Корж Антон Александрович/фоменко Игорь Васильевич: другие произведения.

Цитадельские байки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда-то нам было нечего делать, и мы с лучшим другом родили ЭТО. Много идиотизма. Много наркомании. Много бреда. Наслаждайтесь.

  Рассказ 1 - Потерянная вода
  
  Знаете, как бывает: соберемся с друзьями выпить пива. Просто выпить пива. Мы заранее договариваемся, что будем пить только пиво, и ничего более. Мы покупаем много пива, идем к кому-то домой, и в процессе распития обязательно найдется сволочь, которая скажет: "А давайте купим водки?". Вот с водки-то у нас все и начинается...
  
  Демон открыл один глаз и уставился в потолок. Потолок оказался не шибко привлекательным, и демон закрыл глаз обратно. Внезапно он с ужасом осознал, что хочет пить. Очень хочет пить. Демон попытался встать. Его ноги предательски дрогнули и подкосились. Демон был вынужден снова лечь. Но теперь уже на пол. Через несколько напряженных минут борьбы с собственным организмом и колоколами в голове демон все-же встал и попытался вспомнить: что было вчера, где он сейчас и где достать воды. Это усилие оказалось фатальным для его пораженного алкоголем мозга, и тот, выдав напоследок "синий экран смерти", начисто отказался работать дальше. Обреченно вздохнув и обхватив раскалывающуюся на части голову руками демон мелкими шажками побрел на замковую кухню, где должен... Нет, обязан был стоять чан с чистой, холодной и свежей питьевой водой. Увы, надеждам бедолаги не суждено было сбыться, ибо чан был совершенно пуст. Демон придирчиво осмотрел каждый квадратный сантиметр емкости в поисках хотя бы капли живительной влаги. Пусто и сухо. Забыв про головную боль, медленно, но уверенно ворочая пересохшим языком, демон закатил пятнадцатиминутную нецензурную речь, в которой упоминались чан, вода, сушняк, вчерашний вечер, тот неизвестный субъект, выпивший всю воду, а так же раскрывались несколько белых пятен в генеалогической истории искомой сволочи, где его предками являлись такие люди и животные, о которых в приличной компании и упомянуть стыдно. Закончив тираду демон грязно выругался напоследок и удалился на поиски других источников воды, а заодно и того диверсанта, что таким подлым образом подорвал его, Вармастера, дееспособность.
  
  Некромант открыл один глаз и уставился в потолок. С потолка на него снежными хлопьями осыпалась побелка, и некромант закрыл глаз обратно. Внезапно он с ужасом осознал, что жутко хочет пить. С третьей попытки разлепив второй глаз, некромант встал и тут же пошатнулся, в поисках опоры снеся с прикроватного столика все, что только можно снести. Выровнявшись, он повернулся в сторону двери, и в ту же секунду осознал, что сделал это зря, ибо голова немедленно отозвалась тревожным гулом и болью. Медленно взявшись за голову некромант убрел на кухню с целью испить из чана свежей воды. Как вам нетрудно догадаться, там его ждал сюрприз: воды в чане не было. Ни капли. Увидев это, некромант выдал не менее емкую и длинную матерную тираду, чем немногим раньше получилось у демона. Вармастер, услышав со стороны кухни до боли в печени знакомые звуки резко поменял курс движения на обратный и так же неспеша побрел к источнику шума, записав по пути пару особенно крепких и витиеватых выражений в свой блокнот.
  
  Демон и некромант стояли молча на кухне и смотрели друг другу в глаза. Первым не выдержал Вармастер:
  - Какого ангела?!
  - Какого ангела что?
  - Какого ангела здесь, - демон указал трясущимся пальцем на пустой чан, - нет воды?!
  - А какого живого ты меня об этом спрашиваешь?!
  Демон закрыл руками лицо, тяжело вздохнул и произнес:
  - Так. Ладно. Начнем сначала. Это что? - палец демона вновь указал на многострадальную посуду.
  - Это чан. - невозмутимо парировал некромант.
  - А чего в нем не хватает? - ехидно осведомился демон. Губы некроманта расплылись в не менее ехидной улыбке:
  - У меня к тебе тот же вопрос.
  Медленно зверея, демон произнес, выделяя каждо слово:
  - Неужели! В этом! Ангелами! Драном! Замке! Нет! Ни капли! ВОДЫ?!
  Некромант, состроив грустное лицо, развел руками:
  - Хмм... Печалька.
  Мозг Вармастера имел свойство включаться в самый неподходящий момент. Сейчас он именно это и сделал, моментально выдав своему хозяину ассоциативную цепочку: "Печалька > Печенька > Печень > Алкоголь". В следующую секунду демон уже вовсю мчался по корридору в сторону туалета, старательно обеими руками зажимая рот. Следующие три минуты из туалета доносились булькающие звуки, кашель и сдавленный тихий мат. В это же время некромант стоял по пояс высунувшись из окна, и на те же три минуты олицетворяя Ниагарский водопад в миниатюре. Снизу на чистейшем матерном языке раздавалась настойчивая просьба прекратить сие действо, дабы некромант сохранил при себе "...свои [цензура] руки, [цензура] ноги и [цензура] все, [цензура] что между ними [цензура] болтается [цензура]!". Закончив нечленораздельно взывать к лесным духам, отплевавшись и вытершись, некромант искренне пообещал недовольному прохожему предоставить ему уникальную возможность прямо здесь и сейчас отправиться в захватывающее путешествие на просторы Цитадельских туалетов в качестве рабочего зомби, при этом подкрепив свое предложение небольшим файерболом и изрядной порцией витиеватого мата. Завершив свою речь хитро завернутой многоэтажной словесной конструкцией, перечисляющей многочисленные половые связи слишком любопытного прохожего с многочисленными предметами и представителями малоизвестной фауны подземелий, некромант вернулся в кухню и злобно икнул. Решив проверить, как там демон, некромант направился к туалету, и с удивлением обнаружил, что возле дверей уборной уже собралась вся замковая прислуга, внимательно вслушивающаяся в переливчатую трель занятого Вармастера. Девушки краснели, более опытные женщины лишь посмеивались и закрывали уши детям, у мужчин же было более важное занятие - они спешно конспектировали матерные конструкции, утвердительно кивая в самых, по их мнению, удачных местах. Некромант непроизволько выпустил скопившийся в желудке за ночь газ наружу, и случайно попавший в зону поражения поваренок резко остановился, схватился за горло, несколько раз сменил цвет лица и упал замертво. "[цензура]! Смерть из-за алкогольной интоксикации." - констатировал некромант. Наконец странные звуки прекратились и из туалета вышел уставший и злой демон. Он мрачно оглядел всех присутствующих и строго изрек:
  - Значит так. Меня это достало. Начинаем допрос.
  Последующие несколько часов некромант и демон допрашивали всех обитателей замка, которые, напуганные до потери пульса карающим выхлопом, признавались во всех смертных грехах одновременно, и Вармастеру с магом ничего не оставалось делать, кроме как составлять бесчисленные протоколы и придумывать все новые и новые виды казни провинившихся. По мере услышанного глаза демона все больше увеличивались в размере. Но главного узнать так и не удалось: куда делась вода из чана никто не знал. Более того, все допрашиваемые, кроме, конечно же, мертвого поваренка, утверждали: воды в чане никогда и не было. Совершенно сбившись с толку, Вармастер объявил перекур.
  Демон и некромант стояли и мрачно вдыхали сигаретный дым. Вдруг Вармастер хлопнул себя по лбу и заорал на всю, не маленькую, кстати, Цитадель:
  - Фауст, ну мы и идиоты!
  - Что случилось, Ас?! - ничего не понимающий некромант уставился на друга. Демон щелкнул пальцами и у него в руке появился бокал с превосходной, чистой холодной водой.
  - Ну и допились мы с тобой!
  Некромант, все еще находясь в состоянии перманентного офигения от собственной тупости только и смог, что развести руки и сказать:
  -Печалька...
  Глаза Аскариуса вспыхнули гневом и он тут же сорвался в сторону ближайших кустов. Через пару секунд Фауст поспешил последовать его примеру.
  Четыре напряженных минуты спустя некрос встал в полный рост, вытер рот салфеткой и спросил как бы в никуда:
  - А кстати, что вчера было?
  
  Рассказ 2 - Римский-Корсаков
  
  Праздники, такие праздники... Вот вы когда-нибудь собирали всех своей друзей и знакомых в одной маленькой однокомнатной квартирке? Да? Отлично. А представьте теперь, что вместо квартирки у вас огромная Цитадель, а в гостях у вас народу минимум как ансамбль "Золотое кольцо" в полном составе, да еще и плюс армия Белоруссии, и все это подкрепляется огромным количеством самого разнообразного алкоголя. Представили? Страшно? А у нас это было...
  
  Темная Цитадельская ночь. Из главной башни доносятся пьяные выкрики гуляющих существ, звон бокалов и бутылок, бой курантов, канонада фейерверков, хруст костей и сладострастные стоны, оглашающие окрестности и возбуждающие местных обитателей. В небе над Цитаделью летает пара порядком уже нажравшихся боевых соколов, десяток драконов, рота трезвых и страшно перепуганных виверн, и один маленький, обкуренный, как десять больших, розовый слоник. Вся эта армада друг друга клюет, кусает, об(б/п)левывает, и вообще, изволит заниматься разнузданнейшим развратом.
  По Цитадельскому кладбищу спотыкающимся, заплетающимся четким пьяным строевым шагом вышагивают демон и некромант. Сказать, что оба пьяны - это значит сказать, что оба трезвы, аки монашки. Распевая похабные частушки, в которых единственными цензурными звуками являлись звуки мелодии, и швыряя во все стороны окурки, пустые бутылки, и сгустки силы, оба не замечали, как за ними медленно, но верно собирается огромная толпа свежеподнятых зомби.
  Наконец демон остановился, допил очередную бутылку виски, зашвырнул ее в поднебесье, сбив неосторожного комара размером с дракона (собственно, это и был дракон, но демон убедил себя, что это все-таки был комар), и злобно икнул.
  - Все... ик!.. я больше к суку... скуку... сукуку... суккубам из десятого легиона... ик!.. не ног... ик!!!.. ой!!! - демон пошарил по карманам в поисках еще одной бутылки, но нашел только дырявый презерватив, который тут же спрятал назад.
  - Это была твоя идея... - пробормотал пребывающий в состоянии стазисной нирваны некромант, осторожно притрагиваясь к уже начавшему болеть паху. В его голове причудливым образом переплелись математические формулы, спиртовые пары, и вакуум.
  Вдруг дорогу обоим перебежала не менее пьяная черная кошка. Посмотрев на выписываемые ей восьмерки, девятки и мертвые петли, демон по привычке постучал по ближайшему дереву - голове некроманта, который послал ей (кошке) вдогонку пару мощных боевых проклятий - и трижды сплюнул через левое плечо назад. Сзади послышался недовольно бубнящий мат, и шипение разъедаемого камня надгробий. Демон ме-е-едленно обернулся, и воззрился на толпу своих почти безмолвных преследователей. Несколько минут они тупо таращились друг на друга, наконец демон дернул некроманта, и спросил:
  - Э-э... Какого спирта?
  - Спирта? Может ангела? - предположил некромант, пьяными глазами пытаясь обозреть толпу. Демон ненадолго задумался, это стоило ему огромных усилий, наконец он кивнул.
  - Да, дружище, точно, спасибо... Какого ангела?
  - Какого ангела что? - переспросил некромант.
  - Какого лысого ангела тут собрались эти зомби... ик! - мрачно вопросил демон. Для него самого оставалось тайной, как он еще мог ворочать языком, выговаривая столь сложные словесные структуры.
  - А какого живого ты меня об этом спрашиваешь? - некромант ответил демону взглядом, в котором явно читалось "Кто я? Где я? Кто все эти люди... нелюди... демоны... преподы... декан... зачет... паника... [цензура]!!!.. не бейте, я все скажу!!!".
  Демон закрыл глаза руками и выпустил вверх струю ядреного перегара; нечаянно попавший под выхлоп дракон тут же подбитым "боингом" заштопорил в направлении башни, а-ля "11 сентября 2001 года". Демон снова тяжело вздохнул, и мрачно произнес:
  - Так... ладно... ик!!!.. начнем сначала. Это, [цензура], кто? Или что?
  Некромант со скрипом повернул голову в то место, куда указывал палец демона - сделать это было чрезвычайно трудно, ибо палец постоянно выписывал восьмерки в воздухе, указывая то на зомби, то на небо, то еще Пекло знает куда, - и изрек тоном познавшего Дао:
  - Это... хм... это или небо... или зомби... или я даже не знаю... эээ... - он оставил любые попытки думать дальше, поскольку это требовало просто титанических усилий с его стороны. Демон в непритворном ужасе уставился на толпу оживших мертвецов, судорожно пытаясь найти в ней аналогии с небом, или таинственным "Не знаю". Наконец его блаженствующий в окружении спиртовых паров мозг выдал заключение, что возможно, "это... ммм... зомби???", и отключился, помахав ему на прощание неизвестно откуда появившейся ложноножкой. Это окончательно вогнало демона в ступор, и он выдал:
  - А почему они тут делают... тьфу... поднялись?
  - У меня к тебе... тот же... запрос... вопрос! - расплывшись в пьяной ухмылке, выдал некромант, и окончательно ушел в нирвану, воспарив над землей в позе лотоса.
  Со стороны главной башни раздался дикий грохот, кусок стены отделился от строения, и полетел вниз, а из проема поочередно вылетели здоровый файербол, не менее большой айсболт, и в зюзель пьяный Лелуш, который на бреющем полете пролетел над кладбищем, вопя "Я умею летааааааааать...", и с треском, айканьем и замысловатыми ругательными конструкциями приземлился в районе Полигона, пропахав в земле глубокую борозду. Далее в течение пятнадцати минут попеременно раздавался грохот танковой пушки, отчаянная перестрелка нескольких пулеметов, матюки, матюки, еще раз матюки, и как апофеоз - где-то рванул склад боеприпасов, а Лел с воем взлетел вверх, и держась за опаленную задницу, ракетой влетел обратно, в образовавшийся в стене башни проем.
  Демон посмотрел на этот бегающий идиотизм, махнул рукой, взял парящего в воздухе некроса за полу плаща, извлек бутыль виски, присосался к ней, и обратил внимание на того самого зомби, который попал под осколочный обстрел демонских плевков, и нецензурно ругался.
  - Ты кто? - спросил демон, хмурясь, и отчаянно пытаясь сообразить, один ли зомби перед ним, или семеро. Зомби поправил на сгнившем сюртуке жалкие остатки бабочки, обглоданной каким-то ополоумевшим с голодухи червяком, и с достоинством ответил:
  - Я - Римский-Корсаков.
  Глаза демона сделались по сторублевой монете, и он осторожно переспросил, боясь, что только что его удостоила посещением мадемуазель Белка:
  - Э... не понял, Римский кто???
  - Римский-Корсаков. - повторил зомби. - Папа - Римский, мама - Корсакова. А я композитор.
  Ошалевший демон попытался было осмыслить СУТЬ только что сказанного. После первой же попытки его мозг немедленно поднял белый флаг, собрал шмотки, и улетел на реактивном самолете в сторону США просить политического убежища. Демон помотал головой, и спросил:
  - А че ты встал вообще... - вдруг в голове у него щелкнуло, и он взвыл: - И чего ты вообще делаешь на ЭТОМ кладбище???
  Зомби пожал плечами и ответствовал:
  - Знаете, сударь, у меня к вам тот же вопрос...
  ТАКОГО надругательства психика демона, и так уже подорванная алкоголем и предыдущими событиями, просто не вынесла. Бормоча "Да пошли вы все на [цензура], композиторы, все, кажись, поймал я пушистую рыжую поторочь за хвост...", демон побрел в сторону Цитадели, на веревочке таща за собой все еще находящегося в нирване зигзагообразно левитирующего некроманта. Судя по довольной роже последнего, сейчас он в своих грезах был окружен батальоном гурий. Зомби, немного потоптавшись, гуськом двинулись за ними...
  Дальнейшие события из памяти демона выпали напрочь.
  Утро. Невыносимо яркое Цитадельское утро.
  Демон открыл один глаз, и опасливо посмотрел на потолок. На потолке коньяком было написано "Спилберг лох". Надпись лениво переливалась язычками пламени и жутко коптила. Демон закрыл глаз обратно, и открыл другой. Нет, надпись никуда не делась. Тогда он открыл и второй глаз. Свет резанул его фоторецепторы, и тут демон осознал, КАК он хочет пить.
  - Воды, ради всего несвятого, имей вас всех болотные черти... - простонал он, пытаясь выкарабкаться из-под груды наваленных на постели тел. Шокированный тяжестью Вармастер, приподнявшись, осмотрел место попоища. Так... ага, он на кровати... на нем раз суккуб, два суккуб... десять суккуб... ой-ой-ой... Демон начал выбираться. Но очередная попытка слезть с кровати привела лишь к тому что: а)его голова взорвалась фейерверком боли, и б)две суккубочки, спавшие на его груди, сладострастно застонали во сне, видимо, заново переживая все ночные... кхм... перипетии, и еще крепче обняли демона...
  В другом конце Цитадели очнулся некромант. Он медленно открыл глаза и тут же зажмурился, потому что какая-то капнувшая с потолка жидкость попала ему в глаз, который тут же нещадно запекло. По ощущениям некромант понял, что эта жидкость есть не что иное, как коньяк. Перекатившись на постели (сие действие отозвалось в его голове вспышкой боли, по мощности сопоставимой лишь со взрывом атомной бомбы), он снова открыл глаза и уставился на потолок. На потолке коньяком было написано "Свободу Гондурасу!". Сначала офигевший некрос подумал, что ему привиделось, но чем больше он смотрел, тем больше в его мозг прокрадывалось осознание того, что "...это реальность, Нео!". Некромант было помотал головой, с опозданием поняв, что трясти похмельной головой - это поистине смертельный номер... последующие двадцать минут из его комнаты раздавались мелодичные многоэтажные трели, "восхвалявшие" алкоголь, похмелье, надписи на потолке, и странные голоса. И тут в его голове раздался тот же голос:
  "Проснись, Нео, и следуй за белым кроликом, ты избранный! Проснись!"
  - Пошла на [цензура], белочка... - пробормотал некромант, одновременно посылая в сторону голоса мощнейший ментальный импульс, сравнимый лишь с силой похмелья некроманта и демона вместе взятых. Сидевшая высоко на башне Скайлин, издевавшаяся надо всеми с помощью телепатии, внезапно сжала голову, заорала, и полетела вниз. Вскоре оттуда донеслось звучное "шмяк!", и "[цензура] твою мать!!!" в различнейших склонениях и вариациях.
  Все бы хорошо, но в этот момент у себя в комнате демон, которому тот же самый зловредный голос нашептывал "Вода... холодная, вкусная вода...", отправил в сторону голоса точно такой же импульс. Скайлин подбросило вверх и со всей дури припечатало об ту самую площадку на башне, с которой она вела "трансляцию", и откуда полминуты назад сиганула. Громкость, заковыристость и скорость мата увеличилась ровно вдвое.
  Тем временем обе похмельных личности, вспомнив недавний печальный опыт, щелкнули пальцами. Вообще-то они рассчитывали на появление стакана воды. Однако из руки у обоих вырвались языки пламени. Со следующей попытки в руке демона появился бюстгальтер, а в руке некроса - чья-то обгрызенная нога. На кладбище взвыли зомби, у которых только что отобрали еду, а более-менее пришедшая в себя Скайлин вдруг с ужасом обнаружила полное и необъяснимое отсутствие лифчика. Из обоих комнат раздался тяжелый вздох, и оба с трудом на четвереньках поползли в сторону входных дверей своих комнат.
  Примерно через полчаса жестоко страдающие от похмелья демон с некромантом встретились в гостевой, носившей следы вчерашнего погрома. Под столом штабелями валялись еще не проснувшиеся тела еще не проснувшихся гостей. Лелуш и Демигоргос в обнимку дрыхли на люстре, там же устроились пара зомби. Дафочка изволила почивать на подоконнике, в окружении баррикад из пустых бутылок из-под кармы и виски. Вудсток висел вверх ногами под потолком, в обнимочку с тремя вампирессами, изображая из себя летучего мыша, и время от времени издавая во сне ультразвуковые стоны. В стене зияла пробоина, с оплавленными краями, в которой застрял пьяный в зюзю дракон. На столе в кучах объедков, приняв позу "сбитый мессершмидт", дрыхли оба боевых сокола, причем когти Мортариона сжимали горлышко ополовиненной бутыли самогона. Слоник забился в угол и теперь издавал тихие трубные звуки, не выпуская изо рта трубку заряженного непонятно чем кальяна. Остальная часть гостиной представляла из себя картину "Нашествия Мамая на Русь", вернее, "Отшествие Мамая после Руси", выражаясь в обломках мебели, батареях пустой посуды, множестве тел, живописно и в самых неожиданных позах усеивавших пол. Переведя взгляд на потолок, демон обнаружил, что он весь изукрашен пулевыми пробоинами, и похабными надписями все тем же коньяком.
  Демон встретился взглядом с такими же ошалевшими глазами некроманта, и жалобно простонал, стараясь лишний раз не втягивать витающий в зале запах, и не дергать разламывающейся аки "Титаник" головой:
  - Фауст... какого [цензура] тут вчера происходило?
  Осматривающий поле поя некромант ответил ему коротким емким трехбуквенным словом, имевшим под собой огромный смысл типа: "Дружище, право слово, я не знаю ответа на твой вопрос. Но поверь мне, даже если бы и знал, то предпочел бы молчать во избежание твоего глубокого шока. И да, я тоже ничего не помню."
  Оба достали по сигарете, и демон обратился к некроманту.
  - На счет три? - тот кивнул, и по выкрику Вармастера "Три!!!" оба щелкнули пальцами... и окунули сигареты в появившиеся стаканы с горячим молоком.
  - [цензура]! - выдал потрясенный некромант, смотря на уныло плавающий в молоке табак.
  В этот момент, распахнув дверь ногой, и придавив ею какого-то зомби, не вовремя попавшегося под... кхм... дверь, в залу вошла пошатывающаяся Скайлин, ощупывающая свое тело на предмет переломов, и возможного неожиданного появления искомого ею лифчика, и отчаянно матерящаяся. Не сговариваясь, потревоженные дикими громкими нецензурными звуками, Вармастер и некрос послали в нее по мощному проклятию, от чего несчастная Скайлин улетела назад в дверь, на этот раз молча - некромант наложил на нее заклятие Молчания. Вставший зомби, сбитый с ног дверью, высказал вслед ей все, что он о ней думал, перечислил ее родословную до десятого, плюс-минус один, колена, и закончил это высказыванием о том, в каких именно половых отношениях он состоял пожизненно и посмертно с вышеупомянутой дамой и всеми ее родственниками. Некромант и демон стояли, внимая его высказываниям. Наконец зомби выговорился, и полушепотом осторожно обратился к ним:
  - Ну и женщины, ну и ну! В мое время было иначе...
  Вармастер присмотрелся к зомби: - О, Мусоргский!
  - Вообще-то я Римский-Корсаков. - недовольно заметил мертвец.
  - Да хоть молдавский полусухой! - рявкнул демон. - Какого ангела?
  - Какого ангела что? - ехидно переспросил зомби. Некромант в шоке сел на пол и уставился на ожившего мертвеца пронзительным, долгим и очень нехорошим взглядом.
  - Какого живого? - наконец выдавил он. - Это же моя фраза!
  Демон схватился за голову, и с воплем, начинавшимся с "Да пошли вы все..." и содержащим точное указание множества маршрутов для похода, выскочил на улицу. На улице он нырнул в снег и с радостным воплем "Вода!!!" принялся его пожирать. Наевшись чистого холодного снега, он довольно откинулся на спину, обозревая свою Цитадель, и тут заметил ЭТО...
  С улицы донесся разъяренный вопль:
  - Кто, [цензура], [цензура], [цензура], [цензура], [цензура], растак-перетак [цензура], СПЕР ГЛАВНЫЙ ШПИЛЬ?!?!!!
  Некромант вздохнул, и пошел на улицу успокаивать разбушевавшегося Вармастера.
  Утро пришло в Цитадель...
  
  Рассказ 3 - Пляж
  
  Бесспорно, все вы (ну, или почти все...) любите летом отдохнуть на море, как следует. Солнце, пляж, песочек, загорелые девушки в бикини... Но вот незадача - есть такие места, в которых лето вообще не предусмотрено. Ну никак, и всё тут. А некоторым, между прочим, тоже хочется. И солнышка, и песочек, да и девочки в бикини тоже не помешают. При правильной постановке вопроса это все, в принципе, вполне решаемо. Но вот к чему это все может привести...
  
  Это было обычное холодное цитадельское утро. Ничего, казалось бы, не предвещало беды. Некромант, по привычке держась за голову, медленно спустился по лестнице в главный зал и опешил от удивления: в кресле, держа в руке бокал коньяка, в пафосной позе, подпирая второй рукой подбородок и изображая лицом напряженный мыслительный процесс, сидел демон. Единственной деталью, которая выбивала данную ситуацию из повседневности, были плавки и сланцы, которые демон ничтоже сумняшеся напялил прямо поверх доспехов.
  - Доброе утро, мой некродруг! - начал свою речь Вармастер.
  Некромант настороженно подошел ближе:
  - Здорово, коль не шутишь...
  - Замечал ли ты, дружище, сколь скучна и однообразна погода в Легианне, - Демон, казалось не заметил приветствие товарища, - и как хочется иногда отдохнуть не только духом, но и телом?
  - Ас, ты это к чему? - с явной тревогой в голосе спросил некромант.
  - Именно к тому, Фауст, именно к тому. - Демон впервые бросил на друга осмысленный взгляд. - На море хочу, на пляж. Представь: солнце, вода, песок, девочки, красотища...
  Некромант в секунду набросил на себя несколько щитов, приготовил пару атакующих заклинаний и встал в боевую стойку:
  - Кто ты, и куда ты дел Аскариуса?!
  - В смысле?! - Вармастер не ожидал от Фауста такой прыти, особенно утром. - И вообще, какого ангела?!
  - Какого ангела что?
  - Какого ангела ты нацепил на себя эту туеву хучу щитов?!
  - А какого живого ты меня об этом спрашиваешь?
  Демон тяжело вздохнул:
  - Тааак, начнем сначала. Это что? - он указал на облачко "праха вечности", клубящееся у некроманта в руке.
  - Летальное боевое заклинание седьмого класса, пожирающего типа... - послушно отчеканил Фауст, глядя в пол как студент на экзамене.
  - И какого, [цензура], ангелова спидозного серафима ЭТО, мать твою с припеком об столб да вперехлест, направлено на меня?! - в голосе Аскариуса прорезались нотки гнева.
  - Потому что ты неадекватен. Раньше для борьбы со стрессом ты использовал совершенно другие методы: массовые убийства, там, ну, или захватывал какой-нибудь мир, наконец... А сейчас ты больше похож на гламурную блондинку, чем на злобного демона! - в порыве праведного возмущения некромант взмахнул рукой, забыв, что в ней у него "прах вечности". Тот, естественно, сорвался с пальцев, и в считанные секунды разъел потолок. На Фауста посыпалась труха.
  - Времена меняются. Миры эти девать некуда. Скоро лопнем. А насчет крови... - неожиданно философски ответил демон, абсолютно проигнорировав оскорбления, чем вогнал некроманта в еще больший ступор. - Поэтому, товарищ дней моих суровых... - и с непередаваемой обычными словами мерзкой усмешкой Аскариус щелкнул пальцами, мгновенно переместив себя и Фауста на какой-то тропический курорт.
  Некромант поерзал, поправляя на себе неизвестно откуда взявшиеся гавайскую рубаху и шорты, пошевелил пальцами ног, пропуская через них горячий песок, зашипел с непривычки, и недовольно воззрился на Аскариуса.
  - Ну, и? - с каким-то мрачным фатализмом осведомился он. - И что дальше?
  - Сначала, ясное дело - купаться! - радостно заорал демон, молодецким пинком отправил некроманта прямиком в набегающие волны, и не вслушиваясь в матерное бульканье последнего, бросился за ним следом. - Уху-хууу! Пляяяж! Океаааааан!...
  - [цензура]!.. - мрачно отплевавшись от соленой воды, песка, ракушек, и вытянув из шорт офигевшего от такого бестактного отношения к себе краба, произнес Фауст, вставая во весь рост. Воды ему было в лучшем случае по колено. - Ну и скотина ты, друг мой. - он с ненавистью покосился на трепыхающееся ракообразное. - Ну, чего вылупился? Вали отсюда... а то в Путина превращу... - он изо всей дури запустил краба в сторону бултыхающегося демона, в уме слагая в честь своего кожистокрылого когтистого друга такие матерные вирши, услышав которые, пожалуй, покраснел бы не то, что мертвый - даже Люцифер на пару с Хель и Шнуровым.
  Впрочем, Аскариус его не видел и не слышал, наперегонки гоняясь с какой-то нечаянно, на свои плавники заплывшей в этот залив акулой. Несчастная совершенно ошизела от дурных и радостных воплей демона, и теперь носилась от берега к берегу, впрочем, демон не отставал - ему бы любое судно на воздушных крыльях позавидовало черной завистью. Еще бы - такая скорость! Хотя, признаться, демону это скоро наскучило, и завязав на прощание акулий хвост бантиком, демон в том же темпе вымелся на берег, вопя во всю глотку "Загораааааать!!!11". Правда, при этом он снова втоптал в песок по-пластунски выползающего из воды Фауста, чему тот, само собой разумеется, был далеко не рад.
  - [цензура], [цензура], [цензура], [цензурий] шашлык!!! - взвыл некромант. - Аскариус! Да сколько можно-то?!
  - Сколько нужно. - ответил демон, быстро зарываясь в песок по самую шею. - Давай, бледнолицый, сымай портки и падай рядом загорать. А то белее тебя только снега Легианны. Да и те, заметь, периодически желтеют.
  - Ладно, уболтал, чертяка языкастый, только ты хоть облик человеческий прими, а то народ распугаешь... Пятикрылый семи[цензура]... - мрачно ответил некромант, умостив наконец на раскаленном песке свое бледное худощавое тело. - Ууу, мать моя Цитадель, что ж тут так жарко, как в Аду на скороводке...
  - Там холоднее. Поверь моему опыту. Плавали, знаем. - Аскариус стремительно выкопался с другой стороны, совершенно нечаянно наполовину засыпав Фауста песком, отчего тот взвыл дурным голосом (а кому приятно - горячий песок да на причинное место!). - Да чего ты орешь почем зря? И ладно бы что-то привычное, а то заладил - [цензура], да "авада кедавра тебе, [цензура]!!!". Я ж обидеться могу.
  Некромант встал.
  Оправил на себе плавки, вытряхнул из них песок и мидию, неизвестно как туда попавшую, пропустил мимо ушей шуточку Аскариуса про старение и "файф-о-клок и моллюски в полшестого".
  Покосился в сторону демона.
  Аскариус, увидевший в глазах друга самый что ни на есть натуральный огонь джихада, начал спешно закапываться в песок, но не успел. Фауст открыл рот, и закатал такую речь...
  Конечно, столько нового о всех своих родственниках до ангел знает какого колена, а так же их гастрономических, политических, сексуальных, религиозных и прочих пристрастиях и убеждениях демон еще не узнавал никогда. От вдохновенной речи Фауста на полкилометра засохли все пальмы, сбежали все насекомые, полопались все птичьи яйца, а несчастные птицы дружной командой направились в сторону севера, где через неделю дружно повесились, не пережив такого шока. На пляж массово начала выбрасываться рыба (демон еще подумал, что можно вполне открывать тут консервный завод - благо, сырья хватит на ближайшие десять лет). В довершение всех дел, в ближайшем поселке из могил восстали все мертвецы, оторвали голову сторожу погоста, и устроили футбольный матч. Видимо, программа у них сбилась окончательно.
  - Ну вот что ты за некромант такой? - печально спросил Аскариус, когда пламенный порыв вербальной дефекации его лучшего друга наконец иссяк. - Весь пляж загадил так, что хаоситам тошно смотреть станет. Теперь менять местоположение надо... О. Вон там бар. Виднеется. Идем. - приняв человеческий облик, демон, тяжело ступая, зашагал в сторону чудом уцелевшего при недавнем локальном Армагеддоне строения. Некромант злобно икнул, и зашагал за ним. На большее он способен не был. Вернее, был, конечно, но не ранее, чем после хорошего глотка виски, размером в бутылок пять. А то и все десять.
  Зная этот алкоголический дуэт, бару на острове сегодня предстояло грандиозное Мамаево попоище...
  Спустя несколько часов, события которых можно было легко предсказать, изрядно повеселевший и подобревший некромант, на пару с не менее веселым и добрым демоном (что уже само по себе было странно для всех, кто имел весьма сомнительное удовольствие знать его лично), выползли из бара, предварительно не забыв переместить в свои желудки все тамошние запасы алкоголя, а также одарить бармена полугодовой выручкой, и втянули носами горячий солёный воздух.
  - М-да, жизнь налаживается! Или накладывается?.. Нет, определённо налаживается! - Выдохнул Фауст, состроив такую хищную улыбку, от которой любое зеркало в ужасе разлетелось бы тысячей осколков, - Куда дальше прём?
  Демон допил оставшийся в бутылке коньяк, удовлетворенно рыгнул, выпустив полуметровый язык синейшего спиртового пламени и небрежно швырнул бутылку за спину. Как обычно, силу он и не думал рассчитывать, поэтому вышеупомянутая емкость влетела внутрь бара со скоростью хорошего метеорита, и разбив при этом окно и пробив насквозь барную стойку, просвистела у виска замершего в перепуге бармена, явно следуя куда-то далее, в неизвестность космоса. Бедняга, чудом избежавший смерти, сел на пол, и истерически разрыдался - несмотря на объемы выручки, за сегодня у него явно добавилось седых волос. Причем не только на голове.
  - Предлагаю сходить в город, по клубам прогуляться... Все равно дело к вечеру близится. - тем временем изрек демон, немного пошатываясь, и поглядывая по сторонам. - Там же та-а-а-акие девочки... - тут он мечтательно усмехнулся. Некромант тихо вздохнул и изобразил самый эпический фэйспалм, какого еще не знала Паутина со времен своего возникновения.
  - Идем, хрен с тобой, мой друг... - буркнул он, и парочка, четким строевым шагом направилась в направлении пока еще тихого курортного городка, в котором отдыхающие и жители даже знать не знали, что судьба посылает им испытание, перед которым меркнут все Армагеддоны и концы света, и которое они будут с ужасом и дрожью вспоминать в старости.
  По крайней мере те, кто выживет.
  Еще час спустя в тихом курортном городке воцарился ужасающий хаос. Но, пожалуй, не будем забегать вперед...
  
  - Какого ангела... - прошептал Аскариус, уставившись за плечо некроманта.
  - Какого ангела что?! - мгновенно возмутился Фауст, скорее, по привычке. - Что уже я успел натворить?!
  - Какого ангела я вижу, ты только посмотри на эти сись... кхм, глаза! - проговорил демон, чуть ли не пуская ядовитую слюну от вожделения. Сейчас он был похож на кретинистого дауна-имбецила, которому разом подарили сразу фуру конфет. Некромант тихо захихикал. Правда, с нотками опасной истерики. Впрочем, тут он заметил вышеупомянутое существо, и тут же очухался.
  - Твою дивизию! Мать [цензурья]!!! Ас! ЭТО ЖЕ И ПРАВДА АНГЕЛ! ЛА-А-А-А-ЖИСЬ!!! - и с профессионализмом бойца, привыкшего каждое утро уворачиваться от десятка-другого файерболов одновременно, некромант дернул Аскариуса, увлекая его за собой на землю. И вовремя - над головой тут же просвистело несколько сгустков сияющего света, вдребезги разнесших стоящую у бордюра полицейскую машину.
  - "Свет серафима". Не смертельно, но неприятно, место попадания долго чешется. - автоматически отметил демон, валяясь на асфальте мордой вниз, изображая жертву ОМОНа-Ра (ОМОН-Ра - древнеегипетская полиция специального назначения. Справочник Цитадели "Знай своего врага" т.1024). Выгадав момент, оба вскочили и петляя, понеслись за ближайший угол, отстреливаясь чем попало и на кого Вармастер пошлет.
  - Что с этим [цензура] ангелом, мать его в дверной проём, делать будем? - спросил Фауст, утирая пот, тяжело дыша и думая: "Пора завязывать с курением... Совсем пора... А то совсем хана...".
  - Что-что, валить и трахать. - мрачно процедил демон, формируя в руках огромный файербол, и злобно глядя перед собой.
  - Ты, [цензура], [цензура], определись, наконец, валить, или трахать! - заорал некромант, кидая за угол очередной "мертвый огонь". Где-то что-то весело взорвалось, послышались крики и вопли.
  - Бензовоз, монстеркилл. - демон аккуратно выглянул за угол. - Плюс сто пятьдесят очков за перегар.
  - Ты все же определись, чертей болотных тебе в кровать, внебрачный сын инквизиции и мантикоры, ВАЛИТЬ или ТРАХАТЬ!!! Я же НЕКРОМАНТ, а не НЕКРОФИЛ!!! - Фауст бушевал, как ураган "Катрин" в Новом Орлеане.
  - Сначала валить, а дальше посмотрим. - изрек Аскариус, опять выглядывая за угол. - Действуем по старой схеме.
  Некромант немедленно выкатился из-за угла, швыряя в ангела небольшой "прах вечности", наведенный на щиты, а следом вылетел и огромный огненный шар, любовно слепленный демоном. Вот с дальнейшим получилась неувязочка - огненный шар не только походя смахнул ангела с двумя машинами полиции за ней, он еще и провертел нехилую дырку в небоскребе, который находился за спиной противника... и в еще одном... и еще в одном... и еще... и еще... и еще... Наконец, минут через пять, послышался взрыв - где-то километров через тридцать.
  - Фауст... - опасливо произнес демон, вылезая на свет и любуясь оплавленными дырами размером с "боинг".
  - Чего тебе, демон-террорист? Снова потом скажут - Бин Ладен? - устало спросил Фауст, падая на асфальт. - Дай полежать... ирод хвостатый, я же протрезвел даже. За что мне это все?
  Вместо ответа демон указал на ближайший небоскреб, начинающий опасно трещать и проседать.
  - Вот чего... - ответил он, и тут же заорал: - Ходу, Фауст, ходу!!! - и хватая друга под мышку, на третьей космической пустился прочь от улицы, где уже рушился один из небоскребов - а за ним, как домино, и остальные...
  
  - Погуляли, [цензура]. - наконец прервал молчание некромант, глядя на догорающие вдали руины города.
  - Да ладно тебе. Тут еще один рядом есть. - буркнул демон, докуривая сигарету. - Ну... Принесло сюда этого ангела... А она сразу Светом... А я познакомиться, может, хотел изначально...
  - Знаю я, чего тебе по пьяни хочется. Ладно, дерьмодемон ты крылатый, пошли искать новых туземцев. А то эти уже вонять начинают. - покачал головой некромант, вставая с песка. Присмотревшись к руинам, он сплел заклинание, и бросил его в ту сторону.
  ... Спасатели, прибывшие в город, наверное, очень были удивлены зрелищем, которое им открылось. Тысячи зомби, активно танцующих конгу, и воющих "Дживаува!", могли удивить кого угодно.
  
  Уже под вечер, добравшись до второго города на острове, парочка первым делом завернула в бар, где и подкрепила свои истощившиеся силы новой сверхпорцией самого высокоградусного алкоголя, по ходу дела не только разгромив бар и опустошив его запасы - Аскариус взамен научил бармена готовить один фирменный цитадельский коктейль, который гарантированно валил с ног любого смертного. Конечно, бармен попробовал коктейль первым - и в итоге платить ни за выпитое, ни за погром не пришлось. Ибо некому было.
  - Ибо не [цензура] пытаться сравняться с нами... - выдал Фауст, выползая из разгромленного бара. Через пару секунд в зияющую на месте окна дыру вывалился демон. - Куда пойдем-то, друг мой... ик!... семикрылый?
  Демон, на всякий случай материализовал крылья и пощупал. Нет, слава Цитадели, два, как и было. А то с этого еще станется...
  - Куда ноги несут. - наконец ответил он, и тут же заметил недалеко вывеску. - Ух ты, Фауст, глянь - клуб! Идем туда?
  - А куда ж еще? - ухмыльнулся вполне довольный жизнью и количеством выпитого некромант, и зашагал за Аскариусом, в точности повторяя его зигзаги.
  
  Из радиопереговоров полицейского патруля Љ234, обнаруженных спасателями на записи в руинах полицейского участка:
  "- Сэм, гляди, какие реальные тела...
  -Вау! Как нажрались-то! Вот это да! Как Макс на мой день рождения!
  - Смотри, один еще и пялится на нас. Козёл. Ща я ему... Эй, ты, козлина тупая, алкаш! Давай, вали отсюда на хер, пока мы тебя, [цензура], в участок не отвезли! Вали, я сказал! [цензура] твою мать!
  - Гляди, шепчутся, [цензура]. Прикинь, реально отвозить придется. Так влом...
  - Эй, что за... Чего он делает? Сэм, ты это видишь?!
  - Огненный шарик в руках алкаша?!.. Дэн, бегом из маши..."
  Запись оборвана.
  
  - Ты знаешь, может, можно было бы и без этого... - обронил некромант, глядя на весело полыхающую груду металла, мгновение назад бывшую машиной местной полиции.
  - А нефиг на меня матом гнуть и оскорбительно выглядеть. - сплюнул демон. - Сами виноваты. И вообще. Никогда не любил копов. Это ж типа американизированный мир. - Фауст молча пожал плечами. - Как думаешь, приедет кто-то? - молчание. - А жаль. Я полон нерастраченной энергии, твою [цензура][цензура][цензура][цензура][цензура][цензура][цензура][цензура][цензура][цензура][цензура][цензура][цензура][цензура] мать собаку!!! Так что один файербол по ментам... Ерунда! Мы, кажется, в клуб шли?
  - В клуб... - некроманта внезапно начало ощутимо штормить. А еще ему захотелось... скажем так, не по совсем некромантическим делам. - Давай быстрее в клуб, а то не удержу! Тут тебе Желтое море надо, нет?!
  - Окей, понял, понял, идем... - заплетающимся языком проговорил демон, и оба направили свои стопы в сторону клуба...
  Ну, первый проход прошел удачно. Оба, как только явились, немедленно оккупировали туалет, где расплавили два писсуара своим неудержимым потоком исходящих данных, после чего, довольные и усталые прошли к бару (а чего еще от них можно было ожидать?), где и прочно окопались. Бармен тихо офигевал, ежеминутно метаясь к ним, и принося новые заказы - как водится, объемы со временем только возрастали. Затем некроманта (!!!) утащила танцевать какая-то смазливая девчоночка, а Аскариус остался доскучивать бутылку водки в одиночестве. И вот тут-то ему в голову, достаточно уже провентилированную алкогольными парами, пришла великолепная ( с его, естественно, точки зрения) идея. В кармане у него с незапамятных времен завалялась горсточка одного очень интересного продукта - а именно, фирменной Фаустовской травы, на которой треклятый некромант обожал гнать отшибающую память (да и не только) настойку. Демон, тихо и злобно хихикая, прокрался через забитый танцпол к сцене, ловким движением снял крышку с дым-машины, вдохнул дым, в очередной раз убедился, что "чего-то тут, [цензура], явно не хватает!", и щедро сыпанул внутрь целую пригоршню сушеного зелья. Последствия, конечно не заставили себя ждать...
  Сначала диджей, как-то неправильно смеясь, потребовал у зала отпустить его домой, т.к. он воздушный шарик, и теперь ему крайне необходимо надуться, чтоб завтра улететь в небо на выпускной первоклассников. Затем бармен вместо коктейлей начал мешать отдыхающим, крича, что он тоже хочет напиться, но злобные гоблины, поселившиеся у него между полужопий, не желают отпускать его, требуя вовремя платить налоги с каждой съеденной нежаренной лягушки. Поэтому он не может пить сырые яйца, поскольку давно принял обет кусать каждого прохожего за задницу в поисках клада одного великого пирата, который выращивал помидоры на самой высокой горе этого мира, и исповедовал джихад. Следующим делом накрыло танцующих: один начал выкрикивать проклятия в адрес клоуна, который сбежал из цирка слонов и поселился в подводной пещере и просит финансовой помощи у Кришны, другой обещал угнать подводную лодку, и улететь на ней к звездам на каком-то Меи-Нери (что это такое, не знали даже всезнающие криптологи Цитадели), третий орал, что любовь всей его жизни залезла в кекс, и съела сама себя, оставив лишь левую ногу, которая дымила косяком и ругала его за то, что тот вовремя не скурил помидоры, которые растут наоборот... В общем, накал идиотизма поражал своей концентрацией, которая, признаться, в воздухе тоже зашкаливала.
  - Ты... скотина... что... уже... натворил?!.. - проорал сквозь гул несущих бред во имя чего угодно "танцоров диско" Фауст, вернувшись к стойке, и отчаянно затирая многочисленные следы губной помады.
  - На кой печеньку ты это стираешь, ты же с Даф развелся? - в ответ ухмыльнулся демон. - Да тут так... накал веселья, чего там...
  - Сука! - нос некроманта уловил ЗНАКОМЫЙ запах и тут же уткнулся в рукав, чтобы хоть как-то отфильтровать наполненный идиотизмом воздух. - Ты что же, кинул им...
  - Ага! - счастливо (уж как-то слишком счастливо!!!) подтвердил демон. - Кстати, Фауст, ты никогда не замечал, что твой нос похож на папайю, которая похожа на анекдот, который похож на лысого негра, который выглядит, как цветущий попугай, который...
  Дальше Фауст слушать не стал, а подхватив демона, несущего такое, что и в страшном сне наркомана не привидится, вытащил его на свежий воздух - вентилироваться.
  - Фауст, слушай, а не сходить бы нам на звезды, вырастить там кактусы, и гнать из них конопляное семя, которое будут есть гномы с хвостами селедки из ушей пьяного от счастья хомячка... - продолжал тем временем заливаться Аскариус. Сам Фауст с ужасом осознал, что либо его уже тоже начало накрывать... Либо у ангелова демона дымится карман, куда он уронил сигарету!!!
  - Briiing meeee toooo liiiifeeeee!!! Ssssaaaaaavvveeee myyyy aaaass!!! - тем временем горланил Аскариус, шатаясь во все стороны одновременно. Некромант так никогда не умел, поэтому просто из чувства зависти поднес к носу демона свой нестиранный носок, заранее снятый с ноги. Возраст носка явно исчислялся тысячелетиями - это уж демон понял сразу, ибо на середине переливчатой трели поперхнулся, заткнулся, закашлялся, чихнул, а потом отобрал у Фауста носок, коим и закусил.
  - [цензура]!!! Как я без носка ходить-то буду?! - прифигел немного Фауст. - Ас, ты в норме?
  - Иди ты... искать другой клуб. - ответил прожевавший демон. - Тьфу ты, а я думал, это труп. Фауст, ты их как, стираешь хоть иногда? Хотя, стоп... Не говори, по твоему лицу я все вижу.
  Некромант раздраженно сплюнул, его слюна прожгла в асфальте нехилых размеров дыру, и ответил:
  - Хорошо. Архангелы с тобой, другой клуб - так другой клуб. Но уж там - никакой наркоты. Иначе я за себя не ручаюсь. Тете Хель пожалуюсь, вот. А она в обществе трезвенников с начала времен состоит.
  - Хорошо. - неожиданно покладисто ответил демон. Некромант подозрительно воззрился на своего друга. Дело явно пахло подвохом - злостный крылато-хвостатый алкоголик явно задумал что-то из ряда вон выходящее.
  Новый клуб нашелся быстро - благо их было пруд пруди. На входе Аскариуса и Фауста попытался остановить фэйсконтроль. Но после первых же слов охраны - "Уважаемые, не шли бы вы отсюда, сюда таких не пускают", демон просто внезапно выдохнул очередной залп тщательно оберегаемого в недрах желудочно-кишечной системы перегара. Охранники на полуслове замолчали, и рухнули на пол, погрузившись в глубокий и тяжелый алкогольный сон.
  В клубе время летело как-то по-особенному. Фауст с Аскариусом считали, что они тут всего-то минут двадцать, а прошло уже часа три. Было почти два ночи.
  Конечно, за прошедшее время оба напились... В общем, знаете, что такое "рейты х2"? Ну так вот, рейты были два в восьмой степени. Минимум.
  - Щито-о-о-о-та тут скучно, эх? - Аскариус едва ворочал языком, и сбился на ощутимо кавказский акцент. - Вах, дарагой, слющай, давай фийервэрк им устроэм, нэ?
  - Ик! Удовлетро... удовлитра... полчетыре литра... сагласнэ! - ответил некромант, отчаянно пытаясь удержаться на барном стуле, который постоянно намеревался удрать из-под него. - Твою мать... ик... слушай, они все следят за мной, и хотят украсть мои тапки... наверное... а может, просто у них скитлс протекает постоянно... кстати, а ты кто?
  - Ясно... - Аскариус вытащил пистолет и выстрелил в воздух, крича:
  - Паника! Веселье! Сра-а-а-а-а-а-а-а-ань!
  Видимо, тяжелая пуля все же что-то перебила в хрупкой конструкции крыши клуба, потому что последнее, что увидел Фауст - это приближающаяся с неотвратимостью айсберга массивная деревянная балка, летящая аккурат на его нос... И дальше наступила темнота.
  
  Некромант ме-е-е-едленно открыл глаза, перед которыми стояла белая пелена. Фауст попытался проморгаться, но проверенный способ в этот раз явно не хотел работать. Тогда он провел рукой перед лицом, которую, конечно же, не увидел.
  - [цензура] твою мать. Я ослеп. - почему-то абсолютно спокойно констатировал он.
  Спустя пару мгновений он решил ощупать свое лицо и с облегчением обнаружил, что на него просто накинута белая простыня. "Стоп! Какая еще на [цензура] простыня?!" Сбросив с себя сей кусок ткани, некромант приподнялся на локтях и осмотрелся. Он лежал на холодном металлическом столе с желобками по бокам (для стока крови), в маленькой темной комнатушке без окон. "Я в морге... Эти [цензура] засунули меня в морг... Ну-ну...". Некромант резко, но бесшумно спрыгнул на пол и тут же схватился за отозвавшуюся гулким звоном голову. Ровно по центру лба у него красовалась здоровенная, как летающая крепость класса "Пожиратель Миров" "Бранденбург" ("Летающая крепость класса "Пожиратель Миров" - огромная летающая военная машина, размером с небольшой материк", Справочник Цитадели, т. 2048) шишка. "Ах, ну да, балка..." - вспомнил Фауст. Осторожно, не издавая лишнего шума, некромант прошел к двери и приоткрыл ее. За ней оказалось довольно обширное помещение, уставленное столами с трупами по центру, холодильниками для "пациентов" вдоль стен, и маленькой ширмой в углу, которая отгораживала помещение "царства мертвых" от "живого уголка", в котором обитали врачи и санитары. Из-за ширмы пробивалась узкая полоска света - это значило, что там спит дежурный санитар. "Отлично, сейчас повеселимся... Только накинуть надо что-нибудь...". Не мудрствуя лукаво, голый, как девки в бане, Фауст, накинул на себя всю ту же простынь на манер римской тоги, материализовал на голове лавровый венок и неспеша, вальяжной походкой аристократа двинулся к ширме, походя подняв со столов четверо (бывших) трупов и облачив их в броню римских легионеров.
  - Встать, плебей, когда Цезарь входит!
  Санитар, не переставая обнимать бутылку водки, подскочил со стула и встал по стойке "смирно", на всякий случай кинув зигу.
  - Молодец, солдат! Как зовут? - Не выходя из образа, строго спросил Фауст.
  - Джек Дениелс, сэр! - На американский манер отчеканил перепуганный до седых яиц, пьяный санитар.
  - Готов ли ты, юный Джек Дениелс, вступить в мой легион, и служить мне верой и правдой? - дьявольским шепотом, наклонившись к самому уху бедняги, спросил Некромант.
  В этот момент хмель и шок начали покидать незадачливого медработника, и он начал узнавать в "Цезаре" и его свите слишком знакомые черты лиц. Но, так и не поборов животный страх, он ответил практически не раздумывая:
  - Да, мой генерал!
  - Ну... Как скажешь! - Коварно ухмыльнулся Фауст, и резким, как понос носорога, движением проткнул горло бедолаги его же дежурным скальпелем. Тело в зеленом халате, захлебываясь собственной кровью и судорожно пытаясь зажать рану, осело на пол. А спустя пять секунд поднялось вновь и немигающими, застывшими навеки глазами уставилось на некроманта.
  Ровно через пять минут бронированная дверь морга слетела с петель под натиском парочки боевых заклинаний и нескольких десятков мертвых рук. Сверху, на ходячей биомассе в красно-золотых доспехах, верхом на все том же железном столе и обнимая полудопитую бутылку формалина, восседал Фауст. Громко хохоча и радостно икая он выкинул вперед руку с зажатой в ней бутылкой, немного приподнялся на столе-ложе, и закричал:
  - Вперед, мои верные зерги, принесите мне победу!
  - Жизнь за Нер-Зула!!! - проревел хриплый нестройный хор голосов, и толпа свежеподнятых немертвых легионеров устремилась захватывать больницу.
  Первым делом армия мертвецов во главе с Цезарем-некромантом захватила кладовую, где выгребла все запасы спирта, после, вдоволь попугав пациентов и медперсонал, а так же добавив в свои ряды самых впечатлительных, вышла на улицы ранее тихого городка.
  - Ну что, братва, куда теперь? - Спросил некрос, пытаясь перекричать шум рушащейся больницы. Зомби безмолвно воззрились на мага смерти.
  - А, ну да, кого я спрашиваю... На карусели хотите? - Ответом ему был хоровой кивок мертвых голов.
  - Ну ладно, как скажете! - Немного злорадно улыбнулся Фауст.
  
  *из радиопереговоров полиции*
  - 15-й, это база, ответьте!
  - База, 15-й на связи.
  - Возле больницы св. Джеймса какие-то беспорядки, можете проверить?
  - Вас понял, база, мы в паре кварталов, сейчас скатаемся, посмотрим.
  - Принято.
  *спустя пару минут*
  - База, это 15-й, здесь творится полный [цензура]!
  - 15-й, выражайтесь корректно, что у вас происходит?
  - Повторяю по буквам: Петр, Иван, Захар, Дмитрий, Евгений... Цирк!!! Цирк у нас творится! Пришлите подкрепление, мы сами не справимся!
  - да вы можете сказать конкретно, что там такое?!
  - Я... База, это не поддается описанию! Здесь мертвые римские легионеры во главе с Цезарем выбрались из морга, захватили больницу, выжрали все запасы спирта и теперь бегут в сторону Луна-Парка чтобы покататься на лошадках!!!
  - Гаррисон, скотина, ты опять нажрался на дежурстве?! Опять всякая хрень мерещится?
  - Сидни, я клянусь тебе, я трезвый! Спроси у Джонса, если не веришь! Он тоже их видит!!!
  - Ладно, сделаю что смогу, большинство патрулей вызваны в участок, у них там то ли заключенные бунтуют, то ли еще какая-то хрень...
  - Принято, ждем! *звук выстрелов* Да какого хрена он не дохнет?! Аааааааааааа, какого ху...*помехи*
  - 15-й? Гаррисон! Ответь!.. Черт...
  
  Демон аккуратно приоткрыл один глаз, и тут же закрыл его обратно - долбанный яркий свет немилосердно саданул в него, подобно заряду дроби. Грешным делом, изначально Аскариус подумал, что уже настало утро, однако что-то в его голове (вероятно, врожденная паранойя) во весь голос завывало, что это не так.
  И вообще, что-то тут не так.
  И почему-то слишком жестко лежать. Да и голой бабы рядом не наблюдается. А вот кирпичная стена - очень даже. И на сиськи на ощупь она не похожа ну никак.
  Демон для успокоения себя любимого пошарил вокруг себя еще немного, не открывая глаз - может, и завалялась где-то пара сисек - однако спустя пару минут он осознал, что все его усилия тщетны, а значит, он попал ангел знает куда. Теперь оставалось выяснить, какого серафима он тут делает, и КТО его сюда запихнул.
  - Ну что, пьянь, оклемался? - резкий голос ударил по ушам, заставив демона тихо взвыть:
  - Твою ж мать, чтоб тебя черти в болотах [цензура]... - простонал он, стараясь унять вырывающуюся от боли голову. Голова униматься не хотела, норовила соскочить с плеч, и сбежать куда-нибудь, где только имеется сухой закон, и куда, по слухам, уже давно умотала печень. - [цензура], [цензура], [цензура], зачем же так орать-то...
  - Ты мне поматерись еще, скотина, так еще на дольше посадим! - голос никак не хотел униматься. Демон собрался с духом, и резко распахнул глаза. От его злости, веером излученной во все стороны, лампочка взорвалась, окатив многострадального Аскариуса целым фонтаном мельчайших осколков.
  "Так... лампочка, [цензура]... нары (!!!),[цензура]... решетка?! Что, [цензура], [цензура]?!! РЕШЕТКА?!!! Я что... в зоопарке?!"
  - Где я? - негромко спросил он. - И какого хера я тут делаю? И самое главное - который, на хрен тебя шакалам, час?
  - Три ночи. - теперь в поле зрения Аскариуса попал парень в униформе, и тут-то демону все стало ясно. Он в полиции! Он, [цензура], всесильный Вармастер - в каком-то, [цензура], [цензура], [цензура], гребаном местном КПЗ!!!
  - Оскорбление в адрес сотрудника полиции при исполнении тоже запишем. - тем временем говорил коп, подходя к решетке. - Многократное. А букетик-то у тебя, дрянь, и так неслабый. Ну смотри сам - пальба в клубе, это раз; упавшая из-за тебя несущая балка, убившая восемь человек, и покалечившая тридцать, это два; разбой с применением огнестрельного оружия - три; незаконное хранение, ношение, и применение оружия, повлекшее за собой человеческие жертвы, эт четыре; хранение и распространение наркотических средств - пять, ага; кстати, где ж ты такую шмаль достал, парень, у нас полотдела отрубилось с одного косяка... И да, шесть - сопротивление при аресте. Ну, вот теперь еще и оскорбление. Ты же понимаешь, парень, загремишь ты теперь минимум лет на...
  Пока офицер старался подсчитать минимальный срок пожизненного растрела, который светит демону, Аскариус раздумывал, и попутно вспоминал, что было раньше. Стрельбу в воздух он помнил отлично - он выстрелил, привлекая к себе внимание (зачем?!). Потом вниз почему-то (??) прилетела балка, хотя он ее не заказывал. При этом куда-то испарился Фауст. Конечно, Аскариус попытался найти друга, но вокруг все отчего-то отчаянно выли и кричали, бегали во все стороны, и его затея потерпела вполне логичное фиаско. С горя Аскариус приставил к голове бармена пистолет, и вежливо попросил выпить. Трясущийся от страха работник барно-ресторанной сферы дрожащими лапками передал демону полуторалитровую бутыль чистейшей текилы, которую вышеупомянутый демон немедленно осушил.
  Залпом.
  Последнее, что он помнил - это косяк в зубах, и каких-то мудаков в синей форме, один из которых после дружеского тычка демона улетел куда-то вверх, и более не возвращался, а второй после такого же дружеского хлопка по спине, совмещенного с предложением "провалиться отсюда к такой-то матери и не мешать феерической пьянке, которую он тут устраивает в честь безвременного исчезновения своего старого друга" провалился в прямом смысле этого слова. Остальные почему-то на Аскариуса очень сильно обиделись, накинулись на него всей толпой, попытались во что-то заковать, впрочем, демон в тот момент уже плавно отходил ко сну - содержание алкоголя в крови превысило все, даже во сне допустимые параметры, и ему было как-то всё равно...
  Потом был провал в памяти, и теперь - пробуждение здесь. Мозаика в голове Аскариуса мгновенно сложилась в весьма нецензурное слово. Затем демон перевел взгляд на офицера, и в его возмущенном похмельем мозгу, как красная тряпка для быка, вывесилось короткое трехбуквенное слово.
  "Коп".
  Немного погодя, еще одно - "[цензура]!".
  И как завершение - "[цензура]!".
  Почему-то Аскариус не любил копов. Как и инквизиторов, Светлых, хаоситов, имперцев, голубых, учёбу, евреев, "Дом-2", математику, и еще много, много, очень много всего. Тут же в голове демона созрел план. Демонический мозг этот план собрал, тщательно высушил, скурил, и дал своё "добро... хи-хи-хи" на его применение.
  Аскариус прервал словоизлияние копа на полуслове, с места запустив в его сторону здоровенный йа... кхм, файербол. Изделие из чистого пламени смело как решетку, так и стоявшего за ней незадачливого охранника, влетело в коридор, откуда и донеслось звучное "бабах", и разноплеменные вопли на матерном языке. Аскариус встал, довольно потер руки, и шагнул в пролом. Втягивая трепещущими от гнева ноздрями благословленный запах плавленого металла, жженой штукатурки и горелого мяса, он процитировал классика:
  - Обожаю запах напалма по утрам... - после чего кавалерийской походкой, правда, без плаща с кровавым подбоем, двинулся наверх - наводить порядок, законность, и справедливость так, как ОН ее понимал...
  
  Фауст соскочил со стола на землю, отряхнул тогу и злобно икнул.
  - Будут знать, как злого некроманта в морг засовывать! Хорошо, что вскрыть еще не успели! - С апломбом заявил он, после чего, достав откуда-то из-под тоги бутылку своего любимого виски, свернул крышку и как следует отхлебнул.
  - Эх, аж полегчало. Будете? - он протянул бутылку своему мертвому воинству. Зомби, выряженные как актеры массовки дешевого исторического фильма, продолжали немигающим взглядом смотреть на своего повелителя.
  - Ну как хотите,- Фауст еще раз приложился к бутылке. - Так это что ж получается, я сам, что-ли, весь спирт выпил?!
  Мертвецы продолжали смотреть на некроманта с немым укором.
  - Так, вперед шагом марш! Вас ждут карусели!
  Зомби, как дети малые, ломанулись всей толпой в Луна-Парк, смеясь и пугая прохожих своей, уже начинающей облезать кожей.
  - Так, ладно, где там Ас? - Фауст уже начал переживать за друга, и, сбив бутылкой вертолет ненавистной прессы и ради прикола обрушив здание музея современного искусства, пошел на звуки погрома, которые доносились с другого конца маленького курортного городка.
  
  - На пенёчке я сижу, [цензура] во лбу в руках держу, ой, люли, три [цензура], [цензура] во лбу в руках держу... - насвистывал жизнерадостный, заляпанный кровью с ног до головы Аскариус, выковыривая кончиком когтя из зубов застрявший там кусочек нашивки, и удаляясь от весело пылающего полицейского участка.
  Прошел он его до обидного быстро. Он вваливался в каждое помещение, которое попадалось ему по пути, и если там кто-то был, то далее между демоном и обитателями сего помещения происходил примерно следующий диалог:
  - Ты, [цензура], кто такой?! - спрашивал демон, и получив ответ, удовлетворенно произносил:
  - Ти кто такой, давай до свиданья! - как правило, за этими словами следовала парочка убойных заклятий. Уже внизу демон наткнулся на отряд полицеского спецназа, прибывший на истошное верещание диспетчерской, требовавшей немедленной помощи.
  - Стоять, руки за голову! - услышав это требование, демон демонстративно медленно расстегнул ширинку, вытащил наружу свой [цензура], чем и поболтал перед донельзя изумленной аудиторией.
  - Ну и [цензура]! - выдал кто-то.
  - Да, Гарри, твоя жена бы точно купилась! - за этим последовала вспышка хохота. Переждав, последовавшие затем по традиции, аплодиции будущего пушечного мяса, демон спрятал свое самое сокровенное назад, и вздохнул.
  - Ты кто? - наконец спросил командир отряда, прячась за щитом.
  - Санта-Клаус. - мрачно ответил демон, выпуская когти. - И вы, ребята, очень плохо себя вели.
  - Так лето же. - заикнулся кто-то.
  - Так и я без подарков. - пожал плечами демон, и рванулся вперед.
  Далее последовало небольшое побоище, по завершении которого демон, безуспешно пытаясь достать кусочек нашивки из зубов, вынес пинком ворота, и вышел на улицу.
  - Поели, можно и поспать. - добродушно рыкнул он, ощущая чувство сытости, после сожранного живьем командира спецназа. - Только вот где бы тут еще бухла добыть... - как раз в эту секунду его осветил прожектор полицейского вертолета, и в мегафон кто-то истошно заорал:
  - Сдавайтесь! Вы окружены! Вам не выйти из оцепления! Оружие на землю, на колени, и руки за голову! Сдавайтесь!..
  Демон вздохнул, формируя в руках очередной веер из фаейрболов. Он очень-очень не любил прожектора...
  
  Фауст ходил по городу в поисках друга, запуская в каждый дом поисковые сгустки "Праха Вечности". Если из дома не доносилось громкого пьяного мата, вперемешку с проклятиями и обещаниями "оторвать этому [цензура], [цензура] некросу все, что между ног танцевать мешает!!!", значит Аскариуса там нет, и надо искать дальше. Пройдя десяток кварталов, обрушив больше сотни домов и упершись в сгоревший полицейский участок с торчащими из него обломками вертолета, Фауст огорчился, бросив от злости в пролетающий над городом "Боинг" сгусток "мертвого огня", отчего тот спикировал в один из двух одинаковых небоскребов. Посмотрев на это безобразие, некромант подумал "Нет, как-то не кошерно!", и направил еще один самолет во второе здание.
  - Так, заберу-ка я своих охламонов, и пойдем нажремся! - Твердо решил Фауст, и направился обратно в Луна-Парк.
  Пятнадцать минут спустя толпа зомби, пополнившаяся труппой уличных клоунов, разрушая, калеча, кусая и обращая в себе подобных всех и вся на своем пути, а так же напевая "Боже, царя храни", правда, немилосердно при этом фальшивя, направилась в тот самый клуб, в котором у Фауста закончилось свободное место на жестком диске, и он ушел в "ребут".
  
  - Дойчен зольдатен, унтер-официрен... - насвистывал под нос демон, молодецким шагом шагая по полуразрушенному городу, где по улицам метались "скорые", пожарные, полиция, и насмерть перепуганные обыватели. Причем "насмерть" - это в прямом смысле этого слова. Держа в одной руке здоровенный, заляпанный кровью и недовольно полыхающий фламберг, коим демон небрежно помахивал, второй рукой Вармастер бережно удерживал пятилитровую емкость со спиртом, которую изъял из разбитой машины "скорой помощи" со словами "трупам спирт в [цензура] не свистели, если мы не в Цитадели", сам, правда, до конца не разобравшись в смысле этой фразы.
  Внезапно в его уже порядком пьяное сознание сверхзвуковым самолетом ворвалась мысль "А что, если Фауст вернулся в клуб, а меня там нет... и он ждет там меня... и пьет... сука... убью на фиг...". Решение было принято мгновенно. Демон поспешно вылакал остатки спирта, "втянул" в себя фламберг, и помчался к клубу, пугая прохожих как своим видом, весьма непристойным, так и распеванием не менее непристойных песен, которыми так славилась Цитадель.
  Возле входа в клуб демон наткнулся на картину, которая даже заставила его немного отрезветь. На него пялился покачивавшийся на ветру перемен мертвяк в полном облачении римского легионера, правда, уже порядком залапанном и заляпанном майонезом и кетчупом (дааа, конечно, майонезом и кетчупом...). Зомби держал в руках связку воздушных шариков, кои раздавал тем, кто подходил к нему, и что-то говорил. С этими шариками прошедшие своеобразный "фэйсконтроль" заходили внутрь. Вармастер решительно направился ко входу, решив узнать, что тут такое.
  - Вы продаете славянский шкаф? - взвыл зомби, завидев подходящего Аскариуса. Демон замешкался с ответом, судорожно пытаясь понять, чего же хочет от него эта груда гнилой еды, и тогда мертвец извлек из штанов железную арматурину, которой замахнулся на Аса, крича:
  - Жизнь за Нер-Зула!
  - За честь и отвагу! - рявкнул Аскариус, шагнул вперед, и буквально вбил зомби в асфальт только что оторванным дорожным знаком класса "кирпич". Отряхнувшись, он пробурчал "Шкаф, шкаф... нам без очереди назначено", и зашел внутрь.
  Заняв место диджея, Фауст придумал одну интересную штуку. Он выгнал на улицу зомби, выдал ему связку воздушных шариков и сказал:
  - Пароль стандартный, отзыв "Идите на[цензура]!". Без шарика не впускать.
  Зомби, ранее бывший санитаром морга, утвердительно кивнул.
  Далее началось веселье: всех вошедших в клуб "охрана" в виде двух мертвяков брала под руки и насильно напаивала до полусмерти возле бара. Дальше они сопровождались в "курилку", где вдыхали священные ароматы эльфийских трав, после чего сопровождались на танцпол. Под потолком клуба уже образовалась группа шариков, которые надо было сбить зубочисткой. Победитель награждался правом вступить в "Легион". Короче, было весело.
  - Так, я не понял, что за [цензура] тут происходит?! - Громогласно взревел вошедший Аскариус, перекрывая самый сумасшедший дабстеп, играющий из колонок.
  Фауст, не долго думая, выбежал из-за диджейского пульта, подбежал к другу, придирчиво его осмотрел и закричал:
  - Ты что, убил охранника?! Так нельзя! Без шарика входить нельзя! Так не честно! Эй, эй, дружище, погоди-ка, ты зачем достал презерватив?! ЭЙ, стой! Так нельзя! Отвали от меня, хрен моржовый! Пятикрылая гиена! Свали! Свали на хреееееееен!!!!!111
  - Так... - рявкнул демон, загнав некроманта за стойку. - Фауст! Время видел?! На пляж! Утро! Купаться! И мертвецов - на свободную охоту разгони, поимей тебя стекло, а то завоняли тут все!
  - Стекло? - ошеломленно пробормотал Фауст, но решил не спорить с пьяным в хлам Асом. Щелчок пальцев - и толпа мертвецов, кинув обоим пламенную зигу (санитар, сука, таки научил), с воем и рёвом, как толпа фанатов "Слипкнота" на концерте, ломанулась к выходу. Видите ли, Фауст слишком буквально понимал выражение "свободная охота"...
  
  Вместо эпилога
  Утро. Пляж. Заря.
  На песке сидит задумчивый светловолосый парень в униформе Цитадели, на которой расположены все регалии, полагающиеся тамошнему чернокнижнику. Слева от него в песок воткнута гитара, справа - бутылка с пивом.
  Занятый своими мыслями, он не заметил, как сзади него появились две фигуры, одна - в заляпанной всяким дерьмом шинели, другая - в не менее заляпанной когда-то больничной простыне, ныне служащая чем-то вроде тоги.
  - Блэкмор?! Какого ты тут сидишь?! - раздался голос над ухом парня. Цитадельский чернокнижник Блэкмор Вудсток повернулся, и со вздохом ответил:
  - Ну, ребят, вы решили отдохнуть, и я поехал отдыхать.... А что? И кстати, а что вы тут делали-то?
  - Да так... - Аскариус постарался не оборачиваться на дымящиеся за их спиной руины города. - Скажем так, отдыхали. Не бери в голову.
  Вся троица неразлучных друзей молча уселась на берегу. Спустя несколько минут Аскариус нарушил молчание.
  - Знаешь, Фауст... Ты был прав. Ну их в баню, эти пляжи, моря... - он допил пиво Блэкмора, и запустил бутылкой куда-то в море, попав в ту самую акулу, которая все еще металась от берега к берегу, с завязанным в бантик хвостом. - В следующий раз лучше к хаоситам - у них, по крайней мере, все родное и изученное, да и спокойнее...
  Фауст мрачно покачал головой, и сплюнул на песок, и вот в этот момент вступил Блэкмор:
  - Так, ну я вижу, вы-то отдохнули. А я опять пропустил все веселье. Ну да ладно, еще наверстаю!
  - Наверстаешь, наверстаешь, только назад не смотри, хорошо? - негромко проговорил Фауст. Блэкмор весело крикнул:
  - Конечно, братюнь, не хочешь - не стану! А теперь... Так, друзья, где тут самые сочные бабы и самые дешевые бары?
  Аскариус и Фауст дружно тихо застонали:
  - [цензура-а-а-а-а-а]...
  Блэкмор тем временем взял гитару, на пробу провел по струнам, начал играть и запел:
  
  - Работа отстой,
  Пора бы на отдых...
  И шеф недовольно
  смотрит на календарь...
  
  Демон и некромант, уловив знакомый мотив, дружно подхватили:
  
  - Мне надо инъекцию
  Процедур водных!
  Залейся по горло
  И по струнам ударь!!!
  
  А где-то
  солнце и пальмы,
  пустые эмоции бьются о гребень волны.
  А где-то ходят бабы в купальниках.
  Там точно есть кто-то,
  Но пока что не мы...
  
  А в небе ночном -
  Россыпью звезды,
  У девушек рядом
  Сверкают глаза
  Я лежу на песке
  Как коматозник
  И мне вам, ребята,
  Есть что рассказать.
  
  А где-то
  солнце и пальмы,
  пустые эмоции бьются о гребень волны.
  А где-то ходят бабы в купальниках.
  Там точно есть кто-то -
  И теперь уже мы...
  
  Я знаю, что вскоре придется вернуться.
  О, боже, как жаль мне это все оставлять...
  И будни рабочие будут жвачкой тянуться,
  Но мысли о море будут меня согревать!
  
  Есть песни про море,
  есть песни про лето,
  есть песни про солнце,
  есть про "это"
  Есть песни про то, что все песни пропеты,
  Но нет нигде песни, лучше чем эта!
  
  А где-то
  солнце и пальмы,
  пустые эмоции бьются о гребень волны.
  А где-то ходят бабы в купальниках.
  Там точно есть кто-то,
  Но к счастью, не мы...
  
  И на последнем аккорде, где-то посреди моря, рыбак на лодке радостно закричал:
  - Ййааааааааазззьььььь!!!!!!!!!
   КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"