Корнилова Веда: другие произведения.

Скользящие по грани, гл. 13

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 9.18*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Извините, в этот раз очень короткая глава...

  
  - Трудно сказать конкретно, но чувствую, что меня начинают в чем-то подозревать... - подосадовал граф де Линей. - Впрочем, этого уже давно следовало ожидать: Ее Величество в последнее время частенько беседует со мной, и пусть даже эти разговоры проходят в присутствии фрейлин и посторонних, но все одно наши короткие беседы привлекают к себе интерес уже тем, что ранее королева не уделяла мне такого внимания. Во дворце народ ушлый, и возле Ее Величества сейчас остается не так много людей - разговоры о неладах в королевском семействе делают свое дело, так что врагам королевы совсем несложно отследить неугодных, которых впоследствии можно будет отлучить от двора за излишнюю преданность королеве Эллен.
  Мы снова сидели в том же храме, где обычно и проходили наши встречи. Разумеется, было бы куда разумней назначить иное место свидания с глубокоуважаемым господином де Линей, только вот у нас не было никакой возможности договориться об этом с ним самим. Ничего не поделаешь, пришлось рискнуть, и хочется надеяться, что никто не проследит за нашей сегодняшней встречей.
  Граф рассказал нам, что Ее Величество, увидев его сегодня во дворце, была весьма любезна, и вместе с тем было заметно, что у нее хорошее настроение. Кроме того, королева сказала несколько теплых слов: дескать, счастлива оттого, что граф де Линей, хотя еще окончательно и не поправился после своей болезни, тем не менее, то и дело приходит в королевский дворец. По словам королевы Эллен, встречи и беседы с графом де Линей делают ее жизнь куда приятней и содержательней, а заодно позволяют смотреть на будущее с подлинным оптимизмом. Дескать, я была бы искренне рада, если б таких милых и преданных людей, как вы, у меня было куда больше, и, надеюсь, вскоре это случится, а по-настоящему верных друзей я сумею вознаградить должным образом. И хотя для любого постороннего уха это звучало как обычная любезность, граф прекрасно уловил скрытый подтекст в этих словах королевы, и это не могло не радовать.
  Впрочем, придворные, услышав эти слова королевы, скорей всего, сделали совершенно иной вывод. Дело в том, что сегодня в покоях Ее Величества произошла весьма неприятная история, которую сейчас вовсю обсуждают не только во дворце, но уже и в городе.
  Случилось вот что: королева, проснувшись ночью, поняла, что в ее спальне находится еще кто-то. Если учесть, что Его Величество не осчастливливал своим присутствием супругу уже достаточно давно, то было понятно, что сейчас в спальне королевы находится некто посторонний. В этой непростой ситуации королева Эллен не потеряла присутствия духа, и, стараясь не шевелиться, нажала на потайную кнопку возле своей кровати. Не прошло и полуминуты, как около комнаты королевы появилась дворцовая стража...
  В результате около сейфа королевы, в котором та хранит свои драгоценности и самые важные бумаги, задержали одну из придворных дам, молоденькую смазливую девицу, которая появилась в свите королевы менее года назад. И хотя та перепуганная особа плела какую-то несусветную чушь о том, что, дескать, она в темноте всего-навсего ошиблась дверью, было понятно, что девица с перепуга брякнула первое, что пришло ей в голову. Ошиблась дверью... Большей глупости сложно себе представить, ведь вход в покои королевы охраняется стражей, которая на то и поставлена, чтоб в комнаты, занимаемые Ее Величеством, посторонним не было хода. Разумеется, мимо этой стражи так просто не прейдешь, а, значит, тут об ошибке или случайности и речи быть не может. Ясно, что ночью стража или куда-то ушла со своего поста (что маловероятно), или же некто провел в покои королевы эту особу, разумеется, не просто так, а с некоей определенной целью
   Королева не стала слушать бессмыслицу, которую несла молодая фрейлина, и приказала дворцовым стражникам как следует обыскать девицу: мол, мне надо знать, что у этой особы находится при себе - не просто же так она дерзнула зайти в мою спальню ночной порой! Конечно, возмущению юной фрейлины не было предела - как, меня смеют обыскивать какие-то хамы??!!, и даже попыталась сопротивляться, правда, без особого на то успеха. В итоге у королевы в руках оказался ключ, которым можно было открыть личный сейф королевы. На вполне естественный вопрос Ее Величества - а откуда, голубушка, у вас взялся этот ключ?, девица принялась рыдать в три ручья, а потом и вовсе заявила, что не желает отвечать на вопросы в присутствии посторонних, то бишь стражников, которые вели себя по отношению к ней столь грубо и бестактно. Услышав подобное заявление, королева сказала, как отрезала: или фрейлина сию же секунду скажет правду, или пусть пеняет на себя. Дескать, хотя вы того и не заслуживаете, но, тем не менее, я даю вам единственный шанс спастись от грядущих неприятностей, а иначе последствия столь дерзкого поступка для вас будут по-настоящему катастрофическими. Ответ девицы ( которая, похоже, не обладала особым умом) был просто убийственным: дескать, вам, Ваше Величество, лучше позволить мне уйти по-хорошему, и промолчать о произошедшем, а не то кое-кому это может не понравиться!..
  Последующую сцену предугадать несложно: королева велела отправить молодую особу в ее комнату, из которой эта дерзкая девица не имела права выходить до того времени, пока на то не будет получено дозволение королевы. Ну, а чтоб фрейлина не вздумала ослушаться приказа, подле дверей ее комнаты должны находиться двое стражников, единственной обязанностью которым вменяется следить за тем, чтоб эта молодая особа не нарушила указание королевы, а также стражникам было категорически запрещено пускать к девице хоть кого-то из посторонних. Кроме того, не дозволялось передавать ей письма или записки, а если же фрейлина пожелает сама написать кому-либо, то это послание следовало отнести королеве.
  Не стоит и говорить о том, что вся эта история уже к утру стала известна даже последнему дворцовому истопнику - некоторые новости разносятся со скоростью молнии, а то и быстрее. Следует отметить, что отцом этой фрейлины был аристократ из числа тех придворных, кто с почти незаметной ноткой неприязни относился к королеве Эллен, а во дворце такие вещи отмечают сразу. Всех интересовало только одно - как поступит Ее Величество в столь щекотливой ситуации, и королева, в свою очередь, не подкачала. Для начала королева Эллен с раннего утра попросила короля, своего мужа, принять ее - дескать, сегодняшней ночью произошло нечто, что вам необходимо знать. Трудно сказать, о чем беседовали венценосные супруги, но итог был предсказуем: какие бы у этих двоих не были отношения, но в данном вопросе король был полностью согласен с тем, что подобные случаи совершенно недопустимы, и их следует пресекать на корню.
  Среди придворных ходят разговоры о том, будто не только к королеве, но и к королю обращались некоторые высокопоставленные особы с настоятельной просьбой простить глупую молодую девушку, потому как произошло обычное недоразумение, и оттого не следует портить жизнь юной фрейлине из-за нелепой ошибки... Однако в этом случае Его Величество счел правильным отдать решение по столь деликатному вопросу своей жене - произошедшее касалось именно ее, и при более внимательно рассмотрении вырисовывалась достаточно неприятная и непонятная история.
  Королева не стала затягивать со своим решением: почти сразу же после беседы со своим мужем она приказала привести к себе провинившуюся фрейлину, и безо всяких околичностей сказала, что отныне не желает видеть ее в своем дворце. Причину королева тоже не стала скрывать, и огласила ее публично: дескать, эта молодая особа утратила в глазах Ее Величества не только доверие, но и свое беспорочное имя. Та, которой была оказана высокая честь быть приближенной ко двору, проявила удивительную неблагодарность и была поймана при попытке совершения кражи из сейфа королевы - разумеется, после этого скандального происшествия не может быть и речи о том, чтоб столь дерзкая девица и далее оставалась при королевском дворе. Более того, было сказано следующее: этой молодой особе и в столице делать нечего, а потому королева искренне надеется, что отныне она никогда и ничего не услышит о той, которая настолько разочаровала ее своим поведением. А еще Ее Величество очень хотела бы сегодняшним вечером услышать весть о том, что бывшая фрейлина уже покинула столицу, потому как здешний воздух оказался вреден для ее здоровья.
  Услышав подобное, неразумная особа, у которой было время подумать о том, что произошло, зарыдала едва ли не в полный голос. Ее отчаяние понятно, ведь речь идет о самой настоящей ссылке, из которой нет возврата, во всяком случае, нечего и надеяться на то, что в ближайшее время ей вновь позволят увидеть столицу. Впрочем, когда твое доброе имя потеряно при столь скандальных обстоятельствах, то восстановить его практически невозможно, то есть вход во все знатные дома отныне тебе будет заказан раз и навсегда. Вытирая ручьи слез, неразумная особа умоляла королеву о дозволении переговорить наедине, где она попытается объяснить все произошедшее, но Ее Величество холодно оборвала все эти горестные причитания: я вам давала возможность оправдаться, и предупреждала о возможных последствиях, однако вы этим шансом не воспользовались, и, значит, более нам говорить не о чем. Естественно, после этого бывшей фрейлине было указано на дверь.
  Называя вещи своими именами, дело выглядит так: неразумную девицу навеки изгоняют из королевского дворца не просто с позором, но еще и с вдрызг разбитой репутацией - ведь королева обвинила фрейлину в попытке воровства. Это самый настоящий скандал, который долго будут вспоминать как придворные, так и родные бывшей фрейлины, которые тоже не придут в восторг от произошедшего, ведь и на них падет отблеск сомнительной славы их родственницы. Отныне этой недальновидной особе следует забиться в самый дальний уголок нашей страны, и сидеть там, не решаясь высунуться наружу, потому как такое пятно со своего имени не оттереть при всем желании. Пожалуй, теперь эта девица вряд ли сумеет отыскать себе достойного мужа - пусть скажет спасибо, если хоть какой-то найдется...
  - Знаете, что все отметили?.. - продолжал свой рассказ граф де Линей. - Поведение королевы Эллен словно чуть изменилось: сейчас она как будто приобрела прежнюю уверенность, которой в последние месяцы ей так не хватало. Похоже, возвращение ценностей сыграло свою роль, так что королеве более не стоит бояться вымогателей, и действовать без оглядки на требования шантажистов. Сейчас Ее Величество, если можно так выразиться, постарается отыграть утерянные позиции.
  - А эта фрейлина... Кто она такая?
  - Дочь одного из придворных - тот сравнительно небогат, но достаточно родовит. По слухам, он тоже пытался переговорить с королевой о своей дочери, но та не пожелала обсуждать с ним этот вопрос. Если учесть, что папашу этой молодой особы уже давно тянет в стан противников королевы, то можно понять, отчего Ее Величество и слушать не хотела ни о каком прощении для бывшей фрейлины. Могу побиться об заклад, что в очень скором времени королева Эллен отправит в провинцию и отца, вслед за его дочерью - мол, я вам предоставляю прекрасную возможность заняться огрехами в воспитании вашего неразумного чада...
  - То есть королева Эллен таким образом показывает, что не намерена прощать тех, кто идет против нее?.. - хмыкнул Крис.
  - Вроде того... - кивнул головой граф. - Впрочем, думаю, что многие придворные в глубине души с ней согласны: что ни говори, но поведение и поступок девицы - это уже чересчур. Подобным образом можно себя вести только в двух случаях: если ты совершенно уверен в том, что тебя вытащат из любой передряги, или если у тебя просто-напросто в излишке самомнения и уверенности в собственной исключительности. На мой взгляд, у этой молодой особы было в излишке и одного, и другого. История вышла громкая и достаточно неприятная, так что особых защитников у бывшей фрейлины отыскаться не должно - она слишком мелкая сошка, ради которой не стоит лишний раз ломать копья. К тому же она не справилась с порученным ей делом, а проигравших нигде не любят. В общем, эту фигуру можно смело и безбоязненно сбивать с доски - обычная разменная пешка, не более того.
  - Но как она решилась пойти на подобную глупость?.. - недоумевала я.
  - Да, тут наверняка не обошлось без долгих уговоров... - согласился граф. - Могу лишь предположить, что некто умело сыграл на потайных струнках души ее отца, да и сама молодая особа, похоже, вовсе не хотела долго оставаться всего лишь одной из тех юных фрейлин, которых во дворце едва ли не в избытке. Что ни говори, а соблазнов вокруг хватает, да и самой хочется, скажем так, забраться повыше, приблизиться к сильным мира сего, стать значительней и богаче... Наверняка ей, да заодно и ее папаше, пообещали множество самых разных благ, если она сумеет раздобыть нечто важное...
  - Интересно, что ей было нужно в сейфе королевы?.. - Крис почесал в затылке. - И откуда у нее взялся ключ? А заодно неплохо бы узнать, кто впустил эту девицу в комнату королевы?
  - Эти вопросы интересует многих, и в первую очередь Ее Величество. Думаю, она постарается докопаться до истины. Правда, на последний вопрос ответ уже есть: в покои королевы фрейлину приказал пропустить один из офицеров стражи: по словам дежуривших стражников, этот человек показал им официальное разрешение, в котором юной фрейлине дозволялось войти в покои королевы. Разумеется, страже подобный визит показался весьма странным, но того офицера они знали давно, разрешение было оформлено должным образом и сомнений не вызывало, так что ослушаться стражники не посмели.
  - А что говорит сам офицер?
  - К сожалению, ничего. Он покинул дворец рано утром, и с той поры его никто не видел.
  - Хм...
  - На мой взгляд, ответ здесь лежит на поверхности... - продолжал граф де Линей. - Исчезнувший офицер поступил на службу в королевский дворец по протекции архиепископа Петто, и является его весьма дальним родственником...
  - То бишь это дело было организовано все той же милой семейкой ди Роминели... - сделал вывод Крис.
  - Без сомнений, а свою родню надо выводить из-под удара... - добавил граф. - Это ж не юная дурочка - фрейлина, до которой никому нет особого дела. Всем известно, что в семействе ди Роминели свято чтят родственные узы. Наверняка этому офицеру велено отсидеться седмицу - другую в тихом месте, с надеждой на то, что вскоре все утрясется, утихомирится и забудется, а то и вовсе через недолгое время эта история уже не будет иметь никакого значения...
  - Мне непонятно другое: что эта фрейлина рассчитывала найти в сейфе королевы?.. - спросила я. - К тому же тогда стояла глубокая ночь, и если бы даже девица непонятным образом умудрилась открыть сейф, то внутри все одно ничего не разглядишь, а свечу в комнате спящей королевы посторонний человек зажигать не станет! Вряд ли эта особа видит в темноте, словно кошка!
  - Вот тут история становится еще интересней и неприятней... - де Линей только что руками не развел. - Вчера королева, в нарушение дворцовых правил, велела принести ужин в свою комнату - мол, очень устала, неважно себя чувствую, хочу посидеть одна. Она даже фрейлин своих попросила оставить ее на какое-то время...
  Не знаю насчет остальных, а лично мне понятно, по какой причине королева решила остаться одна в своей комнате - ей необходимо было разобраться с драгоценностями, которые мы ей вернули. Заодно Ее Величество хотела выяснить, что за бумаги она получила вместе с возвращенными украшениями - не просто же так я передала ей свернутые в трубочку листы. Как видно, королева Эллен настолько увлеклась этим полезным делом, что забыла обо всем на свете, в том числе и о еде.
  А граф де Линей продолжал:
  - В итоге королева ужинать так и не стала, и разнос с нетронутыми блюдами слуги унесли из ее комнаты... Догадываетесь, что случилось дальше?
  - Кто-то из слуг соблазнился королевским угощением?.. - поинтересовался Крис. - Говоря грубо: некто в одно рыло умял целый разнос с едой, или желающих поесть на халяву оказалось больше?
  - Ох, виконт, ну у вас и выражения!.. - усмехнулся граф. - Надо сказать, что они весьма оригинальны, хотя часть придворных дам эти обороты речи могут несколько шокировать... Но в целом вы рассуждаете верно: нашлось трое слуг, желающих на дармовщинку откушать яства с королевского стола, после чего все эти, как вы изволили выразиться, любители халявы уснули, и спали беспробудным сном всю ночь. Когда же их с превеликим трудом сумели добудиться утром, то каждый из них выглядел как запойный пьяница, который никак не может придти в себя после долгих ночных возлияний...
  - Нечто было добавлено в еду королеве Эллен?
  - Совершенно верно, и это нечто явно не соль или перец. Там было что-то иное, такое, отчего на человека нападает глубокий сон.
  Что верно - то верно: при крепко спящей королеве этой самой девице можно было беспрепятственно зажигать свечи, и не просто спокойно и не торопясь осмотреть содержимое сейфа, но и обыскать хоть всю спальню королевы Эллен. Вообще-то подобное вполне можно отнести к числу покушений на жизнь Ее Величества, то бишь государственной изменой, что, вообще-то, таковым и является! Н-да, лишний раз убеждаюсь в том, что у юной фрейлины нет ума, а не то она со своим отцом ни за что не ввязались бы в столь дурно пахнущее дело!
  - Это просто великое счастье, что Ее Величество вчера отказалась от ужина, а иначе... - граф с досадой махнул рукой. - Иначе мне просто трудно представить возможные последствия. Не знаю, что эта девица рассчитывала отыскать в сейфе королевы, спящей мертвым сном, но зато наутро подтвердились бы сплетни о том, будто королева по ночам позволяет себе многое, в том числе и напиваться едва ли не в хлам...
  - Что?!
  - Да-да, некто имеет дерзость распространять слухи о том, будто Ее Величество подвержено тому же прегрешению, которым страдал ее отец, ныне покойный. К несчастью, тот не просто любил выпить - он то и дело впадал в самые настоящие запои. Увы, но один из них закончился для него весьма печально... Именно тогда вдовствующая герцогиня Альпе, мать нынешней королевы Эллен, и отправила свою малолетнюю дочь на воспитание в монастырь с весьма суровым уставом - герцогине нужно было твердой рукой удержать власть от посягательств родственников мужа, и времени на то, чтоб в строгости воспитывать дочь, у нее просто не было... Что же касается сплетен о том, что и королеве Эллен передалась любовь к хмельному, то со всей ответственностью заявляю: это - полнейшая ложь! Ее Величество даже на дух не переносит спиртного, не говоря о чем-то большем! Как видно, кто-то всерьез намеревался не только осмотреть содержание королевского сейфа, но и всерьез опорочить королеву Эллен перед мужем, а заодно и перед всем королевским двором! Любому понятно, о чем бы стали говорить во дворце, если б утром Ее Величество долго не могли разбудить, да и состояние ее после пробуждения было бы соответствующим... В общем, сейчас дворцовая стража разбирается и в этой истории.
  - Ныне королева Эллен, наверное, боится проглотить даже лишнюю крошку за столом!
  - Не без того... - согласился граф. - Сегодня она уже пригласила к себе хорошего фармацевта, только он вряд ли сумеет помочь Ее Величеству - сомневаюсь, что на свете существует снадобье, которое нейтрализовало бы действия всех зелий и ядов.
  - Н-да, весело у вас во дворце... - я только что руками по сторонам не развела. - И все же, непонятно, что именно девица собиралась найти в сейфе королевы? Мне кажется, что сейчас в руках врагов королевы не осталось почти ничего, чем можно шантажировать Ее Величество, вот они и пошли на столь рискованный шаг, постарались раздобыть хоть что-то, на чем можно всерьез прихватить королеву. А может они просто хотели раздобыть тот вексель, который королева будто бы уже приготовила, но не торопится отдавать...
  - Мне тоже кажется, что причина всего произошедшего состоит в том, что вымогатели остались ни с чем, и потому эти люди идут на столь рискованные шаги... - кивнул головой граф де Линей. - Помните, я говорил, что архиепископ Петто дал королеве Эллен всего лишь седмицу на то, чтоб она раздобыла деньги для шантажистов, и часть того срока уже прошла. Правда, сейчас положение тех заговорщиков далеко не столь блестяще, каким было еще совсем недавно. У этих людей уже нет компрометирующих королеву бумаг, да и драгоценности Ее Величества из сейфа архиепископа кто-то украл, а от первоначальных намерений заговорщикам отступиться уже невозможно - слишком много усилий было потрачено на дискредитацию королевы и попытки добиться своей цели. От столь далеко идущих планов так просто не отказываются. Правда, в этом есть и один положительный момент: после пропажи драгоценностей, архиепископ Петто почти наверняка попал под подозрение своих приятелей по заговору - все же у некоторых должно появиться опасение, не ведет ли многоуважаемый господин архиепископ какую-то свою игру, а подобные разговоры, без сомнений, вносят некоторую сумятицу в их ряды.
  - Ну, хоть что-то хорошее вышло из всей этой истории... - философски заметил Крис.
  Мне же остается радоваться тому, что де Линей ничего не сказал о Полане. Как видно, разговоры о нашей с ним встрече у храма или еще не дошли до дворца ( по причине малозначительности произошедшего), или поведение офицера, сломя голову побежавшего за какой-то небогато одетой женщиной не привлекло особого внимания посторонних (что весьма сомнительно), или же сам Полан решил помалкивать о подробностях нашей встречи (во что мне плохо верится). Но то, что об этой нашей случайной встрече уже известно ди Роминели - в этом у меня нет ни малейших сомнений. Ох, бывший жених, от тебя мне одни неприятности!
  - Кстати, я сегодня во дворце имел далеко не самый приятный разговор с Лудо Мадором ди Роминели... - подосадовал граф. - У меня сложилось впечатление, будто он специально поджидал меня.
  - Зачем?
  - Этот человек без чести и совести заявил, что дает мне два дня на то, чтоб я освободил свой дом - дескать, согласно когда-то подписанной мной дарственной все имеющееся у нашей семьи имущество уже давно принадлежит ему. Еще было сказано: я должен ценить то, что семья ди Роминели поступает со мной столь благородно - не выкидывает на улицу сию же минуту, а позволяет взять кое-что, необходимое для нелегкой жизни в первое время.
  - Что вы ему ответили?
  - Единственное, что можно было сказать в той ситуации: дескать, все это звучит весьма забавно, но я не отношусь к числу любителей глупых шуток и розыгрышей - возраст у меня уже не тот для подобных забав. Именно потому пусть господин ди Роминели поищет для своих потех кого-то другого, более склонного к странным развлечениям...
  - И?..
  - Неподалеку стояло несколько придворных, и Лудо Мадор не стал продолжать наш разговор, хотя перед уходом негромко сказал мне: о дарственной имеется еще и запись в нотариальной книге, так что дело еще не окончено. Ну, лично мне тут все ясно: господин ди Роминели вполне резонно предполагал, что вы уже передали мне тот документ, то есть дарственную, и потому ждал моей реакции на свои слова. Человек он умный, в итоге сделал правильный вывод, и наверняка понял, что отныне его угрозы о лишении имущества мне уже не страшны, а, значит, мы с вами уже встречались, и дарственной, как таковой, уже не существует, то бишь о ней можно забыть, как будто ее никогда и не было. Что же касается записи в нотариальной книге об оформлении этого документа, то без самой дарственной запись не может считаться доказательством - мало ли что люди дарят друг другу, и в нотариальной книге можно указать все, что угодно! Это просто констатация когда-то случившегося факта, который впоследствии мог быть отменен на основе устной договоренности, причем без новой отметки в нотариальной книге. А раз никто не может предъявить документ, о котором идет речь, то эта запись ровным счетом ничего не значит, или же, говоря официальным языком, ее стоимость ничтожна, особенно если принять во внимание тот общеизвестный факт, что нотариальные книги у некоторых недобросовестных стряпчих пестрят не только ошибками, но и откровенными глупостями...
  - Граф... - перебила я. - Граф, прислушайтесь к доброму совету - сегодня же расскажите своему сыну обо всей этой истории, вернее, о том, каким образом ди Роминели смогли заставить вас подписать ту дарственную. Мне слишком хорошо известны волчьи нравы этой милой семейки, и их стремление не выпускать добычу из своей пасти. Просто так они вас не оставят, будут до последнего пытаться отыграть утерянное, бить во все слабые места, а самое уязвимое место у вас - это Тео...
  - Я... я не могу... - почти прошептал де Линей. - Вы не знает, о чем просите... Я и сам не могу без стыда вспоминать о той истории, а уж рассказать о ней - это просто невозможно!
  - А вы попытайтесь, как бы тяжело это не было. Есть такое понятие - необходимость...
  - Мне страшно представить себе, что на все это скажет Тео... - граф умок, а потом вздохнул. - Впрочем, мы с вами сейчас в одинаковом положении, и, думаю, вы имеете право знать, что явилось причиной моего столь странного поступка...
  Как мы поняли из сбивчивых слов графа, история, и верно, была далеко не самая приятная. Дело в том, что находясь на королевской охоте, что граф оказался среди членов семейства ди Роминели. Граф де Линей никогда особо не любил эту семейку, считал их слишком высокомерными и чванливыми людьми, но уж раз ему выпало какое-то время находиться среди них, то ничего не поделаешь, надо терпеть. Однако в этот раз господа ди Роминели вели себя на удивление тактично, не кичились своим происхождением, были внимательны и предупредительны... Чудо, да и только!
  Отдельно стоит отметить, что у каждого из ди Роминели были прихвачены фляги с изумительным старинным вином, которое они любезно предложили графу, а тот, естественно, отказываться не стал. Увы, но вскоре де Линей понял, что с вином он здорово перебрал, хотя выпил совсем немного. Тем не менее, от охоты граф отказываться не захотел, и вскоре сделал неудачный выстрел по дикому поросенку, который притаился в кустах... К несчастью, стрела попала не в кабана, а в двоюродного брата графа де Линей. Разумеется, на охоте случается всякое, в том числе и такие трагические ошибки, но дело осложнялось тем, что отношения этих двоих были, как говорится, хуже некуда. В чем состояли разногласия, что было тому причиной - это граф уточнять не стал, сказал лишь, что взаимная неприязнь тянулась достаточно давно, и была едва ли не притчей во языцех. И хотя де Линей, поняв, что ранил кузена, бросился к нему, с первого можно было понять, что сделать уже ничего нельзя. К тому же так получилось, что рядом никого не было, кроме людей из клана ди Роминели, и граф, понимая, что во всем обвинят его, сидел на месте, схватившись за голову, и, не чувствуя вкуса, глотал вино из очередной фляжки, которую ему протянул некто из семейства ди Роминели.
  Думаю, лишним будет упоминать о том, что члены семейки ди Роминели крепко взяли в оборот потрясенного графа, который и без того находился едва ли не в шоковом состоянии. Для начала ему сообщили, что все присутствующие были свидетелями того, как господин де Линей собственноручно убил своего родственника, после чего (все были тому свидетелями) хотел бежать с места преступления. Любому здравомыслящему человеку понятно, что наказанием за предумышленное убийство родственника может быть только одно - плаха, и тут не спасет ни титул, ни происхождение. Конечно, в любой семье бывают трения, но чтоб дойти до такого!.. Какой позор для представителя столь уважаемого и высокородного семейства! Конечно, господа ди Роминели могут и промолчать об увиденном, потому как умные люди всегда могут столковаться промеж собой к обоюдной выгоде, но это можно сделать только в том случае, если достопочтенному аристократу хочется жить, причем жить без позора...
  Дело кончилось тем, что граф согласился подписать дарственную - в тот момент, под впечатлением гибели родственника, и, будучи едва ли не в стельку пьяным, он не вполне осознавал всех последствий своего поступка. Отчего-то ему казалось, что как только он подпишет бумагу, так сразу же и закончится весь этот кошмар...
  Что же касается погибшего кузена, то его тело каким-то образом умудрились вывезти из леса незамеченным, и на следующий день объявили о том, что тот скончался от апоплексического удара. Похороны прошли быстро, скромно, благо семьей кузен так и не обзавелся, с родственниками отношений не поддерживал из-за своего скандального характера, и по этой же причине у кузена не было ни друзей, ни приятелей. Ну, а граф де Линей, протрезвев наутро, чувствовал себя полным ничтожеством, который не только убил родственника, но еще и смалодушничал, а вместе с тем оставил нищим своего единственного сына, но изменить хоть что-то было уже невозможно.
  Правда, немного придя в себя после произошедшего, и будучи в состоянии здраво рассуждать, граф понял, что в этом деле хватает нестыковок. Хотя де Линей во время охоты и находился хорошо "под мухой", но какая-то часть его сознания, тем не менее, все же улавливала все происходящее. Что именно смущало графа? Многое...
  Прежде всего, непонятно, откуда во время охоты вдруг рядом с графом появился кузен - его рядом и близко быть не должно! Более того - родственник вообще не был приглашен на ту охоту, а появляться незваным - это дурной тон, и кузен всегда придерживался установленных правил поведения! Если же говорить о кабане, то самого зверя господин де Линей не видел - просто неподалеку зашуршали кусты, и оттуда донеслось характерное похрюкивание животного. Именно в те кусты граф и пустил стрелу, только вот стрелял он довольно низко, стараясь наверняка поразить кабана, а стрела вошла кузену прямо в сердце. Если же учесть, что родственник был человеком высокорослым, то вряд ли он мог спрятаться за сравнительно низкорослым кустарником, и попасть так высоко стрела никак не могла! Более того: судя по наклону стрелы, торчащей в теле родственника, стреляющий должен был быть едва ли не одного роста со своей жертвой, а де Линей - человек не ахти какой высокий. А еще, помнится, перед началом охоты кто-то стащил из колчана графа несколько стрел с приметным оперением... Вдобавок ко всему это странное вино, после нескольких глотков которого невероятно быстро хмелеешь... К тому же и сама дарственная появилась что-то уж очень быстро, словно ее подготовили заранее, и от графа требовалось всего лишь поставить свою подпись на этом документе. Были и еще кое-какие шероховатости, да только что теперь об этом думать?! Все одно сейчас никому и ничего уже не доказать, хотя к этому времени де Линей уже понял, что все это называется грубым словом - подстава, и он, смалодушничав на мгновение, крепко влип в эту паршивую историю... Так и приходится жить с этим грехом на душе...
  - Сами посудите... - граф потер рукой лоб. - Как я могу рассказать об этом Тео?
  - И все же вам придется это сделать, и чем быстрей, тем лучше... - твердо произнес Крис. - Иного выхода нет, и быть не может. Не хватало еще, чтоб какой-либо "доброжелатель" поведал Тео о вашей тайне, при этом лихо мешая правду с ложью, и перевернув все с ног на голову. Вот тогда вам оправдываться перед сыном будет куда сложней.
  - Как это ни печально признавать, но вы, кажется, правы... - вздохнул де Линей. - Возможно, мне давно уже следовало все рассказать Тео, но... Страшно даже подумать о том, что сын, узнав правду, будет меня презирать.
  - Граф, поверьте - многие завидуют вашим теплым отношениям с сыном, и не думаю, что та история способна разрушить эти прочные семейные узы...
  - Ой!.. - я только что не хлопнула себя ладонью по лбу. - Вспомнила! Знаете, один из членов семейки ди Роминели прекрасно умеет подражать чужим голосам - об этом мне как-то супруг упоминал, считая подобное настоящим талантом! А еще бывший муж говорил, что у его родича особенно хорошо получается копировать голоса зверей и птиц - не отличить от настоящих! Да и рост у того человека немалый... А звать этого умельца, если мне память не изменяет, Лудо Турон ди Роминели... Правда, ничего не могу сказать о том, насколько умело тот человек владеет луком и стрелами.
  - Да, граф, как говорили мои знакомые на рудниках - кажется, вас развели по-полной... - вздохнул Крис. - Ну, если учесть ваше более чем приличное состояние и обширные земельные угодья, то понятны и те немалые труды, которые семейка ди Роминели приложила к этому делу. Эти люди ради обогащения пойдут на что угодно...
  - Давайте лучше решать, что будем делать дальше... - я решила сменить тему разговора. - Мы и без того сегодня слишком долго разговариваем...
  - А вам не кажется, что несколько мужчин, что сидят неподалеку от входа в храм, не сводят с нас глаз?.. - внезапно спросил Крис. - Только не оборачивайтесь, а не то они враз поймут, что мы их заметили...
  Не меняя выражения лица, я немного сменила позу и скосила глаза назад. Точно: четверо крепких мужчин находятся неподалеку от входа в храм. Вроде и одежда обычная, и лица ничем не примечательные, но, тем не менее, в этих людях было что-то общее. Возможно, в любое другое время я бы не обратила на них особого внимания, но сейчас невольно отметила про себя, что у них уж слишком внимательный взгляд для молящихся, на лицах благостности маловато, да и сидят эти люди по двое с каждой стороны от главного прохода. Не знаю, по какой причине, но четверо мужчин словно выделялись из числа немногочисленных прихожан. Тут даже мне понятно: стоит нам подойти к выходу, как эти люди встанут со своих мест и направятся вслед за нами, так что из храма мы выйдем, словно под конвоем, причем двое пойдут впереди, а двое сзади, не позволяя нам сделать хоть шаг в сторону. Возьмут нас, словно в клещи, и уйти от этих людей мы вряд ли сумеем. Можно сказать только одно: мы, кажется, попались...
  - Давно ты их заметил?.. - поинтересовалась я у Криса, удивляясь собственному спокойствию.
  - Минут десять назад, или чуть меньше. Вначале не обратил внимания - мало ли кто приходит в храм!, но сейчас все больше убеждаюсь, что они заявились по наши души.
  Интересно, кто это - стражники, или люди ди Роминели? Вообще-то я склоняюсь ко второму варианту. Единственное, что радует - здесь, в храме, нас вряд ли будут задерживать. Почему? Прежде всего, подобное запрещено, но если эти люди все же попытаются это сделать, то вряд ли задержание пройдет тихо, мирно, без скандала и драки, то бишь наверняка привлечет к себе немалое внимание, и слухи о произошедшем пойдут гулять по столице. Кроме того, по закону каждый, кого задерживают в церковных стенах, однозначно попадает под юрисдикцию церковных властей, которые вряд ли отдадут задержанных хоть кому-либо без должного расследования и решения церковного суда. Конечно, архиепископ Петто может поспособствовать тому, чтоб нас долго не держали в церковной тюрьме, но все одно на это уйдет какое-то время, и к тому же может привлечь к себе излишнее влияние светских властей, а семейке ди Роминели лишний шум точно не нужен - эти люди привыкли втихую обтяпывать свои дела. Вывод может быть только один: нас схватят сразу же, как только мы пересечем порог храма.
  Итак, нас все же выследили... Хотя что меня удивляет? Чего-то подобного нам следовало ожидать уже давно, и просто удивительно, что мы еще на свободе, ведь и без того суемся куда можно, и куда нельзя, а в последнее время и вовсе стали слишком беспечны. Мой бывший свекор ясно дал понять графу де Линей, что раз тот не боится разорения, значит, дарственной уже нет, а передать ее графу могли только мы, и почти наверняка эта связь между ним и нами поддерживается и сейчас. Вполне естественно, что Лудо Мадор приказал своим людям проследить за господином де Линей в надежде на то, что тот выведет их на беглых каторжников, то есть на нас. Да и случайная встреча с Поланом тут явно сыграла свою роль, и подтолкнула мысли господина ди Роминели в нужном направлении. Лудо Мадор должен знать, что здешний настоятель - близкий родственник графа де Линей, а надежных мест для встреч у беглецов не может быть много, и храм для этого подходит как нельзя лучше. Вообще-то мы и сами во многом виноваты - надо было еще при прошлой встрече с графом сообразить, что нас тут могут искать, и заранее договориться о будущих встречах в ином месте, а мы понадеялись на привычное "авось"... Ладно, не стоит понапрасну себя ругать, надо выпутываться из очередной передряги.
  Впрочем, мне и без слов было понятно, что точно такие же мысли были и у Криса, да и граф де Линей вовсе не собирался в отчаянии хвататься за сердце и взывать к Небесам. Мы больше не стали вести долгих разговоров - и без того с ними затянули куда дольше, чем нужно. Зато теперь буквально за несколько минут обсудили все необходимое, после чего граф неторопливо направился к выходу. Как мы и думали, задерживать его никто не стал, и граф спокойно покинул храм. Все верно: господин де Линей этим людям не нужен, да вряд ли кто-то дерзнет напасть на законопослушного человека, аристократа древнего рода, ведь он ни от кого не прячется, ни в чем противозаконном не замечен, и к тому же хорошо известно, где живет этот высокородный господин, и где его можно найти в случае необходимости...
  Другое дело - мы с Крисом, тем более что господа ди Роминели наверняка уже стосковались по встрече с нами, и выпускать нас из своих лап они не намерены, только вот нам с этой благородной семейкой встречаться совсем не хочется. Вопрос в том, кому повезет на этот раз...
  Итак, нам тоже пора уходить, и надеемся, что те четверо, что сидят у входа, не пойдут следом за нами к запасному входу в храм, хотя понятно, что и возле тех дверей нас уже наверняка поджидают. Недаром, когда мы с Крисом встали со своих мест и направились внутрь храма, ни один из тех четверых мужчин за нами не пошел - зачем, если деться нам все одно некуда, а оба входа в храм перекрыты? К тому же те четверо уверены, что мы сочли их обычными прихожанами. Ну и хорошо...
  Когда мы вновь оказались в коридоре, ведущем к запасной двери, то направились не к ней, а бросились в крохотный боковой коридорчик, ведущий в подвал - о нем нам рассказал граф де Линей. Все же здесь настоятелем был его близкий родственник, и граф хорошо знал, что и где находится в этом храме, потому как сам время от времени жертвовал сюда немалые деньги. По счастью, днем дверь в подвал не закрывалась, и потому мы беспрепятственно проникли туда. Как и следовало ожидать, внутри было довольно темно, свет шел лишь из небольшого оконца, расположенного вровень с землей. Стены подвальчика были заставлены шкафами, старой мебелью и еще невесть чем, но, тем не менее, по подвалу можно было спокойно пробираться - как видно, за порядком тут следили. Ранее граф коротко пояснил нам, что это оконце можно открыть изнутри, потому как иногда грузы, которые привозят в храм, заносят не с запасного входа, а прямиком через это оконце сразу сгружают в подвал, который заменяет склад. Хочется надеяться, что наши преследователи или не знают об этом оконце, или же твердо уверены, что мы намерены покинуть храм через обычный вход.
  Осторожно открыв окно, я мысленно возблагодарила настоятеля за то, что тот поддерживал должный порядок во вверенном ему храме, во всяком случае, петли на окнах были хорошо смазаны, и потому окошко открылось совсем бесшумно. Светлые Боги, сделайте так, чтоб рядом с этим местом не оказалось никого из посторонних!
  Первым наружу выбрался Крис, а затем, не поднимаясь на ноги, помог выкарабкаться и мне. Пока он осторожно закрывал окно, я осматривалась по сторонам. Оказывается, мы находились в том же дворике, где совсем недавно беседовали с Поланом, а это значит, что если мы только сунемся за угол, или же вдруг некто из тех., кто сейчас дежурит у запасного входа в храм, вдруг заглянет сюда, то нам придется плохо.
  - Давай туда... - почти что прошептал Крис, кивая головой в сторону. Там, между двух невысоких каменных строений находился узкий проход. Пожалуй, протиснуться через него мы сумеем, а потом нам надо будет как можно быстрей уносить отсюда ноги.
  Однако когда мы оказались за пределами храмовых стен, то нас ждала новая неожиданность, во всяком случае, я, взглянув вперед, шагнула в растущие рядом кусты, потянув за собой Криса.
  - Прячься!
  - В чем дело?.. - присев на корточки, Крис осматривался по сторонам.
  - Карету видишь? Ну, ту, что стоит едва ли не напротив?
  - Конечно, вижу! Ее только слепой не заметит. И что? Карета как карета, ничего особенного...
  И верно: едва ли не сразу же за кустарником находилась проезжая дорога, хотя здесь, на задворках храма, редко кто ездил. Люди тут в основном ходили, и то их было немного - так, редкие прохожие. Можно сказать, здесь был маленький тихий уголок в шумном городе. Потому-то вполне естественно выглядела стоящая на дороге простая темная карета, запряженная парой лошадей - казалось, что хозяева этого экипажа удалились в храм, и скучающий кучер дожидается их возвращения. Вои, и окошечки у кареты задернуты - там, скорей всего, никого нет...
  - Знаешь, кому принадлежит эта карета?.. - продолжала я вполголоса. - Семейке ди Роминели! Я ее сразу узнала - в ней обычно управитель ездил, или хозяева прислугу по лавкам и магазинам отправляли. Как видно, ди Роминели прикатили в столицу вместе с кое-какой челядью - не для себя же они эту простую карету пригнали!
  - А сейчас кто-то внутри кареты ждет, когда нас притащат, чтоб к хозяевам отвести... - мрачно добавил Крис. - Значит, мы не ошиблись - в храме были люди ди Роминели... Давай-ка мы с тобой отсюда убираться, причем надо сделать все, чтоб нас не заметили. Может, попробуем кустами...
  Больше Крис ничего сказать не успел, потому что приоткрылась дверь кареты, и хорошо знакомый мне голос чуть раздраженно произнес:
  - Эй, ты, иди сюда!
  - Что угодно вашей милости?.. - кучер стряхнул с себя дремоту, и враз оказался возле окошечка кареты.
  - Иди к наемникам и поинтересуйся, отчего они там так долго копаются! Сколько еще можно ждать? Они там что, до ночи время тянуть собираются? Скажи, чтоб поторопились!..
  Надо же, сам Лудо Шарлон соизволил сюда заявиться! Ну, насколько я знаю характер этого человека, по своей воле он сюда бы не пошел, а, значит, красавец прибыл за нами по приказу своего отца. Судя по голосу, нынешний наследник семейства ди Роминели теряет терпение, а, значит, и нам следует уходить сразу же, как только кучер скроется с наших глаз.
  Только вот у Криса по этому поводу было иное мнение. Кивнув мне в сторону кареты, он прошептал:
  - Ну что, рискнем?
  Вообще-то мне следовало бы покрутить пальцем у виска, и сказать Крису что-то вроде того, что я еще не окончательно сбрендила, и нам надо делать ноги, а не влезать в новую авантюру, только вместо этого, провожая глазами уходящего кучера, я почему-то произнесла:
  - А почему бы и нет?
  Действовать пришлось быстро, потому как время было дорого. Нам понадобилось всего несколько мгновений, чтоб добежать до кареты, распахнуть дверцу, после чего Крис, не жалея сил, хорошенько врезал кулаком по подбородку Лудо Шарлону, в вольготной позе расположившемуся внутри кареты. Этого хватило, чтоб глаза у красавца закатились, и он безвольно сполз на сидение.
  - Дальше одна справишься?.. - обернулся ко мне Крис.
  - Да. Ты, главное, не медли, постарайся отогнать карету в тихое местечко, где нас не побеспокоят...
  Забравшись внутрь кареты и захлопнув дверцу, я схватила лежащую на сиденье веревку, и быстро принялась связывать руки лежащему без сознания Лудо Шарлону, невольно прислушиваясь к звукам, доносящимся извне. Тем временем Крис, сидя на козлах кареты, вовсю понукал лошадей, стараясь отогнать карету от храма как можно быстрей. Хм, кажется, все более или менее спокойно, никаких криков или требований немедленно остановиться я не слышу...
  К тому времени, когда карета остановилась, и Крис вновь появился внутри кареты, Лудо Шарлон уже стал приходить в себя. Крис же, посмотрев на связанного красавца, который пытался сообразить, что происходит, лишь усмехнулся:
  - А ты на него не слишком много веревок накрутила? У господина ди Роминели ноги сейчас, словно в коконе, да и на руках их намотано предостаточно...
  - Это чтобы уважаемый Лудо Шарлон понял, что те веревки, которые были припасены для нас, грешных, все же пошли в дело... - пояснила я. - А заодно, чтоб он уразумел, каково это, когда тебя отпутывают, ты ничего не в состоянии предпринять, чувствуешь себя пленником и не видишь выхода из сложной ситуации.
  - Против подобного возражений нет... - согласился Крис.
  - Спешу сообщить, что наш пленник пришел в себя... - продолжала я. - Но пока что он помалкивает - видимо еще не решил, как ему следует вести себя с нами, жестокими и безжалостными похитителями.
  - Похвальная предусмотрительность... - кивнул головой Крис. - Приятно иметь дело с разумным человеком. Кстати, господин ди Роминели, как вы себя чувствуете? Надеюсь, мы с вами сумеем спокойно переговорить друг с другом, а не то в последнее время нервы у меня всерьез разболтались, начинаю теряю контроль над собой, а в столь неадекватном состоянии я способен на довольно жестокие поступки. Кстати, кричать тоже не советую - мы находимся возле старого парка, и гуляющих тут немного, так что единственным итогом ваших криков окажется пара выбитых зубов, что, господин ди Роминели, без сомнений, сделает вашу восхитительную улыбку менее пленительной.
  - Советую всерьез отнестись к этим словам... - посоветовала я. - Ваша семейка приложила руку к нашему нынешнему непростому положению, так что тебе повезет, если останешься живым и с неповрежденными конечностями. Правда, для этого тебе придется быть с нами откровенным.
  - Оливия, несмотря ни на что, рад тебя видеть... - правда, особой радости в голосе Лудо Шарлона было что-то незаметно. К этому времени он уже успел сделать кое-какие вводы насчет своего невеселого положения, и, надеюсь, особо изворачиваться он не станет.
  - Не могу сказать того же насчет себя... - чуть усмехнулась я. - Но давай не будем вспоминать о прошлом - в нем слишком мало радостных минут.
  - Тогда поговорим о настоящем... - Лудо Шарлон попытался перехватить инициативу в свои руки. - Вы преступили всяческие границы, когда похитили меня...
  - А вот этого пустословия не надо!.. - оборвал Крис. - Нам давно следовало поговорить, однако обстоятельства сложились таким невеселым образом, что иначе вас, господа ди Роминели, к откровенной беседе не подтолкнуть. Вот и пришлось прибегнуть к несколько экстравагантному способу общения, для чего первым делом было необходимо уйти от тех, кого вы послали, чтоб захватить нас, грешных. Надеюсь, вы не будете отрицать того, что в этой карете совсем недавно ожидали нашего появления, только со связанными руками и в сопровождении нанятых вами людей, но мы опять сумели выскользнуть...
  - Меня уже наверняка ищут... - а Лудо Шарлон быстро приходит в себя, ранее он не был столь выдержанным и хладнокровным. Похоже, что звание наследника благородного семейства придало ему уверенности в себе. - И наверняка те люди поняли, что к моему исчезновению причастны вы двое. Вы хоть догадываетесь, что с вами сделают, когда поймают, а это обязательно случится?
  - А чего гадать?.. - в голосе Криса прозвучали философски нотки. - Если поймают - узнаем, а если нет, то пусть это останется для нас неразгаданной тайной, и горевать по этому поводу мы не станем. Поговорим о другом...
  - Скажите, что вам обоим нужно от нас? Чего вы добиваетесь своими неразумными поступками?
  - А сам-то как думаешь?.. - искренне удивилась я. - Мы с Крисом, то есть с виконтом Герсли, оба пострадали от действий вашей семейки. Хочется, знаешь ли, справедливость восстановить и от плахи отойти как можно дальше.
  - Значит, он для тебя уже Крис... - хмыкнул Лудо Шарлон. - Правильно мой брат предполагал, что тебе нельзя доверять, и что ты готова вешаться на шею любому.
  - Предположим, к этой мысли его постоянно подталкивала твоя супруга, в чем она мне откровенно призналась, когда осчастливила несчастную заключенную своим присутствием в тюрьме. Именно вы двое и направляли ревность моего мужа в нужном направлении.
  - Тем не менее, в чем-то моя жена была права... - Лудо Шарлон покосился на Криса. - Где же ваши высокие моральные принципы, сладкая парочка?
  - Когда оказываешься в тюрьме, то кое-какие представления о жизни, знаешь ли, несколько меняются.
  - Заметно.
  - Уж не ревновать ли ты вздумал?
  - Я не так глуп.
  - И это говорит человек, с которым я стояла у алтаря, и который клялся мне в вечной любви! Если мне не изменяет память, то ты и после того, как отдал меня своему брату, пытался изъясняться передо мной в своих высоких чувствах...
  - А я и не спорю, что ты мне нравилась... - кажется, этот человек не лгал. - И даже очень нравилась...
  - Но не настолько, чтоб идти против приказа отца и брата!
  - Что я мог поделать в той ситуации? Я был вторым сыном в семье, а не наследником, то есть поневоле вынужден подчиняться отцу и старшему брату. Мне было приказано жениться на тебе - и я это сделал, а иначе ты за моего братца ни за что бы не пошла! Он же заявил, что влюбился в тебя с первого взгляда, и привык получать то, что хочет! Ему нужна была по-настоящему красивая и знатная жена - надо же улучшать внешность будущих детей, совершенствовать породу, ведь с таким уродливым обличьем, как у Лудо Уорта, планы отца могли бы не сработать. Сама подумай: кто ж пойдет за подобным королем, да еще и со столь паршивым и мстительным характером, как у него?! Тут хотя бы наследники нужны с более или менее привлекательной наружности. Впрочем, в его случае вряд ли могло помочь хоть что-то, и ваши с Лудо Уортом детушки внешностью наверняка уродились бы в своего папашу, при виде которого воротит любого...
  Тут Лудо Шарлон умолк - понял, что невольно проговорился, ведь только что он едва ли не прямо сказал нам то, о чем мы догадывались и сами, то есть что конечным итогом всех планов и расчетов семейки ди Роминели должен стать королевский трон нашей страны. Ладно, сделаем вид, что пропустили мимо ушей эту оговорку.
  - Жаль только, что о моих чувствах в то время никто не подумал... - я и сама не ожидала, что в моих словах будет столько горечи. - И то, что хочется мне, и к чему я стремлюсь - это никто из вас тоже не счел нужным принять во внимание.
  - А мы не ожидали, что ты способна на такое - украсть документы! Вот тебе и бессловесная забитая тихоня, происходящая из древнего рода и получившая прекрасное воспитание! Нонсенс! До сих пор не знаем, где ты умудрилась спрятать похищенные бумаги! Я уж не говорю про то, что ты умудрилась не только сбежать из тюрьмы, но еще и удрать с каторги! А вдобавок ко всему нам стало известно, что по тем векселям ты уже получила деньги, а кое-какие документы отдала в чужие руки, причем наверняка бесплатно... Это что - такая форма мести? Вот уж бабская логика, которую мне трудно понять!.. Ничего, мы еще вернем под свою власть всех тех, кто невесть с чего вообразил себя свободным от когда-то подписанных обязательств! Оливия, послушай доброго совета: верни хотя бы оставшиеся бумаги, и молись о том, чтоб мой отец тебя простил, ведь по твоей вине рухнула часть планов, которые он строил много лет.
  - С милосердием Лудо Мадора я хорошо знакома.
  - В какой-то мере его можно понять.
  - А зачем вы моего отца убили? Не отпирайся - твоя жена мне обо всем рассказала. Мой несчастный отец не имел ко всей этой истории никакого отношения!
  - Да какая разница?! Это был приказ моего отца - кровь за кровь. Все по закону, так что совершенно не понимаю твоего возмущения. Да ты нам в ноги должна поклониться за то, что всю твою остальную родню не тронули! Так что если хочешь жить, то верни имеющиеся документы, и моли всех Богов, чтоб среди них еще оставались те, что позарез нужны моему отцу. В ином случае он тебя в порошок сотрет.
  - А ты изменился, и не в лучшую сторону... - задумчиво сказала я. - Ранее был более мягким, иногда даже совестливым, а теперь по ухваткам куда больше смахиваешь на своего отца, Лудо Мадора...
  - Ты тоже не похожа на прежнюю наивную девочку, которая любила меня... - оборвал меня Лудо Шарлон, которого отчего-то задели мои слова.
  - Я никогда не любила тебя по-настоящему, вернее, мои чувства по отношению к тебе не успели стать глубокими. Все было куда проще: меня бросил жених, а тут приехал такой неотразимый красавец, который клялся и божился, что влюбился в меня с первого взгляда... До настоящей любви у нас просто не дошло: ты выполнял приказ, а я в глубине души хотела досадить Полану... Правда, твоя дорогая супруга затаила на меня злобу - ведь ты изменял ей со мной, пусть и по ее невольному согласию! Кстати, с супругой тебе повезло - она за тебя любому глотку перегрызет. И подталкивает тебя в нужном направлении тоже она.
  - Да, мы с Реной хорошо понимаем друг друга... - усмехнулся Лудо Шарлон. - Как сказано в церковных книгах - муж и жена должны быть опорой друг другу в радости и печали. Ее даже мой отец ценит, хотя и считает недалекой, а он к женщинам редко относится с уважением.
  - Знал бы он еще, что столь ценимая им невестка готова собственноручно его отравить, когда сочтет, что свекор стал помехой...
   - Оставим лирику в стороне... - нахмурился наш пленник. - Верни документы, добром прошу - для тебя это последний шанс остаться в живых.
  - Мне доставит куда большее удовольствие одна лишь мысль о том, что достопочтенный Лудо Мадор ди Роминели останется без этих бумаг... - покачала я головой. - Лучше я их сожгу, но мой бывший свекор их точно не получит.
  Разумеется, у нас с Крисом уже не было тех бумаг - они уже все находились у королевы Эллен, только вот Лудо Шарлону об этом пока что знать не стоило.
  - Оливия, слушая эти высказывания, я начинаю сомневаться в твоих умственных способностях... - огрызнулся красавец. - Все же пребывание в тюрьме самым пагубным образом сказалось как на душевных, так и на...
  - А ну, хватит!.. - почти что приказал Крис, обрывая высказывания Лудо Шарлона. До этого момента Крис не вмешивался в наш разговор, но сейчас решил, что мы уже достаточно впустую сотрясали воздух. - Не вам читать проповеди о морали и нравственности! Именно по приказу вашей семейки был убит мой брат, а вину свалили на меня!
  - У суда сложилось иное впечатление... - ухмыльнулся наш пленник. - Вы признаны братоубийцей. Это же мнение полностью разделяет и ваш отец, почтенный герцог Тен. Насколько мне известно, он публично отрекся от вас, виконт, и выразил искреннее желание, чтоб правосудие наказало виновника полной мерой. Что ж, дурная кровь бывает во многих семьях, в том числе и самых родовитых.
  - Интересно, для чего вам все это было нужно?.. - устало поинтересовался Крис. - Уж не для того ли, чтоб сын, рожденный его новой женой (которая, кстати, родом из вашего милого семейства) стал наследником титула и состояния моего отца? Что, стараетесь заполучить в свои руки все, что только возможно? В этом случае у вас вряд ли осуществиться задуманное, ведь у нашего отца есть еще один сын, а у него уже имеется семья, так что очередь из наследников достаточно длинная... Или ваша мерзкая семейка нацелилась и на них?
  - Попрошу без оскорблений, потому что с такими отбросами, как вы, ни один порядочный человек не станет общаться, дабы не нанести ущерб своей репутации... - процедил Лудо Шарлон. - Впрочем, вы, как я вижу, уже нашли друг друга - мужеубийца и братоубийца. Очаровательная компания, и общение между вами соответствующее...
  - Ну, вот что... - сейчас мне стало понятно, что Крис не намерен шутить. - Я, в отличие от госпожи Оливии, долгие беседы вести не намерен, да и вы мне совсем не нравитесь...
  - Тут наши чувства взаимны... - красивые губы Лудо Шарлона скривила презрительная улыбка.
   - Так вот, господин ди Роминели... - Крис не обратил внимания на это высказывание. - Так вот, вы сейчас ответите мне на кое-какие вопросы, а иначе...
  - Ничего я вам говорить не собираюсь. И пугать меня не надо - это, право, бесполезное занятие.
  - Я так не считаю. Начнем с того общеизвестного утверждения, будто шрамы украшают мужчин, вот только вы вряд ли разделяете это мнение. А теперь самое главное: или вы сейчас будете со мной откровенны, или вас можно будет без колебаний вычеркнуть из числа самых красивых мужчин страны. Сейчас вы вполне обоснованно гордитесь своей прекрасной внешностью, и привыкли ловить на себе восхищенные взгляды, но без зубов и носа, с покрытыми шрамами лицом и подрезанными на ногах сухожилиями...
  - Вы не посмеете!
  - Да?.. - искренне удивился Крис. - А кто мне это запретит? И чего мне бояться? Считайте, что это всего лишь небольшая расплата за то, что вы убили моего брата. Как вы нам только что сказали - кровь за кровь, верно? У меня, если вы помните, по решению суда имеется пожизненное заключение на рудниках, то бишь бессрочная каторга, а по совокупности с побегом вполне могут и на плаху отправить, чтоб даром не переводить государственные харчи на такого отпетого преступника с садистскими замашками... Так что выбор за вами, пока еще прекрасный Лудо Шарлон ди Роминели...
  ...Когда мы с Крисом шли по улице, я сказала:
  - Наверное, все же не следовало разрезать ему веревку на руках...
  - Как раз наоборот... - покачал головой Крис. - Не хватало еще, чтоб некто увидел спеленатого по рукам и ногам господина, и позже на основании свидетельских показаний нас обвинят еще и в издевательствах над членом высокородной семьи. Мы разрезали всего одну веревку, так что пока Лудо Шарлон скинет все петли с рук, пока распутает ноги, на которые ты накрутила едва ли не всю веревку, что была в карете... На все это у него уйдет не менее получаса, а потом господин ди Роминели пусть отправляется по своим делам. Хотя не исключаю и того, что некто заглянет в карету до того времени, и поможет освободиться прекрасному господину Лудо Шарлону...
  - Интересно, он поведает своему отцу о том, что вынужден был рассказать нам кое-что из планов, что строит их милая семейка?
  - А сама как считаешь?
  - Расскажет обязательно... - кивнула я головой. - Причем, чтоб отец не особо ругался насчет произошедшего, изобразит из себя жертву, которую чуть ли не пытали. Что ни говори, но мой бывший свекор человек весьма властный, крепко держит в своих руках власть над все семьей, все решения принимает самолично, и потому Лудо Шарлон со спокойной душой свалит на него очередную проблему - пусть у папаши голова болит о том, что надо делать в ближайшее время, и как следует поступать с новыми сложностями. Уверена, что Лудо Шарлон делает все, чтоб вырваться из плотной опеки папаши, но достигнуть подобного совсем непросто.
  - Тем не менее, я уверен, что всей правды он нам так и не сказал.
  - Конечно, не сказал... - согласилась я. - Открыл лишь небольшую часть, но неразумно требовать от него больше - или соврет, или отговорится незнанием... А вот мы и пришли.
  Неприметный маленький дом, куда мы сейчас входили, находился в бедном районе столицы. Почему мы решили остановиться здесь? Да просто больше пойти нам было некуда, и к тому же сюда сейчас перебрался Летун, старый взломщик сейфов. По его утверждениям, место это было вполне безопасное - тут живет его старый друг, который давно отошел от дел по причине весьма преклонного возраста. Ну, не знаю насчет возраста - этот дед, и верно, передвигался с большим трудом, но вот взгляд у старикана был цепкий, да и рассуждал он весьма здраво. Судя по всему, дедусе, несмотря на физическую немощь, до старческого маразма еще далеко. Еще нам было сказано, что этому человеку можно полностью доверять.
  - Где это вы ходили так долго?.. - недовольно поинтересовался Летун. Сейчас он вместе с хозяином дома, сидел за грубо сколоченным столом, и ковыряли какие-то железки. - Я уж не знал, на что и думать!
  - От преследования еле ушли... - Крис присел на скамью. - Есть какие-нибудь новости?
  - Не без того... - кивнул головой Летун. - Только вы сначала расскажите, что с вами произошло, а уж потом и я кое-что поведаю.
  - Можно и рассказать... - согласился Крис. - Только нам с госпожой Оливией надо будет уехать из столицы на пару дней.
  - Куда это вас нелегкая понесла?.. - нахмурился Летун.
  - Есть такое место под названием Золотые Поляны. Нам надо сегодня же отправиться туда, причем необходимо добраться до этих земель до полуночи. Летун, срочно нужна ваша помощь в покупке лошадей, и сделать это надо как можно быстрей!
  Показалось мне, или нет, но Летун со своим старым приятелем обменялись мимолетными взглядами. Интересно...
  - И что вы там забыли, в этих самых Золотых Полянах?.. - буркнул Летун. - Только говорите правду, без вранья.
  - Там у моего старшего брата находится имение... - вздохнул Крис. - Сейчас брат вместе со всей своей семьей отдыхает в тех самых местах, и, как мы узнали, в ближайшее время на них всех будет совершено покушение. Проще говоря, спалят дом со всеми, кто там находится. Надо предупредить брата, чтоб беды не случилось.
  - Откуда тебе это известно?
  - Кое-кого тряхнуть пришлось.
  - Поподробнее можно?
  - Боюсь, что времени на разговоры нет.
  - Найдете... - отмахнулся Летун. - Я с вами отправлюсь, вот по дороге и поговорим.
  - С нами? Но зачем?! Вы нам что, не доверяете?
  - Ну, пошла болтовня... - старик отодвинул от себя железку непонятного вида, которую все это время держал в руках. - Раз говорю - надо, значит, мне надо там быть... Ладно, скажу, раз вам так неймется: я и сам сегодня же намеревался поехать в эти самые Золотые Поляны, потому как туда человечек один отправился, с которым мне очень надо переговорить. Не успокоюсь, пока не пообщаюсь с ним наедине, и от всей души. Он, правда, вряд ли хочет говорить со мной, и даже вовсю избегает нашей встречи, но это уже другой вопрос...Надо же, как наши интересы совпали!
  - Не понимаю... - чуть растерялся Крис. - О ком идет речь?
  - Да чего там не понимать?.. - даже удивился старик. - Дело-то проще простого: иногда богатые люди подряжают народ на темные дела, и за работу платят неплохо... А сейчас нужный мне человек на Золотые Поляны уехал, причем как раз на такой вот приработок, и причем поехал не один. Соображаете, в чем дело? Вот и мне туда надо, только не за приработком...
  Все ясно - Лудо Шарлон нас не обманул, и наемники уже уехали. Дело в том, что Лудо Мадору необходимо избавиться от старшего сына герцога Тен и всей его семьи - вот тогда единственным наследником титула и всего состояния окажется самый младший сын герцога, который родился в браке с представительницей семьи ли Роминели. Разумеется, гибель целого семейства надо обставить так, чтоб, как говорится, комар носа не подточил, а все происшествие должно выглядеть несчастным случаем, каковые случаются не так и редко. Н-да, Лудо Мадор времени даром не теряет, и внедряет в действие свои далеко идущие планы
  - А почему вы не хотите дождаться возвращения этого человека в столицу?.. - не могла понять я.
  - Потому что не хочу... - Летун посмотрел на меня так, что спрашивать что-либо еще у меня пока что не было желания. - А еще мне недавно передали, будто меня разыскивает тот самый архиепископ - мол, поговорить со мной желает. Э, нет, шалишь - теперь у нас с ним будут другие разговоры! К тому же прощать я так и не научился, а теперь уже поздно этим заниматься. Глядя на ханжескую рожу архиепископа, могу сказать только одно: с этим человеком нельзя иметь дело, во всяком случае, до той поры, пока он не заплатит за работу вперед, и разом выдаст всю оговариваемую сумму. В любом другом случае обманет.
  - А кто вам сказал о том, что архиепископ ищет с вами встречи?.. - снова не сдержалась я.
  - Сорока на хвосте принесла... - буркнул дед. - Еще вопросы есть?
  Не знаю насчет Криса, а у меня вопросов полно. Ладно, со всеми постепенно разберемся.
Оценка: 9.18*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Н.Опалько "Я.Жизнь"(Научная фантастика) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"