Коршунова Полина Михайловна: другие произведения.

Свет миров (продолжение)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 15. Новый мир, новая жизнь
  
  После ночной прогулки я уснула мгновенно, как только голова коснулась подушки. Переживания выбили меня из сил, хотелось забыться во сне, и мне это удалось.
  Сейчас я проснулась и лежала с закрытыми глазами, в голове постепенно всплывали воспоминания прошедшей ночи. Может, это очередной страшный сон? Как я хотела в это верить! Чувствую, как по щеке крадется теплый лучик солнца, проникающий через окно палатки, и мне приносит это несказанное удовольствие. Сейчас мне хорошо. Спокойно. Тихо.
  Сколько я проспала - не знаю. Неужели все ещё спят? Олега рядом нет. Любопытство заставило открыть глаза, внутри палатки никого не оказалось. Потянувшись, я вылезла наружу и тут же почувствовала боль в ноге. Значит, все, что было ночью - не сон. Я увидела, что лагерь уже собран, лишь одна наша палатка стояла одиноко на поляне. Поодаль кто-то завтракал в шатре, кто-то загорал на траве, кто-то катался на лодке. Мама увидела меня и помахала рукой, подзывая к себе, на завтрак. Я стояла и внимательно смотрела на неё: приятная добрая улыбка, милые морщинки вокруг улыбчивых глаз. Спортивный костюм не портил, а подчеркивал её стройную фигуру, ветер раздувал мягкие каштановые волосы. Сейчас я смотрю на неё какими-то другими глазами. Интересно, что она чувствовала, когда вынашивала в себе 'божественный свет'? А ведь она особенная, не зря я выбрала именно её! Я побежала к Вуд, мне очень хотелось её обнять, прижаться и почувствовать тепло родного человека.
  - Как спала доченька? - мама обняла меня.
  - Хорошо, мама, - я подумала, что не стоит ей рассказывать про мою ночную прогулку. - А вы с папой хорошо спали? Как Питер?
  - О, мы отлично выспались! Здесь такой чистый воздух, правда, Гленн? - Вуд нежно поцеловала отца в щетинистую щёку.
  - О, да! Мама храпела на всю округу! Думаешь, почему ни один медведь не забрел к нам в лагерь? - папа, как всегда, подшучивал над ней.
  - Ну, ты же знаешь папины шуточки, - мама мило улыбнулась и шлёпнула его чуть ниже пояса. - Питер ушёл с Олегом на поляну за цветами для тебя. Давай садись уже за стол, засоня.
  Мне нравились непринужденные заигрывания родителей, добрые шутки друг над другом. Видно было, как они любят и ценят друг друга. Мы сели завтракать, к нам присоединился дедушка, вся семья в сборе - и это счастье! Папа ухаживал за нами, наливал горячий кофе и делал бутерброды, мы болтали о том, о сем, смеялись. Казалось, что все как прежде, что ничего не изменилось, но это не так! Я изменилась! Я смотрела на их счастливые лица и понимала, что должна покинуть семью, и жить подальше, чтобы с ними ничего не случилось, рядом со мной слишком опасно. Тоска охватила меня. Как я не хочу терять все то, что мне дорого! Как же трудно улыбаться, когда на душе скребут кошки!
  Пока я была в своих размышлениях, кто-то подкрался ко мне сзади и накрыл глаза ладонями. Маленькие ладошки крепко скрывали от меня все, что происходило вокруг. Детские смешки раздавались за спиной. Я поняла, что это Питер и решила ему подыграть:
  - Ой, кто же это здесь? Не могу понять? - смех за спиной стал громче. - Я точно не угадаю, сдаюсь!
  Не успела я опомниться, как братец убрал ладони, завизжал и повис у меня на шее. Я соскочила со стула и начала кружить его что есть мочи. Он это обожал! Когда сил не осталось, мы плюхнулись на стулья, голова кружилась, а нам было смешно. При этом Питер умудрялся кривить рожи и высовывать язык. Его соломенного цвета волосы торчали в разные стороны, голубые глаза блестели от радости, чумазое лицо и грязные руки с коленями говорили о том, что он где-то хорошо полазил:
  - Ты где так извозился? - допрашивала его мама и вытирала грязь с лица.
  Питер убирал её заботливые руки, пытаясь рассказать и показать то, что он увидел. Эмоции захлёстывали его:
  - Вы не представляете, где мы были и кого видели! Мы с Олегом ушли за озеро, вон к тому лесу, - брат указывал пальцем направление, куда нужно всем посмотреть.
  Я заметила стоящего рядом Олега. Он держал в руках целую охапку полевых цветов и улыбался, глядя на нас:
  - Твой братец такой сорванец, еле угнался за ним! - глаза Олега светились любовью, глядя на меня. И я не могла оторвать от него взгляда. Его обворожительная улыбка сводила меня с ума. Он подошел ко мне и вручил букет. - Питер рвал их прямо на бегу!
  - Ну, послушайте, кого мы видели! - настаивал брат и дергал меня за руку. - Там в лесу гуляет дяденька, в такой странной одежде: в длинном расписном платье и в перьях, как индеец! Олег сказал, что это шаман. Мы хотели поговорить с ним, но он исчез так быстро, что мы не успели глазом моргнуть!
  Я насторожилась, мне это не понравилось:
  - Что вы ещё видели? - я присела рядом с Питером и взяла его за руки. Мне стало страшно за него.
  Брат растерялся, мое серьезное лицо сбило его с толку, ведь для него это лишь развлечение, но я-то знала, что это - смертельная опасность!
  - Я не знаю, кругом был черный туман, но он быстро исчез, больше мы ничего не видели.
  Паника охватила меня, но я не подала виду, однако руки предательски тряслись.
  - О, какое интересное приключение! - мама пыталась разрядить обстановку. - А может, мы покатаемся на лодке?
  -Да-да, хочу на лодку! - подпрыгивал от радости Питер. Он быстро забыл про наш разговор.
  Тем временем на лодке подплыли к берегу Вика и Виталик. Девушка выглядела весьма недовольной и всё время ворчала на друга:
  - Я посадила занозу об эту чёртову лодку и сломала ноготь! - она стонала и терла ладони, украшенные розовыми ногтями. Всё в её виде было вульгарно: и белые, тщательно обесцвеченные волосы, и розовый спортивный костюм, и розовая помада на губах, и розовые балетки, и даже розовые носки. - Зачем ты меня потащил кататься по озеру?
  Глядя на неё, я думала: для чего она здесь, в чем смысл её существования? Что ОНА несёт в наш мир? И не могла найти ответа.
  Я вздохнула с облегчением оттого, что эта парочка отвлекла всех от нашего разговора. Подбежав к Олегу, протянула ему фотоаппарат. Мне хотелось запечатлеть всю нашу счастливую семью:
  - Сделай снимок, пожалуйста, на память! Мама, папа, Виктор, Питер, давайте сфотографируемся! - моё предложение восприняли воодушевленно. На фоне гор, зелёных склонов, бирюзового озера наши улыбающиеся лица были запечатлены навсегда. Позже я поместила эту фотокарточку в кулон, подаренный мне Брук, чтобы моя семья всегда была рядом.
  Забрав фотоаппарат у Олега, я подобрала хороший ракурс, чтобы запечатлеть и его, уже неотъемлемую часть моей жизни. Эта фотография поместилась на второй половинке кулона, рядом с сердцем, как и он сам.
   Папа, мама и Питер забрались в лодку:
  - Марго, давай с нами, - звал отец, но я помотала головой в знак отрицания, с меня хватило ночной прогулки по озеру. - Ну, как хочешь, а мы прокатимся! - И Гленн налёг на весла.
  Я услышала за спиной лёгкие шаги. К волосам прикоснулась уже знакомая мне рука, она погладила и отодвинула их, нежный поцелуй коснулся шеи. Я закрыла глаза от удовольствия.
  Олег повернул меня к себе лицом:
  - Приглашаю Вас совершить прогулку, - он взял меня за руку и поцеловал её нарочито галантно, как настоящий джентльмен. Меня это развеселило.
  - Вы всегда так ухаживаете за девушками? - я стояла не двигаясь, ждала, что же он предпримет дальше.
  - Только за теми, которые сводят меня с ума, - он тянул за руку, но я сопротивлялась.
  - А если они не отвечают на Ваши ухаживания? - приподняла одну бровь я, глядя на него в упор.
  - Даже не знаю, такого ещё не было! Но я знаю, что буду делать с Вами! - он подхватил меня на руки и понес на цветочный луг.
  Я взвизгнула от неожиданности и рассмеялась в ответ.
  - Эй, Олег, ты куда её потащил? - Сергей кричал нам вслед, делая недвусмысленные намеки, но мы, не обращали на него никакого внимания, лишь громче смеялись.
  Когда мы скрылись из виду за холмом, перед нами открылась цветочная поляна. Над ней возвышался одинокий старый кедр, вот к нему-то и шёл Олег. Он бережно опустил меня на траву:
  - Я хотел показать его тебе поближе, дай мне свою руку, - моя ладонь легла на морщинистую кору дерева. - Чувствуешь?
  Кедр был похож на старого великана. Его толстый, могучий ствол невозможно было охватить даже вдвоем, ветки раскинулись так широко и густо, что создавали крышу над головой, способную укрыть от дождя. Морщинистая толстая кора кое-где от старости лопнула и облупилась, из неё сочилась смола, ароматная и кристально чистая, огромные корни выпирали из земли, как будто пытались схватить изредка проходящего путника.
  - Но что я должна почувствовать?
  - Слышишь, как он звенит? - мой спутник стоял с закрытыми глазами, прикоснувшись к кедру.
  Я последовала его примеру и тоже закрыла глаза.
  Прислушалась...
  Легкий, еле уловимый чистейший звон исходил из глубины ствола. Я открыла глаза и подняла их кверху. Крона дерева была окутана белоснежной дымкой, которая блестела в лучах солнца, как будто мелкие крупинки золота зависли в воздухе (когда мы подошли, этого не было!), звон усиливался и уже проходил через всю меня. Я чувствовала, что и мое тело звенит, белый золотистый туман по спирали спускался вниз, и уже окутал меня с головы до ног. Мои волосы поднялись в воздухе, ноги оторвались от земли, я чувствовала неимоверную энергию! Я парила над землёй на высоте около метра!
  - О боже, что это с тобой? - Олег изумленно смотрел на меня.
  Я и сама не могла объяснить это явление, лишь чувствовала, что вот-вот взмою в самое небо! Лёгкость во всём теле дарила приятную негу, звон, разлетающийся по округе, не оглушал, а ласкал слух.
  Олег оторвал мою руку от ствола, влияние кедра начало постепенно ослабевать, и я опустилась на землю. В итоге звон стих, а таинственный туман рассеялся.
  - Что это? С тобой часто такое бывает? - парень, ошеломлённый увиденным, смотрел на меня как на неземное существо и крепко держал за руку, как будто боялся, что я куда-нибудь улечу.
  Я не могла ничего ответить. Если бы он знал про меня все, то с ума бы сошел.
  - Сама не знаю! Честно! Со мной такое впервые! - я не обманывала его, сама была шокирована происходящим. Всматриваясь в ствол и крону дерева, я пыталась увидеть что-то особенное, что-то, что могло объяснить произошедшее, но передо мной было обычное дерево. Я посмотрела на Олега, в его глазах читалась тревога. Мне стало страшно, я обняла его за шею и прижалась всем телом. - Почему ты меня сюда привел, и что это за место? Мне страшно! - как много я хотела ему рассказать, но не могла.
  Мы сели на траву под кроной дерева. Олег обнял меня и задумался, как будто ушёл в свои воспоминания:
  - Когда мы гуляли с Питером, я увидел вдалеке это дерево и захотел привести тебя сюда, показать вблизи, ведь ты говорила, что никогда не видела кедр. Мама рассказывала, что деревья забирают отрицательную энергию и отдают положительную, а кедр это вообще особенное дерево! Оно обладает невероятно мощным энергетическим полем, которое питает, очищает и исцеляет свое окружение. Но я и предположить не мог, что возможно такое! - он прикоснулся к моей щеке, волосам, большим пальцем провел по губам. - Ты особенная, притягательная, таинственная, я не могу тебя разгадать!..
  Мы сидели под кроной дерева, чувствуя, как уходят все печали и невзгоды. Хвоя шептала нам свои вековые рассказы, принося с потоком ветра поверье диких сибирских трав. Сейчас во всей Вселенной не существовало никого кроме нас. Я подняла глаза на Олега, а он одарил меня пьянящим поцелуем. Мягкая трава оказалась подо мной:
  Олег отстранился и внимательно посмотрел мне в глаза:
  - Обещай, что никогда не исчезнешь бесследно!
  - Обещаю! - шёпотом ответила я, и прильнула к нему всем телом. Мысли путались, я не успела понять, почему он попросил меня об этом.
  Все тревоги растворились в нас самих и во всем, что окружало ... Страсть овладела нашими сердцами, я жаждала отдаться ему! Я мечтала о том, чтобы он стал единственным мужчиной на всю мою недолгую жизнь! Не хочу думать о сомнительном будущем, желаю жить здесь и сейчас. Его поцелуи, прикосновения сводили с ума, разряды тока пронизывали каждую клеточку моего тела. Сейчас чувства преобладали над разумом, и я радовалась этому как ребёнок, хотелось кричать от счастья. Его горячие, страстные поцелуи были медленными, манящими, неистовыми, они опускались от моих губ к шее, плечам, груди. Искры пламени разгорались на местах прикосновения и разлетались по всему телу. Его язык сделал круговые движения по коричневым ореолам, а глаза внимательно следили за мной. Он упивался мной. Я слышала, как сильно бьется его сердце, готовое выпрыгнуть вот-вот наружу, а губы следовали всё ниже и ниже, отчего на моих разгорячённых щеках выступила краска стыда. Эти интимные поцелуи открыли бурю разноцветных тонов, оттенков и чувств, о которых я не знала и не ведала. Его руки осыпали ласками бедра, колени и живот. От удовольствия стон сорвался с моих губ.
  Оторвавшись от меня, Олег посмотрел томными от страсти глазами в мои изумрудные глаза, и, казалось, растворился в них. Он пожирал меня взглядом, он хотел большего! После чего перевернулся на спину и, ухватив меня за талию, усадил на себя сверху. От неожиданности я охнула.
  - Так лучше мне тебя видно! Ты прекрасна! - прошептал он, и светлая улыбка озарила его лицо. Руки продолжали свой дикий танец по моему телу, как будто играли на утонченном музыкальном инструменте, сводя с ума, и делая податливой как мягкий пластилин.
  Мои ладошки легли на его крепкие плечи. Как же хочется прикоснуться к его груди, а затем проследовать ниже к плоскому животу. Преодолев робость, я это сделала, ощутив твердую грудь. Мои руки скользили по плоскому животу, я изучала его как великолепный шедевр в музее, медленно и внимательно, чтобы не упустить ни одной детали, только мне в отличие от посетителя музея, представилась уникальная возможность прикоснуться к шедевру. Пальцы запутались в мягких волосках у пупка, а губы покрыли поцелуями шею и грудь самого желанного мужчины на свете. Теперь уже мне приносили наслаждение его стоны от моих же прикосновений и поцелуев!
  Когда мы оба не могли уже больше ждать, наши тела наконец воссоединились ... Страха - нет, боли - нет, царят лишь бесконечные любовь и счастье.
   Олег был потрясен, узнав о моей невинности, но уже было слишком поздно. Он замер, вглядываясь в моё лицо:
  - Почему ты не сказала мне? Какой же я глупец! - резко и сердито воскликнул Олег.
  - Умоляю тебя, не останавливайся. Я так хочу! Пусть так и будет! Я знаю, что для тебя берегла себя, - меня трясло то ли от холода, то ли от страха и сомнения оказаться нежеланной. Слёзы готовы были вот-вот появиться на глазах. Неужели я разочаровала его, неужели он не желает меня?
  Бессильный стон вырвался из его груди, как будто я ударила его. Я прижалась к нему всем телом и поцеловала страстно и настойчиво, ощущая безнадежность.
  - Я люблю тебя! - неожиданно вымолвил он. Глаза Олега светились счастьем, улыбка расцвела на его лице, он отстранил меня от себя и внимательно смотрел в упор. - Это чудесный дар, который женщина способна подарить мужчине, и ты не представляешь, как я счастлив, что ты подарила его мне.
  Все мои сомненья в один миг бесследно исчезли. Его слова как бесценный целебный бальзам легли на мою душу, унося все сомнения в неведомые дали. Он признался в своих чувствах и от счастья тысячи бабочек вспорхнули в моём сердце, ведь я уже знала, что испытываю к нему:
  - А я люблю тебя! - мы весело рассмеялись. Моё сердце разрывалось от счастья.
  Олег крепко обнял меня и осыпал поцелуями мое лицо, виски и плечи. Он был очень нежным и осторожным. Страсть сводила его с ума, но он сдерживался. И всё-таки нам было безумно хорошо вместе. Его пальцы скользили по моим губам, шее, запутывались в волосах, следовали по спине вниз и обратно, его движения сводили с ума, превращая меня в неистовое дикое животное, готовое вот-вот сорваться с места и умчаться в дикие пьянящие леса тайги. Миллионы искр разлетелись в моём сознании в финальное мгновение...
  Счастье! Что это такое? Счастье - это принадлежать друг другу навсегда, на века, без остатка! Разве счастье - это грех? Нет, такого не может быть! А если так, то я самая большая грешница.
  Потому что я счастлива!
   Мы оба счастливы!
  У вас когда-нибудь было такое чувство, что вам настолько хорошо рядом с человеком, что кажется, будто это ты сам, что это часть тебя самого, твоя душа? Тебе легко говорить с ним на любые темы, легко смеяться и грустить, легко подолгу молчать и не думать о теме разговора. Я счастлива от того, что у меня такой человек есть, что я нашла его, или судьба привела меня к нему. Теперь я понимаю, что значит 'вторая половина'.
  Около часа мы пролежали в объятьях друг друга на ромашковом лугу, глядя в голубое небо сквозь крону кедра. Наши ладони и ноги сплелись, дыхание стало единым, губы слились, даруя друг другу то страстные, неистовые, то нежные, сладкие поцелуи. Длинные кедровые иголки, такие мягкие и пушистые, медленно слетали с вершины дерева, парили в воздухе и осыпали все вокруг, а также наши обнажённые тела, как будто намеренно засыпая нас и превращая в единое целое друг с другом и этой безумно дикой природой.
  Что-то чудесное произошло между нами сейчас! Я не хотела терять эти волшебные мгновенья и поэтому старательно сохранила их в тайных уголках своего сердца, таких сокровенных и глубоких, что потом доставала их втайне от всех, в самые крайние и гнетущие моменты моей жизни... тогда, когда уже не было его, а осталась лишь я и мои сокровенные воспоминания о нём...
  А сейчас Олег лежал головой на моих коленях и внимательно всматривался в моё лицо, я же, как в детстве, плела ему венок, срывая ромашки, растущие прямо вокруг нас.
  - Я и не знал, что девушки в Америке могут так долго хранить невинность, - он заправил прядь моих светлых волос, упавших на лицо, за ухо.
  Я усмехнулась:
  - Что насмотрелся фильмов типа 'Американский пирог'?
  - Попала в точку! - его неловкая улыбка появилась на смущённом лице. - Ты великолепна!
  - Да? Что ж, это великолепие не остановится на сегодняшнем дне, мне всегда будет тебя не хватать! - я впилась губами в его губы.
  - А я буду от этого только счастлив! Я ничего не говорил, но послезавтра мы едем на Ольхон, экскурсии разрешили. Ты хотела поехать с нами, не передумала?
  - Нет! Это же здорово! - мне не терпелось отправиться на остров. Лишь одна мысль не давала мне покоя, рассказать или нет про себя и про 'священный свет' Олегу, поймет ли он меня, поверит ли в мой рассказ или посчитает сумасшедшей? Не хочу его терять, но и в себе это держать не могу, мне страшно! Я знала, что закончится отпуск, и он уедет обратно домой и так будет лучше для него. У нас всё равно нет будущего, а мне будет, что вспоминать.
  Раздираемая противоречивыми мыслями, я все-таки решилась:
  - Олег, мне нужно тебе рассказать кое-что важное...- взяв его за руку и посмотрев прямо в глаза, я продолжила: - Не знаю с чего начать ...
  - Маргарита! Олег! Вы где? - голоса доносились все ближе и ближе.
  Нас искали.
  По небу пролетели два вертолета. Их шум был настолько сильный, что заглушал наши голоса. Из-за холма появился Макс, а за ним и дедушка. Они жестами звали к себе. Мы поняли, что пора возвращаться. Нас поторапливали, всё было готово к возвращению в Слюдянку, но разговор был не окончен.
  - Ты что-то хотела рассказать? - спросил Олег, пока мы шли обратно.
  Он крепко держал меня за руку, а я пыталась проглотить комок, застрявший в горле. Мне хотелось плакать от осознания того, что всё закончилось! Было трудно говорить, но я с трудом выдавила из себя несколько скупых слов:
  - В другой раз, сейчас неподходящее время.
  Остановившись на вершине холма, обернулась назад, чтобы в последний раз взглянуть на волшебное дерево и наше укромное место. В кроне заметила еле уловимый золотистый блеск, который сверкнул на солнце и тут же погас, как будто дав мне какой-то знак.
  Наши вертолеты как черные дикие птицы стремительно взмыли в небо. Я сидела в кабине, прижавшись щекой к холодному стеклу, и задумчиво смотрела вниз. Взору открылась вся долина, её освещали яркие, горячие лучи солнца, проникавшие в глубину зелёных зарослей и утопавшие в теплой земле. С высоты озеро было идеально очерчено окружающей его обильной зеленью, бирюзовая гладь отражала лучи ярким блеском, от которого слезились глаза. Или глаза слезились от тоски, сжимавшей мое сердце? Я пришла сюда наивная, беззаботная, не знающая бед, с надеждой на светлое будущее, ухожу - обреченная на смерть и страдания, невидящая свое будущее. Казалось, что мы покидаем райский уголок, спрятанный в чреве могучих гор, а я покидаю своё счастливое прошлое и светлое будущее.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 16. 'Встреча'
  
  Закрывшись от окружающего мира в дедушкиной библиотеке, я лихорадочно перебирала собранные десятилетиями знания, сосредоточённые в книгах. Кроме этого, ещё и всезнающий интернет был моим верным помощником. Я пыталась найти ответы на мои странные, для кого-то нелепые, вопросы.
  Человек - удивительное существо! Он всегда пытается найти объяснение на непонятные ему вопросы, пытается докопаться до истины. Почему? Зачем? И что вообще такое истина, кому она нужна? Никто не знает, но ищет её, ожесточённо, из века в век!
  Вот и я пытаюсь найти её. Она нужна мне как воздух, как последний глоток воды в пустыне.
  Человек не может жить без надежды!
  Дайте мне эту надежду! Или я найду её сама, чего бы мне это не стоило!
  И я нашла её!
  'Кедр с полным правом может быть назван энергетическим титаном среди деревьев. Он излучает энергию такой силы и мощи, что она просто сносит любое зло и негатив, оказавшиеся у нее на пути. Кедр не ждет, пока вы попросите у него помощи. Он просто решает все ваши проблемы за вас, причем делает это гораздо лучше, чем вы сами. Дерево восстанавливает нарушенную связь с окружающим миром, подключает вас к мощным источникам энергии. Оно приводит в порядок нервы, снимает стресс, депрессию, наделяет человека душевной силой и учит радоваться жизни. У кедрового дерева очень мощная энергетика. Человек, приблизившись к дереву, сразу попадает в поле его воздействия, и неизвестно, как это на нём отразится!
  Кедр - долгожитель, живет 550 лет. В литературе приводятся сведения и о 800-летних деревьях. За это время миллионы его иголок улавливают из космоса излучения, порождаемые людьми и иными существами.
  Это энергия созидания, которая способна творить миры; скорость ее перемещения в мирозданье недоступна ни одному прибору. Днём и ночью кедр своими иголочками принимает это излучение и накапливает в себе весь спектр светлой энергии, излученной людьми. Когда её оказывается недостаточно в космосе или во всём живом на Земле, кедр отдает эту энергию.
  Но, ведь человек пребывает не только в состоянии любви. К сожалению, людям знакомы и отрицательные чувства: злость, агрессия, зависть. В таком состоянии человек излучает энергию иного рода - от него исходят тёмные и разрушительные излучения. Они не могут подняться в космос, а направляются в земные глубины. Темные излучения, отражаясь от глубинных недр, порождают катастрофы, природные катаклизмы, вызывают войны, конфликты.
  Попавшись в силки кедра, вы можете часами сидеть под его кроной, чувствуя, как уходят прочь все ваши печали. С помощью своей силы кедр раскрывает вашу взаимосвязь с Солнечной системой, космосом, иными мирами, поднимая вашу энергию вверх, к Небу, откуда буквально в считанные минуты к вам приходит светлая энергия небес, берущая вас под защиту'.
  Теперь я кое-что понимала, дерево чувствовало меня, мою энергетику, оно знало, что я - 'божественный свет' и отражало мою сущность! Возможно, это как-то сможет мне помочь, сможет уберечь от человеческого разрушения 'священного света'. Выход из одной ситуации я нашла, хотя это ещё нужно проверить, а вот что делать с 'ловцами', я понятия не имела.
  Теперь я твердо решила для себя, что останусь в России, здесь моё место, новый дом и от родителей с братом далеко, значит, они будут в безопасности.
  В дверь кабинета постучали:
  - К тебе можно, милая? - это был отец.
  - Конечно, папа, входи.
  - У тебя уставший вид. Что ты ищешь? Закрылась в кабинете сразу после прилета с озера, на ужин не вышла, всю ночь пробыла здесь и, похоже, не спала. Мы всегда друг другу все рассказывали, может, поделишься своими секретами? - отец присел на край стола.
  - Гленн, нет никаких секретов! Просто я ищу кое-какую информацию, вот и все, - раздраженно ответила я.
  - Я волнуюсь за тебя! Ты всегда можешь на нас положиться.
  - Да, я знаю, - помедлив, все-таки решила сказать ему, что еду завтра на Ольхон, откладывать этот разговор уже было невозможно. - Завтра я уезжаю на Ольхон с Олегом и его друзьями.
  - Что? Но ведь это опасно! Я не могу тебя отпустить, мы чуть не потеряли тебя в Атланте. Ты забыла?
  - Нет, не забыла. Но, папа, я уже не ребёнок, пойми, ты не сможешь всё время оберегать меня! Просто смирись с этим, - я взяла отца за руку. Плечи его были опущены, в глазах читалась боль и беспомощность. - Время пришло, я повзрослела. Я не поеду с вами домой, останусь до конца лета у дедушки.
  - Ничего не понимаю, - Гленн прижал свою ладонь ко лбу и взъерошил волосы. Он был растерян моим заявлением. - А мама знает?
  - Нет, пока знаешь только ты.
  - Но почему, что с тобой случилось? Почему с нами не посоветовалась? Я не узнаю свою девочку! Это из-за твоего парня? - отец вскочил на ноги. Непонимание, беспомощность, страх за меня - все эти эмоции вывели его из себя.
  - Он здесь совсем ни при чём!
  - Но ты обязана объяснить, в чем дело, я все-таки твой отец! - Гленн сорвался на крик и уже не контролировал себя. - Я убью этого мерзавца, это он затуманил тебе голову!
  - Олег здесь ни при чем! - уже я не могла себя сдерживать и кричала на отца. Как я могу всё объяснить ему? От обиды слёзы навернулись на глаза.
  - Я поговорю с ним и сам решу, что к чему! - отец стремительно вышел из кабинета.
  Я бежала вслед за ним пытаясь переубедить его:
  - Не смей! Слышишь! - я цеплялась за отца на бегу, пытаясь остановить.
  Нам навстречу выбежали дедушка, мама и Брук.
  - Что случилось? - мама испуганно смотрела на нас и пыталась собой преградить дорогу.
  - Ты знаешь, что завтра она уезжает на Ольхон?! - Брук, мама и дед, ошеломленные, перевели взгляд с Гленна на меня. - А ещё что она не собирается возвращаться домой в штаты?!
  Слёзы, застилавшие мои глаза, прорвали преграду и уже ручьями текли по щекам.
  - Как же так? - мама не знала, что ответить.
  - Марго, ты знаешь, что в наших местах небезопасно, особенно на Ольхоне. Мы не можем отпустить тебя! - дедушка пытался убедить меня, но все тщетно, я приняла решение и не намеревалась его менять.
  - Я запрещаю тебе ехать на Ольхон, - медленно, с расстановкой говорил отец, - я запрещаю тебе видеться с Олегом! В самое ближайшее время мы уезжаем в штаты. Я все сказал! А с твоим парнем я сам поговорю, все это тебе совсем не на пользу. - Гленн развернулся и быстрым шагом вышел из дома.
  Вуд подошла ко мне и обняла за плечи:
  - Отец желает тебе добра, не обижайся на него.
  Мне было все равно, что она скажет. В моей голове крутились мысли о том, что делать дальше. Времени совсем не было, нужно предупредить Олега.
  - Мама, я знаю, что вы любите меня, но мне необходимо побыть одной.
  Обняв маму и Виктора, я убежала в свою комнату. Брук вбежала следом за мной:
  - Ну, ты, подруга, даёшь! Что, серьёзно решила здесь остаться?
  - Да, лучше помоги отыскать телефон.
  Наш лихорадочный поиск телефона занял около пяти минут, а мне показалось, что целую вечность.
  Олег быстро ответил на мой звонок:
  - Маргарита? Я слушаю тебя! Почему не брала трубку, я уже сутки тебе звоню, схожу с ума!
  - Олег, мой отец скоро будет у тебя, мы поссорились из-за отъезда на Ольхон, и он во всем винит тебя. Я прошу, не встречайся с ним, он очень зол! - тараторила я в трубку.
  - Подожди, сначала успокойся, а потом расскажи все по порядку.
  Я как могла, рассказала все, что произошло у нас в доме.
  - Я понимаю Гленна, - защищал отца Олег, - он за тебя волнуется. Я с ним поговорю, попытаюсь убедить его.
  - В любом случае, я поеду с тобой, если будет нужно, убегу тайком. Во сколько выезд?
  - Любимая, я безумно соскучился и очень хочу, чтобы ты ехала со мной! Но так делать нельзя, твои родные с ума сойдут, если ты сбежишь!
  - Олег, ты меня не отговоришь, я все решила. Так во сколько выезжаем? - я настойчиво добивалась ответа.
  - Упрямица! Любимая упрямица! Что с тобой делать?! Выезд в шесть утра. Мы за тобой заедем.
  - Хорошо, только к дому не подъезжайте, ждите меня за углом.
  - Кажется, твой отец подъехал, я кладу трубку. Не волнуйся, все будет хорошо. Целую!
  Брук сидела притихшая, и изумленно смотрела на меня. После того, как я перевела наш разговор с Олегом, её глаза ещё больше округлились:
  - Ты сбежишь на Ольхон с Олегом?
  - Да, я все решила.
  - Я с тобой. Пойду собирать вещи, а Максим тоже едет?
  - Да, едет! Но чтобы ехала ещё и ты - речи быть не может! Ты в России, и мы отвечаем за тебя! Оставь эти глупости.
  - Марго, ты сейчас говоришь, как твой отец. Я так хочу поехать, ну, пожалуйста, - Брук сложила руки на груди как в молитве и сделала жалобное лицо.
  - Брук, нет! Я могу отвечать за себя, но за тебя ... Прости, так не пойдет! Тебе, правда, понравился Максим? А как же Рональд? - я пыталась перевести тему разговора.
  - У нас все непонятно, в конце концов, Рональд не единственный мужчина на свете, и я ещё не определилась.
  Я только покачала головой. Брук знала, что я не одобряю её неопределённость в отношении с парнями, поэтому она не любила обсуждать свои романы, её больше интересовали мои.
  - Ты расскажи лучше про свои отношения с Олегом. У вас уже это было? - она многозначительно округлила глаза.
  - Брук! Что за вопросы?! - румянец залил моё лицо, я сразу вспомнила наши поцелуи, объятья ... Прикоснулась к губам, щекам, вспомнила, как обжигали страстные поцелуи Олега.
  - Ах, было, было! Рассказывай! - подруга прыгала от радости на кровати.
  - Перестань! Это личное.
  - Теперь наши ряды пополнились! Как тебе, понравилось?
  - Я ничего не буду рассказывать. Тема закрыта, - моя твердость обидела её. Но мне было все равно, я не собиралась рассказывать то, что касалось только нас с Олегом и наших сокровенных чувств и эмоций.
  - Ну и ладно, как хочешь, - надула губки Брук. - Пойду собирать вещи для нашей поездки на остров. Как романтично!
  Подруга направилась к двери с загадочной улыбкой, поддразнивая меня.
  - Не смей! Я тебя не возьму, даже не думай! - шёпотом кричала на неё я, чтобы никто не услышал, так как дверь она уже открыла и шмыгнула за неё, помахав мне на прощанье.
  Я была весь вечер как на иголках, лихорадочно собирала походную сумку, стараясь ничего не забыть. Отец вернулся через пару часов, я поняла это по звуку подъехавшей машины и громко хлопнувшей входной двери. Выходить из комнаты не хотелось, через какое-то время в дверь постучали:
  - Марго, можно мне войти?
  - Конечно, мама, входи! - я закинула рюкзак под кровать, чтобы она ничего не заподозрила.
  - Как ты? - Вуд села на край постели и погладила меня по голове, совсем как в детстве.
  - Нормально. Гленн вернулся?
  - Да, и он очень расстроен. Спустись, поговори с ним.
  - Я не хочу опять ругаться. Он рассказал о том, как поговорил с Олегом?
  - Очень коротко и неохотно. Похоже, разговор был тяжёлым. Олег сказал, что не откажется от тебя, даже если мы будем против него, что будет оберегать тебя и не допустит, чтобы случилось что-то плохое. Этот парень мне нравится, и он по-настоящему любит тебя!
  - Мама и я его люблю, поэтому должна ослушаться отца. Я не могу отказаться от Олега!
  - Милая, ты повстречаешь много мужчин! Тебе будет из чего выбирать! Ты ещё слишком юна для серьёзных отношений! Посмотри на себя, - она подвела меня к зеркалу, - ты прекрасна, умна и очень молода! Что ты знаешь о нем? Какой он? У каждого человека есть свои недостатки. Сможешь ли ты мириться с недостатками своего избранника? Ты готова отказаться от семьи и связать свою жизнь с ним?
  Столько вопросов, а я не знаю на них ответы и не смогу узнать, слишком мало времени мне отведено.
  - Мама, я не собираюсь от вас отказываться! Мне не нужно много мужчин, мне нужен один-единственный, и он рядом! И вообще, все очень сложно, и это не из-за Олега. Просто верь мне, так будет лучше для всех нас.
  - Я ничего не понимаю, но попытаюсь тебя понять, - мама направилась к двери, остановилась у выхода. У неё было уставшее лицо. - А с папой все-таки поговори, и поужинай наконец.
  - Хорошо, я спущусь к вам.
  Немного успокоив свое волнение, я спустилась к ужину. Семья была в сборе. Питер, как всегда, веселился, без умолку болтал и задавал кучу вопросов. Папа был угрюм и молчалив. Я краем глаза посмотрела на него и села за стол.
  Ужин прошёл спокойно, я и папа совсем не разговаривали. Мама пыталась разрядить обстановку, а дедушка отвечал на вопросы Питера и развлекал его своими шуточками. Брук была тише воды, ниже травы (дедушкино выражение, уже прилипло и ко мне), и, похоже, вынашивала план побега со мной.
  - Спасибо за вкусный ужин, дорогая, - Гленн поблагодарил маму и вышел из-за стола. - Маргарита, когда закончишь с трапезой, зайди ко мне, я буду в гостиной.
  Я насторожилась. Сейчас опять будет отчитывать! Мама ободряюще улыбнулась и сжала мою руку. После этих слов кусок не лез в горло, но я усердно ковыряла в тарелке, чтобы оттянуть не-приятный разговор. Мама начала убирать со стола, и мне ничего не оставалось, как пойти к отцу.
  - Я помогу, - схватившись за тарелки, предприняла последнюю попытку избежать разговора.
  - Иди лучше к папе, я сама справлюсь, - мама настойчиво оборвала мою последнюю надежду.
  Нехотя, я поплелась в гостиную. Отец читал книгу, свою любимую Артура Конан Дойля 'Приключения Шерлока Холмса' и даже не поднял глаз, когда я вошла и обреченно плюхнулась в кресло.
  - Дочь, хочу поговорить по поводу того, как мы будем жить дальше, - отец медленно отложил книгу. - Ты знаешь, я своего решения не меняю, на Ольхон ты не едешь, через три дня мы возвращаемся в Атланту, я уже забронировал билеты. Поговорив с Олегом, я понял, что ваши отношения зашли слишком далеко. Он настойчивый малый и, не смотря на мою просьбу, отказался расстаться с тобой.
  - Папа! - я вскинула глаза, полные боли, на него. Как он мог такое требовать от Олега!
  - Я знаю, у тебя совершенное иное мнение по этому поводу. Но ты ещё не способна принимать такие серьезные решения, как жить в России или США. Пойми, одно дело приехать сюда в гости, другое -жить здесь. Тут все чужое для тебя, нет никаких перспектив на будущее, в штатах тебе будет лучше. Ты вернёшься в школу, а потом пойдёшь в колледж, найдешь хорошего парня, работу, заведёшь семью. И все будут счастливы! Ты ещё скажешь мне спасибо.
  - Все распланировал и решил за меня, да? Кто будет счастлив: ты, мама? Что ты можешь знать о том, что лучше для меня? Где мне лучше и с кем? Россия стала моим домом, я не хочу в штаты, я счастлива здесь! Это ты пойми, я могу адекватно принимать решения, мне не пять лет! Я знала, что ты не изменишь своё решение, но и я не меняю своё! - когда я закончила, то поняла, что стою посредине комнаты и что есть мочи кричу на отца. Что с нами стало? Ведь мы любим друг друга! Вот он извечный конфликт отцов и детей. Я понимала, что мы отдаляемся друг от друга. Комок подкатил к горлу, но я заставляла себя держаться: 'Только не плакать, плакать нельзя!'
  Отец молчал, он не ожидал от меня услышать это и не знал, как реагировать на мои слова. Оправившись от шока, он встал с кресла:
  - Отправляйся в свою комнату. Я не желаю видеть тебя и подумай над своими словами! - после этого он вышел из комнаты.
  Я, обессиленная, рухнула на диван. Отрицательные эмоции высосали из меня все силы. Сейчас была одна мысль: 'Пойти к себе и забыться во сне. Так спокойнее, в груди ничего не ноет и не разрывается от боли'. Так я и сделала. Липкий сон быстро забрал меня к себе.
  Проснулась от мерзкого запаха.
  Темно. Душно.
  Часы на прикроватной тумбочке показывали 03:00.
  - Откуда такой запах, канализацию прорвало? - резко сев на кровати, я заметила, как в щель под дверью просачивается черный дым. Он заполнил весь пол в комнате.
  'Ловцы'! Паника охватила меня! Что делать? Сон как рукой сняло! 'Ловцы' подбирались все ближе, они издавали страшные шипящие звуки, от них заложило уши. Единственный путь к отступлению - балкон. Набравшись смелости, я спрыгнула с кровати, оставалось три шага и я - у балконной двери. Спасение совсем рядом!
  Но как только мои ноги коснулись пола, поняла, что не могу ими пошевелить, как в болоте увязла. Черный туман полз по телу от коленей к бедрам, животу, спине, плечам, подступил к горлу, я чувствовала, как все моё тело немеет. Холод и омерзительный запах, от которого жутко тошнило, окутали меня. Не владея своим телом, я рухнула, как подкошенная, на пол. Лежала и думала: 'Вот и пришло моё время. Что же будет дальше? Страх прошел, хорошо, что нет рядом ни родителей, ни брата, ни дедушки с Олегом'. Я не подозревала, что самое ужасное впереди! Неожиданно жуткая боль пронизала мою грудь, разрывая её. Ни сопротивляться, ни кричать я не могла, только лишь чувствовала, как меня вырывают изнутри! Из тумана медленно выплыло страшное существо, не похожее ни на человека, ни на животное: шестипалое, с перепонками и когтями на каждой конечности. Большой череп, сросшийся с телом, без глаз и ушей - было понятно, что он все чувствует поверхностью тела, которое покрыто вонючей, мерзкой слизью. Половина черепа состояла из огромной клыкастой пасти, с тремя рядами зубов, из которой капала такая же серая, смрадная слизь. Тварь медленно подошла и взобралась на меня, понимая, что я в её власти. И почему шаман сказал, что 'ловцы' - это бесплотные существа? Плоти в них было достаточно! Слизь капала мне на лицо, а смердящее дыхание окутало с ног до головы. Монстр зарычал, увидев горящий клык рыси на моём запястье. Он явно ему не нравился. Всего одно мгновенье и моя грудная клетка была разорвана страшным существом. Я почувствовала себя вне тела. Вырванная странной силой, я парила над своим растерзанным телом. Жуткая картина предстала передо мной: истерзанное маленькое тельце распластано на полу под тяжестью мерзкой твари. Я чувствую, как что-то тянет меня всё выше и выше, дальше от этого мира, я отчаянно пытаюсь сопротивляться, но тщетно...
  Дверь в мою комнату распахнулась и на пороге оказалась Людмила Вячеславовна. В её руках блеснул странный круглый предмет, которым она запустила в мерзкую тварь. После удара монстр взвыл и растворился в черном тумане. Туман окутал женщину, после чего она упала от боли на колени. Шаманка ожесточенно сопротивлялась, произносила странные слова, похожие на молитву на замысловатом языке. Волосы растрепались, руки и все тело тряслись, казалось, что сейчас она рухнет замертво. Лицо медленно сморщивалось и приобретало серый оттенок, как будто из неё высасывают все силы. Но постепенно туман стал рассеиваться, а потом и вовсе исчез. Обессиленная женщина подползла к моему телу и накрыла его собой. Яркий свет, исходящий от нас, озарил всю комнату.
  Странно было все это видеть со стороны! Меня уже не тянуло вверх, я зависла в пространстве, а затем какая-то мощная неведомая сила затянула меня обратно в своё тело.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 17. Побег
  
  Очнулась я на своей кровати. Людмила Вячеславовна сидела рядом и читала молитвы на бурятском языке. Растрепанные черные волосы были аккуратно заплетены в косу. Ничего в её внешности не выдавало только что произошедшей борьбы.
  - Что вы здесь делаете? Что произошло? - увидев её, поняла, что случившееся со мной - не сон. От шипения 'ловцов' уши все ещё были заложены, и все звуки слышала, как будто под водой.
  - О, слава Богу, ты очнулась! Что я здесь делаю? Тебя спасаю, девочка.
   Совсем недавно я это уже слышала. Я чувствовала, как ноет грудь. Прикоснувшись к ней, поняла, что никакой раны нет, как будто совсем меня не терзали. Мистика. Кашель подступил к горлу, я прокашлялась и увидела кровь на руке, которой прикрывала рот.
  - Ничего, это скоро пройдет, - шаманка вытерла мою руку и рот от крови. - Если бы я не подоспела, тебя бы уже не было с нами! Первый раз встречаюсь с таким, слышала от старого шамана про 'ловцов', но что это так страшно и не предполагала. Мы справились! Ты молодец, отдохни!
  - Не понимаю, я же видела свое растерзанное тело, как я жива?
  - Всему объяснение - смещение пространства и времени. Тебе казалось, что с тобой это произошло, но на самом деле этого не было, но, не подоспев я вовремя, ещё секунда и тварь растерзала бы тебя. Однако сдавил он тебя крепко, тварь немаленькая оказалась! Грудь какое-то время немного поболит.
  - Что с родителями, это они вас впустили? Они всё знают?
  - Нет, я сама вошла. Все в доме спят, пришлось потрудиться, чтобы никто не проснулся. Давай-ка, попей горячий чай, сразу полегчает, - произнесла она. Я сделала несколько глотков. - Вот молодец!
  - Сколько времени?
  - Три часа, поспи.
  - Как? Я проснулась в три!
  Шаманка усмехнулась:
  - Ещё и не такое бывает, - она лукаво смотрела на меня. - Сейчас мы вне времени. Тебе нужно спать.
  От чудотворной травы в чае меня сильно клонило в сон. Веки налились свинцом. Ещё есть два с половиной часа, чтобы поспать, в 05:30 подъём. Сквозь сон заметила, как Людмила Вячеславовна вышла из комнаты и тихо закрыла за собой дверь.
  Гулкое пиканье будильника под подушкой вытащило меня из сладкого блаженного сна. Я полежала две минуты, прислушиваясь к звукам в доме. Все было тихо. Не зря спрятала будильник, похоже ни- кто не проснулся. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что мне ничего не угрожает, стала быстро собираться. Свет не включала, чтобы не привлекать к себе внимания. Глаза привыкли к темноте, но я и так знала, что где лежит: на стуле футболка и спортивный костюм, под стулом кроссовки, на тумбочке расческа и резинка для волос, рюкзак под кроватью - всё, я готова.
  Тихо вышла из комнаты. Дом спит, всё спокойно. Спускаюсь вниз по лестнице, ступени предательски скрипят. Я молила Бога, что- бы никто меня не увидел! Осталось преодолеть гостиную, по коридору проскользнуть мимо кухни, а там, через прихожую - к входной двери, и я на свободе. Двигаясь по коридору, тихо радуюсь, что гостиная и скрипучая лестница преодолена, совсем чуть-чуть, и вот ... за руку схватили. Сердце похолодело: 'Всё, попалась!' Я замерла на месте, от страха не решалась обернуться.
  - Ты куда? - детский шёпот раздался за спиной.
  Питер!
  Как я была рада его видеть! Сонный, в пижаме, со следами молока на верхней губе, одной рукой он крепко держал меня, другой тер заспанные глаза. Присев рядом с братом, я шёпотом заговорила с ним:
  - Питер, мне нужно в поход! Родителям только ничего не говори, а я тебе кедровых шишек привезу! Они, знаешь, какие вкусные! Хорошо?
  - Хорошо. А Керми взяла с собой?
  - Конечно, как я без него! - пришлось сказать неправду, иначе бы он побежал наверх за игрушкой и точно бы кого-нибудь разбудил.
  Я поцеловала брата в макушку и отправила в постель. Моему ликованию не было предела! Думала, что пропала, но обстоятельства складываются в мою пользу! Питер никогда меня не подводил, на него можно было положиться.
  Оказавшись на улице за входной дверью, я отдышалась, поправила рюкзак и пошла через двор к калитке. Олег ждет меня за углом, нужно поторопиться. Шорох за спиной заставил насторожиться. Я огляделась. Никого, повела носом по воздуху, омерзительного запаха не почувствовала, может быть, показалось? Вышла за калитку на дорогу. Шорох повторился. Я обернулась, калитка оказалась открытой, но я её закрывала. Черт, здесь кто-то есть! Я взяла камень с земли и стала вглядываться в темноту.
  - Кто здесь? Олег, это ты? - меня колотило от страха, пот выступил на лбу. Когда же это закончится?
  Никто не отвечал. До угла улицы, за которым меня ждали, оставалось три дома. Я медленно двигалась в нужном направлении. Внезапно от забора в мою сторону мелькнула черная тень, кто-то навалился сзади и зажал мне рот. Я начала отчаянно отбиваться.
  - Тише, Марго, это я! Успокойся, - знакомый шёпот раздался у меня над ухом.
  Я перестала сопротивляться, чужие руки разжались и я обернулась:
  - Брук! Какого художника ты здесь делаешь? С ума сошла, ты меня напугала! - я набросилась на подругу. Такого я от неё не ожидала. Меня трясло от злости, вот бы врезать ей хорошенько!
  - Ну и выражения, раньше ты никогда так не говорила! Что шуток не понимаешь? - Брук ошарашенно смотрела на меня.
  - Побыла бы ты на моём месте, ещё бы не так заговорила! Куда это ты собралась?
  - С тобой! Я же сказала, что тоже поеду, забыла? - подруга состроила невинные глазки. Вид у неё, надо сказать, был придурковатый. Надеялась, что со мной это пройдет, как в школе с учителями.
  - По-моему, это ты забыла, что я сказала, нет!
  - Ну, хорошо-хорошо, возвращаюсь в свою постель! Но я не гарантирую, что получится также тихо, так, когда я уходила из дома. За какое время Гленн сможет вас догнать? Пятнадцать, двадцать минут?
  Я зарычала от досады! Дрянная девчонка, придется брать её с собой!
  - Ладно, пойдём! Только будь осторожна и не лезь куда попало, обещаешь?
  - Конечно, обещаю! - радостная и довольная улыбка расплылась на её лице. У меня же настроение совсем испортилось. - А что такое Ольхон, и что там такого особенного? Я ещё фотоаппарат с собой взяла! Вот кто бы вас фотографировал, а?
  Всю дорогу, пока мы ехали до острова, Брук тараторила без умолку и этим сводила всех с ума.
  Олег удивился, приметив нашу парочку. По его виду я поняла, он не очень доволен компанией подруги, потому что ему придется отвечать ещё и за Брук, но делать нечего. Уложив наши вещи на заднее сиденье автобуса, мы двинулись в путь.
  Наш маршрут лежал на самую северную часть острова. Предстояло проехать около 350 километров до поселка Сахюрта. Дорога шла через Иркутск, так как напрямую по побережью она отсутствует, пришлось делать большой крюк. Далее из Сахюрта на пароме через пролив Ольхонские ворота на сам остров, затем по восточному побережью вдоль озера до самого большого поселка острова - Хужир. Там остановимся на несколько дней дикарями на берегу Сарайского залива. Это один из самых теплых и красивейших песчаных пляжей, протяженностью в 3 километра, окруженный сосновым лесом. Меня же интересовало то, что именно за поселком находится мыс Бурхан, на котором расположена пещера Шаманка. Потом снимемся со стоянки и двинемся дальше уже без проводника до поселка Песчаный. А там пешком, потому что невозможно проехать на машине по песчаным дюнам залива Нюрганская Губа до мыса Хобой - конечной точки нашего путешествия. Там прямо из сердца самого Байкала открывается потрясающий вид на бесконечные просторы чистейшей священной воды, великого творения природы! После чего обратный путь будет ждать нас.
  Дорога предстояла не длинная, но долгая. Веселый и разговорчивый проводник из местных жителей со странным именем Тугэт, всю дорогу рассказывал нам об истории и достопримечательностях удивительного острова, от чего всем хотелось добраться туда быстрее. Меня же не покидала мысль о том, что что-то важное я должна там найти, неспроста остров притягивает обладателей 'священного света'. Я должна найти ответ, пусть даже ценой собственной жизни!
  Название острова Ольхон произошло от бурятского 'ойхон'-что означает 'лесистый' и 'ольхан' - 'сухой'. На самом деле так и есть: с восточной стороны остров густо покрыт лесом, берег крутой с отвесными скалами, высотой около 80 метров; с западной стороны -наоборот, сухой и каменистый пологий берег плавно входит в воды Байкала, образуя песчаные пляжи. Остров делит озеро на две части, которые называют малым морем и большим морем. Здесь редко бывают дожди, 330 дней в году стоит хорошая солнечная погода. Песка и солнечных дней здесь больше, чем на черноморских пляжах России - это от географической особенности расположения острова. В сибирских лесах встречается редкий реликтовый ельник, а живописные скалы острова состоят из мрамора удивительной красоты. Внутри самого большого озера в мире существует ещё четыре озера: Ханхой, Нурское, Шара-Нур и Нуку-Нур - они славятся отменной рыбалкой из-за большого количества разнообразной рыбы. Удивительно, правда?!
  Нашим транспортным средством оказался очередной 'отечественный автопром' - все в России так называют автомобили русского происхождения. Это маленький автобус, ласково называемый 'буханка'. Как объяснил нам Олег, название произошло от формы, напоминающей буханку хлеба. Конечно, шикарным его назвать сложно, но как нас уверяли, по острову только на такой машине и можно проехать. Пока мы катили по более-менее ровному асфальту, поездка наша была сносной, однако после Иркутска, когда остановились размяться, я поняла, что мое мягкое место приняло форму жёсткой неудобной седушки. Но это ещё полбеды, после поселка Баяндай, через какое-то время асфальт закончился окончательно и бесповоротно, и началась гравийная дорога. Вся пыль, летящая из-под колес, была в салоне авто, не говоря уже о том, что трясло нас на славу. Я думала, что моё сердце и все внутренности выпрыгнут наружу, водитель явно вознамерился вытрясти из нас всю душу. Сейчас я с тоской вспоминала родные дороги Америки, такие ровные, комфортные и скоростные, по которым можно с удовольствием катить, наслаждаясь красотами прерий и каньонов. Ох, Россия, Россия! Но я знаю, что уже отдала ей свою любовь, ведь прекрасней её нет.
  Мы двигались по степям мимо старинных бурятских деревень, через живописные отроги Прибайкальского хребта и Сибирскую тайгу, которые сменялись монгольскими пейзажами Тажеранской степи. Неожиданно наш водитель остановился на обочине гравийной дороги, и вышел из машины.
  - Тугэт, что случилось? - поинтересовались мы у проводника.
   Мужчина, вылезая из кабины, крикнул:
  - Пойдемте, сами увидите!
  Выйдя из 'буханки' мы обомлели. Вся гравийная дорога была усыпана монетами, отчего ярко блестела на солнце. На обочине возвышался холм из камней, в который был вкопан деревянный резной столб. Привязанные к столбу разноцветные ленточки развевались на ветру, создавая дикий умопомрачительный танец. Водитель и Тугэт бросили монеты на дорогу и что-то пробурчали себе под нос, затем подошли к холму и привязали к столбу ленточки, встали на колени и долго кланялись, читая молитвы на своем языке.
  - Что они делают? - спросила я у Олега.
  - Похоже, молятся местным богам! А давай, и мы на счастье кинем монетку, чтобы дорога была хорошая, и больше так не трясло! - он извлек из кармана несколько монет, и мы вместе кинули их в священную дорожную пыль.
  Вслед за нами тянулась вереница автомобилей и автобусов. В это время года дорога на Ольхон очень оживленная. Я заметила, что не одни мы остановились у священного места, чтобы кинуть монетку. Наши проводники не стали долго здесь задерживаться, и быстро проследовали дальше. Несколько раз мы останавливались, чтобы заправиться и перекусить. Вот и на этот раз после двадцатиминутного стенания Вики, пришлось сделать привал и остановиться на обочине у леса, чтобы 'посетить дамскую комнату', как выразилась девушка Виталика. Караван машин, проходивший мимо, окутал нас густой дорожной пылью, но мы уже и так были покрыты её толстым слоем, поэтому не особо переживали по этому поводу.
  Проводник нервничал. Он не хотел оставаться сегодня на ночь на материке. В его планы входило переправиться на остров и заночевать там:
  - В лес далеко не заходим! - скомандовал Тугэт.
  - Милая, не уходи далеко! - кричал вслед Виталик своей возлюбленной, которая двигалась вглубь леса и почти исчезла из виду.
  - Я не собираюсь садиться у самой обочины, и не проси меня об этом! - откликнулась Вика.
  Мы с Брук вышли из 'буханки', чтобы размяться:
  - Какая-то она странная, прямо как ребенок! Мне уже надоело слушать её стоны о том, какие грязные волосы, как сохнет от пыли у неё кожа! Чего с нами поехала? - Брук искренне возмущалась и была недовольна поведением девушки.
  Я украдкой улыбалась тому, как раздухарилась подруга. Для меня была удивительна её стойкость в походе. Я думала, что это Брук будет вести себя подобным образом, но, похоже, её всё устраивало, достаточно было присутствия Макса. Видно, что ребят тянет друг к другу. Они всю дорогу о чем-то разговаривали, смеялись, целовались. Максим немного говорил по-английски, им этого было достаточно. В целом, поездка приносила всем удовольствие. Ребята веселили нас от души, рассказывали курьёзные случаи из своей жизни.
  - Брук, мы ничего не можем с этим поделать. Ведь это мы напросились с ними в поход, придется терпеть. Тем более ты нашла того, с кем можно отлично скоротать время, - я подшучивала над подругой, но знала, что она простит мне эти шутки.
  - Марго, он такой классный! - она томно вздыхала и закатывала глаза. Меня смешило такое её поведение. Неужели я выгляжу так же глупо рядом с Олегом?
  - Что девушки, заскучали? - Олег обнял меня и поцеловал в висок.
  Стоило мне о нём подумать, как он тут как тут. Брук улыбалась во весь рот и подмигивала мне, делая недвусмысленные намёки.
  Душераздирающий крик Вики из леса нарушил нашу мирную беседу. Всё похолодело у меня в груди. Переглянувшись, мы как сумасшедшие, рванули в лес. Виталик бежал впереди и кричал подругу. Сухие, колючие, толстые ветки ельника трещали и ломались под его натиском, как будто хрупкие прутики. Он не замечал их.
  Когда мы приблизились к месту, откуда раздавались крики, то увидели поодаль Вику с расширенными от ужаса глазами. Среди деревьев на небольшой опушке рядом с ней стоял Виталик и крепко держал её за руку, а перед ними замер огромный, всклокоченный бурый медведь, как будто приготовился к прыжку. Вся эта картина была как нарисованная, оттого что никто не двигался. Мы остановились, не зная, что делать и как себя вести. Олег спрятал нас с Брук за свою спину. Наконец появился проводник с винтовкой в руках. Он обошёл нашу группу и начал медленно и осторожно приближаться к Вике с Виталиком:
  - Так мальчики и девочки, никто не двигается, - медленно и спокойно проговаривал бурят при этом, неслышно продвигаясь вперёд по мягким иголкам ельника, - поиграем в игру 'фигура замри'. Он сейчас уйдет, летом медведи сытые и не нападают на людей.
  Казалось, что вот-вот зверь развернется и уйдет в чащу леса. Но что-то изменило его решение. Медведь издал жуткий рев, обнажив желтые острые клыки. Его черный нос к чему-то принюхивался. Я заметила, что руки Виталика разодраны от веток, бурая тягучая капля вытекла из его раны и упала на траву. Запах крови разбудил в медведе хищника. Он мгновенно поднялся на задние лапы и рванул вперёд, всего два прыжка, и он разорвёт на кусочки эту парочку...
  Всё было как в замедленной съемке, мы ничего не успели сделать ...
  Звук выстрела из ружья разлетелся по тайге. Черное вороньё взмыло с макушек деревьев в голубое небо. Последний медвежий рык вырвался из груди зверя, после чего он замертво рухнул к ногам Вики.
  Проводник опустил дымящееся ружьё и подошел к сраженному медведю. Присел рядом, положил ладонь на его голову и что-то произнёс, после чего метнул злобный взгляд на Вику:
  - Больше нигде не останавливаемся! - он посмотрел с сожалением на зверя, резко развернулся и пошел прочь от злополучного места, не оборачиваясь. - Никому не отставать!
  Вся наша группа спешно плелась за проводником. Никому больше не хотелось встретиться с чем-то подобным. Настроение у всех испортилось. Вика шмыгала носом и вытирала украдкой слезы с глаз. Какое-то время она не могла разговаривать, настолько сильным был её испуг. Мы откопали из глубин 'буханки' автомобильную аптечку и обработали раны Виталика. С перебинтованными руками он был похож на боевика американского экшена.
  До Сахюрты оставалось сорок километров. Мы преодолели их без приключений и остановок, в полной тишине. Каждый задумался о своём. О чем? О пережитом ужасе, о страшном звере?.. Мне же было жаль это прекрасное могучее животное, истинное творение природы, рожденное в любви, в этой прекрасной тайге, вскормленное молоком матери и погубленное нами по глупости. А если это медведица, и у неё есть детёныши? Теперь и они обречены на гибель! Как легко сделать что-то, не подумав о последствиях. А ведь каждое наше действие приводит к тем или иным последствиям! Почему 'человек разумный' так редко об этом задумывается, или вообще ни разу в жизни такая мысль не появляется в его голове? Почему мы живём как растения, не думая о главном, довольствуясь лишь материальными благами цивилизации? Почему люди так далеки от того, для чего были созданы? Не для потребления, нет, для созидания, сострадания, любви, заботы обо всем живом, что нас окружает?
  Почему?
  Почему?
  Почему?..
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 18. Сахюрта
  
   Погода совсем испортилась. Поднялся ветер, зарядил дождь, а потом совсем перешёл в ливень, который с силой хлестал по крышам домов, по машинам и по гравийной дороге, превращая её в поток из грязи и щебня. На Байкале начался шторм. Озеро как будто не хотело пускать нас в свои сокровенные владения. О переправе на остров не было и речи. Паром в такую погоду не ходит. Нам пришлось остаться на ночлег в Сахюрте. Здесь есть база отдыха 'Ветер странствий', туда и свернула наша 'буханка'.
  'Ветер странствий' - это большая база для современного отдыха с барами, дискотекой, бильярдом, бассейнами, боулингом и уличным кинотеатром. Однако в это время года все места заняты, номера бронируются заранее. Лишь благодаря долгим уговорам и внушительной сумме денег нам выделили четырехместный, неприглядный домик, с удобствами на улице и жесткими кроватями. После такой тяжелой поездки мы и этому были рады! Все, что нам требовалось - это смыть с себя дорожную пыль и поспать.
  Наличие бани с берёзовыми вениками обрадовало мужскую половину нашей компании. На улице похолодало, у воды воздух влажный и промозглый, все вымокли до нитки под проливным дождём, поэтому с удовольствием погрелись и просохли в русской бане. Разогретые и порозовевшие, мы потягивали в предбаннике чай с ароматными травами и вкуснейшим мёдом. Из-за двери парной раздавались визги Брук. Макс пытался напарить свою американскую подружку, которая и в помине не знала, что такое баня. Теперь-то она её на всю жизнь запомнит!
  Дождь закончился. Опустилась ночь, я решила прогуляться, посмотреть окрестности. База находится в очень живописном месте на самом берегу озера, который приподнят на высоту тридцати метров над водой. Здесь открывается великолепная панорама острова Ольхон и Малого моря.
   Плеск воды успокаивал, прохладный бриз с озера освежал, а серебристая дорожка на воде из лунного света тянулась до самого острова, который, казалось, был совсем близко, настолько, что можно дотронуться рукой. На самом деле, для меня он сейчас совершенно недосягаем.
  Опускался туман. Тонкой белой струйкой он выплывал из своего невидимого логова, спускаясь с вершин холмов в низины, плавно огибая все препятствия. Он надвигался стремительно, безапелляционно, но сойдя с берега, уже медленно и мягко струился по поверхности воды, все больше расплываясь, расползаясь все шире и шире, создавая белое пушистое одеяло, захватывая в свои нежные объятья всю поверхность озера. Никогда такого не видела! Это зрелище завораживало!
  Куча мыслей роилась в голове: родители, Олег, Ольхон... Здесь мне хорошо думалось.
  Знаю, что родные очень переживают из-за моего побега: отец - в ярости, мама - расстроена, дедушка - ужасно волнуется. Но иначе я поступить не могла. Телефон брать с собой не стала, какой в нем смысл? Родители стали бы звонить с угрозами, и все, что они бы ни сказали, никак не повлияло бы на мое решение.
  Олег - моя жизнь, мое счастье, моя любовь! Он самое дорогое, что у меня есть! Но нам все равно придется расстаться. Как и когда это произойдет, я даже думать не хочу. От этой мысли моё сердце разрывается на части! Как я буду дальше жить без него? Зачем? В чем смысл моей жизни? Дарить 'божественный свет' тому миру, тем людям, которым это совершенно не нужно? Тому, кто считает, что в наше время нужно быть жестоким, циничным, бессердечным, чтобы как можно больше 'урвать', как можно больше заработать, перешагнуть через друга, коллегу, семью, чтобы подняться по карьерной лестнице? И все это ради денег, ради наживы, власти, ради сомнительного счастья обладать всеми благами и богатствами человечества. Противоречивые мысли рождались в моей голове от- того, что нужно сделать выбор, которого мне не хотелось делать. Сейчас я всё больше задумываюсь о подобных вещах, о духовной, о человечной стороне общества.
  Я с любовью прикоснулась к кулону на груди, в который была вставлена фотография Олега и моей семьи, распечатанная мной в спешке на черно-белом принтере дедушки. Так приятно думать, что хотя бы так, но они всегда со мной.
  Звон колокольчика оторвал меня от тяжелых мыслей. Я вгляделась в темноту и увидела телёнка, который шел на ощупь, не разбирая дороги. Малыш потерялся и не мог найти свой дом:
  - Ой, какой ты миленький, иди ко мне! - я подозвала его ближе. Он и в правду был хорошенький, доверчивый, смешно причмокивал слюнявыми губами и тыкался мордой в мои руки.
  Здесь коровы и ягнята пасутся без пастуха. Нас это очень удивило. Их просто выпускают за забор, и они слоняются по округе сами по себе. Даже видели несколько коров на помойке. Мне это показалось отвратительным!
  - Где же твой дом? Хм! И я не знаю! - животное лизало шершавым языком мои ладони, выпрашивая корочку хлеба, но мне нечего было ему дать, я лишь гладила его шелковистую шерстку. - Давай, беги домой, малыш! Уже поздно.
  Телёнок оказался смышленым. Грустными глазами посмотрел на меня и побрёл дальше, в полумраке, не понимая, куда нужно идти. Тоненький звон колокольчика отдалялся все дальше и дальше от меня, а я смотрела ему вслед и думала, что также доверчиво, в полном одиночестве, неуверенно брожу в полумраке, не зная куда идти и зачем.
  Я вздрогнула от пронзительного волчьего воя. На холме сквозь туман в лунном свете появилась волчья стая. Их глаза светились в темноте, и от этого мне стало жутко. Приметив свою добычу, семь взрослых особей сорвались с места вниз по долине. Звон колокольчика участился. По этому звуку я поняла, что бедное животное, предчувствуя опасность, пытается спастись бегством. Я наблюдала за тем, как стая стремительно бросилась за добычей, окружая её и загоняя в лес. Беззащитный телёнок пытался отбиваться, но и так было понятно, что он обречен: острые клыки, скорость, жажда крови и крепкая хватка - сделают свое дело.
  Чувствуя, что и мне грозит опасность, я со всех ног бросилась к базе. Один из волков, заметив меня, отделился от стаи и мощными прыжками устремился в мою сторону. Его хищный оскал вызывал у меня ужас. Как же я ругала себя за то, что так далеко ушла от нашего домика, а расстояние между мной и волком стремительно сокращалось. Я слышала тяжелое дыхание зверя за спиной, клацанье зубов и гулкие удары лап о землю. От этих звуков холод пробежал по спине, страх сковал моё трепещущее сердце. Мне кажется, что я никогда так быстро не бегала, ещё чуть-чуть и я в безопасности, но зверь уже нагнал меня. Его челюсти сжались, в пасти оказалась штанина. От мощного рывка я повалилась на землю. Поспешно перевернулась на спину, чтобы защищаться, и тут же увидела перед собой оскал зверя. Я быстро отреагировала, и что было сил схватила волка за морду, чтобы он не перегрыз мне горло. Зверь неистово сопротивлялся, пытаясь укусить меня, сколько секунд продолжалась эта борьба - не знаю, но мои силы уходили, дыханье сбилось от бега, мощные лапы зверя давили мне на грудь, прижимая к земле, сопротивленье давалось мне нелегко. Зловонный запах ударил в нос, серый туман начал подползать к нам из темноты, от шипящих звуков, уши заложило. 'Ловцы' - это они, сомнений на этот счет у меня не было! Животное жалобно заскулило, мотнуло мордой, как будто избавляясь от наваждения. Серый туман окутал нас, тошнота подступила к горлу, черные зрачки волка обрели белый цвет, мерзкая, вонючая слизь начала капать из его пасти. Я поняла, что передо мной уже не то животное, которое нагнало меня из-за жажды утолить звериный голод, а 'ловец' - которому нужен мой 'свет'.
  - Вы меня не получите, никогда! - с яростью выкрикнула я. Злость бушевала во мне, я хотела бороться, но руки немели и пальцы разжимались.
  В следующий миг зверь отлетел от меня на расстояние двух метров и заскулил от боли. Я перевела взгляд и увидела перед собой разъяренного Олега с палкой в руках. Парень подбежал к волку и нанес ему один, затем второй удар. Животное скулило и корчилось от боли, лежа на влажной траве. Серый туман мгновенно рассеялся, с волка спало наваждение. Я не могла понять, почему 'ловцы' так быстро отступили перед Олегом, ведь шаманка еле смогла их прогнать. Тут слова старого шамана всплыли в моей памяти: 'Самое главное, рядом с тобой должен быть всегда близкий человек, 'ловцы' боятся сильных положительных душевных эмоций: любви, сострадания, радости, счастья и тому подобного - это их отпугивает!' Вот в чем причина! Те чувства, которые испытывает ко мне Олег, отпугнули 'ловцов'. Поспешно поднявшись на ноги, я пыталась остановить Олега:
  - Олег, хватит, перестань, ты же убьешь его! - мне стоило нескольких усилий, чтобы оттащить моего спасителя от волка. - Животное ни в чем не виновато, он хищник и это его образ жизни! Не стоит из-за моей глупости, лишать жизни невинное животное!
  Помедлив, раздумывая над моими словами, Олег решил оставить зверя в покое:
  - Ты права! Сам не понимаю, что со мной! - он был зол и растерян: волосы всклокочены, руки судорожно сжимали палку, тяжелое дыхание говорило о том, что злость и ярость бушуют в нем.
  Волк, скуля, поджав хвост, побежал к своим сородичам, оглядываясь на нас, чтобы убедиться, что мы за ним не гонимся.
  Мы укрылись в беседке на территории базы, чтобы прийти в себя.
  - Ты цела? - Олег осматривал меня, пытаясь понять все ли со мной в порядке. Страх за мою жизнь отражался в его глазах. Поняв, что со мной все хорошо, он схватил меня за плечи и стал трясти, как тряпичную куклу изо всех сил. - Ты с ума сошла! Зачем пошла одна ночью из лагеря? Марго, пойми, ты в России, в тайге, здесь нельзя по ночам разгуливать одной! Я чуть с ума не сошёл, когда увидел, в какой ты опасности! Обещай мне, что больше такого не повторится! Обещай!..
  Я стояла отрешённая и не сопротивлялась натиску любимого. Шок от произошедшего прошёл, сил не осталось, ноги подкосились, и я упала в объятья Олега. Слезы ручьями текли по щекам, а я никак не могла их остановить. Я чувствовала, что морально совсем истощена и напугана. Мне было жаль того бедного телёнка, я понимала его страх в последние секунды жизни, потому что чувствовала себя такой же загнанной в угол хищниками, которые вот-вот меня растерзают.
  Олег усадил меня к себе на колени и начал качать, как ребёнка, говоря ласковые слова и успокаивая. Его поцелуи покрывали мои влажные от слёз щёки и глаза, я обняла его за шею и положила голову на плечо. Он зарылся лицом в мои мягкие волосы, гладил по голове и бормотал о том, как испугался за меня, как боится меня потерять и что не сможет жить без меня. Мой любимый мужчина умолял простить его за резкость со мной. Но я и не злилась, ведь люблю его больше жизни, а он любит меня! С ним спокойно, хорошо, он дает мне какую-то внутреннюю силу, энергию, уверенность, верно сказал старый шаман, Олег - мой ангел-хранитель.
  - Ты что-то хотела мне рассказать у озера-сердца, но не успела. Может, сейчас расскажешь?
  Я медлила. Если все расскажу, как есть, он никогда не оставит меня в таком тяжелом положении одну, а это значит, что он будет всегда в опасности рядом со мной. Олег уже потерял маму и рассказывал, как тяжело пережил эту потерю его отец. Могу ли я рисковать его счастьем, его жизнью? Имею ли я на это право?
  Нет!
  Никогда!
  Он достоин нормальной человеческой, спокойной, счастливой жизни. Перед глазами возник образ счастливого успешного Олега. Он сидит в саду на заднем дворе своего прекрасного дома, любящая красивая жена обнимает его за шею и нежно целует, его дети резвятся рядом с ними. Их весёлый и счастливый смех разлетается по всей округе. Ревность кольнула моё сердце, как бы я хотела дать ему такую счастливую жизнь. Разве я могу лишить его всего этого?
  - Это уже не важно. Важно, что я тебя люблю и хочу, что бы ты был счастлив!
  - Я тоже люблю тебя и хочу, чтобы мы вместе, рядом друг с другом были счастливы. Ведь ты - моё счастье! У меня уже есть кое- какие соображения на этот счет, но об этом после поездки, - загадочная улыбка красовалась на его губах, а озорные огоньки плясали в карих глазах.
  Тоска сковала моё сердце! А как все могло быть прекрасно! Но этому не суждено случиться... Если бы Олег мог знать, что сейчас творится у меня в душе ...
  Но мне приходится делать вид, что ничего не происходит, и видит Бог, каких усилий мне это стоит!
  - Ты устала, и тебе пора спать, моя лунная красавица! - он подхватил меня на руки как пушинку и уверенными шагами пошёл к домику.
  Мы вернулись, когда все уже спали. Больше всех со спальным местом повезло Сергею. Он расположился один на односпальной кровати, всем остальным из-за ограниченного количества кроватей, пришлось лечь парами: Вике с Виталиком, Брук с Максом, проводника уложили на раскладушку посередине комнаты. Наше ложе ждало нас: скрипучее, неудобное, тесное, готовое вот-вот развалиться прямо под нами. Слегка влажная постель обдала наши разгоряченные тела прохладой, но это было приятно и отлично охлаждало наш пыл. Лежа друг с другом, мы смеялись, обнимались и готовы были до утра разговаривать обо всем и ни о чем, лишь бы не расставаться даже на время сна. Страсть сжигала нас, но, ничего кроме поцелуев, мы не могли себе позволить, и от этого было ещё слаще.
  Сквозь сон я чувствовала, как мои веки слипаются, а язык еле-еле ворочается. Я не заметила, как провалилась в сладкий, манящий сон.
  Сны приходят ко мне не часто, но они всегда очень чёткие и красочные. Вот и в эту ночь я видела яркий, завораживающий сон, не такой как всегда, он меня не страшил, скорее - удивлял.
  Где я? Не могу понять. Яркий свет ослепляет и в тоже время согревает, согревает и душу, и тело. Чувствую гармонию, которую не могу обрести на Земле. Я на другой планете, в другом мире. Но где я? Свет становится мягче, я иду по бело-зелёному мягкому пуху, от шагов он подлетает и мягко оседает обратно, вижу высокие, стройные деревья. Их листва белая, полупрозрачная с золотистыми прожилками. Я срываю листок, чтобы лучше рассмотреть его. В один миг он сворачивается в трубочку, съеживается и превращается в золотую пыль. Мгновенно ветер подхватывает её и развеивает в воздухе. Жаль! Как же хрупок этот мир! Все здесь иное: три спутника на небе непрерывно наблюдают за мной, два солнца дают мягкий, умиротворяющий свет, вместо травы - пух, птицы с крыльями бабочек порхают с дерево на дерево, водопады не падают вниз, а поднимаются вверх, создавая облако из брызг и множество радуг, не из семи, а двадцати-тридцати невообразимых цветов. Я думаю, что это рай.
  Передо мной из белой пелены выплывают высокие, стройные существа, ростом около 2 - 2,5 метров, чем-то похожие на людей, но другие. Они прекрасны! Прозрачная розовая кожа как будто светится изнутри, их длинные белые, волнистые волосы распущены, на головах замысловатые плетёные золотые повязки, огромные на пол-лица раскосые завораживающие глаза, они как будто смотрят тебе в самую душу, утонченный нос, высокий лоб, правильной формы овал лица, губ нет, уши так же отсутствуют, на двух руках по четыре длинных пальца. Так странно! Черты тонкие и изысканные, движения плавные, как будто они не идут, а плывут над поверхностью. Мужские особи одеты в длинные до пят белые юбки и подпоясаны такими же плетёными золотыми поясами, как и украшение на голове, торс - голый. Женщины удивительно нежные и утонченные создания, их стройные фигуры от плеч до бедер затянуты в золотое кружево, переходящее от бедра в юбку до самых пят, полупрозрачные красиво-утонченные замысловатые узоры не скрывают, а подчеркивают всю красоту их тел.
  Существа пристально смотрят на меня, их глаза улыбаются. Я чувствую, что они доброжелательно настроены по отношению ко мне. В один миг все меняется, ужас в их глазах пугает меня, прекрасный мир рушится, существа отдаляются, я слышу их голоса у себя в голове и понимаю, что они общаются ко мне через мысли, поэтому уши и рты им не нужны:
  - Помоги нам! Помоги! - их мольба звенит в моей голове, я чувствую их страдания.
  - Что я могу сделать для вас? Как помочь? - но в ответ - лишь тишина.
  Все исчезло. Я в кромешной темноте. Звенящая тишина ломит уши, кровавое, жгучее пламя внезапно вспыхивает передо мной, и я просыпаюсь.
  Ночь. Все спят, на часах 5:00 утра. Я лежу с открытыми глазами и пытаюсь понять, что это за сон, и что он может значить. Моё внимание привлекает белый свет, который попадает в комнату с улицы. Не удержавшись, я подошла к окну, чтобы посмотреть, что происходит снаружи. Приглядевшись сквозь стекло, вижу остров. Из его глубин исходит до самого неба и уходит в темноту космоса столб белого света. От этого такое яркое зарево во всей округе! Но что же это такое происходит? Я должна быть там и во что бы то ни стало все выяснить!
  
  Глава 19. Мыс Бурхан
  
   Утро выдалось отличное. Яркое солнце светило в окна, и от этого было так тепло и уютно. Проснулись в 08:00, раньше вставать все дружно отказались. Инициативу Тугэта никто не поддержал, он пытался поднять нас в 06:00 утра, но всеобщее возмущение и летящие в его сторону различные предметы, успокоили проводника ещё на два часа.
  Плотно позавтракав и погрузив все вещи в машину, мы двинулись дальше. К 09:00 утра огромная очередь собралась на паром, множество людей стремились попасть на Ольхон, ведь остров безумно манит к себе туристов и паломников. Простояв два с половиной часа в очереди, мы наконец плыли к заветному месту в бухту Перевозная через живописный пролив 'Ольхонские ворота'.
  Спустя двадцать минут паром причалил к заветному берегу. Когда наша нога, а скорее колесо 'буханки', ступило на берег, ничего сверхъестественного не случилось, небеса не разверзлись и шаманы с бубнами не выбежали нам навстречу. Но разочарование не постигло меня! Я чувствовала значимость этого места, я видела его красоту, я ощущала этот пьянящий воздух, я упивалась Ольхоном!
  От пристани мы ехали по пыльной песчаной дороге горячей степи. Воздух сильно прогрелся, а пыль сушила нос и горло. Асфальта и бетона здесь никогда не было, но этот 'недостаток' цивилизации привносит в ландшафт острова своеобразную непорочность и притягательность. Мы любовались тем, как озера блестят вдалеке под лучами дневного солнца, как будто давая нам знак, что они существуют и манят к себе, чтобы окунуться и избавиться от изнуряющей жары и пыли. Брук не выпускала из рук свой фотоаппарат и сделала уже тысячу снимков, но ей все было мало: местная архитектура, животные, восходы и закаты, туманы, разнообразный ландшафт, богатая флора и фауна Забайкалья, и даже наши лица в разных ракурсах - все попало в её объектив, удивительным образом воссоздавая картину нашего незабываемого путешествия.
  Мы проехали мимо населённого пункта под названием 'Малый Хужир', где находится музей 'Бурятская деревня' с юртами и национальными постройками бурят. Здесь проводятся представления с танцами и песнями народов местного населения. На экскурсию решили не останавливаться, потому что туристов было много и пришлось бы долго ждать своей очереди. Повсюду тут и там слышалась немецкая, французская, испанская, японская, английская речь. Видно, что иностранные туристы жалуют эти места.
  Глядя на всю эту цветную толпу, наш проводник загрустил:
  - Да, бизнес у нас прекрасно развивается, ведь у острова множество легенд. Ольхон слишком красив и слишком доступен, и в этом его погибель!
  - Тугэт, почему ты так говоришь? - слова проводника расстроили меня.
  Мужчина устало, и в тоже время обреченно посмотрел на меня:
  - Девочка, взгляни вокруг, - он провел рукой по линии горизонта, - для туристов строятся турбазы, предоставляются ночные рыбалки, прокаты катеров, велосипедов, квадроциклов, конные прогулки. Местные жители водят туристов на экскурсии, кормят их национальными блюдами, ловят рыбу, развлекают, как могут. Как говорится, любой каприз за ваши деньги! На что приезжие платят хорошими наличными, горами гнилого мусора и осквернением священных для нас мест. Но невозможно уже вернуть первозданную красоту, спокойствие и чистоту острову ни духам, ни шаманам, оберегающим эти священные места! Как не вернуть солнечного орла, с древних времен обитавшего в этих местах, сокола балобана, соболя и уникальную нерпу, которая так любила плескаться у каменистых берегов Ольхона. Скоро и наши духи покинут эти места!
  В разговор грубо вмешался Сергей:
  - Да ладно, прибедняться, Вы же на этом огромные деньги делаете, вот и убирайте мусор, приводите остров в порядок, за это вам и платят! Какие тут все святые! Как бабки рубить, так забываете про своих богов, а как крайним кого сделать, так - во всем туристы виноваты! Противно слушать! - Сергей грубо сплюнул в знак презрения.
  - Да как ты, щенок, смеешь такое говорить! - Тугет от злости схватил Сергея за рубашку так, как будто намеревался вытрясти всю его никчемную душонку.
  Олег, Максим и Виталик вмешались в разборку, чтобы разнять раздухорившуюся парочку. Я и Брук вжались в свои кресла, боясь, что в этом маленьком пространстве и нам может случайно попасть.
  - Какой я тебе щенок! Что правда глаза колет?! - кулак Сергея ловко, минуя Олега, точно угодил в переносицу проводника, отчего Тугэт взвыл и повалился назад.
  - Сергей, прекрати! - Олег с Максимом уже вместе держали разъярённого друга, пока поверженный противник пытался остановить хлынувшую кровь.
  Но тут масло в огонь подлила Вика:
  - Правильно, Серёжа, я тоже так думаю! И что тут вообще смотреть! Тундра какая-то, животные кругом дикие бегают, никаких удобств! Фу, мерзость! А люди ещё хуже: вонючие и неотёсанные! - поддержала Вика Сергея.
  - Вика, если ты ничего не понимаешь, то замолчи! - резко скомандовал Виталик.
  Первый раз я видела, чтобы Виталик так разозлился на свою подружку.
  Но Вика не унималась:
  - А что я не так сказала? Это ведь правда! И не собираюсь я молчать! Ты не лучше их: 'Викочка то, Викочка сё. Так говорить нельзя, так делать нельзя'. Бла, бла, бла! Ты мне надоел! - верещала Вика на Виталика.
  - Как ты можешь судить о том, о чем понятия не имеешь? Ты просто избалованная, глупая, бессердечная девчонка! - отвращение к своей возлюбленной застыло на лице парня, как будто пелена спала с его глаз.
  Я как зачарованная смотрела на происходящее вокруг. Несколько человек ополчились друг против друга, скованные в железной утробе 'буханки'. Что происходит с этими людьми? Они совершенно не похожи на себя, или наоборот, это и есть их настоящее лицо? Неужели это остров так влияет на нас, заставляя проявлять все истинные качества своей души, выворачивает наш внутренний мир наизнанку? От него не скроешь свое истинное лицо, здесь не пройдут трюки и уловки, к которым мы привыкли в своей обычной жизни.
  Тут автобус резко остановился. От неожиданности все попадали с кресел кто куда.
  - Стоп! - проорал водитель. - Приехали, Хужир! Все выходим и без драки, а то сами будете кровь в салоне отмывать!
  Я была рада скорее выскочить на улицу. Конфликт как-то сам собой утих, пока мы вытаскивали рюкзаки и водружали их на свои плечи. Проводник Тугэт здесь покинул нас. Об этом мы договаривались заранее, очень уж он не хотел идти дальше через священный мыс Бурхан. Все мы, кроме Сергея и Вики, поблагодарили Тугэта и водителя за благополучную доставку нас до нужного места. Виталик не забыл и то, как проводник спас его жизнь и жизнь Вики от медведя в лесу, особо отблагодарив его, и извинился за глупые и обидные слова Вики, брошенные в его сторону. После короткого прощания, мы наконец осмотрелись.
  Хужир. Не таким я его себе представляла. На самом деле это небольшая деревня с деревянными одноэтажными, кое-где двух этажными домами рыбаков и широкими неасфальтированными улицами. Уличное освещение - это своеобразная достопримечательность поселка, потому что провели его всего несколько лет назад. Нас высадили на центральной улице под названием Байкальская. Повезло, что здесь есть много продуктовых магазинов, запасы провизии и воды уже начали заканчиваться, и мы успешно их пополнили, купив все необходимое для дальнейшего путешествия. Проголодавшись, решили где-нибудь пообедать, зайдя в непримечательный домик с надписью 'Кафе'. Довольно сносно пообедали, но цены здесь нас уже не радуют, да и сервиса, конечно никакого.
  Проходя мимо обычного деревенского дома с белыми расписными ставнями, мы увидели название 'Интернет-Кафе'. Всех удивило то, что и здесь появился интернет, поэтому никто не смог удержаться, чтобы не зайти. У всех был информационный голод, привитый современной цивилизацией. Я решилась отправить весточку родителям о себе, чтобы они окончательно не сошли с ума, переживая за меня. Письмо было краткое, без особых уточнений, только лишь, что жива, здорова, что все хорошо, и я в безопасности с Олегом на Ольхоне, а ещё что очень люблю их всех! Не могла не написать и про Брук, что она со мной и с ней тоже все в порядке. Для подтверждения выложила несколько совместных фотографий в социальную сеть.
  Благодаря обычной дорожной карте мы разобрались с дальнейшим нашим направлением, и благополучно свернули на улицу Пушкина, которая вывела нас на окраину поселка к самому мысу Бурхан. Мы сразу поняли, что это он! Ведь такой красоты утёс с двумя вершинами ни с чем спутать невозможно! Мраморная скала, покрытая зеленью и красным лишайником, вдавалась в голубые воды Байкала, соединяемая с островом небольшим перешейком, как будто готовая вот-вот отделиться от Ольхона и устремиться в свободное плаванье к другому берегу, который хорошо видно с острова, через Малое море. Перешеек образовывал С-образную уединённую бухту с прозрачной водой и мелким белым песком. Мы любовались красотой дикой природы с высокого берега, который плавно спускался к воде.
  - Какая красота! - воскликнула Брук, и фотоаппарат в её руках начал быстро щёлкать затвором.
  - О, это прекрасно! - от восхищения выдохнула я. - А мы спустимся к пещере?
  Я обнимала Олега, любуясь Шаманкой, - одной из девяти святынь Азии. Теплый ветер трепал наши волосы, создавая ощущение полёта и свободы, чистейший воздух обжигал лёгкие, яркое солнце ослепляло. Это царство простора и света опьяняло нас. Я глубоко вдохнула, закрыв от удовольствия глаза, и медленно выдохнула:
  - Как же хорошо!
  - Да-а, хорошо! - Олег проделал то же самое, что и я, прижимая меня к себе за талию, глубоко вдыхая мой аромат и свежий воздух, как пьянящий коктейль. - Конечно, Марго, мы спустимся к Шаманке! Но не сейчас.
  Одурманивающее благоухание воды, трав и моего любимого мужчины смешивалось и сводило с ума. Его разгоряченное тело прикасалось ко мне, зажигая электрические разряды по всему организму, рождая какого-то дикого зверя внутри меня. Я нежно прикоснулась губами к пульсирующей жилке на его шее, но зверь заставил укусить эту манящую кожу.
  Мы не могли оторваться друг от друга, стоя на возвышенности у всех на виду! Олег намотал мою длинную косу себе на руку и медленно потянул её вниз, моя голова запрокинулась назад, предоставив для поцелуя губы.
  - Open your eyes, my love, - приказал он.
  Я распахнула глаза и увидела его карие очи, которые утопали в моих зеленых. Его губы улыбались, четко очерченные, слегка пухлые. Я обожаю его улыбку! Почему он не целует меня, чего он ждет? Он играет со мной! Сдерживая себя и тем больше получая удовольствие, он медленно начал осыпать поцелуями мои глаза, лоб, щёки, шею, плечи. Стон вырвался из моей груди, после этого он впился в мои губы, так как будто измученный жаждой в пустыне странник прильнул к кубку с водой, готовый испить меня до последней капли. Земля уходила из-под ног, я как будто парила над ней! Это непередаваемое ощущение уносило меня за грани реальности!
  Друзья окликнули нас, тем самым возвращая из собственного мира, где не существовало никого, кроме нас, на бренной земле.
  Брук тоже увлеклась съёмкой и не торопилась двигаться дальше, но все-таки после настойчивых уговоров продолжила путь:
  - Ладно, пойдемте, - позвала нас Брук, проходя мимо.
  - А куда мы сейчас идём? - поинтересовалась заплетающимся языком я, всё ещё опьяненная и счастливая.
  - Мы пойдем туда, - Олег указал рукой вправо от мыса. -Туда, где внизу на несколько километров вдоль берега тянется полоса желтого песка, где белые гребешки волн набегают на берег и исчезают в нем, это и есть - Сарайский залив.
  - Не хочу отрываться от тебя, - засмеялась я.- Когда нас, наконец, оставят наедине?
  - И я готов убить их всех! - хриплым голосом промолвил Олег и засмеялся в ответ, уткнувшись в мою шею.
  Любовь - что это? Что за химия происходит между двумя людьми? Химия, которая сводит с ума, затуманивает разум, сжигает и тело, и сердце, и душу, меняет в один миг весь твой привычный мир, ради чего ты готов пойти куда угодно, и сделать все что угодно, когда ты уже не принадлежишь самому себе, а любовью начинает просвечивать весь мир вокруг и делать тебя лучше!
  Любовь - это безумный коктейль, содержащий в себе безудержную необузданную страсть, преданность, самоотверженность, заботу! Любовь - это дар, самый лучший дар, который человек может получить от этой жизни!
  Вся наша группа уже спускалась к берегу, пока мы втроем застряли наверху, любуясь красотами. Пляж Сарайского залива был усыпан отдыхающими. Нам пришлось пройти приличное расстояние, чтобы найти уединённое место для отдыха. Я сняла мокасины, потому что назойливый песок все время забивался в обувь. Он оказался горячим и приятно массировал ступни ног. Погода выдалась чудесная, светило солнце, дул лёгкий бриз, температура воздуха достигала +320С. Пекло нещадно, хотелось нырнуть в прохладную воду, чтобы избавиться от палящих кожу лучей. Добравшись до места нашего будущего лагеря, все быстро скинули пыльные одежды, и наконец окунулись в озеро. Как же обжигала прохладная вода, но это было потрясающее ощущение! Мы резвились как дети, брызгались и плескались. Какое же это удовольствие после длинного пути достичь наконец своей цели!
  Песчаный пляж залива далеко уходит вглубь острова до самого соснового бора. Однако у берега росли единичные деревья, которые подбирались ближе к воде. Они располагаются то тут, то там, у самого берега, и создается впечатление, что ночью, когда никто не видит, эти деревья таинственным образом перемещаются по линии пляжа. Именно под таким загадочным деревом мы поставили палатки и разместили наш лагерь. К тому времени, когда мы обустроились, день уже подходил к концу. Все устали, но спать никому не хотелось. Солнце заходило за линию горизонта, оставляя алое зарево, предупреждая о том, что и завтра погода будет жаркая. Дедушка Виктор любит разные приметы, он рассказал мне о том, что если на заходе солнца горизонт красный, то следующий день будет жаркий и без дождя. Посмотрим, какой будет следующий день, очень уж хочется позагорать и вдоволь накупаться.
  Разведенный нами костер на песке приятно согревал после купания. мы валялись у огня на тёплом песке и рассказывали анекдоты, дурачились, в общем, веселились от души.
  Опустилась ночь. Яркие звезды подмигивали нам, луна поднялась над островом и хорошо освещала всё вокруг. Туристы, которые, как и мы, остались в палатках на берегу, тоже развели костры. Было приятно ощущать, что мы не одни на пляже. Страх перед волками с прошлой ночи ещё остался.
  Странные звуки бубна и гортанного пения со стороны мыса Бурхан привлекли наше внимание:
  - Смотрите, там у скалы горит костер! - Брук указывала в сторону мыса.
  Мы заметили костер и какую-то фигуру рядом с ним. Расстояние большое, и поэтому было трудно что-то разглядеть.
  - Пойдемте, посмотрим, что там такое, - Олег решительно поднялся на ноги и направился в направлении загадочных звуков. Я последовала за ним. Мне-то тем более было интересно, что там происходит.
  - Меня подождите! - кричала нам вслед Брук, лихорадочно доставая свой любимый Canon из палатки.
  Мы быстро двигались вдоль всего пляжа к Шаманке. Нашему примеру последовали некоторые туристы, которых также заинтересовали звуки бубна. Сергея совершенно не привлекало происходящее, поэтому он с удовольствием согласился охранять лагерь и не пошёл с нами. Вика тоже осталась в лагере. Мы вздохнули с облегчением, совершенно не хотелось слушать её стоны и нытьё. Виталик совсем охладел за последнее время к своей подружке, и казалось, даже был рад её отсутствию.
  По мере нашего приближения к намеченной цели, звуки усиливались. Уже было видно, что это шаман сидит у костра с бубном в руках. Он раскачивался из стороны в сторону, пребывая в состоянии транса. Несколько человек окружили его на приличном расстоянии и наблюдали за обрядом, но приближаться ближе двадцати метров никто не решался. Когда мы подошли к группе зевак, уже можно было хорошо разглядеть человека у костра. Какого же было моё удивление, когда в этом человеке я узнала старого шамана, с которым повстречалась на озере-сердце. Ничего в его внешнем виде не изменилось, все те же расписные одежды, тот же головной убор и загадочный золотой круг на груди.
  - Ты его уже где-то видела? - поинтересовался Олег. Похоже, моё удивление отразилось на лице и выдало меня.
  - Что? Не-ет! - голос предательски дрожал, и мой ответ не убедил его.
  - Что с тобой, Маргарита? Ты белая как мел! - он повернул меня к себе и внимательно всматривался в моё встревоженное лицо. - Ты меня пугаешь!
   Я сама себя сейчас пугала, мысли быстрым потоком мелькали в голове: что шаман здесь делает, случайна ли наша встреча, а может, он хочет о чём-то меня предупредить, или просто следит за мной, или что-то страшное должно произойти? А что я хотела, меня ведь предупреждали об этом, но я не послушалась и сама пришла в логово мощнейшей силы и энергетики, поэтому никому неизвестно, что может произойти. Но больше всего сейчас я боялась не за себя, а за Олега. И о чем я думала, когда поехала сюда с ним? Он теперь ещё в большей опасности рядом со мной!
  Гортанные звуки усилились. Они отвлекли нас от разговора. Шаман начал биться в эпилептических конвульсиях, глаза закатились, судорожные хрипы вырывались из его груди. Мне хотелось помочь ему, чтобы прекратить это страшное зрелище, но я не знала как. Один смельчак из толпы по глупости попытался помочь старику и оказать помощь. В результате его отбросило на несколько метров, как от электрощита. Приличный ожог остался на руке мужчины. Шаман и ухом не повел, как будто не замечая происходящего. По толпе прошёл шёпот:
  - Здесь что-то странное происходит!
  - Да, точно! Уже которую ночь старик приходит к мысу, и совершает камлание , а потом яркий столб света выходит из скалы Шаман.
  - Да, и мы это видели!
  - И мы!
  Макс с Виталиком подошли к нам:
  - Слышали разговоры в толпе? Вот вам и приключение, как раз то, что искали! Здорово, а? - веселился Макс.
  Почему-то веселье моих друзей мне не передалось. Шаман замолчал, и застыл как каменная статуя. Казалось, что он заснул. Толпа начала расходиться, поняв, что представление закончено. Однако я не спешила уходить. Мне нужно было поговорить со старым приятелем, который не торопился выходить из транса.
  - Может, вернемся в лагерь? - позвал нас Виталик.
  - Давай ещё подождем, может он очнется, - попросила я. Брук поддержала меня, она была увлечена съемкой происходящего. Ну, настоящий папарацци!
  Когда рядом с шаманом остались лишь мы одни, он, наконец, очнулся:
  - Подойди ко мне, Марго! - старик всё ещё находился в состоянии транса. Зрачки были мутно-белые, тяжёлое дыхание выходило с хрипом, руки тряслись от напряжения.
  - Маргарита, не надо, - попросил Олег, крепко схватив меня за руку и мотая головой в знак отрицания.
  Но я не послушалась. Осторожно высвободив руку, поцеловала его в щёку:
  - Всё будет хорошо! Поверь! - прошептала я.
  Все были напряжены и внимательно смотрели на происходящее. Никто не хотел, чтобы со мной что-то случилось. Брук от страха вцепилась в руку Максима и уткнулась лицом в его плечо, боясь увидеть что-то страшное.
  Я села напротив шамана в такую же позу, как и он - по-турецки. Его кисти рук лежали на коленях, ладонями к верху:
  - Положи свои ладони на мои, - скомандовал он.
  Посмотрев на Олега, как будто в последний раз, я набрала воздух в легкие и накрыла дрожащими руками ладони старика.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 20. Жизнь и смерть сменяют
  друг друга бесконечно...
  
  Тысячи электрических разрядов проникли в тело, мгновенно пробежали по венам и нервным окончаниям, а достигнув мозга, отключили моё сознание от реальности, переместив в иной мир.
  Очнувшись, я увидела себя в той же позе, напротив старика шамана, в бесконечно белом пространстве. Никого из друзей, ни- какого острова! Где я? В своем подсознании?
  - Извини, что пришлось заставить тебя испытать подобные ощущения, но только так я могу поговорить с тобой без страха, что кто-то помешает нам, - спокойно говорил мой собеседник. - Ты храбрая девушка и настырная, - усмехнулся он, - несколько раз встречалась с 'ловцами' и не испугалась, все равно пришла на Ольхон. Что ты хочешь здесь найти?
  - Ответ на мои вопросы, спасение, наконец! - с вызовом ответила я. Меня обидела его насмешка.
  - Ты не найдешь здесь ни того ни другого, только погубишь себя. Почему меня не послушалась?
  - Послушаться и делать то, что Вы предлагаете, значит подвергать опасности любимых, родных мне людей и жить каждый день в страхе! Нет, это не по мне, уж лучше умереть!
  - Нельзя быть такой эгоистичной! Ради спасения мира мы всегда идём на жертвы. Чтобы спасти пятерых, ты подвергаешь опасности миллионы людей!
  - А они заслуживают спасения? - эмоции захлёстывали меня, все это время странные мысли одолевали и не давали покоя. Теперь я понимаю, что подсказывал мне мой разум, к какому выводу он меня вёл. Я пристально смотрела в глаза шаману в надежде, что он ответит на мой вопрос.
  - Не нам это решать! Для таких вопросов есть Создатель, - уклончиво и обречённо ответил шаман. Он устал от нашего бессмысленного спора, печаль легла серой тенью на его сморщенное как печеное яблоко лицо. Меня было не переубедить.
  - А вы что здесь делаете?
  - Надеялся переубедить тебя, поэтому ждал.
  - Что за столб света выходит из скалы Шаманка? Я видела его сегодня ночью.
  Шаман нахмурил брови:
  - Тебе не нужно этого знать и приближаться туда опасно, прошу, хотя бы в этом меня послушай! Я скажу лишь то, что сможет помочь тебе. В лесу, недалеко от берега, есть старый вековой кедр. Тебя потянет к нему, если будет грозить опасность, поэтому почувствуешь, куда именно идти и не заблудишься. Ты сможешь укрыться рядом с ним, а если будет совсем плохо, он придаст тебе сил. Не спрашивай меня, почему.
  - Я сама всё знаю про кедр, спасибо за помощь, - удивление и восхищение вспыхнуло в глазах старца, но он промолчал в ответ. - Я хочу увидеть пещеру Шаманка и пойду туда, не зря сюда столько добиралась! Меня и так предостерегают опасности на каждом шагу, что ещё нового может случиться?
  - Ох, какая упрямая! В пещеру нельзя входить женщинам и детям. Огромная энергетика плохо влияет на них, а что будет с тобой вообще неизвестно! Но раз уж ты такая упрямая, расскажу тебе про свет из скалы. Духи, сверхсилы, божества оберегают наш мир. Сквозь столб света они могут проникнуть на Землю, как по дороге, ведущей из одного мира в другой. Я прошу их о помощи, прошу защитить наш 'священный свет' и уже им решать, что будет дальше. Нельзя тебе сейчас здесь находиться! Опасно, очень опасно!
  - Почему? Духи, они опасны?
  - Опасны для тех, кто этот 'свет' уничтожает, разрушает. Ты - 'божественный свет', сотворенный Создателем, ты - чудо и наше спасение, не забывай об этом, Маргарита! Береги себя, Светлячок!
  После чего мои веки закрылись, и я потеряла сознание.
  Очнулась на земле у костра, голова лежала на коленях Брук, а Олег держал за руку и что-то говорил мне, пытаясь привести в чувство.
  - Все в порядке, - голова кружилась, но я попыталась сесть. - Неприятное это ощущение - блуждать у себя в сознании.А где шаман?
  - Он уложил тебя на траву, а сам скрылся в пещере Шаманка. - объяснила подруга.
  - Мы попытались остановить его, но старик скрылся мгновенно! Как так? Этот дряхлый старикашка бегает быстрее нас! - шокированный Максим никак не мог прийти в себя, размахивал руками, мотал головой, и от этого выглядел уморительно.
  - Может наконец, Марго, ты расскажешь, что все это значит, и почему ты так рвалась на Ольхон? Мы все за тебя волнуемся! - тревога сквозила в словах Олега. Он пристально смотрел на меня.
  Как же трудно, глядя в любимые глаза, говорить неправду!
  - Не знаю, как объяснить, но я не такая, как остальные, - было нелегко признаться, но я больше не могла врать, - со мной происходит что-то странное и ... в общем, мне недолго осталось жить, - боль сковала моё сердце. Слышать со стороны о своей смерти куда труднее, чем ожидать её каждый день.
  - Ох! - от удивления Брук прикрыла рот рукой, её глаза расширились. - Ты больна? Почему ты не сказала нам об этом?
  - Чем ты больна, Марго? Мы попытаемся тебя вылечить! - отчаянье читалось в глазах Олега, но он не терял надежду.
  - Трудно объяснить, что со мной, поэтому я пытаюсь найти ответы на мои вопросы здесь.
  - Я помогу тебе и буду бороться вместе с тобой! Только ничего не скрывай от меня, хорошо? - слова Олега были настолько уверенными, что придали мне силы для дальнейшей борьбы. Появилась надежда, что есть выход из этой ситуации, и слова шамана окажутся ошибочными.
  - Хорошо, - с облегчением выдохнула я, - спасибо за поддержку! Извините, что испортила ваш отдых! Что-то я устала, пойдемте в лагерь.
  Все медленно начали спускаться к пляжу. Олег крепко держал меня за руку. Мы молча шли вдоль кромки озера, вода нежно лизала подошвы нашей обуви. Лёгкий плеск успокаивал, но я чувствовала, что Олег напряжен. Темно. Его лица не разглядеть, лишь редкие отблески костров, мимо которых мы проходили, отражались на хмуром лике моего возлюбленного. Казалось, что он о чем-то серьёзно задумался. Что ж, это и к лучшему! Вероятно, он решит, что нам нужно расстаться, ведь смертельно больная девушка - не лучший вариант. Я не буду его винить в этом, наоборот, нам хорошо было вместе! Я благодарна ему за то, что впустил меня в свой дивный мир, за минуты счастья, которые мне подарил, за новые ощущения, которые открыл, за счастье, любовь и надежду!
  От размышлений меня отвлекли крики людей впереди. Приглядевшись, мы поняли, что это горит наш лагерь, и его пытаются тушить. Со всех ног мы бросились вперёд, подбежав, обнаружили, что из трех палаток осталось две: четырехместная и двухместная - одна сгорела дотла, остальные вещи, слава Богу, уцелели. Сергея и Вику на месте мы не обнаружили. Похоже, лагерь остался без присмотра, и когда подул ветер, ближайшая от костра палатка загорелась. Хорошо, что наши соседи вовремя её потушили.
  Но где Вика и Сергей? Взяв фонарики, мы искали их полночи, прочесали всю округу, прошли вдоль леса, сходили в Хужир, но тщетно. Ребята как сквозь землю провалились. Самые худшие мысли лезли в голову, вспомнились слова дедушкиного приятеля Кирилла Петровича о пропавших людях на Ольхоне: 'Рассказывают, что туристы самостоятельно отправились к пещере Шаманка без гида, и вот уже два дня их никто не может найти. Вещи, рюкзаки, палатки найдены нетронутыми у пещеры, там, где был разбит лагерь. Больше ничего не известно'. 'А ещё, тоже в прошлом году, пропали туристы в этом районе, нашли лишь пару растерзанных тел, остальные ещё шесть пропали без вести'.
  Отчаявшись найти друзей, около трёх часов ночи, измученные и уставшие вернулись в лагерь. Все валились с ног от усталости, но сон не шёл. Сидя у костра отогревались горячим чаем, несмотря на жаркую погоду днем, ночи здесь прохладные.
  - Завтра возобновим поиски! - уверенно сказал Виталик.
  - Нужно идти в полицию! - предложила я.
  - Бесполезно, они не примут наше заявление, а значит, и искать не будут! - высказался Олег.
  - Но почему, Олег? - недоумевала я. - Люди, ведь пропали!
  - По Российскому законодательству только через трое суток после пропажи человека полиция принимает заявление и начинает поиски. А пока нужное время не пройдет, никто искать, кроме нас, их не станет, - подробно объяснил он.
  - Да, завтра объявятся, - предположил Макс, - спят себе где-нибудь на турбазе в комфорте. Вокруг Хужира вон, сколько баз, пойди, найди их там. Все знаете Вику. Застонала, что спать не может на твердой и холодной земле, а одной идти страшно, вот и утащила Серёгу с собой на базу.
  Я молила Бога, чтобы все так и было, но сердце подсказывало, что с ними случилось что-то нехорошее.
  - Пойдёмте спать, - предложил Олег. - Завтра будет тяжелый день, и нам нужно набраться сил.
  Только мы собрались укладываться, как яркий столб света, исходивший из скалы Шаманка, озарил все кругом. Пустынный пляж тут же заполнился сонными отдыхающими, которые, как и мы, глазели на удивительное загадочное чудо разинув рты.
  - Это фантастично! Какой поразительный свет, - моему восхищению не было предела. На острове хорошо видно, что голубой свет окутан дымкой серебряной пыли, закручивающейся по спирали вверх вдоль светящегося луча, и исчезающей в глубинах космоса. Одинокие частицы пыли падали на скалу, от этого утес слегка блестел серебром. У меня возникла мысль, забраться завтра на мыс, чтобы собрать крупицы этой диковинной пыли и лучше разглядеть.
  Луч исчез также внезапно, как и появился, после чего не понятно откуда, на остров опустилась мгла - тёмная, непроглядная, липкая. Ничего не было видно на расстоянии метра.
  - Прекрасно, ещё этого нам не хватало! - констатировал Макс.
  - Лучше укрыться в палатках, - скомандовал Олег, крепко держа меня за руку, и от этого было не так страшно.
  Душераздирающие крики людей начали раздаваться то тут, то там на протяжении всего пляжа. Паника охватила отдыхающих. Мимо нас пробежал мужчина с расширенными от ужаса глазами:
  - Бегите, глупцы, бегите, спасайтесь! Оно идёт! - мужчина скрылся из виду, после чего его жуткий крик донесся до нас. Внутри меня всё похолодело.
  - Кто идет? - прошептал Виталик.
  Мы со всех ног бросились в самую большую палатку и скрылись внутри неё. Сидели тихо, молча, обнявшись, в полной темноте, боялись даже дышать. Фонарики не зажигали, крики на пляже сводили с ума, воображение рисовало жуткие картины происходящего. Прошло около двадцати минут хаоса. Казалось, что этот кошмар никогда не закончится.
  Внезапно на нашу палатку что-то налетело и наполовину смяло её. Мы с Брук завизжали от страха, мужчины ожесточенно отбивались, палатка трещала по швам и вот-вот готова была разорваться. Через несколько минут непрошеный гость оставил нас в покое, все стихло. Я чувствовала, что что-то движется вокруг, что-то рядом присутствует. Все затаили дыхание в ожидании нового нападения, поблизости раздался женский голос:
  - Данил! Данил, отзовись, мне страшно! - плакала женщина. - Кто-нибудь, откликнитесь!
  Мне хотелось помочь бедняжке. Приоткрыв край окошка палатки, я выглянула наружу. Мгла посветлела, и уже можно было что-то разглядеть. Женщина блуждала в тумане одна, она не понимала куда идти, её платье было разодрано и испачкано в крови.
  - Марго, ты с ума сошла! - шёпотом закричала на меня Брук и отдернула от окна, Макс поспешно его закрыл. - Хочешь, чтобы и с нами случилось то, что произошло с теми людьми?
  - Нет! Но ей нужно помочь, она в беде! - протестовала я.
  - Но мы в такой же беде, кто поможет нам? - не соглашался Виталик.
  Я не верила своим ушам! Вот она человеческая сущность! Сиди и не пикай, лишь бы тебе было хорошо, а что там происходит - не важно! Не трогают и ладно, жить можно. Равнодушие, жестокость, безучастность, эгоизм - вот одни из основных страшных пороков человечества.
  - Вы же люди, не звери, даже звери не поступают так с себе подобными! А если бы, Брук, ты оказалась на месте этой женщины или ты, Виталик, и никто бы не вышел вам на помощь? Какого это, а?! - все молчали, лишь отчаянные крики и рыдания женщины о помощи раздавались в тишине.
  - Маргарита права, мы должны ей помочь, - протянул мне руку помощи Олег, остальные промолчали.
  Олег ждал, что ребята поддержат нас, но, не дождавшись, начал рыться в рюкзаке:
  - Марго, помоги мне, посвети фонариком в рюкзак.
   Я взяла фонарик и направила в сумку. Максим резко схватил меня за руку, не давая зажечь свет.
  - Макс, перестань! Если не хотите помогать, хотя бы не мешайте! - прорычал на него Олег.
  Рука парня разжалась, и я смогла беспрепятственно зажечь фонарь. Олег вынул верёвку и походный нож. Он говорил тихо, но быстро:
  -Значит, так. План такой, я обвязываю себя верёвкой и выхожу наружу. Вы её медленно ослабляете, как только дергаю за верёвку, значит, я возвращаюсь, и вы начинаете её сматывать обратно. Все понятно?
  - Нет, - резко ответила я.
  - Почему? В чем дело, Марго?
  - Дело в том, что меня не устраивает твой план, я иду с тобой, и это не обсуждается!
  Он зарычал и вознес глаза к небу от досады! Но делать было нечего, Олег уже знал, что я всегда всё делаю по-своему и спорить бесполезно.
  Обвязавшись верёвкой: первый - Олег, я - вторая, мы друг за другом вылезли из палатки. Осмотрелись. Туман рассеивался, было видно, что пляж пустой. Куда все делись? Женщина отдалилась на приличное расстояние от нашей палатки и пропала из виду. Мы шли на звуки её голоса. Пройдя несколько метров, мы приметили её сгорбленную фигурку. В тишине медленно двигались в её сторону, пока она не заметила нас:
  - О, слава Богу, хоть кто-то уцелел! - она плача направилась нам навстречу.
  - Тсс! - Олег прижал палец к губам, в знак того, что нужно помолчать. Мы озирались по сторонам. Было ощущение, что кто-то есть поблизости и за нами наблюдают.
  Расстояние между нами и женщиной медленно сокращалось, я почувствовала рядом колебания воздуха, как будто что-то пролетело над головой. И в тот же миг женщину подхватила неведомая сила и утащила прочь во тьму. Бедняжка пыталась сопротивляться и звала на помощь, после чего душераздирающий крик завершил её существование.
  Поняв, что нам ей уже не помочь, мы, поспешно сматывая верёвку, двинулись обратно. Я чувствовала, что сейчас мы имеем дело не с 'ловцами'. Это совершенно иная неведомая сила, и она преследует свои цели, в планы которой я совершенно не вхожу. Мысли быстро мелькали в голове. Я не могла понять, почему нас с Олегом не тронули? И надолго ли это везение?
  Наша верёвка стала неистово дергаться, Олег крепко схватился за конец и пытался её удержать:
  - Ребята, что у вас там такое? Не дёргайте так верёвку!
  - Марго, помоги! - страшный крик Брук вверг меня в ужас.
   Мы стояли ошеломленные и уже вдвоем изо всех сил пытались удержать прыгающую в адском танце верёвку.
  - Брук, что случилось?! - дрожащим голосом кричала я.
  Но в ответ - лишь тишина. Верёвка ослабела, мы с Олегом переглянулись и начали свободно её сматывать. Руки предательски тряслись.
  - Что это? - Олег держал в руке другой конец верёвки. Он был перегрызен и пропитан кровью.
  Я опустилась на песок. Ноги не слушались. Мы оба понимали: с ними случилось что-то страшное, и мы не в состоянии им помочь. От этого слёзы хлынули из глаз. Олег опустился рядом со мной и крепко прижал к себе:
  - Тише, тише! Я с тобой, все будет хорошо, - он ласково гладил меня по щеке.
  - Они погибли! Их больше нет! Понимаешь! - я рыдала и не могла остановиться, мне было страшно. - Как нам быть, что делать? Я не понимаю, что происходит? Ничего хорошего уже не будет! Олег, это я во всем виновата!
  - Ты ни в чем не виновата! Успокойся! - Олег взял моё лицо в свои ладони и начал осыпать поцелуями.
  Я обняла его крепко-крепко. Как мне хотелось защитить его! Больше всего на свете я боялась потерять Олега, боялась за его жизнь.
  Ясно, что в наш мир проникло что-то страшное, и, похоже, это именно то, о чём говорил шаман. Неужели, таким способом духи пытаются спасти 'священный свет', в том числе меня, подчищая ряды грешников, убивая тех людей, которые разрушают 'свет'? Я не хочу спасения такой ценой! А Брук, неужели она такая страшная грешница, что заслуживает смерти? Значит с таким же успехом можно уничтожить любого человека, все мы не без греха. Неужели невозможно найти иной выход?
  Олег отвлек меня от размышлений:
  - Послушай, Маргарита, я думаю, нужно идти в Хужир. Там живут люди, они помогут нам.
  - Да, нужно что-то делать, - я взяла себя в руки и успокоилась.
  Поднявшись на ноги, я нашла в песке фонарик, Олег достал прихваченный из рюкзака нож, и мы медленно двинулись вдоль пляжа к посёлку, мимо разрушенных палаток и перевернутых невиданной силой машин. Кое-где остались всполохи от костров, но вокруг не было ни души.
  Добравшись до Хужира, мы блуждали по темным, пустынным улицам, стучались в дома, просили о помощи, но никто нам не открыл и не ответил. Все вокруг погрузилось во тьму, и казалось, поселок вымер. Даже уличные фонари не горели, было такое чувство, что мы попали в какой-то параллельный мир.
  Я вспомнила про кедр, единственное наше спасение:
  - Нужно идти в лес к старому кедру, - я успокоилась. Выход есть! Во всяком случае, я очень на это надеялась.
  - Зачем? Какой ещё кедр? - недоумевал, Олег. Он смотрел на меня как на сумасшедшую.
  - Об этом мне вчера сказал старый шаман у скалы.
  - Но куда идти, ты знаешь дорогу? - он недоверчиво смотрел на меня.
  - Нет, буду следовать своей интуиции. Просто поверь мне, прошу.
  У нас не осталось иного выхода, и мы пошли в сторону леса. Похоже, что эта ночь никогда не закончится. Мгла не рассеивалась, она то светлела, то вновь сгущалась.
  В лесу сквозь непроглядный туман внезапно возникали деревья. От неожиданности мы натыкались на них, и, казалось, блуждали наугад, как слепые котята, но я ощущала каким-то внутренним чутьем, куда нужно идти. Спустя какое-то время поняла, что 'ловцы' появились поблизости, мерзкий запах ударил в нос:
  - Чем это так воняет? - заметил Олег.
  - Времени мало, нужно быстрее двигаться! - я перешла на бег. Во мгле было сложно бежать, но я торопилась.
  Я чувствовала, нас окружают, времени мало. Жуткое шипение заложило уши, черный туман начал заковывать нас в своё кольцо. Идти дальше стало невозможно, пришлось остановиться.
  - Это ещё что за чертовщина?! - ошеломленный Олег озирался вокруг, спрятав меня за своей спиной, и зажимал уши от режущей боли, - Марго, не бойся, я что-нибудь придумаю.
  Черный туман потянулся ко мне, клубясь у ног и поднимаясь кверху. Олег резанул его ножом, блеснувшим в руке. Клинок и рукоятка мгновенно раскалились и обожгли его ладонь. От боли парень уронил нож на землю. Туман скрыл все признаки оружия, искать его было бесполезно. 'Ловцы' на время отступили, но через мгновенье возобновили свою атаку. Мы крепко держались за руки, я чувствовала энергетику Олега, его тепло. Я была рада, что он сейчас со мной, несмотря ни на что. Животный ужас сводил с ума, одна я бы этого не выдержала. Страх друг за друга, страх перед неизведанным ослабил нашу защиту перед 'ловцами', но тем не менее последняя надежда на спасение теплилась в моём сердце.
  Животный рык раздался у нас за спиной, мурашки пробежали вдоль позвоночника, а волосы на затылке встали дыбом. Медленно обернувшись, мы увидели жуткое животное, похожее на то, что напало на меня в доме. Все та же вонючая слизь капала из жуткой пасти:
  - Тебе не уйти от нас-с-с, - прошипела тварь и стремительно прыгнула на меня.
  Глаза Олега расширились от страха, но он успел среагировать и закрыл меня своей грудью. Всё произошло мгновенно. Тварь превратилась в черный туман, который насквозь пронзил Олега и растворился в воздухе. Мой любимый упал навзничь без сознания.
  Я не верила своим глазам и пыталась привести его в чувство. Но все было напрасно, он не двигался и не дышал, сердце остановило свой бег. Самое страшное, то, чего я так боялась - свершилось. Осознав, что он покинул меня, я уже была не в силах сдерживать себя. Жуткий крик вырвался из моей груди:
  - Не-е-ет! - весь мир перевернулся в один миг и окрасился в черный цвет, навечно. Слёзы застилали глаза и текли ручьями по лицу. - Олег, нет! Не оставляй меня, мой родной!
  Несколько минут я рыдала над телом любимого. Отчаянье и горе разрывали мою душу. Казалось, что из груди вырвали сердце, а меня оставили жить в мучениях, чтобы я испытывала бесконечно эту невыносимую боль.
  Звенящую тишину нарушил звук бубна. Прислушавшись, я, перестала плакать. Отчаянье и горе сменились злостью, неистовой, нарастающей, пожирающей, я не хотела сдаваться! Мы шли к кедру, и я продолжу идти туда, чего бы мне это ни стоило! Взяв тело Олега подмышки, собрав все силы в кулак, я потащила его туда, куда вело меня моё чутьё, откуда раздавался спасительный звук бубна. Я не смирюсь со смертью Олега, я должна его дотащить, он будет жить! Мне было наплевать на 'ловцов', которые внезапно куда-то исчезли, я была уверена, что они вернутся за мной, но все мысли занимал лишь Олег. Мои губы были искусаны в кровь, руки, разодранные ветками деревьев, кровоточили, ноги подкашивались, но я не чувствовала физической боли, боль душевная затмевала телесную.
  Сколько времени я так шла - не знаю, откуда брала силы - не представляю, наконец, за деревьями появился огромный, высокий, могучий кедр. Последний рывок, и я у своей цели, звуки бубна стихли. Собрав остатки сил, уложила Олега у подножья дерева, сама рухнула обессиленная рядом на землю и прислонилась спиной к стволу. Отдышавшись, я лихорадочно думала, что делать дальше, вспомнила, как мы с Олегом познакомились с первым нашим кедром, как он обвенчал нас под своей кроной.
  Я загляделась на спокойное любимое лицо:
  - Я хочу отдать за тебя свою жизнь! Зачем она мне без тебя?
  Моя рука легла на шершавый ствол дерева, вторая опустилась на грудь Олега, я закрыла глаза и погрузилась в свои мысли, чувства и ощущения. Поможет ли это ему, я не знала, но мне хотелось в это верить, и я пыталась.
  Ничего не получалось, две, три, десять, пятнадцать минут - все бесполезно! Я молила дерево помочь мне, но оно не отвечало. Не было чистейшего звона, не было белоснежной дымки в кроне дерева, оно меня не слышало. Все попытки оказались тщетными. Слез больше не осталось, злость ушла, лишь бесконечная любовь царила в моём сердце. Обняв Олега, положила его голову себе на грудь. Я не хотела больше никуда идти, ничего предпринимать. Я сдалась, нет, я освободилась.
  Вот теперь-то черный туман со зловонным запахом начал подбираться ко мне, 'ловцы' дождались своего часа. Но мне уже было все равно...
  Я чувствовала, как медленно немеет моё тело, как беспросветный туман окутал нас и подступил к горлу. Я поцеловала любимые холодные губы, вымолвив лишь короткое: 'Прощай!'...
  Почему мы так боимся смерти? Смерть - это неизбежный этап нашего существования. Это не конец, это очередное начало.
  Продолжение следует...
  
  
  
  
  Содержание
  
  Глава 1. А счастье совсем рядом ... было ........................ 3
  
  Глава 2. Брук ............................................................ 15
  
  Глава 3. Пробуждение ................................................ 20
  
  Глава 4. Шаг назад, или шаг вперед во что-то новое и неизведанное? ...............................................
  24
  
  Глава 5. Мишка ........................................................ 31
  
  Глава 6. Бродяги ...................................................... 42
  
  Глава 7. Ольхон ........................................................ 50
  
  Глава 8. Это сон, или счастье пришло в мою жизнь? .......... 57
  
  Глава 9. Шаманка ...................................................... 70
  
  Глава 10. Горькая обида, или нежный поцелуй?.. ............... 78
  
  Глава 11. Полет над бездной ........................................ 89
  
  Глава 12. Совершеннолетие ......................................... 101
  
  Глава 13. 'Ловцы' .................................................... 114
  
  Глава 14. Олег ......................................................... 123
  
  Глава 15. Новый мир, новая жизнь ................................. 133
  
  Глава 16. 'Встреча' ................................................... 145
  
  Глава 17. Побег ......................................................... 156
  
  Глава 18. Сахюрта ..................................................... 166
  
  Глава 19. Мыс Бурхан ................................................ 174
  
  Глава 20. Жизнь и смерть сменяют друг друга бесконечно... 185
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"