Корнилова Веда: другие произведения.

Там, у края неба, гл. 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 9.47*8  Ваша оценка:

  
  - Скажите, а почему вы мне подарили не золотое кольцо, а серебряное?.. - спросила я графа Фиера, когда мы сидели за обеденным столом в общем зале постоялого двора. Народу в зале хватало, и потому было довольно шумно, на нас никто не обращал внимания, и мы могли спокойно поговорить. После того, что рассказал граф, у меня еще оставалось немало вопросов, и я старалась получить на них ответы. - Конечно, это не так и важно, тем более что брак наш весьма условный, но все же обычно на свадьбу невесте покупают золотое кольцо...
  - Дело в том, что лесная ведьма посоветовала нам отныне постоянно носить при себе какую-либо вещь из серебра: дескать, это хоть и слабая, но все же защита от дурного взгляда и колдовства... - граф придвинул к себе тарелку с жареной уткой. - Конечно, Парику сейчас это вряд ли поможет, но вот нам с вами все же стоит последовать этому совету. Себе-то я приобрел серебряную цепь на шею, чуть ли не в палец толщиной, а вам, Черил, вчера в лавке ювелира купил это кольцо. Конечно, оно довольно простое, но бриллианты...
  - Понятно... - кивнула я головой, и покосилась на сидящего рядом со мной Патрика, который без особого интереса ковырял ложкой пшенную кашу в своей тарелке. - Вот что, дорогой супруг, у меня к тебе просьба - больше не хватать меня так крепко за руку, а не то синяки там никогда не сойдут.
  - Хорошо... - муженек даже не смотрел в мою сторону. - Я постараюсь, только и ты, будь добра - не отходи от меня дальше, чем на пару шагов. Мало ли что...
  К этому времени мне уже рассказали о том, что Патрик сохранял человеческий облик, самое большее, на расстоянии пяти шагов от меня, а дальше начинались изменения. Откуда об этом стало известно? Просто когда я лежала в обмороке возле скамейки в саду дяди Тобиаса, то мужчины еще тогда поневоле отметили, на каком расстоянии от меня Патрик становится человеком, а когда на него возвращается драконье обличье. Конечно, неплохо бы еще раз проверить, но это надо сделать так, чтоб не попасть на глаза ни кому из посторонних. Именно потому Патрик и не выпускал из своих рук мою ладонь - боялся, что я отойду в сторону чуть дальше, и неизвестно что тогда может произойти. Вернее, это как раз хорошо известно... Конечно, находиться рядом с вечно недовольным Патриком - удовольствие небольшое, но делать нечего, надо постараться как-то не обращать внимания на его мрачную физиономию и постоянное ехидство.
  - А эта герцогиня, как ее...
  - Герцогиня Тирнуольская... - поправил меня граф Фиер. - Должен сказать, что это потрясающая женщина, достойная уважения и восхищения.
  - Не сомневаюсь. Я хотела сказать другое: если вас ищут, то наверняка обратили внимание на то, что она покинула столицу одновременно с вами.
  - Верно, только вот нас с ней при отъезде из столицы никто не видел, во всяком случае, я на это надеюсь. Даже когда герцогиня ненадолго заехала к себе во дворец, чтоб дать необходимые распоряжения, мы с Патриком сидели в карете с задернутыми шторками. И потом, она отправилась в путь в своей карете, а мы следовали за ней на небольшом расстоянии. Кстати, при выезде из столицы она остановилась возле поста стражников, о чем-то их спрашивала. Естественно, что служивые поневоле заглянули внутрь кареты, но не увидели там никого, кроме двух женщин. А еще перед своим отъездом герцогиня сообщила своим слугам, что она уезжает на некоторое время для лечения ожогов, которые получила при пожаре - мол, ее здоровье становится все хуже и хуже...
  - Она действительно пострадала?
  - К сожалению, да, но ее старая нянька получила еще больше ожогов, так что их отъезд из столицы выглядит вполне логично. Поразительная женщина - с такими ранами отправиться в путь, да еще и долго брести по лесу! И при этом ни слова жалобы, да еще и постоянно подбадривала Патрика! Ничего не скажешь - удивительная выдержка, хладнокровие и сила воли! Даже ее старая нянька берет пример со своей воспитанницы! Радует хотя бы то, что столь тяжкая дорога была пройдена не напрасно - лесная ведьма сделала все, чтоб залечить страшные ожоги, полученные бедными женщинами. Стоит признать, что в этом деле она оказалась великой мастерицей. Конечно, до полного исцеления пострадавшим дамам еще далеко, но, тем не менее, дело идет на поправку, и раны от ожогов выглядят куда лучше.
  Судя по тому, как граф говорит о герцогине, он явно к ней неравнодушен. Что ж, некоторым мужчинам нравятся сильные женщины.
  - Удивительно, как инквизиция все еще не добралась до старой лесной ведьмы...
  - А у святош это вряд ли получится при всем желании. Мы и с проводником-то еле-еле до нее добрались, а уж без него в той глухомани и вовсе делать нечего - забредешь невесть куда, потому как в том медвежьем углу ничего не стоит заблудиться. Скажу больше: если ведьма захочет, то никто из тех, кто попытается ее захватить, просто не выйдет из леса - будут плутать, пока не умрут. А еще, как это ни удивительно, но лесная ведунья каким-то образом знала, что к ней идут люди за помощью... В общем, ее так просто не возьмешь.
  - И все же герцог Малк знает, что герцогиня о многом умалчивает.
  - Это верно. К ней уже не раз подходили с душевными разговорами о том, не вспомнит ли она еще хоть немного из того, что произошло в охотничьем домике - дескать, тот убитый егерь служил у вас много лет, был очень опытным и выдержанным человеком, отзывы о нем всегда были самые лучшие... Так что непонятно, с чего он вдруг решил напасть на своих хозяев?! Однако герцогиня лишь качает головой - сама, мол, ничего не понимаю, все было, как в тумане! К тому же она постоянно проливает слезы и, глядя на герцогиню, любой решит, будто несчастная женщина находится в глубокой апатии, и ей ни до чего нет дела. Надо сказать, что подобное у нее получается весьма достоверно.
  - Граф, но ведь и вы все бросили, когда внезапно отправились в путь со своим племянником... - продолжала я свои расспросы. - Разве вас не ждут дома?
  - Моя жена умерла несколько лет назад, заболела, и очень скоро истаяла, как свечка... - вздохнул мужчина. - Врачи утверждают, что такое иногда случается... У меня двое сыновей, но оба сейчас в армии... Кстати, перед тем, как покинуть столицу, я написал письмо своему управляющему - дескать, встретил старого знакомого, которого не видел много лет, и отправляюсь к нему в усадьбу, где, возможно, задержусь...
  - И он поверит?
  - Поверит, или нет - какая разница?.. - пожал плечами граф. - Ему велено содержать в порядке мой столичный дом, так пусть этим и занимается!
  - Ну, не знаю... - протянула я. - На мой взгляд, это выглядит несколько странно - все же такой неожиданный отъезд! Если я правильно поняла, вы отправились, в чем были, не взяв в дорогу ничего из своих вещей...
  - Да как бы ни выглядело, а все необходимое можно приобрести в дороге... - граф побарабанил пальцами по столу. - Это все мелочи, главное в другом... Видите ли, я не могу назвать себя очень богатым человеком, скорее, отношу себя к людям среднего достатка. Тем не менее у меня есть имя, положение в обществе, связи, у моих сыновей неплохо складывается карьера в армии... Однако если в борьбе за трон победит герцог Малк, то разлетающиеся обломки рухнувшей династии заденут не только меня, но и мою семью: мать Патрика - моя сестра, с семьей герцога Нельского у меня всегда были не просто родственные отношения, скорее, их можно назвать доверительными и дружескими, а значит, и я могу быть обвинен...
  - Но в чем?!
  - Скажем так: знал, но ничего не сказал Святой Церкви о том, что в семье моего родственника герцога Нельского занимаются темным колдовством и давно продали душу Темным Небесам. Подобное обвинение грозит соучастием, а, значит, и костром. Оба моих сына могут оказаться там же вместе со мной...
  - Это жестоко... - а сама подумала о том, что если герцог Малк добьется своего, то меня, без сомнений, ожидает то же самое сомнительное удовольствие, то бишь костер на площади. Что ни говори, но отныне я считаюсь женой Патрика, то есть едва ли не самым близким его родственником, и, естественно, должна знать, что представляет собой мой муж. Если же Патрик предстанет перед судьями в наведенном обличье... Пожалуй, когда хворост начнет разгораться под моими ногами, то триста золотых мне будут ни к чему...
  - Именно потому я без просьб и уговоров стал помогать своему племяннику в этой более чем неприятной истории... - продолжал граф. - Черил, вас, наверное, удивило то, что я вынужден сам управлять каретой? К сожалению, иначе поступить невозможно, не привлекать же к этому делу совершенно постороннего человека! У герцогини есть несколько человек, до мозга костей преданных ей, но один из них как раз был кучером ее кареты, а остальные остались в столице, занимаются тем, что собирают кое-какие сведения...
  - Надеюсь, успешно... - вздохнула я.
  - Когда у тебя столько золота, как у герцогини, то любое расследование идет не в пример легче и быстрее. Не сомневаюсь, что герцогиня сейчас вовсю собирает доказательства причастности герцога Малка к запретным делам, которые будут небезынтересны святым отцам.
  - А если не найдет?
  - Не сомневайтесь - отыщет... - усмехнулся граф. - Подобное даже не обсуждается.
  - Это, конечно, неплохо... - согласилась я. - Но, может быть, вы мне все же скажете, куда мы сейчас направляемся?
  - К Синим горам... - после паузы ответил мне граф.
  - Мне кажется, это достаточно далеко... - сказала я, пытаясь вспомнить, что знаю о Синих горах. - По-моему, они находятся где-то на севере, и слава о них идет далеко не самая лучшая.
  - Есть такое дело... - кивнул граф.
  - Так вы там собираетесь найти скорлупу от драконьих яиц?.. - продолжала я свои расспросы. - Значит, там и драконы водятся?
  - Возможно... - уклончиво отрезал граф.
  - Надо же, а я была уверена, что эти летающие ящеры остались только в сказках, а в жизни их давно нет... - покачала я головой. - Или обряд был сделан на старой скорлупе, которую нашли случайно?
  - Поражаюсь женской логике... - Патрик отодвинул от себя тарелку с почти не тронутой кашей. - Неужели ты веришь, что драконья скорлупа валяется там едва ли не под каждым кустом, или же что она могла веками лежать на земле под ветром и дождем, и остаться неповрежденной? Любому тупоголовому понятно, что скорлупку взяли, как говорится, с пылу, с жару!
  - То есть скорлупу забрали после того, как из нее вылупился дракончик?
  - Ни хрена там не вылупилось, кроме целой кучи неприятностей... - настроение у дорогого супруга портилось прямо на глазах.
  - Я, конечно, о драконах знаю только понаслышке - возможно, потому и спросила... - мне очень хотелось нагрубить Патрику, но пришлось сдержаться. - Вы же мне прямо ничего не говорите, уходите от ответов.
  - Поверьте, Черил, со временем мы все вам расскажем... - заторопился с ответом граф, бросив укоризненный взгляд на племянника.
  - Думаю, нам пора отправляться в путь - мы и так слишком задержались... - Патрик встал из-за стола, при этом ухватив меня за руку. Н-да, нравится мне это, или нет, но, судя по всему, в ближайшее время я и шагу не смогу сделать в одиночестве - так называемый муж все время будет находиться рядом со мной. Значит, надо как-то привыкать к его постоянному присутствию подле себя, чего мне, откровенно говоря, совсем бы не хотелось.
  Через несколько минут мы уже находились в карете, и первое, что сделал Патрик - задернул занавески на окнах, только ныне я не стала их раздергивать. Если раньше сын герцога боялся, что кто-то заметит его измененное обличие, то сейчас он опасался встречи с кем-либо из своих знакомых. Теперь я понимаю, что он поступает верно: хотя мы и находимся на достаточно большом расстоянии от столицы, где Патрик прожил почти всю свою жизнь, и сейчас вокруг нас глухая провинция, но нельзя быть полностью уверенным в том, что нам не доведется встретиться с кем-то из прежних столичных знакомых Патрика. Вероятность такой встречи не так и мала, тем более что сын герцога Нельского, судя по нескольким обмолвкам, ранее очень любил веселые и шумные компании, и на этих сборищах хватало самого разного люда. Хотя Патрик не брал на себя труд запомнить всех своих случайных знакомых (коих у него было без числа), то у них, в отличие от сына герцога, может оказаться совсем иная память, куда более крепкая. К тому же многим льстит, что им удалось провести какое-то время в компании высокородного, а такое не забывается. Если же учесть, что сейчас молодого человека вовсю разыскивают люди герцога Малка, то лишний раз попадаться на глаза посторонним Патрику крайне нежелательно.
  Все бы ничего, но находясь рядом с этим молодым человеком, я чувствовала себя, скажем так, не в своей тарелке. Он не горел желанием общаться со мной, а мне меньше всего хотелось получить от него очередное язвительное замечание. Ладно, можно и помолчать, тем более что вступать в долгие беседы я не намеревалась.
  Мы проехали небольшой городишко, и карета покатила дальше. Так, значит, мы направляемся к Синим горам, и хорошо бы вспомнить, что мне о них известно. Надо сказать, что припомнить я смогла очень немногое: по слухам, места там совсем необжитые, а еще иногда в тех краях встречается диковинное зверье... Еще, говорят, на Синих горах можно найти целебные травы, из которых готовят чудодейственные лекарства, а некоторые рисковые люди любят ездить туда на охоту, хотя лично я этого никак понять не могу - зачем отправляться невесть куда, если в наших лесах полно дичи?.. В общем, мои познания о Синих горах никак не назовешь обширными.
  Не знаю, сколько времени мы ехали, на мой взгляд, довольно долго, причем дорога была такой, что, как говорится, хуже некуда - тряска, ямы, колдобины... За все это время Патрик не произнес ни одного слова. Ну и хорошо, не очень-то хочется выслушивать от него очередную колкость. Наверное, прошло не менее чем несколько часов, когда карета остановилась, а чуть позже граф заглянул к нам.
  - Привал. Лошадям нужен небольшой отдых, да и вам тоже не помешает размять ноги.
  - Да уж, тут такая дорога, что надо долго приходить в себя... - пробурчал Патрик.
  - Просто я свернул на старую лесную дорогу, а по ней ездят не так часто... Что ни говори, но сейчас для нас скрытность - это едва ли не самое главное.
  Я тоже вышла из кареты и огляделась. Оказывается, карета остановилась на небольшой поляне возле дороги, вокруг ни души, лишь жаркое полуденное солнце, высокие деревья вокруг поляны, запах сосновой смолы, тишина, только птичьи голоса.... Хорошо! После душной кареты, в которой хватало невесомой дорожной пыли (она проникала сквозь все щели), оказаться посреди леса было невероятно приятно - можно подышать чистым воздухом и пройтись по зеленому мху. Глядя на смятую траву и следы колес на земле, можно было предположить, что на этой поляне иногда останавливаются проезжающие.
  Выяснилось, что граф решил немного задержаться в этом безлюдном месте не просто так - мужчинам надо было еще раз проверить, на каком расстоянии от меня Патрик начинал терять человеческий облик. Тоже мне, нашлись изыскатели-исследователи, хотя мужчинам это, и верно, очень нужно знать, да и мне, признаться, тоже.
   В этот раз я стояла на месте, а Патрик вновь и вновь отсчитывал шаги, отходя в сторону от меня и возвращаясь назад. Что ж, дело хорошее, даже мне не помешает лишний раз уточнить то безопасное расстояние между нами, когда можно не опасаться того, что наведенное колдовство в очередной раз превратит молодого парня в нечто жуткое. Как мужчины и говорили, на расстоянии пяти шагов от меня Патрик оставался человеком, но стоило ему сделать еще шаг - и облик молодого человека начинал меняться... Что ж, из этого и будем исходить. А еще хорошо, что сейчас мы находимся в безлюдном месте, и вокруг нет ни единой живой души, а иначе случайные свидетели, если бы и не падали в обморок при виде Патрика, но наверняка рассказали бы об увиденном страже и церковникам, а некоторые, наиболее храбрые, еще и попытались убить. Конечно, сейчас лето, шкуры у зверей далеко не самые лучшие, так что вряд ли сейчас мы встретим охотников - у них сейчас другие интересы. Однако не стоит упускать из виду, что некоторые любители пострелять дичь, даже отправляясь за грибами, прихватывают с собой лук и стрелы...
  Надо сказать, что в этот раз я куда лучше рассмотрела внешность Патрика, вернее, его измененный образ, и, должна признать, что увиденное произвело на меня достаточно угнетающее впечатление. Жутковато видеть, как человеческое лицо вытягивается вперед, приобретая страшноватую драконью внешность, и, тем не менее, даже в этом более чем неприятном облике все же проскальзывают черты лица человека. А еще у Патрика глаза загораются красным светом, волосы ничем не отличаются от торчащей во все стороны жесткой щетины, кожа покрыта мелкими зелеными чешуйками... Ужас! Если же принять во внимание, что Патрик достаточно высокий и широкоплечий, то мое воображение невольно придавало стоящему на поляне существу и роста, и мощи. Отдельно нужно сказать про руки молодого человека - сейчас они ничем не отличались от чешуйчатых лап ящерицы, причем пальцы были соединены между собой небольшими перепонками, однако куда больше поражали длинные темные когти на пальцах... По счастью, я не вижу ног Патрика, но если судить по тому, что его сапоги что-то уж очень большие (это я отметила едва ли не сразу при нашем знакомстве), то можно предположить, что и ноги Патрика выглядят ничуть не лучше, чем руки, да ступни к тому же наверняка увеличиваются в длину...
  Конечно, в этот раз, рассматривая Патрика, в обморок я уже не падала, хотя смотреть на него было достаточно страшно и неприятно. Возможно, причиной моей выдержки явилось яркое солнце, заливающее светом все вокруг, и делающее окружающий мир более дружелюбным, или я морально уже была готова к тому, что вновь увижу то жуткое создание, которое совсем недавно впервые вышло ко мне из зарослей жасмина. Сейчас, наблюдая за тем, как Патрик превращается в чудовище, я поняла, отчего он постоянно держался настолько неприязненно по отношению ко мне - впрочем, на его месте любой бы вел себя так же, а то и еще хуже. Судите сами: еще совсем недавно этот молодой человек относился к элите нашей страны, был достаточно богат и жил в свое удовольствие, а сегодня он вынужден прятаться хотя бы для того, чтоб выжить, и еще неизвестно, что ждет его впереди. Я уже не говорю о неприязни, страхе людей перед его новым образом, и о том, что Патрику невыносимо тяжело осознавать, насколько он сейчас далек от того, что окружало его совсем недавно. Понятно, что молодому человеку все еще трудно смириться с тем, что произошло, и, наверное, отчаяние, обида и злость все еще живут в его душе. Не знаю, как бы я повела себя, если б оказалась на его месте - от такого можно и разумом тронуться. Как подумаю о том, что бы чувствовала в этом случае, так сердце сразу проваливается, словно в ледяную прорубь, а в голове только одно - Светлые Небеса, оборони меня от такой напасти!..
  - Ну, что скажешь?.. - прервал мои мысли Патрик. Сейчас он стоял подле меня, взирая с неприкрытой насмешкой. - Чувств лишаться будем или нет? Может, лапника из леса притащить, чтоб падать в обморок было мягче и удобнее?
  - Зачем?.. - пожала я плечами. - Ну, перепугалась я недавно разок, когда впервые увидела тебя в этом жутком обличье... Такое бывает. И вообще, кто бы тогда на моем месте не испугался? Но сейчас, когда я знаю, что произошло, все выглядит совсем по-иному, так что обмороки оставим более чувствительным барышням. Патрик, ты ведь хотел спросить меня не только об этом, верно? Так вот, должна сказать, что я тебе искренне сочувствую, и молю Небеса только о том, чтоб не оказаться в ситуации, подобной той, в которой ты невольно оказался. Тот, кто придумал всю эту грязную, неприятную и непорядочную историю - тому человеку нет и не может быть никакого оправдания.
  Не знаю, что подумал Патрик, но он не ответил мне ничего, зато подал голос граф Фиер, и, судя по голосу, он был доволен услышанным.
  - О прощении тем людям никто и не говорит. Что же касается всего остального... Дорогая Черил, не обращайте внимания на слова моего племянника: его несколько бестактное поведение - у него это нечто вроде самозащиты. И потом, он привык общаться с несколько иными представительницами прекрасного пола: столичные барышни куда более избалованы и капризны, а еще некоторые из них полностью оторванных от реальной жизни, так что до невероятности наивны и непредсказуемы. Может, кавалеры рядом с такими дамами и чувствуют себя героями, только вот в сложной ситуации вряд ли можно дождаться поддержки от столь беспомощных особ. Как видно, подобное поведение мой племянник опасался увидеть и у вас.
  - Лучше скажите, что он боялся истерики... - усмехнулась я. - Если мужчинам, как оказалось, нравятся слабые и беззащитные создания, не приспособленные к жизни, и с которых надо сдувать пылинки...
  - Не без того... - развел руками граф. - Вон, даже Патрик поддался всеобщему веянию, и отдал свое сердце одной из таких нежных красоток.
  - Если не секрет, то кто она такая, эта девица?.. - поинтересовалась я, и, покосившись на дорогого супруга, добавила. - Я хотела сказать, невеста Патрика?
  - Что, интересно?.. - приподнял брови дорогой супруг.
  - Если честно, то да... - согласилась я. - Извечное женское любопытство...
  - Хм, я вновь убеждаюсь в том, что в тебе, моя дорогая, начинает просыпаться ревность... - ухмыльнулся тот. - Уже и соперницами интересуешься... Похоже, мой прекрасный образ начинает завоевывать все больше места в твоем сердце!
  Я едва не вспылила - нет, ну надо же быть таким самовлюбленным наглецом, уверенным в собственной неотразимости! Тоже мне, герой-любовник нашелся! Да по сравнению с Тигу ты, друг, полностью проигрываешь по всем статьям, как во внешности, так и в обаянии! Хотя о бывшем женихе лучше не вспоминать, а иначе снова станет горько на душе - что ни говори, но за тот год, что Тигу ухаживал за мной, я успела в него влюбиться, и теперь для меня самое лучшее - не вспоминать о несостоявшемся женихе.
  - Я не раз видел невесту моего племянника... - вновь подал голос граф. - Она происходит из знатного рода, причем довольно многочисленного, и немалая часть ее родственников занимает важные посты, так что этот брак выгоден обоим семействам. Что же касается самой невесты, которую зовут Розамунда Клийф... Это хорошенькая улыбчивая девушка, которая нравится очень многим мужчинам, однако я не могу отнести себя к числу ее поклонников. Почему? Если коротко, то я бы охарактеризовал невесту своего племянника такими словами: прелесть, что за дурочка!
  - Ничего себе характеристика!.. - я только что руками не развела.
  - К сожалению, она соответствует действительности. Розамунда совершенно очаровательна, легко относится к жизни, и стремится говорить умные слова, только это у нее плохо получается. Такую хорошенькую и глупенькую жену хорошо иметь, когда у тебя в жизни все складывается как нельзя лучше, но в сложных ситуациях, боюсь, она вряд ли станет мужу надеждой и опорой.
  - Дядя, я, кажется, просил тебя уважать мой выбор... - раздраженно начал Патрик, но граф шутливо поднял вверх свои руки.
  - Все, я понял, и больше не скажу ни слова про великую любовь всей твоей жизни! Кстати, насчет Розамунды... Когда мы находились в Кочерже, то бишь в том городе, где мы имели счастье познакомиться с Черил, то мне показалось, что на улице я заметил одного из ее родственников - то ли кузена, то ли дядю... По счастью, мне удалось вовремя отвернуться, так что тот человек прошел мимо, не обратив на меня никакого внимания. А если учесть, что члены того достойного семейства, как правило, в одиночку одни никуда не ездят...
  - Ты уверен в том, что не ошибся?
  - Если честно, то я сейчас ни в чем не уверен. Куда больше я беспокоюсь о другом - не узнал ли меня в городе кто-то из знакомых? Стыдно сказать, но направляясь по этой дороге, я совсем упустил из виду, что на нашем пути находится город, в котором состоится свадьба сына графа Ларес, хотя об этом мне было известно уже давненько. Увы, но из-за событий последнего времени у меня из головы вылетело немало важных вещей, о которых стоит помнить. Я уже говорил, что на свадьбу в довольно-таки небольшой город съехалось немало аристократии, так что исключать ничего нельзя - все же я известен многим. Конечно, на таких людей, как кучер или конюх, никто из высокородных не обращает внимания, но мне пришлось ходить по улицам, а низко сдвинутая шляпа не всегда спасет от проницательного глаза... Скажем так: может быть всякое.
  - Граф Ларес... - задумчиво произнес Патрик. - Неприятный тип, во всяком случае, мне он никогда не нравился... Кстати, говорили, что у его сына на редкость красивая невеста... Черил, слухи не врут?
  - Да уж, не сомневайся, все при ней... - я постаралась говорить равнодушно. - Очень красивая девушка, свое не упустит. Насчет приданого ничего сказать не могу, но, по слухам, оно у нее неплохое.
  - Как-то странно это звучит в твоих устах...
  - Племянник, ты бы лучше подумал о том, что граф Ларес считается другом герцога Малк... - дядюшка перебил Патрика. - А это значит, что на празднество собралось немало сторонников герцога, и если хоть кто-то из них скажет, что видел в городе человека, похожего на меня...
  - Тихо!.. - я вмешалась в разговор. - Кажется, кто-то едет по дороге, во всяком случае, я слышу стук копыт...
  - И это не один человек, а двое-трое... - согласился Патрик.
  - Молодые люди, в карету!.. - скомандовал граф. - Быстро! Едем дальше. Я, знаете ли, весьма неприязненно отношусь к встречам в лесу на пустой дороге.
  - Вообще-то в наших краях, отправляясь на дальние расстояния, люди обычно передвигаются обозами. Там и охрана имеется... - говоря это, я невольно прислушивалась - звук копыт становился все громче. - Говорят, что на здешних дорогах иногда пошаливают...
  Карета двинулась с места, причем в этот раз мы двигались куда быстрее, но очень скоро экипажу пришлось остановиться - судя по звукам, доносящимся извне, один из всадников перекрыл нам дорогу, а двое других остановились по обе стороны кареты. Ох, что-то все это мне не нравится.
  - Господин граф, какая встреча!.. - раздался чуть насмешливый мужской голос.
  - Освободите дорогу... - а вот теперь говорит граф Фиер.
  - Вот уж чего ожидал меньше всего, так это увидеть вас в роли кучера!.. - продолжал незнакомец. - И куда катится этот мир?
  - Ты знаешь этого человека?.. - негромко спросила я Патрика.
  - Во всяком случае, по голосу я его узнать не могу... - пожал тот плечами. - Может, встречались когда-то...
  Меж тем граф Фиер продолжал разговор.
  - Кто вы такой и что вам угодно?
  - Неужели вы меня не помните? А ведь ранее мы встречались...
  - Знакомых у меня достаточно много, но я никогда не общаться с теми, у кого столь дурные манеры, как у вас... - холодно ответил граф. - Наверное, оттого я в совершенно не помню того момента, когда нас представили друг другу - просто не было необходимости запоминать ваше имя и род занятий.
  - Зато сейчас у меня есть желание пообщаться с вашим племянником... - продолжал мужчина, стараясь не обращать внимания на полученную отповедь. - Говоря точнее, в данный момент это мечта всей моей жизни.
  - Перестаньте кривляться!.. - ого, а голос графа Фиера может быть весьма резким.
  - Дражайший граф, должен сказать, что я поражаюсь крепости ваших семейных уз - это же надо настолько их чтить, чтоб стать кучером для любимого племянника, хотя ваша семейка вряд ли обнищала! А может, вам обоим есть, что скрывать?
  - Уйдите с моего пути!
  - Ох, как многозначительно звучит эта фраза! А что ж вы в путь отправились без охраны? Или не знали, что в одиночку на дорогах опасно? Ох уж эта самоуверенность высокородных, уверены, что им принадлежит все и вся... Господин граф, мне было бы невероятно приятно беседовать с вами и дальше, но в данный момент мне нужен ваш племянник. Вернее, для начала нам бы не помешало с ним поговорить, а дальше уж как пойдет.
  - Да с чего вы взяли, что Патрик находится в этой карете?
  - Я буду очень разочарован, если это окажется не так. Кстати, граф, должен заметить, что те, кого вы имеете честь везти в карете - они что-то уж очень нелюбопытны. Им давно пора бы выглянуть в оконце, но они предпочитают сохранять свое инкогнито...
  В этот момент кто-то рывком открыл дверцу нашей кареты, и я увидела мужчину средних лет, одетого в потрепанную одежду. Судя по ухмылке, наглому взгляду и сильному перегару, этот человек явно не относился к сливкам общества. В руке незнакомец держал длинный кинжал, и ничуть не сомневалась в том, что этот кинжал может нанести серьезные раны в случае нашего неповиновения.
  - Тут не только мужик, но и баба!.. - мужчина с кинжалом не сводил с нас своих глаз.
  - Что еще за баба?
  - Да ниче такая, в моем вкусе...
  - Пусть выходят из кареты!.. - приказал все тот же незнакомый голос.
  - Вы что себе позволяете?! - а вот теперь и граф Фиер стал выходить из себя.
  - Господин граф, если вы не успокоитесь, и по-прежнему будете выражать недовольство, то мне придется принять те меры, которые я сочту необходимыми, и поверьте, что они вам очень не понравятся.
  - Ну, долго еще зенками хлопать будете?.. - рявкнул мужчина с кинжалом. - Велено выходить - значит выходите, и копытами пошустрей шевелите! И не дергайтесь, а не то как бы вам не пораниться ненароком, господа и дамы!
  Делать нечего, пришлось подчиниться. Стоя возле кареты, я осматривалась - впереди, загораживая дорогу, находится всадник, мужчина лет тридцати, и, судя по одежде, его можно отнести к небогатым дворянам, хотя лошадь у него довольно-таки неплохая. Вдобавок мужчина держит в руках короткий меч - как я понимаю, всадник вынул его не для красы.
  Тот человек потрепанного вида, который заставил нас выйти из кареты, стоял рядом с нами, перекидывая свой кинжал из руки в руку, и если принять во внимание то, как ловко он это делал, было понятно, что этим острым оружием он владеет едва ли не виртуозно. Третьего мужчину я не видела - он стоял с другой стороны кареты, но вряд ли ошибусь, если предположу, что и этот тип вряд ли отличался в лучшую сторону от своих приятелей.
  А еще, как оказалось, наша карета успела отъехать на какое-то расстояние от поляны, и сейчас мы оказались на дороге, по обеим сторонам которой росли высокие сосны на песчаной земле, покрытой голубыми мхами. Все очень красиво, только мне сейчас не до того, чтоб любоваться чудесным летним днем.
  - А вот и наш господин Патрик!.. - всадник расплылся в улыбке. - Друг, а я-то рассчитывал, что увижу тебя в несколько ином виде!
  - Я с вами, господин хороший, на "ты" не переходил, и не понимаю такого запанибратства... - ледяным тоном ответил Патрик. - И что вы себе позволяете?
  - Ну, Патрик!.. - ухмыльнулся мужчина. - Мы же с тобой так хорошо отмечали праздник Весеннего равноденствия у баронессы Анти... Неужели забыл? И с чего это у тебя так память отшибло?
  - Мне нет дела до всякой шушеры, что постоянно крутится вокруг, пытаясь набиться в друзья, и потому не считаю нужным помнить кого-то из той мелочи. И уж тем более у меня нет необходимости запоминать их лица и имена... - Патрик даже не пытался скрыть легкое презрение, которое должно было всерьез задеть мужчину. - Только не понимаю причины сегодняшнего дерзкого поступка - остановить карету, проявить неуважение, да еще и угрожать оружием! Это уже перебор.
  - Вот что... - на лице всадника пропала ухмылка. - Мне велено доставить тебя, господин хороший, в столицу.
  - Благодарю за любезность, но я в ней не нуждаюсь, так что можете отправляться назад.
  - Ты че, совсем тупой?.. - не выдержал мужичонка с кинжалом. - С нами поедешь!
  - На основании чего я должен ехать невесть куда? У меня, знаете ли, иные планы на поездку.
  - Да куда ты денешься!.. - мужичонка перекинул кинжал из рук в руки едва ли не у самого лица Патрика. - Поедешь с нами, потому как денег за тебя обещано немало! Возражать не советую - будет хуже. И не вякай, а не то как бы я своим ножичком не отхватил случайно у тебя что-то ценное.
  А ведь, пожалуй, так и произойдет, уж очень быстрые и ловкие движения у этого человека, взгляд их просто не успевает улавливать - такое впечатление, будто кинжал - продолжение его руки. И сделать ничего мы не сможем - этот тип ударит куда быстрее... В этот момент острие промелькнуло прямо перед моими глазами, и я инстинктивно шарахнулась в сторону, а мужичонка только что не заржал от удовольствия.
  - Че, страшно? Правильно делаешь, что боишься! Сразу предупреждаю: если сделаете что не так - то не обессудьте. Милашка, это относится и к тебе, так что советую быть хорошей девочкой, и слушаться большого дядю. Я могу быть очень ласковым, а могу и злыми - все зависит от того, как себя вести будете. А еще вам повезло, что я человек добрый: ежели будете кочевряжиться, то калечить сильно вас не буду - просто сухожилия на ногах перережу, и никуда вы не убежите, хроменькими на всю жизнь останетесь.
  - Мой э-э-э... товарищ высказался излишне грубо, но верно... - всадник уже не шутил. - Хотя нас всего трое, но с вами справимся без особых хлопот. Дело в том, дорогуша Патрик, что тебя кое-кто видеть очень хочет, и даже пообещал заплатить за то, чтоб ваша встреча состоялась, причем свидание должно произойти как можно быстрей. Мы люди простые, только вот на жизнь зарабатываем непростым трудом, в случае чего и на крайние меры легко можем пойти, так что, думаю, нет нужды убеждать тебя в необходимости добровольного сотрудничества. Разумные люди всегда могут придти к соглашению, не доводя дело до крайностей. Сам понимаешь, что доставить тебя нужно живым, но необязательно целым - уж очень странные вещи говорил о тебе наш наниматель, даже не знаешь, верить им, или нет.
  - И кто же меня так жаждет видеть?
  - Как говорят церковники: во многих знаниях - многие печали...
  Что же делать? Если учесть, что за каждым нашим движением следят, избавиться от этой троицы будет очень сложно, а отпускать нас они не намерены.
  - Может, мы сумеем договориться?.. - внезапно голос графа стал просительным. - У нас в карете золото припрятано, и, поверьте, его там немало!
  - Ну, тут все зависит от количества золота, которое вы нам можете предложить... - а вот теперь в голосе всадника было удовольствие кота, который, наконец-то, дорвался до вожделенной миски со сметаной. Тут даже мне понятно, что золото эти люди возьмут, только отпускать нас они не намерены.
  - Не беспокойтесь, не продешевите. Мой племянник сейчас достанет деньги...
  - А вместе с тем и оружие... - усмехнулся мужчина.
  - В том-то и беда, что мы не подумали о том, что в пути оно нам понадобиться... - огрызнулся Патрик. - Знал бы, что встречу вас на пути - тогда бы вы меня голыми руками не взяли! Если не хотите, чтоб я вам вынес деньги, то забирайтесь в карету сами, и ищите их там. Только предупреждаю сразу - вам придется покопаться, потому как они спрятаны в тайнике, на дне кареты.
  - Ладно... - чуть поколебавшись, согласился всадник. - Но учти: одно лишнее движение - и в твоем теле появится дырка. И еще... Достопочтенный граф, спускайтесь-ка на землю - так оно для вас будет лучше и нам спокойнее.
  - Как скажете...
  Пока граф, кряхтя и ругаясь под нос, слезал с сиденья для кучера, Патрик вновь забрался в карету, перед тем бросив на меня короткий взгляд, и едва заметно качнув головой в сторону. Не знаю, правильно я его поняла, или нет, но будем считать, что он попросил меня о помощи, а раз так, то мне пора подавать голос.
  - Ой, а что здесь происходит?.. - испуганно взвизгнула я, шарахнувшись в сторону. Сейчас между мной и Патриком было уже шагов пять, или чуть больше, но на всякий случай я сделала еще небольшой шажок назад, затем еще один... Каким-то интуитивным чувством я осознала, что у нас есть только одна возможность спастись, и это произойдет только в том случае, если Патрик будет сражаться против этих людей в своем новом, драконьем обличье. Пока что сын герцога стоял ко мне спиной, вернее, он присел на корточки, делая вид, будто пытается что-то достать со дна кареты. Патрику нужно не менее пятнадцати секунд на то, чтоб принять иной облик, и эти мгновения мне надо было выгадать. Я уже знала, что в то время, когда внешность Патрика меняется - тогда он наиболее уязвим, и в эти мгновения ничего не может делать. Вполне естественно предположить, что та троица, которая нас остановила, вряд ли будет спокойно смотреть на то, как вместо человека появляется невесть какое чудище, и потому первое, что они сделают - постараются если не убить молодого человека, то всерьез его ранить.
  - Э, милашка, ты куда от меня убегать вздумала?.. - мужичонка шагнул ко мне. - Стой на месте, тебе говорят! И орать не вздумай, потому как бабского визга на дух не выношу! А ежели тебе приспичило в кустики сбегать, то потерпишь - я с тобой потом туда сам прогуляюсь!
  - Что вы себе позволяете!.. - мне даже не нужно было изображать неприязнь в своем голосе - этот человек и без того вызывал у меня страх пополам с отвращением.
  - То-то и беда, что пока ничего позволить не могу, но погоди немного...
  - Слышь, Тесак, не отвлекайся!.. - всадник перевел взгляд на нас. - Да, и вот еще что: эта девица, которую господа аристократы подцепили, чтоб скрасить дорогу - она лишняя, нам не нужна.
  - Понял, только вот делу время, но и потехе час... - тот, кого назвали Тесаком, улыбнулся, показав гнилые пеньки зубов. - Не бзди, пацанка, развлечения еще только начинаются! Ох, как же мы с тобой оторвемся!..
  - Тесак, я тебе что сказал!.. - повысил голос мужчина на лошади.
  - Да понял я, понял! Ничего, пусть милашка подождет немного, сейчас пока что не до нее, вначале надо с мужиками разобраться. А заодно отдохни, голубушка, а не то дашь стрекача, ищи тебя потом...
  Я не уловила тот момент, когда мужчина ударил меня, причем так сильно, что боль просто взорвала меня изнутри, и я упала на землю, не в силах пошевелиться, на несколько мгновений оглохнув и ослепнув. Даже дышать у меня получилось не сразу, было невероятно больно сделать даже небольшой вдох. Как сквозь туман я услышала крики и шум, а когда немного пришла в себя, то поняла, что почти все уже закончено. Тесак, тот самый мужичонка с кинжалом, лежал на земле с распоротым горлом, а еще один мужчина, которого я ранее не видела, замер в неестественной позе - похоже, он пытался убежать, но это у него не получилось, и теперь голова неудавшегося беглеца была неестественно вывернута. Что же касается человека, который еще недавно сидел на лошади, преграждая нам дорогу... Сейчас он находился возле кареты, вернее, лежал подле нее, зажимая руками окровавленный живот, и пытался отползти, со страхом глядя на Патрика, стоящего перед ним. Вернее, сейчас мы видели не Патрика, а все то же чудище, которое так напугало меня когда-то, показавшись из зарослей жасмина. Однако если с Патриком, на первый взгляд, сейчас все было хорошо, то граф, хотя и стоял, но его одежда была окровавлена... Святые Небеса, что же тут произошло?
  - Это ты чего?.. - сиплым голосом говорил мужчина, не в силах отвести взгляд от Патрика. - Ты кончай, слышишь? Мы просто базарили, ты какого хрена...
  - Замолчи... - посоветовал граф, и, повернувшись ко мне, спросил. - Черил, как вы себя чувствуете?
  - Неплохо... - все одно больше сказать нечего, и к тому же я старалась говорить так, чтоб дыхание не было уж очень прерывистым. - Только надо в себя придти...
  - Разумеется. Прошу прощения за то, что вам пришлось испытать... - граф снова повернулся к лежащему мужчине. - Дважды повторять не буду, так что если ты хочешь жить, то ответишь на все наши вопросы.
  - Да, все, все скажу...
  - И не вздумай врать... - добавил Патрик.
  А у Патрика и голос изменился - стал низкий, рыкающий, да еще и с шипящими змеиными нотками. От такого голоса становится не по себе, потому как понимаешь - так люди говорить не могут. Да уж, этот обряд на скорлупе дракона срабатывает, как надо...
  Похоже, что голос Патрика подействовал на мужчину должным образом. Судя по словам этого человека, он давно уже служил герцогу Малку - у того под рукой всегда были те, кто выполнял самую грязную работу - проще говоря, это были наемники, не чурающиеся никаких опасных дел, лишь бы за них платили золотом. Трое мужчин (которые остановили нас на лесной дороге) тоже относились к числу таких рисковых людей, которые готовы на что угодно ради хороших денег. Недавно тем людям сообщили, что герцог Малк назначил высокую награду тому, кто доставит к нему Патрика, сына герцога Нельского, причем всем надо знать, что тот молодой щеголь связался с темными силами и сейчас выглядит как самое настоящее чудовище. Правда, пока что об этом лишний раз трепаться не стоит, потому как церковники подобные разговоры не любят, излишне говорливых хватают в первую очередь, хорошенько трясут болтунов в своих подвалах, и предпочитают решать втихую дела, касающиеся сильных мира сего. Как теперь можно опознать сына герцога Нельского? Понятно, что этот хлюст от страха куда-то убрался, и не один, а вместе со своим дядюшкой, графом Фиер, который готов прикрывать племянничка всеми силами. Наверняка эти двое с перепуга забились в какую-то щель, так что теперь их надо отыскать, и выкурить из норы. Насчет графа никаких точных указаний нет, а сыночка герцога надо доставить живым - это обязательное условие, и чем скорей это будет сделано, тем лучше.
  Как говорил мужчина, он со своими двумя закадычными приятелями в поисках Патрика не участвовал, и причина этому была самая простая - наемник отправился на свадьбу в провинциальный город с целью ухаживать за некой дамой, а товарищи увязались вслед за ним. Оказывается, у этого типа была заветная мечта: он страстно мечтал получить какой-нибудь титул (желательно, рангом повыше), и войти в общество аристократов - это была цель всей его жизни, только вот шансов на подобное счастье у обычного наемника не было ровным счетом никаких. Тем не менее, мужчина не сдавался, всеми силами старался идти к своей цели, и недавно приглядел некую вдовушку средних лет, у которой имелся неплохой титул, и (как было сказано), "стал ее усиленно окучивать". Надо сказать, что вдовушка, хотя не была богата и красива, но цену себе знала, и ей не было никакого дела до непонятно откуда взявшегося поклонника с плебейскими ухватками, отсутствием воспитания и денег. Дама не проявляла ни малейшего интереса к ухаживаниям новоявленного кавалера, и даже более того - относилась к нему весьма неприязненно и всячески избегала встреч, но мужчину это не останавливало. Когда же дама отправилась на свадьбу сына графа Ларес, куда была приглашена лично графом, то ухажер отправился вслед за ней, надеясь на то, что предполагаемая невеста должным образом оценит порыв его души. Увы, но вдовушку стал всерьез раздражать надоедливый кавалер, после чего воздыхателю в довольно резкой форме было указано на порог.
  Конечно, поклонник не собирался сдаваться, но внезапно на улице он увидел графа Фиер, после чего планы мужчины несколько поменялись - вдовушка немного подождет, никуда не денется, а вот граф с племянником могут покинуть это тихое местечко. Наемник проследил того до гостиницы "Золотой орел" и выяснил, где тот остановился, после чего отправился к своим приятелям - необходимо было каким-то образом задержать графа, или же выяснить, где находится его племянник. Мужчина уже почувствовал в своем кармане приятное позвякивание полновесных золотых монет, но оказалось, что его приятели пьяны в стельку, потому как в дешевом кабачке целую ночь пили за здоровье новобрачных, о которых говорил весь город. Раздосадованному наемнику понадобилось несколько часов для того, чтоб привести в чувство своих друзей-приятелей, и втолковать им, что сейчас следует делать. Когда же троица заявилась в "Золотой орел", то оказалось, что время уже упущено, и птички упорхнули. Из города вело несколько дорог, так что пришлось потратить немало времени на то, чтоб взять след... Ну, а остальное нам известно...
  Мужчина говорил еще что-то, но я уже не слушала. Постепенно боль от удара прошла, я стала чувствовать себя куда лучше, да и одышки больше не было. Более того - я даже сумела подняться с земли. Правда, к мужчинам я подходить не стала - пусть решают свои дела без меня, да и Патрик в драконьем обличье держит наемника в должном страхе.
  - Отпустите меня... - умоляющим голосом продолжал мужчина. - Я о вас никому и ничего не скажу - могу поклясться в этом всеми святыми!..
  Ну, насчет исполнения обещаний этим человеком (пусть даже и клятвенных) у меня есть большие сомнения, однако судя по виду мужчины, вернее, потому, что он держится руками за окровавленный живот... Возможно, жить ему осталось всего несколько часов от силы, и тут не знаешь, как правильней поступить, и в то же самое время я понимаю, что отпустить наемника никак нельзя.
  Внезапно со стороны леса раздалось громкое хлопанье крыльев - это взлетала какая-то большая птица, и все мы на мгновение невольно перевели туда взгляд. Как оказалось, этого времени мужчине хватило на то, чтоб каким-то невероятным образом извернуться, с силой толкнуть ногами графа на стоящего рядом Патрика, а затем вскочить с земли и броситься к своему коню. Похоже, его ранения были вовсе не такими тяжелыми, как он пытался изобразить, и просто выжидал подходящего момента, чтоб удрать. Наверное, подобный трюк мог увенчаться успехом с обычными людьми, но не с тем, кого обратили в иное существо, потому как с новым обликом у Патрика появилась немалая сила и ловкость, и он сумел оказаться возле мужчины в тот миг, когда тот просто-таки взлетел на своего коня. Один удар когтистой лапой - и всадник свалился с седла с разорванной шеей и перебитым позвоночником. Теперь я понимаю, отчего у того ловкача с кинжалом, который сейчас лежал на спине, оказалось распорото горло - как видно, по нему тоже прошлась драконья лапа Патрика.
  Меж тем граф, упавший на землю, все никак не мог подняться, и, как выяснилось чуть позже, у него на это были все основания: оказывается, он был довольно серьезно ранен в схватке с наемниками, и пытался из последних сил держаться на ногах. Несмотря на его слова о том, что ему нечем защищаться, все же граф не отправился в путь безоружным - под сиденьем кучера у него было припрятано кое-какое оружие, необходимое в дороге. Требовалось только улучить мгновение, чтоб появилась возможность незаметно его достать, и это мгновение граф не упустил...
  - Ну, что ты так долго смотришь на эти царапины?.. - спросил граф у Патрика, когда тот осматривал его раны.
  - Это не царапины, а достаточно серьезные ранения - плечо, нога и грудь... По счастью, две из них неглубокие, но ты потерял много крови...
  - Ерунда... - бодрым голосом постарался произнести граф, только вот получилось это у него далеко не самым лучшим образом.
  - К сожалению, о ерунде тут и речи нет... - Патрик взглянул на меня. - Перевязать сумеешь?
  - Да... - кивнула я головой.
  - Бинты в зеленой сумке. Начинай, а я сейчас другим займусь...
  Пока я перевязывала раны графа, Патрик оттащил двух убитых к небольшому песчаному холмику с отвесным краем, и немного подкопал песок на середине холмика, который после этого частично осыпался, и этого песка вполне хватило для того, чтоб полностью скрыть тела двух людей, и даже образовать над ними небольшой холмик. Что касается третьего наемника - того, у которого была свернута шея, то Патрик уложил убитого на лошадь, и крепко привязал его к седлу.
  - Ты что делаешь?.. - спросила я.
  - Сейчас поясню... - Патрик присел возле нас. - Граф, мы возвращаемся в тот городок, где провели эту ночь.
  - Зачем?!
  - Дядя Эрнил, ты более не можешь продолжать путь, а от того города мы пока что отъехали не так далеко...
  - Еще как могу!.. - попытался возмутиться граф, но его племянник лишь покачал головой.
  - Увы... Раны могут воспалиться, и крови ты потерял много - посмотри, у тебя вся одежда залита кровью, так что о дальнейшем пути не может быть и речи. Как мне не досадно об этом говорить, но иначе поступить нельзя.
  - Патрик...
  - Дядя, это не обсуждается... - супруг повернулся ко мне. - Помоги мне отвести графа в карету...
  Через несколько минут мы двинулись в обратный путь, только в этот раз на месте кучера сидели мы с Патриком. Конечно, я предпочла бы находиться внутри кареты, поддерживать графа, который чувствовал себя все хуже, но уйти от Патрика я не могла - не хватало еще, чтоб кто-то увидел, как каретой управляет невесть какое чудище. Патрик подгонял лошадей, а я то и дело оглядывалась назад, где за нашей каретой, привязанные одна за другой, бежали лошадки наемников, на одной из которых болталось тело убитого мужчины.
  - Может, посидишь спокойно?.. - недовольно покосился на меня Патрик.
  - Не понимаю, почему ты спрятал тела тех двоих...
  - А этого прихватил с собой?.. - закончил мои слова Патрик. - Неужели непонятно? Сейчас мы расскажем стражникам, что на нас напали в пути, с одни нападавшим нам удалось справиться, а двое раненых убежали в лес...
  - Все равно не понимаю!
  - У той парочки на телах отметины от когтей, и почти каждый из здешних стражей порядка еще и бывалый охотник, и потому эти люди враз сообразят, что раны нанесены не медведем или росомахой, а подобное вызовет немало вопросов, ответить правдиво на которые мы не сумеем... Сейчас же мы выглядим достаточно достоверно - с нами лошади нападавших, один убитый и наш раненый спутник... Вот что: как и договаривались, все разговоры со стражниками веду я, а ты от меня по-прежнему ни на шаг не отходишь.
  - Мог бы и не повторять, провалами в памяти пока что не страдаю.
  - Ладно, не сердись...
  - Знаешь, я вашу схватку не рассмотрела...
  - Было бы на что смотреть! Лучше скажи, где ты научилась так хорошо раны перевязывать?
  - Когда-то моя семья жила в бедной части города, а там случалось всякое.
  - Понятно... А еще я боялся, что при виде крови и ран ты в обморок упадешь...
  - Там лапника не было.
  - Какого лапника?.. - не понял Патрик.
  - Того самого, который ты мне обещал принести, чтоб без чувств падать было мягче и удобнее... - съехидничала я.
  На эти мои слова дорогой супруг лишь хмыкнул, но отвечать не стал. Ну и хорошо, пусть помолчит, все одно любезных бесед у нас с ним не получается. А еще мне пришло в голову, что такие переживания вряд ли стоят всего лишь триста золотых, и в будущем мне не помешает поговорить о том, что неплохо бы добавить к оговоренной сумме еще несколько десятков золотых монет...
  Через пару часов мы вновь оказались в городе, который покинули утром. Как это ни странно, но на наши слова о том, что на нас напали в пути, и мы с трудом сумели отбиться, стражники лишь вздохнули - мол, такое в наших краях случается не так и редко, душегубов по лесам хватает, только для чего же вы такую дорогу выбрали? Она ж по лесу петляет, ею в основном пользуются крестьяне, когда отправляются за душистым лесным сеном или еще по каким-то своим делам. Надо ехать по новой дороге, она и лучше, и народу на ней не в пример больше...
  Я ни на шаг не отходила от Патрика, вцепившись в его руку, и всем своим видом показывая, что напугана едва ли не до смерти, и все еще не могу придти в себя от пережитого страха!.. Если первое время стражники еще пытались уговорить меня отойти от мужа, то потом махнули рукой - мол, баба всерьез струхнула, потом в себя придет, а пока что ее лучше не трогать...
  Что же касается графа, то Патрик предложил старшине стражников (который, как мы поняли, был правой рукой главы города) более чем хорошую награду за то, что они доставят нашего раненого родственника в столицу, причем сделают это как можно скорей. Для начала Патрик положил перед старшиной десять золотых монет (то есть его жалованье за несколько месяцев), и сказал, что оставшиеся пятьдесят он получит в столице, как только доставит туда раненого. Для здешних глухих мест это были огромные деньги, и потому старшина не колебался, но сказал так: сам поехать не могу - служба, но с вашим раненым отправятся два моих сына. Парни крепкие, оружие в руках держать умеют, так что за вашего родственника не беспокойтесь. Заодно отправлю еще двух стражников для охраны - мол, так будет надежнее, да и эти люди в столице уже бывали, так что дорога туда им хорошо знакома. Конечно, за это надо будет заплатить отдельно, и на путевые расходы тоже добавить не помешает, но ради удобства и безопасности можно и расстараться. Если вы ничего не имеете против, то с завтрашнего утра и отправитесь в путь-дорогу, потому как людям тоже надо собраться, ведь путь до столицы неблизкий... Ну, а пока я за лекарем пошлю, он у нас большой умелец...
  Мы снова остановились на постоялом дворе, правда, в этот раз комнатку взяли себе побольше, а вскоре к нам пришел лекарь, осмотрел раны графа, смазал их какой-то на редкость неприятно пахнущей мазью, снова забинтовал, и более велел их не трогать - мол, не беспокойтесь, все будет хорошо! Хотелось бы... А еще пусть ваш раненый пьет тот отвар, который я вам чуть позже пришлю...
  К вечеру у графа начался сильный жар, и мы с Патриком всю ночь просидели подле него, постоянно меняя на лбу раненого мокрые полотенца и заставляя беднягу пить лечебный отвар, который, судя по всему, отличался достаточно горьким вкусом. Между собой мы особо не говорили: как сказал граф, уж очень проницательный взгляд у здешнего старшины стражников, такой может в соседней комнате своего человека посадить, чтоб тот слушал все наши разговоры, а раз так, то лучше лишний раз промолчать. Еще Патрик попросил несколько листов бумаги, и чернила с перьями - как видно, собирается написать послание отцу.
  Утром граф почувствовал себя несколько лучше, во всяком случае, такого жара у него уже не было, но чувствовал себя по-прежнему неважно. Я видела, как Патрик дал дядюшке два письма - мол, передай сам знаешь кому, там все написано...
  К тому времени уже все было готово для отъезда. Нашу карету едва ли не наполовину заполнили сеном, туда же принесли подушки и несколько одеял, так что наш раненый путь проведет в лежачем состоянии, и хочется надеяться, что выдержит дорогу до столицы. Правда, граф никак не хотел оставлять нас одних, но в то же время понимал и сам, что в своем нынешнем состоянии он может стать обузой. Сопровождающие, крепкие вооруженные мужчины, уже были на своих местах.
  - Ну, дядя Эрнил, пора прощаться... - Патрик стоял у кареты, уже привычно держа меня за руку. - Пусть тебя хранят в пути все Светлые Боги.
  - Ох, племянник, как же я тебя подвел... - горько вздохнул граф. - Но уж если так получилось, то я буду денно и нощно молиться за тебя. И главное: помни, что времени у тебя осталось не так и много. Поторапливайся, не опоздай... А вы, Черил, присмотрите за ним, не отходите ни на шаг...
  - Не сомневайся, я все помню и постараюсь успеть... - кивнул головой Патрик, и закрыл дверцу кареты. - Счастливого пути.
  Глядя вслед отъезжающей карете, я думала о словах графа насчет того, что Патрику нужно куда-то не опоздать. Скорей всего, речь идет о Синих горах, и значит, они туда шли не наобум, а к какому-то определенному месту и установленному времени. Ладно, не буду пока что забивать себе голову лишним, постепенно и так все выяснится.
  - Молодые люди, вам еще что-то нужно?.. - поинтересовался старшина, который все это время стоял рядом с нами.
  - Да, нам бы купить повозку или двух лошадей... - повернулся к нему Патрик.
  - Ну, насчет повозки и не мечтайте - сейчас лето, самая страда, в такое горячее время никто свою телегу продавать не будет. Да и лишних лошадей сейчас нет.
  - А может, договоримся? Вчера мы вам трех лошадей привели, продайте двух из них.
  - Продать, значит... - старшина сразу перешел к делу. - Не будем воду в ступе толочь и терять время понапрасну... Сколько предложите? Кони неплохие, стоят немало...
  Вместо ответа Патрик вытащил из кармана кожаный мешочек, и протянул его мужчине.
  - Вот, все, что есть...
  Тот развязал мешочек, вытряхнул на ладонь золотые монеты. Я невольно их перечитала - кажется, там не менее двух десятков тускло блестящих монет.
  - Ладно... - после паузы ответил мужчина. - Сейчас приведу.
  Через несколько минут мы уже усаживались на лошадей. Надо же, их, кажется, с вчерашнего дня даже не расседлывали. Все бы ничего, только вот куда мне деть свою дорожную сумку? Неудобная, да и весит немало... Ничего, пока ее перед собой поставлю, а на первом же привале разложу вещи по седельным сумкам.
  - И вот еще что я вам хотел сказать, молодые люди... - старшина все еще стоял подле нас. - Мои парни опознали того человека, которого вы к нам вчера привезли. Их трое проезжало через наш городок, интересовались темной каретой - куда направилась, кто в ней находился... Проще говоря, они шли по вашему следу. У моих парней глаз наметанный, сразу сказали - это еще те прохвосты!
  - Зачем вы нам это рассказываете?.. - чуть нахмурился Патрик.
  - А затем, что я должен знать, будут ли двое оставшихся бродить по лесам... - буркнул староста. - У нас и без того своих неприятностей хватает, на дорогах всякое случается, так что нет желания ловить еще и пару пришлых.
  - Не придется... - Патрик тронул коня с места. - Они уже на Темных Небесах.
  - Мне легче... - философски заметил старшина. - Ну, счастливого пути!
  Мы не торопясь выехали из города, стараясь держаться, как можно ближе друг к другу. Пока что нам это удавалось, и хочется надеяться, что удастся и дальше. Пока на дороге хватало людей, проезжали телеги, и потому мы не решались гнать коней, успеем еще это сделать.
  - Куда мы сейчас?.. - вообще-то я хотела спросить другое, но отчего-то вырвались эти слова.
  - Пока прямо, а дальше видно будет... - отозвался дорогой супруг, даже не посмотрев в мою сторону. Ой, ну как же он меня злит!..
  Святые Небеса, и зачем я с ним связалась?! Лучше бы пошла гувернанткой к детям в почтенную семью - конечно, там хлопот хватает, но таких неприятностей у меня бы точно не было! Да что теперь об этом говорить, все одно ничего не исправишь! Назвался боровиком - полезай в лукошко...
  
Оценка: 9.47*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Дух некроманта"(Боевое фэнтези) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) Л.София, "Как вылететь из Академии за..."(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Л.Миленина "Шпионка на отборе у дракона"(Любовное фэнтези) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Неярова "Пустая Земля. Трофей его сердца"(Боевое фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Особенности драконьего хобби. Сезон 1. Яна ЧерненькаяЗлосчастная лужа. михайловна надеждаСоветник. Готина ОльгаПризрачный остров. Калинина НатальяТринадцатый странник. Суржевская Марина \ Эфф ИрЛюбовь со вкусом ванили. Ольга ГронЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаОтверженная. Печурина МарияОдним днем. Ольга ЗимаЛюбовь на острове Буон. Olie-
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"