Корнилова Веда: другие произведения.

Там, у края неба, гл. 10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:

  Первым в пещеру вошел Вафан, а за ним последовали мы с Патриком. Глядя на дорогого супруга, можно с уверенностью сказать, что будь на то его воля, он бы бегом кинулся в эту самую шахту в поисках места, где находятся детеныши дракона. Вообще-то его можно понять - чтоб снять с себя колдовство, еще и не так поторопишься. Вафан, судя по всему, тоже не прочь посмотреть, что находится внутри пещеры, а вот что касается меня, то забираться в этот темный провал в скале мне никак не хотелось. Я не стала никому говорить, что до жути боюсь закрытых темных пространств - не знаю, как другим, а мне в них всегда не по себе, но, как я понимаю, сейчас об этом пока что лучше помолчать, и молиться всем Светлым Богам в надежде на их помощь и покровительство.
  Невольно вспомнилось о том, что несколько месяцев назад к дяде Тобиасу заглянул старый приятель, с которым они давненько не виделись. Этот человек несколько недель гостил у своего родственника - владельца небольшой шахты, и сейчас возвращался домой, а по дороге заехал в наш город, навестить друзей. Гость мне очень понравился, он оказался веселым и обаятельным человеком, и, помимо всего прочего, поведал о том, как спускался в шахту, принадлежащую его родичу. Приятель дядюшки оказался из числа тех, кого называют душой компании, да вдобавок мужчина был замечательным рассказчиком, так что мне запомнилось немало из того, о чем он нам говорил. Конечно, многое из его повествований уже забылось, но кое-что всплыло из глубины памяти.
  Оказавшись внутри пещеры, я огляделась: а тут, и верно, когда-то был рудник, но понятно, что он уже давно заброшен. Надо сказать, что окружающее впечатляет (во всяком случае, меня - точно), размеры штрека (кажется, он так называется) тоже радуют - нам пока что можно стоять во весь рост. Очень бы хотелось, чтоб так было и дальше, а не то друг дядюшки Тобиаса упоминал о том, что в шахте его родича кое-где можно пробираться только на четвереньках.
  Мы прошли совсем немного, и я то и дело невольно оглядывалась назад, на светлый овал, освещенный солнцем. Ох, как же мне хотелось броситься назад, туда, где есть синее небо, яркое солнце и теплый ветер, где можно дышать полностью и не видеть над головой каменный свод, но пока придется собрать волю в кулак, и идти дальше, тем более что Вафан, обнюхивая землю, уверенно двигается вперед. А еще тут какая-то особенная тишина, в которую поневоле вслушиваешься, опасаясь пропустить хоть один сторонний звук.
  Крепь над головой (надо же, я и это слово вспомнила!), кажется, сгнила - во всяком случае, Патрик сделал такой вывод, ковырнув пальцем одно из толстых бревен - значит, этому заброшенному руднику уже не одна сотня лет. А еще Патрик заметил, что крепь сделана из настоящей корабельной сосны. Мне оставалось только гадать, каким образом можно было умудриться притащить сюда эти тяжелые бревна, особенно если принять во внимание, что на Синих горах рос только мелкий кустарник... Впрочем, я, кажется, думаю совсем не о том.
  Еще пара десятков шагов - и стало совсем темно (а еще жутковато), так что нам пришлось зажечь один из факелов. При виде огня на душе сразу полегчало, да и наш оборотень пока не выказывает никакой тревоги. Ну и хорошо, значит, пока мне следует выкинуть из головы все ненужные мысли и просто смотреть по сторонам - все же это подземный мир, пусть и рукотворный. Надо же, а стены тут необычные, какие-то рельефные, и имеют на себе следы тысяч и тысяч ударов киркой, или чем там в давние времена пользовались люди, вгрызаясь в земную твердь своими простыми инструментами. Кстати, стены в штреке красивые, камни образуют удивительные узоры, которые переливаются разными цветами, от нежно-розовых, до ярко-синих. Этими потрясающими природной живописью хотелось бы любоваться долго, потому как переливы красок совершенно неповторимы, только вот под нашими ногами хватает камней, как мелких, так и довольно крупных, так что, прежде всего, надо внимательней следить не за красотой стен, а за тем, куда шагаешь.
  Вот коротко ругнулся Патрик - кажется, он ступил на камень, который немного двинулся под его тяжестью, и дорогой супруг с трудом сумел удержаться на ногах.
  - Осторожней... - вздохнула я, подумав о том, что и мне самой стоит быть повнимательней, и меньше рассматривать узоры на стенах. - Поменьше мечтай, а не то может быть всякое...
  - Нет, я, конечно, люблю прогулки в темноте, да еще и в компании красивой девушки... - хмыкнул Патрик. - Только вот, каюсь, в здешних местах меня на романтику совсем не тянет. Тут бы голову на плечах сохранить.
  Прошли еще немного, и наткнулись на развилку, от которой в разные стороны идут два штрека, только один из них довольно низкий, словно в нем когда-то трудились карлики-рудокопы (вот там нам точно надо пробираться на четвереньках), а во втором мы по-прежнему можем передвигаться в полный рост. Думаю, понятно, что именно туда и направился Вафан, а мне оставалось надеяться только на то, что люди герцога Малка не стали уж очень далеко забираться в эту шахту.
  Мы понемногу шли вперед, и коридор пока что был достаточно прямой. То и дело от штрека в стороны ответвлялись ходы, только вот почти все они к этому времени завалены - похоже, что обвалы здесь не были чем-то из ряда вон выходящим явлением. Нет, об этом лучше не думать, а иначе на душе станет еще тревожней - стоит только представить, что можешь оказаться под завалом... Ой, даже мысли об этом надо гнать из головы!
   Еще я обратила внимание на то, что часть этих боковых ходов имеет сводчатый потолок, за счет которого он держится и не требует крепежа - помнится, о чем-то таком рассказывал приятель дяди Тобиаса. Да и сам проход в этих местах настолько узкий, что если б тут в свое время установили крепи, то пройти было бы несколько проблематично. А еще кое-где, там, где пониже, на земле стоит вода, кристально чистая, и невероятно холодная. Интересно, как люди вытаскивали руду на поверхность? Расстояние до входа в шахту немалое, да и руда наверняка очень тяжелая... Ох, я опять думаю не о том...
  Внезапно оборотень поднял нос вверх и чуть слышно зарычал, глядя на потолок. Оказывается, в этом месте свод пещеры был не только довольно высоким, но еще и покрыт непонятыми серыми комочками. Это еще что такое?
  - Надо же, летучие мыши... - прошептал Патрик, и, наклонившись к оборотню, зажал его пасть рукой.
  - Слышь, не вздумай рычать... - чуть слышно произнес он. - Они в спячке, не хватало еще, чтоб проснулись, и как ошалелые, стали метаться вокруг. Пусть спят...
  А, так это летучие мыши! Точно, уцепились задними лапками за чуть заметные выбоины в стене, и спят вниз головой, только уши точат. Пожалуй, нам стоит вести себя по-возможности тихо и крайне аккуратно, чтоб случайно не разбудить этих маленьких серых созданий. Не скажу, чтоб мы чего-то всерьез опасались, но и лишнего шума не хотелось. Надеюсь, что люди герцога Малк, когда проходили здесь, тоже не стали беспокоить летучих мышей, хотя не знаешь, чего в тот или иной момент можно ожидать от наемников. Эти люди, пока сидели в засаде и изнывали от безделья, вполне могли даже устроить охоту на пушистых зверьков...
  Мы прошли еще немного и остановились. Дело в том, что перед нами находилось несколько глубоких то ли ям, то ли трещин, занимающих почти весь проход между стенами штрека - похоже, что эти впадины немалой величины появились здесь уже после того, как рудник был заброшен. Пройти между ними, пожалуй, можно, только вот делать это следует с осторожностью, а не то и вниз свалиться недолго, а эти ямы достаточно глубокие, и выбраться из них будет весьма затруднительно. Однако оборотень ловко пробежал по узкой полоске между провалами в земле, а за ним, очень осторожно, стараясь удержать равновесие, прошли и мы с Патриком. Остается только невольно посочувствовать людям герцога, которые вынуждены были пробираться среди этих ям с грузом в руках, тем более что драконьи яйца должны весить немало. Уж не здесь ли они и разбили одно из них? Все может быть...
  - Интересно, драконьи детушки еще не показались на белый свет?.. - этот вопрос беспокоил меня уже давно. Что ни говори, но если детеныши вылупятся, то еще неизвестно, сможем ли мы с ними управиться - это же не цыплята! Впрочем, пример не очень удачный - цыплята тоже требуют немало забот.
  - Надеюсь, что нет... - откликнулся Патрик. - Хотя время уже подпирает...
  Интересно, далеко нам еще идти? Очень бы хотелось задать вслух этот вопрос, но я сдержалась, ведь мои спутники знают не больше, чем я. Пока что мы одолели не очень большое расстояние, и наверняка прошло не так много времени с той поры, когда мы зашли в шахту. Тем не менее, мне кажется, что наша троица находится здесь достаточно долго, и лично у меня есть огромное желание повернуть назад. Полагаю, что примерно такие мысли в свое время посещали и наемников, которым тоже вряд ли нравилось бродить среди этих камней, и потому они уже должны были начать выказывать колдуну свое недовольство. Надеюсь, что чародей должен был принять во внимание начинающийся ропот наемников.
  Не знаю, столько времени мы шли дальше - может, пять минут, а может и четверть часа, но вскоре добрались до очередной развилки, если ее так можно назвать. Дело в том, что на этой развилке соединялось сразу три хода, два из которых к этому времени оказались полностью засыпаны породой, а третий - всего лишь до середины, и через него вполне можно пробраться, если не ползком, то согнувшись. Надеюсь, путь к дракончикам лежит не через один из двух полностью заваленных ходов - в этом случае нам придется копать долго, и неизвестно, чем закончатся наши раскопки! По счастью Вафан не обратил никакого внимания на завалы, легко взобрался на кучу камней, и, повернувшись, кивнул нам головой - мол, все в порядке, можно иди. Значит, разгребать камни нам не придется, и это радует.
  Когда я перебралась через этот завал, то едва не покатилась вниз - с той стороны оказался очень крутой спуск, да и острых обломков камней внизу хватало, во всяком случае, я, спускаясь вниз, едва не перекувыркнулась через голову, и достаточно ощутимо ушибла руку. Но главное было не в том - волколак стоял рядом с завалом, что-то вынюхивая на земле, а рядом присел Патрик, не отрывая взгляд от камней на земле.
  - Что вы там такое увидели?.. - я подошла к спутникам, потирая ноющую руку.
  - Да как тебе сказать... - странно усмехнулся Патрик. - Кажется, наш оборотень нашел место, где разбилось драконье яйцо.
  - Вы уверены?.. - спросила я. Впрочем, вопрос был задан, скорее, для проформы - наш оборотень, с его острым нюхом, ошибиться не мог.
  - Смотри сама...
  Я присела рядом с волколаком. А ведь тут, и верно, камни стоят боком, словно иголки у ежа, и края у этих камней очень острые, так что если кто-то из наемников не смог удержать в руках тяжелое яйцо, то оно, и верно, скатившись сверху, должно было разбиться именно здесь, на этом самом месте. Может, тут и осколки скорлупы сохранились? Наклонив факел к земле, я всматривалась в камни. Кажется, нет ничего, похожего на скорлупу, хотя...
  - Вафан, как думаешь, это что? То, о чем мы думаем?.. - я положила на свою ладонь гладкий кусочек сероватого цвета. Размером всего лишь с ноготь мизинца, ровный и не очень толстый, он застрял меж двух камней, и достать его стоило немалых трудов. Оборотень, чуть поведя носом, кивнул головой, и устремил взгляд на Патрика. Что ж, тут все ясно. Больших осколков не видно, а мелкие, пожалуй, отыскать можно. Если постараться, конечно.
  - Ты зачем их собираешь?.. - мрачно поинтересовался Патрик. Он с неприязнью смотрел на небольшие кусочки кожистой скорлупы, которые я сумела найти среди камней. В этом непростом деле мне помогал оборотень - он показывал лапой, где может находиться очередной обломок. Задача осложнялась еще и тем, что сероватая скорлупа сливалась с породой и камнями, так что отыскать ее было совсем непросто.
  - Не знаю... - честно призналась я. - Будем считать, на всякий случай. Сейчас трудно сказать, что нам пригодится...
  - Было бы что подбирать с земли... - у дорогого супруга при виде этих неровных кусочков испортилось настроение. Его можно понять - именно на этой скорлупе на сына герцога навели драконье колдовство, и потому Патрик инстинктивно старается держаться подальше от всего, что с этим связано. - Оставила бы эту дрянь лежать на месте! Зачем тебе это обломки нужны?
  - Да их тут совсем немного... - я отыскала еще один кусочек скорлупы, совсем крохотный. - Похоже, что колдун подобрал с земли почти все, а самую мелочь не стал трогать - в то время ему было не до того, да и возиться не хотелось, собирая все до последнего кусочка. Тогда у него была другая задача - не тратить время понапрасну, спрятать оставшихся драконьих детишек, и побыстрей покинуть пещеру. Что ни говори, но здешние места не очень располагают к долгим прогулкам.
  - Кто бы сомневался... - пробурчал Патрик. - Все, хватит тут стоять, пошли.
  - Погоди... - я завернула найденные обломки в небольшой кусок чистой холстины, который лежал у меня в кармане, а затем убрала небольшой сверток в дорожный мешок. - А вот теперь можно и идти.
  - Давно пора... - Патрик направился вслед за волколаком, который потрусил дальше, а я постаралась не отстать от своих спутников.
  Трудно сказать, сколько еще мы прошли - коридор был почти прямой, без боковых ответвлений, и мне даже стало казаться, что он, этот коридор, едва ли не бесконечен, но через какое-то время мы увидели очередной ход в стене, возле которого волколак остановился и посмотрел на нас.
  - Что, нам сюда?.. - поинтересовался Патрик, и оборотень в ответ утвердительно закивал головой. Как видно, далее по этому коридору никто из наемников не пошел, да и сам колдун вряд ли стремился к долгим моционам по старым рудничным выработкам. Скорей всего наемники, следуя указкам чародея, добрались до нужного места, оставили там свою ношу, и сразу же поспешили назад. Во всяком случае, я бы на их месте так и поступила.
  - Тогда почему стоишь?.. - спросил Патрик у Вафана, но тот вместо ответа лишь водил носом по воздуху. Кажется, нашего оборотня здесь что-то настораживало. - В чем дело?
  Вместо ответа волколак лишь потряс головой, что можно считать ответом - мол, не знаю, в чем тут дело, но идти в этот ход мне почему-то не хочется. У меня, признаюсь, тоже нет ни малейшего желания забираться в это темное отверстие, причем не хочется от слова "совсем", только иного выбора нет. На какое-то мгновение мне захотелось сказать своим спутникам - вы идите, а я вас тут подожду, у входа!, но сочла за лучшее благоразумно промолчать, потому как перспектива оказаться одной в этом темном коридоре пугала меня еще больше.
  - Тебя что-то смущает?.. - снова поинтересовался Патрик у оборотня, но тот по-прежнему стоял на месте, принюхивался, да еще и чуть приподнял шерсть на загривке. Насколько я поняла, волколаку что-то очень не нравится, но в то же время он не может понять, в чем тут дело. Мол, возможно, причина в какой-то ерунде, потому как здесь, под землей, не всегда можно сказать что-то определенное. Впрочем, если б тут было нечто по-настоящему опасное, то оборотень сумел бы это уловить.
  - Ну что, пошли?.. - повернулся ко мне Патрик, которому явно не стоялось на месте. Понятно, что ему хотелось как можно быстрей закончить со всей этой историей, вынести на поверхность потомство дракона, и снять с себя наведенное колдовство. Я не успела ему ответить, потому что в этот момент словно ощутила на себе чей-то взгляд. Казалось, будто кто-то смотрел мне в спину... Это еще что такое? Обернувшись, огляделась вокруг - все тихо, спокойно, рядом никого, за моей спиной все та же рифленая каменная стена в причудливых разводах. Наверное, показалось, да и волколак не проявляет никаких признаков беспокойства. Очевидно, это просто расшалившиеся нервы, что неудивительно - в таком месте еще и не то почудится, ведь не просто же так мы здесь оборачиваемся даже на звук упавшего камешка.
  - А ты почему головой по сторонам вертишь?.. - спросил Патрик. - Что-то заметила?
  - Да так, померещилось, не обращай внимания...
  - И все же?
  - Просто показалось, что на меня кто-то смотрит.
  - А я ничего такого не чувствую... Похоже, это тебе и верно, почудилось. Ну что, пошли?
  - Пошли... - мне пришлось очень постараться, чтоб произнести спокойно эти слова. На самом деле в этот ход мне настолько не хочется заходить, что я с трудом удержалась, чтоб не повернуться, и не направиться назад, к выходу из шахты. Да что же это такое, а?
  Первым в темный ход направился Вафан, потом шел Патрик, держа в руке горящий факел, а я замыкала это шествие. Пока что ничего необычного - все те же стены со следами ударов киркой, камни под ногами... Правда, здешний коридор был узковатый, а еще тут довольно низкий сводчатый потолок, и нам приходилось идти согнувшись... В голову отчего-то лезли мысли о том, сколько же труда пришлось затратить рудокопам, чтоб вынуть из земли такое количество руды, чтоб образовались такие подземные тоннели... Ясно, что на все это ушли не годы, а века. Еще мне кажется, что мы очень долго идем по этому узкому ходу, причем все время спускаемся вниз, и я не могу отделаться от впечатления, будто откуда-то веет теплом...
  Хотя мы все в глубине души ждали того заветного момента, когда окажемся у места, где колдун спрятал будущее потомство дракона, все же оно оказалось для нас несколько неожиданным: мы вошли в довольно большое помещение с высокими сводчатыми потолками, теряющимися в темноте. Проще говоря, этот неширокий ход оканчивался самым настоящим каменным залом, в котором мы сейчас оказались. Хм, не знаю почему, но мне кажется, что ранее в этом зале вряд ли добывали руду: такое впечатление, что это - творение природы, хотя рудокопы, без сомнений, приложили к этому месту свои руки.
  Первое, на что мы обратили внимание - земля здесь покрыта довольно-таки толстым слоем теплого песка (что явилось для нас полной неожиданностью), а камни (которые иногда падают с потолка - куда же тут без них?!) кто-то заботливо оттащил к стенам. Очевидно, это сделали наемники по приказу колдуна. Но главное, на что упал наш взгляд - в середине зала лежало четыре больших сероватых яйца, на треть закопанные в песок. Наконец-то! Похоже, это именно то, в поисках чего и спустились сюда, в этот заброшенный рудник!
  Не сговариваясь, мы едва ли не бегом кинулись к будущим драконьим детишкам, и, присев на теплый песок, стали их рассматривать. Да, размеры яиц немалые, но, по счастью, целы, ни одно из них не треснуло. Когда я положила руки на каждое из этих яиц, то поняла, что во всех них есть зарождающаяся жизнь - во всяком случае, я ощутила, как бьются крохотные сердца. Больше того - мне даже показалось, что я слышу то ли писк, то ли шипение. Все верно: как видно, колдун хотел вести с драконом честную игру, и потому поместил будущих малышей-дракончиков туда, где для их развития есть самые подходящие условия, и где до рождения они не погибнут, во всяком случае, хотя бы останутся живы до момента своего появления на свет. Именно для этого чародей заботливо закопал каждое из этих яиц в теплый песок - а то как же, прекрасный способ воздействия на мамашу этих ребятишек! Пусть знает, что ее дети пока что живы, а все остальное зависит только от нее: заплатит требуемый выкуп - детей вернут, а если нет, то тут, как говорится, не обессудь...
  - Похоже, все дракончики живы и, надеюсь, здоровы... - я посмотрела на своих спутников.
  - Главное, чтоб их до мамаши дотащить целыми и невредимыми... - Патрик вытер пот со лба. - И желательно сделать это до того времени, пока они не появятся на свет... А интересно, откуда здесь взялся песок? Да он еще и теплый... Странно... Хотя какое нам дело до всего этого!?
  - Верно... Давай быстрей уйдем отсюда!
  Если судить по тем скорлупкам, которую я собрала подле завала, то можно понять, что оболочка драконьих яиц очень крепкая, а это не может не радовать, ведь если мы разобьем хоть одно из них, то еще неизвестно, как в этом случае поведет себя дракон. Попыталась приподнять одно из яиц - да, большое, и вес довольно ощутимый, но донести их до выхода из шахты мы в состоянии. Более того: оборотень чуть заскулил, кивая на них. Тут все ясно без слов: волколак слышит, что детки в самое ближайшее время порадуют мир своим появлением, а раз так, то и нам надо торопиться, тем более что задерживаться здесь лишнюю минуту у нас не было ни малейшего желания.
  - Черил, вытряхивай одеяло из заплечного мешка!.. - скомандовал Патрик. - Вместо него положим в мешок одно из этих яиц. Вафан, ты, давай, снова приобретай человеческий облик - каждому из нас придется нести по одному из этих хм... драконьих детушек.
  - Ничего, как-нибудь дотащим. Признаюсь: готова бежать, лишь бы поскорей оказаться снаружи... - я вынула из заплечного мешка войлочное одеяло, и только хотела отложить его в сторону, как позади нас раздался страшный грохот. Внутри меня все обмерло, и, обернувшись, я увидела, как сверху сыплются камни, заваливая вход в пещеру. В следующее мгновение факел выпал из рук Патрика и упал на песок, а дорогой супруг выхватил у меня из рук одеяло. Последнее, что я успела заметить в затухающем свете факела: Патрик накидывает одеяло на драконьи яйца, а оборотень, взвизгнув, бросается в сторону. Ну, а меня что-то ударило по голове, и я потеряла сознание.
  Не знаю, сколько я так пролежала, но пришла в себя лишь после того, как дорогой супруг вылил на меня добрый стакан воды из фляжки. Мне понадобилось какое-то время для того, чтоб сообразить, где я нахожусь, и вспомнить произошедшее. В темноте снова горел факел, а лицо дорогого супруга было покрыто тонким слоем пыли.
  - Черил, ты жива?.. - в голосе Патрика была слышна тревога.
  - Если честно, то еще не поняла... - я потрогала затылок. Кажется, голова не разбита, но до ушиба все же лучше не дотрагиваться. - Голова болит... Что произошло?
  - Похоже, это было землетрясение... - устало произнес Патрик. - Надо же такому случиться! А тебя камнем ударило - вон, посмотри сама, сколько их тут сверху нападало...
  - Долго я так пролежала?
  - Точно не скажу - сам какое-то время провалялся в отключке. Камнями и мне попало нехило...
  - Ты как себя чувствуешь?
  - В целом неплохо.
  - А в частности?
  - Живой - и ладно. Кстати, Вафан тоже жив, хотя беднягу слегка потрепало.
  А вот и сам оборотень - прихрамывая, подошел к Патрику на четырех лапах. Сейчас шкура и морда зверя были густо присыпаны пылью, хвост волочился по песку, и со стороны волколак смотрелся как старое, больное животное. Более того - кое-где на морде видны следы крови, припорошенные пылью, а еще наш хвостатый приятель то и дело чихает. Святые Небеса, что с ним произошло?
  - Вафан, ты как все это пережил?.. - спросила я.
  - Не повезло нашему оборотню - его камнями завалило... - вздохнул Патрик. - По счастью, порода была мелкой, крупные камни упали чуть в стороне, так что Вафан сумел выбраться самостоятельно, хотя все же пострадал.
  - Бедняга!
  - Да нам всем не повезло... - махнул рукой муженек. - Чего уж об этом говорить!
  - Ты чего в человека не оборачиваешься?.. - поинтересовалась я у Вафана. Сейчас оборотень лежит неподалеку от нас, прикрыв глаза, и, судя по всему, не горит желанием подняться на ноги, или же ему трудно это сделать. Вафану можно только посочувствовать - все он попал под завал из камня, а тут без травм вряд ли обошлось. Повезло, что вообще жив остался, так что для нашего волколака будет лучше какое-то время отлежаться.
  - К сожалению, обернуться в человека у Вафана не получается... - пояснил Патрик, потирая шею.
  - То есть как это - не получается?
  - Он и сам не понимает, в чем тут дело... - подосадовал дорогой супруг. - Естественно, что такое положение дел вряд ли может радовать нашего волколака.
  - Да уж...
  - Похоже, колдун, оставляя это место, наложил на него какие-то мощные чары - недаром наш оборотень неохотно сюда шел, хотя никак не мог понять, в чем тут дело. Вафан мне еще у входа в этот коридор дал понять, что от этого места любому живому существу лучше держаться подальше. Оборотни - они, знаешь ли, хорошо чувствуют чужую ворожбу, а колдун герцога Малка (чтоб им обоим пусто было!), как видно, очень силен - во всяком случае, этот человек поставил сильнейшее заклинание, отпугивающее каждое живое существо от этого места. Колдуна можно понять - таким образом он отгонял от драконьего потомства не только людей, но и тех обитателей пещер, которые не прочь попробовать такой редкий деликатес, как драконьи яйца, лежащие на песке.
  - Но мы тут никого не видели, кроме летучих мышей!
  - Верно, но не значит, что в этой шахте больше нет никаких обитателей. Во всяком случае, Вафан считает, что уловил запахи живых существ.
  - А тебе не кажется, что и землетрясение - дело рук все того же колдуна?
  - Скорей всего так и есть: этот человек сделал все, чтоб никто не смог отсюда выйти, кроме, разумеется, его самого, или же тех, кто придет сюда по его приказу.
  - И когда же Вафан тебе все это сказать успел?
  - Когда меня в себя приводил.
  - Но ведь и ты должен ощущать присутствие магии!
  - Нет... - покачал Патрик головой. - Я заколдован, а Вафан - оборотень, и хотя мы можем без слов понимать друг друга, все же между нами лежит большая разница. Вернее, огромная. Он чувствует магию, а я нет. Вернее, из всех магических свойств у меня имеется только одно: даже на расстояние я могу ощущать лишь присутствие дарка, то есть тебя. Вот и все мои способности, вернее, те, которые у меня имеются на данный момент.
  - Ощущать меня - это звучит многозначительно... - попыталась улыбнуться я, и огляделась вокруг. Надо бы задать дорогому супругу вопрос, который давно вертится у меня на языке, и ответ на который я боюсь услышать. - Скажи, мы можем отсюда уйти?
  - Боюсь, что нет... - устало произнес Патрик - кажется, он сам боялся произнести эти слова. - Вход полностью завален. Я, конечно, могу начать его разгребать, но, скорей всего, обрушение произошло не только у входа, а на довольно значительном расстоянии, так что если мы даже и сможем выбраться отсюда, то это произойдет весьма нескоро.
  Значит, сбываются мои самые мрачные опасения. Плохо дело, и я как чувствовала - не хотела сюда идти, только не имеет смысла обо всем этом говорить. Надо что-то предпринять, или же совершить нечто невероятное, чтоб покинуть это место, только вот кто бы подсказал, что мы можем сделать в этой безвыходной ситуации?
  Меж тем Патрик продолжал:
  - Хуже другое - боюсь, как бы у нас воздух не кончился.
  - Не пугай!
  - Самому страшно.
  - Погоди... - я только что вспомнила, для чего мы оказались здесь. - А что там с потомством дракона?
  - Совсем из головы вылетело!.. - Патрик поднялся на ноги. - Да и не до них было!
  Войлочное одеяло по-прежнему было накинуто на драконьи яйца, только сейчас на нем лежал слой пыли и небольшие камни. Когда же сняли одеяло, то оказалось, что все яйца целы и невредимы - как видно, войлок смягчил падение камней, да и скорлупа оказалась достаточно крепкой.
  - Вроде целы... - сделал вывод Патрик.
  - Пока да... - согласилась я. - Только вот боюсь, рождение на свет детенышей дракона в нынешних условиях окажется настоящей катастрофой, причем как для них, так и для нас.
  - Кто бы спорил... - махнул рукой Патрик.
  - Боюсь спросить - что делать будем?
  - Для начала давай хотя бы осмотримся, куда попали. Пока еще у нас есть несколько факелов, но не знаю, что будем делать, когда они закончатся.
  Да уж, оказаться в полной темноте - в нашей, и без того непростой ситуации, хуже этого ничего быть не может. Ладно, пока не стоит об этом думать, а не то на душе и без того тяжело.
  Пещера не очень большая, и ноги тонут в песке выше, чем по щиколотку. Н-да, песка тут хватает, только вот непонятно, откуда он тут взялся? И тепло тут откуда-то идет, причем тепло доброе и приятное, словно от греющейся печки. Как-то все это необычно, особенно среди старой заброшенной шахты... Не менее интересно и другое: кое-где в стенах, на небольшом расстоянии от пола, имеется нечто вроде широкой и довольно длинной ниши, где вполне вольготно может расположиться человек среднего роста. По словам Патрика, подобное очень напоминает лежанки монахов в кельях скальных монастырей - оказывается, дорогому супругу пару лет назад довелось побывать в тех дальних местах, и он успел насмотреться на быт тамошних обитателей. Кто знает, может, и рудокопы когда-то использовали это место для отдыха, а возможно, и для ночевок? Пожалуй, так оно и есть, тем более что камень на лежанках такой же теплый, как и песок. Без лишних слов понятно - в этом зале уставшему человеку невольно хочется задержаться хотя бы для небольшого отдыха, да и находиться здесь куда приятней, чем в длинных холодных коридорах. Правда, наряду с большими каменными нишами в стене имеются и совсем маленькие, хотя таких немного. Тут что, и дети были? А ведь похоже на то, причем, судя по размерам ниш, это были совсем малыши. Странно... Неужели родители тащили сюда своих детей, даже самых маленьких? У меня такое в голове не укладывается! Тут можно сказать только одно - от хорошей жизни вряд ли кто-то отправился бы в забой с детьми.
  Мы с Патриком обошли по кругу весь зал, пытаясь отыскать хоть какой-то выход, только все оказалось бесполезно. Ой, беда... Понятно, что место, где мы сейчас находимся - это тупик, и вход в зал имелся всего один, тот самый, который сейчас завален. Похоже, следует признать очевидное: нас завалило где-то очень глубоко под землей, и отсюда нет выхода...
  Не знаю, что бы случилось дальше - во всяком случае, я почувствовала, что меня просто-таки захлестывает волна отчаяния, и из глаз вот-вот даже не потекут, а хлынут слезы... Ведь как чувствовала, что добром эта прогулка под землей не закончится! Что же теперь с нами будет?
  Внезапно, словно чувствуя мое отчаяние, Патрик обнял меня.
  - Черил, прости... - негромко заговорил он. - Если бы не я, то ты никогда бы здесь не оказалась...
  Вообще-то так оно и есть на самом деле, только ведь и меня никто замуж силой не тащил. Сама согласилась, да еще и обещанные триста золотых сыграли свою роль. Сейчас вроде уже и денег никаких не надо, лишь бы суметь выбраться отсюда!
  - Господин Серелей, вы, как я слышу, даже извиняться научились?.. - шутка получилась неудачной и натуженной, но мне удалось сдержать слезы. - А что касается всего остального... Не ругай себя, ты не виноват.
  - И все же...
  - Знаешь, как говорят в народе? Моя жизнь, мое решение. Тут виноваты другие, те, кто и начал всю эту историю.
  - Вишенка... - Патрик еще сильнее сжал меня в объятиях. - Для нас сейчас главное - не отчаиваться раньше времени. Постараемся надеяться на лучшее.
  - Хотелось бы, но...
  - Никаких "но". В наших непростых обстоятельствах надо хорошо подумать о том, что будем делать дальше. Не забывай, что я твой муж, так что можешь опираться на мое плечо.
  Ох, Патрик, Патрик... Муж ты мне только на словах, а насчет крепкого мужского плеча рядом - тут, боюсь, поддержка у нас взаимная. Внезапно вспомнились слова матери, которые она сказала мне незадолго до своей кончины. Тогда, глядя меня по голове исхудавшей рукой, она прошептала: "Держись, просто держись. Будет совсем тяжело - поплачь в подушку. Как бы тяжело ни было - иди или ползи в нужном тебе направлении. И запомни, что самое сильное плечо - твое собственное". Мама права - руки опускать не стоит, бороться следует до конца.
  - Ты прав... - усилием воли я отогнала слезы.
  - Кстати, ты обратила внимание, что огонь факела чуть колеблется? Значит, откуда-то идет приток свежего воздуха. Возможно, это всего лишь небольшие трещины, но проверить все же необходимо.
  - Значит, мы хотя бы не задохнемся? Уже легче, хоть одна хорошая новость.
  - Ну, для начала порадуемся хотя бы этому.
  - А где же они могут быть, эти самые трещины?
  - Внизу их точно нет, но мы еще не осмотрели свод.
  - Да как же туда забраться?!
  - Ты забываешь о моих достоинствах, чтоб их... - невесело усмехнулся Патрик. - Отойди шагов на шесть, и у меня враз отрастут длинные когти. Эту красоту неописуемую ты уже видела не один раз, и знаешь, насколько крепки драконьи когти. Думаю, что я даже нашего волколака смогу тащить на своей спине, и притом не сорвусь с высоты. Вот пусть оборотень у свода и ищет, откуда может тянуть ветерком. Надеюсь, очень скоро нюх у него восстановится, надо только немного подождать.
  Возможно, Патрик сказал все это лишь для того, чтоб успокоить меня, но, и верно, я почувствовала себя куда спокойней. Правда, ответить я не успела, потому что в этот момент подал голос наш оборотень, по-прежнему лежащий посреди зала - вон, он еще и головой мотает, к себе зовет. Ну что там еще такое?
  Когда же мы подошли к волколаку, то поняли - все, дождались неприятностей, если это можно так назвать. Похоже, дракончики вот-вот появятся на свет, во всяком случае, на верхушке одного из яиц появилась трещинка, которая хоть и очень медленно, но расширялась. Судя по всему, нашу небольшую компанию скоро ждет пополнение, только вот как же все это не вовремя! Не выдержав, я приложила ухо к яйцу с трещиной, и услышала нечто среднее между писком и пыхтением, а еще до меня чуть слышно доносились частые и глухие удары, словно из далекой шахты рудника. Ясно - это малыш долбит стены своей темницы, стараясь выбраться наружу.
   Не знаю, что мы будем делать дальше, а пока что нам только и оставалось, как наблюдать за тем, как дракончик пытается выкарабкаться из своей скорлупы. Щель на яйце становилась все длиннее и шире, и теперь уже каждый из нас слышал чуть слышный писк, и мне казалось, что малыш зовет на помощь, просит помочь ему выбраться из скорлупы, но я знала, что делать этого нельзя. Помнится, когда я еще жила с родителями, у нас были курицы-несушки, которые иногда высиживали цыплят. Несколько раз случалось такое, что я, желая помочь крошке появиться на свет, брала в руки треснувшее яйцо, и старалась как можно быстрее освободить цыпленка от скорлупы, но с первым же надломленным кусочком из скорлупы выступала кровь. В то время я еще не понимала, что разрушая скорлупу, я разрываю все еще действующие кровеносные сосуды и этим убиваю птенца. Немногим позже мне рассказали, в чем тут дело, и с той поры я поняла, что чужая помощь не всегда идет на пользу, и потому-то сейчас я не стала помогать дракончику - сам пробьется на свет, а наше участие может ему только повредить.
  Время шло, и вскоре мы увидели, что в скорлупе появилась дырочка, и оттуда высовывается кончик темной мордочки, после чего дракончик ненадолго затих, а затем стал пробиваться наверх с удвоенной силой. Прошло еще какое-то время, скорлупа оказалась надломленной, и после очередного усилия дракончика она отвалилась в сторону, а детеныш оказался перед нами во всей красе.
  Надо же, какой же он жалкий и обессиленный! Размером с взрослую курицу, мокрый, дрожащая головка на тонкой шее опущена книзу, крылышки висят, словно сырые тряпочки, глазки закрыты... Сейчас, глядя на это маленькое беззащитное создание, невозможно представить, что из него может вырасти огромный дракон из числа тех, кого называют повелителем неба. Стоит только вспомнить грозную мать этого малыша, как оторопь пробирает!
  Меж тем дракончик, спотыкаясь и увязая в песке, побрел к нашему оборотню, который все это время лежал неподалеку. Святые Небеса, хоть бы волколак его не тронул! Однако наш серый приятель и сам в растерянности смотрел на приближающегося малыша, не зная, что делать, и стоит ли ему самому оставаться на месте. Однако мы никак не ожидали увидеть то, что произошло дальше: оказавшись возле волколака, дракончик с неожиданной ловкостью забрался под лежащего оборотня, а через мгновение маленькая мордочка ящера высунулась наружу, после чего дракончик затих. Похоже, малыш задремал...
  - Это что такое?.. - повернулся ко мне Патрик. - Он что, перепутал Вафана со своей мамашей?
  - Пожалуй, так и есть... - я с трудом сдержала улыбку, глядя на то, как оборотень растерянно переводит свой взгляд с дремлющего дракончика на нас. - Раз тут нет их любящей матери, то дитятко потянулось к тому, кого считает подходящей заменой. Так что, Вафан, пока что тебе придется побыть для детишек нянькой и временной заменой любящей родительницы.
  Судя по недовольному пыхтению оборотня, подобная перспектива ему совсем не по душе, но, тем не менее, особых возражений от Вафана не последовало - уж очень умилительно-трогательным смотрелся дракончик, выглядывающий из длинной шерсти волколака.
  - Интересно, долго он так будет спать?.. - Патрик присел возле оборотня, рассматривая новорожденного ящера.
   Не знаю... - развела я руками. - Знаешь, в свое время я ухаживала за цыплятами. Так вот, после своего появления на свет они какое-то время дремлют, пока не обсохнут, и не наберутся сил для того, чтоб начать двигаться. Ну, а если принять во внимание, что дракончики тоже появляются на свет из яйца, то, значит, у них с цыплятами есть много общего.
  - Надеюсь, мамаша этих дракончиков никогда не узнает о своем сравнении с курицей... - чуть усмехнулся Патрик. - И долго это длится? Я имею в виду такой сон...
  - Насколько мне помнится, силенки новорожденных цыплят очень быстро растут, и спустя короткое время эти крошки вылезают из-под матери, после чего начинают изучать мир. Знаешь, они в это время такие славные и шустрые! Так что, думаю, очень скоро проснутся и дракончики! А еще я очень сомневаюсь, что они окажутся тихими и спокойными созданиями.
  Надо сказать, что к этому времени еще два дракончика стали пробивать скорлупу, стараясь выбраться на свободу, а вот последний малыш что-то задерживается. Он появился на свет самым последним, уже после того, как еще две новорожденных крошки мирно посапывали в шерсти волколака. К несчастью, четвертый дракончик оказался самым слабым - сделав всего несколько крохотных шажков, он упал, и не смог подняться, так что мне пришлось брать его на руки, и без долгих разговоров нести к оборотню, который с несчастным видом лежал на прежнем месте. Он, в отличие от Патрика, хорошо знал, что представляют собой подрастающие цыплята, и догадывался, что его покой продлится недолго. Ничего, дорогой волколак, потерпишь немного, все одно тебе еще стоит полежать какое-то время, приходя в себя сил, ведь во время землетрясения ты оказался самым пострадавшим.
  - И что мы с ними будем делать дальше?.. - кажется, Патрик задал этот вопрос не нам, а себе. Он сидел возле оборотня, и смотрел на дракончиков, мирно посапывающих в шерсти волколака. Не знаю насчет остальных, а мне вдруг стало горько от одной мысли о том, что этим милым крошкам придется погибнуть здесь, с нами... Нет, я на такое не согласна! Я могу жалеть себя, лить слезы, и оплакивать свою несчастную жизнь, которая должна закончиться здесь, в каменном мешке, но если представить хотя бы на мгновение, что предстоит погибнуть и этим малышам... Может, это глупо, но за их жизнь я поборюсь!
  А что, если я попытаюсь сказать Нлий, мамаше этих деток, что они живы? Конечно, помочь она мне сейчас ничем не может, но пусть хотя бы знает, что малыши появились на свет. Однако как я не пыталась достучаться до сознания Нлий, у меня ничего не получилось - такое впечатление, словно я бьюсь в глухую стену. Надо же, ведь еще совсем недавно драконица слышала голоса детей, раздающиеся из-под земли, а сейчас вокруг меня словно вязкая тишина, сквозь которую не прорваться. Неужели это все последствия колдовства, которое сотворил чародей герцога Малка? Что ж, если вдуматься, то такое вполне возможно.
  - То есть как это что будем делать?.. - я немного задержалась с ответом. - Сам же говорил, что надо обследовать свод!
  - Пожалуй, ты права... - согласился Патрик. - Этим займусь сейчас же...
  В этот момент на песок упал еще один камень, и Патрик умолк на полуслове. Неужели снова землетрясение? Мы замерли, вслушиваясь в окружающие звуки. Но вокруг была тишина, и кроме этого камня, больше никаких падений не было. Патрик поднял факел, чтоб рассмотреть свод, откуда и свалился камень, но толком у него это не получилось - потолок неровный, и там слишком много теней, а вот у меня на короткое время вновь появилось ощущение чужого взгляда, но, по счастью, это впечатление быстро исчезло.
  - Патрик, у тебя нет чувства, будто на нас кто-то смотрит?.. - негромко спросила я.
  - Нет... - покачал головой тот. - А в чем дело?
  - Точно не знаю, но уже второй раз ощущаю на себе сторонний взгляд.
  - Возможно, это нервы...
  - Мне бы тоже хотелось на это надеяться... А это еще что такое?!
  До нас донесся странный звук - казалось, кто-то часто и вразнобой стучит молоточком о камни. Этот дробный перестук никак нельзя назвать природным явлением - ясно, что стук издает живое существо, причем делает это целенаправленно. Звук не смолкал, он становился все громче, колотили чаще и сильнее, и казалось, будто нас кто-то предупреждает об опасности. Вот, даже оборотень встревожено тявкнул пару раз.
  - Похоже, в шахте, кроме нас, есть еще люди... - провернулся ко мне Патрик. - Скорей всего, у них тоже что-то произошло, а иначе они не стали бы так стучать!
  - Говоришь, люди стучат... - а ведь я раньше слышала о чем-то подобном. Потерла лоб ладонью, пытаясь вспомнить то, о чем мне когда-то рассказывали. Когда же это было, и кто говорил о неких странных вещах? Вертится что-то такое в памяти - молоточки, стук... А, вспомнила! Об этом поведал все тот же старый знакомый дяди Тобиаса, который гостил у своего родственника, владельца небольшой шахты, а на обратном пути заглянул к старому другу, то есть к моему дядюшке. Тогда я слушала многое из его повествований, как сказку, и вот надо же - кое-что из его рассказов мне пригодилось!
  - Это нокеры... - выдохнула я. - Их еще называют стуканцами.
  - Ты откуда знаешь? И какие еще нокеры?
  - В гости к дяде Тобиасу однажды приехал его старый друг... Я тебе об этом человеке потом расскажу, сейчас не до того! Главное - он до этого не раз был в шахте, и поведал нам немало интересного! Помимо всего прочего он говорил о нокерах, а еще их называют стуканцами. Это маленький народец, подземные рудокопы, которые предпочитают не попадаться на глаза людям, работающим в шахтах, хотя обитают едва ли не рядом с ними. Еще нокерам известно о том, где находится каждая жила на руднике. Хотя чаще всего эти жители подземелий находятся в заброшенных штольнях, куда люди обычно уже не ходят.
  - Неужели они трудятся вместе с людьми? Никогда о таком не слышал.
  - Нет, нокеры и люди - каждый сам по себе, хотя, как утверждают, при помощи нокеров люди, и вправду, иногда находят богатые жилы. Кроме того, частенько нокеры предупреждают работающих в шахте людей о приближающейся опасности, то бишь об обвалах - начинают стучать своими молоточками или просто громко стонать. Именно потому их иногда кличут стуканцами. Правда, эти существа помогают не всем людям, а лишь тем, кто относится к ним с уважением, или ведет себя в шахте так, чтоб к его поведению не было претензий. Если это так, то становится ясно, кто за нами следил.
  - Ты имеешь в виду нокеров?
  - А то кого же еще?!
  - Если правильно понял, то нокеры (если это они сейчас стучат) стараются предупредить нас о какой-то опасности?
  - Скорей всего так и есть. Возможно, и камень сверху упал не просто так, а для того, чтоб лишний раз привлечь наше внимание.
  - Знать бы еще, о чем нас хотят предупредить. Надеюсь, не об очередном землетрясении.
  - Не приведи того Светлые Небеса!.. - замахала я руками. - С нас и одного за глаза хватит! Думаю, все куда проще: если нокеры понимают, что нам отсюда не выбраться, то хоть предупреждай, хоть нет, а от землетрясения нам все одно деться некуда. Выходит, подземные жители хотят дать нам знать о какой-то иной опасности. Возможно, они и сами чего-то боятся.
  - Может, ты и права... - Патрик чуть помолчал. - Плохо и то, что запас факелов у нас становится все меньше - как бы в полной темноте не оказаться. Пока что поступим следующим образом: иди к Вафану, и не отходи от него ни на шаг, а лучше все вместе отойдите к стене. В случае чего желательно, чтоб хотя бы ваши спины были прикрыты. Может, ничего и не произойдет, но лучше перебдеть, чем недобдеть , и прошу прощения за такие слова.
  Патрик не сказал самого главного, но это и так было понятно - сейчас надо, чтоб я находилась как можно дальше от него. Все верно: раз мы не знаем, что может произойти в следующую минуту, то Патрику лучше находится в драконьем обличье. Что ни говори, но молоточки, не переставая, все еще стучат по камню, внушая нам тревогу, а ради шутки такие вещи под землей никто проделывать не станет.
  Наш волколак самостоятельно добрался до стены, а вот малышей мне пришлось переносить туда на руках. Все бы ничего, но один из них оказался недовольным, что его вытащили из-под теплого бока, и попытался меня укусить. Несмотря на то, что глазки у дракончика были закрыты, его зубки к этому времени оказались уже достаточно острыми, почти как иголки. Руку он мне пока что не прокусил, но, боюсь, вскоре малыш уже будет способен на нечто подобное. Да, все же это дракон, пусть пока что маленький и беззащитный. Пока же я снова отправила дракончиков под бок к оборотню - пусть спят дальше, сейчас для них там самое безопасное место.
  К тому времени, когда я закончила возиться с малышами, Патрик уже находился в своем драконьем обличье. Не прошло и нескольких минут, как смолк звук молоточков. Что ж, будем надеяться, что хотя бы сейчас неприятности обойдут нас стороной.
  Увы, ничего не обошлось. Первым заметил опасность и подал голос оборотень. Он оскалил зубы и поднял шерсть на загривке, не отводя глаз от стены напротив, а затем и Патрик, встрепенувшись, стал вглядываться туда. Да что там такое, я ничего не вижу - слишком темно, хотя...
  Вначале мне показалось, что я вижу огромного паука, застывшего на стене, причем паук находился всего лишь немногим ниже свода, почти что под потолком. Вообще-то огромный - это мягко сказано, потому как паук был величиной едва ли не вполовину человеческого роста, но немногим позже я все же сумела рассмотреть, что перед нами находится несколько иное существо. Две пары ног, и каждая их этих ног смахивает на заточенные лезвия, а пара передних конечностей куда больше походила на руки. Длинное тонкое тело едва ли не сплошь покрыто жесткими крючками, шипами и зазубринами, круглые желто-красные глазки на безобразной голове, сидящей на короткой шее. Еще несколько пар таких же желто-красных глазок раскиданы по телу, так что паук видит едва ли не все, что происходит вокруг него. А уж мощные жвалы, покрытые зубцами, производят по-настоящему жуткое впечатление. Красавец, одним словом! Такой приснится во сне - проснешься в холодном поту!
  Откуда он взялся? Впрочем, нечему удивляться - пауки могут протиснуться даже в крохотную щель, хотя здесь явно не тот случай. У этого паука (или кто он там), судя по виду, тело покрыто крепким панцирем (должны же многочисленные закорючины на чем-то держаться). Выходит, сверху должно быть отверстие, достаточное для того, чтоб в него мог протиснуться этот паук. Жаль, Патрик не успел обследовать потолок... Ой, кажется, я опять не о том думаю!
  - Черил... - негромко произнес Патрик. - Черил, сейчас же зажги факел...
  А ведь и верно! Пауки быстро бегают по стенам, и если это непонятное создание кинется к нам, то еще неизвестно, сумеем ли мы дать отпор, а вот огня боятся едва ли не все живые существа. Патрик в своем нынешнем состоянии может быть опасным противником, но если он приблизится ко мне, то начнется обратное превращение, а в этот момент он вряд ли сможет быть хорошим воином.
  Высекла огонь, и запалила факел, отметив про себя, что сейчас в запасе у нас осталось всего два неиспользованных факела. Не хочется думать, что будет, когда они все прогорят... Хотя этот вопрос будем решать позже, а сейчас нам надо что-то делать с этим пауком, или как там правильно назвать это жутковатое существо. Возможно, я излишне осторожна, но все же крепко сомневаюсь в том, что это страшилище заявилось сюда просто для того, чтоб посмотреть на незваных гостей, то есть на нас, а потом уйти подобру-поздорову, помахав нам лапой на прощание.
  С двумя факелами в зале стало куда светлее, да и паука стало видно намного лучше. Он по-прежнему висит на стене, лишь его глаза переливаются от желтого света к красному. Надо сказать - это весьма неприятное зрелище, и я просто физически ощущала, как это существо внимательно рассматривает нас.
  Медленно текло время, паук не шевелился. Эти создания вообще очень терпеливы, могут поджидать свою добычу очень долго, и потому, пока у нас еще есть огонь, надо что-то предпринять для своей защиты, а вот в полной темноте у нас не будет ни одного шанса выстоять против этой громадины. Спорить готова - паук прекрасно видит даже в кромешной тьме, а вот мы этим похвастаться никак не можем, так что времени на принятие решения у нас остается не так много. Может, попытаться выманить это существо, согнать его с каменного свода? А что, можно попробовать...
  Мы переглянулись с Патриком, и он неторопливо отошел в сторону, к противоположной стене зала. Наш расчет оказался верным: не прошло и минуты, как сверху, по длинной светлой нити, быстро спустился паук. Святые Небеса, какой же он страшный, едва ли не оторопь вызывает одним своим видом! Это не просто паук, а настоящий зверь, сильный и ловкий, от которого следует держаться подальше.
  Первым делом, оказавшись на земле, он кинулся к драконьей скорлупе, и вцепился в нее передними лапами. Я, увидев это, от досады чуть не стукнула себя рукой по лбу - ну, конечно же, именно на запах расколотых яиц и заявилось сюда это страшное создание! В природе существуют паучки, любители обгладывать яйца сразу же после того, как из них вылупятся цыплята, но мне в голову не могло придти, что и этот огромный паук относится к их числу. Подосадовала - и почему я не убрала в заплечный мешок хотя бы часть скорлупы, которая лежит на песке? Совсем забыла о том, что, помимо всего прочего, мы пришли на Синие горы как раз за этой самой драконьей скорлупой, а сейчас она валяется на земле, едва ли не у нас под ногами. Да что теперь об этом жалеть?! Пока лучше подумать о том, как бы паук, закончив обгладывать яйца, не пожелал перекусить нашими дракончиками...
  Так оно и случилось: закончив возиться с пустой скорлупой, паук кинулся к оборотню, лежащему у стены, вернее, к дракончикам подле него - как видно, именно они были для него самой желанной добычей, только вот там уже стояла я, держа в вытянутых руках горящий факел. Огня, как оказалось, паук боялся по-настоящему, и после того, как я умудрилась обжечь одну из его передних лап, жутковатое создание с шипением бросилось прочь, и в мгновение ока чудище вновь оказался возле каменного свода. Надо же, какой он быстрый, этот паук, нам за ним никак не угнаться! Говоря откровенно, я боялась, что теперь паук оттуда долго не спустится, но, как видно, это существо здорово разозлилось, а может, оно было просто голодным, и желание пообедать новорожденными дракончиками пересилило страх. Да и враги у паука в здешних местах вряд ли были, так что от своей цели эта образина вряд ли отступится.
  Вначале паук пытался добежать по стене до волколака (который все еще лежал неподвижно, лишь негромко рыча), затем постарался добраться до дракончиков по песку, а после с невероятной скоростью стал метаться по стенам, пытаясь нас отвлечь. Мы с Патриком, не выпуская из рук факелы, пока что умудрялись отгонять паука от дракончиков, причем метались от стены к стене, изловчились несколько раз подпалить этого любителя дармовщинки, но было ясно, что долго так продолжаться не может. Надо сказать, что Патрик сумел несколько раз задеть паука своими длинными когтями, и сейчас у того из ран стекала какая-то белесая жидкость, только вот на скорости передвижения паука это пока никак не сказалось. С нас градом лил пот, ноги застревали в глубоком песке, но мы раз за разом отгоняли это быстрое существо, причем как от нас, так и от волколака. Увы: хотя у паука уже имелось несколько ожогов, тем не менее, было ясно, что мы выдохнемся быстрее, чем устанет паук, да и через какое-то время наши факелы погаснут. Понятно и то, что жутковатое существо уходить отсюда не собиралось, и нам необходимо было покончить с этой громадиной еще до того, как окончательно погаснут факелы.
  Трудно сказать, чем бы кончилась наша схватка с пауком, если бы не волколак. Все это время он лежал у стены, оберегая дракончиков, и паук, видимо, перестал его опасаться. Как оказалось - зря, потому как оборотень, оказывается, просто поджидал подходящего момента, и его терпение было вознаграждено. Все произошло мгновенно: паук в очередной раз прыгнул на Патрика, только в этот раз паучище повернулся спиной к волколаку, и тот стрелой сорвался со своего места. Конечно, сейчас Вафан все еще не пришел в себя после того, как его завалило камнями, но сил и быстроты на один стремительный прыжок у него хватило. Все остальное произошло так быстро, что вначале мы даже не поняли, что именно случилось. Оказывается, оборотень каким-то образом сумел прыгнуть на спину паука, и мгновенно перекусил его короткую шею. Раздался хруст, голова этого странного существа упала на песок, продолжая щелкать жвалами, а обезглавленное тело забилось в судорогах на песке. Нам с Патриком, стоя у стены, оставалось только наблюдать за посмертной агонией паука, которая продолжалась довольно долго. Впрочем, даже когда несуразное тело чудища затихло, а его желто-красные глаза потухли - даже тогда я не решилась подойти к нему. Говорят, некоторые существа могут убивать даже после своей смерти, и я не собиралась проверять это утверждение на себе.
  Что касается Вафана, то хотя волколак успел откатиться в сторону, одна из острых лап паука все же успела его задеть, и теперь нашему оборотню предстоит зализывать довольно глубокую рану на боку. Впрочем, волколак, не обращая внимания на окрашенный кровью бок, направился к стене, где на песке, оставленные без присмотра, все еще спали дракончики. Нам же остается рассчитывать на то, что ранение Вафана не очень серьезное, хотя это еще как сказать...
  Потом мы с Патриком долго сидели возле оборотня, стараясь успокоить бешено стучащее сердце. Совсем не хотелось шевелиться, хотя необходимо было выяснить, нет ли рядом еще одного такого же паука - увы, но с еще одним таким же созданием нам вряд ли удастся справиться, да и Вафан вряд ли сумеет повторить свой прыжок - вон, он и без того зализывает глубокую рану, полученную от паука. Очень хотелось пить, и мы одним махом выпили целую фляжку, хотя воду не помешало бы поберечь.
  - Я, пожалуй, наверх сползаю, обследую свод... - наконец произнес Патрик. - Надо же выяснить, отчего к нам камень упал...
  - Конечно, только вот как ты факел потащишь? Без него там ничего не рассмотришь!
  - Пусть горит, главное, чтоб ты его не тушила - так все же посветлей, хоть и немного...
  Это верно: пока у нас есть свет, Патрику следует осмотреть каменный свод, а мне надо собрать драконью скорлупу. Беда в том, что из-за скачков этого паука мы ее сильно раскрошили, но кое-что собрать мне все же удалось. Не скажу, что стопка кожистых обломков, сложенных одна на другую, оказалась уж очень большой, но, как говорится, сколько есть - уже неплохо. На глаза попался обрывок нити паука, по которой он пустился вниз - это как раз то, что мне нужно, тем более что крепости этой нити можно только позавидовать! Несколько раз перетянула нитью сложенные обломки - теперь не рассыплются, а для того, чтоб их края не раскрошились, пришлось завернуть обломки скорлупы в рубашку Вафана, и сунуть этот довольно-таки тяжелый сверток в свой дорожный мешок.
  Возможно, я сделала пустую работу, и эти обломки скорлупы навсегда останутся в этом каменном зале вместе со мной, но все же хочется надеяться, что мы сумеем отсюда выбраться. Почему я на это надеюсь? Уж очень много мелких камешков падает вниз с того места, где на каменном своде, уцепившись за трещины в стене, орудует Патрик. Стук, скрип, порода сыплется вниз... Такое впечатление, будто дорогой супруг там камни ворочает.
  Подошла к лежащему волколаку, который все еще зализывал рану на боку. Дракончики пока спят, но вскоре должны проснуться. Помнится, цыплята, когда приходили в себя после долгой дремы, первым делом кидались к воде. Наверняка и дракончики, как только проснутся, захотят пить, а воды у нас осталось не ахти сколько - боюсь, эта четверка маленьких ящеров разом выпьет у нас целую фляжку воды, не меньше. Хотя, не исключаю, что воды им понадобится куда больше.
  - Черил, мне факел нужен... - раздался голос Патрика. - Поставь его у стены, я сейчас спущусь, и заберу его.
  - Ты что-то нашел?.. - с надеждой в голосе спросила я.
  - Пока не знаю...
  Через четверть часа улыбающийся Патрик сообщил: там, наверху, имеется нечто похожее на неширокое отверстие или лаз - похоже, именно через него паук и забрался в зал. Вообще-то эту дыру в своде заметить было довольно сложно - по словам Патрика, если бы он не обследовал потолок едва ли не на ощупь, то вполне мог бы и не заметить этот лаз. Правда, человек вряд ли сумел бы протиснуться в эту сравнительно небольшую дыру, но Патрик поднажал, и понял, что верхний камень немного поддается, а потом булыжник, закрывающий лаз, и вовсе откатился в сторону. Оказалось, что в потолке имеется довольно широкое отверстие, в которое вполне может протиснуться человек. Более того - выглянув из этого лаза, Патрик понял, что там находится очередной коридор, в котором можно передвигаться во весь рост.
  - Уходим!.. - скомандовал Патрик. - Вафана я вытащу, дракончиков тоже, а вот с тобой, дорогая моя, все обстоит не так просто. Ничего, что-нибудь придумаем...
  Это я и сама понимаю - рядом со мной дорогой супруг становится человеком, и не сможет карабкаться по почти ровной стене. Это, конечно, проблема, но она решаема.
  Вскоре Патрик перетащил наверх волколака, а потом и дракончиков, которых мы сложили в мешок из-под старого суконного одеяла. Малыши стали просыпаться, завозились в мешке, и оставалось надеяться только на то, что они его не прогрызут раньше времени. Что же касается меня, то мы решили пойти самым простым путем - связали вместе едва ли не всю нашу одежду - рубашки, штаны, куртки, чтоб появилось нечто вроде длинной толстой веревки. Именно по этой, так называемой веревке, я и выбралась наружу, при этом, правда, здорово оцарапавшись.
  Пока мы распутывали туго стянутые узлы на одежде и одевались, я осмотрелась - коридор, в котором мы оказались, ничем не отличался от тех, по которым мы передвигались ранее. Единственное отличие - темный провал на земле, тот самый, через который мы и выбрались. В стороне лежит большой округлый камень - именно он и закрывал собой вход в подземный зал. Да, у Патрика в драконьем обличье появляется немало сил, во всяком случае, обычному человеку сдвинуть такой камень очень сложно, практически невозможно.
  - И в какую же сторону нам сейчас идти?.. - вздохнула я. У меня было основание для переживаний - волколак, судя по всему, будет идти медленно, дракончики в мешке начинают шевелиться, и у нас остался всего один факел, тот самый, который мы сейчас запалим. Когда он потухнет, не хочется даже думать, как будем пробираться в темноте - боюсь, как бы не переломать себе руки и ноги, или же можно легко свернуть себе шею...
  - Пойдем туда... - Патрик кивнул направо. - Мне кажется, что с той стороны коридор чуть повыше, словно бы идет немного вверх... Все, не будем терять понапрасну время. Вафан, ты давай вперед, а мы за тобой...
  Тяжело вздохнув, волколак поднялся на ноги и поплелся по коридору. Ему бы сейчас отлежаться какое-то время в покое и неподвижности, только в заброшенной шахте особо не отдохнешь. За оборотнем шагал Патрик, держа в руках факел, а я шла следом, прижимая к себе дорожный мешок, в котором находились дракончики. Кажется, они стали просыпаться, и если так дело пойдет дальше, то мне придется успокаивать всю эту шумную четверку.
  Мы прошли совсем немного, когда волколак негромко зарычал, показывая зубы. Впрочем, особой враждебности в его голосе не было, и потому Патрик громко спросил:
  - Эй, есть тут кто живой?
  Несколько долгих мгновений стояла тишина, а потом раздался шорох, и из темноты появилось несколько маленьких человечков, причем каждый из них ростом доставал мне всего лишь до колена. Длиннополая одежда, кожаный фартук, шапочка на голове, натруженные руки, бледная кожа, большой нос... Но мне первым делом бросились в глаза небольшие железные молоточки, которые были у каждого из этих человечков, и у меня вырвалось:
  - Нокеры! Это нокеры!
  - Вот как... - Патрик выглядел немного растерянным. - Нокеры... Это вы стучали молотками?
  Человечки закивали головами, а потом один из них махнул рукой - мол, идите за нами. Похоже, нокеры решили сделать для нас доброе дело, и помочь нам выйти из этой шахты! Ой, милые обитатели подземелья, сделайте это для нас - всегда за ваше здравие свечку в церкви буду ставить!
  Нокеры двинулись вперед, что-то негромко щебеча, и, что самое невероятное, Патрик с Вафаном понимали их речь - ну да, оборотень и заколдованный человек хорошо улавливают то, что им хотят сказать такие же необычные существа. Впрочем, мне сейчас не до того, потому как мешок с дракончиками начинает вовсю шевелиться - похоже, до полного пробуждения маленьких ящеров осталось совсем немного времени.
  Не знаю, сколько времени мы шли - лично мне показалось, что очень долго. Нокеры оказались весьма разговорчивыми созданиями, но мне хотелось только одного - как можно быстрей покинуть шахту. Когда же мы, наконец, остановились, я только что не вздохнула с облегчением - кажется, нокеры с нами прощаются. Еще мгновение - человечки словно растаяли в темноте, а Патрик повернулся ко мне.
  - Если нокеры сказали правду, то минут через десять мы выйдем отсюда.
  - Скорей бы! А почему они решили нам помочь? Нокеры обычно не показываются людям...
  - Тут отдельная история...
  Оказывается, тот зал с песком, где находились драконьи яйца, у нокеров считался чем-то вроде места для отдыха и лечения. Теплый песок исцелял хвори и больные спины, придавал силы, и к тому же маленьким человечкам просто нравилось там находиться. Кстати, люди тоже приходили в тот зал, и со временем выдолбили для себя в стене каменные лежанки - некоторые рудокопы долгое время не поднимались на поверхность, а спали в том теплом месте. Что же касается маленьких лежанок, то на них обычно отдыхали нокеры, но лишь тогда, когда рядом не было людей. После того, как рудник закрылся, маленьким человечкам стало жить куда спокойнее, и отныне они чаще всего обитали именно там, в песчаном зале.
  Какое-то время назад в шахту пришли люди, и нокеры поняли, что добра от них ждать не стоит. Один из этих пришлых наложил заклятье на зал, и отныне нокеры боялись туда заходить, потому как то колдовство было злым, оно отпугивало от зала не только кокеров, но даже зверей и насекомых. К тому же неизвестно, чем могло обернуться для подземных жителей посещение этого места.
  Нас троих нокеры заметили, когда мы шли по штреку. Как заметили? Ну, небольших трещин в камнях хватает, а когда нокеры поняли, что мы идем в теплый зал - тогда они решили выждать и посмотреть, как будут развиваться события. Если же говорить откровенно, то нокеры еще не определились, стоит помогать нам, или нет - неизвестно, что мы за люди, и чего от нас можно ожидать, однако все внезапно изменилось. Пока нокеры следили за нами, из глубоких пещер, находящихся в глубине земли, в шахту пришел арахнод - то самое существо, похожее на паука.
   Это создание появилось в здешних местах уже после того, как закрыли шахту. Вообще-то арахнод живет в самых глубинах земли, в темных пещерах, и больше всего на свете боится дневного света, но время от времени страшный паук покидал свою холодную нору и заглядывал в заброшенный рудник для того, чтоб поймать себе на обед очередного маленького человечка. Конечно, нокеры пытались, было, избавиться от этого паука, но им было не по силам справиться со столь быстрым, опасным и ловким существом, так что численность подземного народа стала неуклонно сокращаться. Оставшиеся в живых нокеры уже, было, подумывали о том, что им следует покинуть эти места, а иначе арахнод не оставит в живых никого из них.
  Когда нокерам стало известно, что паук в очередной раз пришел на охоту, то они предупредили нас об опасности стуком молоточков, а заодно сбросили камень, давая понять, что в этом месте нельзя расслабляться. Ну, а когда волколак сумел расправиться с арахнидом, то нокеры сочли, что в благодарность за содеянное они выведут нас на поверхность...
  К концу этого недолгого повествования мы, выйдя из небольшого коридора, увидели впереди светлый овал, освещенный солнцем. Да это же вход в шахту, точно, он! Не сговариваясь, мы чуть ли не бегом бросились туда, где над головой не камни и земля, а голубое небо и солнце.
  Побыстрей бы выбраться наружу, и отдать деток их мамаше. Все бы ничего, только вот драконица мне почему-то не отвечает...
Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"