Корж Антон Александрович: другие произведения.

Холод

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История об одном демоне, считавшем, что в этом заштатном мирке ему уже ничего не светит. (часть глав в неоконченном варианте, апдейт будет скоро)


   ПРОЛОГ: Холод
Рассвет застал нас в руинах старой крепости, всего лишь в трех милях от Вершины. Было просто дико холодно, бушевала метель, и с каждой прошедшей минутой погода лишь все больше портилась и свирепела. Яростно метущий снег сек лицо буквально до крови - стоило только кому-нибудь из нас высунуться наружу и полюбопытствовать, когда же соизволит прекратиться сие безобразие в смысле погоды, как слышался злой, или обиженный (а зачастую - и то, и то...) вскрик, иногда - матерный вопль, и чрезмерно любопытный немедля втискивался назад, под мрачные своды, когда-то любовно облицованные черным гранитом. Именно тут, в полуподвале старинного, неизвестно кем, когда и какого ангела построенного и уж ясно, что непонятно кем, зачем и когда разрушенного форпоста мы укрылись от непогоды и развели костер; правда, отсыревшее дерево, зараза, изначально довольно долго совершенно не хотело разгораться - аккурат до тех самых пор, пока я уже окончательно не психанул, и не припечатал груду ангеловых деревяшек от всей своей злобной демонической души "горючей струей"...
- Виолетта, долго еще? - мой злой голос эхом отдался в углах строения. Хрупкая бледная девушка, с аристократическими чертами лица и кобальтовыми глазами, возлежавшая подальше от костра, закутанная в плащ, со вздохом приподнялась, и с небрежностью в голосе ответила, словно невзначай сверкнув сексуальными игольчатыми клычками:
- Как минимум, еще двое суток, mon Ami, будет яриться эта метель... Выходить - лучше не стоит, для нас это все плохо закончится. В лучшем случае вынуждены будем вернуться, в худшем - засыплет снегом, и мы все тут и останемся. Даже твой инфернальный огонь нам не поможет... - на последних словах я помрачнел.
- Три мили. Всего три несчастных мили до Вершины. Неужели мы не преодолеем такое мизерное расстояние после того, как сумели справиться с множеством куда более страшных испытаний?.. - это Алиса. Рыжеволосая зеленоглазая наемница тоже закуталась в плащ, улеглась поближе к костру и меланхолично курит трубку, и лишь капли пота на ее лбу дают понять, что девушку все еще лихорадит после полученной в схватке со снежными орками раны, когда заговоренная орочьим шаманом стрела попала ей в плечо.
- Это же Мертвые Горы, во имя Светлых Богов! - меня чуть передергивает. Терпеть не могу, когда при мне поминают Светляков. Род Харкрист, бывший Королевский Рыцарь, ныне - штрафник Полка Смерти, этого или не понимает, или просто не может избавиться от дурной (с моей точки зрения) привычки. - Тут всегда было холодно до жути, а как присмотреться ко всему, что в нашем грешном мире случилось за последнее время... Этак страшно даже представить, что мы можем пройти эти три мили лишь для того, чтобы увидеть Вершину, в которой все, все вымерзли до последнего человека! Это все точно кара Светлых Богов на наши головы, за грехи наши... - Род привычно хотел было пуститься в религиозные рассуждения, но заметив мой разъяренный взгляд, сконфуженно промолчал.
   В итоге, я просто мрачно кивнул, соглашаясь со всеми. Холод и впрямь наступает по всем фронтам, и пока что мы безоговорочно проигрываем эту войну. По всему миру прокатилась волна ужасающих и абсолютно внезапных заморозков, свирепых и страшных метелей и буранов. Даже на моей отнюдь не теплолюбивой новой родине - Северной Империи - погибли тысячи людей, и потеряна большая часть урожая, это уже грозит как минимум голодом. А о том, что сейчас происходит на полудиком, расслабленном, привыкшем к мягкому климату и вечной жаре Юге, я даже не хочу думать. Но наверняка, жертвы там огромные. Маги-погодники выбиваются из сил, пытаясь остановить взбешенную стихию, однако погодничество никогда не было распространено в этом мире - к тому же, зачастую силы погоды так велики, что в восьмидесяти случаях из ста маги лишь бессильно разводят руками. И вправду, что делать, если даже у Архимагистра Погодной Гильдии не хватает опыта и сил, чтоб остановить бедствие? Маги-погодники последние тысячу лет лишь слегка корректировали погоду - здесь был более-менее пригодный для жизни климат. Однако платой за такую жизнь стало и сокращение численности самих погодников, и почти полное отсутствие реального опыта... Но все, хватит о печальном, и так настроение - ложись в гроб, да помирай. Но ничего, рыжая права, прорвемся. После всего, что нам довелось пережить, добраться до нашей цели - сущий пустяк, клянусь своим хвостом.
Однако
Род тоже прав в своих опасениях. Здесь, в Мертвых Горах, или как еще их зовут - Мертвом Кряже, такая погода никогда не была редкостью, даже в более спокойные времена, нежели сейчас - когда все катится в рай, на нимб к ангелу. Бывало, особо невезучие путники замерзали в полумиле от города... Да что путники, холод и метели в своё время уничтожали тут целые армии! Что уже говорить о нас - небольшая группка, мы тут исчезнем, и никто никогда нас не найдет, как не нашли тысячи погибших... И самое смешное - если Архимагистр Талаис не ошибся в своих расчетах и указаниях, а Ледяной Генерал перед смертью нам не солгал - то конец нашего пути и вправду лежит всего лишь в трех милях отсюда, в самой северной точке этого мира, где обитают люди, в большом городе Вершина, построенном, как следует из названия, на верхушке одной из самых высоких местных гор - Айсштоссе. Действительно, по сравнению с тем расстоянием, которое мы отмахали до этого - ерундиссимо, ей-Пекло.
А как хорошо всё начиналось! Круг задач: как можно более быстро попасть в Вершину. Отыскать там два крайне могущественных артефакта, имеющих ярко выраженное божественное происхождение. Далее по обстоятельствам - либо там же на месте эти артефакты каким-то образом переподчинить и активировать, ну а если этот план не сработает - тогда как можно скорее притащить их к Архимагистру; при нежелании законных владельцев артефактов отдавать их в наши руки разрешается уговаривать их любыми методами, включая силовые. Вроде ничего сложного, конечно, если бы не два "но": 1) чтобы попасть в Вершину, нужно преодолеть территории трех не самых маленьких государств, с которыми мы перманентно воюем; 2) а теперь скажите-ка мне, когда это в подобном походе все с самого начала не шло наперекосяк и не катилось к архангелу в задницу?
В общем, рассказ долгий, и трудный, как роды суккуба, но оно того стоит... и раз нам нечего делать, расскажу всё с самого начала. Все равно еще минимум двое суток куковать в местных подвалах.
А началось все с...
  
   Глава 1
А началось все с утра.
Ох, как же я ненавижу утро.
А еще я ненавижу Светлых (всех без исключения), вампиров, драконов, эльфов, поклонников Хаоса, инквизиторов вкупе с паладинами, голубых, будильники, безалкогольное пиво...
Я вообще с похмелья всё и всех ненавижу. Кроме себя, конечно. Себя, любимого, ненаглядного, мне всегда жалко. Я тот еще хренов эгоист, да, да, моя прелесссть... Кхм, упс, не туда понесло. Воистину, нарциссизм в особо извращённой форме - страшная вещь. Хотя есть вещи куда как пострашнее этого. Например, похмелье.
Вы думаете, у демонов никогда не бывает похмелья? Ага, как же. Если бы. На самом деле, уважаемые - ещё как бывает. Соответствующее по силе. Демоническое. Страшно? Мне тоже.
Тааак... одеться... побриться... нет, бриться не файерболом... всё необходимое быстро распихать по карманам... и марш-марш вперед на кухню... кофе пить...
Ах, да, стоило бы познакомиться. Ну, или хотя бы мне представиться, в одностороннем порядке.
Меня зовут... А впрочем, меня не зовут, я сам прихожу. Ха-ха. Шутка, тонке йумор. Александр Арквратт, можно просто Алекс, или совсем уж сокращенно - Ал, к вашим услугам. И да, говорю сразу, я - демон.
Удивлены? Я вас прекрасно понимаю. Демон, как правило - это извечный враг небес, Света, добра, рода людского (а зачастую и не только людского), и так далее, и всё такое по тексту, это уже полноценно сложившийся стереотип, который, кстати, в большинстве известных лично истории и лично мне случаев - вполне оправдан. Почти все мои... кхм... соотечественники, скажем так, людей, да и представителей многих других рас, попросту не переваривают (не в смысле пищеварения - в этом-то смысле как раз все ого-го-го-го, как отлично...). То же самое относится к разнообразным радетелям за Свет, Истины, Добро и Рай. К последнему списку, впрочем, я тоже отношусь весьма неприязненно - ибо как-никак, но мои понятия о добре и зле в корне различаются с аналогичными понятиями моих Светлых оппонентов. Ну а зная, кто именно в своё время являлся инициатором крестовых походов, нетрудно догадаться, кто же первым начинает лезть в бутылку, звереть, и как следствие - устраивает безобразную драку, плавно переходящую в кровавое побоище с применением всех видов оружия. И нет, этот кто-то - не я. Я, как уже выше было сказано - демон, а значит - Тёмный до мозга костей.
История моя проста, как топор (хотя это понятие относительно, многие топоры устроены довольно сложно). Пару местных лет назад в результате некоего печального для меня стечения обстоятельств я внезапно оказался в этом ничем особым не примечательном мирке, который его собственные жители изволят величать Недией. Как именно, и почему так нехорошо сложились для меня вышеупомянутые обстоятельства - эта отдельная, щедро украшенная грязнейшими словами, какие только найдутся в Искаженном Наречии, весьма длинная и печальная история, которую я буду рассказывать явно не здесь, и уж точно не сейчас. Ибо она может занять собой отдельную книгу страниц этак на тысячу-другую - и рассказ продлится ангел знает сколько. Это, на мой взгляд, просто лишняя трата времени, которого и так никогда нет, и это абсолютно сейчас не входит в мои планы.
В общем, на самом деле, если коротко говорить, то бросился я внутрь открытого в Аду портала исключительно на удачу - другого пути я не видел, да и не было времени выбирать, мне нужно было срочно уходить, и я рассудил так: скакну, а там уже посмотрим, куда Преисподняя пошлёт. Итогом стало именно попадание в этот мир. Сказать, что я был возмущен, попав в это захолустье и дырищу еще ту (по моим меркам, в Паутине такие вот миры стоят на положении Мухосранска - ангел знает где находятся, и про них мало что известно) - это не сказать ничего.
Однако, несмотря на это моё искреннее возмущение фактом попадания в Недию, означенный факт по мере обкладывания его этажами эпической заковыристой ругани (и ведь правду говорят, что лучше демона ругаться невозможно!) не изменялся ни капли. Пришлось смириться и серьёзно задуматься о том, КАК именно мне легализоваться в новом мире, или вообще - КАК тут просто выжить, в таких условиях.
Поплутав с месяцок так по местным лесам (следовало бы сказать - тайге непролазной!), повредив при попытке взлёта на разведку крылья, почти сойдя с ума от однообразия и безысходности, начисто распугав всю местную живность - вернее, как, кого распугав, а кого и сожрав с голодухи - в итоге я наконец-то выбрался к ближайшему городу, которым, архангелы его поимей, оказалась столица одного из местных государств, а именно - некоей Северной Империи, где и был немедленно атакован имперскими солдатами, патрулировавшими этот участок императорских земель, вплотную прилегавших к Таргелиону. Вероятно, на этом бы моя история и окончилась - все-таки пятьдесят отборных бойцов армии Императора против одного смертельно уставшего полусумасшедшего демона с поврежденными крыльями являются перебором, и проблема выживания в таком случае восстает перед вами во весь рост, согласитесь - если бы не пара обстоятельств, которые в этот раз спасли мою демонскую шкуру от окончательного коллапса и вычеркивания из списка живущих в бесчисленном множестве миров.
   От матери-суккубы мне досталась мало того, что чувственная, эротичная аура, так еще и довольно приличная внешность - в человеческом облике я выгляжу, как высокий темноволосый мужчина, жилистый, крепкий, с внимательными холодными карими глазами, окруженными багрово-пурпурным ореолом, если в них взглянуть - то возникает ощущение, будто вы смотрите в бездну, очень глубокую, манящую, зовущую куда-то вглубь себя (и этому натиску просто нереально противостоять), и смертельно опасную, иногда - ледяную, холодную, словно ледники полюса, иногда - огненную, с бушующим в ее глубине пламенем Инферно, иногда - ненавидящую, иногда - мертвящую, когда сквозь мои глаза на мир смотрит Смерть, а иногда - мягкую, ласковую, обволакивающую, безумно сексуальную... На вид, конечно, я довольно молод, но выгляжу очень даже привлекательно и мужественно - основную роль в этом играют все же мои глаза и эмоции - богатейший спектр эмоций, одним едва заметным движением брови я могу сказать столько же, сколько бы выдал, закати я пятиминутный монолог-спич. Манеры... это отдельная тема. Я всегда отличался хорошим вкусом, своим собственным, органичным стилем и превосходными манерами. Вкупе с моим характером - спокойным, холодным, сосредоточенным, иногда жестоким и беспощадным, а с родными мне людьми ласковым и заботливым, вкупе с известной долей неизменно присутствующих во мне ядовитости, ехидства и черного юмора это создает вокруг меня стену настолько необоримого шарма (особенно его усиливает тонкий, едва заметный шрам на правой щеке), что я становлюсь серьезным конкурентом для любого представителя мужского пола. Именно поэтому, когда я время от времени все же соизволяю навестить столичные светские мероприятия, все присутствующее на них имперское дворянство мужеска пола дружно воет на луну от тоски и бессилия - моя персона автоматически переключает на себя крайне повышенное внимание всех девушек, женщин, и бабушек (вот вам смешно, блин, а мне - ни капли!), находящихся на данном мероприятии. То, что я демон, в их глазах лишь еще больше добавляет мне очарования, внося в намечаемые ими отношения некую изюминку, этакую пикантность...
А вообще - никогда не пытайтесь понять мой характер. Людям, простым смертным, никогда не осознать всю его глубину и многогранность. Я могу лишь попробовать пояснить вам его - понятными для вас словами. Как я уже говорил, он у меня спокойный, холодный, с некоторыми - ласковый и заботливый... Однако, таким я бываю далеко не всегда. Все-таки, он у меня крайне изменчив - я же демон, а наша психика всегда отличалась редкостным непостоянством. Начнем с того, что я всегда знаю себе цену, я всегда уверен в себе, что бы не происходило - пусть даже небо падает мне на голову, и мир рушится, корчась в адских огнях нового Армагеддона. Я давно заставил всех, кто меня знает, в обязательном порядке забить себе в голову следующее: я тот, кто я есть, и я никогда не прислушиваюсь к чужому мнению (за редкими исключениями), справедливо полагая, что важнее всего то, что я думаю о себе сам, а людям - что ж, людям, недолговечным хрупким смертным, к сожалению, им всегда свойственно ошибаться. Ошибаться во всём и везде. В глазах зачастую - холодный, арктически ледяной, максимально серьёзный и сосредоточенный взгляд, опасная бездна. Спокойная, уверенная, размеренная речь - мне некуда спешить, незачем торопиться, в отличие от смертных, у меня впереди целая вечность. И лишь иногда, когда уже другого выхода нет, в бою, например - вспышки беспощадной ярости, всепоглощающего гнева, после которого живых не остается вообще. Так уж получилось, что я принадлежу к редкой породе тех мужчин, которые способны затащить в постель любую женщину при помощи одного лишь только взгляда, однако никогда я не злоупотребляю этим - просто я не вижу в этом особого смысла. В отличие от многих из наших, кто не мыслил и дня без совращенной женщины рода людского, я никогда не увлекался подобным. Интриги, войны - да, это моё, это мы любим, умеем и уважаем. А вот с точки зрения любовных утех - суккубы, я считаю, гораздо лучше в этом плане, куда ни глянь: профессиональны, выносливы так, как людской женщине никогда и не снилось, а главное - беременеют лишь по собственному желанию! Что добавить к этому? Если меня вывести из себя - одним из верных способов это сделать, говорю сразу, это начать ставить мне палки в колёса на пути к достижению мной чего-то исключительно из личной неприязни, и/или тщеславия, в таких случаях я свирепею почти моментально - то я, достигнув некоей критической "точки накала", начинаю убивать, легко и непринужденно, словно танцую, или пишу, примерно с этим можно сравнить такое состояния - когда я отнимаю жизни чисто автоматически, как выполняя давно привычную мне работу. В общем, из всего вышесказанного помните одно - я крайне противоречивая и загадочная личность, чтоб побольше узнать обо мне, сначала нужно со мной познакомиться - а это и сложно и опасно. Потому что я не особый любитель знакомств. И редко кому когда открываю тайны, которые хранит в себе моя душа. У каждого есть свои скелеты в шкафу - а у меня там традиционно целое кладбище, как у истинно чистокровного демона. Поэтому, смертные, успокойтесь и смиритесь - всё равно вам не дано будет узнать хоть что-то об этих моих секретах. Уж так вот я устроен. Как говорил один мой знакомый Вармастер - "Временами таким демонам, как мы с тобой, свойственно склоняться к махровой параноидальной подозрительности, плавно переходящей в массовые репрессии...". И таки он был прав - все мы параноики от рождения, никогда никому не доверяем, и стараемся поменьше посвящать окружающих в наши проблемы, ну а уж про такую штуку, как наша тончайшая душевная организация (вот вам смешно, блин, а я серьёзно!), я вообще молчу.
   Ну, что сказать еще... Демонический вид, который я время от времени принимаю - так, признаться, гораздо удобнее делать многие дела - он достался мне от отца, Пожирателя Душ, одного из Высших Демонов. Это, конечно, не Древние демоны, и не Вармастеры - но тоже очень даже неплохо. Хорошо, что про мой боевой облик знают единицы - ведь это двухметровая машина для убийств, вооруженная длинным мощным хвостом с серповидным жалом на конце, которым можно и снести голову рыцарю, и почесать себя между крыльев, куда лапа с когтями не дотягивается; длинными боевыми когтями, которые без проблем разорвут в клочья иной доспех; сорока восемью крепкими острыми зубами, которыми я не гнушаюсь перекусить горло противнику, коль дело идет в рукопашной схватке... Помимо родной очень плотной чешуи, на мне в этаком виде есть еще и вплетенный в меня при рождении тяжелый шипастый черный доспех, в честь какого-то счастья разукрашенный причудливой серебристо-ало-пурпурной вязью, и таким образом, у моей шкуры имеется ни много ни мало, как двойная защита... В наличии присутствует и прочая демоническая атрибутика. Кстати, способность пожирать души побежденных и уничтоженных врагов мне тоже передалась. Что сказать, любой демон имеет право на свои маленькие демонические слабости и не менее маленькие демонические прелести жизни (эх... скучаю по своим безотказным подружкам-суккубочкам... как они там, бедняжки?..).
Так, опять я ушел в сторону. Заканчиваю, и больше не испытываю ваше терпение. Итак, как любой демон, рожденный в Преисподней и имеющий внутри себя частичку инфернального пламени, я мастерски управляюсь с огнем, могу веревки из него вить, причем в прямом смысле этого слова - недаром "огненная плеть" является одним из самых любимых моих заклятий. Вот именно огонь меня и спас - я настолько вымотался, обалдел и устал после месячных хождений по лесам, что сдуру немедленно шарахнул по напавшим солдатам "крематорием", превратив половину из пяти десятков вооруженных до зубов амбалов в броне в довольно жалкие кучки пепла. Второй половине тоже немало досталось, заклятие не обделило вниманием никого.
Недия - неприветливый, довольно прохладный мир. Особенно ее Север, куда меня занесла нелегкая. И так уже в этом мире сложилось - то ли исторически, то ли так магические потоки переплелись, я в этом деле не особо разбираюсь - что в этом мире чрезвычайной редкостью стали маги, обладающие силой стихии Огня. Боевиков - криомантов, гидромантов, аэромантов, разнообразных мирных воздушников-водников-земляков - сколько угодно, а вот хороших пиромантов, или даже просто завалящих огневиков - как говорится, днем с огнем... На Юге, как в более теплом месте, по-настоящему сильных огневиков насчитывалось полтора-два десятка, а на Севере - и того меньше, пять, или семь (в этот счет не входят слабосильные огневики, предел сил которых - два файербола подряд). А теперь представьте себе ситуацию, когда Архимагистру Имперской Гильдии Огня докладывают: на окраине столицы откуда-то объявился огненный маг, обладающий просто ужасающей силой (это по их меркам - на самом деле я тогда был довольно сильно вымотан), и одним щелчком пальцев испепеливший пятьдесят солдат, не оставив от них даже доспехов - дескать, сплошной пепел и прах. Правда, справедливости ради стоит заметить, что только половину врагов я реально испепелил, да еще трое потом скончались от ожогов, и доспехи сожженных остались более-менее в норме, правда, малость оплавились; однако люди, как и всегда, склонны преувеличивать и перевирать любую полученную информацию, поэтому я не удивлюсь, если когда-нибудь узнаю, что в день моего "явления" в столице ходили слухи о маге, который щелчком пальцев сжег тысячу имперских воинов и три тысячи покалечил. Но всё сходится в одном - переполох и панику я поднял изрядные. Естественно, Архимагистр Талаис немедля покинул Башню Имперской Гильдии Огня, и помчался к месту событий быстрее ветра - он вполне обоснованно подозревал, что солдаты, разъяренные гибелью своих товарищей, обязательно попытаются добраться до этого пироманта, и выяснить, какого же всё-таки цвета у него внутренности...
   Дальнейшие переговоры продолжались целых трое суток, и постоянно прерывались назойливыми попытками солдат, к которым подошло подкрепление, выкурить меня из моего убежища, вопреки настояниям и советам магов. На этот раз, правда, я никого не убивал, зато немного восстановил силы, и совершил целую кучу разных паскудств в адрес атакующих - например, самой излюбленной моей гадостью, применяемой по незадачливым воякам, стало воспламенение их нижнего белья, и последующее наблюдение (прямо-таки с садистским удовлетворением!) сцены, как несчастные с утробным воем мечутся по полю перед лесом, тщетно пытаясь сбросить доспехи и потушить горящие трусы. Удавалось это очень и очень немногим, потому что товарищ демон внимательно следил за носящимися и дымящимися в самых интересных местах солдатами, и если кому-то все же удавалось приступить к тушению пожара, полыхающего на его гениталиях, я немедленно, чисто из гнусности своей натуры, "поддавал жару". Что и говорить, за это время мне не раз вспомнились слова одного из моих друзей-демонов: "Арквратт, с твоей чрезвычайно пакостной и неистощимой на гадости фантазией тебе надо было родиться не демоном, а малефиком! Уж на проклятьях ты бы развернулся!". В чем-то он прав - я иногда, бывает, такое ругательство заверну, что хоть стой, хоть падай; вот только если бы они, не дай Пекло, сбывались - это был бы полный... Ну, вы меня поняли. Короче, в итоге два придурка, старый и еще более старый (т.е. Архимагистр Талаис и я, да, под более старым я имел в виду себя. Что такое, имейте совесть, мне скоро две с половиной тысячи лет! И для демона, промежду прочим, это даже не возраст, а так - ясельки!) достигли консенсуса. Он выражался в следующем: в обмен на обещание никоим образом стараться не проявлять свой препоганейший и препаскуднейший демонический нрав (по крайней мере, предложение Талаиса я уразумел именно в этом ключе) я получал полную неприкосновенность на имперской территории, а главное - возможность стать магом великой Имперской Гильдии Огня, с соответствующими моей силе и опыту рангом, постом, денежным окладом (вот за него я торговался долго и отчаянно; вроде бы Архимагистр - коренной имперец и недиец, а по повадкам с ним мог мы сравниться редкий уроженец Земли Обетованной!), ну и прочими благами жизни, и как последнее дополнение - поиметь императорскую милость (я знаю, КАК это звучит, но ничего не могу с собой поделать...). Внимательно обдумав предложение, потряся его на предмет подвохов, я здраво рассудил, что надо соглашаться. В конце концов, никуда я отсюда не денусь - порталы перекрыты - спешить мне особо как бы и некуда, да и незачем, так почему бы не устроиться тут? Тепло, интересно, не голодно, да и мухи не кусают... Сказано - сделано. Я выбрался на свет Божий, предстал перед магами во всем великолепии своего демонического облика - некоторые наиболее впечатлительные магессы даже попадали в обморок (ага, зато потом эти стервы, увидев мой человеческий вид, всеми правдами и неправдами пытались затащить меня в койку, напрочь забыв о когтях и зубах, причем в ход шло все - от хитро скомпонованных любовных зелий, которые, спасибо маме, на меня не действуют, до банальных попыток зверского изнасилования в стиле "семь на одного"; спасало только умение частичной трансформации и отчаянный бег по стенам!) - но в основном маги остались довольны своим новым "сотрудником". Особенно когда я напоказ перешиб "огненным кнутом" два огромных старых дуба.
   С тех пор прошло всего-то навсего два года - срок вроде бы и небольшой... но для меня вполне длинный, учитывая, что такая уж у меня карма - без приключений и занятия никогда не останусь. Это везде происходило, и Недия не оказалась исключением, работы у меня тут было предостаточно; на самом деле хлеб гильдейского мага, даже такой уважаемой и скажем так, "дефицитной" гильдии, как Огневая, весьма тяжёл, однообразен и уныл (хотя читая в своё время в одном мире книжки про "попаданцев" в магические миры, аж умилялся - настолько они быстро бешеные капиталы зарабатывали на мелких гильдейных поручениях, и в гильдии магов попадали мгновенно, максимум - после короткого обучения, успевая за это время постигнуть все-все-все виды магии во всех ракурсах). В любом случае, за это время я прочно окопался в столичном городе Таргелионе, утвердил о себе простонародное мнение, как об ужасном демонище, который жрет на завтрак младенцев (фу, какая гадость!!!), своё собственное мнение обо мне составили аристократы, гореть бы им всем в огне родной Преисподней, маги Гильдий, с которыми мне довелось контактировать, считают меня вполне компетентным и умным коллегой, у Талаиса и у Императора я на достаточно хорошем счету, чтобы иметь какие-то небольшие расширения своих возможностей. Сейчас на местной арене, несмотря на мой не самый в общем-то высокий статус - магистр Гильдии Огня, увы, не граф, не князь, не герцог, не маркиз, и уж точно не принц крови - меня все воспринимают вполне адекватно и серьезно, как достойного противника, реального союзника, ну а многие мечтают вообще о моём нейтралитете (столица-с, джунгли похуже тех, в которых Маугли рос, там хоть было "Мы с тобой одной крови", а тут - одна большая банка со скорпионами, честное слово демона). Естественно, хоть многие и скрипят за спиной зубами от дикой злобы в мой адрес - всё же моё искусство наживать себе врагов мне и тут подкладывает свинью за свиньёй. Что поделать - семейное... Думаю, коль все высказанные в мою сторону проклятия разом исполнились, я бы умирал до самого Судного дня - ежедневно и помногу. Но при всём этом в интриги меня мало кто рискует пытаться втянуть - да и то, стараются с оглядкой, осторожно так. Демон ведь отнюдь не имперский дворянин с их кодексами, правилами и этикетами, да и имперские законы, считай, для него не писаны; рассвирепеет, откусит спокойно голову, существо адское и невоспитанное - и всё, поминай, как звали, отпевай, батюшка, душу невинную...
В общем, демонически искренне прощу прощения за то, что опять я ушел в своем повествовании куда-то в сторону. Расхвалить я себя, пожалуй, еще успею. Никуда я от вас не денусь. Потому что я самоуверенный наглый вредный подлый и т.д. демон. А теперь надо продолжать рассказ о том, как же я докатился до такой жизни...
Выпив кофе, и кое-как приведя себя в порядок, я быстро набросил на себя заклятие исцеления похмелья, и выбрался на улицу, решив пройтись до Гильдии пешочком. Вообще-то, я мог бы и воспользоваться телепортом, установленным у меня дома, но этому резко воспрепятствовали две вещи: во-первых, мне сегодня было ужасно лень его активировать - это ведь ритуал, чтение заклятий, рисунок "оживить" вливанием силы, - ну а во-вторых, заклятие исцеления похмелья лучше и быстрее всего срабатывает именно на свежем воздухе. Поэтому ноги в руки и вперёд - наслаждаться.
Хотя этот городской воздух только какой-нибудь идиот вроде меня мог бы окрестить свежим. Конечно, не индустриальный город, но тем не менее - немногим лучше, выхлопные газы и выбросы заводов с успехом заменяет амбре из нечистот, помоев, дерьма, и немытых тел ходящих туда-сюда по улице людей.
Я не спеша шагал по улице, старательно обходя заполненные жидкой липучей грязью выбоины в мостовой. На мои плечи был наброшен алый плащ мага Гильдии Огня, заметив который, все мещане и простолюдины старательно обходили и объезжали меня стороной, и причем чем дальше - тем лучше. Маги в Кодексе законов Империи приравнивались по статусу к дворянам (правда, с некоторыми нюансами), а по большинству имперских законов, принятых еще в незапамятные времена, за оскорбление дворянина "лицом сословия простого, мещанского, либо торгового" полагалась первым - смертная казнь, а вторым и третьим - огромные штрафы. Это в случае, если обидчик доживал до суда - разъяренные маги тоже могли за себя постоять, и зачастую наказывали посмевшего затронуть их интересы либо здоровье очень быстро и жестко. Именно по этой причине представители преступного сообщества старались по возможности вообще не связываться с магами - потому что результат попытки грабежа или убийства мага может оказаться нулевой, а расплата за эту попытку - страшной и жестокой. До сих пор помню, как полтора года назад всех городских магов выгнали на улицы для борьбы с маньяком, убившим нескольких девочек - дочерей известных аристократических родов. И мне повезло - в один прекрасный вечер я увидел маньяка, волочащего очередную жертву в темный проулок, и сразу же бросился на него, подав сигнал остальным и стремясь взять его живьем. Вообразите мое удивление, когда этот идиот применил на меня т.н. "свитковый файербол" - заклинание огненного шара, начертанное на свитке особыми буквами и особым образом, заряженное энергией для одноразового действия.
Тут-то меня и перемкнуло. Или просто жрать захотелось... В общем, когда маги примчались на мой вызов, они узрели абсолютно невредимую одурманенную чем-то девчушку, забрызганные кровью стены проулка, и обожравшегося мясом демона, сидящего у стены, косо выпучившего глаза и сыто икающего. Рядом для опознания были аккуратно сложены голова, руки и ноги незадачливого маньяка. Кажется, кого-то из магов там же в переулке и вывернуло наизнанку. Хотя я честно предупреждал всех, что я всеядный, то есть не брезгаю никаким мясом!
   Я поежился. Холодно как-то. Странно - ведь еще только Месяц Дозревания заканчивается (август - прим. авт.), а уже такая холодина началась, словно конец Месяца Жатвы (сентября - прим. авт.) наступил. Ничего не понимаю. Ну да ладно, не буду загромождать себе голову излишними мыслями. На кой рай у нас существует Гильдия Погодников, в конце-то концов? Вот пусть они и разбираются с этими непонятками. Решения траблов с погодой находятся исключительно в их компетенции, как-никак, это их хлеб и их проблемы...
Я прошел мимо одного из многочисленных храмов, посвященного какому-то из Светлых Богов. Охрана, стоящая у входа, проводила меня злобно-испуганными взглядами. Ага, плавали, знаем. Бывал я уже в этом храме. А потом его заново отстраивали. А все потому, что зашел я как-то раз на местное богослужение. Всего-то. Ну чисто из интереса - посмотреть что к чему, поинтересоваться, стоимость индульгенций уточнить, да курс валют по отношению к грехам узнать... А местный жрец как увидел меня - так у него глаза сразу размеров с золотые монеты стали. Этот идиот немедленно объявил меня исчадием какого-то их темного божка - это меня-то, честного адского демона!!! - и мало того, что без моего разрешения сделал меня темой своей идиотской проповеди, да еще и анафему мне потом провозгласил, во всеуслышание. Вот этого я уже не вынес, и от всей своей оскорбленной демонской души врезал по жрецу и его алтарю "огненным кубом". В итоге, слава Пеклу, прихожане успели разбежаться, а вот жрецу до конца его недолгой жизни ходить лысым во всех местах... а то, что в итоге осталось от храма, можно было смести в совочек. Хорошо, что он не вздумал экзорцизмом заняться - потому что тогда бы и прихожане не успели разбежаться. Вот поэтому храмовая стража и провожает меня такими взглядами. А ну как по старой памяти развернется и угадает фаейрболом?..
Мда... вообще, кстати, давно уже подметил одну вещь. Мужская половина жителей столицы (я имею в виду аристократию и средний класс, мнение бедноты, нищих, и прочего пролетариата я уже указывал, впрочем, их домыслы о пожирании мною младенцев меня абсолютно не интересуют, ибо как сказано в Уставе, который приравнивается к Библии, "собака лает, ветер носит, служба идет") меня терпит, боится, ненавидит (некоторые - особенно, я им не раз хвост дверью прищемил, недаром покушения в своё время организовывали, как на Распутина, ей-Пекло); а женская совершенно наоборот - любит, холит, всячески лелеет и обожествляет (обожествлять демона - какой кошмааааар!). И это, между прочим, вполне справедливо! Например, скажите, кто из наших надменных магов-огневиков не пожалеет времени и сил, чтоб быстренько на ходу сплести прекрасную розу из чистейшего холодного огня и немедленно подарить ее первой же попавшейся по дороге девушке? Или кто не полениться украсить тем же холодным огнем кабинеты магесс нашей Гильдии, а на столы им положить нечто вкусненькое? Почему-то я замечал за этим занятием только свою личность, которой полагается, вообще-то, быть подлой, коварной, гнусной, и всячески искушать и совращать простых смертных, сбивая их с пути истинного. Вот вам и весь ответ. И делаю я это вовсе не потому, что я якобы страшный бабник и кобель, как шепчутся по углам злые языки (которые я время от времени укорачиваю), я женщин не чураюсь, да, но и только, вам уже известно моё к ним отношение; а всего лишь потому, что для меня наивысшая награда в этом случае - счастливый блеск восхитительных женских глаз и разрумянившееся от радости прекрасное личико. В этом смысле я какой-то неправильный демон. Вместо того, чтоб повергать в ужас и страх, я несу счастье, мир, и кавай.
   Хотя...
Как и у всего сущего в мире, у моего характера имеется своя оборотная сторона. Я уже упоминал о том, что я жесток? А теперь объясняю, так сказать, по пунктам. Я все же, как ни крути - демон. И моя дикая жестокость происходит из моего непредставимо извращенного демонического разума. Секууунду, а что вы хотели? Доброго, веселого, ласкового и пушистого, аки котенок, демона?! Простите, но таких не бывает. Конечно, на самом деле мне прекрасно знакомы такие понятия, как честь, отвага, любовь, нежность, ласка, и все другое, для чего люди выдумали глупые слова - хотя такие вещи нужно давать почувствовать, и показать, а не распинаться о них, подобно ангелу на проповеди. Но гораздо ближе мне знакомы другие эмоции - жажда крови и боли врагов, жажда убивать и ужасать, повелевать рабами и повергать сопротивляющихся, холодная ярость и жаркая ненависть истинного сына Преисподней. И да, я знаю значение слов "милосердие", "пощада", "жалость", "сострадание" - я ими попросту давно уже не пользуюсь. Любого, кто будет настолько глуп, что осмелится перейти мне дорогу, я могу убить двумя методами: а) очень быстро, и б) очень медленно (это если я не захочу обречь несчастного на вечные муки, а как - не скажу, секрет фирмы). Как правило, преобладает второй способ - что-что, а пытать, как собственно и мстить, я люблю и умею, получая от этого настоящее эстетическое удовлетворение, и дикое удовольствие, а иногда просто развлекаюсь этими самыми пытками - кстати, императорские палачи и криминальные дознаватели полгода ходили за мной скопом, умоляя провести мастер-класс - самых закоренелых преступников я раскалывал за несколько минут, доводя до истерик и инфарктов. И горе тому, кто попадет в мои когти - если он и впрямь виноват передо мной, то умрет он еще очень и очень нескоро. Хотя, честно говоря, в моем суде нет такой вещи, как прошение о невиновности. Просящий о невиновности виновен в отнятии у меня ценного времени. Поэтому единогласно - виновен. Мне ведь ведомы многие способы, как заставить существо чуть ли месяцами медленно умирать, каждую секунду своего подходящего к концу существования испытывая ужасающую боль... Страшно, да? А я ведь честно предупреждал - как любой чистокровный демон, я извращен до крайности, переходящей все мыслимые и допустимые пределы. Мне зачастую нравится всё абсолютно - работа, пьянки, война, секс, пытки... От трех последних пунктов я вообще дурею и фанатею беспощадно, и готов заниматься ими круглосуточно, без перерывов и выходных и желательно все это совместить. Да, вот такой вот я гадостный и нехороший. Одним словом - злобный, мстительный, развращенный, подлый демон, враг рода человеческого. И за что меня только девушки любят?..
Так, ладно, хватит задавать риторические вопросы. Вон и родная башня Гильдии виднеется, поимей ее болотные черти. И Гильдию, и башню. Но туда я попаду значительно позже, благо, что фиксированного рабочего дня у нас, магов Огня, нет, а у честного демона есть свои сугубо личные, не менее важные дела, чем сразу переться на работу. Сначала нужно попасть в питомник, в котором выращивают неких весьма интересных существ. Все равно идти-то недалеко - моими стараниями он расположился прямо напротив нашей гильдейской башни.
Как только я прошел внутрь укреплённой коробки здания-питомника, мне навстречу метнулась большая гривастая крылатая туша. Аккуратно поставив лапы мне на плечи - я аж присел - и чуть было не сбив меня с ног, существо принялось вылизывать мне лицо шершавым языком, утробно при этом урча. Я рассмеялся:
- Фу, Риан! Слезь, туша ты этакая, задавишь же меня к орковой бабушке!
А вы уже, надеюсь, поняли, что это за чудо такое - здоровое, с роскошной гривой, львиной мордой, с мощными перепончатыми крыльями и хвостом, украшенным ядовитым жалом? Ну, кому непонятно - я могу объяснить. Это - мантикора.
   Я люблю этих мощных, свирепых, химерного вида чудовищ, которые заслуженно пользуются дурной славой по множеству миров - не только в Недии. Кстати, да, при первом взгляде, брошенном на них, мантикоры предстают этаким порождением наркотического бреда - львиные тело и гривастая голова с огромными клыками и алыми глазами, нервно извивающийся хвост с ядовитым жалом на окончании, лапы с шикарными длинными и остро заточенными когтями, перепончатые кожистые крылья с внушительным размахом - однако же, на самом деле именно их эта бредовость придает им особенную красоту, в моих глазах по крайней мере. И что тут, спрашивается, такого странного?! Ведь есть же люди, которым нравятся химеры, или хи'енны - а они при своих размерах выглядят куда как кошмарнее мантикор! Что еще можно сказать? Этих чудных зверюшек невероятно сложно приручить, ибо в целом мантикоры - чрезвычайно дикие, свирепые, малоуязвимые к магии твари, отчаянные и непримиримые бойцы, а если добавить, что они еще и всеядны, то сразу можно понять, насколько они опасны для любого человека, даже мага, да и демона вроде меня стая мантикор сможет хорошо так потрепать - с одной, или двумя я как-то справлюсь еще. И тем не менее, повторю еще раз - я люблю этих могучих тварей, безумных и диких, иногда чем-то в своем берсеркизме похожих на меня. Как это ни странно для окружающих, мантикоры в ответ всегда платят мне аналогичным отношением - я единственный, кто может абсолютно безбоязненно к ним подойти, по крайней мере, здесь, в этом городе. А история создания этого питомника была следующей...
В свое время довелось мне поучаствовать в решении проблемы, которая массивной скалой по стойке "смирно" встала перед носом наших магов. Срочно требовался транспорт для Имперских курьеров, по личному приказу Императора. Очень скоростной транспорт, во много раз быстрее лошадей, чтоб послание доходило очень быстро, а не через серафим-знает-сколько-времени, путешествуя через пол-империи в почтовом дилижансе, либо на пакетботе, если послание доставляется по морю. Естественно, к разработкам идей этого транспорта привлекли множество лучших умов Империи - и вот тут "Остапа понесло". Идей было море, вагон и тележка, казалось бы, что сложного выбрать одну из них... Но все они, как бы так помягче выразиться, оказались немножко неудачными - и поэтому с треском провалились по различным причинам, когда дело дошло до их практической реализации.
Первыми этой проблемой занялись биомаги - потому что химерологов тут никогда не было, эта наука тут вообще была неизвестна (химеры здесь - тоже дикие твари, откуда они взялись, почти неизвестно), а некроманты давно были вне закона. Но то, что у незадачливых биомагов в итоге выходило из-под скальпеля, выглядело настолько нелепо и страшно, и внушало такое отвращение даже самим видавшим виды биомагам, что Император, по слухам, увидев первое творение Гильдии Биомагии, перекрестился (!!!), и во всеуслышание произнес открытым текстом "Да ну на фиг!". Таким образом, биомаги подняли руки, и хором сказали, что они сдаются - хенде хох Гитлер капут - потому как на кой орк им такое счастье...
   Вторым заходом выяснилось, что послание, передаваемое скоростным магическим методом, оказывается, легче легкого перехватить, расшифровать, и прочитать. В детали, то есть как именно планировалось передавать эти послания, я не вникал, да и сейчас не имею ни малейшего желания, но принцип работы этой идеи, судя по реакции на нее Императора, оказался слишком уж сложен и ненадёжен. И этот вариант тоже отвалился, аки грязь с сапог (хотя по-моему, как самое что ни на есть взаправдашнее дерьмо). Вот теперь уже все начали хвататься за голову по-настоящему, ибо многие из магического сообщества изначально надеялись применять этот казавшийся таким родным, удобным и простым способ - но согласно закону Мерфи, получили грубый и закономерный облом. Увы и ах, как говорится. Не судьба-с.
Потом последовало типичное для местных магов предложение изловить и приручить единорогов. Однако некие нюансы сего совершенно неблагодарного дела - например, необходимость наличия девственниц для отлова единорогов, а как самый главный аспект - то, что в северном холодном климате единороги не обитают - поставила на этих планах жирный крест. Так же, как и на предложенных бестиологами идеях приручения всевозможных обитающих где-нибудь в тайге обетованной животных (или не совсем животных), каждое из которых было с той или иной стороны опасно - хотя на мой тогда еще трезвый взгляд, это предложение было наиболее приемлемым; но бестиологи так и не смогли договориться между собой, какое же животное нужно приручить, и идея как-то заглохла сама собой. Дошло до того, что маги предлагали использовать зомбированных мертвых лошадей - дескать, они скакать могут непрерывно, и корм им не нужен... Из внимания, само собой, упускалось удобство наездника, а также кое-какие другие, совершенно на первый взгляд "не важные" вещи, к примеру то, что труп имеет неприятное свойство разлагаться, если его должным образом не обработать заклинаниями, да и второе - а где, скажите-ка на милость, найти некроманта для этих целей (т.е. для бесперебойного "воспроизводства" зомби-лошадок), если оные некроманты согласно имперскому законодательству которую сотню лет уже находятся вне закона?.. Отчаянные дискуссии продолжались до тех самых пор, пока в них по незнанию не влез я, и не выдал: "А почему бы вам не попытаться приручить мантикор?".
Посмотрели на меня первоначально, как на полного идиота - мол, парень, ну ты совсем обалдел, хоть ты и демон. Ты бы еще попытался ледяного дракона приручить. Потом, заметив, что я начинаю медленно закипать от злости - а когда я киплю от злости, я очень, очень опасен - маги все же изволили снизойти до моего уровня, и снисходительно объяснили, что мантикор, как своенравных, злобнопаскудных и прожорливых тварей, приручить почти невозможно, поэтому этот вариант тут даже не рассматривается, это мало того, что самоубийственно, так еще и просто глупо. Тем более, бестиологи, мир им, уже выдвигали подобное предложение, но потом от него отказались, посему точка, сдать бумагу в архив. Хотел было я сначала объяснить магам, в чем преимущества мантикор перед всеми тварями, которых предлагали ловить бестиологи; потом, по прошествии нескольких минут, плавно доходящий до кондиции закипания, хотел показать самоуверенным старым ублюдкам средний палец, с криком о том, на какой именно оси я придавал им вращательные движения, и в каком гробу их всех видел - но потом вовремя вспомнил, что значение этого жеста тут никому не известно, а без него впечатление от уже заготовленной фразы, в коей цензура не вырезала бы только запятые и точку, будет смазанным и неполным; так что я молча развернулся, и ушел, направляясь в густые и малопроходимые леса у столицы, где по слухам, водилось множество этих зверей. Меня, конечно, заранее втихомолку объявили психом, записали в мертвецы, похоронили и так далее. Некоторые, к примеру, так вообще были весьма рады от меня избавиться - чуть ли не торжественный праздник рвались устраивать по поводу моего ухода "на верную смерть". Вот только как обычно, хитрый демон всех обломал. Теперь вообразите себе шок и удивление всех жителей столицы - в том числе и господ магов - когда через три дня я вернулся в город, и гордо продефилировал по улице в сопровождении двух здоровых, постоянно довольно урчащих и ластящихся ко мне мантикор, естественно, разного пола. Город на время моего триумфального шествия словно вымер - все заперлись в домах и от ужаса вздохнуть лишний раз боялись. Я же спокойно добрался до гильдейской Башни, напротив которой высилась старая конюшня, которую я давно присмотрел именно для этих целей; вот туда-то я и запустил своих протеже на ПМЖ; правда, герцог (а может, граф, не помню, но что-то на "Г" точно присутствовало), которому ранее принадлежала эта конюшня, весьма сильно возмущался, причём не тем фактом, что заняли конюшню, которая уже года три, если не четыре стояла пустой, а тем, что его разрешения на это никто не спросил, мотивировав всё лишь императорской волей.
   В ответ я встретился с означенным герцогом, привел его к новому обиталищу прирученных мною мантикор, и вполне миролюбиво предложил ему попробовать вернуть себе своё имущество. Если, конечно, силёнок хватит. А надо будет - пусть берёт своих латников. Пусть баллисты тащит. Пусть боевых анимагов нанимает. Правда, хохотать и со злорадством тихо сплетничать в углах столицы потом будет вся столица - надо же, великий герцог такой-то с целой армией штурмовал свою старую никому не нужную конюшню, желая выгнать оттуда двух молодых мантикор, которых к тому же поселил там магистр Имперской Гильдии Огня, да еще и по воле Императора (я ссылался на неё направо и налево, считая, что где наша не пропадала - Император, если мужик с головой, всё подтвердит; забегая вперёд, скажу, что не ошибся в своих надеждах, что не могло не порадовать). Против воли Императора идем, ммм? На последнем предположении герцог мигом как-то скис, загрустил, и морально сделал "руки вверх" - в смысле, уступил мне эту конюшню, и спешно ретировался, выдавив извинения, всё же Императора тут боятся, как огня, этот управляет тут всем железной рукой, строг, но справедлив... В общем, как окончание этой эпопеи, от разгневанной таким неслыханным позором одного из своих выдающихся людей аристократии мне был выдан "бонус" - аж три попытки покушения, коих я сумел вполне успешно избежать. Потом вследствие этого было еще решение некоторых вопросов со знатью, а с некоторыми - и выяснение некоторых отношений, как по-тихому, так и нет, но это, пожалуй, к теме рассказа никакого отношения не имеет, не правда ли?..
   В процессе приручения, конечно, мы столкнулись с многими проблемами - например, мантикорой совершенно невозможно управлять при помощи методов принуждения типа кнута и шпор, иначе она попросту сожрет такого неумного наездника вместе с пресловутыми шпорами, да и свалит к ближайшей стае сородичей (кстати, я всё же сумел обставить всю Гильдию Анимагов, и решить проблему с сезонным влечением мантикор в стаю, но вот как - не скажу, не доросли еще), тут требуется привыкание, приучивание, ласка и взаимное доверие, мантикора никогда не подпустит к себе того, к кому она хоть раз в жизни почувствует недоверие, ну а про то, сколько мантикоры жрут за раз, как они действительно хитры, изворотливы, своенравны и злопамятны - я уже даже не говорю, это известно в любом мире, где они водятся (из-за этого в Совете шли длительные дебаты на тему, будет ли выгодно содержать и разводить мантикор, не станет ли это слишком обременительно для казны). Также пришлось немного поработать над конюшней - перепланировать, расширить, надстроить и как следует укрепить её, с прицелом на дальнейшее расширение количество обитателей питомника; всё это тоже влетело в копеечку, вызвав самый натуральный баттхёрт у заядлых противников проекта - по их мнению, деньги вбрасывались в никуда. Зато, когда мои зверюги наконец-то принесли потомство - а при должном количестве еды детеныши мантикор растут ОЧЕНЬ быстро - вот тут-то Имперской Службе Гонцов и настала натуральная масленица. Почему? Объясняю. Расстояние, на преодоление которого даже самая быстрая элитная лошадь службы гонцов тратит четыре недели, мантикора пролетает менее, чем за одну, правда, как уже говорилось, жрет она соответствующе, но зато если сделать скидку на её природную всеядность - это перестает быть такой уж проблемой, да и скорость доставки стоит таких расходов. А если между всадником и зверем достигнуто полное взаимопонимание и консенсус, типа мир, дружба, жвачка - так это вообще убирает любые основания для беспокойства, потому что кроме удобного скоростного транспорта мантикора - еще и великолепный защитник: за своего хозяина она порвет глотку кому угодно, особо не задумываясь, при этом глубоко наплевав на все инстинкты самосохранения. Единственный, кого никакая мантикора Имперских Гонцов точно не тронет - это я, вовсе не по той причине, что я демон, а всего лишь потому, что пока их только начинали приручать - я уделял им достаточно много внимания, почти постоянно днюя и ночуя в питомнике. Естественно, кроме меня они просто никого тогда к себе не подпускали, и стоило больших усилий приучить их к обслуживающему персоналу из анимагов и бестиологов - тем магам, кому я передал функции контроля и наблюдения за "авиапарком" Имперских Гонцов. Думаю, не стоит упоминать, что мало кто из моих оппонентов остался при своём мнении - остальные, заметив, что Император отнесся к этой идее довольно благосклонно, поспешили перейти на сторону большинства, и выразить поддержку моим начинаниям, за что и удостоились от меня неофициального презрительного прозвища "флюгер-команда" (да кажется, и не только от меня)...
Проверив, как обстоят дела в питомнике, и раздав обслуживающему персоналу ЦУ, я поспешил в башню. На улице, к моему раздражению, еще более похолодало, и мне пришлось даже поднять воротник плаща, защищаясь от пронизывающего ветра, свойственного скорее поздней осени, этак, Месяцу Уныния (ноябрю - прим. авт.). Небо над головой, утром еще такое солнечное и голубое, теперь было наглухо затянуто грозными тучами. Мой рассудок просто отказывался в это верить. На моей памяти здесь это была первая настолько резкая перемена погоды. Я начал грешить на погодников - а ну как эти горе-шаманы чего-то напутали в своих заклятиях, и теперь мы имеем вот такое вот?..
Войдя в холл башни, непривычно пустой (у них что у всех, выходной, что ли? А мне опять не удосужились сообщить?), я немедленно воспользовался стационарным телепортом, благо, он всегда в активированном состоянии, и переместился к себе в кабинет. На удивление, вместо огромной кипы разнообразных бумаг и стопочки сложенных запросов на огненных магов, встречавших меня каждое утро, на столе лежал один-единственный конверт. Странно.
Я подошел и взглянул на конверт. Хм. Письмо от Архимагистра Талаиса, обычно он, правда, передает их магическим путем, и напрямую мне. А тут что-то новенькое. Ладно... Я взял конверт в руки, печать на нем немедленно вспыхнула, отзываясь на мое касание, и рассыпалась пеплом, открывая мне доступ к содержимому. Ага, еще и специальная защита, то есть возьми в руки конверт не я - и в лучшем случае пеплом бы рассыпалось письмо. А в худшем... Отбросив все ненужные мысли в сторону, я вытянул из конверта свиток, и развернул его, читая.
"Магистру Арквратту. Брат мой Магистр, предписываю вам немедленно явиться по получении этого письма на аудиенцию в императорский дворец..." - словно подтверждая важность этих слов, строчки вдруг полыхнули холодным пламенем, оказавшись выделенными - "...письмо сие знаком Императора и Огня помеченное, да послужит вам пропуском. Дело се конфиденцьяльное, посему озаботьтесь, чтоб кроме вас письмо это до предъявления дворцовой страже никто никоим образом не увидел, а тем паче не прочитал. Засим, подробности все вызова узнаете на аудиенции, в Малом Зале Совета Имперского. Архимагистр Имперской Гильдии Огня Арнос Талаис." - нет, положительно, Архимагистр обучался стилистике письма у мастера Йоды.
   Я свернул свиток и крепко задумался. Вот оно что, вот почему так холодно! Порождение зла, поганого демона, наконец-то удостоили личной аудиенции его Императорское Высочество. Не может быть, "кока-кола". По какому такому это, интересно, поводу, что я уже натворить успел, а главное - когда? Перебрав все минувшие события, на протяжении минимум трех прошедших месяцев, я немного успокоился - да вроде ничего особого, ни хорошего, ни плохого... Так, глядишь, и снег пойдет! Кстати, насчет погоды... Я подошел к окну, и отдернул штору, выглядывая наружу.
На улице большими хлопьями шел снег.
Я протер глаза, и еще раз присмотрелся, надеясь, что мне с похмелья почудилось. А ничего подобного, снег не только не исчез, а напротив, казалось, пошел еще гуще. Я ошеломлённо помотал головой. Ангел знает, что за ерунда тут творится!!! Откуда это снег в конце лета?! Так... Не нравится мне это. Совсем-совсем не нравится.
   Я быстро набросил на плечи теплое пальто, висевшее в моем шкафу, и вылетел на улицу.
Холод, что и говорить, был дикий. Люди стремительно торопились по домам, с видимым удивлением вертя головами по сторонам, кое-где уже поднимался дымок из труб, лишь детвора пока что радовалась, и с счастливыми воплями носилась по улицам, забрасывая всех окружающих и друг друга наспех слепленными снежками. Грязь в выбоинах уже заледенела, обледенела и сама дорога, а снег мало того, что становился все гуще, вдобавок, еще и появился пронизывающий до костей ледяной ветер. Я шагал вперед, и силился понять, что, собственно, происходит в этом городе и в этом мире в частности. Пока что даже мой извращенный демонический рассудок отказывался понять и принять происходящее, как реальность. "Или я сошел с ума, или мир. Я сошел с ума уже давно, ну а если сумасшедший сходит с ума, он становится нормальным - минус на минус дает плюс. Поскольку я не ощущаю себя нормальным, то соответственно - с ума сошел мир". Именно такие мысли лезли мне в голову, пока я шел, кутаясь в пальто. Но вне зависимости от моих мыслей, я прекрасно видел, что заморозки обрушились на столицу внезапно, как обухом по голове, и что решительно никто оказался к ним не готов - да и конечно, конец лета же, какие к ангелам морозы...
   И мне оставалось только догадываться, сколько людей, внезапно застигнутых этими морозами, которых даже чисто теоретически не могло быть в это время года, умрут.
Первый труп я увидел через три квартала. На углу двух улиц лежал нищий, на спине, вперив взгляд заледеневших мертвых глаз в мрачное свинцово-черное небо. Скрюченная окоченевшая рука указывала куда-то вверх, а укутанное в лохмотья тело, которое почему-то никто не торопился убирать, постепенно укрывал белым пологом снег. Ну да, при таком бездомные и нищие всегда гибнут первыми, карма у них такая... Я зашагал еще быстрее, и вскоре прошел через одну из небольших городских площадей, где резво суетились стражники. При ближайшем рассмотрении оказалось, что они складывают в ряды тела замерзших насмерть. Я насчитал шестнадцать тел, а потом бросил это занятие. Вот теперь уже было совсем не смешно.
Вскоре я наконец добрался до дворца. Улицы медленно, но верно заваливало снегом, расчищать их было некому - как я уже говорил, элементарно никто не был готов к снегопаду в августе - и перемещаться по ним становилось все труднее, поэтому в итоге я, плюнув на все приличия, обернулся демоном, и быстро долетел до парадных врат. Приземлившись, я чуть было не вызвал у солдат охраны предынфарктное состояние (а что скажете вы, когда вам на чуть ли не на голову - на этот раз из-за отвратительной видимости, а вовсе не из-за желания приколоться - приземлится огромное когтистое зубастое нечто? Вот-вот, и я о том же...), однако после того, как показал письмо-пропуск, был с зубовным скрежетом пропущен внутрь (а начальника караула я запомнил, и мысленно пообещал себе, что рассчитаюсь с ним, как только вспомню подходящее по подлости заклятие...), и краем уха уловив ругань в свой адрес (и за это сочтемся!), наконец попал во дворец.
   Прилично поплутав по коридорам дворца, пару раз чуть напрочь не заблудившись, я в конце концов попал в малый зал для аудиенций - куда мне, собственно, и необходимо было попасть. Собравшись с духом, я постучался в дверь, вошел, и в удивлении замер на месте. М-да, вот такого состава присутствующих я никак уж не ожидал. Вся Ставка в сборе, как сказал бы один усатый товарищ, никогда не расстававшийся с трубкой.
В зале находились сам Император - сорокалетний мужчина в полном расцвете сил, умный, хитрый, обладающий сильными волей и харизмой, недюжинным умом, и державший всю Империю в ежовых рукавицах, впрочем, достаточно мягко, чтоб не перегибать палку, и не вызывать бунтов; Архимагистр Талаис, еще крепкий старикан в алой мантии, тот самый, который мог любого еврея обставить по части удержания своих интересов и искусства торговаться, вот уже сорок лет бессменно возглавляющий свою Гильдию; Архимагистр Гильдии Погодников, Лаас Фаркеис, древний старик, полуслепой, но прекрасно ощущающий природу вследствие многолетнего обучения у друидов, дирижирующий ею, словно опытный дирижер - своим отлично сыгранным оркестром; два мага, по рангу равных мне - Магистры Воды и Воздуха, с нашивками Магов-Погодников, еще молодые, слегка надменно посмотревшие в мою сторону (я это запомнил!); командующий личной гвардией Императора Эрик Фалкехайн, здоровый амбал, несмотря на свои пятьдесят лет, машина для исполнения приказов, верный пёс Императора; и последним присутствующим, вернее, последней, чье явление сюда вогнало меня в полный и неописуемый ступор, была Высшая Вампиресса, чьи холодные кобальтовые глаза с презрительным интересом взглянули на меня.
- Ваше Императорское Величество... - наконец, отлип я, глядя на это сборище.
- Проходите, Магистр Арквратт. - послышался голос Императора. - Вот и вы. Теперь все в сборе, и мы, пожалуй, можем начать...
  
   Интерлюдия 1
   В сотнях и сотнях миль от Таргелиона, в тот самый момент, когда Александр Арквратт переступил порог малого зала для аудиенций в Императорском дворце, в подземельях Кристального Замка в городе Эниврэйн, в одном из мрачных пыточных застенков, человек без имени, более известный всем окружающим, как Ледяной Генерал, брезгливо потрогал носком сапога закованное в кандалы, истерзанное до неузнаваемости после многочисленных и изощрённых истязаний тело, валявшееся на полу грудой мяса и изломанных костей.
- Ну, ты, червь, ты собираешься говорить, или нет? - осведомился он, разглядывая это существо, теперь имевшее только отдаленное сходство с человеком. - Не испытывай терпение Ледяного Генерала. Скажи всё, что я хочу знать, и я дарую тебе быструю и безболезненную смерть. И не вздумай колдовать. - он холодно и безразлично усмехнулся. - Хладное железо, заклятое нашими магами, не даст тебе этого сделать, впрочем, тебе это и так известно. - он прошелся по помещению, и вернулся к столу, продолжая смотреть на своего собеседника пустыми глазами. - Я жду. И король ждет. Поторопись, жалкий раб, если не хочешь, чтоб я снова приказал подвергнуть тебя пыткам.
   Пытуемый чуть приподнялся, словно силясь что-то сказать, и взглянул на Ледяного Генерала черными провалами глазниц - сами глаза он утратил во время одной из пыток. Так же, как в ходе остальных уши, большинство пальцев на руках и ногах, половой орган, соски, и многое другое, не говоря уже о костях. Генерал чуть поморщился. Он, конечно, никогда не любил излишней жестокости, без необходимости, но если эта необходимость наступала - он применял эту свою жестокость без малейшего сомнения, и ночью потом спокойно спал. Так уж он был воспитан. Пытки, казни, и убийства - во имя достижения поставленной им цели все средства хороши, ничто не является запретным. Совесть по этому поводу его никогда не мучила, а уничтоженные по его приказу в его сны не приходили. Там им делать было нечего.
Потому что Ледяному Генералу никогда ничего не снилось.
   Тем временем заключенного начали мучить бесплодные рвотные позывы - уже много дней его, согласно приказу Генерала, кормили мало того, что по минимуму, так еще и солёной рыбой, превратив это в еще одну разновидность пытки. И теперь умирающий от боли, голода и жажды узник извивался в жутких судорогах, но всё же нашел в себе силы прохрипеть, обращаясь к склонившемуся Генералу:
- Вершшш... Вершина... Гла... за... Богини... будьте же... прокляты... - затем он еще несколько раз конвульсивно дернулся, и наконец затих навеки, в нелепой изломанной позе, с искаженным муками лицом, вперив взгляд пустых глазниц в потолок, освещаемый неверным, колеблющимся светом установленных в держателях факелов. Генерал мимоходом отметил, что картина вышла весьма зловещей, и говорящей сама за себя. Но в любом случае, тут ему находиться уже не было никакого смысла, ибо мертвые не говорят, если в наличии нет некроманта, поэтому он встал, и кивнул вошедшим палачам на тело:
   - Убрать. В Яму.
   Развернувшись, широким пружинистым шагом Генерал вышел из пыточной, выбросив из головы все лишние мысли. Теперь его занимал исключительно доклад королю. Из того, что перед смертью произнес узник, следовало вытянуть максимум информации, и отсеять всё ненужное.
Через час он уже стоял навытяжку в личном королевском кабинете, и по привычке рассматривая роскошную обстановку, заложив руки за спину, будничным и спокойным голосом говорил:
   - ... Таким образом, Ваше Величество, тот неизвестный маг, так удачно взятый нашими стражниками в плен у подножия Кряжа, к моему огромнейшему сожалению, сегодня скончался, не вынеся усиленного допроса. Информации, конечно, он предоставил нам немного - увы, магов-менталов у нас нет, в отличие от южного Понта, и некромантов, способных разговорить мертвое тело, тоже не имеется - но и то, что он сказал, навело меня на некие измышления. Перед смертью заключенный упоминал небезызвестный город Вершина, какие-то Глаза Богини, и проклинал то ли их, то ли нас, в общем, немного и всё же запутанно. Лично я считаю, что он либо бредил, умирая, - применяемые нами пытки могут сломить разум и гораздо более стойкого существа, нежели то, коим был тот маг - либо же просто лгал, надеясь на лёгкую смерть, поэтому эти слова явно нуждаются в перепроверке. Я бы не стал им доверять. - завершил Генерал свой доклад, и замер.
   - Я так не думаю. Он не лгал. - Ледяной Король Виджеан III обернулся, и смерил Генерала взглядом пронизывающих насквозь льдисто-голубых глаз, таких же стылых и мертвящих, как и ледник Мёртвого Кряжа. - Я и сам что-то подобное слышал. Надо же... Представляешь, Генерал, а я-то считал это всего лишь красивой оправдательной легендой. - кого именно и почему эта легенда должна была оправдывать, король не уточнил. Снова сделав пару шагов по кабинету, он чуть склонил голову, продолжая буравить Генерала взглядом - тому от такого пристального внимания к его особе было весьма не по себе, однако он сдерживался, будучи бывалым воином, и достаточно тонким придворным, чтобы не потерпеть при дворе крах - и негромко произнёс:
   - Сегодня мои информаторы передали мне очень важную и заслуживающую первостепенного внимания информацию. Их известия гласят, что в Северной Империи также внезапно начались заморозки, и уже есть жертвы. Таким образом, разрыв между нами и имперцами составляет ни много, ни мало - три недели. Что скажешь на это? - Генералу показалось, что в тоне вопрошающего мелькнула ирония, и он невольно похолодел. Впрочем, следующая мысль заставила его едва заметно поморщиться. Проклятый Ван Хелен, поработи Аристандрос его душу. Глава Королевской Канцелярии разведки снова опередил его, подав королю достоверную - в этом Генерал не сомневался, у сего орочьего выкормыша не было привычки предоставлять непроверенные данные - информацию о том, что происходит в Империи. Через свои источники Генерал знал, что ранее такие же катаклизмы начались в Союзе Вольных Владетелей, и в Святых Землях. Подтверждения об этом приходили чуть ли не ежедневно, вкупе с рассказами об ужасах, принесенных Холодом - повальной гибели посевов и скота, голоде, бунтах, десятках и сотнях замёрзших насмерть людей, попытках населения бежать за границу державы, из-за чего пришлось вывести на приграничье все свободные фалангионы, причем фалангисты часто не могли своими ощетинившимся в "ежи" фалангами сдержать напор обезумевших людей; и что самое немаловажное (правда, сам он свидетелем такому не был, и к рассказам других относился с подозрением) - некоторые клялись и божились, призывая в свидетели весь Пантеон, что в снежной пурге, в вихрях буранов и вьюг они не раз видели воинов Айсненшталь - Хладных Духов, ледяных призраков, высасывающих души, и замораживающих любую жизнь; ледяных големов, медлительных и крайне малоуязвимых гигантов, состоящих из чистейшего льда, которые одним ударом могли расплющить рыцаря вместе с лошадью; Баньши Вьюги, жутких тварей, чьи голоса вплетались в вой буранов, доводя услышавших их путников до безумия, заставляя несчастных в изнеможении и страхе лечь на снег, покорно отдаваясь своей судьбе - замёрзнуть насмерть; Вечных Солдат - немёртвых воинов, согласно рассказам погибших во время жутких морозов, оживлённых непонятными силами, и теперь обречённых вечно скитаться в холоде Севера, забирая жизни любых встреченных ими живых существ, по слухам, они ненавидели живых почище нежити, и никогда не упускали своих жертв, если уж они их заметили; и прочих подобных им тварей, большинство из которых упоминалось ранее исключительно в легендах.
   Причем в страшных легендах.
   - Я жду твоего ответа. - одёрнул Генерала резкий голос короля. Генерал чуть подался вперед, и вздохнул.
   - Ваше...
   - Заткнись. - внезапно прервал его Виджеан. - Тебе на самом деле сказать нечего, можешь не забивать себе голову, что бы такое придумать. Наверняка сейчас на все лады проклинаешь Ван Хелена, и обещаешь сам себе, что ты обязательно ему отомстишь, ты ведь, дескать, тоже не лыком шит... - Генерал молчал, размышляя, как это король безошибочно угадал основные его мысли. У него что, на лице всё написано, всё вот так вот видно? Если да - то пора подавать в отставку, в большой политике ему больше делать нечего... Король тем временем продолжал развивать свою мысль, слушая только себя, как это зачастую свойственно коронованным особам, и не обращая внимания на задумчивый вид своего собеседника. - Имперцам теперь придется что-то предпринимать, мой царственный брат Констанц... - в этих словах прозвучала неприкрытая злая ирония. - Так вот, он ведь отнюдь не рохля (как жаль, что он не рохля!), и он не оставит свою Империю на потеху Холоду. Согласен? Согласен, конечно... Лабиен, ты довольно много времени прожил в Империи. При Констанце. Ты был там в высших эшелонах власти. Скажи... - король пристально взглянул на Генерала, и вдруг негромко произнёс: - Что могут предпринять имперцы, Лабиен? Что может предпринять Император? Меня интересует лишь это, как будут трепыхаться лоскутники и святоши - мне плевать...
   Лабиен дель Арран помолчал, обдумывая ситуацию - ему, несомненно, было интересно, что же именно на самом деле сподвигло короля воспользоваться своей привилегией - назвать Ледяного Генерала, при принятии этого поста отказавшегося от всего, что было в прошлом, по имени, его старому, еще мирскому имени - и что всё, кажется, слишком серьезно для обычной заварушки, затем медленно снял бесстрастную маску, обычно носимую им на людях, после чего наконец ответил, коротко и резко:
   - Всё, что угодно, Ваше Величество. Но самый вероятный вариант - только один. По крайней мере, мне он так видится. Отправка группы для проникновения в Вершину, и похищения, либо уничтожения этих... Глаз. Не думаю, что имперские маги не сообразят, откуда ветер дует, и откуда Холод расползается по всей Недии. И скорее всего, группу поведут опытные маги и воины. - Генерал снова замер, глядя на гобелен за спиной короля.
   - Неплохо. Что-то подобное я и ожидал. Я рад, что ты не разочаровал меня. - произнес король. - Имперцы предсказуемы, и когда-нибудь мы всё же одолеем их. Не так ли, Ледяной Генерал? - тот коротко кивнул, показывая, что согласен с мнением правителя. Еще бы - Виджеан спит и видит свой флаг на развалинах Таргелиона, а Императора Констанца - в оковах, униженного и побежденного, пред своим троном, в главной тронной зале Кристального Замка. Так что не стоит спорить с ним. Да, когда-нибудь, при жизни следующих поколений и вправду - может быть Ледяное королевство и завоюет её. Но не сегодня, сейчас Империя всё ещё слишком сильна, слишком могуча и тяжела на руку.
   Но вот наступить им на хвост, да побольнее - священное дело, это можно, и нужно...
Заметив зловещую, довольную ухмылку, наползшую на лицо Генерала помимо его воли, король с иронией поинтересовался:
   - Судя по твоему лицу, ты что-то замыслил, не так ли?
  
   Глава 2
Я молча прошел и сел в кресло, указанное мне самим Императором (какая честь, надо же... половина местной аристократии удавила бы меня за то, что такая честь оказана не им!). В зале повисло мрачное молчание, которое наконец нарушил Император.
- Итак, господа и дамы, маги и не только... - его глуховатый, немного резкий голос эхом отдавался под сводами зала. - Ни для кого из вас уже не секрет, что из-за утренних событий, коим многие из вас были свидетелями, - я непроизвольно кивнул, дескать, да, нагляделся уж... - Империя попала в чрезвычайно сложное и опасное положение. Сегодняшним утром на весь имперский Север, и саму столицу обрушились морозы, бураны и метели ужасающей силы. Как заявляет господин Архимагистр Гильдии Погодников, присутствующий здесь... - последовал легкий кивок в сторону Лааса Фаркеиса. - Природа сиих холодов, нежданно и подло атаковавших наше государство, является чисто магической. Насколько же известно Нам из докладов наместников пострадавших провинций, жертвы заморозков исчисляются пока что сотнями, а убытки - пока что сотнями тысяч золотых. Львиная доля урожая, который должны были собрать в северных провинциях, уже безвозвратно погибла. Правда, это отнюдь не так страшно, как казалось бы на первый взгляд - благодаря продовольственному резерву, идею коего не так давно подсказал Нам Магистр Арквратт... - последовал благосклонный кивок в мою сторону, а я позволил себе довольно ухмыльнуться (я говорил, что я жутко наглый? Нет? Ну, даже если и да - повторюсь еще раз). Ага, ага, действительно, было дело, вспомнил я как-то раз о подобной штуке, и недолго думая, немедленно двинул идею в массы - то бишь, через Талаиса впарил ее Императору. У старого Архимагистра, конечно, старческий маразм напополам с честолюбием зашкаливает за все известные и максимально допустимые показатели дозиметра - но при этом ум у него тоже имеется (вот бы мне так!), ну а прихватизировать чужие заслуги, либо идеи у него считается все же моветон (фукакмило, как любила говаривать одна моя хорошая знакомая... хорошо, ЧУТЬ больше, чем знакомая... хорошо, трахались мы с ней, что тут такого, нимб тресни?!), так что моя идея была донесена по нужному адресу с сохранением оригинального авторства и почти без поправок, или искажений (хотя стоп, какой почти - я потом в своем докладе обнаружил столько идиотских дополнений и идей, сколько мой мозг не был бы способен сгенерировать за всю историю своего существования... так, вот не надо вот сейчас ломать голову на тему, кто дурак, я, или маги - это точно не я, хотя бы потому, что я ДЕМОН!!!). - Так что худо-бедно мы проживем. - пока я предавался воспоминаниям, Император продолжил рассказ. Вот сейчас он обвел нас всех серьезным взглядом, и сухо добавил: - Прожили бы. Однако, как оказалось, мы стоим перед лицом гораздо более серьезной угрозы. Я сказал бы, смертельной угрозы, которая касается не нас лично, а самого существования Империи... И к сожалению, первыми появившуюся угрозу заметили вовсе не погодные маги, которым надлежит усмирять разбушевавшиеся стихии, и даже не огненные маги, на которых возложена задача борьбы со льдами и холодом... - так, а это что-то новенькое! С каких это пор на личный состав Имперской Гильдии Огня - девять магов (среди которых только четыре по-настоящему сильных мага, остальное - соплюхи, ничего "тяжелее" файербола в жизни своей не сотворившие - кстати, те самые, что хотели меня... того самого!), да одиннадцать обалдуев-учеников, которые не знают, с какой стороны за свиток браться - возложили такие идиотские задачи?! Это с чем нам бороться против холода и льдов, с помощью "Ave Maria" и голой жопы?! Так это к приверженцам Светлых Богов, мы так не умеем... Но Императору, похоже, это было сугубо до лампочки - Отец Державы сурово так, а-ля Иосиф Виссарионович, обозрел всех пятерых магов, присутствующих на нашем импровизированном собрании - Талаиса, Фаркеиса, двух юных протеже Архимагистра Погоды (юных по сравнению со мной, а что тут такого-то?!), и наконец - меня. Ну, как обычно - все четверо вышеперечисленных тут же покаянно уставились в пол, изображая сильнейшее раскаяние и преданность Империи до гроба, который еще неизвестно когда наступит, и лишь один я внаглую проигнорировал суровые глаза нашего правителя, всем своим видом усиленно показывая, что "мне по фиг, я бабочка", и вообще, я тут оказался совершенно случайно, из-за того, что "... Зовут меня - Георг..." (цитата Кларенса из трагедии Шекспира "Ричард III" - прим. авт.), и абсолютно никакого отношения к затеваемым тут планам кампании по спасению мира от прихода маленькой полярной лисички, знатно отожравшейся на казенных харчах (будь я ангел, коль тут эти достойные мужи и немужи, мать их в так-перетак, не шаманят нечто похожее, ох, будь я ангел, если это не так...) я не имел, не имею, и иметь никоим образом не жажду, и как бы отпустите меня домой, люди добрые, шашлыки на когтях жарить файербольным методом... Император тяжело вздохнул, сокрушенно покачал головой, глядя на мою каменно-непробиваемую морду лица прочно ушедшего в нирвану последователя Будды (что поделать, долголетняя практика в Аду выручила в очередной раз - у нас на военных советах и не такое бывало; очевидно, именно поэтому мы так часто побеждали, имея на руках полностью идиотические планы - в самый ответственный момент кто-то из военачальников, благополучно ушедший в нирвану аккурат во время военного совета, начинал действовать, как ему угодно, и этим самым пускал все через жопу - причем в первую очередь у Светлых, которые по своей любимой привычке просчитывали все ошибки в плане Темных на стопятьсот ходов вперед, ну а когда какой-то полукусок полупридурка одним махом опускал все их выкладки до уровня туалетной бумаги не самого лучшего качества, Светлые, как правило, впадали в долгоиграющий шок и позорно сливали нам битву за битвой... но что-то я опять увлекся воспоминаниями), и продолжил: - К Нашему искреннему сожалению, пропустила сигналы информаторов и наша разведка... - ага, вот в чём дело, кажется, департамент имперской разведки и контрразведки тоже проморгал холода, а значит, подобное не только у нас. Или не проморгал, но решено было не принимать никаких мер, решение, конечно, оказалось ошибочным, и незадачливый генерал Ореан Лэер теперь будет в качестве козла отпущения, - ... ибо такое же, как Нам уже известно, происходит и в государствах наших соседей, при этом там дикие морозы начались гораздо раньше. Ну а в Империи первыми эту угрозу вычислили, доказали и проинформировали Нас не кто иные, как господа некроманты, с которыми отныне Северная Империя, благодаря за протянутую руку помощи, возобновляет ВСЕ отношения, как торговые, так и политические... - вот тут-то все аж подскочили, кроме гаденько так ухмыльнувшихся нескольких приближенных и охранников Императора, как оказалось, неслышно несущих свою стражу в затемненных нишах, и записывающих каждое слово из произнесенных тут для пополнения Великой Императорской Летописи Веков. Что поделать, не любим мы друг друга... А затем все взгляды, словно прожекторы, скрестились на изящной фигурке вампирессы, с крайне важным и независимым видом стоящей слева от Императора (готов поставить свое правое крыло против погнутого ангельского нимба, что имей оба Архимагистра возможность испепелять взглядом - и несчастная клыкастая сгорела бы уже минимум два раза). Даже я изволил сменить выражение лица на заинтересованное, и осмотрел вампирессу - внимательно, медленно, со вкусом, словно облапав взглядом - ну, не то, чтобы прям уже облапал, но нескромно, признаю... Та, естественно, это немедленно заметила - ха, я бы тоже заметил такую вопиющую наглость! - выдвинула клыки, оскалилась, хотела было гневно зашипеть, аккуратно покосилась на Императора, поняла, что тут ее могут уразуметь немного не в том ключе, который требовался, оскал убрала, и с легким вздохом изменила выражение личика на скучающе-презрительное - только кобальтовые глаза сверкнули нехорошо, намекая на будущую смертную казнь, словно красавица уже ощутила вкус моей крови на своих очаровательных губках. Я в ответ позволил себе насмешливый оценивающий взгляд - ну-ну, посмотрю я, КАК ты сделаешь хоть один глоточек моей отравленной крови, на всю жизнь нахлебаешься, будь я ангел... - Так вот! - голос Императора мгновенно вырвал меня из сладостных мечтаний. - Некромантам удалось установить, что область воздействия Ледника, как ими было названо это явление, непостоянна. Морозы мало того, что постоянно усиливаются, они еще и медленно ползут, захватывая все большую и большую территорию и в конечном итоге стремясь на юг! - говоря эти слова, Император таким пронизывающим суровым взором буравил нашу магическую братию, что один из магов все-таки не выдержал.
- В том, что мы ничего не засекли, нет ничего позорного! Подумайте, вспомните, сколько могущественных магов, которые могли воздействовать и ощущать погоду, выбрали путь бессмертных личи! Да и разведка наша оказалась не на высоте! - брякнул он, и тут же замер, расширенными от ужаса глазами глядя на Императора, которого он мало того, что перебил, так еще и не назвал Императорским Величеством. Мысленно я уже попрощался с молодым придурком, однако вместо разъяренного Императора вдруг ответила вампиресса:
- Может быть. Но если мне не изменяет моя память, то мертвые гораздо хуже ощущают погоду, и ее происхождение, нежели живые существа, а полагаться на разведку во всем по меньшей мере не комильфо... - приятный и мелодичный женский голос был буквально пропитан ядом и ехидством, девушка прошлась по залу и вернулась назад, сексуально виляя бедрами, и не спуская насмешливо-презрительного взгляда с мага. Юноша, у которого по лбу струйками лился пот, побледнел от гнева (еще бы, я его отлично понимаю - мало того, что отродье некромантов, с которыми Империя несколько веков билась, безжалостно и отчаянно, за что, и почему - это отдельная легендарная история, которой совершенно нет здесь места, идите летописи читайте, потому что подробно описывать здесь события трех веков беспрерывной отчаянной бойни, когда война сначала велась массами, а в конце изуверскими для восприятия верхами военных хитростей нет ни желания, ни возможности - так вот, мало того, что это отродье набралось смелости явиться в святая святых Империи - столицу, а тем паче, во дворец Императора, и срать с высокой колокольни, что оно привезло важные сведения - дак оно еще и смеет затыкать рот имперскому магу, и где - на Малом Совете!!!), открыл было рот, чтоб выдать достойную и страстную отповедь ехидной девице - маловероятно, что цензурную, потому что разъяренный маг в средствах и выражениях никогда не стесняется - так что я уже мысленно потер руки в предвкушении восхитительного представления, свидетелем которого мне сейчас предстоит стать, но тут по закону подлости всю малину запорол Фалкенхайн - именно он, все время молчавший, высящийся этакой Гондорской Белой Башней за спиной Императора (почему Белой? Да пафоса столько же, а вовсе не из-за белых парадных доспехов, хотя у остальных гвардейцев они вообще-то сине-белые), во всю силу легких рявкнувший своим густым басом:
   - А ну быстро оба рты позатыкали, разъетить его в трипечени! Мы тут, чай не ругань разводить собрались, а проблему государственной важности решение искать! А вы тут раскудахтались, как куры на базаре! А поскольку лысого [цензура] в сути проблемы не разумеете - то позатыкайте рты, таран вам в ворота, да слушайте Их Императорское Величие! - сказав это, Фалкенхайн снова вытянулся и замолчал. Я неслышно хмыкнул.
Грубо, но верно. Таран в ворота, и всё такое. Я всегда знал, что он умный мужик, хоть и строит из себя деревенщину стоеросовую. А так - таких умных людей в окружении Императора еще поискать. Вот только зациклен на войне, и силе. Да и матерщинник изрядный. Ну да фиг ли, простительно, старый вояка, как-никак, а армия везде одинакова, без "... твою мать!" нигде не обойтись. Хотя, если у них это называется матом - то я осьминог. Слепой глухой волосатый осьминог-алкоголик. А так - по местным меркам, очень даже доходчиво объяснил. Вон, вытянулись глазами хлопают, и смотрят друг на друга, как на идиотов. Хотя почему как - они самые и есть, один мужеска полу, один женской национальности...
Император кивнул.
- Спасибо, Эрик. Мы всегда ценим твою службу. И будем ее ценить. Продолжим, господа и дамы. К чести погодников, хотелось бы сказать, что на основе полученных данных, в обстановке строжайшей секретности Гильдии удалось в кратчайшие сроки обнаружить тот источник, откуда на весь север Недии, в том числе и на нашу Империю, накатываются волны этого Холода. - да, я всё-таки не ослышался, похоже, Император произнес последнее слово именно с большой буквы, словно выделяя его особо. - Это не что иное, как Мертвые Горы, иначе называемые Мертвый Кряж. И похоже, это где-то там, куда даже мы забраться не сможем - потому что даже самый северный в мире город, Вершина, выстроенная на верхушке Великой Ледяной Горы Айсштоссе, находится южнее... - все вытаращили глаза, а я вновь подметил, что Император скаламбурил. - Посему Мы, Император Северной Империи Констанц II, требуем учесть...
   Воспользовавшись тем, что все присутствующие кроме меня встряли в жаркое обсуждение сугубо технических вопросов дела, типа скорости ветра, скорости распространения, зоны охвата, температур, и прочей ерундистики, совершенно меня не интересующей, - это, в конце-то концов, забота учёных, а не боевых магов вроде меня - я с головой погрузился в дебри собственных мыслей, отнюдь меня не радующих. Итак, что мы имеем на данный, совершенно безрадостный момент? Начнем мы, наверное, с того, что Мертвые Горы - это у ангела на нимбе, до них добираться дольше, чем до неба. Вайлд, вайлд вест... кхм, то есть дальний, очень дальний Север. Далее, что нам светит? Судя по тому, что нам тут только что усиленно втолковывал Император - светит нам, конечно, не дорога в казённый дом (хотя как знать, при отказе, вероятно, и он появится), а самый что ни на есть дальний поход ангел знает куда, на вот этот вот самый что ни на есть Крайний, мать его, Север, в "дружеские" объятья белых мишек (если они тут водятся), троггов (эти-то обязательно водятся), снежных орков (в очень большом количестве водятся) и прочей, не менее непрезентабельной скототы. Дополнительными "бонусами" сего похода несомненно являются: а) отдельная перспектива замерзнуть на фиг в Мертвых Горах, потому как там и до этой задницы, тень которой внезапно так упала на Империю, погода не была благожелательной, а морозостойкими не являются даже демоны, типа меня; и б) дополнительным весельем является то, что для достижения намеченной цели - да хотя бы для элементарного подхода к горам - нам необходимо будет пересечь территорию трех государств, с которыми Империя, мягко так говоря, сильно враждует - Святых Земель, где утвердилась вера в Единого Бога, у которого весь пантеон других Светлых богов находится на положении слуг (что-то мне эта картинка напоминает), где царит религиозный диктат и догматизм, насаждаемый как Королём-Владыкой Святых Земель, так и многочисленными кардиналами и фатерами-священниками, свирепствует инквизиция, казнят людей за малейшее подозрение в "ереси", и наличествуют прочие, не менее выдающиеся "прелести" Светлого образа жизни; Союза Вольных Владетелей, который состоит аж из пяти десятков самых разнообразных лоскутных государств - баронств, княжеств, герцогств, графств, вольных городов, и прочей такой же мелочи, беспрестанно грызущейся между собой за каждое дерево в лесу, либо пограничный столб, однако, несмотря на все наличествующие распри и склоки с завидной скоростью объединяющиеся, когда оказываются затронуты их общие внешнеполитические, либо экономические интересы - при этом они все дружно ненавидят Империю (странно, с чего бы это, неужели потому, что Империя рада была бы видеть все это лоскутное разнообразие в качестве одной своей провинции?); и Ледяного Королевства, абсолютной монархии, короли которой со времен образования этой державы тщетно претендуют на власть над всем Севером Недии (несмотря на свои амбициозные цели, "леденцы", как их презрительно зовут в Империи, пока что ничего такого выдающегося не совершили - банально не хватает средств, сил и талантов; однако все же Империя и Королевство находятся в состоянии перманентной войны, солдаты Ледяного Королевства - отчаянные и жестокие бойцы, привыкшие воевать во льдах своих фьордов и снегах пустынных равнин и островерхих гор, которые составляют большую часть территории этой страны, ну а нынешний королевский Ледяной Генерал - весьма талантливый и умелый военачальник). При этом стоит учесть, что поскольку они гораздо ближе к Мёртвому Кряжу, чем мы, там сейчас с вероятностью в триста процентов происходит всё то же самое, что в Империи, только на порядок сильнее и страшнее, со скидкой на упоминавшееся расстояние и большую длительность катаклизма. Кроме этого, я в силу своей неугасающей паранойи склонен считать, что "горящая путевка на обледенелые горы" в целях резкого сокращения маршрута в обязательном порядке предусматривает посещение таких "очаровательнейших" мест, как Мёртвый Город Норденгранж на территории Союза, сотни лет назад пораженный Великой Чумой, когда-то, до Великого Разброда Эльфов, прекраснейший, а теперь - наполненный ужасами Алеран, Лес-Который-Навек-Проклят, посреди которого стоит легендарный черный замок Таргалдор, ну и конечно же - прекрасные и величественные зимние (уже - зимние) Сильванийские Леса, вот только вот если в первых двух местах мы напоремся в самом худшем случае на какую-нибудь чрезвычайно злую, сильную и голодную нежить, то сильванийские аборигены, которые зовутся Зелеными Эльфами, обыкновенно работают по принципу "два предупредительных в голову - задержание", то есть любого пришельца, рискнувшего сунуться внутрь леса, изначально доводят до состояния ежа, утыкивая стрелами, аки подушечку для иголок - кем бы он ни был - и только потом уже мелодичными и прекрасными голосами граждане эльфы соизволят поинтересоваться, с какого это, спрашивается, орка рекомый путник приперся в их лес, обгадил там все кусты, и кто ему давал разрешение валяться на ИХ тропке, загораживая ее своим изрешеченным трупом, а самое главное - кто разрешал ему медленно протухать тут, всячески поганя ИХ воздух, и нанося ну просто неисправимый ущерб ИХ невероятно чувствительным и нежнейшим носикам. Не очень-то любят эльфы людей, что элиадские Темные, что измирилльские Светлые, что сильванийские Зеленые. А я, как демон, не люблю эльфов. В любом виде. Особенно эльфиек. Надменные, высокомерные, длинноухие, стройные, бессмертные, дико сексуальные твари. Но что-то я опять отвлекся. Так вот...
- Ждем вашего мнения, Магистр Арквратт, что вы имеете сказать по обсуждаемому нами поводу?.. - голос Императора вырвал меня из глубокомысленных размышлений на тему, какую дырку мне на этот раз предстоит закрывать своей задницей. - Мы внимательно слушаем вас.
Дежавю, мамма миа, принцесса в другом замке... Я поднял голову, обозрел всех тяжелым проникновенным взглядом, в котором явственно читалось "Как же я вас всех ненавижу, фашистские сволочи...", благополучно замаскировав этим то, что на самом деле я все бессовестно прослушал, и для затравки выдал вполне нейтральную фразу:
- По моему мнению, все это дело отчаянно пахнет таким, извините за вольность, дерьмом, что я порекомендовал бы...
- Вот и отлично, - немедленно прервал меня Император. - В таком случае, сообразуясь с пожеланиями и рекомендациями Архимагистра Имперской Гильдии Огня многоуважаемого Талаиса, Мы, Император Северной Империи Констанц II, предоставляем вам возможность хорошо послужить Империи, а именно - возглавить отряд, направляющийся к Вершине для исполнения особой важности миссии по...
   Пока Император в очередной раз разливался курским соловьем, живописуя все значение этого похода для дальнейшего существования Империи, рассказывая обо всех подстерегающих меня трудностях, опасностях и неожиданностях, выражая искреннюю уверенность в том, что я сумею все преодолеть, ну и конечно же, основной упор делая на бесчисленных наградах, почестях и привилегиях, коими меня за мою доблесть и верную службу осыплют по достижении целей похода, и возвращении из оного целым и невредимым - я сверлил недобрым мрачным взглядом "многоуважаемого" Архимагистра Гильдии. Ты влип, кекс. Ну погоди, старый поц, я же тебе припомню всё, как ты мою драгоценную задницу использовал в качестве затычки, ангел бы тебя побрал... Дай только проклятие поизвращеннее и посложнее вспомню... Нет, ну какого ангела, а? Я что, самый рыжий? Почему именно я?!
- ...Выбор Наш пал именно на вас, потому что вы второй по силе боевой маг Имперской Гильдии Огня, и знания ваши боевой ипостаси применения стихии огненной превышают всякие разумные пределы - и это значит, что вы один из немногих сумеете успешно противостоять Льду, Воде и Воздуху, силами коих, если верить наблюдениям некромантов, обладают наши враги, те, кто наслал на наши земли Холод. Ваша сила, выносливость, молодость помогут вам проделать путь быстрее и с большими удобствами в дороге, нежели бы мы послали кого-то из Архимагистров - оба-то и с радостью, как-никак опыта поболе вашего, да только вот больно они стары, того и гляди, чтоб не умерли в дороге, а это было бы всем нам весьма некстати, каждый маг такого ранга здесь на вес золота. И наконец, Магистр, вы же демон, это дает вам свои, Нам неизвестные, но вероятно, очень большие преимущества перед обычным магом-человеком, ваша демоническая природа сама по себе более стойка, нежели человеческая... - при последних словах Императора, когда тот махом заявил всем, кто я (хотя вряд ли этого кто-то не знал, шила в мешке, а демона в городе никак не утаить), Талаис утвердительно и радостно кивнул, молодые маги ошарашено переглянулись, на их лицах промелькнул страх - я их великолепно понимаю, вряд ли они слышали обо мне хоть что-то хорошее, ибо аз есмь гадкий, подлый, злобный и т.д. демон - а брови вампирессы удивленно поползли вверх, и презрение, которым раньше так и светились ее кобальтовые глаза, вдруг сменилось нешуточной заинтересованностью.
Мда... Расхвалили. Залили грубой лестью с ног до головы. И ничего ведь не скажешь теперь. Придется как-то выкручиваться. Я тяжело вздохнул, и понимая, что назад уже никакой дороги нет, и не будет, пока я не соглашусь, произнес:
- Короче, в принципе, мне всё ясно, всё уже давно решено за меня, мое согласие требуется чисто формально, в добровольно-принудительном порядке, отказы не принимаются, да я и не собираюсь, потому что не желаю остаток вечности драпать от вас по всей Недии, спасаясь от наказания "экспресс-секир-башка", так что... В общем, что именно от меня требуется? Коротко, максимально ёмко, конкретно. - И тихо себе под нос добавил: - Один хрен деваться с подводной лодки уже некуда...
   - Издревле город Вершина владел двумя легендарными, могущественными артефактами, которыми он на самом деле и обязан своему существованию. - Негромко заговорил Лаас Фаркеис, Архимагистр Гильдии Погодников, доселе молчавший, и следивший за разговором. - Их еще называют Глаза Айсненшталь, иначе - Ледяной Взор. Это два огромных, льдистого цвета драгоценных камня, внутри которых пульсируют злые синие огоньки; когда, как и почему они приобрели такое свойство - это сейчас не важно, ибо к делу отношения практически не имеет. По легенде, эти камни - божественного происхождения. Сама легенда гласит, что когда Богиня Льдов Айсненшталь, ненавидевшая тепло, и всё, что живёт теплом, увидела, как холод, творимый ее надменным взглядом, убивает тысячи тысяч живых существ, только созданных Палатином, Верховным Светлым Богом - да, тем самым, которого сейчас в Святых Землях чтят, как Единого - она, смеясь, начала превращать Недию в царство льда и холода, желая, чтоб весь мир стал похожим на её обитель во льдах другого мира, о котором никто не знал. Боги, ужаснувшись, призвали Айсненшталь к ответу за её злодеяния, но богиня с яростным смехом отвечала, что её могущество растет не по дням, а по часам, и не жалким червям, которые даже не могут защитить то, что создали, указывать ей, а тем паче требовать от неё ответа за ее поступки. Разъяренный её дерзостью, Пантеон единогласно объявил Богине Льдов войну, поклявшись изгнать её туда, откуда она пришла. Против Айсненшталь выступили сильнейшие боги Пантеона - Палатин, Верховный Светлый Бог, Темный Владыка Аристандрос, богиня Жизни Кетцаликоатль, богиня Смерти Хелия, и гордый бог войны Тарсес. Даже хаосит Кахайрос, всеведущий бог Хаоса, мастер войн Аскариус, вечный соперник и друг Тарсеса, и еще несколько личностей, не принадлежащих ни к Свету, ни к Тьме - и те не остались в стороне. В яростных сражениях они наконец одержали победу над свирепой и гордой Айсненшталь, однако убегая назад, в свою обитель, богиня вырвала свои глаза, и с проклятиями швырнула их в Недию, крича, что они победили её, богиню Холода, но сам холод им не победить никогда, и еще многие тысячи тысяч умрут, замерзая насмерть, и попадут в Ледяной Дворец, чтобы вечно служить Айсненшталь; и придет время, и армия её Ледяных Воинов придет в Недию, и положит этот мир к ногам Властительницы Холода. Там, где Глаза упали на землю, всё немедленно замёрзло, а позже уже воздвигнулись величественные ледники Мертвых Гор. Позже там же возникла и Вершина - по той же легенде, Боги изначально воздвигли в месте падения Храм, в стенах которого избранные - по три жреца от каждого участвовавшего в битве бога - хранили Глаза, не позволяя им и далее превращать мир в холодную обледенелую пустыню, ибо Боги помнили угрозы бегущей Айсненшталь; уже позднее вокруг Храма раскинулся величественный город Вершина. Да, легенда древняя, расплывчатая и противоречивая, но как бы там ни было - по всем прикидкам, это и вправду ужасающей мощи артефакты, позволяющие создавать холода, или наоборот, усмирять их, все их свойства я описать не смогу - потому как об этом величайшем сокровище Вершины, к стыду своему, и сам мало знаю, да и жрецы и маги Вершины, следуя завету Богов, надежно оберегают как сами камни, так и любую достоверную информацию о них. Я думаю, и мои коллеги склоняются к тому же мнению, что именно они замешаны в том, что сейчас происходит. Их месторасположение, как я уже говорил - Великий Храм в самом центре Вершины, он же - Башня Магии. Всё, что требуется от вас и вашего отряда - проникнуть в саму Вершину, в Храм-Башню, добраться до Глаз, накачать их силой, чтоб произошла активация артефакта, затем навести его на "цель" - на Империю, как это сделать, камни подскажут вам сами, если, конечно, признают вас. То есть, по сути дела - артефакты вам необходимо переподчинить, ибо я, уважаемые господа, уверен, что ими сейчас кто-то управляет. И этот кто-то очень желает, чтоб слова Айсненшталь сбылись.
- А могут и не признать? - гневно фыркнул я. - А если не признают, какой смысл тогда нас слать? И каким же именно образом мы их будем переподчинять-то? Что-то я немного не понял.
- Могут, конечно, и не признать. - спокойно кивнул Фаркеис. - Могут, они такие, своевольные, как-никак, плоть от плоти Богини Льдов. И теперь внимательно слушайте меня, и понимайте, как вы с этим справитесь, если всё же возникнет такая ситуация. Мы нашли самый простой способ решения этой проблемы. Если у вас не будет возможности произвести зарядку артефактов на месте - то есть, они вас не признают, или вам просто не будет хватать сил, да, бывает и такое... Тогда вы должны будете доставить их нам, сюда, или же в то место, где к моменту вашего возвращения будет находиться столица. Думаю, после того, как вы доберетесь до Вершины, проникнете внутрь, и заберёте камни - доставить их будет просто детским лепетом. Собрание Архимагистров... - тут я непроизвольно кивнул. Пятнадцать Архимагистров пятнадцати Имперских Гильдий в любом случае сумеют что-то сделать, вот только почему они сейчас не чешутся? Или по закону жанра, сначала нужно загнать все поглубже в задницу, а потом бросаться спасать? Не понимаю я многих поступков магов... Хоть убей, не понимаю... Все-таки я чистокровный демон, а вовсе не маг... - Думаю, оно сумеет подчинить себе камни и прооперировать ими для прекращения сего катаклизма. Если мы их получим, мы сможем усмирить Холод до того, как он окончательно выйдет из-под контроля. Только бы не было слишком поздно... - старик с силой закашлялся. Я тихонько выругался себе под нос. Великолепно. Расклад меня уже радует, что будет дальше - даже думать неохота.
   - Конечно же, вы пойдете не одни. - вступил в разговор Император. - Вас будет сопровождать отряд из тех, кого Мы сочли достаточно надежными и компетентными, чтоб доверить им исполнение этой важнейшей для Нас миссии. Прежде всего, это леди вампиресса... - клыкастая красотка ехидно оскалилась, улыбкой это язык назвать не повернулся, при этом невинно так обозревая сидящих своими кобальтовыми очами. - Кроме этого, честь отправиться вместе с вами в этот великий поход доверена Магистру Воздуха Гильдии Погодников, аэроманту Николасу Делакруа. - молодой маг, тот самый, что спорил с вампирессой, коротко склонил голову, а я позволил себе чуточку улыбнуться - судя по его ауре, молодой воздушник вовсе не дотягивал до звания Магистра, скорее всего, этот ранг ему вручили аккурат перед походом - словно конфеткой малыша задобрили, ей-пекло, чтоб не ощущал себя пушечным мясом... - И вторым магом в вашем отряде будет Магистр Воды Гильдии Погодников, боевой криомант Лой Люминес... - я прикрыл глаза, тяжело вздохнув. И этот точно такой, только и разницы, что две разных стихии. Отряд потихоньку превращается в ясельки для недорослей. Почему мне так не везет... Будь на то моя воля, и я бы с непередаваемым цензурными словами удовольствием послал бы эти предложенные мне кандидатуры сексуально-пешеходным маршрутом до горы Арарат, и отправился бы за артефактом в одиночку, потому что у одного меня шансов было бы несравненно больше (в первую очередь потому, что я демон), чем у такой группы полудурков, как эти два недоросля и клыкастая. - Кроме того, по зрелом размышлении, Мы приняли решение отправить с вами двадцать пять солдат Имперской Гвардии, из состава Первой Когорты. С командующим ими офицером, вы познакомитесь позднее, этот отпрыск одного из знатнейших аристократических родов Империи, в высшей степени выдающийся и заслуженный человек. Итак, Мы считаем, что... - Император сделал паузу, которой я не преминул немедленно воспользоваться, и со всем возможным ехидством вопросить:
- Ваше Императорское Величество, я конечно, челов... кхм, демон понятливый, отнюдь не тупой, прошу прощения за мою дерзость, но мне хотелось бы задать вам пару уточняющих вопросов по существу миссии, и первый из них - на кой ангелов оркский ляд мне эти двое недоучек?!! Они же ровным счетом ничего не умеют! Хотя может, конечно, и умеют, но я не желаю всё время похода вытаскивать их задницы из различных опасностей!!! - я сорвался на рык, а палец с появившимся на нем длинным и острым когтем обвиняюще ткнул в магов. Я и по сей день не понимаю, на что именно я тогда рассчитывал, но что бы это ни было, в итоге все пошло совершенно не так, как надо было бы. Вместо Императора отозвался маг второй, тот, что Лой:
   - Это я-то недоучка? Это я-то не умею?! Да смотрите, вот!!! - воскликнул он с фанатичным огоньком в глазах, и прежде, чем кто-то хотя бы рот успел раскрыть, и что-то сказать, этот кретин недоделанный метнул в ближайшую стену целое скопище "ледяных игл".
Цензура мать его! "Ледяные иглы" - это боевое, довольно легкое и несложное заклятие криомантии, позволяет магу метнуть во врага с полсотни-сотню небольших игл, созданных из прочного льда, и обладающих прямо-таки мономолекулярной остротой - я-то об этом не понаслышке знаю, у меня кромки моих боевых когтей, что называется, из той же оперы - мономолекулярные окончания, я ведь именно за счет этого ими почти любой доспех вскрываю, как обыкновенную банку со шпротами! Короче, суть в том, что из незащищенного тела полсотни таких игл сделают недурной фарш - за счет их остроты и дикой скорости. И еще один ма-а-а-а-аленький такой нюанс дела - этот идиот недоученный сейчас наверняка думает, что иглы спокойно встрянут в стену и останутся там торчать, ну или в крайнем случае сами собой рассеются. Ангела лысого, это заклятие с подлостью, и это я тоже прекрасно знаю, испытал как-то раз на своей собственной шкуре, когда со Светлячком дрался - так вот, они на удивление великолепно рикошетят от любой твердой поверхности, причем так, что дай пекло пулям такие рикошеты выдавать, да в нужную сторону!
Все это осознание пришло ко мне уже потом, гораздо позже, а тогда голову уколола одна-единственная мысль: "Сейчас полетят от нас одни клочки..." И я дал волю рефлексам, вскинул руку, и успел рявкнуть на Искаженном Наречии слова "helaen Swai!", выставляя простейшее защитное заклятия Огня - "пылающий щит", идеально подходящий против таких вот мелких пакостей от лёдников-водников. Каким-то чудом мои рефлексы позаботились и о том, чтоб прикрыть щитом всех остальных, кто присутствовал в зале - "пылающий щит" можно растягивать до бесконечности, главное - хватило бы потом сил на удержание площади покрытия и на отбитие удара - а в следующую секунду "иглы" ударили в стену, с воем и визгом срикошетировали от нее в нашу сторону, полетели в повскакавших от ужаса людей, угрожая превратить всех нас в некое подобие решета - но на полпути вдруг словно врезались в невидимую преграду, и мгновенно расплавились. Все действо заняло одну-две секунды максимум - но неподготовленный среднестатистический человек за это время успел бы полностью поседеть. Причем во всех местах. Кстати, кое-кто из присутствующих чинов реально успел поседеть.
Настала тяжкая и довольно зловещая тишина - все молчали, не в силах ничего сказать после только что пережитой опасности, и лишь злобно таращились на шокированного результатами собственной выходки Люминеса. Наконец я пошевелился, кашлянул, и негромко произнес:
- Так. Понятно. К ангелам собачьим. Дальнейшие показы. Я снимаю второй вопрос с повестки дня. Потому что если я спрошу, на кой в группе солдаты - боюсь, что они тоже вломятся сюда показать свои умения, и успешно доделают то, что начал этот недомаг - то есть угробят нас всех к растакой-то бабушке. - я прикрыл глаза. Прекрасно. Всё просто прекрасно. Хороший отряд для спасения мира. Один психованный демон, одна ехидная вампиресса, два полудурка, то есть просто мага-недоучки, какой-то спесивый паркетный шаркун в жестянках Гвардии, и двадцать пять здоровых туш, умеющих маршировать, позировать на публику, лязгать здоровенными доспехами, да махать двуручниками чуть ли не с меня в рост. Преле-е-естно, просто прелестно. У меня внезапно появилось жгучее желание немедленно подать в отставку, показать всем средний палец, и уехать куда-нибудь на юг - дотуда ведь холода еще нескоро доберутся, я успею еще пожить в своё удовольствие. - Хорошо. Принято. Будем работать с тем, что есть. Обеспечение мне какое-то полагается, или все за свой счет?
   - Конечно, полагается. - ответил Император. - Но прежде всего все мы пройдем к Большому Приемному Покою, где нас ожидает тот самый офицер, который будет командовать солдатами в вашей группе. Ну что ж, идемте, здесь мы уже все обсудили... - по милостивому знаку Императора все с видимым облегчением повскакали с мест, и ринулись к выходу, кое-кого неплохо трясло - этот кое-кто до конца осознал, что было бы с ним, не выстави я вовремя щит. А что было бы? Хороший дуршлаг для макарон вышел бы. Или фарш - это уже, как карта ляжет. Зависит от нюансов баллистики "игл"... Я пропустил всех вперед, а сам неспешно поплелся сзади, мрачно размышляя о том, куда я только что втравил свою задницу, чем мне это отольется, и сколько еще седых волос добавит в голову. Никакие выгоды я не рассматривал - потому что по моему мнению, ну их в задницу, такие выгоды такой ценой!
Идиллию самобичевания прервал цокот каблучков рядом со мной, и звук приятного ехидного голоска:
- Интересно, откуда это среди имперских магов появился демон? - с наиболее возможным ехидством поинтересовалась идущая рядом со мной вампиресса - казалось, она специально поотстала от основной массы присутствовавших на совещании, которые активно топали в приемный покой, чтоб поравняться со мной.
- А откуда тут вдруг появилась вампиресса, еще и такая несдержанная? - ехидно ответил вопросом на вопрос я. - Неужели новообращенная и непокорная, не обученная элементарным правилам приличия в обществе?
- Ну явно не такая покорная и ученая, как некоторые демоны, одетые, как аристократы на прогулку и имеющие магистерский ранг... - невинно выдала девица. Мда, вот же язык у тебя острый, зар-р-раза... Хорошо...
- У тебя слишком длинный язык, как для вампирессы. Кушать не мешает? - зло прищурился я.
- Ну уж наверняка подлиннее, чем у некоторых - их мужское достоинство. - парировала вампиресса, насмешливо скаля свои клычки. Я вспыхнул до корней волос. Ну стерва, уела, ничего не скажешь, и вот как ей доказать, что она ошиблась?..
- В постели поговорим, - зло-многообещающе улыбнулся я, снова прищурившись, и пристально глядя на нее.
- А ты в постели только разговариваешь? А я-то думала, чем-то другим занимаешься, как все нормальные мужчины... - полуудивленно-полуиспуганно всплеснула руками вампиресса, при этом ее глаза светились таким торжеством и ехидством, что я не выдержал. Такое надругательство - третий раз меня так уязвить, надо же! - уже было выше моих сил, поэтому я со вспыхнувшими багровым пламенем глазами сгреб испуганно пискнувшую клыкастую за шиворот, ворвался в какую-то небольшую комнатку, где стояла одинокая кровать и горела свеча, захлопнул за собой дверь, и первым делом залепил ей такой поцелуй...
- А сейчас... - прорычал я, глядя в такие довольные шикарные глазищи цвета кобальта этой наглой провокаторши, когда мы наконец оторвались друг от друга, чтобы хоть немного перевести дух, - ...я покажу тебе, чем занимаются в постели порядочные демоны!
   Дальнейшие полчаса, я, наверное, буду вспоминать всю оставшуюся жизнь, благо фантазия у нас с ней оказалось на нужной высоте. Несчастная кровать в конце концов, не выдержав того изощренного разврата, что мы на ней вытворяли, развалилась на части к ангеловой матери, и мы оказались на полу, причем я - искусанный, исцарапанный, хорошо, хоть кровь это чудное создание не додумалось у меня пить - она ведь у меня ядовитее, чем кураре будет, если я пожелаю. Первые пять слов, которые я услышал от абсолютно обнаженной вампирессы, с удобством возлежащей на мне, были "Негодяй, мерзавец, извращенец, хочу еще!" И нет сомнений, мы бы продолжили начатое дело - одного раза лично мне было маловато, да и клыкастая явно настроилась на тотальное продолжение разврата - но в коридоре послышались крики стражи, разыскивающей именно нас с девушкой, причем разыскивающей рьяно, и с прилежанием. Император, видимо, заметил наше отсутствие, и теперь желал знать, где нас ангелы носят (и наверняка отдельно - не свалил ли господин демон в кабак, напиваться с горя после такого назначения, и не свалил ли вообще...). Когда мы с вампирессой переглянулись, раздался синхронный вздох, затем девушка тихо и мелодично рассмеялась.
- Ох, проклятье... идем... а то твои покровители нас уже с факелами ищут... - она грациозно вскочила, и принялась собирать по комнате разбросанную одежду.
- Они мои точно такие же, как и твои. - Фыркнул я, занимаясь тем же. - Вот интересно, как это они нас по крикам не нашли? А то кто-то орал так, что и я чуть не оглох, и все стекла наверняка внизу повылетели. Да и еще и сопровождал все это такими непристойными требованиями, что добропорядочному демону их и озвучить-то стыдно... - я сделал совершенно невинные глаза.
- Хам, подлец и насильник. - Констатировала вампиресса. - Как-нибудь повторим. Меня зовут Виолетта. - она вновь холодно и ехидно улыбнулась, но теперь я уже знал, что скрывается под этой маской. Легкое удивление мелькнуло на ее лице, когда она увидела, как порезы на мне затягиваются за доли секунды, и она все же полюбопытничала: - А почему ты не дал мне выпить твоей крови? Кстати, такой регенерации я еще не наблюдала ни у кого. Даже у мне подобных. Неплохо.
- А, так ничего особенного - я же всё-таки демон. А насчёт крови - она просто ядовитая. - небрежно махнул рукой я. - Особенности демонического организма, плюс вплетенное Заклятие Ядовитой Крови. - и не отказал себе в удовольствии зловеще улыбнуться и чуть сгустить краски. - Почти мгновенная смерть для любого кровососа, либо живого существа...
- Урод демонический! - выдохнула Виолетта, бросаясь на меня и колотя кулачками по моей груди. - А если бы я отпила?!
- То ты бы просто умерла. - Буднично пожал плечами я, обнимая Виолетту. Девушка вдруг прекратила брыкаться, тяжело вздохнула, еще раз тихонько обматерила меня, и вдруг заскочила мне на шею, где и уселась.
- В наказание будешь меня везти.
- А не пойти ли тебе... ножками... - шутливо заворчал я, но все же вздохнув, понес ее на своих плечах к выходу, явившись пред перепуганные данным явлением очи стражей. Я не заметил тогда одной маленькой детали, значение которой стало мне понятно только при более ближнем знакомстве с этой стервозной, развратной, ехидной, гадкой, клыкастой сексуальной девчонкой - ее мечтательной, счастливой улыбки, так и плясавшей на ее подпухших от поцелуев, искусанных алых губках, когда она нагло оперлась острыми локотками на мою голову. Ох, почему я этого не заметил раньше...
Потому что то, что происходило потом, во время похода - это был просто настоящий мини-Армагеддон, устроенный мне одним сволочным клыкастым созданием.
В тронном зале нас уже ждали. Фаркеис, Император, молодые маги, казначей и какой-то офицер, судя по рисунку на наплечнике легкого доспеха - капитан - довольно недоуменно воззрились на картину "Умиротворенный демон, покорно несущий довольную, аки слон, вампирессу", а вот Талаис и Фалкенхайн тихо захихикали, и в руки хихикающего Архимагистра перешла золотая монетка. Догадка сверкнула в голове молнией, и я аж побагровел от ярости... Ах ты, старый засранец!!! Все предугадал! Да я же тебя за такое, если смогу, если доберусь...
   Мои планы извращенной демонической мести прервал голос Императора. Он за сегодня вообще мне много чего прервал уже - и планы и размышления, и воспоминания... вот наберусь чисто демонского наглежа, и брошу на Их Императорское Величество какую-нибудь "молчанку"... а потом я не я, и хата не моя... при чем тут скромный демон... а на всякий случай когти случай когти есть... и крылья... и магия... Видимо, мои мысли ясно отобразились на моем лице, потому как охрана Императора (по счастью, занятого речью) немедленно подобралась, а Талаис украдкой показал мне кулак - мол, совсем сдурел, злокозненный демон, никакого уважения к особам правящей династии, а конкретно - к самой главной особе. Оный злокозненный демон в ответ чуть было не сплюнул демонстративно, и не выразился нецензурно, пройдясь по родственникам и важнейшим деяниям всех тут присутствующих, живописуя их в сугубо пошлом аспекте, и попутно показывая всем этим, на каком именно месте он вертел всех правящих особ, все речи, все планы по спасению мира, да и сам мир, собственно, тоже... Император же, не подозревая о том, какая опасность ему только что грозила (а какой он счастливо избежал!), и какие сейчас баталии разыгрались за его спиной, вещал дальше, как Левитан в период весеннего обострения.
-... Итак, первым делом вы все направитесь в казначейство и возьмете там выделенные вам деньги. На дорогу вам понадобится очень и очень много денег. Золото - ничто перед спасением отечества, так что Империя...
Понеслась. Хорошо, всё, слушаюсь. В казначейство - так в казначейство, только отвалите от меня все. Хорошо. Потом в оружейную - выбирать оружие, это тупо, конечно, я сам - как оружие, но схожу и туда. И это я понял. А потом господа Архимагистры совместными усилиями экипируют меня магически. Да хватит же уже... даже моя тренированная психика уже не выдерживает такого словоизлияния! Больше всего мне сейчас, если честно, хотелось научиться открывать межмировые порталы, и смыться отсюда к такой-то матери куда подальше, хоть в райские кущи - лучше уж туда, нежели оставаться тут еще секунду, в этом словоблудии и блудословии.
   Иначе еще немного, и мои и так порядком потрепанные нервы дадут сбой.
Скажите мне кто-нибудь...
Почему у меня всегда все идет через жопу?..
  
   Интерлюдия 2
   Заседание Союза Вольных Владетелей сегодня шло по-особому, не так, как обычно. Всегда чинное, благопристойное общество Выборных, как обычно собравшееся в Зале Совета, огромном и роскошном здании, что высится в центре общепризнанной торговой и культурной столицы Союза, городе Финнеанс, сегодня гудело, словно растревоженный осиный рой. Гул голосов прерывался особо жаркими спорами, а кое-откуда - попрание святая святых! - даже слышалась непристойная ругань, заставляя морщиться особо ревностных ревнителей традиций.
- Холод! Холод наступает! - бесновался в дальнем углу какой-то старик в бело-синих цветах княжества Лориан, видимо, Выборный, присланный на Совет Князем Лором
II. - А мы здесь переливаем из пустого в порожнее! Нужна помощь, люди замерзают, а Союз спит! Зачем тогда нам такой Союз?!
   Ему активно возражали, и сидевший в своей затененной ложе полковник Валериан Лютц, глава Объединенной Контрразведки Союза, опытным глазом видел, что вот-вот там вспыхнет потасовка. Нервы всех присутствующих были накалены до предела, а зная то, что сегодня вместе с многими Выборными приехали и те владетели, кто их сюда отправил - князи, герцоги, бароны, графья, и прочие, из почти пяти десятков владений, входивших в Союз - в Зале Совета, впервые с тех лет, когда Союз только-только был образован - могла пролиться кровь. Правда, полковник видел и стоящих в нишах ланциариев - гвардию, охранявшую Зал Совета, и мог надеяться, что суровые и опытные воины в момент пресекут любую перепалку подобного рода.
Если не превратят ее в кровавую баню.
От размышлений полковника отвлек голос его адъютанта, как всегда, неслышно появившегося сзади:
- Господин полковник, мастер Сейдарион ожидает вас в кабинете. Прикажете передать ему что-то, или подниметесь к нему?
- Передай, что я буду через три минуты. Пусть подождет, и пока обогреется с дороги, на улице холодно. - приказал Лютц, не оборачиваясь. Он не слышал шагов, но был уверен, что адъютант уже несется по коридору, спеша донести до заместителя полковника вверенное ему послание. За что, собственно, он и приблизил этого молодого офицера из личных войск контрразведки. В конце концов, командующий Зелеными Торельянцами полуполковник Станфорд вполне мог обойтись без одного-единственного лейтенанта, которого можно заменить. Мало что ли в баронстве Торельян молодых людей, желающих поступить в Торельянскую Академию и стать полноправными офицерами?.. А этот молодой человек подает большие надежды, и может получить более лучшую судьбу, чем стать полевым мясом для операций...
Полковник снова обратил свой взор вниз, где перепалка достигла своего пика. Вот в толпе сверкнул выхваченный кем-то кинжал, и тут же из ниши возникло четыре закованных в броню ланциария. Один их вид немедленно охладил горячие головы, кинжалы, покинувшие ножны, немедленно заняли приличествующие им места, а сами Выборные, продолжая ворчать, начали расходиться по местам, временами все еще бросая гневные взгляды друг на друга.
   И это - далеко не первый подобный случай за сегодня. И за последние несколько дней.
Побыв в ложе еще пару минут, Лютц раздал необходимые указания нескольким сопровождавшим его офицерам, и зашагал наверх, в кабинет, где его ожидали.
- Тебе удалось что-то разузнать, Сейдарион? - были первые его слова, обращенные к ютившемуся в кресле смуглокожему черноглазому бритому наголо южанину, который сидел в кабинете и пил горячий зеленый чай (чего, кстати, полковник понять не мог, но списывал на специфические привычки своего визави; чай, как средство для согревания, на Севере никогда не воспринимался).
- Ничего по тому поводу, что вы просили, господин полковник. - Пресловутый Сейдарион, исполнявший обязанности заместителя и особенно доверенного лица полковника, выпрямился во весь свой немаленький рост. Немногословный обычно мастер меча на этот раз был неожиданно разговорчив. - Но мне удалось разузнать нечто другое. Господин полковник, я имею вам доложить, что на Империю, как и на "ледышек", и на святош, обрушились те же самые заморозки, что ударили по нам две недели назад.
- Это мне известно. - бросил полковник, ходя из угла в угол. Он заметно нервничал. - Мои информаторы тоже работают безупречно, как и твои. Что еще?
Лютц отвлекся, вспоминая все перипетии прошедших двух недель. Да, морозы рухнули на них неожиданно, в середине Месяца Дозревания, когда полагалось бы еще господствовать жаре. Последствия морозов, тем более к ним никто оказался не готов, оказались ужасающими. Союз Вольных Владетелей нес невероятные потери в торговле - замерзли реки, были заметены дороги, нарушено сообщение между разными городами владений, доходило до того, что пропадали целые купеческие караваны не говоря уже об отдельных путниках, рискнувших было направиться куда-то по такой погоде. И неизвестно еще - то ли в этом были виновны распоясавшиеся разбойники, то ли всех пропавших просто заметало ко всем чертям бушующими вовсю буранами. Правда, полковник все чаще склонялся ко второму варианту, потому что, получая доклады со всех концов Союза, он сомневался, что разбойники смогли бы работать в таких погодных условиях - если тут были бессильны даже все имеющиеся погодные маги всех владетелей, ради такого случая собравшиеся в единый Конклав в Халкедоне, герцогстве, имевшем свою собственную магическую академию. Но ладно, черт с ними, с торговыми потерями, хотя купцы и купеческие вольные города играют в Союзе не последнюю скрипку - но их вой еще можно как-то пережить. Заморозки уничтожили почти весь урожай на полях и в садах. Крестьяне, понимая, что им грозит голодная гибель, начали буквально толпами разбегаться от сеньоров, пытаясь эмигрировать - кто в Ледяное Королевство, кто в Святую Землю, кто в Империю. Сеньоры пытались их остановить, как и регулярные войска Союза, и дело часто доходило до кровавых рукопашных схваток. Страна медленно, но верно скатывалась к коллапсу с каждым днем, ее спасало лишь то, что у соседей были практически такие же проблемы. Положение, возможно, могла бы спасти война - но границы Империи охранялись приведенными в боевую готовность лимитанскими когортами легионов, и полевыми имперскими легионами, святоши вывели на свое приграничье целые корпуса, то ли в попытках не допустить такое же тотальное бегство населения, то ли черт его знает зачем, то же самое сделали "ледышки", чьи границы ощетинились "частоколом" из фалангионов. Полковник ощущал, что даже он, несмотря на свой опыт, начинает терять нити управления событиями.
- Мне также удалось разузнать, что Империя снаряжает экспедицию в знаменитый город под названием Вершина. - вырвал Лютца из раздумий голос Сейдариона. - По слухам, ее ведет какой-то весьма талантливый огненный маг, вроде как даже настоящий демон. Именно в Вершине имперцы видят корень всех бед...
- Стой. Дальше можешь не продолжать. - аналитическому уму полковника волне хватило полученной информации, чтобы немедленно сделать из нее необходимые и верные выводы. Экспедиция имперцев вполне может что-то знать, а если они целенаправленно идут в Вершину, то какая-то информация у них точно есть. К тому же, если верить утверждениям одного старого полусумасшедшего мага в Конклаве - то причиной Холода являются какие-то древние артефакты чуть ли не божественного происхождения, с незапамятных времен находящиеся в Вершине. Ну, по крайней мере, так утверждает Стаин Седобородый. Даже если он неправ - то полковник ничего не теряет, отправляя отряд в Вершину для поисков и захвата артефактов, а если маг будет прав... Лютц покосился на Сейдариона. Молчаливый мастер меча знает, как опостылело полковнику Валериану Лютцу выполнять огромное количество важной работы, но быть при этом даже не на вторых - на третьих ролях. Зная, что в случае удачи и он получит весьма солидное вознаграждение - Сейдарион не будет задавать лишних вопросов, а как исполнительный человек, сделает то, что прикажет ему Лютц. Доставит в Финнеанс, или куда-то еще эти мифические артефакты в целости и сохранности. Прямо в руки Лютца.
А попутно пусть перехватит и уничтожит экспедицию имперцев. Даже если они бесполезны, как источники информации - зато меньше будет конкурентов. А значит, у полковника станет больше шансов. И ни в коем случае не допустить никакой утечки информации. Хотя бы о том, что Сейдарион был здесь, и куда-то отправился. Слишком много желающих залезть своим грязным носом в дела ЕГО контрразведки, поэтому придется подчищать следы. Сейчас об этом доподлинно знают лишь трое, не считая нескольких видевших мечника по приезду. Что уже слишком много для успеха такого важного дела, как это.
Жаль, у его адъютанта было действительно светлое будущее.
- Даи! - крикнул полковник, делая знак Сейдариону.
- Здесь, господ... - молодой офицер не успел договорить, мастер меча, все так же молча, впрочем, как и всегда, ударом длинного, остро отточенного изогнутого восточного клинка снес ему голову, даже не посмотрев на итог своего удара. Обезглавленное тело, пару секунд постояв, рухнуло, все еще фонтанируя кровью. Лютц даже не поморщился, несмотря на то, что на него попали несколько капель крови - за последние два месяца это был пятый такой случай в его кабинете. Теперь осталось быстро убрать еще несколько человек из тех, кто знал о приезде мечника, либо видел его - и все отлично. А что касается светлой памяти Даи, то теперь просто нужно будет вызвать своих дескуторов, и они уберут следы. В конце-то концов, недаром же их по приказу полковника создал тот захваченный контрразведкой некромант. Бездумные и сильные твари, не задающие лишних вопросов, и пожирающие трупы - это в некоторых случаях очень и очень хорошо.
- Возьмешь через Бланко роту Зеленых Торельянцев. - произнес полковник, глядя куда-то мимо, и совершенно не обращая внимания на труп под ногами. - Семидесяти человек тебе хватит с головой. И сделаешь вот что...
  
   Глава 3 (unended)
   ... Я наконец-то разжег костер, и полюбовался делом рук своих. Что ж, ничего не скажешь, неплохо вышло. Хорошо иметь власть над огнем, вон, капитан до сих пор возится со своими деревяшками, пытаясь то ли высечь искру, то ли я вообще не разберу, что он там вытворяет. И чует мое... нет, не сердце, но все же чует, что, мы все останемся сегодня только с одним костром. С тем, что умудрился развести я. Хорошо, что в храме Люксора хотя бы нашелся небольшой запас дров - на всякий случай, для путников, пожелавших обогреться. А иначе даже не знаю, что делали бы некоторые из нас; вон, даже нечувствительная к холоду вампиресса сидит молча, нахохлившись, а что уж сказать про остальных?!
Люксор вообще - интересный и странный бог. Правда, конечно, с точки зрения поклоняющихся ему он не более странный, нежели, к примеру, жестокосердная богиня наемников и убийц Сиррим. Но это такое... Интересен он тем, что является покровителем торговли, воровства, всяческих хитростей - и одновременно покровительствует путникам. Интересно и странно, да? Если взглянуть на это внимательнее - то кое-что объяснимо, например - торговые люди жить не могут без хитрости и обмана (ибо бизнес), и много времени проводят в дороге. Воры же, как сами понимаете, мастера на всякие хитрые штуки, это продиктовано их ремеслом, да и в силу своей профессии также немало времени проводят в пути, особенно, если требуется срочно пуститься в бега. Так что мозаика, если приложить немного усилий, складывается без особого труда. Гораздо более странно то, что во всех храмах, посвященных Люксору, нет его статуй - вместо них обычно стоят пустые постаменты. Никто не знает, как на самом деле выглядит бог пути и обмана, даже его жрецы. Предания гласят, что во время войны с Айсненшталь Люксор оказался единственным, кроме Кахайроса, кто мог помочь Пантеону в выведывании планов злобной Повелительницы Холода. Бог Хаоса, первоначально отказываясь снабдить информацией Пантеон - примкнул он к ним много позже, когда увидел в нитях переплетений судеб грядущее неизбежное поражение Айсненшталь - тем не менее, кое-чем помог богам: наделил одного из них, Люксора, способностью менять обличья по своему желанию. И бог воров нарушал планы Айсненшталь, каждый раз пребывая в новом обличье. Однако у дара Кахайроса был один минус: раз в день ровно на один час Люксор, принявший другой облик, должен был становиться самим собой. Если бы он этого не сделал, чужая личина поглотила бы его, лишив навсегда божественных сил; Люксор забыл бы о том, кто он, и что он. И тогда боги, понимая, что в такие моменты, буде они произойдут в лагере противника, бог воров должен оставаться неузнанным, приняли решение уничтожить во всех храмах все статуи Люксора, что и было проделано. Облик бога стерся из людской памяти. Говорят, что единственная статуя, спасенная последователями Люксора, спрятана где-то высоко-высоко в заснеженных вершинах гор Мертвого Кряжа. Зато богу так понравилась возможность оставаться вечно неузнанным и продолжать заниматься своим любимым делом - шутками и обманами, что по завершении войны он отказался от восстановления своих статуй. Так и повелось - даже в небольших часовнях, стоящих у дороги, в которые может зайти и обогреться любой бредущий по пути человек, его встретит пустой постамент вместо статуй бога в подобных часовнях, посвященных другим божествам. Над постаментом, как правило, укреплена серебряная чаша, в которую путники бросают кто что - то ли монетку, то ли безделушку, все, что угодно - лишь бы от чистого сердца. Считается, что сделавшему подобное пожертвование воздастся от бога, тем, кто никак не отблагодарит, бог и не поможет никак. Но горе тому, кто попробует ограбить чашу - бог обязательно накажет подобного наглеца, неважно, как именно, но судьба обязательно проедется по нему танковой колонной (это уже отсебятина, извините).
Вот такой вот он, бог путников, торговцев, и воров. И сейчас мы укрылись от вконец развоевавшейся метели в его маленьком придорожном храме. Тут, как я говорил, нашелся небольшой запас дров, из которых нам удалось развести костры. Нам - это мне, нашей парочке магов, вампирессе, и капитану с шестью гвардейцами. Хотите знать, почему их осталось лишь шесть, хотя сначала было двадцать пять, и куда подевались остальные, и главное - отчего нас занесло именно сюда - это долгая история. Очень долгая.
   Понемногу народ начал подтягиваться к костру и рассаживаться вокруг, протягивая к огню озябшие руки, отогреваясь. Вампиресса, некоторое время просидев у костра и нагло "греясь" об меня, ушла охранять храм вместе с четырьмя гвардейцами. А я остался сидеть, периодически подбрасывая в огонь новые поленья - кто-то же должен был следить за огнем?
- Расскажите о себе, капитан. - предложил тем временем офицеру Люминес, сидящий недалеко от костра. А я ненадолго нырнул в свои воспоминания, перебирая то, что произошло с нами всеми за эти шесть дней с момента выхода экспедиции из столицы...
   ... Заснеженный имперский тракт стелился под копыта лошадей, несущихся вперед во весь опор, с той скоростью, которую позволяла развить погода, и сам наш "транспорт". Возглавлял колонну мрачный и немного замёрзший я, на огненногривом, черном как смоль коне, злобно косящемся по сторонам алыми глазками, и изредка ехидно демонстрирующем пролетающим мимо всадникам и каретам пасть, полную длинных острых зубов. Это чудо откопали для меня после того, как выяснилось, что ни одна лошадь нести меня не согласна, даже привыкшие ко всему рыцарские боевые кони; как только я приближался к любой лошадке ("ка-а-албаса-а-а, э-э-э-эта бы-ы-ы-ывшие лаша-а-адки!..", я не раз вспомнил в дальнейшем эту строчку из переделки известной в одном мире детской песенки), та немедленно начинала ржать дурным голосом, отскакивать от меня подальше, в панике падать копытами кверху, демонстрируя, что оно, дескать, совсем-совсем дохлое, и к езде непригодное, и вообще, всячески выражала мне своё "расположение". Особо подлые твари пытались еще и лягнуть, либо укусить - правда, этих я лупил за такие выверты нещадно, а одну все-таки испепелил. Наконец тем офицерам имперской кавалерии, кому было поручено подобрать для меня лошадь, надоело подобное издевательство, как над ними, так и над животными, а я уже всерьез задумывался о том, что мне следует лететь на мантикоре, уложив большой и тяжелый демонический болт на всех лошадей в мире. Кстати, по моему мнению, вот еще один шикарный прокол планирования похода - у нас ведь есть мантикоры, почему бы, ангел подери, не лететь на них? Всеядные твари, которые, пожалуй, поопаснее всадников будут; летают - ну прямо сверхзвуковой истребитель по местным меркам. Но нет - Император решил, что мы поедем на лошадях, и точка; дескать, это для маскировки. Так, мол, если на мантикорах - то что-то очень важное, государственной важности, враги сразу же заинтересуются. А если на лошадях - то это уже, видите ли, обыкновенная группа ничего не значащих путников, и всем на нас наплевать. И ведомству генерала Лэера меньше головной боли будет. Мне ничего не оставалось, как сделать постное лицо, и со словами "Оке-е-е-е-ей..." просто подчиниться, в душе отчаянно ругая все "гениальные" планы, которые имеют место появляться в голове власть имущих.
   Короче говоря, наконец у одного старого мага, в своё время баловавшегося биомагией и демонологией, удалось отыскать вот эту вот самую лошадь, которая сейчас несла меня на своей спине. Сам старик утверждал, что это - лично им выращенный гибрид боевой рыцарской кобылы и самого настоящего адского Кошмара, демонической лошади, обладающей, по слухам, в дополнение к зубам, дикой силе и паскудному норову еще и смертельным взглядом; и что пресловутый гибрид стоил ему диких усилий, а потому он для него особенно ценен, а поэтому он продаст его не дешевле, чем за... Обычно я слабо верю в такие россказни, чаще всего - это всего лишь способ побольше набить цену, но вот на этот раз я убедился в правоте старого мага сразу же: офицера, попробовавшего легонько коснуться бока коня, эта адская тварь чуть не сожрала - бедолага едва успел увернуться от жуткого вида длинных клыков, лязгнувших у самого его лица. Зато увидев меня, коняга потянулась ко мне с радостным ржанием, и потерлась мордой о моё плечо - как будто признала во мне своего, такое же демоническое существо. Словом, мы быстро нашли общий язык с Мефистофелем, как я его окрестил; насчет смертельного взгляда, конечно, не знаю, не проверял, но зато теперь у меня был великолепный по своим параметрам боевой конь, практически ничем не уступающий лучшим имперским военным кавалерийским лошадям.
   Я ненадолго отвлёкся от созерцания дороги, и бросил взгляд назад, проверяя, никто ли не отстал. С неба вновь начал сыпаться снег, и можно было ожидать метели, ну а в таких условиях кто-то мог потеряться, что было бы весьма нежелательно. Нет... Нет, все на месте, вон сзади вампиресса скачет во весь опор, за ней - оба мага, Делакруа и Люминес, оба нахохлились, как воробьи - то ли замерзли, понятное дело, то ли просто злы, за ними цепочкой - гвардейцы во главе со своим неугомонным капитаном. В общем, наша маленькая (если можно так выразиться) компания уверенно продвигалась к своей цели.
   ...Благодаря некоторым причинам, выход из столицы Северной Империи у нас состоялся аж через три дня после "брифинга" у Их Императорского Величества. Почему? Потому что, как я и предсказывал, всё с самого начала пошло именно через жопу. Ну, как всегда и бывает в подобных миссиях по спасению мира/человечества/государства, короче говоря, нужное подчеркнуть самим. Просчётов было вагон, и маленькая тележка - вспомнить хотя бы ту ситуацию с нашим средством передвижения, как его выбирали (нет, положительно, всё же никак не могу понять, почему Император отказался давать нам мантикор, если с ними мало того, что можно было бы обойтись небольшим отрядом, так мы бы и добрались не в пример быстрее; он что, собрался задействовать ВСЕХ мантикурьеров, или он чего-то боится? А может, мы идём туда, где мантикор не привечают? Так я только одно такое место знаю...). К тому же, нам ведь еще придали двадцать пять бронированных с ног до головы солдат Имперской Гвардии, да еще и из Первой Когорты - элита, вроде как сплошь голубая кровь и высококлассные специалисты по истреблению себе подобных, пользуясь моими выражениями а командир у них вообще, великий и грозный воин (как я буркнул себе под нос по выскочившей ассоциации - "Чингачкук, Великий Змей", правда, меня всё равно никто не понял); впрочем, всё вышеуказанное меня абсолютно не впечатлило, видели, знаете ли, и погрознее, и посильнее, и побольше; и при первой же возможности я в крайне непарламентских и горячих выражениях высказал Архимагистру Талаису абсолютно все свои накопившиеся за совещание претензии, потребовав для должного исполнения порученного мне задания хотя бы освободить меня от всех совершенно ненужных мне вещей, в первую очередь - от молокососов-магов, один из которых нас чуть не угробил всех в малом зале, "жестяной обузы" в виде гвардейцев, которых будет слышно за стопятьсот километров, и ехидной вампирессы, на что в ответ получил спокойное пожатие плеч, и слова "Сие есть воля Императора", как будто это мне мигом всё объясняло. О да, конечно. А то, что снаряжать и собирать всю эту ораву - это как раз три-четыре дня, это никому не важно?! Кто-то гнал меня немедленно в поход, напирая на то, что с каждым днем погода всё ухудшается, и температура всё падает, скоро с имперского Севера хлынет поток беженцев, который запрудит все дороги - а теперь сами же тормозят всё, что только можно, своими сборами. Как это понимать-то, скажите мне? К тому же, некоторые личности и впрямь то ли намеренно, то ли по бюрократическим привычкам ставили нам всевозможные палки в колёса, отчего моя паранойя расцветала, как амброзия в июне, а когти прямо-таки чесались кого-нибудь как следует выпотрошить - дабы другим неповадно было совершать такие же действия.
   Сразу же после взаимного представления меня и капитана Имперской Гвардии друг другу - капитан фон Нейрат, кажется, по достоинству оценил мою личность, по крайней мере, в его глазах и речах я презрения не заметил - мы все дружно направились в казначейство. Император, правда, по дороге нас покинул, заявив, что деньги мы получим и сами, для чего он передает нам распоряжение о выдаче денег отряду - бумажку с текстом, коротко характеризующимся, как "Дайте им денег, пускай отстанут!", его подписью и печатью, а ему срочно нужно озаботиться всей остальной необходимой документацией для нашего скорейшего отъезда из Таргелиона, и беспрепятственного прохода до самых северных границ Империи; конечно же, кроме себя любимого, он этого никому доверить не может, а потому нас немедленно оставляет. Следом за ним заторопились оба Архимагистра: они-де, видите ли, должны подготовить всё для нас в своих Гильдиях, а иначе ведь нехорошо как-то будет, нарушение существующего распорядка, да и пара ништяков... извините, амулетов - она ведь нам совсем не помешает! С тем вся троица и убыла, кто куда; мы дружно вздохнули, и продолжили путь, еще не догадываясь, что именно нас ожидает в казначействе.
   Казначей, сухонький старичок с крайне прижимистым и скаредным видом долго ругался и самым буквальным образом воевал с нами за каждую золотую монету. Именно теперь я понял основу процветания Северной Империи; какая к ангелам экономика, какая к лесным ежам торговля, да этот старый скряга, явно ведущий свою родословную от самых жадных горных гномов, самому Императору медной монетки не выдаст! Найдет для этого сто тысяч причин! Несмотря на имеющееся у нас на руках распоряжение Императора "выдать нам необходимую сумму на дорожные издержки", казначей уперся, и настаивал, что именно он должен определять размеры этой самой "необходимой суммы", указанной в распоряжении, на основе чего и предлагал нам не более, чем пятьдесят золотых монет; фон Нейрат зверел, сатанел, и орал на него, крича, что этих денег не хватит в теперешних условиях даже до соседнего городка доехать, маги и вампиресса, не сговариваясь, немедленно самоустранились от обсуждения экономических проблем, а я, не показывая обуявшего меня желания немедленно схватить упертого старого пня, а затем долго и со вкусом его потрошить, требовал выдать нам не меньше тысячи золотых, ссылаясь на характер нашего посольства, как для отвода глаз окрестили экспедицию, и туманно намекая несговорчивому блюстителю имперских богатств, что у него могут быть огромные проблемы с Императором, ибо вышеозначенный казначей не исполняет прямых и недвусмысленных приказов Их Величества, а это - это, ох, это опасно! Весьма опасно! В итоге, конечно, мне всё же удалось выторговать нам аж семьсот золотых, правда, нервов я себе при этом извел на все семь тысяч (нервные расстройства у демонов, к вашему сведению, бывают, и не лечатся вообще, да! Хотя попытки были, и все - неудачные), причем старик, с перекошенной рожей передавая капитану увесистый мешок, имел глупость сказать, что будь его воля, он бы нам и двадцати золотых не выдал, дескать, не напасешься тут на всех послов... В ответ я, уже багровый от душащей меня ярости (казначея же, судя по его кислому виду, душила банальная жаба), немедленно вывел огненными письменами на ближайшей стене большие буквы, складывающиеся в слова "FUCK FUEL ECONOMY". Когда же казначей скептически поинтересовался, что это за художество от слова "худо" я только что изобразил, и что означают эти совершенно непонятные ему словеса, я немедленно с затаенным удовольствием матёрого садиста прочел ему целую лекцию о понятии топлива, роли топлива в жизни человека, экономии топлива, деньгах, затем о деньгах, как топливе мировой и внутренней экономики, и под конец - о последствиях чрезмерной экономии денег, то бишь топлива экономики, а так же о роли вышеупомянутой экономии, проводящейся не тогда, когда надо, и не в адрес того, кого нужно, в жизни такого ретивого гражданина, пожелавшего сэкономить не на том, на чём положено. В процессе рассказа я щедро сыпал настолько дикими, непонятными и непривычными для этого мира словами и терминами, что в итоге капитан фон Нейрат, глядя на меня так, как будто я был чернокнижником, распевающим нечестивые гимны посредине Великого Столичного Собора, вместе с мешком бочком-бочком отходил от меня всё дальше, а я с мстительной радостью наблюдал, как глаза казначея постепенно становятся размером с ту самую пресловутую золотую монету и на его морщинистом, и оттого еще более злопаскудном лице отображаются самые что ни на есть лихорадочные попытки осмысления всего мною высказанного. Как я с удовлетворением отметил, мы с капитаном оказались отомщены целиком и полностью, поэтому оставив старого скареда, приведённого в состояние сильнейшего душевного расстройства, размышлять над сущностью услышанного им за прошедшие полтора часа, искать в этом всём какой-то потаённый смысл, а так же из-за обилия непонятных слов гадать, не проклял ли я его невзначай, мы направились в следующий пункт нашего путешествия, которым была единогласно признана императорская оружейная зала дворца; правда, я долго ворчал по этому поводу - дескать, зачем мне оружие, если я сам, как ходячий арсенал, причем от рождения?
   Тем не менее, кое-что я там себе подобрал. Нагианну. Великолепную длинную саблю длиной до 1100-1200 мм, с узким двулезвийным клинком, и заточкой по обе его стороны. Оружие, мимо которого настоящий ценитель не смог бы пройти мимо никогда и ни за что.
   Нагианна впервые появилась у нагов - морского народа, представлявшего собой расу больших разумных людей-змей, поэтому принято считать эту великолепную саблю продуктом их измышления. Такое оружие ценилось даже не на вес золота - гораздо дороже. После своего появления такие сабли постепенно перекочевали в быт других морских народов, повсеместно соседствовавших с разумными морскими змеями, правда, в гораздо более худшем качестве, чем истинные создания умелых мастеров-нагов. Сейчас, кстати, насколько я знал, в Недии настоящих сабель-нагианн осталось совсем немного, мне было известно, по крайней мере, лишь о пяти десятках таких вещиц, находящихся в чьем-либо пользовании, либо в частных коллекциях.
   До сих пор был неизвестен даже металл либо сплав металлов, из которого создавались настоящие нагианны, поскольку сами наги, как народ, давно канули в пучину веков - еще за тысячу лет до того, как в Недию занесло меня. Известно лишь, что двусторонние клинки сабель обычно затачивались до состояния бритвенных лезвий, и были настолько прочны, что не ломались даже при парировании удара двуручника, или боевой секиры, при этом с одинаковой легкостью прорубая практически любой известный доспех, а иногда и разрубая надвое клинок противника. Владелец такой сабли мог при должных сноровке и умении опасаться разве только дистанционного оружия, или же обладателя такой же сабли, как и у него. Однако в силу своих особенностей нагианна - довольно специфическое оружие, не для каждого; например, считается что она с рукоятью исключительно для двух рук (ее крайне сложно удержать одной рукой, если ты не наг). Однако ее кастетной рукоятью можно наносить удары, удерживая ее как одной, так и двумя руками. Парадокс, короче. Но на самом деле оружие отменное - клинку, который я немедленно прихватил себе (несмотря на горестные причитания хранителя залы, что я забираю отсюда целое состояние), было по прикидкам не менее полутора тысячи лет, а на нем не было ни единой царапинки, или пятнышка ржавчины, чем грешило другое оружие.
   ... Размышления прервали крики сзади. Я обернулся. Судя по тому, что мне удалось увидеть через все более усиливающуюся метель, арьергард нашего отряда кого-то задержал, и сейчас все остановились - фон Нейрат поехал выяснять суть проблемы. Я тоже натянул поводья, останавливая Мефистофеля, прислушиваясь к крикам сзади. И дождался - буквально через пару минут ко мне подскакал гвардеец, протянувший мне большой белый конверт, украшенный затейливым вензелем, и большой императорской личной печатью.
   - Амальгама. Послание от Их Императорского Величества, господин магистр! - отрапортовал он, тяжело дыша. Судя по виду парня, скакал он во весь опор, не щадя себя. Видимо, дело и впрямь было важным, если Император воспользовался кодовым словом, которое я ему оставил для проверки подлинности письма. А то спасение мира спасением мира, а политика - политикой. Кто знает, в какие игры захочется поиграть врагам Северной Империи. Возможно, мы также невольно примем в них участие. Вернее, абсолютно против своей воли. Увы, господа, заседающие в роскошных залах и дворцах, и вершащие судьбы всего этого мира, не привыкли интересоваться мнением тех, кому в их, как они считают, идеальных и непогрешимых замыслах отведена роль пешки. Правда, они постоянно забывают, что соломинка ломает хребет верблюду, а пешки имеют такое обыкновение со временем вырастать в ферзей.
   А еще пешки умеют кусаться, и весьма больно. Надо лишь разозлить нужным образом, довести до нужной кондиции...
   С такими вот невесёлыми мыслями я вскрыл конверт, вспоров его кончиком машинально выпущенного когтя, краем глаза отметил расширенные от удивления глаза гвардейца - ага, Император отправил сюда доверенного солдата, или офицера, но то ли забыл сказать ему, кто я, то ли не стал этого делать. Поэтому парень сейчас лихорадочно размышляет, что это за сатанинское отродье перед ним, и туда ли он вообще попал. Ну да неважно, меня его мысли не волнуют ни капли. А вот узнать, что такого важного произошло, что за нами вдогонку направили гонца - стоит.
   - Господин магистр?.. - гонец беспокойно заёрзал в седле, глядя на меня. Я удивленно изогнул бровь, не понимая, чего хочет от меня солдат, и тут же хлопнул себя по голове, мысленно отругав за забывчивость. Конечно же, слово-отзыв. Ангелова погода, с этим снегопадом и белым однообразием окружающего ландшафта тупеешь буквально на ходу, ничего удивительного в том, что я запамятовал про схему нашего с Императором письменного общения.
   - Хром. Спасибо за службу, солдат. - небрежно бросил я, и углубился в чтение письма, перестав обращать внимание на мгновенно расслабившегося гвардейца, удовлетворенного ответом - теперь он точно был уверен, что он среди своих. Ибо магов-иллюзионистов еще никто не отменял, а ради выгоды... Ради выгоды можно всё. Впрочем, святошам, чьё государство ближе всех, выгоду заменяет вера; на мой взгляд, это еще хуже - религиозный фанатизм мне был ненавистен всегда и в любых его проявлениях. Особенно, когда им прикрываются ради того, чтоб захапать как можно больше власти.
   "Магистр Арквратт!
Не хотелось бы мне вас расстраивать нарушением уже детально обговоренных планов, но вынужден сделать сие... К сожалению, изменившиеся обстоятельства оказались гораздо сильнее нас, диктуя свои условия; и вам предстоит изменить ваш маршрут. Наши враги выводят войска к границам - враги, потому что вот-вот вспыхнет новая война! - и легионы Империи выходят им навстречу; дороги запружены людьми, ищущими лучшей доли в более теплых местах, до которых покуда еще не дошел Холод. Но я так мыслю, что никакая война и никакие другие обстоятельства не должны помешать вам в достижении нашей общей цели. Именно поэтому я повелеваю вам в срочном порядке изменить путь вашего следования, и во что бы то ни стало достигнуть города Савонны, что почти у самой нашей северо-западной границы со Святыми Землями. Там, у тамошней манти-башни, вы получите дальнейшие инструкции. Пришлите ответ с посланцем, и сообщите, через сколько дней планируете быть там. Да помогут вам боги..."
Подписи не было, впрочем, она и не требовалась, само собой разумеется. Я исполнил просьбу императора: черкнув на бумаге несколько слов, я вернул ее солдату, приказав передать лично в руки императору, и добавив, что мы рассчитываем быть в указанном для рандеву месте не более чем через шесть дней. Так что пусть скачет обратно во весь опор, повеление Их Величества будет исполнено в точности. Проводив взглядом исчезающего в снежных вихрях солдата, я тихонько вздохнул, и очень крепко задумался о том, каким же путем нам последовать теперь - приказ императора здорово поломал мне все уже проработанные планы. Конечно, не смертельно, но весьма уныло - например, нам теперь придется сделать огромный крюк. К тому же, я планировал направиться через большие города и имперские тракты, где очень легко затеряться в разномастной толпе (особенно в связи с тем, что сейчас происходит), даже если речь идет о таких заметных личностях, как императорские гвардейцы; в конце концов, существуют плащи и какая-то самая примитивная маскировка. Другое дело, если все происходит, как сейчас: мы будем вынуждены идти через малозаселенную местность и маленькие городки, где любой проезжий волей-неволей уже обращает на себя внимание одним лишь фактом своего появления здесь; что уж говорить о такой колоритной компании, какой является наша. Шпионы и агенты наших "горячо любимых" врагов, если они уже пустились по нашему следу, будут выискивать нас именно по подобным слухам, рано или поздно они узнают, где и когда мы проходили, и что будет дальше - а кто его знает, что будет дальше. Единственное, на что остается надеяться - это то, что катаклизм повлиял на местных жителей. В каком смысле я имею в виду "повлиял"? А кто его знает, в каком...
   - Господа! - я остановил колонну, и подозвал к себе капитана, двух магов, и вездесущую вампирессу. Хотя, если честно, толку от клыкастой, всю дорогу трещавшей, как сорока? Все, что мы пока от нее поимели - это головную боль после того, как наша мадемуазель Виолетта своими непрекращающимися беседами довела чуть ли не до нервной икоты даже невозмутимых гвардейцев. - У нас внезапная смена планов. - В нескольких словах я объяснил им форс-мажор, вызванный присланным с нарочным приказом императора, и мы начали быстро составлять план, как бы нам поскорее добраться до места назначения. Немало помог Делакруа, как выяснилось, уроженец здешних мест - с его помощью работа пошла быстрее. Наконец, через полчаса напряженной работы и нескончаемых споров пополам с руганью результат был готов.
Мы должны были идти кратчайшим путем - через территорию приграничной провинции Сантория, мимо небольших городков под названием Морион, Фей-Линн и Анкхариус. Савонна, городок, который был нам нужен, лежал в конце старой караванной дороги, заброшенной с открытием новых путей. Вдоль дороги, как правило, тянулись лишь поля, иногда - небольшие села и хутора, поскольку Сантория являлась типичной сырьевой провинцией. Это был классический образец малозаселенной местности - неприветливая северная провинция Империи, все богатство которой состоит в многочисленных полях, где крестьяне с трудом обрабатывают землю и выращивают ровно столько, сколько хватит для того, чтоб не сдохнуть с голоду, да еще в десятке-другом рудников, где добывают различные руды да уголь. По слухам, в этой местности иногда попадались разбойники, а местные болота изобиловали различными тварями, которые не отказывались разнообразить свой рацион человечинкой; правда, местным болотным тварям далеко до тех роскошных экземпляров, что в изобилии населяют всем известные болота страны Тоош-Ат-Тоот, лежащей где-то на дальнем Востоке, за Горами Вечности и Обителью Богов, но от этого они не становятся менее опасными, а значит, стоит держать ухо востро и обходить болота десятой дорогой. К тому же, здесь тоже есть свои тайны - заброшенные неизвестно кем и неизвестно когда древние башни, проклятые кем-то когда-то полуразрушенные особняки знати, склепы на заброшенных кладбищах, а венчает все это то ли великолепие, то ли безобразие легендарный Форт Мертвецов - имперский форт, где несут службу имперские легионеры, подвергшиеся воздействию древнего разрушительного проклятия. Согласно одному ходящему по Империи преданию, этот форт появляется в Империи, когда последней грозят серьезные испытания, в прошлый раз его видели при начале войны с некромантами, когда Империя напрягла все свои силы, чтобы одержать победу над слугами Смерти; если верить другой легенде, проклятые легионеры сеют смерть и разрушение при каждом появлении в Сантории форта, повинуясь приказам какого-то полусумасшедшего божка, чье имя давно забылось и стерлось со скрижалей истории; если прислушаться к третьему мифу - то можно услышать еще одну не менее привлекательную версию. Я слышал их всего штук десять, и до недавнего времени считал Форт Ариадна всего лишь сказкой, но в такое время - а вдруг это правда?..
   Но как бы то там ни было, в путь мы двинулись незамедлительно.
   На второй день после получения императорского письма мы миновали первый из городов, Морион. Городок совершенно обезлюдел, дома сиротливо заметались снегом - мы по своему везению попали прямо в объятия неслабого бурана. Пришлось торить колею в снегу - все было завалено. Видимо, городок оказался заброшен еще в самом начале катаклизма, ибо вряд ли жители начали разбегаться тогда, когда грянули страшные морозы, дороги замело, и выбраться стало невозможно. Хотя, у меня был еще один вариант, куда же именно могли подеваться обитатели Мориона - для проверки этого предположения достаточно было бы просто заглянуть в пару домов. Правда, мне очень не хотелось этого делать. И свои догадки я держал при себе. Просто так, на всякий случай, хотя и был уверен, что некоторые участники похода думают о том же, о чем и я.
   Так, либо же иначе, но Морион мы миновали, не останавливаясь.
  
   Интерлюдия 3
   Высокий представительный мужчина, возрастом этак лет за сорок, с темными волосами, едва-едва тронутыми инеем седины, с небольшими элегантными усиками и бородкой-эспаньолкой, облаченный в удобную, расшитую серебром ало-серую ризу и небрежно наброшенную на плечи мантию, чуть повернул голову, и произнес негромким приятным баритоном:
   - Габриэль, будьте добры, принесите мне воды, если вас это не затруднит.
   - Слушаюсь, ваше преосвященство! Сию секунду, ваше преосвященство! - позади послышался удаляющийся топот ног. Кардинал Высшего Совета Святых Земель Эмилио Монкада, Верховный Капеллан Ордена Наказателей, Око Господа, Карающая Длань Их Святейшества Помазанника Господня Короля-Владыки Святых Земель, вновь обратил чуть задумчивый взгляд на раскинувшуюся за окном, грандиозную в своем великолепии панораму - панораму Ершалаима, Города Обетованного, который в землях бесчестных еретиков, к коим, несомненно, причислялись все остальные населяющие Недию народы, имеющие сомнительное счастье жить за пределами благословенных Святых Земель, был более известен, как Столица.
   Кардинал едва слышно вздохнул, покачав головой.
   Он не был фанатиком, кардинал Монкада, отнюдь, хотя и искренне верил в Единого, Всеведущего и Всезнающего - по крайней мере тогда, когда это было ему выгодно. Он сделал себя, свою карьеру - сам, поднимаясь к вершинам власти без помощи посторонних, используя любую возможность возвыситься, и недрогнувшей рукой убирая как врагов, которые осмеливались встать на его пути, так и союзников, надобность в которых уже отпала. А особенно он не любил, когда его "друзья" начинали слишком много о себе думать, или же - упаси Единый! - пытались управлять кардиналом, ведя свою игру.
   Кардинал этого очень, ну очень не любил.
   Поэтому такие погибали особенно страшно. На виду у всех, при скоплениях народа, в ужасающих мучениях - и по совершенно неизвестным причинам. И лишь молва затем разносила слухи о том, что Единый, дескать, покарал закоренелых грешников своей силой, отправив их души прямиком во Тьму, в вечное рабство к Аристандросу - там им, значится, самое место! Совет был доволен, ведь после таких событий вера в Единого лишь крепчала, густо замешанная на страхе и понимании, что следующим может быть каждый (как будто мало Инквизиториума, Гончих Веры, и прочего, что навыдумывали священники для запугивания недовольных!), а кардинал - что же, Монкада тоже был вполне доволен, и переключался на следующую цель. Он считал, что вполне заслуженно занимает все свои посты - главы одного из самых могущественных церковных орденов государства, де-факто - начальника всей внешней и внутренней разведки и контрразведки (епископы Иоаким Свертер и Виктор ан Фэйн, официально возглавлявшие эти организации, уже давно на самом деле подчинялись ему); фактически, он еще и командовал всей тайной полицией Святых Земель, существовавшей отдельно от Инквизиториума, все сходились на мнении, что епископ Джейме Тоннэр, почти тридцать лет возглавлявший Гончих Веры, уже стар и впал в маразм. Когда-то, может, он и был ревностным блюстителем веры, но теперь он уже не может справляться со своими обязанностями - пора бы в его возрасте и о душе подумать... Имея в своих руках такую мощь, кардинал, тем не менее, действовал осторожно и аккуратно - управляя своими многочисленными подчиненными поистине железной рукой, кардинал беспрерывно плел многоходовые, чрезвычайно запутанные интриги, смысл которых был понятен лишь ему одному. В идеале, они должны были привести его на самую вершину власти - и во имя этой цели Монкада с неописуемой легкостью жертвовал направо и налево людей-пешек, обращая эти безымянные жертвы необъявленной войны в плацдарм для новых шажков к верхушке - понемногу, медленно, миллиметр за миллиметр, но он шел, придвигаясь все ближе и ближе. Кардинал привык так поступать, тем более, ради своей цели он охотно пожертвовал бы всех "пешек", имеющихся в его распоряжении - по его мнению, вряд ли человеческая жизнь стоила более кучки навоза в придорожной канаве, к тому же, в этом серпентарии, что его окружал, по-другому поступать было бы по меньшей мере глупо - здесь нерешительность и мягкость считались атрибутами слабости, а слабых, как исконно водится, в таких местах пожирают... К тому же, правильно использованная пешка может превратиться в ферзя, и в дальнейшем принести немалую выгоду - а этот постулат кардинал, что называется, впитал с молоком матери.
   Продолжая думать о своем, кардинал зашагал куда-то в сторону выхода. Алая мантия, небрежно наброшенная на его плечи, тянулась за ним по полу, лениво колыхаясь в такт неспешным шагам, и отражение кардинала в зеркальных стенах и потолке залы послушно следовало за ним. Кардинал помимо своей воли краешком глаза иногда ловил свое отражение, и тогда его губы трогала едва заметная улыбка, предназначенная то ли незаметному кому-то, кто в этот момент мог видеть его, то ли самому себе. Ну да, он был чуть тщеславен. Самую чуточку, как и все власть предержащие, во всех странах и во все времена. И да, кардинал Монкада был действительно красив. Ему ведь едва-едва за сорок; темные длинные волосы, с редкими серебристыми нитями в них, стянуты в элегантный хвост, по последней столичной моде; на немного бледноватом (сказывается еженощное бдение над бумагами), холеном тонком умном лице выделяются черные короткие усы, и бородка-эспаньолка. Внимательно смотрят на мир характерные для уроженца Святых Земель серые глаза. Да, конечно, если сравнивать с главами контрразведок других держав - то тут, по внешности, кардинал в неоспоримом плюсе, уж слишком он выделяется. Взять хоть, к примеру, полковника Валериана Лютца - у того типичная рожа солдафона (да, именно рожа, со вкусом еще раз подумал про себя кардинал, именно рожа, а уж никак не лицо), короткие полуседые стриженные ежиком волосы, прическа, которую носят наемники - хотя впрочем, он же, кажется, и вышел из рядов наемников. Что еще можно добавить? Ах, да, этот не очень-то лицеприятный портрет дополняют глаза, у которых мало того, что какой-то совершенно грязно-бурый цвет - так и их выражение то ли оловом отдает, то ли вообще рыбой... Ну, в смысле они у полковника либо оловянные, как у записного дворцового генерала, либо вообще рыбьи - безэмоциональные и тупые, словно у столичного имперского дворянина. Как выглядит Ледяной Генерал - вообще почти никто не в курсе, ибо тот на людях постоянно носит бесстрастную льдистого цвета маску. Ореан Лэер уже староват, чтобы тягаться в этом плане с Монкада - сорокапятилетний имперский генерал-контрразведчик благодаря нервной специфике своей работы выглядит на все шестьдесят; остальных, пожалуй, даже и упоминать не стоит. Ничего не скажешь, в общем, уж в этом-то плане конкурентов у него точно ноль.
   Монкада поморщился. Ладно, к демонам, кого он обманывает-то? На деле он зол на своих визави, очень зол. В последнее время что Лэер, что Лютц, что фактический глава безопасности Ледяного Королевства, известный более, как Ледяной Генерал - так вот, все переигрывают кардинала по всем статьям, как бы тот не изощрялся в своих лисьих хитростях, коих за всю жизнь накопил немало; пока что единственное, что ему остается - это бессильно язвить в их адрес, оставаясь наедине с собой. А тут настолько некстати еще и эти морозы... Эмилио Монкада чуть было не сплюнул на идеально начищенный присланными из монастырей кающимися грешниками паркет при первом же воспоминании о том, как все началось. Как только н а ч а л о с ь в Ледяном Королевстве - Монкада сразу был о всем осведомлен своими информаторами, и потребовал немедленно созвать Совет Кардиналов, на котором ознакомил их с информацией. Он рассчитывал на принятие хоть каких-нибудь мер, шестым чувством догадываясь, что Холод не ограничится "ледышками". Однако старые дураки, сидящие в Совете, не пожелали его слушать - то ли от зависти, то ли оттого, что окончательно зажрались на своих теплых местечках, и считали, что им ничего не может угрожать. Кардинал Армии Веры Миклош Хаскал, командующий войсками Святой Земли, заявил, что его войска готовы отразить любой удар, который нанесут враги Единого Бога и Истинной Веры; Кардинал Приграничья Ханс Пфальц, которому подчинялись все приграничные земли и войска, на Совете гордо объявил во всеуслышание, что граница, вверенная ему, на крепчайшем замке; даже параноидальный, никому и ничему не верящий Кардинал Инквизиториума Йозеф Могила, чуть ли не единственный, кого по-настоящему боялся и уважал Монкада - и тот оказался слеп, посчитав информацию Монкада - ложной, предоставленные им доказательства - сфабрикованными, а его выступление в Совете - лишь очередной попыткой усилить свое влияние (раньше кардинал Монкада и впрямь не чурался никаких методов, впрочем, стараясь не переходить границу дозволенного неписаными правилами придворных "скорпионьих боев"). Монкада, в итоге, не смог пойти против мнения большинства - кроме трех вышеназванных кардиналов, на него ополчились остальные десять, да исключением, как ни странно, Кардинала Медикус, Димитрия Ангела; но его поддержка ничего не решала. Монкада вынужден был отступить, затаив на всех засевших в Совете закостенелых глупцов жесточайшую обиду; но ведь ничего не мешало начать ему самому готовиться к вероятному наступлению Холода, в тот момент, когда в соборах и храмах всех Святых Земель служили торжественные мессы по поводу ниспослания Единым Богом кары небесной на врагов истинной веры, а заодно и лишний раз прославляли великого Короля-Владыку, естественно, по инициативе кардиналитета, всегда находившего повод подлизаться к вроде бы номинальному, но на деле всесильному властителю Святых Земель.
   Затем подобное началось в Союзе Вольных Владетелей, и Монкада снова инициировал Совет. Но увы, даже несмотря на уже реально подступавшую к границам опасность, несмотря на говорящие сами за себя неоспоримые доказательства - Совет окончился точно так же, как предыдущий, разве что разъяренный таким откровенным неверием и пренебрежением к себе, Монкада чуть не избил до полусмерти Кардинала Гвардии Джеррико Ланиса; их с трудом разняли находившиеся в зале и охранявшие Совет рыцари Королевского Полка. И снова кардинал вынужден был утереться, проглотить высказанное ему остальными кардиналами - не лишили его поста только
   потому, что это было бы не по вкусу назначившему его на эту должность Королю-Владыке - и продолжать работать во благо своей страны, затаив внутри уже не обиду и даже не злость - а жуткую ненависть ко всем этим старым и молодым, надменным и самонадеянным зажравшимся подлецам и трусам, думающих больше всего о своих теплых местечках.
   Но зато когда жуткие морозы внезапно, моментально и сильно ударили по Святым Землям, так же, как и ранее по Ледяному Королевству и Содружеству, когда Совет в панике собрался, не зная, что делать, когда со всех сторон приходили известия о считавшихся легендарными тварях, о уничтоженном морозами урожае, о тысячах замерзших, о попытках массовых бегств и миграции крепостных крестьян (прикрепленных к святейшим лордам, монастырям, и проч.), когда бледный Пфальц докладывал о своих попытках закрыть границу на свой хваленый "замок", когда Могила не мог получить известия из-за нарушенных буранами коммуникаций - вот тогда кардинал Эмилио Монкада ощутил себя отомщенным, правда, не полностью - он втайне он ликовал, видя растерянные и испуганные лица тех, кто несколько дней назад, раздуваясь от пафоса и осознания собственной значимости, на все лады хаял "кардинала от пытки", считая, что он стоит несоизмеримо ниже их.
   - Ваше преосвященство! - кардинала оторвал от внутренних размышлений голос. Как он и думал, это оказался адъютант. - Ваше преосвященство, ваша вода. - Габриэль услужливо протянул ему стакан с водой. - Кроме того, ваше преосвященство, внизу вас дожидаются два посетителя.
   - Кто? - коротко спросил кардинал, осторожно беря в руки стакан, и размышляя, по делу ли прибыли сидящие в его холле, либо же с очередными мелочными проблемами. Если второе, то послать их к такой-то матери к Аристандросу в пасть. Нечего единственному здравомыслящему кардиналу заниматься ерундой, когда вокруг происходит демоны знает что.
   - Фатер Ламберт, и ваш заместитель по контрразведке, экселенц Форай Диан, ваше преосвященство. - доложил Габриэль. - Оба дожидаются еще с самого утра. Говорят, что им назначено, ваше преосвященство.
   - Зови сначала фатера, потом экселенца. - коротко распорядился кардинал, которого начинала немного раздражать манера Габриэля добавлять чуть ли не к каждому слову "ваше преосвященство", проходя к выходу. - Обоих в мой кабинет. Если уж все так срочно, как они говорят... То примем их там.
   - Слушаюсь, ваше преосвященство. - склонил голову адъютант, и исчез, отправившись исполнять приказ кардинала. А Монкада резво зашагал вверх, в свое рабочее помещение. Там у него были все необходимые бумаги для любого дела, и именно там находилось средоточие всех его замыслов - в тиши богато украшенного, тихого и весьма комфортного кабинета.
   Через пять минут после того, как кардинал устроился в мягком кресле (эльфы хоть и неверные собаки, но зато мастера делать удобные вещи; при этом любого жителя Святых Земель, найдя у него подобное кресло, немедленно сожгли бы на костре, как пособника безбожных тварей. Но у кардиналов, что и говорить, есть свои маленькие привилегии и не менее маленькие слабости), в дверь кабинета осторожно поскреблись, и внутрь проникла фигура, с ног до головы закутанная в серую сутану.
   - Ваше преосвященство... - подобострастным голосом произнес фатер, низко кланяясь.
   - Фатер. - кардинал небрежно взглянул в его сторону. - Надеюсь, вы хотите доложить мне о своих успехах? Отговорок я не потерплю. Вы уже месяц бьетесь с этими текстами, что так удачно попали мне в руки из Инквизиториума. И пока что подвижки самые малые. Если так будет продолжаться и далее, я вынужден буду свернуть этот проект, и найти своим средствам другое применение. Особенно в подобных условиях.
   - Ваше преосвященство, к радости несказанной моей, я могу доложить вам об успехах. - фигура, казалось, склонилась еще ниже, что чисто теоретически было невозможно, люди так согнуться не могут. - Несколько дней назад мне удалось подобрать ключ к шифру тех еретических писаний, кои попали мне в руки. Как я и думал, сии писания повествуют о различных ритуалах призывания разноподобных демонов из Бездны, бескрайних владений Кахайроса, или же из некоего места, именуемого Ад. Заметки, сделанные тем, кто очень хорошо знал предмет демонологии, пестрят бесчисленными примерами подобных призывов, сделанными от руки набросками,
   изображающими необходимые для ритуалов призыва рисунки, и крайне подробными пояснениями ко всему вышеуказанному. - фатер на секунду задумался. - Ваше преосвященство, мне пока что удалось расшифровать не все, но некоторую часть ритуалов я могу уже воспроизвести в полной точности.
   - И как мы можем это использовать? - краешком губ усмехнулся кардинал.
   - Воля ваша, ваше преосвященство. - фатер Ламберт, казалось, не пошевелился, но кардинал знал, что тот сейчас под сутаной склонил голову. Наступила тишина, которую нарушил стук в дверь.
   - Ваше преосвященство, экселенц Диан просит пропустить его немедленно! - раздался голос адъютанта. - Он говорит, что у него очень важные известия, которые УЖЕ не могут ждать!
   - Пропускай. - кардинал кивнул Ламберту в сторону портьеры, приказывая укрыться там, и приготовившись слушать. Через несколько секунд, едва Ламберт, неожиданно проворный для обычного священника, успел спрятаться за тяжелой портьерой, на которой была изображена сцена из Священного Писания, как в кабинет влетел молодой человек в форменной одежде Ищущих Скверну, как именовалась в Святых Землях контрразведка.
   - Ваше преосвященство. - задыхаясь, выпалил он с ходу. - Доношу до вашего сведения, что мне в руки попала информация, могущая быть крайне важной для нашего государства. Сегодня утром на Империю обрушились заморозки, подобные нашим. Количество жертв и нанесенный им материальный ущерб все еще неизвестны, уточняются.
   - Оч-чень интересно. - усмехнулся кардинал. - Но это, как я понимаю, еще не все?
   - Нет, ваше преосвященство. - браво отрапортовал экселенц. - Как доносят информаторы в столице Империи, из неких источников ими получены данные, что Империя снаряжает экспедицию в легендарный город Вершина далеко на севере, считая, что корень всех бед лежит там. Это согласуется с тем, что говорят некоторые привлеченные к работам наши люди. Центр всего этого и вправду находится где-то в горах.
   - Неверные ощутили на себе карающую десницу Единого. - ответил кардинал дежурной фразой, которая относилась абсолютно к любым проблемам, которые имели место быть у соседей Святых Земель; что бы там не происходило, считалось, что это Единый наказывает еретиков за их неверие. - Спасибо, Диан. Теперь отправляйся в свой кабинет, и подготовь мне подробный доклад для сегодняшнего Совета. Я жду тебя через час с готовыми бумагами, приступай. - дождавшись, пока экселенц выйдет из кабинета, кардинал взглянул на чуть колыхнувшуюся портьеру, и спокойно произнес:
   - Фатер Ламберт?
   - Да, ваше преосвященство? - раздался оттуда голос. - Я все слышал. Будут какие-то приказания?
   - Призови своих демонов, перехвати эту экспедицию, и уничтожь ее. Как - твое дело. Никто из имперцев не должен добраться до места назначения. - распорядился Монкада. - Призывай только тех демонов, которых точно сумеешь подчинить и заставить выполнять свою волю. Мне не нужна бойня и паника посреди города.
   - Слушаюсь, ваше преосвященство. - священник выскользнул из-за портьеры. - Но мне будут нужны жертвы... Для ритуалов призыва, ваше преосвященство, в больших объемах требуются жертвы - кровь для начертания ритуальных рисунков, мясо и души для кормления призванных тварей, и я хотел бы особо отметить...
   - Возьмешь в тюрьмах любое количество осужденных еретиков. - прервал его словоизлияния Монкада, подписывая какую-то бумагу. Закончив, и присыпав чернила песком, кардинал чуть подождал, скатал ее в свиток, а затем протянул ее фатеру. - Вот разрешение. Но мне нужен результат. Я хочу больше никогда не слышать об этой экспедиции. - он кивком отпустил пятящегося и рассыпающегося в благодарностях фатера, а сам склонился над столом, перебирая бумаги.
   У кардинала Эмилио Монкада был свой план по поводу Вершины. Может, конечно, легенды врут, и никакого артефакта там нет. Или артефактов. Да-да, он знал кое-что, что ускользнуло от внимания экселенца Диана. В любом случае, следует пресечь эту экспедицию имперцев, потому что до конца не ясно, кому она выгодна, и кто может в итоге воспользоваться ее плодами. Ну а если там есть артефакт... Кардинал видел в этой ситуации два выхода. Первый, конечно же - оставить ЭТО лежать там, где оно лежит. Правда, тогда не понятно до конца, что делать с морозами, но это можно оставить на потом; пускай у Совета голова болит по этому поводу. А вот второй вариант...
   Губы кардинала Монкада снова чуть тронула улыбка.
   В конце концов... разве не может вдруг простой кардинал стать Королем-Владыкой?..
  
   Глава 4 (unended)
   - ... Я сирота. - с легкой усмешкой ответил капитан, продолжая ворошить палкой угли в костре. - Родился в семье барона фон Танга на южной границе. Пограничные замки - это вообще отдельная история, там свои законы, уставы... Но вот я выбивался из образа. Как же - единственный сын богатого барона, три сестры не в счет... пылинки с меня чуть ли не сдували, в общем. Вопреки всем общепринятым традициям. Ну а когда мне было пять лет, на замок напала прорвавшая границу банда кочевников - у нас там ведь на Имперском Юге как, с одной стороны Тавальский Эмират, с другой - Нижний Понт, с третьей - Черная Пустыня, где не то, что одна - сто тысяч одна банда укрыться может... - я молча кивнул. Огромная пустыня на Юге таила в себе немало руин, оставшихся с древних времен - чего стоили одни лишь брошенные города Стагмитской Империи, Верхнего Понта, и других государств, сгинувших в пучине веков; вроде бы и уже известные, и несколько раз разграбленные - а кто знает, что они скрывают. Особенно города, когда-то принадлежавшие Кровавой Империи; созданное во время Великого Разброда Эльфов отступниками-длинноухими государство, по слухам, за триста лет своего существования разграбило половину континента - пока все остальные народы не объединились и не наваляли Кровавым Эльфам по самое первое число, истребив этот народ до последнего его представителя. Впрочем, лично мне не очень-то их и жалко было, учитывая сохранившиеся в легендах описания жутких ритуалов, которыми баловались Кровавые, каннибализма, вырождения, кровосмешений, и прочих "радостей", постигших погрязшую в крови и роскоши Империю в последние десятилетия ее существования.
   Да и банд в пустыне пошаливало немало - в основном, правда, у Тер-Ар-Рияд, Дороги Караванов, по которой из прибрежного Марракаша шли клинки и броня Элиады, земли Темных Эльфов, соморрские благовония, островные редкости и драгоценности...
   - Напали внезапно, мы не успевали отбиться, да и людей было мало. Тогда отец посадил меня на коня, отправил со мной двоих воинов, приказав им во что бы то ни стало вытащить меня из этого пекла, а сам остался сражаться... - капитан замолчал, чуть прикрыв глаза. - Мы смогли незамеченными выскользнуть из замка, но когда уже считали себя в безопасности, на нас откуда ни возьмись свалилось еще два десятка кочевников - то ли они оторвались от основных сил, то ли просто решили пограбить, пока есть возможность... Я не знаю. Мои телохранители схватились с ними, и шестерых уложили, прежде чем оставшиеся утыкали их стрелами. А я на своей лошадке что есть сил улепетывал от преследователей, которые сначала гнались за мной, потом начали стрелять вслед мне из луков, не желая, чтоб добыча ушла от них. Кое-как я - в свои пять лет - сумел оторваться от них.
   - А что потом? - поинтересовался Люминес, сидящий недалеко от костра, и смолящий трубочку. Молодой криомант, в силу своей специализации, переносил холод легче, чем остальные, поэтому свое место уступил продрогшему до костей солдату Нейрата, а сам устроился неподалеку. Впрочем, это не мешало ему внимательно слушать.
   - Потом... Я мало что помню потом. Бешеная скачка, ночь, ливень. - откликнулся фон Нейрат. - И раннее утро - когда вымотанный, усталый, раненый конь вынес мое полубесчувственное тело на Имперский Южный Тракт, по которому на помощь моим двигалась лимитанская когорта. Легионеры-пограничники немедленно ускорили марш, но как потом рассказали мне, они нашли лишь руины и множество тел - изувеченных, изуродованных, как после пыток. Слава Богам, мои отец и мать пали в бою, как подобает истинным имперским дворянам. О своих сестрах я с тех пор ничего не слышал - судьба попавших в плен к кочевникам всегда крайне ужасна, сами знаете. Хорошо, если их просто продали на невольничьих рынках Марракаша, или Нижнего Понта. Я остался единственным наследником рода. Правда, наследовать было нечего - замок в руинах, родовая казна разграблена. Родственников, как таковых, нет - а даже если и где-то есть еще веточка рода фон Тангов, кому нужен пятилетний нахлебник, у которого, к тому же, никакого будущего? Я был на краю пропасти. Но все же, выход нашелся.
   - Интересно, какой? - я позволил себе легкую улыбку. - Извини конечно, но что, с неба спустился воин Палатина, и взял тебя под свое крыло?
   - Ну, практически так. - невозмутимо кивнул капитан, заставив меня удивленно изогнуть бровь. - Меня подобрал центурион лимитанской когорты. А ею командовал опальный граф фон Нейрат, из южной ветви тех самых Нейратов, чьи клинки сотни лет безупречно служили Империи. - я тихонько присвистнул. Да, это можно сравнить с пришествием воина Палатина, не спорю. Потому что если верить всему, что мне известно о роде фон Нейратов - это, бесспорно, одни из наиболее выдающихся людей Империи. - Граф, попавший в опалу и сосланный на границу, в общем-то на жизнь не жаловался, кроме одного. - голос капитана вырвал меня из раздумий, и я пообещал сам себе систематизировать все данные в своей библиотеке по возвращению домой; почему бы и нет? Если я уж не могу четко вспомнить все, что знаю о каком-то роде, это вина не моего мозга, это вина моих хранилищ информации, в которых царит коммунистическая бессистемность и демократический бардак. - У графа в его почти пятьдесят лет не было детей, его горячо любимая жена умерла родами шесть лет назад, принеся младенца, прожившего ровно один день, а второй раз граф, до сих пор переживавший эту потерю, жениться не желал. Последнее, кстати, и послужило причиной его опалы - он отверг невесту, которую сватал ему лично Император, отец нашего нынешнего. Естественно, власть разгневалась, лишила Владимира фон Нейрата всех постов, хорошенько понизила в звании, и направила в ссылку на юга - то ли в самое пекло боев, то ли в глухую провинцию, где и воевать не с кем; сами понимаете, зависит от времени года, и все такое. В общем, граф решил меня усыновить. Я не возражал - не мог, да и честно, мне было все равно. - капитан замолк.
   - Да, дела. - изрек Делакруа, внимательно слушавший капитана (сомневаюсь, что кто-то слушал его невнимательно, рассказ был весьма интересным). - А что было потом?
   - Да толком-то ничего интересного. - спокойно ответил фон нейрат. - Рос в замке приемного отца. Когда мне было четырнадцать лет, граф фон Нейрат получил прощение от только-только взошедшего на престол нового Императора, и вернулся в столицу. Я поступил в военную Академию. Закончил ее с отличием. Три года провоевал на Юге, где долго искал ту самую банду, которая тогда разорила мой дом. Так и не нашел, конечно... Хотя зацепок вроде бы была масса, но потом оказывалось, что все это не то. Потом получил назначение на Север. Там воевал еще несколько лет, в том числе довелось поучаствовать в Даниялльской бойне. Остался одним из немногих выживших... - я чуть усмехнулся. Да, как же, наслышан об этой битве. Ну, как битве... скорее, и вправду бойне, не зря ее так назвали. Из трех полных имперских легионов, сошедшихся в сражении под городком Даниялль с четырьмя отборными "ледяными" фалангионами, которые к тому же оказались поддержаны эльфами-наемниками, набралось выживших на едва ли одну когорту. И офицеров среди выживших оказалось только двое, причем не самого высшего ранга. Именно эта бойня привела к тому, что Империя резко сблизилась с Измириллом, королевством Светлых Эльфов, и так же резко охладила отношения с Элиадой, крупным островом, со времен Великого Разброда занятого Темными Эльфами - именно Темные служили наемниками у "леденцов" в том злосчастном сражении.
   - Кажется, распогодилось. - к костру подошла вампиресса. Нимало не смущаясь, она улеглась на расстеленный на земле плащ и устроила голову на моих коленях. - Мы можем идти, я думаю. Пока буран не начался с новой силой.
  
   Интерлюдия 4 (unended)
   - Идут. - послышался негромкий голос. - Мы готовы, khamidie.
   Екатерина Морозова пригнула ветку, напряженно всматриваясь в снежное месиво, пытаясь разглядеть сквозь вьюгу то, что увидел ее подчиненный-ассассин. Тех, за кем они охотились так долго, за кем шли от самого Таргелиона. Ее правая рука покоилась на ложе небольшого, но чрезвычайно мощного трехзарядного арбалета, левая придерживала ветку. Распущенные светлые волосы водопадом ниспадали на плечи.
   - Тихо. - шепнула она. - Мы не имеем права на ошибку. Орден Равновесных Чаш надеется на нас...
   Наконец, когда ей, совершенно измотанной ожиданием, стало казаться, что этот миг никогда не настанет - из снега выступили темные фигуры. Те, кого они так напряженно ожидали. Катя едва слышно облегченно выдохнула. В тот же миг пятнадцать ассасинов-орденцев приподняли арбалеты, выцеливая противников.
   Впереди шел высокий молодой парень, за ним, настороженно оглядываясь, следовали несколько закованных в броню воинов. Позади этой группы были заметны маги в теплых мантиях. Катя только собралась скомандовать "Огонь", как вдруг...
   ... Как вдруг парень поднял голову, и посмотрел в ее глаза. С насмешливой иронией. И по коже девушки пробежались мурашки, от этого абсолютно нечеловеческого взгляда. Казалось, он ЗНАЛ о том, что здесь находится засада. И теперь ассассин ощутила то же самое, что ощущает мышь в мышеловке: отчаяние, безысходность, и - обжигающую догадку. А потом - потом засаду накрыла волна удущающего, неимоверно горячего пламени. Успев лишь раз жалко вскрикнуть, девушка ощутила ужасный жар, ощутила, как ее тело обугливается, рассыпаясь затем пеплом, и...
   ... Проснулась в своей келье.
   - Проклятие. - тихо пробормотала она, прислушиваясь к своим ощущениям. - О Боги... Да что же за чудовище я должна буду изловить?..
   - Я не знаю, какое это чудовище, но мне кажется, тебе стоило бы окончательно просыпаться, и начинать готовиться. - раздался голос от дверей. Катя повернулась на звук, и увидела Лаэрану, свою подругу и по совместительству наставницу в некоторых областях искусства ассасина. Темная эльфийка, потянувшись, не спеша вошла в келью, и чуть усмехнулась.
   - Тенгиз не находит себе места. Магистр, насколько я знаю, всю ночь провел в Зале Предвидений, и если верить слухам, статуи бывших магистров просто рыдают кровью от того, что открывает нам Судьба. Весь Орден собран в Цитадели, и отозвали даже тех, кто долгое время провел среди обычных людей. Что-то грядет, дорогая Катья, и ты будешь краеугольным камнем этого "чего-то", поверь моему чутью. - темная эльфийка присела на краешек постели. - Я жду тебя на выходе через десять минут. Постарайся успеть. - миг, и ее уже нет в келье. Эльфы достаточно ловки и подвижны, особенно такие искушенные воины, как Темные; а если еще на это накладывается подготовка ассасина, полученная в стенах Цитадели легендарного Ордена Равновесных Чаш...
   Екатерина вскочила, и начала быстро одеваться. Нижнее белье. Кожаные облегающие штаны, весьма удобные и прочные. Серая рубаха без узоров, на завязках, с несколькими кармашками для зелий, метательных звезд, и просто всяких мелочей. Пояс с многочисленными креплениями под кошель, клинки, кинжалы. Скрытые лезвия под рукава, на специальных наручах, укрепленных легким металлом - один-два удара отведут, а больше и не надо, дальше в дело вступят скрытые клинки, как их тут звали, Диорие Ассасинате (Катерине это название казалось очень знакомым, но откуда - она не помнила). На руки - тонкие кожаные перчатки; на среднем пальце в будущем должен появиться перстень полноправного ассасина. На пояс полупустой кошель (нет, там не деньги, просто пара дорогих ей безделушек), пару легких, едва изогнутых восточных клинков-тахара (общая длина до 800 мм, но эти покороче; клинок однолезвийный малой кривизны; рукоять, как правило, квадратного сечения), пару кинжалов. На шею - опознавательный амулет Ордена. Через плечо - кожаную куртку ассасина с удобным капюшоном. Арбалета у нее пока нет, как и соответствующей "сбруи" под него, с кармашками для обойм болтов, и креплениями для арбалета, который можно носить за спиной. Еще один взгляд по сторонам. Нет, кажется все нужное ей взяла, ничего не забыла. Лишнее... Что же, книги, небольшие сувениры, пусть это все останется здесь. Кто знает, суждено ли ей вернуться сюда, но лучше думать, что она обязательно вернется. Не стоит призывать смерть по пустякам. Ассасины и так ходят с ней рука об руку.
   Последний взгляд в зеркало.
   Светлые волосы водопадом рассыпаются по плечам; потом их придется собрать в хвост и спрятать под капюшон, но сейчас эта красота открыта для обозрения любому желающему. Мягкие губы непроизвольно складываются в милую улыбку. Черты лица приятные, не то, чтоб уж прямо идеальные, но даже на мимолетный взгляд девушка очень мила, если не сказать большего. Каре-зеленые глаза глядят на мир спокойно, но иногда в них проскакивают озорные чертики, какая-то особенная хитринка, только придающая ей больше привлекательности. Одежда идеально сидит на ладной фигурке девушки, для удобства кое-где облегая ее тело. Выглядит весьма аппетитно, ничего не скажешь. Пара верхних завязок на рубахе не завязаны, и видно два упругих белоснежных полушария, застенчиво выглядывающих из-под одежды - грудь-то весьма упругая, и не очень-то легко ее там скрывать. Походка девушки плавная, осторожная, бесшумная, движения грациозные - сказываются эльфийские "уроки хороших манер" и долгая подготовка под руководством мастеров Ордена.
   Что ж, теперь можно идти.
   У выхода из кельи Екатерину молча дожидалась Лаэрана. Заметив, что девушка собралась, эльфийка направилась в сторону Зала Собраний, жестом показав, чтоб Катя шла за ней. Та все поняла, и так же молча зашагала вслед за подругой-наставницей. Кстати, судя по всему, действительно призвали не только ее - по пути к ним присоединился сэнсей Митаяси, мастер клинка из загадочной страны Микаса, лежащей где-то на далеко на востоке; именно он в свое время научил ее обращаться с таким малоизвестным, сложным и капризным оружием, как тахара. Всегда молчаливый, собранный и безэмоциональный микасец сегодня был заметно взволнован - что само по себе было из ряда вон выходящим событием, однако Екатерина была слишком погружена в свои собственные раздумия, чтобы обратить на это внимание.
   Чем ближе они подходили к Залу, тем больше народу окружало их. Послушники, Мастера, обучающие кандидатов в ассасины, жрецы из Храма Равновесия, и собственно убийцы-ассасины, казалось, съехавшиеся со всех возможных концов Недии. По крайней мере, Катя не могла припомнить, когда в Цитадели последний раз собиралось такое огромное количество членов Ордена. В толпе мелькнуло несколько знакомых лиц, Катя помахала Дайну, знакомому послушнику, как и она, завершавшему курс обучения, прежде чем тот скрылся за спинами спещащих в Зал жрецов, и тот кивнул ей в ответ. С удивлением девушка приметила рядом с собой нескольких ассасинов, видимо, только приехавших в Цитадель, и даже не успевших переодеться - на одном из них до сих пор была одета форма имперского офицера. Заметив ее немного обалдевший взгляд, "офицер" усмехнулся, и шутливо поклонился ей, проходя в сторону врат Зала.
   - Ланноар дел Фаррей, имперский дворянин, офицер контрразведки генерала Лэера. - заметила эльфийка, безошибочно угадавшая направление взгляда Катерины. - В миру. Здесь же - брат Ланн, один из самых талантливых мастеров внедрения во всем Ордене. Ставлю все культурное наследие Элиады против остатков обеда снежного орка, что он тоже одна из ключевых фигур в этой Игре. - слово "Игра" она произнесла с большой буквы, как и любой ассасин, хоть раз сталкивавшийся с этим понятием.
  
   Глава 5 (unended)
   ... Пока бледный от потери крови и всего пережитого Николас лихорадочно перерывал бумаги фатера Ламберта, ища столь необходимые нам свитки, я, откровенно говоря, малость заскучал, и решил немного поднять себе настроение, к чему тут же и приступил, не откладывая это дело в долгий ящик. В конце-то концов, старая адская мудрость гласит - зачем откладывать на завтра того, кого можно убить еще сегодня? Тем более, благодаря нашим с Николасом стараниям дом досточтимого фатера полностью пуст, все, кто мог оказать сопротивление, либо просто мне помешать - убиты, на расстоянии в милю вокруг никого нет, поместье стоит на отшибе, хоть и не так уж и далеко от столицы (и судя по тому, что никто еще сюда не примчался, хотя фейерверк временами полыхал знатный - сие есть работа нашей милейшей вампирессы, и ее мага-напарника, Лоя Люминеса), так что...
   - А-а-а-а-а!!! - вопль вышел просто на редкость хорошим. Я бы даже сказал, великолепным. Просто прелесть. Вот только вот это совершенно неэстетичное и нелепое бульканье в конце... Непорядок. Не пойдет. Повторяем. Дубль два, пожалуй. - А-а-а-а-а-а!!!
   - Что ты там вытворяешь, демон? - обернулся Николас, и побледнел еще больше, с ужасом глядя на истошно орущего пленника. Я меланхолично ответил ему, выпущенным когтем срезая с плеча священника еще один тонкий лоскуток кожи:
   - Развлекаюсь. И поторопись, мне скоро надоест. - после чего вернулся к прерванному занятию под аккомпанемент диких воплей Ламберта; впрочем, мне они сейчас, в моем теперешнем настроении, казались едва ли не волшебной музыкой, симфонией боли и мучений (это во мне демон всё же проснулся). Делакруа мелко-мелко закивал, судорожно сглатывая, и немедленно зарылся в библиотеку фатера, перерывая ее в своих поисках с удвоенной скоростью. Нет, парень - далеко не трус, конечно, но я его понимаю, ибо вид красноглазого демона, мало того, что заляпанного чужой кровью с ног до головы, так еще и при этом с отрешенным выражением лица тонкими полосками срезающего кожу с человека, заживо, естественно, может впечатлить до глубины души. До всех известных и неизвестных глубин души. А мне-то что, в принципе? Я демон? Демон, еще какой, первостатейный, можно сказать, в том смысле, что чистокровный. Характер? Стойкий демонический, все всё про него давно уже знают. И главное - мне скучно. А Ламберт, как заложник, мало того, что интереса для нас не представляет никакого - разменная пешка в игре святош, да еще и корчит из себя героя, категорически отказываясь давать необходимые нам сведения. Пионэр хренов, блин... Короче говоря - лишний свидетель и балласт, сам напросился. Всё, что нам надо, мы найдем сами. А он - списан в расход, единогласно, комиссией из одного члена - меня. Поэтому пока что я просто буду снимать с досточтимого фатера кожу. Потом, когда она закончится, начну развлекаться, вытягивая из него жилы. Потом еще чего-то придумаю, благо, фантазией не обделён, Преисподняя миловала. И так до тех пор, пока наш глубокоуважаемый святой отец, на деле оказавшийся всё же порядочным ублюдком и чернокнижником - ладно бы еще нормальным, более-менее адекватным, или хотя бы компетентным, так нет же, полностью придурочный полусвихнувшийся неудачник и неумеха, у которого всё пошло наперекосяк, итогом чего стали имеющиеся сейчас у нас и у него проблемы - так вот, пока наш фатер будет в состоянии еще хоть что-то ощущать.
   Ну, а когда Ламберт всё же "закончится", я снова заскучаю. И вот если к тому времени дражайший Николас, поимей его болотные черти Тоош-Ат-Тоот, не найдет эти всеми известными и неизвестными богами проклятые свитки, то я его просто-напросто испепелю. Потому что тратить время и нервы, разбирая его на составные части, мне будет просто лень, или вообще - некогда. Уже светает, а нам стоило бы до рассвета покинуть столицу Святых Земель, встретиться с вампирессой и ее Люминесом, и рвать отсюда когти, направляясь дальше на Север - нас и так уже обвиняют во всех мыслимых и немыслимых грехах, а после событий этой ночи я чувствую, что суммы наград, даваемых Инквизицией и Церковью Святой Земли за наши беспутные головы, приобретут по дополнительному нолику, как минимум, а то и по два.
Стоп. Как мы оказались в столице Святых Земель, и почему мы тут застряли? Тру-ля-ля. Это весьма долгая история. Нехорошая и долгая. И да, да, я всегда говорил, что из чернокнижников получаются отвратительные, просто преотвратные демонологи. Тут уж что-то одно, или - или. А из священников-тайных чернокнижников - отвратительные вдвойне, что и доказывают эти события, в гущу которых мы и вляпались, причем вляпались на удивление щедро. Вот как-то так, короче. Ну, а поскольку я, как некий Юлий Цезарь (кто это? Как-нибудь позже расскажу, не сегодня, и не сейчас), могу делать сразу два-три дела одновременно - в данный момент, например, полосовать досточтимого фатера, краем глаза следить за входом в библиотеку, и думать о вечном, то поведаю это историю. Всё равно время пока есть - так почему бы и нет?..

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"