Корнилова Веда: другие произведения.

Прятки: игра поневоле, гл.9

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

  - Фу, наконец-то дошли!.. - выдохнул Эдгар, и я с ним была полностью согласна. Трудно сказать, сколько времени у нас заняли блуждания в пещере, но сейчас день уже давно перевалил за свою половину. А еще мы трое чувствовали настоящую усталость - наверное, дают знать о себе нервы и тот страх, что нам довелось испытать.
  Сейчас мы уже находились в лагере старателей, и Леон ушел в свою хижину за чистой одеждой - мол, в моем нынешнем виде от меня даже ламия шарахнется. Ну, насчет ламии я ничего сказать не могу, но вот дежурный по лагерю, невысокий лысоватый крепыш, при виде Леона в одежде, висящей обожженными клочками, только что не присвистнул.
  - Леон, признаюсь, мы уже думали, что не увидим тебя больше...
  - Я и сам об этом уже подумывать стал... - буркнул Леон. - Честно признаюсь - еле выбрался! Хорошо еще, что Эдгар меня в пещере сумел отыскать, а то еще неизвестно, чем бы все закончилось.
  Меня Леон не упоминал - похоже, ему не хочется, чтоб старатели узнали о том, что и я была в пещере. Ну, нет - значит, нет, у меня тоже нет желания описывать свои ощущения, которые одолевали меня в тех каменных коридорах.
  - Везучий ты... - в голосе дежурного прозвучали нотки зависти. - Впрочем, как всегда. Ники, как я понимаю, ты не нашел?
  - Нет больше Ники... - устало бросил Леон.
  - Вообще-то мы так и думали... - дежурный ничуть не удивился. - Этому парнишке здесь вообще нечего было делать - удивительно, что еще так долго живым продержался. А что с тобой стряслось? Как выбраться умудрился? Ты что, в костер упал?
  - Вроде того... Потом поговорим, а пока мне бы хоть умыться для начала - все же тут дама находится... Что у нас с едой?
  - Парни тут несколько птиц с утра умудрились подстрелить, так что сейчас они тушатся... - кивнул дневальный в сторону котла, от которого шел добрый мясной дух. - Причем с травками и корневищами камышовника.
  - Понятно...
  Пока Леон ходил за одеждой и плескался в ручье, смывая с себя пыль и грязь, мы с Эдгаром уселись за длинный обеденный стол, и рядом с ними присел дневальный. По его лицу было видно, что он жаждет услышать подробности, но Эдгар помалкивал, так что и я предпочла лишний раз держать язык за зубами.
  - Слышь, Эдгар, хоть поведай, что Леон рассказал? Что он там видел, в пещере?
  - Ты что, Леона не знаешь? Он лишний раз говорить не станет, так что подождем, когда парни вернутся - тогда все и расскажет.
  - А этот Ники, на поиски которого отправился Леон - он кто такой?.. - поинтересовалась я. - Его родственник?
  - Нет... - вздохнул Эдгар. - Леон пару лет назад подобрал парнишку в Большой Гавани: его родители умерли вскоре после прибытия в Делф - уж не знаю, что там с ними стряслось, но в итоге получилось так, что мальчишка оказался никому не нужен. Вообще-то здесь не принято бросать детей на произвол судьбы - их всегда подбирают и к какому-нибудь делу пристраивают, но Ники... Он из тех, кто, скажем так, чуть-чуть неразумен. К сожалению, подобное случается, но заниматься с такими людьми здесь никто особо не стремится - слишком хлопотно... Ники сразу привязался к Леону, да и тот его искренне жалел. Правда, брать мальчишку с собой не хотел, пытался пристроить его к друзьям, но тот не хотел оставаться без Леона. Как пацана не пытались убедить, что ему нечего делать в глубине Делфа, но он ничего и слушать не хотел. Ну, а когда Леон все же отправился сюда, мальчишка удрал, и каким-то образом догнал его в дороге. Возвращаться назад, естественно, никто не стал, и потому поневоле пришлось взять Ники с собой - не бросать же его одного в лесу на погибель! Так и получилось, что этого парня Леон воспитывал, жалел, оберегал, года два при себе держал, хотя кое-когда с Ники возникало немало проблем - иногда мальчишка словно терял разум, никого не слушал, жил в своем мире, но все проблемы удавалось как-то утрясти, тем более что сам по себе мальчишка был добрым и беззлобным. Кто ж знал, что все этим кончится?!
  - Судя по виду Леона, он не очень переживает случившееся... - хмыкнула я.
  - Тут ты не права... - вздохнул Эдгар. - Я-то Леона хорошо знаю, и вижу, насколько тот расстроен из-за гибели парня - все же он был очень привязан к Ники. Просто внешне Леон это старается не показать.
  - А у Леона дети есть?
  - Нет, он из тех, кого называют одиночками.
  - Понятно...
  - О чем речь?.. - к нам подошел Леон. Надо же, как тихо ходит этот человек - никто из нас даже не услышал его шагов.
  - Про Ники говорим... - не стал скрывать Эдгар. - Жаль парня.
  - А уж как мне-то жаль, просто не высказать...- мужчина уселся радом с Эдгаром и посмотрел на дневального. - Как там насчет обеда? Я пару дней вообще ничего не ел, согласен даже на вареного крокодила.
  - Ну, крокодилов сегодня точно нет... - хохотнул дневальный. - А насчет обеда - это я враз, погодите немного...
  Пока дневальный накладывал нам еду в грубые глиняные тарелки, я вновь рассматривала Леона. Сейчас, переодевшись в чистую одежду и смыв с лица грязь и пыль, этот человек словно стал моложе. Да, несмотря на возраст и шрам, Леон все еще остается очень красивым мужчиной. Думаю, что и сейчас женщины смотрят на него с немалым интересом, а по молодости от этого человека наверняка было сложно оторвать восхищенный взгляд. Не сомневаюсь и в том, что за ним должна тянуться бесконечная вереница вдребезги разбитых женских сердец.
  - Что, нравлюсь?.. - усмехнулся Леон, заметив мой заинтересованный взгляд. Кажется, он привык быть в центре внимания, что неудивительно при его внешности.
  - Да как сказать... - я немного оторопела от такого вопроса. - Скорее, меня интересует, как выглядит человек, ради кого Эдгар решил пойти в пещеру.
  - Будем считать, что ты сказала правду... - приподнял брови Леон. - Кстати, ты откуда родом?
  - Есть такой городок - Мейн... - неохотно отозвалась я. - Вы о таком, наверное, и не слышали.
  - Хм, Мейн, Мейн... - задумчиво произнес Леон. - Вроде что-то знакомое...
  - Это вряд ли... - пожала я плечами. - Город маленький, его даже можно назвать большой деревней.
  - Ну, половина городишек в нашей стране точно такие же...
  Еда, которую нам принесли, была сравнительно неплохой: мясо, правда, было жестковатым и со странным привкусом, зато большие куски каких-то клубней мне понравились - очень напоминают тушеную репу.
  - Это камышовник... - ответил дневальный на мой вопрос. - Подле лагеря он не растет, а вот там, где парни сейчас камни ищут - там его немало в воде растет. Добывать камышовник тоже просто - дергают из воды, словно морковку. Да и в вареном или жареном виде он у нас идет за милую душу - недаром парни почти каждый день его с собой приносят. Вон этот камышовник, все еще в тенечке лежит - вчера принесли много, весь в котел не вошел...
  Внешне камышовник напоминал самый обычный камыш, только вот корни у него очень походили на клубни георгинов, которые в садике подле нашего дома, работники выкапывали каждую осень, только вот корневища камышовника значительно превосходи в размерах довольно-таки небольшие клубни георгинов.
  Не прошло и двух часов, как в лагерь вернулись старатели. Вернее, я ненадолго решила заглянуть в хижину по своим делам, а когда вышла, то увидела, что старатели окружили Леона и Эдгара, и они что-то горячо обсуждают. Впрочем, очень скоро мужчины уселись за стол - в ногах правды нет, а выяснить надо многое. Они даже от обеда отмахнулись - дескать, с едой можно и подождать. На меня старатели сейчас смотрели уже не столь откровенными взглядами - все же речь за столом идет о важных проблемах, не стоит отвлекаться на постороннее, в том числе и на баб!.. Ну, раз такое дело, то я тоже решила присесть за стол, пусть даже с краешка. Правда, то, о чем говорят мужчины я услышала лишь с того места, когда Леон пояснял, зачем он отправился в пещеру.
  По его словам, в последнее время у Ники стало что-то совсем плохо с головой - его очень напугало произошедшее землетрясение, и с той поры мальчишка все время хотел куда-то спрятаться, и отчего-то ему пришло в голову, что пещера для этого подходит лучше всего. Дело еще и в том, что Ники совсем не боялся темноты, и пещера, которую он в свое время посетил вместе с остальными старателями, отчего-то казалась ему вполне безопасным местом, где всегда можно спрятаться, и где его никто не отыщет. Хорошо еще, что мальчишка далеко от входа не уходил, так что вернуть это было несложно. Никаких слов увещевания парнишка не воспринимал, и много раз пытался удрать в пещеру, но каким-то образом Леону удавалось его останавливать, или же находить Ники в пещере, благо тот не удалялся далеко. Однако когда Леон был вынужден убить двух старателей, в которых вселились ламии (увы, смерть этих несчастных произошла на глазах у всех) - вот тогда Ники, очевидно, окончательно испугался, дождался, когда Леона не будет в лагере, после чего направился в пещеру, несмотря на все попытки дневального его остановить. Леон же, отправившись на поиски парня, понял, что тот в этот раз ушел куда-то вглубь пещеры, и все же решил его найти, но в результате сам заблудился в пещере, потому как зашел очень далеко, а выход там отыщешь не сразу...
  Пропавшего парнишку он нашел, вернее, сумел найти то, что от него осталось. Говоря точнее, Леон отыскал место, где какое-то существо, обитающее в этих темных каменных глубинах, загрызло беднягу Ники, и устроило себе обед из его бренного тела. Все, что сумел сделать Леон - так это собрать печальные останки мальчишки, и засыпать их камнями - хоть какое-то, но все же погребение. Ну, а обратный путь для Леона тоже оказался непрост...
  - Так с Ником кто расправился?.. - поинтересовался один из мужчин.
  - Трудно сказать... - устало произнес Леон. - Но судя по тому, что от тела парнишки почти ничего не осталось, тварь там была не мелкая и с очень острыми зубами.
  Мне на мгновение вспомнилось то существо, что смотрело на меня у входа в пещеру... Ой, лучше постараться вообще забыть об увиденном, а не то во сне такая образина приснится - кошмары обеспечены.
  - Вот что я скажу вам, парни... - продолжал Леон. - Отсюда надо уходить, и чем быстрее, тем лучше.
  - С чего это вдруг?.. - разом спросили несколько человек.
  - Кроме того... - продолжал Леон. - Кроме того, в пещеру сейчас лучше не соваться - в этом попрошу поверить мне на слово. Да и рядом с ней лучше не находиться.
  - Здесь алмазы ищут уже давненько, всякое бывало... - подал голос дневальный. - Но ничего, отбивались, и в этот раз как-нибудь справимся!
  - Обстоятельства изменились. На мой взгляд, землетрясение открыло какие-то подземные места, из которых ранее не было выхода на поверхность, и теперь непонятно, что можно ждать дальше... - уклончиво ответил Леон. - Вы парни неглупые, должны понимать, что я имею в виду. Не просто же так здешние жители стараются держаться подальше от этих мест.
  - И кого там видел?.. - спросил кто-то из старателей. - Ну, в пещере...
  - Когда уйдем отсюда - скажу. Так что не стоит тут более оставаться, если жизнь дорога. Согласны?
  Удивительно, но старатели молчали, хотя было понятно, что услышанное они восприняли всерьез. На мой взгляд, после слов Леона каждый разумный человек должен понимать, что лучше покинуть это место, но все отчего-то молчат.
  Молчание длилось не менее минуты, а потом заговорил немолодой мужчина с седоватой бородой:
  - Ты, Леон, все говоришь верно, хотя напускаешь туману и прямо не говоришь в чем дело, да только вот уходить отсюда сейчас ну никак не хочется! В последнее время такие камни стали попадаться, каких я еще и не видел, да и попадаются они нам куда чаще! Смотри сам, это только то, что я отыскал сегодня...
  Мужчина вытряхнул из жесткого кожаного мешочка на свою ладонь с десяток камней, и среди нескольких маленьких мутноватых камешков я увидела четыре кристалла неровной формы, размеры которых разнились от горошины до крупного боба.
  - Каждый из парней нашел сегодня алмазов не меньше меня, а некоторые и больше, причем как по количеству, так и по размерам...- продолжал мужчина. - Похоже, и верно, после землетрясения вода из глубины земли вынесла на поверхность такие камешки, о которых раньше можно было только мечтать. Да за них даже самый жадный ювелир денег не пожалеет! Мы ж не только себя, но и всю родню обеспечим безбедной жизнью до конца дней! Леон, не поверишь, но если дело пойдет так и дальше, то мелкие алмазы никому из нас уже и брать не захочется! Еще совсем недавно мне и в голову не могло придти, что я могу сказать подобное! Сейчас среди нас уже как азарт пошел - кто больше алмазов отыщет, и у кого найденные камни будут крупней!
  - Если азарт на вас напал, то отчего вы сегодня так рано вернулись?.. - поинтересовался Леон. - Время еще светлое, работать можно...
  - Верно... - согласился мужчина. - Только сегодня от пиявок не знали, куда деться! Те самые, здоровенные, болотные, да они еще и прицепляются мгновенно! И откуда их вдруг столько взялось? Как видно, с болота сюда ползут... Хоть в воду не входи - облепят! Вот сам смотри! И это только на руках, про ноги я и не говорю!
  Мужчина закатал рукав, и я увидела на его руке несколько круглых синяков, которые, кажется, все еще немного кровоточили. На мой взгляд, рука выглядела просто устрашающе.
  - Что это такое?.. - вырвалось у меня.
  - Пиявки, чтоб их!.. - выразился старатель - Если такая в тебя вцепится, то для того, чтоб снять эту прилипалу, ее надо прижигать огнем, причем у самого тела, иначе ни за что не отвалится. Если с утра было еще более или менее терпимо, то во второй половине дня мы не столько делом занимались, сколько пиявок друг с друга снимали.
  - Парни, я вам серьезно говорю - надо отсюда уходить!.. - вздохнул Леон. - Понимаю ваши чувства, но наше пребывание здесь должно закончиться, причем в самое ближайшее время. Поверьте мне - я просто чувствую, что более тут оставаться не стоит. Да, согласен: алмазы сейчас попадаются хорошие, но всех не соберешь, как бы нам того не хотелось, а второй жизни ни у кого нет, что бы там церковники не говорили.
  - Ребята, к словам Леона стоит прислушаться... - теперь и Эдгар решил высказать свое мнение. - Вы же знаете - он впустую говорить не станет.
  - Эдгар, тебе бы и самому не помешало с нами утром пойти... - вновь заговорил немолодой мужчина. - Как мы поняли, у тебя сейчас в карманах ничего нет, а так хоть что-то отыщешь - не впустую же ты вернулся.
  - А он не впустую пришел - вон какую красотку привел!.. - хохотнул кто-то.
  - Парни, давайте говорить серьезно... - отмахнулся Эдгар. - Шутки оставим на потом...
  Как и следовало ожидать, уходить старателям не хотелось - еще бы, стали попадаться такие алмазы!, и за столом разгорелся самый настоящий спор. Одни (и таких было большинство) доказывали, что не происходит ничего страшного: конечно, Леону они доверяют, но Делф вообще опасная страна, так что не стоит полагаться на какие-то там непонятные страхи. Остальные неохотно соглашались с Леоном - мол, всех денег не заработаешь, и, как это ни досадно, но раз старший говорит, что здесь более оставаться не стоит, то к его словам лучше прислушаться.
  Разговор был долгим и шумным, но в результате пришли к такому решению: останутся здесь еще на три дня, после чего все старатели отправляются в Большую Гавань. Если же кто-то не пожелает уходить, то может задержаться здесь на свой страх и риск. Не скажу, что всем понравилось такое решение, но и особых возражений не последовало.
  Что касается меня, то я не пришла в восторг от услышанного. Возвращаться назад вместе со старателями мне не стоит ни в коем случае: боюсь, попаду прямо к своим преследователям, которые идут по моему следу - в этом у меня не было ни малейших сомнений. Так что хочется мне того, или нет, но я вынуждена буду остаться здесь на какое-то время. Надеюсь, сумею продержаться...
  Тем не менее, во время ужина атмосфера за столом была чуть приподнятой: что ни говори, но мысль о возвращении в обжитые места не могла не радовать людей, и их можно понять - положа руку на сердце, стоит признать, что долгое пребывание в этих диких местах всем уже надоело. Досадно, конечно, уходить, когда стали попадаться по-настоящему крупные камни, но каждому из старателей уже давно снится родной дом. Да и здешняя еда, говоря откровенно, не восхищала разнообразием.
  - Ох, парни, как же мне надоел этот камышовник - просто глаза на него уже не смотрят!.. - вздохнул кто-то. - Знали бы, как хочется горячего супчика, который моя жена варит! И по свежему хлебу стосковался!.. А уж про хорошее вино я и не говорю!
   Тут он прав: я знала, что мука в лагере закончилась уже давно, старатели питались птицей и мясом диких свиней, тем более что этих хрюшек здесь водилось немало. А вот вино в лагере было под запретом, да и взять его в этих местах просто негде.
  - Ничего, дойдем до Большой Гавани - свое возьмем!.. - хохотнул немолодой мужчина. - Между прочим, в "Капитанском штурвале", если хорошо заплатить, можно взять очень даже хорошее вино.
  - Нет, если у тебя есть деньги, то лучше пойти к господину Тиму, торговцу винами - у него есть вино на любой вкус... - хмыкнул Эдгар. - Правда, за свое вино он с покупателей три шкуры дерет, да еще и до четвертой добирается! Помнится, как-то у Тима я чуть ли не пятнадцать золотых оставил. Хотя, надо признать, вино того стоило.
  - Ничего себе!.. - покачал головой все тот же немолодой мужчина. - Как же вы, молодые, деньгами сорить привыкли!
  В этот момент я посмотрела на Леона - тот сидел, чуть нахмурившись, и постукивая пальцами по столу. Такое впечатление, что он, слушая разговоры о дорогом вине, то ли что-то припоминал, то ли пытался вспомнить.
  - Кстати, красотка... - обратился ко мне невысокий крепыш. - Расскажи хоть немного о себе: кто такая, откуда взялась, и отчего тут оказалась. Всем интересно, что ты за птица такая. Второй день, как тут объявилась, а мы о тебе ничего не знаем, а это неправильно. Да и не ходят сюда бабы просто так...
  Мужчины, сидящие за столом, враз смолкли и посмотрели на меня. Пожалуй, сейчас общими фразами не отделаешься, придется немного рассказать о себе, пусть и без лишних подробностей, хотя без некоторых мелочей все же не обойтись.
  Вздохнув, коротко поведала свою историю: выросла в городке под названием Мейн, но, увы, бесприданница, так что родители отдали меня замуж за первого же, кто посватался. Вскоре после свадьбы я подслушала разговор мужа со свекром, из которого стало понятно - семейство мужа является приверженцами богини Камали (заодно пришлось рассказать, кто она такая, эта богиня), после чего я чудом сумела сбежать. Беда в том, что только моя смерть может спасти семейство мужа от разорения, а его самого от гибели, и потому те люди пойдут на все, чтоб добраться до меня. Понимая, что семейство дорогого супруга от меня никогда не отстанет и найдет везде (в нашей стране - без сомнений!) я сумела сесть на "Белого альбатроса" и добраться до Делфа, но было понятно, что даже здесь о полной безопасности для беглянки и речи быть не может. Потому решила: будет лучше, если я уйду как можно дальше от Большой Гавани, постараюсь затеряться в глубине страны. Сумела уговорить Кейра взять меня с собой - туда, где добывают опалы, а немногим позже в лагерь Кейра пришел Эдгар, и тогда выяснилось, что мои самые невеселые предположения сбылись - семейство мужа узнало, где я нахожусь, и дорогой супруг направился вслед за мной. Именно потому я и отправилась с Эдгаром сюда, но далеко не уверена, то мой муженек не доберется и до этих отдаленных мест...
  Судя по ухмылкам на лицах некоторых старателей, к моим словам эти люди отнеслись с изрядной долей скептицизма, а кое-кто и вовсе не поверил в услышанное. Что ж, их можно понять...
  - Я, со своей стороны, могу сказать только одно... - заговорил Эдгар. - В Большую Гавань, и верно, недавно пришел быстроходный корабль (причем, что самое удивительное, без какого-либо груза на борту) и те люди, что находились на нем, заявили, что разыскивают некую женщину. Правда, по их словам, это опасная преступница, а список ее прегрешений такой, что и не передать.
  - А ты сам этих людей не видел?
  - Нет, хотя разговоров о них в Большой Гавани ходит немало, да и губернатор рад оказать им всяческое содействие. Разговоры о той женщине, кстати, заинтересовали очень многих. Не знаю, чем там кончится дело, но перед моим уходом из Большой Гавани я узнал, что прибывшие люди собирают умелых охотников, чтоб отправиться по следу исчезнувшей женщины.
  - Если наберут хороших охотников - то это серьезно... - заметил кто-то. - Те парни свое дело хорошо знают, и если им заплатить, то кого угодно достанут.
  - Ну, то, что ты, красотка, где-то могла крупно нагрешить - в это я могу поверить... - заговорил немолодой старатель. - За бабами такое водится сплошь и рядом. По правде говоря, не удивлюсь, если окажется, что на тебе висят кое-какие незаконные делишки - а что, может быть всякое, я за свою жизнь много чего успел насмотреться. Но вот в то, чтоб ради гм... преступницы (пусть и опасной) гнать корабль через море... Э, нет, никто из казны на такое никто денег выделять не будет, если ты, конечно, корону нашего короля не украла, но в подобное мне что-то плохо верится. Да и здешний губернатор, если ему в карман золота не насыплешь, особого рвения в поисках нарушителей закона проявлять не станет - он со всего хочет свою выгоду иметь, а чтоб чиновник на государевой службе стал совать губернатору деньги за помощь, которую тот ему и сам обязан оказать... Нет, помяните мое слово: тут дело личного характера, и к страже оно никакого дела не имеет. Так что допускаю, что красотка нам правду сказала, пусть и не всю.
  - Все одно на выдумку похоже... - пробурчал пожилой мужчина. - Богиню еще какую-то кровожадную приплели, о которой раньше я слыхом не слыхивал... Вы, мужики, можете считать, что хотите, но у меня в услышанное особой веры нет.
  - А вот меня тоже что-то сомнения берут насчет этой самой богини Камали... - заявил невысокий крепыш. - Вымыслом пахнет - уж очень все странно...
  - Насчет богини Камали - это все правда... - неохотно произнес молодой мужчина с заметной лысиной. - У меня брат матросом был на корабле, который ходил в дальние страны - по возвращении домой брат много чего нам повидал. Как-то довелось ему столкнуться с почитателями этой самой Камали... Там такое было!.. Рассказать?
  - Конечно!
  Мужчина принялся что-то говорить заинтересованным старателям, но я его не слушала, потому что Леон, сидящий рядом, наклонился ко мне и негромко спросил:
  - Этот городок Мейн, в котором ты жила... У вас ведь есть постоялый двор?
  - Конечно, куда ж без него!.. - даже удивилась я.
  - Кажется, у него еще название какое-то простонародное, отличается от прочих...
  - Можно и так сказать: постоялый двор называется "Лукошко".
  - Забавно... А неподалеку от постоялого двора нет огромного старого дуба?
  - Был, но несколько лет назад в него ударила молния, и он сгорел. Хорошо еще, что больше ничего от огня не пострадало, зато сам дуб позже пришлось спилить - все одно от него почти ничего не осталось... А вы откуда все это знаете? Бывали проездом в нашем городке?
  - Вроде того, но это было давно... - Леон умолк и какое-то время молчал.- Так как, ты говоришь, твоя фамилия? Даррис?
  - Даррис - это до моего замужества... - невесело усмехнулась я. - Теперь я ношу имя мужа, то бишь Монте, но очень надеюсь, что избавлюсь от нее.
  - Ну, да, ну, да... - Леон все еще что-то обдумывал. - Если не секрет, то подскажи, как зовут твою мать?
  - Причем здесь моя мать?.. - не поняла я.
  - И все же?
  - Да вам-то какая разница?.. - вопросы Леона не нравились мне все больше.
  - Случайно, ее имя не Энли или Энри?
  Я молчала, и было ощущение, что в моей голове разрозненные кусочки мозаики складывались в один узор. Нет, этого не может быть!.. - пронеслось у меня в голове. Никак не может быть? Или все же может?
  - А может быть, Энжи?.. - спросила я.
  - Да, пожалуй, Энжи... - кивнул головой Леон. - Точно, Энжи.
  - Энжи - это имя моей тетушки, она же младшая сестра моего отца... - после паузы заговорила я. - А что касается матери, то ее звать Генриетта. Неужели вы с годами все перепутали? Или забыли?
  - Похоже на то... - Леон явно был растерян. - А ведь и верно, Генриетта... Надо же, совсем из памяти вышла... Скажи, твоя мать... Она такая невысокая, худощавая, с голубыми глазами и светлыми волосами?
  - Да... Неужели еще помните? Радость-то какая!
  - Зачем ты так... - в голосе мужчины прозвучали чуть извинительные нотки.
  Не надо быть очень внимательным человеком, чтоб понять, что Леон если не растерян, то находится в неком недоумении от всего происходящего. Я, впрочем, тоже. Разговаривать более мне не хотелось, так же, как и отвечать на вопросы, и потому я встала из-за стола и направилась к ручью - не было желания продолжать разговор
  . Было уже темно, но ночь еще не наступила. Все, что я могла сделать, так это присесть на большой камень, и смотреть на текущую воду, пытаясь привести в порядок свои мысли. До меня доносились разговоры мужчин, все еще сидящих у стола, а у меня на душе был полный хаос. Если правда то, о чем я думаю... Неужели объявился настоящий папаша?! Вернее, я его случайно встретила... Но это невозможно! Хотя за последнее время в моей жизни произошло так много из того, что ранее я сочла бы немыслимым, потому отныне я могу допустить все, что угодно...
  Не знаю, долго ли я так просидела, но через какое-то время рядом появился Эдгар, который уселся на землю подле меня.
  - Не стоит уходить от людей...
  - Ушла б куда подальше от вас всех, если бы у меня была такая возможность, только вот пойти тут некуда... - только что не огрызнулась я. - А ты зачем сюда пришел? Леон послал?
  - Нет... - покачал головой тот. - Просто ты сейчас настолько расстроена...
  - С чего бы это вдруг?
  - Дело в том, что я слышал ваш разговор...
  - И что с того?
  - Видишь ли, в чем-то могу тебя понять - похоже, то, что ты узнала, явилось для тебя полной неожиданностью.
  - И что же такое я узнала?
  - Мне казалось, что ты сама о многом догадалась...
  - Может, скажешь, о чем именно?
  - Видишь ли, твое внешнее сходство с Леоном - оно просто бросается в глаза даже постороннему человеку. Не сказать, что ты - его точная копия, но то, что вы родня, причем близкая - это несомненно. Конечно, многие люди похожи на кого-то, но у вас с Леоном - тут особый случай. Вы схожи даже в мелочах. Например, я заметил, что ты, когда волнуешься, то немного морщишь нос. Не поверишь, но Леон поступает точно так же.
  Я молчала, и Эдгар на какое-то время умолк, но потом продолжил.
  - Помнишь, когда мы в первый раз встретились? Я еще тогда сказал тебе, что мне кажется, будто ранее мы уже встречались...
  - Было что-то такое... - пожала я плечами. - Обычные слова мужчин, которые они произносят, если хотят познакомиться. Довольно банально...
  - Не спорю, есть такое дело... - согласился Эдгар. - Однако в этот раз я, и верно, был уверен, что где-то ранее тебя видел, только вот никак не мог вспомнить, где именно. Лишь немногим позже понял, что ты невероятно похожа на Леона, потому я и ошибся. Кстати, парни в нашем лагере тоже сразу отметили ваше невероятное сходство, и сделали соответствующий вывод. Потому к тебе особо и не приставали - посчитали какой-то его родственницей. Не сомневаюсь, что и Кейр решил то же самое, а иначе он бы тебя с собой никогда не взял.
  - Причем тут Кейр?
  - Они с Леоном давние приятели...
  Мне вдруг подумалось о том, что жители моего городка тоже наверняка провели немало времени за разговорами о том, насколько я не похожа на своих родителей. Языки, конечно, почесали от души, только вот тогда отец признал меня своей дочерью, да и дядюшка тоже не отказался от родства - вот тогда сплетники вынуждены были если не умолкнуть, то попридержать свои языки. Слухи, конечно, никуда не делись: чего уж там скрывать - внешнего сходства с прочими членами нашего семейства у меня не было ни малейшего. Позже, среди обывателей, эта тема наверняка обсуждалась не раз, пусть и не в открытую, и, судя по всему, даже со временем не потеряла своей актуальности. Достаточно вспомнить Винса, моего бывшего жениха (сейчас неприятна одна даже мысль об этом человеке!), который, не скрывая, высказал мне все, что думал как о нашей семье, так и обо мне в частности. Похоже, что папаша Винса, почтенный господин Велден, не раз вел со своим сыном разговоры о моем происхождении, причем в этих беседах характеризовал меня далеко не с лучшей стороны - мол, от нагулянной девицы не стоит ждать ничего хорошего, а потому ты, сынок, учти это на будущее... Если бы это было не так, то бывший ухажер не вел бы себя со мной так, будто делает великое одолжение, снисходя до брака со столь недостойной особой... Ох, и без того на душе тошно, так еще и бывший жених невесть зачем вспомнился, чтоб его!..
  - Надо же, сколько нового я узнаю... - невесело усмехнулась я. Хотя, если вдуматься, то мне с самого начала следовало обратить внимание на то, что Кейр вел себя со мной чуть покровительственно, с некой отеческой ноткой. - Ранее я и представления не имела о том, что Леон и Кейр - друзья.
  - Здесь вообще не принято много рассказывать о себе... - отозвался Эдгар.
  - Я это уже поняла. Удивительно другое: надо же мне было оказаться здесь, едва ли не на краю света, чтоб встретить своего настоящего папашу! Да еще при таких обстоятельствах! Ведь скажи кому - не поверят.
  - Ну, в жизни вообще случаются удивительные вещи.
  - Очень ценное замечание!.. - покосилась я на Эдгара. - После этих слов мне стало значительно легче.
  - Понимаю, что тебе непросто принять то, что ты сейчас узнала, но и для Леона это оказалось полной неожиданностью.
  - Наблюдательный ты парень, как я погляжу.
  - Считай, что это одно из моих достоинств... - хмыкнул тот в ответ. - И вот еще что - не стоит тебе сидеть здесь - мало ли какая опасность может таиться в темноте.
  - Может, подскажешь, куда идти?
  - В хижину Леона. Вам вдвоем надо поговорить, причем без посторонних глаз и ушей. Понимаю - в вас обоих сейчас бушуют эмоции, так что лучше не держать все это в себе.
  Вообще-то в ином месте и при иных обстоятельствах мне бы стоило послать и Эдгара, и Леона куда подальше, но я сдержалась.
  - Можно и поговорить.
  Едва я успела в хижине зажечь масляную лампу, как зашел Леон и без слов присел на грубо сколоченную скамейку.
  - Нам надо переговорить... - произнес он.
  - Я вся внимание... - пожалуй, мне стоит держать себя в руках.
  - Если честно, то я в растерянности... - заговорил Леон. - Никак не ожидал...
  - Я тоже.
  - Ты знала?
  - Узнала не так давно. Случайно услышала разговор матери и тетушки. Надо сказать - там все еще кипят такие страсти!.. А вот вы, Леон, похоже, выкинули эту старую историю из головы, верно? Как я поняла, даже имя мой матери забыли, а ведь, по ее словам, у вас была такая любовь, что и словами не высказать!.. Что было - то прошло, и быльем поросло, или чем там зарастает в мужской памяти... Верно?
  - Как сказать...- вздохнул тот. - Признаюсь честно: в моей жизни хватало женщин, так что, каюсь, мне пришлось поднапрячь память, чтоб вспомнить ту давнюю историю...
  - А с чего это вас вдруг одолели воспоминания? Вроде никаких предпосылок к этому не было.
  - Все дело в той фразе о вине, которую тебя просил передать мне Кейр. Говоря откровенно, я, как ни старался, но так и не мог вспомнить, когда сказал ее, и где - начисто вылетело из памяти. Я хорошо знаю Кейра, и понимаю, что он вряд ли попросил бы передать мне ничего не значащие слова. Только и оставалось надеяться, что какая-нибудь мелочь поможет вспомнить... Так и случилось: Эдгар заговорил о дорогом вине, которое мы как-то покупали у торговца по имени Тим...
  - Не понимаю...
  - Сейчас поясню. Так вот, мы с Кейром тогда хорошо посидели, вспомнили прошлое, и разговор постепенно пошел о детях - у Кейра они есть, а вот я - человек одинокий, без семьи и потомства. Помнится, тогда (чего уж там скрывать!) я сказал следующее: мол, могу лишь надеяться на то, что у меня где-то есть дети. Кейр в этом не сомневался, и в результате мы оба (увы, к тому время оба были хорошо под хмельком) решили следующее: если вдруг случится такое, что Кейр отыщет хоть одного из моих детей, то я должен буду поставить ему кувшин "Золотой крови". Если честно, то этот разговор я уже подзабыл, и уж никак не ожидал, что Кейр его помнит. А если уж говорить совсем откровенно, то я все еще не могу осознать того, что у меня есть взрослая дочь.
  - Если я правильно поняла, для вас встречи с моей матерью были всего лишь небольшим развлечением, так?
  - Ну, зачем так ставить вопрос... Видишь ли, тогда обстоятельства сложились таким образом, что мне пришлось какое-то время пробыть в вашем городке. Головы тамошним провинциальным дамам я не дурил - они сами мне прохода не давали.
  - Вам определенно есть чем гордиться!
  - Это не хвастовство, я просто констатирую факт. Если же говорить обо мне, то могу сказать только одно: слаб человек во грехе, ох, слаб! Что касается твоей матери... Да, она мне понравилась, и наш роман был скоротечным - так, ничего особенного, без далеко идущих последствий, и я очень надеялся, что она это понимает. К тому же дама была замужем, имела двоих детей, так что я поневоле был вынужден позаботиться о том, чтоб ее репутация не пострадала. Естественно, что ни на какие долгие отношения я не рассчитывал. Когда же я собрался уезжать, то дама заявила, что намерена отправиться вместе со мной, и не желала слушать никаких возражений. Дело закончилось тем, что мне пришлось ускорить свой отъезд.
  - Почему вы не взяли ее с собой?
  - Это совершенно излишне, и никак не входило в мои планы. Видишь ли, я из тех, кого называют одиночкой... - развел руками Леон. - Генриетта очень милая женщина, но она вряд ли могла стать моей подругой в долгих путешествиях. Говорю же - в вашем городе я всего лишь был вынужден провести какое-то время, и вскоре намеревался его покинуть. Женщина в дороге будет мешать, да и мне было несложно в очередной раз обзавестись временной подружкой. Что касается твоей матери, тот она показалась мне спокойной, разумной и трезвомыслящей дамой, и я был уверен, что она понимает всю бесперспективность наших дальнейших отношений. К тому же срывать из дома мать двоих детей - дело неблагодарное, через какое-то время она все время будет их вспоминать, а добром подобное не кончается. На подобные истории я уже насмотрелся. Вот потому-то предпочитаю рвать отношения одним махом - так проще.
  - А о чувствах брошенной женщины вы не подумали?
  - Извини за прямоту, но к таким вещам женщины и мужчины относятся по-разному, вернее, диаметрально противоположно. Всем известно, что в отношениях прекрасные дамы на первое место ставят чувства, а у мужчин с этим несколько проще. Возможно, это прозвучит грубо, но о возможных э-э... последствиях мужчины тоже стараются не думать...
  Понятно: прекрасному гостю нашего городка Мейн в свое время даже не могло придти в голову, что в результате его скоротечного романчика на свет могут появиться дети. Тут не знаешь, что и сказать.
  - Наверное, мне бы надо поинтересоваться, как ты жила все это время... - продолжал Леон, но я лишь покачала головой.
  - Давайте об этом поговорим потом.
  - Хорошо... - мужчина поднялся и шагнул к выходу. - Мы с Эдгаром сегодня переночуем в другой хижине. Ты же запирай двери, и не вздумай открывать ночью - это просто опасно. Как ты, надеюсь, понимаешь, я имею в виду не старателей, а тех местных обитателей, что могут появиться здесь ночью.
  - О ком идет речь?
  - Трудно сказать. Два года здесь мы провели сравнительно спокойно, а сейчас с уверенностью можно утверждать лишь то, что после землетрясения тут могут появиться опасные существа. Старатели это понимают, хотя и стараются внушить себе, что не происходит ничего неожиданного, и причина этого проста - крупные алмазы, которые стали попадаться им сейчас...
  Когда Леон ушел, мне только и оставалось, что в недоумении качать головой: надо же, мои мать и тетя все еще находятся в полной уверенности, что когда-то встретили великую любовь, только вот с любимым человеком их разлучил жестокий рок. Больше того: не удивлюсь, если в глубине души обе женщины все еще ждут его возвращения. Бедняги так и не поняли, что со стороны мужчины по отношению к ним не было никаких серьезных намерений - так, обычная интрижка, не более того. Правда, там имелась еще неприятность в вине моего нежелательного появления на свет... Очень надеюсь, что мать и тетя никогда не узнают правды, иначе их светлые воспоминания о прошлом безвозвратно рухнут, оставив пустоту в душе.
  Ночь прошла спокойно, хотя я почти не спала. Даже не ожидала, что знакомство с настоящим отцом произведет на меня такое впечатление. Однако к утру я решила: для меня эта встреча вряд ли хоть что-то поменяла, и потому лучше делать вид, что ничего не случилось. Будем считать, что я ничего не знаю - как спокойнее.
  На следующий день старатели с самого утра ушли из лагеря - раз было принято решение покинуть эти места через несколько дней, то не следует терять понапрасну оставшееся время, за которое, если повезет, ты сумеешь отыскать хороший камень, а то и не один. Леон и Эдгар ушли вместе со всеми, и я им за это благодарна - нечего вести ничего не значащие разговоры, это никому не надо. Я же осталась в лагере вместе с очередным дневальным, которым оказался невысокий мужчина, который явно стремился мне понравиться. Этот разговорчивый парень уже поставил несколько ловушек для птиц, и теперь ждал, когда в них попадется будущий обед.
  Повезло: не прошло и пары часов, как в ловушки попало несколько крупных птиц, так что работы у нас хватало: нужно было ощипать птиц, выпотрошить, вымыть тушки, заняться приготовлением ужина... В общем, ничего нового - чем-то подобным я занималась и дома. Дневальный оказался разговорчивым парнем, который не единожды сумел меня рассмешить, а пару раз вообще хохотала до слез, и через какое-то время поняла, что мое настроение улучшилось, и не хочется думать ни о чем плохом. Более того - я почти успокоилась. А что касается внезапно найденного папаши... Будем считать: что ни делается - все к лучшему.
   Заодно мужчина рассказал мне немало забавных случаев из жизни старателей. Еще он учил меня, как разными способами приготовить камышовник, тем более что эти растения старатели приносили каждый день. Мне лично понравился вкус этих жестковатых клубней, а вот старатели, по словам дневального, на камышовник уже смотреть не могут, до того он им надоел. Понимаю: если в течение долгого времени питаться одной и той же едой (пусть даже самой вкусной), то она по-настоящему надоест.
  За разговорами с дневальным я даже не заметила, как прошел день. Когда же вернулись старатели, то они вновь радовались немалому количеству найденных алмазов, а заодно досадовали, что пиявок в ручье стало еще больше. Общее мнение было таким: если дело так пойдет и дальше, то людям без плотной одежды и высоких сапог тут делать нечего - пиявок столько, что хоть за голову хватайся. Кажется, уже сама природа подталкивает людей к тому, чтоб они покинули это место.
  Сразу после ужина Леон подошел ко мне.
  - Нам надо поговорить. И давай без всяких капризов - хочу, не хочу... Мы взрослые люди, а потому обойдемся без ненужной болтовни.
  Голос мужчины был жестким, да и я к этому времени уже не была столь категоричной в своих суждениях. Он хочет поговорить? Можно, почему бы и нет...
  - Что вас интересует?.. - спросила я, когда мы немного отошли от лагеря.
  - Сразу говорю - тебе не стоит осуждать меня, тем более что я ничего не знал о твоем рождении...
  - А если бы знали, то что бы изменилось?
  - Пока не могу ответить на это вопрос... - вздохнул Леон, усаживаясь на землю. - Сейчас же мне хотелось бы знать о том, как ты жила все это время. Конечно, кое-что ты рассказала, но это далеко не все.
  - Зачем вам это знать?
  - А разве непонятно? Оказывается, у меня есть дочь, и мне надо знать, чем я могу ей помочь, тем более что у нее, как я понял, большая беда.
  Возможно, это глупо, но от этих слов у меня словно чуть защипало в горле, и, поколебавшись, я уселась неподалеку от этого человека, и рассказала все: о семье, о Винсе, о своей свадьбе и бегстве в Делф.
  - Вот так я у вас и оказалась... - подвела я итог своему повествованию. - Ну, и в виде ответной любезности расскажите, где вы были все это время.
  - Если коротко, то я обошел полсвета, а может, и больше... - отмахнулся Леон. - Про таких, как я, говорят, что они бродяги в душе, и на одном месте им никак не сидится... Но сейчас речь не обо мне, а о тебе. Если за тобой, и верно, пойдут здешние охотники, то дело приобретает серьезный оборот. Некоторые из них читают следы на земле, словно открытую книгу, да и в цель бьют без промаха.
  - Вы говорите о тех людях, что являются коренными жителями здешних мест?
  - Нет... покачал головой Леон. - Они-то как раз сюда не отправятся ни за какие блага, уж слишком плохая слава у этих болот. Зато из тех умелых охотников, кто в свое время приехал в Делф, можно отыскать очень толковых ребят, которые за хорошие деньги соглашаются на любую работу.
  - Не могу сказать, что эти слова внушают мне большой оптимизм.
  - Лучше смотреть правде в глаза... - продолжал Леон. - Думаю, что послезавтра мы все покинем лагерь, и отправимся в Большую Гавань. Если за тобой отправлена погоня (а, похоже, так оно и есть), то мы, скорей всего, столкнемся нос к носу с теми людьми.
  - Скорей всего, мой земной путь в том месте и окончится... - подытожила я.
  - Согласен. Чтоб этого не произошло, мы поступим следующим образом: я поведу старателей по нашему обычному маршруту, а вы с Эдгаром пойдете другим, кружным путем. Там, правда, идти чуть ли вдвое дольше, да и кое-где придется пробираться едва ли не по пояс в воде, но зато в конце пути вы окажетесь достаточно далеко от этих мест, а там Эдгар договорится с местными жителями, и те отвезут вас на лодке в самые отдаленные деревушки.
  - Но вы же сказали, что некоторые из здешних опытных охотников хорошо читают следы на земле, и вполне могут отправиться вслед за нами!
  - Конечно, могут!.. - согласился Леон. - Оказавшись здесь и не найдя никого, они тут все едва ли не вынюхают и через какое-то время увидят, куда вы пошли. Естественно, пойдут следом. Однако если я правильно понял, то сейчас время играет против них, и богине Камали очень скоро надоест ждать обещанную жертву, и как только это произойдет, то она накажет твоего мужа, после чего можешь считать, что для тебя все самое опасное закончилось навсегда.
  - Хорошо звучит... - вздохнула я.
  - Надеюсь, что именно так все и произойдет.
  - А Эдгар знает о ваших планах?
  - Сейчас узнает.
  - А зачем вам ради меня так стараться?
  - Странный вопрос.
  - И все же?
  Помолчав, Леон произнес:
  - Я всю жизнь был один, и подобное меня вполне устраивало. Но время идет, годы берут свое, и одиночество... Оно начинает тяготить. Когда же я узнал, что у меня есть дочь... В общем, терять я ее не хочу и за жизнь родного человека надо бороться всеми силами. И не надо сейчас говорит о прошлом - каждый из нас совершает ошибки, главное, чтоб была возможность их исправить, пусть даже по мере своих возможностей. В остальном разберемся потом, когда вся эта неприятная история благополучно закончится.
  - Ваши бы слова - да Богам в уши.
  - Я, конечно, в жизни немало нагрешил, но все же надеюсь, что удача от меня еще не отвернулась. Вернее, от нас.
  Леон отправился назад, и я пошла вместе с ним. Пожалуй, он прав: сейчас не стоит выяснять, кто и как поступил в прошлом - в этом разберемся позже.
  Вечер прошел спокойно, ночь тоже, и наутро старатели отправились на свою обычную работу. В лагере царило небольшое оживление - а тот как же, завтра с раннего утра люди покинут это место, и сейчас имеется последняя возможность отыскать что-то стоящее.
  - Мне Леон сказал, что мы с тобой уйдем другим путем... - Эдгар остановился рядом со мной. - Вечером все обсудим.
  - Хорошо.
  Мужчины ушли, а я осталась с дневальным. На тот раз со мной остался пожилой мужчина, который чуть подвернул ногу, и потому было решено, что перед долгой дорогой ему следует немного отдохнуть. Не скажу, что мужчине хотелось оставаться в лагере, но в то же время он понимал, что для него так будет лучше.
  Ближе к вечеру, когда уже был приготовлен обед, я вдруг услышала удивленный голос дневального:
  - Это кто еще такие?
  - Что такое?.. - я посмотрела на мужчину, который, прикрыв глаза ладонью от солнца, вглядывался вдаль.
  - Кажется, сюда люди идут...
  - Какие еще люди?
  - А я откуда знаю... - проворчал мужчина, по-прежнему не отрывая взгляда от движущихся точек. - Пока далеко отсюда, не видно...
  У меня словно холодная ладонь сжала сердце. Конечно, это могут быть люди, посланные Кейром, но в подобное благостное предположение мне что-то плохо верится.
  - Подойдут поближе - рассмотрим... - продолжал мужчина. - Хотя у Леона вроде труба подзорная имеется, в нее бы глянуть...
  А это идея! Побежала в хижину, вытащила дорожный мешок Леона и бесцеремонно стала в нем копаться. Подзорная труба нашлась быстро, и, схватив ее, я выбежала наружу.
  - Давай сюда... - мужчина забрал у меня из рук темную трубку и, открыв, прислонил ее к своему глазу. С минуту он рассматривал медленно приближающиеся точки, а затем произнес:
  - Ничего себе! Совсем стыда у некоторых нет! Валер решил сюда заявиться, причем не один... И ведь не боится, что от Эдгара по зубам получит! Я б на месте Эдгара ему не только зубы, но и ребра бы пересчитал!
  - Валер - это ведь...
  - Ну да, тот, что Эдгара кинул! И с чего вдруг решил вернуться? Мужиков еще каких-то с собой тащит... Как видно, Валер у них за проводника, а иначе на этих болотах незнающему человеку ничего не стоит заблудиться. Да ты сама на них глянь...
  Первое, что я увидела, когда приложила трубку глазу - это высокий худой мужчина с мрачным лицом, который шел первым. Кажется, путь сюда не доставлял ему никакого удовольствия. За ним двигались двое незнакомых мне мужчин, а следом я с замирающим сердцем узрела дорогого супруга. За ним следовало еще одно знакомое мне лицо - Симон Монте, кузен моего свекра Салазара Монте. Этот человек в свое время управлял "Крылатой богиней", а потом пытался похитить меня из дома господина Орриса. Знакомые все лица... Небольшую людскую цепочку завершали еще двое незнакомых мне мужчин. Семь человек против меня одной... Ясно, что бесценный муженек заявился сюда вовсе не для того, чтоб поговорить со мной о своих высоких чувствах - у него ко мне совсем иной интерес.
  Невольно подумала: мы должны были уйти отсюда завтра... Похоже, старателям придется уходить одним, без меня.
  Что мне делать? Идти к Леону и Эдгару? Увы, сейчас они мне никак не смогут помочь, и даже более того - если я к ним отправлюсь, то подвергну всех немалой опасности. Значит, есть только одно место, где я могу спрятаться. Конечно, в любое другое время подобную мысль я гнала бы прочь, но сейчас выбирать не приходится.
  Вновь протянув мужчине подзорную трубу, я едва ли не бегом бросилась в свою хижину. Хотя время у меня еще было, но терять его не стоило ни в коем случае. Схватила свой дорожный мешок, сунула в него масляный фонарь, фляжку, бутылку с ламповым маслом, огниво, одеяло, куртку. Так, кажется, все.
  - Ты куда?.. - удивился мужчина, когда я вышла из хижины.
  - Ухожу... - я закинула мешок за плечи. - Эти люди идут по мою душу. Я о них вам уже рассказывала.
  - Но как же...
  - А вот так! Все, убегаю, а ты уж скажи обо всем Леону.
  - Не сомневайся...
  Еще раз посмотрев на приближающихся людей, быстрым шагом пошла прочь. Интересно, а эти семеро видят, что кто-то уходит из лагеря? Наверняка видят, но пока что вслед не отправятся - для начала им надо в лагерь придти, да к тому же они уверены, что спрятаться здесь негде. Мне же следовало поторапливаться, и я, иногда переходя с шага на бег, шла к пещере, заодно собирая по дороге сухие ветки.
  А вот и пещера! Сложив собранные ветки в кучу, запалила огонь, затем сняла с себя одежду и бросила ее в костер, правда, очень быстро залила все это водой. Хотя одежда в огне пробыла недолго, но запах горелого от нее шел весьма ощутимый. Оделась, сгребла остатки от костра в воду, затем наполнила фляжку... Так, кажется, успела. Более медлить не стоит, тем более что пришедшие люди явно сразу же отправятся на поиски беглянки, а отыскать меня по следам для опытного человека не составит труда.
  Вздохнув, стала подниматься к неширокому входу в серой скале. Конечно, вновь отправляться в пещеру никак не хочется, но если я останусь здесь, то до вечера точно не доживу. Чуть позже, уже оказавшись в пещере, подумала о том, здесь у меня все же есть шанс выжить, хотя, скорей всего, придедшие люди отправятся вслед за мной в пещеру...
  Ничего... - с внезапной злостью подумала я. - Ничего, мой дорогой супруг! Думаешь, ты меня поймал? Можешь считать все, что тебе заблагорассудится, но вот я сдаваться не собираюсь...
  
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"