Эмми, Энни Лауде: другие произведения.

Умная и косплеи. Часть 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Гангста-стайл
  
  Мурка вышла из театра в двадцать три сорок. Пробежала пару кварталов и поймала машину - старенький, едва не разваливающийся Форд (пределом скорости которого к радости Туи были вполне доступные ей шестьдесят километров в час). Перепетуя пристроилась сзади на некотором расстоянии. Ехали долго. Чтобы не быть замеченной, преследовательница не включала фару и вляпалась в пару полноценных ям. Наконец остановились на краю коттеджного поселка. Мурка выскочила из машины и, оглядываясь, побежала вдоль забора. Туя засунула скутер поглубже в заросли мелких елок и поспешила за подругой. Слежка давалась ей легко. Ноги сами находили удобное место на тропинке, а глаза видели в темноте не хуже, чем кошачьи. "Ох уж этот Фрамм, - мелькнула мысль, - и сам не понимает, что изобрел".
  Мурка остановилась, огляделась и скользнула в прикрытую кустом дыру в заборе. Перепетуя последовала за ней. В поселке целью подруги оказался красивый трехэтажный дом. Калитка была открыта, Мурка вошла в нее, Туя в наушнике услышала звук поцелуя, нежное "привет, моя кошечка", и дверца захлопнулась. Преследовательница нашла нишу в заборе напротив, прикрытую молодыми сосенками, и приготовилась ждать. В небольшой сумке у нее был стратегический запас: горячий кофе и булочки с вареньем. Спать не хотелось, ночной холод не действовал. "Спасибо, дядя Фрамм", - отметила новые возможности зелья шпионка.
  Мура вышла из дому в половине седьмого утра и села в ожидавшее её такси. Было уже светло. Умная проводила взглядом уезжающую машину и вернулась к наблюдению за коттеджем. Через полчаса из ворот выехал черный "Мерседес" с тонированными стеклами. Умная клацнула зубами со злости. Разглядеть Муркиного ухажера шансов не было.
  Раздосадованная Перепетуя вернулась к оставленному скутеру. Чтобы хоть немного поднять себе настроение и сократить путь, поехала не по дороге, а полями-лесами. Места эти были ей знакомы с детства - когда батюшка и матушка возили все семейство за грибами и ягодами. Здесь еще царила зима, укатанная дорога сверкала под лучами утреннего солнца, бодро зеленели елки, и стрекотали разбуженные сороки.
  Лесная дорога минут через пятнадцать вывела ее на пустое в столь ранний час шоссе. Туя не спеша ехала по обочине, когда ее обогнал большой черный "Мерседес". Машина на хорошей скорости вошла в поворот и скрылась за деревьями. Вдруг девушка услышала визг тормозов, глухой стук удара, а затем странные хлопки. Она крутанула акселератор до упора, и скутер рванул вперед. Через мгновенье ей открылась страшная картина. Дорога была почти полностью перегорожена упавшим деревом, "Мерседес" стоял на обочине, упершись капотом в большой камень. Возле открытой водительской дверцы сидел симпатичный мужчина лет сорока, а из лесу к нему бежали черные фигуры с пистолетами в руках!
  Перепетуя притормозила, прикидывая, как лучше развернуться, но вновь услышала голос окаянного третьего глаза:
  - Свалить хочешь? А дяденьку пусть убивают? Нехорошо! Его окровавленный труп тебе потом сниться будет.
  - А что я могу сделать? - беспомощно ответила Туя, - у меня пистолета нет!
  - Зачем тебе пистолет, просто увези его, - промурлыкало око, - давай, шевелись, а то и тебя пристрелят.
   Перепетуя вздрогнула испуганно и резко газанула. Поравнявшись с жертвой нападения, Умная остановилась и крикнула: "Садитесь быстрее". Мужчину не нужно было просить дважды. Он молнией вскочил девушке за спину, и Туя отправила своего двухколесного коня на полной скорости вперед. Вслед им зазвучали выстрелы. Проскочив по узкой полоске дороги мимо заваленного (видимо, специально) дерева, Перепетуя попыталась еще увеличить скорость, но, увы, мощность "боливара" была не велика, а с двумя наездниками так и совсем ничтожна. Обернувшись назад, Туя заметила, что из лесу выезжает черный джип. "Господи, во что я опять ввязалась, - несколько запоздало подумала она, - помоги дщери своей неразумной, Перинуй-покровитель! Спаси из ловушки смертельной, в кою сама себя загнала!" Досифеевский святой был, судя по всему, в сговоре с третьим глазом, и через секунду Перепетуя увидела узкую лесную дорогу, петляющую между елками вниз от шоссе. Туя выключила мотор и повернула в зеленые заросли. Скутер бесшумно и быстро полетел под горку, а пушистые елки скрыли отчаянную парочку от глаз преследователей.
  Длинный спуск закончился у неширокой лесной речки. В качестве мостика через водную преграду (уже вскрывшуюся ото льда) были переброшены три березки. На той стороне снова была накатанная дорога.
  - Что делать будем? - клацая зубами от ужаса, поинтересовалась Перепетуя у спутника.
  - Надо на ту сторону перебираться, - решил мужчина, - они быстро поймут, что мы в лес свернули, и по следу найдут нас.
  - Но как?!
  - Тебя как зовут? - вопрос был неожиданным.
  - По... - начала была Туя, но опомнилась, - Виктория.
  - А я Назар. Давай, Вика, я перенесу твою мотоциклетку, а потом помогу тебе перебраться, пойдет?
  - П-пойдет, - заикаясь, согласилась Умная.
   Через пять минут парочка была на другой стороне речки.
  - Куда теперь ехать? - устроившись в седле, спросила Перепетуя.
  - Давай пока прямо. Когда скажу, повернешь налево.
  - Хорошо, - кивнула девушка.
   Через полчаса подъехали к большому красивому дому. "Это же дом Муркиного ухажера! - догадалась Умная, - Мы из лесу к нему приехали!"
  Назар пригласил девушку войти. Она сначала отказалась. Время действия волосяного зелья заканчивалось, и ей не хотелось полинять "на глазах у изумленной публики". Но мужчина резонно заметил, что бандиты наверняка запомнили ее скутер, и живой из лесу не выпустят. Туя испугалась и приняла приглашение.
   В доме девушка первым делом нашла ванную и там (посылая тысячу благодарностей предусмотрительности Анского, сунувшего ей в сумку флакон с зельем) опрыскала себе волосы еще раз. Вполне вовремя. На висках уже стали проявляться рыжие пятна. Дожидаясь, пока волосы снова поголубеют, Перепетуя заметила под раковиной синие мужские джинсы. Поколебалась немного... Но черти из омута ее души настойчиво требовали своего, и она отыскала в туалетном шкафчике бритву и аккуратно вырезала болт с пояса штанов.
   Назар тем временем приготовил кофе и тосты с сыром. Туя почувствовала, что из-за нервотрепки последнего часа совершенно проголодалась, и с жадностью набросилась на еду. Хозяин дома несколько минут внимательно разглядывал свою спасительницу, а потом оставил ее одну и ушел в другую комнату. Благодаря наушнику девушка слышала, что он разговаривал с кем-то по телефону. Сообщал о налете и вызывал машину с охраной.
  
  Ученые мужи
  
  В город Туя вернулась в огромном джипе в сопровождении дюжего охранника. Назар остался в коттедже. Скутер был размещен в багажнике машины (в который легко поместилась бы еще парочка таких мотоциклеток). Анский ждал девушку весь на нервах. Тут же устроил допрос с пристрастием. Услышав про пальбу и погоню, схватился за голову:
  - Боже, Ангел мой, во что я вас втянул! Вас могли убить!
  - Ну не убили же, - резонно заметила Туя, - все живы-здоровы. Номеров на вашем скутере нет, и нас теперь никто не найдет.
  - Вы такая молодая, такая наивная... Ах, что я наделал!
  - Успокойтесь, Юлий Цезаревич! Вы тут совершенно не причем. Если уж на то пошло, это Фрамм меня втянул...
  - Да-да, Фрамм... Точно... Он совершенно сумасшедший и не понимает, что изобрел. Я должен с ним познакомиться и объяснить ему...
  -Это совершенно исключено, - испугалась Умная, - он меня со свету сживет.
  - Нет-нет, я буду вас защищать, - Анский схватил Перепетую за руки, - едем к нему, немедленно!
  - Это невозможно! Я еще не полиняла! У Назара мне пришлось снова опрыскать голову зельем, и теперь надо ждать, когда вернется мой собственный цвет.
  - Да, вы правы, - успокоился вдруг Анский, - вам нужно остаться у меня. Поспите, успокоитесь, а потом поедем.
  - Там посмотрим, - мрачно буркнула девушка. Перспективы явиться к химику и рассказывать о своих приключениях ее совсем не радовали.
  
   Проснулась Туя от настойчивого звонка мобильника. Фрамм! Ждет отчет!
  - Полла Умная у телефона, - девушка постаралась придать голосу твердости.
  - Где ты шляешься? Уже два часа, я ждал тебя в одиннадцать!
   Он ждал! Сидел себе спокойно в квартире, когда по ней, по Туе, палили практически из автоматов! Умная разозлилась, совершенно забыв, что все приключения после процедуры смены цвета ее частная инициатива.
  - Не ори, я сейчас приеду.
   И, не дожидаясь реакции Вольфа, отключилась. В дверь просунулась голова Анского, услышавшего Туин голос.
  - Ну как, едем к твоему химику?
  - Едем, - решительно ответила библиотекарша.
   Вольф Фрамм ждал девушку на лестнице. И совершенно растерялся, увидев ее спутника. Юлий же, наоборот, при виде химика воспрял духом и решительно представился:
  - Юлий Цезаревич Анский, профессор, доктор химических наук.
  - Вольф Генрихович Фрамм, - испуганно пробормотал в ответ горе-ученый.
  - Полла вкратце ознакомила меня с результатами ваших трудов, уважаемый Вольф Генрихович. Должен признать, они произвели на меня сильное впечатление. Я думаю, что ваша работа вышла на тот этап, когда вам жизненно необходим оппонент, чтобы довести ее, так сказать, до абсолютного совершенства. Я готов им стать. Могу предоставить вам список моих трудов...
  - Что вы, что вы, это совершенно излишне, - засмущался химик, - я вам верю.
  - Ну что ж, тем лучше, - величественно кивнул Анский, - давайте пройдем в квартиру и обсудим детали нашего сотрудничества.
   Фрамм метнул на Перепетую сердитый взгляд, и открыл дверь, приглашая гостей войти. Троица расположилась на кухне за кривым столом. Минут сорок мужчины обсуждали суть химикова изобретения, а Умная отчаянно скучала, так как категорически ничего не понимала. Наконец Анский закончил с теорией и попросил Вольфа показать отчеты по экспериментам. Пробежал их глазами и с мягким укором произнес:
  - Что ж вы, батенька, так односторонне составили отчеты? Вам не приходило в голову, что ваше вещество может влиять не только на органы чувств, но и затрагивать какие-нибудь тонкие аспекты психической деятельности человеческого организма?
  - Какой деятельности? Что вы имеете в виду? - растерялся химик.
  - Я давно знаком с нашей уважаемой Поллой, и могу с уверенностью сказать, что, кроме изменения цвета глаз, налицо перемены в характере и привычках.
  - Но у мышей ничего такого не было! - запротестовал Фрамм.
  - Но у мышей нет и высшей психической деятельности, - возразил Анский.
  - Но... Да... Как же... Я не знаю...
  - Я думаю, нам необходимо подключить к работе психиатра, - прервал Фрамма Юлий.
  - Ни в коем случае, - завопил химик, - главное условие экспериментов - их полная секретность! Я Полле месяц назад говорил, что не следует болтать на эту тему, но она... и вообще все психиатры - известные шарлатаны!
  - Хорошо-хорошо! - пошел на попятный Анский, - тогда давайте расширим экспериментальную базу. Готов предложить себя...
  - Как вам такое в голову могло прийти! - возмутился Вольф Фрамм, - Эксперимент может быть опасен для вашего здоровья! Я не прощу себе...
  - Но Полле вы ведь предложили...
  - Это совсем другое. Она женщина. Если ее зрение или мозг пострадают во время испытаний, это не принесет больших бед человечеству.
  - Да вы, батенька, шовинист! - изумился Юлий Цезаревич.
  - Глупости это! - махнул рукой Фрамм, - Я просто реально смотрю на вещи. Женщины слабы - и умом, и силой, и характером. Они, по сути, нужны только как инкубаторы для выращивания мужских особей, которые...
  - Я понял, - прервал химика Анский, - вы, сильный и умный, легко ставите под удар слабую девушку. И думаете...
  - Брейк, - вмешалась Перепетуя, до этого молча слушавшая откровения Вольфа, - хватит базарить не по делу.
  - Да, простите, Ангел мой, - опомнился Юлий, - что это я... Простите, Вольф Генрихович. Давайте вернемся к методике оценки результатов экспериментов. Я думаю, надо как-то учитывать, что ваше вещество влияет на характер человека, чтобы потом твердолобые академики не зарубили ваше изобретение на корню. Сами знаете, как они любят придираться к мелочам.
  - Да-да, - от гневного запала Фрамма не осталось и следа, - я, действительно, не продумал этот аспект. Надеюсь на вашу помощь.
   После последующих получасовых переговоров ученые мужи пришли к консенсусу. Эксперименты переносятся на территорию Анского. И контрольные анкеты составит тоже Юлий Цезаревич.
   Выходя от химика, Туя подумала, что надо купить в аптеке пару десятков пузырьков корвалола - чтобы отлить себе зелья, пока не отобрали.
   Вечером Перепетуя снова достала свою тетрадку и написала:
  "28 марта.
  Цвет красный - стрелка - изменение физических кондиций тела, сила, ловкость, морозостойкость.
  Цвет бирюзовый - стрелка - храбрость (на грани безумия).
  Цвет волос влияет или нет?
  Назар. Покушение. Знакомство Вольфа и Юлия".
  
  Soiréе
  
  Накануне сырного вечера, анонсированного ВалПетрой, Перепетуя совсем не волновалась, потому что просто про него забыла. Напомнила Мура, принёсшая что-то небесное, воздушное, оказавшееся платьем с пышной юбкой.
  - Специально принца впечатлить, как договаривались. Между прочим, реквизит к спектаклю по Шварцу. Списанный. В нем сама Голубовская играла.
  Туя примерила и подумала, что оно ну уж слишком роскошное, ну для очень уж смелых женщин. А хватит ли ей смелости надеть такое - она не была уверена, поэтому, как запасной вариант, держала в уме испытанное, красное от травести Любочки. Принятие решения о выборе наряда было отложено до завтра. Девушка залегла на диван с французским словарём и составила несколько грассирующих фраз, которые помогли бы ей блеснуть на soirée и заткнуть за пояс Муркиных заслуженных артистов. Через полчаса веки стали слипаться - Перепетуя отдалась в объятья Морфея.
  Утро, казалось, рекомендовало всем трезвомыслящим оставаться дома: серое небо бесперебойно поставляло на землю тяжелый, мокрый снег. Однако Туя проснулась бодрой, потянулась в кровати, резво вскочила, сделала несколько энергичных наклонов, зевнула и выбрала: платье голубое (зря что ли Мура старалась?), глаза синие с темным ободком по краю. Оценив свой настрой как брюнетистый, она быстро собрала шпионский рюкзак в составе:
  два флакона капель для глаз ("парижский фиалковый", "синие чернила"),
  баллончик с краской для волос ("крыло ворона")
  слуховой аппарат телесного цвета от доброй сослуживицы,
  праздничный комплект одежды,
  чёрные туфли на каблуке.
  Про данное главбуху обещание надеть украшения вспомнила на выходе, удрученно стукнула себя по лбу: "Блин!", не снимая сапог, прошла в комнату и второпях вытащила из шкатулки первое попавшееся: красные пластмассовые бусы и брошь в жёлто-зеленой гамме. Спускаясь по лестнице, поняла, что все это не то, но возвращаться было лень, да и плохая примета: "ВалПетра меня прикончит, ну и ладно".
  Она навалилась на дверь парадной и, преодолев сопротивление тугого доводчика, оказалась на улице. Свежий ветер ударил порывом в лицо. Снег прекратился. Девушка побежала в метро, слившись с потоком спешащих на работу и учебу соотечественников.
  День прошёл буднично, время текло на редкость неспешно. На обеденном перерыве Перепетуя проигнорировала вафельный торт, чтобы сэкономить место в желудке, и выпила чашку кофе. Валентина Петровна, с которой она старалась избегать контактов наедине, ни словом не обмолвилась ни о ресторане, ни о племяннике. Следившая, чтобы все "кушали хорошо", главбух ограничилась лекцией, что, дескать: "так и до анорексии рукой подать, и тебе ещё рожать", и далее в том же духе. В продолжение, покатились разговоры на темы у кого, что, как, где болит, да ещё про одну балетную, которая: "... вы видели, опять ноги задирает, хоть бы постыдилась..."
  "Тоска, а еще пара лет и сама запросто в ягу превращусь", - подумала Перепетуя.
  В девятнадцать пятьдесят девушка подошла к современному отелю из стекла и бетона, втиснутому, ни к селу, ни к городу, в один из дворов исторического центра. Двери в цветах российского и французского флагов разъехались, она с волнением вошла внутрь. Администратор посмотрела приглашение и рассказала куда идти. Умная наперво нашла туалет и заняла там кабинку, чтобы перевоплотиться в уединении. Было тесно, неудобно, вдобавок, кто-то постоянно дергал дверь. После двадцати минут усилий, она выпорхнула наружу раскрасневшаяся, в платье-пачке, как танцовщица с картины Дега. Неотразимая брюнетка с глазами, мерцающими, как два горных озера, мельком взглянула на себя в зеркало и, не сразу сообразив кто перед ней, остолбенела: "Здорово!" Проходивший мимо мужчина невольно замедлил шаг, зрачки его карих глаз за секунду расширились. На бейдже значилось: Дидье Лешер.
  "А как Мура точно его описала!"
  Мероприятие набирало обороты. Публика толпилась у буфета. К французским фромажам - героям вечера тянулись толпы страждущих. Мягкие, твёрдые, ароматные, с разноцветными корочками они быстро разбирались по тарелкам возбужденными ценителями результатов переработки молока бактериями. Голодная Перепетуя решила не отставать от остальных и, заметив брешь в толпе к одному из столов, поспешила туда. Протиснувшись между двумя пузатыми мужами в костюмах, она тут же была сражена наповал запахом подобным тому, что источают носки соседа Крапивина, замоченные и забытые в тазике на неделю. "Бри, Рокфор..." - витало над этим местом. Капли Фрамма тоже внесли свою лепту, усилив обоняние красотки. Борясь с желанием заткнуть нос и с приступом тошноты, Умная резко развернулась, неучтиво пихнула представительного мужчину на своём пути и побежала к открытой фрамуге за глотком свежего воздуха. Со второй попытки, тщательно обходя знакомый стол, она выбрала более традиционную закуску: кусок сыра с внушительной дыркой в половину его площади, колбасу, похожую на паштет, маринованные огурцы, багет, кубик сливочного масла, веточку винограда и присела на свободное место. Официанты разливали вино. На сцене аккордеонист, скрипачка, гитарист и контрабасист играли лёгкую музыку парижских улиц. Зал гудел, как потревоженный улей. Вилки, ножи, фужеры бодро звякали. Перепетуе хотелось кружиться в вальсе, прогнувшись назад, запрокинув лицо к потолку и раскинув руки. Кавалера у неё, увы, не было, поэтому танцевала она в своих мечтах. Француз Дидье увяз в плотном кольце женщин. Его голова, то совершала глубокое погружение в грудь соседки справа, то лежала на плече соседки слева. За его внимание шла жестокая конкурентная борьба, впрочем, в рамках приличия. Он переносил тяготы любимца дам стойко и иногда кидал взгляды на Перепетую. Но девушка совсем не интересовалась поваром.
  Она искала среди присутствующих Юрия Евгеньевича и не находила. "Интересно, как мне это понимать, и что говорить его тетке? - размышляла синеокая красотка, накалывая на вилку огурец, - Впрочем, я сама себя с трудом узнала в зеркале! - вдруг поняла "брошенная" женщина весь комизм ситуации, - Может, безутешный Кардымон просто не смог меня распознать и страдает где-нибудь в углу?"
  В голову пришла здравая мысль, что только любящее сердце способно разглядеть своего суженого в толпе или, как в сказках, в лягушачьем заколдованном виде. А раз такого не случилось, то толстяк проверку не прошёл, с ним всё ясно и: "Аривидерчи Кардымоша". Туя мысленно помахала ему рукой.
  Утолив немного голод, она решила поиграть в шпионку. Уронила салфетку на пол, полезла под стол, якобы её поднимать, быстро засунула в ухо слуховой аппарат, включила. Голова наполнилась обрывками чужих разговоров:
  - ... Валерьевич, помнишь в бане... щуку поймали... хоть прикуривай...
  - Честно, ничего про английский сыр сказать не могу... Козий однозначно... Дидье, голубчик...
  - Послушай - это суставы... мочу обязательно...
  - ... во рту брекеты ... сразу ему сказала: снимет - покажет ... раки зимуют.
  - ... втираешь от колена до ягодицы... Камфора ... и шерсть... дам, ... мама - пудель, папа - пули...
  - Театр - храм искусств... очищаюсь, тьфу ... где тут зубочистки ...
  - Полла, посмотри на меня ...
  - ... Новый год в Париже... Скажу, уже не тот...
  - Не ковыряй ... противно...
  "Стоп, мне показалось или это было моё имя? Кардымон?!" - шея автоматически втянулась в плечи, она осмотрелась, но ВалПетриного племянника нигде не заметила: "Фу, пронесло, да и не похоже на него. Тогда кто?" - и тут же поймала взгляд молодого человека за столиком в дальнем углу зала. Юноша сделал глоток воды из бутылки и отвернулся к окну.
  "Может, это он сказал, и лицо вроде знакомое. А глаза какие необыкновенные... Ага, расфантазировалась, раскатала губу. Смотрю, Полла Всеволодовна, вы опять женский роман сочиняете. Хватит!" - и постановила себе забыть о принцах.
  Посторонний шум заставил переключить внимание. В зал ввалилась пестрая толпа цыган. Женщины, под аккомпанемент гитар и бубнов, размахивали цветастыми юбками, "стреляли" темными очами, блестящими, как маслины в рассоле, мелко трясли плечами, отчего на шеях и грудях задорно бряцали монисто. Худой парень в красной атласной рубахе навыпуск вёл на поводке медведя. Зверь был не настоящий, а костюмированный. Любители сыров Франции переглядывалось между собой с глупыми улыбками и пожимали плечами. Персонал пребывал в замешательстве, а девушка с бейджем "Василиса - администратор" пыталась связаться с кем-то по телефону. Впрочем, ансамбль все же нашёл поддержку в лице одной дамы. Страстно закусив губу, она оторвалась от цивилизации и, раскинув руки, пошла навстречу дикарям, каждые три шага попеременно шлепая ладонями по икрам. Квартет прервал "La vie en rose", утонувшую в крикливой чужой песне. Минут через пять в дверях со стороны кухни и входа возникли секьюрити отеля, размахивая чем-то похожим на пистолеты. Кто-то залихватски свистнул. Кочевые люди как один вытащили из-под одежды противогазы и слаженно натянули на головы. Раздался хлопок, едкий дым заполнил помещение, люди побежали к выходу, но через два-три шага спотыкались и падали, как подкошенные. Медведь метнулся к Перепетуе. Угасающий взгляд её зафиксировал мохнатую морду, нос уловил сладкий запах мужского парфюма и, видимо, благодаря слуховому аппарату, ухо различило глухой звук удара. Ей снилось, что она вальсирует в объятьях крепких мужских рук. Аминь!
  
  Обыкновенное чудо
  
  Умная очнулась в своей постели. За окном сияло солнце. Она сладко потянулась, из разжатых пальцев что-то выскользнуло и упало на пол. Перепетуя перегнулась через край дивана и успела заметить, как большая чёрная пуговица с грохотом покатилась куда-то под стул. Барышня зевнула, выдернула из уха слуховой аппарат и взглянула на часы - двенадцать сорок:
  "Господи, проспала! Какой сегодня день?"
  Плед, укрывавший её, странно топорщился. Туя откинула покрывало, и уставилась на пышную, слегка помятую голубую юбку.
  "Откуда взялась эта балетная пачка?"
  Она резко села, и тут же тяжёлая голова вернула тело в горизонталь.
  "Где, спрашивается, я куролесила, - размышляла девушка, глядя в потолок, - Ограбила Мариинку, крутила на сцене тридцать два фуэте? Ничегошеньки не помню. В таком состоянии на работу я не доеду". Выждав несколько минут, она аккуратно поднялась и, пошатываясь, побрела звонить, брать отгул у Елены Марковны. Попытки вспомнить, что случилось накануне, поглощала, образовавшаяся в мозгу, чёрная дыра. Обратная связь отсутствовала - весь вчерашний день был напрочь уничтожен из памяти. Из комнаты Крапивина доносились синтетические звуки и человеческие вопли. Туя постучалась в надежде, что-нибудь узнать о себе.
  - Заходи, - студент сидел за компьютером.
  - Лекции прогуливаешь?
  Славик не был расположен к диалогу и, уставившись в экран, на любимом танке громил врага на десятом уровне. Девушка мудро дождалась, пока он прозевает прямое попадание снаряда в башню.
  - Блин! - игрок трагически заломил руки, энергично почесал затылок, нажал на паузу, повернулся к Перепетуе и сказал:
  - Полка, ты что ли?
  - Я.
  - Не соображу, что не так. Подкрасилась или причесалась, - размышлял он.
  Туя занервничала: "Что там не так?" - и на всякий случай сказала:
  - Макияж сделала. Нравится?
  - Ну да. Выглядишь как чика.
  - Это ругательство или комплимент, я не поняла.
  - В твоём случае комплимент. Кофе хочешь?
  - Bien sur! Merci, très savoureux, - автоматом выпалила она.
  - Умничаешь?
  - И не думала, само вырвалось. Хочу, конечно.
  - Ну я примерно так и понял, - студент отправился на кухню.
  Перепетуя, в ожидании кофе, поелозила в кресле на колёсиках и полезла в интернет узнать последние новости. Взгляд выхватил заголовок: "Ограбление по- ..." Статья сообщала, что: "... вчера вечером, группа неопознанных лиц совершила нападение на отель в центре города ... в результате, пострадали гости и хозяева тематического мероприятия "Сыры Франции", проходившего в рамках недели "Франция и Россия - мы вместе". Потерпевшие подверглись воздействию неизвестного газа, лишились наличных денег, ювелирных изделий, мобильных телефонов. Погибших нет, медицинская помощь оказана в полном объеме, девять человек находятся в больницах города. Размер ущерба уточняется. ... начато уголовное дело. По сведениям издания, расследование затрудняет отсутствие свидетелей и ... "
  Перед глазами разъехались бело-красно-голубые двери, разорвавшие надписи: "Добро пожаловать!" и "Bienvenue!" надвое. Она вошла внутрь, вдохнула запах кофе:
  - На, пей, - и осознала: "Я там была!"
  
  В беседе со Славой никакой полезной информации получено не было. Студент накануне подрабатывал, вернулся домой поздно, ничего необычного не заметил: просто прошёл к себе и рухнул спать.
  Остаток дня Туя провела на диване, чередуя режимы глубокого сна и короткого бодрствования. Каждое пробуждение восстанавливало утраченную память и подкидывало детали: повар, сыр, дым, темнота, сыр, повар, Кардымон, контрабас, ай-нэ-нэ, дым, темнота. Чёрная дыра в голове уменьшилась, но не исчезла окончательно. Самым непонятным оставался вопрос: как она оказалась дома?
  К девяти вечера Перепетуя окончательно выспалась и стала с нетерпением ждать Муру. В двадцать два тридцать хлопнула входная дверь: "Наконец-то!"
  Костюмерша с двумя букетами подвявших роз подмышкой огорошила подругу прямо с порога:
  - Ну и сильны вы библиотекарши пить! - протопала на кухню, сунула вазу под кран и продолжила удивлять, - Протрезвела, надеюсь. Вчера-то ты лыко не вязала. Кстати, мальчик твой мне понравился: нежный, симпатичный. На тебе розочку, нет, держи три, а то у меня четное количество.
  - Какой мальчик? - не поняла Перепетуя и густо покраснела.
  - Ой, да ладно, что ты залилась, как маков цвет? Тот, который тебя принёс.
  - Медведь?
  - Какой медведь? Ты что, всё еще не протрезвела?
  - Я нормально. Мур, я невменяема, ничего не помню, как я вчера дома оказалась?
  - Да я заметила. Небось, коктейли пила пряные, признавайся. А не стоит ими увлекаться. По себе знаю. Дома ты оказалась обычным способом - через дверь. Ночь, звонок, я в пеньюаре, с маской на лице, открываю. Стоит парень, ты висишь у него на руках и дрыхнешь без задних ног! Показала куда тебя нести. За вами, естественно, не пошла. Ну, он пробыл с тобой какое-то время и уехал. Всё.
  Это было чересчур. Кровь прилила к Туиным щекам, сознание попыталось хоть что-нибудь объяснить... И ничего...
  
  Практическая магия
  
  В полумраке Муриной комнаты, под светом старого торшера, было уютно и загадочно.
  - Я так понимаю, ты Кардымона своего прокатила вчера и к французам не пошла, раз с другим кавалером явилась? Ну и правильно сделала. Слышала какой там ужас творился? Нет? Ограбление века. Наши сегодня весь день в ментовке просидели, даже замены пришлось срочно делать.
  Туя, чтобы избежать лишних вопросов, решила пока умолчать правду о своём присутствии в ресторане. Во всяком случае, с Юрием Евгеньевичем у неё точно покончено, тут подруга угадала. Неожиданно для самой себя, попросила:
  - Мурка, погадай мне,
  - Ты же говорила грех.
  - Говорила, а сейчас хочется.
  - Хорошо, а что там у нас с луной?
  - Ты меня спрашиваешь? Не знаю. Где-нибудь на небе.
  - Ты видела?
  - Нет, предполагаю.
  Туя ничего не поняла: "Навела тень на плетень, луна ей зачем-то понадобилась".
  Мура зажгла свечу, достала колоду, развернула карты веером и принялась водить ими над пламенем.
  - От фазы луны достоверность зависит. На что гадаем, молодая - красивая?
  - А на что можно?
  - Да на что хочешь. На суженого, на что будет, на любовь.
  Хотелось попросить на суженого, но постеснялась.
  - Давай, на что будет!
  - А давай!
  Муркино лицо стало сосредоточенным. Пробормотала что-то невнятное про "...туз виновый...", перетасовала колоду и протянула подруге:
  - Сдвинь левой рукой от себя.
  Три карты легли на стол.
  - Так, значится, что было? Это, - ткнула она пальцем в первую, - казенный дом, вечеринка или большая выпивка. Смотри-ка, в точку, учитывая, как ты надралась вчера, - ворожея кажется сама удивилась совпадению и воодушевленно продолжила, - пиковая дама - это недоброжелательница в возрасте.
  - Мур, кто же это, не понимаю.
  - Ну не знаю, что за старая карга, думать надо. Дурная карта. Ей же магию, ворожбу, привороты приписывают. Поехали дальше: кража или денежные потери. Ты ничего не теряла последнее время?
  Перепетуя пожала плечами:
  - Вроде ничего.
  Следующие три карты расположились в ряд.
  - Что есть. Ну, скромняга, сплошные мужики. Правда, этот, - Мура ткнула пальцем в валета, - скользкий тип, возраст за тридцать пять, может тебе вредить, стоит опасаться. А этот король - интерес молодого, причём, неженатого мужчины. Не вчерашний ли кавалер? Да не красней ты так. Ну и до кучи - грезы, мечты, сплошь розовые сопли. Теперь что будет? Ух Полка, ничего себе! Смотри, одни черви: любовь, исполнение желаний и счастливая дорога к королю, - ворожея откинулась на спинку кресла, - ну что, неплохое будущее я тебе предсказала? Надо позолотить ручку. Предлагаю выпить.
  - У меня ничего нет.
  - А чай?
  - Сейчас заварю.
  
  Глубокой ночью, когда дороги тихи и пустынны, в темноте комнаты Туя, лёжа на диване, долго шарила рукой под стулом, наконец нащупала пуговицу, достала её и, теребя в пальцах, грезила в полудреме, периодически прижимая круглую пластмассу к губам.
  
  Начала анализа
  
  Умная сидела за столом и делала вид, что работает. На самом деле, отгородившись от любопытных глаз баррикадой из книг и монитора, она предавалась анализу. Под блузкой на верёвочке висела последняя, добытая непонятным способом, пуговица. В прошедшие два дня мысль о том, что домой её принёс на руках таинственный незнакомец, вкупе с предсказанием карт о грядущей любви, кружила девушке голову. На этом фоне остальные зловещие предупреждения казались ей сущей ерундой. Однако на работе, в прохладном помещении, среди белых стен и яркого света жужжащих люминесцентных ламп, её романтическое настроение слегка поостыло. Туя снова рисовала схемы. Это была ещё школьная привычка, привитая учителем физики, который, объясняя переходы от общего к частному, чертил на доске горизонтальные и вертикальными линии.
  В середине листа значилось "Прошлое" с тремя стрелками вниз:
  1. Казённый дом, вечеринка, выпивка - (стрелка) - библиотека, больница, тюрьма.
  "Какая-то мрачная цепочка получается, хотя, что тут мудрить, и Мура подсказала: гостиница, сырная вечеринка".
  2. Пиковая дама, старуха - (стрелка) - Марковна - первое, что пришло на ум.
  "Геймерова подружка?! Мура еще про магию говорила. Магия, зелья - это же химик, а не директриса!"
  Решительно зачеркнула "Марковна", написала "Фрамм" и подумала о том, как бесшабашно поступила, влезая в эксперимент Вольфа:
  "И как ловко он втянул меня? Теперь расплачиваюсь".
  Сомнения росли как снежный ком: "Ведьмак натуральный. Надо бы зрение проверить, ни разу не поинтересовался моим здоровьем. Тоже мне учёный! Женоненавистник".
  Анализ продолжился.
  3. Пропажа, кража - (стрелка)...
  "А если сырная вечеринка, на ней же всё воровством закончилось, хотя у меня ничего не пропало. Ой, нет, пропало - дедулина печать! Как я сразу не сообразила? Ничего себе карты! Прошлое - в точку".
  
  Настала очередь настоящего.
  1. Недоброжелатель, - (стрелка) - Лет за тридцать пять.
  Мозг предложил Фрамма, Кардымона, Геймера. Записала всех в столбик и пропела на мотив "когда уйдём со школьного двора":
  - Противный, старый, лысый Кардымон.
  Тут же, как черт из табакерки, выскочила из-за книг Валентина Петровна. Грудь её была осыпана крошками:
  - Поёшь, Полечка?
  Туя дернулась от неожиданности.
  - А Юрий передает тебе привет, шоколадку из Австрии и извинение, что не смог приехать на встречу. Самолёт задержали, - трагически сказала она, - надеюсь, ты не скучала там в одиночестве? - главбух протянула Перепетуе плитку с портретом Моцарта и, как гусыня, вытянула шею, стараясь проникнуть взглядом за импровизированную баррикаду.
  - Нет, я туда тоже не пошла, билет отдала подруге, - Туя быстро перевернула листок.
  - Даже так? Мне кажется, ты из вредности это сказала, - ВалПетра удалилась с видом крайнего неудовольствия.
  "Почти спалилась! Надеюсь, она не заметила записи. Какая муха меня укусила врать? Ещё немного и к недоброжелателям можно было ВалПетру приписать. А Юрий-то Евгеньевич хорош, посылает тетку с извинениями! У меня от него и его шоколада уже изжога".
  Она небрежно кинула презент в нижний ящик стола и вернулась к прерванному анализу. Написала: "Будущее". Глаза заволокла дымка. Перепетуя нарисовала сердце, пронзила его стрелой, с наконечника которой капала заштрихованная кровь.
  Вечером девушка вклеила листок со схемами в дневник и проставила дату: 1 апреля.
  
  Театр
  
  Внезапно потеплело. Самые смелые барышни разных возрастов тут же выбрались из коконов зимних пуховиков и выпорхнули на улицы в ярких нарядах. Туя примкнула к ним. В красной куртке из Германии она - бабочка монарх, птичка кардинал. Приходится мерзнуть по утрам и вечерам, но как приятно любоваться своим отражением в витринах и мечтать заменить старые зимние сапоги на новые (на высоком каблуке). Осталось подождать немножко до зарплаты. Матушка наверняка бы сказала, что такие носят легкомысленные женщины, в голове которых одни мужчины и плотские утехи, однако Перепетуе они просто понравились без всяких задних мыслей о искусстве соблазнения и чувственных радостях.
  Весна продержалось недолго - в апрель вернулся февраль, резко похолодало. Девушке пришлось вытащить из шкафа надоевшую за зиму и годы старую куртку.
  В этот день она ушла с работы пораньше: Елена Марковна попросила съездить в головную организацию - передать и подписать бумаги. На улице видимость была нулевая: валил мокрый снег.
  "Когда же он кончится?" - подумала Туя, ради развлечения нацепила себе наушник и поймала занятный диалог.
  - ... не будь тряпкой. Соберись и сделай!
  Голос был знакомый - на тротуаре стояла главбух, за её массивной спиной скрывался собеседник.
  - Валентина, ну не могу, отпусти ты меня, как человека прошу, - хныкал кто-то.
  Туя хоть и не сразу, но признала во втором Кардымона.
  - Не зли меня, слизняк.
  - Я не могу, не могу так. Господи, за что? - голосил он, мелко подпрыгивая на месте, - что мне сделать, чтобы ты отвязалась?
  - Пойдёшь к ней ... - фраза резко оборвалась.
  Бухгалтерша повернула голову, увидела сослуживицу, ткнула Кардымона локтем в бок, и случилось чудо: две умильные физиономии, склонённые на бок, смотрели на девушку с обожанием.
  - Куда ты, Полечка? - ВалПетра ринулась навстречу Умной, распахнув свои объятья. Сзади семенил племянник.
  - На свидание, - неожиданно брякнула Туя, ловко увернувшись от удушающего захвата главбуха.
  Та зачерпнула воздух и погрозила пальцем:
  - Ах ты выдумщица! Я же знаю, что тебе в Главк! Видишь, Юрий, я говорила, что ты обидел девушку, пригласил в ресторан и не явился! Прости его, девочка, он так неопытен.
  "Угу, уже поверила!" - угрюмо подумала Умная.
  ВалПетра воодушевлённо щебетала:
  - Юрий Евгеньевич готов загладить вину, везде тебя подвезти, подождать. Погода-то как испортилась! Я права, Юрий? - в голосе звякнул металл.
  - Да! С наслаждением! - чересчур восторженно подтвердил Кардымон, покраснел и вытер платком испарину на лбу.
  - Помиритесь, дети, - упорствовала ВалПетра, пытаясь соединить руки Туи и Юры.
  Это был уже перебор! Перепетуя в отчаянии оглянулась - на углу библиотеки парень с велосипедом смотрел в её сторону. Девушке так хотелось отделаться от навязчивых собеседников, что, плюнув на условности, она радостно замахала незнакомцу рукой, кинула фразу:
  - А вот и за мной, до свидания, - и побежала навстречу неизвестности.
  В наушнике гудел ветер.
  За два шага до молодого человека Туя остановилась и, смущаясь, быстро проговорила:
  - Извините, я ошиблась, приняла вас за знакомого. Такой снегопад - легко обмануться.
  Парень улыбнулся:
  - А я вас знаю немного.
  Умная решила: "Шутит, - потом, - читатель из библиотеки", - и наобум подыграла:
  - Да-да, вы у нас книгу брали.
  - Было дело. Про Бартини. Запомнили меня? - она первый раз слышала о Бартини, но утвердительно кивнула, - Алекс, а вы?
  - Полла.
  - Необычное имя. Красивое.
  - Это зёрнышко мака по-арабски.
  - А в вас есть что-то восточное.
  Туя удивлённо подняла брови.
  - Изгибы фигуры, - пояснил парень и нарисовал руками в воздухе виолончель, - кстати, за вашей спиной какое-то семейство за нами наблюдает. Знакомые?
  - Угу, сослуживцы.
  - Ясно. Давайте, я вас увезу. Мне показалось, что вы от них сбежали.
  "Надо же какой проницательный!"
  - А что, было очень заметно?
  - Я бы сказал очевидно.
  - Я согласна.
  - Отлично, мой конь в вашем распоряжении, - и, словно опасаясь, что девушка откажется, тут же подсадил Тую на раму.
  Она, не удержавшись от соблазна, нажала на резиновую грушу. Раздался звук клаксона. ВалПетра смешно подскочила на месте и схватилась за грудь.
  - Куда едем?
  - Мне так неловко. Давайте до метро?
  - А можно я вас домой отвезу? Да? Рулите мной.
  Перепетуя напрочь забыла про задание директрисы. Первый акт закончился. Через минуту плотный снежный занавес скрыл пару из виду.
  
  Цирк
  
  Езда вдвоём на одном велосипеде, да ещё в такую погоду выглядела, с точки зрения здравого смысла, странно и нелогично, поэтому даже нелюбопытные провожали этот тандем взглядами. Одна дама так засмотрелась, что на ходу впечаталась щекой в рекламный стенд.
  Впрочем, парню с девушкой было на всех наплевать. Туя млела в центре объятий. Капюшон сполз на затылок, макушку согревало тёплое дыхание. Она чувствовала, как Алекс касается губами её волос, его запах кружил голову. Предложи он ей сейчас добираться до дома маршрутом вокруг света, не задумываясь бы согласилась, только бы ничего не менять и ехать, ехать, ехать...
  Снежная каша на тротуаре затрудняла передвижение, поэтому велосипедисты перебрались на проезжую часть. На дороге оказалось ещё хуже, вдобавок перед светофором собралась немаленькая пробка. Чтобы вернуться обратно, Алекс стал аккуратно протискиваться между двумя "Газелями": припаркованной пассажирской и грузовой, мигающим правым поворотником. В этот момент, встречным курсом в тот же коридор, красиво расправив крылья, влетел, планируя, голубь. Он шёл на снижение, пребывал в задумчивости и заметил препятствие из двух человек в последний момент. Туя пискнула: "Берегись!" - и успела пригнуться. Птица спикировала Алексу в лоб. Громко хлопая крыльями, камикадзе взвился вверх и, как заведено в животном мире при стрессовой ситуации, опорожнил кишечник. Белый помёт метко шлёпнулся девушке на плечо. Пернатый пристроился на краю грязного кузова грузовика и с интересом стал наблюдать за последствиями своего тарана. Самец человека, сидевший на ветке с двумя колесами, чуть не упал с неё, сложил свою голую растопырку в кулак и потряс им над головой, в которой застрял пух и одно перо. "Обидно - маховое, а ещё линька не началась!" - вздохнул сизокрылый. Самка человека сползла с ветки, сложилась пополам, дышала, как собака, и издавала короткие звуки, будто подавилась. Самец человека в синем скворечнике жевал корм из тонкой булки и убитой курицы (голубь вспомнил, что однажды клевал такой около метро и ему понравилось) и так трясся, что уронил еду себе на ноги. Потом он опустил стекло и выкинул остатки трапезы на асфальт. Из кабинки наружу вырвался тёплый воздух, распространяя вокруг запах лука, чеснока и специй.
  - Эй, молодёжь, вы из цирка? Нет? А я думал клоуны, хотел билеты попросить. Вам куда, если по пути - подброшу.
  Давно уже горела зелёная стрелка. Сзади хором гудели. Грузовик уехал, голубь улетел. Пару долго уговаривать не пришлось - романтика романтикой, но ещё и замёрзли, и промокли, и продрогли. Быстро залезли в пустой салон. "Газель" тронулась. Туя бережно выуживала из волос Алекса пёрышки и пух, а он смотрел ей в глаза, улыбался кончиками губ и витал в облаках.
  - Смотрите, порядочно набралось. На маленькую подушку хватит, - Туя вытащила из кармана какую-то бумажку, завернула все конвертиком и засунула обратно, - а перо не знаю куда?
  - Мы его в землю посадим, может птенец вырастет.
  "А он нежный..."
  - Значит на Петроградку? Устраивает. Потом выеду на набережную и, никуда не сворачивая, прямо до дома ту-ту. Я этот район как свои пять пальцев знаю. Жили на Зеленина, пока нам квартиру в Невском районе не дали. Хорошее место и на работу близко, - водитель Владимир Алексеевич оказался многословным.
  - Я сегодня отгул взял, на Бронницкую в институт ухо-горло-носа ездил на консультацию. Например, что дочь говорит - слышу, а жена - нет. Врач - парень молодой, но башковитый, въедливый, мне понравился. А знаете, как там улицы запоминаются по порядку, нет?
  - Почему нет. Разве можно верить пустым словам балерины, - сказала Перепетуя.
  - Смотри-ка, молодец! Я думал, что один этот секрет знаю, а выходит - нас двое. Значит получается: Рузовская, Можайская, Верейская, Подольская, Серпуховская, Бронницкая. Я, между прочим, на балерине женат. Да! Но, сейчас, по ней не догадаешься, что балерина. Как дочь родила все - кордебалет бросила, засела дома, стала есть булку с маслом и сыром. И разнесло вширь быстро - месяца за два, за три. Я её на руки с трудом мог поднять. До этого прямо тростиночка, одни кожа, да кости. Мама моя блокадница все пыталась её откормить, а она сама справилась. Пятьдесят лет живём. В этом году золотая свадьба.
  Добрались до дома быстро, сердечно благодарили Владимира Алексеевича.
  - А девушка у тебя шустрая, ловко ушла от удара! Не из балетных? - спросил он напоследок у Алекса.
  - Библиотекарь, но с хорошей реакцией. Сам не ожидал, - согласился тот.
  "Что-то я не поняла. Час назад я была сама по себе, а теперь уже стала чья-то? Забавно".
  
  Ковчег
  
  На лестничной площадке в Тую как бес вселился, и она захохотала так заразительно, что Алекс не удержался и присоединился. Так и смеялись, касаясь друг друга плечами, руками, спинами. Попасть ключом в замочную скважину не получалось. Пришлось позвонить. Дверь открыла Мура.
  - Здрасте, слышу кто-то ржёт, как конь, а это, оказывается, Умная домой возвратилась. С тобой все нормально? Вид, как у обкуренной, - спросила она, недоуменно наблюдая, как подруга утирает слезы, а когда увидела Алекса, воскликнула, - какая приятная встреча!
  - Рад видеть, - юноша галантно поклонился и пожал Муре ручку. Вейник нагло запустила пятерню в его шевелюру и вытащила из волос последнюю пушинку.
  "Ну и нахалка!" - Перепетуя еле сдержалась.
  - Алекс, велосипед сюда можно поставить, - показала она под вешалку, - Здесь моя комната, проходи ... те, я на минутку.
  Не раздеваясь, Туя потащила Муру на кухню и прижала к стенке.
  - Ты с ним знакома? - прошипела она.
  - Ого! - Мура приложила ладонь ко лбу подруги. - Что за немотивированная ревность?! Я же тебе честно рассказывала, как он тебя принес нетрезвую. Ты забыла?
  Перепетуя была не готова к такому повороту. Алекс, ресторан, взгляд и имя, посланные ей из-за дальнего столика, грёзы о незнакомце, пуговица, карты... Узор сложился.
  Из ванной выплыл бывший Мурин ухажер, заглянувший к ней по старой дружбе, на чай. Одетый в розовый хозяйский халат, он энергично вытирал голову полотенцем. Прошёл на кухню, промурлыкал:
  - У меня мурашки от моей Мурашки, привет, Полла, - нежно обнял Муру за талию и потащил в комнату. Оба они дурацки хихикали.
  "Развратница", - Перепетуя поставила чайник на огонь, сняла куртку, пооттирала испачканный рукав, порылась в кармане, вытащила конвертик с пёрышками, развернула, пригляделась и опешила: на квадратном листочке по вверху шла надпись какими-то иероглифами, а по центру красовался оттиск печати. "Mentis crescunt honores" - синие буквы слегка расплылись от влаги.
   "Так это же дедушкина?! Интересно, как этот листок сюда попал?" - она вывернула карманы. На пол посыпались бумажные носовые платки, флаеры, которые она у всех брала и никогда не использовала, чеки из магазинов, голубиное перо, пуговица, зубочистка - ничего интересного.
  "Натуральная помойка. Тут могло оказаться все, что угодно. Вопрос: когда я поставила печать, зачем и чем? Видно ещё до пропажи. И это все что осталось на память о дедушке. Спасибо и на этом. Закажу дубликат хотя бы. Эх, не уберегла", - Перепетуя сгребла остальной мусор и выкинула в ведро.
  В квартире было как-то благостно и спокойно. В Славкиной комнате с топотом и визгом бегали, шумно двигая мебель. Из-за двери Капитолины Игнатьевны доносилось размеренное пение псалмов. Один голос - писклявый, это Капин, другой, судя по басу, её подруги - Антонины Савельевны.
  "Каждой твари по паре", - пришло в голову.
  Туя тихо зашла в свою комнату. Алекс ждал её: "И я сегодня не одна!"
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"