Эмми, Энни Лауде: другие произведения.

Умная и косплеи. Часть 10

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  От каждого по способностям, каждому по заслугам
  
   По возвращению отрапортовались об успешно выполненном задании. Поменяли цвет глаз на натуральный. Отдали вещи Назару. Юлий Цезаревич хотел вернуть деньги за минусом потраченного и гонорара, причем, включая выигранные, но тут Янин заупрямился.
  - Я под отчет брал определенную сумму. Ее и возьму. Остальное - ваше. Бонус, так сказать.
  - Как это? - изумился Анский, - Это же чудовищная сумма! Что мне с ней делать?
  - Что хотите, - загадочно улыбнулся разведчик.
  - Я не знаю... Я не могу... - Юлий в смятении метался по комнате. Потом резко остановился, - хорошо, если я могу делать, что хочу, значит, мы делим этот бонус между всеми здесь присутствующими.
   И Анский стал раскладывать купюры на пять столбиков.
  - Э нет, Юлий Цезаревич, так не пойдет, - воспротивился Назар, - вы играли, вы рисковали, это ваши деньги. Ваши и Поллы. Можете поделить на две части. Алекс, Мура, правильно я говорю?
  - Да, - кивнул Алекс, - я то же самое хотел сказать, вы меня опередили.
  Мурка вздохнула, посмотрела с тоской на пять кучек и тоже кивнула.
  Перепетуя молчала. В душе ее шла трудная борьба. С одной стороны, деньги выигрывал Анский, она просто рядом стояла, но, с другой стороны... Она тоже рисковала... И таких денег ей в жизни не заработать. А так хочется и вещей красивых, и съездить куда-нибудь... И квартиру! Самое главное - квартиру! Если взять половину, то на небольшую студию должно хватить... Что же делать?
  - Да, это справедливо, - снова заговорил Алекс, - если бы не Полла, Юлий Цезаревич никогда бы не оказался в казино и не получил этих денег...
  - Но, Лёша, я не могу... - слабо возражала Туя.
  - Можешь, можешь, - Алекс нежно обнял девушку, - ты их вполне заслужила. Не спорь.
  - Я тебя видела, ты меня прикрывал, - еле слышно шепнула она и поцеловала своего защитника.
  - Не мог же я сидеть сложа руки, вот и напросился в сопровождение. Реально за вами следила машина, но мы их обдурили. Меня скинули по дороге, я быстрее к тебе, а ребята к гостинице - дальше спектакль разыгрывать.
  - Кончайте лобзаться, остальным, может, завидно, - влезла Мура, - а ты, Полка, хватай пока дают, в конце концов, ты первая опробовала это дурацое зелье на себе.
  - Верно! Вы рисковали своим здоровьем! - воскликнул Анский, - Я отдаю вам половину, себе возьму четверть, а оставшееся предлагаю отдать Фрамму - на продолжение экспериментов!
  - А как мы объясним ему, откуда деньги? - поинтересовался Алекс, - Он же не знает о нашей побочной деятельности?
   Анский задумался на мгновенье, а потом обратился к Янину:
  - Может быть вы придумаете что-нибудь, Назар?
  - Ну... Можно сказать, что мы решили поддержать его материально - сраженные его гениальностью, и отдаем ему наши сбережения.
  - А вдруг он откажется? - засомневалась Перепетуя.
  - Нет, если под таким соусом подать, не откажется, - усмехнулся разведчик.
  - Тогда делим бонус на три равные части, - предложила девушка.
  - Нет, это лишнее, - ответил Янин, - я думаю, Юлий Цезаревич принял правильное решение. Половину вам, Пола, и по четверти ему и Фрамму.
  - Отлично, предлагаю отметить успех очередного этапа! - воскликнул Анский.
  - Фрамм еще не весь коньяк у вас выдул? - удивился Алекс.
  - Нет, не весь. Я, знаете ли, много лет из поездок за рубеж привозил коньяки и вина, а вот употреблять не с кем было. Да и поводов не находилось, - улыбнулся профессор.
   После пары рюмок компаньоны расслабились, Перепетуя рассказала, как лихо Анский обыграл Диму, что вызвало восторг всех присутствующих. Назар вспомнил пару карточных историй из своей жизни. Мурка из театральной. Юлий Цезаревич поделился впечатлениями от поездки в Монте Карло (оказывается он там на самом деле был, еще в девяностые годы!)
   В разгар веселья Перепетуя улучила момент и уединилась с Назаром на кухне. Нужно было рассказать про Кардымона и Альтса. Янин внимательно выслушал девушку и обещал по своим каналам что-нибудь узнать.
   Разошлись уже под утро. Хотя расставаться очень не хотелось.
   Деньги, положенные ей после дележа выигрыша, Туя пока оставила у Юлия Цезаревича - не решилась в пьяном виде таскать их с собой.
  
  Бандитское гнездо
  
  Черёмуха осыпалась и тем самым закрыла сезон холодов. Сирень нежно благоухала в фиолетовой дымке. Город утонул в море зелени - совсем ещё юной, липкой и блестящей. Перед домами, на самодельных клумбах и в палисадниках, отцветали тюльпаны и нарциссы, а у кустов, сладко пахнущих мёдом, болтались, как на ниточках, неповоротливые шмели. На ветках галдела птичья мелочь, а представительные голуби, потеряв голову, самозабвенно барахтались в лужах и вели брачные церемонии. Часть горожан перешла в разряд дачников. С рюкзаками, тележками, картонными коробками с рассадой, устремились они за город к своим участкам, где, жадно припав к грядкам, копали, сажали, поливали. В сумерках, садились на крыльцо с чашкой чая, смотрели на звёзды, а утром просыпались, кряхтя и охая, сильно ограниченные в движениях, с обгоревшими руками, шеями и плечами. Так в город пришла настоящая весна!
  
  В полдевятого вечера на улице светло, как днём. У перекрёстка Садовой и Вознесенского целовались парень с девушкой. С крыши высокого дома напротив на них таращилась каменная сова. В это же время мимо проезжала Елена Марковна. Два часа назад зять забрал её из садоводства с целью доставить домой.
  - Так Аркадий Александрович точно до пятницы остался? Забирать его не надо? - спросил он тёщу.
  - Конечно нет. Его теперь оттуда и клещами не вытащишь.
  Машина оттормозилась перед трамвайной остановкой. Елена Марковна качнулась, сфокусировала на паре взгляд и не узнала в целующейся девице свою подчиненную - библиотекаря первой категории Умную П.В., которой планировала присвоить высший разряд в самое ближайшее время. Она тихо пробормотала: "Любовь, любовь..." - и уткнула нос в букет нарциссов, завернутых в мокрую тряпку и в полиэтиленовый мешок.
  - Вы что-то сказали, не расслышал.
  - Нет. Так вырвалось.
  Короткое воспоминание об Альфреде Степановиче больно кольнуло сердце. Тяжело вздохнув, она повернулась к зятю и поинтересовалась:
  - Николай, а где мои внуки, дома?
  Николай пожал плечами, и губы его слегка съехали на бок.
  - Не знаю. Миша был дома, а Маша - или на репетиции или с подружками гуляет.
  - И это ответ отца? - хмыкнула теща. - Вы своей дочери чересчур много свободы даёте. Как бы не плакали потом. И что это за молодой человек у неё появился? Она мне все уши прожужжала: ах Руслан сказал то, ох Руслан сделал это.
  - Его Рустам зовут.
  - Рустам?! Дожили, поздравляю. Он из приезжих?
  - Елена Марковна, я Маше доверяю, - проявил твердость зять, - нормальный парень из их компании, они просто дружат. Не стоит перегибать палку.
  - Святая невинность, - всплеснула руками Марковна, - это я-то перегибаю? Ну-ну, моё дело предупредить. У неё следующий год выпускной, а в голове ветер. Она моя единственная внучка и наследница. И у меня есть что ей передать. Но если я почувствую, что есть угроза, да хоть намёк на... - Елена Марковна запнулась, вспомнила Куропаткина и пафосно закончила, - не посмотрю, что родная кровь!
  Николай промолчал. С тещей у него были хорошие отношения, но в последнее время дама стала слегка невыносимой. Чтобы разрядить обстановку он спросил:
  - А вы сами когда в отпуск?
  И тут же получил букет обвинений:
  - Что вы меня все куда-то посылаете. Муж на пенсию, ты в отпуск, дочь к врачу. Каждый думает только о себе.
  После такого пассажа Николай не открывал рта до самого дома.
  
  Целующиеся оторвались друг от друга и, нежно взявшись за руки, двинулись в направлении противоположном тому, в котором умчались директриса с зятем.
  - Пойдем, отметим нашу удачную вылазку, - предложил Алекс.
  - Я очень хочу пиццу. Такую толстую с колбасой, помидорами, и сыр стекает.
  Они направились, влекомые голодом, искать какое-нибудь такое итальянское заведение.
  Несколькими часами ранее пара вышла на разведку. Умная имела твёрдые намерения обнаружить логово Геймера. Изначально задача не представлялась девушке невыполнимой, но по факту всё оказалось сложнее: картина прошлых событий определенным образом запечатлелась в её мозгу и никак не накладывалась на существующую действительность. Они безрезультатно осваивали выбранный заранее маршрут, но ничто не напоминало Туе о той зловещей мартовской ночи. И светлое небо, и нежная зелень, и чистые тротуары, и благостные прохожие - всё свидетельствовало о том, что зло здесь никогда не могло жить и творить тёмные дела. К тому же на излете второго часа поисков ноги девушки стали заплетаться от усталости, а мысль: "Хватит на сегодня, похоже - бес толку", настойчиво лезла в голову. Напоследок они удачно забрели во двор со скамейкой. Не сговариваясь, наперегонки добежали до неё, рухнули на сиденье, откинулись на спинку и простонали: "Кайф!"
  Расслаблялась пара не долго: внезапно с воздуха их атаковали две вороны. Прессингуя, птицы летали, кружили, галдели, не переставая, и чуть касались крыльями волос. Туя вскочила:
  - Пойдём отсюда, они нас растерзают. Что пристали, дуры.
  - Сама дура, - довольные вороны уселись на тополь и сделали передышку. В развилке ствола торчало гнездо, похожее на кучу хвороста. У скамейки стояла квадратная урна, на её краю обосновался серый вороний подросток и, слегка приоткрыв клюв, с интересом наблюдал за разборкой своими блестящими глазками.
  - Понятно - слёток, а это родители его, - сказал Алекс.
  - Бедненький! - умилилась Перепетуя. - И какой милашка! Может, его в гнездо надо вернуть?
  - Вот тогда уж точно его папаша с мамашей нас прикончат.
  Они отошли подальше.
  - Карк! - ехидно попрощались вороны, девушка резко остановилась, Алекс сзади налетел на неё и наступил на пятку.
  - У-у-у, - взвыла Туя, прыгая на одной ноге.
  - Больно? Извини, я случайно.
  - Нормально, - она осмотрелась, - Лёша, глазам не верю, вроде это то, что мы искали. Я, когда из квартиры тогда сбежала и во двор выскочила, то ворона каркнула, и я чуть не упала: скользко было, ноги разъехались. Знаешь, когда лёд под лужами. Туда! - указала она на подъезд, вход в который отличался от других сделанным косметическим ремонтом. Дверь в парадную была закрыта на кодовый замок. Рядом висела табличка:
  Хостел "МИСТЕРИЯ" 24 часа,
  ООО "Апрелюхов"
  Телефон: ... 3-й этаж, код 007
  и стрелка, указывающая на звонок.
  Алекс осмотрелся, отметил камеру наблюдения под козырьком, окна со стеклопакетами и кондиционерами на третьем и четвёртом этажах и молча нажал вызов. Послышался щелчок:
  - Хостел "Мистерия", администратор Алена. Чем могу помочь?
  - Здравствуйте, мы хотим зайти во внутрь.
  - У вас забронировано? Назовите фамилию или номер брони.
  - Нет, мы планируем размещение нашего иностранного партнёра. Хотим перед этим ознакомиться с условиями проживания.
  - Проходите, - магнитный замок открылся и пропустил Лешера с Умной внутрь.
  - Алекс, мы так не договаривались, - зашипела Туя, - а вдруг там усатый, что тогда?
  - Он же тебя никогда не видел натуральную, только загримированную, так? Поэтому спокойно изучи обстановку. Ты уверена, что это то место?
  - Вроде оно.
  Гостеприимная блондинка Алена встретила их на рецепции и провела в один из пустующих номеров, где шла уборка. Темноглазая представительница Средней Азии в халате и шароварах чистила унитаз. Она золотозубо улыбнулась вошедшим и продолжила орудовать ёршиком.
  Администратор демонстрировала номер менеджерам по работе с клиентами одной такой крупной торговой сети (как отрекомендовался ей Алекс):
  - Здесь ванная персональная, в большинстве номеров удобства на этаже. Кровать двуспальная, матрас ортопедический, кресло раскладывается, микроволновка, чайник, кастрюли, столовые приборы берутся на общей кухне. Тут у нас, - она открыла навесной шкаф, - хранятся тарелки, чашки, стаканы.
  На полке среди парных предметов стояли два фужера на красных ножках.
  - А жильцы дома как к вам относятся? - вёл диалог Алекс.
  - Нормально. В подъезде ещё остались коммуналки, но люди живут приличные.
  - Какое ваше мнение, Мария Аркадьевна? - поинтересовался он у Перепетуи.
  - Я его ещё не сформировала, Вольф Генрихович, - подыграла она ему, - в общем и целом мне нравится, но хотелось бы отдельный вход, без соседей, и еще... обстановка, так скажем, простая очень, нет ли более роскошной, - Умная картинно надула губки.
  - Вас понял, - Алекс вопросительно взглянул на Алёну, та отрицательно помотала головой:
  - Если ваш гость желает жить один - без вопросов, но коридор, холодильник, кухня - общего пользования. Интерьер в минималистском стиле. Всем нравится. С вашими требованиями стоит поискать не хостел, а апартаменты или гостиницу соответствующего уровня.
  - А у вас таких апартаментов нет?
  - Нет.
  - А можно мне водички попить, душно, - спросила Перепетуя и, не дожидаясь согласия, быстро вытащила из шкафа бокал на красной ножке.
  - Конечно, - запоздало кивнула Алена.
  Наглая менеджер уже налила из крана воду и сделала глоток. Вдруг коварный стакан выскользнул из пальцев и полетел на пол.
  - Ах!
  По полу растеклась лужа. Но самым удивительным было то, что стекло осталось целым. Алекс восхитился:
  - Как это?
  - Простите, некрасиво вышло, мы возместим убыток, - суетливо извинялась его спутница.
  - Шура, вытрите здесь, - с невозмутимым видом обратилась администратор к уборщице, - не переживайте. Это специальная посуда - неразбивайка. Очень удобна в таких вот случаях.
  - Ничего себе! Если честно, месторасположение гостиницы очень удачное. Я буду продвигать руководству ваш хостел. А как с воровством? - поинтересовался парень.
  - Хорошо, то есть, тьфу-тьфу-тьфу, пока не сталкивались. Есть ячейки для ценных вещей. Они спрятаны в ниши под подоконниками.
  Алена подошла к окну, наклонилась, изящно откинув назад ногу, слегка стукнула в стену ладошкой, и невидимая дверца плавно открылась. Взору открылся потайной шкафчик с сейфом внутри.
  Лешер восхищённой присвистнул:
  - Вы удивляете меня все больше и больше. Великолепная идея! - он присел на корточки перед тайником у ног администраторши.
  Перепетуя начала нервничать: "Флиртует с ней, а девице нравится". Она дёрнула Алекса за воротник:
  - Вольф Генрихович, нам пора. Это совсем нам не подходит.
  Прощание получилось скомканным.
  - Спасибо, мы подумаем. Визитку дадите? - пытался загладить недовольство коллеги парень.
  - Конечно. Звоните, но не затягивайте с решением. Стартовал высокий сезон, мест может не оказаться, - улыбнулась Алена.
  Спускались на лифте.
  - Какие мысли? Ты поняла, где квартира? Вопрос о номере с роскошной обстановкой был проверкой, не в хостел ли завёл тебя Геймер?
  - Ты с ней заигрывал!
  - И в мыслях не было. Как такое в голову твою умную пришло, - засмеялся Лешер, - хотя твоя ревность заводит, - и он притянул девушку к себе.
  Уже на улице раскрасневшаяся от ласки Туя ответила:
  - Лешенька, ты такой умный, потому что правильно догадался. Я почти уверена, что это одна шайка-лейка. Знаешь почему? Такой же живучий красноногий стакан я видела у Геймера в квартире. А то, что администратор отрицала наличие роскошного номера, так ей не обязательно быть в курсе всего, квартира может не принадлежать хостелу, и использоваться под другие цели. На площадке три двери. Одна из них - вход на рецепцию, а вот остальные... По моим воспоминаниям искомой должна быть первая справа. А этаж меня смущает. Возможно, он был четвёртым.
  - Во всяком случае, у них есть номера и там.
  В сомнениях и с ощущением победы они ретировались со двора.
  
  Шпион, пришедший из пара
  
  Назар пришел неожиданно, когда белая ночь опустилась на город, разделив горожан на два лагеря: соней и полуночников. Первые мирно заснули в своих кроватях, утомленные дневной суетой, вторые вышли на улицы, наслаждаться короткими сумерками, ветром с залива и ароматами отцветающей персидской сирени и жасмина. В первом лагере оказались собраны: прагматики до мозга костей, рабочие первых смен заводов, служащие разных контор (называемые офисным планктоном), прилежные студенты перед экзаменами, апологеты ЗОЖ, старики и маленькие дети. Во втором собрались поэты, влюбленные (счастливые и несчастные), студенты после экзаменов, школяры выпускных классов, водители такси и даже полицейские, которые не спали по долгу службы, но белые ночи так прекрасны, что и они не могли устоять перед их обаянием. Обитатели коммуналки принадлежали к первому лагерю (по разным причинам) и уже разошлись по своим комнатам.
  Мурка открыла дверь, когда Янин позвонил "два длинных, два коротких" - позывной, согласно таблички под звонком, принадлежащий г-же Вейник. Разведчик сразу прошел к ней в комнату, коротко бросив: "Мне срочно нужна Полла".
  Подруга не стала спорить, вытащила Умную из постели и, не дав одеться, приволокла к себе.
   Назар сразу сообщил:
  - Мне нужна ваша помощь.
  - Прямо сейчас? - уточнила Туя, ёжась от холода.
  Мурка заботливо накинула не неё плед.
  - Завтра, хотя, - Янин посмотрел на часы, - уже сегодня. Надо воспользоваться приглашением Димы посетить его дом. Для меня это настоятельная необходимость. Мой источник сообщил, что он получил очень нужные мне документы. Задача - попытаться понять, где он их хранит, и как их можно достать. Алекс не станет возражать против такого задания, как думаешь?
  - Не знаю... Надеюсь нет. Его обследование показало, что со зрением все нормально. Лёша злится, когда речь идет об экспериментах, и ещё его может напрячь опасность мероприятия.
  - Понимаю. Предложу ему поучаствовать в группе поддержки, как в прошлый раз. Без химика мы можем обойтись?
  - Вполне. Зелье у Анского.
  - Да, как-то не додумал тут господин Фрамм, - усмехнулся Янин, - выпустил изобретение из своих лап.
  - Вольф боялся, что его ограбят по дороге лихие люди, - пояснила Перепетуя, - я выглядела менее подозрительной. От меня зелье попало к Анскому.
  Разведчик прищурился:
  - Мне почему-то кажется, что к Юлию Цезаревичу переехало не все?
  - Ну... Вообще-то да, - смутилась Умная, - и, если хотите, мы можем обойтись и без Анского.
  - Нет-нет, он мне тоже нужен. Во-первых, я не могу отпустить вас одну, во-вторых, вдвоём вы сможете сделать больше.
  - Это правда.
  - Отлично, значит в пятнадцать ноль-ноль увидимся у Анского, предупредите его, - завершил беседу Назар и ушел так же стремительно, как пришел.
  
   Известие о новом задании у офтальмолога восторга не вызвало, а профессора, наоборот, привело в состояние эйфории. Собрались у Анского, как договаривались. Юлий Цезаревич позвонил "топорному" Диме и сообщил, что обстоятельства, наконец, позволяют ему и его "обожаемому Ангелу" принять приглашение и навестить загородную резиденцию "дорогого друга". Дима не возражал.
   Быстро переоделись, закапали глаза (Туя в порыве вдохновения выбрала фиалковый, а Юлий традиционный бирюзовый), опрыскали волосы. Назар выдал инструкции - все разведать, никуда не лезть. Сторговались на восьмидесяти за работу. Посидели на дорожку, перецеловались все со всеми троекратно, и убыли в гости на шикарной черной машине.
  На квартиру к Анскому "шпионы" вернулись уже за полночь. Назар с Муркой и подъехавший чуть раньше Алекс ждали их с нетерпением. Юлий Цезаревич влетел в гостиную как ураган и сразу шмякнул на стол добычу - папку с документами и несколько флешек.
  - Вот, сейф вскрыли, все раздобыли!
  - Да... Однако... - растерялся Назар, - я право же не ожидал... Я просил только разведать... И никуда не лезть... Как вам удалось?
  - Было не сложно, - пожала плечами Туя, - пароль от сейфа был записан снизу на столешнице. Лиля в клубе упомянула, что у Димы проблемы с памятью, и под это дело она с него всякие подарочки стрясает... Ну я и подумала, что, если он склеротик, то и шифр не сможет запомнить. И значит, где-то его записал. Когда гости начали расползаться по саду, мы тоже сделали вид, что идем любоваться красотами - их автор, кстати, Лиля, она похоже неплохой дизайнер - а потом круговой дорогой в дом. Там нашли кабинет, Юлий Цезаревич вскрыл замок...
  - Да, он ерундовый был, - не преминул вставить Анский.
  - Угу, у вас все просто и ерунда, - хмыкнул Янин.
  - В общем, я вошла в кабинет, - продолжила как ни в чем не бывало Перепетуя, - а Юлий Цезаревич на стреме остался. Сначала хотела шифр в ящиках стола искать, но тут зеркало увидела в органайзере. Маленькое такое... Зачем, думаю, мужику зеркало? Взяла его и к столешнице снизу приложила. И точно - там шифр. Сейф открыла, документы вытащила. Юлий Цезаревич их быстренько спрятал в туалете. Мы же сразу уезжать не планировали, чтоб подозрений не вызвать. Потом пошли к остальным гостям, показали фото, сделанные на фоне Диминых достопримечательностей. Поахали, повосхищались, мяса поели, вина выпили, в бане попарились...
  - Подожди, мы же договаривались! - прервал девушку Алекс.
  - Да все нормально, - отмахнулась Туя, - химиковы зелья - высший класс. Ничего с ними ни в бане, ни в бассейне не случилось.
  - Полла, - рассердился доктор, - я больше тебя никуда не пущу!
  - А больше и не надо, да, Назар? Документы все тут, - улыбнулась Перепетуя.
  - Да, похоже, больше приключений не предвидится, - кивнул Янин, уже успевший бегло просмотреть добычу.
  - Я могу дальше рассказывать? В общем, когда гости стали разъезжаться, мы тоже засобирались. Юлий Цезаревич вытащил документы из тайника, засунул их в мешок с банными принадлежностями, мы как родные попрощались с Лилей и Димой, пригласили их посетить дом моего мифического папаши в Ницце и отбыли.
  - Да... - задумчиво протянул разведчик, - лихо вы, однако... Я даже не смел рассчитывать на такую удачу. И теперь не знаю, то ли прибить вас за самодеятельность, то ли расцеловать.
  - А мы с Поллой посовещались и решили, что надо эту шпионскую игру заканчивать побыстрее, пока живы, - разъяснил Юлий, - а что теперь с Димой будет?
  - А это уже не наша забота. Мы свою работу выполнили, - ответил Назар, - пусть теперь другие поработают.
  - Я думаю, все дело в химиковом зелье, - заметила Туя, - оно как-то на мозг действует так, что он по-другому работает... Быстрее, что ли? Без зелья я бы в жизни не догадалась про зеркало.
  - Похоже Вольф Генрихович изобрел нечто весьма перспективное, - кивнул Назар, - было бы интересно попробовать его на моих парнях. Но того, что есть у нас здесь, для серьезных экспериментов не хватит.
  - Надо попросить Вольфа, чтобы дал еще, - вступила Мурка.
  - Тогда придется рассказать ему о нашей побочной деятельности, - угрюмо заметил Алекс.
  - Да... И реакцию Фрамма я лично предсказать не берусь, - в тон ему ответил Янин.
   Все замолчали, обдумывая, как выпросить у химика еще зелья, но при этом оставить их приключения в тайне. Тишина затягивалась, налицо был кризис идей.
  - Может, просто того... - наконец решилась Мурка, - украсть?
  - Мария Аркадьевна, - изумился Назар, - от вас я такого не ожидал!
  - А что, - смутилась девушка, - это же для дела... Сам Вольф потом благодарен будет...
  - Угу, Вольф и благодарность вещи несовместимые, - хмыкнул Алекс.
  - А давайте мы завтра, когда он за отчетом придет, попробуем разведать, что он думает, - предложил Анский, - я, как научный оппонент, намекну, что нужно расширять экспериментальную базу. Мол, еще кого привлечь... Не нарушая секретности. Так сказать, тайно.
  - Да, это можно попробовать, - согласился разведчик, - но очень аккуратно. Не дай бог, спугнете.
  - Конечно-конечно, - закивал Юлий, - я буду предельно осторожен... И вот еще что... Может, мне цвет глаз не менять? Для куражу.
  - А если заметит? - засомневался Назар
  - Это вряд ли, - ответила вместо Анского Мурка, - я знаю такой тип мужиков. Все, что их не касается, в упор не видят. А цвет глаз Юлия Цезаревича явно не входит в сферу его интересов.
  - Отлично, значит, ждем Фрамма, и, когда он придет за отчетом, пробуем, - резюмировал Янин.
   Туя закапала нейтрализующее зелье и переоделась. Анский приклеил бороду, надел свой обычный костюм и выставил на стол очередную порцию французского коньяку. Мурка вытащила из пакета коробки с конфетами (театральные подношения), и банку маринованных огурцов (для гурманов).
   Время до утра пролетело незаметно, как всегда бывает в хорошей компании. Стрелки часов переползли отметку десять часов и двинулись дальше. Химика не было. Немного поколебавшись, Назар набрал на мобильнике домашний телефон Фрамма. Тот сразу снял трубку и завопил (Янин от испуга чуть не выронил смартфон):
  - Алё, ну сколько вас можно ждать! Вы издеваетесь, да? У меня уже вся квартира залита, могут погибнуть мои научные труды. Я на вас в суд подам...
  - Вольф Генрихович, это Янин. У вас какие-то проблемы?
  - А.... Это вы... Я думал аварийная... Трубу с горячей водой прорвало, все залито, я погиб... Я просто погиб, - срываясь на рыдания прокричал в трубку Фрамм.
  - Спокойно, мы сейчас едем, - прервал его разведчик, - инструментов у вас, конечно, нет?
  - Какие инструменты? Я химик, а не сантехник, - возмутился Вольф.
  - Ждите, сейчас все решим, - обнадежил страдальца Назар и повесил трубку. Потом обратился к "подельникам", - едем, надо выручать этого чокнутого.
   Химик ждал спасителей на лестничной клетке. Из-за неплотно прикрытой двери струился легкий парок и оседал крупными каплями на железных перилах. Назар и Алекс тут же нырнули в колышущееся белое марево, минут пять из квартиры доносились слова, кои в обществе дам произносить не принято, а потом дверном проеме возник Янин:
  - Трубу перекрыли. Теперь нужно убирать воду.
  - А ее там много? - робко поинтересовалась Туя. Ей страшно хотелось спать. Сказывалась бессонная ночь.
  - Всем работы хватит. Заходим, не стесняемся. Вольф Генрихович, тазы, ведра, резиновые перчатки, старые тряпки у вас есть?
  - Да-да, конечно, - закивал Фрамм и первым побежал в квартиру.
   Устранение последствий стихийного бедствия затянулось до обеда. Мурка, Туя и Анский в перчатках лимонного цвета собирали воду с полов, елозя по ним рваным пододеяльником, неопознанными женскими подштанниками в розочках и явно Фраммовой футболкой с дырищей от химикатов на животе. Алекс и Назар меняли кусок трубы. Предусмотрительный разведчик захватил нужные инструменты, а материалы ему подвезли его охранники. Вольф не столько помогал, сколько мешал. Бегал из комнаты в комнаты, потом в коридор, санузел и на кухню, и бдительно следил, чтобы никто не прикоснулся к его священным бутылкам и пробиркам.
   Когда уборка была закончена, Фрамм весьма бесцеремонно вытолкал своих спасителей за дверь. Анский с трудом сумел вручить ему отчет о вчерашнем эксперименте. Химик явно снова работал над чем-то новым - в такие дни он становился одержимым, и думать ни о чем другом не мог.
   В машину Назара уселись в весьма мрачном настроении - все были не выспавшиеся, голодные и уставшие.
  - Все-таки Фрамм редкая скотина, - заметил Алекс.
  Никто не стал с ним спорить.
  Ехали молча. Первым решили довезти Юлия Цезаревича. Профессор всю дорогу ерзал на сиденье, а за пару кварталов до дома попросил:
  - Остановите, пожалуйста.
  - Вам плохо?
  - Нет-нет, просто хочу кое-что показать.
  Янин припарковался:
  - Ну, что там у вас?
  - Пока не знаю. Самому любопытно, - он полез в портфель, вытащил знакомые всем желтые перчатки и со словами, - Главное - техника безопасности, - натянул их на руки.
  Следом достал литровую бутылку, наполненную на три четверти прозрачной жидкостью.
  - Самогон, водочка? - оживилась Мура, - Вы что до дома потерпеть не могли. Пить будете?
  - Нет, Мария, нюхать. Назар, будет добры, откройте окна.
  Юлий Цезаревич открутил колпачок, опасливо потянул носом воздух и констатировал:
  - Без цвета, без запаха.
  Завинтив пробку, он энергично встряхнул бутылку. Таинственная жидкость внутри тут же приобрела желтовато-золотистый цвет, вспенилась, стремительно завладела оставшейся пустой четвертью литра и просочилась наружу через плохо притертую крышку. Сияющие пузырьки стекли по стенкам и хлопьями упали на брюки профессора.
  - Японский городовой! - интеллигентно выругался Анский.
  На серой ткани тут же расплылось одно большое мокрое пятно. Салон авто заполнился пряным ароматом корицы с ноткой миндаля.
  Манипуляции профессора наводили на мысль, что у него поехала крыша.
  - Что это? - участливо поинтересовался Назар.
  - Вот... Взял у Вольфа Генриховича, - смущенно ответил Юлий.
  - Вы? Украли? У Вольфа? Эту жидкость?
  - Я не украл, - растерянно ответил профессор, - я... я... просто взял.
  - Зачем?!
  - Ну... Я не знаю... Мы же хотели украсть зелье... И вот...
  - Да, Юлий Цезаревич... - только и смог сказать Янин.
  - А для чего эта жидкость, как думаете? - заинтересовалась Мурка.
  - А пес её знает, похожа по органолептическим свойствам на средство для стирки белья, - пожал плечами Анский.
  - Давайте поэкспериментируем, - ожила задремавшая было Туя, - капнем куда-нибудь или что-нибудь постираем...
  - Уже капнули... На брюки Юлия Цезаревича, - охладил ее энтузиазм Алекс, - если через неделю брюки и сам Юлий Цезаревич будут живы...
  - Не пугайте, доктор, хотя, если честно, запах миндаля настораживает.
  - Друзья, поехали домой, сил нет, - пробормотала Перепетуя
  Профессор тут же со всеми попрощался и, аргументируя своё желание пройтись до дома пешком, необходимостью поразмыслить, ушёл, оставив на память о себе едва различимый запах рождественских булочек и глинтвейна.
  
  Следствие ведут...
  
  Утро первого рабочего дня недели в библиотеке не задалось. Сотрудники ходили понурые, и о чем-то опасливо перешептывались. К обеду тучи совсем сгустились и явно собирались разразиться грозой. В залах повисла мрачная тишина, в которой звук падения случайно упавшей книжки вызывал тихую панику у всех. Кроме Перепетуи. Погруженная в собственные переживания и мысли девушка не сразу заметила напряженность коллег и за чашкой чая попыталась пошутить на вечную тему - питерскую погоду. ВалПетра глянула на шутницу грозно, а остальные как-то стушевались и разбежались по местам. И тут до Перепетуи дошло - что-то случилось.
  - Валентина Петровна, извините, - забормотала Туя, - я как-то сегодня не в себе... А где Елена Марковна? Что-то ее не видно?
  - Так вы, Полечка, не в курсе? - притворно изумилась главбух.
  - Нет, - совсем растерялась Перепетуя.
  - Елену Марковну обокрали, - мрачно сообщила ВалПетра, - пока они с Аркадием Александровичем были на даче, квартиру вскрыли и вынесли все драгоценности Елены Марковны. А они у нее, сами знаете, были раритетные.
  - Ой, какой кошмар, - расстроилась Туя, - а с Еленой Марковной все в порядке?
  - Нет, конечно! - патетически воскликнула главбух, - Она в больнице с гипертоническим кризом... Я ей говорила... Она последнее время стала заводить такие странные знакомства... С такими бандитскими рожами... Вот и результат!
   При упоминании о бандитских рожах Туя сразу вспомнила преступную парочку в казино. "А ведь они тоже о ювелирных украшениях говорили!"
  - Елена Марковна с бандитами знакомство водила? - Перепетуя решила разузнать побольше о краже, - А вы их видели?
  - Видела... Мерзкий такой старикан... Кудлатый и нахальный. Я б с таким даже разговаривать не стала, - брезгливо поморщилась ВалПетра.
  "Старикан? Нет, это вряд ли Геймер. К тому же Альтс почти лысый, а "бандитская рожа" - кудрявый".
  - Да, жалко Елену Марковну, - вздохнула Туя, - надо бы навестить ее в больнице.
   История с украденными украшениями не давала девушке покоя. И на следующий день, отпросившись с работы пораньше - ВалПетра, исполнявшая обязанности директрисы, сурово нахмурилась, мол, куда собралась в такое трудное для родной библиотеки время, но отпустила - Перепетуя отправилась в больницу к Елене Марковне. Предварительно девушка капнула себе в глаза из маленькой пипетки бирюзового зелья. Рассуждала она так: "Марковна вряд ли заметит разницу, а мне сейчас очень нужна решительность и здравый рассудок".
   Выглядела директриса просто ужасно. Покрасневшие от слез глаза, распухший нос, руки в синяках от уколов. Увидев Тую, Марковна сначала стушевалась, полезла в тумбочку за пудреницей, а потом махнула рукой и расплакалась:
  - Ах, Полечка, эти воры не золото украли. Они жизнь мою украли: с юности собирала, не доедала, во всем себе отказывала... И вот...
  Перепетуя не стала тратить время на утешения и сразу перешла к делу:
  - Елена Марковна, у меня есть один такой знакомый... Из органов... Приятель моей школьной подружки... Хотите, его подключим к расследованию?
  Директриса, естественно, хотела. Надежда вернуть "свою жизнь" сразу окрасила ее щеки румянцем, глаза заблестели.
  - Полла Всеволодовна, если нужны будут деньги, не стесняйтесь. У нас с Аркадием Александровичем есть накопления. Хотела внучке отдать, но раз такое дело...
  - Насчет денег пока не знаю, - покачала головой Перепетуя, - лучше опишите подозрительного лохматого типа. Мне Валентина Петровна о нем говорила.
  - Разболтала. Что ещё она вам сказала?
  - Ничего.
  - Хорошо, я все расскажу. Зовут Альфред Степанович. Фамилия Куропаткин. Называл себя психологом на пенсии. Но врал! Я ему цитировала Юнга и Фрейда, а он даже не понял! Когда спросила о НЛП, сказал, что не употребляет. И я решила, что это шутка такая, а потом сообразила, что он не в курсе, о чем это. А соседка видела его сынка. Я, правда, подумала, что это не сынок, а он сам переодетый... Вернее, Куропаткин - это сынок в гриме... Ну, то есть молодой мужчина, переодетый стариком. А потом вспомнила, что не права. Один раз обмолвился, что может и есть у него сынок, но внебрачный. Так, конечно, официальных детей у холостого мужчины и быть не могло.
  Туя совсем запуталась в семейных отношениях Куропаткина: кто старый, кто молодой, кто кому сын, и кто из них переодетый. Слушая Марковну, она прикидывала: "Сынка Куропаткина должны звать Альфредович, значит это не Геймер. Но, с другой стороны, Альфред Степанович... А Альтс - Альберт Степанович. И дурацкое сочетание имени-отчества... Может, брат? Хотя, фамилии разные..."
  - Скажите, а брат у вашего старикана имеется?
  - Нет, про брата ничего не говорил... Про матушку что-то плел и про батюшку... Мол, из старых революционеров, и все такое... Впрочем, мог и врать... Хотя, если бы врал, что-нибудь про дворянские корни сочинил. Это раньше у всех родители из ленинской гвардии были, а сейчас императорские фрейлины да смолянки.
  - А вы с ним продолжаете как-то общаться?
  - В том-то и дело, Полла Всеволодовна, что нет. С того раза он испарился.
  - С какого раза?
  - Когда соседка его сынка заприметила. И должна акцентировать, - как опомнилась Марковна, - во избежание всяких кривотолков, что общение носило характер деловой, без всякого амурного подтекста. Ему льстило, что я директор библиотеки, он интересовался нашими фондами. Хотя теперь я почти уверена, что он был или наводчиком, или вором.
  - А давайте попробуем портрет Куропаткина сделать? - предложила Туя и достала из сумки альбом и карандаш.
  - Отличная идея, - обрадовалась директриса, - он у меня перед глазами сейчас как живой стоит, прям вот во всех подробностях.
   Несмотря на это утверждение, работа над портретом Альфреда Степановича затянулась. Оказалось, что лучше всего Марковна помнит клетчатые кепки и брюки, а вот форма носа и разрез глаз как-то ускользнули от ее внимания. Перепетуя раз сто стирала и рисовала "бандитскую рожу", протерла ластиком до дыр с десяток листов, но, наконец, директриса признала:
  - Вот, теперь точно он!
  - Вы уверены? - устало уточнила Туя.
  - Абсолютно!
   Девушка собрала рисовальные принадлежности, попрощалась с Еленой Марковной, прорвалась сквозь кордоны охранников, уже закрывших больничные здания на ночь, и поехала домой. В метро положила на колени портрет бандита и стала внимательно изучать. "Все-таки похож на Альтса. Или не похож?" Туя оглядела пассажиров в вагоне. Половина имеющихся в наличии мужчин подозрительно смахивали на Геймера. "У меня уже крыша едет. Надо бы куропаткинскую рожу кому-нибудь свежему показать... Юлий Цезаревич! Точно! Еду к нему!" И, не посмотрев на часы, Перепетуя выскочила из вагона и помчалась на поезд, едущий в обратном направлении.
   Тишина улиц не смутила сыщицу. Она решила не ждать маршрутку, и до дома Анского добежала бодрой рысью. Перескакивая через три ступеньки, поднялась на нужный этаж и стала нетерпеливо жать на кнопку звонка. Юлий Цезаревич открыл не сразу. Минут десять за дверью слышался нервный топот, звуки падающих предметов и звон стеклянных банок. Наконец, шаги приблизились к двери и Анский испуганным голосом спросил:
  - Кто там?
  - Это Полла, Юлий Цезаревич. У меня срочное дело, открывайте скорее.
  Замок защелкал, и в дверном проеме появился Анский, облаченный в клетчатую пижаму.
  - Ангел, мой что случилось? Сейчас уже час ночи! Я подумал, это за мной милиция пришла...
  - Ох, простите, - смутилась Перепетуя, - я не посмотрела на часы. Но у меня очень срочное дело! Посмотрите, вы этого типа знаете?
  Анский прошлепал на кухню, отыскал очки и стал разглядывать портрет Куропаткина.
  - Не знаю, Ангел мой... Вроде видел где-то... Может, это Ярослав Петрович, наш бывший завкафедрой? Хотя нет, у того нос потоньше...
  - Думайте, думайте, Юлий Цезаревич! Это очень важно!
  - Ох, сейчас позднее время... А я, знаете ли, жаворонок... Можно, я оставлю портрет себе?
  - Хорошо, давайте. Но только до завтра. Я хотела его Назару показать.
  - А зачем Назару показывать? Это бандит какой-то из тех, что его убить хотели?
  - Бандит. Но не из тех. Это совсем другое дело.
   Оставив "бандитскую рожу" на опознание Анскому, Туя вернулась домой на такси в третьем часу ночи. В квартире было тихо. Даже из Славкиной комнаты не доносилось ни звука. Устроившись на диванчике, девушка взяла лист бумаги и написала:
  Куропаткин - стрелка - мерзкий старикан...
  После чего карандаш выпал из ослабевших пальцев, и Перепетуя заснула сном младенца.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"