Корнилова Веда: другие произведения.

Скользящие по грани, гл. 12

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.21*5  Ваша оценка:

  
  - Оливия!..
  Мало того, что Полан прокричал мое имя во все горло, так он еще и побежал прямо ко мне, продираясь сквозь ограждение из цветущих кустов, посаженных рядом с храмом. Как и следовало ожидать, такое необычное поведение бравого военного враз приковало к себе внимание многих, во всяком случае, его приятели-офицеры уставились на меня во все глаза, да и многие из прихожан завертели головами, пытаясь понять, кто же та особа, что заставила потерять голову лихого офицера. Полан, чтоб тебя!.. Не хватало еще, чтоб мой бывший жених сейчас едва ли не с разбега заключил меня в объятия, громогласно восклицая нечто вроде того, будто он наконец-то отыскал свою потерянную любовь, и теперь уже никогда не оставит, несмотря на все превратности судьбы, а все, что осталось в прошлом, нам следует забыть, как страшный сон!..
  Надо быстро убегать, но куда? Народу вокруг хватает, да и бегает Полан быстрей меня - враз догонит, и перспектива публично выяснять отношения с бывшим женихом меня совсем не радовала, а уж если к нам еще и Крис подбежит, причем сделает это обязательно... Нет, только не это!
  Оставалось только одно: я метнулась назад, в храм. Ранее Крис, во время одного из наших посещений этого святого места, на всякий случай показал мне, где здесь находится служебный вход, и как до него добраться, так что я намеревалась именно через ту самую дверь служебного входа убежать от Полана. Надеюсь, что Крис правильно поймет мои намерения, и не бросится вслед за мной, а побежит к служебному входу.
  Расталкивая немногочисленных прихожан, я пронеслась по проходу между рядами, и метнулась в боковую дверь, стараясь не обращать внимания на крики Полана, который просил меня остановиться. Вот балда, хотя бы не орал во весь голос в святом месте! Хорошо еще, что в храме царит небольшая полутьма, и после яркого солнца, заливающего улицы светом, человеческим глазам необходимо хотя бы несколько мгновений, чтоб привыкнуть к здешнему полумраку, а потому Полан поневоле будет вынужден, пусть и ненадолго, но перейти на быстрый шаг. К тому же это место для него совсем незнакомо, так что небольшая фора по времени у меня все же есть.
  Пробежав по нескольким узким коридорам и перепугав при этом парочку здешних служек, я оказалась перед входной дверь, запертой на огромный засов. Не знаю, для какой надобности нужно было устанавливать на дверь храма запор столь устрашающих размеров, но раздумывать об этом сейчас было не время. С великим трудом (хорошо еще, что обошлось без громкого скрежета - похоже, запор был хорошо смазан) отодвинула засов, выбежала на улицу, вернее, на маленький двор храма с хозяйственными постройками, и первым, кого я увидела, был Крис. По-счастью, парень принял правильное решение, и не побежал вслед за мной, а устремился к служебному выходу.
  - Наконец-то!.. - выдохнул он, хватая меня за руку. - Уходим, быстро!
  - Но он же от нас не отстанет!
  - Значит, надо сделать так, чтоб отстал!
  Мы бросились за угол небольшого каменного здания, по внешнему виду напоминающего то ли сарай, то ли склад. Если Полан побежит в другую сторону - его счастье, а если нет, то пусть пеняет на себя, потому как церемониться с ним мы не намерены! Хоть бы мой бывший жених направился в другую сторону, потому как вновь встречаться с ним у меня нет ни малейшего желания!
  Увы, но судя по приближающемуся топоту, Полан побежал именно к нам, и потому в тот момент, когда вывший суженый показался из-за угла, Крис подставил ему ногу, и Полан, который, можно сказать, летел сломя голову, грохнулся на землю самым некуртуазным образом. Крис, ударив ребром ладони по шее моему бывшему жениху, одним рывком приподнял его с земли и прислонил чуть обмякшее тело к стене сарая.
  - Крис, это еще зачем? Нам же уходить надо!.. - ахнула я.
  - Ничего, несколько минут на разговор вполне можно найти... - Крис обернулся по сторонам, но, по счастью, вокруг никого не было. - Человеку необходимо дать понять, что он нам мешает, а иначе и в дальнейшем не исключен риск подобной встречи.
  Пожалуй, Крис прав - следует пояснить Полану, что отныне у нас разные пути, и потому пускай бывший жених строит свою судьбу без оглядки на прошлое. Что же касается меня, то я давно выкинула свою первую юношескую любовь из планов на дальнейшую жизнь.
  - Надеюсь, ты его ударил не очень сильно? Полан, кажется, все еще в себя придти не может... Кстати, где ты так бить научился? Сомневаюсь, что подобным приемам тебя обучали дорогие учителя фехтования, которых нанимал твой дядюшка.
  - Этому парню можно было бы врезать и посильней, так сказать, для ума. А кое-каким приемам грязной драки меня научили на руднике - там, если не умеешь за себя постоять, то долго не продержишься... О, а вот и наш лихой военный в себя пришел!
  И верно: в глазах Пролана появилась осмысленность, и он дернулся, было, из рук Криса, но тот держал его крепко.
  - Вот что, господин офицер... - заговорил Крис. - Нас друг другу не представляли по всей форме, но я и не чувствую в том особой необходимости. Давайте договоримся так: мы быстренько поговорим - и разойдемся по-хорошему, а еще навсегда постараемся забыть друг о друге. В противном случае наш разговор не состоится.
  - Немедленно отпустите меня... - возмущенно заговорил бывший жених, но теперь его перебила я.
  - Полан, у меня к тебе будет единственная просьба: если впредь случится так, что мы с тобой вновь встретимся, вернее, столкнемся нос к носу, то будь любезен, пройди мимо меня так, словно мы незнакомы. Мне бы очень не хотелось вновь устраивать забеги со скачками, подобные тем, что были сейчас, тем более что я нахожусь в розыске, и моей шее грозит топор палача, а шальные крики с твоей стороны очень заметно приближают мою многострадальную шею к той плахе. Надеюсь, ты меня понял.
  - Оливия... - хрипловато заговорил Полан, не пытаясь вырваться из рук Криса - как видно, он все еще неустойчиво стоял на ногах после крепкого удара по шее, зато на меня бывший нареченный смотрел во все глаза. - Оливия, нам надо поговорить.
  Вообще-то мне надо было бы поворачиваться и уходить - я уже сказала все, что хотела, но извечное женское любопытство (а может, просто желание прояснить для себя некоторые вопросы) заставляло оставаться на месте.
  - О чем?
  - Оливия, за эти годы я передумал о многом, но не забывал о тебе никогда!.. - Полан торопился, пытаясь сказать мне все, пока я не ушла. - Ты постоянно была со мной, жила в моем сердце, хотя я и не мог тебя видеть! Понимаю, нас с тобой разлучила судьба, а она порой бывает так жестока...
  - Стоп!.. - подняла я руку. - Это ж надо такое придумать - судьба... Ты еще упомяни о том, будто нас разлучил жестокий рок! Не будем говорить о высоком, тем более что все можно сказать куда проще: к вам приехал некий человек и предложил сделку - или вы расторгаете помолвку, или горькая ошибка, совершенная в молодости твоим отцом, станет известна всем. Уж не знаю, на каких условиях вы столковались...
  - Оливия, зачем ты так говоришь?.. - вспыхнул Полан. - Это... это жестоко и оскорбительно! Все было совсем не так!
  - Мне-то какая разница?.. - пожала я плечами. - Или тебе не нравится, какими словами я назвала то, что произошло пару лет назад? Ну, у каждого из нас свое мнение о произошедшем, и свои эпитеты, чтоб это охарактеризовать. Тогда ты заплатил мною за покой и мир в своей семье, едва ли не своими руками отправил меня Лудо Уорту ди Роминели, прямиком в лапы к страстно ждущему жениху. Как видишь, все просто до невозможности.
  - Ты же ничего не знаешь о том, что тогда произошло!.. - Полан попытался вырваться из рук Криса, но быстро понял, что лучше на это не тратить силы и время.
  - Конечно, не знаю... - мне только и оставалось, что развести руками. - Кто бы мне тогда что объяснил! Ты исчез, как утренний туман, твой отец и старший брат пропали невесть куда вместе с тобой, и с той поры я не видела ни тебя, ни их. Остальные ваши родственники только руками разводили - ничего не знаем и не ведаем! Единственным посланием от тебя было только письмо с возвращенным кольцом и парой строк, где ты сообщил, что отныне каждому из нас следует идти своим путем, и это будет лучшим решением для нас обоих. А моим мнением по этому вопросу ты поинтересовался?!
  - Оливия, все дело в том мужчине, приехавшем в наш замок... Да, тогда произошел очень серьезный разговор, но приезжий доказывал, что если я откажусь от тебя, то в конечном итоге для тебя это будет только во благо, потому как впереди Оливию де ля Сеннар ждет счастливая и богатая жизнь с обожающим ее человеком...
  - Ага, и только ради моего блага ты решил разорвать нашу помолвку... - кивнула я головой. - Как это любезно и трогательно!.. Самому-то не смешно такое говорить? Согласна: у стряпчего семейства ди Роминели хорошо подвешен язык, да и твой отец умолял тебя пойти навстречу требованиям этого человека, так что атаки с двух сторон ты не выдержал, и уцепился за слова о моем будущем счастливом бытие с богатым и любящим мужем, словно за спасательный плот. Видимо, в этом для тебя было хоть какое-то оправдание своему вынужденному решению. Правда, в милой семейке ди Роминели мне устроили жуткую жизнь, от которой я готова была залезть в петлю, но, как сейчас понимаю, меня должно безмерно радовать то, что ты все-таки вспоминал о своей бывшей невесте.
  - Ты не представляешь, что я пережил за все это время! Даже сейчас мне страшно и тяжело вспоминать о том, что творилось в нашей семье, когда в наш замок приехал тот мужчина, стряпчий семейства ди Роминели, и отец, едва держась на ногах от ужаса, рассказал нам о предложении этого человека, и о том, что всем нам может грозить в случае отказа...
  - Да уж где мне все это представить... - согласилась я.
  - Как же ты не можешь понять: я тогда был вынужден дать слово, что откажусь от нашей с тобой свадьбы, и не мог нарушить свое обещание!
  - Вообще-то ты и мне давал слово на той самой помолвке, причем в присутствии множества людей, причем обещал любить, оберегать, заботиться, и что-то еще, о чем сейчас можно не вспоминать. Ладно, примем как данность то, что ты не мог отказать отцу в его просьбе... Но неужели немного позже ты не мог написать мне хотя бы короткую записку, и в нескольких словах объяснить причину своего поступка? Если бы ты это сделал, то все могло бы сложиться совсем по-другому.
  - Я всего лишь честно выполнял то, что пообещал своему отцу, но знала бы ты, как это было непросто! Все эти дни были для меня сущим кошмаром! А уж когда я узнал, что ты вышла замуж, то думал, что сойду с ума... Знаешь, почему я уехал из наших мест и пошел в армию? Не мог больше оставаться в своем замке - мне было немыслимо тяжело видеть те места, где прошло наше детство и где мы с тобой были так беспечно счастливы!.. А еще я так не смог решиться посмотреть в глаза твоего отца...
  - Знаешь, впоследствии я сама не раз думала о том, как бы повела себя, если б к нам заявился некто с требованием отказаться от тебя, а иначе, дескать, моему отцу придется плохо... Трудно сказать, как бы я поступила в этом случае, но в одном уверена: несмотря ни на что, я сделала б все, чтоб побороться за свое счастье. Не спорю - ты хороший сын, раз ставишь благо своей семьи на первое место, и даже согласен принести в жертву не только свое счастье, но и судьбу другого человека, только вот...
  - Оливия, мы не можем изменить прошлое, но в наших руках будущее! Отныне я хочу быть с тобой...
  - Вопрос в другом - хочу ли этого я. Думаю, мой ответ на этот вопрос ты уже понял - с момента нашего расставания в жизни каждого из нас произошло многое, да и мы с тобой изменились. Все кончено, хотя, на мой взгляд, оно и не начиналось.
  - А все же считаю, что у нас может быть будущее...
  - Друг мой, ты только что доходчиво распинался о том, как в свое время дал слово расстаться со мной, и, как честный человек, слово свое сдержал. Так какого лешего ты сейчас говоришь о том, что мы с тобой можем идти к светлому будущему рука об руку?! Держать слово - так до конца, то бишь при встрече со мной ты должен проходить мимо с гордым видом и чувством выполненного долга!
  - Могу понять твою обиду...
  - Ни хрена ты не можешь понять!.. - отрезала я, не особо выбирая выражений. - Сейчас ты офицер на службе Его Величества и у тебя все впереди, а я осуждена на смерть за убийство своего мужа, вдобавок ко всему сбежала не только из тюрьмы, но еще и с каторги! Если меня поймают, то, скорей всего, не будут долго тянуть с исполнением приговора - оно и так несколько задержалось! И ты еще говоришь о каком-то совместном будущем?! Да об этом и думать-то смешно! Кроме того... Прости за прямоту, но ты не тот человек, на которого я во всем могу положиться!
  - Зато, если я правильно понял, тому, кто сейчас рядом с тобой - ему ты полностью доверяешь?.. - в голосе Полана была неприязнь.
  - Извини, но это не твое дело!.. - неизвестно почему я разозлилась. - Но если тебя так интересует, кто в данный момент находится рядом со мной, то должна сказать, что это весьма достойный, честный и надежный человек, в высокой порядочности которого у меня нет ни малейших сомнений!
  - Вот как?.. - неприятно усмехнулся Полан. - А то, что он осужден за убийство своего брата - это тебе ни о чем не говорит? Да ему даже родной отец не доверяет, отрекся от него...
  - Я не собираюсь тебе ничего ни объяснять, ни доказывать... Стоп, а откуда тебе об этом известно? Я имею в виду то, в чем обвинили Криса - ранее вы с ним были незнакомы, в лицо ты его знать не мог... Ну, что молчишь? С тобой встречался кто-то из стражников? Или... - я на мгновение умолкла. - После нашей встречи в том городке ты все же решил съездить к своему отцу, верно? Решил передать ему мой совет насчет того, чтоб тот поехал к королю и честно рассказал о том, что произошло много лет тому назад, так? И что же за разговор состоялся у вас с отцом?
  - Оливия, это еще что за допрос?.. - попытался возмутиться Полан.
  - Это не допрос - просто я тебя слишком хорошо знаю, и прекрасно понимаю, когда ты говоришь правду, а когда пытаешься уйти от ответа. Значит, то, кем именно является мой спутник - об этом тебе рассказал отец, так? Интересно, как ему-то стало обо всем известно, причем так быстро, а? Ответ на этот вопрос может быть только один - к нему опять приехал некто из семейки ли Роминели, верно? Наверняка тогда вновь состоялся долгий разговор со всеми подробностями и очередными запугиваниями... Ну, что молчишь? Впрочем, все очевидно и без твоего подтверждения. Мне только одно непонятно: посланник семейки ди Роминели присутствовал при вашем разговоре с отцом, когда ты рассказывал ему о нашей встрече? Я права? А ведь так оно и есть... Полан, чтоб тебя!.. Кто тебя за язык тянул?! Что, неужели было так сложно побеседовать с отцом наедине или просто промолчать кое о чем в то время, когда рядом находится посторонний человек, который, вдобавок ко всему, держит в своих руках всю вашу семью?!
  - Оливия...
  - Да все понятно... - я махнула рукой. - Люди из этой семейки так запугали твоего отца, что тот вскоре полностью попадет под их влияние. Вернее, он уже боится их до дрожи, и без разрешения членов той милой семейки не решается сделать хоть что-то. Если так и дальше пойдет, то маркиз подпишет семейству ди Роминели дарственную на все имущество вашей семьи: подобное захапывание чужого добра - это как раз в духе ди Роминели. Так что если твой отец не наберется сил, не приедет в столицу и не покается Его Величеству насчет своей давней ошибки молодости, то в этом случае, Полан, благополучное будущее вашей семьи находится под угрозой...
  - Оливия, ты не даешь вставить мне даже слово!.. - теперь уже и Полан стал выходить из себя. - Тот человек, которого я встретил у отца, сказал мне... В общем, он просил кое-что передать тебе в том случае, если мы еще раз увидимся.
  - Ничего себе!.. - вот такого я точно не ожидала услышать. - Так ты теперь выступаешь еще и в роли вестника? А я-то никак не могу понять, отчего это мой бывший нареченный так шустро рванул ко мне, сбивая все на своем пути! Оказывается, здесь дело не только в пылких чувствах - у него имеется еще и поручение от господ ди Роминели! Меня сейчас прямо на слезу пробьет от твоего желания угодить всем и вся, а заодно разом решить все сложности!
  - Оливия, прекрати меня оскорблять! Я желаю тебе... то есть нам двоим только добра! К тому же тем людям и самим не нужны лишние проблемы. Тебе просили передать следующее: если ты вернешь документы, то семейство ди Роминели в тот же день снимет с тебя все обвинения, и сделает все возможное для полного оправдания! Ты вновь можешь стать свободной, и стоит побороться за то, чтоб это произошло как можно быстрей!
  - Дорогой друг, ты меня удивляешь вновь и вновь! Неужели и тебе, и твоему отцу до сей поры не ясно, что все обещания семейки и Роминели не стоят и выеденного яйца?
  - Как я понял, здесь речь идет о столь важных документах, что те люди согласны пойти на соглашение, причем на твоих условиях.
  - Это даже не обсуждается.
  - Но почему?!
  - Ты все еще так ничего и не понял? Этим людям доверять нельзя, что бы они ни говорили, и чего бы ни обещали! Пожалуйста, постарайся донести это до своего отца, а иначе останетесь опозоренными, нищими и с голой задницей!
  - Оливия, что за выражения! Это уже за гранью оскорбления! Ранее ты...
  - Если твой отец по-прежнему будет тихо трястись в углу, боясь рассказать кому-либо о той давней истории, то выражения его детей и внуков, которые в итоге останутся на улице, нищие, бесприютные и без единой медяшки за душой... Их слова будут куда более откровенными.
  - Оливия, я брошу службу в армии, и сделаю все, чтоб мы были вместе...
  - А зачем ты мне сдался?.. - как можно более резко спросила я. - К тому же таких жертв мне не надо. Если помнишь, ты же сам написал мне, что у нас с тобой разные жизненные дороги, так что каждый отныне идет по своей стежке.
  - Я не могу отпустить тебя после того, как снова нашел!
  - Надо же, как все меняется: пару лет назад я искала тебя, как только могла, но ты забился в какой-то тихий уголок, и сидел там, не вылезая, до той поры, пока я не вышла замуж и не уехала. Сейчас уже ты ищешь меня, а я делаю все, лишь бы не попасть тебе на глаза... Все, разговор закончен, мы и без того говорили куда дольше, чем следует.
  - Оливия... - Полан рванулся, было, ко мне, но тут же согнулся, схватившись руками за живот и судорожно вдыхая воздух - это Крис коротко ударил в живот моего бывшего жениха.
  - Это еще зачем?.. - спросила я Криса, глядя на то, как Полан пытается разогнуться. Кажется, Крис приложил ему от души. Возможно, это прозвучит жестоко, только вот бывшего жениха мне было ничуть не жаль.
  - Боюсь, что в ином случае он от нас бы не отстал... - Крис нагнулся к Полану и произнес. - Прошу прощения, понимаю, что мое поведение никак не соответствует правилам, принятым в нашем обществе, но в данный момент иначе поступить нельзя: нам надо уходить, а вы мешаете, задерживаете сверх всякой меры. Понимаю, мой поступок следует приравнять к прямому оскорблению, и потому, когда все закончится, я готов принять вашего секунданта, чтоб обсудить с ним вопросы сатисфакции. А за сим вынужден раскланяться. До свидания.
  Уходя, я не стала оглядываться - была настолько разозлена, что боялась не сдержаться, и высказать Полану еще что-то недоброе. Нет, ну надо же до такого додуматься - рассказать посланнику семейства ди Роминели о встрече со мной и Крисом! Неужели бывший жених не знал, что меня обвиняли в убийстве мужа, одного из ди Роминели, и своим повествованием Полан едва ли не прямо указывает членам той милой семейки, в каком направлении меня следует искать? Полан не мог не знать о том, как горько и страшно закончился мой брак - в тюрьме я просидела достаточно долго, и все в нашей провинции знали о том, в чем именно меня обвиняют. Хотя, если вдуматься, то вполне могло случиться так, что отец Полана, дабы лишний раз не травмировать сына горестными воспоминаниями, не стал сообщать ему в своих письмах о моей невеселой семейной жизни, и категорически запретил делать это всем членам своей семьи. Что ж, подобное вполне возможно: наверное, отец моего бывшего жениха только что свои уши не затыкал, когда до него доносились известия обо мне - мол, слышать ничего об этом не хочу, и уж тем более обо всем происходящем не следует знать его сыну!.. Впрочем, сейчас все это касаться меня уже не должно, только вот отныне я еще раз убедилась в том, что Полан - редкий олух!
  Есть еще одно: если мой бывший жених, вернувшись к своим друзьям, расскажет, за кем именно он только что припустил около церкви, то все те же фрейлины Ее Величества враз поймут, с кем в храме разговаривала королева, и все эти слухи могут враз дойти до чужих ушей... Ох, Полан, чтоб тебя!..
  Крис тоже помалкивал - видел, насколько я выведена из себя, и решил пока что и сам не говорить ни слова. Наверное, он поступил правильно - сейчас в моей душе сплелось слишком много: тут и обида, и злость, и разочарование, и еще что-то такое, чему нет названия. Так, наверное, бывает у тех, кто раз и навсегда обрывает нечто важное в своей жизни.
  Я настолько увлеклась собственными переживаниями, что перестала обращать внимания на окружающих, а в нашем положении такое совершенно недопустимо. Естественно, расплата за подобное не заставила себя ждать.
  Мы уже вошли в "Серебряную лилию", когда я вдруг поняла, вернее, осознала все тем же непонятным чувством, что дальше идти нельзя - холодок и знакомое чувство узнавания, от которого становилось тяжело на душе... Именно так я всегда ощущала приближение мужа, и точно такие же чувства вызывает у меня начальник охраны рудника, когда он оказывается поблизости, только в этот раз это отвратительное чувство было настолько сильным, что меня только что не передернуло...
  - Крис...- даже не сказала, а прошептала я. - Крис, немедленно уходим отсюда!
  Мне вновь оставалось только порадоваться тому, что мой спутник не стал задавать никаких вопросов, а молча развернулся и пошел вслед за мной. Лишь только когда мы вышли из гостиницы и сделали несколько шагов по улице, Крис негромко спросил меня:
  - В чем дело?
  - Начальник охраны рудника... Он нас там ждал!
  - В гостинице?
  - Да! А я почувствовала его слишком поздно, голова была занята невесть чем!
  Лично мне было понятно, о чем я думала все это время - без остановки вспоминала наш с Поланом разговор, прокручивала в памяти его слова и свои ответы... И принесла же нелегкая моего бывшего жениха к тому храму! Вот скажите: на кой ляд я все еще вспоминаю о том, что давно пора забыть, в том числе и свою первую любовь? Да, было у нас когда-то светлое чувство, о котором мечтают многие, но с той поры оно давно быльем поросло, а я, наверное, слишком долго хотела встретиться с Поланом, чтоб объясниться, только вот все пошло не так, хотя по-иному пойти и не могло... А чего, интересно, я ожидала от нашего разговора?! И вот в результате настолько увлеклась никому не нужными воспоминаниями о прошлом и никому не нужными переживаниями, что едва не прохлопала ловушку, которую должна была ощутить куда раньше!
  - Надо быстрей уходить отсюда, а не то нас точно прихватят!.. - ладно, сейчас не до того, чтоб без остановки ругать себя.
  - Мы и не стоим на месте... - Крис огляделся по сторонам, но ничего подозрительного не заметил. - Видимо, нас каким-то образом сумели выследить. Ну да этого рано или поздно следовало ожидать...
  - В общем зале гостиницы я его не увидела, значит, он находится в нашей комнате...
  - Скорей всего... - согласился Крис. - Насколько мне помнится, этот человек склонен к неким театральным жестам: явно желал встретить нас уже заранее подготовленными словами - кажется, еще один любитель сцены пропадает... Однако я почти уверен и в том, что его люди сидели в общем зале, и если бы мы попытались вырваться из комнаты, то ничего б у нас не получилось - нас враз сумели бы перехватить...
  - Но мы же ушли!
  - Скорей всего нас узнали, но задерживать не стали - как видно, приказа такого не было. Могу поспорить, что наш старый знакомый желает захватить нас обоих самолично. Несколько раз мы сумели уйти от него, и потому господин ловец сделает все, чтоб не допустить очередную неудачу - самолюбие у этого человека уязвлено, и он не успокоится до тех пор, пока не доберется до нас.
  - Так ты думаешь - за нами и сейчас следят?.. - я покосилась назад, но не увидела никого, кто бы бежал вслед или хотя бы шел целенаправленно.
  - Без сомнений, причем наверняка и нашему с тобой преследователю сообщили что-то вроде того: дескать, интересующая вас парочка пришла, но внезапно повернула назад, но наши люди постараются не упускать их из виду.
  - Но я не замечаю, чтоб кто-то шел вслед за нами!
  - Представь - я тоже!.. - хмыкнул Крис. - Вообще-то слежкой занимаются умелые люди, а не те, кого в два счета можно вычислить, и уж тем более таким лопухам, как мы с тобой!
  - И что будем делать?.. - чуть растерянно спросила я.
  - Если сумеем дойти до соседней улицы - а она находится в паре минут ходьбы отсюда, то там постараемся оторваться от преследователей. Я этот район неплохо знаю, так что у нас есть неплохие шансы уйти...
  - Знаешь, сейчас, когда мы отошли от гостиницы, я почти не ощущаю присутствия рядом с собой этого человека - я имею в виду начальника охраны рудника.
  - Наверное, он еще в гостинице, но должен вот-вот отправиться вслед за нами, если, конечно, уже не пошел.
  - Интересно, как там наши друзья-актеры?.. - мне только и оставалось, что вздохнуть с досадой. - Если они не станут отвечать на вопросы этого типа, или же ему не понравятся их ответы, то церемониться с актерами тот человек не станет!
  - Очень хочется надеяться, что никого из театральной труппы в нашей комнате нет... - Крис постарался незаметно осмотреться по сторонам. - Если помнишь, сегодня с раннего утра господа актеры собрались на репетицию, что для них является едва ли не подвигом - так рано встать, и трезвыми отправиться за порог. Дело в том, что им для репетиций дали сцену в захудалом театре, причем выделили ее аж на целый день, а времени до их выступлений в главном театре столицы остается все меньше, так что нашим служителям прекрасного сейчас не до того, чтоб погружаться в какой-то иной запой, кроме творческого.
  Не знаю как насчет моего спутника, а вот мне очень хотелось кинуться едва ли не со всех ног к той самой улице, о которой говорил Крис, только делать ничего подобного было никак нельзя - преследователи враз побежали бы за нами, и фактор внезапности был бы утерян. Я твердила про себя одно и то же: только бы успеть дойти до той улицы, только б успеть!..
  А вот и эта улица, о которой говорил Крис, вернее, небольшая улочка, проще говоря, самый обычный переулок, правда, уже через два дома сворачивающий куда-то в сторону. Наверняка для тех, кто следил за нами, оказалось полной неожиданностью то, что мы внезапно бросились в тот неприметный переулок. Впрочем, переулок почти сразу же за поворотом раздваивался на две совсем узкие улочки, и в одну из них кинулся Крис, таща меня за руку, потом он свернул еще куда-то, и еще... Все последующее сложилось для меня в беспрерывный бег по каким-то закоулкам, лазание через заборы, перепрыгивание через ямы и канавы... Думаю, не стоит и упоминать о том, что мы удалялись все дальше и дальше от центра города. Я совершенно запуталась в переплетениях здешних улиц, и не могла понять, каким невероятным образом здесь можно ориентироваться. А еще мне казалось, что мы бежим слишком долго - такое впечатление, будто пронеслись вдоль всей столицы, от начала и до конца, и я уже не знала, как дождаться того момента, когда можно будет вздохнуть спокойно.
  Когда же Крис перешел на обычный шаг - лишь тогда я поняла, что теперь можно хоть немного перевести дух, а заодно и оглядеться по сторонам. Мы вновь оказались неподалеку от реки, только это место было не из тех, где можно с удовольствием проводить время - такое впечатление, что вокруг если не свалка, то нечто отдаленно на нее похожее. Нет ни одного более-менее целого дома, вокруг какие-то хибары, полуразвалившиеся сараи, всюду мусор, обломки дерева, грязный песок у воды... Людей почти нет, да и те стараются держаться в отдалении, копаясь в песке и мусоре. Неуютное местечко, и какое-то тоскливое. Н-да, своей волей я бы сюда точно не пришла.
  - Где это мы с тобой оказались?.. - я оглядывалась по сторонам. На мой взгляд, это место было немногим лучше того, куда нас в свое время привел Летун.
  - Это окраина столицы. Сюда обычно пригоняют старые разломанные лодки, сгнившие корабли, да и понятно, кто тут может проживать - местные бродяги из числа тех, что собирают всякий хлам и относят его старьевщикам. Конечно, ночью обычным горожанам здесь делать нечего, зато днем можно ходить сравнительно безопасно, хотя это еще как сказать...
  - А зачем ты меня сюда привел? И добирались мы досюда так долго, что я не знала, на что и думать!
  - Если честно, то я намеревался оказаться в другом месте, несколько более приличном и оживленном, да и расположенном поближе к городу но немного ошибся, сам заплутал в здешнем переплетении улиц, вернее, хибар... Бывает. Очень давно тут не был, вот и сбился с пути...
  - Ничего себе - "бывает"... - я огляделась по сторонам. - Крис, а откуда тебе известны такие вот закоулки столицы? Посещение подобных мест - это как-то не соответствует статусу "золотой молодежи".
  - Каюсь: в свое время мы с приятелями совали свои любопытные носы куда можно, и куда нельзя - в общем, развлекались на полную катушку.
  - Хм, по-моему, развлечения у вас были какие-то своеобразные, с получением неприятностей на свою пятую точку...
  - Не без того.
  - Пошли отсюда, что-то мне здесь не нравится.
  - Не тебе одной... - пожал плечами Крис, вновь оглядываясь вокруг. - Одно дело - заявиться сюда с развеселой компанией, и совсем другое - вдвоем, как мы с тобой... Скоро наступит вечер, так что посторонним тут находиться не стоит - здешние обитатели настороженно относятся к незнакомцам. Только вот куда бы нам сейчас пойти? Не поверишь - в голову ничего не приходит! Хотя... В том письме, которое актеры мне передали от дядюшки, есть адрес, где мы можем укрыться.
  - И где это?
  - Увы, достаточно далеко отсюда. Придется вновь идти через весь город.
  - Опять?!
  - К несчастью, да.
  - Ну что ж, нам не впервой. Пошли скорей! Если я правильно поняла, то мы опять будем пробираться невесть какими закоулками?
  - Свет души моей, рад бы предложить вам променад по главным улицам столицы, но, боюсь, сия прогулка окончится вовсе не там, где бы нам того хотелось. Так что приглашаю вас вновь пройтись по окраинам, полюбоваться на кур и коз, коих в тех местах находится просто в избытке. Может даже пару поросяток где-то в траве увидим...Да и не стоит лишний раз обувь топтать по каменным мостовым, по земле хорошо прогуляемся, благо дождей давненько не бывало, и в тамошней грязи мы точно не утонем.
  - Ах, ваше предложение столь любезно, что я просто не в силах отказаться!
  - Я, как истинный кавалер, знаю, чем можно заинтересовать даму... Значит так: сейчас дойдем до старого маяка - вон, видишь его?
  - Еще бы не видеть!
  Старый каменный маяк находился не очень далеко от нас, и даже издали было заметно - хотя высокое здание к этому времени и обветшало, но, тем не менее, было еще довольно крепким.
  - Среди здешних обитателей этот маяк считается чем-то вроде границы... - продолжал Крис. - То, что находится до него - относится к городу, а то место, где сейчас находимся мы - это уже вне города. Говорят, обитатели этих неуютных мест иногда схватываются меж собой, но это происходит скорее для порядка, ведь сферы влияния здесь уже давно поделены. В общем, доходим до маяка, а там уже можно находиться более-менее спокойно. Кстати, этот маяк до сих пор по ночам зажигают - он хотя и старый, но исправный....
  - Крис, а лихо мы с тобой удирали!..
  - Да уж!.. - покачал головой Крис. - Пробежались очень даже неплохо! Однако вновь должен покаяться - я и сам на здешних кривых улочках немного заплутал, потому-то и вышел сюда, а не ближе к более спокойным местам...
  - Знаешь, я тогда в гостинице очень испугалась! Этот тип, начальник охраны рудника... Не поверишь, но мне даже сейчас при одном воспоминании о нем вдруг стало неприятно!
  - Девушка, сколь вы впечатлительны!
  - Сама удивляюсь!
  - Оливия, нашему общему другу тут взяться совершенно неоткуда!
  - Понимаю... - тряхнула я головой, прогоняя невесть откуда взявшееся ощущение опасности. Странно, с чего это вдруг у меня стало настолько тошно на душе? Наверное, все потому, что мы вновь вспомнили нашего преследователя... Допускаю, что все именно так и есть на самом деле, только внезапно вспыхнувшее чувство тревоги никуда не проходило, а отчего-то становилось все сильней. Враз пропало желание двигаться с места, и я невольно остановилась.
  - Ты что?.. - обернулся ко мне Крис. - Нам же идти надо!
  - Крис, хоть верь, хоть нет, но у меня такое впечатление, что начальник охраны рудника где-то совсем близко!
  - Этого просто не может быть!
  - Умом я это осознаю, но...
  Сейчас мы с Крисом стояли на месте и не знали, как поступить дальше. Оглянувшись назад, не увидели там ничего подозрительного, если, разумеется, не считать все тот же бардак на замусоренном берегу и редкие человеческие фигуры, копающиеся в мусоре. Идти вперед мне не хотелось совершенно, значит, наш преследователь находится совсем недалеко от нас. Что же делать?
  Впрочем, ответ на этот вопрос мы получили почти сразу же: из-за высокой кучи обломков дерева, наваленных в нескольких десятках шагов от нас, даже не показался, а выскользнул высокий худощавый мужчина, но мне даже не надо было в него всматриваться - и так понятно, кто это. Итак, начальник охраны рудника все-таки сумел нас найти каким-то непонятным образом... Немая пауза длилась несколько секунд, после чего мужчина без особой спешки направился к нам - видимо, не счел нужным бежать, зато у нас не было намерений дожидаться встречи, покорно стоя на одном месте.
  - Бежим!.. - Крис схватил меня за руку, и бросился в сторону маяка. Не знаю, верно мы поступаем, или нет, но кроме этого высокого здания, рядом не было никакого иного места, где можно было бы укрыться за крепкими каменными стенами. Конечно, если мы заберемся в ту башню, то окажемся в ней, словно в ловушке, но перспектива встречи с нашим преследователем не нравилась нам еще больше.
  К несчастью, тяжелая железная дверь, ведущая внутрь маяка, была заперта, и мы бросились к небольшой каменной пристройке, в которой жил смотритель маяка - может, там удастся спрятаться... Однако мы едва успели постучать в закрытую дверь, как в воздухе что-то просвистело, и Крис упал - как оказалось, ноги ему оплела тонкая железная цепочка. Ясно, откуда она взялась - ее умело бросил наш общий знакомый. Ловко у него это получилось...
  Несколько раз ударив кулаком в закрытую дверь, я хотела, было, помочь Крису снять с ног цепочку, и в этот миг чужая рука грубо схватила меня за волосы, и я почувствовала сталь ножа возле своей шеи.
  - Ну, стоит ли так торопиться?.. - произнес хорошо знакомый мне голос. - Тем более что вы уже свое отбегали, недотепы-аристократы! Хватит, погуляли на свободе, пора и честь знать.
  Самодовольства в голосе начальника охраны рудника было столько, что у меня только что в глазах от злости не потемнело. Между прочим, этот тип не торопился, когда шел к нам, подходил спокойной вальяжной походкой - уверен в себе, скотина! А меж тем мужчина продолжал:
  - Что-то я не вижу на ваших лицах радости при нашей встрече! Непорядок. Не помешало бы поздороваться, господа каторжане...
  - Если тебе так хочется, то дозволяю поздороваться с нами... - в голосе Криса было слышно легкое высокомерие - так высокородные разговаривают с теми, кто находится несоизмеримо ниже них по рождению, но позволяет себе неподобающий тон при разговоре с высокородными. - Правда, у меня нет ни малейшего желания даже кивать головой в ответ - слишком много чести для такого, как ты.
  - Зато я могу и поприветствовать каторжанина... - мужчина сильно пнул Криса, который все еще сидел на земле. - Считай, что теперь я с тобой поздоровался! А теперь медленно снимай с ног цепочку, после чего отложи ее в сторону. Предупреждаю: дернешься, сделаешь резкое движение или сделаешь попытку напасть на меня - я этой бабе враз лицо порежу! Мне велено ее к заказчику живой притащить, а целой она будет, или с изрезанной мордой - насчет этого у нас в договоре не указано.
  - Хорошо цепи бросаешь... - Крис продолжал снимать с ног опутывающую их цепочку. - Чего ж раньше-то ее не метнул, разрешил нам до маяка добежать?
  - Значит, так надо было... - ухмыльнулся бывший начальник охраны. - Снял цепочку? В сторону ее отбрось, и подальше... Да, именно так. А сейчас в дверь пристройки колоти, да посильнее - пусть смотритель маяка выйдет.
  Пока Крис стучал в дверь, мужчина обратился ко мне:
  - Ну, красотка, а ты чего молчишь? Никак, язык от страха проглотила? А еще недавно такая разговорчивая была!
  Ответить я не успела, потому как дверь открылась, и на пороге показался невысокий мужичок неопределенного возраста - видимо, это и был смотритель маяка. Как видно, все это время он спал, а наше грохотанье в дверь его разбудило. Вряд ли увиденное его удивило - наверняка он видывал сцены и похуже, только вот то, что его разбудили, вряд ли пришлось мужичку по вкусу. Недаром единственное, что он сказал, было:
  - Ну, чего надо?
  - Глаза свои опухшие протри... - посоветовал ему бывший начальник охраны рудника. - Бери ключ и фонарь - нам надо на маяк подняться.
  - Мало ли кому и чего надо... - пробурчал мужичонка. - Это ваши дела, не мои, сами в них и разбирайтесь, а на маяк соваться я никому не позволю...
  - Слышь ты, рожа сонная... - теперь в голосе человека, который по-прежнему держал нож у моей шеи, появилась угроза. - Делай то, что тебе велят, а не то плохо тебе придется.
  - Да пошел ты... - мужичонка хотел, было, захлопнуть дверь, но бывший ловец, все так же держащий меня, непонятным образом извернулся, и ударил смотрителя маяка ногой в живот. Со стороны это выглядело как короткое прикосновение, но мужчина от боли разом согнулся пополам. Однако это было не все: при этом движении остро наточенный нож, который наш преследователь держал возле моей шеи - он всего лишь прижался чуть посильнее, и я почувствовала, как по моей шее потекло что-то теплое...
  - Оливия... - Крис рванулся, было, ко мне, но остановился - понятно, что наш общий знакомый настроен более чем серьезно и шутить не намерен.
  - Вот там и стой... - с насмешкой в голосе посоветовал ему держащий меня мужчина. - А ты, красавица, так и не скажешь мне ничего? Давно я твоего голоса не слышал...
  - Уймитесь, любезный... - я постаралась говорить как можно более спокойно. - Кажется, ранее я предельно ясно дала понять, что общение с вами не доставляет мне ни малейшего удовольствия.
  - Значит, пока что ничего не меняется... - ухмыльнулся тот. - Ну, это ненадолго... А ты еще долго кряхтеть собираешься?
  Последнее обращение относилось к смотрителю маяка, который с трудом переводил дух, все еще держась руками за живот - видимо, удар был более чем болезненным. Меж тем бывший рудничный начальник продолжал:
  - Слышь, мужик, или ты сейчас сделаешь то, что я тебе приказываю, или пеняй на себя.
  - А ты... вообще-то... кто такой?.. - мужчина все еще дышал с трудом.
  - Я, чтоб ты знал, в прошлом ловец, а эти двое - беглые каторжники. И не вздумай от меня в своей хибаре запираться - хуже будет. Так что если не хочешь вместе с ними отправиться на тот свет, или загреметь в тюрьму на пожизненный срок, то делай все, что я тебе скажу.
  - Ловец, значит... - смотритель маяка постарался разогнуться, но было заметно, что это далось ему непросто. - Так бы и говорил с самого начала, у нас тогда совсем другой разговор мог состояться... Сейчас фонарь возьму и ключ...
  - Побыстрей давай! Будешь тянуть - еще и по ушам схлопочешь!
  Не прошло и минуты, как мы все направились к маяку. Впереди шел смотритель, за ним Крис, а замыкали шествие я и бывший начальник охраны рудника, который по-прежнему одной рукой держал меня за волосы, а вторую с ножом не отнимал от моей шеи. Н-да, тут лишний раз не дернешься...
  Смотритель открыл дверь в основании маяка, зажег фонарь, и мы вошли внутрь. А здесь темно, слабый свет идет откуда-то сверху, через узкие окошки, и без фонаря тут делать нечего даже днем, не говоря о ночи. Наверх вела железная винтовая лестница, правда, несколько заржавевшая и довольно-таки крутая - тут нужно ходить очень осторожно, а иначе и шею свернуть недолго. А еще здесь крепко пахло крысами - этот запах я ни с чем не спутаю. Видимо, эти серые плутовки - частые гости в старой башне...
  - Идите наверх!.. - приказал бывший ловец, морща нос от неприятного запаха.
  - Посторонним ходить туда не положено... - заговорил смотритель маяка, но мужчина, по-прежнему стоящий за моей спиной, его перебил.
  - Заткнись и делай то, что тебе приказано!
  - Как скажете... - пожал плечами тот, направляясь к лестнице.
  Наверх мы стали подниматься все так же - смотритель, Крис и я с нашим преследователем. Понятно, что мы направляемся на вершину маяка вовсе не для того, чтоб полюбоваться видами, которые открываются оттуда. Почти наверняка там, на вершине, этот неприятный тип постарается избавиться от Криса. Не исключено, что подобная судьба грозит и смотрителю маяка - бывшему начальнику охраны рудника вряд ли нужны свидетели... Ситуация складывалась не в нашу пользу, надо было что-то предпринять, только вот кто бы еще подсказал, что мы можем сделать...
  - Может, пояснишь, как ты нас нашел?.. - Крис ненадолго остановился на лестнице.
  - Что, интересно?.. - осклабился бывший ловец.
  - Если честно, то да.
  - Все просто... - хмыкнул тот. - Хоть вы, голубки, и удрали от меня в очередной раз, но рванули-то в сторону реки, а, значит, явно хотели добежать до нее. Домишки в той стороне большей частью выстроены небогатые, а потом и вовсе начинаются районы бедноты... К чему я клоню? Вряд ли у вас на тех нищих улочках есть знакомые, а, значит, бежать вы будете как раз до реки - именно туда и выходят все улицы того района. Вот так-то, башкой иногда надо думать, а не бежать, куда глаза глядят!.. Ну, своих людей я отправил в другие места вдоль берега - пусть там вас выискивают, если объявитесь, а сам отправился к этому самому маяку, потому как по моим прикидкам где-то здесь вы и должны появиться. Притаился в удобном мессе и ждал вас там... Как видите, я не ошибся.
  - Но так быстро добраться до реки...
  - Так я ж не на своих двоих плелся - у меня, в отличие от вас, лошадь имеется, и у моих людей тоже... Все, хватит болтать, идите вперед!
  Судя по голосу этого человека, его просто распирало от гордости - еще бы, он наконец-то поймал тех, за кем давным-давно охотился! А еще он вовсе не против какое-то время покрасоваться перед нами, доказывая свое превосходство, ум и сообразительность... Ладно, так просто сдаваться мы не собираемся, просто надо выждать удобный момент.
  Примерно на середине башни находилась небольшая площадка: видимо, в свое время она было сделана для того, чтоб смотрителю можно было на ней передохнуть во время подъема или спуска, а не то от такой крутой лестницы голова в два счета пойдет кругом. Вот и сейчас, когда мы оказался на этой площадке, то смотритель маяка произнес:
  - Надо передохнуть.
  - Иди вперед!.. - приказал бывший ловец. - Нечего тут задерживаться! Каждый день ползаешь тут вверх и вниз не по одному разу, а сейчас вдруг почему-то устал!
  - Надо - тогда сам иди, без меня!.. - только что не огрызнулся мужчина. - Ты мне так приложил, что я все еще разогнуться не могу! До этого места еле добрался, можно сказать, дополз...
  - Ладно, даю пять минут отдыха... - недовольно пробурчал тощий тип. - Только ты, Крис, встань подальше от своей подружки: если вздумаешь на меня прыгнуть, то я ей враз горло перехвачу - не сомневайся, успею это сделать... А чтоб нам не было скучно, можно и поговорить. У меня из-за вас, паразитов, полно неприятностей: мало того, что вы с рудника удрали, так еще каким-то непонятным образом живы остались! Это можно было бы пережить, но за тобой еще, красотка, корабль послали, чтоб вернуть тебя назад, и как раз твое отсутствие на руднике мне простить не пожелали.
  - Не знала... - если честно, то говорить с этим типом мне не хочется, но молча сидеть тоже не станешь. Надо его хоть немного заболтать, отвлечь...
  - Оказывается, тебя родня убиенного мужа с таким тщанием искала, что только в мышиные норки не заглядывала!.. - продолжал разглагольствовать наш преследователь. - Говорят, после твоего побега из тюрьмы весь город едва ли не на уши поставили! Все мало-мальски подозрительные места прошерстили, никого не пропустили, арестовали с полсотни тех, кого давно разыскивали, но тебя так и не нашли. А знаешь, как поняли, что ты под чужим именем на руднике оказалась? Да просто эта дура - настоящая Дарил с Заячьих Холмов, вместо того, чтоб удрать куда подальше и затаиться на какое-то время в тишине и покое, решила кое-что спереть, и на краже попалась! Нашла время воровать, когда стражники настороже и с любого подозрительного человека глаз не сводят! Баба безмозглая, тут иного и не скажешь! Дарил с Заячьих Холмов - особа довольно известная, так что вскоре правда о произошедшем выплыла на свет. Твоя родня, красотка, когда узнала, где ты можешь обитать, на отдельный корабль денег не пожалела - так хотели свою родственницу сызнова узреть! И вот когда за тобой приехали на рудник, чтоб вновь отвезти в тюрьму, где ты должна была ждать исполнения приговора, тебя, к моему несчастью, в наличии не оказалось... Был такой скандал, что даже сейчас вспоминать не хочется! В общем, от тебя одна головная боль.
  - Что, начальство грешки старые припомнило?.. - не выдержала я.
  - А кто из нас без греха?.. - ухмыльнулся тот. - У кого-то их больше, у кого-то меньше, а некоторые из них и простить могут, если вовремя свои прегрешения подчистишь! Но вы ребята шустрые, выскальзывали у меня из пальцев, словно угри в воде! Я уж пару раз был уверен, что возьму вас - ан нет! Не поделитесь, как это у вас получалось?
  - С тобой встречаться не хотелось... - усмехнулся Крис.
  - Кто бы сомневался...
  - Ты там, в "Серебряной лилии", актеров не обидел?.. - поинтересовался Крис. - Они не при делах, мы к ним просто в приятели набились, сказали, что виделись когда-то, а артисты - народ доверчивый...
  - Не артисты, а актеры!.. - с непонятным высокомерием в голосе отозвался бывший ловец. - Артисты - это те, кто в цирке пашет, а кто на сцене играет - это актеры! Неужели так сложно понять разницу, а?
  -Ты-то откуда в таких тонкостях разбираешься?.. - искренне удивился Крис.
  - А ты себя умней всех не считай!.. - э, да наш преследователь, кажется, чуть обиделся. - Простонародье ничуть не дурней вас, господа аристократы, да и талантов у простых людей нисколько не меньше! Что же касаемо тех актеров, о которых вы так беспокоитесь, то я никого из них не увидел - в комнате было пусто, а жаль... Наверное, на репетицию ушли, и пришлось довольствоваться отзывами хозяина "Серебряной лилии" об этой шалой компании... Если те парни к вашим делам отношения не имеют, то пусть и дальше гуляют на свободе.
  Не знаю, показалось мне это, или нет, но в голосе бывшего начальника охраны рудника явно слышатся нотки странного уважения и зависти. Уж не было ли когда-то у него мечты - стать актером? В этом случае становится понятна некоторая театральность его поступков и стремление любым путем утвердиться в глазах других людей. Ну, надо же, не ожидала!
  - Оставим в стороне господ артистов, в поте лица своего зарабатывающих скудное пропитание... - продолжал бывший ловец. Не знаю насчет остальных, а лично мне после этой фразы стало окончательно ясно: перед нами или несостоявшийся актер, или некто вроде того... Да, чего только в жизни не бывает!
  Меж тем мужчина продолжал:
   - Мне куда интересней другое: как вы оба на руднике промеж собой снюхаться успели, а? Причем провернули это так ловко, что никто ничего не заметил, а ведь мне докладывали едва ли не обо всем, что там творилось.
  - У нас, может, случилась любовь с первого взгляда... - теперь уже и я решила вступить в разговор. - В таких случаях слова и не нужны, взгляда достаточно, а третий тут всегда бывает лишним. Так что ты со своими грязными предложениями оказался, как говорится, совсем не в теме. Да и какая женщина сменит нормального привлекательного мужчину на отекшего от вина пьяницу, которому больше всего на свете нравится показывать свою власть над людьми? Это сейчас ты вроде не пьешь, зато все остальное присутствует в полной мере.
  - Да, это я тогда сглупил... - пробурчал мужчина. - Надо было тебе сразу по морде надавать, чтоб место свое знала, и боялась меня. Сама бы тогда мне в глаза умильно заглядывала и выполняла любую прихоть. Вместо этого ты выеживаться начала...
  - У меня уже был такой мерзавец, как ты... - я старалась говорить спокойно. - Правда, ни он, ни ты таковым себя не считаете, но зато со стороны это хорошо видно. Два года нашей с ним семейной жизни были для меня сущим кошмаром, и все то время моей единственной мечтой было одно - убежать от своего мужа. Правда, в итоге все произошло совсем не так, как бы мне того хотелось...
  - Наслышан... - хмыкнул бывший начальник охраны рудника. - Говорят, своего мужика ты ловко зарезала - он весь кровью изошел еще до появления стражников.
  - Это произошло случайно, и я просто защищалась. Ну, а то, что тогда происходило, было едва ли не обыденностью в моей семейной жизни, то бишь бесконечные побои, унижения, беспричинная ревность... Возможно, сейчас мои слова прозвучат грубо и бестактно, но единственное, что я почувствовала в тот момент, когда узнала о смерти мужа - это огромной облечение. К чему я все это рассказываю? Просто если бы ты, господин бывший начальник охраны рудника, позвав меня к себе в кабинет, в то время позволил себе что лишнее, или распустил руки, то я бы любым способом дотянулась до той бутылки, которая стояла на столе, разбила ее, и сделала б все, чтоб один из осколков торчал из твоей шеи. Знаешь, что тебя спасло? На том руднике ты был царь и Бог, и тебе хотелось одержать надо мной моральный верх, добиться полного и безропотного послушания, а заодно лишний раз доказать всем свою власть и превосходство - ты же по-иному с людьми себя вести не можешь.
  - Стерва... - прошипел мужчина у меня над ухом.
  - По этому вопросу у меня иное мнение... - пожала я плечами.
  - Не слишком ли высоко о себе думаешь?
  - Уж тебе-то я точно не собираюсь ничего доказывать.
  - Так значит вы, нежная парочка, удрали с рудника по зову сердца и великой любви?.. - неприятно усмехнулся бывший ловец.
  - А вот в нашу личную жизнь попрошу не лезть.
  - У меня тоже вопрос: если не секрет, как же ты от дерева отвязался, к которому мы тебя прикрутили?.. - влез в разговор Крис.
  - Это уже не ваше дело... Ладно, хватит лясы точить, пошли дальше.
  Снова ступени на винтовой лестнице, и все та же сталь у моего горла. Надо же, за все время нашего разговора этот человек ни на мгновение не отнял свой нож от моей шеи. Самообладание у него замечательное, он старается все время держать ситуацию под своим контролем. Не могу придумать, как сделать так, чтоб этот тип хоть на мгновение отвлекся и отвел в сторону нож - тогда не только я, но и Крис поймет, что у нас появился шанс на спасение, и надо немедленно воспользоваться ситуацией...
  Когда мы оказались на каменном балконе, который располагался вокруг огромного стеклянного шара из очень толстого стекла, то стало понятно, что развязка близка. Правда, в тот момент я отчего-то думала о совсем сторонних вещах вроде того, что теперь воочию увидела, какой шар зажигает вечерами смотритель маяка. Сейчас этот человек стоит чуть в стороне, и молча смотрит на бывшего ловца. Конечно, я могу и ошибаться, но мне бы не хотелось, чтоб на меня хоть кто-то смотрел настолько мрачно и с такой неприязнью. Похоже, у нас есть все шансы надеяться на то, что в случае чего смотритель маяка вряд ли встанет на сторону бывшего ловца.
  Между прочим, вид с маяка и в самом деле открывается просто замечательный - река, корабли, лодки, дома в зелени садов... Этим можно долго любоваться, но сейчас мне точно не до восхищения окрестными красотами, как, впрочем, и Крису. Зато бывший начальник охраны рудника выглядит очень довольным - еще бы, все идет так, как он и хотел!
  - Значит, так... - обратился он к Крису. - Подойди к краю этого балкона. Давай, пошевеливайся, чего время тянешь? Слыхал поговорку - перед смертью не надышишься? Что касаемо тебя... - мужчина повернулся к смотрителю маяка. - Хватит глазами хлопать, быстро подошел ближе к краю балкона и стой там неподвижно. Вздумаешь бежать - достану, и тогда пеняй на себя. Во всяком случае, здешним властям придется срочно искать нового смотрителя маяка взамен трагически погибшего...
  Надо сказать, что вокруг балкона, вернее, по самому его краю, было установлено нечто вроде ограждения из железных столбиков, соединенных сверху горизонтальной балкой. Столбики выглядели достаточно проржавевшими, и я бы к ним даже близко не подошла, потому как если опереться на них посильней, то можно загреметь вниз вместе с куском этого самого ограждения. Думаю, не стоит пояснять, что задумал бывший ловец...
  - Что вам от него нужно?.. - мне надо было как-то тянуть время, и я постаралась, чтоб мой голос прозвучал достаточно испугано.
  - Твоему дружку пора на Небеса... - ухмыльнулся бывший ловец. - Тем более что его там уже заждались, да и мне давно пора исполнить условия контракта, я и так слишком затянул с его выполнением. Крис, советую тебе самому сигануть вниз, не тяни понапрасну время, а то уже вечереет...
  - Погодите!.. - я подпустила в голос еще немного тревоги. - Что мне надо сделать для того, чтоб Крис мог уйти отсюда живым и здоровым?
  - Надо же, красотка, как ты запела... - хохотнул мужчина. - Еще совсем недавно распиналась передо мной о своей неприязни, и вдруг предлагаешь сделку! Лишний раз убеждаюсь в том, что всем вам, бабы, цена - ломаная медяшка...
  - Давай без лишних оценок... - кажется, я произнесла это чуть более резко, чем надо, но бывший ловец ничего не имел против подобного.
  - Что, не нравится? Правда глаза колет? Ладно, слушай меня внимательно: может, я и отпущу твоего дружка, но при исполнении некоторых условий.
  - Обойдемся без театральных пауз... - буркнула я, а сама подумала - ну не может человек без сценических жестов и трагических недомолвок! Пожалуй, актер из бывшего начальника охраны рудника получился бы скверный, опирающийся только на внешние эффекты, а так роль не вытянешь - об этом нам с Крисом уже не раз поведали наши друзья-актеры.
  - Тогда слушай: для начала ты отдашь мне все бумаги, за которыми так охотится семейство твоего бывшего муженька. Естественно, пояснишь, чем они настолько ценны...
  - Э, да ты, никак, сам решил шантажировать семейку ди Роминели?.. - удивилась я. - Глупее ничего не мог придумать? Не стоит играть в ту игру, правила в которой тебе плохо известны - проиграешь вчистую, лично у меня в этом нет никаких сомнений. Они ж тебя в порошок сотрут и следов не оставят! Куда ж ты хочешь залезть, олух? Как видно, до тебя так и не доходит, кто ты, а кто они!
  - А вот для того-то ты мне и нужна!.. - кажется, сейчас бывший рудничный начальник был доволен собой до невозможности. - Я человек простой, а иметь рядом с собой высокородную - это значит, что перед тобой начнут открываться кое-какие двери из числа тех, в которые я раньше без толку колотился! Мне давно наверх пробиться хочется, да только все без толку - видишь ли, происхождение у меня слишком низкое, да и то, чем я занимаюсь, высокородным не по вкусу. Если эти бумаги, которые все так ищут, столь важны, то тут можно хорошее дело разыграть, и получить многое. Даже с тебя судимость постараюсь снять...
  - Как же вам всем эти бумаги нужны!.. - если б я могла, то рассмеялась. - Каждому хочется их заполучить, хотя даже представления не имеете, что в них написано!
  - Вот ты мне это и пояснишь, а заодно и гонор свой засунешь куда подальше.
  - От меня, как я понимаю, впредь требуется быть послушной и исполнять все твои хотения?.. - я очень постаралась, чтоб в моем голосе не было заметно издевки.
  - Опять выламываться вздумала?.. - кажется, мужчина все же уловил что-то в моей интонации, и это ему очень не понравилось. - В таком случае придется сказать тебе еще кое-что: я тебя враз заприметил, когда только ты на руднике оказалась. Подружки постоянной у меня там не было, так, перебирал одну бабу за другой - просто выбирать не из чего, сама видела, каких особ туда посылают, вот и решил, что ты мне вполне сгодишься. И все у нас было бы по уму, только вот ты, стерва такая, пальцы гнуть стала, нос задирать, да еще и на другого глаз положила, а я такое на дух не выношу!
  - Ты еще скажи, что ревнуешь... - не поверите, но мне стало смешно.
  - Меня просто злость разбирает! Я давно искал себе такую девку, чтоб враз понравилась, причем с первого взгляда, и вот в кои-то веки нашел себе именно то, что надо, только эта зараза делает вид, что ни в грош меня не ставит! Если уж на то пошло, то ты ничуть не умней этой дуры - Дарил с Заячьих Холмов, а знаешь почему? За богатого и надежного мужика, такого, как я, нужно обеими руками держаться, а ты меня унижать вздумала при всем руднике - дескать, пошел вон, ты мне не нужен! Кому такое обращение понравится, а?! Ну, а то, что вы тогда в лесу на моих глазах вздумали в любовь играть - это уже ни в какие ворота не лезет! Вот ответь: чем этот парень лучше меня, а? То, что он из высокородных и кровь у него голубая? Так это проверить проще простого: когда внизу окажется с переломанными костями и с разбитой головой, то тогда и поглядишь, какого цвета у него кровь!..
  Нет, ну надо же, еще один Лудо Уорт отыскался! Бывший муженек тоже утверждал, что влюбился в меня с первого взгляда, и другой супруги уже не хотел! А еще, по мнению дорогого супруга, я должна была невероятно высоко ценить подобное решение, и быть немыслимо горда оттого, что его выбор пал именно на меня! Вот уж без чего бы я прекрасно прожила - так это без подобного предпочтения, только моим мнением по этому вопросу никто не поинтересовался!
   И что за день такой сегодня! Вначале Полан утверждает, что у нас еще все впереди, и он меня забыть не может, теперь наш преследователь с весьма специфическим заявлением о том, что я не оценила его выбор... Да век бы вас обоих не видеть!
  Вдобавок ко всему этот человек стал явно выходить из себя, и надо что-то делать! Как сказали бы господа актеры, его финальные диалоги близятся к концу, после чего должна наступить развязка. Что бы он ни говорил и чего бы не обещал, но Криса он никогда не отпустит - это очевидно, так что не стоит надеяться на благополучный итог. Значит, надо предпринять какой-то необычный шаг, такой, чтоб бывший ловец хоть ненадолго отвел нож от моей шеи, только вот мне пока что ничего толкового в голову не приходило. Так, вертится на уме всякая ерунда, и не более того.
  - Слышь, ты, надоел уже со своими душевными излияниями... - подал голос Крис. - Да и губу на место поставь, а не то ты ее уж очень сильно раскатал...
  - Что?! - даже не сказал, а зашипел бывший рудничный начальник, и я поняла, что более тянуть невозможно. Ладно, попробуем самое простое решение...
  - Ой, что это?! - взвизгнула я, ткнув пальцем в сторону. - Там крыса!..
  Теперь мне осталось только сделать вид, что с перепуга я потеряла сознание и медленно оседаю вниз. Конечно, во всем этом был немалый риск, но я все же надеялась, что хотя бы на несколько мгновений этот человек уберет свой нож от моей шеи, и тогда Крис попытается хоть что-то сделать для нашего освобождения. Почему у меня не было ни малейших сомнений в том, что Крис поймет меня правильно? Дело в том, что на руднике я пару раз слышала разговоры о том, что наш начальник охраны, человек довольно бесстрашный, на дух не переносит крыс, испытывает к ним невероятную неприязнь, доходящую до ненависти - говорят, готов самолично топтать их ногами. Более того - говорят, он очень любил этим заниматься. Ну, столь сильные негативные чувства - это его проблемы, а то, что после заключения в одиночной камере я спокойно отношусь к этим серым разбойницам, и не испытываю по отношению к ним особого страха - об этом Крису тоже хорошо известно, так что, надеюсь, для него не составит труда сложить один и один... А еще я рассчитываю на то, что до бывшего начальника охраны рудника в первые пару мгновений не дойдет тот элементарный факт, что крысам нечего делать здесь, на пустом балконе продуваемого всеми ветрами маяка, куда и людям-то забраться непросто...
  Дальше все было предсказуемо: когда бывший ловец инстинктивно отвел в сторону руку с ножом, на мгновение оторвав взгляд от Криса и невольно выискивая невесть каким образом забредшую сюда крысу - тут уже я вцепилась обеими руками за эту самую длань с ножом, не позволяя ей вновь приблизиться к моей шее. Спустя миг возле нас оказался Крис, но бывший рудничный начальник все же успел ударить меня так, что я почти отлетела в сторону, ударившись головой в толстое стекло стеклянного шара...
  В себя я пришла спустя всего лишь несколько ударов сердца, и в первое мгновение даже не поняла, что происходит. Крис поднимался с пола, а наш преследователь стоял, держась руками за живот, из которого торчал небольшой металлический обломок, очень похожий на те железные столбики, из которых состояло ограждение балкона. Куда более удивительным было другое: напротив бывшего ловца стоял смотритель маяка, и я отчего-то была уверена, что это именно он вонзил ту железку в тело так долго преследующего нас человека. Между прочим, когда мы пришли на этот балкон, то здесь было чисто, никаких посторонних предметов тут не лежало - в этом я совершенно уверена. Как видно, этот острый кусок металла смотритель маяка прихватил еще тогда, когда ходил за фонарем и ключами.
  - До встречи на Небесах, а там разберемся... - и смотритель толкнул ладонью бывшего ловца. Тот по инерции сделал пару шагов назад, затем рухнул спиной на железное ограждение. Как и следовало ожидать, проржавевшие столбики и не менее трухлявая балка не выдержали подобной тяжести, часть из них обломилась, и наш преследователь полетел вниз, вместе с рассыпающимися кусками ограждения. Мы услышали только короткий крик, затем снизу донесся глухой удар, и все стихло.
  - Готов... - смотритель маяка посмотрел вниз, потом отошел от края балкона. Глянув на наши растерянные лица, мужчина заговорил:
  - Туда этой собаке и дорога, а у меня с такими, как он, свои счеты. Хоть одного из этой братии завалил - враз на душе легче стало! Удивлены? Да тут история из тех, что проще некуда. Много лет назад один из моих братьев влип в большие неприятности, и его объявили в розыск, отправили на его поиски ловца. Так получилось, что брат, которого искали, скрывался у нас, в родной семье, но внезапно умер - уж не знаю, по какой причине это произошло, но старуха-лекарка сказала, что у него было больное сердце. Ну, в жизни случается разное, но когда ловец пришел к нам в дом, и узнал о произошедшем, то не захотел отказываться от награды за поимку преступника - по правилам, если преследуемый еще до поимки помер своей смертью, то ловцу не заплатят ничего. Дело кончилось тем, что ловец арестовал меня, и отправил в тюрьму под именем моего брата - все же внешне мы были очень похожи, а мои слова о собственной невиновности никто и слушать не стал: мол, некоторые еще и то придумывают, лишь бы каторги избежать!.. А ведь я до того жениться собирался, у меня уже и невеста была, и планы на будущее мы с ней строили... В общем, пробыл я на рудниках двадцать лет - уголь в земле ковырял, а после того, как освободился - сюда приехал, на маяк смотрителем повезло устроиться, потому как другого дома у меня уже нет. Здесь меня мало кто видит, да и сам я предпочитаю находиться в одиночестве - не люблю людей...
  Теперь мне понятно, в чем дело. Наверняка с того самого момента, как этот человек услышал о том, что на пороге его дома стоит ловец, он уже решил не отпускать его живым. А еще не могу не признать: то, что сейчас произошло - для нас с Крисом это самый лучший выход из положения... Святые Небеса, как же в этой жизни все перемешалось!
  - А что теперь с вами будет?.. - растерянно спросила я. - Вас же обвинят в его смерти...
  - С чего бы это?.. - а вот теперь мужчина чуть улыбнулся, и это была покойная улыбка уверенного в себе человека. - Меня тут не было, так же, как и вас. Я спал дома, он пришел ко мне, ударил, забрал ключ и фонарь, велел не высовываться из моей сторожки, а сам направился сюда, причем был один. Чего он искал - не знаю, мне этот человек ничего не сказал. Между прочим, я его предупреждал, что здесь опасно, но он меня не послушался, и вот чем все кончилось. Нечего шляться там, где не велено...
  - Почему вы нам помогаете?
  - Разве не ясно? Вы ж мои товарищи по несчастью - я каторжан враз от иных людей отличаю, а вы еще к тому же и беглые. У меня, правда, оттуда убежать не получилось... Что касаемо этого ловца, то он, зараза, умелый был и хитрый - конечно, к нему можно было бы подобраться и раньше, но тогда, боюсь, девке он точно успел бы по горлу ножичком махнуть.
  - Но могут отыскаться свидетели произошедшего...
  - Насмешила... - кажется, мужчину, и верно, позабавил мой вопрос. - Подумай сама: какие еще свидетели могут быть в этих местах? Здесь стражникам никто помогать не станет, и уж тем более ни один из тамошних обитателей не желает выступать очевидцем каких-то там событий - еще самого потом обвинят невесть в чем! Проще говоря - тут никто ничего не видит и не слышит. Ну, свалился мужик сверху - бывает, сам виноват, маяк старый, все проржавело и разваливается чуть ли не на глазах... Ножевых ранений на его теле нет, а что касается железки в груди - так он же сам, прислонившись к перилам, часть балкона обвалил, вот и нарвался на один из тех прутьев... Все, спускаемся, нечего тут сидеть - не привели Боги, стражники и в самом деле сюда подойдут, хотя обычно их не докличешься.
  Перед тем, как спуститься, я оторвала от нижней юбки клочок ткани и приложила к ране на шее - надо было остановить кровь. Пускай рана и небольшая, но крови с нее натекло более чем достаточно - хорошо еще, что платье темное, но все одно трудно не заметить большое пятно на одежде. Ничего: главное сейчас - уйти отсюда, а потом что-нибудь придумаем.
  Спуск вниз прошел без особых сложностей, правда, внизу я заметила с десяток крыс. Надо же, они тут даже днем появляются! Трудно даже представить, сколько их здесь может быть по ночам! Крис с неприязнью и опаской покосился на них, а я шла спокойно, хотя и понимала, что запах свежей крови может привлечь крыс.
  Когда смотритель маяка запирал дверь, Крис поинтересовался:
  - Как вы тут живете и такого количества крыс не боитесь? Меня, если честно, оторопь берет! Если днем их здесь так много, то по ночам этих грызунов должно кишмя кишеть!
  - Вроде того... - кивнул мужчина. - Только я к крысам еще на каторге привык - они у нас по забоям шастали. Хоть верьте, хоть нет, но нравятся мне эти создания! Между прочим, это очень умные существа, и меня не трогают - они знают, кого можно опасаться, а кого нет. Здесь, на маяке, я их подкармливаю - вечером еду приношу, когда иду фонарь зажигать, и утром тоже поесть несу, когда отправляюсь фонарь гасить. Сюда столько крыс со всей округи сбегается, что неподготовленному человеку этой картины лучше не видеть! Я некоторых из них уже узнаю, да и поговорить с ними иногда можно... Потому и собаку не завожу - не уживется она с крысами.
  Мне невольно вспомнилось, как и я, сидя в одиночной камере, тоже постепенно перестала бояться крыс, и даже более того - ждала их появлении: что ни говори, а это все же живые существа, с которыми вполне можно общаться. А этот человек... Видимо, ему в жизни пришлось несладко, раз он предпочитает крыс обществу людей. Вряд ли у него большой заработок, который он, скорей всего, едва ли не целиком тратит его на прокорм этих серых существ. Более подчиняясь порыву, чем чувству, достала из кармана кошелек, набитый золотыми монетами.
  - Вот, возьмите...
  - Что это?.. - мужчина чуть неприязненно посмотрел на меня.
  - Золото...
  - Я за кровь денег не беру!.. - жестко отрезал смотритель.
  - Это не вам, а на прокорм тем серым плутовкам... - я кивнула в сторону башни. - Сама, когда сидела в одиночной камере, только с ними и общалась. Вначале боялась их едва ли не до смерти, а потом привыкла. До сих пор вспоминаю нескольких тамошних умниц...
  - Ну, коли так, то ничего не имею против... - мужчина забрал у меня кошелек. - Все, уходите, а не то, не приведи того Небеса, еще стража сюда нагрянет... Да, и вот еще что - идите отсюда той же дорогой, что и пришли в эти места, не стоит светиться на берегу...
  - Спасибо за все!
  - Всегда рад помочь хорошим людям...
  ...Вновь на оживленных городских улицах мы объявились лишь вечером. До этого нам пришлось долго плутать по улицам - Крис опять сбился с дороги. Однако в этом было и хорошее - мы нашли лавку старьевщика, где я купила себе довольно-таки потрепанное платье, в которое сразу же переоделась - уж лучше ходить в этом бедном одеянии, чем в новом платье, у которого ткань на плече пропитана подсыхающей кровью. Сейчас у нас было только одно желание - отдохнуть, только вот вопрос - куда идти? Конечно, не стоило и думать о том, чтоб пойти в "Серебряную лилию", и уж тем более у нас не было желания отправиться к приятелям Летуна, но мы опасались и идти по тому адресу, который Крису в своем письме указал дядюшка. Нет, у нас не было ни малейших сомнений в честности этого человека, но сейчас мы просто боялись все и всех. Куда бы пойти переночевать? Самое плохое в том, что мы так устали, что не хотелось даже шевелиться.
  - Слушай!.. - Крис хлопнул себя по лбу. - У меня идея! Пошли в тот театр, где репетируют наши друзья - актеры! Вряд ли нас там хоть кто-то станет искать!
  - Да в том театре уже наверняка никого нет! Не может же репетиция продолжаться и днем, и ночью.
  - И хорошо, что там уже пусто. Главное: я знаю, где находится этот театр, а еще до него идти всего ничего!..
  Последний аргумент оказался решающим, и менее чем через четверть часа мы уже стояли возле небольшого здания посреди маленького заросшего парка. Н-да, а это строение явно когда-то знавало лучшие времена. Не имею представления, что это ранее был за театр, но сейчас крыша в доме прохудилась, стены обветшали, а само здание выглядело так, словно доживает свои последние дни. Теперь мне понятно, отчего на этой сцене можно только репетировать, потому как ни один здравомыслящий человек смотреть спектакль сюда не пойдет, потому как есть реальная возможность оказаться погребенным под рухнувшей крышей и стенами. Впрочем, это верно только по отношению к зрителям, потому как господа актеры на такие мелочи не обращают внимания.
  Хлипкая входная дверь была заперта, и нам пришлось залезать внутрь через какую-то дыру. Внутри было темно, и мы едва ли не на ощупь добрались до закутка за сценой, где было кучей навалено какое-то старое пыльное тряпье. Конечно, это было далеко не самое лучшее место для отдыха, но искать что-то другое не было ни сил, ни желания - отчего-то мы сегодня крепко вымотались. Кое-как устроившись на этом ворохе ветоши, едва ли не рассыпающейся от старости, и прижавшись друг к другу, мы с Крисом почти сразу же уснули - сейчас мы так устали, что у нас не было сил даже на дежурство. Будь что будет, остается надеяться только на милость Богов и на то, что ночью нас никто не потревожит.
  Проснулись мы оттого, что в замке входной двери проворачивался ключ. Вокруг было уже светло, в окна лился яркий свет... Неужели уже утро? Мы что, проспали всю ночь? Ничего себе...
  По счастью, нам не пришлось вновь прятаться - уже по доносящимся голосам было ясно, что это пришли наши друзья-актеры. Рановато они сегодня объявились, да еще и вновь трезвые! Ну, если учесть, что до их выступления времени остается все меньше, то господ актеров вполне можно понять. Самое удивительное в том, что их нисколько не удивило наше внезапное появление в этом зале, да еще так рано - как видно, они сочли вполне естественным то, что мы захотели присутствовать на их репетиции. Правда, как они сказали со вздохом, нам пока что не стоит здесь оставаться - мол, вскоре сюда должен придти кто-то из придворного театра, посмотреть на их игру, а в этом случае присутствие посторонних нежелательно. Повздыхав для приличия - дескать, нам так хотелось посмотреть на ваш будущий спектакль, специально для этого сюда и пришли, но раз нельзя, так нельзя!, мы уже собрались, было уходить, но Крис как бы между делом поинтересовался, не было ли вчера в гостинице каких происшествий. В ответ получили лишь пожатие плечами: точно не знаем, но, говорят, у нас в комнате вчера какой-то мужчина долго сидел, кого-то ждал. Потом, правда, ушел, и больше его никто не видел... А еще вечером заглядывал незнакомый мальчишка, говорил о том, что нас хочет видеть какой-то летун...
  Выходит, нас желает видеть господин взломщик? А я-то думала, что отныне мы с ним вряд ли еще хоть когда-то встретимся. Интересно, что ему от нас надо? Во всяком случае, не стоит игнорировать желание Летуна увидеться с нами, тем более что связаться со старым взломщиком сейфов было проще простого - для этого и всего-то требовалось сунуть пару монеток на улице какому-то оборванному мальчишке, и отправить его с сообщением в тот самый пригород.
  Мы встретились со стариком в небольшом трактирчике, и то лишь после того, как убедились, что тот пришел один, вернее, прихромал, тяжело опираясь на палку. Похоже, старый пройдоха все еще разыгрывает роль несчастного страдальца, и делает вид, будто еле ходит. Ладно, нас-то обманывать не стоит.
  - Чего так долго не подходите?.. - недовольно пробурчал старик. - Только не надо мне говорить, что случайно опоздали. Можно подумать, я не знаю, что вы на соседней улице прятались. Впрочем, это не так и важно. Ваша помощь требуется, вернее, мы можем быть друг другу полезны.
  - Простите, я вас не совсем понимаю... - начал, было, Крис, но дед его перебил.
  - Я сейчас вам все объясню...
  Оказывается, Летун с самого начала придумал для себя некий план, при помощи которого намеревался вытащить внука с каторги. Что за план? Ну, не сказать, что особо хитроумный, но, но мнению Летуна, достаточно надежный. Дело в том, что очистив от золота сейф архиепископа Петто, старик умудрился сделать с сейфовым замком нечто такое, что при первой же попытке открыть сейф едва ли не напрочь заклинивало сложный замок этого механизма. Для чего это ему было нужно? Летун понимал, что никто, кроме него самого, не сумеет открыть сейф, а раз так, то в виде платы за свой труд он попросит архиепископа освободить с каторги Шмеля, своего внука. Старик знал, насколько высоко ценятся его труды - недаром те, кто в свое время нуждался в услугах настоящего мастера, даже выкупали его из тюрьмы! Ну, а для того, чтоб старика не узнала охрана (все же в вечер ограбления они с Крисом изображали из себя крестьян, и могли запомниться охране) Летун не только обрился наголо, но и купил палочку - мол, ходить совсем не могу, еле ползаю, но для вас так и быть, расстараюсь!..
  Правда, заявившись в пригород к своему приятелю, Летун узрел там бывшего начальника охраны рудника, который устроил в доме засаду, и стал грубо трясти Летуна - дескать, где твои друзья?! Мол, не обманывай меня, я все знаю - ты с ними в столицу приехал, и вместе с ними куда-то ушел!..
  Вообще-то Летуна такими словами не испугаешь, сам артист еще тот! Он заранее сочинил слезную историю о том, что двое молодых людей, внезапно приехавших к нему домой, сообщили невероятное известие: его любимый внук арестован, находится на руднике! Вполне естественно, что придя в себя от неожиданности, дед отправился в столицу хлопотать насчет освобождения парня. Все бы ничего, но (как видно, от сильного расстройства) старика прямо на улице внезапно прихватил такой приступ радикулита, что он даже шагу сделать не мог! Увы, но молодые люди оставили его, отправились по своим делам, и больше он эту парочку не видел. Самому же Летуну было так плохо, что он с величайшим трудом доковылял до одного из своих старых приятелей, после чего совсем обезножел. В отличие от молодых людей, приятель оказался добрым человеком, нашел знахарку, которая за несколько дней поставила старика на ноги, хотя окончательно он так и не выздоровел. Лишь только более или менее придя в себя, и будучи вновь в состоянии самостоятельно передвигаться, Летун вновь решил пойти к своему старому другу, у которого по приезду и остановился в столице - хотел посоветоваться с ним насчет того, что можно предпринять в непростой ситуации с внуком...
  Поверил бывший ловец старому взломщику сейфов, или нет - это уже не важно. Врезав старику по шее пару раз для острастки, бывший начальник охраны рудника куда-то ушел, и более его никто не видел. Зато во второй половине дня к старику заявились люди архиепископа Петто - вернее, они не представились, но дед и сам догадался, кто их мог сюда прислать. Без долгих разговоров взяв старика под руки, эти люди привезли его в дом архиепископа - мол, надо срочно открыть сейф, у которого сломался замок, а не то хозяин рвет и мечет. Если честно, то в глубине души Летун все же опасался, как бы его не узнали охранники, но все обошлось - никому и в голову не пришло, что тот седой крестьянин с длинной бородой, что привез дрова, и этот лысый мужичонка, едва передвигающийся при помощи палочки - это один и тот же человек. Ну, а дальше все пошло так, как и рассчитывал Летун: осмотрев сейф, он пожелал переговорить с самим господином архиепископом - дело тут, дескать, непростое, и кое-что надо бы уточнить!..
  Находящемуся не в духе архиепископу Летун прямо сказал - работа тут предстоит сложная, и вряд ли кто с этим сейфом справиться, но я могу постараться и открыть его, и вновь починить. Только, господин хороший, давайте сразу договоримся промеж собой: я человек небогатый, да еще и больной, а лечение стоит о-го-го сколько!, и потому с других людей за свою работу я прошу немалые деньги, но с вас золота не возьму - вместо этого вы мне внука помогите с каторги вытащить, а я вам и потом могу не раз пригодиться, причем и в будущем с вас ни медяшки не попрошу за самую сложную работу!.. На том, как говорится, ударили по рукам, и Летун принялся за труд, благо к тому времени подле сейфа каких только инструментов не лежало!
  По словам старика, провозиться ему пришлось немало - те, кто уже пытался открыть сейф до него, только ухудшили дело, а Летуну прибавили работы. Архиепископ заглядывал в комнату едва ли не каждые пять минут, чтоб выяснить, как продвигаются дела, а рядом со стариком постоянно находилось несколько слуг - приглядывали за работником во все глаза. Из их негромких разговоров Летун вскоре понял, как обстояли дела: приехав ночью из королевского дворца, архиепископ лег спать, а с утра пораньше за какой-то надобностью решил открыть сейф - похоже, ему нужно было что-то оттуда достать. Ключ в замке провернулся лишь до половины, после чего намертво застопорился, и все попытки вытащить ключ ни к чему не привели. Хуже того - в один далеко не прекрасный момент ключ просто сломался, и теперь открыть сейф не было никакой возможности. Злость и растерянность архиепископа в тот момент зашкалила все возможные пределы! Дело кончилось тем, что он велел слугам: где угодно раздобудьте мастера, который сможет открыть этот проклятый сейф, а иначе пеняйте на себя!.. За день в этом доме побывало уже человек семь, но все только разводили руками - сделать ничего нельзя, сейф надо распиливать, чего архиепископ делать никак не хотел, ведь в этом случае можно было повредить содержимое! Правда, через какое-то время один из стражников вспомнил о некоем старом мастере по кличке Летун, у которого были на редкость умелые руки, и архиепископ приказал достать этого человека хоть из-под земли!..
  Когда же, наконец, Летун сумел открыть сейф, то архиепископа от увиденного чуть не хватил удар - внутри было пусто! Вернее, все бумаги были на месте, но более ничего в этом вместительном металлическом ящике не было! Трудно описать ярость, растерянность и злость, которые охватили хозяина дома после того, как он понял, что его обокрали. Впрочем, этот человек сумел быстро взять себя в руки, и велел гнать в шею всех посторонних - мол, сейчас начнем разбираться, как подобное могло произойти, а заодно подумаем, где следует искать пропажу!..
  В этот не совсем подходящий момент Летун напомнил архиепископу об их договоре - мол, я вам сейф открыл, и вы выполняйте свое обещание насчет моего внука!.. Увы, но старик оказался как раз тем человеком, на котором архиепископ решил сорвать обуревающее его бешенство, и по приказу хозяина дома Летуну не только крепко надавали по шее, но и в прямом смысле этого слова выкинули за ворота. Но старика куда больше разозлили слова архиепископа о Шмеле: дескать, если твое отродья помрет на каторге, то никто не заплачет, туда ему и дорога! Чем меньше вас, бандитов с большой дороги, на этом свете останется, тем лучше! А что касается тебя, старый дурак, то благодари Небеса уже за то, что я тебе жизнь оставляю - это и есть моя оплата за твои труды, причем оплата щедрая! А если тебе что-то не по вкусу, то уже через несколько дней рядом со своим внуком окажешься, тем более что тебе давно пора там обитать, а ты почему-то все еще здесь землицу топчешь!..
  ... - В общем, с трудом я вчера доковылял до дома приятеля, а там уж к вам парнишку послал... - вздохнул Летун. - Всякое видал в жизни, ситуации бывали и похлеще, но такое я прощать не намерен, иначе себя уважать не буду!
  - А как сейчас себя чувствуете?.. - спросила я.
  - Вы что думаете, я с палочкой сейчас для вида хромаю?.. - старик даже разозлился. - Да у меня сейчас ни одной косточки в теле нет, которая бы не болела! Знаете, для чего я вас позвал? Просто теперь у меня на вас основная надежда, и чем смогу - тем помогу, но и с вас того же потребую!..
  Ох, ну тут не знаешь, что и сказать!..
Оценка: 8.21*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"