Эмми, Энни Лауде: другие произведения.

Умная и косплеи. Часть 15. Эпилог

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Обвинительное заключение
  
  По дороге домой, дабы уберечь барышню от перевозбуждения, Алекс сообщил:
  - Помнишь моего французского родственника? Ну Дидье, шеф-повара. Он неожиданно позвонил и предложил устроить наш свадебный ужин в его ресторане,
  - Спасибо ему, но боюсь, такой вечер нам не по карману.
  - Я так и сказал, и тогда мы обсудили альтернативу - пикник на какой-нибудь полянке.
  - Классно, - у Туи загорелись глаза, - только меня смущает, что это будет конец сентября. Погода может все испортить.
  - Полла, волков бояться - в лес не ходить. Давай, обдумаем и такой вариант.
  - Может, с Назаром договоримся? У него дом за городом и лужайка есть...
  
  Приехали, завалились на диван, Алекс взял роль ведущего на себя:
  - Ну, тащи дневник с фактами, будем изобличать или оправдывать твоего главного бухгалтера. Итак, предполагаем, что в тот момент, когда ты удирала с пуговицей, срезанной с гульфика Геймера, на его телефон позвонила Валентина Петровна.
  - Угу. Какой ужас!
  - А поверить, что это Антонина Савельевна разве проще?
  - Нет.
  - Поехали дальше. Квартира Альтса находится в зоне действия хостела "Мистерия", ООО Апрелюхов. У неё отдельный вход, обстановка отличается от всех номеров, на сайте отеля она не представлена. Только по косвенным признакам, можно предположить, что хозяин у всех помещений общий. В налоговой базе по этому Апрелюхову данных, указывающих на Валентину Петровну, мы не нашли, но, возможно, главбух имеет отношение к этой конторе через подставное лицо.
  - Даже если это её хостел, то что из того? - спросила Туя.
  - Просто факт, что бедная бухгалтер, выкупила в доме в историческом центре города квартиры на двух этажах, организовала гостиницу, говорит о многом, а главное, что она обеспеченная и незаурядная женщина.
  - Ты прав. Если тянуть нити к ВалПетре, то она обожает Маяковского, - сказала Перепетуя.
  - И?
  - Ну, "Мистерия" немного странное название для гостиницы, больше театру подойдёт, - Туя записала: "Маяковский - "Мистерия - Буфф" - "Октябрюхов и Декабрюхов".
  - А это еще что за два чувака?
  - Внезапное озарение: так назывался немой фильм по Маяковскому - про революцию. Апрелюхов звучит странно, но очень хорошо сюда третьим вписывается. День рождения у ВалПетры в апреле. Могла соригинальничать.
  - Бурная фантазия у главбуха, а твоя догадка просто браво! - Алекс поцеловал Тую и продолжил:
  - Поставим плюс в сторону бухгалтерши. Скорее всего, ты попала на Пряжку случайно. Геймер решил развлечься с девушкой, привел на "малину", может даже и вопреки запрету.
  - Согласна.
  - Что ещё?
  - Не знаю, - пожала плечами Перепетуя.
  - Тогда, вопрос: главбух явно тобой интересовалась, родственника приставила. Вспомни, когда все началось?
  - Знаешь, пожалуй, на предновогодних посиделках. До этого между нами было не больше, чем "здравствуйте" и "до свидания". Я тогда первый раз надела колечко из бабушкиной шкатулки, а директор, вроде она, заметила его и стала, на пару с ВалПетрой, кудахтать: "Какая прелесть". Впрочем, бухгалтерша чуть позже посмотрела на кольцо попристальней и уверенно назвала камешек стекляшкой, и все, и я, в том числе, в этом уверились. И либо ВалПетра феерически ошиблась, либо ввела в заблуждение, но в драгоценностях она большой специалист!
  - И тогда же получается возник влюблённый племянник?
  - Сразу, прошибла любовь с первого взгляда, а с ним появился и ноутбук. И такое наблюдение: Кардымон, когда в комнату ко мне попадал, напрягался и все к серванту тянулся. Встанет около и стоит как заворожённый.
  - А там бабушкина шкатулка?
  - Ну да. Она в глубине ниши хранилась, чтобы достать её, надо было руки вглубь засунуть, а, чтобы открыть крышку, вытащить целиком.
  - Печать тогда пропала?
  - Не скажу точно, когда, но девяносто девять и девять процентов, после появления Юрика в доме.
  - Вероятно, валялась на видном месте, он и схватил первое попавшееся для отчета хозяйке.
  - Принято. Вполне возможно, он стырил её в первый свой визит, когда остался один в комнате. На шкатулку времени и смелости не хватило, а может успел только понять, где она находится, а печать взял, в карман сунул и вуаля. И, так как это одна шайка, понятно, почему листок с оттиском оказался в штанах Геймера.
  Туя записала следующую цепочку:
  "НГ - кольцо - ВП - ЮЕ - ноутбук - печать - шкатулка - Геймер - листок" и поставила плюс ВалПетре.
  - Ноутбук они подсунули, чтобы шпионить за тобой, - сказал Алекс.
  - Конечно. В казино Альтс и Юрик прямым текстом об этом говорили. И знаешь, я все не могла себе объяснить своё неосознанное желание отдать ноутбук ВалПетре, а не Кардымону - вещь-то его. А сейчас дошло. Когда она племянничку звонила и просила для меня списанный компьютер, она прямо ему указала какой брать: "Возьми, - говорит, - с бордовой крышкой!"
  - Интересовали её, конечно, драгоценности. Дама уже на банкете правильно поняла их стоимость, хотя уверяла в обратном.
  - Гадко! Плохо так говорить, но хорошо, что он у Славки стоял. Я же не одетая ходила. И мы с тобой тут, вдвоем, - Перепетуя схватилась за голову, - Бедный Слава! - Алекс обнял ее:
  - Не переживай, Уверен, Крапивин, если и узнает, отнесётся к этому факту философски. Он же пофигист редкий. Без сомнения, разговоры в вашей квартире банда слушала, не зря же пришли так нагло дурить Капитолину с короной.
  - Да, эту свою историю она несколько раз поминала. Ещё. ВалПетра на тот Новый год всех фотографировала, говорила, что привяжет фото к нашим телефонным номерам. Процесс съёмки был странный. Пол-лица закрывалось книгой, чтобы: "подчеркнуть благородный род наших занятий и выделить глаза - зеркало души". Тётки шутили, что бухгалтерша нас не иначе как в гарем решила продать. Паранджи не нашлось - заменила книгами. Со мной она возилась особенно долго, все руку с кольцом поправляла.
  - Возможно уже тогда наметила покупателей, "товар" запечатлела, чтобы было что им демонстрировать. Послала Кардымона добыть, он не справился, возникла идея с французской вечеринкой. Срежиссировала с цыганами грабеж богатеньких, заодно и тебя туда включила, но, не доверяя табору, поручила Геймеру снять с тебя драгоценности. И опять прокол, ты ничего не надела, я вмешался. И вот последняя попытка с участием самого шефа. Капитолинину историю отыграли успешно, заодно и ноут свой забрали. Гениально - одним махом решили все задачи.
  - А мне кажется, что на французской вечеринке она не так задумала. Хотелось все заполучить, а не только то, что на мне было. Поэтому, при "счастливом стечении обстоятельств", я должна была вернуться домой, спящей на руках Геймера. Зашёл, сказал, что перебрала старая подруга, занёс в комнату и вышел уже с шкатулкой. И какое счастье, что в ресторане оказался ты.
  - Полла, правда, все вышло так, как будто судьба нас свела. Поэтому, ставим плюс Валентине Петровне.
  - Еще про иероглифы хотела тебе сказать, которые на листке с печатью были, помнишь у тебя версия про лекарства была. Так вот сегодня наши тётки вспомнили про корейские нано-водоросли. ВалПетра их активно распространяла. Может это их название? Давай в интернете посмотрим.
  Поисковик выдал ответ на запрос. Пять минут сравнений палочек и перекрестий и сомнений не осталось:
  - Мы нашли шефа. Круто!
  
  Скелеты в шкафу
  
  В дверь постучали.
  - Не помешаем? - Назар с Муркой ввалились в обнимку.
  - Мы вам приглашение на свадьбу решили занести. Регистрируемся на католическое Рождество, и сразу на самолёт в Рио! - Назар разливал шампанское по бокалам, - Выпьем, чтобы все сложилось удачно.
  - Почему туда?
  - Машеньке так Интернет посоветовал. Мы записались на сальсу, учимся танцевать, а после летим на Кубу, прожигать жизнь.
  - Супер! Назар, а как расследование продвигается? - вкрадчиво поинтересовалась Туя.
  - А никак. Я вчера общался с бывшим сослуживцем, который в курсе дел. Геймеру можно только покушение на Фрамма приписать, и то с натяжкой. Сам он настаивает на том, что ничего плохого не делал, зашёл по ошибке не в ту квартиру. Алекс сам на него напал, Славе раскроил голову из соображений самообороны, а Вольфу подбил глаз случайно.
  - Ничего себе самооборона, вскрыл тихо дверь, выскочил, как черт из табакерки... - ухмыльнулся Алекс, - Хорошо, что Славка дымовуху устроил, пока Фрамм зевал. Дымовая завеса очень кстати оказалась, а так бы и не знаю...
  - Безусловно, обстоятельства сложились в вашу пользу. Так вот, нет доказательств причастности Геймера к кражам. То, что он измазался в краске - не аргумент. К квартире в хостеле на Пряжке он никакого отношения не имеет. С правом собственности на это помещение большая путаница. Записи с уличной камеры наблюдения стёрты. Елена Марковна его, как бывшего своего воздыхателя, не опознала. И вообще умоляла себя не вмешивать. Видно, боится, что муж узнает. Капитолину Игнатьевну вы сами попросили не трогать. Дело продвигается вяло. Хотя кое-что удалось раскопать. В хостеле нашли картонную коробку, в ней ворох всякой одежды, парики, медвежья голова, килт шотландский...
  - Килт? - перебил Алекс, - Так Куропаткин в нем на встречи к Марковне ходил.
  - Откуда информация? - спросил Назар.
  - Она, кажется, сама говорила, - пожал плечами Лешер.
  Туя вытащила нарисованные портреты Альберта и Альфреда Степановичей, положила рядом:
  - Слушайте, похожи. Как сразу не догадалась сравнить?
  - Твои работы? Сходство есть. Геймера узнаю, а это? - спросил Назар.
  - Куропаткин. Мне его Елена Марковна описала.
  - Если я вас правильно понял, Куропаткин - это Альтс? Интересная версия. О чем же я хотел сказать? Криминалисты постарались вытащить по отпечаткам из квартиры на Пряжке всё, что возможно. Итог: один палец идентифицирован как палец красноярской Антонины Саввишны Царевич.
  - Саввишны? - уточнила Умная.
  - Да. Ваша соседка Цветкова ни при чем.
  - Если не считать, что эта Саввишна обокрала нашу Савельевну сто лет назад.
  Янин удивлённо посмотрел на Тую:
  - Ты шутишь?
  - Вовсе нет. У нас своя разведка. Расскажу позже, хотя... я обещала молчать.
  - Удивила. Продолжу. Палец на крышке шкатулки совпал с многочисленными отпечатками в квартире Кардымона. Можно предположить, что африканцем в тюбетейке был Юрий Евгеньевич. Что же ещё важное? А! Самое интересное забыл. Эксперт сравнивал ДНК имеющихся биологических материалов и пришёл к поразительным результатам. Помните волос, который Фрамм вырвал из головы тетки и принёс на своих очках? Так же в квартире Кардымона был обнаружен стакан с отпечатком губной помады по краю...
  - Так это наверняка губки шефа, - вскрикнула Перепетуя, - помнишь, Мура, тётку за рулём?
  Вейник кивнула:
  - Помада была нанесена крайне непрофессионально.
  - Не торопитесь. Первый парадокс в том, что помадой были накрашены мужские губы.
  - Мужские?!
  - Фуууу.
  - Он что этот?
  - Может, это не он?
  - Он может, - сказала Туя, - судя по моему опыту, женщины Кардымона не интересовали. А я ещё и комплексовала... Получается, в блондинку за рулём мог переодеться Юрий Евгеньевич?
  Янин усмехнулся:
  - Теоретически да, но не это самое поразительное. Второй парадокс: анализы ДНК волоса и отпечатка губ со стакана почти со стопроцентной вероятностью доказывает самое ближайшее родство их обладателей.
  - Возможно тетка с племянником? - не скрывая торжества в голосе, спросила Перепетуя.
  - Нет, ближе, первая степень - мать, сын.
  - Извини, Назар, одну минутку, - Туя обратилась к Алексу, - ничего не понимаю. Ей Кардымон вроде как племянником приходится...
  - А ты помнишь, на записи Фрамма Юрик шефа мамусиком называл? - ответил Алекс.
  - Да, но, может тогда на записи была не она, а ее сестра какая-нибудь.
  - Такая же толстуха, любящая Маяковского? На съемке у Вольфа она же его стихи декламировала про котлеты и каши. Так?
  - Бывает же генетическая склонность к полноте!
  - Ага, и любовь к поэзии тоже генетическая...
  - Слушайте, объясните, что вы обсуждаете, - вмешался Янин.
  - Точно, - добавила Мура, - а то мы как два дурака сидим и ничего не понимаем.
  - Сейчас. Один вопрос, Назар. У Царевич же дочь была?
  - Нет, сын. Красноярск подтвердил. Это мой Семён Аристархович напутал, когда я ему звонил. Столько лет прошло.
  - Сын... Тогда рассказываем вам, что мы с Алексом сегодня вычислили шефа. И по нашему разумению - это главный бухгалтер моей библиотеки Валентина Петровна Иванова.
  - Реально? Ты про милую тетушку, что душит людей в объятьях на своей груди? Атас! - воскликнула Мура.
  Назар был менее эмоционален и более краток:
  - Какие доказательства, факты, улики?
  Будущая пара Лешер достаточно слаженно изложила все свои соображения.
  Назар выслушал весь рассказ очень внимательно.
  - Выводы логичные. Остаётся подтвердить, что Иванова и Царевич - одно и то же лицо. Банда в полном составе рисуется так: шеф женского пола, исполнители Кардымон и Геймер. Куропаткин и блондинка за рулём - фейковые персонажи. Втроём они разыграли маскарад перед Капитолиной Игнатьевной. Шеф проявила недюжинную изобретательность и артистичность. Срочно нужны фотографии и отпечатки Ивановой. Придется наведаться к вам в библиотеку и в квартиру Валентины Петровны. Надеюсь, в вашей структуре организован сбор личных данных?
  Туя пожала плечами:
  - Наверно. У нас теперь новый главбух - мужчина. Сидит за ВалПетриным столом. Надо быстрее действовать, он же всё трогает и отпечатки ВалПетры потихоньку уничтожает. Ещё Марковна жаловалась мне, что в бухгалтерии полный бардак, что этот Аветисович даже личное дело ВалПетры не может найти, чтобы в архив переместить.
  - Следовало ожидать, Царевич за собой следы подчищала хорошо.
  - А если Фрамма попросить фоторобот дамы в халатике нарисовать? - предложила Мурка.
  Назар усмехнулся:
  - Фрамм... Да... Гонору у него на сто свидетелей, а толку - ноль. Абсолютный антиталант. Ребята, конечно, попробовали от него чего-то добиться, но... Вот, смотрите сами, - и Янин показал друзьям фотографию в смартфоне.
   На экране телефона красовалась мрачная рожа с нависшими надбровными дугами, квадратной челюстью и глазами-буравчиками, наглядно демонстрировавшая теорию Ломброзо.
  - Да... На ВалПетру это существо никак не похоже, - вздохнула Перепетуя.
  - Оно вообще ни на кого не похоже, - махнул рукой разведчик.
  - А Елены Марковны драгоценности нашли?
  - Нет, Полла, пока нет. А ты Ивановой-Царевич не звонила?
  - Нет.
  - Давай, попробуем. Если она ответит, говори как всегда, напомни о компьютере, скажи, что хочешь вернуть, на встрече сильно не настаивай, не соглашайся на свидание в медвежьих углах и у неё дома. Лучше публичное место.
  Умная набрала номер, сердце гулко стучало в ушах, а трубка равнодушно и бесперспективно гудела в унисон: "Ту-ту-ту".
  - Дохлый номер. Мне Елена Марковна говорила, что не дозвониться.
  - В бега подалась. Думай, Полла, нужны зацепки, вспоминай то, что ерундой кажется. В этом деле все мелочи важны. Где она могла укрыться?
  - Малышка, я про медвежью голову в хостеле, может, это зацепка? - подсказал Алекс.
  Туя щёлкнула пальцами:
  - Ты супермозг! Слушай, Назар. С Анским была история на Финляндском вокзале. Он видел, как какой-то субъект в тряпье, похожий на толстого бомжа, палкой лупил Геймера, а тот молча сносил побои. Потом парочка села в электричку.
  - Думаешь в бомжа переоделась главбух?
  - Да.
  - А есть ли у неё дача, не знаешь? Обычно женщины любят похвастаться своими грядками.
  - Нет, насколько я помню, она наоборот всегда подчёркивала, что терпеть не может дач и копаний в грядках. "Не хватало мне своё тело насиловать", - как-то так выражалась. Электричка шла в направлении Сосново, я уточняла у Анского. По дороге цыганский посёлок Пери. Приплюсуем ещё два факта: сырная вечеринка в отеле, на которую налетел табор и всех ограбил, ты в курсе тех событий?
  Назар кивнул.
  - ... и разговор в казино, подслушанный мной, где Кардымон выговаривал Геймеру, что они с шефом на пару в Пери шляются.
  - А это горячо. Есть у меня источник в Пери. Теперь два личных вопроса: причём тут медведь, и почему ты последние цифры так долго не могла вычислить? Ясно, что проверять телефонную книгу нудно, но посильно.
  - В медведя был переодет мужчина, который приставал ко мне на французской вечеринке. Сто процентов внутри был Геймер. Алекс, но я его тогда ещё не знала, с ним подрался и принёс меня без сознания домой.
  - Ясно.
  - По второму вопросу: все записные книги честно перешерстила, но ничего не нашла, а цифры мне были знакомы. Недавно к свадьбе снимала остаток денег с банковской карты, которую оформила к поездке в Германию. Я ею не пользовалась совсем, пришлось обновить пин-код в памяти. Так это, не поверите, "2309" и есть. Вот такая разновидность эффекта дежавю. А домашнего номера ВалПетры у меня никогда и не было, - Туя развела руками.
  
  Свадьба с сюрпризом
  
  - З-з-з, з-з-з, з-з-з, - нервно задрожал мобильный телефон и немножко прополз по столу. В его недрах протрубил горн и возвестил, что долгожданное двадцатое сентября наступило шесть часов тридцать минут назад. На открытых створках дверей шкафа лежала швабра, на которой висело Туино свадебное платье, завернутое, в целях конспирации, в отрез золотистой органзы. Конструкция напоминала кучевое облако в лучах солнца, случайно залетевшее в комнату, зацепившееся за вешалку, да так и застрявшее на ней.
  - Отключи, пожалуйста, будильник, - попросила Мура, - раздражает. Каждые десять минут дудит.
  Она широко зевнула и поежилась:
  - Спать хочется! Надо как-то взбодриться.
  - Успеем? - заерзала на табуретке невеста.
  - Куда торопиться, дурное дело - не хитрое. Не дуйся, я от зависти. Успеем, конечно, мне же тебя не в кикимору гримировать, - подбодрила свидетельница и неожиданно завыла, - Виновата ли я, виновата ли я, виновата ли я, что люблю... - постукивая при этом пяткой о пятку и ловко орудуя плойкой.
  Процесс укладки завершился слоем лака, осевшим на Туиной причёске.
  - Апчхи! Голова готова, займёмся лицом, - Мура потерла ладоши, откинула крышку чёрного чемоданчика и извлекла из его алого нутра коробочки с косметикой, кисточки, губки и всякие штучки, названий которых Туя не знала, и о существовании которых не подозревала.
  - Мария Аркадьевна, прошу вас, не ярко, - бросила она на мастера умоляющий взгляд.
  - Вселодна, я помню твои пожелания: естественно и не вульгарно. Во сколько жених ожидается?
  - К восьми обещал.
  - Нет, не судьба мне быть на твоей свадьбе в приличном виде, успеть бы халат переодеть. Какими же надо быть придурками, чтобы регистрацию на девять утра назначать.
  - Извини, не было другого свободного времени. Зато первые отстреляемся, и целый день свободны. Мура, расскажи, как Капа-то в театр ходила? Все спросить не успеваю.
  - Отлично сходила. Во-первых, надо сказать, что твой Алекс настоящий профи по части женщину уболтать - виртуозно отговорил её в передаче участвовать. А версия, что статую снесли в ходе беспорядков - гениально, пять баллов. Это же главный пунктик в Капиной голове был. Назар тихо выл. Как придет ко мне, она сразу бежит и деньги ему суёт "на совершение диверсии". Мрак!
  - А как твоя часть плана прошла? Я в этой свадебной лихорадке все пропустила.
  - Не преувеличивай, какая лихорадка, так - лёгкое ОРВИ. Кстати, ты фамилию менять будешь? Двойную?! Это как Лешер-Умная али Умная-Лешер? Второй прикольнее. Можно и имя двойное: Перепетуя-Полла или ПолуПерепетуя Лешер-Умная. Класс! А у меня, если все сложится, такая скукотища - буду банальной Марией Аркадьевной Яниной.
  - Да что ты, Мура. Очень красивое сочетание.
  - Ну, тебе виднее. Возвращаемся к нашим баранам, сиречь к Капе. У меня документальное свидетельство имеется, - гримёрша полезла в телефон, - Так, где же фотка? Сейчас. А, на, листай сама, у меня времени в обрез. Стой, куда ты размахнулась, вот же она.
  Дама с кокетливо приподнятым плечиком улыбалась винными губами на фоне театрального интерьера. Потрясённая Туя уставилась на экран. Возможно, подобные эмоции испытал Левенгук, когда впервые взглянул в отверстие микроскопа и узрел в нем шустрых микробов, плававших в капле дождевой воды. Она пыталась рассмотреть все детали, двигала и увеличивала изображение пальчиками, и сопоставляла свои ожидания с результатом:
  - Мистика, это наша Капитолина, точно? Не могу поверить. Может я и повторяюсь, но ты волшебница, Мура!
  - Я знаю. Смотри прямо. Вкратце было так: билет достала на комедию, в бельэтаж на хорошее место. На всякий случай, вооружила девушку биноклем. С платьем угадала на все сто - длина в пол, глубокий синий цвет ей оказался к лицу, нитка жемчуга, шаль красная и маленькая сумочка, обшитая бисером, от которой Игнатьевна впала в экстаз и забила под завязку таблетками. Волосы уложила, ну, макияж, само собой, удался. Глаза закрой. Я боялась, что Капа будет капризничать. Нет, оделась и как будто всю жизнь в таком виде проходила. Я была поражена. Дальше стало интереснее. Пока шёл спектакль, Капитошка узрела на сцене свою девичью любовь, перевозбудилась и начала стонать: "Ах, он мне так нравился в молодости, ох, как он революционного матроса играл, а фигура какая, ремень с бляхой, такой красавец!" и т. д. и т. п. Знаешь, есть в нашем коллективе один старый перец - бабник, но обаятельный. Ему женщины как явление нравятся. Раза четыре был женат. Засракуль.
  - Не ругайся, пожалуйста, в день моего бракосочетания.
  - Как можно! То же мне лингвист, это сокращённо: заслуженный работник культуры, а не то, что нарисовал тебе воспалённый девичий мозг. В результате, по моему недосмотру, Капитолина в антракте хлопнула стаканчик шампанского, закусила бутербродом с сыром и стала уговаривать меня познакомить её с кумиром, чтобы, так сказать, засвидетельствовать почтение. Пришлось потакать бабкиным слабостям, чем бы дитя не тешилось!
  - Девочки, вы там встали, не проспали? - раздался голос из коридора, - Славочка, подъем, - громкий стук в двери заставил усомниться, что по ней молотили кулачки Капитолины Игнатьевны, а не бронебойная машина.
  - Откуда силы в тщедушном теле? - задала вопрос Мура, - А, ну да, она же у нас качается, гири тягает.
  - Можно? - Капа заглянула в комнату, - Вы тут краситесь? А Поленька хороша, как розочка. Марьюшка, ты успеешь меня причесать? Нет, ну сама как-нибудь. Сегодня ведь Полечкин день, не могу же я быть красивее невесты. Это неправильно, - хихикнула соседка.
  - Капитолина Игнатьевна, а вы поедете с нами потом на пикник?
  - Ой, нет. Ваше дело молодое, веселитесь, хоть всю ночь, а я боюсь, не выдержу. Марьюшка, а какую мне помаду-то выбрать из тех двух, что купили? Хорошо. Полюшка, Антонины Савельевны не будет, такой уж несовременный она человек. Так, вы с мужем не будете против, если мой друг придет. Мне он для поддержки очень нужен, чтобы я не одна в ЗАГСе старой вороной стояла. Ну и славно. Маму с папой позвала?
  Туя вздохнула:
  - Нет, только братишке старшему отписала. А родители не одобряли никогда гражданские браки.
  - Надо помириться, - серьёзно молвила старушка, - столько лет в ссоре, ты уже взрослая, скоро свои детки пойдут - нехорошо.
  
  "Интересно, родится ли на земле композитор, который бросит перчатку Мендельсону и его свадебному маршу? Молодец человек: так прославить себя на века. И вообще, слушают ли регистраторши брака рок, носят ли джинсы, хорошие ли у них семьи, счастливые ли мужья, и кто придумал эти напутственные слова, и в каком заведении обучают на эту профессию, и бракосочетают ли мужчины?" - голова Перепетуи Всеволодовны, утыканная цветочками, генерировала странные вопросы без ответов. Нежное пожатие локотка и голос Алекса:
  - Малышка, тебя спрашивают, - вернули её сознание в тело, стоящее на ковре в "голубой гостиной".
  - О чем?
  - О твоём согласии.
  - Ой, извините. Да! - звонко пискнула она.
  Жених в той же краткой форме подтвердил своё желание стать мужем. Дама объявила брак зарегистрированным. Грянул "гимн городу", и одновременно с ним, кто-то громко высморкался за спиной молодожёнов. Церемония близилась к завершению. Ритуал требовал от родственников и друзей подойти и поздравить лично новую ячейку общества. Самыми шустрыми оказались Алексовы сестрёнки, потом его родители. Мурка, вопреки своему же прогнозу "быть чучелом", безупречная как королева английская, готовилась уже облобызать подругу, но была решительно отодвинута бабой Капой, не отнимавшей носового платка от лица. Зареванная старушка бросилась на грудь четы Лешер-Умных и, прорыдавшись, представила своего кавалера. Из-за её спины показалась сначала охапка красных роз, а из-за неё .... Туя покачнулась и побледнела.
  - Познакомьтесь, Иван Сергеевич, мой друг и народный артист Союза, - отрекомендовала его молодоженам Капа.
  Лёгкое замешательство невесты не осталось незамеченным засракулем:
  - Прошу вас не смущаться, друзья. Милая Капитолина Игнатьевна слегка преувеличила мои скромные заслуги, - раскрасневшийся от удовольствия, под цвет бордового платка, щегольски повязанного вокруг шеи, Иван Сергеевич припал к ручке своей подруги, облаченной в старинную кружевную перчатку, аккуратно заштопанную на мизинце, и продолжил, - поздравляю вас, молодые люди, с этим знаменательным событием, - он остановил взгляд на Перепетуе и непонятно почему потянулся к ширинке на брюках.
  "Он - вторая моя пуговица. Неужели узнал?"
  А Иван Сергеевич уже декламировал, плавно помахивая рукой:
  - Послушайте, как сказал мудрец и поэт:
  Лучше пить и весёлых красавиц ласкать,
  Чем в постах и молитвах спасения искать.
  Если место в аду для влюблённых и пьяниц,
  То кого же прикажете в рай допускать?
  Омар Хайям.
  - Иван Сергеевич, не задерживайте очередь, - Мурка отодвинула Капиного ухажёра плечом и протащила за собой Назара.
  - Ну и нахалка же ты, Мария, - прошипела Капитолина.
  - Извините, Мария Аркадьевна, - стушевался артист.
  "Кажется пронесло," - подумала Туя.
  
  Пикник на фоне сентябрьского леса подходил к финалу. В барбекюшнице на поляне тлели угли, гости уютно расположились в садовых креслах. Дидье Лешер разливал поварешкой глинтвейн по стаканам. Назар подошёл к молодоженам, обнял за плечи и отвёл в сторону.
  - Может, я и не вовремя, но кто знает, когда еще увидимся...
  - Когда? Мы планировали на вашей с Муркой свадьбе или нет?
  - Разумеется! Это я подчеркнуть важность момента хотел. Вы теперь семья, общие интересы, быт... Хочу рассказать про капли Фрамма. Кстати, химик инвестора ищет для внедрения их в производство. Звонил мне, предлагал долю в пять процентов. Деньги мои, риски мои, а девяносто пять процентов его.
  - Ну, наглый чувак, а Поллу он не думал отблагодарить за нанесённый моральный ущерб? - не удержался Алекс.
  - Милый, не было же ущерба.
  - Есть отложенные эффекты.
  - Не кипятись, - благодушно продолжил Назар, - выслушай до конца. Денег у него нет, а идей в башке - хоть отбавляй. Я ответил, что меньше чем за пятьдесят, а лучше пятьдесят один процент даже и думать не начну в эту сторону. С подобными ему людьми надо чётко и жестко. Сказал, будет думать. Я, со своей стороны, попросил его привезти капли, пригласил в гости бывшего партнёра по бизнесу, мы с ним удачно разошлись и остались друзьями, и ещё двух клиентов - обсудить возможности. Сидим, выпиваем, банки рассматриваем, а там чего только нет: и фиалки, и Париж, и сталь, и черта лысого.
  - Это я так назвала.
  - А-а-а, ясно. А то я удивился: откуда у Вольфа столько вдохновения взялось. Перебрали мы маленько с ребятами в бане и спьяну стали проводить испытания на себе. Если кратко, то цвет глаз поменялся на красный, какую бы поэтичную фигню мы не закапали. Наверное, сосуды полопались, зрачки расширились и стали какие-то серо-буро-малиновые. Никаких изменений в характере, остроте зрения, слуха и в интеллекте не обнаружилось, правда, ржали много не по делу, отупели немного, один сказал, что хотел кому-нибудь яремную вену прокусить. Надеюсь, шутил. Глаза болели, а на утро ещё и голова.
  - Жаль, - хмыкнул Алекс, но по тону было ясно, что ему совсем не жаль.
  "Это он еще про слепоту не знает", - подумала Туя, а вслух высказала предложение, - Я не знаю... Может быть вам не стоило капать их после приема алкоголя и при высоких температурах? Я не тестировала в таком состоянии. Всё-таки что-то необъяснимое в препарате есть. И Анский ...
  - Малышка, ты большая фантазёрка, - обнял её Алекс, - в этом и кроется секрет капель. А химик твой ... - Лешер махнул рукой.
  - Да, наверно, - не стала спорить в такой день новобрачная.
  - Хорошо, что вы не поссорились. Теперь слушайте дальше. Один мой дружок все же заинтересовался. Что-то ему очередная молодая жена на следующий день после нашей встречи наговорила про то, что он какой-то не такой - чересчур брутально-сексуальный. Он человек век богатый, воодушевился и готов поучаствовать. "Собирай, - говорит, - команду". А что её собирать, она же у нас есть: врач-офтальмолог, профессор-химик, изобретатель, Полла может переквалифицироваться на связи с общественностью, если захочет, да и Машу пристроим. Предлагаю вам подумать хорошенько.
  На поляне раздались вопли и аплодисменты. Дидье поджег карамелизированные яблоки. Синее прозрачное пламя колыхалось в темноте ночи.
  - Я все сказал. Идем за стол?
  - Спасибо, Назар. Мы подумаем, - чмокнула его в ухо Туя.
  
  
  Лебединое озеро
  
  Гостиничные двери вежливо разъехались и бесшумно сомкнулись за Перепетуиной спиной. Солнце стояло в зените. В воздухе улицы перемешались тонкие ароматы моря, южных цветов, смолистый запах хвои, благоухание от нагретой коры деревьев и жестких, словно вырезанных из кожи, листьев. Чирикали птички в кустах, жужжали пчёлы над клумбами, стрекотали цикады в траве, и где-то совсем рядом тихо шуршал прибой. Последний тринадцатый день свадебного путешествия четы Лешер-Умных в заморской курортной деревушке начал отсчёт. В сравнении с Питером, где навигатор бога Гелиоса редко прокладывал маршрут, а на дорогах орудовала шумная, вонючая орда автомобилей, здесь было умиротворенно и бесконечно ясно. Туя ощущала себя в сказке. Она не спеша миновала соседний магазин, слегка подзадержавшись перед зеркалом, выставленным на тротуар. Весь ассортимент товара не помещался внутри лавки, поэтому вешалки с полотенцами, футболками, стойки с очками, открытками, бейсболками и большая надувная акула выплеснулись через раздвижные двери под навес снаружи. Перепетуя беглым взглядом окинула давно выбранные, но все ещё не купленные подарки соседям и пошла дальше. Руку приятно холодил бумажный стаканчик с фраппе. Не до конца растаявшие льдинки тихо шелестели под крышкой. После кондитерской цепочка тенистых деревьев заканчивалась, до оливковой рощи оставалось метров триста под палящими лучами. В окружении зелёных газонов белел и сверкал ювелирный магазин. Перепетуя остановилась у витрины посмотреть на украшения:
  "Бабушкины все же круче", - решила она и глянула в зеркало на витрине, сдвинув очки на лоб.
  Солнечный свет тут же трансформировал её зрачки в чёрные точки, а карамельная радужка будто низверглась из кратера:
  "Аккомодация", - всплыло красивое слово в её мозгу.
  В часы сиесты, когда они с Алексом возвращались в номер, валились на кровать и включали планшет, на экране загоралась заставка в виде глаза в разрезе, и начинался рассказ офтальмолога. Перепетуя, закинув ногу на Алексов живот, положив голову на его плечо, слушала в пол-уха, не особо напрягала извилины, чтобы вникнуть в причинно-следственные связи, дарующие людям способность видеть, а просто приписывала это качество волшебству. Под эти сказки, минут через десять, она сладко засыпала, так, что слюнка катилась на щёчку, а в голове кружились образы глазных хрусталиков, в виде круглых бриллиантов, от которых в чёрную бездну тянулись белыми лентами нервы.
  Элегантно переместив солнцезащитные очки со лба обратно на нос, она продолжила путь на пляж. Алекс, тем временем, спал в номере.
  На Перепетуином безымянном пальчике горело новенькое обручальное колечко, роль замужней женщины ей очень нравилась. От образа замухрышки не осталось и следа, словно сползла с неё старая кожа и вместо лягушки миру явилась царевна. Туя так безмерно гордилась супругом, что даже чужое женское внимание льстило её самолюбию: "Вот он у меня какой!".
  Правда, одно событие, сразу после их заселения в номер, пошатнуло эту её уверенность. Они пошли на пляж, где Алексу неожиданно быстро стали навязывать своё общество две нахалки, проживавшие в их же гостинице. "Лахудры" бесцеремонно оттерли мадам Лешер от законного супруга, крутили перед ним своими прелестями и набивались покататься на его сёрфе. Перепетуя была к такому повороту событий совсем не готова, не понимала, как себя вести, и впала в состояние непротивления злу насилием.
  На следующее утро, сидя за завтраком, она наблюдала как те же две тигрицы с крепкими, гибкими телами охотятся за офтальмологом у шведского стола.
  - Доброе утро. Новенькие? Вижу, наших людей прибыло, дай думаю, подойду. Откуда вы? - услышала она над ухом. Туя оторвала взгляд от неприятного зрелища и подняла голову. Около неё стояла солидная дама с чашкой кофе, в пестром платье размером, вполне годным для изготовления парашюта и с принтами в виде экзотических цветов.
  - Галина Николаевна, будем знакомы. Я присяду? - Туя пожала плечами, подвинулась на диванчике и тут же получила дополнительное ускорение от увесистого горячего бедра новой знакомой.
  - Значится, вы из культурной столицы. Можно было догадаться. Интеллигентные и спокойные. А мы с мужем из столицы нашей родины, - улыбка москвички расплылась от уха до уха, - тут из наших ещё мать с дочерью из Уфы. А вон, вижу их. Ну, наглые бабы! Это же они около вашего мужа отираются? Позор! - Галина Николаевна закатила глаза, - Ни одна западная женщина так вести себя не будет, знает себе цену, а наши из трусов выпрыгивают при виде мужика, причём, не важно какого.
  Перепетуино мнение полностью совпало с мнением собеседницы.
  - Конечно, так говорить за глаза плохо, но .... Представьте, они и на моего Лёву, - дама кивнула в сторону лысеющего мужчины, сидящего за пару столиков от них, и меланхолично поедающего круассаны, - позарились! Прихожу в ресторан, а этот олух им кофе разносит. И не понимает дурень, что его используют. Я естественно сделала стойку. А он мне: "Галчонок, девочки травмированы, ударились о волну". Лучше бы о скалу они это сделали! Девочки! - она возмущённо фыркнула.
  Туя вспомнила, как накануне сидела на пляже под зонтиком, намазанная, чтобы не сгореть, кремами и завернутая с головы до ног в полотенце, и наблюдала, как эти две курицы своими лапами с красными когтями топтались по их с Алексом доске, и наверняка, исцарапали её бедняжку всю своим диким педикюром. Это воскресшее видение активизировало в её душе подобие Йеллоустоунской долины. Она чувствовала, как булькают грязевые вулканчики, образуя сферические шапки в груди, и с минуту на минуту рванет гейзер "Старый служака", а там, чем черт не шутит, и до землетрясения рукой подать. Кровь прилила к лицу.
  - Ну вот и ваш муж идёт, покидаю вас! - жаркая нога дамы оторвалась от Туиного бока. Галина Николаевна поправила кокетливыми вращательно-поступательными движениями прилипшее к пятой точке платье, и оставив на столе грязную чашку, удалилась к своему Льву.
  Алекс, улыбаясь, нёс Туе в пашотнице сваренное, по её заказу, яйцо в мешочек.
  "Спокойно, спокойно, девочка. В конце концов он не твоя собственность".
  - Какая ты аппетитная! - комплимент сопровождался жаркий поцелуй в шею.
  - О чем ты так долго разговаривал с этими дурами? - металл и слезы звякнули в её голосе друг об друга. "Старый служака" готов был выбросить стоградусную струю на высоту пятидесяти метров и смыть соперниц. Начался обратный отсчёт: девять, восемь, семь...
  - Представляешь, какая тут история. Я несколько лет назад на фестивале воздушных шаров познакомился с одним дядькой. Он меня в экипаж свой взял. Так это его жена и дочь оказались. Случайно по одной фразе понял. Телефон его взял и электронную почту. Они сегодня улетают. Вещи попросили у нас в номере оставить до отъезда. Ты не против? Пол, ты что, сердишься?
  - Нет, - как можно равнодушнее сказала Туя и шлёпнула ложкой по яйцу. Желток брызнул на скатерть.
  
  На море был полный штиль. Перед вышкой безжизненно висел зелёный флаг, на вышке, живописно развалясь в шезлонге, полулежал бронзовый спасатель Александр, с которым в первый же день подружился Алекс. Туя помахала ему парео. Мужчина широко и искренне улыбнулся, выкинул над головой длинную, как у гориллы, руку и замахал в ответ. Бросив сумку на лежак, она с разбегу окунулась в воду. Намерения на сегодня были самые серьёзные - не вылезать из тёплого бирюзового соляного раствора до последнего. Передвигаясь лягушкой, иногда погружая лицо в воду и рассматривая рыбок через плавательные очки, Ундина неспешно удалялась от берега. В какой-то момент она попыталась нащупать ногой дно, поняла, что под ней глубина, и впервые не испугалась этого. Дыхание было ровным, сердце билось спокойно. Она оглянулась назад, почувствовала, что Александр следит за ней и расслабилась окончательно. Солнце пригревало макушку и затылок. Мысли, что завтра им с Алексом придется влезть в куртки, идти по холоду на работу, предательски лезли в голову, мешали безусловно наслаждаться моментом. Сегодня утром она получила сообщение от Янина, которое окрылило: "Полла, Пери сработало! Забрал у барона драгоценности твоей ЕМ". Неожиданно её толкнуло что-то мягкое, большое и чешуйчатое, рука коснулась сморщенной субстанции. "Акула!" Дикий крик вырвался из груди. Библиотекарша барахталась, лупила ладонями по воде и верещала как резаная. В метрах двух от неё вынырнуло нечто с пастью, полной разноцветных зубов.
  - Мама! - орала Туя.
  Пасть приобрела очертания кораллового рифа, под которым виднелись маска с трубкой. Туя продолжала голосить, поднимая ввысь сноп прозрачных искрящихся брызг. Риф неожиданно превратился в резиновую шапочку, усеянную миллионом жёлто-голубо-розовых розочек натянутую на человечью голову. Голова выплюнула изо рта загубник, процедила что-то похожее на: "Идиотка, заткнись", и покрутила пальцем у виска. Тем временем, в эпицентр событий с берега эффектным кролем стартовал Алекс и с запозданием в минуту Александр на белом гидроцикле. Туда же, но со стороны морских глубин, летел чёрный гидроцикл. Он прибыл первым, притормозил у торчащего из воды и ругающегося, как грузчик, разноцветного рифа. Упитанный седок в чёрном трико с третьей попытки вытащил из воды шипящую тушу, оказавшуюся тёткой в гидрокостюме.
  - Быстрее остолоп, - на чистом русском выразилась она, неуклюже шлёпнулась на сиденье позади толстяка, стащила маску, оглянулась и показала библиотекарше неприличный жест рукой. От такой наглости Туя потеряла дар речи. Чёрная точка растворилась на горизонте. Финишировали Алекс с Александром. Они достали притихшую Перепетую из воды. На малой скорости двинули к берегу. Спасатель уступил своё место офтальмологу, а сам плыл на спине рядом и мурлыкал какую-то романтическую мелодию.
  - Что случилось, почему ты так верещала, что это за люди? - целуя её после осмотра, спросил муж.
  - Алекс, - загадочно прошептала Туя, - это мистика, но я видела ВалПетру. Там в море. Она меня, я думаю, не узнала из-за очков, а сама спалилась.
  Супруг засмеялся и констатировал супруге разгул фантазии вследствие теплового удара.
  
  Главбух тяжело взобралась по ступенькам на небольшую яхту и затребовала стакан белого вина.
  - Сейчас принесу, - Кардымон скрылся в каюте.
  - Нет, ну родина везде нагонит, - сокрушалась она из шезлонга, - Юрий, ты узнал эту лохушку Умную? Нет? Не слышу, что ты там говоришь. Впрочем, что я удивляюсь. Кругом одни расслабленные бараны. Всю жизнь искала мужчину сильнее себя. Все норовят сесть на шею, и твой папаша, был ничем не лучше остальных - она махнула рукой с бокалом, - одно достоинство - голубые глазки, льстивые речи, на что я, по молодости, дура, и попалась. Один плюс - папенька его, дед твой, был не последний человек в городе и помогал мне, хоть мы с твоим отцом и не состояли в законном браке. Хороший был человек, ухаживал за мной. От меня ты ничего не взял, ни грамма, - ворчала ВалПетра, обозревая горизонт.
  - Мамуся, вы то лаете, то ласкаете, - обиделся Кардымон, подливая в стакан пшеничного цвета жидкость, - уже определитесь.
  - Ладно, не дуйся. Я сама её с трудом узнала, интуиция женская. Как там наш Альбертик? Надеюсь молчит.
  - За те деньги, что вы ему платите, должен молчать.
  - Он юркий, как ящерица, должен выкрутиться. Как вы умудрились спалиться? Ты что, не мог его предупредить?
  - Вам легко говорить, вас там не было. Да там десант ОМОНа высадился. Под каждым кустом менты. Химик с телохранителями явился - два здоровых бугая, ещё два, переодетые в баб, штурмовать меня ринулись.
  - Что-то я сомневаюсь. Два плюс два - четыре, а у тебя целый полк получается. Ты трус известный.
  - Конечно, сомневайтесь, посчитали - не поленились. Что же Геймер тогда на нарах делает? Один в меня гранатой метнул, между прочим. Только фарт да моя реакция и помогли, - Юрий Евгеньевич надулся.
  - Ой, не зуди, - ВалПетра взялась за голову.
  - А где ваша розовая помада? Хочу сегодня вечером в клубе потусить, как думаете, она к моему белому прикиду подойдёт?
  - Ты совсем обалдел? Нет, надо было тебя лупить в детстве. Вот что значит без мужской руки воспитан. А маленький такой хорошенький был, как кукла: глазёнки кругленькие, волосёнки беленькие, кудряшками. Жалко было их стричь. Тебя все за девочку принимали. Букву "р" не выговаривал, спросят: "как зовут?", а ты и шепелявишь: "Юля, Юля". Да и работать с девочкой удобней было. А выросло не пойми что... Сегодня никаких клубов, понял? Придется убираться отсюда, а жаль, место хорошее. Столько соотечественников развелось, разъездились Дуньки по Европе! Яхту сдашь, билеты на самолёт забронируешь, срочно. Куда? Сама не знаю! Хоть в Антарктиду беги, - она сделала большой глоток и закашлялась.
  
  Эпилог
  
  Баба Капа слонялась по пустующей квартире. Ещё неделю назад она мечтала выпихнуть своих соседей из дому и пожить по-человечески, и вот, на тебе! Сейчас она с тихой грустью вспоминала как проводили Полечку на курорт, и в тот же вечер съехала в особняк к жениху из органов Мария, а в понедельник, поев кашки, Славочка с одной сумкой улетел в Москву на выставку. Но главное, перед Славой, ветреник Иван Сергеевич, на которого она рассчитывала, неожиданно позвонил, и клянясь в вечной любви, сообщил, что едет в Ярославль читать лекции студентам. От этих воспоминаний по её щекам потекли горячие слёзы, и словно вешние ручейки, проложили себе путь, аж до ключиц. Господи, а сначала были такие радужные планы! И как было страшно в первую ночь спать одной! Она засиделась тогда перед телевизором. Шёл старый фильм про милицию, самая, что ни на есть, нервно-возбуждающая серия. Зачем только смотрела? На улице давно стемнело, когда она выключила кнопку. Чернота коридора, по которому надо было идти в туалет, пугала, образ кровавого бандита Панайотова мерещился во всех углах, и несмотря на предпринятые ранее усилия по изгнанию нечистой, она все равно слышала шорохи. Чтобы снять напряжение, Капитолина позвонила Антонине, которая всегда маялась от бессонницы:
  - Тонечка, я тут совсем одна, - затянула она писклявым голоском, - все меня бросили. Спускайся, чаю попьём и спать вместе ляжем.
   Савельевна слабым голосом твёрдо отказалась, сославшись на полнолуние и, как следствие, своё очень плохое самочувствие и ломоту в затылке. Однако же будучи женщиной редкой проницательности, спросила подругу грубовато: "Что, небось, в штаны наложила от страха без своей молодежи? То-то же. А то вечно ими недовольна!"
   Получив положительный ответ с массой пояснений и причитаний, Антонина сосватала взамен себя лохматого дурачка Барбоса, который хорошо знал Капитолину Игнатьевну и вполне мог поработать у неё компаньоном. В качестве платы за пользование, хозяйка запросила утреннюю прогулку с пёсиком. Капа пожевала губами и кряхтя согласилась. Барбос радостно перебежал с верхнего этажа на нижний, выхватил из Капитолининой руки кусок заветревшейся в холодильнике колбасы, который она щедро использовала в качестве приманки, влетел в квартиру, и скользя лапами по паркету, сожрал добычу.
   Их обоюдное общение в первые полчаса прошло как нельзя лучше. Капа поговорила с ним о выросшей квартплате с демонстрацией квитанций. Барбос слушал внимательно, в лиловых глазах светилось обожание, мохнатый хвост елозил по полу. Старушка, умилялась в душе: "И все понимает, блохастый! Может и мне собачку завести? Не здоровую, а маленькую. Видела у нас в скверике гуляет такая - модная, в красном комбинезончике?"
   Она одобрительно постучала ладошкой по голове пса и тут же пожалела о содеянном. Барбос тут же нарушил права и свободы женщины: вторгся в её личное пространство и жизнь. Две увесистые лапы легли на тщедушные плечи и пригвоздили Капу к кровати, мокрый язык бесцеремонно облизал все лицо, а вонючее собачье дыхание испортило недавнюю интимную атмосферу дружбы.
  - Фу, Полкан, тьфу, Джульбарс. Как тебя? Фу, говорю, пошёл, - она хихикая оттолкнула его, утерлась халатом, затем зевнула, пожелала себе спокойной ночи, и вся обцелованная, минут через пять, уже тихо похрапывала. Пёс долго мостился на выделенной ему тряпке, слишком тонкой и маленькой, с его точки зрения. Он никак не влезал целиком на подстилку, какая-нибудь часть туловища оказывалась на полу. Сна не предвиделось ни в одном глазу. Полежав без дела, он тихонько занялся изысканиям - обошёл комнату два раза. На улице залаял незнакомец. Барбос запрыгнул на подоконник и выглянул в окно. Панорама была совсем другая, чем из его квартиры:
   "Жаль не видно, что за хмырь там на моей территории тявкает? Судя по голосу, здоровый бугай. Завтра надо встать пораньше и переметить все столбы. Знаю я местных баб. Будут нюхать с интересом и сравнивать. А главное - мелкая Кристина из соседнего дома. Хорошая кличка, звучит, будто косточки на зубах хрустят. Только хозяйка зачем-то её Кри-Кри называет. Вот это мне не нравится, что она утка?" - пёс вздохнул, - Иссохся я по ней. Красавица! И одевают её по-человечески, даже кожаные мешочки у неё на ногах. А какие задние лапки и хвостик! Formidable! Все мужики на неё западают!"
   Ревность кольнула его в сердце. В беспокойстве он уселся перед дверью, ткнул её лапой - закрыта. Ему срочно надо было выйти. Барбос, для начала, попробовал гипнотизировать преграду взглядом. Как всегда, безрезультатно. Только один раз в жизни и получилось так открыть дверь. В нетерпении он стал кружится на месте и поскуливать, а потом прыгать и лаять. Баба Капа пробудилась от шума, совсем не соображая, что происходит. Сон еще владел её телом, в голове путались мысли: "Где я, грабят, пожар," язык заплетался. В руку ей ткнулось что-то мокрое и холодное. У лица кто-то возбужденно дышал и тыкался в щеку. Дрожа от испуга, она включила лампу. Барбос нарезал круги от кровати к двери.
   "Зачем я его взяла? Он меня угробит!" - Капитолина нащупала ногами тапки, шатаясь, чертыхаясь и спотыкаясь об компаньона, поплелась выпустить его в коридор. Пёс уже забыл, зачем хотел выйти. Он обежал с ревизией вверенную ему территорию. В углу кухни, за плитой обнаружил маленький мячик, выковырял его лапой, от радости взвизгнул, мастерски буцнул и стал самозабвенно с ним играть. Старушка вернулась в кровать, обессилено рухнула на подушку. Прерванный сон ушёл. Она лежала и слушала, как мохнатая бестия носится по дому. Вспомнилось как рассказывал кто-то, что один батюшка в своей книжке написал, что тот, чьё имя нельзя произносить вслух, он через собак к человеку является, через чёрных "пунделей". Фауст его что ли звали, хотя в последнем утверждении Капа была не уверена.
  "Подумать только, страсти-то какие!"
   Кружева разнообразных мыслей плелись в её голове. Только под утро, измученная, она тихонько провалилась в дремоту. Разбудил её телефонный звонок Антонины Савельевны:
  - У тебя все нормально? С Барбосом гуляла?
  - Да, - соврала Капа, после чего растолкала мирно спящего в обнимку с игрушкой пса и потащила его на улицу.
  Парочка уныло плелась по лестничным пролетам с поникшими головами и зевая через шаг. Однако глотнув свежего воздуха, Барбос преобразился, дернул поводок и понёсся. За ним семенила Капитолина. Наблюдая со страхом, как пес неадекватно мечется от столбов к скамейкам, везде поднимая заднюю лапу, она с твёрдой уверенностью осознала, что их квартирная нечисть вселилась в собаку.
  "Может это и к лучшему? Не знаю, говорить ли Савельевне? Ведь она сама мне его подсунула, - размышляла она на бегу, - Нет, уж лучше промолчу. Авось как-нибудь само рассосётся".
   Надо сказать, что оставшиеся дни спала Капитолина Игнатьевна спокойно. Вечерами звонил Иван Сергеевич, читал вирши, ныл, что тоскует и называл: "Капулей!" Это словечко её бесило. Его предательский отъезд сделал дыру в её сердце: "Небось к полюбовнице укатил! Нашёл молодуху и кувыркается с ней - развратник".
  Так прошли дни, а в четверг накатила грусть-тоска. Капа, стоя в прихожей, включила свет и посмотрелась в старое облезлое зеркало, обрамлённое массивной и такой же облезлой рамой, упирающееся на тумбу, заваленную соседским шарфами, перчатками, расческами и прочей ерундой.
   "Бросили все меня, бросили. Эти два ладно - далеко, а Мария, хоть бы позвонила узнать, жива я тут или померла". Старушка с досадой махнула рукой и взвыла от боли. Указательный палец, с сорванным заусенцем, покрасневший и опухший, сильно ударился об ящик. "И эта мне ещё напасть - никак не проходит, - трясла она рукой, - Все Барбос виноват".
  Вдруг её осенило, что в Полининой комнате на подоконнике стоит столетник.
   "Листик бы к пальцу приложить, глядишь и вытянул бы воспаление." Старушка никогда не заходила к соседям без разрешения, но тут смесь обиды на весь свет и пульсирующая боль у ногтя, выписали ей пропуск в комнату Умной. "Вот Поля вернётся, повинюсь. Она меня простит. А то оставили меня - беспомощную старуху одну, сижу тут, как сыч!"
  Она взяла бинт, постучала, из вежливости, в дверь и, не смотря по сторонам, добежала до окна. Пыльный суккулент в горшке терпеливо ждал полива. "Заодно спасу цветочек от засухи", - Капитолина плеснула воды из стоявшей рядом банки. Выбрала взглядом и на ощупь лист помясистее и, как можно незаметнее, оторвала его от стебля. Воровато оглянулась. В серванте стоял странный пузырёк. Не сумев воспротивится женскому любопытству, Капитолина Игнатьевна приблизила нос к стеклу и прочитала этикетку: "Глазные капли. Цвет: Изумрудная трава".
  "Кстати, я и видеть стала хуже! Прямо чувствую - пелена перед глазами, и соринки летают!" Решив, что Поля не заметит пропажи двух капель, она взяла пузырёк и вернулась в прихожую.
  Прибинтовав кусок столетника к пальцу и удовлетворенно почувствовав, как он тут же начал её исцеление, Капитолина Игнатьевна честно капнула по одной капле в каждый глаз. Защипало знатно, а в носу закрутило так, что она принялась чихать беспрерывно раз десять. Когда приступ прошёл, Мухина наконец смогла взглянуть в зеркало:
  "Батюшки-светы, это как же? У меня и впрямь плохое зрение? Раньше на себя смотрела - старуха, а сейчас смотрю - молодая, красивая женщина! И глазник под боком был. Могла проконсультироваться, а я скромная. Видать, это он по блату Поле такие хорошие капли достал", - Капитолина Игнатьевна преобразилась неописуемо. Все вокруг неё заиграло яркими красками, в воздухе там и сям вспыхивали огни Святого Эльма.
  "А пойду-ка я прогуляюсь, чего дома сижу, сейчас у Марии возьму на прокат что-нибудь этакое, и денежку на стол положу, я женщина честная. И ещё капли возьму, тоже за плату."
  Профессор Анский шёл по Петроградке и любовался зданиями:
  "Какая красота!" - восхищался он. Желание пойти и узнать не приехала ли Умная-Лешер возникло у него немотивированно. Почему-то, пренебрёгши холодной погодой, он надел мягкое элегантное пальто, шею укутал белым кашне. Холодный ветер и мелкий дождь совсем не пугали его. Приятным баритоном он тихонько напевал себе под нос из Пресли: "Бат ай кент хэлп фоллинг ин лайф бай ююю... "
   Брусничный дом был уже виден. Сердце учащенно застучало. Из знакомого подъезда выпорхнуло обворожительное создание неопределённого возраста, но необыкновенно притягательное для Юлия Цезаревича. Дама была в изумрудной шубке, и странной шляпке, похожей на кулёк с яблоками, из-под которой, он готов был поклясться, светились и искрились зеленые глаза.
  Анский остановился как вкопанный на секунды, и повинуясь желанию, со словами: "Сударыня, простите, нам не по пути?" - ринулся за Капитолиной Игнатьевной.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"