Корытко Пётр Алексеевич: другие произведения.

Извилины смеха

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


_____________________________________Петр Корытко


Извилины смеха


Юмор, ирония, шутки


Дружеский автошарж

Легко и весело пишу!
Бумагу чистую марая,
я, даже если в чём грешу,
не святотатствую - играю!
Когда смеюсь - серьёзен я.
Когда невесел - не серьёзен.
Семь зеркалец - моя семья,
в году моём - семнадцать вёсен!
Сегодня было как вчера.
И завтра будет как сегодня,
и жизнь - тем более игра,
чем разыграюсь я свободней...

Недружеский автошарж

Потемнели небеса
над суровой былью.
Накатила полоса -
ветер веет пылью;
тени длинные лежат
в солнечном закате;
по-разбойничьи визжат
тормоза в зарплате.
Весь в морщинах низкий лоб,
а глаза - навыкат.
Не нашарить ни на гроб,
ни на ужин сытный...

Моя планета

Планета в джинсах океана
спешит орбитою своей
сквозь хляби звёздного тумана
и напряжённости полей
за ярким солнцем раскалённым
вдвоём с холодною Луной,
с причёскою своей зелёной
и с тяжкой ношею земной.
С какою нежностью Венеру
она в подружки бы взяла,
когда б чадрою атмосферу
с неё сорвать она могла!
И с Марсом бы уединилась
в укромном тихом уголке,
когда б не тяготенья милость
в потоке вечности-реке...
И год за годом, век за веком
в туманной звёздности виток.
Цветёт планета с человеком,
как с пчёлкой луговой цветок.
И млечный путь её мечтаний
сквозь всю вселенную лежит,
и нет для света расстояний,
которых он не пробежит...

Астрология

Вновь ошибся астролог-чудак!
То ли сгрудились в стадо планеты,
то ли звёзды роятся не так:
объяснить ему хочется это.
Манускрипты свои изучил,
пентаграммы свои пораскинул -
и такой результат получил:
век счастливый давно уже минул!
В никуда современность течёт! -
Жизни нет никакой на планете,
потому что никто не живёт
по прогнозам в запутанном свете...

Стая звёзд

Заря сгорела до конца.
Темно и смутно стало.
Но вот у самого лица
Вдруг что-то засверкало.
Я отшатнулся - нет, нет, нет! -
Такого не бывает:
Изящной стройности букет
Из ярких звёзд мерцает!
Вдруг понимаю - не букет!
Передо мною - стая!
Не выдумал бы и поэт,
О космосе мечтая. -
Слетели вниз десятка два,
А может быть и больше.
И вспыхнула вокруг листва,
И чувства стали тоньше...
Я бросил звёздам горсть зерна:
- А ну, поклюйте хлеба.
Там, в небе, нищая страна,
Нет хлеба в чёрном небе.
И звёзды бросились клевать!
Толпились и толкались,
И не спешили улетать,
И здесь бы жить остались,
Но - строгий голос свысока
Раздался грозным громом:
- А ну - пошли за облака! -
Был голос мне знакомым,
Я в жизни этой много раз
От окрика такого
Спешил, не поднимая глаз,
Куда-нибудь из дома...
- Отец родной! Твой Млечный путь -
Постылая обитель...
Дай звёздам крылья развернуть,
Заботливый родитель,
Дай душам ангельским поесть
Земной и грубой пищи.
Ведь всё, что в небе вечном есть,
Мертво от красотищи!
А здесь - иная красота.
Земля живее неба.
Непостижима высота
Без низменного хлеба.

Я знаю...

Я знаю - город будет,
Я знаю - выжгут лес,
Когда затеют люди
Убийственный прогресс...

Была - кабацкая, а стала - шопская

Была кабацкая, 
а стала шопская,
но ты всегда, Москва, столица бед.
Мантилья царская -
душа холопская,
нелепей города в России нет.
Твои чиновники
всегда виновники
мздоимства алчного по всей стране.
Твои полковники
всегда сторонники
дружины княжеской в его войне.
Твои тихушники
всегда двурушники:
любое царствие им по нутру!
И КГБушники, 
и МВДушники
нос держат пО ветру и на ветру.
Князья столичные
всегда отличные
и гениальные ребята-ах!
А их опричники
всегда приличные
интеллигентики при топорах.
Страна бедовая -
судьба кондовая -
любых правителей переживёт.
Что нам суровая 
эпоха новая?
Москва, ребятушки, всё огребёт.
Душа грабителей
российских жителей
в застенках зубчатых вся на виду:
они ревнители
своей обители,
им на народную плевать беду.

Сказка - ложь?..

Довольно лгать! - достаточно
гнать слов локомотив!
Но... правда так же сказочна,
как сказочник правдив, -
и все расселись, слушая
волшебной сказки ложь.
И эта правда - лучшее,
что ты от жизни ждёшь...
Пускай летят фантазии
в далёкие края, -
поверил сказке сразу я:
в ней - истина моя!
В ней всё смешалось сказочно:
и вымысел, и явь.
И было лжи достаточно,
и сказочник был прав.

Памятник

Этот - сник, а этот - сбрендил,
этот - разочаровал.
Этот, первый, - стал последним,
этот - время обогнал.
Только я стою на месте,
в неподвижной тишине.
Не доходят к думам вести
ни от сердца, ни извне.
Изваянье без дыханья.
Идол с каменным лицом.
Это - финиш для сознанья, 
предусмотренный Творцом?..

О светской учёности

Ученье - свет?
Но свет - учён!
Ему нужны ли поученья?
Он быть блестящим обречён
во всём до умопомраченья...

Азарт

Я бросил кость.
Мне выпал куш
и -
страсть заколосилась густо.
Но проигрыш -
холодный душ -
вернул
утраченные чувства...

Страстей змеиные извивы

Страстей змеиные извивы
в клубке несбывшихся надежд
особенно ретивы.

И ещё раз о золотой рыбке

Поймал рыбёшку золотую
сегодня сетью. И, с утра
власть обретя над ней, лютую,
настырно требуя добра:
- Прошу немедленного счастья!
Не забываю и коллег:
Тому - играть и проиграться,
тому - не выиграть вовек,
тому - упасть и не подняться,
тому - не дать разбогатеть,
того - не вылечить от пьянства,
тому - скорее умереть...
Качнула рыбка плавниками
и закивала мне в ответ:
- О-кей, хозяин! - Между нами:
других и вариантов нет!..

Гимн инвентарному номеру

О, мутный поток исходящих 
в угрюмое царство входящих 
в земной коридор канцелярий, 
в заросший бумагой дендрарий! - 
Я раб ваш 
извечный, 
молящий, 
чего-то зачем-то просящий, 
с толпою стоящий у входа 
и ждущий любого исхода...

В операционной

Холодный блеск стальных изделий -
и режущая чистота.
- Боюсь! - Уж лучше смерть от зелий,
чем лечь под нож... И тошнота
при виде скальпеля такая
вдруг подступает, что бегу,
врачей от ужаса толкая.
- Где выход? - вспомнить не могу.
Но благолепие халатов
и дружелюбье умных лиц
напоминают мне: распятым
я окажусь и вне больниц, -
и прекращаю нервно биться...
И тихо реквием пою,
с лицом неглаженного ситца
простив за всё судьбу свою...
И сам ложусь на возвышенье
и оголяю свой живот:
- Я принял важное решенье.
Прощайте братцы, режьте - вот!

Яблоко

Упало, 
с червоточиной,
в зелёную траву.
Поспело, между прочим, но
неспелое сорву,
зато - без червоточины!
С оскоминою пусть;
но я,
сосредоточенно
присев под пышный куст,
жую его! -
С набитым ртом
я думаю о том,
что сам вгрызаюсь в яблоко
зубастым червяком.

Закон Ньютона

С шумом яблоко упало,
шлёпнулось в траву.
Садовод, кряхтя, устало
ворошил листву:
надо взять... Поди, созрело
яблоко... и плоть
стала мягкой, покраснела.
Немочь побороть
садовод не смог... И дума
овладела им,
подсчитал в уме он сумму,
формулой томим,
массы тел - земли и плода. -
Вот же он, закон! -
у ослабшего народа
только ум силён;
только в знании и сила,
если дрожь в ногах.
Но одно его бесило:
яблок... нет в руках...

Винт Архимеда

Жил муж учёный Архимед
зело задолго до Эйнштейна.
Придумал он один предмет
для открывания портвейна.
С тех пор гордятся мужики
талантами мужей науки:
без штопора ведь не с руки
бутылочку открыть со скуки...

И что?

Таранькой об тэйбл, как фейсом,
с утра деловито стучу,
и пью, наслаждаясь прогрессом,
и на президента ворчу:
и то, мол, на родине плохо,
и это совсем никуда.
Ни слова никто без подвоха...
Откуда такая беда?
Пьянчужки вокруг матерятся
и тоже таранькой стучат:
- На что нам содружество наций?
- Все рубят капусту сплеча!
- И кто этот рынок придумал,
работали ведь и за так... -
Тут пену приятель мой сдунул,
и с грустью икнул: - За пятак!..
- И что? - взбеленились соседи. -
Да с этим одним пятаком
ты так напивался, безбеден,
что прятался в страхе райком!
- И что? - отвечал им приятель,
таранькой графин сокрушив. -
Был даже ЦК не без пятен!
Как пил, так и пьёшь от души,
но раньше ты был несвободный
и сердцем не голосовал!..
Я слушал их трёп благородный
и каждому с чувством кивал.

Рок-тарантелла

"Человеку знать не нужно,
что такое человек!..
Что тут думать!.. шибче, скрипки!"
"Тарантелла", А.Майков, 1850-е годы

Встанем в круг и спляшем дружно,
пусть душа пойдёт в разбег! -
Знать сегодня разве нужно,
что такое человек?
Веселись! Хороший праздник!
Развесёлый громкий смех! -
Ишь, как пляшет, безобразник,
в стельку пьяный человек.
А вокруг него улыбки -
шибче, громче! - шире круг!
Да, не может быть ошибки:
здесь табун из ног и рук.
Тарантелла - это дело,
но сегодя лучше рок.
Пляшешь ты почти умело,
замечательно, дружок!
Скрипки - к чёрту! Барабаним,
саксофоним и - поём.
И плясать не перестанем,
даже если и помрём...
Вот уже хрипит натужно
в танце двадцать первый век.
Нам с тобой и знать не нужно,
что такое человек...

Фото из музея восковых фигур

1. С фигурой А.С.Пушкина

С фигурой Пушкина на фото
я изумительно смотрюсь!
Во мне есть пушкинское что-то:
кудряво, сукин сын, смеюсь.
А бакенбарды - представляю.
Воображаемый сюртук
меланхолично поправляю,
пера не выронив из рук...
На Пушкина гляжу с улыбкой:
не вышел ростом... Мелковат.
Считаю грубою ошибкой 
его с царями ставить в ряд.

2. С фигурой Петра I

Вот это - царская фигура!
Взираю снизу на Петра.
Я - мелковат!.. Стою понуро
без сюртука и без пера...
Какая сила в грозном взгляде!
Решительность, ум, высота.
И я тянусь, как на параде,
во фрунт - и душит немота.

3. С фигурой Г.Распутина

Распутин - бешеный кромольник,
распутник, псих и еретик.
Хоть торт ему, а хоть рассольник -
такому всё одно, ети!..
А руки! - Скрюченные руки
до горла чуть не достают.
Моё лицо в кромешной муке,
а пальцы в страхе кепку мнут.

4. С фигурой Екатерины, жены Петра I

Стою, как паж Екатерины
и не решаюсь подступить,
и гну вдруг сгорбленную спину,
не зная, как мне с нею быть:
большая, царственная девка!
Из-под телеги - да на трон.
Мне здесь бы в руки флага древко -
и с ним в атаку и в огонь!

5. С кем это я?..

А здесь... Верчу в руках картинку
и сам себя не узнаю:
танцую, может быть, лезгинку,
частушки, может быть, пою? -
О, да! Конечно же, на фото
я счастлив и... верчусь юлой,
во мне мальчишеское что-то,
и очень хочется домой.
А рядом, властно бронзовея,
стоит с ухмылкою... - жена.
И ни левее, ни правее
не хочет отойти она...

На рыбалке

Сереброчешуйчатый окунь
на солнце блеснул плавником
и плюхнулся с гибким подскоком
на травку с холодным песком.
А вот и плотвичка. Жалея,
что слишком рыбёшка мала,
её отпускаю, краснея,
обратно... Вильнув, уплыла.
К ухе приближается ёршик.
Но, чувства свои остудив,
стою и пыхчу, словно ёжик,
под песенно тихий мотив:
наскучило дело... - Косые
касаются солнца лучи
живого богатства России. -
О, Боже, понять научи,
где отдых, а где святотатство
и в чём же страстишки мои...
Сижу. А природное братство
вокруг - сочиняет стихи.

На всё рукой машу...

Когда берусь переживать
нелепые ошибки,
то начинаю замечать
сочувствия улыбки.
Качают с грустью головой
и говорят: "Не надо
так изводить себя бедой
придуманного ада.
Друзья не станут осуждать
за недоразуменья,
но ни к чему врагам давать
свободу осужденья!"
И соглашаюсь я легко,
на всё машу рукою,
и... легковесною строкой
лишаю всех покоя...

Клякса

Я новую мысль начинаю,
как правило, с новой строки.
А если - любовь? - 
Ну, не знаю...
Любовь - черновик... 
Не с руки
её переписывать часто.
С неё невозможно списать.
Она нелогична ужасно
и мне её -
не разгадать.
Задумавшись, делаю кляксу.
Швыряю бумагу -
готов! -
капризную девочку-плаксу,
ЕЁ обвиняю, -
любовь!..

Юная леди

Как серна гибкая, пуглива,
и грациозна, как газель.
Изгибы линий так красивы!
И голосок - сама свирель...
Взгляд опустив, заговорила -
и это был не божий дар:
по форме - весело и мило,
по содержанию - кошмар.

Весенний пень

Старый пень из-под забора
в мае дубом быть пошёл!
От такого перебора
одуванчик не расцвёл;
простодушно возмутились
репа с юной бузиной:
- Мы давно с тобой простились,
что за вольности весной?
Пень, насмешкам не внимая,
храбро ветки распустил -
и, рябинку обнимая,
всех с улыбкою простил...

Чёрный кот

Большой и важный чёрный кот
ходил в английском фраке,
в ухмылке гордой скалил рот
и был жестоким в драке:
кололся пиками усов,
а в бое рукопашном
из всех кошачьих голосов
его был самым страшным.
Он презирал кошачий визг.
Был строг, как воевода.
Из глаз его снопами искр
Лилась, дымясь, свобода.
Когда же драки шум стихал
и битых уносили,
он поле боя покидал 
без видимых усилий.
Жалея раненых котов,
в крик кошки голосили! -
И только чёрный был здоров
так, словно и не били.
Но... мимо как-то проходил
раскрытого окошка -
и глупо в сети угодил:
кота поймала кошка!
И стал он тих и не драчлив,
лишь с нежностью мурлыкал.
Влюбился так, что стал ревнив
и от обиды хныкал!
Английский фрак на нём обвис,
как мягкая пижама.
Подпрыгивал, услышав: "Брысь!"
и жаловался: "Мяу!.."
А кошка, пассия его,
смеялась из окошка:
"Не бойся крика моего,
люблю тебя я, крошка!"

Устал от женской красоты...

Устал от женской красоты.
Ну, сколько ж можно любоваться?
Пора уже и расписаться
в бессилье сладостной мечты
в земном увидеть неземное,
глубины высмотреть в глазах
и божьи искорки в словах...
Как часто видится иное! -
Поклонник женской красоты,
я пленник собственных фантазий!
И с раздраженьем смотришь ты,
себя найдя в последней фразе...

Крикливая соседка

Твой голос будто шпага,
твои слова - как гром.
В глазах горит отвага 
оранжевым огнём.
Кричишь? - Кричи, пожалуй.
Охрипнешь? - Ну и пусть.
Как нож тупой и ржавый
не режет - колет грусть.
Притихни же, дурёха!
Напрасно ведь кричишь.
Тебе же станет плохо,
как только замолчишь.
Твоими ли губами
проклятья извергать?
Твоими ли глазами
полмира выжигать?
Послушай, Афродита,
Венера из Венер,
сегодня ты сердита
и вовсе без манер,
но завтра - от улыбки
ты розой расцветёшь
и мимо стан свой гибкий
Джокондой пронесёшь!
Огонь же слов на ветер
лишь в пепел обратишь.
Подумай: ...чудный вечер
и сказочная тишь...
...и сладким ароматом
наполнен дивный сад...
Но - с трёхэтажным матом
словесным автоматом
в саду творишь ты ад!

Тир

Под светло-синим гневным взглядом
мишенью чувствую себя.
Ведь слово каждое снарядом
в меня запущено! - любя? - 
Верчусь простреленной жестянкой
на несгибаемом гвозде:
зайчишкой серым, обезьянкой
и уткой в крашеной воде...
А ты - стреляешь!.. Словно пули
летят свинцовые слова.
Они бы даже гвоздь согнули!
Как мячик, скачет голова!
А ты всё целишься, - больнее
ударить хочешь, - пули слов
всё ближе к сердцу, всё кучнее...
Под градом выстоять готов, -
но сколько можно? - Сколько можно
терпеть скандальную стрельбу?
Я защищаюсь, осторожно
прикрыв надеждою судьбу,
но ты уже пришла в движенье!
Не женщина, а грозный танк.
И в лязге слов - 
стихотворенье,
как рядом с айсбергом - 
Титаник...

Поводок

Навытяжку, на задних лапах
стою - и преданно скулю,
а сквозь усов табачный запах
к тебе доносится: "Люблю!.."
Но - поводком по хитрой морде,
смеясь и дёргая рукой,
ты ласково колотишь, вроде,
и говоришь: "Такой-сякой,
зачем ты так хвостом виляешь,
а сам стараешься удрать?
Ведь я люблю тебя, ты знаешь,
но мне тебя не удержать!.."
А я, скулёж не прекращая,
ответ в карманах не ищу:
"За то, что любишь, я прощаю,
за то, что держишь - не прощу.
Я верен только на свободе!
Сними свой жёсткий поводок
и по моей довольной морде
прочтёшь: налево не ходок
я от тебя, моей хозяйки!
А бросишь повкуснее кость -
с остервенением овчарки
загрызен будет всякий гость,
к тебе непрошенно зашедший,
пусть даже в юбке будет он!"
И ты всплакнула: "Сумасшедший,
тебя удержишь! - ты как слон..."

Поспорим?..

Мы с тобой понимаем друг друга
с полуслова. И
взмахом руки
говорим: "Начинается вьюга",
или взглядом: "Прикрой, сквозняки..."
Полувзгляд, 
полужест, 
полуслово.
Самых близких людей разговор.
Но...
мне мало общенья такого -
и,
в сердцах,
вызываю на спор, 
и - 
ликую в пылу возражений
против самых дурацких идей!
Спор - одно из 
в любви достижений
для бесспорно влюблённых людей...

Ссора

И в пух и в перья все слова!
И в атмосфере раскалённой
болит от шума голова,
и поза, как
курок взведённый.
Упругой жестью к небесам
взлетают скомканные факты,
а лжи стальные голоса
сердца доводят до инфаркта...
Уймусь-ка первым. -
Погляжу:
а вдруг моя уже победа?
Молчу, и нервно дрожу -
успеха в ссоре нет и следа!
Ну, ладно, сдамся.
Проиграл.
Я выхожу из этих игр!
Но...
вдруг я грозно зарычал,
как вышедший из джунглей тигр.

Два одиночества

Весна... Одиночество Янь
идёт к одиночеству Инь
- Каков я, любимая, глянь!
- Уйди, одиночество, сгинь!..

К тебе пишу...

В стихах, словесно изощряясь, 
я чувства так живописал, 
чтоб грели душу, распаляясь, 
как благороднейший металл! 
Слова цвели как эдельвейсы 
на недоступной высоте! 
И даже, ради интереса, 
в своей душевной простоте, 
концовку я смочил слезами, 
тебя желая тем привлечь... 
Не сможешь, думал я, стихами 
и нежной страстью пренебречь. 
А ты - читала и смеялась! 
Потом сказала: - Хорошо, 
но отчего же я осталась 
вчера одна? Ты не пришёл, 
как обещал, ко мне под окна, 
чтоб серенаду эту спеть! 
А я ждала... И вся промокла 
от слёз непрошенных... Ответь, - 
зачем писатели всё пишут, 
а их язык при встрече нем; 
зачем поэты гулко дышат 
лишь над писанием поэм? 
Ты зря, мой миленький, старался. 
Пришёл бы лучше, приобнял, 
стихи читал бы в темпе вальса 
и - целовал бы, целовал...

Абрис

Эта цельность сочетаний,
мягкость плавная, изгиб
и округлость очертаний,
их гармония... - Погиб! -
Засмотрелся, удивлённый,
изумился, разглядев,
и смутился, изумлённый,
и забылся, присмирев.
И очнулся, восхищённый,
от восторга побледнев,
и - коленопреклонённый -
вспыхнул, густо покраснев...

Непредсказуемая

То взираешь декабрём,
то апрелем расцветаешь.
То завьюжишь серебром,
то под майским солнцем таешь, -
то ты знаешь, то не знаешь,
что была моим ребром.

Клон

Клон лучше Пушкина напишет
о том, как женщину любил! 
Смотри, как он здоровьем пышет,
любимчик, баловень судьбы!
И женщина пойдёт за клоном
за горизонт иных миров
плодить не пьяниц-гегемонов,
а человеческих богов!..

Вошь с бодуна

В тишь-благодать на рассвете
чудится лёгкая дрожь:
на тонконогом буфете
чешется сытая вошь,
с тела худого свалившись,
с рожи патлатой упав, -
кровушки пьяной напившись,
вошью-алкашкою став...

На дачу!

Сам с собой я в субботу судачу,
день воскресный почуяв вблизи:
- Ни за что не поеду на дачу!
Надоело копаться в грязи.
Погожу. Пусть подсохнут дорожки
от платформы к далёким лужкам,
а ростки с прошлогодней картошки
сами выползут вон из мешка...
Наступило воскресное утро.
Электричка. Платформа - и грязь!
Этих поз никаким камасутрам
не видать... О, весны непролазь...

Обыкновенное чудо

Когда на синхрофазотроне
учёный некий колдовал,
над ним, запутавшись в хитоне,
варяг из греков пролетал.
Учёный жёг пучком протонов
мишень заветную свою.
Варяг, заметив всплеск фотонов
в пустынном ранее краю,
как привидение свалился
на счётчик Гейгера с небес.
Учёный муж не удивился:
он ожидал других чудес -
материального эффекта
от столкновения частиц!
А тут - варяг без интеллекта,
как с призраком ты с ним возись...
Учёный муж сказал варягу:
- Вы не вошли в эксперимент. -
И в шею вытолкал беднягу
туда, где ждал дежурный мент.

Сон миротворца

Как-то мне доверил Сотворивший
новое подобье сотворить.
Молча поклонившись, помолившись,
я не стал его благодарить.
Замесил все земли в океанах,
вылепил игрушечный мирок,
и, забыв о предках-обезьянах,
изготовил женщину не в срок.
Отовсюду выбросил металлы:
золото, железо и свинец...
Это бы навеки означало,
что войне - в зародыше конец! -
Нет ни пушек, ни дамасской стали,
ни монет, ни пуль и ни ножей.
Только бы цветы благоухали
для влюблённых по уши мужей!
...Сотворивший хмуро улыбнулся,
прав меня на творчество лишив,
и пропал... И я в поту проснулся,
страшного греха не совершив.

Сотворение человека

Создав под бездной хлябей твердь,
Творец ступил ногой дрожащей
на дело рук своих: - Теперь
займусь-ка тварью говорящей!
Искусно вылепил себе
своё подобие. Шагая,
он твари дал урок в ходьбе,
не хлебом лишь её питая.
И тварь пошла! И много слов
Творец услышал с изумленьем,
когда, предчувствуя любовь,
она ругала с раздраженьем
себе подобного - Творца!..
Пришлось ребро у твари вынуть
и вновь от первого лица
Лилит обличие накинуть
на тело, сделанное вновь...
Вновь твари две! - Подобья два!
Да, это было бесподобно:
одна творила голова,
но две её ругали злобно
за то, что тварей сотворив,
Творец ума не дал впридачу
ни той, ни той, приговорив
глупцов навек на неудачу...

Связь

Переплелись надежды нити
у парков в звёздной вышине...
А независимых событий 
и не бывает при Луне! -
Как, впрочем, и при Солнце тоже...
Но как же мне их расплести,
бечёвки эти? - правый Боже,
нельзя ли фатум отвести,
переплетения обрезать
и связи с парками порвать?
"О, да! - грохочет лист железа, -
Твой мир - прокрустова кровать;
твои желания - основа
всех жизненных твоих затей.
Тебя держал я нитью слова
со всей вселенною моей,
теперь - по просьбе - разрываю
с тобой запутанную связь!.."
Глаза в испуге открываю:
душа во сне оборвалась.

Жалобы неандертальского человека

Неандертальский человек 
зашёл ко мне вчера. 
И время было - прошлый век, 
и дождик лил с утра, 
и лужи были во дворе, 
и ветер всё крепчал, 
и дело было в октябре -
в начале всех начал. 
Неандертальский человек 
сказал с тоской: "Привет... 
Какой теперь нагрянул век, 
вновь счастья в жизни нет. 
Я как-то с мамонтом одним 
ходил в иных краях. 
Я был тогда таким живым! 
А нынче - дело швах. 
Куда сегодня ни зайдёшь, 
повсюду странный взгляд: 
"Ну, ты, чудовище, даёшь! 
Живёшь, а сам не рад". 
Откуда радость у меня? 
Невесело живу. 
Мясную вырезку ценя, 
жую одну траву, 
как нынешний пенсионер. 
Опять же - чад и гарь... 
А было - верь или не верь - 
наш вождь был бог и царь! 
Он был, как лев, и зол и лют, 
и властвовал в умах! 
А нынче? - мыши слёзы льют 
в народных закромах... 
Ни счастья нет, и ни еды 
здоровой тоже нет. 
Цивилизация беды 
и чахлый белый свет! 
Вот я. - Дикарь из дикарей. 
Пещернее ль найдёшь? 
Но в стаде нынешних зверей 
я скромный, аки вошь... 
У вас - двуногое зверьё - 
чиновник, олигарх 
сожрут достоинство моё, 
по ветру пустят прах! 
Тогда я был и бос и наг, 
в пещере у костра. 
Но я всегда был бог и маг! 
Но было то вчера. 
Сегодня - счёт совсем другой: 
я только экспонат 
зачуханный, недорогой - 
ну, кто такому рад?.." 
Неандертальский человек 
мне скрасил вечерок. 
И время было - мудрый век, 
и дождик был не в срок, 
и все дороги развезло. 
А из высоких мест 
лицо державное лило 
свой свет на всё окрест.

Код осени

И осени код рассекречен!
Впервые! Сенсация дней:
к учёному люду на встречу
пришла, куклы Барби стройней,
В Москву из соседнего леса,
босая - по колкой траве! -
осеннего царства принцесса
в простом одеяньи - в листве...
Притихли учёные люди,
увидев особу вблизи.
Осанка обычная, груди
совсем даже не эксклюзив,
глаза не распахнуты настежь,
и - как на берёзке - коса.
- А кличут-то как тебя? - Настя... -
Потупилась. Вот чудеса!
- Скажи-ка нам, Настенька, кто ты?
Не страшно ль? - пожары в лесу?
Какие иные заботы?
Зима ведь, того, на носу...
- Пожары замучили! - Батя
горюет: совсем извели.
Вот, ситчика даже на платье
не сыщете... Быт на мели...
Вот вы бы, как люди науки,
могли бы, наверно, и знать,
что значат народные муки
и как благоденствует знать...
Но что академикам байки
принцессы о кознях огня!
Включили свои мегабайты,
лишь цифры сухие ценя,
и - принтеры их заскрипели,
гоняя строку за строкой.
На всё диаграммы сумели
ответить железной рукой!
- Иди-ка ты, Настенька, к папе,
скажи Берендею-царю,
что дело, как водится, в шляпе:
всё знаем теперь! - Не горюй!
И снова по травке, в листочках,
как в платье - принцесса пошла.
Но... дворников свора в кусточках
листву-то её и сожгла...
Явилась пред очи отцовы
принцесса совсем голышом
и плачет печально: - За что Вы
меня посылали пешком?..
Учёные люди сказали,
что знают всю правду о нас.
И, это... чтоб - не горевали...
И пили б не воду, а квас:
мол, вы же - лесов патриоты!
И вам не к лицу горевать.
Правительства это заботы:
пожары водой заливать...
Затылок поскрёб лесожитель
и... в тундру людишек повёл.
- Вы тут, мол, ребята, горите
хоть жёлтым, хоть синим огнём,
а нам несподручно всё это...
Авось не замёрзнем в снегах!
По осени знаем, что лето
России сулит... Божий страх...
А что же учёные? - Пишут
свои докладные, строчат,
да только никто их не слышит,
хоть принтеры громко стучат.
Конечно же, есть журналисты.
Но этих, прости, журналюг
тем боле не слышат! - речисты,
что, как его, этот - вертлюг,
а толку-то! - Словом не тушат.
Там нужен какой-то брандспойт
с водою... А пруд-то иссушен!
Без пользы нам осени код...

Российскому чинуше

"Не в силе Бог, а в правде"
Александр Невский

"Трагедия русского народа в том, что русская власть
не была верна этим словам"
Николай Бердяев

Не в правде Бог, а в силе, -
вот кредо всех властей,
терзающих Россию
от мяса до костей.
Окстись, чинуша гнусный.
И кровушку не пей.
Тебе, конечно, вкусно,
но есть ли что тупей?
Напьёшься - и, пресыщен,
от тела отпадёшь... -
И в Лондоне не сыщешь,
На Кипре не найдёшь!
Радей о дяде Ване
и тёте Маше, друг.
Тогда Россия встанет
кольцом единым рук;
священную столицу
духовно обновит.
Увидишь правду в лицах!
И сила примет вид
отечества родного
на новых тыщу лет.
И нет пути иного,
иной России нет.

15 сентября 2010 г.

Не пропивай, поэт, Россию!

Поэт не пьющий - не поэт (расхожее мнение)

Не пропивай, поэт, Россию,
и тем, что - выпил, не кичись.
Пока ты с чувством керосинил,
стихи по-пьяни родилИсь,
а это значит, что уродцев
ты для России наплодил.
И так в стране довольно скотства.
А ты, выходит, впереди?
О, да, я помню: с горькой чашей
сподручно быть мессией, но
быть сильным, трезвым - много краше,
народу ведомо давно.
Тебя обидели? - Разнылся,
слезливо нюни распустил.
А ты б искал не в рюмке мысли,
а в думах, господи прости!..
Отбрось бутылку, выйди к людям
с глаголом факельным своим,
и осуши болото буден,
как светлым солнышком живым!
ЗаждАлись од и гимнов братья,
сонетов сёстры заждалИсь.
А ты судьбе строчишь проклятья.
А в это время в тучах высь...
Чтоб Русь была как вытрезвитель,
поэту - надо бы радеть!
А ты ворчишь, как пьяный зритель,
что в жизни не на что глядеть.
Конечно, не на что! - поэты,
и те пьянее бедноты.
Воспой не дрязги, а рассветы -
и станешь патриотом ты.
А то поёшь: - Виват, Россия!
А голос твой из-под стола...
Трезвее нет на свете силы,
чем ум! Духовные дела
роятся не на дне бутылки,
и тостом их не пропоёшь.
Смотреть бы в лица, не в затылки,
и говорить: - Поэт? - Даёшь
стихи о новой, лучшей жизни -
о жизни с трезвой головой!
Поэт? - подумай о харизме
живой, разумной, деловой...

Как я расту

Учебник физики листая,
едва ли в нём ответ найду,
как я расту, во сне летая,
и как, проснувшись, не расту.
Не знает физика причины
ни снов, ни роста в быстрых снах.
Бывает, что и до кончины
старик растёт! - каков размах? -
Вот высота и рост в полёте!
Вот в сонном царстве чудеса!
Как только сладко вы уснёте -
и открываются глаза...
Одно лишь правило усвоить
желательно для этих снов:
не Ома надо славословить,
а Пушкина - и том стихов.
На сон грядущий начитайся, -
молитвами читай стихи! -
и спи-расти, не просыпайся,
пусть изорутся петухи!
...Учебник физики прикрою -
и предполётный вырост крыл
немедленно себе устрою:
зевнул - и в новый сон уплыл...

Новый Купидон

Однажды вечером, в потёмках
Я шёл, задумавшись, домой
И вдруг услышал плач негромкий:
Ребёнок плакал надо мной.
Я присмотрелся. - Что же вижу? -
Амур со стрелами в ветвях
Сидит и плачет! Я - поближе...
Он весь, несчастненький, в слезах!
- Ты плачешь? Как такое можно?
Тебя обидел кто-нибудь?
Ну, спрыгивай поосторожней,
И все обиды позабудь.
Амур ещё печальней всхлипнул,
Но слёзы всё-таки утёр.
- Иди ко мне! - ему я крикнул
И руку помощи простёр.
На сук легонько опираясь,
Мой пухлый ангел спрыгнул вниз.
Я, равнодушным притворяясь,
Спросил его: - Что за каприз?
Быть может, стрелы затупились?
А может, стал неверным глаз?
Иль все вокруг уже влюбились
И не хотят твоих проказ?
Амур старался улыбнуться
И недоверчиво моргал.
"Зачем к спокойствию вернуться
Ему прохожий помогал?"
- Да нет. Но всё намного хуже.
Не разучился я стрелять.
Неважно, ветер, дождь и лужи,
Сердца умею поражать!
Но что-то странное случилось
В подлунном мире... Не пойму:
Я целюсь - выстрел! - получилось!
Ан нет, ни сердцу, ни уму:
Сидели двое, целовались,
Я к ним слетел как свет Луны, -
Одно стрелою оказались
Навылет мной поражены! -
Но ни она, ни он - ни звука,
Ни слабой вспышки нежных чувств!
Насмарку вся моя наука,
Ведь я волшебник, не учусь, -
Стрела хвалёного Амура
Торчит занозою в сердцах!..
Заплакал я, побрёл понуро:
И опозорен, и в слезах...
Большие в мире перемены,
Подумал я, произошли.
Огонь любви и дым измены
Теперь уже не для Земли.
Я видел: двое целовались, 
Но в поцелуе без любви
Лишь чувство страсти просыпалось
И похоть хрюкала в крови...
...Пищал котёнком небожитель
И разводил руками он:
Всегда и всюду победитель,
Он был впервые побеждён.

Песенка о неудачах

Под неудачи я посуду
Завёл, чтоб их туда сливать,
И думал, что теперь не буду
О неудачах вспоминать!
Но в этом чёртовом растворе
Пошла реакция! - Привет! -
Соединились зло и горе
В один невиданный букет.
Неделю целую бродило
И громко булькало в углу,
И ходуном бутыль ходила
По деревянному полу.
Чертёнком шустрым шевелилось,
И даже хрюкало - ей-ей! -
Но ни свиней не появилось,
Ни окопыченных чертей.
А ближе к ночи в понедельник
В посуде звякнуло по дну.
Я белым стал, как будто мельник,
Смоловший тонну не одну.
Но, вижу, нечего бояться:
Всё хорошо, и взрыва нет,
И что к посуде приближаться
Я в полный рост могу. - Привет! -
Удача выпала в осадок
Из мешанины неудач!
И полный, вроде бы, порядок,
Но есть сомнения, хоть плачь.
А дело в том, что неудачи
Мою удачу, чёрт возьми,
Отлили золота богаче!
Попробуй, что-нибудь пойми!
Беру удачу наудачу,
А сам гляжу с опаской в дверь.
В руках держу, и чуть не плачу:
Ну что мне делать с ней теперь?
А ну, как кто-нибудь прознает,
Что свет от золота в окне!
Покруче солнышка сияет
Удача, выпавшая мне!
Потом история с удачей
Так завертелась, что - привет! -
Сливайте братцы, неудачи,
Удача выпадет в ответ!

Живу, как в шахматы играю!

Живу, как в шахматы играю:
хожу то пешкой, то конём;
то ферзем в жизни стать мечтаю
и породниться с королём,
а то от шаха и от мата
бегу в испуге, хоть кричи;
то - с бравой выправкой солдата -
зверея, лезу в палачи...
Играть - играю, но - не мастер.
Успехов нет в моей игре.
Фигуры, знать, краплёной масти
де-факто, блин, и де-юрЕ.

Чувство времени

Как мыло скользкое не взять,
так ускользающих мгновений
ни у груди поймать нельзя,
ни у намыленных коленей:
их очистительный поток
смывает пыл моих желаний, -
И нужен воздуха глоток,
чтоб выскочить из мыльной бани...

Отражение

Я зеркала ношу в себе, -
устали руки, -
чтоб показать своей судьбе
её же муки.
- Смотри, - я как бы говорю, -
твоя работа!
И я не поблагодарю
за ту "заботу",
с какой ты лепишь этот вид,
"печальный образ".
Судьба ответила: - Болит
душа за гордость,
с какой ты носишь зеркала
в себе любимом!
Не я тебе твой вид дала! -
Непостижимым
ты этим образом своим
изображаешь
всё неживое пред живым...
Соображаешь?
Разбей в осколки серебро
стеклянной лужи!
Сотрётся вмиг со лба тавро
клейменья... Ну же,
освобождай движенье рук
для дел полезных!..
Но в сердце я услышал стук -
засов железный
осыпал ржавчиной слова
судьбы кондовой.
Мучений новая глава
пошла по новой...

Пишу сонет

На кухне, ночью, стол накрыв газеткой, 
Пишу сонет и пью немецкий beer, 
И форму не ломаю, как Шекспир, 
О классике заботясь... Над розеткой 
Прополз наш общий друг с соседкой: 
жилец не окультуренных квартир... 
Перо скрипит. Мне Дант ориентир 
С Петраркой... Ветер машет веткой... 
Пустынной улицей грустит трамвай, 
В депо неспешным ходом уползая... 
...Но до чего ж моя соседка злая: 
Собак не любит!.. - Рекс, не подвывай! - 
Но Рекс, хвостом настойчиво виляя, 
Скулит: "Скорей заканчивай давай..."

Горячая лава надежды

Живёт несчастный графоман
мечтаньями о славе,
известности... Но всё обман! -
Как магма в жаркой лаве
тепло несут его мечты,
весь пыл души обрушив! -
Стекает лава с высоты
в долины равнодушья
и застывает в монолит
бумажного Монблана,
и тем хоронит, но - хранит
надежды графомана...

Графоману

Стругаешь ты свои стихи
рубанком пошлости,
и скачут с резвостью блохи
слова по плоскости.
Не выйдут ода и сонет
из пня игрушкою:
твой стих не рифмою одет -
кудрявой стружкою!
Ты на себе не разглядел
клейма позорного:
ты не поэт, а бракодел
стиха топорного.

В защиту банальных рифм

"Кровь-любовь" и "розы-слёзы" -
Рифмы старые? - люблю!
Как российские берёзы,
Я в стихах их восхвалю,
И меня не остановит
Разговор о "багаже":
Ничего, мол, не откроют,
Устарели, мол, уже...
Слышать мне приятно: "розы"
И приятнее - "любовь" -
До того, что каплют слёзы
И бурлит, вскипая, кровь!
Я волнуюсь так, что больно,
Если в жизни много слёз,
И вздыхаю недовольно,
Если слишком мало "грёз".
Я рыдаю, если мало
"чувства" в "пламенной крови";
Сердце так стучать устало,
Потому что нет любви!..
Я смеюсь, когда с любовью
Счастьем светятся глаза,
Согревает "сердце с кровью"
Светлой радости слеза.
Я люблю, надеюсь, верю 
И - стихи читать зову!
...Даже птице, даже зверю
Их читаю!.. Тем живу.
Потому что человеку
Непонятно про любовь,
Чуждо нынешнему веку...
Ближе и понятней - кровь.

О глухоте и поэзии

1.
Мечтал поэт, стихи читая
с подъёмом, с чувством, нараспев,
что преисполненность святая
ему зачтётся, как посев.
И было слушателей много,
но мало слышащих пришло, -
и слово далее порога
на волю выйти не могло...
Поэт обиженный не ведал:
не стих был плох, не образ вял, -
во всех своих духовных бедах
народ себя не обвинял...
2.
Мечтал поэт, стихи читая
с подъёмом, с чувством, нараспев,
что преисполненность святая
ему зачтётся, как посев.
И было слушателей много,
немало слышащих пришло, -
но слово далее порога
на волю выйти не смогло...
Поэт обиженный не ведал,
что стих был - плох, а образ - вял,
и он во всех духовных бедах
народ бездушный обвинял.

О чём стихи мои?

О чём стихи мои? - о жизни,
которой не было и нет.
Любой жеманницы капризней
мой самый правильный сонет.
Периной мне взбивают мысли
из слов удобную постель.
Ни рифма мне в ребро не тиснет
и ни пружинный ритурнель.
И каждый день, едва с востока
тепло и свет прольются мне,
я, задыхаясь от восторга,
пою стихами в тишине,
хоть ты, Земля, сойди с орбиты,
хоть, солнце, выжги города...
Из бронзы словно бы отлитый -
в душе ни боли, ни стыда.


Пародии


Пьют поэты

"Пил Хайям. Пил Верлен. Пил Есенин.
Блок, Высоцкий, Рубцов - тоже пили"
Лилия Юсупова

Мне понравилось... Стану поэтом, 
чтоб запойно, по-Блоковски, пить, 
и не ссориться с Музой при этом, 
и с Пегасом в конюшне дружить. 
Буду пить! - Я раним, как Есенин! 
Как Рубцов, раз на это пошло. 
Кто не пьёт, тот, конечно, не гений: 
там, где рана была - заросло... 
Разве может стихами тверёзый, 
без бутыли порожней, творить? 
Как с Христом, целоваться с берёзой 
только пьяный могёт!.. мать-итить...

Чёрный квадрат

пародия на картину К.Малевича

МНЕКАЖЕТСЯЯГЕНИЙБЕЗУСЛОВНО
ЯГЕНИАЛЕНЧТОНИГОВОРИВСЕПИШ 
УТБЕЗЫСКУСНОБЕЗДУХОВНОАТРУ 
ДЯТСЯСЗАРИИДОЗАРИНЕВЕДОМЫМ 
НЕТВОРЧЕСКИЕМУКИНЕЗНАЮСОЗЕ 
РЦАТЕЛЬНЫХЗАБОТУВСЕХВСЕГДАН 
АТРУЖЕННЫЕРУКИАЯНЕЗНАЮЧТОТ 
АКОЕПОТНОПОГЛЯДИТЕНАМОИПО 
ЛОТНАОСОБЕННОЗАМЕТЕНМОЙКВА 
ДРАТКАЖДОЕВЕСОМОИДОБРОТНО 
АКРАСКИЧЁРНОЙЭТОЦЕЛЫЙСКЛАД

Примечание: в оригинале, который сюда никак не переносится,
все буквы располагаются в строгом квадрате и окаймлены рамкой)

Стальное лязганье пера

"Мы живём, подмяв себя под танк,
Гусеницы доблестной машины..."

"Откупившись словом от нуля,
Трём души обрубок полотенцем..."
Иван Серый

Мы живём! - Пока ещё живём,
С лихостью в стихи себя засунув
Скомканными, смятыми живьём,
Словно неудавшийся рисунок...
Нам стальное лязганье пера
В сердце - словно будни фронтовые...
...Из-под танка выползли вчера,
Но случилось это не впервые:
Много раз от доблестных машин
Получали грубое топтанье...
На протезах раненой души
Убежишь ли? - Но не в оправданье,
Вычитая мысли из нуля,
Мы стихами, словно полотенцем
Машем, пред ракетами юля
И с ногтей сгрызая заусенцы:
Мы спастись мечтаем от стальных
Проржавевших жизненных условий.
Не давите, милые, родных,
танками за трёп и пустословье...

На выгоне

"Бреду по траве, голопятая..."
"Копытами чавкает скот..."
Ольга Киевская

Зачуханная и лохматая -
изорвано платье в куски -
бреду по траве, голопятая:
на пятках протёрлись носки.
Иду за голодной скотиною:
копытами чавкает скот!
Да... Много ль на трёшку с полтиною
им сена пастух напасёт?
Деревня моя разнесчастная!
Уж, видно, такая судьба:
Природа - краса распрекрасная,
а люди и скот - голытьба.
Сниму-ка лохмотья последние,
продам - и коров покормлю.
А то! - ведь я тоже, любезные,
зело как почавкать люблю...

Любовь на автотранспорте

"Мы сели в автобус - это случайность...
...Нырнул я в глаза и потрогал упругие губы.
Затем я уселся на камешки-зубы"

"И родинка под левой грудью
Прожгла космической красой"

"Жаль, меня не услышала...
Из троллейбуса вышла".
Владимир Романов

Ты вошла - королева! - в автобус,
За тобою захлопнулась дверь,
А какой-то нахальный оболтус
На тебя навалился, как зверь.
Он уселся на камешки-зубы
(Не стоять же в проходе столбом!)
И смотрел вызывающе, грубо
Упираясь в ключицу ребром,
На твою красоту неземную
И космический омут в глазах...
Ты колени в испуге сомкнула
И нахала ударила в пах.
Я тобой любовался! - Горела
Тёмной родинкой белая грудь! 
Выходя, и меня ты огрела
(Не успел я и глазом моргнуть)
По лицу королевской ладошкой...
Я восторженно вслед закричал,
Чтоб ты здесь задержалась немножко,
Но автобус уже отъезжал.
Как досадно! - Когда ещё встречу
На маршруте такую красу!
В одиночестве ездил весь вечер,
То и дело пуская слезу...

Я снова выплёвываю стихи

"Я снова выплёвываю стихи,
Нарушая правила правописания"
Денис Амирджанов Кейс

Вам не разобраться, как из чепухи,
случайно попавшей в сознание,
я смачно выплёвываю стихи,
нарушая правила правописания.
Ну как вам понять, что словесный навоз,
попавший в душевную звонницу,
годится в сонеты! - и в гриву, и в хвост
гоню я все правила! - что церемониться?
Пока сосчитаешь, где сколько слогов
у дактилей этих с хореями, -
глядь, занято всё одесную богов!
Ну, нет! - Пусть ошибок немерено,
я стану Без Правил Поэтом в веках!
Ко мне ваше пристальное внимание!
...Ой, чем я измазался снова в стихах,
нарушая правила правописания?..

Наевшись пуд литератур

Наевшись пуд литератур
отыщешь что-то где-то в прозе
и обольстишься, что нужон
и будто пьяный на морозе -
полезешь к жизни на рожон
Ленка Воробей

Наевшись пуд литератур,
я упилась графином песен
и обольстилась, что нужна,
что пьяный бред мой интересен,
и что мне миссия дана
быть тоннами макулатур.
Не сомневайтесь, напишу
сонетов тонно-километры!
Что прыщ известности - Парнас? -
С Олимпа стих пущу по ветру!
И, сдуру выбив Музе глаз,
по пьяни с Зевсом согрешу!..

Поэзия так и прёт

"Так и придётся быть в жизни поэтом,
Если поэзия прёт"
Юрий Елисеев

Это зимою случалось и летом:
душенька плачет, орёт...
Значит, придётся быть в жизни поэтом,
если поэзия прёт.
Вон как попёрла! - слова за словами
бодренько строятся в стих.
Небо овчинкою над головами!
Даже Всевышний притих:
было ли в жизни такое перенье
у разномастных писак?
Только единожды, в дни сотворенья
солнце блеснуло в словах!
...Чаще всего это было весною...
Муза дурниной орёт, -
значит, попёрло. - Таланта не скрою:
это поэзия прёт!

Взрыв на Садовом кольце

"Я стою на Садовом кольце,
Маяковский торчит подо мною.
Крик застыл на железном лице,
Породнивший его с сатаною"
Дмитрий Гавриленко

Слышу крик, слышу визг тормозов,
вижу взрыв, искажённые лица:
железяки снуют без мозгов
в самом центре российской столицы!
...Ранен я на Садовом кольце -
и торчит из меня Маяковский;
Пушкин бегает с болью в лице
и не хочет погибнуть геройски:
Маяковский, кузен сатаны,
и его доконать, видно, хочет,
и в широкие прячет штаны,
и, бандюга, безжалостно мочит!
...Крик застыл на железном лице.
После взрыва обмяк Маяковский.
Всё смешалось в Садовом кольце
в буче нашей кипучей московской...

На приёме у врача

"Надоело, доктор, мне влачиться,
Одолела совесть подлеца;
Я решил немного подлечиться:
Отрезайте сразу два ...!"
Василий Шульгин

- Как могло, скажите, получиться,
Что, быка иного здоровей,
Мне пришлось по жизни волочиться,
Подлецу, за совестью своей;
А она - болезненная дама -
Чуть существование влача,
Всё ломалась, нагло и упрямо
Всякие скабрёзности ворча.
А могло быть, доктор, всё иначе.
Не свяжись я с совестью своей,
Мог бы я, хоть радуясь, хоть плача,
С женщинами много быть живей!
Может быть, чтоб совесть не мешала,
На погост её отволочить?
Отрезайте, доктор, причандалы.
Как иначе совесть излечить?
Волокитства грех душа искупит
С помощью ножа, не божества
И тогда святая жизнь наступит
Без похабной силы естества!

Очертя голову

"Ах, очертя бы в омут головою!"
Софья Арнгольд

Я расскажу вам честно, не шутя,
как бросилась я в омут очертя.
Трагедия не в том, что - головою,
не в том, что я ударилась и вою,
а в том, что я никак на гладком льду
начерченную прорубь не найду.
Ведь помню хорошо, как я чертила!
Да стёр её какой-нибудь чертило.
И вот теперь, сугробами скрипя,
и сердце с возмущением скрепя,
Иду я и рыдаю: - Боже мой! -
Да это же немыслимо - зимой
нырнуть с разбега в омут головой...

Спасибо, друг апрель!

"Спасибо, старый друг Апрель...
Что, как соскИ подросшей дочки,
Томятся, набухают почки!.."
Владимир Олейник

За мартом вслед набухли почки.
И вслед за ними я набух.
В стихах своих дошёл до точки,
до грудок девичьих, до двух...
А ведь солдат... Своей кирзою
я так стеснительно пропах,
что запах от девчат не скрою
в искусно скроенных стихах:
и подходить ко мне не хочут!
Стоят в сторонке и глядят,
как парни радостно регочут,
пред ними выстроившись в ряд.
Спасибо, друг Апрель, конешно.
Скорее почки распускай:
другой подходит друг сердешный -
салага наш, зелёный Май.
Мы с ним прикроемся листочком
и к девкам смело подойдём,
и груди ихние платочком
прикроем и гулять пойдём...

Пацаны, послушайте!

"Сидят пацаны и слушают.
Поэты стихи читают.
Кто-то хлопает Ушами,
а кто-то в себя вбирает..."
Владимир Олейник

Раскрываю дрожащими рУками
всю в каракулях мелких тетрадь,
и борьбу начинаю со скуками:
что бы мне пацанам почитать?
Пробегаю туманными глАзами -
по строфАм разбираю стихи -
и тащусь над крылатыми фразами,
не вбирая в себя чепухи.
Распеваю, и - сам себя слушаю:
ну и голос, ити твою мать!
Но... восторженно хлопая Ушами,
стали вдруг пацаны засыпать...
Ухожу... обнимаюсь с берёзами
с похмелюги на заднем дворе,
и в тоске обливаюся слЁзами,
и бегу за вином на заре...

Уеду!

"Там, где берег из жемчуга соткан,
Стану истинною Киприоткой"

"На меня - стану гибкой и юркой -
Заглядятся красивые турки"
Ольга Котова

Надоело в постылой Сибири
дни влачить, словно цепи и гири.
Не желаю корпеть патриоткой,
стану истинною Киприоткой.
Послезавтра, поближе к обеду,
я подальше из Бердска уеду.
Укачу в Средиземное море.
Хорошо на лазурном просторе!
Там песок под ногами - что жемчуг,
но сибирских не видели женщин.
С мифологией греческой споря,
Афродитою выйду из моря!
Привлеку белозубой улыбкой
словно глянцево-яркой открыткой
не сибирского Ваню-придурка,
а того шоколадного турка,
кто с восторгом таким заглядится,
что захочет со мной породниться!
Преимущество видя бердчанки,
побледнеют от горя турчанки
и заплачут, турчат обнимая,
и меня, и Сибирь проклиная...
Но потом, в середине недели
спохвачусь, и... припомню метели,
и снега, и тайгу, и сугробы,
и замру от печали-хворобы:
не желаю домой возвращаться,
в бабу снежную вновь превращаться!


Басни


Клоп

Клопа назначили начальником постели.
Чиновник-кровопийца был готов
порядок навести в нелёгком деле
налогообложенья едоков
пресыщенных, уснувших еле-еле,
с чесночным, боже! запахом из ртов,
с излишками продуктов в пышном теле.
И в должность он вступил без лишних слов,
основы государства защищая
и рвением к работе изумляя.
Да только... где же сборы, где же кровь?
Казна-то ведь по-прежнему пустая!

Орёл и букашка

Букашку Ветер возносил
над горным кряжем - выше, выше...
Когда не стало больше сил,
он спрыгнул вниз со снежной крыши.
Букашка млела в царстве льда:
- Я захотела -
и сюда
легко и просто прилетела!
Вот осмотрюсь - и без труда
смогу вернуться, что за дело!
Орёл парил на высоте,
но, всё же, несколько пониже,
и удивлялся, в простоте:
- Ты чем там дышишь, в пустоте?
Спускайся вровень, будь поближе!
Букашка хмыкнула: - Орёл,
не всякому дано такое!
Смотри: как солнца ореол,
я здесь сияю над тобою!
Орёл размах расправил крыл
(ни разу даже не взмахнул!),
с Букашкой вровень воспарил,
хотел ответить ей, вдохнул -
и проглотил
её он вдруг, - и не заметил!
В синеве
он поискал минуты две
Букашку гордую - и не ответил...

Уж и Орёл

Рождённый ползать научился, 
Орлу завидуя, летать - 
и, чуть взлетев, разгорячился 
и стал кичливо рассуждать: 
"Летать рождённый разобьётся, 
не зная страха высоты, 
а мне - и небо поддаётся, 
и спрятаться могу в кусты, 
пружинно-гибко извиваясь... 
Я все пространства покорил! 
Я всё могу! В реке скрываясь, 
я рыбой плаваю! - без крыл! 
А ну-ка ты, Орёл, поди-ка 
и под водою поплыви! 
Куда тебе! Ты с гордым криком 
паришь в объяри синевы, 
ты - только там! - и ты не можешь 
ни плыть, ни ползать, - погляди: 
меня лишь тенью ты тревожишь, 
а я - повсюду впереди!.." 
Орёл не слышал рассуждений. 
К Ужу спикировал Орёл - 
И взмыл в когтях ползучий гений, 
а не пополз и не побрёл...

Петух и Кобра

- Признайся, ползать рождена? -
Спросил Петух у Кобры.
- О, да. И этому верна, -
та отвечала гордо. -
Смотри, нет крыльев у меня.
А ты, хоть и крылатый,
но лишь звонок в начале дня,
будильник для хохлаток! 
И ни ползти, и ни лететь
не можешь; нет и яда;
и в супе принимаешь смерть...
- Но не похож на гада! -
прокукарекал кур пастух
и замахал крылами.
Мораль? - Как сосчитать до двух! -
Её найдёте сами.

Кит и планктон

И в толщах океанских вод
есть многочисленный народ!
Планктон - самоназванье.
Всегда и всюду он с Китом
один имеет общий дом
и служит... пропитаньем...
Куда народ - туда и Кит,
хоть выборы, хоть месса.
Народ Кита боготворит,
а Кит - народ благодарит
из пищеинтереса.
И в государстве том - прогресс
без всяких революций,
без всяких кризисов, и без
общественных обструкций...
Кому-то выгодно в толпе
держать народ планктонный,
Чтоб Кит наращивал себе
свой имидж многотонный.

Шут, Муравей и Тля

Король шутов - такой же шут,
Как шут при короле.
Иного чина не дадут
Ему на всей Земле,
Но шут старается! - Растёт! -
Талантливый артист,
Он вверх по лестнице идёт,
Туда, где главный приз
Для всех шутов и всех людей:
Корона короля.
Но, глупых шуток чародей,
В делах он просто тля...
Лишь умный Муравей
Его усилия найдёт
Полезными для дел 
И Тлю - в министры возведёт!
Об этом я и пел.

Репей и Роза

Репей на клумбе в парке
Самодовольно цвёл.
А Розе было жарко:
Горячий ветер мёл
По липовым аллеям
И пылью, и пыльцой,
Цветенья не жалея...
Репей стоял, с ленцой
И скукой наблюдая,
Как Роза молодая
Качалась на ветру...
Ей был не по нутру
Непрошенный сосед,
Но что могла она? -
Садовника там нет!..

Правый суд

К Судье пришёл Истец.
Разгневанный и злобный,
Истец принёс подробный,
детальный иск: - Всему виной Творец -
не так творил!.. 
Судья с улыбкой выслушал Истца
(ведь он Творца боготворил!).
Желая разобраться до конца,
он в суд свидетелей призвал -
Свинью, Осла, Козла и Таракана:
- Творец равнО всем блага раздавал?
- Сполна, - кричат свидетели, - исправно!
Судья возвысил голос на Истца:
- Зачем же ты клевещешь на Творца?
Зачем ты лжёшь и всё перевираешь?
Помысли-ка, - Кому! - не доверяешь?
Был вынесен вердикт:
"Истца унять.
А иск его - времён реликт,
Когда ещё пенять
Могли богам.
Теперь же - не дозволено! - Ни нам,
Ни полуобразованным истцам!.."
Мораль сей басни не нова.
Юстиция всегда права,
Где на Творца
Иск неприемлем от Истца.

Пчела и Чиновник

Пчела брала нектаром "взятку"
У мягкотелого цветка.
Имея жало, яд и хватку,
Она была как смерч вертка!
Вонзая в милое созданье
Мздоимства алчного копьё,
Она давила на сознанье:
"Здесь всё цветущее - моё!
И я сыта - сыта и матка,
И мёд на зиму припасён.
И взяток благом стал - не взятка! -
И век цветения продлён!"
Чем не идиллия всё это?
Чиновник скажет: "Вот оно!
Напрасно ли творцом дано
Земле цветение и лето?"

Свинья и Осёл

Заспорили Свинья с Ослом.
Не беспредметно, а о том,
Что в жизни нашей нам дороже -
Работа иль еда?
Поднявши хвост, Осёл: "О, боже! -
Взревел презрительно. - Куда
Годился б я теперь, голодный?
Чтоб заслужить хвалы народной
Хотя бы за доставку груза,
Я должен есть, и есть от пуза!"
Свинья захрюкала в ответ:
"Как хорошо, что рядом нет
Ослов таких на свиноферме!
Важнее в нашей жизни - труд!
Ужель о том ты слышишь первый?
Потрудишься - и есть дадут.
И дело есть, гляди: навоз.
Сложил бы ты его на воз
И вывез бы куда подале!
Самой мне справиться едва ли...".
Осёл махнул хвостом - и дело
Заспорилось и закипело.
...Трудолюбивого Осла
Сама судьба Свинье дала.

Козёл и слава

Козёл поэзией грешил.
И в том не много зла,
но плохо то, что он решил
под именем Козла
себя со славой подружить
изданием стихов,
и почитанье заслужить
читающих Ослов.
С чего начать? - 
Конечно, с книг
известных соловьёв!
И наш издатель в сей же миг
за классиков взялся:
Издал того, кто громче всех;
того, кого нельзя;
того, кто хочет вызвать смех,
но только слёзы льёт
под книжный переплёт...
И вышла серия томов
и прозы, и стихов.
Но, главное, - в ряду
известнейших имён
нашли мы и Козла!..
...Змея тщеславия вползла
приметою времён
во все козлиные дела
и славу там приобрела.

Поэт на Олимпе

У вод журчащих Иппокрены
остановился отдохнуть
Поэт, искавший перемены
в делах своих. - И снова в путь! -
На склонах славного Парнаса
следы крылатого Пегаса
печатью выбиты! - Олимп 
открыл пред ним Зевеса нимб! -
И, в ослеплении великом,
в краю заоблачном, но диком,
Поэт к его стопам припал -
и ...камнем на тропинке стал.
А там, внизу - семья и слава,
стихи, читающий народ...
А здесь - друзей орлов орава 
и... подозрительный налёт.

Ландыш и Паук

В тени лесной, вдыхая свежесть,
пахучий Ландыш мило цвёл.
Паук над ним, на солнце нежась,
свои тенёта вяло плёл.
Сиял, красой благоухая,
лесных чащоб аристократ -
и звал Пчелу, - но та, снижаясь,
не долетала, и - назад! -
Пчелу пугала паутина
и Паука свирепый вид.
Не лес, а жизни гильотина.
И Ландыш сник, увял, погиб.

Обезьяны и человек

В краю ленивых обезьян, 
Не дружащих с трудом,
Вдруг обнаружился изъян:
Одна из них стыдом
Лень стала называть!
И встала на ноги, пошла
И палкою сбивать
Плоды с деревьев начала.
Увидел Человек
Такую обезьянью прыть -
И что же? - поднял смех:
"Вам всё равно людьми не быть,
Поскольку я - умней.
Вам - палки в руки, и - вперёд,
Товарищи!.. А мне,
Трудящийся народ,
Найдётся дело по уму:
Я стану вам платить -
И лес в свободную страну
Сумею превратить..."

Ворона у электрички

Увидел странную Ворону
Вчера в дорожной кутерьме:
Она шагала по перрону
Под фонарями, в полутьме,
И перебитое тащила,
Хромая, чёрное крыло...
А вороньё вокруг кружило
И с криком, слабую, гнало.
Я защищать её пытался
И хулиганов отгонять,
Но беззащитным оказался
Я сам - мне было не унять
Ватагу каркающих дурней:
Они кружились надо мной
И... попадали, словно в урну,
Своею едкой белизной...
А их "несчастная" подруга,
Вскочив в спасительный вагон,
Меня столкнула, нахалюга,
И без меня отъехал он!
И я остался! - Рассмеялся:
Не я ли был тот самый сыр,
Что не Лисе теперь достался, -
Воронам! - весь, до самых дыр!?.

Ворона и Кукушка

Кукушка на тополе дважды 
берётся на дню куковать. 
Заслышав, решаю однажды 
её предсказанья понять. 
И только она начинает 
своими "ку-ку" да "ку-ку" 
надежды плести, прилетает 
Ворона, - и, сев на суку, 
вдруг каркает громко и грубо, 
Кукушку сгоняя с ветвей. 
Вот так вот пророков и губят 
в отчизне весёлой моей! 
Надежду свою проворонив, 
махнул на Кукушку рукой: 
злодейку-судьбу не прогонишь 
в стране в обстановке такой...

Неугодный росток

Росток, желая от корней,
скорей взбежать к верхушке,
соседей стал теснить сильней,
расталкивать макушки.
Росток упрямо к солнцу лез,
упрямей всех на грядке.
Ещё немного! - до небес
он рос с лианной хваткой!
Но вдруг - что это? - Ты сорняк! -
Пришли, ему сказали...
Сорвав, сложили на сушняк,
сожгли и закопали.
Так пепел смелого ростка
пошёл на удобренье...
Ведь от корней и до вершка
порядок есть в растеньях.

Мышь под судом

По мотивам древней корейской повести Лим Чже

Судили Мышь за воровство. 

Мол, столько и тогда-то 

(Пусть правды будет торжество) 

Взяла - и виновата.


Но Мышь сказала пред судом 

В своём последнем слове: 

- Ну, что ж - тюрьма! - он тоже дом, 

Так будьте же готовы,


Что я и там зерно возьму. 

И судьи удалились 

Решенье вынести. Уму 

Плутовки подивились


И вынесли такой вердикт: 

- Мол, Мышь не виновата. 

Пусть Кот, который хлеб хранит, 

Её и ловит... - Так то!

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"