Эмми, Энни Лауде: другие произведения.

Умная и косплеи. Часть 12

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Карнавальные костюмы
  
  "Мамаша" доплелась до скамейки и села с краю. С этой точки хорошо просматривался вход в третий подъезд Елены Марковны. Одиночества не случилось. На противоположном конце обосновался седовласый, бородатый дед, который опирался подбородком на палку и поминутно вздыхал, сам того не замечая. Качая Вольдемара, секретная агентша украдкой вела наблюдение, сдвинув очки на кончик носа. Сосед перестал охать, и живо заинтересовался её лицом.
  - Девушка, вам плохо, может скорую вызвать, уж больно вы бледная и синяки под глазами? - спросил он.
  Мамаша протестующе замахала руками.
  - Нет-нет. Со мной все в порядке.
  Дед спросил:
  - Сын?
  - Да.
  - Спокойный, видать, парень. А чего ты его привязала к себе? Денег на коляску нет? Вот времена, дожили. Чем там наверху наши правители думают? А муж-то есть, или ты мать-одиночка?
  "Ну приставучий!" - Туя занервничала.
  - Это сейчас так принято детей переносить. Им так комфортнее. А коляска есть, не беспокойтесь.
  Соседа она не убедила, что было видно по его взгляду
  - Тебе надо мяса больше есть, - сказал он и углубился в свои мысли.
  Капли работали, обостряя органы чувств разведчицы. Туя почесала за ухом и включила слуховой аппарат. Картинка наполнилась звуками: храп, бряканье крышек о кастрюли, свист чайника, хруст ветки, разговор про квартплату.
  - Хе, - хмыкнул дед, придвинулся к Перепетуе и сообщил, - У нас тут небезопасно, ограбили квартиру уважаемого в городе человека. Наши клуши на лавки повыползали, даже те, кто и не выходит давно, целыми днями сидят и лясы точат по этому поводу. А я знаю кто украл, - и дед хихикнул.
  - Прямо знаете кто?
  - Фамилии не скажу, но предполагаю, что баба, переодетая в мужика, и мужик, переодетый в бабу.
  - Как это? Вы их что, видели? - живой свидетель - такой удачи Умная и представить себе не могла.
  - Видеть - не видел, но умом дошёл. Я в тот вечер мусор выносил, но не к нам, - собеседник ткнул палкой в сторону помойки, обрамлённой бетонным забором, - а к соседям через дом, - он махнул своим посохом через плечо, - наш контейнер забит был до верху. Так и их бак стоял под завязку полный, а рядом мешок валялся с тряпками. Я палкой поворошил, смотрю - внутри юбка размера сорок четвёртого и брюки с рубашкой не меньше пятьдесят шестого.
  - Ну и что, выкинул кто старое или положил так, чтобы нуждающиеся взяли.
  - Вещи новые, чего их выкидывать? У нас во дворе никто такое не носил никогда, я тебе как почетный швейник СССР говорю. И мужиков таких пузатых не припомню.
  - Помойка же была не ваша.
  - Это не спорю. А как ты объяснишь, что там ещё обувь была: женская туфля - сорок третьего размера и тенниски мужские - тридцать седьмого?
  Туя вспомнила аэротрубу и хождение в кедах Крапивина.
  - Никак. Разные ноги и ситуации бывают. Потом как вы определили мужские, женские? Сейчас унисекс в моде.
  - Ты про извращенцев? Много их развелось, что говорить. А лифчик объема сто с ватой внутри! Это как? - дед стукнул палкой о землю, - На крышке бака висел. Где ты видела бабу с узкими бёдрами и широкой грудью?
  - Пловчихи, например. Но я, честно, запуталась в ваших рассуждениях. Причём тут бюстгальтер на крышке?
  - А что непонятно - маскарад был с переодеванием. Мужик худой, нога большая, баба толстая, нога маленькая. Я тогда и сам ни о чем не подумал, а когда милиция приехала и все дела, стал кумекать и логически понял.
  - И это все?
  - А чего ещё надо?
  - Так что же вы в полицию не заявили?
  - А меня никто не спрашивал. Я в чужие дела не лезу.
  "Во у деда фантазия", - усмехнулась про себя Туя.
  Двор огласили странные звуки. Разведчица осмотрелась. Рядом с помойкой на плоской крыше постройки похожей на трансформаторную будку, сидел полосатый кот. Распушив шерсть и уставившись в слив водосточной трубы, страшный зверь посылал в её раструб адские завывания. Туя орлиным оком заметила две маленькие беленькие лапки. Кто-то судорожно ухватился за край воронки изнутри.
  - ВмяАААУ, - издал монстр.
  Жестяная система усилила звук. Лапки ослабли, разомкнулись и исчезли. С грохотом, будто сошла лавина, из трубы на асфальт кубарём выкатился перепуганный котёнок, кувыркнулся разок-другой через голову и тут же спрятался под припаркованный автомобиль. Кот на крыше продолжал орать.
  - Вот свинья - маленьких обижать! - возмутилась девушка.
  - Это Бармалей, почтальонши кот, порядки свои наводит, - пояснил сосед.
  За этим волнительным событием, она чуть не забыла, зачем здесь оказалась, и пропустила Алекса, вышедшего из подъезда. Но тут дед удивил снова. Он толкнул её в бок и сказал:
  - Вон, кажется, следователь от нашей уважаемой Елены Марковны, которую обокрали, вышел.
  Тую бросило в жар и прошиб холодный пот. Она взяла себя в руки и спросила:
  - А вы откуда знаете, что это следователь?
  - А муж её Аркадий Александрович говорил, что прибудет. Вот я и предполагаю.
  "Да тут по секрету всему свету, так глядишь весь дом в курсе. Быстрее валить".
  Она вскочила.
  - Уходишь уже?
  - Да. Сына надо кормить.
  - Ну что ж дело хорошее, а то он у тебя лежит, даже не пищит. Слабый видать.
  Неожиданно Вольдемар чихнул. Туя вздрогнула. Раздался плач.
  - О, подал голос, молодец мужик.
  - До свидания, будьте здоровы.
  - И тебе не болеть.
  Белое привидение с ребёнком быстро исчезло вслед за Гороховым.
  
  Они встретились у входа в метро.
  - Как прошло? Что скажешь?
  Алекс поднял очки ей на лоб и рассмеялся:
  - Все не мог понять издалека, что с твоим лицом не так. Ты что в известку окунулась?
  - Нет, применила маскировку.
  - А-а-а. Потрясающий эффект! Тебя видно за километр. Жарко, - он снял пиджак, засунул в рюкзак, где уже лежал Вольдемар, и принялся салфетками стирать остатки грима с Туиных щёк и лба.
  - Слушай, там кажется весь двор был в курсе твоего визита.
  - А я гадал, почему со мной две бабушки поздоровались на входе. Хорошо, что лето, и большинство на дачах.
  - Угу.
  - Давай теперь по плану, соври мне что-нибудь и скажи правду, а я попробую угадать.
  - Я так с ходу не смогу, я не придумала. Пойдём, поедим.
  
  За столиком в кафе Туя была готова к тестированию Алекса.
  - Вот две истории из детства. Первая. Мы с девчонками болтались голодные после уроков. Возникла идея зайти в магазин, взять там что-нибудь и не платить.
  - Украсть?
  - Да. Нужен был доброволец, все стали мяться, а я согласилась.
  - Зачем?
  - Бравада. Взяла ответственность на себя. Как все случилось смутно помню. Запихнула печенье в мешок из-под сменки. Упаковка шуршала, прямо-таки вопила: "Держите вора!" К кассе подошли свиньей, меня спрятали в середине. Какие-то конфеты пробили, для отвода глаз, и выскочили пулей наружу. Съели все в подворотне. Потом я заболела скарлатиной. Потом осознала, что болезнь - это наказание свыше, и что могло быть хуже.
  Туя поддела ложкой молочную пенку на кофе:
  - Больше я так не делаю, - добавила она, - Если беру, то на место всегда возвращаю.
  - Понятно, - кивнул Алекс.
  - Теперь вторая. Я очень любила качаться на качелях, прямо до упаду. Но однажды это произошло в прямом смысле. Я так раскачалась, что не удержалась, вылетела по дуге, шлепнулась на землю. Внутри тряхнуло серьезно, разбила подбородок, колени, ладони. Перевернулась на спину, лежу, в небо смотрю и вздохнуть нет сил. Девчонки меня за руки-ноги потащили домой, голова висит, кровавая полоса тянется - триллер, одним словом. Позвонили к нам в дверь. Мама открыла, посмотрела и хлоп в обморок рядом со мной. Суматоха была страшная. Больше я на качели не садилась, - Туя почесала под носом.
  - Хорошие истории, - Алекс выдержал паузу, - первая была, второй - не было.
  - Точно! Действуют капли! Ура!
  - Подожди "ура" кричать. Ты не обижайся, но мне все эти побочные эффекты кажутся полной ерундой, подтверждающей наличие у тебя бурной фантазии. Я не открыл в себе никаких сверхспособностей. Основываю свои выводы на том, что читал о невербальных признаках обмана. Теперь, по существу: мы общались с твоей директрисой минут двадцать. Приятная женщина. Твоя история с магазином, на которую я пытался её вывести, почти стерлась из памяти и звучала так: "Припоминаю, что меня сильно толкнул мужчина, яблоки, которые я тщательно выбирала, разлетелись по полу". На твоём портрете она опознала актёра Боярского. Мой вывод - она не знает Геймера. Это похоже на правду.
  - А Куропаткин?
  - Когда муж отлучился, я спросил про него. Сразу замкнулась. Нехотя сообщила, что одевается экстравагантно, курит электронные сигареты. Один раз притащился к ней в шотландской юбке.
  Заиграл телефон. Алекс ответил:
  - ... Понял, минут через тридцать, наверху.
  - Поехали срочно Вольдемара отдавать. Ребёнок уже ищет свою куклу. Рома наплел, что она в гости пошла к дяде Лёше.
  
  Все могут короли... (из песни).
  
  Вечером в четверг соседи встретились на кухне. Сначала Умная, радуясь тишине и одиночеству, уютно пристроилась в своём углу с чашкой чая, пакетом сушек и книгой "Путь хирурга", взятой у Алекса. Потом пришла Вейник, сообщила, что зверски голодна, потому что с понедельника сидит на диете, что кефир на ужин ей порядком надоел, и что она решила позволить себе отступить от правил. Мурка вытащила из пакета кочан капусты, как волейболистка на подаче, подкинула его в потолок, ловко поймала, ободрала крайние листья и, вооружившись ножом, приступила к готовке, параллельно транслируя Перепетуе последние театральные новости. Библиотекарша, подперев голову, равнодушно слушала сплетни из уст костюмерши. Мысли её витали в других пространствах. Хлопнула входная дверь. Крапивин транзитом миновал коридор, на ходу скинул кроссовки, рюкзак, дошёл до холодильника, открыл дверцу и стал смотрел внутрь.
  - Так и знал, что пусто. О, капустка! Давненько я ею не лакомился, - Слава запустил руку в миску, - а морской нету?
  - Крапивин, живо помой руки и терпи, сейчас дожарю и вас со Вселодной угощу.
  - А мясца нет или сосисочки какой-нибудь? А то стану козлом, - проскулил студент.
  - Ты уверен, что уже не стал? Мясцо, как ты выражаешься, на ночь вредно, оно будет гнить в твоём желудке, - отрезала Мура.
  - Пусть. Баба Капа говорит: всё полезно, что ... - Слава замолчал, рот и глаза его удивленно округлились.
  Мура выронила ложку из энергичной руки. Туя поперхнулась чаем. На кухне появилась Капитолина Игнатьевна. На голове её что-то сияло сквозь сизый капустный чад. Она гордо прошла мимо всех и принялась копаться в коробке с лекарствами.
  - Господи, что это у вас? - опередила всех с вопросом Мура.
  - Неужто не видишь, Мария, корона, - с достоинством ответила старушка.
  - Откуда?! Вы её не показывали никогда, - Мура опять оказалась в авангарде.
  Капитолина Игнатьевна воссела на табурет, одну руку возложила на стол, царственно повернула голову к окну и, особо не обращая ни на кого внимания, неторопливо начала повествование. Аудитория завороженно разглядывала диадему и внимала.
  Дело было так. Утром сего дня, когда все наконец-то покинули квартиру, Капитолина облегченно вздохнула и достала тетрадку с текстами заговоров и вложенным в нее листочком с инструкциями, оставленными отцом Дасием. Ей не терпелось изгнать из квартиры прочно обосновавшуюся здесь нечистую силу. Поскольку ведьмы чаще всего появлялись в коридоре, баба Капа (согласно указаниям экзорциста) проводила ритуалы именно тут. Для этого она приспособила сервировочный столик и табуретку. Расстелив на столике белую салфетку, старушка возложила на нее тетрадку и с сомнением глянула на табуретку. Сиденье было неудобным. После прошлых сеансов сильно болела спина. И то, что пониже, тоже. Немного посомневавшись, Капитолина Игнатьевна отнесла табурет на кухню, и взамен (кряхтя и пыхтя) выволокла из своей комнаты любимое кресло.
  - Так-то оно лучше будет. А бесам все равно, я так думаю. Они слов божественных боятся, а уж на чем я сижу, дело десятое.
  Успокоив такими словами свою заворчавшую было совесть, Капа уселась в кресло и начала читать оставленный отцом Дасием заговор.
  "Дз-з-з-з"- подал голос дверной звонок.
  "Кого это несёт нелегкая?"
  На днях подруга Антонина предупреждала её о банде жуликов, грабящих пенсионеров под видом социальных работников.
  "Была бы собачка, полаяла, и ушёл бы незваный гость, а так разбираться самой придется".
  Бабуля бесшумно, как ниндзя, подкралась к двери, припала к ней ухом и стала вслушиваться. По другую сторону было тихо.
   "Обознались!" - решила она и развернулась к своему креслу. Но звонок звякнул опять.
  - Кто там? - строго прикрикнула Капитолина.
  Ответил приятный женский голос:
  - Здравствуйте. Это телевидение вас беспокоит, передача "Жди и найди" и я, её ведущая, Мария Шишкина. Мы ищем Мухину Капитолину Игнатьевну. К нам поступил запрос на её поиск.
  Повисла пауза. Старушка раздумывала, потом накинула цепочку и приоткрыла дверь. В узкий проем просунулось улыбающееся круглое лицо.
  - Не подскажете, уважаемая, мы по адресу или нет?
  "Да вроде похожа, и впрямь Шишкина! Косища-то, косища!"
  - Ну, я Мухина. Кто это меня ищет? - грубовато спросила она.
  - Какая удача! - дама хлопнула в ладоши, повернулась, и обращаясь непонятно к кому, протараторила непонятно что. Капа уловила одно слово - "Мистер".
  - Позвольте нам войти.
  - А вы с кем? Не одна?
  Из-за спины незнакомки показались мужчина с большущей видеокамерой и толстый негр в расписной рубашке до пят, шлёпанцах, тюбетейке, с саквояжем в руках и портфелем, висящим через плечо. Капитолина попятилась вглубь коридора.
  - Да вы не бойтесь, - трещала дикторша в дверную щель. Это моё удостоверение. Читайте, проверяйте, - и показала розовую корочку с фотографией и большой печатью, - со мной оператор Константин Рыбалко и господин Гвембеш Боввадин из Гибона....
  - Фу, как у тебя Мария капуста воняет, ты же спалила её, ну и хозяюшка, - прервалась старушка. Мура послушно выключила огонь и накрыла сковороду крышкой.
  - ... из Гибона, - и троица ввалилась в квартиру.
  - Уважаемая Капитолина Игнатьевна, - торжественно произнесла ведущая в микрофон, - позвольте представить вам сына первого президента Гибона, почившего к настоящему моменту, и бывшего когда-то лично знакомым с вами, дорогая наша. Если вы забыли, то я напомню вам о встрече, случившейся на советском предприятии сорок лет...
  - Помню-помню, неужели помер? Земля ему пухом.
  - Боввадин-младший, выполняя волю отца, приехал к нам в холодную Россию и настойчиво искал вас несколько месяцев, - Мария повернулась к Гвембешу, широким жестом указала на Капитолину и проворковала: "Voilà".
  Вышеуказанный сын, улыбаясь, подскочил к старушке приставным шагом и припал в подобострастном поцелуе к её руке. На костяшках Капиных пальцев остался отпечаток пухлых губ.
  "А как на папу-то похож! Только толще раза в четыре", - растрогалась Мухина и сотворила ответный книксен.
  Сынок лопотал "рара, mama, mon père, Kapitolin, magnifique". Сцена была трогательная. Мария, Капитолина и Гвембеш вытирали слезы. Оператор выключил камеру.
  - Капитолина Игнатьевна, мы хотим вас поснимать э-э-э в домашней обстановке, вы не против? Если фотографии есть, желательно того периода, несите. Мы пришли не с пустыми руками, - Мария погрозила пальчиком, - у господина Боввадина к вам сюрприз. Может, вы переоденетесь, поменяете халат на что-то более праздничное, есть ли у вас помада губная?
  - Да-да! - засуетилась бабушка, - валялась где-то, я мигом, а вы на кухне подождите.
  Она ринулась в свою комнату. Ей срочно нужно было найти кримпленовое платье, то в котором повстречал её посол. Старушка начала суетливо перерывать шкаф.
  Когда она вернулась, съемочная группа сидела за столом и тихо переговаривалась. Африканец стоял посреди кухни и осматривался. Мария вскочила:
  - Прекрасно! Как вам идёт это платье. Уж не то ли это знаменитое?
  - Да откуда ж вы знаете?
  - Это наша профессия!
  - Оно, оно. Хранила, как память, передайте это господину послу. Имя не запомню. Гебеш, что ли?
  - Да нет, Гвембеш. Я сама с трудом запомнила, весь вечер вчера учила. Кстати, можно ему туалет посетить, а то терпит человек.
  - Милости просим, по коридору направо, первая дверь. Может проводить?
  - Ой да он сам найдёт, - Мария принялась лопотать на иностранном, красиво грассируя "пурквапа, пурквара", африканец скрылся в коридоре.
  - А вы с ним на каком языке изъясняетесь?
  - На французском.
  Раздался грохот. Старушке даже послышалось, что кто-то чертыхнулся:
  - Батюшки, он мне там весь аналой переломает.
  Мария взяла её за руку:
  - Не беспокойтесь, если что испортит, пусть сам все приберёт и починит, пусть привыкает к тому, как люди простые живут, а то человек кроме дворцов и прислуги ничего и не видел.
  "Справедливая какая, молодец!" - подумала Капитолина Игнатьевна, слегка успокоилась и продолжила светскую беседу:
  - Верно. Мы люди труда. Значит, вы языки знаете? А я вот только на русском. Белорусский немножко помню. По-немецки знаю: ахтунг, хенде хох и так по мелочи. Ну, с вами понятно, на телевидение кого ни попадя не возьмут, ведь так. Я вашу передачу смотрю, да. Но сейчас редко, а раньше часто. Нервничать мне нельзя, деточка, доктора не советуют. Пищеварение у меня от нервов нарушается, бактерия какая-то в желудке сразу варить перестаёт. А ваша передача больно переживательная. Музыка такая жалостливая, прямо до печенки пробирает. А как кто кого встретит - все! Слезы сами льются - не остановить. Помню мать сыночка нашла, в роддоме потерянного, - Капитолина Игнатьевна высморкалась в салфетку, - а я вас гораздо моложе представляла и не такой, как сказать, чтобы не обидеть, полной. А так-то вы мне очень нравитесь, и подруге моей тоже. Настоящая вы, душевная, скромная, наша, как люди говорят, - Капитолину понесло.
  - Спасибо, - Мария приложила руку к груди и засмеялась, - что не похожа, так я не обижаюсь. У нас, знаете, такие мастера на телевидении. Тут утянут, там подмажут - и мать родная не узнает! А экран, кстати, очень изображение искажает. Обычно, в нем все толще на два размера, а я в вашем худее получается?
  - Да что вы говорите, - всплеснула старушка руками, - у меня соседка - костюмерша, бестолковая, но руки золотые. Такие вытворяет чудеса, прямо иной раз думаешь, что не без нечистой силы.
  Вернулся президентский сын, посасывая большой палец. Шишкина начала по-деловому распоряжаться:
  - Ну-с, времени в обрез, продолжим? Пройдёмте в комнату? Хозяйка первая. Садитесь рядом с господином Боввадином. Так. Константин, начали.
  Мария включила микрофон и проникновенно продолжила:
  - Сорок долгих лет минуло с момента их расставания - простой работницы советского предприятия Капитолины Игнатьевны Мухиной и президента Гибона Адебоула Боввадина. Он вернулся на родину, но так и не смог забыть её. Через год женился на той, которую выбрал ему отец, но русская женщина навсегда поселилась в его сердце. Интересный факт. На главной площади столицы стоит её статуя, исполненная местными умельцами по заказу президента. Эскиз король выполнил сам. И почитается скульптура жителями, как образ матери-прародительницы. К ней идут они поклониться, рассказать о своих радостях и бедах, попросить о защите и помощи. Двенадцать детей вырастил президент. И вот старший сын здесь. Он привёз фотографию статуи и сейчас нам её покажет, - Мария что-то сказала гостю, он кивнул открыл саквояж и извлёк изображение.
  Капитолина Игнатьевна вытянула шею, взволнованно глянула на фото и опешила. На нем запечатлён был абсолютно голый деревянный чурбан с губами в пол-лица, мясистым носом, с торчащими в разные стороны, острыми, отвислыми грудями и большим животом, разукрашенный белой, красной и чёрной красками. Оператор взял фото крупным планом.
  "Срамота то какая, соседки на смех меня поднимут, когда увидят!" - кровь прилила к щекам старушки.
  Она дёрнула Марию за рукав и зашептала в ухо:
  - Девонька, милая, а нельзя ли фото это не показывать?
  - Почему?
  - Оно меня "корпометирует"!
  - Понимаю, хорошо вырежем. Костя, последний кадр надо убрать, - строго скомандовала она молчаливому оператору. Он кивнул:
  - Будет сделано.
  - А сейчас произойдёт самое главное и интересное. Почивший президент Адебоул Боввадин, в память о встрече со своей русской королевой, именно так он называл нашу героиню, выкупил за баснословную сумму, у мисс мира 1974 года, а это был год их встречи, корону, и завещал старшему сыну передать её законной владелице и нашей соотечественнице. А если выполнит сын это условие, то может взойти на престол. Исторический момент настал, - она повернулась к Гвембешу и кивнула.
  Африканец заметно волновался, поправил тюбетейку, на которой блеснула заколка в виде черепа с двумя бриллиантами в глазницах и торжественно достал из саквояжа бархатную коробку и бумажку. Положил все на стол и стал монотонно читать с листа. Костя суетился, снимая по кругу крупным планом лица участников.
  - О чем это он лопочет? - шепнула Капа Марии.
  - Это он к соплеменникам с речью обращается, мол, сейчас на глазах всего мира, я выполню волю батюшки и стану вашим законно избранным президентом. Ну, милая моя, приготовьтесь. Давайте, я вам волосы поправлю.
  Все встали. Гвембеш натянул белые перчатки с дыркой на большом пальце и медленно открыл коробку. Изнутри брызнул свет. Венец Мисс Мира-74 перешёл на голову Капитолины Первой.
  - Дорогие телезрители, торжественный момент. На нашей матушке Руси стало на одну королеву больше. Простите за слёзы радости на наших лицах, мы все очень взволнованы.
  Рыдала Капитолина, ведущая пыталась сохранить лицо, но не выдержала и дала волю эмоциям, сморкался в платок новый президент. Константин выключил камеру.
  "Какой черствый человек, и слезинки не уронил!" - подумала коронованная особа.
  Оператор ей не нравился: "На грызуна похож! А сынок-то какой грязный! И руку мне перепачкал и платок свой. А ещё говорят, что это у них такой цвет кожи. Че-пу-ха! Мыться им надо чаще!"
  Капитолина Игнатьевна тут вспомнила телевизионные кадры про Африку, про то, что там совсем нет воды, реки мутные, кругом пыль, да пустыня, сухая трава, голодные детушки и дикие звери. Сердце её наполнилось жалостью.
  - Что же это я? Не потчую гостей. Может кашки? С маслицем.
  - Спасибо, Капитолина Игнатьевна, но нам пора и честь знать. У господина Боввадина самолёт скоро. Надо ему быстрее страной ехать руководить. А то там беспорядки зреют.
  Мария Шишкина, а за ней и все остальные засуетились.
  - А передача-то когда? - на пороге опомнилась старушка, - Фотографии не посмотрели.
  - Точно сказать не могу. Как включат в план, так я вам сообщу по телефону. Может, ещё визит вам нанесем, доснимем сюжет, вы нам про вашу любовь расскажете. Вы не против?
  - Про статую эту уж не забудьте, убрать её, - крикнула королева напоследок в лестничный пролёт.
  - Как обещала, - был ответ.
  Весь день провела Капитолина, будто в тумане, пересматривала фотографии, подходила к зеркалу, любовалась на себя. Корону не снимала. Даже время обеда пропустила. Желудок выдержал и, в унисон её мыслям о президенте, урчал: "Милый, милый!".
  
  Туя соскользнула с табуретки и побежала в комнату. Шкатулка в серванте стояла как-то криво и была подозрительно лёгкой. Она откинула крышку, сердце упало - внутри было пусто, если не считать кроваво-черного отпечатка пальца, явственно видневшегося на боковой стенке. Хлопнула дверь, девушка вздрогнула.
  - Полка, ты не волнуйся ладно. Сидишь? Вот и сиди. Не знаю, как сказать, но я не нахожу твоего ноута, - Слава слегка заикался, - хотел посмотреть что-нибудь про этого Капиного посла, а его нет. Он не у тебя?
  - Посол - нет.
  - Спасибо, успокоила. Я про ноут, ты же понимаешь.
  Туя закрыла лицо руками, и тихо заскулила:
  - Слава, похоже нас обокрали, у меня пропали драгоценности. Пойдем быстрее, скажем Мурке. Только Капе пока ни слова, она такая счастливая.
  На кухне Мура упрашивала Капитолину Игнатьевну дать поносить ей корону.
  - Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Милая, добрая наша Капитолиночка Игнатьевна!
  - Нет! Я тебе дам, но позже, - чеканила старушка, - сначала пусть Полечка примерит. Слышишь, Аполлинария, мне Гвидон этот говорил, что хочет, как папа, на русской девушке жениться. А я ему, через ведущую и говорю: "Есть такая на примете - соседка моя, библиотекарша, без вредных привычек, хорошей женой будет". И Мария эта очень заинтересовалась: "Как интересно", - говорит. И Додон тоже.
  - Ну конечно, вы везде любимчиков своих пропихиваете, - надулась Мура.
  - У тебя нет качеств для царской должности - ветер в голове, посерьёзнее быть надо. Я же и отвечать буду, если что. Так что не обижайся. Хочешь, я тебя костюмершей на телевидение устрою?
  - Мерси! Не надо.
  - Так как, Полечка? Познакомить вас? - Капитолина Игнатьевна стала непривычно напористой.
  - Спасибо, но вы же знаете, что я несвободна. Мурка, можно тебя на минутку.
  - Ну, моё дело предложить, ваше - отказаться, - миролюбиво ответила королева и, пожелав всем спокойной ночи, отправилась почивать.
  
  - Да вы что? Вот это дела, - и Мура побежала проверять свои заначки.
  - У меня вроде все на месте, - сообщила она, вернувшись, - Что делать будем? Полицию вызывать?
  - Думай, что говоришь. Мы же этим Капитолину угробим. Позвони Назару, надо посоветоваться, - попросила Туя.
  - Он в Москве, возвращается завтра ночью, я договорюсь, чтобы он подъехал. А ты Алексу сообщила?
  - Нет. Он спит наверняка. Пусть отдыхает, а то сорвётся, примчится сразу. Я его знаю.
  - Пойдёмте, поедим, - подал идею Слава.
  Никто не возражал. Хлопнули по рюмочке коньяка, к капусте добавили колбасу, сыр, хлеб, лосося из банки, огурцы, помидоры, чай с сушками и разошлись по комнатам. Муркина диета полетела в тартарары.
  
  В гостях у сказки
  
  Слушания по делу бабы Капиной любви и её последствиях проходили субботним утром. Присутствовали две пары и Вячеслав. Всем предлагался кофе с бутербродами. Сказочно-криминальную историю излагала Мура, Слава поддакивал.
  - ... и вдруг Полка сорвалась и умчалась. Выглядело, будто у неё или живот прихватило, или утюг не выключен.
  - Угу, - кивнул Слава.
  - Оказалось, она кинулась проверять на месте ли сокровища предков, что хранились в её комнате на полочке.
  - Главное, все знали о них, кроме меня, - добавил Слава.
  - И ты знал, не прикидывайся. Вспоминай: весной гостила Карина, свалила шкатулку на пол, все это видели, и поэтому все под подозрением.
  - А, это, - разочарованно протянул студент, - ерунда, не сокровища. Я-то думал там сундук целый.
  - Крапивин, дай досказать. Открывает наша Умная ларец и видит абсолютную пустоту, вакуум. Мы так решили, что всё спёр черномазый сын Капиного ухажёра, когда в туалет ходил, а, в утешение, отставил на крышке свой отпечаток пальца...
  Назар наклонился к Туе и тихо спросил:
  - Отпечаток, надеюсь, не стёрла?
  - Нет. Кажется, бандит уколол палец. Возможно о брошку. Там след кровавый.
  - Отлично. А красящее вещество, как планировали, успела нанести?
  - Нет. Я в флакон средство налила и рядом с шкатулкой поставила, чтобы не искать, когда понадобится... Флакон старинный. Может знаешь, раньше в таких одеколон держали - стеклянный с пульверизатором, случайно в шкафу наткнулась и приспособила. А вчера поняла, что он тоже пропал.
  - Уверена?
  - На все сто. Приметный такой - из темно-синего стекла, с оранжевой грушей.
  - Хм, понял.
  - Я свой доклад закончила. Что вы шепчетесь? Больше двух говорят вслух, - ревниво встряла Мура.
  - Ну что же, други, начинаем действовать, - Янин потёр ладони, - Для начала неплохо бы было раздобыть диадему. Капитолина Игнатьевна даст на время?
  - Ага, держи карман шире. У неё трансформация личности. С нами общается повелительно, ходит, задрав нос, корчит из себя королеву.
  - Тогда для вас задание, барышни, достать мне эту улику. Идите, пожалуйста, выполняйте. И постарайтесь руками не трогать.
  
  Подруги обнаружили соседку на кухне. Мухина стояла у плиты, с чувством пела: "... я б никогда не полюбила, но как на свете без любви прожить..." и жарила себе блинчики?!
  - Готовлю вот, девочки, себе завтрак. Каши эти осточертели, особенно греча, да и овсянка.
  - Капитолина Игнатьевна, а можно вашу корону моему Назару дать, - не раздумывая, сразу с места в карьер, взяла Мура. Ей не терпелось вернуться в комнату.
  "Что творит? Все, сейчас Капа упрется рогом!" - Туя уже предвидела результат.
  И точно, Мухина пошла в наступление.
  - Ну, балаболка, удружила. Язык у тебя без костей. Уже, небось, всему свету разнесла. Зачем это ему показывать? Ничего не дам.
  - Жалко вам, что ли?
  - Да! Жалко! Не мешай мне.
  Мура пожала плечами и сделала знак Туе: "Разбирайся с ней сама".
  - Капитолина Игнатьевна. Мы не просто так просим. Мы за вас переживаем. Представьте, покажут вас по телевизору и все про вас расскажут. Люди же разные бывают. Кто-то порадуется, поплачет, а кто-то и позариться может на ваше добро. Вы дома весь день одна - страшно. Маша за советом к Назару обратилась, как к бывшему работнику органов. Он подумал и предложил застраховать корону и сигнализацию поставить в квартиру. Ну так как?
  Старушка призадумалась.
  - Это ты дело говоришь, хоть и ерунду. Но раз милиционер так сказал. Мужчина он солидный, положительный. Я ему доверяю. Пойдём, Поленька, я тебе её передам. А ты, Мария, дожарь блины, голубушка, да смотри, чтобы не пригорели!
  "Браво!" - Мура подняла большой палец вверх и бесшумно зааплодировала. Туя, в ответ, приложила руку к сердцу и чуть заметно поклонилась.
  Уже на пороге кухни Капитолина, как что вспомнила, шустро засеменила обратно к плите, и цепко схватив Марию за кисть, произнесла скороговоркой:
  - Детонька, мне бы на передачу причёску надо сделать и этот, как же его, слово забыла - "маяж" на лицо, и помаду подобрать. У меня есть старая, но мне этот цвет совсем не идёт. Я намазала ею губы-то, в зеркало глянула, батюшки-светы, ну прямо потаскуха-потаскухой. И знаешь ещё что? Ганьдероб мне бы поменять. Мой уж больно какой-то старушачий, а я хочу по-современному. Деньги у меня есть, не сомневайся!
  - Ну вы и лиса, Капитолина Игнатьевна. Я у вас, как дура Золушка, а чуть что, так сразу Мурочка помоги, Мурочка спаси. Дудки! Обращайтесь вон к библиотеке.
  - Ты такая несговорчивая стала. Очень тяжело с тобой общаться последнее время! Полечка - она человек науки, и руки у неё - крюки, не то что у тебя.
  Сей неожиданный аргумент сразил подруг наповал. Костюмерша закатила глаза к потолку и сдалась:
  - Ладно, сделаю из вас красавицу. Помаду какую-нибудь гнилую вишню или сливу попробуем, а может desert rose?
  - Вот-вот. Спасибо, деточка! Ты блиночки-то кушай, и ребятушек угощай, - Капитолина Игнатьевна растопила бы сейчас добротой своей гренландский айсберг.
  
  Запутанный клубок
  
  Назар в нитяных чёрных перчатках через лупу рассматривал шкатулку, но как только получил корону, переключил внимание на неё. Остальные предпочли расправляться с блинами.
  - Камни искусственные, - резюмировал Янин, - невооружённым взглядом видно, но все равно, отдам на экспертизу. Интересно, как выглядела настоящая корона мисс мира-74?
  - Классная мысль! Давайте поищем, - Слава включил старый компьютер, - сейчас загрузится. Ну и тормоз, не то что мой спёртый.
  - Так страшно с Валентиной Петровной разговаривать, - тяжело вздохнула Перепетуя, - хорошо, что она в отпуске. Как думаете, Назар, есть шанс найти всё недели хотя бы за две?
  - Вряд ли.
  - А сколько такой ноутбук может стоить?
  - По моим оценкам, тысяч шестьдесят, не меньше, - приободрил Крапивин.
  - Сколько?! - цифра ошеломила девушку.
  Алекс обнял её и приободрил:
  - Не бойся. Не съест же тебя тётя Валя. Потерю компенсируем, деньги есть.
  - Я не могу не бояться. Что ей помешает потребовать от меня выйти замуж за бандюгу Кардымона в обмен на компьютер.
  - Ну и компашка собралась - Дюймовочка, мышь и крот. Умная, тебе в конце принц с крылышками достаётся, так что, не хнычь, - Мурка в диадеме крутилась перед зеркалом, - посмотри, мне идёт?
  - Вот она! - завопил Слава, - Дуйте сюда смотреть.
  С экрана улыбалась мисс мира-74.
  - Ничего так себе.
  - Симпатичная.
  - А по мне, ничего особенного.
  - Англичанка? Стиль семидесятых ещё терпимо, а восьмидесятые и девяностые - жесть.
  - Корона совсем не похожа на Капину. Широкая и камней до фига.
  - Возможно, бандиты взяли где-то готовую или сделали на заказ, - Назар бережно снял венец с Муриной головы и вложил в футляр, - С королевой вашего "трибабьева" царства я поговорю чуть позже. Вячеслав, как ты среди этих девчонок выживаешь, я бы умом тронулся. Они такую адскую кашу способны заварить! Причем, эти две подруги меня уже не удивляют, но Капитолина Игнатьевна - это бомба. Лежала себе тихонько, взяла и бабахнула! Неплохо бы, в качестве превентивной меры, разбавить концентрацию женщин на этих квадратных метрах. Алекс, как вижу, не против, - кивнул он в сторону парочки, обнимающейся в углу дивана.
  - Так вон оно что, вы, оказывается, глаз на нашу жилплощадь положили, - Мура упёрла руки в боки.
  - Что за девушка! Сразу раскусила. Да, у нас руки чешутся на ваши хоромы, - Назар нежно взъерошил ей волосы.
  - А Славке, я так понимаю, сама Капитолина Игнатьевна достаётся. Поздравляю, Крапивин!
  - All right! Буду вашим королем.
  
  Непогодилось. Янин задумчиво глядел в окно и напевал себе под нос марш Радецкого полка:
  - Турурум-турурум-турурм-пум-пум...
  Остальные молчали. Дождинки падали на железный подоконник и отстукивали: кап-кап-кап. В момент удара их сферические оболочки трансформировались в маленькие короны, с зубцов которых срывались и взлетали мелкие капельки. На стене тикали часы. Назар прервал тишину:
  - Знаете, друзья, очень изобретательные мошенники нам попались. Очень. Я пока слушал ваш рассказ, не мог отделаться от мысли, что вся эта история мне неуловимо напоминает другую. А сейчас осознал какую. Проходил я студентом практику в следственной группе. Представьте эдакого двадцатилетнего юношу из интеллигентной семьи, в розовых очках, горящего желанием сделать мир лучше, но столкнувшегося с жёсткой реальностью, рутиной, горем, мерзостью, пошлостью, глупостью... Чтобы скрыть внутренний дискомфорт, я начал курить, стал циничен. Впрочем, это к делу не относится. Боевой дух в коллективе поддерживался спиртным и байками. Вот история от моего тогдашнего руководителя Семена Аристарховича. В деталях могу ошибаться, но суть не пострадает. Дело было в семидесятых годах прошлого столетия в Красноярске. Работала в местном речном порту учетчица - тихая молодая женщина, неприметная, как мышь. А вот внутри этой мышки жила кошка - хладнокровная охотница за ювелирными изделиями и сырьем для их производства. Забегая вперёд, скажу, что, в качестве подозреваемой, этой барышне вменялись в вину организация и участие в кражах, незаконный оборот драгметаллов, камней и прочее. В потерпевших ходила местная богема, аппаратные бонзы, приезжие, но это была только верхушка айсберга, ведь не все граждане готовы сообщать в органы о пропажах дорогостоящих изделий. Даже у нашей Поллы есть свои резоны не обращаться в полицию.
  - Я сама с ними разберусь - дело чести, - на полном серьёзе ответила Умная.
  - Самой вряд ли получится. Далее. Предполагалось, что золотой песочек с приисков стекался к этой дамочке, а порт создавал массу возможностей по сбыту. Однако большую часть эпизодов доказать не смогли. Преступница, что интересно, не просто криминальным ремеслом занималась, а развила целую философию. Главный пункт - жертва, по возможности, не должна остаться ни с чем. Это было как бы не воровство, а обмен. Как реализовывалось на практике? В основном, вместо колец, брошек, цепочек и прочего подсовывали подделки. Была у банды замаскированная под сарай ювелирная мастерская при частном доме на окраине города: печка, горелка, пресс для формовки и прочее. Контора функционировала слаженно, конспирировались умело. Трудоустраивала дама тех, кто после "химии" освобождался. Но, "сколь верёвочка не вейся", а наказание неизбежно. Работал на неё актёр местного театра, не премьер, так, на вторых ролях и без всяких перспектив на первые. Задачи перед ним стояли следующие: информацию поставлять, помогать, подыгрывать, подстраховывать. Дама не только мозгами работала, но и сама иной раз на дела ходила. Артистичная, перевоплощаться умела мастерски. Переоденется техничкой тётей Полей какой-нибудь, незаметно шасть в гримерку, шваброй машет, ведром гремит, и под шумок навар снимает. Кто на уборщицу внимание будет обращать?
  - Не скажи, нашу уборщицу все уважают, - сказала Мура, - если что не по ней, устроит саботаж, скажет: "А идите вы все знаете куда?" - и все знают куда, и что "грязью зарастут по самые э-э-э - уши". А как поймали-то учётчицу?
  - Не торопись, сейчас завершаю. В шайке была железная дисциплина. Напиваться до беспамятства не позволяла, приветствовались хорошие вина, коньяк в небольших количествах. Женщин не поощряла, посему мужики, в основном одинокие, иногда, втихаря пользовались услугами жриц любви. Пригласил и наш актёр к себе "бабочку". Выпили они водочки, но до дела у них не дошло, потому как потянуло его поговорить. Девица была молода и, может случайно, а, может и нет, наступила на его "больную мозоль" - несостоятельность как мужика в плане неумения добывать деньги. Как раз в тот момент по всему городу расползлись слухи, что у дочери местного партийного деятеля украли бриллианты. Тут наш кавалер распетушился и давай намекать, что он не последний человек в этом деле, и что денежек у него - куры не клюют, и женюсь, и озолочу, в общем, стандартный пьяный бред, когда плотину в душе прорвало. Но фортуна повернулась к нему в тот день спиной. Мадемуазель оказалась и нашим и вашим, точнее осведомительница у милиции. Весь разговор подробно передала кому следовало. За ниточку потянули, а остальное было делом техники. Все, пожалуй.
  - История для кино. Назар, у меня сомнение: а может ли это все организовать одна женщина? - спросил Алекс.
  - В корень зришь! Были подозрения, что не одна она, расследованию очень мешали сверху, поэтому моего начальника и вызвали из столицы как независимого человека, - Назар что-то обдумывал, - чем черт не шутит, позвоню-ка старику.
  Он отлистал нужный номер в телефоне.
  - Семён Аристархович, Янин беспокоит. Здравия желаю. Нормально. А ваши? Ноги? Могу хорошего врача устроить. Ну, смотрите сами, предложение в силе. А я к вам за помощью. Помните, красноярское дело. Да-да, ювелирная банда. Не знаете судьбу главной подозреваемой? Пропала без вести? Это как? Понял. А тела? Течение, ясно. Вы не верите. А имя её не помните? Дети были у неё? Спасибо, вы очень помогли. Будьте здоровы. Позвоню.
  Назар почесал затылок и обвёл взглядом свою команду:
  - Расклад такой. Везли на суд, на мосту через Енисей газик уходил от лобового столкновение и улетел в реку. Машину подняли, тело не нашли. Аристархович, говорит версия была - сильное течение. Вопрос: как из запертого кузова может унести? Что ещё? Имелся ребёнок - дочь, передана то ли на воспитание родственникам, то ли в детский дом. Да, интересная деталь, в юности выступала за клуб "Водник" - пловчиха. Фамилия у рецидивистки говорящая - Царевич, имя простенькое - Антонина, а отчество он запамятовал - то ли Саввишна, то ли Савельевна. Требует уточнения. Запрошу копию дела через знакомого генерала.
  - Савельевна? - вскрикнула Мура.
  - Да, а что такое?
  - Так - пустяк. Нашу соседку сверху зовут Антонина Савельевна, но фамилия - Цветкова. Подруга Капитолины.
  - Интересно, - Янин явно был удивлён, остальные взбудоражены.
  - Эту версию надо отработать, уж больно горячо! Пришла пора мне к Мухиной зайти. - Вот так живешь рядом с человеком и вдруг выясняешь... - начала было Мурка, но, что "выясняешь" не докончила, потому как резко и требовательно заверещал дверной звонок.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"