Корнилова Веда: другие произведения.

Стылая, гл. 17

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.97*6  Ваша оценка:

  
  
  Когда "Серая чайка", наконец-то, стала подходить к причалу, то у меня уже не осталось сил радоваться тому, что наша дорога через море подошла к концу. Надо же, а я еще недавно была уверена, что как только наш корабль пришвартуется к причалу - в тот момент буду прыгать от счастья едва ли не до потолка. Сейчас же я чувствовала лишь огромное облегчение хотя бы потому, что заканчивается этот бесконечно трудный и нескончаемо долгий путь через море. Так поневоле и припомнишь добрым словом то время, когда я еще только направлялась в Зайрос - покой, безделье, и даже несколько томительная лень, о которой сейчас можно только вспоминать с тоской и завистью.
  Главной бедой было то, что в трюмы "Серой чайки" продолжала поступать вода, причем ее количество постепенно становилось все больше и больше - встреча с зириддарами не прошла бесследно, они, паразиты, все же сумели своими острыми мечами повредить обшивку судна, причем в нескольких местах. Хорошо еще, что щели сравнительно небольшие, а не то вода в трюмы "Серой чайки" поступала бы куда быстрей, и еще неизвестно, сумели бы мы ее вовремя откачивать. Страшно подумать, что могло случиться с кораблем, если б мы не сумели прогнать этих излишне воинственных морских обитателей. Заделать полученные пробоины не было никакой возможности, потому как если в трюмах уровень воды едва ли не по колено, то нереально отыскать те небольшие щели, через которые на корабль поступает вода. Потому так и получилось, что люди все свободное от вахты и сна время занималась тем, что круглыми сутками откачивали и убирали беспрестанно поступающую в трюм воду. Понятно, что от такой изматывающей работы мы все уставали все больше и больше.
  Мне было ничуть не легче остальных. Постоянное внимание нужно было уделять как раненым матросам, так и нашим святым отцам, восстановление сил и здоровья у которых шло очень медленно, да и отец Арн чувствовал себя, мягко говоря, неважно. Но главное, что требовало наших постоянных забот - это проблемы с принцем Гордвином. Ему становилось все хуже, рана на груди выглядела просто страшно - можно сказать, человек гнил заживо, но помочь ему было не в нашей власти - разрушенная колдовская татуировка делала свое темное дело. Мало того, что в каюте опального принца стоял крайне неприятный запах разлагающейся плоти, так вдобавок ко всему у парня начались приступы безумия, которые чередовались с краткими периодами просветления и сравнительно здравого рассудка. Но самое неприятное было в ином - в последнее время этот человек постоянно требовал, чтоб ему дали свежую кровь - мол, это его враз излечит. Возможно, в чем-то он был прав, только сейчас, естественно, и речи не могло быть ни о какой крови, да и взять ее было неоткуда, потому как ни у кого не было желания дать этому парню хоть каплю своей крови.
  Беда в другом: эти постоянные крики принца Гордвина были хорошо слышны морякам, потому как наш пленник не считал нужным сдерживать свой голос, и теперь моряки старались и близко не подходить к дверям каюты, где содержался опальный принц. Более того: усталые и раздраженные люди от этих криков все больше и больше выходили из себя. Дошло до того, что на нас троих - Коннела, Якуба и меня, моряки стали смотреть едва ли не с опаской: раз мы с таким упырем общаемся, то, может, и сами такими же стали?! В конце концов, команда едва ли не выставила условия капитану: мол, мы люди простые, но понимаем, что все беды начались после того, как этот непонятный человек оказался на "Серой чайке". За борт его - и вся недолга!..
  Неизвестно, чем бы все закончилось, если б Павлен не взял дело в свои руки. Ненадолго собрав моряков, он рассказал им душещипательную историю о том, как мы, прибыв в монастырь Святого Нодима, обнаружили там человека, который пришел в святую обитель откуда-то из глубин Зайроса. Монахи утверждали, да и сам несчастный подтвердил, что он является принцем Гордвином, сыном короля нашей страны. Мол, в свое время он отправился в Зайрос, желая лично осмотреть новые земли. Ну, молодость слишком самоуверенна, и оттого принц, взяв с собой всего лишь нескольких человек, направился в глубины этой страны, чтоб, вернувшись домой, по-возможности подробно рассказать о новых землях своему отцу, королю Корайну. Сейчас трудно сказать, с чем именно столкнулся парень в той дикой стране, но все его спутники погибли, а сам он в тех диких серьезно тронулся рассудком, и немного пришел в себя только в монастыре. Только вот этот молодой человек все одно не помнит, что с ним произошло, и каким чудом он оказался в монастыре - так, вспоминаются лишь какие-то обрывки... Более того: изо дня в день парню становилось все хуже и хуже. В общем, весьма печальная история. Естественно, оставить возможного наследника престола в монастыре не следовало ни в коем случае, и потому мы взяли его с собой, и, надо сказать, в дороге намучались с ним полной мерой! Конечно, судя по нынешнему сумеречному состоянию молодого человека, королем он вряд ли сможет стать, но следует хотя бы вернуть принца на родину, чтоб он попрощался с отцом перед смертью, ведь всем известно, что наш король тоже очень болен, и ходят печальные разговоры о его возможной кончине...
  Павлен был невероятно убедителен, рассказывая эту необычную историю, и ему, как это ни удивительно, поверили, пусть даже первоначально кое у кого оставались некие сомнения. Более того: Павлен сумел так ловко и достоверно ответить на все вопросы моряков, что те полностью уверились в услышанное, и с того времени их отношение к принцу Гордвину стало брезгливо-терпеливым, как к убогому, на которого не стоит обижаться, но и любить его они тоже не обязаны.
  Хотя Коннел не понимал, для чего стоило рассказывать матросам о том, кем именно является Гордвин, я прекрасно понимала логику Павлена. Вернувшись в нашу страну, моряки в тот же день разнесут по всему городу весть о том, что через несколько лет вынужденного отсутствии на родину вернулся наследный принц, только вот с головой у него того... Ну, вы понимаете, о чем идет речь! Сплетни и плохие известия разносятся по свету едва ли не со скоростью звука, так что уже через пару седмиц ( а то и раньше!) вся наша страна будет знать о возвращении из дальних стран молодого принца, да только вот нерадостным стало его появление дома - мало того, что в тех странах у наследника престола помутился разум, так вдобавок он там еще и заразу какую-то подхватил!.. Как вы думаете, после этого принца Гордвина многие будут считать хорошим претендентом на трон?
  Нисколько не сомневаюсь в том, что моряки с "Серой чайки" в должных красках распишут как самого принца, так и его странные поступки и желания, наверняка прибавят что-то и от себя, и наследник престола теперь приобретет кране негативную оценку в народе, а плохая репутация - это то, что крайне сложно исправить. К тому же вряд ли кто-либо из правящего лома Польнии все же рискнет по-прежнему разыгрывать карту с возвращением законного претендента на престол - сейчас уже не те обстоятельства, да и сам принц Гордвин на данный момент, можно сказать, фигура, сбитая с шахматной доски.
  В последние дни пути по морю "Серая чайка" заметно снизила свой ход, и причиной этого стала все та же вода, беспрестанно поступающая в трюмы корабля. Несмотря на постоянную откачку, ее уровень внутри корабля становился все выше, и судно все больше проседало в воде. Увы, тут уж ничего не поделаешь, и следовало радоваться хотя бы тому, что "Серая чайка" до сей поры была в состоянии оставаться на поверхности. Я рассчитывала на то ( и, надеюсь, небезосновательно), что корабль придет в мой родной порт, но, увы - оказывается, "Серая чайка" направлялась в Панкею - большой приморский город. Причина подобного решения была проще некуда: именно из Панкеи ближе всего добраться до столицы нашего государства, два дня пути - и мы там. Как я поняла, нам всем, тем, кто был на Птичьей Гряде - всем надо будет отправиться в столицу. Лично у меня против подобного решения возражений не было: хотя мне очень хотелось попасть домой, понятно было и то, что в первую очередь я должна где-то продать изумруды, и лучше всего сделать это в столице - там и цену за камни можно взять повыше.
  Вне моего ожидания, "Серая чайка" не стала заходить в шумный и многолюдный порт Панкеи, а отправилась чуть дальше, хотя матросы по приказу капитана подавали кому-то команды флажками. На мой удивленный вопрос " А почему мы не идем к причалу?" капитан Маркус покачал удивленно головой - а разве, мол, непонятно? Ну, встанем мы у причала, и если команда в прежнем темпе не будет откачивать воду из трюма, то через несколько часов корабль пойдет ко дну - вода ведь по-прежнему поступает через пробоины. Для того чтоб этого не произошло, "Серая чайка" сейчас прямиком направляется в ремонтный док, и там уже встанет на одно из тез особых мест, что заранее подготовлены для приема поврежденных судов. И не беспокойтесь - господина Павлена нужные люди очень скоро отыщут.
  Так оно и случилось. Не прошло и четверти часа с того момента, как наша бедная "Серая чайка" оказалась меж каких-то деревянных свай, как к нам на корабль заявилось сразу несколько инквизиторов в сопровождении доброй дюжины стражников. Эти добры молодцы быстро и без особых разговоров прошли на "Серую чайку", и сунули свои носы едва ли не в каждый закуток корабля, а чуть позже инквизиторы направились в каюту к Павлену. О чем они там вели беседы с Псом Веры и святыми отцами - этого я не знаю, потому как в то время собирала сумку в своей каюте, складывала в нее вещи, да и, если честно, меня не особо интересовали разговоры инквизиции - чем меньше знаешь о делах того церковного ордена, тем лучше.
  Не могу правильно описать то странное чувство, что сейчас было у меня в душе: радость, оттого, что наше долгое путешествие наконец-то закончено, и в то же самое время непонятная тревога. Как это ни печально, но сейчас я, связанная договором с инквизицией, вынуждена играть по чужим правилам, и пока что не могу заняться решением своих проблем, чего мне, честно говоря, хочется больше всего на свете.
  Немногим позже, забирая из сейфа свои изумруды, я, отчитав тысячу золотых монет для Коннела, отдала капитану Маркусу все деньги, которые у меня еще оставались - ему надо рассчитываться с матросами, да и на другие расходы деньги нужны. Конечно, это далеко не все, что я ему должна по договору, но остаток денег в самое ближайшее время он возьмет в здешнем отделении инквизиции - об этом мы с Павленом договаривались заранее. Позже капитан пришлет туда же и счет за ремонт "Серой чайки" - понятно, что оплачивать все это придется тоже из моего кармана, увы... Очень хочется надеяться, что драгоценные камни стоят недешево, а не то мне придется совсем невесело: искренняя благодарность от Святой церкви за оказанные услуги - это дело хорошее, но свои денежки инквизиция в любом случае заберет, потому как иначе поступить святые братья просто не могут.
  - Коннел, знаешь, мне показалось, что порту я видела "Тау"... - вздохнула я, застегивая сумку и закидывая за спину свой дорожный мешок, в котором сейчас лежали два тяжелых мешочка с изумрудами. Увы, но в мою и без того туго набитую сумку эти камни никак не влезали, а раз так, то придется вновь нести их за спиной. Невольно покосилась на Якуба и Коннела: у каждого из парней все его имущество умещалось в одном мешке, а у меня в дорожной сумке лежали лишь самые необходимые предметы, вроде и лишнего ничего не взято, а она, меж тем, забита под завязку! Чудеса, да и только!
  - Тебе не показалось... - парень затянул завязки на своем тяжеленном дорожном мешке, в который он только что положил свое золото из сейфа. - Я тоже заметил этот корабль, ведь на него трудно не обратить внимания - уж очень он большой. Правда, мне было не до того, чтоб особо всматриваться в чужие суда. Видел, что сейчас "Тау" стоит у причала с убранными парусами, хотя люди на палубе есть. Можешь не сомневаться - они нас тоже увидели.
  - Как ты думаешь, они к нам сунутся?
  - Панкея - это тебе не Сейлс, тут территория нашего государства. Сама подумай: если даже в Зайросе людям с "Тау" требовалось создавать хотя бы видимость порядка, то уж здесь-то самовольства и захвата чужого судна тем более никто терпеть не будет. Разумеется, кто-то из экипажа "Тау" может попытаться подойти к "Серой чайке", но не более того. Стражи тут хватает, инквизиция тоже имеется, так что особо не забалуешь. К тому же вряд ли экипаж "Тау" ожидал нас сегодня увидеть. Неожиданный сюрприз, так сказать.
  - Не думаю, что этот сюрприз их обрадовал... - чуть усмехнулась я. - Готова биться об заклад, что очаровательный господин Ютек, с которым мы так мило пообщались в Сейлсе, скорее всего, уже вовсе не ожидал нас увидеть, решил, что мы безвестно сгинули в пучине моря. А в том, что они нас искали, рыскали по морю - в этом у меня нет ни малейших сомнений. "Серая чайка" ушла в сторону от привычных морских путей, тех, которые "Тау", без сомнений, только что не челноком прочесывал, разыскивая нас. Да и шли мы теми опасными водами, в которые добровольно не полезет ни один нормальный моряк. Естественно, что "Серая чайка" по собственной воле там бы и близко не оказалась, но у нас просто иного выхода не было. Вдобавок ко всему еще и скорость нашего судна была заметно снижена из-за постоянно поступающей в трюм воды... В общем, времени прошло столько, что на "Тау" почти не сомневались в нашей печальной кончине. Скорее, корабль из Польнии находится здесь только для того, чтоб быть полностью уверенным в том, что "Серая чайка" у здешнего причала уже никогда не появится, потому как давно лежит на морском дне.
  - Как же мне приятно их разочаровать!.. - Коннел только что руки не потер.
  - Ну, не тебе одному...
  - Мы ведь все сейчас в столицу направляемся, верно?.. - Якуб приподнял свой дорожный мешок, в который убрал свое золото. - Ого, ничего себе тяжесть! От земли не оторвать! И как я только не надорвался, когда волок все это добро на своей спине?!
  - Своя ноша не тянет... - хмыкнул Коннел, и поглядел в иллюминатор. - Надо же, сколько карет подогнали! Похоже, отправимся в столицу со всеми удобствами...
  У меня не было особого желания очередной раз припадать носом к иллюминатору - стекла в них изготовлены из мутноватого стекла, обзор далеко не самый лучший, и потому мы втроем вышли на палубу. У борта стояли едва ли не все матросы, наблюдая за происходящим на берегу, так что наша троица присоединилась к ним, тем более что отсюда все было видно, как на ладони.
  Коннел был прав: сейчас неподалеку от "Серой чайки" находится, наверное, с полдюжины карет, да и, надо отдать должное, народу хватает, причем рядом с мундирами стражников находятся рясы священнослужителей. Наверняка появления нашего корабля давно ждали, а иначе вряд ли получилось бы так быстро подогнать к причалу кареты, и пригнать едва ли не толпу вооруженного народа.
  Сейчас самая большая из карет окружена кольцом стражи, и оттуда доносятся хорошо знакомые крики - понятно, что принц Гордвин уже находится внутри этого богатого экипажа. Хм, не завидую я тем людям, кто будет сопровождать его в дороге - как бы опальный принц не довел всех до белого каления еще до того времени, как появятся стены престольного града! Это мы к крикам и воплям опального принца если не привыкли, то притерпелись, и лишний раз стараемся не обращать внимания на очередное нелицеприятное высказывание в наш адрес, а остальным с непривычки придется туго.
  А вот и наши святые отцы к трапу идут, причем не одни, их ведут под руки, а отец Арн все еще передвигается с огромным трудом - рана от ножа зириддара дает о себе знать, и молодого священника почти что несут на руках. Хочется надеяться, что умельцы в церковном лазарете быстро поставят парня на ноги. Вообще-то меня давно интересовал еще один вопрос: тогда, на Птичьей Гряде, что это за белый порошок Павлен давал святым отцам, да и сам его принимал? Как тогда сказал господин инквизитор? Кажется нечто вроде того, будто этот порошок подстегивает резервные силы организма, хотя при этом едва ли не полностью его истощает... Наверняка это какая-нибудь очередная выдумка заумных алхимиков, коптящих стены в лабораториях Святой инквизиции, чтоб ее!..
  В этот момент отец Витор стал осматриваться по сторонам, словно кого-то искал, затем молодой человек поднял голову и увидел нас. Лицо святого отца озарилось улыбкой, он поднял руку и помахал нам. Сама не ожидая от себя ничего подобного, я помахала ему в ответ, невольно улыбнувшись при этом. Ох, делайте со мной что угодно, но отчего-то мне очень нравится этот парень, пускай он даже не обладает удивительной красотой моего бывшего мужа. Вон, даже Коннел чуть недовольно покосился в мою сторону. Впрочем, не одна я подняла руку для приветствия - матросы на палубе тоже замахали руками отцу Витору, прощаясь с ним перед отъездом. Вон, Якуб тоже не отстает, обеими руками в воздухе машет...
  - Простите, но вас просят пожаловать вниз... - раздался позади чей-то голос. Оказывается, и мы дождались приглашения - это какой-то невзрачный священник заявился по наши души. Надо же, а я уже начала подумывать о том, что Пес Веры на радостях забыл как о нас, так и о нашем существовании, и теперь мы благополучно можем сделать ноги с корабля. Н-да, вновь убеждаюсь в том, что инквизиция ничего не забывает.
  - Ну, прощайте, парни!.. - Коннел и Якуб обменялись рукопожатиями с матросами, что были на палубе. - Извините, если что не так!
  - Да ладно, мы люди простые, в ваши дела не лезем... - боцман оглядел нас троих. - Видим же, что с вами все не так просто, но это не нашего ума дело. Всего хорошего вам, парни! Вот что касается бабы... то есть я хотел сказать, госпожи Арлейн!.. - поправился он. - Я, конечно, женщин всяких видел, но вы от них на особинку стоите. Ни криков от вас, ни воплей, да и по характеру покрепче многих мужиков будете. В разговорах я не мастак, но должен сказать, госпожа Арлейн, что с вами можно отправляться не только на край света, но хоть и того дальше! Ежели вам что еще будет нужно, то "Серая чайка" всегда к вашим услугам.
  - Спасибо... - я даже немного растерялась. - Разумеется, я никогда не забуду как этот нелегкий путь по морю, так и ваши слова. Право же, я искренне тронута...
  - Вас ждут... - вновь проскрипел монах. - Не стоит заставлять людей ждать.
  - Да, конечно...
  Когда мы оказались на берегу, все тот же невзрачный священник указал нам на одну из карет с небольшим оконцем:
  - Вам туда.
  - Понятно.
  Я едва успела дойти до кареты, как меня окликнул чей-то громкий голос.
  - Госпожа Арлейн, вы не могли бы переговорить со мной?
  Интересно, кто может меня звать? Хотя голос вроде знакомый, и с такими требовательными интонациями... Оглянувшись, я увидела неподалеку от себя Ютека, того самого помощника капитана "Тау" - во всяком случае, этот тип называл себя таковым. Надо же, просто удивительно, каким непонятным образом он сумел так быстро оказаться здесь, в ремонтных доках - что ни говори, но это довольно-таки далеко от того места, где стоит "Тау". Похоже, этот аристократ мчался сюда со всех ног, вернее, со всех ног его лошади, а иначе так быстро от порта до ремонтных доков не доберешься. Сейчас Ютек находился за цепью стражников, окруживших кареты, и довольно-таки зло смотрел на меня, хотя и старался выглядеть невозмутимым. Неплохо бы узнать, что этому человеку от меня надо - понятно, что он объявился здесь вовсе не для того, чтоб побеседовать о погоде. Конечно, можно не обращать внимания на этого высокомерного аристократа из Польнии, но, думаю, пара минут для разговора у меня найдется. И потом, тут уже вступает чисто женское отношение к неприятному собеседнику - дело в том, что мне очень хотелось припомнить этому типу все то хамство, что он позволил по отношению ко мне.
  Поставила в карету свою сумку, сунула туда же дорожный мешок, и повернулась к Коннелу.
  - Пожалуйста, убери под сиденье, чтоб в дороге под ногами не болтались, а я пока со старым знакомым парой слов переброшусь.
  - Стоит ли?.. - парень неприязненно покосился на Ютека, который не сводил с нас глаз.
  - А почему бы и нет? Хотя и так можно догадаться, о чем пойдет речь... - пожала я плечами, направляясь к высокородному.
  Ютек по-прежнему находился за цепью стражников, рядом стояло десятка два здешних работников - как видно, трудяги с верфи, которые во все глаза глядели на происходящее возле "Серо чайки" - понятно, у людей есть повод оторваться от работы. У меня не было никакого желания долго общаться с этим человеком или же затягивать нашу беседу на неопределенный срок, тем более что говорить придется довольно громко, во всяком случае, наш разговор должен быть хорошо слышен окружающим. Похоже, помощник капитана "Тау" на такое громогласное общение не рассчитывал, и это несколько выводило его из себя, а вот меня подобное вполне устраивало.
  - Господин Ютек, о чем таком важном вы хотите узнать, раз едва ли не выдергиваете меня из кареты перед самым отъездом?
  Я не стала с ним здороваться, и он это правильно понял - недаром на какое-то мгновение аристократ не сумел скрыть своего растущего раздражения. Дело в том, что для дворянства Польнии считается обязательным, чтоб те, кого они считают чернью, первыми склоняли головы и почтительно здоровались с теми, кто находится выше их по праву рождения, а уж высокородный господин сам должен решать, будет ли он чуть кивать головой в ответ, или же гордо прошествует мимо. Ничего, милок, перебьешься без лишнего расшаркивания, тем более что моего почтения по отношению к тебе и на медяшку не наберется.
  - Для начала я должен поздравить вас с окончанием вашего нелегкого путешествия... - это прозвучало примерно как "отчего так получилось, что вы все еще живы?".
  - Это очень любезно с вашей стороны... - мой голос был совершенно спокоен.
  - Кроме того, вижу, что ваша сломанная нога чудным образом срослась... - Ютек все же не выдержал, чтоб не съехидничать. - Помнится, при нашей первое встрече на вашем лице было написано страдание, и вы были не в состоянии подняться с места.
  - Господин Ютек, должна сказать, что целебный морской воздух творит чудеса, чему вы сейчас являетесь свидетелем.
  - Отчего вы ушли из Сейлса?.. - похоже, у высокородного не было желания надолго затягивать наш обмен любезностями, и он сразу же перешел к делу. Ну да, чего там точить лясы с какой-то плебейкой... - У нас с вами был договор, но вы его нарушили. Так дела не делаются. Я не буду говорить вам о непорядочности и нечистоплотности, которую вы показали во время срыва нашего соглашения, но это может повлечь в отношении вас серьезные последствия...
  - Эк вас занесло!.. - усмехнулась я. - Так вот, должна сказать, что в то время мне стало известно о том, что платить мне вы вовсе не собирались. Той суммы, о которой шла речь, на "Тау" и близко не было, а в единственный банк, который есть в Зайросе, как я узнала, никто из вас и не подумал обращаться. Вполне естественно, что оказаться в роли обманутой и облапошенной у меня не было ни малейшего желания, и потому я предпочла уйти, не прощаясь. Сами знаете: долгие проводы -лишние слезы... Так что во всем произошедшем вините только себя.
  Судя по тому, что у господина Ютека непроизвольно сжались кулаки, я была права - никто на "Тау" и не думал честно вести дела со мной. Не тот народ, не те нравы, не тот образ мышления. Для тамошних людей желательно взять подешевле, или еще лучше - даром, а платить кому-то из своих кровных - э, нет, на "Тау" таких честных олухов не водится. Наверняка хотели дождаться рассвета, когда сон у человека наиболее крепок, потом пара десятков крепких парней с "Тау" незаметно пробрались бы на "Серую чайку" и увели б с собой принца Гордвина. Правда, без жертв подобная вылазка вряд ли могла обойтись, но подобные мелочи, как вы понимаете, не имеют значения для благородного человека.
   - Это все, что вы хотели у меня узнать?.. - продолжала я. - Тогда благодарю за внимание к моей скромной персоне.
  - Погодите! Меня сейчас куда больше интересует иное... - хотя аристократ старался держать себя в руках, тем не менее, в должной мере таить свои чувства он не мог, вернее, не умел - среди дворянства Польнии подобная сдержанность не приветствуется. - Дело в том, что в Сейлсе у нас пропал один из младших офицеров, и кто-то из местных жителей видел, что молодой человек заходил на ваш корабль перед тем, как вы изволили внезапно и без предупреждения покинуть Сейлс. Очень надеюсь, что вы не станете утверждать, будто ничего не знаете о том офицере - у меня есть все основания полагать, что он насильно удерживается на вашем корабле!
  Ну, предположим, видеть того молодого олуха никто из местных жителей не мог - там люди по ночам без крайней необходимости из дома не выходят. Парень просто прокрался на наш корабль, вернее, сделал это по вашему приказу, господин Ютек. Тем не менее, сейчас уже не имеет смысла скрывать то, что после отплытия из Сейлса произошло на "Серой чайке", тем более что моряки уже к вечеру едва ли не в каждом кабачке будут рассказывать историю о том, как некий наглец отравил всю пресную воду на корабле. К тому же все это должным образом отмечено в судовом журнале капитана.
  - Так этот дерзкий молодой человек - ваш офицер?.. - я сделала вид, будто удивлена. - Ну, знаете ли, это уже чересчур! Не понимаю, как вы могли взять себе на корабль столь неадекватного парня?! У него явно были нелады с головой, ведь нормальному человеку никогда не придет в голову сыпать яд в бочки с питьевой водой, особенно перед тем, как корабль собирается пойти в долгий путь...
  - Меня не интересует ваше мнение, я хочу знать, где в данный момент находится мой офицер!.. - Ютек с трудом сдерживался, ведь к нашему разговору прислушивались все, кто находился рядом.
  - Об этом я не имею никакого представления. Когда выяснилось, каких бед успел наделать ваш подчиненный - должна сказать, что вся пресная вода на борту была им уже отравлена!, то его посадили на плот, и отправили самостоятельно добираться до берега.
  - Что?!
  - В толк не возьму, что вас удивляет! Подобное наказание, чтоб вы знали, полностью соответствует морским законам. За подобный поступок следует соответствующее наказание...
  - Меня не волнует, что вы думаете! Повторяю - где мой офицер? Куда вы его запрятали?
  - Вы что, меня совсем не слушаете? А может, просто не желаете верить моим словам? Говорю вам еще раз: ваш офицер совершил преступление, обрек нас всех на медленную смерть от жажды. Впрочем, он и сам это не отрицал. Естественно, что в наказание молодой человек был посажен на плот, и отправлен в сторону берега, а вот добрался он до тех мест, или нет - это, как вы сами понимаете, мне неизвестно.
  Внезапно перед моими глазами встала полузабытая картина: небольшой плот, наполовину погруженный в воду, растерянный человек, сидящий на нем, а неподалеку из зеленовато-голубой толщи воды появляется необычное существо. Оно мгновенно распласталось по водной поверхности, и своим видом очень напоминает плавающую коровью шкуру. Это существо так и называется - шкура, хотя на самом деле это создание, по сути, тот же осьминог, от которого невозможно скрыться. Позже моряки мне рассказали, что под каждой из... конечностей этой шкуры имеются длинные подводные щупальца, на которых находится множество глаз, да и на голове имеется сразу аж четыре больших глаза, так что удрать от этой твари весьма проблематично. Говорят, заметив возможную добычу, шкура приближается к ней и с силой втягивает в себя предполагаемую еду, или же просто обвивает жертву своими щупальцами... Думаю, не стоит долго пояснять, что вырваться из этих объятий практически невозможно. Никто из нас не видел, что произошло дальше, после того, как перед нашими глазами появился этот весьма необычный осьминог. Дело в том, что в тот момент "Серая чайка" поймала ветер, и быстро понеслась по волнам, так что и плот, и растерявшийся парень, и осьминог необычного вида - все быстро остались позади, за кормой, и нам было не до того, чтоб смотреть, что происходит с наказанным человеком. Честно говоря, смотреть на подобное тоже не было особого желания. В то время нас куда больше занимали другие дела: требовалось как можно скорей вылить за борт отравленную воду из бочек, чтоб яд не успел впитаться в древесину. Все так, но, тем не менее, могу прозакладывать голову - я заметила, что осьминог, то есть шкура, скользнул по направлению к плоту, а подобное говорит само за себя...
  Жаль мне этого парня? С одной стороны да, а с другой... Вы спросите об этом матросов, которых этот парень обрек на смерть от жажды посреди моря, и которым в поисках пресной воды пришлось зайти в неизведанные опасные воды и чудом суметь отразить атаку зириддаров. Лично мне кажется, что бывают ситуации, когда жалость уходит куда-то на второй план.
  Если же смотреть на ситуацию с другой стороны... Возможно, то, что мы свернули в сторону от обычных морских путей, спасло нас от "Тау" - при взгляде на эти два корабля любому понятно, что корабль из Польнии куда быстроходней "Серой чайки", хотя наше судно тоже может развить неплохую скорость. Но если учесть перевес в численности экипажа, да еще наличие пушек...
  - Мы вышли из Сейлса днем, но никакого плота на пути не увидели!.. - кажется, Ютек с трудом сдерживался, чтоб не заорать на меня в полный голос. Будь на то его воля, он бы разорвал нас всех на куски, а начал бы, бесспорно, с меня. Уж не родственником ли ему был этот молодой парень, или же это сын его хороших знакомых? Сочувствую, но в этой ситуации помочь ничем не могу - к некоторым опасным вещам не стоит относиться, словно к забавным развлечениям.
  Кроме того, я отметила про себя - выходит, на "Тау" почти полдня ждали, когда "Серая чайка" вернется в порт: понятно, что отправляться через море без запаса пресной воды никто не станет. Видимо, на "Тау" были совершенно уверены, что мы вернемся с поникшей головой, и вот тогда уже они, люди с "Тау", будут ставить нам свои условия. Хм, вообще-то долго до них доходило, что мы не вернемся назад, а иначе направились бы вслед за нами куда раньше. Так ведь нет же, кое-кому из высокородных нужно своими глазами увидеть унижение своего противника, то, что он возвращается поверженным, в очередной раз почувствовать свое превосходство, знать, что в этой партии ты переиграл своего неприятеля. А ведь если бы "Тау" пошел вслед за "Серой чайкой" хотя бы через час после того, как она покинула порт, то очень скоро мог бы и догнать нас... Ох уж это мне высокомерие аристократов Польнии! Впрочем, в этой истории оно сыграло нам на руку.
  - Вы отправились вслед за нами?.. - мне с трудом удалось прятать насмешку в голосе. - Какое внимание к нашим скромным персонам со стороны столь важных господ! Право же, я удивлена и тронута до глубины души. Просто поразительно, как быстро вы закончили все свои дела в Зайросе!
  Разумеется, Ютек понял, что проговорился, но сейчас это беспокоило его меньше всего. Кажется, наше появление, а особенно разговор со мной полностью вывели его из себя. К тому же вокруг столько ушей, которые внимательно слушают наше милое общение, узнавая много интересного для себя... Конечно, для этого надменного типа сейчас самое лучшее - прекратить эту беседу при посторонних, однако желание услышать ответ на интересующие его вопросы оказалось сильнее.
  - Надо сказать, что ваше путешествие из Зайроса несколько затянулось... - сощурился Ютек.
  - К несчастью... - вздохнула я. - Мы бы и сами не прочь его несколько подсократить, но не получилось.
  - Я так и не услышал ответ на свой вопрос относительно плота... Куда он мог деться?
  - Возможно, этот плот с находящимся на нем молодым человеком через день-другой прибило к берегу... - я развела руками с видом полного безразличия. - Возможно, позже ваш человек еще даст о себе знать. И потом, не мне вам пояснять, как трудно заметить крохотный плот в безбрежном море.
  - Это ложь!.. - Ютек уже не сдерживался. - Вы выдвигаете серьезное обвинение моему офицеру, и оно безосновательно! Если вода на "Серой чайке" была испорчена, то где же вы тогда запаслись пресной водой? Берега Зайроса представляют собой сплошную линию скал, без серьезной опасности для корабля там никак не пристать, да и речек с ручьями в тех скалах не замечено! Единственное подходящее место для стоянки - это Сейлс!
  - Вижу, вы неплохо изучили карту Зайроса... - в моем голосе было полнейшее равнодушие, которое здорово выводило Ютека из себя. - Но беда в том, что на карту в данный момент нанесено далеко не все - все же эти недавно открытые места еще так мало изучены, а Зайрос так велик!.. Потому и с пополнением запаса воды у нас проблем не возникло.
  - Да кто вам дал право так поступать с аристократом, жителем другой страны? Оставить посреди моря человека благородного происхождения - это же уму непостижимо! И не стоит прикрываться сказками о каких-то морских законах...
  - Господин Ютек... - пора было ставить этого человека на место. - Господин Ютек, хотя вы и называете себя помощником капитана корабля, но в действительности вы не моряк, во всяком случае, вряд ли имеете отношение к флоту. Если бы вы хоть немного знали морские законы, то никогда бы не отправили кого-то на наш корабль, поручив бедолаге столь преступное и опасное дело. И ваш молодой офицер тоже ничего не знал о море и его законах, иначе враз бы отказался от подобного поручения...
  - Если только я узнаю, что наш офицер убит... - перебил меня Ютек, понимая, что не все мои слова предназначены для чужих ушей.
  - Господин хороший, полегче на поворотах... - посоветовала я. - Это мы предотвратили массовое убийство, вернее, массовое отравление, а что касается вашего безголового офицера, то его никто даже пальцем не тронул, но и далее оставлять этого молодого человека на корабле ни у кого не было ни желания, ни намерения. Более того: держать его на судне было просто опасно - кто знает, на что он еще способен? И потом, с чего вы взяли, что ваш офицер погиб? До берега было сравнительно недалеко, и ваш парень мог благополучно добраться до земли. Ну, а оттуда, если на то будет милость Светлых Небес, и до обжитых мест доберется.
  Если честно, то в подобный благоприятный исход я не верила совершенно, тем более, если вспомнись рассказы наших моряков о том, как опасны воды у берегов Зайроса, а заодно повествования о том, какие только неведомые твари не водятся в тех местах. Моряки с "Серой чайки" говорили нам, что даже рыбаки в Сейлсе, выходя на промысел, старались не удаляться далеко от берега: дело в том, что иногда из воды показывались такие жутковатые морские обитатели, что у рыбаков просто сердце обмирало! А уж если те хищники пытались напасть на рыбачью лодку, то отбиться удавалось далеко не всегда. Именно потому жители Сейлса были твердо убеждены: морская рыбалка возле берегов Зайроса - дело крайне опасное.
   Естественно, говорить об этом Ютеку не собиралась. Сам парня отправил к нам на корабль, вот пусть теперь и терзается неопределенностью.
  - Я не верю ни одному вашему слову!.. - лицо аристократа только что красными пятнами не покрылось. - Лжецы! Грязные лгуны!
  - Верите вы в это, или нет - меня это никоим образом не волнует... - пожалуй, пора было прекращать этот переливание из пустого в порожнее, тем более что господин из Польнии уже дошел до белого каления. - Все произошедшее на борту "Серой чайки" записано в судовом журнале, с которым вы можете ознакомиться, получив на то разрешение властей. К тому же весь экипаж корабля был свидетелем произошедшего, так что, господин хороший, вам не стоит скатываться до оскорблений. Мне вообще кажется, что претензии должны предъявлять мы вам, а уж никак не вы нам. Если же вам что-то не нравится, то оформляйте официальную жалобу, требуйте расследования. Надеюсь, это все, что вы мне хотели сказать? Тогда наш разговор закончен, и на прощение могу пожелать вам всего самого наилучшего.
  Не слушая того, что мне еще пытался сказать, вернее, прокричать Ютек, я повернулась и, не оглядываясь, направилась к своей карете. Ничего, пускай высокородный шумит, все одно это единственное, что он сейчас может сделать. Лично у меня сейчас другое желание - забраться в карету, и, наконец, поспать, а не то за последние дни для сна удавалось вырвать лишь минуты, да и те урывками, а все остальное время у меня не было и минуты покоя.
  Захлопнув за собой дверь кареты, и усевшись на сидения рядом с Коннелом, я заметила, что напротив меня, подле Якуба, пристроился какой-то невысокий священник в простенькой серой одежде. Это кто еще такой?
  - Отец Варб, к вашим услугам... - почти что прошелестел священник, опережая все мои вопросы. - Я буду сопровождать вас на пути в столицу.
  - А что, без сопровождающих никак не обойтись?.. - поинтересовалась я. - Или вы опасаетесь, что наш возница заблудится в дороге?
  - Всякое может произойти, все мы ходим под волей Небес... - вздохнул священник, перебирая простые деревянные четки.
  Не надо обладать большой сообразительностью, чтоб уяснить: несмотря на заурядный внешний вид священнослужителя и его невзрачное одеяние, понятно, что какого-либо недотепу нам вряд ли бы послали. И откуда он - это тоже ясно.
  - Думаю, не ошибусь, если предположу, что вы - служитель инквизиции?.. - со всей возможной вежливостью поинтересовалась я.
  - Совершенно верно... - протянул отец Варб с благостным видом. - Я ее скромный слуга. Мне поручено узнать у вас все подробности о вашей поездке в Зайрос, и о том, что творится на тех дальних землях.
  - Но разве господин Павлен, то есть я хотела сказать Пес Веры...
  - Покорнейше прошу меня простить, но я нахожусь на службе нашего ордена, и всего лишь исполняю то, что мне приказано сделать. Так вот, меня интересует не только ваше пребывание в Зайросе, но все мелкие подробности... этого путешествия, начиная с того момента, как "Серая чайка" отошла от причала, направляясь в ту дальнюю страну.
  - Но это займет немало времени!
  - А вы куда-то торопитесь?.. - отец Варб смотрел на меня чистым взглядом ребенка. - До столицы два дня пути, так что можно особо не спешить. К тому же за это время вы можете припомнить как все особенности той страны, все сложности и трудности вашего непростого путешествия...
  Лично мне все ясно - к нам прислали дознавателя, и он всю дорогу будет вести следствие. Нашел время и место, чтоб его!.. Похоже, что благостное намерение закрыть глаза и провалиться в глубокий сон для меня пока что остается недостижимой мечтой.
  По счастью, заговорил Коннел:
  - Ох, Арлейн, и беседа у вас была с господином из Польнии! Послушал с удовольствием.
  - Да, хозяйка, знатно вы с ним пообщались... - подтвердил и Якуб.
  - Присоединяюсь к мнению этих молодых людей... - прошелестел священник. - Должен сказать, что ваш разговор с этим господином был весьма громогласным, и, без сомнения, о нем сегодня же к вечеру в Панкее будут знать многие.
  - Это плохо?
  - Смотря с какой стороны посмотреть. В данной ситуации есть как плюсы, так и минусы, но я склонен считать, что плюсов все же больше... О, вот мы и отправились в путь!
  Верно - карета наконец-то тронулась с места. Ну и хорошо, хватит стоять на месте. Судя по тем звукам, что доносились до нас, можно было понять, что в пути мы не одиноки - наверняка вместе с нами едет и принц Гордвин, и святые отцы, и охрана - куда ж без нее?! Очень хотелось узнать хоть что-то про отца Витора, но я понимала, что в ответ получу только самые общие слова. Ну, а раз так, то я спросила о другом:
  - Отец Варб, вы не знаете, кем является тот молодой офицер, о судьбе которого меня сейчас расспрашивал этот самый Ютек?
  - А этот юноша - он жив?.. - вопросом на вопрос ответил инквизитор.
  - С полной уверенностью могу сказать - нет... - покачала я головой. - Выжить на маленьком плоту неподалеку от берегов Зайроса без воды и пищи, да еще в открытом море, где в глубине воды хватает самых разных чудищ... Совершенно исключено. Не думаю, что у парня был хотя бы один шанс спастись.
  - Понятно... - вздохнул инквизитор. Немного помолчав, он продолжал. - Этот молодой человек, о котором шла речь - племянник одного из очень знатных людей Польнии. Если выяснится, что он погиб, то у офицеров "Тау" будут большие неприятности.
  - У нас тоже?.. - спросил Якуб.
  - Трудно сказать... - развел руками инквизитор. - Если все произошло именно так, как вы и сказали, то к экипажу "Серой чайки" не может быть никаких претензий. Но вот господам с "Тау" придется плохо.
  - Если его родственники столь знатные люди, то зачем парня понесло в Зайрос?.. - поинтересовалась я. - Захотел участвовать в захвате принца Гордвина, и получить свою долю славы и немалую награду? А когда полез на наш корабль, то был уверен, что принадлежность к знатной семье защитит его от всех опасностей?
  - Думаю, вы сами ответили на все вопросы... - тонко улыбнулся священник.
  Два последующих дня прошли у нас в дороге. Не сказать, что нам удалось хорошо выспаться, зато этот неказистый священник нас только что не выпотрошил, по счастью, только морально. За оба дня пути он ни разу не сомкнул глаз, и даже было не заметно, что он хоть немного устал. Любопытство этого человека не знало границ, а выдержка была просто-таки беспредельной, и постепенно его вопросы стали всерьез выводить нас из себя. В это трудно поверить, но к концу пути я уже начала ненавидеть отца Варба, вернее, его тихий ровный голос без эмоций, который нас буквально обвязывал, сковывал движения, заставлял чувствовать себя виноватыми в том, будто мы могли что-то забыть. Не знаю насчет парней, а мне подумалось: если б я оказалась в камере, и меня стал бы допрашивать этот человек, то уже к концу первых же суток заключения я ему все рассказала, лишь бы не слышать этот монотонный голос, полностью лишенный каких-либо интонаций. Понятно, что мы имеем дело с одним из следователей инквизиции, и сейчас этот человек занимается своим делом. Вроде все правильно, только все одно мне бы от таких людей хотелось держаться как можно дальше.
  В столицу мы приехали поздно вечером, было уже достаточно темно, и из небольшого окна кареты я не смогла как следует рассмотреть те улицы, по которым мы проезжали. Зато глядя на Коннела можно было понять, что он с трудом удерживается, чтоб на ходу не открыть дверцу кареты и, не оглядываясь, отправиться к матери и брату.
  Нас привезли в какое-то здание немалых размеров, вокруг которого находилась высокая ограда. Горящие факелы у входа, много освещенных окон... Похоже, несмотря на позднее время, здесь и не думали отдыхать. Выйдя из кареты, и посмотрев на то, как за нами закрываются массивные ворота, а также на стражников и монахов в капюшонах, которых на дворе хватало, мне только и оставалось, что покачать головой:
  - Что-то мне здесь не очень нравится. Надеюсь, это не тюрьма?
  - Пока что я не нашел в ваших словах ничего такого, что заслуживало бы заключения в тюремные стены с последующим покаянием... - в голосе отца Варба, вышедшего из кареты, было нечто среднее между сожалением по этому поводу, и праведным спокойствием. - Это скромное здание - одно из отделений Святой инквизиции, и нравиться всем подряд не должно, но зато при виде этого дома люди должны испытывать должное почтение. Помимо всего прочего, в нем есть комнаты для гостей. Здесь вы переночуете, а утром...
  - Как переночуете?! - только что не взвыл Коннел. - Я же ясно сказал: собираюсь пойти к своим родным! Чтоб вы знали, дома я уже несколько лет не был!
  - В таком случае один день ожидания ничего не решает... - все так же негромко прошелестел отец Варб.
  - Но...
  - Господин Коннел, не советую вам настаивать на своей просьбе, потому как не я принимал это решение, не мне его и отменять.
  - Надеюсь, в тех комнатах, что вы нам отвели для отдыха, хотя бы нет решеток на окнах... - я встряла в разговор, видя, что Коннел выходит из себя.
  - Не смешно... - покосился на меня отец Варб. - Но если господин Коннел будет настаивать на своем, то решетки на окнах в его комнате обязательно появятся.
  - Коннел, успокойся... - положила я свою ладонь на руку парня, который готов был сию же секунду уйти отсюда, несмотря на возможные последствия. - Завтра ты обязательно увидишь мать и брата! И потом, сейчас уже достаточно темно, а ваш дом находится в пригороде, и добираться до тех мест наверняка придется довольно долго...
  - Разумные слова... - отец Варб перебирал четки. - Сейчас каждого из вас отведут в его комнату...
  - Вы нас что, запереть собрались?.. - мрачно поинтересовался Якуб, который до этого помалкивал.
  - Задвижка на дверях в ваших комнатах находится изнутри... - и отец Варб направился к входу в здание. Нам ничего не оставалось, кроме как следовать за ним.
  Надо сказать, что выделенная мне маленькая комнатка явно не предназначалось для отдыха принцев крови или высокопоставленных особ, хотя кто их, этих инквизиторов, знает... Стол, табурет, простая кровать с набитой соломой подушкой и матрасом - вот и вся обстановка этой так называемой комнаты для гостей. Н-да, не густо. Нисколько не удивлюсь, если инквизиторы и своих гостей-аристократов размещают тут же, в этой бедной комнатушке - так сказать, для усмирения гордыни и подтверждения тщетности всего земного. Что же касается лично меня, то в последнее время я настолько отвыкла от более-менее комфортных условий, что сейчас рада была бы улечься даже на полу, лишь бы меня не беспокоили, дали возможность как следует выспаться. Уже засыпая, подумала о том, что отец Витор сейчас, скорей всего, находится со своим отцом и братом... Интересно, он обо мне вспоминает?
  К сожалению, с утра у нас опять не было покоя. Нас троих разбудили ни свет, ни заря, и отец Варб (который, как мне кажется, вообще никогда не спал), сообщил нам, что мы обязаны быть на обедне в церкви Святых Истин - по сути, это главная церковь нашей страны. Зачем? А разве не понятно? Тогда нам следует знать последние новости...
  Оказывается, вчера вечером принц Гордвин встретился со своим отцом, королем Корайном. Встреча произошла наедине, что вполне понятно - отцу и сыну после долгой разлуки надо было так много сказать друг другу, и лишние глаза и уши тут никак не нужны! Как и положено в таких случаях, при встрече родных людей были страдания, слезы, кроткие раскаяния блудного сына, прощение и нежная отцовская любовь к вновь обретенному чаду - во всяком случае, так принято считать, а что там произошло в действительности - это нас никоим образом не касается. Правда, по приезду выяснилось, что принц очень болен, и потому до выздоровления ему пока что лучше побыть в своих покоях, не выходя оттуда до полного выздоровления. Подобное ограничение вызывает слезы сочувствия у многих из придворных дам - мол, ах, как это ужасно, тяжести бытия и опасный воздух иной страны почти что сгубили молодого наследника!.. Вот что значат дальние страны и дикие необжитые места с их неведомыми болезнями!..
  В действительности же (чего там скрывать!) принц ведет себя, скажем так, совершенно неадекватно, обвиняет всех и каждого в своих несчастьях, грозит всяческими карами и требует, чтоб отец немедленно уступил ему власть. Ну, для нас подобные запросы не в новинку, а вот что касается короля Корайна, то после короткой встречи с сыном его состояние резко ухудшилось, потому как уже с первой же минуты разговора стало понятно, что наследник престола ненавидит отца лютой ненавистью. На мой взгляд, король в глубине души все же надеялся на то, что его старший, горячо любимый сын почти не изменился, и даже искренне раскаивается в содеянном, но, судя по всему, увиденное и услышанное едва ли не окончательно подкосило больного отца. Что ни говори, но внешний вид и психическое состояние принца Гордвина оставляют желать лучшего, а уж о чем говорил нежный сынок своему хворающему папаше - об этом мне даже думать не хочется. Недаром после этой встречи королем был издан тайный приказ: чтоб не произошло ничего непредвиденного, отныне возле принца постоянно должен находиться один из служителей инквизиции, которому вменяется в обязанность строго следить за тем, чтоб никому не пришло в голову снять с шеи принца Гордвина магический ошейник. В общем, эта долгожданная встреча ничего хорошего королю Корайну не принесла, но широкой общественности об этом знать не следует.
  Теперь о том, отчего мы трое должны пойти в храм. Дело в том, что внезапное появление принца Гордвина, которого многие считали безвестно сгинувшим - это сейчас главная тема для обсуждений не только во дворце, но и в столице, ведь некоторые новости разносятся едва ли не моментально. Естественно, люди жаждут новостей, им необходимы подробности, и потому мы трое и предоставим их любопытствующим. Каким образом? На той самой обедне, куда мы сегодня отправимся. Почему именно к обедне? Да просто заутреню посещает слишком малое количество людей, во всяком случае, их не так много, как в этом случае требуется святой инквизиции для исполнения задуманного.
  Дело в том, что на обедню в храм Святых Истин ходит, как правило, большинство придворных - это, разумеется, не обязанность, но посещение главной церкви страны считается чем-то вроде признания высокого статуса, который надо еще заслужить, потому как абы кого в этот святой дом не пустят. Так вот, было сказано как бы между делом: в церковь Святых Истин на сегодня разрешен вход тем трем людям, что отыскали принца Гордвина в глубине далекой заморской страны и привезли его домой. Конечно, эти люди - простолюдины, и во дворце им делать нечего, а вот преклонить колени перед святыми ликами в благодарность за счастливое возвращение - в этом нет ничего плохого.
  Естественно, что услышав подобное, на сегодняшнюю обедню намеренным отправиться большинство придворных - каждому хотелось знать подробности возвращения домой принца Гордвина, тем более что побеседовать с простолюдинами в святом месте можно без малейшего ущерба для своей репутации. Конечно, все услышанное от нас придворные сразу же разнесут по всем углам и закоулкам, но ведь именно на этом Святая инквизиция и строила весь свой расчет...
  Пожалуй, более внушительного храма, чем церковь Святых Истин, я еще не встречала - при взгляде на эту церковь кажется, будто храм устремлен в небеса. Внутреннее убранство тоже поражало: позолота, слоновая кость, высокие стрельчатые потолки, огромные окна, великолепные витражи... В таких местах поневоле начинаешь думать о своей душе, задумываться о пользе праведной жизни... Увы, сейчас от нас требовалось совсем иное - внушить людям историю возвращения домой принца Гордвина, только вот в этой истории многое было поставлено с ног на голову.
  Когда мы трое вошли в храм, то я просто-таки почувствовала, что на нас устремлены взгляды всех присутствующих, а людей в храме, надо сказать, было едва ли не битком набито. Мужчины в дорогой одежде, военные в шитых золотом мундирах, дамы в роскошных платьях... При первом же взгляде на этих господ было ясно, что кое-кто из присутствующих - иноземцы, ну, а то, что все собравшиеся в храме люди занимают высокое положение в обществе - это понятно любому. На какой-то миг мне даже стало неудобно за свою простую одежду, но тут же я отогнала от себя эту мысль - по большому счету этим людям до меня нет никакого дела, и вряд ли мы с ними встретимся еще хоть раз, так что не стоит обращать внимание на подобные вещи.
  Все то время, что шла служба, среди присутствующих не прекращался шепот - ясно, что обсуждают нас, а еще ждут окончания службы, чтоб задать нам кое-какие вопросы, на которые им очень хочется получить ответ.
  Что ж, похоже, все идет так, как в свое время предполагал Павлен, то есть мы должны будем рассказать собравшимся о том, как оказались в Зайросе, и как встретили там несчастного принца Гордвина, а также о нашем пути на родину. Не знаю, кто придумал подобную встречу, но понятно, что все продумано до мелочей: мол, то, что сейчас эта троица вернувшихся из Зайроса находимся в святом месте - это не позволит солгать им даже в мелочах, побоятся гнева Небес. Не волнуйтесь, господа организаторы, о том, что можно говорить, а о чем лучше промолчать - это мы с Павленом уже не раз обсуждали по дороге, так что не собьемся даже в мелочах, тем более что мы все подробности были обговорены заранее.
  Как только служба закончилась, я направилась, было, к выходу, но меня остановила какая-то дама средних лет:
  - Милочка, это не вы на днях вернулись из Зайроса?.. - надо же, властность в голосе этой особы перемешана с любопытством. Теперь понятно, кто самый любопытный, и у кого меньше всего терпения.
  - Да... - кивнула я головой, изображая растерянность и некоторое смущение - а то как же, со мной, простолюдинкой, снизошла до беседы высокородная дама!
  - Я - маркиза де Пайр, и, надеюсь, вы не откажетесь ответить на кое-какие мои вопросы?.. - дама не стала терять время понапрасну. - Мы так мало знаем о той далекой стране, и о пребывании в ней принца Гордвина...
  - О, да, разумеется!.. - я с восхищением смотрела на маркизу и на ее роскошное платье, невольно отмечая про себя, что, похоже, эту даму обвели вокруг пальца - шелк, из которого сшито ее платье, далеко не самого лучшего качества... Тьфу, и о чем я только думаю, а?! - Разумеется, я буду счастлива рассказать вам все, что вас интересует!
  - Тогда отойдем в сторону... - милостиво кивнула мне головой маркиза, и величественно направилась к скамьям. За ней последовали едва ли не все дамы, находящиеся в церкви, и я поняла, что мне придется иметь дело едва ли не с тремя десятками любопытствующих особ. Ничего, пробьемся, тем более что и Коннела с Якубом окружила куда более внушительная толпа мужчин - надо же, иногда любопытство оказывается даже сильней аристократического высокомерия...
  Надо сказать, что обмануть этих людей было не так просто, но мы ведь, по сути, не лгали: мол, встретили принца в монастыре Святого Нодима (на этом мы стояли твердо!), а в остальном говорили почти чистую правду.
  Любопытство дам не знало границ, и они смотрели на меня, словно на какого-то забавного зверька: мол, надо же, куда судьба заносит женщин-торговок!.. Часть расфуфыренных особ, после описания мной Зайроса и кое-каких тамошних хищных обитателей, даже завистливо вздохнули - ах, как это романтично, и какая интересная у вас жизнь! Дуры, вас бы отправить туда - враз наелись бы этой самой романтики по самые уши! Это в пересказе звучит интересно, зато в жизни не приведи Боги там оказаться! Москиты, хищные звери, разбитые дороги, опасные места... Думаю, что после этого дамочки враз перестали бы считать Зайрос местом, где все окутано романтическим флером, и где живут только отважные и смелые люди, не боящиеся опасностей.
  Разговор был не просто долгим, а очень долгим, а уж вопросами, причем самыми разными, меня просто засыпали, ведь женское любопытство не имеет границ. Но зато я никак не ожидала того, что среди этих дам окажутся две представительницы королевского дома Польнии. Эти особы стремились уличить нас во лжи - как я понимаю, они по мере своих сил пытались доказать, что мы привезли на родину не принца Гордвина, а просто похожего на него бродягу, потому как, скорей всего, дело тут, мол, только во внешнем сходстве... Впрочем, к концу долгого разговора эти дамы вынуждены были замолчать, и неохотно процедили сквозь зубы нечто вроде того - если, и верно, домой вернулся наследный принц, то мы этому очень рады...
  Когда уважаемые господа и дамы, возбужденно переговариваясь между собой, наконец-то покинули церковь, рядом с нами вновь возник отец Варб.
  - Не могу сказать, что все прошло достаточно хорошо... - прошелестел он, по-прежнему не выпуская из рук четки. - Но не могу не признать, что вы держались достаточно уверенно и достойно. Надеюсь, что результат будет именно таким, как мы и ожидали.
  - А уж как я-то рад это услышать... - пробурчал Коннел. - Надеюсь, теперь я могу отправиться к своим родным?
  - Да. У входа стоит карета, она вас отвезет туда, куда вы скажете. Пока что не забирайте свои вещи, пусть они побудут у нас.
  - Но там у меня все, что я заработал в Зайросе! Сюда же, в эту церковь, мы отправились с пустыми руками!
  - Никто и ничего не собирается у вас забирать. Просто вам нужно будет к вечеру снова вернуться в то самое здание, где вы сегодня ночевали - у Святой инквизиции могут возникнуть к вам вопросы, на которые необходимо получить ответ.
  Ох уж эти святоши! Оставляют у себя все деньги парня - мол, за ними он вернется обязательно, а не то в противном случае как бы молодой человек не сделал ноги неизвестно куда! Впрочем, сейчас такие детали интересовали Коннела меньше всего. Кивнув нам головой, парень едва ли не бегом устремился к выходу. Что ж, его можно понять: будь у меня верная и любящая семья, о которой уже несколько лет нет никаких сведений то я бы, наверное, тоже рвалась домой изо всех сил...
  - Теперь что касается остальных... - отец Варб посмотрел на нас. - Вас, Якуб, очень бы хотел видеть господин Павлен.
  - А зачем?
  - Не могу знать помыслов Пса Господня... - кротко ответил священник. - Не скатываясь на прописные истины, могу сказать только одно: раз зовет - значит, надо.
  - Да, конечно!.. - закивал головой Якуб.
  - Теперь вы... - равнодушный взгляд отца Варба упал на меня. - Чем вы сейчас собираетесь заняться?
  - Если честно, то мне бы хотелось продать те изумруды, что я привезла из Зайроса. Тут дело не только в жадности, но и в том, что мне надо рассчитаться со Святой инквизицией. Вы, святые отцы, ссудили мне деньги в долг, а он, как известно, платежом красен.
  - Похвальные намерения... - священник чуть одобрительно посмотрел на меня. - Я даже посоветую вам, к которому из здешних ювелиров лучше обратиться. Эти мастера - народ осторожный, приобретать драгоценные камни будут далеко не у каждого. Мой помощник вас проводит до места...
  - Спасибо, это очень любезны с вашей стороны!
  - Тут дело не только в любезности, а в желании помочь вам погасить денежные обязанности перед Святой инквизицией, ведь это первейший долг любого человека. Лишний раз думать о грешном золоте не стоит, но когда дело касается святой церкви, то следует только приветствовать желание восстанавливать ее как духовные, так и материальные блага.
  Нет, ну как вам это нравится?! Вот уж верно говорят: инквизиция своего не упустит! Положи ей в рот палец - постарается отхватить руку до самого плеча! Понятно и то, что ни скидку, ни на уменьшение долга мне рассчитывать не приходится, хотя в глубине души у меня все же теплилась надежда на подобный счастливый исход. А, ладно, переживу, это не самое страшное!
  Ювелир оказался немолодым немногословным человеком, но принесенные ему камни осматривал достаточно долго, и его можно понять: когда перед тобой высыпают горку драгоценных камней весьма внушительно объема, то тут торопиться не стоит. Я и сама только сейчас как следует рассмотрела те камни, что тащила на себе из Зайроса. Надо сказать, тут хватает всяких изумрудов, от совсем крошечных до довольно-таки крупных. Сейчас ювелир, рассматривая камни в лупу, раскладывает их на три неравные кучки. Вообще-то я принесла ему для продажи только один мешочек с изумрудами - второй пока что решила попридержать.
  - Значит, так... - наконец-то вздохнул ювелир. - Давайте поговорим. Если я правильно понял, эти изумруды из Зайроса...
  - Вроде того...
  - Не вроде того, а так оно и есть... - заметил ювелир. - Тамошние камни частенько бывают окрашены неравномерно, обладают изменением интенсивности цвета. Кроме того, ярко окрашенные изумруды из Зайроса иногда имеют дихроизм...
  - Простите, что?.. - я раньше и слова-то такого не слыхала.
  - Это означает, что подобные изумруды при повороте камня меняют свою окраску с голубоватой на желтовато - зеленую... - кажется, ювелир считал, что подобное должно быть известно любому человеку. - Уже по одному этому вашему вопросу понятно, что в драгоценных камнях вы не разбираетесь.
  - К несчастью...
  - Так вот, поговорим о том, что именно вы мне принесли. Для начала вам не помешает знать, что эти камни... - ювелир кивнул в сторону, пожалуй, самой большой кучки камней. - Эти камни среднего и низкого уровня. Они замутнены различными включениями вроде пузырьков воздуха, а также у них есть трещины и точечные включения посторонних примесей. Но вот что касается тех изумрудов, что находятся в двух других кучках, то с ними дела обстоят куда лучше. Например, вот эти...
  - Послушайте!.. - замахала я руками. - Не надо мне ничего объяснять, потому как с продажей драгоценных камней я никогда не имела дела. Лучше просто скажите, сколько вы можете мне предложить за эти камни.
  - Резонно... - мужчина написал цифру на бумаге и протянул мне листок. - Вот. Больше я вам предложить не могу. Учтите, это вполне разумная цена, особенно если учесть, что вас направили ко мне по рекомендации Святой инквизиции.
  Ну, что тут скажешь? Вообще-то я рассчитывала выручить за камни несколько больше, но пока что мне не стоит привередничать. Этих денег вполне достаточно, чтоб рассчитаться со Святой инквизицией и отправить деньги на ремонт "Серой чайки", а заодно погасить долг перед капитаном корабля, ведь окончательно я с ним пока что не расплатилась. Правда, после оплаты всех накопившихся долгов с наличностью у меня будет туго, вернее, в кошельке останется всего ничего, но если уж на то пошло, то у меня есть еще один мешочек с изумрудами.
  - Согласна. Возможно, в ближайшее время я вновь смогу посетить вашу мастерскую. У меня еще имеются камни для продажи.
  - Буду рад вновь вас увидеть. Кстати, вы позволите задать вам один вопрос?
  - Ну, если всего один...
  - Если я правильно понял, вы буквально на днях вернулись из Зайроса - об этом говорят те камни, что вы мне принесли. Более того: смею предположить, что вы именно та женщина, что помогла добраться до родины наследнику престола - все же слухами земля полнится, и к тому же у меня все есть свои источники информации. Скажите, каково состояние здоровья принца Гордвина? По этому вопросу нет никакой ясности, но ходят упорные слухи о том, будто он серьезно болен... Прошу не удивляться моему вопросу - все же это наследный принц, преемник власти, будущий король, и мне, как деловому трезвомыслящему человеку, надо постоянно держать руку на пульсе...
  Хм, а вести тут быстро разносятся! Не удивлюсь, если кое-кто из таких вот деловых людей знает едва ли не обо всем, что происходит в королевском дворце, вплоть до разговоров в дамских будуарах. Ну да мне все одно нет смысла что-то утаивать, тем более что Павлен нам еще ранее пояснил, что следует отвечать при подобных вопросах.
  - Принц не просто болен... - вздохнула я со всей возможной досадой в голосе, на какую только была способна. - Он очень болен, и мы все молимся о его выздоровлении. Только вот все эти болезни, которые можно без труда подхватить в дальних странах - они, к сожалению, очень плохо поддаются лечению.
  - Благодарю вас, я все понял...
  Ну, господин ювелир, если вы все правильно поняли, то очень хочется надеяться, что в следующий раз, когда я принесу сюда камни для продажи, вы будете более щедры. Хотя здесь многое зависит и от того, какие камни находятся во втором мешочке...
  Через несколько часов все мои долги перед Святой инквизицией и экипажем "Серой чайкой" были погашены. Что ж, все прекрасно, замечательно, даже на душе стало легче! Теперь можно подумать и о том, что я намерена делать дальше, тем более что кое-какие планы у меня уже есть. Может, для начала стоит подождать возвращение Коннела? А еще мне очень не хочется вновь идти в то самое здание Святой инквизиции, где нас поселили, только вот иного места для проживания у нас пока нет.
  Правда, дойти до нужного места я не успела - неподалеку от ворот меня перехватил Якуб. Судя по довольной физиономии парня, его жизнь каким-то образом наладилась.
  - Хозяйка!.. - мой бывший работник только что мне дорогу не перегородил. - Хозяйка, хорошо, что я вас встретил! Меня послали как раз за вами...
  - И кто пожелал меня увидеть?
  - То есть как это - кто? Господин Павлен, разумеется! Вон, он за вами даже свою карету прислал!
  - Ну, раз прислал, то грех отказываться... - я забралась в карету довольно-таки представительного вида. - Можно и прокатиться, тем более в хорошей компании.
  - Кстати, хозяйка, он, то есть господин Павлен, меня к себе на службу взял!.. - выпалил Якуб, забираясь в карету вслед за мной.
  - Да ты что!.. - я уже давно так не удивлялась. - Как же это ему, бедняге, такое в голову пришло?!
  - А что такого?.. - обиделся парень. - По-вашему я что, хуже других? Господин Павлен сказал, что уже давно искал честного человека для поручений, на которого можно положиться, и вот я ему вполне подошел!
  - Боюсь, если ты на службе у Пса Веры будешь по-прежнему продолжать свои ночные загулы с весельем, то дело кончится весьма печально. Инквизиция - это тебе не я, тут одной выволочной дело не обойдется!
  - Вечно вы, хозяйка, краски сгущаете... - вздохнул Якуб. - Похоже, считаете меня совсем безголовым.
  - Ты у нас не безголовый... - невольно улыбнулась я. - Ты у нас, дорогуша, самый настоящий раздолбай. Павлен - это Святая инквизиция, с которой лучше лишний раз не связываться, как ты этого не понимаешь?
  - Прекрасно понимаю!
  - А если понимаешь, то должен сообразить: если на службе у инквизиции выкинешь нечто из того, что позволял себе, работая у меня... Знаешь, что с тобой после этого сотворят, чадушко ты непутевое?
  - Нет, хозяйка, я уже все решил... - в голосе парня была непривычная твердость. - Я тут подумал хорошенько... Деньги у меня сейчас, конечно, появились, и немалые, но я их могу промотать в два счета...
  - Скорее всего, так оно и будет...- пожала я плечами.
  - Верно... - согласился Якуб. - Только мне ведь и о будущем надо подумать. Это вы, хозяйка, в торговле лихо разбираетесь, и вам нравится это дело, а для меня лавка с кучей счетов и накладных - дело настолько тоскливое, что хоть волком вой! Потому мне все время и хотелось встряхнуться, повеселиться, хоть что-то в своей жизни поменять, пусть даже и ненадолго! А на службе у господина Павлена все будет по-другому. Наверное, там тоже особого веселья не будет, зато у меня теперь есть цель в жизни.
  - Не поделишься, какая именно?
  - Наверное, не стоило бы вам говорить об этом - опять смеяться будете, но я все же скажу: не хочу, чтоб в моей жизни все ограничилось торговлей в лавке, хочу достичь большего. Некоторые простолюдины даже титулы умудряются поучить за беспорочную и честную службу.
  - Что ж, дело хорошее... - согласилась я, а про себя подумала: круто ты, парень, берешь! Хотя кто знает, может Якуб, и верно, пошел по нужному пути. - Только не забывай о том, что твой отец в тюрьме сидит, и, между прочим, не по своей вине!
  - Да знаю я!.. - подосадовал парень. - Завтра же с утра схожу и покрою все долги...
  - А почему завтра, а не сегодня?
  - Ага, как же, к тем людям, которые мне в свое время деньги ссудили - к ним так просто не подойдешь! Они такие жуткие проценты насчитают, что я даже продохнуть не смогу! Вот господин Павлен мне и пообещал, что завтра со мной к тем людям пройдет один из служителей инквизиции - так дело быстрее пойдет, да и кредиторы несколько притихнут.
  - Тоже верно... О, карета остановилась... Кажется, мы приехали?
  - Верно, приехали...
  Оказывается, карета находилась перед красивым двухэтажным домом посреди небольшого парка. Это, конечно, не королевский дворец, но дом просто глаза радует, а парк вообще чудесный, каких только растений и цветов в нем нет! Красота! Я всегда хотела иметь подобный парк, или хотя бы просто уютный зеленый уголок возле своего дома, с беседкой и цветниками, укрытый о посторонних глаз, чтоб в нем можно было отдохнуть вечером после трудного дня. Подле того нового дома, который я построила для нас с Евгаром, был оставлен большой участок земли - я уже намеревалась, было, пригласить туда хорошего садовода, чтоб он, если можно так выразиться, привел эту землю до нужного мне состояния, привел мечту в действительность... К несчастью, все мои планы в один далеко не прекрасный момент пошли коту под хвост. Так, не стоит думать о плохом...
  - Чей это дом?.. - я с удовольствием вдыхала запах цветущих роз.
  - Господина Павлена... - заявил мне Якуб даже с каким-то вызовом. - Красиво, правда?
  - Еще бы... - я просто-таки не могла оторвать взгляд от прекрасных лилий, растущих вдоль одной из дорожек, посыпанных крупным белым песком. - И где хоть он только такие цветы умудрился собрать?
  - Не знаю... Пойдемте, я вас отведу в кабинет господина Павлена.
  Хм, а вот внутри дом обставлен довольно скромно, хотя я сразу поняла, что такая скромность стоит огромных денег: простенькая с виду мебель изготовлена едва ли не из самых дорогих пород дерева, шторы на окнах - из дорогущего кхитайского шелка, толстые ковры на полу и лестницах - с Востока... В общем, это дом явно не для простого работяги. Понятно и то, что на должное обустройство этого дома должны были потратиться огромные деньги.
  Далеко идти не пришлось. Якуб остановился около одной из дверей, и кивнул мне головой:
  - Господин Павлен попросил вас обождать его там, за дверью, в его кабинете, а сам он скоро сюда подойдет. Вернее, я сейчас к нему пойду, скажу, что вы приехали.
  - Хорошо...
  Как я и ожидала, кабинет хозяина соответствовал высокому статусу его хозяина. Тяжелый стол, стеллажи с книгами, несколько кресел, картины на стенах... Однако мне было не до того, чтоб рассматривать все это - просто я увидела, что при моем появлении с одного из кресел с трудом поднимается человек в церковной одежде... Да это же отец Витор! Как-то разом я поняла, что парень все еще неважно себя чувствует, с трудом передвигается, и ему тяжело стоять на ногах. Вон, он шагнул ко мне - и тут же качнулся в сторону, теряя равновесие. Понимая, что отец Витор сейчас может упасть на пол, я метнулась к нему, обняла, не давая упасть, а в следующее мгновение и молодой человек обнял меня. Какое-то время мы стояли, не размыкая объятий, и я поняла, что уже давно не чувствовала себя так хорошо.
  - Как ты?.. - негромко спросила я отца Витора.
  - Если честно, то все довольно-таки сложно и запутано... - вздохнул парень. - Но сейчас не стоит говорить об этом. Лучше скажи, как твои дела?
  - Сегодня пугала ваших придворных дам Зайросом... Кажется, они ничуть не испугались.
  Отец Витор ничего не ответил, но это было совсем неважно. Просто иногда хорошо просто молчать и стоять, прижавшись друг к другу. Кажется, что все сложности и проблемы куда-то исчезли, стали совершенно незначимыми, и вспоминать о чем-либо постороннем никак не хотелось.
  Впрочем, эта идиллия долго не продлилась. Раскрылась дверь, и на пороге появился Павлен, правда, сейчас, вместо привычной простой одежды на нем было строгое, и в то же время дорогое черное одеяние инквизитора. Кажется, поменялась всего лишь одежда, но теперь Павлен выглядел уже не простым кряжистым мужчиной ничем не примечательной наружности, а тем Псом Веры, которого положено опасаться. Не удивлюсь, если выяснится, что он наблюдал за нами из какого-нибудь крохотного окошечка, или же широкой щели.
  Появление этого человека было ожидаемо, но отец Витор только чуть сильнее сжал меня в своих объятиях, но на господина инквизитора это не произвело ни малейшего впечатления. Тяжело опираясь на палку из крепкого черно дерева, Павлен медленно прошествовал мимо нас, и с видимым облегчением опустился в широкое кресло за столом, отставив в сторону свою палку.
  - Ну, и долго вы тут намерены стоять столбами?.. - поинтересовался он вместо приветствия. - В ногах правды нет, к тому же отец Витор только-только стал поправляться, и потому ему следует беречь силы, которых у него пока что слишком мало. Сумел встать на ноги - уже хорошо... Садитесь в кресла напротив меня, нам надо кое-что обсудить. Я специально привез вас сюда, чтоб можно было поговорить без лишних ушей. Госпожа Арлейн, вы догадываетесь, для чего я вас сюда позвал?
  - Нет... - я помогла отцу Витору сесть в одно из кресел, а сама опустилась в другое. - Не имею ни малейшего представления.
  - Тогда я должен вам кое-что пояснить. Сегодня утром отец Витор обратился ко мне с просьбой снять с него сан и позволить вступить в брак с вами.
  - Но... - начала, было, я, не зная, что тут можно сказать. Сейчас был тот редкий миг, когда я была растеряна и не находила слов для должного ответа. Кажется, Павлен правильно понял мое состояние, и потому поднял руку.
  - Погодите. Вначале выскажусь я, обрисую вам положение, в котором оказалась наша страна на текущий момент, а потом вы можете сообщить мне все то, что думаете. Так вот, вначале поговорим о вас, голубках. Разумеется, я давно замечал растущую симпатию между вами, но надеялся, что это все разрешится само собой. Знаете ведь сами, как говорится: с глаз долой - из сердца вон. Госпожа Арлейн, мне с самого начала не нравилась идея использовать именно вас для прикрытия нашей поездки в Зайрос: я бы, бесспорно, предпочел вместо вас мужчину - с ним иметь дело проще и привычнее. Но, к сожалению, решение по этому вопросу зависело не только от меня, но и от дядюшки принцев, а вы ему глянулись едва ли не с первого взгляда. Как он сказал: это именно то, что нам нужно!.. Кажется, среди коронованных особ нашей страны это едва ли не семейная черта - в первую очередь обращать внимание на таких вот холодных и рассудительных женщин, хотя, вообще-то, это дело вкуса...
  - Хм...
  - Не перебивайте меня. Конечно, если бы у нас было время, то я бы еще посмотрел возможных кандидатов, но на подобные изыскания времени у нас не было совершенно, сроки всерьез подпирали, и к тому же глава инквизиции вашего города отзывался о вас как о крайне выдержанном человеке, на которого можно положиться во всем. Он также упирал на то, что ваше разорение было вызвано семейными причинами, и потому внезапная поездка в дальнюю страну ни у кого не вызовет подозрения, и со стороны будет более чем обоснована...
  Ага, это я уже поняла!.. - невольно подумалось мне. К тому там наверняка была еще одна причина, о которой господин инквизитор решил не упоминать: дескать, если даже я и сгину невесть в каких далях, то обо мне родная семейка точно не вспомнит, и уж тем более никто не станет разыскивать мои следы...
  - Госпожа Арлейн, мне не в чем вас особо упрекнуть... - продолжал Павлен. - Просто я несколько не учел того, что отец Витор, будучи с самого детства окружен книгами, и любящий только теологию, может внезапно заинтересоваться красивой молодой женщиной, тем более что она, как выяснилось, полностью соответствовала его вкусам. И вот результат, причем, как я понял, отец Витор настроен более чем решительно. Так вот, молодые люди, придется мне кое-что вам пояснить.
  Павлен на несколько мгновений умолк, а я посмотрела на отца Витора - парень сидит, чуть выпятив подбородок и нахмурив брови. Я уже знала, что когда на его лице появляется такое выражение, это означает только одно - молодой человек решил настаивать на своем.
  - На минуту оставим ваши дела и поговорим о другом... - продолжил Павлен. - Сейчас принц Гордвин дома, но то, как прошла его встреча с отцом... Скажем так: это было ужасно, и после встречи с сыном король слег и больше не встает. Наши придворные врачи обещают ему всего лишь несколько дней жизни, после чего остро встанет вопрос о преемнике. Да, да, как это ни печально, но в ближайшее время у нас будет новый король. Сразу говорю: принца Гордвина можно смело скинуть со счетов, а еще один принц, тот, что очень долгое время находился в коме, скончался в то время, пока мы были в Зайросе, и его смерть, чего уж там таить, была давно ожидаемой. Третий принц, к великому огорчению, слаб рассудком, так что не может быть и речи о том, что он может занять трон, и на данный момент у нас остается всего лишь два кандидата - отец Витор и его младший брат. Вернее, первым на очереди станет отец Витор...
  Ну, тут мог бы долго и не распространяться, мне и так все более или менее понятно. Однако Павлен продолжал:
  - Беда в том, что положение нашей страны сейчас... ну, скажем так, несколько нестабильно. Польния слишком долго вела тайную атаку против нашей страны, умудрилась втравить в нее несколько сопредельных государств, и отступать от намеченных планов, естественно, не желает, а иначе ее потери будут весьма велики. Разумеется, течь идет не только о финансовых потерях, но и о возможной потере репутации, что, как вы понимаете, может оказаться весьма болезненно. Пусть принц Гордвин сейчас выведет из этой шахматной партии, но сама игра далеко не окончена, потому как Польния так и не отказалась от своих планов по тихому захвату нашей страны. На это дело из королевской казны Польнии затрачены огромные деньги, и бросать это дело на полдороге правящий дом Польнии уже просто не может - они пытаются отыграть себе хоть что-то, да и их тайные союзники требуют каких-то результатов...
  - Я не совсем...
  - Не перебивайте!.. - оборвал меня Пес Веры. - Так вот, у нас сейчас есть неплохой шанс укрепить свои силы и приобрести хорошую поддержку, то есть будущему королю нужно будет заключить брак с принцессой Эженни, единственной дочерью короля Наосии, государства, вплотную граничащего с нашей страной. Это, чтоб вы знали, большие деньги в казну нашей страны, дополнительные войска в случае опасности, реальная возможность хорошенько прижать хвост тем, кто точит зуб на нашу страну... Для тамошнего короля, по ряду причин, этот союз тоже крайне желателен, а для нас подобное единение разом снимет множество проблем. Признаю честно: переговоры о заключении этого брака идут давно, почти все условия уже обговорены - и вдруг я слышу от отца Витора, что он одним махом желает разрушить все то, что может спасти нашу страну! Этот молодой человек, видите ли, влюбился! Так вот, должен вам сказать: любовь - дело хорошее, и даже прекрасное, но есть обстоятельства, когда долг должен быть поставлен впереди чувств!
  - Я хотел сказать... - начал, было, отец Витор, но Павлен вновь перебил его.
  - Это вы послушайте то, что я вам сейчас намерен сказать: молодые люди, я понимаю ваши чувства, но иногда бывают обстоятельства, когда требуется напрочь забыть о сердечных ранах, и думать только о благе государства! Кроме того отец Витор упускает из вида одну очень важную вещь: чтоб он мог вступить в брак - для этого с него необходимо снять церковный сан, а снимут его, или нет - это полностью зависит только от вас, отец Витор, вернее, от того решения, которое вы примете. Если вы согласитесь на брак с принцессой Эженни, то ваш сан будет снят, и все пойдет, как и положено: брак с принцессой, трон и все остальное. Если же вы по-прежнему будете продолжать свое непонятное упрямство, то сан с вас никто не снимет, и вы будете отправлены в дальний монастырь, где сможете до конца дней совершенствовать свои знания в теологии. Естественно, что в этом случае ни о каком браке не может быть и речи.
  - Господин Павлен...
  - По-моему, я просил вас меня не перебивать. Так вот, если вы, отец Витор, откажетесь от брака с принцессой, то вам, естественно, придется отказаться и от своей очереди на престол, и корону наденут на вашего младшего брата. Скажу откровенно - это не очень желательно, потому как у него сейчас в подружках очередная красотка из Польнии, да и круг его общения далек от совершенства. Ну, этой девице в самое ближайшее время мы зубки укоротим - не хватало нам еще одного повторения истории с принцем Гордвином, но, тем не менее, этот молодой человек, ваш брат, слишком легко относится к жизни, заводит немало сомнительных друзей, а в его голове пока что ветер свищет. Вот потому-то, отец Витор, я взываю к вашему разуму и чувству долга. Я тоже был молодым, и вполне допускаю, что госпожа Арлейн - ваша первая любовь, и потому вам так сложно отказаться от своих намерений, но у членов королевских семейств интересы государства должны стоять впереди личных пристрастий и увлечений
  Не знаю, о чем думал отец Витор, но мне было возразить нечего. Надо же, господин инквизитор занимается уговорами, пытается воззвать к трезвому осознанию реальности. Конечно, если откинуть эмоции, то, по сути, Пес Веры был прав во всем...
  Тем временем инквизитор повернулся ко мне.
  - А теперь я обращаюсь к вам, госпожа Арлейн. Считаю вас разумной женщиной, и просто прошу, чтоб вы представили себе, что произойдет в том случае, если вы окажетесь на троне. Наверняка из вас получится неплохая королева, во всяком случае, лучше многих царственных особ, занимающих это место, но ваше низкое происхождение может отрицательно сказаться на имени нашего королевского дома. Думаю, любому понятно, что наша чванливая знать так и не признает вас в полной мере королевой, и в королевском дворце вы будете жить почти что в одиночестве. Конечно, вам будут кланяться, но за вашей спиной постоянно будут смешки, сальные шуточки, и постоянные разговоры, что, дескать, такая королева недостойна своего супруга. Мол, подобрал какую-то торговку, или же она окрутила невинного парня... Думаете, я не прав? А еще прошу вас вспомнить тех дам, что сегодня видели в церкви. Как вы считаете, они проникнутся к вам любовью? Вам захочется жить в постоянной атмосфере неприязни, а то и почти открытого неприятия? Даже любовь мужа не защитит вас в полной мене от недоброжелателей. И потом, не стоит не принимать во внимание недовольство церкви этим браком, а что в этом случае может произойти - об этом думаю, вы можете догадаться...
  Чего тут не понять? Павлен ясно дает мне понять, что до свадьбы невеста, то есть я, скорей всего, не доживет, и все это будет сделано только ради блага государства. Мол, выбирай, будешь жить, или тебя внезапно свалит невесть какая хвороба... Конечно, в своих доводах Пес Веры прав целиком и полностью, только вот слушать его слова отчего-то очень тяжело.
  - Знаете, отчего я вам это говорю здесь, наедине?.. - продолжал свою речь Павлен. - Потому что я хорошо отношусь к вам обоим, и мне хочется решить этот вопрос без особого ущерба для вас двоих, ведь когда ты осознаешь, что выхода у тебя, по сути, нет, то это уже покорность судьбе, от которой никому из нас не спрятаться. Вы оба мне нравитесь, но по рождению находитесь несоизмеримо далеко друг от друга, так что, мои дорогие, пусть это все закончится, еще не начавшись...
  Конечно, глупо было ожидать чего-то иного, но мне было горько оттого, что приходится расставаться с еще одним парнем, который мне по-настоящему понравится. Ну почему мне так не везет в личной жизни?!
Оценка: 8.97*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"