Коршунова Альбертина Дмитриевна: другие произведения.

Aqua Mortua

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ для конкурса "Турнир Авантюристов -2018"


   Aqua mortua
   Больше всего на свете я не терплю изуверов-фанатиков, готовых разорвать на куски всякого непохожего на них, и халтурщиков-рукожопов из Ордена Рыси. Мало того, что цены безбожно сбивают, так ещё и память о себя оставляют такую, что после них хоть не суйся. Самое неприятное - мысли об этих горе-мастерах лезут в голову в самый неподходящий момент. Вот как сейчас. И пожалуйста - я перепутал поворот. В этих мрачных коридорах, настоящем лабиринте, расположенном под стенами зловещей хайдельбрюкенской тюрьмы сам чёрт ногу сломит, а я ещё и по карте ориентируюсь неважно. И куда же меня занесло вместо нужной мне камеры? Так, шестеро крепких, плечистых парней, все в доспехах и при мечах. Нет-нет, дайте угадаю сам. Караульная комната. И взгляд у всех хоть и удивлённый, но подозрительный и очень недобрый. Нехорошо. Вот этот, в добротном нагруднике, с трёхдневной щетиной на грубом, суровом лице - явно тут за главного.
   - Ты кто такой? - рука стражника сразу же легла на потёртую рукоять меча. Одно к одному.
   - Вот ты, я вижу, человек бывалый, - решительно беру я быка за рога, - так скажи мне, достаточно бабу раз в неделю лупить или нужно чаще?
   - Приятель, здесь не дают советов, - а у всех тюремщиков как на подбор прямо аж звериный оскал,- но кое-что ты сейчас точно получишь.
   - Да? Ну это и я раздаю охотно и весьма умело, - завершаю я нашу беседу и сразу же перехожу к делу.
   Сотворённый мной "Ментальный вихрь" оглушает и погружает во тьму разум двух стражей, что стоят ближе всего ко мне. Меч мгновенно покидает ножны и перерубает шею третьему, так и не успевшему обнажить клинок. Резкий толчок и один из оглушённых падает на остальных, выводя их из равновесия. Коротким блоком отвожу вражескую сталь, и ответным выпадом пронзаю грудь очередной жертве. Завершает всё несколько выверенных ударов, ни один их которых не проходит мимо цели. Последним из них я чисто сношу голову начальнику караула. Он как раз успел выйти из оцепенения и схватиться за эфес. Вот и всё.
   Теперь, когда мне никто не мешает, и я точно знаю где нахожусь, самое время свериться с картой. Как я и предполагал, проблема не стоит и выеденного яйца. Это никакой не лабиринт, а одно название. Нужно лишь всегда поворачивать направо. Вперёд.
   Не зря говорят - терпение и труд всё перетрут. Пусть не сразу, с третьего раза, но я достиг цели, ради которой и проник в эти подземные казематы. Сейчас всё пойдёт, как по маслу.
   - Камилла, - негромко зову я.
   - Райнер? - не сразу отвечает ошеломлённый женский голос из-за решётки, - что ты тут делаешь?
   - Я за тобой, - коротко поясняю я, - я от Терезы и Ясмины. Мы вытащим тебя из этого ада.
   - Но замок. Он зачарованный.
   - Ключ у меня в кармане, - успокоил её я, - Господи, что они сделали с тобой, - даже при тусклом сиянии магического светильника я отчётливо вижу огромный кровоподтёк на её прекрасном лице, - сейчас, подожди немного. Готово.
   - Райнер, да по сравнению с Вереей я в полном порядке, - жалобно произносит Камилла.
   - Что? Ты не одна? - и тут я ясно слышу слабый стон из скрытого во тьме угла камеры. Миг спустя я уже склоняюсь над лежащей на полу женщиной. Не может быть. Верея фон Хельд.
   - А, Райнер, - еле слышно с трудом шепчет она, - рада, что ты в полном здравии. А вот я немного не в форме.
   Разбитые, распухшие губы, глубоко рассечённый нос, жуткие багрово-лиловые синяки под глазами - от строгой, спокойной, изысканно-утончённой красоты не осталось почти ничего. И явные следы недавних порезов и ожогов на шее и полуобнажённых груди и плечах.
   - Проклятье, - сквозь зубы цежу я.
   - Не лучшая внешность для обольстительной чародейки, верно? Но всё справедливо - я уже не способна колдовать. Никогда.
   - О чём это ты?
   - Посмотри на мой живот. Не бойся, я разрешаю. Я сама бы оголила его, но мне, боюсь на это уже сил не хватит.
   Я осторожно поднимаю надетое на Верею грубое рубище. Моему взору предстаёт свежий, багрово-кровавый шрам, идущий через весь живот от лона до самой груди.
   - Какого дьявола... Они что...
   - Всё верно, мне вспороли живот. Как подстреленной дичи на охоте, только заживо. Надеюсь, кто-то из них оглох от моего крика. Хочешь знать зачем? Не из тупой жестокости. Ты же слышал о вольферите?
   - Он блокирует магию и разрушает чары. Из него куют оковы для магов и чародеек.
   - Правильно. А ещё искусные алхимики изготовляют из него особый порошок. Его-то мне и засыпали во внутренности. Щедро, от души. И от заражения умереть не позволили. Признаю, научный опыт прошёл удачно. Я уже не чародейка.
   - Но вольферит опасен и ядовит.
   - Согласна, у всего есть и хорошая сторона. Надеюсь, что благодаря этому всё-таки избегну публичной казни. Не люблю быть центром всеобщего внимания. Эта чудовищная боль в животе стала совершенно нестерпимой. Не зря говорят, ужасный конец всё лучше ужаса без конца. Райнер, у меня ведь появился шанс уйти достойно, как подобает колдунье пусть и бывшей? Ты же не разочаруешь меня?
   - Достойно уходят в достойном месте и в окружении достойных людей, - холодно отвечаю я, - Камила, держи - протягиваю я магический артефакт, который дала Ясмина, - снаружи проникнуть в казематы невозможно, но вот изнутри защиту можно обойти. Создавай портал. Скорей.
   Я осторожно поднимаю Верею и перекидываю её через плечо.
   - Мы сразу же за тобой.
   - Райнер, это бессмысленно, - стонет фон Хельд.
   - Как почти всё в этом безумном мире, - парирую я.
   .................................................................................................................
   Добрые дела зачастую таят в себе семена будущих неприятностей и бед. Не пощади я Верею полгода назад, не наблюдал бы сейчас за бледной и осунувшийся Терезой. На ней прямо лица нет.
   - Райнер, неужели ничего нельзя сделать? - отчаянно шепчет она.
   - Ясмина пытается, но надежды почти никакой, - качаю я головой, - вольферит разрушает любые чары, и магия исцеления тут не исключение. И если Верее действительно засыпали в живот чрезмерную дозу этого страшного яда. Я даже думать не хочу, во что он превратил её внутренности.
   - Нет, - тихо стонет Тереза.
   - А ведь полгода назад именно ты разрушила честолюбивые планы фон Хельд, да ещё на пороге её полного триумфа. Помнишь тот день на Имперском Сейме? Протестантские князья и рыцари, в полном соответствии с её коварным замыслом, перегрызлись между собой и так вцепились друг другу в глотки, что от высшей власти Верею отделяло всего ничего. Только руку протяни. И тут появляешься ты с неопровержимыми доказательствами и смело восклицаешь: "За всеми злодеяниями и преступлениями стояла Верея фон Хельд! Бей её, ребята!"
   - Райнер!
   - Ладно, ладно, бей её ребята ты не кричала, это уже моё художественное преувеличение. В конце концов, я тоже приложил руку к её позорному краху, даром, что саму пощадил и отпустил. Забавно, без нас у Вереи бы получилось. Ведь всех, кто пытался вести игру против неё, я к тому часу уже убил. Мне почему-то кажется, что это тоже входило в её планы.
   - Ты спасал меня, - напоминает Тереза.
   - Вот и я об этом. Интересно, кого из нас она всё же недооценила, тебя или меня? Впрочем, какое это имеет значение сейчас, верно? Нас обоих провозгласили героями. Скажи, Тереза, каково это ощущать себя героем? Паршивое чувство, не так ли?
   - Я думала, что останавливаю зло. Хотела показать людям, что большинство магов не смотрят на них презрительно сверху вниз как Верея и не считают лишь пешками в своей игре. Но клянусь, я не желала её смерти! Тем более такой.
   - Понимаю,- киваю я, - скромное платье вместо роскошных нарядов, никаких драгоценностей и украшений, уединённый замок с бдительной стражей и бескорыстное служение на ниве волшебства всем людям Райха. На какой срок? Пятнадцать, двадцать лет? Для столь могущественной чародейки сущий пустяк. Но у Адольфа фон Адлерхорста и других князей оказались несколько иные представления о правосудии. Слишком для многих уязвить непомерную гордыню и втоптать в грязь человеческое достоинство - суть одно и тоже. Ясмина, ну что? - резко прерываю я мои рассуждения, как только она присоединяется к нам.
   - Она умирает, - глухо отвечает Ясмина, падая в кресло и закрывая ладонями лицо, - и я ничем не могу ей помочь. Я даже не способна облегчить её страдания.
   - А дурманящие снадобья?
   - Она настолько ослаблена, что я боюсь давать их. Сердце не выдержит большой дозы. А играться с малыми бессмысленно.
   - Что же, - задумчиво произношу я, - значит выбора у нас нет. Мне всё-таки придётся это сделать.
   - Ты сделаешь это? - впивает в меня отчаянный взор Ясмина.
   - Разумеется, - пожимаю я плечами, - знаю, затея опасная, рисковая, одним словом - настоящая авантюра, но где наша не пропадала.
   - Райнер, ты это о чём? - отчаяние во взгляде Ясмины сменяется полнейшим недоумением.
   - Об Aqua Mortua, конечно. А ты о чём подумала?
   - Aqua Mortua? - переспрашивает Тереза, - мёртвая вода? Райнер, живая и мёртвая вода это...
   - Живая вода - это выдумки, - прерываю я её,- согласен. Покойников не воскресишь. А вот с мёртвой водой, как говорит один мой знакомый торговец художественным багетом, не всё так просто. Она существует, и я знаю, где её искать. Трансвальд. Драконья Гора.
   - Трансвальд? Райнер, ты в своём уме? До него недели пути верхом. У нас нет времени!
   - Портал, - с ходу отметаю я возражение, - я дам точные координаты. Я давно обратил взор на это место. С тех пор, как выяснил, что Золотые драконы - не миф.
   - Золотые драконы? - прищуривается Ясмина.
   - Именно. Знаете, откуда у горы такое название? По местной легенде много веков назад в прекрасном дворце на ней жило сорок четыре золотых дракона. От блеска их чешуи вершина горы ночью пылала как огонь. Люди даже верили, что драконы похитили само солнце и заточили его в своём замке. В общем, слухов о них ходило много, но конец у всех этих сказок один. Некто или нечто в один день уничтожило всех драконов. Их кровь пролилась и смешалась с водами дворцового источника, придав ему невообразимую силу. Силу, способную исцелять любые раны и болезни. Так появилась Aqua Mortua. Самое ценное сокровище нового хозяина дворца. Не мудрено, что он бережёт его как зеница око.
   - Другими словами это Нечто по-прежнему обитает в замке? Которое истребило разом сорок четыре золотых дракона? Я ничего не путаю? Просто уточняю.
   - Всё верно. Именно поэтому репутация у замка ещё та. По правде говоря, местные жители туда вообще забыли дорогу. Зря я, наверное, это сказал.
   - Райнер, забудь. Не может быть и речи! Это чистое безумие, совершенная авантюра. Господи, у тебя же даже плана толкового наверняка нет! Ведь так?
   - Есть ли меня план? У меня всегда есть план. Я появляюсь на горе, хоп! - тут я резко бью кулаком в ладонь, - наполняю сосуды мёртвой водой и возвращаюсь обратно. По-моему, превосходный - легко запомнить.
   - Райнер!
   - Ясмина, - привожу я мой излюбленный довод, - я каждое утро смотрюсь в зеркало, когда бреюсь. Я хочу и дальше делать это с чистой совестью, а не отводить стыдливо взор.
   - Я ведь уже говорила, что борода тебе идёт, - обречённо вздыхает Ясимна, - но я отправляюсь с тобой, ясно?
   - Ясмина, ты часом с дуба не рухнула? Ты чем слушала, когда я тут распинался? Сорок четыре дракона зараз. А тебе прекрасно известно, на что способен даже один из них. Послушай, - продолжаю я, - я уже раз повёл храбрецов в похожий замок. Из того похода не вернулся ни один из них. И будь я проклят, если... я так и знал, все попугаи разлетелись! - с досадой всплескиваю я руками.
   - Какие попугаи? - недоумённо оборачивается Ясмина. В тот же миг мои пальцы молниеносно смыкаются на её шее. Мгновение спустя разом обмякшая Ясмина падает в мои объятия.
   - Райнер, это подло, - пытается возмущаться Тереза, но выходит у неё не очень.
   - Времени у нас в обрез, - поясняю я, - кроме того, я мужчина в доме. Как сказал, так и будет. Борода мне идёт, конечно! Размечталась! Она очнётся через полчаса. Успею добежать до имперской границы. Оставляю Верею на тебя. Знаю, знаю, будет трудно смотреть ей в глаза, но ты уж постарайся ради меня, ладно. Если что, Камилла тебе поможет. Зови её, пора создавать портал в Трансвальд. И пожелайте мне удачи.
   ..................................................................................................................
   Драконья Гора. Muntea Dracului, как зовут её местные жители. Густо поросшая дремучим непролазным лесом она гордо возвышается над прилегающей к ней равниной, позволяя окинуть внимательным взором земли на многие лиги вокруг. На её вершине и в самом деле ощущаешь себя владыкой всего края. Впрочем, меня интересует не то, что лежит под горой, а то что расположено на ней. Узкая, заросшая тропинка ведёт меня прямо к огромному замку. Да, пожалуй, легенда не врёт. Эту величественную твердыню возвели не люди. И без магии - загадочно-чуждой, таинственной и непонятной тут явно не обошлось. За прошедшие века замок совершенно не утратил грозного вида - от высоких, квадратных башен и крепких зубчатых стен так и веет той несокрушимой мощью, что заложили в них изначально. Неужели время и в самом деле не властно над ним, и его потоки так и будут бессильно разбиваться о неприступную цитадель. Но кое-что всё-таки изменилось. Золотистое пламя больше не горит над башнями и стенами дворца, и я почему-то уверен, что нынешнему хозяину по нраву совсем иная стихия - абсолютная кромешная тьма. Проверим, благо подъёмный мост опущен, а обитые железом громадные ворота гостеприимно распахнуты. Кто или что ожидает меня внутри?
   Я беспрепятственно прохожу через внутренний двор, встречаемый лишь мёртвой тишиной. Столь же свободно я проникаю внутрь донжона, в огромный зал, занимающий весь нижний этаж. Наверное, именно в нём пировали его прежние владельцы. Сейчас же... сейчас же их черепа аккуратно развешаны вдоль боковых стен. Двадцать два на одной и столько же на другой. Вот и считай после этого, что легенды всё преувеличивают на порядок.
   - Признаюсь, я уже позабыл, когда меня посещали гости. Слишком давно на эти каменные плиты не ступала нога живого человека. Прошу прощения за некоторый беспорядок, застарелая привычка убеждённого холостяка.
   И почему я не удивлён, что загадочный хозяин появился в зале словно ниоткуда. Как и тому, что на нём доспехи из драконьей чешуи. Любит лёгкость и прочность? Умно. Только вот чешуя на броне безвозвратно утратила свой завораживающий блеск.
   - С кем имею честь? - пусть и вежливо, но сразу же перешёл к делу незнакомец.
   - Мечник-менталист, имперский рыцарь Райнер фон Гессе, гроссмейстер Ордена Вервольфа, - учтиво представился я.
   - Степной Волк - непревзойдённый мастер игры в бисер? - с лёгким удивлением произносит владыка замка, - польщён. Только уж очень молодо выглядите вы для гроссмейстера.
   - Я бы вам тоже вина не продал, - вспомнил я об ядовито-изысканном сарказме Вереи. Прежней Вереи.
   Вы когда-нибудь видели прекрасного золотоволосого юношу с холодными голубыми глазами жестокого старика, на совести которого множество жизней? Людских, не людских - не суть.
   - Подловили, подловили, - искренне смеётся мой собеседник, - что же, рад встретить в моих стенах пусть и бывшего, но соотечественника. Местные жители зовут меня... забавно звучит... Фэт-Фрумос - Принцул де ла Мунтей Дракулуй. Ну и язык. Позвольте назвать моё настоящее имя - Вернер Владислав Мурнау. Но от княжеского титула я не оказываюсь, - ещё раз улыбнулся юноша.
   - Ваших рук дело? - небрежно кивнул я на жуткие украшения стен.
   - Я вешаю только мои трофеи. Знаете, что их погубило? - лукаво прищуривается Вернер, - излишняя любвеобильность. Они проходу не давали всем окрестным девицам, а это порядком раздражало местных мужчин. Так что когда я предложил мои услуги, меня посчитали посланным самим небом спасителем от извечных напастей и бед.
   - А спросить самих девушек никто не удосужился? - уточнил я.
   - Вы же знаете, как они ветрены и как легко вскружить им голову, - беззлобно смеётся Мурнау, - с вашей-то внешностью.
   - Золотые драконы и в самом деле чересчур жизнерадостны, - задумчиво произнёс я.
   - Похоть - смертный грех, - с ироничной усмешкой напомнил мне Вернер.
   - Что-нибудь ещё о них добавите?
   - Самого могучего звали Лауренциу. Он продержался дольше всех.
   - Исчерпывающий ответ, - бесстрастно сказал я, - люди потом не пожалели о своём выборе?
   - Разве я не обаятельней и милей? - снова обнажил белые зубы в озорной улыбке Вернер. Но убийственный холод в его взгляде так и не пропал.
   - Славная была бойня, - мечтательно щурит глаза Мурнау, - только представьте, весь пол этого огромного зала был залит драконьей кровью. Непростительная расточительность. К моей чести я сделал всё, чтобы исправить эту оплошность. Магией я подтаскивал разделанные туши к целительному источнику, - коротким кивком Вернер указал на расположенный неподалёку от нас небольшой мраморный бассейн, - и спускал в него всю оставшуюся кровь до последней капли. Работёнка ещё та, но итог превзошёл все мои ожидания. До сих пор ощущаю на губах тот восхитительный и волшебный вкус. Вот так я изменил мою природу и познал всю сладость вечного бытия. Сколь же воды утекло с тех пор.
   - Кстати о воде, - вернул я его из грёз приятных воспоминаний.
   - Я так и понял, что сюда вас привела именно она, - заговорщицки подмигнул Мурнау, - нет, в подвалах дворца лежат несметные сокровища, но я бессребреника за лигу чую. Могу полюбопытствовать, кому она понадобилась? Могучему монарху, прекрасной возлюбленной или верному боевому другу?
   - Особе, которая ради собственного спасения натравила на меня, мою подругу и ещё многих благородных людей разъярённого дракона, чтобы он спалил всех дотла. Вот я и подумал, что лучшего способа вернуть долг просто не найти, - любезно поясняю я.
   - Вышли победителем из схватки с драконом? - с уважением посмотрел на меня Вернер, - а скажите, как вы прикончили эту тварь? Вспороли ей брюхо или поднырнули под шею и рассекли глотку? Вы же наверняка знаете, что это самые незащищённые места.
   - Я не хочу возвращаться к этому, - сухо ответил я, - неприятная вышла история. Слишком горьким у победы оказался вкус.
   - Как пожелаете, - развёл руками Мурнау, - а что касается воды. Поймите меня правильно, принцип есть принцип. Aqua Mortua не для простых смертных. Хотя если вы настаиваете, а я вижу, так оно и есть... разыграем партию в бисер? - улыбается Вернер, - поступим как представители высшей расы, а не грубые дикари.
   - Игра настоящих мастеров длится много часов, а у меня, увы, жестокий цейтнот, - отрицательно качаю я головой.
   - Жаль, - печально вздыхает Вернер, - не судьба. Что же, в таком случае прибегнем к старому доброму мужскому способу. Он, как правило, много времени не занимает. Но прежде чем мы начнём, признайтесь откровенно - вы что, в самом деле меня ничуточку не боитесь?
   - Мы-немцы не боимся никого кроме Бога, - повторил я фразу, вдолбленную в мою голову ещё со школьной скамьи.
   - Уели, уели, - восхищённо произнёс Вернер, - впрочем, в этом вопросе я пошёл чуточку дальше.
   - Рискуете, - искренне предупредил я.
   - Пока удавалось скрываться в тени, - усмехнулся Мурнау, - ну так что, начнём, - и его ладонь опустилась на рукоять тяжёлой боевой сабли.
   - С войны не держал боевого оружия, - беззвучно покинул ножны и мой меч. Надеюсь, я выбрал самый подходящий для нашего поединка. Чуть искривленный, идеальной заточки клинок, плоская гарда, двуручная рукоять, обтянутая кожей и обмотанная чёрной шнуровкой. И самое главное - вплавленные в сталь магические символы из чистейшего серебра. Я нисколько не волнуюсь - всё пока идёт строго по плану.
   Приняв боевые позиции, мы безмолвно смотрим друг на друга. Мой клинок занесён над головой, сжимаемый двуручным хватом, сабля Вернера нацелена прямо мне в грудь. Не знаю, как для Мурнау, а для меня эти мгновения самые важные. Мечник-менталист распознаёт стиль и проникает в разум врага ещё до боя. Зачастую именно в этот миг он и выигрывает его. Увы, не в этот раз. Началось!
   Не предугадай я комбинации Вернера, всё закончилось бы очень плохо. Но и мою контратаку он отразил с потрясающей грацией, сразу же ударив вновь. Сказать, что его клинок быстр - не сказать ничего. И всё же мой всюду поспевает за ним. Пытается ли Вернер снести мне голову, рассечь горло, пронзить грудь или разрубить плечо - сталь всякий раз встречает только сталь. Конечно, я не остаюсь в долгу и плачу ему той же монетой. К сожалению, с тем же плачевным итогом. Лишь изредка громкий звон клинков прерывает свист рассекаемого воздуха. Это кто-то из нас решил блеснуть ловкостью и проворством.
   Я движусь мягко, по-волчьи, выверяя каждый выпад и шаг. Вернер всё наращивает скорость и темп, надеясь на мою ошибку. Не дождётся. Он мыслит, а значит, я существую. Возможно он и способен скрыть свои замыслы от обычного мечника-менталиста, но не от гроссмейстера. Я улавливаю их чуточку раньше, чем он претворяет в жизнь. А потому его сабля опять проносится на волосок от моей шеи, а не перерубает её. И всё же он быстр, чертовски быстр. Мне всё ещё не удаётся подловить его.
   Виртуозные приёмы следуют один за другим. Вот Вернер, сменив позицию и перебросив саблю в другую руку, заставляет меня поспешно разорвать дистанцию. Только так я избегаю коварного выпада. Вот он, когда мы в пылу схватки, оказываемся у самой стены, пробегает по ней несколько шагов и обрушивает на меня сверху страшный удар. А теперь уже я пытаюсь достать его в стремительном низком прыжке. Мы сходимся, расходимся и сшибаемся вновь, обмениваясь молниеносными каскадами уколов и ударов. Часть из них ложные, часть призваны только отвлечь внимание от тех, в которые мы вкладываем всё наше мастерство и надежду поставить точку в этом бою. Холод в глазах Мурнау исчез без следа. Теперь в них бушует яростное пламя, что превращает в пепел и жалкие крестьянские селения, и богатые города. То самое, в котором горят сейчас заживо в Райхе несчастные знахари и колдуньи. Как же я ненавижу этот безумный и беспощадный огонь.
   Вернер меняет рисунок боя. Ускользнув от моего меча и оказавшись на безопасном расстоянии, он резко выбрасывает руку в мою сторону. В меня летит плотный чёрный сгусток убийственной энергии. Магия смерти во всей её первозданной красе. Мягким перекатом, я ухожу от заряда. За моей спиной раздаётся громкий взрыв. В ответ я тут же атакую "ментальным вихрем". Вернер отмахивается от него небрежным жестом словно от назойливой мухи и снова запускает в меня смертоносный заряд. А затем ещё один. Но ничего, в подвижную мишень не попасть! На всякий случай прикрываюсь ментальным щитом и упорно кружу возле него, чередуя кувырки, перебежки и прочие хитроумные па. Так волк кружит вокруг особо опасной добычи. Осторожно, внимательно, цепко. Это не бесцельная беготня. Я ищу брешь, я ищу шанс. Пора.
   Увернувшись от очередного разрушительного заряда, я стремительно бросаюсь вперёд. Созданный мной "ментальный шторм" отвлекает внимание Вернера, и я почти сближаюсь с ним. Его сабля уже готова встретить мой клинок, но сам Вернер оказывается не готов к моему главному ходу. Я ловко подбрасываю меч вверх и, скрестив средние пальцы, создаю самое мощное заклинание нашего Ордена. "Ментальный крест Вервольфа" бьёт Вернера почти в упор и отбрасывает назад. На какой-то миг от теряет равновесие. Мне достаточно. Ведь меч снова у меня, и я недрогнувшей рукой направляю его в грудь Мурнау. Отразить его, он уже не успевает. Это конец, мой друг - это конец.
   - Прямо в сердце, - с восхищением шепчет Вернер, - поразительная точность.
   - Бог всё видит, - также негромко произнёс я, - и темнота Ему не помеха.
   Я разжимаю ладонь, Вернер медленно опускается на колени, а затем заваливается набок. Меч так и остаётся в его груди. Извлечь клинок, я, пожалуй, не рискну.
   А теперь вперёд, к мраморному бассейну. Время не ждёт.
   - Райнер фон Гессе, пришёл час расплаты за все твои злодеяния! - раздаётся зловещий голос у меня за спиной.
   - Ясмина, золотце, - с обезоруживающей улыбкой на губах самым невинным тоном на какой способен отвечаю я, - представляешь, тебе вдруг стало плохо, и ты свалилась без чувств. Я еле успел подхватить тебя. Наверное, это от переутомления.
   -Неужели? - с ядовитым сарказмом произносит Ясмина, - а это что такое, - обращает она взор на стены зала, - один, два, три, господи, это настоящие драконьи черепа! И откуда в стенах сквозные дыры? Это по тебе палили? - вдруг осекается она.
   - Всего лишь элементы художественного декора. Они не стоят твоего внимания.
   - Имперский ублюдок! - голос Ясмины предательски дрожит.
   - Рыцарь, Ясмина, рыцарь, - путешествие в соседние от Райха земли явно не пошло Ясмине на пользу, - всё, я наполнил фляги, пора убираться отсюда.
   - Ты так и оставишь здесь свой меч? Возьми хотя бы эту саблю. Даже я вижу, что это превосходный клинок. Отличная награда для рыцаря.
   - Это..., - мгновение борюсь я с огромным соблазном, - это грязный клинок! Грязный, - решительно преодолеваю я его.
   - Так, теперь у тебя уже не только золото, но и клинки грязные. Что дальше? Надеюсь, грязная любовь?
   - Не дождёшься.
   ....................................................................................................................
   - Райнер, Верее всё хуже, - чуть ли не с плачем бросается ко мне Тереза.
   - Без паники, - успокаиваю её я, - спокойствие, только спокойствие. Aqua Mortua у нас. Сейчас дадим ей выпить и молим Бога, чтобы всё сработало.
   - Райнер, мы не в сказке! У неё все внутренности поражены. Вольферит разъел их и превратил в настоящую гниль. Если ты хочешь, чтобы мёртвая вода в самом деле помогла ей...
   - Постой. Только не говори, что нам придётся резать ей живот и заливать в него воду.
   - Она права, Райнер, - поддерживает Терезу Ясмина, - мы-колдуньи, но чудес на свете не бывает. Надо резать и лить внутрь как можно больше.
   - Час от часу не легче, - вздыхаю я,- ладно, готовьте её, я скоро подойду. Схожу за подходящим инструментом. Не зря я хранил этот ланцет. Пригодился подарок на память.
   - Что ещё за подарок на память? От кого? - с подозрением спрашивает Ясмина.
   - От одной девушки-хирурга. Жаль, что сейчас она не с нами. Было бы на кого свалить всю ответственность. Господи, скажи прямо, за что ты меня так?
   ..................................................................................................................
   - Оставьте меня пожалуйста, - из последних сил тихо стонет Верея, - Тереза, обещаю, буду навещать тебя во снах как можно чаще.
   - Верея, ты ещё не поняла, твои коварные замыслы больше никогда не повредят моим близким, - с ходу вмешиваюсь я в бесполезный спор.
   - Райнер... Что это? - ужас в глазах Вереи мгновенно вытесняет отчаяние и боль.
   - Это не то что ты подумала, - поспешно прячу я ланцет за спину, - вернее... да, это то самое. Но...
   - Нет, - слабо лепечет она.
   - Верея, прости, но так надо. Клянусь, мы спасём тебя, только потерпи немного. Ясмина, ты ведь дала ей хоть что-нибудь?
   - Самую слабую дозу.
   - Проклятье, - возношу я взор к небесам, - очень надеюсь, что Ты сейчас со мной. Всё, начинаем, держите её крепче.
   Остриё ланцета протыкает плоть Вереи чуть ниже груди. Медленно и осторожно я веду лезвие вниз, аккуратно рассекая ей живот.
   - А-а-а! - жалобный стон Вереи отражается тупой болью в моём сердце.
   Ланцет огибает пупок и ползёт к самому низу живота, оставляя за собой узкую кровавую полосу. Осталось совсем чуть-чуть. Всё!
   - Раздвигайте рану, - командую я.
   Теперь самое главное. Открутив крышку, я подношу флягу к разрезанному животу и поворачиваю её горлышком вниз. Моя рука не дрожит лишь по одной причине - я слишком хорошо понимаю, что терять нам всё равно нечего. Как там сказала Ясмина - лей как можно больше...
   - Райнер, это настоящее чудо! Я не верю моим глазам! - ошеломлённо восклицает Тереза.
   - Невероятно, - чуть сдержанней вторит ей Ясмина.
   Я и сам всё вижу. И как только осознаю, что самое страшное уже позади - силы и выдержка покидают меня. Я медленно сажусь на пол и закрываю глаза. Получилось. А значит, с меня на сегодня хватит.
   ...................................................................................................................
   - Итак, - столь привычным холодно-насмешливым тоном произносит Верея, - ты снова спас мне жизнь, вернул красоту и магическую силу, - и теперь я, наверное, должна упасть перед тобой на колени и воскликнуть: "Проси что хочешь в награду!" Только вот какая загвоздка - у меня сейчас ничего нет. Вы даже рубище у меня забрали.
   Что правда, то правда. В данный миг Верея лежит под простынёй совершенно обнажённая.
   - А кроме того, я не умоляла о спасении. Я тонко намекала на совсем иное, но ты, Райнер, похоже намёков не понимаешь.
   Есть три вещи на которые можно смотреть бесконечно: горящий огонь, текущая вода и утончённо-изысканная, исполненная внутреннего достоинства и величественной гордости красота Вереи фон Хельд.
   - Как гласит древняя мудрость - выслушай женщину и сделай ровно наоборот. Никогда не прогадаешь, - как же мне не доставало этих разговоров за последние полгода.
   - Как смешно. Ладно, будем считать, что часть своего долга передо мной ты оплатил. За мои мучения в хайдельбрюкенской тюрьме, в которой я очутилась по твоей с Терезой милости. Но мой позор и провал в Аугсбурге ещё не прощён. Ты ведь не думаешь, что я благодарна тебе за то, что ты тогда пощадил меня? Я не испытывала большего унижения, когда ты отвёл клинок от моего живота и позволил мне уйти. А женщина, которая считает, что её унизили весьма опасна, Райнер. Особенно, когда она - могущественная чародейка.
   - Всё верно, ты не умоляла о пощаде и спасении ни сейчас, ни тогда. Но ты совершила жестокую ошибку - позволила посмотреть тебе в глаза.
   - И что же ты прочитал в них? - надменно усмехается Верея.
   - Тогда в Аугсбурге - холодную, бессильную ярость и горячее желание испепелить меня на месте. Несломленную гордость и готовность принять смерть, - улыбаюсь я.
   - И это заставило тебя опустить меч? - насмешливо вскидывает бровь Верея.
   - Проблема в том, - любезно поясняю я, - что мне повезло заглянуть в твои глаза чуть раньше. Причём так, что ты этого даже не заметила.
   - Когда? - настораживается Верея.
   - Помнишь нашу зоологическую экспедицию? Мы вышли рано, до зари. Ночью прошёл дождь, и воздух благоухал ароматами диковинных цветов и трав. Звёзды ещё не растаяли в небесной синеве, а луна не уступила места солнцу. Только-только занимался рассвет, и далёкий край горизонта украсила дымчатая, золотисто-розовая кайма. Забыв об мне, ты молча смотрела на это великолепие, и первые, ещё нежные лучи осветили твоё лицо загадочным чарующим светом. Этот свет отразился в твоих глазах, а заодно привлёк и моё внимание. Мои поздравления, такое увидишь нечасто.
   - И что же ты увидел в то утро? - слегка дрогнувшим голосом спрашивает Верея. Надо же, волнения в нём почти не чувствуется.
   - Это риторический вопрос или ты хочешь сравнить наши версии? - вновь улыбаюсь я, - что же, я не против. Пожалуйста.
   - В далёких северных горах зима царит давно, блестит на солнце вечный лёд и снега серебро. И веет холодом от них уже который век, забудь о счастье и тепле, смирись же человек. Мороз сковал оковы что, не разорвать тебе, прими же власть его цепей и покорись судьбе. Но вот однажды сквозь покров снегов и прочных льдин пробился тоненький цветок и в бой вступил один. Буранам бросил вызов он, метелям и пурге, надежду в людях пробудив и думы о весне. И вот отважному цветку спешит на помощь та, кто поняла, что холодам она уж не верна. Своею кровью окропив один лишь лепесток, ему она придала сил и ввысь пошёл росток. А вслед за ним идёт весна, сметая на пути преграды из снегов и льда, отчаянья и тоски. Теперь уж горы не узнать, их скрыл иной покров, и соткан он из луговых диковинных цветов. Их аромат сердца пьянит и головы кружит, и в том краю на радость всем весна с тех пор царит.
   - Ну что, сверяем? - заканчиваю я.
   - Нет, - коротко и быстро отвечает Верея и стремительно скрывается с головой под простынёй, отворачиваясь к стене.
   - Как пожелаешь, - пожимаю я плечами, - похвальный манёвр, но, если честно... поздно.
   - И давно ты пишешь стихи? - раздаётся из-под простыни приглушённый голос Вереи.
   - Да как-то сочинил остроумную эпиграмму на особо вредного собрата по Ордену, и незаметно вошёл во вкус.
   - А ведь в Аугсбурге я приняла за чистую монету твой молодецкий клич: "Не троньте её! Она моя! Оставьте её мне!" Не сгораю от стыда лишь по одной причине - тогда ты провёл всех. Тебе бы в театре играть.
   - Ну, я везде хорош, - скромно замечаю я.
   - Это вода из замка на Драконьей горе? - и по тону Вереи я понимаю, что ей известно очень многое о его владельце.
   - Новые интересные места, новые интересные знакомства, что ещё нужно для счастья странствующему рыцарю? - безмятежно отвечаю я.
   - Райнер... - всё остальное сливается у Вереи в мучительный стон.
   - Видишь ли, на свете есть типа людей: счастливцы и те, кто с совестью. Последним она рано или поздно напоминает о себе. И скажу по собственному опыту - лучше, чтобы рано.
   - Райнер, Райнер, с такими врагами как ты, никакие друзья не нужны. Впрочем, у меня их никогда и не было, - глухо добавляет Верея.
   - Зря ты так, - искренне говорю я, - ладно, отдыхай.
   - Райнер, - раздаётся за моей спиной сдавленный голос Вереи, - я проигра... мне не выиграть эту войну. Одной.
   - А почётную капитуляцию тебе подписать не позволят, - тяжело вздыхаю я, - Что же, глупо останавливаться на полпути. Я убивал императорских холопов, княжеских холуёв, похоже, по твоей милости пришло время заняться более крупной рыбой. В конце концов с одним князем я уже из-за тебя схлестнулся.
   - Спасибо.
   - Не за что. Политика - дело грязное, искать там чью-то правду - затея глупая. Так что если и встревать в неё, то лишь ради той, кому приятно сделать массаж ступней.
   - Райнер, Райнер. А я всё думала, когда же...
   - Да это самая невинная и безобидная вещь на свете. Кроме того, как ты сама верно заметила, с тебя сейчас и взять больше...
   - Райнер, ты слышал историю, как плохо закончил один любитель подобных массажей? И вообще, мне казалось, что на этом фронте ты занят по самое не могу. Скажи, ты уже сделал выбор, или подобно знаменитому ослу так и стоишь беспомощно между двумя охапками сена?
   - Я не осёл, а венец творения Господа. И действую, как подобает тому, кто наделён высшим разумом. Сперва, попробовал одну охапочку, потом другую, если ты понимаешь, о чём я.
   - Что же, Райнер, ты, действительно, не осёл. Ты самый настоящий... Степной Волк. Ладно, давай вернёмся к этой теме, чуть позже, когда всё придёт к логическому концу. Строго между нами, а ты не боишься, что я просто использую тебя?
   - Но я ведь не безрассуден. На всякий случай подстелил соломку, даже две.
   - А я стану гарантом, что эти соломки не снесёт внезапным ветром?
   Я безмолвно поднимаю большой палец кверху, прежде чем закрыть дверь.
   ....................................................................................................................
   - А во мне ты баллад не посвящал, - не сулящим ничего хорошего тоном встречает меня Ясмина. Ох уж это женское любопытство. Ради его удовлетворения, они готовы перейти через любые этические нормы.
   - Ясмина, - неловко улыбаясь, обращаюсь я к ней, - у меня для тебя две новости. Одна хорошая, а другая... не очень.
   - Ну, начни с хорошей, Райнер.
   - Наши отношения с Терезой были ошибкой. Теперь я это прекрасно понимаю.
   - Очень рада, что моя соломка оказалась вкуснее, - ядовито отвечает Ясмина, - а что со второй?
   - Даже не знаю, как подойти к самой сути, - колеблюсь я.
   - А я тебе охотно помогу. Знаешь, кого я ненавижу больше всего на свете? Изуверов-фанатиков, способных своей тупой жестокостью превратить коварную интриганку в святую мученицу... и кобелей-бабников из Ордена Вервольфа!
   -Ясмина, - пытаюсь я охладить её пыл, - пойми, ради блага всех жителей Райха, мы обязаны выбрать Наименьшее Зло.
   - Райнер, ты видишь эту банку с вареньем? Твоим любимым, вишнёвым. Так вот Наименьшим Злом будет, если она сейчас разобьётся о чью-ту голову!
   В подвижную мишень не попасть! Прав великий писатель, в минуту опасности на смену слабому и ненужному уму приходит мудрый волчий инстинкт. Но ничего, дополнительная тренировка по уходу на бегу от боевых заклинаний никогда не помешает. Беги, Степной Волк, беги!
   - Полегче, Ясмина, Райнер мне ещё нужен целым и невредимым.
   - Верея!!!
   ..................................................................................................................
   - Как любезно было с вашей стороны, господа, наконец извлечь из моей груди этот превосходный кусок стали и серебра. За такую услугу полагается щедрая награда, и поверьте моему опыту, нет ничего ценней на этом свете, чем быстрая и безболезненная смерть. А, впрочем, пора немного проветриться. Я решил отправиться в далёкое путешествие, и слуги мне не помешают. Надо ведь вернуть гостю его забытую вещь, позвольте. Заодно попробую доказать, что в бисер я играю куда лучше, чем фехтую. За мной!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки - 2. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | К.Кострова "Куратор для попаданки" (Любовное фэнтези) | | Г.Манукян "Эффект молнии. Дикторат (1 часть)" (Антиутопия) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | А.Майнер "Целитель" (Научная фантастика) | | А.Респов "Герои Небытия Ковен" (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"