мне было страшновато от того, с кем приходится иметь дело Патрулю, и к тому же порождения Темных Небес частенько бывали очень опасны, но человек может привыкнуть ко многому, особенно если у него трезвая голова и никаких эмоций, один холодный расчет.
  Как мы оказались в этих дальних местах? Патруль должен быть везде, даже на окраинах страны, потому нас и отправили сюда, так сказать, подальше от столицы, причем как всерьез провинившихся людей с далеко не самой лучшей репутацией. В здешних глухих краях Северин был самым большим городом, чуть ли не столицей здешних мест, но и здесь хватало самой разной нечисти. Тут ценили не столько репутацию, сколько отношение к делу, а с этим к нам претензий не было, и потому мы с Грегом уже который год занимается тем, что освобождаем эту землю от порождений Темных Небес...
  ...Вздохнув, я встала с кровати. Что-то сна совсем нет, подремала всего несколько часов, отчего-то без остановки вспоминается прошлое. Надо же, как на меня подействовала встреча с Ровой, а ведь я была почти уверена, что многое в моей памяти быльем поросло. Достала из ящика стола небольшую шкатулку, где лежали самые дорогие вещицы, и вынула оттуда старое серебряное кольцо, то самое, что когда-то мне подарил человек, которого я считала главной любовью всей своей жизни. В свое время я не стала возвращать Николсу это кольцо, и выкидывать тоже не захотела - это, так сказать, наглядная память о моей глупости, пусть остается как горькое воспоминание и напоминание о том, к чему приводит наивность и отсутствие трезвого взгляда на жизнь...
  Уже рассвет, а Грега все еще нет! Застрял он что-то сегодня у своего дружка, совсем в последнее время контроль над собой теряет, только о том сопляке и твердит, а это добром не кончится! Ох, придется сегодня опять с Грегом серьезно поговорить, потому как рано или поздно, но он может крепко подставиться...
  Подойдя к окошку, смотрела на то, как первые солнечные лучи появились на светлеющем небе. Так, все, хватит вспоминать о прошлом, тем более что добрым словом там можно мало что вспомнить. Убрала кольцо назад в шкатулку, и подумала о том, что начинается новый день, теплый и солнечный день, а это уже хорошо...
Оценка: 9.16*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Маш "Тата и медведь"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези) Н.Самсонова "Траарнская Академия Магии"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Level Up. Нокаут 2"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой 3"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Секреты старой феи. Анетта ПолитоваОсколки судьбы. Александра ГриневичДурная кровь. Виктория НевскаяЧистый лист. Кузнецова ДарьяТринадцатая девушка Короля. Ли МаринаМилашка. Зачёт по соблазнению. Сезон 1. Кристина АзимутTaboo story. Gifted WriterПредсказание на донышке. Инна КомароваЗлосчастная лужа. михайловна надеждаДевушка . Лолита Моро
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"