Косенков Евгений Николаевич: другие произведения.

Хоккейный волшебник

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Блогер вместо того, чтобы спасти из пожара что-то ценное, выносит из горящего дома пустую корзинку. Но корзинка оказалась не пустой, а с домовым. Подарки за спасение. И мечта любителя хоккея начинает реализовываться. Но мир сказки уже зацепил его, и вряд ли оставит в покое...

  30.05.2019
  Евгений Косенков
  Хоккейный волшебник
  
  Глава 1
  Пожар
  
  Дом начал обваливаться, пожар охватил все этажи двухэтажного барака постройки начал прошлого века. Высохшее за сто с лишним лет дерево подхватило пламя и разнесло с одного конца дома к другому. Словно кто-то невидимый поджигал специально.
  Демид, спросонья, схватил какую-то корзину и выбежал в ночной двор, освящённый ярким огнём огромного кострища. Во рту першило, он откашлялся от едкого дыма. Из глаз текли слёзы. Он понимал, что остался без документов, без вещей, без денег. Одномоментно превратился в нищего.
  Демид стоял посреди двора, в котором суетились пожарные, пытаясь потушить огонь, стояли соседи, с ужасом глядя на бушующую стихию. Были и те, кто просто глазел на бесплатное представление.
  - А ты чего с пустой корзиной? - спросил сосед с нижнего этажа. - Документы, деньги хоть взял?
  Демид мрачно покачал головой из стороны в сторону. Сосед вздохнул и отошёл в сторону.
  Женщина в белом халате теребила Демида за рукав, что-то быстро говорила, но тот ушёл глубоко в себя и больше не слышал ничего и никого.
  Ощущение мира пришло, когда два полицейских с силой потащили его к машине скорой помощи. Один всё старался разжать кулак на ручке корзинки, но так и не сумел. Так и загрузили Демида в скорую помощь.
  Сделали какой-то укол, а он не почувствовал, и никак не отреагировал. Медики тоже пытались вырвать из его руки корзинку, но и они не сумели.
  В больнице он отказался от госпитализации, и тихо, незаметно, исчез и приёмного покоя.
  Луна смотрела безразлично, звёзды продолжали блестеть, как это делали всегда, а Демид шёл, не зная куда, не зная зачем.
  - Что думаешь делать дальше? - раздался старческий голос совсем рядом.
  Демид остановился, повертел головой вокруг, но никого не обнаружил.
  - Показалось, - буркнул он.
  - Извини, - раздался всё тот же голос. - Забыл, что ты меня не видишь.
  Демид вскрикнул. Корзинка отлетела в сторону, несколько раз перевернулась, из неё выполз маленький бородатый старичок в лаптях.
  - Не ожидал такой реакции, - покряхтел он. - Давненько я не кувыркался. Чего ты?
  Старичок увидел, как Демид с круглыми глазами сидит на пятой точке прямо на асфальте и не сводит с него глаз. Приосанился, по-деловому отряхнулся.
  - Благодарствую тебя, мил человек, за спасение из огня. Каждый подсознательно в случае пожаров выносит из огня самое ценное. Ты вынес меня, хотя и не знал, что в корзинке я. Это дело не меняет. Я твой должник. Исполню любое желание.
  Демид с трудом перенёс второе потрясение за последние несколько часов. Как бы вы себя ощутили перед говорящим сказочным персонажем, который оказывается не киношным, а самым, что ни на есть настоящим?
  - Желание? Но у меня нет желания.
  Старичок почесал затылок, принялся расчёсывать бороду длинными ногтями.
  - Есть же у тебя мечта? Дом новый, денег много, власти...
  - Была у меня мечта, - тяжело вздохнул пришедший в себя Демид. Подумаешь обычный домовой. Так мы их не видим, но это не значит, что их нет.
  - Говори, мил человек, не томи.
  - Хотел в хоккей с шайбой играть так, как никто. И ведь в детстве подавал большие надежды. Только получил травму ноги, и пришлось забыть о спорте. Хромоты нет, но нагрузку на ногу начинаю давать, она немеет. Врачи пожимают плечами.
  Домовой кивнул головой.
  - И это всё? - спросил недоверчиво.
  - Всё, - пожал плечами Демид.
  - Где ты будешь жить?
  - Дадут какую-нибудь комнату. Компьютер жалко. Там все мои наработки за последние два года. Документы восстановлю. Денег как-нибудь заработаю.
  - Не перевелись ещё на Руси, добры молодцы, - усмехнулся домовой. - Я в тебе не сомневался, потому и забрался в твою корзину, а не в чью-то. Соседи твои люди приземлённые, думают только об одном, как побольше денег заработать, как подешевле чего купить, как красиво обставить комнату. А вот о душе не думают совсем. Перестали видеть природу, слушать прекрасные песни, сочинять стихи. Любил я сидеть у Пушкина. Он каждое своё произведение читал вслух. Напишет стишок, прочитает, напишет кусочек прозы, прочитает вслух. Любо-дорого. Эх, славные были времена.
  - Сколько же тогда вам лет?
  Домовой захихикал.
  - Ещё не старый, но далеко не молодой. По вашим меркам я ещё даже не на пенсии, - он опять захихикал, прижимая ко рту маленький кулачок. - Хочешь играть в хоккей?
  - Хочу. Только я же сказал, что нога...
  Домовой остановил.
  - Не продолжай. Подарок не от меня сейчас, а от моей тётушки. А тётушка у меня настоящая колдунья. Она тоже благодарит тебя за моё спасение. В подарок передаёт волшебный порошок, который надо вдохнуть в себя. Вот что за порошок я не знаю. И действия его не смогу рассказать. Придётся тебе самому изучать. Мой подарок попроще, но от чистого сердца.
  С этими словами он вынул свёрнутую в несколько раз цветастую скатерть.
  - Последним владельцем этой вещи был князь Меншиков. Я уже и не помню, за какие такие заслуги он получил её. Давно это было. Возьми, уважь старика.
  Домовой протянул свёрнутую скатерть с низким поклоном.
  Ошарашенный Демид встал, принял подарок, и тоже поклонился в пояс.
  - Благодарствую, дедушка, за подарок.
  - Какой я тебе дедушка? - усмехнулся он. - Вот как выйду через двести лет на пенсию, тогда и зови...дедушкой.
  - Что делать со скатертью?
  - Узнаешь, - улыбнулся домовой и исчез вместе с корзинкой.
  Демид поискал глазами вокруг, но никого не нашёл. Можно было принять всё случившееся как бред после пожара, но скатерть и пакетик с загадочным порошком, не давали этого сделать.
  Демид сунул порошок в карман джинсов, скатерть отправил за пазуху футболки и вернулся в приёмное отделение.
  - Вот он! - раздался почти истеричный женский крик. - Ты где шлялся? Тебя все потеряли!
  - Как себя чувствуете молодой человек? - озабоченно спросил пожилой доктор.
  - Вполне, - ответил Демид. - Ничего и нигде не болит.
  - Хорошо, очень хорошо. Пройди во второй кабинет. Там ждёт психолог...
  - Спасибо, доктор. А можно без психолога? Зачем он мне? Я в норме. Помощь не требуется.
  Доктор внимательно посмотрел на него.
  - Хорошо, молодой человек. Господа полицейские отвезут вас в общежитие на ночь. Завтра выдадут временные документы и всё остальное. Идите, голубчик, и главное, не болейте.
  - Вашими устами, доктор, - впервые после пожара улыбнулся Демид.
  
  Утро заглянуло в маленькую комнату узеньким солнечным лучом, и ударило ослепительным светом прямо в глаз. Демид поморщился и проснулся. Рывком сел на кровати, восстанавливая вчерашние события.
  - И телефон там остался, - обречённо проговорил он. - А домовой? Сон? Бред? Скатерть! Где же она?
  Скатерть оказалась на полу. Видно, когда раздевался, уронил и не заметил, а потом и не вспомнил. Домовой говорил, что она волшебная. Но как действует?
  Демид попытался её развернуть, как она вылетела из рук и аккуратно легла на столешницу маленького столика.
  - Ого! - воскликнул он.
  - Ого в меню нет, - раздался вежливый женский голос.
  Демид опешил.
  - А что есть?
  - А что вы хотите?
  - Йогурт с клубникой, пирожок с картошкой и стакан молока.
  Перед ним появился названный заказ.
  - Чудеса! Откуда это всё? И кто ты такая, чтобы вот таким волшебным образом из воздуха материализовывать вкусности?
  - Темнота, - засмеялся женский голос. - Я ведь скатерть-самобранка.
  - Настоящая?
  - А что есть другие?
  - М-м-м...не знаю. Я так в первый раз вижу.
  - Приятного аппетита.
  - Спасибо, скатерть-самобранка, - Демид ел, а сам поверить не мог в реальность происходящего.
  Стоило выйти из-за стола, как скатерть опустела и сложилась в несколько раз.
  Демид повеселел. Чудеса, так чудеса. Расскажи кому, не поверят. Ага, расскажи, украдут тут же. А если нет, то заставят отдать силой. Нет уж. Будет для личного пользования. Он аккуратно спрятал её за пазуху. Осталось понять, что за порошок подарила колдунья.
  Пакетик обычный целлофановый прозрачный. Внутри мелкий порошок жёлтого цвета. Как там сказал домовой, вдохнуть надо? Осторожно открываем. Смысла не доверять домовому не видно. Набираем в лёгкие больше воздуха, вдыхаем и...
  Порошок исчез. Пакетик тоже исчез. Странно. Ощущений никаких и ничего не произошло. И чёрт с ним. Демид махнул рукой. Надо идти за справкой, а то без документов в современном мире ты вообще никто. Возвращаться к родителям в деревню никакого желания. Здесь хоть город. Не Москва, конечно, но центр Сибири. Новосибирск. Работу можно найти. Какую? А что умеешь? Ничего не умеешь - грузчик, дворник и что-то наподобие этого. Больная нога минусует профессии. Он - блогер. Значит, надо у друзей занять немного денег на интернет-кафе и хорошо поработать. Не любитель он работать в общественном месте, но теперь выбирать не приходится.
   На пешеходном переходе его чуть не сбила машина, он рванул, что есть силы, чтобы не оказаться под колёсами. И чудо! Нога не подвела!
  Демид резко остановился посреди тротуара, вызвал пару не лестных слов о себе. Решение созрело быстро. Получил справку, кто он есть кто, и прямиком в ледовый дворец.
  - Пойми! У нас только дети и юноши до восемнадцати. А тебе уже девятнадцать. Не можем мы тебя взять. Хочешь играть - приходи завтра вечером. Мужики, любители, играют между собой. Стоимость одного посещения невысокая.
  Расстроенный Демид поинтересовался прокатом хоккейного инвентаря и амуниции. Вздохнул. Лучше иметь своё. Где взять денег на всё про всё? Значит так. Цель поставлена - добыть денег. Занять у друга и в интернет-кафе. Стоп. С обналичкой проблема. Все банковские карты сгорели. Надо заказывать новые карты, но без паспорта...
  Димка посокрушался над положением Демида, клятвенно уверял в своей дружбе, говорил, что сейчас на мели, а так всегда готов помочь. Санька оказался за границей и был временно недоступен. Лёха, с похмелья, предлагал отметить встречу, а о пожаре и займе денег, словно не слышал. Остался Данила. Но Демид знал, как он живёт. Учится в институте на очном, вечерами подрабатывает грузчиком, а ночами старается зарабатывать, как и он, блогерством. Семья у него большая. Отец умер давно, а мать мучается с больными ногами, две сестры, младшие, ещё учатся в школе. Девчонкам одеваться надо. Крутится Данила как может. Но идти больше не к кому.
  Демид робко постучался в обтянутую обшарпанным дерматином дверь. На стук никто не отозвался. Подождал немного, медленно развернулся и сделал, было, шаг в сторону лифта, как услышал щелчок открываемого замка.
  За дверью стояла красивая девушка, очень похожая лицом на Данилу.
  - Добрый день, - застеснялся и растерялся Демид.
  - Добрый день, - улыбнулась девушка.
  - Я друг Данилы. Хотел с ним поговорить. Дело у меня к нему.
  - Он сегодня прямо с занятий на работу пойдёт. Вы позвоните ему.
  - У меня, - покраснел Демид, - телефона нет.
  - Я дам Вам номер...
  - Вы не поняли. У меня самого телефона нет.
  - У вас что-то случилось? - девушка стёрла улыбку и серьёзно посмотрела на парня. - Я могу чем-то помочь?
  - Мне лучше уйти...
  - Ну, уж нет! - неожиданно сказала девушка и втащила растерявшегося Демида в квартиру. - Разувайтесь, тапочки вот стоят. Проходите на кухню. Я позвоню Даниле.
  Пунцовый и совершенно растерянный Демид не знал как себя вести. Присел на краешек стула у кухонного стола, осмотрелся. Простенькая кухня, но чистота и порядок в любой мелочи. Чувствуется рука хорошей хозяйки.
  Девушка вошла на кухню и протянула телефон Демиду. От телефона исходил лёгкий остаточный аромат духов.
  - Демид! Что случилось? Говори! Всё говори!
  - Данила, извини, мне просто больше не к кому пойти и попросить денег в долг. Сгорел дом вместе с документами и вещами. Комнатку дали в общаге. Проблема в деньгах. Пока делается паспорт....я отдам...
  Демид понял, что ему деньги нужны для его мечты, а им для выживания. Он покраснел ещё больше.
  - Ладно, Данила, извини, забудь, что говорил. Всё образуется. Я ведь знаю, как тебе тяжело даётся каждый рубль...
  - Дай телефон Полине.
  Демид протянул мобильник девушке и ощутил, как пылает лицо.
  - Хорошо, - ответила в трубку Полина.
  Через минуту она вернулась на кухню с двумя купюрами по пять тысяч.
  - Держите, Демид. Брат сказал, что если не возьмёте использовать все свои чары на вас, но добиться нужного результата.
  Он сглотнул подступивший к горлу ком. Вот так просто. Человек, который сам постоянно нуждается в деньгах, даёт в долг без срока возврата. Разве такое в наше время бывает?
  - Спасибо, - пробормотал Демид, глядя на девушку.
  В голове пролетела мысль, что за любовь такой девушки он готов бороться, даже выйти в одиночку против двух. Нет, даже трёх хулиганов. Их руки встретились, между ними пробежал электрический разряд. Они смотрели друг на друга округлившимися глазами.
  - Что это было? - прошептала Полина.
  - Не знаю, - прошептал в ответ Демид.
  Под действием какого-то наваждения они дошли до двери. Молча попрощались. Выйдя из подъезда, Демид посмотрел на окна восьмого этажа, показалось или нет, что шторка дёрнулась, когда он поднял взгляд?
  В кармане хрустели две купюры достоинством по пять тысяч рублей. Демид, не отрывая взгляда от окон, поклялся, что вернёт этой семье в сто раз больше, чем занял. В голове что-то щёлкнуло, будто клятву взяли на заметку. Он мотнул головой и быстрым шагом двинулся в сторону магазина со спортивной амуницией.
  Вечером сидел на кровати и смотрел на баул, в котором лежали самые дешёвые коньки, свитер, щитки, каска, трусы, нагрудник. Всё бывшее в употреблении и в относительно приличном состоянии. Рядом стояла такая же б/у клюшка. Продавец сделал скидки, подобрав необходимы вещи на предъявленные деньги.
  - Я стану хоккеистом! И не рядовым игроком, а одним из лучших! Клянусь!
  В голове опять щёлкнуло.
  
  Глава 2
  Главное - хоккей!
  
  Следующий день пролетел в поисках работы. Хотелось, чтобы оплата была хотя бы понедельная. Ничего лучше, чем стать грузчиком, не представилось. В горьких раздумьях он пришёл ледовый дворец, заплатил небольшую сумму из последних денег. Пока переодевался, познакомился с некоторыми мужиками из разных команд. Они хорошо знали друг друга и постоянно общались и вне спортивного сооружения.
  - Демид, где работаешь?
  - Сейчас нигде, - мрачно ответил он. - Вообще вёл блог о спорте, деньги небольшие, но как-то жил на них, да и подрабатывал на разных сайтах.
  - Учишься где?
  - Взял академ. А так хотел стать журналистом.
  Первый выход на лёд ознаменовался глупым падением и не злобным смехом мужиков. Кто-то похлопал его по плечу и помог встать. Небольшая раскатка. Демид даже прослезился, когда понял, что нога вообще никак не напоминает о травме. Хоккей - мечта, которую он осуществит, чего бы этого не стоило.
  Пятёрки у мужиков уже были давно сыгранными. Немного посовещались и поделили между командами тех, кто ходил нерегулярно и своей пятёрки не имел и новичков.
  Демид, как и вся его команда натянули поверх свитеров красные манишки, чтобы отличать игроков одной команды от другой.
  Первая смена для Демида сразу оказалась необычной. Он ощутил в себе уверенность, полное понимание происходящего на площадке. Чувствовал каждого игрока, партнёра и соперника, откуда-то знал, куда полетит шайба, и где она окажется в следующий момент.
  На скамейке команды он прокрутил в памяти ощущения и понял ещё одну немаловажную вещь. Он запомнил манеру действия каждого игрока, их финты, скорость, владение клюшкой. Неужели это и есть подарок колдуньи? Но вопрос повис в воздухе, потому что пришло время выхода на лёд. Демида поставили в защиту, но всегда любил левый край нападения, именно там он начинал когда-то играть. Пока же приходилось отрабатывать в защите. Он легко прочитал пас в разрез, перехватил шайбу, и сам пошёл вперёд. Слышал, как ему кричали сделать пас направо, но прекрасно понимал, что пас не пройдёт. Поэтому ускорился, легко обманул одного защитника, на замахе убрал второго, и вратарь не стал препятствием. Шайба скользнула в узкую брешь между щитками. Потрясающее чувство - ощущение забитого гола! Демид ехал к скамейке, а сам не мог сдержать слёз.
  - Ну, ты даёшь парень!
  Ему стучали крагами по голове в знак поздравления, что-то говорили, шутливо толкали в плечо.
  Следующую смену он начал уже в атаке. Выиграли сбрасывание, и тут же Демид получил пас. Думать некогда, он увернулся от массивного игрока, который пытался припечатать его к борту, и не глядя, бросил по воротам из-за синей линии. Никто ничего не понял. Вратарь растерянно смотрел на лежащую в воротах шайбу. Демид улыбнулся. В его арсенале есть мощный щелчок. Интересно, если замерить скорость полёта шайбы? Его распирало от гордости. Ещё бы, пришёл, вышел на лёд и всех удивил. Сбылась детская мечта, которая, казалось, перечёркнута навсегда.
  Капитаны команд немного посовещались и решили, что Демида надо попробовать против слаженной пятёрки соперника.
  Партнёры команды старались чаще снабжать Демида шайбой, но соперники теперь опекали его грамотно. Всё-таки первый раз после долгого перерыва он вышел на лёд и не всегда успевал увернуться от силового приёма, переложить шайбу или закрыть её корпусом. Не получались финты, отработанные в детстве. Постепенно на первый план вылезло недовольство собой.
  После игры, тёплого освежающего душа, в раздевалке, к нему подсели двое ребят из противоборствующей команды.
  - Евгений, - сразу представился стройный светловолосый парень лет под тридцать.
  - Сергей, - протянул для знакомства руку второй, маленький, плотненький, с перебитым носом и живыми глазами.
  - Демид Расщепин.
  - Ты где-то успел поиграть или и сейчас играешь? - спросил Евгений.
  - В детстве играл за местный клуб. Потом травма и вот уже лет семь не выходил на лёд. А сегодня от счастья, что сбылась мечта вновь играть в хоккей, даже упал.
  - Это мы видели, - улыбнулся Сергей. - Значит, ты нигде не играешь?
  - Нет, ребята, нигде.
  - А хочешь выступать за городскую команду "Локомотив"?
  - Вы серьёзно? - опешил Демид.
  - Ты чего? - засмеялся Сергей. - Я ведь не контракт с клубом НХЛ предлагаю.
  - Я согласен.
  - У кого тренировался до травмы?
  - Михал Кириллыча.
  - Наш человек, - улыбнулся Сергей и подмигнул напарнику. - Завтра вечером пройдёт тренировка команды. Приходи. Поработаешь с командой, посмотришь, освоишься. У нас постоянно людей не хватает. Будешь постоянно играть, амуницию хорошую подгоним. Номер телефона подскажи, я тебе завтра наберу.
  Демид опустил голову.
  -- У меня сейчас нет телефона. Напишите свой, - он вытянул из сумки маленький записной блокнот с ручкой.
  - Тренировка здесь, в шесть вечера. Не опаздывай.
  
  Демид пришёл в общагу, бросил баул на пол, клюшку поставил в угол. Всё его нутро переполняла радость. Так хотелось поделиться этой радостью ещё с кем-то. Но с кем? У него даже телефона нет, чтобы кому-нибудь позвонить. Перед глазами всплыл образ Полины. И так захотелось её увидеть, что, несмотря на поздний час, он выскочил из дома и преодолел расстояние в три остановки в рекордное время. Он взглянул на окна восьмого этажа и пыл угас. Увидеть Полину хотелось, но было поздно и она, скорее всего уже спит. Он присел на лавочку детской площадки, расположенной как раз напротив её окон и просидел в полной тишине и молчании добрых два часа. Если бы кто спросил, о чём он думал, когда сидел на лавочке, то он вряд ли бы ответил. Мысли пролетали с скоростью света, картинки чередовались с удивительной быстротой. Пожар превратился в новый отсчёт новой жизни.
  Вахтёрша сильно ругалась позднему появлению Демида в общаге. Он таких слов, которые употребляла приличная на вид женщина, не слышал с роду. Но у него прекрасное настроение. На бурный шквал нелицеприятных слов Демид улыбнулся.
  - Спасибо! - мягко проговорил он, довольный произведённый эффектом.
  Вахтёрша застыла на полуслове.
  Демид долго лежал в кровати. Образ Полины сменялся разговором с домовым. Он всегда мечтал пожить в сказке. И вот она к нему пришла. Сказка в реальности. Нога больше не беспокоит, всегда сыт. Самобранка бесценная вещь! Но главное - хоккей! Или всё же Полина?
  Сначала - хоккей, а потом - Полина. На этой мысли он и уснул.
  Утром плотно позавтракал и пошёл по адресам искать работу. Предлагали временную подработку на полный рабочий день. В обед удалось немного разжиться деньгами, разгрузив фуру в соседнем супермаркете. Как у них так получилось, что понадобился ещё один грузчик, неизвестно. Главное в кармане немножко прибыло.
  Без пятнадцати шесть вечера Демид входил в раздевалку. Изучающие взгляды переодевающихся игроков, немного нервировали.
  - Парень, а ты раздевалки не перепутал? - неожиданно прогремел над ухом голос двухметрового гиганта. - Я тебя что-то ни разу не видел на льду. Первомайский?
  - Первомайский. Если это команда "Локомотив", то ничего не перепутал.
  - Ага! Новенький! А я всё думал, кто побежит после игры за пивом! - загоготал здоровяк.
  - Уймись, Рокки, - в раздевалке появился Евгений. - Мужики, у нас новый игрок, Демид Расщепин. Наша задача понять, на какой позиции он будет наиболее полезен. Ну, и само собой разумеющееся, помогать. Давай, Демид, не тушуйся. Привыкнешь.
  - На счёт пива тема остаётся в силе! - прогремел опять здоровяк Рокки.
  - Одно дело проставиться, совсем другое - бежать за пивом для кого-то, кто даже познакомиться не пожелал, - ответ Демида ввергнул раздевалку в тишину.
  - Чего? - рыжебородый здоровяк навис над Демидом. - Сказали за пивом, значит за пивом!
  Демид встал напротив Рокки, расправил плечи.
  - И что если не побегу? Ударишь или сразу убьёшь?
  У Рокки задёргался уголок рта и кончик носа. Он сверлил Демида жёсткими стальными глазами.
  - Я тебя по стенке размажу, чтобы ты забыл, что такое хоккей, - прошипел Рокки.
  Демид разозлился. Он гневно посмотрел на рыжебородого.
  - Ты сначала попробуй меня догнать, а там посмотрим, кто для кого побежит за пивом!
  Здоровяк неожиданно рассмеялся и раздевалка опять зашумела.
  - Молодец! - похлопал его по плечу Рокки. - Держи пять! Первый экзамен выдержал. Стальной стержень есть, значит, играть будешь.
  Демид мотнул головой. Разыграли, черти.
  Он пожал руку Рокки и ещё некоторым ребятам, которые называли свои имена, но Демид их всех тут же поперепутал.
  Евгений оказался помощником главного тренера команды, которым оказался тот самый Сергей с перебитым носом.
  - Я поставлю тебя пока в четвёртое звено. Покатайся, присмотрись. Определись, на какой позиции тебе удобнее играть. Клюшку, вчера, ты вроде держал левым хватом, а сейчас правым. Не понял.
  - Мне без разницы, левым или правым хватом. Одинаково играю обеими руками.
  - Чудесно, - улыбнулся Сергей. - Все на раскатку!
  Сначала всей командой бежали по кругу в нормальном положении, затем спиной, а потом при приближении к воротам проезжали спиной за ними. Отрабатывали выход один в один, два в два, два в одного. Тренировались делать пас на ход партнёру, обороняться и постоянно следить за игрой, чтобы кто-нибудь в тебя не врезался.
  - Расщепин! - подозвал Сергей Демида. - Техникой катания надо заняться. Тяжело разворачиваешься. Стартовая скорость шикарная, а вот развороты как у ленивого медведя. Клюшкой работай активней. Корпусом шайбу закрывай. У тебя обе руки рабочие! Так используй это преимущество. Завтра утром можешь подойти? У меня ребятишки будут. Дам индивидуальное задание и поработаешь отдельно.
  - Во сколько?
  - В десять. Я вахту предупрежу. Данные у тебя хорошие. Надо работать. В принципе ты ещё молод. Двадцать лет. Можно ещё и карьеру сделать в клубах низших дивизионов. Хотя кто знает, может, и в КХЛ прорвёшься!
  Дальше начались игры между пятёрками до первой заброшенной шайбы или минуты игры. Выбывает пропустившая гол или команда, которая дольше другой находилась на площадке.
  Демид уделил внимание взаимодействию. Пробовал играть нападающих слева, справа, в центре. Нравилось на всех позициях. Неудобств не возникало. Игра приносила удовлетворение.
  - Завтра вечером игра с "Урожаем". Мы поедем к ним. Начало в восемь ноль-ноль. Кто завтра не сможет сыграть, подсказывайте.
  - Мы же послезавтра с ними должны играть? - спросил один из игроков.
  - Перенос матча из-за ремонта. Так что играем завтра. Все свободны. Расщепин задержись.
  Игроки расходились, а Демид сидел напротив тренера.
  - Завтра на игре будет спортивный агент Толя Ельцов. Я познакомлю тебя с ним. Он посмотрит, как ты играешь и, возможно, попробует заключить контракт с каким-нибудь клубом. У тебя с работой как, нет проблем? Договоришься по поводу завтрашней тренировки?
  - У меня с этим... даже не знаю, как правильно сказать, проблема или нет проблем, - замялся Демид. - Я сейчас без работы. Дом сгорел, живу в комнате в общаге. У друга денег занял. Хотелось бы ему отдать побыстрее, а работы подходящей нет. Паспорт послезавтра только выдадут. Я блогером подрабатывал. Блоги о спорте писал. Денежка немного капала. А теперь остался без компа, без работы и без денег.
  - Тогда так, - Сергей нахмурил лоб. - С Толей я тебя обязательно познакомлю. Игрок ты перспективный. Проблема, что не командный. Но и это дело наживное, сыграешься, поймёшь, что к чему. Голова есть. Постарайся ему понравиться. Агент с него очень хороший. Если возьмёт тебя, не пожалеешь!
  И опять Демид пришёл в маленькую холостяцкую комнату, раскинул самобранку, поужинал. Вечерняя прогулка до дома Полины. Полчаса на лавочке напротив окон её квартиры, воспоминания о единственной встрече. Он пытался вспомнить цвет её глаз, представить нежный поцелуй, предположить, чтобы сказала она, увидев его на скамейке.
  - Я думала вчера, что ты всё-таки зайдёшь...
  Демид от неожиданности встал и столкнулся с Полиной. Между ними опять пробежал разряд тока.
  - Какой ты...
  Полина остановилась в начале фразы и смутилась.
  - Я, вчера, просто решил посидеть у вас. У вас здесь уютно. У вас двор тихий.
  - У нас живу я, так ведь?
  - У вас живёшь ты...
  - Данила очень хорошо о тебе отзывался.
  - У тебя прекрасный брат.
  - Ты зайдёшь к нам?
  - Только не сегодня. Я хотел бы пригласить тебя...на хоккей. Я играть буду...
  - Ты хоккеист? - она так смешно и искренно выглядела в этот момент, что Демид немного пришёл в себя.
  - Ты, наверное, хоккей не любишь, а я тут...
  - Где, когда? Может, с Данилой приедем. Мы семья фанатов хоккея!
  Демид улыбнулся.
  - Это в Дзержинском районе. Думаю, что можно с нами на автобусе доехать.
  Полина выставила указательный пальчик.
  - Всё! Решено! Завтра я точно еду с вами!
  - Ты не представляешь, что ты сейчас со мной делаешь!
  - Представляю! Я вчера полночи сидела у окна на тебя смотрела. И сегодня ждала, когда ты придёшь!
  Судьба свела вместе два открытых чистых сердца, подарила им минуты любви и радости. Но реальность, помноженная на сказку, рождает чудовищную реакцию...
  
  Глава 3
  Первенство города
  
  На завтрак хотелось чего экзотического, соответствующего прекрасному настроению.
  - Слушай, скатерть-самобранка, а у тебя есть что-нибудь эдакое.
  - Эдакового нет.
  - А что вообще есть?
  - Не знаешь, что есть, проси проверенное.
  - Тьфу ты.
  - Тьфу, тоже нет!
  Демид рассмеялся. Он понял, что скатерть реагирует только на конкретные блюда.
  - Тогда стакан ананасового сока, апельсин, банан и йогурт.
  - С чем йогурт?
  - С персиком.
  - А что не спрашиваешь, йогурт чьего производителя? - ехидно спросил Демид.
  - Темнота! Ой, темнота! Здесь производитель я, - рассмеялся голос скатерти-самобранки.
  - Как это?
  - У тебя на столе всегда натуральный продукт. Свежий. Только что сорванный, только что сделанный, только что испечённый и так далее.
  - Серьёзный подход, - изумился Демид. - За такую скатерть могли целые государства воевать.
  - Государства, не государства, а в старые времена войны шли нешуточные. И кто только не пытался мной овладеть. И Кощей, и дракон, и людей несть числа. Иван Грозный снарядил своих опричников для поиска. И Гитлер искал.
  - Откуда ты всё это знаешь?
  - Ох, действительно, темнота! Скатерть волшебная и впитывает в себя всю информацию. Если у блюда есть конкретное название, то приготовлю без проблем. Не важно, в каком веке оно изобретено, и какие ингредиенты использованы.
  - И речь-то у тебя современная.
  - А то! Не лыком шиты. Держи, что пожелал, - довольный голос проговорил последние слова мягко и с уважением.
  Заказ сразу оформился перед клиентом.
  - Слушай, скатерть-самобранка, а как ты всё это делаешь? Вчера не ответила. Отшутилась.
  - Я ведь из сказки.
  - Ну, из воздуха невозможно создать это всё! - Демид обвёл руками свой завтрак.
  - Вот приставучий, какой, - заворчала скатерть, - мало тебе в детстве сказок читали. Если материалисты не могут что-то объяснить, они это называют шарлатанством. А это обыкновенные чудеса. Сказка, одним словом.
  - Ладно, - сдался Демид, - не хочешь, не говори.
  Охранник и вахтёр в ледовом дворце пропустили Демида без проблем, узнав, к кому он идёт. Сергей занимался с мальчишками. По несколько раз объясняя непонятные моменты. Увидев Демида, подъехал к бортику.
  - Держи ключ от тренерской, переодевайся и сюда. Пока я вожусь с пострелёнками, разомнись, покатайся по малому кругу. Попробуй клюшкой поднять шайбу со льда одним движением.
  Форма сидела как влитая. Демид даже удивился этому обстоятельству. Несколько малых кругов для раскатки, несколько физических упражнений. Разогрелся, размялся. Клюшку надо будет при возможности сменить. Что-то в ней не так. Или это просто придирки из-за того, что шайба не желает отрываться ото льда? Столько попыток и ни одной удачной. Странно.
  - Не получается? - Сергей взял у него клюшку и продемонстрировал, как это делается. - Запомнил движение? Пробуй!
  Вот теперь шайба легко оказалась на клюшке. Демид повторил движение несколько раз, и все попытки выходили с первого раза.
  - Смотрел чемпионат мира, когда финский игрок из-за ворот положил шайбу клюшкой в верхний угол?
  - В Питере, кажется, играли. Помню. Я этот финт просматривал в инете раз двадцать.
  - Повторишь?
  Демид хотел почесать затылок, забыв, что он в каске и в крагах. Получилось забавно. Но вот повторить трюк ему удалось с первой попытки. Сергей присвистнул.
  - А ну ещё раз!
  Мальчишки остановились и все смотрели за Демидом. Тот легко крутанул шайбу и положил в угол.
  Сергей задумчиво глянул на необычного ученика.
  - Ребята! Занимаемся своим упражнением! Демид, ты, правда, не играл до вчерашнего дня семь лет?
  - Не играл, а что?
  - Да, так, просто мысль одна пришла...
  Демид так и не дождался ответа, что за мысль пришла тренеру. Он заставил его бросать шайбу в ворота с разных точек площадки. Сначала пришлось бросать, когда шайба просто лежит на льду в состоянии покоя, а потом Сергей заставил его бить по скользящей шайбе. Промахи были, но вот сила удара поражала. Попадала шайба в штангу, та звенела на несколько голосов. Борт за воротами, словно охал от боли при попадании в него каучукового снаряда.
  - Перспективы у тебя хорошие, посмотрим сегодня тебя в игре. Думаю, ты можешь Толе понравиться.
  - Я хотел спросить, - замялся Демид. - Мы в Дзержинку на автобусе поедем?
  - На автобусе.
  - Парочка мест будет? Для болельщиков.
  - Будет, - улыбнулся Сергей. - С нами всегда человек пять любителей хоккея ездят. А где пять, там и семь. Лишними не будут.
  Всё время от утренней тренировки до вечера Демид промаялся ничегонеделанием. За что бы ни взялся - валится из рук. Старался поспать, не выходит. В голову лезут мысли о предстоящей игре. Мысли о Полине, немного разбавят, но в итоге голова опять оказывается, забита игрой. Прогулка по городу ничего не принесла. Демида лихорадило. Он боялся перегореть до начала игры, но ничего не мог с собой поделать. Мандраж тряс и заставлял думать о том, как получится сыграть.
  Полина пришла к отправлению автобуса одна, и только для того, чтобы сообщить, что поехать не получится. Заболела мама. Данила передавал привет и извинялся, что работа отнимает у него возможность поддержать друга. Грустный налёт на лице Демида растворился, когда Полина чмокнула его в щёчку под взглядами пассажиров автобуса. Зарделась, и, пожав, второпях руку, убежала.
  - Демид! Береги девочку! - загремел на весь салон здоровяк Рокки. - Умеют же люди красавиц находить!
  - Для неё место в автобусе всегда найдётся! Так и передай!
  - Такая поддержка для команды лучше талисмана!
  - Хватит зубоскалить! - улыбнулся Сергей. - Итак, у нас не полных три пятёрки. Выдюжим? А, мужики?
  - Где наша не пропадала! Выдюжим!
  Зрителей на трибунах небольшого ледового дворца института оказалось прилично. Команда "Урожай" молодая, выступает в студенческой лиге, а в этом году замахнулась на город. У них полноценные четыре звена, молодость и задор. У "Локомотива" опыт. Самым молодым в команде оказался Демид, остальным за тридцать.
  - Начинаем в два звена. Стараемся сбить их стартовый настрой. А там решим, как дальше. У кого сил хватит, будет выходить в других звеньях. Давайте ребятки, вперёд!
  Демид мельком увидел худого высокого парня в очках. Наверное, он и есть тот самый Толя Ельцов, о котором говорил Сергей. Но мысль как появилась, так и улетела. Демид полностью влился в игру.
  Студенты давили. Часто увлекались индивидуальными действиями, что спасало "Локомотив". Передерживанием шайбы грешил соперник. Но броски по воротам были частыми и с разных точек. Вратарь "Локомотива" Гриша Черёмушкин пластался на линии ворот, словно терминатор. Демид провёл на площадке две смены, но ничем не отметился. Шайба почти до него не доходила.
  - Расщепин, отбирай сам! Борись! Не жди, когда пас выдадут на блюдечке! - кричал Сергей.
  В третьей смене он ошибся, потерял шайбу, и студенты реализовали выход два в одного. Настроение упало. Игра не получалась совершенно. Он опустился на скамейку запасных мрачнее тучи.
  - Смотри на площадку! - рядом оказался Сергей. - Центр нападения твой. Бери игру на себя, если партнёры отстали. Рискуй бросать из любой позиции. Что ты теряешь? Только не делай пасов назад, как сделал сейчас. Если отдаёшь назад, найди адресата. Иначе, привезём себе целую авоську! Рокки! Какого ты творишь?
  Сергей подлетел к бортику. Рыжебородый детина пожал плечами, словно не понимая, что произошло, и покатился на скамейку штрафников.
  - Короче, Демид, если ты хочешь стать профессионалом, наступи себе на горло и играй через не хочу. Понял? Тройка меньшинства и Демид. Тяните время, парни. Не давайте им разыгрывать до верного. Минуту выдержать до перерыва. Вы можете!
  Демид встал на вбрасывание. Трибуны заполнились визжащими и галдящими студентами, которые безуспешно пытались запустить по кругу живую волну.
  В это время Демида прострелило током. Исчезло странное волнение, робость и неуверенность.
  Шайба из руки арбитра как в замедленной съёмке летела на лёд, Демид определил точку их соприкосновения. Легко подцепил шайбу на крюк клюшки и зряче откинул партнёру, который в одно касание отпасовал защитнику. Демид неожиданно для себя крикнул: мне! Рванулся мимо двух игроков соперника в чужую зону, получил каучуковое изделие точно на клюшку. На хорошей скорости обманул защитника, заложил перед вратарём, уводя его за собой и открывая тем самым дальний угол. Перехватил клюшку одной рукой и катнул диск мимо второго защитника и голкипера. Шайба мягко, не торопясь, закатилась за ленточку ворот. Гол! Обескураженные игроки "Урожая" ничего не смогли понять, что произошло. Впрочем, и сам герой не мог сообразить, как ему удалось проделать такой сложный финт. Партнёры не сдерживали своих чувств. Гол получился на загляденье.
  - Серёга! - затормошил тренера Ельцов. - У тебя кто снимает матч?
  - Даже и не знаю, пожал плечами тот. - Но ты гол видел, а? Ещё приходить не хотел! Это же самородок! Талантище!
  Ельцов уже бежал к скамейке соперников.
  Ничейный результат после первой пятнадцатиминутки, периоды сокращены для городских соревнований по регламенту на пять минут, дарил надежду на хороший результат. Десять минут на отдых и следующий период.
  В раздевалке бурно обсуждался гол Демида. Мужики пытались понять, как он так сделал, а он улыбался и пожимал плечами.
  Сергей пожал руку Демиду. Тут же сказал о минусах в его игре, на которые тот должен обратить внимание. Затем разобрали некоторые моменты действий соперника, выявили слабые места, которыми необходимо воспользоваться.
  Второй период начался с того, что команды доиграли смену не в равных составах. Особое внимание соперники стали уделять десятке "Локомотива". Демид пробовал различные варианты, как можно убежать от опеки, но разворот пока желал лучшего. Слишком медленно. В одной из смен он вышел в другой пятёрке, выиграл вбрасывание, получил пас, вошёл в зону соперника, перевёл шайбу направо, на подключившегося к атаке форварда. На пятачок не поехал, а встал за воротами у левой стойки. Пас пришёл точно на крюк клюшки. Демид принял, крутанулся за воротами, и положил шайбу в правый верхний угол ворот дзержинцев. Трюк финского нападающего в игре против сборной России несколько лет назад на чемпионате мира, теперь стал украшением игры на первенство города Новосибирска, в виртуозном исполнении Расщепина.
  Дворец спорта затих. Какое-то странное оцепенение наступило в одно мгновение. Шоковое состояние зрителей и игроков. Две шайбы заброшенными немыслимыми трюками.
  - Демид! Ну, и выпендрёжник же ты! - Сергей хлопнул игрока по спине. - Это здесь ты так можешь издеваться, а среди мастеров не дадут. Там трудовые шайбы придётся забрасывать.
  После двух периодов счёт сохранился 2:1 в пользу "Локомотива". И на третий период хозяева площадки вышли с решительным настроем. В самом начале периода они дважды подряд продавили оборону гостей. Но если в первый раз Гриша вытащил шайбу, то вторым заходом "Урожай" сравнял счёт.
  Демид опять выиграл вбрасывание, отыграл на партнёра, получил шайбу обратно, вошёл в зону и резко бросил от синей линии. За спиной продолжавшего ждать броска вратаря, колыхнулась сетка. Арбитр не сразу поднял руку вверх, фиксируя гол, хотя загорелась красная лампочка за воротами.
  - Чертовщина какая-то, - буркнул тренер студентов. - Не нравится мне этот игрок. Он походу из профи. Профессионалам здесь не место.
  А Демид разыгрался. Поймал, что называется кураж. Вышел из своей зоны, на скорости проскочил мимо игрока соперников, будто и не заметив, и бросил по воротам из-под падающего под шайбу защитника. Каучуковый диск скользнул по клюшке самоотверженного игрока и пролетел над ловушкой под перекладину, затрепыхавшись в сетке, словно птица, пойманная в силки. Оказалось, что Демид способен прочитать отскок шайбы при рикошете. Защитник "Локомотива" бросил, снаряд по пути к воротам попал в конёк соперника, изменил направление, чиркнул по клюшке другого студента и угодил в подставленную вовремя клюшку Демида.
  Дзержинские болельщики и хоккеисты не ожидали такой игры от гостей и тем более оказались не готовы к появлению в составе забивного форварда. Первая игра в официальной игре на первенство города и сразу покер! Четыре гола!
  В раздевалке стоял шум и смех. Рокки кричал, что готов бежать за пивом в одних трусах.
  Ельцов прорвался к Демиду.
  - Рад! Очень рад познакомиться! Я готов стать вашим агентом! Готов встретиться с вами завтра и обсудить наше взаимовыгодное сотрудничество.
  Он протянул листок с номером телефона.
  - Я приеду на Первомайку к Сергею в три часа дня, у него всё и обсудим.
  Счастливый Расщепин находился на седьмом небе от счастья. Теперь хотелось бежать в сторону своего района и кричать от радости. Скорее увидеть Полину...
  В сознании мелькнула фраза: мама заболела. У них деньги сейчас есть на лекарства? А то он у них походу забрал все средства для существования. Радость сразу угасла. На сердце стало тревожно. Если что, ему трудно будет справиться с тем, что человек, мама Полины, не сможет поправиться из-за его безумной детской мечты играть в хоккей...
  
  Глава 4
  Козни неведомого врага
  
  Звонок не работал, пришлось постучать в дверь. Никто так и не открыл. Обескураженный Демид не знал, что и думать. У него же где-то номер телефона Полины и Данилы записан. Где же? Он пробежался по карманам, вынул записку от Ельцова. С ним сегодня надо обязательно встретиться. Может, в комнате выложил? Надо блокнот завести и визитницу. Где же номер телефона Полины? Почему о покупке телефона не подумал раньше? Переехать ведь они не могли? Не могли. Или могли? Соседи! Демид с нетерпением позвонил в дверь рядом.
  - Ну, кто там в такую рань? - раздался старушечий голос.
  Дверь приоткрылась, образуя узкую щелочку с косяком.
  Несколько секунд небольшого роста старушка рассматривала Демида, словно экспонат. А Демид от волнения замешкался с ответом.
  - Чего надобно? Дома я не одна и в квартиру не пущу.
  Демид прокашлялся. Голос прозвучал неестественно чужим.
  - Доброе утро! Не подскажете, соседи ваши. Они где?
  - Я за ними не слежу, молодой человек. Вы, собственно, к кому? - старушка прищурила глаза.
  - Я, собственно, к...Даниле, - засмущался Демид.
  Старушка улыбнулась.
  - Полина и Анюта в школе. Данила в институте. Варвара Сергеевна в больнице. Простудилась немного. Я предлагала им поухаживать за ней, да они уже всё решили. Больница недалеко от школы.
  - Спасибо, - выдохнул повеселевший Демид. - Спасибо!
  Настроение поднялось, он прыгал через две ступени по лестнице, а кончики ушей жутко горели.
  - Вот я лопух! Элементарные вещи забыл. Не работаю на нормальной работе и посчитал, что другие живут также. Полина в одиннадцатом классе учится. В этом учебном году у неё выпускной. И я устрою ей шикарный выпускной!
  В голове привычно щёлкнуло.
  Демид оглянулся по сторонам. Осень! Сентябрь! Его любимое время года. Как там у Пушкина:
  "Унылая пора! Очей очарованье!
  Приятна мне твоя прощальная краса -
  Люблю я пышное природы увяданье,
  В багрец и в золото одетые леса..."
  Первую строчку Демид заменил бы на другие "прекрасная пора", но с великим поэтом спорить не стал.
  - Демидыч! Друг! - раздался крик. - Как я рад тебя видеть!
  Демид остановился и увидел Димку. Тот шёл на него с пьяной улыбкой на лице, раскачивающейся походкой.
  - Как здорово, что я тебя встретил! - Димка попытался обнять Демида.
  - Ты откуда такой хорошенький с утра?
  - О-о! День рождения! Всю ночь отмечали. Все спят, а нам вот, с другом, не хватило по чуть-чуть.
  Демид посмотрел туда, куда махнул Димка. Там стоял бомжеватого вида мужик с неопрятной бородой и в давно не стираном джинсовом костюме.
  - Ты мне займи немного. Сам понимаешь, в каком я состоянии. А надо ещё опохмелиться будет. Потом. Ты же настоящий друг.
  Последняя фраза прозвучала двояко. Вроде и утверждение, и вроде, как вопрос. Рука привычно нырнула в карман, нащупала пару бумажек.
  - Дим, я не могу тебе сегодня занять. Так получается...
  - Ну, ты и жмот! Тебе для друга копейки жалко? - улыбка сошла с лица.
  Вид нахохлившегося Димки показался жалким. Больной человек.
  - До общаги со мной дойдёшь? - пришло в голову неожиданное решение.
  - Общаги? А что там в общаге?
  - Так я ведь... - начал было Демид, но махнул рукой. - Дойдёшь? Не пожалеешь.
  - Далеко?
  - Три остановки.
  - Я тебе пешкун на дальние дистанции?
  - Тебе бутылка нужна или нет?
  - А две будет? - заинтересованно процедил Димка.
  - Для тебя - будет.
  Демид шёл впереди, а сладкая парочка тянулась за ним. Правильно он делает или нет? Думать на эту тему не хотелось. Осенние пейзажи нарядных аллей заставляли думать о более возвышенном и прекрасном. О Полине. Демид улыбнулся. Странное чувство овладевает им, когда он думает о ней. Будто она незримо присутствует рядом и его тело дрожит от счастья, что она рядом. Наверное, именно это люди называют любовью? Всегда и со всеми девушками у него были ровные дружеские отношения. Сердце так громко не стучало, тело не пробивала странная дрожь. И эти электрические заряды, которые проскакивают между ними, странные. С другими девушками ничего подобного не случалось.
  - Подожди здесь, - остановил Димку Демид. - Боюсь, что тебя дальше не пустят.
  - Как не пустят? Я что, не человек? И я, это, с тобой!
  - В Таком состоянии, как у тебя - не пустят.
  - Нормальное состояние! Ты чего гонишь?
  - Тебе бутылка нужна?
  - Две. Две бутылки!
  - Хорошо, две. Тогда подожди на улице.
  По пути в комнату встретилась комендантша. На бледном лице, как всегда, кислое выражение. Губы выделяются насыщенным красным цветом. Голос строгий, поучающий, словно она знает больше, чем все окружающие её.
  - Почему приходите поздно? Вот будет у вас своя квартира, будете приходить, когда вздумается, а здесь правила. После полуночи вахтёр имеет право вас не пускать, чтобы не будить людей.
  - Вы серьёзно? - опешил Демид.
  - Более чем, молодой человек.
  - Допустим, я работаю до часа ночи, значит, я не смогу попасть в общежитие?
  - Совершенно верно.
  - Тогда это ущемление прав человека.
  - Но вы ведь не гей?
  - Причём тут гей?
  - Я так и знала, - вздохнула она. - Только геи могут кричать об ущемлении своих прав.
  Демид завис. Услышанный бред никак не желал пониматься.
  - Постойте. Я ничего не понял про ваших геев. Мне, в принципе, всё равно какие у них права. Вы, объясните, почему я должен искать ночлежку, если у меня есть комната?
  - Я всё сказала. Вы предупреждены. Больше после полуночи, вас никто не пустит, - сказала надменно комендантша и пошла дальше, гордо подняв голову.
  Демид проследовал в комнату.
  - Скатерть самобранка, а ты можешь водку сделать?
  - Не люблю я алкашей. Не люблю.
  - Не мне это. У друга трубы горят.
  - Так трубы водой надо тушить.
  - Можно без шуток?
  - Держи.
  На столе появилась бутылка водки советского производства.
  - Ого! А можешь сделать водку из дальнего прошлого? Ну, там из девятнадцатого века?
  - Вот! И в оригинальной бутылке.
  - Класс! Но как можешь это делать?
  - Секрет...как его...полишинеля, во.
  - С тобой не соскучишься.
  - Все упаковки сохраняются, пока в них есть содержимое. Пустые или с испорченным продуктом исчезают, словно их никогда не было.
  - Чудеса!
  - Это сказка, а в сказке и не такое бывает. Ты ведь теперь тоже живёшь сказкой.
  - Но ведь и сказка когда-нибудь заканчивается, - с грустью произнёс Демид.
  - Сказка заканчивается для того, чтобы начаться опять. Конец у сказки для того, чтобы показать, что одна закончилась, а другая началась.
  - Мудрёно говоришь. Скажи, а имя у тебя есть?
  Женский голос засмеялся.
  - Иван тоже допытывался, есть ли у меня имя. Скатерть-самобранка, моё имя.
  - Какой Иван?
  - Иванушка-дурачок. Аль не читал сказок?
  - Читал. Поверить сложно.
  - Ты просто поверь и всё станет простым и понятным.
  - Можно, я буду звать Нюрой?
  - Нюра...красивое имя...
  - Можно?
  - Мне нравится. Буду Нюрой.
  Димка ходил кругами вокруг скамейки, на которой сидел его друг. Нетерпение сквозило во всех действиях. Увидев Демида с пакетом в руках, Димка с неожиданной прытью рванул навстречу. Демида всегда удивляло в Димке способность трезветь, когда он видел спиртосодержащую жидкость.
  - Ну? - глаза бегают, стараются проникнуть внутрь пакета, руки чешет в предвкушении подарка.
  - Держи, Дим. Не пора завязывать?
  - Не время, друг, не время. Брошу, когда захочу. Слушай! Так это советская водка! Ты где её достал? - глаза Димки округлились. - Она же бешеных бабок стоит!
  - А вторая бутылка тебе как?
  Димка вытянул из пакета пузатую квадратную бутылку с пробкой залитой сургучом. Пошептал губами, пытаясь прочитать иностранную надпись.
  - Хрень, наверно, какая-то. Вот советская водка - это валюта! За неё такие бабки можно взять!
  Димка развернулся и пошёл по своим делам, прижимая пакет к груди, как бесценную вещь. Демид усмехнулся. Ни "спасибо", ни "до свидания". Димкин друг проспал уход напарника и ковыляющим шагом устремился за ним.
  Демид успел переступить порог общежития, заметить загадочный и интригующий взгляд вахтёра, и пройти до коридора. Комендантша выросла, словно из-под земли.
  - Торговля спиртным без лицензии преследуется по закону. Всё снято на телефон. Отвертеться не получится. Я вынуждена сообщить в полицию.
  Второй раз за день Демид опешил.
  - Какая торговля? Вы о чём?
  - Не удивлюсь, если у тебя ещё и наркотики найдут, - не дожидаясь ответа, она гордо выпрямила спину и с превосходством над оппонентом, зашла в свой кабинет.
  Демид помотал головой из стороны в сторону и передумал идти в комнату. На улицу, в парк, только не оставаться здесь. Может на природе удастся проанализировать произошедшее.
   Но мир для Демида Расщепина изменился. Стал другим. Всё осталось на своих местах. Просто он воспринимать мир стал по-другому. Демид чувствовал это, но объяснить не мог даже самому себе. Он стал частью сказки, как ни странно звучит словосочетание. Прикоснулся к тонкой материи на грани понимания. Расскажи о скатерти-самобранке кому - не поверят и сочтут умалишённым. А у него такая скатерть лежит в комнате. Боль в ноге прошла, когда современная медицина опустила руки, пришла на помощь фея с волшебным порошком. Домовой реален. Просто мы не видим его, если он не пожелает. Игра в хоккей. Встал на коньки и начал вытворять невероятные вещи. Многому придётся учиться, тренироваться, и развивать то, что ему подарили. Без труда, как говорят, не вынуть рыбку из пруда.
  Так! А паспорт кто будет получать? Демид глянул на часы и чуть не выругался. Димка с комендантшей все планы сбили. Бегом в паспортный стол. Успел. Выдача документов. Получаем, открываем...
  - Девушка! Это не мой паспорт!
  - Как не ваш? Фотография ваша!
  - Фотография моя, - согласился Демид, - имя моё и отчество, а фамилия не моя!
  - Такого не может быть!
  - Но есть ведь! У меня фамилия Расщепин, а здесь Расщенин.
  - Значит, в бланке написали неразборчиво фамилию.
  - В бланке все буквы проставил печатными.
  - Секундочку, - девушка вынула из шкафа бумаги, нашла нужную, раскрыла, пробежала глазами. - М-м-м. Наша ошибка, Демид Николаевич. Приходите завтра, мы всё исправим.
  Переваривать случившееся не осталось времени. Ноги в руки и в ледовый дворец спорта. Пробежка получилась хорошая. Охранник спросил куда направляется, записал в журнал данные справки.
  Ельцов уже беседовал с Сергеем и Евгением, пили чай из круглых, похожих на мяч бокалов.
  - Я связался с несколькими клубами. Вас, Демид, на данный момент готовы посмотреть: Сибирь Новосибирск, Металлург Новокузнецк, Сокол Красноярск, Ермак Ангарск и Челмет Челябинск. Условия контракта, если к нему придём, будут ещё обговариваться, но предварительные условия все хороши. Предпочтительней по все показателям - Сибирь. Сезон начнёте... Демид, можно перейти на "ты"?
  - Конечно.
  - Замечательно. Сезон начнёшь в молодёжке. А там Сибирь два. Фурор с заброшенными шайбами на город, произвести сумел. Видео гуляет по всем социальным сетям. Просмотров за сутки до двадцати тысяч! С ума можно сойти! Звезда взошла, но надо постоянно работать. Сам всё понимаешь. За год можно цену себе поднять до серьёзных высот. Что думаешь? Сибирь? Или кого из высшей лиги приглядим?
  - Демид, даже не думай - Сибирь, - заговорил Сергей. - В вышку из КХЛ всегда можешь попасть, а вот наоборот не у всех получается.
  - Сибирь. Решение верное, - Евгений задумчиво отхлебнул глоток из стакана. - Если понадобится помощь от нас, приходи, поможем. Без всяких денег. По-дружески.
  - Спасибо, я не ожидал таких развитий, таких событий...
  Все улыбнулись.
  - Лиха беда начало. Завтра в два часа дня тренировка молодёжки на "Сибири". Не опаздывай. Я тоже приеду. Тренеры команды будут тебя просматривать.
  Демид пришёл в общежитие в непонятном состоянии. Вроде и радоваться надо - просмотр в команде родного города, играющей в Континентальной хоккейной лиге, а настроения для радости нет. Комендантша строит козни. И чем не понравился? Где и что не так сделал?
  - Переживаешь?
  Демид чуть со стула не свалился. Дверь закрыта на замок, никто в комнату не входил.
  - Да, ты не пужайся! - рассмеялся старичок в картузе и цветной рубахе в горошек, подпоясанной обыкновенной верёвкой. - Никанор тебе привет передаёт.
  - Никанор? - удивился Демид.
  - Так его ты из огня спас. Или у тебя ещё Никаноры знакомые есть?
  - Нет, больше нет.
  - Вот и добре. Меня зови Словохотом. Я хранитель очага этой общажки. Не повезло мне с домом. Но я не ропщу, не подумай, чаво. И туточки люди есть хорошие. Ты вот, например. Давненько не было историй, чтобы человек домового из огня спасал. Так что если к нам с добром, то и мы платим добром.
  - Так он отблагодарил уже меня. Кстати, поужинаешь со мной?
  Домовой довольно закряхтел.
  - Отчего не отужинать? С хорошим человеком завсегда приятно.
  - Что бы вы отведали, дедушка Словохот?
  - Блинчиков с творогом, со сметаной, - закатил мечтательно глаза домовой. - Кваску резкого.
  - Нюра! Слышала заказ гостя? Подтверждаю. Сделай, уважаемая. Мне тоже блинчиков со сметаной и стакан кефира.
  На глазах изумлённого Словохота на столе расстелилась скатерть, и выросли тарелки с блинами.
  - Вона какой подарок сделал Никанор! - домовой посмотрел на Демида с прищуром. - Не простой ты человек, Демид, ой, не простой! Помяни моё слово, избранный ты. Вопрос только для чего? Не думал и не гадал, что доживу до такого. В моём доме - избранный! Это честь, Демид. А за хлеб-соль огромное благодарение от меня.
  Когда собеседники насытились, вытерли подбородки от жира и сметаны, Словохот ослабил пояс на животе, и заговорил:
  - Козни против тебя строит комендантша. Видел я, как она какие-то пакетики в твоей комнате рассовывала. Показать?
  Домовой из-под матраса вытащил небольшой, размером со спичечный коробок, свёрток. Протянул Демиду, но в руки отдавать не стал.
  - Сейчас разверну, посмотришь. Руками не прикасайся, чтобы отпечатков не оставить. Мои они не определят, а вот комендантша пальчики оставила. Наркотики, поди? Глянь.
  - Я в наркотиках не разбираюсь, - пожал плечами Демид.
  Словохот послюнявил палец, ткнул в белый порошок и попробовал на язык.
  - Она, отрава. Подставить тебя хочет. Давай я их все, что натыкала комендантша, заберу.
  Он успел пробежаться по местам, где лежали свёртки. Настойчивый стук в дверь и Словохот с Демидом переглянулись.
  - Пришли ужо. Прощевай. Встретимся ещё.
  Домовой испарился. Вот только что стоял напротив, а уже его и нет. Стук повторился более настойчиво.
  Демид щёлкнул замком, и дверь резко открылась. В комнату ворвались бойцы ОМОНа, заломили руки Демиду, уложили лицом в пол. Высокий мужчина в сером костюме присел рядом.
  - Рассказывай, - устало, но жёстко спросил он.
  - Что рассказывать?
  - Всё по порядку. Где у кого берёшь наркотики, кому сбываешь, кто поставляет тебе палёную водку? И где прячешь оружие?
  - Какое ещё оружие?
  - Сотрудничать не желаем, значит. Лейтенант! Давай понятых. Найдём оружие, наркотики, плохо будет. С тюрьмы если выйдешь, то долго не проживёшь. Кровью харкать будешь и сдохнешь под забором. Но ты оттуда не выйдешь. Понятые! Сейчас при вас пройдёт обыск в комнате гражданина Расщепина Демида Николаевича. Начинай, лейтенант!
  Демид посмотрел на понятых и встретился взглядом с комендантшей. Она мстительно улыбнулась. Вахтёрша, которая всегда и во всём поддерживала свою начальницу, с ненавистью смотрела в его сторону.
  - Пистолет! - раздался голос одного из полицейских у окна.
  - Вот, видите, Демид Николаевич! Хранение огнестрельного оружия - статья! Мы его ещё проверим по своей базе. Если, вдруг, подтвердится, что этот пистолетик фигурировал в каком-либо деле, то не завидую я вам, не завидую.
  Демид смотрел снизу вверх на сытое, довольное, гладковыбритое лицо со словно застывшей на лице улыбкой, и думал, кому надо так его подставлять? Кому он внезначай перешёл дорогу, что даже пистолет подкинули...
  - Товарищ капитан, тут это...
  - Что лейтенант?
  - Пистолет игрушечный.
  Капитан озабоченно покрутил в руках игрушку, вопросительно глянул на комендантшу, которая сделала удивлённый взгляд.
  - Где настоящий пистолет? - улыбка сошла с лица капитана, гражданский костюм на нём стал топорщиться во все стороны, наверное, от возмущения, что пистолет не тот.
  - Какой пистолет? Вы же нашли его, - Демид был уверен, что Словохот уже предпринял нужные действия.
  - Это игрушка, а где настоящий?
  - У меня настоящих пистолетов никогда не было.
  - Ладно, лейтенант ищите хорошо. Наркотики должны быть.
  - Ага, и бутылки пустые водочные и аппарат для разлива водки...
  Тяжёлая рука придавила голову к полу так, что говорить стало невозможно, а ворсинки с коврика попали в рот.
  До слуха Демида донеслись возмущённые голоса полицейских.
  - Всё обыскали, наркотиков нет и оружия больше никакого, кроме игрушки.
  - Должно быть. Сведения из проверенного источника. За десять лет все сведения подтверждались.
  - Всё перевернули. Нету.
  - Эй, ты! Пистолет и наркотики где? Куда дел?
  Демид ответить не успел. В комнате появился новый персонаж. Кругленький, маленького ростика в форме полицейского. Снизу не удавалось разглядеть сколько звёзд на погонах.
  - Что тут происходит?
  - Товарищ полковник, задержание и обыск в комнате гражданина Расщепина Демида Николаевича. Поступили сведения о незаконной продаже алкоголя, наркотиков и хранении огнестрельного оружия.
  - Нашли что-нибудь? - усталый голос прозвучал нейтрально.
  - Никак нет. Ищем.
  - Я смотрю, уже всю комнату перевернули. Посадите задержанного на стул.
  Чья-то рука резко дёрнула Демида кверху, голова чуть не оторвалась от такого бесцеремонного рывка. Стул ударил по ногам и Демид оказался сидящим напротив круглого полковника.
  - Предлагаю добровольно выдать незаконные вещи, и вам это зачтётся.
  - У меня нет наркотиков и пистолетов, как вы все утверждаете. И никогда не было, - он скосил глаза на комендантшу, та вела себя странно. Глаза пробегали по комнате, кулачки сжимались и разжимались, на лице непонимание.
  - Капитан, сведения точные?
  - Да, куда точнее.
  - Молодой человек, не портите свою жизнь до предела...
  - Никогда не думал, что полиция занимается рэкетом. Вы, вроде, должны людей защищать, а вы наоборот.
  - Полегче, молодой человек, - голос из нейтрального превратился в недовольный.
  - А что полегче? Врываетесь в комнату посреди ночи, обвиняете в том, что подтвердить не в состоянии. И как мне после такого к вам относиться? Вы бы комендантшу нашу проверили, а не она ли наркотиками торгует?
  - Ты на честных людей напраслину не возводи! - вступился за неё капитан. - Доказательства есть?
  - А где доказательства моей вины? Ворвались, напакостили, а кто за это отвечать будет?
  Полковник мрачно взглянул на капитана.
  - Выйдем.
  Через несколько минут капитан вернулся и дал команду покинуть комнату.
  - Извините, Демид Николаевич, ошибочка вышла. Все претензии можете подать в отделении.
  Демид заметил взгляд капитана на комендантшу, та вмиг побледнела до такой стадии, что стало её немного жалко.
  Комната опустела. Демид продолжал сидеть на стуле и смотреть на оставленный силами правопорядка, беспорядок.
  - Воно как, - знакомый голос содержал в себе нотки серьёзности и веселья. - Вечер удался!
  - Дедушка Словохот, почему так? Я, вроде, никому зла не делал.
  - Бывает и не такое, Демидушка. Беспорядок мы сейчас уберём. Не проблема.
  Домовой щёлкнул пальцами, и комната приобрела прежний вид.
  - Серьёзный у тебя недоброжелатель. Постараюсь выведать по своим каналам, кто за всем этим стоит и кому выгодно с тобой расправиться. Свёртки с порошком отнесу в комнату комендантши. Она их найти не сумеет, а вот полиция найдёт сразу. Замешана она в деле. По заслугам пущай воздастся. А пистолет я подменил. Красиво получилось?
  - У меня сердце чуть не выпрыгнуло, когда его нашли, - усмехнулся Демид.
  - Отдыхай, - Словохот исчез.
  - После такого стресса только и отдыхать. Адреналин кипит в крови.
  Демид выключил свет, сел на кровати и долго смотрел через окно на полную луну, размышляя о том, что с ним произошло за последнее время. Жизнь изменилась. Пожар превратил её из тихой и спокойной в слишком бурную и непредсказуемую, но такая жизнь Демиду нравилась больше.
  
  Глава 5
  Шаг к Олимпу
  
  Утро по-другому осветило ночные события. Они показались нереальными, приснившимися. Демид сидел на постели и смотрел на скатерть-самобранку.
  Странное чувство. Человек далёкий от сказок, предубеждений, чудес и тому подобного, вдруг, оказывается втянут в волшебные события. Попадает в сказку в реальности. Вроде веришь, пользуешься, например, скатертью-самобранкой, а внутри тебя всё равно сидит скептик и не желает во всё это верить.
  В душе кольнуло, он вчера не видел и не слышал Полины! И что вчера у домового не спросил, не видал ли он бумажку с записанным на неё номером телефона девушки? Впрочем, вчера было совсем не до этого. Комендантша. Странная какая-то. Прицепилась, как клещ, и пытается сжить со свету. Интересное выражение "сжить со свету". Походу что у героев сказок начал обороты и словечки перенимать? И куда это может завести?
  Пора собираться, сегодня особый день. Сегодня для меня первый просмотр в профессиональной лиге! В любителях не играл, и сразу в профессионалы! Тоже, сказка. И как бы она не закончилась, всё равно сказка. И как этому проныре Ельцову удалось уговорить тренеров "Сибири" взять меня на просмотр? Чудеса, так чудеса.
  Полину надо увидеть. Никогда не приходилось скучать по девушкам. Родители одно, а прекрасная девушка, которая запала в душу и сердце, другое. Ей лет шестнадцать, может семнадцать. Разница в возрасте года четыре. Но важно ли это? Вон в семьдесят женятся на двадцатилетних, потом страдают, судятся, но это их проблемы.
  Перед глазами возникло миловидное овальное личико, со вздёрнутым слегка вверх курносым носиком, губками, готовыми рассмеяться в любой момент, серыми глазками, умными, добрыми и смешливыми. Русые волосы собраны в косу, которая всегда лежит у неё на плече. Голос мягкий, приятный. Таких девушек, он в жизни не встречал. Она будто из сказки...
  Паспорт получен. На этот раз никаких проблем не возникло. Все данные проверены и правильные. Обратно в общагу идти не захотелось. Ноги сами вывели к школе. Во двор не стал заходить, просто прогулялся вдоль ограды из тонких металлических прутьев с ровными стрижеными кустами со стороны школы.
  Думы о Полине отгородили от происходящего вокруг. Он спокойно по тротуару и мечтал.
  - Брат! - раздалось совсем рядом. - Демид! Брат!
  Навстречу с распахнутыми объятиями шёл Димка.
  - Ты, красава! Я всё утро тебя ищу! А ты тут! - он хотел обнять, но Демид увернулся и только пожал руку.
  - Уже принял на грудь?
  - Обижаешь, дорогой! У меня к тебе дело. Серьёзное. У тебя там, не завалялось ещё водки или вина? Таких же, как в прошлый раз?
  - Понравилось?
  - Не то слово, брат!
  - Когда я тебе братом стал?
  - Всегда был! Ну, так как, есть или нет?
  И почему Демид не смог сказать простое, но твёрдое - нет?
  - Приходи вечером, часов в восемь.
  - Дай тебя поцелую! Друг ты мой бесценный!
  Демид с трудом отвязался от лезущего целоваться "друга".
  - Нафига сказал, чтобы приходил? - настроение упало. - Припрётся же, да не один, а опять с каким-нибудь товарищем без имени.
  Делать нечего, слово дано, а слово надо держать. Он вытащил остатки денег, посчитал. На сегодня хватит добраться до стадиона и обратно. А вот завтра останусь без копейки. Хорошо ещё, что продукты покупать не надо.
  С баулом в автобус, испытание не для слабонервных. Оплатил багаж, но пассажиры недовольны, кривятся, вполголоса высказываются о Демиде, кто он такой. Баул, вроде в стоит углу и не должен никому мешаться, а получается наоборот. Он всем почему-то мешает. Детская коляска - не мешает. Баул - мешает!
  Пересадка. В метро не пускают. Значит, опять автобусом. Нет, троллейбусом. Он там ближе останавливается и можно спокойно дойти пешком.
  В салоне троллейбуса не так много народа. Здесь никто не ругается, и нервы слегка успокоились.
  Стоило подойти к дворцу спорта, как появился мандраж. Ноги предательски задрожали, в горле пересохло. Появилось осознание того, что сейчас, на площадке главного ледового дворца спорта, решится его дальнейшая судьба, отчего появилась слабость в руках. Ручка баула выскользнула из руки и стукнула об асфальт тротуара.
  - Смелей, Демид, смелей! Ты всегда любил сложное и опасное, но старался этого избегать. Пора смотреть обстоятельствам в глаза. Вперёд!
  Двери дворца закрылись, словно отгородили от жаркого сентябрьского дня, приняв в прохладные объятия холла.
  Охранник поднял голову и устремил внимательный вопросительный взгляд на Демида.
  - Я на просмотр...
  - Направо по коридору до конца, затем налево.
  Дверь в одну из раздевалок открылась, и вышел небольшого роста человек, сразу заметил Демида.
  - На просмотр? Щупленький какой-то. Клюшку в руке удержишь?
  Демид решил не отвечать на этот вопрос.
  - Здесь раздевалка?
  - Здесь, - кивнул человек. - С такими данными вам не в хоккей надо играть, а в шахматы.
  - В шахматы я всегда успею, а в хоккей годы уходят.
  Человек с интересом посмотрел на Демида, улыбнулся, и пошёл по своим делам.
  Претендентов в состав "Сибири" было предостаточно. Обычный просмотр игроков, единицы из которых получат свой шанс заиграть в основе команды мастеров или в молодёжке. К свободному шкафчику в дальнем углу от входа, пришлось добираться несколько минут. Вроде и раздевалка небольшая, а всё пространство оказалось занято людьми, амуницией, баулами. Кто-то спокойно убирал свои вещи с дороги, кто-то с недовольством. Шкафчик оказался самым крайним. Сосед, молодой парень, улыбнулся и сдвинул свои вещи в сторону.
  - Евгений, - протянул он руку для пожатия.
  - Демид, - ответил крепким рукопожатием Расщепин.
  - Необычное имя.
  - Я уже привык.
  - Играешь в защите или нападении?
  - Предпочитаю в нападении.
  - Фланг? Центр?
  - Честно говоря, без разницы. Сыграю на любой на позиции.
  - Универсал? Классно! А я - центр. Приехал с Новокузнецка, с молодёжки "Металлурга". Решил попробовать. Может, подойду команде. Всё-таки, КХЛ. А ты с какой команды?
  Демид замялся.
  - Одна игра на город за местный "Локомотив".
  - Ты серьёзно? - удивился Евгений. - А до этого где-то занимался?
  - Там и занимался. Семь дет перерыв был. Травма. Нога немела. Сейчас вот восстановился.
  - И ты решил сразу на просмотр в команду КХЛ?
  - Ну, а что тут такого?
  - Можно сказать, что пришёл с улицы без практики, и решил покорить вершину. Отчаянный ты парень. Получается, что у тебя вообще никакого послужного списка нет?
  - Нету.
  - Слушай, я в шоке. А лет тебе много?
  - Двадцать.
  - Если тебя отберут на просмотре, я твой поклонник! Обещаю! - Евгений засмеялся, что значило, что в такой расклад он не верит ни при каких обстоятельствах.
  На льду было тесно. Разминка. Раскатка. В итоге их поделили на две команды. Получилось по четыре пятёрки. Демид оказался во второй.
  - Играйте так, как вы играете всегда. Но мы будем не против, если вы покажете намного больше, - сказал немолодой мужчина в спортивном костюме с эмблемой хоккейного клуба "Сибирь".
  Рядом с ним стоял тот самый человек небольшого роста, с которым столкнулся Демид на входе в раздевалку. Там же стоял маленький столик, на котором лежали бумаги. Три человека сортировали их по кучкам. Демид сел на скамейку запасных и услышал разговор.
  - Этот как сюда попал? У него вообще пустой лист. Кто его пригласил?
  - Максим Юрьевич, его Ельцов навязал.
  - Балласт сразу выбрасывать надо!
  После этих слов внутри Демида всё закипело. Его балластом обозвали! А то, что говорили именно о нём, сомнений не вызывало. Пустой лист выступлений за хоккейные команды только у него. К тому же кроме него у Ельцова в "Сибири" подопечных нет.
  На льду он предпочёл правый фланг атаки. Каждый из его партнёров старался стать лидером пятерки и каждый из них почему-то игнорировал открывания Демида. После очередной завершившейся ничем атаки, он перехватил пас, который шёл его партнёру по команде. Резко изменил направление движения, вошёл в зону соперника через центральный круг между двумя игроками, увернулся от защитника, оказавшись спиной к воротам. Но Демид откуда-то знал, что вратарь сместился к ближней штанге и дальний угол открыт. Он поверил, что попадёт в образовавшийся просвет между штангой и щитком голкипера. Бросок получился не сильный, но точный и скрытый от вратаря. Шайба звякнула о штангу и влетела в ворота.
  Не глядя ни на кого, Демид поехал на смену. На скамейку рядом с ним опустился один из партнёров по пятёрке.
  - Тебе часто так везёт?
  - Будешь давать пас, будет везти чаще.
  Партнёр не ответил, только искоса глянул на самоуверенного парня.
  В следующей смене Демид получил пас у синей линии, отдал шайбу на ход левому нападающему, но тот её потерял. Соперники организовали быструю атаку три в два. Демид явно не успевал за владеющим шайбой. Ничего лучше не придумал, как катнуть свою клюшку со всей силы в сторону соперника, который замахнулся для броска. Бросок не состоялся. Демидова клюшка утянула шайбу в сторону. Игрок соперников махнул пустоту. Удаление, Демид отправился на скамейку штрафников на две минуты.
  Следующая смена, после отбытия удаления, началась с неожиданного отскока шайбы с точки сбрасывания на крюк клюшки. Демид резко стартовал с места, перепрыгнул через выставленную клюшку игрока соперника. Вкатился в зону, сымитировал бросок, уложив защитника на лёд, повторил трюк на втором защитнике, захватил шайбу клюшкой, крутанул в воздухе, и проезжая мимо ворот, положил каучуковый диск над плечом вратаря в ворота.
  Развернувшись лицом к скамейке запасных, Демид увидел вставших со своих мест игроков обеих команд. Не обращая внимания на одобрительные похлопывания по спине от партнёров, он подъехал к открывшейся калитке и попал в объятия какого-то игрока. Получил порцию внимания от партнёров по команде и, засмущавшись, сел на лавку.
  Просмотр закончился, Демида не пустил в раздевалку Ельцов. Он улыбался и вёл себя так, будто только что выиграл машину, квартиру и поездку на отдых за границу.
  - Демид! Я не сомневался! Блестяще! Думаю, что в молодёжку ты уже попал. Кубок КХЛ уже идёт. Это был просмотр молодёжи, который планировался до начала чемпионата. Но получилось так, как получилось. Я видео записал с твоей игрой. Не возьмут в "Сибирь", возьмут в другую команду. Обещаю!
  Ельцов радостно потёр руки и скрылся в тренерской, откуда через минуту выглянул очкарик.
  - Расщепин?
  - Расщепин, - подтвердил Демид.
  - Зайди. С тобой пообщаться хотят.
  Демид как был в форме, на коньках и с клюшкой, так и вошёл в тренерскую. Кроме очкарика здесь находился Ельцов с хитрой и радостной улыбкой во всё лицо, представительный мужчина в чёрном костюме и знакомый уже человек, с которым встретился Демид перед просмотром.
  - Максим Юрич! Я, конечно, согласен, что надо парня через молодёжку пропустить, но у меня два игрока травмированы. Я хочу...
  В это время в дверях появился Демид.
  - Проходи, молодое дарование, - сказал Максим Юрьевич. - Вот ведь судьба какая. Поговорили с тобой перед раздевалкой. Я и подумать не мог, какой бриллиант плывёт в руки. Вот только поработать нам с тобой не дают. Александр Владимирович хочет тебя в основу поставить на ближайшие игры. Не струсишь? В настоящих мужских ледовых переделках тебе не доводилось бывать.
  - Максим Юрич, хватит уже парня мучить. Завтра игра. Мне нужен центрфорвард. Анатолий Борисович сказал, что ты и центра можешь сыграть. Верно?
  - Могу, - пожал плечами Демид.
  - Отлично, завтра в четыре ровно, здесь, я тебя жду. Проявишь себя, сумеешь закрепиться в основе, сезон проведёшь в основе. Не сможешь, поиграешь и наберёшься опыта в молодёжке или "Сибири" два.
  - Максим Юрич, оформляй парня, контракт подпишем в кабинете главного, как переоденешься. Будут вопросы, задашь. Пока свободен.
  Демид вышел из тренерской в полной прострации. Контракт! Первый его профессиональный контракт! Да ещё завтра ставят на официальную игру! Всё это пока не укладывалось в голове.
  В раздевалке почти никого уже не осталось. Новый знакомый, Евгений, опять встретил его улыбкой.
  - Взяли?
  - Взяли. Завтра играю за основу.
  Евгений завис, опустив руки с полотенцем, которым вытирал голову.
  - Ничего не путаешь?
  - Ничего.
  - Так не бывает, Демид.
  - Как видишь. Бывает всё. И сказке место есть в нашей реальности.
  - Тогда я твой фанат. Завтра обязательно после тренировки приду на игру. Меня только в молодёжку включили.
  Подписание контракта и знакомство с руководством хоккейного клуба прошли для Демида в своеобразном тумане, словно происходили нереальные вещи, в которые очень сложно поверить. Впрочем, всем от имени Демида заправлял Ельцов. Демид только успевал ставить подписи под документами, которые ему подсовывал агент.
  В себя немного пришёл только за дверью кабинета. Ельцов потянул его из коридора в другую дверь. Оказывается, ему выписали подъёмные. А вот это обстоятельство привело его в чувство окончательно. Появился серьёзный повод наведаться в гости к Даниле, в смысле, к Полине. Отдать денежный долг.
  Баул с амуницией оставлен у Максима Юрьевича, чтобы не таскаться с ним через весь город. Вообще завтра, ему выдан полный комплект формы игрока "Сибири". На вопрос, какой номер он предпочитает, не задумываясь, ответил: тридцать восемь. Номер квартиры, в которой проживает Полина. Номер в команде оказался свободен и закрепился за Демидом.
  В душе бушевала буря, низвергалась лава, поднималось цунами. Он решил, что обязан прийти в гости не с пустыми руками. Но что взять в подарок? Торт однозначно. Но этого мало. И он купил три букета цветов, разных. В одном розы, в другом хризантемы, в третьем альстрёмерии. Альстрёмерия, он впервые слышал название, но цветы видеть приходилось. Красивые, яркие, заставляющие радоваться. Демид шёл с ними гордо, но по мере приближения к дому Полины, решительность исчезала. У подъезда он посчитал, что выглядит глупо и нелепо с тремя букетами и тортом. Кровь бросилась в голову. Хотел было развернуться назад, но дверь открылась, и вышел...Данила.
  - Демид! Привет! - обрадовался друг. - А ты откуда узнал, что у Полины день рождения? Она сказала? А я вот за тортом побежал. Тебя ещё бы праздничной лентой перетянуть, и подавай как подарочный торт. Пошли, пошли! А то кое-кто мне все уши прожужжал, почему ты не приходишь в гости. Смелее! Молодец, что три букета взял. Вот эти цветы, красивые, не помню, как называются. Что-то мудрёное. Любимые цветы Полинки. Она рассказала?
  Данила взял у друга торт.
  Демид шёл за другом по лестнице, лицо горело, сердце бухало, ватные ноги с трудом передвигались по ступеням. Дверь в квартиру открылась, он увидел Полину, и чуть не потерял сознание. Пошатнулся, но Данила ухватил его за руку и втолкнул внутрь квартиры.
  - Полина! Ты хотела гостя? Получи и распишись!
  Взгляды встретились. Демид дрожащими руками протянул букет с альстрёмерией. Их руки коснулись, пролетел знакомый электрический заряд, лица стали пунцовыми. Мама девушки улыбнулась, Данила ухмыльнулся, младшая сестра Настя, пристально уставилась на Демида.
  - Вот интересно, что она в тебе нашла? - на полном серьёзе спросила девочка. - Дари остальные букеты, а то уронишь!
  Слова вывели молодых людей из ступора. Оба засуетились. Демид раздарил цветы. Полина хлопотала с постановкой цветов в вазы.
  - Поговорите пока с Данилой, а мы быстренько закончим накрывать стол, - проводила в комнату мама. - Данила, займи гостя, пожалуйста!
  Она улыбнулась и погладила ладонью по предплечью. Демида словно током ударило. Так делала его мама. Она ушла, а он светился благодарностью за одно это прикосновение.
  - Рассказывай, как дела в хоккее? - Данила усадил друга в кресло, а сам присел на краешек дивана напротив.
  - Я долг принёс, - прочистив горло, сказал Демид. - Ты меня серьёзно выручил. Спасибо.
  - Пустяки. Так что там с хоккеем? Полина рассказывала, что ты за "Локо" играл на первенство города.
  - Играл. Завтра играю за основу "Сибири".
  - Да, ну! Вот это новость! Полина! Иди скорей сюда!
  Раскрасневшаяся девушка заглянула в комнату.
  - Демид завтра играет в основе "Сибири"! Представляешь?
  - У нас билеты на игру! - взвизгнула Полина.
  - Вот и я о чём! Нет, ты реально должен был быть, перетянут праздничной лентой и украшен огромным бантом! Сплошной подарок! Твой подарок, Полинка!
  Девушка фыркнула, махнула на него рукой и убежала.
  - У тебя серьёзно? - у Данилы сменилось выражение лица и голос.
  - Что именно?
  - С Полинкой?
  Уши предательски загорелись.
  - Я за неё...
  - Верю, верю, - остановил его Данила.
  - Влюблён?
  - По уши...
  - Я тебя хорошо знаю, Демид. И впервые вижу тебя таким растерянным и влюблённым. Сделай Полинку счастливой! Но, главное, дай ей окончить школу и институт. Понял?
  Демид кивнул головой в знак согласия.
  - Ладно, через два года вернёмся к этому разговору, - улыбнулся Данила. - Просто сделай так, чтобы любовь любовью, и не мешала учёбе. Постарайся!
  За столом не было алкоголя, только соки. Демид с Полиной сидели рядом и краснели каждый раз, когда встречались взглядом или касались руками.
  Настя хихикала над ними, Данила улыбался, а мама с умилением смотрела на дочь и Демида.
  Оказалось, что на матч "Сибири" с "Салаватом" едут обе сестры и Данила. Что места их на первом ряду, сразу за скамейкой запасных. Билеты на игру явились подарком Полине на день рождения от всей семьи.
  В этот вечер Демида закидали вопросами по всем аспектам его жизни и деятельности. Он еле успевал давать ответы. Семью Данилы интересовало всё, что, так или иначе связано с Демидом.
  - То есть после пожара у тебя перестала болеть нога, и ты стал играть?
  - Такая вот странность, - про домового и подарок, промолчал. Не поверят.
  - Чудеса! - пробормотала Настя. - Ты - волшебник?
  - Нет.
  За столом раздался дружелюбный смех.
  
  Демида провожали всей семьёй. Мама с Настей до порога, Полина до дверей подъезда, Данила до соседнего дома.
  Прекрасное настроение несло Демида к общаге. Он забыл, что договаривался с Димкой на восемь часов.
  - Вот он. Нарисовался, - из-за дерева наперерез вышел Высокий широкоплечий парень. - Нехорошо заставлять ждать серьёзных людей.
  Демид опешил. Вокруг него стояло семь человек явно бандитского вида.
  - Вы кто? - выдавил из себя Демид, отмечая, что страх сковал всё тело.
  - Не боись, мы твои друзья. Один хороший человек хочет сказать с тобой, тебе, поговорить с тобой по-хорошему. Пошли.
  - Далеко идти?
  - За общагой машина стоит.
  - От меня что нужно?
  - Там тебе всё объяснят.
  Сбежать не получится. Их много. Спортивного вида. Да и куда бежать?
  Его буквально впихнули на заднее сиденье тёмной иномарки и захлопнули дверь.
  - Здравствуй, Демид, - поздоровался с ним прилично одетый мужчина с сигарой, рассмотреть лицо оказалось невозможным из-за низко надвинутой на глаза шляпы. - Тут такое дело. Твой друг принёс нам вчера бутылку водки, которая стоит тысячи долларов. Это целое состояние. Учитывая, что ты после пожара живёшь в общаге, в маленькой комнате, выходит непонятное. Я не могу найти объяснения. Ты мог продать бутылку на аукционе и жить припеваюче. Но ты отдал её последнему алкашу за просто так. Возможно, что ты не знал стоимости товара. Я это допускаю. Напрашивается ещё один вопрос: где ты её взял? Никто в здравом уме не дал бы тебе её на реализацию. Так ведь? Так. Украл или взял? Возможно. Я уже не говорю о советской водке. Её всё-таки у запасливых стариков и сейчас найти можно. Редко, но бывает. Так откуда у тебя эта раритетная бутылка?
  Демид ругал себя последними словами за то, что попросил Нюру сделать оригинальную бутылку позапрошлого века. Такие бутылки были редкостью и делались по специальному заказу. Влип.
  - От бабушки память осталась. А тут друг с похмелья болеет. Решил, что его здоровье важнее.
  - Демид, я ведь пока, - говоривший сделал ударение на слове "пока", - нормально спрашиваю и жду адекватного ответа. Иначе разговор будет совсем другой.
  - Я не помню, как она у меня оказалась и откуда, - мысли Демида лихорадочно прыгали в голове, перебивая друг друга. - При пожаре я схватил корзинку, в которой оказались эти две бутылки. Вот и всё.
  - Допустим. Но ты сегодня назначил встречу на восемь с другом, значит, у тебя есть ещё товар?
  - Нет, товара, как вы выражаетесь, у меня нет. Тут всё просто. Вчера у меня денег не было, а сегодня я получил подъёмные и хотел дать ему на бутылку.
  - Допустим. Мои ребята уже осмотрели твою комнату и ничего не обнаружили. У тебя и вещей-то не осталось. Но ведь, имея такие раритеты, жить в нищете неправильно. Скажи, у тебя точно больше нет такой водки? Только честно.
  - Что было, отдал.
  - Ладно, верю. О нашем разговоре и нашей встрече никому. Иди.
  Демид, обливаясь потом, вылез из машины.
  - Ребята, немного ума ему подарите, - раздался вдогонку голос таинственного пассажира иномарки.
  Тяжёлый удар в живот согнул пополам, а удар сверху по затылку вырубил Демида. Он упал и как-то отдалённо услышал отъезжающую машину и мужской голос: это аванс.
  Сколько Демид пролежал без сознания, неизвестно. Очнулся от звука остановившейся машины.
  - Алкаш походу. Зря вытрезвители отменили. Лежит прямо на дороге. Хорошо, что не задавили.
  - Давай его в кусты перетащим.
  - Он жив хоть? А то может труповозка нужна.
  - Жив. Только алкоголем от него не тянет совсем. Одет нормально. Может, у него приступ какой?
  - Я вызову скорую.
  Демид опять отключился.
  Утром его осмотрел доктор. Демид с трудом понимал, где он находится.
  - Как себя чувствуем, молодой человек?
  - Где я?
  - В больнице.
  - Дайте пить.
  Живительная влага устремилась внутрь проснувшегося тела и вернула способность соображать.
  - Сколько я был без сознания? - с тревогой спросил он.
  - Примерно восемь часов, - задумчиво произнёс доктор.
  - Уф, - выдохнул Демид. - У меня сегодня игра. Первая игра за "Сибирь". В хоккей.
  - Э, милок, какая тебе сейчас игра? Сотрясение мозга. Ближайшие минимум десять дней придётся провести в постели.
  - Что? - Демид даже сел в кровати. - Доктор, распорядитесь отдать мне одежду. Я совершенно здоров! И не собираюсь валяться на постели, когда решается моя судьба!
  Доктор вздохнул, голос изменился, стал жёстче.
  - Если вам станет плохо прямо на улице? Кто за это будет отвечать? Нет, не могу я вас отпустить. Не могу.
  - Я бумагу напишу, что отказываюсь от медицинской помощи! Мне очень надо сегодня быть на стадионе!
  - Играть вам нельзя, категорически!
  - Хорошо, доктор. Вы только отпустите меня, а играть я не буду.
  - Тошнота, головокружение есть?
  - Нет, только боль, словно разлитая по всей голове.
  - Угу. Это оно и есть.
  - Доктор, пожалуйста, отпустите. Мне, правда, очень надо.
  - Я не имею права...
  - Вы желаете меня убить?
  - В смысле? Я хочу вам помочь!
  - Нет, доктор, если не отпустите, я могу погибнуть...
  
  Глава 6
  Любовь и сказка
  
  Головная боль то накатывала, то становилась вполне терпимой, иногда появлялось головокружение. Но Демид сегодня шёл к своей цели и какое-то там "сотрясение" не может ему помешать.
  Максим Юрьевич на лёгкой тренировке перед игрой на пальцах объяснял ему тактику игры, как себя вести и тому подобное.
  - Главное, ворота защитить. Играй на партнёров. Ребята опытные, если что помогут. Запомни. Хоккей - командная игра.
  Демид слушал, а боль в голове то усиливалась, то ослабевала. К концу тренировки он ощущал себя уставшим и разбитым, но старался держаться уверенно и бодро. Он шёл к своей мечте через боль, наперекор обстоятельствам.
  Один из помощников главного тренера остановился перед ним. Внимательно оглядел с ног до головы.
  - Расщепин, чего такой бледный? Заболел? Подменим.
  - Всё в порядке. Волнуюсь немного, всё-таки первая игра.
  Превозмогая усиливающуюся боль, будто заливающую голову, Демид вышел на площадку, крепко сжимая зубы. Первый период. Тренер предпочитал играть в три пятёрки против столь серьёзного соперника, и четвёртое звено появлялось на площадке не часто. Лишь для того, чтобы дать отдохнуть играющим звеньям. Демид чувствовал, что игра пятёрки рваная, пасы не проходят, выход из зоны не получается, друг друга не понимают. Приходится отбиваться в обороне и об атаке не думать. Но главное пятёрка выполнила. Не пропустила и дала возможность отдохнуть лидерам.
  Во втором периоде ничего не изменилось. Счёт уныло светился на табло круглыми нулями. В принципе, гости выглядели намного сильнее, и хозяевам приходилось в матче довольно сложно. Вратарь "Сибири" поймал кураж, спасал команду раз за разом. Его визави отразил, чуть ли не в три раза меньше бросков по своим воротам.
  Третий период перешёл в жёсткий хоккей. Гости усилили натиск и посыпались удаления игроков "Сибири".
   Тренер начал тасовать состав. Четвёртая пятёрка выходила на площадку усиленная двумя игроками других звеньев. Демид чувствовал себя совершенно разбитым. И только мечта, спортивная злость и непреодолимое желание играть не давали расслабиться. В самом конце матча, произошло очередное удаление. Отбывать штраф за вратаря отправился Демид. Команда меньшинства билась против шести полевых игроков соперника. Игроки стелились под удары, получая болезненные ушибы. До конца встречи три секунды. Штраф завершился. Демид выскочил на площадку. В это время защитник "Сибири" выбросил шайбу из своей зоны в сторону пустых ворот соперника. Демид видел, что она катится мимо цели. В падении ему удалось ткнуть её в нужном направлении. Провожая шайбу взглядом, встал на одно колено. В это время сильный удар опрокинул его на лёд, и он воткнулся головой в площадку...
  - Очнулся, герой?
  Тошнота и сильное головокружение при открытии глаз превратились в невыносимую боль и рвоту. Кто-то вскрикнул, кто-то нецензурно высказался, а чьи-то крепкие руки повернули голову Демида набок.
  - Скорую! Предполагаю сотрясение мозга, но кто его знает, какие ещё сюрпризы могут быть.
  Демид сообразил, что его куда-то несут какие-то белые люди, но ему было в данный момент всё равно. Перед ним рисовалась только одна, постоянно повторяющаяся картинка - пересекающая линию ворот шайба.
  
  Проснулся от страшного чувства голода. В последнем сне он ел, ел, ел и не мог насытиться. Светлая небольшая комната с одной кроватью, окно во всю стену с вертикальными жалюзи. Тумбочка, на которой стоял тетрапак с яблочным соком, лежали три апельсина, груша и яблоко. Рука сама потянулась к груше. Сочная и нежная, лопнула под действием зубов и забрызгала своим соком подбородок и грудь. В процессе пережёвывания ощущалась головная боль, немного отдалённая, совсем не такая, что была на игре и после...
  Демид застыл с грушей в руке. Что случилось, что он оказался на больничной койке? Он выскочил со скамейки штрафников, дотянулся до шайбы, он пересекает линию ворот и...
  Дальше пустота. Потом ужасная боль, от воспоминания которой он скривился по инерции, белые люди его куда-то несут и всё...
  Полина была на игре! Она всё видела! Сок и фрукты, однозначно, её рук дело. Погоди, а что это чёрное за апельсинами? Шайба! Странно. Шайба тут, каким образом?
  Он встал с постели, проверил ощущения. Всё в норме, только голова слегка кружится и где-то глубоко внутри стоит тупая боль. Осторожно, словно заговорщик, добрался до двери, приоткрыл, выглянул в коридор. Никого. Вернулся обратно и принялся чистить апельсин.
  Из-за Димки всё...
  Из-за Димки? Или из-за своей глупости? Выпендрился водкой прошлого. Так. Будучи блогером я использовал разные приёмы для привлечения читателей. Теперь эти приёмы идут не на пользу. Скромнее надо быть. Весь пиар должен идти от хоккея. И всё. Больше никаких благотворительностей. По крайней мере, с обнародованием имени. И так вокруг меня нездоровый ажиотаж. Авантюрист из меня вылез наружу после пожара. Надо его загонять обратно.
  Дверь приоткрылась и в комнату, точнее больничную палату заглянуло милое личико молоденькой медсестры.
  - Вы очнулись? Я сейчас дежурного врача позову, - пропела она тоненьким голоском и исчезла за дверью.
  Демид попытался вернуться к мысли, которую развивал до этого и не сумел. Он вспомнил Полину, её взгляд, глаза, руки...
  - Добрый вечер, Демид, - поздоровался врач, входя в палату.
  Действительно, отблеск солнца, который проникал в палату, напоминал вечер. Демид даже оглянулся на окно, но тут же перевёл взгляд на врача. Типичный доктор. Среднего роста, в белом халате, с немного рассеянным взглядом. На вид ему лет сорок-сорок пять, не меньше.
  - Как самочувствие? Голова болит?
  - Есть тупая боль и лёгкое головокружение.
  - Ага, ага, - сказал врач, взял голову Демида, сжал в ладонях и пристально посмотрел в глаза. - Поря-ядок. Думаю, завтра мы вас выпишем из больницы. Нечего место занимать. Недели на две, как минимум, постельный режим, а там посмотрим. Напугали вы нас, молодой человек. Когда вас привезли, два дня назад, думали..."коньки отбросишь". Ан, нет, коньки только сняли.
  Врач засмеялся своей шутке.
  - Хорошо, что всё хорошо. Отдыхайте. Если что, там есть кнопочка над кроватью, вызовете дежурную медсестру. Кстати, вас есть, кому забрать?
  - В книге лежит визитка Ельцова, который вчера весь день тут крутился. Можно ему позвонить.
  - Спасибо, Людочка! Вопрос разрешился сам собой. Всё, кушайте, набирайтесь сил и отдыхайте.
  Врач ушёл, а Людочка чуть задержалась, кокетливо улыбнулась, плавно повела плечиком и медленно вышла из палаты, слишком долго закрывая дверь.
  Демид усмехнулся. Звезда, блин. Ишь, как медсестра себя подала. Это и есть слава, от которой ни сбежать, ни скрыться? Хотя нет, скорее начало. И тут же одёрнул себя. Ты стань звездой, а потом будешь размышлять, какая она слава.
  Дверь опять открылась и вошла Людочка с тарелкой, ложкой и стаканом чая.
  - Я подумала, зачем вас гонять на первый этаж? И вот принесла вам ужин. Приятного аппетита, - она присела на кровать, халатик разъехался, оголив красивое колено и чуть выше.
  Демид хотел встать, но получилось, что девушка, присев, перегородила путь его движению. Взгляд случайно наткнулся на ноги девушки, и в лицо ударила краска. Он начал отводить глаза в сторону, а получилось, что упёрся в слегка виднеющиеся девичьи груди, расстёгнутого на одну пуговицу, халата. Он закрыл глаза, уши горели, лицо горело. Для верности прикрыл глаза ладонью.
  - Я совсем вам не нравлюсь? - игриво спросила она, придвигаясь ближе.
  - Извините, я...вы нравитесь, но...
  - У вас есть девушка, - добавила Люда. - Но это ничего не меняет. Мы можем встречаться с вами иногда. А потом вы поймёте, какая я страстная, и как умею любить.
  - Люда, - голос Демида дрогнул, девушка преданно уставилась на него. - Я...пойми правильно...я...
  И замолк.
  Люда поднялась и медленно пошла к выходу.
  - Если что, вы знаете, где меня найти.
  Дверь закрылась и Демид глубоко выдохнул. Резко встал с кровати и чуть не упал от головокружения и неожиданного потемнения в глазах. С минуту переждал ухудшение. Спокойным взором обвёл палату, с шумом выдохнул.
  - Шустрая девочка, - чуть пробормотал он, подсел ближе к тумбочке и заработал ложкой.
   С чего она вообще подкатила? Что во всей больше не к кому? Странно. Чем дальше, тем больше странностей. Ещё с комендантшей не разобрались, да и с этим непонятная ситуация, инкогнито в машине, и вот тебе медсестра Людочка. Пользуетесь спросом Демид Николаевич. Вот только спрос сомнительный. Есть о чём задуматься.
  - Вы уже покушали? - Людочка стояла в дверях, верхняя пуговица халатика застёгнута, но вся её поза говорила: только скажи и я - твоя. - Можно забирать?
  Демид кивнул в ответ и отвёл взгляд в угол палаты.
  - Зря вы так, Демид, я ведь к вам со всей...
  Она ушла, а у Демида стало как-то нехорошо на душе. Обидел девушку. Может извиниться? Ага! Тогда ещё и утешать придётся...всю ночь...
  - Спать! Как там в сказке? Утро вечера мудренее!
  
  Утро мудренее, а в эту ночь приснился странный сон.
  Оказался Демид в тёмном лесу. Один. Где-то совсем недалеко волки воюют, филин кричит, деревья кряхтят и стонут. И ветерок пронзающий, а Демид в больничной пижаме. Прохладно. Узенькая тропка промеж деревьев бежит куда-то вдаль и будто манит за собой. Недолго сомневался Демид, пошёл по тропке вглубь леса. Долго ли, коротко ли он шёл, а полянка с деревянной избой открылась неожиданно. Свет горит в единственном маленьком окошке. Помялся немного Демид, решая, что делать дальше, да и потянул дверь дубовую на себя. Скрипнула дверь, точнее изобразила ноту "ре", и открыла просторную комнату на весь дом с печкой в углу и столом посередине, над которым смолила лампада. А за столом сидит немолодой мужчина в старинном парике, с усталым взглядом, в кафтане времён Петра Первого. Увидел Демида, улыбнулся и пригласил жестом присесть за стол напротив.
  - Вижу, что вопросов у тебя много. Оставим самые главные, остальные потом. Значит, ты есть новый обладатель скатерти-самобранки? Так или нет? Хотя, чего я спрашиваю. Другой тут и не оказался бы. Разреши представиться. Меншиков Александр Данилович, последний обладатель скатерти. До тебя. А ты, стало быть...как звать?
  - Демид.
  - Хорошее имя. И какой год сейчас там?
  - Где там? - не понял Демид.
  - На земле, где же ещё?
  - А мы где?
  Меншиков глянул на Демида и задумался.
  - Слушай, а я ведь и не знаю, где мы сейчас находимся. Мир между мёртвыми и живыми, наверное. Не могу сказать. Ужасно хочется посмотреть на мир. Какой он стал. Петербург бы увидеть хоть одним глазком. Славное было время, когда мы с Петром Алексеевичем...
  Меншиков, вдруг, замолк, и подошёл к маленькому окошечку. С минуту вглядывался в темноту, а затем повернулся к Демиду. Глаза царского соратника были красными и влажными.
  - Времени нет на воспоминания. Каждый год в день осеннего равноденствия обладатель скатерти-самобранки привечает гостей. И не просто гостей, а тех, кто владел ей по велению богов в разное время. Много раньше таких скатертей было и владельцев знатных и славных много было. Боги решали, кого награждать. Время шло, скатерти погибали, иногда вместе с хозяевами. Бывало, боги отбирали скатерть за неправильное поведение, обрекая бывшего владельца на голод. И такое бывало. Эти на пир не приходят, им путь заказан. А вот прежние владельцы нашей с тобой скатерти придут. Уж, не знаю, все или нет. Тут сказать сложно. Тебе необходимо выбрать прекрасное место к началу суток, чтобы никто из людей на нас не обращал внимания. Чтобы мы могли сесть кружочком поужинать до первых лучей солнца и поговорить. Ты - главный. И на твои вопросы мы будем отвечать. Сразу скажу, что люди разные. Есть и звери, о которых вы можете прочитать в книгах. В моё время они считались легендой, а в твоё и подавно. Кот Баюн, слышал?
  - Сказочный персонаж.
  - Вот и посмотришь на сказочного персонажа в живую, - усмехнулся Меншиков. - Ведунья. Красивая, глаз не оторвать! Жила в избушке на курьих ножках.
  - Баба Яга? - удивился Демид.
  - Это народные побасенки. Не видели, так придумали. Жила она в лесу, на болоте, потому и дом на деревянных сваях, как на куриных ножках. Ведала многим. Лечила, снадобья разные готовила, все обряды людские знала, зверей понимала и разговаривала с ними. Ай, всего не упомнить. Сам у неё спросишь. Знатная жёнушка. Но не повезло ей с мужем. Погиб он рано. Вот она и ушла в лес, чтобы свататься приходили поменьше. Иван будет, по прозвищу "дурак", только это сказочное прозвище. Не обращай внимания, он поумней всех нас вместе, будет. Митрий Соколик, княжеский дружинник из разорившегося дворянского рода. Стоял в первых рядах Большого полка войска Дмитрия Донского на Куликовом поле. Всю битву в самой гуще боя! И выжил! Один из сотен. За храбрость и умение получил от богов дар. А давненько мы не собирались. Ты сам-то, где проживаешь?
  - Новосибирск.
  - Не знаю такого города. Я умер в Сибири, в Берёзове, в семьсот двадцать девятом от рождества христова. Время как быстро летит. Скоро рассвет. Мы можем являться в мир только раз в год, в день осеннего равноденствия. Так решили боги.
  - И кто они, боги?
  Меншиков засмеялся.
  - Насмешил! Забыли кто такие боги, а они ему скатерть подарили!
  - Я хотел узнать, какие боги, как их зовут, которые дарят?
  - Славянские боги, а чей конкретно это подарок, разгадывать тебе. Я - не разгадал. И потерял положение при дворе, звание, награды...
  - А кто-то сумел разгадать?
  - Если и сумел, то всё равно не расскажет. Тебе пора. Иди той же тропкой.
  Меншиков сел на прежнее место и застыл, словно статуя из воска. Демид невольно встал и толкнул дверь наружу, на этот раз прозвучала другая нота "ми". Стоило оказаться в лесу, дом и поляна исчезли, а перед Демидом бежала тропка в темноту ухающего и воющего леса...
  
  Проснувшись, Демид долго сидел на кровати, пытаясь сообразить, насколько реальным был сон. То, что ему пришлось уже столкнуться с необычными вещами и сказочными героями, заставило очень серьёзно задуматься над сказанным сподвижником Петра I.
  В позе думающего мальчика застал Демида Ельцов. Ворвался в палату, словно вихрь.
  - Ты ещё не готов? Собирайся! Нам к руководству клуба ещё надо попасть. Потом в койку и отдыхать столько, сколько прописал доктор, - он посмотрел на наручные часы. - Всё в порядке?
  - Нормально, - пробормотал Демид, выползая из-под одеяла. - К руководству зачем?
  - Интересно? - Ельцов довольно потёр руки.
  - Интересно, конечно.
  - Тебе выписали премию за победную шайбу, руководство желает лично пожать вашу мужественную руку и с сегодняшнего дня ты игрок основы. Контракт у нас на год. Если будешь играть хорошо, то контракт могут продлить с повышением в зарплате.
  Демид выслушал всё с непроницаемым лицом и продолжил постепенно одеваться.
  - Ты не рад? - с удивлением в голосе спросил Ельцов.
  - Рад, Анатолий Алексеевич, рад.
  - Не вижу радости, Демид. Что-то случилось?
  - Ничего не случилось. Не знаете, откуда на тумбочке шайба?
  - Знаю, это ребята тебе передали шайбу, которую "Салавату" забросил. Твоя первая официально засчитанная шайба.
  - Заедем в магазин, я куплю телефон, а то без него, как без рук.
  - Нет проблем, Демид.
  Руководство в лице главы попечительского совета и генерального менеджера, пожали руку, сказали несколько дежурных фраз и пожелали скорейшего возвращения на лёд. В отделе кадров ему вручили зарплатную карту.
  Ельцов сопровождал своего подопечного, словно телохранитель старался сделать так, чтобы Демида не толкнули, открывал двери.
  Уже в машине Демид спросил:
  - Вы так оберегаете меня, будто президента.
  - Верно, Демид. Так и есть. Ты - моя надежда. Из всех игроков, которых я вёл или веду, ты самый талантливый и перспективный. Надо будет, пылинки сдувать буду, - Ельцов рассмеялся и задорно посмотрел на собеседника. - Что-то с тобой не так. Голова болит?
  - Болит.
  - Хорошо тебя их защитник приложил. Кстати, его дисквалифицировали на пять матчей.
  - Случайно он или специально?
  - Трудно сказать. Вроде пытался увернуться в последний момент, но не получилось. До комнаты проводить?
  Демид отмахнулся, вылез из машины и побрёл в сторону общаги.
  Навстречу выплыла комендантша со своими ярко-красными губами на бледном лице. С презрением оглядела его и прошла мимо.
  Захотелось спросить, глядя прямо её в лицо о причинах ненависти, но сдержался, и почувствовал головокружение. Добрался до комнаты и свалился на кровать прямо в одежде. Закрыл глаза, но думы самой различной направленности не давали уснуть. В итоге сел и вытащил телефон.
  - Куда же я всё-таки дел номерок Полины? Вспоминай, дубина стоеросовая!
  Взгляд, пролетел по комнате, и вдруг, зацепился за квадратик бумаги на подоконнике.
  Радости не было предела. Рукой Полины написан номер её телефона.
  Быстрый набор. Звонок. Ожидание.
  - Алло, слушаю, - раздался далёкий, но такой милый и приятный голос.
  - Полина, это Демид, - сказал он, и ком подкатил к горлу, не давая говорить.
  - Демид! Как ты? Где ты? - в голосе девушки чувствовались и радость, и переживание, и забота.
  - В своей комнате. Всё нормально. Мы можем увидеться?
  - Я приду к тебе сегодня после пяти. Можно?
  - Конечно, можно, - Демид заволновался и обвёл взглядом комнату. - Буду ждать.
  Он ещё долго стоял с телефоном в руке и вспоминал её улыбку. А потом схватил тряпку, ведро и принялся за уборку. Не хорошо принимать дорогую гостью в неубранной комнате.
  Демид извёлся, ожидая Полину. Ему хотелось бежать навстречу, делать какие-то непонятные самому вещи. В итоге решил, что девушку надо встретить.
  Она шла по тротуару с пакетом, в котором угадывались фрукты. Вся такая светлая, стройная, воздушная...
  Погода стояла тёплая для второй половины сентября, и её летнее платье служило этому странному ощущению воздушности. Демид любовался её походкой, и с трудом сдерживал себя, чтобы не броситься навстречу. Может, так и надо было сделать? Но врождённая скромность и постоянно скрываемые чувства опять победили. Он просто стоял и смотрел на неё. Девушка заметила Демида и заулыбалась. Пожелтевшие берёзы вспыхнули золотым блеском, а рябины блеснули алыми самоцветами. Мир сжался до двух влюблённых, оставив всё за непроницаемой сейчас для них двоих, стеной. Они видели только друг друга.
  Их глаза находились напротив, смотрели и влюблённые никак не могли насмотреться на свою дорогую половинку. Он без слов взял пакет из её рук. Пробежавший разряд тока совершенно не смутил. Не договариваясь, они взялись за руки, и пошли по тротуару в сторону от общаги. Им и слов оказалось не надо, всё говорили красноречивые взгляды. Они не замечали прохожих, которые бросали в их стороны заинтересованные взгляды, не замечали машин, которые почему-то пропускали их и не сигналили, не замечали, куда они идут, и сколько прошло времени...
  - Кажется, начинает темнеть, - проговорила Полина. - Надо домой бежать. Пить хочу сильно.
  - Мы вернулись к общаге, пойдём ко мне, попьёшь, и я тебя провожу до дома.
  Вахтёрша недовольно шмыгнула носом, но промолчала.
  Демид остановился посреди комнаты. Подарок богов лежал перед ним. И решил, что для любимой девушки, он раскроет тайну. Между ними секретов быть не должно.
  - Полина, я тебя попрошу сейчас не кричать, потому что ты увидишь удивительную вещь. Хорошо?
  Заинтригованная девушка кивнула, в глазах появилось любопытство.
  Демид расстелил скатерть.
  - Что желает выпить, мадемуазель?
  Она задорно засмеялась.
  - Молочный коктейль!
  - Нюра. Заказ подтверждён.
  На скатерти возник высокий стакан с коктейлем.
  Глаза Полины заметно увеличились. Рот открылся, но не звуков не последовало.
  - Попробуй, - Демид протянул ей стакан.
  Полина аккуратно приняла его и осторожно пригубила.
  - Ну, как?
  - Вкусно! Как ты это сделал? Я ведь специально попросила коктейль, чтобы ты не смог его сделать, и мы бы по дороге домой зашли в кафе.
  - Так вот какие планы у тебя были!
  - Скажи, как? Ты фокусник?
  - Это просто обыкновенная скатерть-самобранка.
  - Скатерть-самобранка? Настоящая? Ты шутишь.
  - Нюра, накрой нам ужин на двоих при свечах.
  Очарованная волшебством Полина, с удовольствием поужинала с Демидом. Расспросила откуда и как появилась скатерть. Узнала о том, как он жил, чем интересуется кроме хоккея. Можно сказать, учинила форменный допрос. Ей всё было интересно. Им обоим было легко и просто общаться друг с другом. Исчезли все препятствия, которые возникали между ними. И время пролетело незаметно и быстро.
  - Ой! - вскрикнула Полина, когда задребезжал её телефон. - Данила меня потерял. Дань, я иду. Встречать не надо, меня Демид проводит. Хорошо.
  Она весело посмотрела на Демида и поцеловала в щёку. Лёгкий румянец разлился по лицу. Быстро встала и направилась к выходу.
  - Пойдём, Данила ждёт.
  - Ты не хочешь уходить? - вдруг, озарило Демида.
  - Не хочу, но...сам понимаешь.
  - Понимаю, Поля. Идём.
  Между ними опять возникла невидимая черта, которую оба хотели пересечь, но слово даденное Даниле, удерживало их. У дверей подъезда они впервые поцеловались в губы. А потом не могли оторваться друг от друга несколько минут, пока рядом не крякнул какой-то мужик, напугав своим хриплым голосом.
  Демид ещё долго стоял под окном и смотрел на тёмный силуэт в светлом проёме и наслаждался неожиданно свалившимся на него счастьем...
  
  Глава 7
  Осеннее равноденствие
  
  На следующий день Демид проснулся от ощущения, что в комнате кто-то есть. Открыл глаза и никого не увидел.
  - Дядюшка Словохот?
  - Дядюшка лучше звучит, чем дедушка, - ответил, проявляясь, домовой. - Ну и чаво расхворался?
  - Пройдёт, как и всё проходит, - лениво ответил Демид.
  - Гляжу на хилософию потянуло, - усмехнулся Словохот. - Слушай, что узнал.
  Он покряхтел, покашлял, уселся удобнее на стуле.
  - Я слушаю, - напомнил о себе Демид задумавшемуся домовому.
  - Думаю, с чаво начать. Комендантша не по своей воле так себя ведёт, - он опять замолчал.
  - Она вместе с капитаном, это понятно. Думаю, что капитан решил на мне заработать себе звёздочку майора.
  - Боюся, тута сложнёхонько всё. Они связаны меж собой, но хтой-то главный есть над ними. Тут главное понять, чаво от тебя добиваются, какова у них цель. Тогда и многое прояснится.
  - Кому-то самобранка понадобилась?
  - Самобранка? - Словохот на миг задумался. - Тута чтой-то другое. Ладно, я тебе расскажу, что услышал, а ты своей тыковкой думай.
  - Болеть будет, тыковка. У меня как-никак сотрясение мозга!
  - Сотрясение дурости у тебя, - домовой спрыгнул со стула, вмиг влетел на кровать и заключил голову Демида в свои ладошки.
  - Ты чего? - попытался его оттолкнуть Демид.
  - Всё. Ты, здоров. Никакого сотрясения и мозга у тебя нету.
  - Мозга нет? - не понял Демид.
  Словохот засмеялся искренне и по детски.
  - Я хотел сказать, что сотрясения мозга больше нету. Здоров ты. Могёшь у больничку ступать.
  Боли действительно не ощущалось. Голова просветлела.
  - Так, рассказывай.
  - В обчем так. Этот хтой-то находится в отделении полиции. Хто он не знаю. И ему нужно твоё тело.
  - Что-то не пойму. Моё тело? А зачем ему моё тело? То есть...
  - Похожа, что так. Только тело. Остерегайся ходить по ночам. Смотри по сторонам внимательней.
  Демиду пришлось задуматься над словами Словохота. Поэтому посещение больницы, где ему опять указали на отдых, и магазина, в котором он приобрёл ноутбук, прошло как шпионском боевике. Он постоянно пытался определить следит ли за ним кто, резко изменяя направление движения и кружа по городским улицам. "Хвоста" обнаружить не удалось, но знание, что если не обнаружил, не означает, что его нет, не давали покоя.
  И, наконец, у него есть интернет. Блогерство Демид решил отложить на потом. Сейчас его интересовал день осеннего равноденствия. Он быстро набрал необходимые слова. В этом году выпало на 23 сентября.
  - А сегодня у нас, - он глянул на календарь, - двадцать второе! М-м, если тот сон, правда, и я должен встретить гостей, то, что мне для этого нужно?
   С настроя и дум сбили несколько телефонных звонков подряд, словно знали, когда предыдущий собеседник завершит разговор. Первым оказался Ельцов.
  - Демид, через неделю надо будет появиться в клубе, на медосмотр. Будут принимать решение о тренировках. Так что будь готов.
  Звонок от Данилы оказался неожиданным.
  - Привет, хоккеист! Слушай, что там с тобой произошло? Надолго выбили из игр? А то Полинка рвётся на тебя посмотреть на площадке. Да и мне приятно осознавать, что в любимой команде играет мой друг! Выздоравливай! Если что надо, не стесняйся, звони!
  Третий звонок от Сергея.
  - Демид! Здравствуй! Молоток! Какую шайбу Салавату положил! Эпизод с травмой пересматривал несколько раз. Скажу точно - злого умысла не было. Защитник не ожидал, что ты нырнёшь за шайбой и резко встанешь. Он попытался увернуться, но не смог. Так что зла на него не держи, игровой момент, и никто от такого не застрахован. Я что предлагаю, пока ты свободен от тренировок, давай поработаем над теорией. Всё равно ведь хочется поскорей на площадку? Так или нет? Не отвечай, сам знаю, что так. Давай сегодня после обеда, часика в три. Жду!
  И четвёртый звонок. Демид даже не успел положить трубку.
  - Привет! - голос Полины казался напряжённым. - Как ты?
  - Привет! Что-то голос мне твой не нравится!
  - Не обращай внимания! Ни с того, ни с сего, контрольную поставили. Голова уже ничего не соображает, я и позвонила тебе, чтобы отвлечься.
  - Я рад, что ты позвонила!
  - Мне уже пора! Спасибо, что ты есть!
  Мобильник уже отключился, а Демид стоял с довольной улыбкой на лице, смотрел в одну точку и представлял себе, как торопится в класс Полина.
  - Как давно я не читал стихи, - произнёс Демид и набрал в поисковике Есенина. - Что-нибудь про любовь...
  "Ну, целуй меня, целуй,
  Хоть до крови, хоть до боли.
  Не в ладу с холодной волей
  Кипяток сердечных струй.
  Опрокинутая кружка
  Средь веселых не для нас.
  Понимай, моя подружка,
  На земле живут лишь раз!"
  Под воздействием волшебных строк поэзии, Демид быстро приоделся и отправился
  в Ледовый дворец Первомайки.
  Время за разбором различных схем, расстановок, пролетело незаметно. Три часа промчались одним целым.
  - Хороший хоккеист всегда совмещает теорию с практикой и прислушивается к советам тренера.
  Вечером, за компьютером, Демид обнаружил кучу роликов со своим участием. Смотрел на себя со стороны и поражался своим неординарным действиям. Захотелось выпить немного пива...
  
  Время шло. Часовая стрелка отбила полночь и в комнате что-то произошло. Демид напрягся, почувствовав чужое присутствие.
  - Словохот?
  - Нет, милостивейший сударь, сам светлейший князь Меншиков изволил пожаловать к вам в гости, а у вас даже стол не накрыт.
  - Александр Данилыч! - вскочил со стула Демид. - Утром ещё помнил, а потом...
  - Нисколько молодёжь не меняется, - устало произнёс князь и сел на стул. - Я не вижу больше стульев, а гости будут с минуты на минуту.
  Демид выскочил в коридор, спустился вниз, и, стараясь не разбудить вахтёршу, вынес из её каморки три стула.
  Стол сдвинул к центру комнаты, расстелил скатерть. Заказал блюда на свой вкус.
  Меншиков молча наблюдал за суетой потомка, но стоило тому завершить, как усмехнулся и потянулся к бокалу с вином.
  - Давно не пивал хмельного напитка. Вино моего времени? Скатерть самобранка?
  - Нюрой меня величают.
  - Эт с каких пор тебя Нюрой величают?
  - Демидушка имечко дал!
  - А я так за несколько лет и не додумался до этого. Государственные дела, да дружеские пирушки...
  - Стол накрыт, а никто не встречает!
  - Вот и Митрий! Знакомься, Демид! - стоило протянуть руку навстречу гостю, как в комнате оказались Ведунья и Иван-дурак.
  После знакомства уселись за стол.
  - Кот Баюн, как всегда вовремя не приходит, - рассмеялся Иван. - Котяра! Ждём!
  И тут же раздалось мурлыканье. Из воздуха образовался огромный чёрный котище ростом с человека.
  - Не бойся, - усмехнулся Иван, увидев, как округлились глаза Демида. - На владельцев скатерти его убаюкивающие чары не действуют. А сказки у него хорошие, заслушаешься.
  - Теперь все в сборе, - подытожил Меншиков. - Поднимите бокалы. Виват, Демид! За тебя! За то, что, наконец, нам вновь удалось собраться всем вместе.
  Демид вино только пригубил и отставил в сторону.
  - Итак, милостивый сударь, мы готовы ответить на все твои вопросы, какие бы они ни были. Имеешь право.
  - Всё, что захочу? - задумался Демид.
  - Ты ещё не знаешь, что с тебя возьмут взамен владения скатертью?
  - В смысле? В какой такой взамен?
  - Каждый владелец расплачивается за владение скатертью, - грустно вздохнул Меншиков.
  - Интересно. Я пока не знаю, что меня ждёт.
  - Я тоже не знал, - опять вздохнул Меншиков. - Мне пришлось расплатиться властью и богатством, ссылкой в Сибирь.
  - Меня и ссылать не надо, я живу в Сибири, - наивно вставил Демид и рассмешил гостей.
  - Меня сослали вместе с семьёй, и через два года умер в Берёзове.
  Ведунья, словно переняв эстафету, тоже глубоко вздохнула.
  - Боги дали скатерть, многие знания, а забрали мужа. Погиб он на поле брани в одном из военных походов. Кто только не сватался потом, но я не могла забыть его, потому и ушла от людей в лес, ближе к болоту, чтобы не докучали.
  - А почему Бабой Ягой прозвали?
  - Это потомки постарались, - улыбнулась она. - Да я не в обиде.
  - А я всех своих деток пережил, - с болью в голосе сказал Митрий Соколик. - Всех! А было их не много, не мало - одиннадцать. Шестеро сыновей в различных сечах головы сложили, один в пожаре пропал, другой со стога сена упал неудачно и голову свернул. Девчушки мои все замуж вышли, разъехались по разным местам. Младшенькая, вместе с мужем погибла при набеге разбойников на деревню, одна умерла, когда на Русь пришла страшная болезнь и выкосила чуть не половину населения. И жена тогда же ушла, вслед за ребятками. Одиннадцатая родила мальчика и умерла. Внучок мне и скрасил последние годы жизни.
  - У меня история не лучше, - ухмыльнулся Иван. - Сначала всё было замечательно. Никакие чудища и колдуны не могли со мной совладать. И красавицу жену я взял в жёны. Вот только детей у нас не было, и умерли мы в один день. Не успели состариться. Счастье на земле с любимой оказалось недолгим. Теперь вот сказок обо мне развелось столько, что уже и сам не знаю, где правда, а где вымысел.
  Самый колоритный персонаж из гостей молчал.
  - Кот Баюн, расскажи свою историю, - попросил Демид и встретился с зелёными зрачками глаз. Капельки слёз скатывались вдоль носа на пушистые усы.
  - У меня простая история, - мягко, слегка растягивая слова, заговорил он. - Когда был человеком, служил в войске Олега Вещего. Довелось нам сражаться с пришедшими с запада рыцарями. Отправил меня сотник к Олегу за подмогой, а когда я вернулся с помощью, то помогать было уже некому. Разозлился я тогда и попросил у богов силу, быстроту и возможность видеть ночью всего-то на недельку. Превратился в огромного кота, догнал врагов и разорвал всех в мелкие клочья. Войско большое у них было, никого не оставил в живых. Сотни русских людей выручил с неволи. Была там девушка, раненая, красивая. Сердце у меня готово было из груди вырваться. Но она умерла, и спасти её ничто не могло. Вот тогда я и попросил опять богов сохранить ей жизнь, а они пусть взамен возьмут всё, что пожелают, вплоть до моей жизни. И боги оставили девушке жизнь, а я навсегда остался в этом обличье. Чтобы скрасить мою жизнь они подарили скатерть-самобранку, шапку-невидимку и ковёр-самолёт. Скатерть вот она, шапку и ковёр отдал Ивану.
  - Они исчезли, как только я вернулся в родной дом с молодой женой.
  - Так вы в одном времени жили? - опешил Демид. - Как же вы одной скатертью пользовались?
  - В разное время, мы жили. Я могу перемещаться между мирами и оказаться в любом году.
  - Получается, что и меня ждёт что-то подобное вашим рассказам, - задумался Демид.
  - Боюсь, что в вашем мире сказка работает по иному, - Меншиков поправил напудренный парик, затем накрахмаленные манжеты на рукавах мундира. - Меня съедает нетерпение, немного узнать о твоём мире, Демид. Как живёте после нас и что нового изобрели? Но остерегаю тебя от ответов. Нельзя рассказывать. Таково условие богов. Также и мы не имеем права рассказывать о себе, где находимся в настоящее время. Так что и тут извини. Всё, что дозволено - лицезреть то, что сможем увидеть, не выходя из твоих апартаментов. Трудно эту каморку назвать апартаментами, но уважить хозяина надо.
  Меншиков улыбнулся.
  - Давайте, я вам Питер покажу. Петербург.
  - Как? - Меншиков даже вскочил со стула.
  - Через компьютер, вот эта штука воспроизведёт фильм о городе. Думаю, рассказанное и показанное не пойдёт в разрез с запретом? Вы же не выходите за пределы комнаты.
  Меншиков прослезился от увиденного и долго промокал глаза кружевным платочком...
  
  Демид с трудом разлепил глаза. В горле пересохло, язык прилип к нёбу, ужасно хотелось пить. В голове странные обрывки непонятного сна и лёгкий шум. Во рту привкус какой-то кислой гадости.
  - Нюра, воды, - простонал Демид.
  Скатерть раскрылась, и на столе появился стакан с водой.
  - И зачем было столько пить? - заворчала Нюра. - Не знаю, поможет мой настой от такого жуткого похмелья или нет.
  - Нюра, не говори, голова сейчас лопнет от звуков...
  Демид сполз с кровати и на четвереньках добрался до стола. Руки не слушались, когда он брал стакан, норовили расплескать содержимое. Почему-то дрожало всё тело. Содержимое при помощи концентрации усилий добралось до открытого рта и холодным освежающим потоком влилось внутрь. Мысли начали приходить в порядок, но что произошло вчера, и чего это он так набрался, пока не прояснялось.
  Туалет в общежитии находился на верхнем этаже, Демид выскочил из комнаты, на ходу запрыгнул в тапочки, пролетел по лестнице, и уже сделав необходимые дела, застыл на месте. Гости! Вчера были гости из прошлого! Я брал стулья у вахтёрши! Надо срочно вернуть на место!
  Он вихрем ворвался в комнату и задумчиво осмотрелся. Ничего лишнего, никаких намёков на долгое алкогольное времяпровождение не находилось.
  - Нюра, дай чего-нибудь лёгкого, чтобы просто перекусить.
  Перед ним появился стакан с мутной жидкостью.
  - И что это?
  - Рассол.
  - Зачем мне рассол какой-то?
  - Надо, чтобы ты пришёл в норму.
  - Кому надо?
  Нюра не ответила.
  - Ну и не говори, - он залпом опрокинул содержимое в себя и организм с благодарностью отозвался небольшой отрыжкой.
  Глаза остановились на странной записке, написанной от руки размашистым почерком.
  "Завтра в 12 часов тренировка, в 15 часов поезд в Магнитогорск. Прекращай пить, если хочешь играть".
  Демид завис. Он никогда не являлся любителем алкоголя, что же произошло вчера? Память отказывалась вспоминать вечер, наполняя воспоминания сном. То, что у него были гости, не может быть более чем сном. Меншиков, кот Баюн, Иван-дурак...
  Демид мотнул головой. Или это всё, правда? Доказательства? Скатерть - доказательство домового. Или я перепил вчера настолько, что всё смешалось?
  - Ты собираешься на тренировку?
  Сердце ёкнуло от неожиданно прозвучавшего вопроса, а резкий поворот на голос заставил прыгать перед глазами тёмных чёртиков.
  - Ну и перегарище у тебя стоит. Комнату хоть проветрил бы, - Ельцов, не разуваясь, прошёл к окну и открыл створку.
  Свежий ветер привёл Демида в чувство.
  - Ты что творишь? - серьёзный взгляд тяжело давил на психику Демида, отчего тот не мог ответить. - Третьи сутки не просыхая! В какое время не зайду, он кверху воронкой лежит. Совесть есть?
  В голове Демида защёлкало, заискрилось и вот-вот должно задымиться. Трое суток???
  - Собирайся! Мигом!
  Демид быстро переоделся. Если, это, конечно, можно назвать, быстро. Хмурый Ельцов барабанил пальцами по столу.
  - Медосмотр не прошёл вовремя. На телефонные звонки не отвечал. Руководство обеспокоено. Пока я всё взял в свои руки. Пока! Если дальше так пойдёт, разорву контракт к чёртовой матери! Замучаешься неустойку платить!
  Демид стоял перед ним, как оплёванный и не понимал, как могло пройти три дня, и как он мог так напиться?
  В машине при работающем кондиционере организм получил небольшой заряд бодрости. Волшебная жевательная резинка, подаренная Ельцовым, восстановила кислотный баланс во рту.
  На медосмотре врач подозрительно наблюдал за Демидом, но к тренировкам допустил.
  Тренер только внимательно посмотрел в его сторону и не сказал ни слова. Парни по команде не приставали, но подозрительно поглядывали в его сторону. В середине тренировки, Демид ощутил усталость и желание поскорее оказаться в раздевалке. Но тренер явно был другого мнения и продолжал наращивать нагрузку. А когда в конце тренировки, все потянулись на выход, притормозил его и заставил пробежать по площадке десять лишних кругов в одиночку с клюшкой и ведением шайбы. Демид хотел было возмутиться, но встретился с убийственным взглядом тренера и в полном молчании отправился выполнять поставленную задачу. На этом истязание не закончилось. Он сам вышел на лёд с клюшкой и начал пасовать под бросок Демида.
  - Понял? - спросил, словно выстрелил.
  Демид пристыжено кивнул.
  - Собирай шайбы, в душ, переодевайся и в автобус.
  Уже перед автобусом он услышал хохот и устремлённые на него взгляды одноклубников. Краска бросилась в лицо, хотелось развернуться и уйти обратно, но Демид сжал зубы и под внимательным присмотром водителя с трудом определил баул в багаж. У дверей автобуса стоял тренер, на устах которого бродила лёгкая ухмылка. В салоне ему оставили место в самом конце автобуса. Он шёл, а за спиной раздавался смех...
  Впервые Демид летел на самолёте. Подавленное настроение и страх перед полётами давили тяжёлым неподъёмным грузом.
  Прилетели ночью, автобус отвёз в гостиницу, а утром, точнее ближе к полудню, состоялась тренировка. Вечером, не задолго до начала матча, провели лёгкую разминку. Тренер довёл до игроков план на игру. Демид остался в запасе.
  Ледовый дворец "Арена Металлург", бесновалась от переполнивших стадион зрителей. Интерес к матчу оказался неподдельным. Флаги, баннеры с поддержкой, символика клуба, всё вместе составляло необходимого для местной команды дополнительного игрока. Новосибирских болельщиков оказалось немного, и они занимали всего один небольшой гостевой сектор. Их голоса тонули в море фанатов "Металлурга".
  Демид с тяжёлым камнем на сердце наблюдал за игрой. В конце первого периода он вспомнил о Полине. Его словно прошило током. Как он мог столько времени её не видеть! Если, как говорят, трое суток был в "отключке", то наверняка, она приходила к нему! Звонила! Демид облился холодным потом. Телефон остался в комнате.
  - Вот я идиот, - проговорил он чуть слышно, но его услышали.
  - Вот теперь вижу, дошло, - усмехнулся тренер, и пошёл дальше вдоль скамейки запасных.
  После второго периода горели 0:3. Перетасовки состава не помогали. В середине третьего периода травму получил левофланговый форвард первой пятёрки. Врач запретил выходить на лёд и увёл его в раздевалку.
  - Расщепин, на площадку!
  Демид выскочил на лёд, словно пробка из бутылки, и наехал на клюшку партнёра. К точке сбрасывания он подкатился на четырёх костях под смех трибун и разочарованный взгляд партнёров. Покраснел, поднялся, встал сбоку от круга вбрасывания. Шайба отлетела к нему поле звука скрестившихся клюшек в центре вбрасывания. Демид, не поднимая головы, со всей злости зарядил в сторону ворот.
  Гул на трибунах затих, как по мановению волшебной палочки, а затем из сектора новосибирских болельщиков послышались слова гимна клуба "Сибирь".
  Демид недоумённо, посмотрел вокруг. Партнёры недоумённо смотрели на растерянного вратаря и недоумевающих соперников. И лишь главный судья уверенно указал на центр. 3:1.
  Поздравления были сдержанными, но никаких подколок и смешков не было и в помине. Пятёрка осталась на площадке. Новый розыгрыш. В этот раз Демида прикрыли и оттеснили от шайбы. Партнёры чувствовали друг друга, но замыслы Демида оказывались для них проблемой. Они не понимали, как будет он действовать, и отдавали пас либо слишком поздно, либо слишком рано.
  Игра катилась к завершению, когда Демид разогнался из своей зоны, обвёл двух соперников и одного своего игрока, вкатился во владения магнитогорцев, на ложном замахе убрал защитника, развернулся вокруг оси, не снижая скорости, поднял клюшкой шайбу в воздух и...перекинул вратаря. Шайба скользнула по каске, по спине и свалилась в ворота. Новосибирских болельщиков было не остановить. Они перекрикивали весь стадион и требовали третьей шайбы.
  Третья шайба не заставила себя ждать. Уже в следующей смене, когда электронное табло высветило цифру двадцать, партнёрам удался редкий пас на ход Демида. Шайба в одно касание переправлена между ног защитника и, не снижая скорости, катится к воротам. Демид делает движение в сторону, размахивается и...бросает по воротам. Вот только после броска шайба не летит в сторону ворот, а по инерции спокойно закатывается в открытый угол. Демид увёл вратаря ложным движением, дезориентировал замахом, в то время как шайба продолжала катиться после обыгрыша защитника.
  Ничья ввела или странный гол ввели в ступор команду соперника и болельщиков. Попытка за последние секунды вырвать победу не увенчалась успехом. А в овертайме хозяева всё же праздновали победу. Лучшим игроком матча назвали Расщепина.
  Описать то, что творилось в раздевалке после игры невозможно. Всем стало понятно, что внезапно открытое молодое дарование способно удивлять и делать игру. Тренер мечтательно поглаживал подбородок.
  Впереди игра с ЦСКА...
  
  Глава 8
  С корабля на бал...
  
  Москва. Мечтал ли он побывать в столице страны и выйти на площадку против самой титулованной команды СССР? Конечно, мечтал! И пусть ЦСКА сейчас не та грозная машина, которая не знала преград и всегда билась за золото, но она и сейчас в числе фаворитов. Стоит услышать название клуба, как в памяти сразу всплывают множество имён легендарных хоккеистов разных времён.
  Демид шёл с ребятами по Красной площади и во все глаза смотрел вокруг. Он согласился на предложение прогуляться по городу, которое последовало от партнёров по команде. Они весело разговаривали, показывали ему достопримечательности, старались развеселить. Разница в возрасте у них незначительная, что позволяло спокойно общаться.
  После игры с "Металлургом", он хотел позвонить Полине, но оказалось, что номера телефона наизусть не помнит, как и номер телефона Данилы. Расстроился. Тренер поговорил с ним и поручил его соседям по гостиничному номеру.
  И вот теперь парни выполняли порученное задание.
  - В мавзолей пойдём? - спросил Виктор Неверов, партнёр по звену и комнате, закидывая назад длинный чуб движением головы. - Я там был раз. Если желание есть, то можно зайти. Раньше очереди стояли, а сейчас таких очередей нет.
  - Это ещё в советское время было, откуда ты можешь помнить? - закинул вопрос высокий парень с голубыми глазами и красивой фамилией Доброславов.
  - Сёма, у меня бабушка с дедушкой сутки отстояли в очереди, чтобы туда попасть в конце семидесятых. Дедушка ещё так весело рассказывал, что все, кто слушал, животики надорвали от смеха.
  - Так вот откуда ты у нас такой смешливый, - встрял в разговор невысокий паренёк с тёмными волосами и чёрными глазами Юрий Валунников, для него это второй сезон в "Сибири".
  - Давайте храм Василия Блаженного поближе рассмотрим, - предложил Демид.
  - Без проблем, - улыбнулся Виктор. - Демид, как у тебя получается красивые голы забивать? Тут обычную шайбу замаешься в ворота проталкивать, а ты ещё и финтипёрстово это делаешь.
  - Финтипёрстово? - заржал Семён. - Ой, не могу! Витя, где такое слово откопал? Звучит прикольно!
  - Нет, ты посмотри, он даже это слово не знает!
  - Сёма, а как там, в штатах живут? - поинтересовался Демид. - Я так понял, что ты там вырос.
  - Там вырос, - согласился он, - и играть там научился, но родители решили вернуться в Россию, а я как любящий сын вернулся с ними. Правда, вижусь с ними всё равно редко. Сборы, игры, разъезды. А живут там так же, как и здесь. Все всегда улыбаются, здороваются, но это у них так принято. Если спросили как дела, то могут ответа не ждать, он им не нужен. Задумался о карьере в НХЛ?
  - Какая карьера? Я в "Сибирь" попал случайно, а ты мне про карьеру за океаном говоришь. Надо как-то в составе закрепиться, а там уж как получится.
  - У тебя все данные есть. Так ведь парни? - Семён поймал кивки Виктора и Юрия. - То, что мы увидели в Магнитогорске, думаю всего лишь на всего цветочки. Ждём ягодок!
  - Сёма, а ты сразу в защите стал играть?
  - Сразу. Левый защитник. Это моя позиция. Когда на поле вышел, сразу понял.
  - Так, парни, если вы ещё чего-то желаете посмотреть, то надо двигать поршнями, а то у нас скоро тренировка. Опаздывать, сами знаете, чревато, - посмотрел время на смартфоне Юрий.
  
  Комплекс "ЦСКА АРЕНА" открыли в 2015 году на 12 000 зрителей, это большая арена. Есть малая арена на 3 000 зрителей. Демид перед тренировкой постоял и сверху с трибун осмотрел ледовое поле завтрашнего противостояния. Ему почему-то казалось, что он должен постоять здесь, проникнуться воздухом ледового дворца, установить связь с пустыми трибунами. Желание возникло из ниоткуда. Просто пришло, и Демид повиновался.
  Тренировка проходила на тренировочном льду, где мест всего-то 200. И на открытую тренировку команды пришли люди. Несколько человек в одинаковых деловых костюмах сопроводили на трибуны немолодую женщину с проницательным и цепким взглядом. Она некоторое время постояла у бортика, вглядываясь в игроков, а затем, окружённая своеобразной охраной, присела в первом ряду. Сделала звонок по телефону, а один из сопровождающих принялся снимать тренировку на видео.
  - Что смотришь? - подъехал к Демиду Виктор.
  - Это кто такая? - он кивнул на трибуны.
  - Госпожа Товолайнен, точно не скажу, кто она, но после её визитов, игроки получают шанс уехать в НХЛ. Может она за тобой уже следит, - рассмеялся Виктор.
  - Я уже говорил по этому поводу, - задумчиво произнёс Демид, и неожиданно встретился взглядом с Товолайнен.
  Она долго не отводила взгляда, Демид тоже, пока тренер не отдал команду на упражнение.
  - Похоже, ты ей понравился, - Виктор хлопнул Демида по спине, продолжая посмеиваться. - Всё, мы тебя потеряли.
  Демид с непонятными ощущениями и чувствами выполнял тренерские задания на автомате. В голове сменялись две картинки: Полина с милой улыбкой и Товолайнен с серьёзным пронзающим насквозь взглядом. Создавалось впечатление, что эти две картинки как-то связаны между собой...
  - Расщепин! Проснись! Ты о чём думаешь? - голос тренера выдернул Демида из размышлений. - Бегом за шайбой!
  Тренировочный процесс всё-таки победил через некоторое время и затёр обе картинки в памяти. Выход один на один, выход два в одного, один в два и так далее.
  Мокрый и усталый от нагрузок Демид после окончания тренировки глянул на трибуны, свиты и самой Товолайнен там не было.
  Озадаченный тренер стоял у раздевалки. Верхняя губа слегка подрагивала.
  - Демид! Переодевайся быстренько, я тебя тут жду. Пойдём на встречу с одной особой. Я бы, конечно, мог послать её далеко, но не могу.
  Внутри Демида всё перевернулось. Неужели НХЛ обратил на него внимание? Но у него всего две игры! Две официальные игры! Остынь, Демид, скорее всего речь пойдёт о чём-то другом.
  Тренер суетливо прикрыл дверь в кабинет, в котором во главе стола сидела Толовайнен. Справа от неё двое из прошлой свиты, словно послушные болванчики, заглядывали ей в рот. Она обернулась на входящих и по чистому без единой морщинки лицу, расплылась доброжелательная улыбка.
  - Прошу, господа, присаживайтесь. Я хоть и не отниму у вас много времени, но разговор серьёзный.
  Тренер украдкой бросил взгляд на Демида и помрачнел ещё больше. Начало не обещало ничего хорошего.
  - Демид, правильно я вас называю? - её глаза прожгли насквозь.
  - Да, правильно, - замялся Демид и опустил взгляд, пальцы рук начали нервно теребить низ спортивной куртки.
  Товолайнен поджала губы, усмехнулась.
  - Я видела вашу игру в интернете с "Магниткой" и "Салаватом". Скажу сразу - впечатлена! Игрок четвёртого звена делает игру всей команды. Давно такого не видела. Хотя, наверное, надо сказать, вообще не помню такого. Есть в вас что-то такое, что подкупает сразу. Вы не вписываетесь вообще в никакие стандарты, а нестандартные игроки очень дорого ценятся.
  Тренер молчал, тупо глядя на столешницу. Товолайнен разговаривала с Демидом, словно в кабинете больше никого не присутствовало.
  - Говорить об интересе к вам каких-либо клубов пока рано. Но вы своей игрой уже обратили внимание нескольких функционеров. Думаю, если продолжите в том же духе, то вас начнут разрывать на части. Но я бы хотела заключить сотрудничество с вами уже сейчас. Я бы не хотела вас вырывать из состава клуба до конца сезона, как это будут пытаться другие.
  Тренер воспрял духом.
  - Даже если у вас не пойдёт игра и вы не сможете играть, мы оба ничего не потеряем. В обратном случае, вас ждут только положительные сюрпризы и "плюшки". С материальной стороны тоже, это естественно.
  - Можно прочитать договор? - спросил тренер.
  - Пожалуйста, - протянула ему бумаги, лучезарно улыбнулась Толовайнен. - Вы тоже ознакомьтесь, Демид. Все ваши игры будут записываться моими ребятами. Вас я беспокоить по ходу сезона не буду. Бывают, конечно, экстра случаи, но, будем надеяться, что этого не произойдёт.
  - Я считаю, с документами должен ознакомиться мой агент, - Демид сделал ударение на слове "агент".
  - Конечно, Демид, - продолжила улыбаться Товолайнен. - Мы свяжемся с ним, и представим все документы. Сейчас нужно ваше устное согласие.
  - Согласие у вас есть.
  - Хорошо, мы вас больше не задерживаем. Удачи вам, Демид!
  Её улыбчивый взгляд провожал тренера с хоккеистом до самой двери. Демид в коридоре переглянулся с тренером. Тот пожал плечами.
  - Пусть твой агент расхлёбывает вместе с юристами команды. Странный договор.
  Перед игрой Демид заметил одного из свиты Товолайнен, стоящего у бортика с камерой в руке. Значит, она решительно взялась за отслеживанием его игры. Ну, и ладно. Жалко, что ли?
  ЦСКА сохранил прошлогодний чемпионский состав и по именам выглядел достаточно грозно. Тренер в раздевалке говорил о том, что команда способна противостоять любому сопернику, в том числе и чемпиону. Попытался вселить в команду уверенность, просил не забывать о плане на игру, дал несколько советов защитникам.
  Никто не ожидал, что армейцы сметут защитные порядки сибиряков в первые минуты игры. Вбрасывание и кинжальная атака ЦСКА. 1:0. Проход по флангу, прострел и 2:0. Вход в зону, наброс на пятачок, скидка обратно по удар и 3:0 к десятой минуте игры!
  Тренер начал тасовать состав. Четвёртое звено село на лавку. Игра в три пятёрки. Демида переместили во вторую пятёрку, а затем в первую, к концу периода он оказался в третьей. Игра не шла. Все задумки и планы на игру рассыпались, надо было срочно что-то менять. Демид негодовал. Зачем было выпускать в разных сочетаниях, если всё равно никто не может понять, чего он собирается делать и куда бежать. Партнёры просто не понимали его действий. В перерыве прошла накачка, тренеры не жалели себя рисовали, показывали, вбивали в головы планы и схемы.
  Второй период и провал в обороне. Выход один на один и ЦСКА ведут уже 4:0. Такое перед игрой даже в страшном сне не снилось. Ветераны команды скрипят зубами. Тренер выпускает в середине периода четвёртую пятёрку, игроки которой в первом периоде выходили на площадку в других звеньях. Неверов - Расщепин - Валунников против первой пятёрки ЦСКА. Тренер просил держать оборону, не давать соперникам бросать по воротам. Выдержать минуту, чтобы немного отдохнули лидеры.
  Вбрасывание Демид проиграл, армейцы спокойно вошли в зону, расположились, затеяли перепасовку, выискивая шанс для реального голевого момента. Очередной пас перехватил Неверов и выбросил шайбу из зоны. Демид резко рванул следом за ней. Защитники прозевали рывок форварда, которого поддерживал Валунников. Демид выкатился на вратаря, показал, что обыгрывает вправо, совершая характерные движения клюшкой, и показывая, что будет бросать по воротам. Вратарь сместился за ним, а Демид сделал пас себе за спину на клюшку накатывающего Валунникова. Тому ничего не оставалось делать, как просто закатить каучуковый снаряд в ворота. 4:1.
  Армейцы стали жёстко встречать Демида, когда шайба оказывалась у него. Накрывали, толкали, били исподтишка. В ход шло всё, что можно. Наверное, перестарались с опекой восходящей звезды, потому как за неполных три минуты первая и вторая пятёрки "Сибири" заставили капитулировать голкипера хозяев. В конце второго периода на табло светилось 4:3. Взгляд тренера уже не был столь разочарованным и игроки повеселели.
  Второй перерыв придал сил и уверенности, что не всё потеряно. До середины третьего периода счёт не менялся. Тренер посадил на скамейку запасных форвардов третьего звена, поменяв на тройку из четвёртого. И получилось, что в защите Семён Доброславов, ветеран "Сибири" Олег Макаров, в нападении Неверов - Расщепин - Валунников.
  Демид был заряжен на игру. Из головы вылетело всё, кроме матча. Вбрасывание. Шайба выпадает из руки судьи, но достичь поверхности льда не успевает. Демид неимоверно ловким движением откидывает на защитника, а тот пасует дальше. Заставили соперника кататься в поисках шайбы. Неверов попытался пройти по флангу, встретили жёстко и опрокинули на лёд в пределах правил. Валунников выцарапывает снаряд у соперника, но не хватило мастерства и скорости. Доброславов замечает рывок Демида через центр. Вырезает пас на ход, обыгран на замахе армейский защитник и остался только вратарь...
  Толчок в спину и в ворота вместо шайбы вкатывается Демид. Судья поднял руку, посовещался с боковым арбитром и принял решение - буллит. Хоккейный пенальти. Все игроки уходят с площадки. На льду только вратарь и исполнитель.
  Демид оглядел замерзшие в ожидании заполненные трибуны, поправил шлем, перехватил удобнее клюшку другим хватом, мысленно нарисовал траекторию пути.
  Свисток судьи и Демид рванулся на рандеву с армейским вратарём. Тот выехал из ворот, уменьшая угол обстрела. Бросок стал неожиданностью для вратаря. Без обработки, только войдя в зону, никто не перекрывал обзор, но кистевой бросок оказался коварным. Шайба звякнула по перекладине и затрепыхалась в сетке ворот, словно пойманная рыба.
  Ничья. Игроки ЦСКА хмуро смотрели на остатки времени матча. О чём они думали? Сумеют забросить шайбу или наоборот, не пропустить бы? Или забросить и не пропустить? Тренер хозяев метал молнии, перестраивал пятёрки. Как всё изменилось к концу игры. Казалось ещё немного и гости сдадутся, победа ЦСКА в кармане, но события повернулись иначе.
  Первое звено "Сибири" разыграло шайбу. Бросок в упор, но вратарь гостей чудом вытаскивает спортивный снаряд из угла ворот. Сибиряки начинают атаку, прорыв по левому флангу, щелчок и только штанга звонко извещает о горьком промахе форварда. Вторая пятёрка поддержала первую и опять после броска защитника заливисто поёт штанга ворот хозяев. Армейцы вкатываются в зону, щелчок от синей линии, вратарь верхней частью клюшки отражает угрозу. В последние две минуты команды не решились раскрыться. Игра перешла в овертайм.
  Демид на вбрасывании, выиграл, пас на Неверова, пройден один из соперников, шайба на клюшке Демида. Бросок! Неимоверную везучесть демонстрирует вратарь армейцев, отбивая шайбу каской. Игра остановлена. Небольшие проблемы с амуницией вратаря. Шайба перебила крепления на шлеме, которые крепят маску. Запасной вратарь одалживает партнёру свой шлем и игра продолжилась.
  Первая пятёрка проверяет прочность ворот, в третий раз, попадая в штангу из убойной позиции. Стремительная атака армейского клуба и выход два в одного. Гол! Вторая игра на выезде и второе поражение в овертайме. А победа была очень близко. В двух играх набрано два очка. Значит, домашние игры необходимо выигрывать.
  Демид выпотрошен, от усталости закрываются глаза, не хочется двигаться. Игра опустошила напрочь. Он с трудом заставил себя дойти до душа, помыться. В отличие от игры в Магнитогорске, сил на эмоции не осталось. Все мысли спрятались, и в голове царила пустота...
  Витя Неверов помог добраться до автобуса и попросил врача команды осмотреть Демида. Тот осмотрел и заявил, что парень эмоционально выгорел за две игры. Тренер промолчал.
  В Новосибирск прилетели утром. Клубный автобус немного опоздал, и команда отпускала шутки в сторону водителя. Демид оставил баул с амуницией в выделенной комнате и направлялся уже на автобус, когда услышал разговор в ответвлении коридора.
  - Они же хорошо чувствуют друг друга. Зачем их разъединять?
  - Они все леворукие, кроме Расщепина. Этому без разницы как держать клюшку. Но остальные...
  - В советском хоккее масса примеров, когда вся пятёрка была леворукой или праворукой! Чего далеко ходить. Ларионов - Макаров - Крутов - Фетисов - Касатонов. Все леворукие, а играли как!
  - Другое время было!
  - Что ты заладил другое время! Хоккей остался! Есть советская школа хоккея, никуда она не делась!
  - Не модно сейчас возиться с советской моделью. Сейчас все перешли на канадскую. Поэтому буду искать в тройку праворукого.
  Демид, стараясь не попасться на глаза тренерам, проскочил мимо коридора и помчался на выход к автобусу. Никому ничего не рассказывал. Жаль, если Валунникова уберут из их тройки. Только начали друг друга понимать. По мере приближения к дому, мысли стали уходить от хоккея и сердце сладко запело о воспоминании сказанных когда-то слов Полиной...
  Тренировка назначена на вечер, игра через день. Первым делом оказавшись в комнате, он поставил на зарядку разрядившийся телефон. Вытерпел пять минут и позвонил.
  - Дёма! Наконец-то! Только зачем так рано! Я и так не выспалась! Поздно легла! Но очень рада тебя слышать! Игру с ЦСКА смотрела по телевизору! Ты - самый лучший! - щебетала Полина и не давала ему вставить даже слово. - Даниле предложили хорошую работу в издательстве! После обеда никуда не исчезай. Я после школы зайду. Мне просто необходимо тебя видеть! Ты почему телефон с собой не взял? Чтобы так больше не делал!
  Телефон отключился. Демид улыбнулся. Он не сказал даже слова, а узнал всё, что хотел и не хотел.
  Он расстелил скатерть.
  - Нюра, что-нибудь лёгкое, типа йогурта.
  - Долго пропадал где-то.
  - В хоккей играл.
  - Игры до добра не доводят.
  - Это тоже работа, играть за профессиональный клуб на высоком уровне.
  - Мудрёно как-то всё в вашем мире. Игра - это развлечение, как она может быть работой?
  - Для меня работа, для тех, кто смотрит за игрой - развлечение.
  Настойчивый стук в дверь как-то неприятно заставил ёкнуть сердце.
  За дверью стоял лейтенант и ещё два полицейских и комендантша.
  - Он? - спросил лейтенант.
  - Похож, - ответил один из полицейских.
  - Гражданин Расщепин, вы арестованы. Пройдёмте в отделение.
  Демид непонимающе моргнул.
  - За что?
  - Там узнаете.
  Ничего не оставалось, как подчиниться.
  Его впихнули за решётку для предварительно задержанных без объяснения причин. На скамейке спал бомж. Демид чувствовал, что внутри всё закипает. Надо куда-то звонить, узнавать, выяснять.
  Через полчаса появился знакомый капитан. Встал напротив, руки в карманах форменных брюк, на лице довольная улыбка.
  - Сколь верёвочке не виться, а конец у неё один - тюрьма. Так Расщепин? Тебе говорили, завязывай с наркотиками.
  - Его за изнасилование взяли, девчонка подтвердила, - раздался голос дежурного.
  - Попал ты, Расщепин, по полной попал, - счастливо улыбаясь во весь рот, проговорил капитан.
  - Какое изнасилование? Вы что лепите?
  - Так ты и по фене ботаешь? Хорошо прикрывался, Янус многоликий. Ну, скоро тебя закроют минимум лет на десять, про максимум даже думать не хочется. Посидишь в тюрьме, может, поумнеешь.
  - Мне полагается телефонный звонок.
  - Полагается, позвонишь. Наркобосса хочешь предупредить? Не советую, парень. Наливайко! После девяти дашь этому отморозку позвонить.
  - Слушаюсь, товарищ капитан!
  - Чего разорались? Спать не дают. Тепло, хорошо, что ещё людям надо? - заворчал бомж, натягивая на голову давно не стираный пиджак.
  Дежурный лейтенант протянул телефонную трубку сквозь прутья решётки.
  - Говори номер.
  Демид замер. Он не помнил ни одного номера.
  - Ну!
  - Мне мой мобильник надо.
  - Не положено.
  - Там номер забит, по которому позвонить хочу.
  - На память должен знать. Не помнишь, тогда извини.
  Страшно разболелась голова, налилась свинцом. Нормально размышлять было невозможно. Какое к чёрту изнасилование? Они не нормальные что ли?
  На допрос его вызвали около десяти часов утра. Старший лейтенант устало показал на стул и закурил.
  - Не куришь?
  - Нет.
  - Как с алкоголем?
  - Не употребляю.
  - Спортсмен, что ли?
  - Спортсмен.
  - Спорт на диване или ширяние в вену?
  - Хоккей. Если слышали, есть в Новосибирске такая команда "Сибирь".
  Старший лейтенант задумался, открыл папку, пролистал несколько листов.
  - В деле ничего этого нет, - медленно произнёс он. - Наркотиками давно занимаешься?
  - Никогда не занимался. Некогда ими заниматься.
  - "Сибирь" играла в Москве. Расщепин! Точно! А я всё думаю, откуда твоя фамилия знакома! Классно играешь! Вы когда в Новосибирск прилетели?
  - Сегодня в шестом часу утра.
  - Ага! - он набрал номер на дисковом телефоне. - Наливайко! У вас всё готово для официального опознания? Хорошо. Давай всех ко мне в кабинет. Вот так вот, Расщепин, сейчас опознание проведём, оставишь автограф для моего сына, и отдыхать пойдёшь. Явно, что не мог изнасиловать эту девицу.
  Кроме Демида для опознания встали в ряд четверо парней. Девица пробежала взглядом по сидящим перед ней, потом долго вглядывалась в каждого.
  Старший лейтенант при понятых спросил её, указывая на Демида:
  - Этот?
  Девица обрадовалась, взъерошенные волосы радостно подлетели.
  - Он!
  Старший лейтенант перевёл палец на следующего.
  - Или этот?
  Девица растерялась.
  - Может, этот, - упавшим голосом проговорила она.
  - А может, вот этот? - палец старшего лейтенанта упёрся в третьего парня.
  - Я не знаю! Мне сказали, что на кого покажут, на того и говорить!
  - Всё ясно. Уведите девицу. Понятые распишитесь. Все свободны. Расщепин, задержитесь, пожалуйста.
  Формальности были улажены. Демид возвращался домой в мрачном и сонном состоянии. Очередной выброс адреналина отнял много сил.
  Он свернул в сторону общежития, но дойти до дверей не успел.
  - Паря, постой, - раздался за спиной голос.
  Демид оглянулся...
  
  Глава 9
  Занавес приоткрывается
  
  Их было трое. Все в чёрных куртках с капюшоном, наброшенным на голову, на глазах очки с тёмными стёклами. Все одинаковой комплектности, небольшого роста и широкими плечами. Каждому лет тридцать.
  - С тобой хотят поговорить, - сказал один глухим голосом и кивнул головой в сторону тёмной машины. - Только без глупостей.
  Машина знакомая. В этот раз его никто не пихнул внутрь салона. Демид аккуратно сел, захлопнул дверь. Тот же взгляд, та же сигара. Под широкими полями натянутой на глаза шляпы не видно лица. Подбородок и шея прикрыты тёмным шарфом.
  - Всё ещё живой, значит, - усмехнулся знакомый незнакомец.
  - А с чего мне умирать?
  Некоторое время незнакомец словно рассматривал Демида, а затем расхохотался.
  - Знаешь, Демид, я не верил в предсказания до последнего дня. Но сейчас, ты меня убедил.
  - Как это? - искренне удивился Демид.
  - Если бы на мой вопрос фраза прозвучала немного иначе, то предсказание старой цыганки-ведьмы, рассыпалось. А ты сказал слово в слово! Давай дружить!
  - С чего мне с вами дружить?
  - Ты не представляешь, какие выгоды можешь получить!
  - И какие, например?
  - Станешь моей правой рукой.
  - Слушайте, я вас даже по имени не знаю, и чем вы занимаетесь!
  - Слышал про Графа?
  - Теневой авторитет, который, можно сказать, реально рулит городом?
  Незнакомец засмеялся, придерживая край шляпы двумя пальцами.
  - Я и есть - Граф.
  - Вот так просто возьмёшь...возьмёте правой рукой? За какие такие заслуги?
  - Ты многого не знаешь. Твои духи тебя не просветили?
  - Какие духи? В чём просветили?
  - Твои магические способности растут, и пока только накапливают силу. Придёт время и тебе придётся ими овладевать. Такие как ты родятся на земле раз в тысячу лет, а то и реже. Хоккей - это тьфу! Мы с тобой сотворим такое, что весь мир содрогнётся! Ты просто не знаешь того, что тебя ждёт! А я знаю! Думаешь, откуда? Всё просто. Слышал о продаже души?
  - Продажа души? Сказки...
  Граф опять весело рассмеялся.
  - Ты сам - сказка, легенда. Хочешь крутить всем миром так, как пожелаешь? Иметь всё, что душе угодно? Знаю, что хочешь! И это легко устроить! Стань моей правой рукой!
  - Вы серьёзно? Я ещё никогда такого бреда не слышал. Мне лучше уйти.
  - Уйдёшь сейчас, готовься к смерти. Ты не представляешь, с кем связался, щенок! Хотя, пока ты достигнешь магической силы, пока научишься ей управлять, пройдёт очень много времени. Я бы смог тебе в этом помочь намного раньше. В общем так, если встанешь у меня на пути, сотру в порошок. Запомни! Предупреждать не буду. Если всё же решишься на сотрудничество, не пожалеешь! Вместе мы - сила!
  Демид не ответил, открыл дверцу и не закрывая за собой, пошагал в сторону общаги. Несколько пар глаз провожали его, и он это чувствовал спиной.
  В общаге схватил телефон и позвонил Ельцову.
  - Мне надо сменить место жительства! - закричал он в трубку.
  - И чего орать? - ответил сонный голос. - Тебе же выделили комнату на базе. Помочь вещи перевезти? Через час буду, никуда не уходи.
  Голос в трубке засмеялся.
  - Весело ему, - сквозь зубы процедил Демид. - Что за бред творится вокруг?!
  - Что, Демидушка, зацепила тебя сказка?
  - Это ты, Словохот. Не знаешь этого упыря, что зовётся Графом?
  - Как не знать, - невесело усмехнулся тот. - Пора, похожа, тебя посвятить в наш мир.
  - В какой ваш мир? Не говори загадками.
  - Успокойся! Чего тебя так трясёт? Али ужо говорил с Графом?
  - Только что, говорил.
  - И?
  - Что, и? Ты ещё загадки мне позагадывай! Этот по ушам ездил с какими-то "хочешь" и весь мир у твоих ног...
  - А ты?
  - Чего я?
  - Ты согласился?
  - Я понятия не имею, чего он от меня хочет! Правой рукой сделаю, магическая сила откроется! Я хочу просто играть в хоккей!
  - Мда, - Словохот задумался и взобрался на кровать вместе с ногами. - Магическая сила, это редкий дар. Мало кто на земле, использовал его в полную силу. В основном все боялись последствий силы, и ограничивали свои способности. Иметь такую силу и владеть ею и управлять - две разности. Овладеешь, сумеешь ею управлять, то многого можешь достигнуть. Правда, каждую минуту будешь ожидать нападений и покушений. Убивший тебя, получит часть этой силы.
  - Не говори загадками! Они мне уже вот где! - Демид чиркнул тыльной стороной ладони себе по шее.
  - Тогда так. Присядь. Мир состоит из Мира Прави, Мира Нави и Мира Яви.
  - Славянская мифология?
  - Она самая. Мир Прави - светлый мир Богов, Мир Нави - тёмный мир, Мир Яви - мир людей.
  - А ваша сказка, где обитает?
  - Сказка на земле, в Мире Яви. Это тонкий мир, плотно соединённый с миром людей. И нередко одни попадают в сказку, а другие к людям. Ты вот сказочная сущность...
  - Эй! Поаккуратней! Какая я тебе сущность!
  - Не кипятись. Ты как ребёнок! Будто поиграл в сказку и забыл, кто к тебе недавно приходил, и кто я такой. Наши миры неразрывно переплелись. Сбил меня с толку. О чём хотел рассказать? Ах, вот чего. Между мирами Прави и Нави происходят сражения. Разных масштабов. Что такое добро и зло, светлое и тёмное объяснять не нужно?
  - Не нужно. Получается, воюют боги, перенося войну в мир людей, а люди являются шахматными фигурками в Мире Яви...
  - Быстро сообразил, Демидушка. Так оно и есть. Все сражения происходят в Мире Яви. Добро сталкивается со злом, светлое с тёмным. Каждый человек изначально рождён светлой личностью. Он сам является небольшим полем боя тьмы и света!
  - Выходит, что человек постоянно выбирает свой путь?
  - Выходит, так.
  - Чем может угрожать мне Граф?
  - Всем, чем угодно. Думаю, пока в тебе не скопилась магическая сила, он станет тебя убивать.
  - И что за магическая сила?
  Словохот улыбнулся во весь рот.
  - Это, брат, великая сила! Научишься ею управлять, то многое сумеешь познать, многим управлять, что раньше не было подвластным. Там много чего.
  - А как же скатерть-самобранка?
  - Тю. Скатерть. Это самое простое. Тебе мир открывают, а он про скатерть балакает.
  - В голове не укладывается всё. А когда эта сила откроется?
  - Кто жа её знает! Как накопится, так и откроется.
  - А научиться управлять ей можно сейчас?
  - Как ты ей научишься управлять, если её ещё нету?
  - Скажи, а как тогда мои успехи в хоккее?
  - Тут просто. Тебе подкидывают, как они у вас там называются, финты, что ль? Вот. Подкидывают их, значит, ты повторяешь и запоминаешь на уровне подсознания, а потом используешь.
  - Не понимаю. Я ещё не знаю, что буду делать, а руки уже сделали.
  - Всё записывается на уровне подсознания. Многое вообще было заложено в тебя с рождения. Сейчас ты развиваешь это и познаёшь себя и мир.
  - У меня уже голова кругом от ваших миров.
  Словохот улыбнулся.
  - Ребёнок, право. Делай, что должен, и не забывай о сказанном.
  В комнату постучали. Словохот тут же исчез. Демид открыл дверь.
  - Собрался?
  - Чего тут собираться, - буркнул в ответ Демид и повесил сумку на плечо.
  Новая комната на базе команды оказалась чуть больше, чем в общаге. Имелся холодильник, телевизор.
  - Столовая внизу. Посмотришь расписание работы. И давай, Демид, показывай всё, на что способен!
  - Я и так показываю...
  - Ты обещание давал тётке? - вдруг, посерьёзнел Ельцов.
  - Ну, давал.
  - Ну, давал, - передразнил агент. - Дурья башка! Сказал, что есть агент и все вопросы к нему, и всё! Нарушишь слово, она тебе в КХЛ играть не даст. У меня были планы тебя уже в этом году за океан переправить, но боюсь, что у всех моих клиентов в КХЛ начнутся проблемы. Ладно, я подумаю, как выкрутиться из этой ситуации. А ты, чтобы больше никаких обещаний никому никогда не давал.
  В мозгу Демида щёлкнуло. Обещание сделать счастливой Полину. Скоро тренировка. Надо позвонить ей.
  Стоило Ельцову уйти, как Демид набрал номер телефона Полины.
  Ответа не последовало. Он набрал ещё раз. И опять никто не ответил.
  - Странно.
  Демид посмотрел на часы. Тренировка через два часа. Он не успеет вернуться, если поедет к Полине. Звонок Даниле. Тоже нет ответа. Что происходит? В голове пронеслись мысли одна хуже другой. Ещё раз звонок Полине. Нет ответа. Даниле. Нет ответа. Что за ерунда?
  Звякнула смс. От Данилы.
  "Приезжай! Есть проблемы!"
  Демид застыл на несколько минут. Проблемы! Какие к чёрту проблемы? Тренировка через два часа! Или ну её эту тренировку? Дилемма. Просто так Данила вряд ли бы позвал. Значит, проблемы серьёзные. Надо ехать.
  В коридоре столкнулся с партнёром по команде.
  - Ты куда помчался, Демид?
  Ответа не последовало. Демид летел к остановке, одновременно вызывая такси. Концентрация напряжения и желания, а может, просто рядом оказалось свободное такси, но машина уже стояла на остановке.
  Водитель глянул на Демида, но не сказал, ни слова. Диспетчер, видно, указала конечный пункт маршрута.
  - Как можно скорее, пожалуйста, - попросил Демид, когда машина тронулась с места.
  - Пробки кругом. Быстро не получится.
  - Должно получиться.
  Водитель только усмехнулся уверенному тону парня, который явно куда-то спешил.
  На удивление водителя, пробок, действительно, не было, ни одной. В это время такого не бывало...раньше.
  Демид проскочил от дверей подъезда до нужного этажа, не замечая ступенек. Дверь в квартиру была открыта. Данила встретил молча. Пожал руку.
  - Что произошло?
  - У нас имущество описывают.
  - Кто? Почему?
  - Приставы описывают. Странная ситуация. Все бумаги оформлены на маму. Её данные. Три года назад она взяла кредит и не вернула. Только она кредит никогда и нигде не брала. Понимаешь! Кредит брал я и его выплачиваю до сих пор. И брал я в другом банке. Нас выгоняют на улицу. Квартиру опечатают.
  - Ты меня разыгрываешь.
  - Я что, похож на клоуна?
  - Надо что-то делать!
  - И что ты сделаешь? Вон, даже с администрации представитель здесь.
  - Эта вон та накрашенная дама бальзаковского возраста?
  - Ей с её поведением и одеждой в другом месте работать следует.
  - Ты говорил с ней?
  - Говорил. Решение отменить она не в силах. Квартира и всё имущество переходит в пользу банка.
  - А вы?
  - А нам сказали искать себе место, где пожелаете.
  - Бумаги показывали? Ты их читал?
  - Читал! Всё совпадает с паспортом!
  Демид набрал номер телефона Ельцова.
  - Ты где? Скоро тренировка, завтра игра.
  - Можешь приехать с юристом? С хорошим юристом?
  - Что опять случилось? Куда влез?
  - Долго рассказывать. Слушай адрес.
  Спустя полчаса Ельцов с юристом клуба уже были в квартире. Приставы уже почти завершили свою работу. Представительница администрации весело шепталась с полицейским. Юрист попросил ознакомиться с документами, представившись защитником прав обвиняемой в неуплате кредита. По-хозяйски расположился на диване и несколько раз пробежал документ глазами.
  Поднял голову, посмотрел на Данилу и подозвал его. Они о чём-то поговорили, и Данила передал паспорт матери в руки юриста.
  - Господа! - юрист потёр пальцами виски. - Прошу прощения, но обязан вас огорчить. Вы пришли не туда и не к тому к кому надо.
  - Чего? - возмутился представитель банка. - Ты чё пургу гонишь?
  - Во-первых, не "ты", а "вы". Во-вторых, рейдерские захваты караются по закону. В-третьих, надо проверить документы на подлог...
  - Ты чё себе позволяешь? Документы правильные! Настоящие!
  - Я проверяла, там всё в полном порядке! - заступилась за обиженного банковского представителя сотрудница администрации.
  Пристав посмотрел на юриста со злобной ухмылкой.
  - Вы, господа, насколько внимательно прочитали документ?
  - Чего там читать? Все данные совпадают.
  - А роспись?
  - Чуть смазана, но ведь похожа! Рука дрогнула или писать неудобно было, - продолжал доказывать банковский представитель. - Кроме этого есть исполнительный документ!
  - Документ есть, вижу. Чёрт с ней с росписью. Давайте посмотрим на место рождения должника и место получения кредита.
  - Какой ты юрист? Ты ваще всех нас за идиотов держишь?
  - В паспорте должника стоит место рождения город Новосибирск, а в документе - село Новосимбирка и взят кредит в городе Оренбурге. Дважды два можете сложить? Или помочь?
  - Какая такая Новосимбирка? Ты чего лопоухий городишь? - представитель банка выхватил документ и через мгновение густо покраснел, затем махнул рукой приставу. - Уходим.
  - Опись имущества оставьте или уничтожьте у нас на глазах, - юрист спокойно пригладил волосы на голове и улыбнулся.
  - Отдай, - бросил "взыскник" приставу и вышел из квартиры.
  Пристав сунул юристу бумаги и тоже вышел.
  - Понятно, эти пришли описывать имущество. Я не пойму присутствия здесь полицейского и насколько я понял, представителя администрации района.
  Полицейский извинился и поторопился скрыться, представительница лишь зыркнула на всех злобным взглядом и тоже ретировалась.
  - И кто объяснит, что здесь происходит? - раздался в дверях голос Полины.
  Демид рванулся к ней, обнял и поцеловал.
  Юрист улыбнулся.
  - Всё просто. Банк, название какое-то странное, решил возместить убытки от своего клиента. Но, возможно, я могу только предполагать, в селе Новосимбирке нечего арестовывать и описывать. Банк решил схитрить и нашёл в другом городе человека с такими же данными. Заручился поддержкой представителя администрации и полиции. Думаю, что эти двое должны были получить свою долю от последующей сделки. Что-то как-то так.
  - Лихо! - Ельцов ухмыльнулся.
  - Мама в курсе? - озадачилась Полина. - А сестрёнка?
  - Они в комнате. Иди, успокой их, - Заговорил, вышедший из ступора Данила. - Демид, друг!
  - Мда, Демид, что скажет теперь тренер? - Ельцов покачал головой. - С услугами клубного юриста, думаю, разберёмся в рабочем порядке, а вот с тренером тебе придётся разбираться самому. Пропуск тренировки, нарушение режима. Прощайся, и едем на базу.
  
  Тренер сверкнул глазами, разразился бранью и послал Демида на все четыре стороны. Чуть позже помощник сообщил, что его оставили в запасе.
  - Легко отделался, - Ельцов засмеялся. - С тобой не соскучишься! Куда ни кинь, везде Демид! Такое впечатление, что все события тянутся к тебе. И хорошие и не очень. Тебе так не кажется?
  - Есть такое чувство, - легко согласился Демид. - Завтра я всем покажу, кто такой Расщепин!
  - Покажи, Демид! Как следует, покажи!
  
  Парни в раздевалке уже знали, что произошло вчера с друзьями Демида и здоровались с ним как-то по-особенному. Тренер появился перед самым выходом на лёд. Сказал пару ничего не значащих фраз и пожелал всем удачи.
  Не привыкать Демиду сидеть на скамейке запасных. И в этой игре китайский "Куньлунь" уже в первом периоде воткнул в ворота "Сибири" три шайбы, пропустив только одну. Комментаторы пытались в своей комментаторской кабине пытались выяснить, почему не играет новая звезда - Демид Расщепин. Но никто им ответ дать не мог или не хотел. Во втором периоде, тренер выпустил на площадку Демида, но словно опомнился и отозвал обратно. Второй период опять прошёл на лавке. Счёт стал уже 4:1 в пользу гостей. Перетасовки в составе ничего не давали. Помощник несколько раз обращался к главному - надо Расщепина выпускать.
  - Он наказан.
  - Ты не его наказываешь! Всех болельщиков команды!
  - Пусть сидит и думает, как пропускать тренировки!
  - Накажи рублём! Но выпусти парня на площадку! Он сейчас просто необходим!
  - Нет!
  Третий период начался с гола, сократили счёт до двух шайб. Казалось, что ещё немного и удастся переломить ход поединка, но игра завершилась поражением 2:7.
  Игроки в раздевалке роптали, недовольные решением тренера, но открыто сказать об этом не решились. Демид в полном молчании переоделся и столкнулся в дверях с помощником.
  - Выйди к охране, там к тебе пришли.
  Данила крепко обнял друга, Демид в свою очередь заключил в объятия Полину.
  - Ты почему не играл? - задал вопрос Данила.
  - Тренер решил меня проучить за вчерашнее происшествие.
  - Я ещё тебя не поблагодарила за вчера.
  - Это самый прекрасный поцелуй в моей жизни!
  Все трое рассмеялись.
  - Сегодня письмо от банка принесли с извинениями и небольшой суммой за неприятности. Боятся, что журналисты пронюхают про это дело.
  - Ты завтра играть будешь?
  - Как тренер решит.
  - На трибунах только твоё имя и кричали!
  - Я же не играл, зачем кричать!
  - Чтобы на площадку выпустили!
  Демид улыбнулся. Он становился популярным. И даже угрозы Графа в данный момент померкли и отошли на второй или третий план, превратившись в обычные злобные высказывания.
  
  Глава 10
  Открытие способностей
  
  Хабаровский "Амур" пожаловал в гости к новосибирцам. У гостей был день отдыха в отличие от хозяев, и они рассчитывали на очки в предстоящей встрече. К тому же в Новокузнецке "Амур" одолел местную команду и находился в хорошем настроении и боевом состоянии.
  Демид написал заявление на получение квартиры и нёс на подпись в кабинет президента клуба. Секретарши на месте не оказалось, и он уже занёс кулак, чтобы постучать, когда за дверь раздались громкие голоса, слышимые Демидом.
  - Ты почему Расщепина на лёд не выпустил?
  - Он нарушитель. А нарушители играть не будут!
  - Насколько я знаю, причина отсутствия на тренировке достаточно веская.
  - Это ни повод пропускать тренировки перед играми.
  - А результат где? Мне твои нравоучения хоккеистов вот где! Мне результат нужен! Положительный результат! "Куньлуню" проиграли в равной игре! Да ещё и с разницей в пять шайб! Мне плевать кто и как у тебя играет! Мне нужен результат! А его в последних играх делал это пацан, которого ты на площадку не желаешь выпускать! Проиграешь эту игру - свободен! Понял? Мне нужен тренер, заряженный на победу, а не на подтирание соплей и нравоучения!
  Демид передумал стучаться и ушёл. Потом Неверов в раздевалке пытался выяснить у Демида, почему он не подписал бумагу? Желания рассказывать подслушанный разговор как-то не хотелось.
  Тренер в раздевалке так и не появился, напутственного слова не сказал. Встретил игроков на скамейке запасных с мрачным взглядом.
  - Играем так, как с "Куньлунем". Расщепин в запасе.
  Демид ухмыльнулся. Кремень тренер. Не пошёл на поводу у начальства. Рискует.
  Первый период выдался зрелищным, но без заброшенных шайб. Гости угрожали воротам "Сибири" не больше, чем хозяева. Игра шла, что говорится, на встречных курсах. Демид успевал смотреть на площадку и на трибуны, где сидели Данила и Полина. Они и места выбрали поближе ко льду. Через площадку, Демид прекрасно их видел. Второй период начался с удаления и пропуска гола. А затем ближе к середине периода травму получил правый форвард второго звена. Тренер посмотрел на Демида, а отправил в нападение запасного защитника. Помощник что-то горячо обсуждал с тренером, пока тот не махнул на него рукой и не отвернулся.
  - Воспитатель хренов, - услышал Демид за спиной голос помощника. Не всё просто в тренерском стане.
  Второе звено ошиблось в атаке и пропустило выход два в одного. Вратарь спасти не сумел. Гости повели 2:0. В самой концовке периода тренер выпустил Расщепина, но игра у Демида не пошла. Перегорел, пока сидел на лавке. Ничего не получалось. Пас не туда, клюшка при обводке движется как-то не так, шайба старается соскочить с крюка и сбежать. Настроение на ноле, эмоции только отрицательные.
  В раздевалке тренер устроил разнос за проигрыш...Расщепину.
  - Кисейная барышня выкатилась на лёд. Шайбу обработать не может, пас отдать не в состоянии, дутый талант. Три игры показал класс и сдулся. Да тебе дворником надо работать с метлой, а не играть с клюшкой. Пропуск тренировки по неуважительной причине - двойной проигрыш команды дома! Это твоя вина, Расщепин! Был бы на тренировке, сейчас бы нормально играл, и мы бы, выигрывали! Вот ты скажи, на хрена мне такие игроки, которые на тренировки не приходят? С завтрашнего дня во вторую команду переходишь. Нечего место занимать.
  Демид смотрел прямо перед собой. В душе пусто. Словно сейчас ему растоптали мечту, которая была рядом, до которой не хватало совсем немного. И вот удар. Нокаут.
  Команда пошла на третий период, а Демид не смог встать с места. На плечи легла неподъёмная тяжесть и сил её преодолеть, не находилось.
  - Вот ты где! - закричал помощник. - У нас проблемы! Два игрока столкнулись. Давай, на лёд! Это твой шанс, парень!
  Демид тяжело поднялся и пошёл за помощником тренера. На душе скребли кошки. Тренер мельком глянул на Демида.
  - Расщепин, на лёд.
  С площадки увозили одного и травмированных игроков первой пятёрки, затирали на льду кровь.
  Демид выкатился в центр и его глаза выхватили Полину, а до слуха долетело, вначале глухое, а затем всё усиливающее:
  - Демид! Демид! Демид!
  И откуда, только силы взялись? Внутри всё перевернулось! Все обиды стали мелочными и глупыми. Он глянул на табло и удовлетворённо кивнул самому себе. 2:1 счёт отыгрываемый однозначно.
  Свисток, вбрасывание, шайба у партнёра. Диагональный пас направо. Демид выкатился на пятачок, его толкнули в спину. В процессе падения на лёд, он увидел приближающийся и вырастающий в размерах каучуковый диск. Клюшку поднять нереально, не успеть и Демид решил не мешать полёту шайбы. Но защитник гостей успел зацепить её в полёте прямо перед Демидом, и шайба угодила в шлем. В глазах потемнело, он потерял ориентацию в пространстве, грохнулся на поверхность катка, хватаясь за голову. В голове шумело. Кто-то ещё ударил сверху крагой по шлему, добавив к шуму звон в ушах. А затем его стиснули в объятиях, помогли встать на ноги, проводили до скамейки запасных.
  Врач сунул под нос нашатырь, Демид вдохнул и вместе со слезами из глаз вернулся шум и рёв стадиона.
  - Расщепин, ты нормальные голы, когда будешь забивать? Что не гол, то щёгольство. Это тебе не футбол! Тут клюшкой играть надо, а не головой!
  В следующей смене Демид решил обмануть игроков обороны, когда увидел, что партнёр может выйти один на один. Он подбросил шайбу вверх так, что она пролетела над головами игроков "Амура". Но немного не рассчитал траекторию. Вратарь гостей в это время выехал из ворот, чтобы сократить угол обстрела выкатывающегося на него нападающего. Шайба упала на лёд ребром и совершила обкат вратаря, который не ожидал такого наглого поведения бездушного снаряда. Махнул клюшкой ей вслед, упал, вытянулся, пытаясь достать, но та спокойно прокатилась за линию ворот и упала с ребра только после касания сетки. Трибуны неистовствовали.
  Тренер выдохнул воздух с каким-то странным чувством и ударил ладонью по ребру бортика.
  - Расщепин! Ты вообще без выкрутасов можешь? - и уже непонятно было, с какой эмоцией он это сказал.
  В концовке матча сибиряки остались вчетвером против шести игроков гостей, снявших вратаря. Выдержать оставалось всего пятнадцать секунд, когда судья удалил ещё одного игрока "Сибири". Тренер отрядил в меньшинство двух защитников первой пятёрки. Третьим игроком стал Расщепин. Тренер хотел было поменять своё решение, но, скрипя сердце, оставил без изменения.
  Вбрасывание, шайба оказывается у партнёра, но тот выбросить из зоны не смог. Игрок "Амура" остановил её и мощно пробил по воротам. Демид принял удар на себя, упав на колени. Удар оказался чувствительным, но он встал и со всей силы швырнул шайбу из зоны в борт. Сам упал опять на колени, сложился пополам. Боль закрыла собой происходящее.
  Шайба ударилась о борт, изменила направление и влетела в пустые ворота. 4:2.
  В раздевалку прибежал президент клуба, ещё какие-то люди в пиджаках и галстуках. Демид, стараясь не выказывать боль, кивал в ответ на дифирамбы, а в голове стучала только одна мысль: когда вы оставите меня в покое!
  Игроки команды улыбались, подбадривали его, и только врач хмуро смотрел в сторону Демида. В душе Неверов вдруг присвистнул.
  - Дёмка! Офигеть и не встать! У тебя синее пятнище на всю грудь! Рёбра целы?
  - Нормально всё. Сейчас к врачу зайду, посмотрит.
  Сильный ушиб. Бросок игрока "Амура" оказался действительно мощным, раз пробил всю защиту.
  На выходе его ждали Полина и Данила. Девушка сразу бросилась ему на грудь, давно никого не смущаясь, расцеловала. Данила только улыбался.
  - Ты теперь на базе живёшь?
  - Пока на базе. Надеюсь, что квартиру дадут.
  - Такому игроку просто обязаны дать квартиру! - Полина буквально продекламировала свою фразу.
  - Всё равно её выкупать надо будет. Так просто сейчас не дают.
  - Я на работу. А вы можете погулять по городу или сходить куда-нибудь, - Данила хитро улыбнулся. - Бывайте! Демид, не забудь проводить девушку до дома.
  - Не забуду, - засмеялся Демид, глядя, как Данила бежит на остановку. - Сейчас ко мне, я переоденусь, и пойдём, перекусим где-нибудь чего-нибудь. Кушать хочу, сил нет!
  Магическая сила внутри Демида накапливалась, возмущала пространство вокруг, и притягивала к обладателю сказочных способностей различные события. События, которые с другими людьми могли не произойти вообще никогда за всю их жизнь.
  Вечерело. Солнце затерялось за высотными постройками района, на улицах уменьшилось количество прохожих. Немного прохладный вечер конца сентября с опадающими жёлтыми листьями, казался немного сказочным и загадочным. Влюблённые посетили кафе, утолили голод и отправились по улицам Новосибирска.
  Они и не заметили, как вошли в один из тёмных дворов, окружённого угловым пятиэтажным домом.
  - Мне завтра в школу.
  - А у меня утренняя тренировка...
  - Это планы на завтра, - раздался наглый, с растяжкой слов, голос. - А сегодня у нас другие планы. Парень, спасибо, что привёл нам такую симпатичную девочку. Можешь быть свободен. Дальше наше дело.
  Полина и Демид оглянулись. Парни до двадцати лет, семеро, открыто и нагло смотрели на девушку. Единственный фонарь во дворе освещал именно этот участок, где все они находились.
  - Мы пришли вместе и уйдём вместе, - стараясь не показать испуга, сказал Демид, выходя вперёд перед Полиной.
  - Оу! У нас герой! Браво! Разомнёмся, парни? - закричал небольшого роста паренёк, скидывая с головы капюшон. По-видимому, он и являлся главарём этой компании. - Победишь нас, получишь приз, а нет, приз останется у нас. Идёт?
  Демид оглянулся на Полину, она дрожала.
  В груди росло что-то сильное, ещё пока незнакомое, вызывающее трепет и опасения. Только сейчас Демиду было всё равно. Главное, чтобы дать отпор шпане.
  - Идёт! - ровным голосом ответил он и ощутил в себе мощную энергию, которая начала шириться, выходить из него. Он даже видел эту странную голубоватую ауру, окутывающую его, превращаясь в кокон. Неужели этого больше никто не видит?
  Двое парней с битами попытались нанести удары, но упругая оболочка кокона спружинила в ответ. Биты сыграли в лоб своим владельцам. Парни упали и застонали от боли. Но это только раззадорило остальных. Мелькнула цепь и исчезла вместе со своим обладателем в темноте. Чей-то кулак скользнул по оболочке и угодил соратнику в челюсть. Стоило Демиду топнуть ногой в их сторону, как парней просто сдуло с ног вместе с их орудиями войны, мусором, валяющимся на земле. Единственная лампочка с шумом лопнула, и двор погрузился в темноту.
  Демид схватил Полину за руку, и они помчались в просвет между домами. Уже в такси, Полина несмело спросила:
  - Что произошло там? Всё так молниеносно, что я ничего не поняла.
  - Я сам не понимаю, что произошло. Они почему-то все попадали. Может, испугались чего? - от осознания произошедшего Демида затрясло.
  - Что с тобой?
  - Перенервничал! Не часто приходится сталкиваться с гопниками.
  И, вдруг, оба рассмеялись. Водитель с подозрением посмотрел на них в зеркало, но ничего не сказал.
  Что же действительно произошло? Ничего особенного для обычного сказочного персонажа. Для Демида это вышло спонтанно. Он весь путь до базы, и потом, лёжа в постели, пытался проанализировать случившееся, но так и не смог. Он понял только одно, магическая сила, о которой ему прожужжали уши, постепенно начинает себя проявлять.
  На тренировке Демид появился немного вялым. Выполнял упражнения немного заторможено. Тренер заставлял его работать больше других.
  - Не ленись! Расщепин! Ты чего как утка на льду? Внимательней!
  Демид старался, но ему словно чего-то не хватало. Юра Валунников один раз даже вывел его из ступора. Задумался так, что полностью ушёл в себя.
  - Демид, очнись! Твоя очередь на пасы!
  Сложно сложилась тренировка. Усталость сковала всё тело.
  - Ты чего бухал что ли, вчера? - тихо осведомился Неверов. - Измотанный так, будто всю игру в одиночку играл!
  - Я вообще не пью. Сам пытаюсь понять, почему так тяжело тренировка далась.
  - Через час нас собирают на тактику. Не опаздывай. В принципе, я Сёмке подскажу. Он же в одной с тобой комнате заселён на базе.
  На тактике Демид чуть не уснул. Неверов строго следил за ним и не давал такой возможности, тыкая время от времени пальцем под рёбра.
  - Расщепину не интересно! - тренер остановился напротив первого ряда, где сидела молодёжь. - Ну, конечно, он у нас звезда! Он может всё и без наших установок! Повтори, о чём я сейчас рассказывал?
  Демид встал с понурым видом, пытаясь вспомнить слова тренера.
  - Что-то ты бледный какой-то, - тренер подошёл поближе. - Неверов отведи-ка его к врачу. Не нравится мне его вид.
  Врач осмотрел Демида, послушал, смерил давление. Долго расспрашивал о вчерашнем дне, питании, нагрузках. Чему-то кивал.
  - От тренировок и игр не освобождаю, нет оснований. Но вид твой мне не нравится. После обеда едем в больницу. Мне надо убедиться, что твой организм в порядке.
  - Мед обследование опять?
  - Опять и снова! Я за ваше здоровье, оболтусы, в ответе! Дети малые! Закрывать вас надо на базе на огромный амбарный замок и никого к вам близко не подпускать.
  - У нас ещё дневная раскатка, а вечером самолёт в Уфу.
  - Раскатку пропустишь, а на самолёт успеешь. Или ты лететь не хочешь? - врач внимательно посмотрел на Демида.
  - Игра для меня всё, а я не полечу на игру?
  - После обеда ко мне! Я руководство предупрежу.
  Никаких отклонений и заболеваний выявить не удалось. Всё в полном порядке. Врач задумчиво пролистал все бумаги и отпустил Демида собираться к вылету.
  В аэропорту выяснилось, что везёт их в Уфу помощник главного тренера в роли исполняющего обязанности. На вопросы игроков, что случилось, он только пожимал плечами.
  - Вызвали к президенту клуба и всё. Потом мне сообщили, что исполняю обязанности главного.
  В самолёте Демид отрубился почти сразу после взлёта. Ни анекдоты Витьки Неверова, ни вопросы и рассказы Сёмки Доброславова, не смогли удержать его внимание. Будто отключили свет, и Демид перешёл из одного мира в другой.
  Крепкий сон со странностями. Вроде всё вокруг привычное и понятное, но чего-то не хватает. Машины странные и на улицах их не так много. Родной район, узнаваемый, только нет Ледового дворца на территории "Локомотива". Странные названия "Булочная", "Хлеб", "Молоко", Гастроном, Универсам. Он вроде бы и шёл по улицам района и вроде бы как летел, перемещаясь неожиданным образом из одного края в другой. Вот мелькнул Дом культуры железнодорожников с работающим фонтаном и скульптурой Ленина. И кругом цветы, клумбы. Сквер у лицея. Правда табличка над подъездом говорит о другом названии лицея - средняя школа Љ 128. А сам сквер утопает в зелени. И нет высотного здания на месте овражка, заросшего соснами, словно здания вообще никогда не существовало! Так не может быть...
  - Ты выходить собираешься? Или дальше спать будешь?
  Демид приоткрыл глаза. Три улыбающиеся физиономии смотрели на него сверху вниз.
  - Ну, ты и спать! - Юрка засмеялся. - Мы с Сёмкой вообще глаз не сомкнули, а Витька своими анекдотами весь самолёт держал в состоянии смеха. Ты один, кто спал! Во всём самолёте!
  - Такой ржач стоял, а он и ухом не повёл! - вклинился Сёмка. - Пошли на выход, чемпион!
  - Ушёл в себя. Буду, когда приду, - тут же влез Витька Неверов. - Слушай, три часа тебя не было!
  Парни смеялись, а Демид спускался по трапу сам не свой. Странный сон не давал покоя.
  Разминка на льду за несколько часов до матча. Демид чувствует себя относительно неплохо, что отмечает и врач команды. Исполняющий обязанности главного тренера подзывает Демида к себе и объявляет своё решение.
  - Расщепин в первую пятёрку на правый фланг, Неверов во вторую, остальные остаются как в последней игре. По ходу встречи посмотрим. Может, я вашу тройку опять сведу в одну.
  Ледовый дворец в Уфе оказался переполнен. Интерес к одному из лидеров сезона в дивизионе "Востока", оказался не шуточным. К тому же всем хотелось посмотреть на необычного игрока, о котором ходит так много слухов. Его голы в интернете вызывают серьёзные полемики и дискуссии у любителей хоккея. Ветераны сравнивают его манеру игры то с Харламовым, то с Фирсовым, но каждый отмечает, что он какой-то особенный. Со своей манерой катания и мышления. Игрок не стандартный по многим параметрам, что ставит в тупик не только соперников, но и партнёров.
  Демид при вбрасывании расположился у центральной линии, у самого бортика. Розыгрыш и шайба отлетает к нему. Понимая, что соперник, напротив, в более выгодной ситуации и чуть ближе к шайбе, Демид решает сыграть клюшкой как в русском хоккее. Удар получился смачным. Шайба полетела по немыслимой траектории мимо полевых игроков "Салавата Юлаева", мимо вратаря и, звякнув о перекладину ворот, упала в сетку. С начала встречи прошло всего 2,9 секунды. Тренер хозяев запросил видео повтор. Для него, впрочем, как и для многих, собравшихся во дворце спорта, гол стал настоящим неожиданным сюрпризом. Судьи долго разговаривали с тренером хозяев и всё же решили посмотреть повтор. Судьи тоже люди и им было невероятно интересно посмотреть, что случилось на самом деле, и как шайба оказалась в воротах.
  На время просмотра повтора, игроки подъехали к скамейкам своих команд, выражая своё мнение о произошедшем. Демид с невинным видом остановился у бортика.
  - Расщепин, ты в своём репертуаре! Очередная шайба и опять шедевр! - немного саркастически сказал новый главный тренер. - Мне всё равно, конечно. Главное забрасывай побольше. В этом году мы обязаны проходить в плей-офф. На тебя рассчитывает руководство!
  На него рассчитывают! Демид повеселел. В это время главный арбитр матча указал на центр. Гол засчитан! 1:0 "Сибирь" повела в игре на выезде уже на 2,9 секунде матча! Это новый мировой рекорд скорострельности в хоккее с шайбой!
  - Дёмка! Поздравляю! - со стороны скамейки запасных вынырнула рука и шлёпнула по шлему сверху. - Вошёл в историю!
  - Теперь не скоро этот рекорд побьют!
  - Отставили разговоры! Играем! - резкий окрик тренера вернул всех в игру.
  Внимание к Демиду было приковано не только со стороны зрителей, но и со стороны соперников. Один вступал с ним в борьбу, второй страховал, третий готов был прийти на помощь, что освобождало от плотной опеки других игроков звена "Сибири". Несколько опасных моментов у ворот хозяев могли завершиться голом, но либо нападающие мазали, либо вратарь вытаскивал. В конце первого периода против Демида стал выходить штатный тафгай "Салавата". Русая борода на всё лицо, длинные волосы, спадающие из-под шлема. Одна бровь заклеена пластырем. Под другим глазом почти сошедший фингал. Габариты штатного бойца впечатляли. Под два метра ростом, плечи широкие. Попасть под такую машину боязно любому. Демид, когда увидел улыбку, вставшего рядом с ним игрока соперников, стало не по себе. Он даже сглотнул внезапно образовавшийся комок в горле, а по спине побежали мурашки.
  Игра началась. Демид старательно выворачивался из-под плотной опеки огромного игрока чужой команды. Движения он сковывал, не давал долго владеть шайбой, и даже, казалось, умел читать игру Демида, пресекая пасы и рывки. Грубости не было, только жёсткая игра в корпус, чего хватало, чтобы сбить дыхание, потерять ориентацию на площадке или потерять шайбу.
  В раздевалке парни шутили по поводу необычных шайб Демида и рассуждали, сколько рекорд продержится.
  - А самый быстрый гол в истории хоккея, когда был забит? - спросил Неверов у начальника команды, который гуглил в смартфоне.
  - Пишут, что рекордом является шайба заброшенная Виктором Шахворостовым в МХЛ девятого января шестнадцатого года. Ему хватило трёх целых и пяти сотых секунд. Так что, Расщепин, ты у нас герой! Две и девять секунды, с ума сойти!
  - Дёмка! С тебя лимонад! Такое событие грех не отметить! - Доброславов светился как новогодняя ёлка, словно рекорд поставил именно он.
  - Хорош, зубоскалить! - главный вошёл в раздевалку и сразу направился к Расщепину. - Тут такое дело. Придётся тебя тасовать по пятёркам, а то поймает их тафгай тебя. Сломает. А мне руководство потом шею намылит. Давай аккуратней. С тобой будет выходить Валунников. У него габариты уступают, конечно, их исполину, но мне в телохранители больше некого к тебе приставить. Главное - выживи! Чёрт с ними с голами!
  Второй период начался с драки. Столкнулись игроки первой пятёрки, в которой в этот раз вышел Неверов. Обоюдное удаление. По одному игроку из каждой команды отправляются на скамейку штрафников. Игра продолжится в не полных составах четыре на четыре.
  - Давай, Расщепин! Если выйдет тафгай, старайся не попадаться на его приёмы.
  Тафгай вышел сразу, как только на лёд ступил Демид. И первым движением исполина было движение рукой. Он провёл ребром ладони по шее под подбородком и расплылся в довольной улыбке.
  Демид отвернулся, стараясь не думать о жестах тафгая. Вбрасывание, розыгрыш. Атака хозяев. Шайба оказывается у бородатого исполина, тот легко удерживает на расстоянии и каучуковый снаряд, и игрока гостей. Демид исхитрился. Пролетел между бортиком и исполином, выкрал шайбу с крюка и полетел в зону "Салавата". По пути обыгран ещё один игрок, точный пас на Валунникова, тот в касание вернул её обратно. Секунда на обработку и могучий щелчок, вратарь не удел! Но шайба, которая влетела, казалось в ворота, оказывается за воротами у бортика! Судья, который свистнул гол, растерянно смотрел на чёрный диск. Красный фонарь за воротами зажёгся и погас. Игра остановлена. Новый видео просмотр.
  Игроки "Сибири" посмеивались, хлопали Демида по шлему, по спине, по плечам. Тренер только качал головой. Два арбитра после просмотра повтора поехали к воротам "Салавата". После недолгих переговоров, ворота заменили на другие.
  По стадиону разнеслось сообщение диктора.
  - Шайбу с передачи Юрия Валунникова, забросил Демид Расщепин!
  Фанатский сектор "Сибири" взревел от радости. Тренер хозяев подозвал судью и долго с ним спорил.
  Второй период завершился с общим счётом 2:0 и по пути в раздевалку Демид услышал голос тренера "Салавата".
  - Шайба разорвала сетку? Вы башкой своей подумайте, что говорите! Я протест подам на эту странную игру и ваше судейство!
  В раздевалке стоял смех.
  - Дёма, ты уже их всех выиграл!
  - Демид, ещё одну такую шайбу и они сами с площадки уйдут!
  - Имущество зачем портить?
  - Красава!
  - Дёмка! Ты охренеть чудак!
  Третий период. Жёсткая бескомпромиссная игра команд. Исполинский тафгай несколько раз пытался поймать Демида у борта, но тому каждый раз удавалось увернуться, чуть ли не в последний момент. Так долго это продолжаться не могло.
  Демида грубо толкнули сразу два игрока "Салавата", припечатав к борту, и он оказался стоящим на одном колене. Взгляд в мгновение выхватил разъезжающихся в стороны игроков хозяев. Несущийся на него тафгай со злобной ухмылкой, уже предвкушал как минимум хруст рёбер жертвы. Демид, который не сумел поймать равновесие тела, не успел сообразить, что происходит. Внутри него родилось то, уже знакомое чувство, как тогда в ночном дворе и создало защитный кокон. Тафгай со всей силы врезался в бортик, отлетел от него и скорчился на льду, сжимая плечо кистью без краги. Демид удивлённо смотрел на произошедшее. Удивлены были все. Как мог тафгай, летевший целенаправленно на неподвижного игрока, промахнуться?
  - Цел? - Валунников заглядывал в глаза Демида, словно в них пытался увидеть есть травма или нет.
  - Цел, - буркнул Демид, и сел на пятую точку, сообразив, что могло с ним быть, попади он под безумный приём исполина.
  - Я чего-то не понял?! Как так произошло? - Неверов уже крутился рядом.
  Врачи увезли с площадки травмированного и заодно чудом не пострадавшего Демида. Игра была доиграна уже без участия ушедших игроков. Окончательный счёт так и не изменился. Финальная сирена зафиксировала на табло "Уфы-арене" счёт 2:0 в пользу "Сибири".
  В раздевалке творилась настоящая вакханалия. Команда получила пиво и праздновала успех. Героем игры стал Демид Расщепин.
  
  Глава 11
  Волшебная игра
  
  Спортивные новости начинались одинаково во всех средствах массовой информации. Демид Расщепин на первых полосах газет. Все и всюду как-то разом заговорили о талантливейшем молодом нападающем новосибирской "Сибири", ворвавшемся на звёздный небосклон ниоткуда. Везде и всюду обсуждали необычные голы, нестандартные решения и способность оказываться в нужном месте в нужное время.
  Демид отсыпался после ночного перелёта. Тренировку немного сдвинули по времени на более поздний час.
  За три месяца он сумел выйти в лидеры среди снайперов лиги, установить один из рекордов КХЛ и стать звездой. Настоящей хоккейной звездой. "Сибирь" даже перезаключила с ним контракт и зарплата Демида увеличилась в разы. На последних играх за игрой Демида следили скауты из разных команд НХЛ и КХЛ. Его дебют в хоккее оказался настолько ярким, что мировое сообщество смотрело на него как на восходящую мега суперзвезду.
  Из сладкого сна вырвала противная трель телефонного звонка. Демид, не открывая глаз, нащупал на прикроватной тумбочке пиликающий аппарат и сонным голосом спросил: кто это?
  - Демид Расщепин? - послышался голос в трубке.
  - Он самый.
  - Прошу прощения за ранний звонок. У нас так вообще ещё ночь. Но дело есть дело. Я главный тренер сборной России по хоккею. Хочу лично пригласить тебя в сборную команду на ближайшие игры. Кубок Первого канала. Что скажешь?
  Сон моментально улетучился, Демид вскочил на ноги, скинув одеяло на пол.
  - Я согласен, - взволнованно ответил он, и ощутил, его охватывает радостное волнение с ног до головы.
  - Тогда после двух игр жду в расположении команды пятнадцатого декабря. Если опоздаешь, будешь исключён из команды. Удачи.
  Демид ещё минут пять стоял с телефоном в руке. Его уже трясло от счастья. Очнувшись, набрал номер Полины.
  - Привет, что случилось? - раздался тихий голос Полины.
  - Меня берут в сборную! На Кубок Первого канала!
  - Здорово! - также шёпотом порадовалась она. - Я на уроке. Разговаривать пока не могу.
  Демид, не выпуская из рук телефон, продолжал нарезать круги по комнате, совершенно забыв, что он в одних трусах. Хотелось поделиться своей радостью со всем миром!
  На тренировке, новый главный тренер Николай Николаевич, сразу заметил светящийся вид подопечного.
  - Расщепин, сияешь, как начищенный пятак. В сборную, поди, пригласили?
  - Пригласили, - ответил Демид, удивившись догадливости тренера. - А как вы...
  - Проше простого. На тебя посмотрел и всё понятно, - усмехнулся он. - Ладно, я уже в курсе всего. Четырнадцатого с утра свободен. Пятнадцатого там должен быть. И не дай бог, плохо сыграешь на кубке!
  Николай Николаевич в шутку пригрозил кулаком.
  На игру с приехавшим в гости из Владивостока "Адмиралом", Демид вышел в составе своей тройки: Неверов - Расщепин - Валунников. К тому же в защите играл Доброславов. Пятёрка считалась третьей, но тренер ей начинал доверять всё больше и больше. За последнее время Демид сумел научиться держать магическую силу внутри и никак себя не проявлять. Уже не было такого, что она против его воли вырывалась наружу. Управлять ей он ещё не научился, но попытки в этом направлении были.
  Первый период против "Адмирала" получился феерическим. Четыре безответных шайбы! Три из которых на счету пятёрки Демида. Он во всех голах поучаствовал. Только в этот раз в роли распасовщика.
  Во втором периоде в игре четыре на пять, он перехватил пас и вырвался один на один с голкипером гостей. Решил не хитрить, а просто бросить по воротам, но шайба сорвалась с крюка. Вратарь прочитал направление броска и чуть сдвинулся на отклонившегося вправо от ворот, Демида. Только вот шайба пошла не в ближний угол, куда и метил нападающий, а в дальний угол. Стукнулась о щиток вратаря, звякнула по штанге и от конька голкипера закатилась в ворота. Гол в меньшинстве! И уже далеко не первый в сезоне. Соперники стали побаиваться удалений у "Сибири". Казалось, что чем меньше игроков на площадке в составе команды, тем новосибирцы играют намного сильнее. Парадокс, но факт!
  В третьем периоде Демид записал на свой счёт ещё одну голевую передачу, а игра завершилась в пользу хозяев со счётом 7:1. И Демид опять стал главной звездой всех новостей спорта в России, а кое-где и за рубежом.
  Самыми счастливыми после игры выглядели Полина и Данила. Они стали завсегдатаями хоккейных матчей с участием Демида.
  На следующий день после тренировки позвонила Полина.
  - Дёмочка, чем дальше, тем больше я по тебе скучаю. Жаль, что вместе нам находиться приходится так мало. Давай встретимся вечером после твоей тренировки в кафе у стадиона?
  Демид после этого разговора заволновался, что-то здесь было не так, и несколько раз хотел позвонить Полине, но его постоянно кто-нибудь отвлекал. Вечером он пришёл в кафе, занял дальний столик, заказал кофе. Полины не было. Он позвонил ей.
  - Дёма, привет! - обрадовалась она.
  - Ты скоро?
  - Что скоро?
  - Придёшь в кафе?
  - Какое кафе? - удивилась Полина.
  - Ты же...
  Кто-то вырвал телефон из руки и положил тяжёлую ладонь на плечо.
  - Привет, Дёмушка! - раздался голос, очень похожий на голос Полины.
  Демид обернулся и увидел парня в модном костюме и вызывающей фиолетовой причёской.
  - Я думал, тебя сложнее будет провести, а ты обычный лох, - он засмеялся, обнажая белые перламутровые маленькие зубки. - Привет тебе от нашего общего знакомого.
  Демид сразу понял о ком речь и напрягся.
  Парень непринуждённо присел напротив и закурил, искоса поглядывая на Демида.
  - Ты сильно не переживай, пока, - усмехнулся он. - Мне просто поручено напомнить. О чём, я знать не знаю, и знать не хочу. Это ваши дела. Шеф сказал, что ты знаешь о чём речь.
  Он выпустил струйку дыма.
  - Коржа, отпусти его.
  Только сейчас тяжёлая ладонь с плеча исчезла, а на стол брякнулся отключенный телефон.
  - Ну, покедова, братан. Ничего личного, только работа. Такая у нас работа! - парень бросил окурок, и тот упал точно в бокал Демида. - Вуаля, братан. Будь готов к часу икс.
  Демид опустошённым взглядом проводил фиолетового с его телохранителем до самого выхода из кафе. Вечер окончательно был испорчен. Но Демид остался сидеть на месте и попросил другой стакан с безалкогольным коктейлем.
  Он долго думал по поводу странного магического дара. Ведь мир, в котором он живёт, не магический, хотя в прошлом маги были. Получается он единственный маг в этом мире? Или Граф тоже маг? И как это выяснить? И вообще, что мне делать и как управлять этими самыми магическими способностями? Получается, что до всего придётся доходить самому.
  Питерский СКА самый мощный и неудобный соперник для "Сибири". Состав подобран боевой, атакующий, нацеленный всегда только на победу.
  Николай Николаевич тщательно разбирал с игроками тактику соперника и игру отдельных игроков, указывал сильные и слабые стороны нападения и обороны СКА. Сосредоточенно разбирали манеру игры вратаря. Искали противоядие от убийственных атак. Все игроки "Сибири" сосредоточенно внимают тренерскому штабу, и только Демид оказался в прострации. Не слышал ничего, не понимал ничего, он словно растворился в самом себе.
  Даже когда кто-то из тренеров лично ему что-то объяснял, он просто кивал головой в такт, а смысла сказанного не воспринимал.
  Игра. Вот что привело его в обычное состояние влюблённого в хоккей человека. Сама игра! Рёв трибун, слышимые, но часто неразборчивые, кричалки из фанатских секторов. Демид ощущал вокруг себя многотысячный огромный организм, живущий хоккеем, чувствовал дыхание льда и заряжался сумасшедшей энергией от всех вместе взятых.
  Соперники выделяли Расщепина и приставили к нему постоянного часового, который появлялся на площадке, как только выходил Демид. Армейцы пошли по пути "Адмирала", только выставили не тафгая, а хорошего жёсткого защитника, с прекрасной стартовой скоростью и отличным видением ситуации. Уйти от такого практически было невозможно. Он сопровождал Демида везде, не давал принимать шайбу, постоянно мешал и находился рядом, словно прилипал, выходя на площадку.
  Попытки Демида что-либо изменить, пресекались жёстко и без нарушения правил, спровоцировать на фол и удаление не выходило. Поэтому главные роли в первом периоде достались совершенно другим игрокам. 1:1 и команды ушли на перерыв.
  Тренер посмотрел на уставшего Демида и ничего не сказал, акцентировано разобрал игру других пятёрок, показал, на что обратить внимание и всё.
  Второй период преподнёс сюрприз. Удаление в составе СКА двух игроков и преимущество хозяев в численности. На площадке оказался Демид и его оппонент. Тренер гостей в данном случае просчитался. Защитник не мог играть сейчас так, как играл против Демида в равных составах. После вбрасывания, в два касания партнёры доставили шайбу в зону соперника. Заняли места вокруг ворот, и начали распасовку, растягивая оборону гостей. Шайба оказалась у Демида, он переложил её слева направо, замахнулся для броска, но бросать не стал. Защитник оказался отыгран, второй замах и второй защитник падает на лёд, пас следует вправо, подставленная клюшка, шайба меняет направление и летит на левый фланг. Бросок Валунникова и 2:1. Следующая шайба случилась спустя пять минут. Опекун Демида впервые ошибся и упустил его. Выход к воротам не заставил себя ждать. Демид ловко убрал шайбу под себя, сымитировал бросок в ближний угол, а сам бросил в дальний. Шайба звякнула о верхнюю штангу, затем о боковую штангу, и упала в ворота. 3:1. Такого СКА давно никому не позволяли. Натиск усилился. Николай Николаевич спешно придумывал ходы, чтобы остановить соперника. Шквал атак продавливали оборону и, казалось, что шайбе некуда деваться, как не в ворота! Но шайба линию ворот так и не пересекла.
  Третий период начался с навала гостей на ворота хозяев. Вратарь трудился в рамке по суперпрограмме. Игроки "Сибири" падали под броски, закрывали ворота своими телами, рубились, словно это был их последний бой. Двадцать напряжённых минут, сотни испорченных нервных клеток и победа! Победа над неоспоримым лидером чемпионата.
  Не успел Демид выйти из раздевалки, как нарисовался Ельцов.
  - Давай, бегом! Летим в Москву. С тобой до игр сборной хочет поговорить представитель "Колорадо Эвеланш".
  - А как же контракт с "Сибирью"?
  - Если подойдёшь, то выкупят тебя вместе с контрактом. За океаном вокруг твоего имени такая вакханалия творится! Все клубы, почитай, желают видеть тебя в своих рядах! Ты представить себе не можешь, какие страсти кипят! И всё из-за тебя!
  Демид смотрел на красное лицо возбуждённого агента, но радости от его слов почему-то не было.
  - Ты не рад? - Ельцов остановился напротив.
  - Рад, конечно, - ответил Демид ровным голосом. - А не рано?
  - Ты что! Тут надо хвататься всеми руками и ногами! Иначе поезд уйдёт!
  - Так ведь обещали клубу и Товолайнен.
  - Товолайнен хочет тебя заполучить тебя и стать твоим агентом.
  - Поэтому ты хочешь провернуть дело поскорее?
  - И поэтому тоже. Пойми, сейчас цена на тебя выросла до максимума, и сейчас самое время подумать о великом будущем и твоём благополучии!
  Уже в самолёте Демид переварил услышанное от Ельцова. Наверное, агент прав. А как же Полина? Он и так её почти не видит. Нет, ему очень хотелось отправиться в НХЛ, где собраны многие сильные игроки мира, но он никогда не выезжал за пределы постсоветского пространства. Даже когда клуб отправился в Китай на игру с "Куньлунем", он остался дома из-за простуды. Он хотел в НХЛ, но неизвестное его пугало. Другая страна, другой язык, другой уклад жизни.
  Главный тренер сборной России, Алексей Николаевич, не стал ходить вокруг да около, сказал прямо, как он видит Демида в команде.
  - Учитывая твой фарт и не стандартность решений, я решил использовать тебя и в большинстве и в меньшинстве. Игровое время буду варьировать по ходу игры. В первую и вторую пятёрку не ставлю, они сыгранные, а вот третья пятёрка твоя. Правда, третья она будет называться номинально, а на самом деле, думаю, станет первой, - он улыбнулся, пожал руку. - Добро пожаловать в главную команду страны! Надеюсь, дебют пройдёт так же удачно, как в "Сибири".
  Главный тренер оставил приятное впечатление, что не сказать об агенте от "Колорадо".
  Беседа проходила в ресторане, неподалёку от базы сборной. Не понравился агент Демиду, сразу. Вызывающая манера поведения, взгляд бегающих глаз, которые точно дают понять, что ты просто вещь для продажи, а уже потом игрок и человек. Ельцов делал всё, чтобы Демид согласился не представленные условия, но не сумел.
  - Ты понимаешь, что ты натворил? Это же бешеные деньги, которые мог зарабатывать!
  - Меня не устраивают эти условия. Ты сам говорил, что все клубы выстроились в очередь, так чего торопиться? Если удачно сыграю за сборную на кубке, то цена вырастит. Так ведь?
  - Так-то оно так, но ты ведь можешь получить травму или мало ли чего...
  - Ты что-то не договариваешь.
  Ельцов опустил голову и вздохнул.
  - Тебе об этом лучше не знать.
  - Но я не могу принять условия, которые там прописаны.
  - Но почему? Условия блестящие! Не каждому хоккеисту такие условия предлагают! Другой до потолка от радости бы прыгал!
  - Я, есть я.
  - Эх, Демид, зря ты так...
  Взгляд Ельцова выражал печаль.
  
  Сборная команда России состояла из игроков, которые уже играли в сборной или вызывались на евротуры, но не являлись игроками основы. Дебютант в команде оказался один - Расщепин.
  Волнение накатило в раздевалке, да такое, что зуб на зуб перестал попадать. Тренер похлопал по спине и улыбнулся.
  - На лёд выйдешь, всё пройдёт. Нормальное состояние. Ты защищаешь честь страны, а это действительно волнительно.
  Нарезая третий круг по льду в своей зоне, он поглядывал на соперников в жёлто-синей форме с тремя коронами на груди. Сборная Швеции. Игроки соперников тоже смотрели в сторону россиян с любопытством и волнением.
  Со свистком начала матча исчезло волнение. Первая игра на "Кубок Первого канала" стартовал. Несколько взаимных ошибок в начале игры. Попытки взять нити матча под свой контроль. Пока обе команды выжидали, присматривались друг к другу.
  Третьи пятёрки. Демид на вбрасывании. Движение клюшкой, шайба летит влево к партнёру, но до него не доходит. Соперник клюшкой, словно черпаком отбивает, а она летит обратно в центр. Демид мощно приложился к бесхозной шайбе и отправил её в зону соперника. И, вдруг, за воротами шведов загорелся красный свет.
  Трибуны вскочили, крики, свист, галдёж, барабаны. Шайба оказалась в воротах. Вратарь шведов увидел диск в последний момент, но помешать уже не смог. Шайба вонзилась под перекладину у левой стойки ворот. 1:0 и настроение у россиян скакнуло вверх. Обескураживающее начало для соперника.
  Появление Демида на площадке вызывал восторг и оживление болельщиков. Он чувствовал бешеную поддержку и мощную энергетику. И он играл, он отдавался игре. Каждая смена становилась атакой на вражеские позиции, которые во что бы то ни стало надо прорвать.
  К концу первого периода сборная России получила большинство. Демид вышел на площадку, выиграл сбрасывание, получил передачу и рванул в чужую зону. Сразу два игрока шведов ринулись на встречу. Каким-то чутьём Демид ощутил, что вслед за ним катится партнёр по команде, и он, сделал вираж влево от ворот, оставив шайбу на месте. Соперники покатились за Демидом, а игрок россиян беспрепятственно бросил по воротам. Гол! Манёвр застал врасплох и вратаря и защиту. 2:0 и это уже заявка на победу, о которой, правда, рано ещё говорить.
  В перерыве Демид получал поздравления. Ещё бы! Дебют состоялся! Гол и голевая передача! Не каждый, далеко не каждый, может похвастаться таким дебютом! Тренер только улыбался и подбадривал.
  Второй период оказался тяжёлым для россиян. Шведы взвинтили темп до предела и постоянно угрожали воротам. Но в середине периода случился небольшой казус. Защитник россиян отбил шайбу по воздуху, и она оказалась за спинами защитников соперников. Демид рванул за ней и вышел один на один с вратарём, но в этот момент перед ним скрестились две клюшки, его оторвало ото льда и бросило вниз спиной. Удар оказался сильным, если бы не каска, голова, наверное бы лопнула. А так лёгкое помутнение сознания. Нашатырь вернул Демида в сознание.
  - Буллит сможешь исполнить? - прозвучал над ухом голос капитана команды.
  - Смогу, - твёрдо ответил Демид, и опершись на клюшку, встал.
  Трибуны ревели таким многоголосьем, что разобрать что-либо было невозможно.
  Демид неспешно повёл шайбу из центрального круга площадки. У самых ворот произвёл несколько обманных движений и уложил вратаря на лёд в дальнем углу, аккуратно закатив шайбу в ближний угол. 3:0. Проехал мимо скамейки запасных, получил поздравления от партнёров, а взгляд выхватил на ближнем ряду понурого Ельцова. И, казалось, что он совершенно не здесь, а где-то далеко отсюда. Взгляд скользнул чуть дальше и выхватил Товолайнен, которая насмешливо поглядывала на Ельцова. Но самым странным из всего, было нахождение рядом с Товолайнен знакомой и противной шляпы. Граф! Демида словно ударило током. А этот как тут оказался? Что он здесь делает? И ещё рядом с Товолайнен!
  Второй период завершился. При заходе в раздевалку, кто-то сунул ему в руки записку. Демид раскрыл её, когда вытерся полотенцем и откинулся расслабленно на скамейке.
  "Время пришло! Твой дар - теперь мой дар!"
  По спине побежала холодная струя пота, в висках заломило. Выходит Ельцов мог ему помочь. Надо было подписывать контракт...
  Третий период начался у Демида с ошибок. Тренер пытался достучаться до него, но Демид никого не слышал, перед ним светился текст записки, который ничего хорошего не предвещал. И, вдруг, он ощутил в себе такую мощь и энергию, что никогда до этого ничего подобного в жизни не ощущал. Выход на площадку при счёте 3:2. Шведам удалось отквитать две шайбы и сократить счёт до минимума. Демид получает шайбу, уворачивается от силового приёма, обманывает ещё одного игрока, сталкивается с крупным защитников шведов, но к изумлению всех остаётся на ногах, в то время как соперник валится на лёд. Выходит к воротам, цепляет шайбу крюком и разворачивается к вратарю спиной. Шайба летит в нескольких сантиметрах надо льдом, минует ловушку вратаря и вонзается в сетку. Вратарь растерянно разводит в сторону руки. Следующая смена. За Демидом началась охота. Он начал брать игру на себя, зачастую игнорируя партнёров. Что с ним произошло, он и сам не мог понять. Безумное возбуждение и жажда насладиться игрой. На ложном замахе убирает соперника, сдвигается в сторону, бросок, гол! Прорыв по флангу, соперники просто не успевают за его перемещениями, покупаются на обманные финты, промахиваются с силовыми приёмами. На льду творилась сказка. Хоккейная сказка. Демид выкатывается из-за ворот, короткая пауза и шайба в воротах. Демид прорывается по центру, бросок - гол! На трибунах стоит бешеный сумасшедший гул.
  Демид летит к воротам и уже готов послать очередную шайбу в сетку, как вдруг мощный удар сбивает с ног, срывая шлем с головы и отбрасывая на ворота. Перед глазами мелькнула рама, округлённые глаза вратаря и угол ворот. Острая боль в районе виска. Перед глазами пролетели заполненные трибуны, Ельцов, Товолайнен и злой Граф...
  Темнота накрыла сознание. И последней картинкой растаял образ Полины...
  
  ЧАСТЬ 2
  Глава 1
  Дежавю
  
  - Где я? Что случилось? Почему темно? - стучала назойливая мысль. - Я не чувствую тела и вообще не вижу себя!
  - Ты в безвременье, - долетел размеренный отчётливый голос.
  - Где? Кто тут? - в панике забормотал Демид, и вдруг, понял, что у него нет тела, и он не говорит, а посылает мысль. - Что за шутки?
  - Это не шутки. Ты умер для своего мира. И сейчас решается твоя дальнейшая судьба.
  - Кто её решает? Ведь всё было хорошо! Я мог стать величайшим хоккеистом мира!
  В стороне раздался небольшой смешок.
  - Что тут смешного?
  - Все люди когда-то умирают. У каждого свой путь, своя судьба. Не все реализуют предоставленные возможности. Кому-то приходится закрывать дорогу, как тебе.
  - Почему? Я ведь ничего плохого не сделал!
  - Когда-нибудь ты сам найдёшь ответ на этот вопрос, а пока есть предложение поместить тебя в параллельный мир. Ты там опять будешь Демид Расщепин. В отличие от твоего мира, тот Демид, не выжил после пожара. Вот на его место и отправишься. В этот раз у тебя не будет скатерти-самобранки, магических способностей и знакомых домовых.
  - А что у меня будет? - упавшим голосом произнёс он.
  - Протез ступни и голова на плечах, - засмеялся голос. - Долгая жизнь у тебя будет, Демид! А вот счастливой или нет она будет, решишь и сделаешь сам!
  - Но я не хочу в другой мир! Я хочу обратно! У меня там хоккей! Полина!
  
  Холод сковал тело. Зуб не попадал на зуб. И темно. Не так, чтобы совсем, в стороне тускло светили лампочки.
  Демид попробовал пошевелить рукой, ногой. Замёрз, как цуцик. Это кто же его так заморозил? И где он находится?
  - Ого! - подумал он. - Я ещё и полностью раздет, только простынка какая-то сверху накинута.
  Он осмотрелся. Вокруг столы с накинутыми на людей простынями.
  - Морг! - ударило в мозг, словно молотом. - И как я тут оказался? Я ведь живой! Ой, меня же в другой мир, вроде как перекинули. Или я сошёл с ума? А это что за звуки?
  Где-то далеко послышались мерные шаги, гулко отдающиеся по всем помещениям и песня. Демид прислушался.
  - В Багдаде всё спокойно! В Багдаде всё спокойно! Всем лежать, друзья мои!
  Когда певец оказался метрах в трёх от Демида, то Демид не выдержал, приподнялся на своём ложе.
  - Слышь, мужик! Я где нахожусь? Замёрз до невозможности...
  В ответ на пол брякнуло бессознательное тело, и эхо разнесло звук по залу.
  Демид с трудом спустил вниз окоченевшие ноги и услышал стук о паркет.
  - Это ещё что такое? - он несколько раз ударил ступнёй по паркету, вслушиваясь в странный деревянный звук. - Нога так замёрзла что ли?
  Склонился, ощупал ногу. Протез! Вместо ступни - протез! Сделан искусно, вживлён в тело. Сразу и не поймёшь, что протез.
  - И живи счастливо, - пробормотал он. - И как мне тут жить счастливо, если уже инвалид без паспорта в морге, совершенно голый.
  Демид медленно прошёл по паркету. Почти не хромал. Рухнувшее тело лежало, широко раскинув руки. Демид закутался в простыню. Получилось как в греческой тоге.
  Поднял охранника с пола на ноги, но удержать не сумел. Тяжёлый попался. Он оглянулся вокруг, увидел каталку, столкнул с неё чьё-то тело. Подкатил к стене, поставил так, чтобы каталка упёрлась одной стороной в стену. Со второй стороны Демид попытался завалить тело охранника на каталку. Удалось только с третьей попытки. Хоть согрелся.
   Каталка легко покатилась по паркету. Стук от искусственной ступни разлетался по помещениям. Демид ещё раз отметил искусное исполнение протеза, который сложно отличить от настоящего. Вопрос в другом, как он всё-таки крепился? Внешне ничего на это не намекало. Может и правда вживлён в ногу?
  Комната охраны, как и предполагалось, находилась на выходе из морга. Демид подкатил каталку к двери, и хотел было открыть дверь, как она сама распахнулась, и на пороге появился ещё один охранник. Он медленно поднимал взгляд от ног Демида, на большом пальце здоровой ступни которого болтался номерок, вверх по туловищу. Охранник заметил лежащего на каталке напарника. Рот раскрылся как у олигофрена, брови поднялись до максимума, из ладони выпала связка ключей.
  - Чего смотришь? Помоги твоего товарища переложить к вам в комнату.
  Слова, видно, стали последней каплей для второго охранника. Он поднял руку растопыренной ладонью к Демиду.
  - Не...не...убивай. Я...я...я...
  Он сделал шаг назад и резко закрыл дверь, клацнул замок. Такого поступка Демид не предусмотрел. В животе заурчало, захотелось горячего чая, тепла.
  - Мужик, послушай, я живой, я не привидение, не зомби. Так получилось, что меня приняли за мёртвого.
  - Да, да, рассказывай! Я уже милицию вызвал. Сейчас они из тебя котлету сделают!
  - Не надо из меня котлету делать! Я - живой!
  - Сказки не рассказывай! Ты что с Федькой сделал, отродье?
  Демид оглянулся на лежащего без сознания первого охранника. Ишь как его торкнуло хорошо, до сих пор в себя придти не может.
  - Федька упал и сознание потерял. Он такой же живой, как ты и я!
  - Ага, ага. Сейчас приедут и всё раскроется. Конец тебе!
  Демид посмотрел на связку ключей на полу, на массивную металлическую дверь с серьёзным внутренним запором, и усмехнулся.
  - А дверь им кто будет открывать?
  В комнате наступила тишина.
  - Тебя как зовут, мужик?
  Тишина.
  - Чёрт с тобой, - плюнул Демид и отправился к входной двери.
  Стоило отодвинуть засов и открыть дверь, как услышал голос.
  - Что тут у вас происходит? Вроде морг, а не психбольница.
  Демид отошёл в сторону и пропустил двух человек в форме.
  - Да тут такая история, - заговорил он и увидел раскрытые рты милиционеров. - Живой я! Очнулся, блин, здесь, замёрз, жрать хочу, пить хочу.
  Один из милиционеров, что постарше, быстро пришёл в себя и захохотал. Второй бессмысленно переводил взгляд с Демида на товарища.
  - Это второй раз в моей жизни! - просмеявшись, пояснил первый милиционер. - Добро пожаловать обратно в мир живых!
  Второй милиционер пришёл в себя и попытался привести в чувство Федьку.
  - Второй охранник заперся в комнате, но ключи лежат перед дверью.
  - Мда, парень, повезло тебе, что здесь очнулся. Пойдём вызволять пленника.
  Ключ к двери в комнату охранников нашёлся быстро, щёлкнул замок. Внутри пусто. Слева стол, на котором стоит выключенный телевизор, рядом телефон со снятой трубкой, тут же стеклянная бутылка и два стакана. Справа диван, обтянутый кожей, а между ним и выходом шкаф для одежды. Первый милиционер распахнул дверцу шкафа и взору предстал скрючившийся в углу охранник. Взгляд испуганный, волосы белые, в руке нож.
  - Всё хорошо, парень, милиция! - доброжелательно заговорил первый милиционер. - Отдай нож, он тебе больше не нужен. Всё хорошо.
  Охранник, как под гипнозом, отдал нож. Дрожащими руками принял стакан с водой, поданный вторым милиционером. Зубы стучали по краю стакана...
  
  На следующий день, после долгих разборок и восстановлений прав, Демиду вернули документы, которые почему-то не успели оформить на умершего. По закону погорельцу положена жилплощадь. Ему выделили комнату в общежитии на втором этаже.
  Демида подвезли до общаги милиционеры, пожали руку и пожелали долгих лет жизни.
  Смутные сомнения терзали Демида. Вроде всё похоже на тот мир, из которого он исчез, и в то же время ему казалось, что здесь что-то не так. Но что не так, он никак не мог уловить. Пережитое ночью и сама бессонная ночь, давали знать о себе. Хорошо, что его накормили в какой-то столовой и совершенно бесплатно. Впрочем, бесплатно ли? Может кто и заплатил за него, а он просто не в курсе. Еда оказалась вкусной настолько, что он хлебом вытер тарелки из-под первого и из-под второго. Компот показался обалденным.
  Комната полностью походила на ту, что была в прошлом мире, даже цвет покрывала на кровати и занавесок!
  - Может, я никуда и не перемещался? Просто после пожара потерял сознание. А как хоккей? Я ведь...
  Он прилёг на кровать и закрыл глаза, попытался понять, что его настораживает, но измученный организм взял своё. Демид провалился в сон.
  Во сне он прожил всё, что произошло с ним за последние часы. Мир в округе выплыл в цвете и с мельчайшими подробностями.
  Когда Демид проснулся, за окном было темно. Он включил свет, задёрнул шторы. Посмотрел на себя в зеркало. Осунувшееся небритое лицо. Взгляд скользнул по одежде, которую ему подобрали. Вроде ничего особенного, но что-то настораживало. От этой непонятности и недосказанности Демид начинал злиться.
  И, вдруг, он почувствовал удар тока. Подскочил на месте, уставился на календарь на стене.
  - Это ещё чего? Это розыгрыш? Это как? - он медленно подошёл ближе, провёл пальцем по лощёной бумаге календаря.
  Год не вызывал удивления, дата, в принципе, тоже. Ну, откинуло на несколько месяцев назад. Или хоккейное настоящее просто приснилось? На огромном листе календаря был изображён Ленин! За его спиной фото города и подпись: Советский Ленинград в 2018 году.
  Само собой это ничего не значит, мало ли кто развлекается, но картинки в голове начали выстраиваться в общий ряд. Милиционеры! Форма! Советские кокарды на фуражках! Транспарант на общаге: к труду и обороне будь готов! А плакат на одном из зданий: человек человеку - друг, товарищ и брат! И ведь ни одного слова нигде на иностранном языке!
   - Здесь что, история по-другому пути пошла? Это точно не мой мир! Больших отличий я пока не нашёл, но мне уже интересно, чем отличаются эти два мира.
  Спать не хотелось.
  - Так, ребята, а сотовые телефоны у вас тут имеются? - он почесал затылок. - А компьютеры? Хоккей точно есть. Вот и проверю, построили в этом мире ледовый дворец в районе или нет? Интересно, а Валунников и Неверов играют в "Сибири"? А Ельцов - агент? А мужики за команду района играют? Пойду с утра сразу на стадион. И надо наведаться к Даниле, увидеть Полину. Знакомиться придётся по новой.
  Сердце сразу заколотилось. Захотелось увидеть Полину прямо сейчас. Он спустился вниз, но вахтёрша отказалась выпускать его. Вместо ответа на вопрос: почему? - получил бумагу с правилами общежития. Пришлось возвращаться в комнату и пытаться уснуть. Проворочался часа два, прежде чем провалился в сон.
  Утром выяснилось, что у него нет зубной щётки, пасты, полотенца, мыла. Разочарованию не было предела. Вчера выдали подъёмные, но он так устал, что даже не поинтересовался, какую сумму выдали. Бумажные деньги удивили, точно такие Демид видел в музее. Красные червонцы с Лениным. Тридцать рублей тремя банкнотами. Много это или мало, он пока не знал.
  Выходил из общаги под не моргающий взгляд новой вахтёрши, наверное сменившаяся уже поведала ночную историю.
  Сегодня Демид смотрел на новый мир другими глазами. Вдыхал воздух иного мира.
  - О протезе даже не вспомнил ни разу, - улыбнулся он. - Надеюсь, это не помешает встать на коньки?
  Всё вокруг было таким же, как в его мире, лишь только названия магазинов сплошь были на русском языке. Никаких иностранных слов. А что? Всё правильно. В Британии же нет названий магазинов на русском языке, почему тогда в России или СССР должны быть названия на английском?
  Отличия всё же нашлись.
  Яркая одежда, совершенно разнообразная и праздничная, никаких маек и трико, рабочие фонтаны там, где в его мире их уже давно не было. Машин не так много и они не укатали газоны вокруг домов. Много зелёных насаждений. Машины, кстати, самые разнообразные. Демид так и не смог определить марку некоторых из них. Но в глаза бросалось именно то, что легковых машин не так много и автобусы ходят довольно часто. Забавно.
  Ледовый дворец спорта стоял там, где и должен был стоять, рядом с Парком Культуры и отдыха. Демид подумал, что без экипировки его сюда и не пустят.
  На вахте его спросили, чем могут помочь.
  - Хотелось бы играть в хоккей, и вот не знаю к кому обратиться.
  - Это просто, - улыбнулся вахтёр. - Седьмая комната. Сергей Юрьевич тренирует местную мужскую команду "Локомотив", он вам всё расскажет.
  - Спасибо, - ответил Демид. - Сергей на месте, значит. Надеюсь, Графа в этом мире я не встречу?
  Дверь была открыта, и Демид постучал костяшками пальцев о косяк. Маленький, плотненький, с перебитым носом и живыми глазами человек пристально посмотрел на нарушителя спокойствия.
  - Что-то хотели молодой человек?
  - Играть в хоккей.
  - Правда? - улыбнулся тренер. - Очень интересное начало! Проходите, присаживайтесь. Чай, кофе, минералка?
  - Не откажусь от кофе, - ответил улыбкой на улыбку Демид.
  - Хорошо, значит, желаете играть в хоккей? Замечательно. Тогда давайте знакомиться. Сергей Юрьевич, главный тренер хоккейного клуба "Локомотив".
  - Демид Расщепин, бывший воспитанник Михаила Кирилловича...
  - Хорошая рекомендация! Когда последний раз играли?
  - Уже не вспомнить, - замялся Демид. - Тут такая история. У меня была травма, и пришлось уйти из спорта, но забыть хоккей и желание играть меня съедают. Я знаю, что могу!
  - Что за травма?
  Демид слегка покраснел, пожевал нижнюю губу.
  - У меня на правой ноге протез вместо ступни.
  Тренер удивлённо уставился на Демида.
  - Тебе надо в паралимпийскую команду...
  - Я не инвалид! Я могу играть лучше, чем игроки без физических изъянов!
  - Сомневаюсь, что ты на коньках устоишь. Амуниция есть?
  - Нет.
  - Откуда ты такой взялся? - тренер раздумывал, что делать.
  - Из морга, - вырвалось у Демида.
  - Чего? Парень у тебя с головой всё нормально?
  - Нормально, нормально. Просто у меня сгорел дом, меня спасли, но я оказался в морге. Пришёл в себя вчера...
  Тренер слушал, разинув рот. Затем засмеялся так, словно ему рассказали презабавный и смешной анекдот.
  - То есть, ты пришёл в себя и понял, что можешь играть в хоккей? - вытирая слёзы проговорил он.
  - Я всегда хотел играть в хоккей. А сейчас я просто не могу отмахнуться от этого желания.
  - Хорошо, пошли.
  - Куда?
  - Ты хочешь играть в хоккей?
  - Хочу.
  - Вот и пошли. Женя!
  На голос из соседней комнаты выглянул светловолосый паренёк.
  - Сейчас лёд свободен?
  - Средняя группа тренируется, но их не так много, так что вторую часть площадки можно занять.
  - Пойдём со мной. Я его тайну знаю, а ты нет. Сейчас вынесем первоначальную оценку товарищу, который хочет играть в команде.
  Женя с интересом осмотрел Демида, пожал руку.
  - Экипировки нет? Размер обуви какой?
  - Сорок второй.
  - Идите на площадку, я принесу коньки и клюшку.
  Под перекрестием взглядов Демид натянул коньки. Непривычно было без хоккейной амуниции, к которой успел привыкнуть за время игры в прошлом мире. И в голове стучала злая, сбивающая настрой мысль: А удержишься на коньках? А без магии играть сможешь?
  Демид решительно оттолкнулся от бортика и прокатился по льду. А вроде ничего. Он сделал несколько движений в сторону, нагрузил весом тела правую ногу. Немного неуклюже, но вполне сносно. Привыкнуть можно.
  - На коньках давно стоял? - донёсся голос тренера.
  - Давненько, - ответил Демид и резко развернулся. Получилось удачно.
  - Держи шайбу. Покажи, что умеешь.
  Демид поперекладывал шайбу слева направо, попробовал зацепить крюком и поднять в воздух, но руки не захотели слушаться и ничего не получилось.
  - Покажи бросок!
  Демид размахнулся и ударил по шайбе, но та предательски отскочила в сторону от ворот, бросок явно не получился.
  - Давай ещё! - требовательно крикнул Сергей Юрьевич.
  Демид подобрал шайбу и попробовал бросить, но бросок опять не получился. Он начал злиться и услышал смешки на другой половине площадки. Средняя группа ребят смотрела на него и не скрывала своей весёлости от действий Демида. Краска залила лицо. Руки до боли сжали древко клюшки. Он на скорости подкатил к шайбе и, находясь к воротам спиной, под острым углом, не глядя, бросил.
  Смех мгновенно затих. Демид оглянулся - шайба лежала в воротах.
  - Жень, ты видел? Давай ещё!
  Демид вывел шайбу к центральному кругу и бросил. Сетка затрепыхалась от попадания.
  - Кати сюда! - крикнул тренер.
  Демид подъехал злой на себя, на свои руки, которые плохо слушаются, на боль в правой ноге, которая появилась неожиданно.
  - Давай, Жень, твои впечатления сначала.
  - Техника есть, но долгий перерыв видно сказался, и поэтому катание не очень. Бросок поставленный, но руки отвыкли. Пока обычный игрок, как и все. Хотя бросок мне понравился. Случайно вышло? Я так и думал. Повезло просто.
  - Я согласен с Женей, - Сергей Юрьевич почесал пальцем бровь. - Для обычного игрока, который долгое время не выходил на лёд, это нормально.
  - Значит, не берёте? - мрачно спросил Демид.
  Тренер с лукавой улыбкой глянул на Женю.
  - Интересно узнать мнение, если я скажу, что у парня вместо ступни протез.
  - Протез? - Женя крайне удивился и не поверил Сергею Юрьевичу. - Разыгрываешь?
  - Да уж какой тут розыгрыш! Представляешь! Приходит парень. Хочет играть в хоккей. Потом заявляет, что у него вместо ступни протез. Я ему - иди в паралимпийскую команду, а он ни в какую. Ты говоришь, обычный. Не-ет! Необычный! То, что он с протезом вышел на лёд уже необычно! Это очень большой и смелый шаг! Когда была травма?
  - Лет семь назад.
  - Короче, Демид, давай поступим так. Приходишь на тренировки, работаешь со всеми. На игру заявляем, но держим пока в запасе. Если что, выйдешь на площадку. Для тебя сейчас главное, восстановить форму, покататься, поработать с клюшкой. Согласен?
  - Согласен! - выдохнул Демид и прослезился.
  Сергей Юрьевич улыбнулся.
  - Тренировка здесь, в шесть вечера. Не опаздывай. Жень, экипируй парня, пожалуйста. У нас ребята форму домой не носят. Всё здесь. У каждого своя кабинка. До вечера, Демид Расщепин, - тренер улыбнулся, хлопнул по плечу и удалился.
  - У тебя и правда - протез?
  - Ну, да, - ответил Демид. - Так получилось.
  
  За день Демид удивился низким ценам на всё, отсутствию больших очередей и улыбчивым продавщицам. Купил сменное бельё, зубную щётку, пасту, мыло, полотенце, бритву. Бритва отливала синеватым оттенком с безопасными лезвиями, почти такая же как в прошлом мире, только здесь лезвия, если они затупятся, надо переключить. Нажал на кнопочку, и новые лезвия появились на месте старых. Съёмная головка служила намного дольше, чем в том мире. Приобрёл знаменитый одеколон "Шипр", о котором часто слышал в детстве от деда. Купленную спортивную сумку заполнили различные предметы быта и одежды. Сотовые телефоны в этом мире были! И стоили они не дорого. Самым интересным было, что рядом с моделями смартфонов и телефонов признанных компаний "Хайвей", "Сони", "Панасоник", лежали модели с русскими названиями "Москва", "Север", "Сибирь". Демид с удивлением крутил в руках смартфон завода "Сибирь" и был приятно удивлён характеристиками. Покупку телефона он оставил на потом, с сожалением отойдя от прилавка.
  
  В раздевалке команды на него нахлынуло "дежавю". Только не было среди них здорового рыжего бородача. И никто на него перед первой тренировкой не наезжал.
  - Похоже, различия в мирах существуют, - подумал он, и хотел было встать с лавки, как дверь распахнулась, и показался он, тот самый рыжий нахальный громила.
  Демид внутренне собрался, чтобы ответить на выпад рыжего, но тот его словно и не заметил. Прошёл к своей кабинке и начал переодеваться.
  Выход на лёд получился таким, как и в прошлый раз. Оступился и упал. Весёлый смех вогнал в краску. Помог встать со льда - рыжий.
  Тренер упор делал на катание и физику. Уже к середине тренировки, Демид еле ползал. Сергей Юрьевич усадил его на скамейку на некоторое время, а затем дал индивидуальное задание. Пока игроки отрабатывали вход в зону, он бросал по воротам на другой стороне площадки.
  После тренировки перебросился несколькими фразами с игроками. Все ребята оказались простыми легко шли на контакт. Не было никаких амбиций и какого-то показного превосходства. Все держались на равных, шутили друг над другом, но как-то беззлобно и не обидно. Хотя, как он узнал, тут были и руководители предприятий и простые работяги.
  С хоккеем более или менее разрешилось. Осталось решить с работой. Жить на что-то ведь надо. И, конечно, вместо общежития, он отправился к Даниле, в надежде познакомиться с Полиной.
  Знакомый подъезд и дверь без домофона, почему-то. Нужный этаж и квартира. Кнопка звонка. Дверь приоткрылась, и на пороге стоял Данила.
  - Привет! - радостно воскликнул Демид.
  - Привет, - не разделяя восторга, ответил тот. - Мы знакомы?
  Демид ожидал услышать всё, кроме этого, и замер с глупой улыбкой на лице. Растерянность сменилась паникой. Кровь бросилась в лицо.
  - Мы знакомы. Давно, - залепетал Демид. - Помнишь вечеринку у Сани?
  - Кто такой Саня? Слушай, парень, не толки мне мозги, говори чего надо?
  Демид окончательно растерялся.
  - Извини...те. Я, наверное, пойду, он неуклюже развернулся, оступился на ступеньке, чуть не упал. Неожиданный поворот выбил из себя.
  Демид около часа просидел у подъезда, под окнами квартиры Полины, но её так и не дождался. Сердце ныло от несправедливости.
  
  Глава 2
  Взлёт
  
  Скатерти-самобранки не хватало. Постоянно хотелось есть, а готовить еду самому, желания и умения не было, благо существовали недорогие столовые, в которых можно было перекусить за копейки. Это обстоятельство, кстати, его сильно удивляло. Другой мир, развитие которого пошло по другому пути.
  И газет и подсмотренного в холле телевизора стало понятным, что страна - Россия, но сохранившая почему-то советскую символику. Непривычно и странно. Каждые пять лет выборы в Государственную Думу, но тут о каждом кандидате расписано всё, чем занимался, какие успехи и неудачи. Оказывается, если есть серьёзный прокол на государственной службе, ты лишаешься возможности попадания в Думу. А если поймали на воровстве, то светит реальный срок. Чем больше украл, тем длинней срок.
  КХЛ существует. Это обстоятельство очень обрадовало Демида. Он обратил внимание на большое количество иностранных клубов. Соотношение российских и зарубежных 50 на 50. И клубов в КХЛ - 100! Разбиты на 10 групп по 10 команд. Победители групп становятся обладателями Кубков регулярного чемпионата. А затем плей-офф. Главный трофей - Кубок Харламова. Множество других различных призов индивидуальных и командных. Есть лиги ниже для российских клубов, которые меняют в КХЛ клубы, занявшие последние места. Причём российские меняют, только российские, а иностранные, соответственно, иностранные.
  Всё это интересно и хорошо, но пробиться в ближайшее время в КХЛ нереально, а кушать хочется.
  Демид решил пройти по предприятиям, которые поместили объявления о приёме на работу в купленной вчера газете. Для начала выбрал все места в районе, затем близлежащие к району, остальные оставил напоследок.
  После нескольких часов хождения он понял, что с протезом его никто брать на работу не желает, ссылаясь на технику безопасности, на тяжесть работ, на его инвалидность. Доказать что-либо Демиду не удавалось.
  Он купил мороженое и забрёл на территорию районного парка. Присел на скамейку и увидел совершенно другой парк. Не таким он остался в памяти его прошлого. Народу много. Воздушные шары в руках детворы. Стоит ребячий счастливый смех и визг. Работают аттракционы, которых никогда не было в той жизни. Стоят ларьки, где чего только не продают! Удивительными оказались автоматы по продаже газированной воды. С газом и без газа, с сиропом и без сиропа. И ещё выбор сиропа. Глаза разбегаются.
  Он обратил на вкус мороженого. Вроде на вид ничем не отличается от того, что продавалось в том, другом мире, но вкус другой. Совершенно другой! Вкуснее.
  Взгляд скользнул по толпе людей возле тира. Что-то знакомое зацепило. Он пригляделся и даже привстал со скамейки. Полина!
  Мороженое без остатка отправилось в рот, сковывая холодом челюсти и заставляя ныть зубы, но сейчас Демид этого будто не замечал. Он шёл к ней, отодвигая случайных прохожих, оказавшихся на пути. С каждым шагом сердце начинало стучать всё быстрее и громче. Он не сводил с девушки глаз. И, когда между ними оставались не более пяти шагов, она оглянулась. Их взгляды встретились. Она удивлённо выгнула брови и толкнула подружек, указывая на Демида. Четыре взора скрестились на нём заинтересованно, а потом девушки прыснули от смеха.
  Смущённый Демид покраснел, но приблизился к ним, не отводя взгляда от любимой девушки.
  - Глазки не сломай! - произнесла Полина, глядя на него с нескрываемым ехидством.
  - Полинка, ты ваще! На тебя уже парни кидаются! - затараторила одна из подруг, но Демид её только слышал. Он видел лишь Полину.
  - Ты - маньяк? - спросила она, и сделал шаг назад.
  Демид опомнился, остановился и смутился ещё больше.
  - Я...мы...то есть я...
  - Вас много?
  - Кого?
  - Маньяков! - засмеялась Полина вместе с подружками.
  Демид покраснел и совсем потерялся.
  - Я просто хотел познакомиться с тобой. Я...как увидел тебя, так...
  - О-о! Ещё один! - засмеялась одна из подружек, провоцируя остальных. - Наверное, жить расхотелось!
  - Мда, - чуть склонила голову набок Полина. - Коллекция пополнилась ещё одним экзотическим экземпляром. Можно солить.
  Девушки прыснули со смеху.
  - Чего солить? - не понял Демид, но тут же, до него дошёл смысл. - Меня Демид зовут.
  - Его не звали, он сам приходит, - опять сострила одна из подружек.
  - Хватит уже прикалываться! - Демид посмотрел на девушек по очереди. - Мне понравилась девушка, я подошёл познакомиться, а вы...
  - А мы пошли! - Полина демонстративно развернулась и пошла прочь.
  Подружки опять засмеялись, одна из них показала язык.
  Демид готов был провалиться сквозь землю от взглядов тех, кто всё слышал и видел. Он опустил голову и быстрым шагом отправился к выходу из парка.
  На душе сумбур, растерянность и полное непонимание произошедшего. Спина мокрая, щёки горят, пальцы на руках подрагивают.
  - Не такой я представлял себе встречу с Полиной. Совсем не такой. И Данила меня не знает. У моего двойника вообще друзья были? После пожара ни один не пришёл. Значит, надо заводить друзей.
  
  В раздевалке было шумно. Игроки разбились на группы и пары, рассказывая новости дня и пересказывая услышанное. Демид переодевался молча. Он думал, будет тренировка, а попал на игру. Получился перенос матча на первенство города и тренер включил его в запас. Но как всегда вмешался в дело его величество случай.
  - Внимание! - раздался голос тренера Сергея Юрьевича. - Сегодня у нас в гостях представитель команды мастеров "Сибирь". Посмотрит на Вас, и возможно, кого-то пригласит попробовать свои силы во второй команде "Сибири".
  Мужики зашумели.
  - Нас точно не возьмут! А вот молодёжь, вполне возможно.
  Слова упали на благодатную почву. Вот он новый шанс возвращения в хоккей. Что, скажете, Демид без магии не способен на подвиги?
  В первой смене он открывался, предлагал себя, но его словно не замечали. В следующей смене шайба дошла до него, но игрок соперников нарисовался неожиданно и провёл такой силовой приём, что Демид с трудом поднялся со льда.
  Игра не шла и это злило. Не получались элементарные вещи. Тренер снисходительно хлопал по спине и ничего не говорил. Второй период начался с глупой ошибки защитника и соперник повёл в счёте. Демид не мог понять, почему у него не получается. Другое тело? Не умеющее играть? Возможно, его двойник не ходил в детстве на каток и не тренировался никогда, то тогда что-то ещё и можно объяснить.
  Смена. Шайба попадает на клюшку, разворачиваться некогда, сейчас накроют. Демид бросает в сторону ворот. Это не удар, это скорее набросок или пас. Соперник и партнёр, сцепившись клюшками, проскакивают мимо шайбы, дезориентируя вратаря, и тот в последний момент успевает выбить её коньком. Демид понял, что надо бросать по воротам при любой возможности. И до второго перерыва он успел нанести до десяти бросков. Вот только вратарь все десять отбил. В конце периода в Демида врезался фактурный игрок соперников, голова, защищённая шлемом, стукнулась о бортик и перед глазами поплыли чёрные круги. В мозгах будто что-то щёлкнуло. Или это всего лишь ему показалось, но когда встал на ноги, то совершенно по-иному увидел площадку, партнёров, шайбу.
  В раздевалке тренер озаботился его состоянием.
  - Ты в порядке? Может тебе больше не выходить сегодня на лёд? Тяжело, наверное? - и он кивнул на ногу.
  - Всё в порядке, - ответил Демид. - Я могу играть.
  - Ну, смотри...
  И Демид в третьем периоде дал посмотреть всем. Бесхозная шайба отлетает к нему в средней зоне. Взгляд на партнёра, но в статическом положении, и словно выпал из игры. Демид закладывает неожиданный вираж, освобождается от опеки, ложным замахом укладывает на лёд игрока соперников, проходит к воротам и, буквально кладёт шайбу в ворота. Партнёры приветствуют, тренер улыбается.
  Следующая смена и, кажется, что шайба сама ищет Демида на площадке. Подработал, обвёл, вышел на ударную позицию и щёлкнул. За спиной вратаря трепыхнулась сетка. Уже 2:1.
  Сергей Юрьевич не ожидал такого раскрытия от инвалида, и с удивлением следил за необычной манерой игры своего подопечного.
  Атака соперников. Демид вытягивает клюшку вперёд и перехватывает каучуковый диск. Соперники по инерции движутся вперёд, а Демид уже катится на встречу с их вратарём. Движение телом вправо, влево, опять вправо, а шайба летит над плечом севшего на лёд голкипера 3:1. Удобная позиция. Замах, ещё замах. Бросок. 4:1.
  Но силы не бесконечны. Тренер прочувствовал это и убрал с площадки Демида.
  - Слушай, парень. Если бы я не знал, что у тебя вместо ступни, то сказал бы, что ты талант. Но я скажу больше, ты - талантище!
  Встреча завершилась 4:2. Покер в первой дебютной игре и естественно интерес представителя "Сибири".
  - Где находится Дворец спорта, надеюсь, объяснять не надо?
  - Нет, не надо. Я обязательно приеду.
  - Не сомневаюсь, - усмехнулся представитель и пожал руку.
  
  Несмотря на протез, восхождение по спортивному Олимпу началось раньше, чем в прошлом мире. Настораживало обстоятельство, что нет друзей и Полина совершенно другая. Всё остальное Демиду нравилось. Не Советский Союз, но что-то близкое, хотя и достаточно демократичное. Игроки свободно могут перейти в любой иностранный клуб, как и зарубежные игроки в российский клуб. И цены на товары и продукты невысокие. И народ добрее и внимательней. Попытки найти бомжей на улицах города оказались тщетными. Нет бомжей. Пока Демид сталкивался с одними плюсами, как он считал.
  Новый день он решил начать с новой попытки сойтись поближе с Полиной. Ни свет, ни заря, пришёл к её дому и уселся на скамейку напротив знакомых окон.
  Сердце застучало отбойным молотком, воспоминания навалились, накрыли, словно снежная лава...
  - Ба! Знакомое лицо! - услышал Демид знакомый до боли голос и выпал из своих воспоминаний.
  - Привет! - он подлетел на месте и заулыбался немного дурацкой растерянной улыбкой.
  - Ну, привет! - Полина сверлила его своими прекрасными глазами. - Ты какой-то странный! Как ты нашёл, где я живу? И зачем преследуешь?
  - Я...
  - Данила уже рассказал, как какой-то тип напрашивался к нему в друзья. Подозреваю, что это ты и есть. Если влюбился, то у тебя нет шансов! Ни единого!
  - Всегда один шанс, но должен быть, - робко произнёс Демид, с трудом удерживая исчезающий куда-то голос.
  - Должен. В данном случае его нет!
  - Почему так категорично?
  - Дурашка! Граф тебя на фарш пустит, если что.
  - Граф?
  - Ты не знаешь Графа? Ты с какой планеты?
  Демид замотал головой.
  - Причём тут планета?
  Полина весело рассмеялась.
  - Ты вообще полный дундук. Планета тут ни при чём. Граф при чём! Это мой парень. Он держит весь район, и если ты ему перейдёшь дорогу, то...
  - Что значит "то"?
  - То и значит! Прибьёт и мокрого места не оставит! Мне пора. И так столько времени на непонятно кого потратила.
  Демид озадаченно смотрел ей вслед. А ведь одевается она намного лучше других. Одежда не выбивается какой-то вычурностью, но качество ткани и специальный пошив выделяют её из сотен других. Вчера он этого не заметил, настолько был взволнован встречей.
  - Граф! Значит, ты существуешь и здесь. Ещё и девушку у меня отбил. Нехорошо это, Граф, нехорошо, - прошептал Демид, понимая, что ничего противопоставить сопернику не может. - Почему я в детстве в карате или самбо не пошёл? Но хотя, наверное, и это не поможет.
  Он обречённо глянул в сторону, куда ушла Полина, со вздохом посмотрел на окна дома. На душе стало пусто и противно. Захотелось напиться и забыть всё как дурной сон.
  - Демид! Привет! Ты какими судьбами здесь?
  Демид оглянулся на весёлый голос. Это был рыжий здоровяк из районной команды.
  - Рокки! Привет!
  - Ого! Ты уже знаешь, как меня зовут друзья! Интересная осведомлённость! - он сощурил глаза, словно наводил прицел, и протянул для пожатия широкую рыжую ладонь. - Альберт Иванович! Надеюсь, подружимся, поэтому называй - Рокки!
  Рыжий задорно рассмеялся.
  - Ты на работу? А то могу подвести.
  - Я безработный, пока.
  - Как это? - озадачился Рокки.
  - Пожар, очнулся в морге. Без документов и одежды с номерком на пальце ноги.
  - Тааак-с, забавная история. Документы сделали?
  - Пока только справку. Сказали, что и по ней могу устроиться на работу, а потом переоформят и всё.
  - Это понятно, - Рокки потёр подбородок. - Ты кем работал до пожара?
  - Блогером.
  - Спортивным? Освещал хоккей в интернете?
  - Да, - шокировано ответил Демид. - Но откуда...
  - Оттуда! Я ведь ярый фанат хоккея. Иногда и твой блог почитывал. Слог у тебя, конечно, так себе, но суть ловишь. Кликуха у тебя прикольная Медедько, - Рокки заразительно засмеялся.
  "Вот почему я не смог найти в интернете своё имя! Я тут под кликухой, оказывается".
  - Ко мне пойдёшь работать?
  - К тебе? А кем?
  - Там решим! Правда, чего это я? Тебя, скорее всего, в "Сибирь" возьмут! Эка ты устроил вчера на льду! Парни весь вечер обсуждали! А ты чего сбежал так рано? Главное, никто не заметил!
  - А чего вы так радовались? Обычная победа...
  - Мы у них вообще никогда не выигрывали! А вчера они получили откровение от тебя!
  Демид усмехнулся.
  - У меня вчера плохо получалось.
  Рокки рассмеялся ещё громче.
  - Ты ещё и шутник! Нравишься ты мне! Эх, заберут тебя они, заберут! Но для тебя я всегда найду работу! Понял! И ещё. Расщепин Демид Николаевич?
  Демид кивнул в ответ.
  - Документы беру на себя. Завтра сделают, никуда не денутся! Сейчас, куда? Может подкинуть?
  - Спасибо, я тут недалеко. Пройдусь, свежим воздухом подышу.
  - Как знаешь. Держи - моя визитка. Звони в любое время дня и ночи!
  Демид покрутил в руках красиво оформленную, с золотым тиснением визитку. Вдруг, замер. На визитке стояло: Русов Альберт Иванович, глава райисполкома.
  - С ума сойти! В той жизни был домовой, а в этом глава целого райисполкома! - с трудом сдерживая крик, проговорил Демид. - А он похож на домового. И вообще, названия, какие - райисполком. Прямо рай какой-то. Не то, что в той жизни - администрация. В ад даже идти желания не возникало, а тут наоборот. И прозвище - Рокки, рок какой-то.
  Настроение, упавшее до минимума, поднялось до максимума. Даже Граф уже не считался какой-то непреодолимой преградой.
  Знакомая дорога в Ледовый Дворец спорта "Сибирь", подписание контракта, видимо представитель команды убедил руководство в этом. Медоосмотр.
  Хирург пробежался глазами по телу Демида. Профессиональный взгляд остановился на ноге.
  - Ну, вот и всё, - подумал Демид, - отыгрался.
  - Жалобы есть?
  Демид пожал плечами.
  - Пока нет.
  - Ну, и хорошо, - врач поставил размашистую подпись и закрепил личной печатью. - Надеюсь услышать ваше имя в числе лучших игроков чемпионата.
  - Спасибо, доктор, буду стараться.
  Главный тренер "Сибири", бывший игрок сборной России, обладатель Кубка Стэнли и трёхкратный обладатель Кубка Харламова, начинавший свою карьеру в Новосибирске, принял молодое дарование в своём небольшом кабинете с заинтересованным взглядом и лёгкой улыбкой.
  - Да, парень, наделал ты нам тут шуму! Такой талант под боком, а мы ни сном, ни духом! Видео твоей игры посмотрели и решили, что надо тебя в первую команду наигрывать. Ты не против?
  - Я не против, - улыбнулся Демид.
  - Вот и отлично! Какой номер хотел бы иметь на свитере?
  - "Девятку" можно?
  - "Девятку", - Дмитрий Владимирович задумался. - А почему "девятку"?
  - Под этим номером Борис Барабанов играл.
  - Вот оно что. Твой кумир?
  - Не сказать, что кумир, но это настоящая легенда новосибирского хоккея. Если бы он играл в ЦСКА и в сборной, то о нём говорили бы наравне с Харламовым.
  - Интересный ты парень, Расщепин. Значит и игроков, и историю новосибирского хоккея знаешь?
  - Так я спортивным блогером работал. Поэтому и знаю.
  - Хорошо, уговорил. Будет у тебя "девятка"! Сегодня вечером тренировка. С жильём уже решили. Однокомнатную квартиру рядом со стадионом дают. Но, если не заиграешь на уровне, то извини, заберут. Форму, амуницию, коньки Петрович тебе уже собрал, подойдёшь пораньше перед тренировкой и получишь. Никаких пропусков тренировок! Запомни крепко. Никакого алкоголя и самовольных побегов из расположения команды. Усвоил? Отдыхай.
  Демиду очень хотелось встретиться с Полиной. Пусть хоть одним глазком увидеть и то хорошо. Но времени на поиски девушки не оставалось. Опаздывать на первую тренировку нельзя. Тем более, что надо ещё приехать пораньше и получить форму у Петровича. Ещё и как-то найти этого Петровича.
  Всё оказалось проще. Петрович - помощник главного тренера. Серьёзный дядька в возрасте, с задумчивым взглядом и калькулятором в голове. Он только глянул на Демида, прошептал какие-то цифры и попросил подождать минутку. Оказывается, он всем подбирал форму и амуницию на глаз. И всегда в точку! Редкое качество.
  В раздевалке в сторону Демида поглядывали все, но никто не стремился познакомиться. Было много новичков и не все попадут в команду. Никто не знал, с кем контракт заключён, а с кем ещё нет, с кем заключат. Сейчас шла предсезонка и сражение между новичками за право играть в "Сибири".
  Демид до раздевалки не испытывал никакого волнения, а сейчас его немного потряхивало, словно он никогда не играл в серьёзных командах. Хотя, так оно и есть. В этой жизни он на высоком уровне ещё не играл. Опять же, сейчас не игра, а тренировка. Не регулярный сезон, а подготовка к сезону. С чего мандражировать?
  Обычные тренировочные упражнения, с шайбой и без оной, ускорения, выходы к воротам и тому подобное длилось долго. Демид потерял ощущение времени, полностью отдавшись тренировке. А потом команду поделили на пятёрки и заставили сыграть по пять минут по пять минут между собой. У Демида ничего не получалось, шайба не хотела лететь туда, куда нужно, партнёры не открывались. Если открывался он, то его просто игнорировали. Демид высказал партнёрам по пятёрке своё недовольство и получил кулаком в глаз. Вспыхнула драка. Демид не решил, что оставлять обидчика не наказанным нельзя. Ответный удар опрокинул ретивого парня на спину. Тот раскинул руки в сторону и не сразу сумел подняться на ноги. Демида схватили, хотели успокоить, но он сам уже успокоился, увидев, как один удар свалил с ног довольного крепкого игрока. Этот удар видели почти все.
  - Тафгаи мне в команде не нужны, - заговорил Дмитрий Владимирович. - Не выдержанные игроки тоже. Оба получаете предупреждение. Мне нужны игроки, способные делать результат, а не боксёры. Демид, за своей силой следи, а то мог парня и на тот свет отправить. Лучше игровые качества бы показали, чем отношения выяснять.
  Демид плохо слышал тренера, он ощущал внутри себя знакомое чувство, которое осторожно пробивалось и намекало ему, что оно есть. Он не поверил бы, но простой удар без магии вряд ли опрокинул бы игрока. А ему говорили, что в этом мире магии вообще нет. Странно. Посмотрим, что будет дальше.
  После тренировки, в раздевалке, к нему подошли двое парней.
  - Ты что, боксом занимался? - спросил один из них, стриженый под ёжика, с глазами чуть навыкате и с кривым носом.
  - Нет, ребята, просто так получилось, - отмахнулся Демид.
  - Удар поставленный, чёткий, - сверлил его глазами другой, невысокий с голубыми глазами на круглом веснушчатом лице.
  - Я, правда, никогда боксом не занимался.
  - Может, другими единоборствами?
  - Не приходилось, - отнекивался Демид.
  - В армии, где служил?
  - Не пришлось.
  - Не понял, - круглолицый удивился. - Больной был бы, в команду не попал бы. Почему не служил? У нас в стране все служат. Странный какой-то.
  Демид не знал, что ответить.
  - Так получилось.
  - Значит, заберут ещё, - добавил кривоносый. - Бывай.
  И они пошли к его противнику по недавней стычке. Вот оно как. В стране всеобщая воинская повинность? Интересно, а дети высших чиновников служат?
  - Всем внимание! - раздался твёрдый с металлическим привкусом голос Петровича. - Через два часа всех жду в спортзале.
  Демид удивился. С "железом" будем работать или тактику разбирать?
  Оказалось первое - "железо". Пришлось серьёзно попотеть, поднимая штангу, наматывая километры на тренажёре беговой дорожки, скача через скакалку и ещё многое и многое. Тренировка в этом мире оказалась убийственной по сравнению с щадящей в том. Сразу стало понятно, что тренер относится к советской школе хоккея.
  До общаги Демида довёз клубный автобус. С трудом переставляя ноги, он поднялся на второй этаж, открыл дверь в комнату и свалился без сил. Завтра с утра надо переезжать на базу. Через три дня едут в турне по Северной Америке на целый месяц.
  Клуб позаботился о документах Демида. Всё было сделано очень быстро. Сказалась и помощь Рокки, или правильней Альберта Ивановича, в данном деле.
  Квартиру от клуба у Демида посмотреть не удавалось. Не хватало то времени, то сил. В общем-то, ему и на базе жилось неплохо. Вместе с ним в комнате поселили Юрия. За словом в карман не лезет. Разговорчивый донельзя. Демид думал, что с ума сойдёт от его болтовни, но уже на второй день привык. Парень весёлый, на каждый случай у него есть история или анекдот. Дружба возникла сразу. Лицо парня было смутно знакомым. И только, когда услышал фамилию, понял, с кем его свела судьба. Юрий Валунников, партнёр по звену из того мира. Здесь он выглядит немного по-другому, поэтому и не признал Демид его сразу. У них у обоих контракты были подписаны, и задача стояла немного другая, в отличие от новичков - закрепиться в основе.
  Перед турне зачитали список игроков, которые полетят в Северную Америку, остальные останутся на базе на неделю, а потом будет принято решение об их дальнейшей судьбе.
  Главное удивление ждало Демида перед посадкой в клубный автобус, когда отправлялись в аэропорт. Среди фанатов, провожавших команду, он увидел Полину! Он даже остановился, приоткрыл рот. Юра быстро нашёл причину его остановки и дружески похлопал по плечу. Полина тоже от удивления не могла придти в себя. Взгляды встретились, но это было всего лишь мгновение...
  
  Глава 3
  Эдмонтон
  
  В самолёте все мысли переключились на Полину. Она также любит хоккей, раз пришла провожать команду на турнир в Северную Америку. Значит и брат должен любить хоккей. Через игру можно завоевать её расположение! Их расположение! Наверняка, она к брату прислушивается.
  Чтобы завоевать её внимание необходимо играть лучше, чем все игроки. Быть на голову выше, чтобы она обратила на него внимание и следила за его успехами. И тогда...
  Аэропорт Эдмонтона. Демид впервые оказался за границей. Стеклянное здание аэропорта, блестящее на солнце, необычная волнообразная постройка в несколько этажей, построенная перпендикулярно зданию, на всё Демид смотрел, открыв рот.
  - Дёма, ворона залетит, - шутил Юра.
  Автобусом их привезли в город и высадили напротив каменного крыльца с навесом и вывеской "the Varsona". Демид прошёл вместе со всеми членами команды внутрь отеля, где им выдали ключи от номеров. Демид и Юра получили номер на втором этаже.
  - Сегодня отдых и вечером лёгкая тренировка. В восемнадцать ноль-ноль автобус уйдёт на стадион, - Дмитрий Владимирович оглядел всех. - Кто опоздает оставаться в отеле. Потом разберёмся, что к чему и примем соответствующие меры. После тренировки изучим игру первого соперника "Эдмонтон Ойл Кингз". Всё ясно? А пока всем спать. Акклиматизацию проходить будем на льду.
  Две кровати, разделённые проходом, стояли перпендикулярно вытянутой в ширину комнате. Рядом с каждой кроватью тумбочка, в изголовье на стене вычурное бра, напротив кроватей на противоположной стене огромный экран телевизора. В углу рабочий стол, два мягких кресла. Душ и туалет произвели благоприятное впечатление. Уставшие парни попадали на кровати, и как бы ни был велик интерес к обследованию территории, сон сделал своё дело.
   Многие досыпали в автобусе, ехали долго, словно водитель вообще никуда не торопился. Демид пытался смотреть в окно, но тяжёлые веки предательски закрывали глаза.
  Привезли их в новый дворец спорта ледовую арену "Роджерс Плейс", на которой официально играет команда НХЛ "Эдмонтон Ойлерз".
  Хороший лёд, достаточно серьёзная вместимость на 18 641 человека. И как потом оказалось, в этом же здании проводятся концерты и баскетбольные игры. В общем здание достаточно многофункциональное.
  Именно на этой площадке придётся провести две игры новосибирской "Сибири" с канадскими клубами.
  Вечером в холле второго этажа Дмитрий Владимирович пытался донести до игроков команды стиль игры "Эдмонтон Ойл Кингз".
  - Не смотрите, что команда играет в юниорской лиге, что ребята молодые. Они хорошо подготовлены и дадут бой любому сопернику. Поэтому настраиваемся серьёзно. Считайте, что у нас турнир, а не товарищеские игры. Играем с юниорами, а держим в уме следующую игру с "Эдмонтон Ойлерз", а это уже клуб НХЛ, серьёзный и зубастый зверь. Поэтому, на юниорах мы тренируемся и выигрываем, а со следующим клубом бьёмся. В полную силу все игры! Мне надо посмотреть всех, кто на что способен, и в каком функциональном состоянии. Возможно, кому-то понадобятся индивидуальные занятия. А то тут некоторые за время отпуска успели лишний вес набрать. Итак, смотрим. Защита...
  Демид неожиданно провалился мыслями в прошлое, когда он впервые увидел Полину. Как сладко стало на душе от этих воспоминаний...
  - Расщепин! - раздался крик тренера. - Успеешь выспаться! Четвёртая пятёрка - центр. Крайние - Неверов и Валунников.
  - Неверов? - воскликнул про себя Демид, и в поисках Виктора оглянулся по сторонам, но не нашёл его. - Юру я еле узнал. А Витю вообще узнать не могу. У меня внешность прежняя, а они выглядят по-другому. Но взять Сергея Юрьевича и Евгения, они такие же, как и в том мире. Почему так? Кстати, я ведь про него ничего не слышал на предсезонке в России, тьфу ты, в Союзе. Вот ведь тоже интересно, что не СССР страна называется, а Советский Союз. Отделилась только Прибалтика, в отличие от того мира. И то просится уже обратно. И их клубы играют в КХЛ.
  - Неверов присоединится к команде через час. Он прилетает из Чикаго. Контракт всё-таки удалось подписать. По ходу игр будем искать оптимальные сочетания. Всем отдыхать. Утром тренировка в восемь тридцать. Автобус тот же. Игра вечером в семнадцать двадцать. Никаких приключений. После одиннадцати, чтобы я никого не видел. Кого увижу - сядет в запас или вообще будет исключён из команды. Все свободны.
  В коридоре Юра зашептал Демиду на ухо, но тот ничего не мог понять.
  Они зашли в номер и Юра с горящими глазами схватил Демида за руки.
  - Тут на третьем этаже девчонки клёвые, пошли подкатим.
  - Юр. Нас же предупредили...
  - Эх, как сказал один известный персонаж, мы потеряли дух авантюризма, перестали лазить в окна к любимым женщинам.
  - Так, то к любимым.
  - Так в чём проблема? Познакомимся, пообщаемся, а там и может любимыми станут! - он хитро подмигнул.
  - Они по-русски, наверное, ни бельмеса.
  - Они, я тебе открою один маленький, но большой секрет, русские! Туристки! Их в комнате четверо! Есть из кого выбирать!
  - Как-то пошло это всё звучит.
  - Как бы ни звучало, а девчонки классные! Пошли!
  - Не, чего-то я не хочу так...
  - А-а! Понял! Ты запал на ту блондинку в аэропорту! - Юра засмеялся. - Красивая девочка! Только думаю, что эта мимолётная встреча так и останется обычной мимолётной встречей, как видение.
  - Много ты понимаешь, - буркнул Демид и вырвал руки из зацепа Юрия.
  - Да поболе твоего, понимаю, - продолжал улыбаться он. - Тогда тебе точно необходимо развеяться.
  Демид задумался. Может он, действительно прав. Полина в этом мире другая. И у неё покровитель - Граф. Это серьёзно. Отбить просто так, не получится. И кто он вообще, чтобы отбивать девчонку, похожую на Полину только внешне? Внутренне-то, она совсем другая.
  - Чего задумался, - усмехнулся Юра. - Молодость пройдёт и нечего вспомнить будет.
  - Пошли, - согласился Демид. - Только у нас всего полчаса осталось до одиннадцати.
  - Ты чего? Веришь, что главный будет отлавливать нарушителей? Ну, ты кадр!
  Дверь после стука сразу открылась. На пороге стояла светловолосая девушка в тёмных майке и шортах.
  - Девчонки! Красавчик пришёл! И не один, а с другом! Ольчик! Ты проспорила! - крикнула она вглубь номера. - Заходите!
  Она пропустила парней мимо и щёлкнула замком.
  - Всё, пташки, вы в клетке, - стараясь говорить зловеще, произнесла девушка.
  Юра улыбнулся.
  - Так мы и не против!
  Все засмеялись, Демид лишь растянул в улыбке рот.
  - Так, мальчики. Для начала. Меня зовут Тая. Тёмненькая маленькая - Галя. Рыженькая - Светик, а тёмненькая повыше - Ольчик.
  - Юра, а это Демид. Чем занимаетесь или учитесь?
  - Занимаемся многим, - хитро заулыбалась Тая, - а учимся на переводчиков. Здесь на практике.
  - Я думал вы туристки, - протянул Юра.
  - Извини, что не оправдали надежд.
  Посмеялись.
  - А друг ваш, как ёршик, выпустил иголки и молчит, - прозвучал довольно милый голосок рыженькой по имени Светик.
  - Так я его еле уговорил. Нас не ждут. Как нас встретят. Девчонки классные, а мы простые хоккеисты.
  - Хоккеисты? - раздался удивлённый голос Ольчика.
  - Да, - гордо ответил Юра. - Новосибирская "Сибирь".
  - Чего вас так далеко занесло? - подключилась к разговору Галя.
  - У нас предсезонка идёт. И будут пять игр. Две в Эдмонтоне, две в Калгари и одна в Благородном Олене. Приглашаю. Правда, на счёт билетов не могу обещать.
  Девчонки оказались общительными, и через полчаса молодёжь обсудила уйму различных тем. Это так показалось Демиду, полчаса. Он взглянул на часы и обомлел. Два часа ночи!
  - Юра, пора! Мы завтра вялые будем.
  - Может, останетесь? - произнесла Тая. Сделав обиженный вид. - У нас завтра выходной.
  - А у нас тренировка в восемь, - оборвал её Демид, стараясь сделать это тактично.
  - Ну, может, правда, останетесь? - подключились остальные. - Что нам сделать, чтобы вы остались?
  Юра подмигнул Демиду, но тот решительно направился к двери.
  - Хочешь, оставайся, а я пошёл.
  - Извините, девчата, - посмурнел Юра. - Завтра, действительно, тяжёлый день.
  Но выйти из номера девчонок он так и не сумел. Демид махнул рукой и отправился на свой этаж один. Спустился по лестнице, но что-то его остановило. Осторожно выглянул в коридор и сердце учащённо застучало. Прямо на него шёл тренер. И куда прятаться? Вариант был только один, самый слабый. Спрятаться за открытой стеклянной дверью. Стекло волнистое, но человека узнать можно. Демид замер, ни жив, ни мёртв. Сидеть в запасе, а тем быть отчисленным, он не собирался. Тренер неторопливым шагом проследовал вниз по лестнице, а Демид прошмыгнул на этаж и столкнулся со вторым тренером.
  - Расщепин! Какого шляешься по ночам? Главный не ясно сказал?
  - Андрей Семёныч, я...
  - Марш в комнату! И чтобы больше такого не повторялось! Это на первый раз. Второго раза не будет! Учти!
  Демид влетел в комнату. Это же надо было так вляпаться! А Юрке повезло. И с девчонками ночь проведёт и на глаза тренеру не попался.
  Юра появился в шесть утра. Глаза красные, опухшие, но счастливые. Демид не стал ему ничего говорить, что он по пути в комнату ночью попался второму тренеру.
  - Я чуток вздремну, на завтрак не пойду, ты меня толкни, когда к автобусу надо будет выходить.
  Демид не успел ничего ответить. Юра прямо в одежде свалился на кровать и захрапел.
  На тренировке Демид видел, что у Юры ничего не получается, но чем он мог помочь? От тренировки Валунникова не отстранили, дали возможность испить чашу полностью, но с игры сняли. К тому же, выяснилось, что Неверов травмирован и не сможет играть. Так что партнёры по звену Демиду достались совершенно неизвестные.
  "Роджерс Плейс" перед игрой не был похож на тот ледовый дворец, в котором тренировались сибиряки. Он кипел от огромного количества зрителей и корреспондентов. Скауты команд НХЛ высматривали потенциальных новичков, представители клубов, с которыми "Сибири" ещё предстоит сыграть, с интересом изучали состав соперников. Шум, гвалт, свист летели с трибун. И неважно, что играют юниоры. В гости приехали русские, главный раздражитель для всех команд мирового хоккея.
  Валунников познакомился с Неверовым, и теперь они сидели на трибуне и смотрели за игрой своего будущего центра - Расщепина.
  Первый выход на площадку Демидовой пятёрки озадачил тренера. Полная несогласованность и непонимание друг друга. В итоге команда перешла на игру в три звена. Преимущество было постоянно на стороне "Сибири". Хорошо атаковали, легко прерывали атаки соперника, но забросить, никак не получалось. Не желала шайба закатываться в хозяйские ворота.
  Ошибка в средней зоне привела к выходу один на один канадского юниора и блестящему исполнению сложного приёма. Голкипер сибиряков ничего не сумел поделать. Полученная пощёчина сказалась на дальнейшей игре.
  Тренер начал тасовать составы звеньев, ища оптимальные сочетания. Демид оказался во втором звене. Под занавес первой двадцатиминутки, ему на клюшку выдали изумительный пас. Грех не воспользоваться таким подарком. Демид преобразился. Только что он слышал про себя от партнёров - корова на льду. Он, впрочем, так себя и ощущал, пока к нему не попала шайба. Клюшка зацепила каучуковый диск, который будто к ней приклеился. Демид сделал перуэт, и оставил в дураках молодого форварда. Легко обманул двух защитников, которые почему-то стали разъезжаться в стороны и пропустили его к воротам. Незамысловатые на первый взгляд движения руками, а шайба уже лежит за спиной вратаря. Трибуны затихли. На огромном табло несколько раз прокрутили момент взятия ворот. Споров засчитывать или нет, не было. Просто никто не мог понять, как русскому игроку удалось забить?
  Второй период начался по сценарию первого. Постоянные атаки "Сибири", а шайба в ворота не идёт. Ей уже и деваться некуда, а она ухитряется удариться о штангу, скользнуть по щитку вратаря, угодить в клюшку или конёк соперника. Демид понял одну вещь. В несыгранной пятёрке, надо играть и ждать своего момента. И момент не заставил себя ждать. Шайба отрикошетила от клюшки партнёра и взмыла вверх. Демид среагировал молниеносно. Поймал её на лету над головой, бросил под ноги и нанёс мощный щелчок из средней зоны. Раздался металлический звук штанги и за воротами юниоров загорелся красный свет. Когда на табло появилась фамилия - Расщепин, то по трибунам пошёл шорох. Демид перепрыгнул бортик и сел на скамейку запасных. Партнёры уже по-другому относились к нему, дружески стучали по шлему, по плечам, по спине. Второй тренер тоже выразил одобрение.
  В третьем периоде Демида попытались протаранить два рослых игрока "Эдмонтона" и им это почти удалось. Только русский хоккеист, не стесняясь, перед тараном перевалился за бортик на скамейку запасных хозяев, а после вышел на лёд через открывшуюся калитку. Шокированные наглостью юниоры зевнули рывок форварда "Сибири" и счёт стал 3:1. В концовке защитник сибиряков поставил точку броском от синей линии. Демид набрал в этой встрече - (2+0). Два гола и ноль передач. Два балла за игру. Дмитрий Владимирович пожал руку.
  - Опять удивил, Расщепин. Не ожидал, честное слово, не ожидал.
  На пресс-конференцию тренер взял капитана команды, но репортёры ожидали увидеть героя матча. В итоге Демида ловили на выходе к автобусу. Интервью давать ему ещё не приходилось, и это оказался первый опыт. Тренеры и другие сотрудники команды с большим трудом отбили Расщепина из рук СМИ. Автобус отъехал от арены с опозданием на полчаса.
  Уже в номере Валунников разразился восхваляющими эпитетами.
  - Красава! Дёма, ты монстр! У тебя шикарное будущее! Я смотрел на тебя на тренировке. Корова коровой, вразвалочку, с трудом. А тут, словно вихрь. А броски! Можно сказать, что обыграл в этот вечер и команду и зрителей вместе взятых!
  - Уймись, Юр! Ничего особенного я не сделал!
  - Ты бы видел, как на тебя смотрели Светик с Ольчиком! Я думал, что они ринутся к тебе и разорвут на части! Репортёры, правда, помешали. Так что держи ухо востро! Девчонки не дремлют!
  Следующий день начался утренней тренировкой, продолжился прогулкой по городу и завершился вечерней тренировкой и планом на игру с командой НХЛ "Эдмонтон Ойлерз".
  Валунников был допущен к игре, но запасным. Демид остался во второй пятёрке. "Эдмонтон Ойлерз" отличалась от юниоров по всем статьям, и Дмитрий Владимирович уделил особое внимание обороне и некоторым игрокам соперника индивидуально.
  Первый период начался с курьёза. И уже на первой минуте матча, шайба отскочила от защитника сибиряков в ворота. 0:1. Дальше - больше. К концу первой двадцатиминутки счёт на табло показывал 0:4 в пользу хозяев площадки. Неимоверный рёв стоял на трибунах! Оскорбительные возгласы слышались за спиной запасных игроков. Канадские профи поставили на место зазнавшихся русских.
  В перерыве Дмитрий Владимирович сорвал голос и возмущённо хрипел, пытаясь донести до игроков своё видение исправления ситуации. Конечно, по уровню команды не сравнить, но всегда обидно проигрывать с крупным счётом и, не забросив сопернику, ни одной шайбы. Пусть судьи свистят в одну сторону и за откровенные фолы не удаляют канадцев, а сибиряков за малейшие провинности. Тренер сказал, что играть будет до конца. Протест подавать не будем. Игра товарищеская, а игрокам надо пройти через такую несправедливость.
  Второй период принёс пятую пропущенную шайбу, смену вратаря и переход на игру в три пятёрки. Плюс травмированного игрока во втором звене заменил Валунников. Игра немного выровнялась. Демида постоянно караулил один игрок, а двое страховали. Именно это Расщепин и Валунников решили разыграть.
  Шайба пришла к Демиду, он обманным замахом освободился от опеки, стянул на себя ещё двух игроков соперника и отдал точный пас на Валунникова. Выход на рандеву с вратарём и шайба закатывается за линию ворот. 1:5. Уже стало веселее. "Баранку" закрыли. Следующая смена и уже Валунников выдаёт чудо-пас на Демида, обрезая всю команду соперников. Выкатывается один на один и бросает. Шайба, почти прижатая щитками вратаря ко льду, всё-таки проскальзывает за линию ворот. На этой волне эмоций в конце периода первая пятёрка сократила счёт до двух шайб.
  Третий период начался со шквальных атак соперника. Хозяева бросали в сторону ворот из разных точек. Было прекрасно видно, что создаваемые возможности для бросков, команда наигрывала на тренировках. И вот тут Демид неожиданно сдулся. Не хватило физики. Он провёл на площадке в два раза больше времени, чем проводил до этого. Нагрузка оказалась непосильной. Тренер вник в ситуацию и отправил его в раздевалку вместе с врачом команды.
  Так что концовку игры Демид не видел. Перед глазами плыли чёрные круги. Его физику переоценил тренер, и он сам, чего греха таить. Не ожидал, что выложится по максимуму в первых двух периодах.
  Врач смочил каким-то раствором вату и принялся обрабатывать синяк под глазом.
  - Хорошо приложили. Светить будешь замечательно. И примочки не помогут. Не болит? - он нажал пальцем под глазом.
  - Ух! - отклонился Демид назад и стукнулся затылком о стенку. - Больно!
  - Я и говорю, хорошо приложили, профессионально. Но ничего, жить будешь.
  Врач дал выпить воды с растворёнными в ней капельками прозрачной жидкости и ушёл к команде.
  Демид скинул амуницию, помылся под прохладной водой, оделся, но остался сидеть в раздевалке. Перед глазами всплыла Полина. Из той жизни. Блондинка с голубыми глазами и длинными ресницами. Но её как-то быстро сменили две девушки из отеля. Светик и Ольчик смотрели на него влюблёнными глазами...
  Игру проиграли 3:6, но проиграли сыгранной крепкой команде. Если бы не провальный первый период, то, конечно, неизвестно чем закончилась бы встреча. Тем более состав "Сибири" изменился по сравнению с прошлым годом процентов на шестьдесят. Новичков много.
  На послематчевой конференции тренер сказал, что для команды главное наиграть состав, а счёт вторичен. Репортёры много вопросов задавали по поводу Демида, на что получали довольно сдержанные ответы.
  Утром планировался выезд в другой город канадской провинции Альберта, в город с красивым и необычным названием - Благородный олень. Тренер немного рассказал о стиле команды, о её сильных и слабых сторонах, по его мнению (на играх всех этих команд ему довелось побывать лично). Команда звёзд с неба не хватала, играла в юниорской лиге ВХЛ и называлась "Ред Дир Реберс" - "Красные мятежники".
  Валунников так просто уезжать из отеля не собирался. Девчонки-переводчицы вскружили ему голову, и он, как только отпустили с разборов прошлой игры и знакомства с будущим соперником, сразу рванул на третий этаж.
  Через несколько минут он стоял над Демидом, который уже залез в кровать, намереваясь уснуть.
  - Дёма, вставай! Труба зовёт! Девчонки хотят тебя видеть непременно и сейчас!
  - Юра, отстань! Я устал и хочу спать!
  - Нет, так не пойдёт! - он вдруг оставил Демида и выбежал из номера.
  - Пойдёт, не пойдёт. У меня Полина есть! - крикнул вдогонку, понимая, что тот его уже не услышит.
  Но через десять минут появились Ольчик со Светиком. Дверь закрыли на замок, и под растерянным взглядом Демида, быстро забрались к нему в постель...
  Утром его растолкал Юра.
  - Поднимайся! Через пятнадцать минут завтрак, а потом отъезд. Выспимся в автобусе.
  Демид с трудом открывал тяжёлые веки, безумно хотелось спать.
  - Девчонки может на игру приедут завтра. Как они тебе? - Юра хитро усмехнулся и вытянул губы вперёд рупором. - Хорошо было?
  Демид вяло отмахнулся. Слегка пошатываясь, встал.
  - Ну и рожа у тебя! - засмеялся Валунников, падая в кровать и держась за живот. - Всю ночь подсвечивал, наверное!
  Демид взглянул в зеркало. Рожа, действительно, на лицо, помятое, припухшее, небритое и с фиолетовым синяком под глазом, не тянуло.
  - Юра, а что вчера было?
  Валунников сложился пополам, вздрагивая всем телом от мощного приступа смеха.
  - Ты...ты...не помнишь?
  - Смутно, - покраснел Демид. - Я вчера находился в полусне и где явь и где сон, не пойму.
  - Собирайся! Герой любовник! А то без завтрака останемся!
  
  Главный обратил внимание на вид Демида, но ничего не сказал. Пошептался с врачом команды, что-то сказал второму тренеру.
  Автобус медленно и величаво вырулил от отеля и за окном замелькали дома, магазины, вывески, люди...
  Демид под ровное тарахтение мотора заснул...
  
  Глава 4 Ред-Дир
  
  Город небольшой, но отель показался Демиду намного больше и красивее, чем в Эдмонтоне. Планировка интересная. Номер светлый и опять на втором этаже. Юра присвистнул, когда увидел отделку стен и потолка. Кругом золотистый фон.
  - Пещера Али-Бабы! - констатировал факт Валунников, падая на кровать, застеленную в таких же тонах. - Век бы валялся на таком роскошном ложе!
  - И Шахерезаду под бочок?
  - Не помешало бы, - мечтательно протянул Юра и упал прямо на кровать не разуваясь и не раздеваясь. - Два часа в пути. Это сколько вёрст отмахали от Эдмонтона?
  - Километров сто пятьдесят, наверное.
  - Далековато. А так бы махнул к девчонкам.
  - Юра! Ты ещё про что-нибудь можешь думать, кроме девчонок?
  - Могу, но про них приятнее.
  - У Неверова насколько тяжёлая травма? Не знаешь, Юр?
  - Для него предсезонка закончена. Даже к последней игре не успеет восстановиться. И к девчонкам не пошёл. Столько всего потерял. Странный он какой-то.
  - Он нормальный, Юра. Для него хоккей значит в жизни больше, чем развлечения. С травмой не повезло. Но такое бывает.
  Валунников расхохотался.
  - Ты бы видел себя со стороны, нравственник! Стоит в трусах и рассуждает о высоком!
  Демид улыбнулся.
  - О каком высоком, Юра? Если ты в хоккее хочешь добиться многого, то и пахать надо как лошадь, и отказаться от многого. Разве не так?
  - Так, Дём. Всё так. Но понимаешь какая штука. Жизнь проходит, молодость проходит, а ты только и знаешь: игры и тренировки, игры и тренировки. Мне этот жёсткий спортивный режим поперёк горла скоро встанет.
  - А играть ты любишь? А славу, медали любишь?
  - Конечно, люблю. Что за дурацкие вопросы. Понимаешь, я хочу играть, но я хочу быть свободным. Куда захотел, туда пошёл. Я хочу сам решать, что мне делать.
  - Юра, свобода это внутреннее состояние, а не то, что ты хочешь, то и делаешь. Если каждый делал только то, что хочет, то какой бардак бы стоял на земле. А спортивный режим на то и режим, чтобы его соблюдать и подходить к играм в оптимальной форме.
  - Да пошёл ты, Дёмка! Заговорил как наш главный. Мне ещё твоих нравоучений не хватало! Приехали бы девчонки...
  - Влюбился?
  Валунников резко сел на кровати и посерьёзнел.
  - Кто его знает. Увлечённость, влюблённость или любовь. Но сердце приятно ноет, как вспомню её.
  - Таю? - усмехнулся Демид.
  - Ага, - Валунников шумно вдохнул воздух и так же шумно выдохнул. - Что там со временем? Не пора ли на тренировку?
  
  На автобус чуть не опоздали. Главный тяжело посмотрел на Демида, на Валунникова, но ничего не сказал. До стадиона ехали молча. Длительный переезд сказывался. Андрей Семёнович прошёлся между сидений, посчитал количество игроков и кивнул главному.
  В довольно скромной раздевалке переодевались также молча. Главный тренер стоял в дверях и о чём-то думал. Второй тренер стоял рядом и держал в руке планшет с расположением фишек-игроков на площадке.
  Демид ощутил волнение. Отчего и откуда это пришло, он не понял. Натянул майку и встретился взглядом с внимательным и серьёзным взглядом главного. Всего несколько секунд, а Демиду показалось вечность. Взгляд Дмитрия Владимировича ему не понравился. Было в нём что-то такое неправильное.
  Главный тренер призвал к вниманию и вышел в центр раздевалки.
  - Соперник у нас завтра в обед будет не такой уж и сильный. Старшему игроку двадцать один год, младшему всего семнадцать. Но половина этих игроков задрафтована клубами НХЛ. Поэтому зелёная молодёжь будет биться до последнего. В кровь. Это я предупреждаю всех. Для нас главное не победа, а наигрывание связок. Построение игры против разных команд. Изменение стиля в процессе игры. И чтобы всё обошлось без травм. Нам хватит одного травмированного. А теперь все на лёд, на раскатку. Расщепин задержись.
  Сердце дико забилось. Что же сейчас главный скажет?
  Валунников слегка толкнул Демида в плечо и прошёл на выход.
  Дмитрий Владимирович закрыл дверь за последним игроком, молча сел рядом с Демидом. Около минуты они молчали.
  - Расщепин, ты хороший игрок, - главный кашлянул. - Чёрт возьми! Ты очень хороший игрок! И я не хочу терять тебя, но решение принимать тебе. Руководство клуба не против продать тебя. Два клуба НХЛ желают видеть тебя в своём составе. Их представители приедут на завтрашний матч. Руководство просило не говорить тебе об этом. Но как не говорить? Я бы хотел тебя попросить отыграть этот сезон за "Сибирь", а там можешь хоть куда лететь, хоть в космос. Подумай хорошенько. В НХЛ игра намного жёстче, чем в нашем чемпионате. Сейчас не говори ничего. Время есть. Подумай, обмозгуй. Я приму любое твоё решение.
  Главный с силой ударил сжатыми кулаками по своим коленям, резко встал и быстро вышел из раздевалки.
  Демид несколько секунд сидел и переосмысливал полученную информацию. Сердце бешено бухало. В мозгу стучало. Невероятно! Его уже сейчас приглашают в НХЛ! Это же его мечта, которая не реализовалась в том мире! А в этом так всё просто!
  "Или не просто, - прошептал Демид вслух, взял шлем и вразвалку двинулся в сторону ледовой площадки, поглощённый радостными думами. - Что тут решать? Это ведь НХЛ! Мечты сбываются!"
  Главный тренер тяжёлым взглядом проводил выходящего на лёд Демида. Который долго надевал шлем, а потом ещё некоторое время не мог его застегнуть.
  Тренер заставил игроков нарезать круги по периметру площадки без шайбы и клюшек. Причём круг лицом вперёд, следующий круг спиной вперёд. Затем падать на колени со всей скорости и ещё пришлось выполнять кучу непонятных упражнений. Клюшка на плечах и приходится тащить партнёра, зацепившегося за клюшку, через всю площадку. Катиться вдвоём спиной вперёд, держа свою и чужую клюшку в руках.
  Демид не понимал смысла этих упражнений. У него в голове играл победный марш - НХЛ!
  Двухсторонки в этот раз тренер решил не делать и завершил тренировку набросом шайбы в левый круг вбрасывания и щелчком в касание по воротам. Устать игроки не успели.
  В раздевалке главный тренер озвучил, что вечерняя тренировка пройдёт с хорошей физической нагрузкой. Поэтому несоблюдение спортивного режима может привести к травмам и вылету из команды.
  
  Валунников попытался подговорить Демида в объявленный сон час тайком покинуть отель и прогуляться по Ред-Диру. Демиду очень хотелось побывать в городе, посмотреть на другую заграницу, хоть он и не был за границей в своём прошлом мире, но видел много различных телепередач. Сейчас хотелось сравнить. Вот только спортивный режим нарушать не желательно. Внутри играла музыка.
  - Юра, тренер сказал, что мной интересуются два клуба НХЛ. Руководство хотят меня продать.
  - Ух ты! Класс! Какие клубы? - Валунников даже забыл куда собирался.
  - Не знаю пока. Их представители должны на игру приехать.
  - Дёмка! Поздравляю! Это надо отметить! Собирайся! Никаких возражений не приемлю. Я уже знаю как нам незаметно выйти и вернуться обратно.
  Демида переполняла радость и гордость, что он будет играть в НХЛ. Спать не хотелось вообще, хотелось что-то делать, двигаться, прыгать, орать. И слова главного об отчислении из команды казались несерьёзными.
  - Пошли, Дём! Никто и не узнает, что мы в город ходили. Завтра после игры сразу в Калгари уедем. А городок, походу, красивый. А девушки какие!
  Демид уже решился покинуть отель, когда в дверь комнаты постучали, и вошёл второй тренер.
  - Расщепин, для тебя сон час отменяется. Давай бегом, главный ждёт.
  - Что случилось, Андрей Семёнович? - озадачился Демид.
  - Всё узнаешь. Пошли, но тут его взгляд остановился на соседе по комнате. - Валунников, а ты какого одетый? А ну спать! Я за тобой прослежу. Так и знай. В Эдмонтоне не стал тебя вытаскивать из номера девчонок.
  Демид и Валунников удивлённо переглянулись.
  - Я, ребятки, всё про вас знаю. Не удивляйтесь. Поэтому, Валунников, раздевайся и в постель. Если что, доложу главному о ваших похождениях. Ясно?
  Парни синхронно кивнули.
  В холле за невысоким стеклянным столиком в глубоких креслах сидели главный тренер и немолодой мужчина лет пятидесяти-пятидесяти пяти. Мохнатые брови скрывали пронзительный кинжальный взгляд тёмных глаз.
  - Знакомьтесь, - сказал главный не вставая из кресла. - Демид Расщепин. Господин Вольф Крейн желает поговорить с тобой.
  Главный с трудом выбрался из кресла.
  - Оставляю вас. Всего доброго, господин Крейн, - главный взял со столика небольшой конверт, сунул во внутренний карман пиджака и вместе со вторым тренером ушёл.
  - Присаживайся, Демид, - Крейн указал рукой на освободившееся напротив место.
  Демид осторожно сел на краешек кресла.
  - Демид, я бы хотел поговорить о...только не говорите сразу "нет". Выслушайте до конца. Хорошо?
  - Я пока не совсем понимаю, о чём будет наш разговор.
  Крейн улыбнулся.
  - Я агент некоторых хоккеистов, которые играют в НХЛ. Надо сразу сказать, что я успешный агент. Многие из моих подопечных завоевали Кубок Стэнли.
  - К чему это? - насторожился Демид.
  - Всё просто. Я предлагаю вам свои услуги.
  - У меня уже есть агент, - ответил Демид и хотел встать.
  - Уже нет. Сожалею. Но ваш агент от вас отказался.
  - Как это, отказался? - Демид не успел встать и опустился обратно. - Он не мог от меня отказаться. У нас с ним долгосрочное соглашение.
  Крейн усмехнулся.
  - В нашем мире всё продаётся и всё покупается. Он не смог отказаться от очень выгодного предложения, - Крейн хитро прищурился и мохнатые брови смешно затопорщились в разные стороны.
  Демид смотрел на агента, и в душе росло разочарование. В этом мире то же самое, что и в том, прошлом. Миром правят деньги.
  Круглое довольное лицо Крейна внезапно стало противным. Демид отвернулся в сторону. Хорошее настроение улетучилось. Во рту стало противно, захотелось сплюнуть.
  - Я не тороплю, конечно. Но чем быстрее определитесь, тем скорее окажетесь в хорошем клубе лиги. Это я вам обещаю со стопроцентной гарантией.
  - Я подумаю, - бросил Демид и пошёл в свою комнату.
  - Всего хорошего, - услышал он вслед. - Через своего коуча найдёте меня.
  Злость кипела внутри. Предатель, а не агент. Хотелось всё разнести на своём пути. Так глубоко оказалось разочарование, предпосылок к которому до этого не было.
  Валунников не спал, хоть и лежал на кровати.
  - Это чего с тобой? - он с удивлением сел, его глаза расширились.
  - Ничего, - буркнул Демид и упал лицом в подушку. Говорить не хотелось.
  - Второй рассказал главному, и тебя выгоняют из команды?
  Демид промолчал. Злость на Ельцова не утихала. Хотелось обматерить его. Глаза повлажнели.
  - Дёмка! Ты чего? Что случилось?
  Демид посмотрел в сторону Валунникова, слегка повернув голову. Тот стоял в трико, с голым торсом и растерянным видом.
  - Тебя в НХЛ уже не берут?
  Демид нехотя спустил ноги с кровати, сел. Тяжело вздохнул.
  - В НХЛ хоть сейчас.
  - Ну а что ты тогда? Это же классно!
  - Мой агент меня предал.
  - Ельцов? Ты в своём уме?
  - Я сейчас общался с Вольфом Крейном, который предлагает свои услуги в качестве агента. Он сказал, что Ельцов отказался от меня за хорошее вознаграждение.
  - Крейн - это фигура. Если он становится чьим-то агентом, то хороший клуб с хорошей оплатой тебе обеспечен. Ты не слышал что ли о нём? - Валунников даже шею ладошкой растёр от волнения. - Надо соглашаться! Это шанс. Один на миллион!
  - А Ельцов?
  - Это бизнес. В бизнесе главное вовремя получить своё и вовремя избавиться от того, что может принести убытки.
  - То есть я принесу убытки? - удивился Демид.
  - В его случае это скорее так и есть. Ельцов от выгодной сделки никогда не откажется. Так что думай! У тебя шикарный шанс! Такой шанс выпадает только раз в жизни!
  - Надо подумать...
  - Он ещё думать собрался! Ты что, правда, не понимаешь, что тебе все дороги становятся открыты? Играй в своё удовольствие, получай бабки. От девчонок отбоя не будет!
  Демид вздрогнул. Вспомнилась Полина. Та, которая осталась в том, другом мире. Даже голова заболела. В этом мире Полина совершенно иная.
  - Вот чудак-человек! У него перспективы неограниченные нарисовались, а он слезу пустил! Беги к главному! Скажи согласен! И договор хорошо читай!
  Демид смотрел в глаза Валунникову, и его мышление стало меняться. Появились другие картинки, а Полина померкла, отошла на второй или третий план. Он ведь всегда мечтал играть в хоккей и ни где-нибудь, а именно в Национальной Хоккейной Лиге. То есть мечта - вот она! Бери! Пользуйся! Он посмотрел на друга другими глазами и улыбнулся.
  - А ты знаешь, я наверное, точно так и сделаю! Только поговорю с главным после игры.
  - Может прямо сейчас? Крейн, наверное, ещё не уехал.
  - Он останется до завтра. Он будет смотреть игру, - ещё шире заулыбался Демид. - Я ему завтра покажу, чего стою!
  - Вот это другой разговор! Дёмка сделай их завтра! - они разразились громким беспричинным смехом.
  
  Тренировка оказалась тяжёлой, как и говорил главный. Он повторил упражнения с утренней тренировки и добавил много упражнений на силу. В конце команда разделилась на две части и провела двухсторонку. Отдохнуть на скамейке не удавалось. Главный менял состав на льду достаточно быстро. Причём заставлял игроков бежать со льда на скамейку запасных, и пока вся пятёрка не окажется на вне поля, другую пятёрку не выпускал.
  - Владимирыч озверел сегодня. Я ног совсем не чую, - пыхтел Валунников, расшнуровывая ботинки.
  - Мужики, а что Неверова домой отправили? - спросил кто-то.
  - Отправили, - раздался голос второго тренера. - А что тут травмированному делать? Пусть дома лечится. Давайте мойтесь, переодевайтесь и в автобус. Через два часа - тактика и разбор соперника. Время пошло!
  
  Тактика проходила в небольшом зале для конференций. На большой доске с ватманом, главный тренер объяснял, показывал, рассказывал игру каждого игрока с учётом его сильных сторон.
  - Команда, которая нам противостоит, называется Красный Олень Повстанцы. Красиво звучит. На этом красивое заканчивается. Команда играет грубо, жёстко, не жалеют ни себя, ни соперника. А перед хоккейными агентами и представителями команд НХЛ, они будут просто из кожи лезть, чтобы их заметили...
  Демида уже через десять минут стало клонить ко сну. Он с трудом удерживал себя. Тёр глаза, щипал губы, тыкал пальцем под рёбра. Всё тщетно. Вскоре голова беспомощно повисла.
  Тычок в бок разбудил Демида. Напротив него стоял главный тренер.
  - Мда, Расщепин. Я думал, мы тебя не добудимся сегодня.
  Вся команда покатывалась со смеху.
  Демид непонимающим взглядом смотрел на игроков, на главного. И, вдруг, сладко зевнул.
  Теперь рассмеялся и главный.
  - Каждому бы такой богатырский сон! - подвёл он итог. - Всем отдыхать! Расщепин останься. Отдохнул уже.
  На лице главного блуждала усмешка.
  - Что надумал по поводу нового агента?
  - Крейн правду сказал, что Ельцов за энную сумму меня отдал?
  - Бизнес, он и на Луне бизнес. А в спорте агенты ребята ушлые. Крейн один из лучших. Даже не так. Лучший среди лучших. Если он объявил в своей среде, что работает с тобой, то никакой другой агент с тобой работать не будет, пока не получит разрешение самого Крейна.
  - Он что такой всемогущий?
  Главный рассмеялся.
  - Нет, конечно, но огромную роль играют деньги, как ты знаешь. Он выкупил у Ельцова права на тебя. И пока договаривается с тобой никто из агентов к тебе даже не подойдёт.
  - Если я откажусь от его услуг?
  - Много потеряешь. Очень много. Если не всё. Соглашайся. Лучшего агента, чем Крейн, не найти.
  - Я ведь тогда перееду в НХЛ. А вы просили, чтобы я остался ещё на сезон.
  - Помнишь, хорошо. А ты готов остаться?
  Демид задумался. Хотелось сказать, что НХЛ его детская мечта, но промолчал.
  - Ладно, потом решим. Вот номер телефона Крейна. Он остановился в нашем отеле и с нами поедет в Калгари. Время подумать у тебя есть.
  
  Городок Ред-Дир небольшой, как, впрочем, и стадион, но народу собралось посмотреть на игру столько, словно это столица одного из штатов США. Люди сидели и стояли в проходах, заполонили все выходы. Организаторы с ног сбились, чтобы разместить как можно больше народа. Решили заработать по максимуму. Гул стоял такой, будто находишься в центре улья.
  Демид смотрел по сторонам широко открытыми глазами. Сзади кто-то положил руку на плечо и голосом тренера произнёс на ухо:
  - Это низшая лига, а что творится на играх НХЛ! Привыкай! Загляни в себя, оставь, выкинь всё, кроме происходящего на площадке. Есть только ты и игра, которую надо сделать так, чтобы о ней этот город помнил через пятьдесят лет.
  Канадская молодёжь, со свистком о начале матча, сразу полезла в драку. Грубость и провокации у них, видно, были в чести. Сибиряки старались отвечать аккуратно в пределах правил, но уже к 7-й минуте встречи, нервы не выдержали у одного из защитников и он толкнул форварда хозяев так, что тот упал на лёд и потерял шлем. Удаление. Две минуты штрафа. Игра и так не получалась. То, что происходило на площадке игрой назвать сложно. Американские судьи на все нарушения со стороны канадцев смотрели сквозь пальцы.
  Демиду тоже досталось клюшкой по голове. Если бы ни шлем, то ещё неизвестно, что было бы. Главный играл желваками и продолжал молча смотреть на творящееся безобразие. Второй тренер и начальник команды подходили к нему, что-то говорили, но он лишь отрицательно мотал головой.
  В раздевалке после первой двадцатиминутки шли разговоры на повышенных тонах. Второй тренер как мог, так и успокаивал игроков. Когда появился главный, то все обратили внимание на его бледное лицо и невозмутимый взгляд. Говор стих буквально за секунды.
  - Ну что, нагнула вас молодёжь? А они ведь толком и играть то не умеют. Зато как они вас связали по ногам и рукам! И вы ещё хотите выиграть чемпионат страны? Слабаки! О чём мы вчера вечером говорили, забыли уже? И какого... я тогда выплясывал перед вами весь вечер? Короче, в том, что происходит на площадке, виноваты вы сами, - главный поднял вверх указательный палец и с последними словами ткнул им в сторону игроков. Потом засунул руки в карманы и вышел из раздевалки.
  Второй период начался с новой драки. Сначала последовало обоюдное удаление, а затем сибиряки остались втроём. Семёну Доброславову рассекли бровь и он выбыл до конца игры. Вот только после пролитой крови "Сибирь" заиграла. Соперник получил жёсткий отпор в пределах правил, стали получаться пасы и какие-никакие комбинации. Включились скорости, и канадская молодёжь стала проседать. Первая шайба получилась нелепой, но гол есть гол. Защитник сибиряков бросил в сторону ворот канадцев, а кто-то из игроков хозяев попытался её перехватить. Получилось, что изменил направление шайбы, и вратарь оказался дезориентирован и не смог остановить каучуковый диск. А в конце второй двадцатиминутки Валунников оказался в нужном месте в нужное время и подставил клюшку. 2:0.
  Теперь в раздевалке было намного веселее. Даже Доброславов смеялся, прижимая ладонь к свежей повязке на голове.
  Третий период начался атакой "Сибири". Канадцы ушли в оборону. Демид каждую смену старался что-то сделать из ряда вон выходящее, но каждый раз ему кто-нибудь мешал. Голы в этот день забивали другие игроки. 9:0 итоговый результат.
  Демид шёл вместе со всеми в раздевалку после игры в подтрибунном помещении. Усталый, но радостный, что смогли выиграть. Его кто-то окликнул. Оказалось, что главный машет ему рукой. В зоне интервью их атаковали журналисты.
  - Кого из своих игроков вы хотели бы выделить в сегодняшней игре?
  - Все ребята молодцы, сыграли отлично. Кого-то особо выделить сложно. Каждый внёс свою лепту в победу, - ответил главный тренер.
  - Как вам соперник?
  - Хороший соперник, - главный хитро улыбнулся. - Опыта им маловато и физики.
  - Почему звезда вашей команды Демид Расщепин сегодня ни разу не смог отличиться?
  - Так это не ко мне вопрос. Вот стоит Расщепин. У него и спрашивайте, - главный тренер толкнул локтем Демида. - Говори.
  Демид замялся немного.
  - Игра была сегодня тяжёлая. Забросить не получилось, но ведь и Уэйн Гретцки и Александр Овечкин не в каждой игре забрасывали шайбы. Так ведь?
  - Демид, вы сравниваете себя с великими? Неужели считаете себя достойным их?
  - Провокационный вопрос, - засмеялся Демид. - Но я не сравниваю себя с ними. Зачем мне сравнивать? Я стремлюсь к тому, чтобы моё имя стояло рядом с именами Овечкина и Гретцки.
  - Демид, а вы готовы перейти в команду НХЛ?
  - Предложений пока не поступало, - ответил за замявшегося Демида, главный. - Всё, интервью закончено.
  Главный схватил Демида за руку и потянул в раздевалку.
  - Молодец, хорошо отвечал. Сегодня Крейн поедет с нами в автобусе. В общем пошушукаетесь, пока будем ехать в Калгари. У вас будет полтора часа. У тебя хорошее будущее, но как ни крути, оно зависит только от тебя. Не от обстоятельств, ни от тех, кто с тобой будет играть, ни от тренера, зрителей, агента. Только от тебя самого. Только тот, кто упал, возможно, и не раз, но смог каждый раз подняться. Только тот, кто идёт к своей мечте, к своей главной цели в жизни, способен достигнуть невозможного. Помни об этом.
  
  Глава 5 Калгари
  
  Уже в отеле Демид осмыслил разговор в автобусе. Крейн явно хитрый и изворотливый жук, но именно с ним можно добиться многого. Это Демид чувствовал. Правда и гонорар за свою работу он просил не шуточный. Но игра стоила свеч. Чем больше об этом думал, тем больше склонялся к договору с Крейном.
  - Ты чего? - вырвал из задумчивости голос Валунникова.
  Демид стоял у окна комнаты отеля, упёршись лбом в стекло. Он совершенно не помнил, когда успел подойти к окну.
  Валунников с улыбкой смотрел на него и большим пальцем поглаживал верхнюю губу.
  - Давно я так? - немного смутился Демид, слегка кивнув в сторону окна.
  - Минут десять, наверное. Я не сразу обратил на тебя внимание. Читал в интернете о тебе. Канадцы восторгаются твоей игрой. Тут один журналист написал, что ты сказал в интервью, будто рекорды Гретцки и Овечкина ты готов побить.
  Демид ошарашено посмотрел на Валунникова.
  - Так и написано?
  - Расслабься! Журналюги ещё и не то писать будут! Чего как петух вскинулся?
  - Как фамилия журналиста?
  - Нафига он тебе?
  - Запомнить хочу, чтобы потом высказать в лицо, как встречу.
  Валунников рассмеялся.
  - Ты серьёзно?
  - Более чем, Юр! Он мне поставил планку!
  - Ты дурак? Это же просто слова.
  - Это напечатанные слова, которые прочитал весь мир. Понимаешь?
  - Дёмка, ты совсем того? Да пусть тысячи таких слов напишут, я что каждые должен выполнять?
  - Не каждые, - кивнул Демид. - А только те, которые совпадают с твоей целью.
  - Ого! Интересно! И какие у нас цели? Покорить весь мир?
  Теперь они уже смеялись вместе.
  - Хотя бы приблизиться к рекордам великих. Такая моя цель. Думаю, что буду переходить в НХЛ.
  - Решился договориться с Крейном? Или уже договорился? Полтора часа шептались в автобусе.
  - А что? Крейн - фигура, как ты сказал. Он обещал один из трёх клубов. Вашингтон, Детройт или Монреаль.
  - Круто. Может за меня словечко замолвишь? Буду тебе снаряды всю жизнь подносить.
  - Может и замолвлю, - ответил Демид.
  
  Скоушабэнк-Сэдлдоум, домашняя арена Калгари Хитмен является и ареной главной команды Калгари Флеймз, с которой игра состоится на следующий день после этой. Вместимость примерно двадцать тысяч зрителей. Круглое здание с вогнутой крышей напоминало фуражку офицеров с высокой тульей и смотрелось довольно-таки интересно.
  До арены от отеля не так далеко, но добирались всё равно на автобусе. Так положено. Последним входил в автобус главный тренер и выходил первым.
  Раздевалка блестела чистотой. Была намного просторней и вместительней, чем в Эдмонтоне, и намного лучше, чем в Ред-Дире.
  Демид прошел к своей кабинке, но не успел даже раздеться, как его позвали. В дверях стоял Крейн и хитро улыбался, пряча глаза под мохнатыми, сдвинутыми к переносице бровями.
  Сердце под спортивной футболкой бешено застучало. Демида охватило неимоверное волнение. Так просто Крейн в раздевалку бы не пришёл. Значит, есть важное и неотложное дело. На ватных ногах Демид подошёл к своему новому агенту.
  - Можешь не переодеваться. Я с вашим коучем договорился, - из под бровей блеснули хищные глаза акулы хоккейного бизнеса. - Что дрожишь? Чуешь перемены в своей жизни? Слушай меня и у тебя всё будет!
  Крейн привёл Демида в обеденную зону на втором этаже ледового дворца, заказал на своё усмотрение лёгкую закуску.
  - Господин Крейн, вы меня перекусить отпросили у тренера? - нетерпеливо произнёс Демид и немного сжался, ожидая ответа.
  - Демид, давай так. Я жил в СССР, я хорошо знаю русский язык, я русский немец. Но я ещё и еврей. Давай договоримся сейчас с тобой, что в договоре будут некоторые пункты, которые могут показаться тебе странными на первый взгляд, но я уверяю тебя, что потом ты скажешь мне за них спасибо. Просто доверься старому волку. И ещё. Зови меня Вольфом. Не надо этих господинов. Не люблю я это. И привыкнуть никак не могу. И зови меня на "ты". Тут так принято. Договор мы подпишем сейчас, как придёт нотариус, - Крейн достал из кармана пиджака свёрнутый трубочкой документ. - Извини, торопился и папку забыл в номере. Три экземпляра. Твой, мой и один останется у нотариуса. Ознакомься, пока время ещё есть.
  Демид взял бумаги, рука предательски задрожала. Глаза разбегались по строчкам, хотелось прочесть сразу всё. Он читал, но смысл прочитанного терялся. Демид по нескольку раз перечитывал одни и те же строчки. Искал скрытый смысл. Несколько пунктов договора пониматься вообще не хотели. И вроде никакой выгоды агенту они не несут, но формулировка довольно странная. Демид, не поднимая головы посмотрел на старательно жующего булочку с чёрным кофе Крейна.
  Тот взгляд заметил и улыбнулся. Только улыбка у него вышла такой, что Демида немного передёрнуло.
  "Ему чёрную повязку на глаз и настоящий пират получится".
  - Как Демид, доверишься мне? Или другой договор нужен? - цокнув языком, произнёс Крейн и сразу же встал. - Позволь представить Исаак Розенталь, нотариус. А это и есть советская звезда, пока ещё восходящая, конечно, Демид Расщепин. Очень надеюсь, что этот молодой человек сумеет поставить на уши всю лигу.
  Демид посмотрел на пожилого еврея, и ему показалось, что он где-то его видел или встречался с ним. Возможно, что Исаак был на кого-то похож из этого или прошлого мира. Умные смеющиеся глаза, небольшая, тщательно подстриженная бородка. На вид лет пятьдесят. Чёрный приталенный костюм очень хорошо сидел на его худой фигуре. В руке тросточка с металлическим набалдашником. Исаак кивнул Демиду.
  Розенталь Важно присел за столик, достал старомодные очки, которые совсем не шли к его наряду, и придвинул договор, предложенный Крейном. Зачем-то размял губы большим пальцем и принялся читать.
  Крейн отвернулся в сторону официантки средних лет в мини-юбке, разносившей постояльцам еду. Хоть его взгляд и следовал за ней, но в глазах у него читалось совершенно иное. Мохнатые брови приподнялись, словно были чем-то удивлены. А затуманенные какими-то важными делами глаза, говорили о серьёзной работе мозга.
  Демид загляделся на Крейна. Сейчас тот выглядел иначе, чем когда шёл разговор о работе. Его вид был в данный момент романтичным.
  - Ну-с, господа, - Розенталь снял очки и постучал ими о край стола. - Будем подписывать? Господин Расщепин готов поставить подпись под документом?
  - Я вот не совсем понял тут, - встрепенулся Демид. - Что значит отчисление на отдельный счёт? Это кому и для чего?
  - Всё просто Демид. Счёт на твоё имя. Это что-то твоей воздушной подушки на не дай бог невозможность играть в хоккей.
  - Это как?
  - Травма, простуда или какие-то форс-мажоры, - сказал Крейн, закинул ногу на ногу, и выжидательно принялся смотреть на Демида из-под опять сдвинутых на глаза бровей.
  - Хорошо. Я подпишу. Я верю Вам, гос... Вольф. У меня будет доступ к счёту?
  - Будет, но только через Розенталя и только в экстренном случае.
  Минута молчания, во время которой три стороны подписали договор. Пожали руки, и Розенталь, откланявшись, ушёл.
  Крейн остановил Демида, который тоже решил уйти.
  - Не торопись, - сейчас подойдёт представитель клуба Монреаль Канадиенс. Переговорим с ним. Что он нам предложит.
  - Вольф, ты всегда знаешь, подпишет игрок договор или нет?
  - Знаешь, Демид. Я это чувствую всем своим нутром. Объяснить сложно. Да изачем тебе? Просто знаю, что у человека талант. А вот раскроет он его или нет, зависит большей частью от него самого. Я со своей стороны делаю для этого всё. Демид, есть у тебя какие-либо противопоказания по медицинской части, о которых не написано в твоей карте? Или чего-то ещё, что может потом вылезти наружу, а я буду не в курсе и не смогу вовремя и правильно среагировать? Это не ради любопытства, а ради нашего будущего дела.
  Демид задумался, повертел головой.
  - Вообще-то есть.
  - Говори. Но версий типа ты инопланетянин или пришелец из другого мира, я не приму, - Крейн рассмеялся своей шутке и чуть не опрокинул чашечку чёрного кофе.
  Демида как током ударило, насколько точно агент угадал с другим миром.
  - У меня другое, - Демид опять замялся.
  - Да, говори, уже, - нетерпеливо отмахнулся Крейн. - Дальше меня эта информация не уйдёт.
  - Я - инвалид, - сказал Демид, и посмотрел прямо в глаза замершего с недоверчивой улыбкой, Крейна. - Вольф, я действительно, инвалид. Как ни странно это звучит.
  Крейн выпрямился на стуле, лицо стало серьёзным.
  - Об этом знают только мои первые тренера на "Локомотиве" и Ельцов.
  - Хм. Интересно. Очень интересно. И в чём выражается твоя инвалидность? Вроде ноги, руки, голова на месте. А этот Ельцов молодец! Круто сделку провернул!
  - У меня протез.
  - Что у тебя? - голос у Крейна понизился. - Протез? Или я всё-таки ослышался?
  - Протез, - с чуть заметной ухмылкой отозвался Демид.
  - Надеюсь не в мозгах?
  - Нет, - улыбнулся Демид. - Правая ступня.
  - Хм, - Крейн недоверчиво смотрел из-под своих мохнатых бровей. - Если это правда, то снимаю шляпу. С протезом. Так играть! Не подвела меня чуйка! Демид, никому! Слышишь? Никогда, никому, ни при каких обстоятельствах не говори о протезе. Это наш секрет. Когда-нибудь именно он сыграет особую роль. Это наш с тобой джокер. Ясно? Погоди, а что врачи этого не видели?
  - Он здорово сделан, словно вживлён в ногу. Об этом больше никто и никогда не узнает без твоего ведома.
  - Отлично. С Ельцовым и коучами в Новосибирске мы договоримся.
  В это время к столику подошли два человека в строгих тёмных костюмах с символикой на лацканах пиджаков клуба "Монреаль Канадиенс".
  - Джош, - протянул руку первый, здороваясь сначала с Крейном, а затем с Демидом.
  Точно также поступил второй, которого звали Лео.
  Представители казались похожими друг на друга. Одеждой, манерами, общением. Даже пуговки теребили на пиджаке той же рукой.
  Демид усмехнулся, но промолчал. Тем более разговор шёл на английском, которого он не знал.
  Первый пытался что-то пояснить Демиду, но Крейн не переводил и разговаривал с ним сам. Они долго жестикулировали, время от времени кивая или рукой указывая на Демида. Второй молча следил за всеми движениями первого. У Крейна на губах гуляла довольная усмешка. И только Демид непонимающе созерцал непонятную для него сцену.
  Через некоторое время представители встали, пожали руки и ушли. На лице Крейна светилась улыбка.
  - Надо, чтобы ты прошёл полное независимое обследование. Посмотрим, сумеют врачи выявить протез или нет.
  - Что сказали представители?
  - Всё стандартно. Им нужен центр, но кроме тебя рассматриваются ещё два игрока. Я им сказал, что в перспективе, на следующий год, ты лидер команды и главный голеадор. Но им нужен сейчас игрок распасовщик. Я им сказал, что ты и распасовщик отличный. В общем приглашают на просмотр.
  - Когда надо ехать?
  - Не торопись. В финансовом плане не очень выгодная сделка. Сегодня ещё с "рейнджерами" поговорим.
  
  Демиду нравилось в "Сибири", но НХЛ была мечтой детства. И он ужасно боялся не воспользоваться предоставившимся шансом.
  На ужине, после тренировки, Доброславов попытался пошутить по поводу перехода в НХЛ, а получилось так, что Демид обиделся. Раньше как-то не замечал за собой такого, что мог обидеться на шутку. Вспылил, что-то неприятное сказал в адрес Семёна, и ушёл. В номере пришёл в себя и не нашёл в словах Доброславова ничего оскорбительного. Что ему показалось? Почему так вспылил? Непонятно. Стало стыдно. Хотел было пойти извиниться, но не пошёл. Сел на кровать и не заметил, как уснул.
  Утром его растолкал Валунников.
  - Ну-у, ты и спа-а-ать! Может в пожарники надо было идти, а не в хоккей?
  - Башка болит, - Демид потёр виски.
  - Конечно будет болеть! Столько спать! Побежали на зарядку! - крикнул он уже в дверях.
  Демид пересилил себя, сполз с кровати, переоделся в тренировочный костюм и спустился в спортзал.
  - Расщепин! Опаздываешь! Пять штрафных кругов к двадцати положенным и отжимание с упором лёжа пятьдесят раз! - главный отчего-то нервничал и заметно злился.
  Демид бежал по кругу, сон не желал уходить. Голова не просто болела, а раскалывалась. С каждым шагом в мозгу отдавалось неприятными ощущениями. Но он продолжал наматывать круги. Он остановился, когда голова закружилась и его повело в сторону.
  Рядом оказался второй тренер и подхватил за локоть.
  - Расщепин! Ты чего такой бледный? Ну-ка пошли к медику, - Андрей Семёнович обеспокоенно держал Демида за руку до самого кабинета.
  Врач команды осмотрел Демида, посветил в глаза, послушал сердце, лёгкие. Почесал в задумчивости нос.
  - Перенапряжение. Перенервничал парень. Эмоциональный срыв. Я так думаю.
  - Играть сможет? - спросил второй тренер с надеждой.
  - Я бы перестраховался, - изрёк врач.
  - Опять "перестраховался", - второй тренер передразнил его.
  - А так дайте отдохнуть до игры. Поспать. Сейчас дам ему одно снадобье и в кроватку. В принципе к игре придёт в себя. Чего нервничать?
  - Слышал Расщепин? Пей и в кроватку. Сам дойдёшь?
  Демид слегка кивнул.
  После раствора и каких-то цветных продолговатых капсул стало немного лучше. До комнаты дошёл, присел на край кровати. Мыслей не было. Сосредоточиться на чём-то не получалось. Прилёг, подмял подушку под себя и провалился в сон...
  
  - Чего расхворалси то? К нему туть гостей пожаловало видимо-невидимо. В команды свои звать будуть, а он разболелси.
  Демид очнулся от хрипловатого странного голоса, открыл глаза и увидел небольшого роста старичка в лаптях и цветастой просторной рубахе, который сидел на небольшом стульчике и что-то строгал маленьким ножичком.
  - Ты домовой? - ничуть не удивился Демид и даже обрадовался.
  Старичок склонил голову набок, долго всматривался в Демида.
  - Отельный я, - буркнул он и продолжил строгать.
  - А я...
  - Знаю, - пошамкал губами отельный. - Чаво воду толочь.
  - Какую воду? - искренне удивился Демид.
  Отельный опять приостановил работу, глянул на Демида.
  - Откель таких бестолковых берут?
  - Что сразу бестолковых? Я правда не понял про воду, - обиделся Демид.
  - И чаво мне с тобой делать? Ан нечай не дитя? И для чаво мне за тобой смотреть? У меня будто дел других нема. Как чаво, так Фома Лукич выручай. Чаво тут выручать? - забурчал отельный в бороду, - Игру каку-то придумали. Лёд делают. А работать хто буить? Ох-хо-хо-хо! Бездельники. Запомни. Помогать нихто тебе не буить. Сам давай. Ну спас домового. И чаво? На руках тебя носить? Вы в людском мире совсем берега потеряли. От земельки оторвались. А кто как не она вас и может защитить? Ох-хо-хо-хо-хо. Тот-то мир с нашим не сравнить. Гнилой совсем. Та и у нас уже...
  - А как зовут те... вас? - спросил Демид.
  - Бестолочь! Ты ухи компотом моешь? Груши торчат! - в мимолётном взгляде проявилось недовольство.
  Демида покорёжило слегка. Он всей кожей ощутил недовольство собеседника.
  - Ладно, не досуг мне с тобой. Работы тьма. Прощевай. Ишо свидимся, - отельный встал, никуда не торопясь собрал стульчик. Неизвестно откуда взявшимся веником подмёл пол и ушёл.
  Точнее растворился.
  Демид смотрел в сторону двери, куда пошёл отельный и пытался понять: спит он или нет.
  
  - Расщепин, как себя чувствуешь? - услышал Демид сквозь сон и открыл глаза.
  Перед ним стояли второй тренер и врач команды.
  - Два часа до игры. Дмитрий Владимирович решает ставить тебя на игру или нет? Там целая ложа представителей НХЛ приехало посмотреть на наших ребят. И на тебя лично. Готов играть?
  Демид подскочил с кровати. Попытался сразу встать на ноги, но запутался в одеяле и оказался на коленях на полу.
  Тренер и врач усмехнулись.
  - Готов, Андрей Семёныч! Готов!
  
  Предматчевая раскатка. Демид вместе с командой нарезали круги в своей зоне. Скорость катания уже была приличной, когда Демид неудачно увернулся от клюшки партнёра, потерял скорость и равновесие. И был сбит летящим за ним игроком своей команды. Прокатившись на животе пару метров скользнув взглядом по трибунам, заметил за бортиком старичка-отельного в мятой шапке.
  В ушах резануло: экий непутёвый.
  Демид встал на колени и попытался найти старичка, но того и след простыл.
  "Показалось? Или это наяву?"
  - Расщепин! Долго будешь халявить? В запас посажу - раздался голос главного, который перекрикнул гул от заполнявших трибуны зрителей.
  Демид рассердился на самого себя, встал и присоединился к команде.
  Калгари Хитмен - юниорский клуб Западной хоккейной лиги. Игроки команды в отличие от Ред Дир Ребелс, довольные техничные, играю в "умный" хоккей, но могут за себя постоять. Многие выходцы из команды заиграли в разное время в НХЛ и даже не единожды выигрывали Кубок Стэнли. Соответственно и план на игру у сибиряков значительно отличался от плана предыдущей игры.
  Перед самым началом матча, Демид подсел на скамейке запасных к Доброславову.
  - Семён, извини, я вчера...
  - Проехали, - улыбнулся тот. - Ты лучше покажи этим канадским пацанам, как надо играть! Забросишь шайбу - прощу!
  Доброславов засмеялся, чем вызвал интерес у других игроков. Прервал смех свисток судьи. Игра началась.
  Хозяева льда, как и ожидалось, понеслись вперёд, создавая с первых минут матча опасные моменты у ворот "Сибири". В защите отрабатывали все. Но и ловили молодёжь на контратаках. Увлекались хитмены атакующими действиями, теряли шайбу и не успевали вернуться назад. В итоге к концу первого периода на табло светились 2:0 в пользу сибиряков. Дважды отличилась первая пятёрка.
  Демид выпадал из игры. Не успевал накрыть соперника, не успевал вовремя расстаться с шайбой, не получалось принять шайбу. К тому же скорость в игре была не та. Будто что-то его сдерживало.
  - Расщепин! Ты что как беременная лошадь на льду! - выговаривал главный при каждой смене. - Тебя стоячие защитники догоняют! Соберись!
  В раздевалке Демид получил от тренеров новую порцию недовольства. Сидел, смотрел в пол, на лице румянец. Он и сам не понимал, почему ничего не получается.
  Семён Доброславов подошёл, потрепал по плечу.
  - Дёма, соберись! Ты можешь!
  Валунников бормотал рядом другое:
  - Расслабься! И всё получится!
  Главный нещадно критиковал и грозился усадить на скамейку запасных до конца матча.
  Демид вытер лицо полотенцем и чуть не вскрикнул. Перед ним стоял старичок отельный.
  - Ты...вы...как? Увидят! - прошептал Демид.
  - Неа, для усех я невидимка, - почесал подбородок старичок. - Ты чаво расклеился? Стадионный за тебя болеет. По мне так ты бестолочь, которая не может делать то, чаво ему дано природой. Но Капятоныч мне чуть в лоб не заехал из-за тебя. Покажи чаво могёшь! Можа и я полюблю эту игрушку - хокки... Не суть. Ты туточки, в нашем городе, не долго пробудешь. Так покажись с лучшой стороны! А то так и буду тебя звать бестолочью.
  Мысли Демида почему-то работали в другую сторону.
  - Мы в Канаде, а ты говоришь по-русски. Это как?
  - Долгая история, - махнул рукой старичок. - Ты лучша-то об игре покумекай!
  - Кто такой Капитоныч?
  - Вот бестолочь, - вздохнул старичок. - Капятоныч - стадионный.
  - Почему вы все по-русски говорите? И имена у вас русские?
  - Тебе голова для чаво дадена? Эх, - махнул рукой старичок. - Бестолочь.
  И испарился.
  - Расщепин! Мать твою! Спишь что ли? На лёд! - голос второго тренера привёл в чувство.
  Демид бросил взгляд по сторонам, оказалось, что в раздевалке он остался один. Быстро подорвался, схватил шлем, уронил краги. Пока подбирал, уронил клюшку.
  - Уже игра началась. Давай в обход к скамейке команды. Ты сильно к сердцу не принимай сказанное. Просто учти то, что сказали, и играй! Понял? Шагай.
  Демид прошёл по коридору, вышел к площадке, прошёл мимо ложи, где сидели представители команд НХЛ. Главный тренер скользнул по Демиду взглядом и промолчал. Валунников улыбался во весь рот.
  - Что смешного? - подсев к нему спросил Демид.
  - Главный тебя Сонькой окрестил. Если не заиграешь нормально, так кликуха и прилипнуть может.
  Демид скрипнул зубами. Такую кликуху ему точно не надо.
  - Ты чего там бормотал в раздевалке?
  - Ничего.
  - Ты что правда уснул? И во сне бормотал про какого-то Капитоныча? - улыбался Валунников.
  - Отстань. Не знаю я никакого Капитоныча, - рассердился Демид.
  - Ага. Давай, давай, - засмеялся Валунников и тут же подскочил со скамейки для выхода на лёд.
  - Расщепин! На лёд! Уши мыл сегодня? - главный с раздражением смотрел на Демида.
  Какая внутренняя взрывная сила подняла Демида вверх и выбросила на лёд. Он широкими движениями докатился до центрального круга и выиграл вбрасывание. Внутри клокотала спортивная злость. Этот отрезок времени нахождения на льду стал самым ярким событием матча.
  Шайба после атаки канадцев звякнула по штанге, взмыла вверх, Доброславов сумел каким-то чудом попасть по ней клюшкой, когда она падала на лёд. Валунников чиркнул по ней клюшкой. В итоге шайба оказалась на крюке у Расщепина. Без скорости, на финте, стоя практически на месте, Демид обыграл канадца. Увернулся от силового приёма второго игрока хозяев. Набрал скорость из своей зоны прямо центру, на ложном замахе уложил защитника, обманул второго движением влево, а сам сместился вправо. Выкатился на вратаря, несколько раз переложил шайбу клюшкой в разные стороны и симитировал бросок в дальний угол. Вратарь упал на колени, закрывая ту часть ворот, куда как бы бросил Демид. На самом деле шайба спокойно закатилась в открытый ближний угол. Демид не стал бросать, он симитировал бросок, увёл вратаря в сторону и дал шайбе по инерции закатиться за линию ворот.
  Зал взорвался, словно резко включили звук на полную мощь. Крики, свист, аплодисменты слились в неистовый безумный гул, который заполнил стадион до самого купола. На табло несколько раз подряд прокрутили момент забрасывания шайбы. Матч ненадолго прервался. Шедевральный гол впечатлил всех без исключения. Представители прессы и команд НХЛ превратились в обычных фанатов. Кричали, свистели. Гол получился на загляденье.
  Демид получил порцию одобрения от игроков и тренеров. Сердце стучалось от счастья. Он смог! У него получилось преодолеть себя и забить.
  Второй тренер подошёл сзади, когда Демид сидел на скамейке запасных.
  - Расщепин, молодчик! Смотри по сторонам!
  Демид кивнул, но так и не понял, зачем смотреть по сторонам. Он ведь и так смотрит и видит всю площадку. Зачем делать на этом акцент. Он в полном порядке!
  Следующая смена и рядом с ним возник верзила под два метра ростом, которого сдвинуть с места оказалось нереально. Он как скала раз за разом преграждал путь Демида. До этого этот парень на площадке ещё не появлялся.
  Демид получил на синей линии изумительно хитрый пас от Валунникова, развернулся, рванул через правый край в зону соперника. Вдруг, стадион перевернулся, завертелся как в быстро крутящейся киноплёнке, лёд и купол поменялись местами, перед глазами пролетела клюшка, блеснули коньки...
  Глава 6
  Перерождение
  
  Демид очнулся от тихого бормотания. Кто-то ходил рядом и безостановочно говорил. Осторожно открыл глаза и прямо перед собой увидел бородатое лицо старичка-отельного.
  - У-у-у-у-фффф! - выдохнул он и вытер рукавом взмокший лоб. - Не бестолочь, но всё равно непутёвый. Говорили: смотри по сторонам! Нета жа. Тепереча вона как. Ну да, обошлось. Плечо вправил. Остальное заживёт. Чаво гляделками бегаешь? Руки-ноги на месте. На чуток вышел из себя, но я успел вернуть.
  - Куда вышел? - Демид сел на кровати, закутавшись в одеяло. Тело было послушно, практически нигде не болело. Плечо немного ныло, шея, затекла наверное. И всё. - Куда вернуть?
  Отельный сделал круг по комнате, заложив руки за спину. Было довольно забавно наблюдать за старичком маленького роста. На одном из кругов остановился напротив Демида, проницательно заглянул в глаза.
  - Дурень! И за шо тебе вторую жизнь подарили? Ну спас домового. Так ить случайно! Он бы и сам спасся. Тут чаво-то другое, а чаво никак в толк взять не могу, - он смешно почесал бороду. - Чаво молчишь?
  - А что говорить? Я не понял, куда меня вернули? - Демид пожал плечами.
  Старичок зажмурился, тяжело вздохнул.
  - Правду народ баить, если мозгов нет, то в тридевятом царстве не сыщешь. Тряханули тебя по-богатырски, шо дух чуть не вылетел. Пришлось тайные знанья применять. Вертать обратно. Не каждому, ох, далеко не каждому така честь даётся. О тебе ишь как заботются, прямо о младенце. Ну да ладнось, не моё эт дело. Значить, надобно так. Я ведь будущего не вижу, могу лишь предполагать, шо там буить. Утомил ты меня. Давненько я стоко слов зараз не говорил, - старичок вздохнул и сел на появившийся из ниоткуда маленький стульчик.
  - Я вот хотел ещё спросить, - замялся Демид. - Сколько вам лет?
  - Сколь есть, все мои, - устало отозвался старичок. - Забыл как меня зовут или не понял? Мне приятно когда по имени отчеству зовуть.
  Демид покраснел. Он постеснялся переспросить в прошлый раз и сейчас чувствовал некую вину.
  - Фома Лукич, - усмехнулся старичок. - Живу давненько на этой земле. Многие о нас не знають, не всем мы показываемся. Времена идуть, люди меняются, новые поколения теряють память прошлого. Им кажется, шо прошлое осталося в прошлом и нас давно ужа нет. Они ошибаются, а мы живём рядом с ними. Бывает шалим чуток, - он мечтательно улыбнулся. - Соскучился я по милым шалостям.
  - А как же язык? Здесь на другом языке говорят, не на русском.
  - Так ить мне без разницы кто как талдычит. Я всех понимаю. Сказать по ихнему не могу, а понять понимаю. Все языки от одного корня. Хватить болтать. Вертайся обратно. Нам нельзя людишек в потайной комнате долго держать. А то мало чего удумаете.
  Фома Лукич встал со стульчика, щёлкнул пальцами...
  
  Боль в плече была первой, что почувствовал Демид. А потом перед глазами пронеслись озадаченные, испуганные, озабоченные лица хоккеистов, судей, тренеров, врачей. Кто стоял, кто сидел, но все взгляды скрещивались на нём. Вздох облегчений прокатился от стоящих рядом куда-то дальше. Демиду показалось, что кто-то необыкновенно огромный утробно выдохнул с облегчением. Голова наполнилась какофонией звуков, в которых смех, радость, плачь и что-то такое, что проникло внутрь Демида. Сейчас мир вращался вокруг него. Весь стадион стоял и смотрел на него! Пусть и на огромном табло. На табло крупным планом на льду камера выхватывала Демида. Без каски, краг, бледного и ничего не понимающего, что происходит в округе. Но тысячи глаз были устремлены именно на него одного!
  Врач команды и ещё двое в штатском ошарашено смотрели на Демида, который начал вставать на колени. В их глазах одновременно читались страх, испуг, радость. Врач команды с наморщенным лбом выставил в сторону Демиду раскрытую ладонь, словно пытался защититься.
  Рядом с собой, на льду, Демид обнаружил носилки и сидящих на коленях, совершенно ничего не понимающих двух санитаров.
  И всё это пронеслось мгновенно. Мозг воспринял, но не успел переработать полученное. Кто-то подхватил его под руку, помог подняться и покатился с ним с скамейке запасных, чрезвычайно бережно поддерживая за руку и за талию.
  Хоккеисты расступались и провожали их взглядами, а некоторые катились рядом, готовые в любой момент помочь, поддержать. И что самое главное отметило сознание Демида, парни были из своей и чужой команды.
  Что случилось такого, что весь стадион встал и вскоре аплодисменты звучали под сводами ледового дворца настолько дружно, что казалось им предшествовала ни одна изнурительная репетиция.
  Только на скамейке, когда Демид сунули под нос флакончик с нашатырём, и реальность происходящего резко ворвалась в его сознание.
  Врач команды суетился рядом и требовал увести Демида в подтрибунное помещение. Озадаченные тренеры дали согласие. Но тут произошло то, что никто не ожидал. Демид оттолкнул руки врача.
  - Дмитрий Владимирович! Я хочу играть и могу играть! Почему меня хотят увести в раздевалку?
  Главный застыл в ступоре, глядя на Демида, словно впервые его увидел. Врач развёл руки в сторону.
  - Надо пройти медобследование, - проговорил главный и поднял взгляд на табло.
  Табло продолжало держать в центре внимания Демида.
  Врач опять засуетился, потянул за руку. Смущённый продолжительным вниманием, Демид, подчинился.
  И только в раздевалке холодный рассудок взял верх. Демид смотрел, как врач осторожно обращается с ним. Но то, что произошло до этого, всё ещё казалось нереальным, каким-то вымышленным, произошедшим не с ним, а возможно с его двойником.
  Демид сидел в трусах на стуле посреди раздевалки, рядом валялась хоккейная амуниция. Болело плечо. Движения не были скованы, но боль ощущалась.
  - Что там произошло? - спросил Демид, когда врач поднёс к его груди стетоскоп.
  Врач дёрнулся, словно обжёгся.
  - Если бы я ещё понимал, - буркнул он и очень осторожно повторно приложил стетоскоп.
  - И всё-таки?
  Врач отошёл от Демида на некоторое расстояние, помолчал. Почесал раскрытой пятернёй затылок.
  - Ёшки-трёшки, как это рассказывать? - процедил врач.
  Выражение "ёшки-трёшки" Демид слышал от него впервые. И озадаченность заданным вопросом возникла огромным вопросом в голове.
  - Ну, так, как-нибудь... хотелось бы понять...
  - Ты, - неуверенно начал врач, не зная куда деть руки. - Там. Тебя сбили. О борт. Короче... в общем... ты, как бы... того...ну... умер.
  Врач сказал и обессилев сел на стул, который жалостливо скрипнул.
  Демид переварил услышанное, обвёл взглядом комнату, остановился на бледном и растерянном лице врача.
  - Если я умер, то почему разговариваю с вами? - спросил Демид первое, что пришло на ум.
  Врач встрепенулся. Совершенно по-другому посмотрел на пациента.
  - Ты как себя чувствуешь? - вкрадчиво спросил он и подался всем телом вперёд.
  - Вполне, - ответил Демид. - Хоть сейчас на площадку. Я в полном поряде.
  - Угу, - угукнул чему-то своему врач. - Играть хочешь? Странно.
  - Что странного?
  Врач хотел ответить, но в этот момент в раздевалку начали заходить игроки. Их реакция на Демида тоже была непредсказуемой. Кто-то улыбался, и смело хлопал по плечу, кто-то с подозрением обходил его, но все с интересом наблюдали за его движениями.
  Сложилась ситуация, в которой Демид стал объектом всеобщего внимания. Причём почти в полной тишине. Вокруг сидели игроки, в дверях стояли тренеры, на стене тикали электронные ходики.
  - Что-то не так? - нарушил тишину Демид. - Я что-то сделал не то?
  - Как ты себя чувствуешь? - спросил главный тренер, глядя в сторону врача, но обращаясь явно к Демиду.
  - Хорошо. Готов играть.
  - Точно? - взгляд главного вперился во врача, который немного съёжился и будто уменьшился в размерах.
  - Готов играть, - твёрдо подтвердил Демид. - Немного, конечно, плечо, побаливает. Но обычный ушиб меня не остановит.
  Главный распорядился провериться в местной медсанчасти, и если всё в порядке, то готовиться к третьему периоду.
  Демид немного удивился, как в этом мире всё просто, но когда прошёл осмотр, то изменил своё мнение. В спортивных медсанчастях всё было поставлено на высшем уровне. Всего три прибора, которые полностью определяют твоё здоровье, твоё самочувствие и готовность к играм. Так что на третий период Демид вышел в составе команды.
  Главный подумал, что счёт 4:0 приемлем, поэтому решил немного поберечь лидеров и дать поиграть побольше тем, у кого мало игрового времени, а именно молодёжи.
  - Я - тоже молодёжь! - высказался недовольно Демид.
  Главный и второй тренер посмотрели на него одновременно, словно увидели впервые. Так категорично Демид ещё не разговаривал. Потом переглянулись между собой.
  Первую половину третьего периода играли три пятёрки. В которых сменялись в составе молодёжь. Ветераны сидели на скамейке запасных и наблюдали за игрой, изредка разбавляя уставшие пятёрки на площадке. При счёте 4:3 главный несколько раз смотрел в сторону Демида, но сразу отворачивался. И только во второй половине периода он дал Демиду возможность выйти на лёд.
  Такого воодушевления и лёгкости не было давно. Мало того, что трибуны приветствовали его появление на площадке бурными овациями, так и диктор по стадиону восхищался мужеством советского игрока, а на табло крутили нарезки из игр с участием Демида.
  Розыгрыш шайбы. Демид уверенно выиграл каучуковый снаряд, отпасовал на Доброславова и рванул к воротам канадцев. Шайба догнала почти на синей линии при входе в зону. Каким чутьём он выловил её, находясь спиной и не видя момента паса, Демид не смог бы объяснить и сам себе. Изящное движение в сторону и один из защитников отыгран. Второй выставил клюшку стараясь выбить шайбу с крюка, но Демид заложил вираж и крутанулся вокруг своей оси. Защитник оказался за спиной. Вратарь выкатился навстречу. Демид размахнулся и щёлкнул. Звон штанги пролетел по затихшему стадиону. Шайба досталась кому-то из болельщиков на трибунах. Радостное лицо с расплывшемся под глазом синяком и спортивным подарком в вытянутой руке уловили видеокамеры. Счастливчик увидел себя на табло, заулыбался и заплакал одновременно.
  Демид проехал за воротами, поправляя шлем, и пытаясь понять, что произошло. Почему шайба сместилась в сторону и попала в штангу. Выцеливал дальний угол. Что ж, бывает.
  В следующей атаке Демид подставил клюшку под бросок партнёра. Шайба изменила направление, пролетела над плечом вратаря и должна была опуститься в ворота, но каким-то чудесным образом полетела выше. Демид покачал головой и бросился за шайбой. Подобрал, увернулся от силового приёма, развернулся, бросил с острого угла в незащищённый угол. Но шайба внезапно опять пошла выше. Чиркнула по перекладине и перелетела через защитное стекло. Демид скептически оценил сейв вратаря, о котором кричал захлёбываясь от радости диктор. Вратарь не успевал перекрыть угол, Демид видел это прекрасно, шайба должна была влететь под перекладину. Она, кстати, туда и летела.
  После пересменки, когда Демид опять вышел на лёд, шайба после броска Валунникова в упор тоже ушла выше ворот. Канадцы просели. Главный начал выпускать вместо уставшей молодёжи ветеранов. Хозяева практически не выходили из своей зоны. И даже если выбросят шайбу, бегут меняться, а не за ней.
  "Сибирь" нанесла по воротам хитменов сорок четыре броска за третий период! Но забросить не смогли. Диктор прославлял канадского чудо-вратаря, отразившего неимоверное количество бросков.
  Демид уже понял, что дело тут не чисто. Ответить на этот вопрос мог только Фома Лукич.
  Вечером прошло собрание команды. Главный тренер прошёлся горячим словом по всем игрокам без исключения.
  - Кто будет забивать? Какие моменты запороли! В некоторых забить проще, чем не забить! А вы что творили?
  - У них вратарь кураж поймал! - крикнул кто-то. - Попробуй забей!
  - А где ваш кураж?! Где?! - повысил голос главный. - Это канадцы, но это пацаны, которые выдохлись напрочь к концовке. Выдохлись! А вы забить не смогли! Один только Расщепин мог довести личный счёт до десяти шайб! А он не забил. Вы провалили третий период. Как вы думаете, почему никто из вас не играет в сборной страны? Да потому что слабаки! Как можно было умудриться не забросить ни одной шайбы в третьем периоде? Как? Даже если вратарь соперника на кураже, поймал свою игру. Пусть. Но почему не реализовывали розыгрыш лишнего? Вы же отрезали канадцев! Выкатывались два в одного! Три в одного! Почему вратаря не уложили и не завели тогда шайбу за линию ворот? Головой кто будет думать? Пушкин? Если и завтра вы будете так играть, то перетасую состав по полной. Расщепин, новый контракт подписал?
  - Нет ещё.
  - Пока новый контракт не подписан - ты игрок нашей команды! Если ты профессионал, то попрошу выкладываться на все сто десять процентов. Ясно?
  Демид кивнул.
  - Сейчас небольшая политинформация. Представитель посольства прочтёт лекцию о вреде алкоголя в жизни и спорте. Никому не расходиться!
  Монотонный голос представителя усыплял. Демид ничего не мог уловить и понять. Всю лекцию пришлось бороться со сном.
  Уже в номере Валунников задал вопрос, который его мучил, похоже с того самого момента в игре, когда протаранили Демида.
  - Что ты видел? Что ты испытал? Ты же там, на льду, вроде как умер...
  Демид изучающим взглядом посмотрел на друга. На его лице читался интерес и не было никакого подкола. Первоначальное желание было просто отшутиться.
  - Знаешь, Юр, я не знаю, что и как там произошло. Я продолжал жить, думать, чувствовать. Я не умер. Это вам всем так показалось.
  - Врач щупал пульс. Сказал, что остановилось сердце... Я сидел рядом с тобой. Я слышал все слова...
  - Возможно, остановилось тогда, но ведь запустилось! И сейчас бьётся. Или ты поверить не можешь, что я живой?
  - Дёмка, я там, на льду перепугался за тебя. Такая махина въехала на всей скорости. Это даже не каток, а что-то большее, - Валунников попытался руками изобразить это что-то большее, но так и не смог. - Что-то мощное, огромное...
  Демид рассмеялся. Валунников несколько секунд смотрел на него, а потом присоединился своим гогочущим смехом.
  
  В раздевалке разговаривали шёпотом. Главный тренер что-то обсуждал с организаторами, которые пришли в самый неподходящий момент. Игроки постарались сильно не шуметь. Каждый всегда настраивался на игру по-своему.
  Демид закрыл глаза. Перед ним внезапно возникла Полина. Сердце ёкнуло. Это была Полина из того, прошлого мира. Озорная, улыбчивая...
  - Всем внимание на меня! - вырвал из грёз голос главного тренера. - Напоминаю, что игра товарищеская. У нас скоро старт чемпионата страны. Мне важно подготовить из вас хороший, боеспособный коллектив. Мне важно, чтобы вы понимали своих партнёров по звеньям с полунамёка, чувствовали друг друга. Чтобы вы играли эффективно, а не как вчера транжирили момент за моментом. Мне важно, чтобы вы сражались, бились, рвали соперника и метали. Но мне так же важно, чтобы вы все были здоровы к первой официальной игре. Поэтому, - главный помолчал. - Я не призываю вас беречь себя. Я призываю вас ответственно отнестись к своему здоровью. От вашего здоровья может зависеть судьба всей команды. Отнеситесь к игре как профессионалы. А вы и есть профессионалы. Играем!
  Главный сунул одну руку в карман брюк, ладонью второй руки обнял подбородок, бросил внимательный взгляд на игроков, смотрящих на него. Медленно развернулся и вышел из раздевалки.
  Канадские профессионалы "Калгари Флеймз" на первых минутах приглядывались к игре и манере советских хоккеистов. Хотя они наверняка смотрели предыдущие матчи и разбирали их. Но в самом начале игры канадцы не рванули штурмовать ворота "Сибири", что было не свойственно командам североамериканской лиги. В прошлом сезоне "Калгари" стали финалистами Кубка Стэнли и проиграли в седьмой игре из-за травмы основного вратаря, которого сменил молодой вратарь, вызванный из фарм-клуба. До этого во второй встрече финальной серии был травмирован второй вратарь. Юный голкипер не справился со сверхзадачей, но очень старался. Канадская команда укрепилась новым опытным вратарём и по одному игроку в линию защиты и нападения. Тренеру удалось сохранить костяк прошлогодней команды и в этом сезоне они нацелились на Кубок Стэнли.
  Соперник для "Сибири" более чем серьёзный.
  Демид понимал, что от его сегодняшней игры может зависеть и сумма первоначального контракта. Посему надо подать товар лицом. Как только он осознал это, проявилось волнение. Какая-то внутренняя лихорадочная дрожь.
  Первый выход на площадку. Шайба до Демида практически не доходила, если доходила, то соперники успевали накрыть во время приёма. Да и весь первый период прошёл в силовой спортивной борьбе, не грубой и без удалений. Под занавес первой двадцатиминутки в ворота сибиряков влетела шайба после дальнего броска защитника. Не успели накрыть, упустили.
  Второй период начался с холодного душа. За первые три минуты две пропущенные шайбы. Главный стиснул челюсти. То, о чём он предупреждал ребят в перерыве, уже случилось. Не услышали.
  Первая пятёрка сумела организовать один гол, но канадцы ответили двумя. 1:5 - это разгром. И лишь перед самым перерывом всё той же первой пятёрке удалось затолкать шайбу в ворота. Команды ушли на перерыв.
  Главный не стал много говорить. Вышел на середину, и не глядя ни на кого, произнёс:
  - Вы профессионалы. И вы знаете что делать.
  Развернулся и вышел из раздевалки. Воцарилась полная тишина.
  Третий период начался опять с пропущенной шайбы. Поражение можно объяснить любыми причинами. Игра на следующий день после игры, не успели восстановиться. Канадская команда на две головы выше, в которой собраны классные игроки со всего мира. И так далее и тому подобное. Но так повелось, что команды из СССР всегда играли только на победу. И проигрыш проигрышу рознь.
  После пропущенной шайбы взыграло честолюбие. Сначала первая пятёрка забросила свою третью шайбу в матче, и счёт стал 3:6, а затем слово взял Демид.
  Пас вышел неловким и неудобным, но Валунников исхитрился, обработал шайбу, увидел набирающего ход Демида, и прокинул снаряд между ног канадца, обрезая ещё двух игроков. Демид подхватил шайбу в зоне соперника, показал, что пойдёт влево на фланг, а сам резко переложил тело и двинулся по центру. Сделал один замах, защитник лёг под шайбу, второй замах, вратарь сел на колени, третий замах, но это был не бросок, а издевательский подкид, после которого шайба опустилась в ворота за спиной голкипера.
  После заброшенной шайбы Демид ощутил, что внутренняя дрожь наконец-то исчезла, испарилась, словно её никогда и не было. На её месте бесновалась радость от гола, и жгло безумное желание выиграть матч.
  Вторую свою шайбу в игре Демид сотворил сам. В меньшинстве, когда оборонялись вчетвером против пяти, ему удалось перехватить пас между защитниками, уйти от силового приёма и выкатиться на рандеву с голкипером. Пара обманных финтов и бросок. Не сильный, но над левым плечом вратаря, который отреагировал поднятием плеча вверх, но этого оказалось мало. 5:6. Разрыв в счёте доведён до минимума. Казалось, ещё немного поднажать и счёт станет равным. Но, увы. Счёт на табло не изменился до конца встречи.
  Настроение не было таким подавленным, как после первых двух периодов, но неприятный осадок остался. Главный поблагодарил всех за последнюю игру, за все игры в турне, и сказал, что самолёт сегодня в ночь. Летят все, кроме Демида.
  - Желаю подписать достойный контракт и заиграть на высоком уровне. У тебя должно получиться. Если не подпишешь контракт, то буду рад видеть тебя в "Сибири".
  
  Ребята уехали. Попрощались со всеми довольно тепло. Пожали руки, обнялись, пожелали удачи. Демид долго сидел в номере у окна, смотрел на улицу, на чужую страну, и ему опять привиделась Полина из прошлой жизни.
  - Замечталси? - Демид вздрогнул от хриплого голоса.
  - Фома Лукич! У меня так сердце может остановиться! Не пугай так больше!
  - Уже останавливалось, - буркнул он, располагаясь на своём переносном стульчике. - Скучаешь?
  - Скучаю, - кивнул Демид.
  - Ну-ну, - мотнул головой Фома Лукич. - Скучай. Привет тебе от стадионного. Ты ему так и не удосужился забить.
  Демид сосредоточенно посмотрел на старичка, который хитро улыбался.
  - Постой, - Демид даже встал на ноги от волнения и догадки. - Ты хочешь сказать, что в воротах у хитменов стоял стадионный?
  - Угу, - Фома Лукич залился смехом.
  - Тогда понятно, почему шайбы меняли направление в последний момент. И зачем это было ему нужно?
  - Так вы бы нашвыряли с десяток, а так шщёт приемлимовый.
  - Но это же не честно!
  Фома Лукич рассмеялся.
  - Та тожа игра! Он вота тожа захотел поиграть.
  - В официальных играх он тоже так играет? - нахмурился Демид.
  - Не-а, да ты охолонь. Мы чаво не понимаем чай? Дружецкую игрушку от других игрушек отличаем. Ты мне чаво скажи. Тута останешься, али в другу команду поедешь?
  - А что?
  - Так, это, - Фома Лукич почесал маленькой пятернёй затылок. - Ты хотя и непутёвый, но поговорить с тобой можно... оставайся!
  Демид застыл от такого неожиданного пожелания. Фома Лукич сидел на своём стульчике, обхватив руками колени, и смотрел на него своими тёмными блестящими глазками...
  
  Глава 7
  Ход конём
  
  Крейн сидел в кресле, потягивал кока-колу через трубочку. Мохнатые брови сошлись вместе и представляли собой одно целое. Он вёл себя так, словно провернул очень сложное, но денежное дело. Губы то и дело расплывались в улыбке. Довольство выпирало из него.
  Демид сидел, поджав губы. Он рассчитывал и строил планы на то, что Крейн договориться с "Монреалем Канадиенс" или "Тампой". Но тот согласовал условия с "Калгари Флеймз", с командой с богатой в прошлом историей. Но всё это было в прошлом. Сейчас "Монреаль" прозябал уже три года кряду в самом низу североамериканского хоккея и предпосылок для того, что команда начнёт хорошо выступать, не было никаких. От слова вообще. В команде не осталось лидеров. Тренеров меняют чаще, чем перчатки. Руководству по большому счёту на сегодняшний день плевать на команду. Хорошо ещё хоть зарплата выдаётся вовремя и без задержек.
  - Вольф, я, конечно, понимаю, что ты разбираешься намного лучше меня в хоккее, в смысле, куда игрока пристроить, в какую команду. Но сейчас у меня столько вопросов, что тебе просто необходимо на них ответить, - Демид был зол, его чаяния не оправдались, но он сдерживался.
  Крейн смотрел на него и улыбался.
  - Хоккейная политика агентов не всякому понятна. Но у меня, в отличие от многих агентов, есть предчувствие, которое никогда, слышишь, никогда меня не подводило.
  - Я хочу выиграть Кубок Стэнли!
  - Отличное желание! Только для этого придётся немного потрудиться. И я убеждён, что даже в этом сезоне ты можешь выиграть заветный кубок, - хитрое лицо Крейна выражало самодовольство.
  - И как я с такой командой завоюю кубок? Это даже командой сложно назвать! В команде игроки, которых списали другие клубы по возрасту, которые доигрывают свой век. И молодёжь, у которых на всех взятых едва ли полный сезон в НХЛ наберётся! И ты говоришь, что это очень выгодная сделка? И ещё что завоевать могу кубок в этом сезоне? Бред, Вольф! Полный бред!
  Крейн слушал Демида и ещё больше убеждался в своём правильном выборе.
  - Сейчас ты можешь сотрясать воздух громкими заявлениями, но я же просил тебя довериться мне? Я всё сделаю. Не торопись. Я в хоккее уже...короче и не сосчитать так запросто. Я знаю, что я делаю. И ты будешь обладателем кубка. Но в одном случае, - Крейн умолк, потягивая напиток.
  - И что это за случай?
  - Полное доверие. Полное, Демид! Вот моё честное слово, что я не кину тебя. Ни при каких обстоятельствах. Но и ты дай честное слово. Слово на слово, что будешь играть в каждой игре так, будто это твоя последняя игра в жизни. Твой последний бой. Даёшь слово?
  Демид выпрямился, встал, прошёлся по комнате.
  - Я согласен, - тихо сказал он. - Я доверяю твоему опыту, Вольф. Вот моя рука.
  
  Атмосфера в команде была далека от идеала. Игроки разбились на группы по интересам и каждая из них после представления, попыталась вовлечь Демида. Ветераны, хоть и находились в разных группах, верховодили в команде сообща. Группы молодёжи отдельно, группы ветеранов отдельно. Через некоторое время Демид понял, что лидеры всё-таки есть, только вне площадки, неформальные. Они и определяли игру команды, атмосферу и всё остальное. Главный тренер даже на тренировки не появлялся. Да и полноценными тренировками обычные двухстронки на льду назвать трудно. Это напомнило дворовую команду из детства. Полный разброд и шатание.
  Демид после первой тренировки остался на площадке, решил побросать по воротам. Один из помощников свесил на него уборку инвентаря и помещения раздевалки. Сначала Демид не мог понять, что тот от него хочет, но один из молодых игроков, словак, перевёл ему.
  - Откуда русский знаешь? - спросил Демид, стоящего за бортиком игрока, который уже переоделся в спортивный костюм.
  - У меня мама русская, - улыбнулся тот. - Олимпийская чемпионка по биатлону.
  Демид подъехал к бортику и протянул руку.
  - Демид, можно Дёма. Демид Расщепин.
  - Святозар. Можно просто Зар. Святозар Радович.
  Они с чувством пожали друг другу руки.
  - Английский учи быстрей, иначе сложно придётся во всех планах. Я смотрю ты броски отрабатываешь?
  - Хочу бросать так, как Овечкин. Найти свою точку.
  - У нас, кстати, первая игра с "Вашингтоном" будет. Так что встретишься со своим кумиром на площадке.
  - Здорово! А тебе хватает этих тренировок в команде?
  - Нет, конечно. Я в спортзал хожу вечерами. С железом занимаюсь. У нас тут есть зал, но ветераны заставят тебя пупок надорвать. Так что хожу отдельно.
  - А ты в какой группе?
  - Да ну их. Ни в какой. Сам по себе. Устроились на тёплом месте. Сами не играют и другим не дают. Ладно. Бывай. Свидимся. Мне в тренажёрку уже надо бежать.
  - Ты вообще прекрасно говоришь по-русски! - крикнул вдогонку Демид.
  Святозар, не оборачиваясь, поднял руку, сообщая, что слышал.
  Сделав ещё несколько бросков, Демид принялся собирать шайбы в специальную сетку. За этим занятием его застал небольшого роста мужчина в тёмном костюме и с короткой причёской. Он по-хозяйски прошёл вдоль бортика, не отрывая взгляда от Демида. Остановился напротив, облокотился на край борта.
  Демид краем глаза следил за ним, и когда собрал шайбы, подъехал к нему.
  Разговора не получилось, мужчина по-русски не понимал, Демид по-английски. Что-то помахали друг другу руками и разошлись.
  Демид отправился в раздевалку, в которой было наплёвано, раскиданы бинты, какие-то обрывки непонятно чего. Вздохнул и принялся за уборку. Так было заведено. Кто последний, тот прибирает за всех. Когда уборка подходила к концу, в раздевалку заглянул всё тот же мужчина и удивлённо несколько секунд наблюдал за Демидом. Покачал головой и ушёл.
  
  Утренняя тренировка началась с сюрприза. Команде представили нового тренера, имя которого ничего не говорило Демиду, но он узнал в нём вчерашнего мужчину. После небольшого разговора с командой, началась тренировка.
  Альберт Спинкс, так звали нового главного тренера, доверил проведение разминки второму тренеру Адаму Павлинскому, поляку по национальности и работавшему с ним в прошлой команде. Адам знал, что необходимо сделать, и заставил игроков заниматься странными упражнениями на льду, после которых некоторые ветераны взбунтовались.
  Альберт молча выслушал, что-то отметил в блокноте, кивнул Адаму. Тот изменил упражнения. Теперь каждый вёл шайбу от своих ворот на скорость и бросал по воротам. Причём игроки бежали друг за другом, и порой мешали друг другу. Бросали шайбу, подбирали и опять в очередь. На месте стоять было нельзя. Команда должна постоянно быть в движении. Главный что-то продолжал фиксировать в блокноте. Было ещё несколько упражнений, после которых лёд покинули четыре ветерана, игроки первого звена. Альберт опять промолчал, лишь проводил их долгим взглядом.
  Два часа изнурительной тренировки закончены, но главный тренер не торопился отпускать игроков. Несколько минут он стоял напротив них, словно собирался с мыслями.
  - Кому не нравятся мои тренировки, не держу, можете уходить. Кто не хочет играть под моим руководством могут быть свободны. Кто не готов к новому распорядку и требованиям, можете считать себя вне команды, - коуч обвёл долгим взглядом всех игроков. - Я выразился понятно? Надеюсь, что все сделают выводы. Я придерживаюсь методики тренировок великого советского тренера Тарасова. И сразу предупреждаю, что поблажек не будет никому.
  Святозар перевёл фразу о Тарасове. Демид сразу бросил оценивающий взгляд на тренера.
  "Тарасов, Анатолий Тарасов. Насколько помню, это был жёсткий тренер на заре советского хоккея. Но именно с ним связано становление канадского хоккея в СССР и первые победы на международной арене. Вот только хорошо это для меня или не очень?"
  Следующая тренировка была после обеда. Отрабатывали технику владения шайбой, броски по воротам, пасы. Упражнения выполнялись как индивидуально, так и в паре. Пары назначал сам Спинкс. Он ходил вдоль бортика всё время подсказывал игрокам и продолжал что-то писать в своём блокноте. На этой тренировки не оказалось тех четверых ветеранов, которые самовольно покинули лёд утром. И никто из игроков о них не спрашивал. Оставшиеся ветераны поубавили свой пыл и пытались выполнять упражнения тренера на совесть. Проблема была в том, что лишний вес у многих и расслабленность нескольких месяцев давали о себе знать.
  Никого в команде не ругали, никому ни на что не указывали. Многих пугала неизвестность. Что будет дальше?
  На вечерней тренировке прошла первая двухсторонка. Демид оказался в пятёрке с ветеранами. После двух выходов на лёд, Спинкс перемешал составы. И так он делал за всё время тренировки. Ничего не говорил игрокам, но продолжал записывать что-то в блокнот.
  На утренней тренировке недосчитались нескольких игроков. Святозар шепнул Демиду, что тренер вызывал их вечером и долго с ними беседовал.
  Состав команды значительно уменьшился и набирался всего на три пятёрки. Старт чемпионата уже не за горами. Лицо Спинкса выражало полную безмятежность, что породило в команде слухи о том, что новый тренер не разбирается в хоккее. Ведь клубами НХЛ он никогда не руководил, и большую часть своей тренерской карьеры провёл в Европе.
  Слухи слухами, а послеобеденная тренировка началась со знакомства с игроками с низших лиг, которые подписали контракт с "Калгари".
  Сергей Бушуев, правый нападающий, девятнадцати лет, первым делом подъехал к Демиду и пожал руку. Сергей играл против "Сибири" за "Калгари Хитмен". Тогда познакомиться не удалось, а теперь они оказались в одной команде.
  Спинкс провёл тренировку на обводку, на взаимопонимание игроков, продолжая записывать понятное только ему в блокнот.
  На вечерней тренировке он объявил составы пятёрок.
  - Первая. Пока, первая. Доббс - Трещински - Кларк, в защите Янг и Спайс. Вторая: Радович - Расщепин - Бушуев. Третья...
  Святозар лучезарно улыбался.
  - Я почему-то ещё вчера знал, что мы будем в одном звене, - зашептал он Демиду. - У меня вообще предчувствие такое, что мы всех порвём!
  Демид улыбнулся в ответ.
  - Надо на Сергея посмотреть, если сработаемся, то точно всех порвём.
  Теперь составы пятёрок не менялись и играли друг против друга. Спинкс продолжал следить за всеми и что-то помечать в блокноте. Его поведение изменилось, он чаще стал подсказывать игрокам, где они недорабатывают и что нужно сделать, чтобы выправить то-то или то-то. Сейчас он успевал всё. Дать указание игрокам и тренерам, показать, как надо делать правильно какое-нибудь упражнение, дать совет. И всё время продолжал делать пометки в своём неизменном блокноте. От него шла неимоверная мощная энергия, которой хватало на весь состав команды. Он заряжал этой энергией. Демиду хотелось играть. Он ощущал себя словно у него за спиной крылья. Неимоверная лёгкость и желание отдаваться игре полностью, без остатка.
  Демид попробовал вспомнить хоккеиста Бушуева из прошлого мира и не смог, такого игрока, с таким именем, не вспоминалось. Состав "Флеймз" Демид немного помнил, но из состава команды "Калгари" того мира, никого в этом составе сейчас не было. Как и Радовича. А это значило только одно, что история здесь идёт своим путём. Кто-то добился высот и здесь и там, а кто-то считавшийся легендой там, никак не проявил себя здесь.
  
  Первая игра сезона. Как долго ждал её Демид. Ждал и боялся перегореть. Он не думал о том, как он сыграет, как воспримут его зрители, как оценит игру тренер. Ему просто хотелось играть.
  Соперник серьёзный - "Тампа Бэй", молнии. Команда, которая очень активно пыталась заманить в свои ряды Демида и боролась до последнего. И вот теперь ему придётся выйти против одной из самых амбициозных команд в НХЛ. В составе которой блистает Никита Кучеров.
  В ушах Демида звучала фраза, которую сказал на вечерней тренировке Спинкс: когда необходимо, то не бойтесь взять инициативу на себя. Страхуйте партнёра, защищайте свои ворота всем, чем можете. Главное - не пропустить, а забить вы всегда сумеете.
  Первая смена пролетела незаметно. Сердце стучало бешено, руки подрагивали. Ошибок допущено множество.
  Спинкс на скамейке запасных подошёл сзади, положил руку на плечо, потряс немного Демида, и вся дрожь исчезла.
  Вторая смена стала кошмаром для "Тампы".
  Комментатор прыгал в своей кабинке от радости, комментируя действия игроков на площадке.
  - На вбрасывании у хозяев новичок команды центральный нападающий Демид Расщепин, перешедший в стан "Калгари" накануне старта лиги. Надо сказать, что за этого игрока развернулась не шуточная борьба между несколькими клубами. Но игрок выбрал "Флеймз", что, по моему мнению, довольно странное решение. "Калгари" вряд ли будет бороться в этом сезоне за кубок, и вообще вопрос, сумеет ли добраться до зоны плей-офф. Всё внимание на площадку. Вбрасывание. Шайбу выиграл Расщепин, откинул назад на Тортье. Тот смотрит по сторонам и возвращает её Расщепину. Слева открывается Радович, справа ждёт передачу Бушуев. Что делает Расщепин? Он щёлкает из центрального круга по воротам "Тампы"! Где шайба? Судья поднимает руку, за воротами загорается красный свет. Гол? Невероятно! Гол! Вратарь "Тампы" выглядит обескураженным, впрочем, как и вся скамейка запасных молний вместе с тренером. Вот вам и новичок! Похоже, что все команды НХЛ неспроста добивались с ним контракта. Пятёрка гостей сменилась, а хозяева остались в прежнем сочетании. Спинкс отдаёт какие-то распоряжения Радовичу, тот меняется с Расщепиным в кругу вбрасывания. Интересно, что задумал Спинкс? Радович выигрывает шайбу, отдаёт назад, в этот раз другой защитник получает пас - Стив Стофман. Он откатывается за ворота, переправляет шайбу на Тортье, тот находит пасом Расщепина. Сразу два игрока молний пытаются накрыть русского нападающего перед своей зоной. Расщепин умудряется сделать пас на Радовича, который врывается по правому флангу, оставляет не удел своего визави и простреливает вдоль ворот. Шайба у Бушуева. Размах! Бросок! Нет! Он откинул шайбу на летящего к воротам Расщепина! Щелчок и за спиной вратаря заколыхалась сетка! Гол! 2:0 в пользу хозяев! Меньше минуты понадобилось этим ребятам, чтобы забросить две шайбы! Чем ответят молнии? Найдут они возможности нейтрализовать эту неугомонную тройку? Игра продолжается, на площадку выходят первые пятёрки...
  Партнёры улыбались, хлопали Демида по спине. Спинкс поздравил с первыми заброшенными шайбами в НХЛ. Игра шла, получалась. Боевой настрой вырос. Дебют, уже можно было сказать, состоялся. Соперники сумели всё-таки собраться и к концу первого периода отквитали одну шайбу. На перерыв команды ушли с минимальным преимуществом огоньков.
  Второй период ознаменовался сольным проходом Демида и голом в первой пятиминутке. Радович поборолся в своей зоне, выцарапал шайбу у соперника и сумел отдать пас в разрез, оставив отрезанными сразу четверых игроков "Тампы".
  Демид, словно знал, куда пойдёт пас, набрал скорость, получил шайбу на самой синей линии, на замахе уложил на лёд последнего защитника, переложил каучуковый диск слева направо несколько раз и бросил. В открытый верхний левый угол ворот. Мозг просчитал в мгновение смещение вратаря в ближний угол. Шансов на спасение не было. 3:1!
  Первая игра и первый хет-трик! Такое не каждому по плечу.
  - Расщепин! - кричал комментатор, стоя на ногах. - Третью шайбу забрасывает русский вундеркинд! Похоже, что этот розыгрыш кубка будет очень интересным! Три броска - три гола! Потрясающая результативность! Против пятёрки Расщепина начала выходить первая пятёрка молний. Тренер "Тампы" решил действовать против них своей главной ударной силой. Что же, посмотрим, что из этого получится!
  А получилась ещё одна шайба, которую забросила первая пятёрка огоньков. Счёт перед началом третьего периода был уже неприличным: 4:1.
  Демид не помнил перерывы между периодами, он жил хоккеем. На площадке реальностью, в раздевалке - прокруткой различных моментов из игры. Он не слышал установок, которые делал тренер, он их принимал. Как и через что вряд ли кто даст ответ. Спинкс и Демид оказались на одной волне. Им стоило переброситься фразами на разных языках, но оба понимали друг друга. Также партнёры по звену чувствовали Демида на площадке, давая пас почти не глядя. Редкое и изумительное качество.
  - На площадке опять пятёрка Расщепина. Главный тренер огоньков доверяет ребятам как никому другому. В этой игре они блистают так, словно всю жизнь играли вместе. А ведь пятёрка впервые проводит матч в таком составе! А какое понимание друг друга! Потрясающе! - кричал взахлёб канадский комментатор. - С этой пятёркой можно сравнить только советскую легендарную пятёрку: Крутов - Ларионов - Макаров - Касатонов - Фетисов! Они не уступают им в сыгранности, скорости, молниеносности решений. Это, друзья, хоккей! Настоящий хоккей! Давайте ещё раз назовём их имена. Центральный нападающий Демид Расщепин - Советский Союз, левый фланг Святозар Радович - Словакия, правый фланг Сергей Бушуев - Советский Союз. Пара защитников: Жан Тротье - Франция и Стив Стофман - Канада. Надо запомнить эти имена. Думаю, что мы ещё не раз будем слышать о них в этом сезоне. Новому тренеру "Калгари" удалось за очень короткий срок сколотить прекрасную боеспособную команду. Браво, Спинкс!
  Молнии отыграли ещё одну шайбу, отличился в большинстве Никита Кучеров. Но феерия первой игры ещё не завершилась. В середине третьего периода Расщепин оказался на правом фланге, партнёры закрыты. Перед ним игрок молний, на пятачке Радович, который прикрыт.
  Демид зацепился взглядом за клюшку защитника, ведущего борьбу с Радовичем. Крюк направлен точно в "домик" вратарю. Решение созрело мгновенно. Бросок. Вратарь делает движение в сторону пролетающего вдоль ворот спортивного снаряда, и открывает небольшую щелочку между щитками и своей клюшкой. Шайба ударяется о клюшку защитника, резко меняет направление и проскальзывает между ног голкипера. Тот запоздало падает на колени, а шайба уже красуется за линией ворот. 5:2!
  На табло прокручивают момент гола, а судьи решают на кого записать результативные действия. После просмотра видео повтора гол записывают на счёт Расщепина.
  - Вау! Вау! Вау! - кричал комментатор, чуть не вырывая встроенный в стол микрофон. - Это не случайный гол! Это - шедевр! Расщепин заставил защитника молний забить гол в свои ворота! Он просто использовал его как бортик для рикошета! Вот это старт сезона! Вот это игра! Похоже, что мы присутствуем на игре, на которой взошла новая хоккейная звезда! Я не помню такой яркой игры огоньков за последние три года. Мы уже привыкли, что команда прозябает внизу турнирной таблицы. Что сделал с командой Спинкс? Что такое он мог им сказать?
  Концовка третьего периода прошла под диктовку гостей. Молнии не желали сдаваться так просто. Третью шайбу сумели протолкнуть с пятачка и сократить счёт в матче, но опять вмешался Расщепин. Тренер впервые выпустил его в меньшинстве и не прогадал.
  "Тампа" сняла вратаря, и на площадку вышел шестой полевой игрок. Огоньки оказались заперты в своей зоне. Вратарь крутился в воротах, показывая всё своё мастерство. И тут произошёл эпизод, который поставил точку в этой фееричной встрече.
  Бросок защитника Демид принял на себя. Бросок оказался достаточно мощным. Левая рука повисла плетью, появилась сильная боль чуть выше локтя, не спасла амуниция. Шайба упала к ногам. Демид, превозмогая боль, одной рукой совладал с клюшкой и катнул её из своей зоны. Дальше произошло чудо. Защитник гостей спокойно успевал к шайбе, но неожиданно запнулся, и клюшка прошла мимо диска. Второй защитник, уверенный, что партнёр шайбу достанет, не подстраховал, хотя и мог. Гол!
  - Это невозможно! Расщепин делает на льду всё, что пожелает! И соперники ему не помеха! Так может потусторонняя сила сегодня помогает молодому центру огоньков? Что ещё можно подумать, когда защитник гостей спотыкается на ровном месте и пропускает шайбу в ворота? Так быть не должно! Но гол есть гол! Трибуны аплодируют первой звезде встречи Демиду Расщепину! Пять голов в одной игре! Подумать только! Пять голов в своей первой игре в Национальной Хоккейной Лиге! Я, друзья, такого не припомню в истории лиги. В стартовой игре! Пять голов!
  Комментатор уже охрип, выкрикивая похвалы в адрес Расщепина, команды, Спинкса. Феерия матча завершилась награждением Демида, как лучшего игрока встречи.
  На послематчевой конференции Спинкс вёл себя сдержанно и больше говорил обо всей команде, чем о герое встречи.
  А Демид в раздевалке никак не мог вырваться из дружеских объятий партнёров по команде. Каждый хотел пожать руку или просто прикоснуться к удачливому и талантливому нападающему. Даже ветераны не выдержали и выразили своё признание.
  Боль не ощущалась, пока не прошло радостное возбуждение.
  Врач команды осмотрел место попадания шайбы и определил сильный ушиб. Если бы не амуниция, то могла быть и трещина. Но рентген показал, что кость здорова.
  Ехать от стадиона до базы не так далеко, но Демид умудрился уснуть...
  
  Глава 8
  Путь к звёздам
  
  Дни, игры, месяцы, встречи, тренировки слились в один непрекращающийся поток. Демид оказался в круговерти событий, когда некогда было подумать о чём-то другом, кроме хоккея. Жажда игры не отпускала его, держала крепко. Свободное время - книги о хоккее или просмотр игр НХЛ, сборных. Всё теперь крутилось вокруг хоккея.
  С момента феерического дебюта, повержены "Флорида", "Вегас", "Аризона", "Коламбус", "Виннипег", "Айлендерс" и в каждой игре Расщепин набирал очки. Его пятёрка стала в команде первой. Соперники не знали как нейтрализовать "Русский торнадо". Имя Демида не сходило с полос газет, комментаторы начинали говорить о составах команд с его имени, болельщики приходили на игры в свитерах с его именем и скандировали его имя на протяжении всего матча. Бешеная популярность.
  Демид был занят игрой и словно не замечал всего этого. Хоккей заслонял всё.
  В гости к "Рейнджерс" команда приехала с солидным багажом побед и приличным очковым запасом. В предматчевом интервью Спинкс говорил о команде в целом, особо не выделяя кого-либо из игроков. Настырные журналисты требовали от него пару слов о "Русском торнадо" и тому приходилось, в какой уже раз, всё сводить к сплочённости в команде.
  - Почему не говорите о Расщепине? Команда командой, но остриё команды - Расщепин? Не так ли?
  Спинкс улыбался, поднимал руки, говорил - сдаюсь, и начинал говорить о первой пятёрке.
  - Вы старательно избегаете говорить о "Русском торнадо"! Почему?
  - Господа, на после матчевом брифинге у вас будет возможность поговорить с кем-то из игроков. Хоккей - командная игра. У кого-то таланта больше, а кого-то трудолюбия...
  - Господин Спинкс, но ведь игра построена вокруг Расщепина?
  - Кто вам это сказал? - возмутился тренер.
  - Так получается! И мы видим всё своими глазами!
  - Если видите, то зачем спрашиваете? - парировал Спинкс.
  - Нам непонятно ваше отношение к русской звезде. Неужели вы не считаете Расщепина звездой?
  - Звёзды есть на небе, в хоккей играют люди. Есть игроки хорошие, есть не очень...
  - Вы опять уходите от ответа!
  Спинкс опять поднял руки вверх.
  - Всё, господа, на этом закончим. Остальные вопросы после игры, - и сунув руку в карман, в сопровождении представителя клуба, отправился в раздевалку.
  
  Демид переоделся и сидел на лавке с закрытыми глазами. Волнение перед каждой игрой, как перед первой. Чтобы унять его, он всегда думал о Полине, о той Полине, которая осталась в том мире, куда путь заказан.
  Перед началом матча Спинкс прямо в раздевалке толкнул проникновенную речь о роли каждого игрока в команде. Говорил с таким вдохновением и азартом, будто на кону лежал не один миллион долларов.
  Дворец спорта переполнен. Фанатский сектор "Флеймз" пел песню и запускал волну. По их поведению было понятно, что они уверены в победе на 120 процентов.
  Матч начался без раскачки. Бушуев вошёл в зону, перевёл в центр. Расщепин вывел на бросок Радовича. Голкипер хозяев чудом зацепил летящую в самый угол ворот шайбу. Трибуны ахнули. Через пару секунд, уже Бушуев проверяет вратаря рейнджеров на прочность, угодив в маску. Голкипер несколько минут трясёт головой, поливает лицо водой, прокатывается вокруг ворот, приходит в себя.
  Матч продолжается. И уже рейнджеры имеют прекрасную возможность открыть счёт, но на этот раз вратарь огоньков показывает чудеса спасения. В падении, подняв ногу вверх, отбивает шайбу после добивания с метра. В непрерывных атаках проходит весь первый период. Выйти вперёд могла любая из команд, но счёт на табло сохранился не открытым.
  
   - Второй период начался. Первые пятёрки разыграли шайбу. Расщепин ловко уходит от своего опекуна, доходит до синей линии, вбрасывает в зону, вслед за шайбой устремляется Радович, но защитники накрывают его и оттесняют от шайбы. Игра перемещается в центральную зону. Соперник прикрыл "Русский торнадо" и тот ничего не может поделать. Стофман подключается к атаке, Расщепин выкатывается к воротам, но он закрыт защитником. И всё же пас следует в его направлении, не очень удачный, но... Вау! Вау! Вау! Что творит этот безумный русский! Смотрим повтор! - комментатор кричал в микрофон, не в состоянии спокойно комментировать эпизод. - Стофман отдаёт пас прямо в коньки Расщепину и тот совершает нечто диковинное, что-то среднее между "спинорамой" и прыжком в один оборот. Это что-то непонятное и удивительное! Расщепиг бросал по воротам стоя на одном коньке и с неудобной руки, да к тому же в падении! Шайба проскользнула вратарю в "домик"! "Русский торнадо" открывает счёт в матче! Невероятно! Неужели так можно?! Матч возобновляется...
  
  Демид принял поздравления от партнёров и успел провести на скамейке запасных всего одну смену.
  - Расщепин! На лёд!
  Спинкс выпускает его в третьей пятёрке. Похоже, что новая задумка тренера. Выигрыш вбрасывания, розыгрыш шайбы в своей зоне. Демид получил каучуковый диск уже в центральной зоне, когда набрал скорость. Качнул тело влево, вправо, раскачал защитников и проскочил между ними на рандеву с голкипером. Замах, а броска не последовало. Вратарь опустился на колени, и шайба тут же влетела под перекладину. Демид без эмоций проехал за воротами рейнджеров в объятия партнёров по звену. Проехал вдоль скамейки запасных, принимая поздравления от всей команды.
  
  - Что творит этот неудержимый русский! Что ни гол, то шедевр! Казалось, что рейнджеры знают от кого ждать неприятностей, и вроде сумели плотно закрыть Расщепина, но он вышел в третьем звене и соорудил гол. Неужели тренер огоньков решил выпускать своего главного бомбардира сразу в двух звеньях? Или это был разовый тактический ход?
  
  Демид вышел через смену в своей пятёрке. Против него на лёд вышел тафгай, который проехал рядом с ним и провёл по шее рукой. Что-то знакомое мелькнуло в этом жесте, где-то в прошлой жизни такое уже было. Демид усмехнулся и поехал на вбрасывание.
  Хоккеем эту смену назвать сложно. Рейнджеры охотились за Демидом, стараясь запугать его силовыми приёмами, тычками исподтишка, зацепами. Увлёкшись Расщепиным, хозяева упустили Бушуева, и счёт стал 3:0.
  Следующий выход на площадку был в своей пятёрке и опять противник выставил тафгая. В этот раз игрок на вбрасывании сковал движения Демида, а тафгай врезался в него и опрокинул на лёд. Клюшка полетела в одну сторону, а шлем в другую. В глазах немного потемнело. Игру остановили, но удаления не было.
  Демид про помощи Святозара Радовича поднялся на ноги и сразу увидел довольную ухмылку на лице тафгая. Упрятав боль от ушиба, Демид улыбнулся и подмигнул своему обидчику. Ухмылка на его лице застыла от непонятного ответа русского.
  
  Игра шла в зоне огоньков, шайба отскочила к Демиду. Шестым чувством он ощутил движение слева и справа. Резко развернулся на одном коньке и подпрыгнул. Два игрока рейнджеров врезались со всего разгона в борт и друг в друга. Демид подхватил шайбу, набрал скорость, обвёл растерявшегося защитника, выкатился на ворота. Сделал движение влево от вратаря, заставляя сместиться в ближний угол, а сам, держа клюшку одной рукой, подправил шайбу в дальний угол ворот. 4:0 и фанатский сектор "Флеймз" взревел так, словно весь стадион болел за огоньков. Очередной хет-трик "Русского торнадо" не оставил равнодушным и комментатора, который взахлёб кричал в микрофон о новой звезде мирового хоккея.
  Именно такой славы всегда хотел Демид, он упивался игрой, заброшенными шайбами, сольными проходами. Ему теперь нравилось быть в центре внимания. Охотно общался репортёрами, шутил, смеялся вместе с ними. Но всегда отказывался от походов в ночные клубы с партнёрами по команде. На него сначала обижались, но потом махнули рукой.
  
  - Начало третьего периода и на площадке тройка Расщепина. Бушуев входит в зону соперника, но его жёстко встречают, шайба потеряна, но ненадолго. Тротье вступает в единоборство и ему удаётся вернуть спортивный снаряд огонькам. Стофман начинает атаку "Калгари". Радович, Бушуев, снова Радович. Пас вразрез! Расщепин врывается по центру. Перед ним только один защитник. Будет обыгрывать? Расщепин принимает другое решение. Бросок! Где шайба? Вратарь оглядывается, тоже ищет её. Судья в нерешительности поднимает руку. За воротами зажигается красный свет. Видеоповтор. Главный арбитр едет к монитору. Игроки подъезжают к своим командам. Все ждут решения и смотрят на табло. Ждём и мы. Пока судьи просматривают момент и решают, что же произошло, давайте и мы посмотрим эпизод, который сейчас показывают на табло. Расщепин бросает. Но где шайба? Бросок получился молниеносным. Вот с другого ракурса нам показывают в замедленном действии. Шайба ударяется о верхнюю штангу! Да! Такое не придумаешь! Свитер вратаря на спине задрался вверх и шайба, срикошетив от перекладины, угодила ему в хоккейные трусы! Гола нет, на мой взгляд. Но что это? Главный арбитр показывает на центр! Гол?! Вот нам показывают вид с третьей камеры. А вот оно что! Вратарь сидит наполовину в воротах и шайба в трусах оказывается за линией. Всё ясно! 5:0. Демиииид Раааааасщеееепин! Красивые голы и курьёзные шайбы - это к "Русскому торнадо"! Он сейчас, кстати, идёт по рекордному графику по заброшенным шайбам в сезоне, опережая графики Кучерова и Овечкина! И это в первый сезон в НХЛ! То, что ему удастся набрать 50 очков, не обсуждается. Впрочем, о чём это я, если у него сейчас 32 шайбы и 12 передач на счету! А до экватора сезона ещё несколько игр! Потрясающий результат! Вот было бы интересно услышать мнение о "Русском торнадо" от легенд НХЛ...
  
  Покер - нормально. Демид скромно улыбался, когда Радович, мешая в одну кучу русские, словацкие, английские слова возбуждённо рассказывал свои эмоции по поводу гола. У Бушуева горели глаза. Он тоже наслаждался игрой.
  До конца встречи оставалось меньше трёх минут, когда рейнджерам удалось забросить шайбу престижа и сократить счёт. А спустя несколько секунд забросить ещё одну.
  Спинкс жёстко раскритиковал вторую пятёрку, и на площадку вышло звено Расщепина.
  
  - Чуть больше минуты остаётся до конца этого поединка. Рейнджеры сдаваться не собираются. Они забросили две шайбы за одну минуту, и полны решимости забросить ещё. Сможет ли пятёрка Расщепина остановить разыгравшихся хозяев? Рейнджеры перехватили шайбу, заперли огоньков в их зоне. Тротье ложится под мощный бросок, тут же вскакивает, выбрасывая шайбу в среднюю зону. Расщепин только этого, похоже, и ждал! Стартовой скорости позавидовал бы любой спринтер! Как стоячих обошёл двух защитников, подхватил шайбу! Вратарь чуть выкатился из ворот, стараясь накрыть бросок форварда. Расщепин делает замах! Броска нет! Ещё один замах! И опять броска нет! Укатывается за ворота, и... Вау!!! Шайба в сетке! С острого угла! Смотрим повтор! Шайба от спины голкипера влетает в ворота! Что тут сказать? Пять голов! Пять голов "Русского торнадо" и игра сделана! Я думаю, что многие тренеры команд кусают локти, что не сумели подписать этого парня в свою команду. Звучит финальная сирена, а мы приветствуем первую звезду матча - "Русский торнадо" Демид Расщепин!!!
  
  От вечернего застолья с пивом и кока-колой отказаться было невозможно. Тем более, что его собрал Альберт Спинкс. Утром им предстояло лететь в Канаду. А сейчас главный тренер поднимал стакан кока-колы за Демида.
  - Я счастлив, что именно в моей команде оказался этот драгоценный самородок, - Спинкс оглянулся по сторонам и улыбнулся. - Представители прессы случайно нигде здесь не прячутся? Они могут просочиться всюду. Так вот. Я поднимаю этот тост за игрока, который решил судьбу этого поединка в нашу пользу, за игрока, который может стать одним из лучших игроков в истории НХЛ. Что НХЛ, всего мирового хоккея! Дриблинг, видение поля, чувство партнёров, а руки! Какие руки у этого парня! Из хоккеистов, обладающих такими руками, могу назвать только Харламова и Барабанова. И, конечно, игровое мышление и голевое чутьё. Качеств много назвать много, но эти, наверное, самые главные. Хотя. Преданность игре меня всего более поражает. Гореть хоккеем так, как это делает Демид, надо поистине учиться. За тебя, Демид! Только не возгордись! Тебе ещё надо многому научиться. Против тебя будут играть по-другому. Вся жизнь - это учёба! За тебя! За твоё великое будущее!
  
  Половина сезона остались позади. "Калгари Флеймз" с большим отрывом лидировала в своём дивизионе, проиграв лишь несколько игр. Только чудо могло свергнуть их с вершины турнирной таблицы. Расщепин единолично лидировал среди бомбардиров и по системе гол плюс пас. Против него стали играть жёстче и внимательней. Всё труднее стало набирать очки. Последние две игры так вообще Демид остался без набранных очков. Против него научились играть. И только благодаря нестандартному и мгновенному решению, ему всё же удавалось забивать. Вся лига ждала. Сумеет ли Расщепин побить рекорд Никиты Кучерова в 128 очков или не сумеет.
  Плей-офф приближался. И осталось набрать всего семь очков, чтобы застолбить себе место в борьбе за Кубок Стэнли. И эти семь очков казались мелочью...
  
  Тренировка перед игрой с "Монреаль Канадиенс", неожиданно задержалась. Не приехал главный тренер и его помощник. Никто ничего не понимал. Такого за весь сезон никогда не случалось.
  Команда вышла на лёд руководством ещё одного помощника главного, но и тот вскоре исчез. Позвали к телефону. Лишь через двадцать минут к игрокам вышел президент клуба, бледный, с трясущимися руками.
  - Ребята, - со вздохом начал он и прослезился. - Сообщили из полиции. Спинкс и его помощник, Павлински, погибли в автокатастрофе.
  Приложил платок к глазам и ушёл тяжёлой старческой походкой.
  Игроки был в шоке от услышанного и тренировка сорвалась. Никто не смог настроиться. Разошлись в полном молчании.
  Демид расстроился. Это был его тренер. Жёсткий, но справедливый, всегда готовый помочь и чувствующий игроков. Впервые с приезда в НХЛ, Демид не думал о предстоящем матче. В его голове крутился образ погибшего тренера.
  
  На следующий день огоньки проиграли игру в сухую 0: 12. Но никто, в том числе и репортёры ничего плохого в адрес команды не сказали. Комментатор сдержанно провёл матч, практически без эмоций. Соперники делали на площадке всё, что хотели.
  Эта игра стала переломной в судьбе, возродившегося было "Калгари".
  Новый тренер, Энтони Рофик собрал команду незадолго до очередного поединка с "Флорилой". Сказал пару слов и распустил. Затем позвал в тренерскую всех европейцев.
  Встал на стул и осмотрел всех свысока.
  - Канадцы и американцы наверху! А вы кто? Вы - приезжие! Вы здесь - никто! Либо вы приносите результат команде, либо не отбирайте хлеб у местных. Идите играть в низшие лиги! Вы здесь будете играть только в одном случае, если этого захочу я. Вы все висите на волоске. Так что подумайте о своей полезности в команде. И ещё. Здесь во всём и всегда прав только я.
  
  С новым тренером не заладилось сразу. Первым делом Рофик расформировал пятёрку Демида. Затем вернул ветеранов, которые из разногласий со Спинксом ушли из команды. Расщепина перевели в третье звено. Некоторых молодых игроков, которые подавали надежды, отправили в низшие лиги. И здесь, как ни странно, не играло роли для Рофика, кто и какой национальности. Он сразу начал строить новую команду отталкиваясь от своих предпочтений и видений.
  Первая стычка с новым тренером произошла по поводу похорон Спинка и Павлински. Демид поддержал действия капитана команды, что проводить в последний путь своих погибших тренеров команда обязана. Рофик считал иначе.
  - Те, кто под предлогом похорон не появится на тренировке, будут рассматриваться кандидатами на вылет из команды. Похороны - не повод пропуска!
  И просьба капитана, а затем и Расщепина, о переносе тренировки на час позже, была расценена как вызов новому главному тренеру.
  Меньше половины команды пришли на кладбище отдать дань уважения и проститься с двумя друзьями-тренерами, которые за короткое время заставили уважать себя и команду.
  А после началось такое, что в начале сезона никто и представить не мог. На игру с "Флоридой" выходила команда обновлённая на 60 процентов. Радовича продали в "Лос-Аннджелес", Бушуева отправили в фарм-клуб, Тортье ушёл в стан "Монреаль Канадиенс", Стофман оказался в "Детройте". Настрой на игру и общее настроение оставляло желать лучшего.
  Новый конфликт с тренером возник, когда тот запретил Демиду входить в зону соперника с шайбой.
  - Сначала шайбу вбросил в зону, а потом идёшь сам.
  - Я же контролирую шайбу, зачем мне её забрасывать туда, где нет партнёров? - искренне удивлялся Демид.
  - Ты меня слышал? Закинул в зону, поборолся, отобрал, отдал пас или забил сам. Пока будешь входить в зону, потеряешь шайбу и обрежешь полкоманды.
  - Мы полгода так играли, зачем менять то, что приносит результат?
  - Мне нужна команда, а не результат! - ответил Рофик, чем поставил в тупик Демида окончательно.
  "Флорида" приехала в гости к огонькам без своих травмированных лидеров. И была не так сильна, как в начале сезона. К тому же травмы вратарей преследовали команду постоянно. И в этот раз в воротах стоял молодой голкипер, для которого предстояла первая игра в НХЛ. У "Калгари" были все шансы выиграть этот матч, но что-то пошло не так...
  Демид выходил в составе первой пятёрки, составленной из ветеранов, не принявших Спинкса. Ожидать от них лояльного отношения к себе не приходилось. Ему пришлось самому добывать шайбу. В игре партнёры его игнорировали. Демид выпадал из игры, постоянно атакуемый соперниками, которые помнили, как играл "восемьдесят восьмой" номер "Русский торнадо" до прихода Рофика. Во втором периоде недовольный тренер перевёл Расщепина в третье звено. К этому времени проигрывали 0:2. Но и во втором периоде игра у Демида не заладилась, потому как его продолжали игнорировать партнёры по команде и ошибаться в самых простых ситуациях.
  Начало третьего периода. Демид уже в четвёртом звене. Рофик нервно ходит вдоль скамейки запасных игроков и жуёт жевательную резинку. С высоты своего невысокого роста он мимоходом бросал короткие реплики сидящим игрокам, и не останавливаясь пробегал дальше.
  Цифры на табло нисколько не радовали 0:3. Комментатор разочарованно говорил о спаде в игре "Русского торнадо" и в целом всей команды "Калгари".
  
  - Огоньки после гибели Спинкса и Павлински не похожи сами на себя. Впрочем, от той команды практически никого не осталось. Перед нами новая команда. Что повлияло на столь кардинальное обновление остаётся непонятным. Ярко блиставшая пятёрка Расщепина расформирована и в команде от неё остался только сам Расщепин. Игра которого далека от идеала. Иногда складывается впечатление, что партнёры специально не видят находящегося в выгодной ситуации русского форварда и стараются решить момент своими силами. Очень и очень непонятная ситуация творится в "Калгари". Вернёмся к нашей игре. Сегодня невзрачно выглядят обе команды. Но если пантеры ещё пытаются играть в атакующий хоккей, то огоньки совсем погасли и даже не отсвечивают. Четвёртая пятёрка наконец-то получила право выйти на площадку. Это первое появление с начала периода. На вбрасывании Расщепин. Неужели так сильно на забивного форварда повлияла смерть главного тренера, что он ушёл в тень? Загадка. А что у нас на площадке? Расщепин входит в зону пантер. Размах! Защитник лёг под удар. Изящным движением "Русский торнадо" уходит вправо, применяет "спинораму" против второго защитника и ... Гооол! Расщепин в своём стиле! Надо смотреть повтор! Так, "спинорама", шайба от клюшки защитника подлетела вверх, вратарь своей клюшкой разрезает воздух и не попадает по снаряду, а Расщепин подпрыгивает и в полёте переправляет диск в сетку! Очередной шедевр от "Русского торнадо"! 3:1 и время для того, чтобы сравнять счёт ещё есть! Это уже 94-е очко в сезоне для Демида Расщепина!
  
  - Игра катится к своему завершению, а тренер опять не выпускает четвёртую пятёрку на площадку. Странное решение! Ведь они забросили единственную шайбу в этой встрече в ворота пантер. Ага, вот и они! Но не поздно ли? Осталось играть менее двух минут. За Расщепиным приглядывают сразу два игрока соперников, но уследить рывок "торнадо" так и не смогли! Расщепин проскочил между ними и в касание бросил по воротам. Гооол! 3:2 и стадион ожил! В комментаторской кабине слышно, как болельщики скандируют имя Расщепина! На этот раз пятёрку тренер огоньков менять после гола не стал. Розыгрыш шайбы, сольный проход Расщепина, удаление?! Нет! Буллит! Хоккейный буллит! Вот это да! Вот это концовка невыразительной встречи! Итак, у нас на площадке центрфорвард огоньков Демид Расщепин и молодой голкипер пантер Стив Дарлин. Болельщики на трибунах стоят в ожидании развязки. Полная тишина. Расщепин начинает разбег и... шайба в воротах! "Русская торпеда" не стал сближаться с вратарём, а воспользовался ошибкой стража ворот, который неосмотрительно открыл дальний угол. Но какова точность и неожиданность броска! 3:3 и нас ждёт овертайм. До конца встречи осталось 6 секунд. Пятёрка пантер сменилась, а у огоньков осталась прежняя. Похоже, что тренер решил просто доиграть матч. Вбрасывание в центральном круге. Шайба ударилась о конёк кого-то из игроков пантер, стоящих в стороне от круга вбрасывания и прилетела на клюшку Расщепина. Движение влево и бросок. За воротами пантер зажёгся красный свет! Неужели гол? Арбитр выгребает шайбу из-за линии ворот! Потрясающе! Такой феерической развязки матча не ждал никто! Расщепин скромно проезжает мимо своей скамейки запасных и почему-то не приветствуется половиной команды. Странно! А гол какой получился! Сорвал паутинку с правого верхнего угла ворот! Вратарь не видел броска и даже не шелохнулся! Огоньки одерживают свою первую победу при новом главном тренере...
  
  - Расщепин! Хоть ты и молодец сегодня, но сколько раз тебе говорить, что сначала закидываем шайбу в зону, а затем вкатываемся, отбираем, забиваем!
  - Коуч, вы серьёзно? - удивился Демид. - Мы выиграли! Ведь тактика приносит результат...
  - Ты мне эти спинковские штучки брось! Не нравится, никто тебя здесь не держит! Ясно?
  Удручённый Демид непонимающе смотрел вслед невысокого человечка, который рад победе, но не рад тому, что шайбы забрасывал не американец и не канадец...
  
  Глава 9
  Закулисные игры
  
  Владелец клуба ходил из угла в угол, махая руками, и словно забыл о существовании Демида. Рофик сидел на стуле, закинув ногу на ногу, курил сигару. Его вид, поза, эмоции, всё говорило о том, что он хозяин положения.
  Демид сидел на стуле у выхода и не понимал, что происходит. Пригласили, усадили, ничего не сказали. Всё в полном молчании при помощи жестов. В кабинете висела напряжённость, и Демид ощущал себя неуютно. Он не мог понять, что послужило вызовом к владельцу клуба. Ведь это обычно особенные случаи. Чаще сам владелец приходил к команде, и вызывать кого-либо в кабинет не предпочитал. Здесь всё указывало на некую важность вызова и на некоторую неопределённость.
  Наконец владелец клуба остановился, долгим немигающим и задумчивым взглядом просверлил Демида. Затем перевёл взгляд на Рофика, тот улыбнулся на это и выпустил кольца сигаретного дыма.
  Теперь Демиду стало вообще не по себе. Он вжался в стул и ждал, что же такое ему хотят сообщить. В голову вообще ничего не приходило.
  - Расщепин, - начал владелец клуба, потирая ладонью нижнюю губу и подбородок. - Ты классный игрок и расставаться с тобой мне очень не хочется. Но, ты должен понять простую вещь, что твой контракт для нас очень обременителен. Клуб на грани банкротства и мы вынуждены распродавать игроков. Мне очень не хотелось терять тебя. Ты настоящая звезда. Игрок от бога. Но финансы.
  - Все дела с моим агентом...
  - Да, конечно, - согласился с Демидом владелец. - С господином Крейном мя уже связались. Он едет сюда и с минуту на минуту появится. Я хочу, чтобы не таил какой-то обиды на нас. И никто в твоём переходе в другой клуб не виноват. Понимаешь, тут...
  В итоге владелец клуба махнул рукой, взъерошил седые волосы и уселся за свой стол в центре кабинета, делая вид, что читает важные бумаги.
  Рофик не убирая улыбки с лица, продолжал дымить сигарой. В полном молчании прошло ещё минут десять, как дверь открылась, и в кабинет твёрдой походкой вошёл Крейн. Пожал руку Демиду, уважительно кивнул владельцу клуба и холодно поздоровался с Рофиком.
  - Хорошо, господа, я в курсе всех ваших дел, - уверенно произнёс Крейн, положил портфель на стол и присел на стул напротив владельца клуба. - Вы внимательно читали контракт?
  - Конечно, - владелец клуба немного растерялся и пристально посмотрел на агента.
  - Тогда вы должны знать, что вам придётся выплатить моему подопечному при обмене. Не так ли?
  - Там всё стандартно. Обмен. Какие выплаты? - озадачился владелец клуба.
  - Ну как же, вот, - Крейн достал из портфеля свой экземпляр и провёл ногтем по контракту. - При случае обмена игрока в другой клуб руководство "Калгари Флеймз" обязуется выплатить компенсацию. Внизу ваша подпись.
  - Я знал, Крейн, что ты тот ещё пройдоха, поэтому нисколько не удивляюсь таким моментам. Хорошенькая сумма получается, конечно. Но за то за Расщепина мы получим целых трёх хороших игроков.
  - Надеюсь, что вы не прогадаете, - кивнул владельцу Крейн, а затем бросил мимолётный взгляд на улыбающегося Рофика. - Мы можем быть свободны?
  Крейн улыбнулся Демиду и подтолкнул его на выход.
  Уже в коридоре он прошептал:
  - Они заплатят тебе в двойном размере, - заговорщицки прошептал Крейн, и его брови подпрыгнули вверх. - Этот трюк я уже не раз проделывал. И каждый раз они спотыкаются. Ты для них средство наживы. А мы их остудим. Я всё сделаю, Демид. Не переживай. Кстати, хочешь узнать, в какую команду тебя обменяли?
  - Конечно, хочу, - Демид даже остановился от такого вопроса. - "Вашингтон"? "Тампа"? "Детройт"?
  Крейн улыбнулся, сдвинул брови к переносице.
  - "Миннесота Уайлд". Ты не рад?
  - Так она практически потеряла все шансы на выход в плей-офф!
  - Погоди. Тебе надо сделать имя. А имя ты можешь сделать в этой команде. Я точно знаю, - Крейн поднял вверх указательный палец. - Просто доверься мне, Демид. Доверься так, как делал до этого.
  Демид подумал немного и согласно кивнул.
  
  Самолёт направлялся в американский город Сент-Пол в штате Миннесота, Демид сидел в кресле и думал о превратностях судьбы, о Крейне, который уже храпел в кресле рядом, о Полине местной и той, что из другого теперь мира, о сказочных героях, с которыми его свела судьба. Странно, но о друзьях оставшихся в прошлом он ни разу не вспомнил. Когда-то Демид мечтал о карьере хоккеиста и понимал, что это нереально. И вдруг всё сгорает вместе с домом, он остаётся практически на улице. Какие уж тут мечты о хоккее. Но видно прохождение через огонь привело его к мечте детства. Перед ним открылись самые радужные перспективы! И опять вмешивается кто-то и Демид в другом мире реализовывает свою мечту. Кто он был вчера и кто он сегодня! Два разных человека. Сегодня он звезда НХЛ. Горький осадок остался от перехода в другую команду, ведь всё так здорово шло, но изменилось в одно мгновение. Демиду нравилось играть с Радовичем и Бушуевым. Они дополняли друг друга на площадке, чувствовали друг друга. А теперь вот. Летит он в какой-то город Сент-Пол, в команду "Миннесота". Команду, которая находится на самом дне турнирной таблицы "Центрального дивизиона". В неизвестность...
  
  Шоу, которое устроили представители "Миннесоты" превзошло все ожидания. Представление игрока, брифинг с прессой, фотосессия, встреча с болельщиками. Давно в клубе не подписывали такого игрока, который находится на пике формы и к тому же является лучшим бомбардиром сезона в НХЛ. Редкий случай, что команда расстаётся с лучшим форвардом в середине сезона. "Миннесота" однозначно выиграла, приобретя Расщепина.
  После представления и раздачи автографов болельщикам и фанатам команды, Демид оказался за столом в конференц-зале перед огромной аудиторией представителей прессы.
  - Что вы можете сказать о вашем переходе в новую команду в середине сезона?
  Демид, уже искушённый в разговорах с прессой, долго не думал.
  - Я игрок и только. Меня поменяли в "Миннесоту", значит, так было нужно. Значит, здесь я нужнее в данный момент.
  - Но ведь "Калгари" в этом сезоне практически выиграли дивизион и у них блестящие шансы на победу в Кубке Стэнли"!
  - Не согласен, - улыбнулся Демид. - Без нашей пятёрки им не видать Кубка.
  - Вы опять взяли 88-й номер. Это как-то связано с событиями в вашей жизни?
  - Нисколько. Мне просто нравится цифра 8, а две 8 - ещё больше.
  - На что вы надеетесь в новом клубе?
  - На взаимопонимание и взаимодоверие.
  - Но вы понимаете, что вы лишили себя Кубка Стэнли в этом сезоне?
  - Возможно. Но это же не последний год, когда разыгрывается Кубок?
  - Вам нужны особые партнёры?
  - Я бы не отказался от Гретцки и Овечкина.
  - Почему вы забрасываете такие шайбы, которые требуют видеоповторы?
  - Я просто забрасываю. А почему шайба скрывается от ваших взоров, я не знаю. Спросите у шайбы.
  - Почему вы не приняли участие в матче всех звёзд? Насколько я знаю, приглашение вам было отправлено.
  - Я ещё не звезда. Я только на пути к этому. Поэтому моё участие в данном событии преждевременно.
  - Вы готовы покорить отметку в сто очков за сезон?
  - Тут вопрос в другом. Готовы ли вы принять то, что я наберу больше ста очков за сезон?
  Среди репортёров прошёл довольный гул.
  - Майкл Робинсон, издание "Хоккей" Вашингтон. Демид, я уверен, что в этом сезоне вам не удастся повторить и тем более набрать более 128 очков в регулярном чемпионате. Что вы на это скажете?
  - Майкл, вы хотите, чтобы я поспорил с вами? Вы хотите пари? Хорошо. Что вы предлагаете? Какой подарок я получу, если вы проиграете?
  - Подарок вам понравится, - осклабился Майкл Робинсон и поднял над головой запечатанный конверт. - Этот подарок находится здесь. Получить его сможете только при условии, что наберёт 128 очков или больше в регулярном сезоне. Храниться он будет в национальном банке США.
  По рядам пошла волна. Весь зал разом заговорил.
  - Что потребуется от меня, Майкл?
  - Вы женитесь на моей сестре!
  Теперь уже зал зашумел, засмеялся.
  Демид улыбнулся. Опустил голову. Подумал немного и согласился.
  - Я принимаю ваши условия, Майкл.
  - Я, думаю, вы не пожалеете о принятом решении. Оба варианта выигрышные.
  На этот раз зал оглушительно и заразительно смеялся...
  Крейн после брифинга молчал, что-то усиленно обдумывал. Демид не стал ему мешать и несколько минут разговаривал с генеральным менеджером "Миннесоты". Затем с владельцем клуба, с настойчивыми репортёрами, фотографировался с шустрыми болельщиками.
  Настроение было весёлым и радужным. Место в первой пятёрке обеспечено. Отношения с руководством установились доверительные. Наконец от него отстали, и Демид сумел воспользоваться фуршетным столом. Апельсиновый сок оказался в самый раз. Виноград разных сортов. Демид немного увлёкся поеданием фруктов, когда кто-то осторожно тронул его за локоть. Этим кто-то был Крейн.
  - Демид, я подумал, что это даже неплохо, пари. У тебя на этот сезон есть цель, которую ты обязан достичь. А пари придало пикантности ситуации. Думаю, что тебя это подстегнёт.
  - Не знаю пока в какую историю я вляпался с этим пари, но меня действительно подстегнёт. Жениться я пока не собираюсь.
  Крейн рассмеялся и похлопал Расщепина по плечу.
  
  Тренировка удивила. Не хватало работы на физику. Новые партнёры сказали, что два раза в день работа с железом в качалке. Демиду хотелось бегать, работать с шайбой, а пришлось три часа выжимать блины от груди из положения лёжа, и тягать штангу. И вообще тренировки разительно отличались от тех, которые давал Спинкс и потом Рофик. Они были больше ориентированы на железо, на наращивание мускулов, чем на тактику и умение владеть шайбой. К тому отношения между игроками и тренером носили панибратский характер. Джордж Слайт мог и выпить пиво вместе со всеми после игры и вообще любил ночные клубы и казино. Сорокалетний специалист не снискал славы как тренер, да и как игрок был среднего уровня и ни чем не запомнился. Почему он возглавил команду НХЛ, Демиду было непонятно. Конечно, клуб переживает не лучшие времена и игроки, которые показывают добротную игру, быстро переходят в другие команды за хорошие деньги. С переходом Демида не всё было ясно. Откуда клуб взял средства на покупку форварда, который вырос в цене почти в пять раз? Понятно, что Крейн рассматривал различные варианты и остановился именно на этом. Он всегда видит то, что не видят многие функционеры. Придётся опять довериться необыкновенному чутью советского немца. Но вопросов оставалось предостаточно.
  
  Квартиру Демид снял недалеко от ледового дворца, представитель клуба выполнил все пожелания хозяина относительно мебели и предметов быта. Даже были закуплены необходимые мелкие предметы: новая зубная щётка в упаковке, зубная паста, туалетная бумага, кухонная утварь т.д. Две небольших уютных комнаты и кухня. Телевизор на полстены, ноутбук, музыкальный центр. Демид не ожидал такой щедрости от клуба и был тронут. После такого отношения к себе ему хотелось играть! Играть как можно лучше и приносить очки клубу.
  
  Демид спросил Крейна по поводу щедрости клуба. Команда обычно распродаёт игроков, которые сумели заявить о себе и практически никого не покупает, воспитывая своих питомцев. Сделка казалась странной, и Демиду очень хотелось узнать ответ.
  
  Крейн улыбался и смотрел куда-то вдаль. Мимо проходили посетители ресторана и официанты. Демид потягивал сок через трубочку из большого бокала и ждал ответ.
  - Когда я только начинал, мой знакомый решил научить меня всему, что знает сам. В бизнесе такое бывает редко. Ему на тот момент было почти семьдесят, и он решил отойти от дел. Но для того, чтобы его знания не пропали, он решил поделиться ими со мной. Приглянулся я ему тогда. Поверил в меня сразу. Сначала работали на пару, а потом я начал самостоятельно. Вот тогда он научил меня тому, что не умел никто в Америке. Вести дела с перспективными хоккеистами. Я брал только тех, кого считал нужным и вёл их до последней игры в лиге. Со многими мы остались друзьями и дружим до сих пор. Мой бизнес процветает благодаря моему учителю. Так вот. Я не буду раскрывать свои секреты, просто скажу, что то, что Демид Расщепин оказался именно в "Миннесоте" моя заслуга. И уверяю, что именно отсюда у него может пойти очень мощный подъём. Старт в НХЛ уже получился, теперь надо бить рекорды. Думаю, что пари тебя подстегнёт к этому.
  Крейн хитро улыбнулся и смешно поиграл своими густыми бровями.
  - Твоё дело сейчас - играть и доказывать, что ты способен переписать историю.
  - В принципе я понял. Ты сейчас создаёшь мне имидж?
  - В точку, Демид! Если ты тащишь команду, которую язык не поворачивается называть командой, то ты уже уникум. А значит и контракт возрастёт в несколько раз.
  - Во мне уверен?
  - Надо быть совсем глупым, чтобы говорить об уверенности в другом человеке. Я вижу перспективу и делаю всё, чтобы она стала реальностью.
  
  Почему именно этот разговор пришёл в голову Демиду перед выходом на лёд с "лавинами", было непонятно.
  "Колорадо Эвеланш" в этом сезоне находилась в тройке лидеров своего дивизиона и показывала достаточно стабильную игру. Команда уже застолбила себе место в плей-офф. Больше трёх шайб за игру "лавины" в сезоне не пропускали. Сильный подбор защитников и вратаря делали из зоны соперников настоящую крепость, которую приходилось отчаянно штурмовать и взламывать. Раздолья для нападающих в зоне "лавин" не было. Накрывали сразу. Слайт был уверен, что в этом матче выиграть нереально, что не свойственно тренеру. И не важно, что "Миннесота" играет дома. Он настраивал игроков на защитный вариант игры.
  Демид сразу обратил внимание на то, что шестидесятилетний специалист - тренер не в полном понимании этого слова. Мягкотел, легко соглашается с доводами игроков, голос не повышает, общается панибратски, своё мнение имеет, но не настаивает. Дисциплины в команде никакой. Некоторые игроки даже тренировки иногда пропускают без последствий со стороны тренера.
  Единственный, кто хоть как-то пытается держать ситуацию в руках - это второй тренер Майкл Биббл. Немного вспыльчивый, но достаточно вежливый, жёсткий и в тоже время справедливый. Но ему всё равно не удавалось держать дисциплину. Выслушивают, но делают по-своему. Слайт на собрании пожурит за неповиновение второму тренеру и на этом всё и заканчивается.
  На игру с "лавинами" команду вывел Биббл. Слайт с воспалением лёгких неожиданно слёг. И Биббл построил игру команды, насколько смог достучаться до игроков, немного по иному, чем главный тренер.
  Стоило Демиду встать на точку вбрасывания, как голова моментально очистилась от всех мыслей. Первая игра за новый клуб.
  Демиду играть не давали. Как только шайба оказывалась у него, то его просто накрывали два игрока и не давали развернуться и набрать скорость. "Лавины" играли жёстко. Ни с кем не церемонились. Демида несколько раз уронили на лёд. Играли, что называется "в кость". У "Миннесоты" не получалось ничего.
  После нескольких ошибок счёт к концу периода оказался 0:3.
  В раздевалке Биббл попытался достучаться до игроков, повысил голос, но это ничего не изменило. К середине второго периода счёт вырос до 0:5.
  Играть с партнёрами в пас не получалось. Шайбу передерживали, пас отдавали не вовремя. Демид только руками разводил. Попытки наладить как-то взаимопонимание, не приносили успеха.
  К концу второго периода произошло событие, которое изменило всю ситуацию на площадке. Сразу два игрока "лавин" врезались в Демида, а один из них скорчил рожу и чиркнул ребром ладони по шее. Этот жест сработал неким катализатором. Демид, лёжа у самого бортика, стиснул зубы, сколько раз ему уже показывали именно так. Изменений в себе не почувствовал, но зато пошла игра.
  Вбрасывание, шайба отлетает в бортик, ударяется о лезвие конька игрока соперников, и возвращается в центральный круг. Демид подхватил её, поставил корпус ближайшему игроку "лавин". Сделал движение, будто отдаёт пас партнёру, а сам прокинул шайбу себе между ног и ускорился. Защитники прозевали рывок, и Демид выкатился один на один с вратарём. Расстояние между ними быстро сокращалось, за решётчатой маской юное напряжённое лицо. Демид сделал "спинораму", но бросок не сделал, а уехал за ворота. Вратарь, стоя на коленях, попытался перекрыть дальний угол, куда вроде как поехал Демид, и открыл ближний угол ворот.
  Демид резко развернулся и, не выезжая из-за ворот, держа клюшку одной рукой, завёл спортивный снаряд за линию ворот. 1:5. И кто знал, что действо только начиналось.
  Биббл, словно почувствовал бешеную энергетику от форварда, начал давать ему возможность проводить время на площадке больше в два раза.
  Демид будто не замечал усталости. Он оказывался и у своих ворот и у чужих. Игра в пас немного появилась, но чаще приходилось отвоёвывать её и самому лететь в чужую зону. Один из эпизодов сильно всколыхнул зрителей. Сначала послышался смех, затем свист, а потом наступила тишина...
  
  - Денис Расщепин! Что он делает?! Отобрал шайбу у своего защитника! Защитник только развёл руки в стороны! Вот это да! Ещё и толкнул его в сторону! На трибунах слышится смех. Похоже нервы у игроков "Миннесоты" уже совсем расшатались. Расщепин прокатился по своей зоне вместе с шайбой. Такое впечатление, что его партнёры просто ждут, что будет делать Расщепин и застыли на месте. А вот соперники не дремлют и... Как? Как сейчас Расщепин обошёл сразу двух игроков "Колорадо"? Как это можно было сделать?! А почему защитник "лавин" дёрнулся влево и пропустил Расщепина на рандеву с голкипером? Я ничего не понимаю! Что творит этот реактивный русский! Выход один на один! Гоооол! Гол! Второй раз "Русский торнадо" ставит вратаря "лавин" на колени и забрасывает шайбу! Вы слышите гул трибун? И я это слышу! Давно под сводами этого ледового дворца не было слышно такой мощи из человеческих эмоций, криков, пения, свиста. Я сам себя не слышу! Такой рёв стоит, что "лавины" немного ошеломлены такой поддержкой хозяев....
  
  Биббл смотрел повтор на экране табло, замерев со жвачкой на нижней губе. Впрочем, сейчас на табло смотрели все. Игроки, зрители, тренеры, судьи. И все не могли понять, как Демид проскочил между двумя игроками "лавин".
  Очередная смена закончилась, и в этот раз Демиду не дали возможности бросить по воротам. Тренер руками показал, что смену надо произвести по ходу игры.
  Демид получил шайбу, прокатился в своей зоне и в районе центрального круга со всей силы зашвырнул каучуковое изделие в зону соперника. После этого спокойно поехал меняться. И не понял, когда вся скамейка запасных вскочила с места и стала его поздравлять. А на табло высветились 3:5 и фамилия - Расщепин.
  К сожалению, на третий период Демида не хватило. Проиграли. Но зрители были довольны игрой и голами.
  Пресса проигнорировала победителей и перехватила Демида по пути в раздевалку. Он уже довольно сносно общался по-английски.
  - Прекрасная игра, Демид, что не скажешь о команде в целом. Расскажите, как получилось, что вы отобрали шайбу у своего игрока? В команде конфликт?
  - Никакого конфликта нет. Мы сыгрываемся. По поводу эпизода с отбором, так это тактический трюк, который отрабатывали на тренировках, - Демид улыбнулся.
  В рядах прессы произошла заминка, а потом разразился дружный смех.
  - Чувство юмора у "русского торнадо" хорошее. Сегодня вы на три очка приблизились к выполнению своего пари. Что вы чувствуете?
  - Горечь.
  - Горечь?
  - Горечь от поражения. Моя команда проиграла, и мои голы не спасли результат. Вот от этого и горечь.
  - Вам так не важны ваши личные результаты или вы всё это говорите на публику? - послышался вопрос от высокого и худого парня с прыщами на лице.
  Демид улыбнулся.
  - В хоккее важно всё. Если я сказал, что поражение для меня важнее моих голов, то оно так и есть. А для публики я играю на площадке.
  Представитель клуба неожиданно вырос перед Демидом и оградил его от последующих вопросов. Слава, которую так хотелось, уже шла по пятам и накрывала на шагом шаге.
  
  Игра на домашней площадке состоялась через два дня. Демид подошёл к ней в прекрасной форме. Тем более играли с лидером Тихоокеанского дивизиона. К этой игре Демид готовился серьёзно. Первый его клуб в НХЛ, теперь уже бывший клуб. Из прежних партнёров практически никого не осталось, с кем Демид поддерживал нормальные отношения. В клубе опять верховодили ветераны. Задел, который команда сделала в первой трети сезона, постепенно таял. Но "огоньки" ещё продолжали чувствовать себя в безопасности и при определённых условиях даже при всех играх с поражениями могли выйти в плей-офф.
  В коридоре перед выходом на лёд, два ветерана "Калгари" показали Демиду, что они с ним сделают в игре. Они нагло смеялись, а Демид молчал, глядя на них. Внутри что-то сжалось, словно пружина, и по всему телу разлилось спокойствие. Когда выкатывались на лёд, то Демид пренебрежительно улыбнулся одному из ветеранов уголком губ.
  С первых минут встречи "огоньки" поджали "Миннесоту" и не давали покоя вратарю. К окончанию пятой минуты счёт стал 1:0 в пользу гостей. В этой игре всё повторялось с той же точностью, что и в прошлой с "Колорадо". Демид не получал пасов, а те, которые шли ему, до него не доходили.
  Попытки поговорить с партнёрами, с которыми вне игры хорошо поговорил по этому поводу, словно забыли всё. Шайба шла в недодачу или вообще летела непонятно куда.
  Биббл недолго смотрел на это непотребство и перевёл Демида в другую пятёрку. Вот теперь игра изменилась...
  
  - Исполняющий обязанности главного коуча "Миннесоты" перевёл своего лидера в третью пятёрку. Расщепин на вбрасывании. Возможно, что тренер так задумал заранее, перевести "Торнадо" в другое звено, но принесёт ли это пользу? То, что Расщепин может играть и в одного мы уже видели и... гооооол! Но как? Ведь только что прошло вбрасывание! Смотрим замедленный повтор. Расщепин выигрывает шайбу и вбрасывает её в зону. Она летит в сторону от ворот, ударяется о борт и резко меняет траекторию полёта! Вратарь увидел шайбу уже только перед собой и его попытки отбить или накрыть каучуковый диск не увенчались успехом. Он упал в ворота вслед за шайбой. Сейчас нам операторы показывают место, откуда прилетел нежданный гол. Ага! Вот в чём дело! Сотрудники ледовой арены не усмотрели дефект! Угол одного борта немного выступает вперёд и вот об этот угол ударилась шайба, застала врасплох вратаря "огоньков" и юркнула за линию ворот. Партнёры поздравляют Расщепина, на лице которого ни капли радости. Словно на лицо надета непроницаемая маска. Пятёрки меняются, а Расщепин остаётся на площадке. И что на этот раз задумал Биббл?
  
  Демид не чувствовал усталости, носился по площадке, словно заведённый. Успевал отыграть в обороне и помочь партнёрам в атаке. "Огоньки" знали от кого ждать неприятностей, и потому устроили за ним настоящую охоту. Вот только Демид предчувствовал каверзы и вовремя уходил от них. Он не знал, что против него сейчас будет применён силовой приём, не знал, что ему в конёк пытаются воткнуть клюшку, но он каждый раз уходил. Уходил в последний момент, когда для нарушителя всё уже было очевидным и свершившимся.
  
  - Расщепин вырывается по левому флангу, обыгрывает одного игрока, второго, укладывает вратаря на лёд и... отдаёт пас вправо! ГООООЛ! Потрясающе! Защитник пытался перекрыть открытый угол коленом, а Расщепин не стал бросать сам, отдал пас партнёру! Тому ничего не оставалось как забрасывать. Ну разве что мог промахнуться по воротам! 2:1 в пользу "Миннесоты"! В каждом матче "Русский торнадо" продолжает нас удивлять!..
  
  Демид ехал на смену, на скамейку запасных, а ему хотелось играть. Никакой усталости нет и в помине. Отдохнул смену, Биббл машет - на площадку.
  
  - "Торнадо" врывается в зону "Калгари", убирает на замахе одного из соперников и кистевым броском в дальний угол увеличивает разрыв в счёте! 3:1! Стоит "Торнадо" вырваться на оперативный простор и жди неприятностей. Если кто-то ещё считает, что этот русский парень не звезда, то он глубоко ошибается! Так играют только звёзды! 3:1 и на лицах "огоньков" некоторая растерянность. Ведь ещё совсем недавно Демид Расщепин защищал цвета "Калгари". Представляю как рвёт на себе волосы Рофик, который и стал инициатором перехода "Торнадо" в другой клуб! Оу! Камера нам показывает великого Уэйна Гретцки! Легенда пришла посмотреть на молодого вундеркинда! Было бы интересно послушать, о чём они будут разговаривать между собой. Мы немного отвлеклись, а между тем ещё один пас вразрез, обрезавший всю пятёрку гостей удался Расщепину! Партнёр по команде не подвёл! 4:1! И это первый период! Что будет во втором периоде, я даже боюсь представить!..
  
  Демид опустился на скамейку в раздевалке и только сейчас ощутил, как гудят ноги. Лёгкий налёт усталости быстро прошёл. В душе играла музыка. Демид играл в хоккей и наслаждался.
  "Сейчас бы восстановить нашу тройку из "Калгари", - размечтался Демид. - Натворили бы тут делов! Интересно, как дела у ребят? Надо попросить Крейна, что ли, чтобы связался с ними?"
  В раздевалку вошёл Биббл и прошёл прямо к Демиду.
  - Как самочувствие? В таком же темпе сможешь отыграть период? В третьем дам отдохнуть немного.
  - Смогу, - твёрдо ответил Демид. - Я и третий смогу отыграть в таком темпе.
  - Нет. Следующая игра с лидером нашего дивизиона Сент-Луисом. Поэтому побережём тебя немного. И готовься. Руководство клуба приготовило для тебя сюрприз, - Биббл многозначительно улыбнулся.
  - Опять сюрприз. Немного ли в последнее время для меня сюрпризов?
  - Радуйся, что они есть! Сюрпризы приятные, так почему бы не радоваться, а? Демид? Так, ребятки, готовимся на выход! Задачи прежние. Вы всё можете!
  Ощущение лёгкости не покидало Демида на протяжении всего периода. Два его паса помогли сделать приличный задел перед третьей двадцатиминуткой. Счёт 6:1 и даже самые последние скептики уверовали в победу команды, которая находится всё ещё в подвале турнирной таблицы. Охотники за скальпом Демида получили по заслугам от весёлого бородача с тёмным цветом кожи. Поляк американского происхождения под два метра ростом и широкими плечами жёстко мстил всем обидчикам лидера "Миннесоты". Биббл после каждого такого столкновения лишь посмеивался.
  Третий период Демид наблюдал со скамейки запасных. Тренер оказался прав. Нагрузка выдалась бешеная и не факт, что к следующей игре удастся восстановиться полностью. Биббл, словно чувствуя состояние Демида, так и не выпустил его на площадку. "Миннесота" выиграла 6:4, впервые с прошлого года!
  Героя встречи очень жаждали увидеть представители СМИ, но Бибблу чудом удалось договориться с журналистской братией, не останавливать Демида по пути в раздевалку.
  Возле раздевалки его ждал сюрприз...
  
  Глава 10
  Встреча, которой не должно быть
  
  Что-то знакомое показалось в фигуре стоящего у стены человека. Причём настолько знакомое, что защемило сердце. Демид остановился, пропустил партнёров мимо себя, не отвечая на их вопросы. Затем вгляделся в лицо и потерял дар речи.
  - Здравствуй, сын! - отец, а это точно был он, шагнул навстречу. - Вот когда удалось увидеться! Я уже не мечтал об этом.
  Демид стоял и не верил. Перед глазами полетели картинки детства. Прошлая жизнь из другого мира. Сердце бешено колотилось, рвало грудную клетку. Слёзы без спроса потекли из глаз.
  - Отец... - с трудом выдавил он, сделал несколько шагов навстречу, заключил в объятия и замер, сильно зажмурив глаза. - Отец...
  Они некоторое время стояли, крепко обнявшись, не обращая внимания на тех, кто проходил мимо. Демид не сдерживался, слёзы текли из глаз. Родной близкий человек, которого он уже никогда не мог увидеть, вдруг - живой! Потрясение! Мощнейший взрыв эмоций, переживаний, адреналина. Значит, в этом мире он не один! У него есть семья! Это чудо!
  - Иди, переодевайся и посидим где-нибудь, - отстранил Демида от себя отец, и смеясь добавил. - Не бойся, я не исчезну.
  Демид оглядываясь на него нерешительно шагнул в раздевалку. Ребята уже переоделись. И, как оказывается, не стали выходить, чтобы не мешать встрече. Сейчас они загудели, потянулись на выход с улыбками на лицах. Кто-то предложил Демиду быстренько переодеться и отдать ему свой баул с формой.
  Скорость переодевания и принятия душа была такой, словно устанавливался мировой рекорд. Несколько минут и Демид уже стоит напротив отца.
  "Он всё такой же, как я его помнил в прошлом мире. Небольшого роста, коренастый, открытый взгляд тёмных глаз, длинный чуб зачёсан направо, чисто выбрит. Он ниже на целую голову. Неужели он был ниже меня? Или я так вырос? Не помню. Я ведь даже на похоронах не был..."
  - О чём задумался? - отец заключил его в объятья.
  - Как долго мы с тобой не виделись!
  - И года не прошло, - ответил он. - Я получил телеграмму о твоей гибели, очень хотел попрощаться, но обстоятельства оказались превыше всего. Я думал, что остался на этом свете совсем один. И тут, что заставило меня прочитать статью в спортивной газете, сам не знаю. Открыл и ахнул! Ты! Я на эту игру специально прилетел, вопреки руководству. До вечера мы можем побыть с тобой.
  - Отец, а я ведь так и не знаю, кем ты работаешь?
  Он рассмеялся.
  - Я же говорил об этом. Не надо этого тебе знать. Лишние знания. И ещё, когда выйдем отсюда, называй меня Николас. Не спрашивай почему, просто так надо. Я всем представился, как друг твоего отца.
  Демид пожал плечами.
  - Хорошо, оте...Николас.
  
  Они сидели в маленьком кафе за круглым столиком в самом дальнем от входа углу. Отец сразу выбрал место спиной к стене.
  На непонимающий взгляд Демида, он ответил:
  - Не удивляйся ничему. Так надо.
  Они заказали сок. Мультифрукт. Любимый сок семьи.
  - Отец, я так рад тебя видеть! Можешь немного о себе рассказать?
  - Не стоит, сынок. Работа такая. Лучше о себе расскажи. На могиле матери был?
  - Отец, я после пожара, частично потерял память...
  - Я с момента похорон тоже у неё не был больше. Будешь в Союзе, навести. Первый квартал Первомайского кладбища. Главный вход. Найдёшь дерево с красным флагом на сучке, метра два от земли. Могилка рядом. Навести обязательно. Поговори с ней. Попроси прощения от меня и от себя. Я не знаю, смогу ли когда приехать на Родину. Пока обстоятельства превыше меня и моих желаний.
  Глаза отца повлажнели, он сделал небольшой глоток сока.
  - Расскажи о себе. Как нога? Протез чувствуется?
  Демид вопросительно поднял голову.
  - Не помнишь, значит. И ладно, - отец махнул рукой. - Главное, что всё в порядке.
  - Ты хочешь сказать, что вживлённый в меня протез, дело твоих рук?
  Отец рассмеялся.
  - Не моих. Коллеги постарались. Секретная разработка. Об этом молчок. Журналистам только дай волю, они всё перевернут, чтобы докопаться до истины. А мне и моим коллегам такое повышенное внимание ни к чему. Постарайся об этом никому не говорить. Как получилось, что играешь в НХЛ?
  - Отец. Как я могу тебя найти, если захочу увидеться? - проигнорировал вопрос Демид.
  - Николас, - поправил отец, пробежав глазами по кафе. - Здесь только один вариант. Когда я смогу найти возможность для встречи. Но такой открытой встречи, как сейчас, уже не будет. Издержки профессии. Я сам тебя извещу, если появится возможность. А теперь рассказывай всё по порядку...
  
  Вечером, на тренировке, Демид выглядел не совсем хорошо. В голову лезли всякие разные глупые мысли совершенно далёкие от хоккея.
  - Ты сегодня как сонная муха, - встретил Демида Слайт жёсткой фразой. - Почему не дорабатываешь? Ты хочешь стать звездой НХЛ? Или ты передумал стать лучшим? Соберись! Выкинь все мысли из головы! Биббл верит в тебя, и я верю, что ты сумеешь раскрыться. Надо всю энергию, все силы вкладывать в хоккей! Очнись, Демид! Пахать надо! Пахать! А не прогуливаться по площадке.
  Обиды не было, всё по делу. Попытки сконцентрироваться никак не получались. И уже в раздевалке к нему подошёл Биббл.
  - Демид, это связано с Николасом? Другом отца? Что-то произошло?
  - Всё в порядке. Просто давно не видел отца.
  - Понимаю. Но надо собраться. Ты в хорошей форме. Лучший бомбардир лиги и по очкам впереди всех. Вспомни, что обещал на пресс конференции!
  - Я понял, я соберусь.
  
  Демид вспоминал этот разговор в который уже раз, сидя в уютном кресле клубного автобуса. Меньше через три часа у них игра. А должного настроя на игру не было. "Сент-Луис" возглавляет на данный момент Центральный дивизион Западной конференции и практически не проигрывает в основное время. К тому в свои ворота не пропускает больше двух за игру. Вчера Демид посмотрел состав команды и нашёл только несколько имён, которые играли за команду в том мире. Тарасенко, О´Райли и Нолан. Остальные имена ничего не говорили. Возможно, что кого-то и подзабыл, но в основном встречалось не так много игроков, запомнившихся по выступлениям в том мире, откуда пришёл Демид. Здесь история развивается по своему сценарию, и игроки идут по своему пути.
  Неожиданно всплыла фраза, которая в момент встречи с отцом, прошла фоном. Кто сказал её не вспомнить, но сама фраза сейчас всплыла перед Демидом.
  "С тобой Гретцки хотел увидеться..."
  "Сам Гретцки!"
  Демид покрылся потом. Это же какое неуважение к легенде! К Великому хоккеисту! Он ведь с легендой даже и не мечтал увидеться! А тут!
  - Ты чего? - толкнул Демида датчанин Кристенсен, который последнее время стал напарником на площадке, в комнате отеля и садился рядом в автобусе или самолёте.
  - Вчера. Вспомнил. Когда... с Николасом разговаривал. Гретцки хотел увидеться со мной. А я пропустил мимо ушей. Проигнорировал.
  - Остынь. Биббл объяснил Уэйну ситуацию. Он ведь тоже человек. Понимает.
  - Всё равно неловко.
  - Неловко будет, когда не выполнишь условия пари, - засмеялся Кристенсен. - И придётся тебе жениться!
  - Ну уж нет, - заулыбался Демид в ответ. - Рано мне ещё жениться.
  - Пари не выполнишь - никто спрашивать тебя не будет! А ты её даже в глаза не видел! А она поди страшненькая! Но ты не бойся, стерпится, слюбится.
  - Брайан, я сделаю всё, чтобы этого не случилось.
  - Тогда надо было в пари добавить пункт на случай травмы, - включился в разговор всегда молчаливый вратарь команды.
  Демид задумался.
  "Вот ведь надо же! Я и не подумал об этом. Если сломают, то пари выиграет журналист. Надо в ближайшие игры набирать очки по максимуму".
  - И зачем ты вообще согласился на пари? - спросил с недоумением Биббл, незаметно подошедший у говорившим. - Брайан пересядь на время, мне надо с Расщепиным поговорить.
  Кристенсен зыркнул в сторону Демида и с таинственной улыбкой пересел на свободное место.
  Биббл опустился в сиденье рядом с Демидом, расправил полы пиджака. Немного ослабил узел галстука. Кашлянул. Вытер кулаком рот.
  - Как настроение? - не глядя на Демида, спросил он.
  - Нормальное, - ответил Демид.
  - Пари твоё, конечно, подогревает всех и зрителей стало больше ходить на матчи. Правда, тут спорно. Зрители идут на тебя. Чего тут скрывать. На твою игру, а потом уже на твои рекорды и твоё пари. Но я хочу поговорить о другом, - Биббл замолчал.
  - О чём же? - Демид перевёл взгляд на тренера.
  - Тебе нужен подносчик снарядов?
  - В смысле?
  - Распасовщик, который будет твоим партнёром по звену. Кристенсен хороший парень и игрок хороший, но он не универсал как ты и больше форвард оборонительного плана, чем атакующего. Ты вот клюшку можешь переложить с одного хвата на другой, а ведь девяносто процентов игроков мира так не умеют.
  Демид пожал плечами.
  - Я даже и не задумывался никогда каким хватом держу клюшку.
  - Это ладно. Руководство предложило нам, тренерам, найти специально для тебя партнёра по звену, распасовщика. Мы пытались договориться с клубами и агентами ребят, с которыми играл в "Калгари". Безуспешно. Такие цены нам не по зубам. Но мы нашли решение. Хотя спорили долго и серьёзно, - Биббл усмехнулся. - В общем мы решили, что окончательный выбор сделаешь ты. У нас две кандидатуры. Зак Сэнфорд и Юрий Валунников.
  Демид оживился при упоминании имени Валунникова.
  - Сразу скажу, что я за Юрия. Вы с ним уже играли и общий язык найдёте быстро. Но Зак парень с головой и может взять игру на себя. Валунников больше распасовщик. Манера игры обоих подходит конкретно под тебя. Почему я ещё выбрал Юрия. Ему без разницы на каком фланге играть и плюс может отработать в обороне. Зак только левый фланг и только атака. Площадку, правда, видит очень даже хорошо.
  - Тренерам виднее, - осторожно ответил Демид, а сам подумал про Валунникова, с которым было бы неплохо воссоединиться в одном звене. - И скорей всего, уже решено.
  Биббл немного помялся.
  - Можешь не отвечать. Просто для успокоения хотелось знать твоё мнение.
  - То есть всё решено? - Демид пристально посмотрел в лицо Биббла.
  - Решено, - согласился тот и улыбнулся. - Валунников.
  Сердце в груди подпрыгнуло. Встреча с отцом, с которым и не чаял увидеться, теперь Валунников, прямо чудеса какие-то.
  - Поднял настроение? - Биббл улыбался.
  - Ну, да, - согласился Демид. Юра поможет команде.
  Биббла сменил на сиденье Брайан и попытался выведать тему разговора. Демид ушёл от ответа и закрыл глаза.
  Под укачивание и ворчание мотора, Демид незаметно для себя задремал. Но поспать не получилось, так как подъехали к отелю. Игра через шесть часов. Тренировка через час.
  Время полетело быстро, словно кто-то ускорил минутную стрелку. Только что была тренировка, а уже команда стоит в коридоре дворца спорта в ожидании выхода на лёд на матч. В голове постоянно крутилась встреча с отцом. Валунников ушёл на второй план, даже предстоящая игра ушла на второй план. Странная и неожиданная встреча! Мир другой, развитие событий другие, история другая, но где вероятность того, что именно так и должно было случиться? Голова пухла от мыслей, которые забивали голову и не давали сосредоточиться на матче.
  Блюзмены сразу взвинтили темп и провели несколько острых атак, которые только чудом не окончились взятием ворот. Слайт нервно о чём-то переговорил с Бибблом и изменил тактику. Ничего не показывающего Демида отправил в четвёртую пятёрку.
  Биббл подошёл к Демиду.
  - Что случилось? Ты как будто вообще не здесь. Соберись! Сейчас твой выход!
  Демид попытался отбросить все лишние мысли и сосредоточиться конкретно на игре. Чтобы привести себя в чувство и сосредоточиться на нужном моменте осмотрел краги, постучал клюшкой о пол, со всей силы шлёпнул крагой по шлему.
  Смена пятёрок произошла, но из коматозного состояния Демид вышел не после вбрасывания шайбы, а только после того, как его мощным силовым приёмом припечатали к борту. Потом была встреча со льдом и удар головой о конёк игрока противника. Перед глазами проплыли радужные круги. И в это же самое время изнутри появилась та самая спортивная злость. Демид встал на ноги, восстановил концентрацию, неожиданно для всех обокрал нападающего соперника, сменил хват клюшки, с имитировал движение влево, но ушёл вправо и бросил в сторону ворот. Шайба прошла мимо, звучно шмякнулась о борт позади ворот. Отлетела в спину вратарю, и оказалась в сетке. Красный сигнал за воротами зажёгся не сразу. Поверить оказалось сложно. Главный арбитр встречи поехал смотреть повтор.
  Демид, как и вся пятёрка разместились на скамейке запасных и ожидали решение, глядя на табло и жуя капы.
  - Расщепин, без выкрутасов не можешь никак. Нормальные шайбы когда будешь забрасывать? - подобрался со спины Слайт. - Я, конечно, не против таких, как эта, но каждый раз гадаешь, засчитают или нет.
  Демид пожал руками и из бутылки с водой отправил в рот струю освежающей жидкости.
  В это время по стадиону объявили о том, что счёт в матче открыт и шайбу забросил Демид Расщепин. Почти половина трибун в радостном порыве начала скандировать: торнадо. Вторая половина смотрела на табло и на беснующихся болельщиков соперников в некотором недоумении. Но игра продолжалась, и это был всего лишь первый период.
  "Сент-Луис" отыгрался через пару минут, реализовав большинство, а ещё через пару минут перед самой сиреной счёт стал 2:1 в пользу хозяев площадки. Игроки "Миннесоты" поникли. Скорости, предложенные "Сент-Луисом" оказались слишком высокими.
  Разговор в раздевалке посеял лишнюю нервозность и накалил атмосферу. Как следствие - гол в дебюте второго периода. 3:1 с лидером уже серьёзно. Слайт нервно жевал резинку и ходил вдоль скамейки запасных, за спинами игроков.
  Демид выходил на площадку в четвёртом звене, которое практически не играло. Биббл косо поглядывал в его сторону, но молчал. Даже после заброшенной шайбы Демида не вернули в первое звено. Всё выглядело очень странно.
  В итоге второй период проигран с разницей в две шайбы. Могли получить в свои ворота больше, но вратарь сделал несколько невероятных сейвов, спасая команду.
  Во втором периоде Слайт учил как надо атаковать. Кричал, топал ногами, переходил от разбора игры одного игрока к другому. Таким команда его видела впервые.
  Стоило начаться третьему периоду, как шайба оказалась в сетке ворот "Миннесоты". Слайт затребовал видеоповтор и не ошибся. Шайба была заброшена коньком атакующей команды. Счёт на табло вернулся к 3:1. Но горький осадок остался. "Минни" сегодня выглядели беспомощно. Особенно в атаке. Если при обороне удавалось накрывать худо-бедно атаки соперников, то у чужих ворот не получалось ничего.
  Во второй половине третьего периода Демид заигрался и забыл смениться. Когда подъехал к скамейке для смены, то вся команда встала и не пустила его с криками: играй. Сначала Демид подумал, что тренер решил дать возможность поиграть, но вскоре понял - это воспитательная мера для тех, кто вовремя не сменяется. И он понял - шанс! Будет тяжело, но почему бы не наиграться вволю?
  Слайт стоял скрестив руки на груди и усмехался, глядя на Демида. Биббл нахмурился и стоял поодаль. Вся команда выстроилась вдоль бортика и следила за игрой.
  Демид доверился своему порыву, он словно стал частью стадиона, льда, шайбы...
  Никого вокруг не существовало, кроме площадки, партнёров по команде и соперников.
  Вбрасывание выиграно, но шайба летит к сопернику, который её не ожидал и потому немного замешкался, обрабатывая непослушный каучуковый диск. Демид рванул на него из центра вбрасывания и похоже напугал, раз тот решил избавиться от шайбы, просто бросив её в зону "Миннесоты". Шайба выиграна. Демид поднимает руку вверх и машет крагой себе за спину. Как ни странно, защитник его понимает и даёт пас на ход. Демид подхватывает шайбу, раскачивает соперника и обходит его. Делает замах для броска, под который ложатся сразу два игрока хозяев, обводит их и совершает кистевой бросок в верхнюю "девятку". Вратарь "Сент-Луиса" тянет вверх плечо, стараясь перекрыть путь диску, но тот всё равно влетает в сетку. 2:3 и это уже что-то. Забрезжили шансы на перевод игры в овертайм.
  При очередной смене Демид рванулся было на скамейку запасных, но остановился, встретился с усмехающимся взглядом Слайта и остался на площадке.
  "Решили проучить, значит. Хорошо. Играю пока не упаду без сил".
  И вновь Демид выиграл вбрасывание, и партнёры, словно сговорившись, играют на него. Как тут не совершить подвиг? Пас получен в средней зоне, набрана приличная скорость. Вход в зону соперника, размах и мягкий пас на подключившегося к атаке партнёра. Голкипер "Сент-Луиса словил "бабочку". 3:3! Автором гола оказался Брайан Кристенсен.
  Блюзмены собрались и устроили мощный шквал атак на ворота гостей. Дважды Демид принимал броски по воротам на себя, закрывая своим телом. Такой самоотверженности не ожидал даже Слайт.
  За минуту до окончания встречи, главный тренер попытался сменить Демида, но тут подъехал к нему, раскрасневшийся, досыта "наевшийся", но с горящими глазами на фоне текущего по лицу пота.
  - Коуч, я сделаю, - бросил он коротко.
  На что Слайт застыл на мгновение, а затем кивнул в знак согласия.
  Демид в очередной раз выиграл вбрасывание, обыгрался с партнёром, открылся, набрал скорость, но пас не дошёл. Чувство тяжести и усталости уже давало знать о себе, но Демид дал слово твёрдо решил сдержать его.
  Силовой приём пришёлся мимо, Демид увернулся в последний момент, хотя не видел соперника, находясь к нему спиной. Смена составов, шайба у Демида, он прокатывается за своими воротами, ускоряется, уворачивается от клюшки соперника, пересекает центральную зону. Наперерез бросается игрок со скамейки запасных с явным намерением сбить с ног, но промахивается всего на несколько миллиметров, чиркнув клюшкой по свитеру. Вот и чужая зона, справа защитник, впереди ворота. Демид перекладывает клюшку в левую руку, делая расстояние между игроком и шайбой. Защитнику ничего не осталось, как валить Демида на лёд борцовским приёмом. Мелькнул потолок, злорадная ухмылка огромного ростом защитника и шайба рядом с клюшкой. Ещё не коснувшись льда и находясь в полёте, Демид на "автомате" сделал движение клюшкой вперёд, вдогонку шайбе...
  Падение было не из приятных. На плечо с переворотом на спину и бонусом пришёлся удар головой о борт за воротами соперника.
  Демид ещё не успел прийти в себя, а над ним склонилось полкоманды с улыбающимися лицами.
  Стоило Демиду привстать на колено, как вся эта орава бросилась обнимать. Из всего гула он понял, что шайба оказалась в воротах. И матч выигран.
  Потом всё, как во сне. Слайт пожал руку, Биббл улыбнулся, Кристенсен что-то шептал в ухо. Демид, прежде, чем уезжать с площадки, провёл взглядом по трибунам, тормознул на табло с цифрами 3:4 и своей фамилией и обессиленный, уставший, покатился в раздевалку. Он дал слово и сдержал!
  Репортёры собрались у раздевалки и требовали Демида. Слайт пообещал, что на пресс-конференции, он будет.
  - Ты как себя чувствуешь? - опустился на лавку рядом Биббл. - С журналистами силы остались поговорить?
  - Можно как-то без меня? Муторно немного.
  - Без тебя нельзя. Первая звезда матча. Ты без смены провёл на площадке почти 7 минут. Я прекрасно понимаю твоё состояние, но надо. Натворил, так отвечай, - Биббл засмеялся. - Кстати, Робинсон, тот репортёр, с которым у тебя пари, тоже здесь. Так что иди к своему счастью.
  - Счастье - это играть в хоккей, - проронил Демид.
  - Как ты смог забросить в том положении, в котором находился? Клюшка у тебя практически за спиной была. Я раз пять смотрел повтор, но так и не понял, как можно было из того положения забить?
  - Случайно, - ответил Демид. - Можно я в душ схожу?
  - Давай герой, - Биббл встал, но не ушёл. - Там, кстати, ещё и молодая леди тебя желает увидеть.
  Демид с полотенцем на торсе затормозил по пути в душ.
  - Кто такая?
  - Интересно? Вот и мне интересно. Я её впервые вижу. Так что пресс-конференция обещает быть жаркой. Готовься.
  
  Ноги казались ватными и непослушными, сердце отчего-то билось громко-громко. Демид волновался перед выходом к журналистам. Вроде уже далеко не первая пресс-конференция, но именно сейчас он волновался больше всего.
  Когда Слайт и Демид вошли в зал, со всех сторон защёлкали фотоаппараты. Журналисты мешали друг другу, стремясь сделать более удачный кадр. Уже за столом Демид обвёл собравшихся взглядом. Зал казался слишком маленьким для такого количества журналистов. Немного не рассчитали организаторы.
  "Где Робинсон? Что-то не видно его. Некоторых журналистов я уже узнаю. Постоянно вижу их на конференциях. Но много и новых. Робинсон? Ты где? И чего мне этот Робинсон дался? Надо настроиться, а то буду мычать или молчать. И всё-таки где в этой толпе спрятался Робинсон?".
  Демид положил руки перед собой и тут же убрал их под стол. Они слишком заметно дрожали. Слайт в отличие от него был спокоен. Да и чего ему волноваться. Команда выиграла тяжёлый матч. Он на коне. Радость переполняет его. Всё-таки не каждый день обыгрываешь лидеров дивизиона и всей конференции.
  - За своей статистикой следишь? - наклонился к уху Демида Слайт. - Сколько у тебя очков в сезоне на сегодня?
  Демид помотал головой.
  - А зря.
  Пресс-конференция началась и журналисты потянули руки вверх, чтобы задать свой вопрос.
  Длинноволосый журналист с неопрятной причёской получил право задать первый вопрос.
  - Я, думаю, что все собравшиеся хотели бы узнать, как рождался шедевр. Что думал Русский Торнадо, когда его борцовским приёмом подняли в воздух? Как можно было видеть шайбу спиной и играть клюшкой в полёте? У меня вообще этот гол не укладывается в голове. Моё восхищение и вопрос: как?
  Слайт улыбнулся и откинулся в кресле. Демид немного растерялся. Потёр вспотевшие ладони о штанины брюк.
  - Я не знаю, что сказать. Так получилось, - проговорил Демид и покраснел. - Я сделал в том эпизоде всё, что смог.
  По залу прокатилась волна возбуждения.
  - Мне кажется, что Русский Торнадо слишком скромен. Такие шедевральные голы забиваются только настоящими мастерами!
  - Вы преувеличиваете, - пришёл на помощь Слайт. - Гол превосходный и смотрится потрясающе и не отнять здесь таланта исполнителя, но давайте посмотрим с другой стороны. Не будь контакта со стороны защитника, каким бы вышел гол? Значит у гола есть ещё один автор - Мел Тарктон, если не ошибаюсь. Вроде так зовут этого защитника?
  Слайт посмотрел на тренера "Сент-Луиса", тот согласно кивнул.
  - Господин Слайт, - интеллигентный парень в синем костюме с блестящими очками на кончике носа медленно выговаривал следующий вопрос. - Вы ожидали сегодня победы? Только честно!
  - Я всегда ожидаю победы. Сегодня я верил вот в этого парня. И он меня не подвёл, как и вся команда.
  - У меня вопрос к Торнадо, - пожилой мужчина с длинными усами спросил из задних рядов. - До конца регулярного чемпионата осталось всего пять игр. Интересно знать, отслеживает ли Торнадо количество набранных очков?
  - Нет.
  - А как же спор? Мы все живём в предвкушении либо рекорда по очкам, либо свадьбы с неизвестной невестой.
  - Настолько ли неизвестна она вам? Журналисты всегда всё знают, - выпалил Слайт.
  - Попытки были обнаружить следы этой особы, но, увы. Может мистер Робинсон нам поведает, кто же всё-таки она?
  - Спор, есть спор. И приз будет в конце спора, - раздался голос Робинсона из конца зала. - По поводу леди вы удивитесь. Потом.
  - Что значит, вы удивитесь? - раздался звонкий голос молодой журналистки. - Мы её знаем?
  - Возможно. Господа, сейчас пресс-конференция героя матча, а не моей сестры. Давайте я задам вопрос. Демид, ты так легко принял пари, что поставил меня в затруднение. Но сейчас, когда за пять игр до окончания сезона осталось набрать всего каких-то три очка, я понимаю, что уже тогда для Русского Торнадо это не являлось проблемой. Во всяком случае, как я и говорил, мистер Расщепин останется в выигрыше. А вопрос у меня такой. "Миннесота" при любых раскладах в плей-офф не выйдет. Останется ли Расщепин в команде или будет обменен?
  - На этот вопрос отвечу я, - Слайт прочистил горло. - Торнадо останется в клубе.
  - После окончания сезона пройдёт Кубок Мира. Торнадо буде играть в сборной СССР? - выкрикнул кто-то.
  - Этот вопрос лучше задать тренеру сборной СССР, - ответил Демид.
  - Неужели у такого видного парня нет невесты? - неожиданно раздался вопрос из центра зала.
  Демид выловил взглядом привлекательную брюнетку с аккредитацией журналиста, которая кого-то ему напомнила, и вдруг сердце застучало чаще и громче.
  - Вы претендуете на это место? - неожиданно спросил Демид срывающимся голосом и густо покраснел...
  
  Глава 11
  Что это на самом деле?
  
  Никто не ожидал, что борьба за молодого талантливого хоккеиста разгорится не только между командами НХЛ прошедшими в плей-офф, но и юными особами на пресс-конференциях. Если до этого фанаток удавалось сдерживать на расстоянии от Демида, то сейчас они перешли в наступление друг на друга!
  Молодая леди, молчавшая практически всю конференцию, вцепилась в волосы журналистки. Их с трудом разняли. Через минуту другая журналистка дала пощёчину Робинсону. После этого пресс-конференция превратилась в фарс.
  Уже в коридоре Слайт озадаченно сказал Демиду:
  - Знаешь, парень, после такой вечеринки я боюсь находиться рядом с тобой. Порвут на лоскутки и не заметят. Надо что-то решать с твоей безопасностью. Хоть охрану нанимай только для тебя! Вот тебе и пари!
  Полиция и служащие стадиона с трудом сдерживали толпу юных особ и незамужних женщин, среди них мелькали, кстати, и парни. Коридор из людей, по которому проходили хоккеисты в автобус колебался, словно штормовые волны. А когда появился Расщепин, то коридор сузился до предела. Руки из толпы цепляли одежду, волосы, щипали. Демид с каждым шагом боялся, что его раздавят. Но вот спасительные автобусные двери. Руки, помогающие войти внутрь. Всё будто во сне!
  - Любовь народа - сильная вещь! - сказал кто-то из хоккеистов.
  - И безжалостная! - добавил другой. - Тут от любви могут и задавить и разорвать на части.
  - Демид, - раздался голос Биббла. - Сегодня ночуешь на базе. В квартирку лучше не ходить. Не дойдёшь. Женская любовь предела не знает.
  Он усмехнулся.
  - И по клочкам тебя собрать не получится, - засмеялся Кристенсен.
  Демид спрятался за шторкой, чтобы толпа не разглядела его с улицы и задумался. Толпа не расходилась, гудела, слышались женские голоса, которые выделялись из общего гама. Настоящее безумие! И все эти дамы собрались ради него! Не такой ли славы он всегда желал? К этому он шёл? Или всё-таки именно хоккей, сама игра важнее всего того, что творилось снаружи?
  Как-то неожиданно, остро и жёстко ударили вопросы по сознанию. Он ведь всегда хотел славы, известности, любви фанатов, признания! И вот на - получи и распишись! Была и другая мысль - за всё это надо платить! Две жизни, в которых он сумел пробиться в хоккейном мире на вершины. И, в общем-то, каких-то особых усилий не прилагал. Любовь к игре так повлияла или причастность к сказке? Скорее второе. Сказка. Сказочные герои, необычные способности. Прошлая жизнь оказалась короткой, но какой насыщенной! Да и эта не отстаёт от той! Не жизнь, а сказка! Всё есть! Всё включено! Слава, любовь, любимая игра, уважение и почёт! Но...так не бывает! Что-то здесь не правильно!
  Демид закрыл глаза. В голове с бешеной скоростью пролетали мысли, некоторые он даже не успевал осмыслить, как их сменяли другие. Невероятный матч, поклонницы, странная пресс-конференция. Почему-то сейчас ему казалось, что всё произошедшее с ним нереально. Всё это фикция! Самая настоящая сказка, но не наяву! Не наяву? А где тогда?
  Демид открыл глаза. Автобус выезжал с территории стадиона, фанатки, самые упёртые, продолжали бежать рядом. В салоне автобуса, рядом, сидели партнёры по команде, тренеры, массажисты, врач. Если это всё не наяву, то где? Странный вопрос прицепился и не хотел уходить. Демид пытался думать о другом, но постоянно перескакивал обратно на волнующую тему. Перед глазами пролетели обе его жизни, и в принципе, у них много общего. Вот ещё один вопрос, а были ли эти две жизни наяву или они придуманы?
  После пожара он не испытывал каких-либо особых проблем. Даже бандит, как его звали там? И не вспомнить. Он ничего сделать проблемного для него не смог! Раз и другая жизнь и нет того грозного гангстера! Правда и друга потерял, и Полину...
  Полина! А ведь та журналистка, которой он так нахально заявил, что она метит на место его невесты, очень похожа...на Полину! Да чего, похожа! Скорее всего это она и есть! Но как? Опять сказка? Волшебство? Всё, я совсем запутался! Получается вся моя жизнь - сказка, придуманная кем-то?
  От этой мысли Демида бросило в пот.
  Я - игрушка в чьих-то руках! Неизвестный кукловод дёргает за нитки и ведёт меня по жизни. Стоп, стоп! Если оглянуться назад, то никакой другой жизни у меня нет, кроме хоккея! Я не прочёл ни одной книги, я забыл, что был блогером. Я...
  Отец! Он так резко появился в моей жизни! Но ведь он умер...Давно...
  Я много думал о нём раньше и жалел, что не мог встретиться. О Полине я тоже думал и...
  Параллельный мир. В нём много людей, которых знал. Но этот мир второй жизни построен иначе и развивается по совершенно иному пути. Пусть так. Понять бы, реальность это или нет? И все эти сказочные герои. С этими более или менее понятно. Привиделись. А вот всё остальное?
  Демид ущипнул себя. Больно! Только всё равно ощущение нереальности. Вот как понять, что ты здесь и сейчас, а не витаешь в облаках лёжа в реанимации в коме? События? Боль? Люди? Всё вокруг, вроде, как и реально...
  Надо освободиться от всех этих мыслей. Выкинуть из головы и жить дальше. У меня есть отец, хоккей, друзья, пари...
  Голова разболелась от навалившихся мыслей, от непонимания, от усталости. Мерное раскачивание мягко идущего автобуса сморило в сон...
  В расположении команды, на базе, его ожидал Крейн. Уставший, ссутулившийся, нервный человек, что на него нисколько не походило. Агент Демида избегал смотреть в глаза.
  В комнате они находились вдвоём, и никто не мешал им разговаривать. Крейн сидел на стуле за столом с потухшим взором.
  - Вольф, что случилось? Ты сам не свой, - спросил Демид. - Я тебя таким никогда не видел.
  - Я сам себя таким никогда не видел, - вздохнул Крейн и помассировал висок пальцами. Его мохнатые брови обвисли.
  Демид не торопил события и ждал разъяснений.
  Крейн тяжело вздохнул, грузно встал и медленно подошёл к окну. Приподнял занавеску и некоторое время вглядывался во тьму.
  - Ты должен проиграть пари, - глухо выдавил из себя он.
  - Проиграть пари? - не поверил Демид. - Зачем?
  - Если бы я знал, то уже бы действовал, - глухо ответил Крейн. - А я не знаю! Кто, зачем, для чего?! Не знаю!
  Он повернулся к Демиду лицом. Нижняя губа подрагивала.
  - Меня предупредили. По телефону. Сразу после пресс-конференции. Мои родные уже у них в заложниках. Ты вправе делать так, как пожелаешь. Я не твой отец и даже не родственник.
  - Какие у них условия? - спросил Демид севшим голосом.
  - Условия? Проиграть пари!
  - Но если нет, то тогда что? Что будет с вашей семьёй?
  - Не знаю, - Крейн присел на кровать рядом с Демидом. - Скорее всего - убьют. Я прожил большую жизнь. Провёл огромное количество разговоров. Могу по голосу определить, хитрит человек, врёт, боится или ещё что. Этот голос не давал повода усомниться в том, что действовать они будут жёстко.
  - Неужели они пойдут на убийство? Может это всё розыгрыш?
  - Читай, - Крейн вытянул из нагрудного кармана листок. - Это лежало под дверью моей квартиры.
  "Мы верим в ваше благоразумие, господин Крейн. Обстоятельства таковы, что обязаны подействовать на вашего русского подопечного Расщепина и не допустить выполнения пари. В противном случае могут последовать меры в отношении вашей семьи. Подумайте, кто вам дороже?"
  - И что? Ничего нельзя сделать? А полиция?
  - Демид, какая полиция? Ты о чём? Если они подключаться, то шансы семьи выжить уменьшаются намного.
  Перед Демидом сидел не тот человек, которого он знал. Другой, отчаявшийся, из этого усталого, сникшего, будто вынули стержень. И постаревший. Очень сильно постаревший и будто уменьшившийся ростом. Его отчаяние было слишком велико, чтобы Демид не принял участие в его беде.
  - Вольф, я не знаю что там за сестра у журналиста. Жениться я не собирался, - Демид встал и прошёлся по комнате, затем остановился и взглянул на Крейна, который смотрел на него в ожидании решения. - И желания никакого нет связывать свою судьбу с неизвестной женщиной. Да и рекорд побить дорогого стоит.
  Демид вспомнил свои размышления в автобусе. И, вдруг, эти размышления продолжились.
  "Рекорд? Слава? Но всё это иллюзорно. Не в этом суть жизни. Не в этом. А в чём? В чём суть жизни? Если учесть, что это моя вторая жизнь. Вторая жизнь. Звучит как фантастической книге. Если это не настоящее, а сон, иллюзия, морок, или что там может быть ещё? Что тогда реальность? Крейн - реальность? Я могу его потрогать, он существует, сидит на кровати и выжидательно смотрит на меня. От моего решения зависит его будущее и будущее всей его семьи. Как ни крути, но он сейчас - реальность! Значит, что происходит со мной тоже реальность? Ладно, будем исходить из этого. Всё реально. На одной чаше весов моя слава и вознаграждение, а с другой человеческая жизнь. Семья Крейна мне незнакома, но сам Крейн очень много сделал для меня".
  - Знаешь, Вольф, я многим тебе обязан. Ты всегда был со мной честен. И как бы мне не хотелось сохранить свою независимость, я готов проиграть пари.
  Крейн пристально вгляделся в лицо Демида, его брови немного поднялись.
  - Для тебя хоккей значит всё...
  - Хоккей никуда не денется со своими рекордами, и с женой можно развестись, а вот потеря друга - это серьёзно.
  Крейн сорвался с места и сграбастал Демида в объятия. Его мокрое лицо, преисполненное чувств, уткнулось ему в плечо.
  В это время раздался стук в дверь. Оба вздрогнули от неожиданности. Демид отстранил от себя Крейна и подошёл к двери.
  - Кто там? - спросил он, ощущая что-то нехорошее.
  - Вам телеграмма, - раздалось из-за двери. - Вы же Демид Расщепин?
  - Ну, да, - ответил Демид и открыл дверь.
  Почтальон протянул бумагу для росписи, а затем вручил бланк телеграммы и ушёл.
  - Если вы выиграете пари, то ваш отец умрёт, - прочитал вслух Демид и поднял глаза на Крейна, который весь сжался и стал ещё более маленьким. - И как это называется?
  Из Крейна словно выпустили воздух, он превратился в маленького сгорбившегося старичка с обвисшими вниз бровями. Сделав два шага, он безвольно плюхнулся на стул и замер.
  "Интересное дело! Две записки, совершенно с противоположными требованиями. И это очень похоже на розыгрыш. Тогда вопрос: кому и зачем понадобился розыгрыш?"
  Демид присел на кровать, не выпуская из рук записку.
  "Странные записки. Обращаются вежливо на "вы". В одной намекают на действия, в другой говорят прямо. Получается надо сделать выбор. Но какой? Могу я пожертвовать отцом? Мы с ним долго не виделись и неожиданно встретились. Чудо? Да, чудо. И теперь я должен решить, кто останется жить? Отец или семья Крейна? Наверное, отец. Родная кровь. Мой единственный близкий, член семьи. А у Крейна семеро, из них двое детей до десяти лет. И я ему уже слово дал. А я могу приговорить отца к смерти? По сути нас ничто кроме родственных связей и не связывает. Внезапно пришёл и так же растворился. Внезапно. Но он мой отец! А они..."
  Демид посмотрел на ссутулившегося Крейна, который обречённо смотрел в пол.
  "Вольф мне ближе, чем отец. Он сделал для меня очень и очень много. Спасу отца, убью Вольфа и его семью. Как ни крути, но так и так кто-то должен..."
  Договаривать не хотелось.
  - Вольф, я проиграю пари.
  Крейн дёрнулся, поднял голову и чуть заметно кивнул.
  - Ты же понимаешь, что никто не должен знать о похищении и записках?..
  
  - Расщепин! Что с тобой случилось? Ты вообще играть собираешься? - Слайт нервничал и не знал что делать.
  Команда проигрывала игру 0:6 и являлась очень слабой тенью себя самой двухдневной давности.
  Демид тяжело дышал после смены и плохо слышал слова Биббла. Разговор с Крейном и тексты записок постоянно стояли перед глазами, и впервые Демид был далёк от хоккея.
  - Ты слышишь меня? - встряхнул за плечо Биббл.
  - Да, - кивнул Демид, словно выныривая из своего состояния.
  - Кроме этой осталась всего одна игра. Ты собираешься выигрывать пари и ставить новый рекорд лиги?
  Демид промолчал, в груди клокотал вулкан чувств. Правильно ли он всё делал или нет? Но выбор сделан. Можно всё изменить, но будет ли он сам себя потом уважать? Что скажут об этом другие? Хотя другие пусть говорят что пожелают. До них нет никакого дела.
  - Ты вообще что-то слышишь? Ты сейчас где находишься? - это был уже Слайт. Его хмурое лицо не предвещало ничего хорошего. - Со мной на послематчевую конференцию пойдёшь. Расскажешь, почему проиграли и где ты витал, в каких облаках, когда команда сражалась на площадке.
  
  Взгляд сразу выхватил весёлого Робинсона в первом ряду конференц-зала и девушку-журналиста в третьем, которая стояла и смотрела прямо на Демида. Сердце застучало быстрее обычного. Остальные репортёры шептались, размещались, улыбались. Слайт устало опустился в кресло за столом с маленьким микрофоном и тяжело посмотрел на Демида, который присел в соседнее кресло. Вслед за ними свои места заняли тренер и игрок соперников. Когда в зале немного стих гул голосов началась пресс-конференция. Представители СМИ, что очень странно, совершенно забыли о победителях и накинулись на побеждённых.
  - Мистер Слайт, насколько я помню, это первая провальная игра команды. С чем это связано? - спросил журналист в тёмном костюме, выпятив вперёд верхнюю губу.
  - У всех бывают взлёты и падения, удачные игры и не очень. Сегодня был не наш день.
  - Вопрос к "Торнадо", - помялся хиленький мужичок с блокнотом и запасной ручкой за ухом. - Во время игры сложилось такое впечатление, что вас на площадке вообще не было. Мы не увидели стремительного и нацеленного на ворота торнадо. Мало того, ни одного броска по воротам не увидели. И сложилось такое впечатление, что лучший бомбардир лиги специально старался не забить. Исходя из сказанного, сам вопрос звучит так: на вас идёт давление со стороны тех, кто желает провала вашего пари или тех, кто не желает побития рекорда?
  Мужичок оглянулся в зал, затем задержал взгляд на Робинсоне и улыбнулся.
  Демид растерянно бросил взгляд на Слайта, на мужичка, на Робинсона, на девушку-журналиста. Посмотрел в зал. Все, без исключения, с интересом ждали ответа.
  "Он что-то знает! Или вообще связан с теми, кто затеял нечестную игру. Вот так, сходу, задать такой вопрос! Но как отвечать? И что отвечать?"
  Демид кашлянул, прочищая горло, не торопясь налил в стакан минералки, пригубил.
  - Можете представиться, кто вы и откуда? - голос показался чужим и звучал глухо.
  - Люк Чистверейл, издание "Североамериканский хоккей".
  - Господин Чистервейл, вы задали такой сложный вопрос. Почему вы решили, что на меня идёт давление?
  - Это видно не вооружённым глазом, - не моргнув, сразу же ответил журналист.
  - На меня давит всё. Рекорд, ожидания болельщиков, тренера, команды, пари. Я постоянно нахожусь под давлением. Возможно, что сегодня не мой день, и я не смог преодолеть это нешуточное давление.
  - Вы говорите так, словно пытаетесь кого-то выгородить, - усмехнулся Чистервейл и Демид заметил его мимолётный взгляд влево. - Или у вас появились личные проблемы? А то ведь одна игра и пари может быть проиграно. А значит, сестра мистера Робинсона станет вашей избранницей.
  Журналист растянулся в улыбке, а по залу прошёл гул. Демид исподлобья бросил взгляд в ту сторону, куда мимолётно глянул Чистервейл. Среди журналистов выделялся высокий худощавый старик с прилизанными седыми волосами и презрительной ухмылкой на лице.
  "И кто это такой? На журналиста вообще не похож. Аристократ. Гордый взгляд. Пренебрежительное отношение к происходящему".
  Демид неожиданно потерял нить разговора и прослушал вопрос, на который пытался ответить Слайт, решивший выручить своего игрока.
  - Мистер Слайт, вы не в курсе дел вашего подопечного, пусть "Торнадо" сам ответит.
  - Можно повторить вопрос? - Демид повернулся к круглолицему полному журналисту, сидящему рядом с Робинсоном, и увидел в них радость и презрение.
  - У вас осталась всего одна игра, а для подтверждения рекорда и победы в пари, надо набрать три очка. Признайте уже своё поражение и женитесь на таинственной особе. С такой игрой, как сегодня, у вас нет шанса выиграть пари.
  - И где тут вопрос? - усмехнулся Демид. - Вы уже всё для себя решили. А для меня пока есть небольшая возможность, буду бороться. Да и в хоккей я играю не ради рекордов. Мне просто нравится играть в хоккей! А что относительно сестры мистера Робинсона, то почему бы и нет? Я может хочу жениться именно на ней!
  - О, тут пахнет заговором! - завопил двухметровый детина из задних рядов. - Робинсон подкупил Расщепина или наоборот, неважно. Главное, что они оба не против свадьбы! Это заговор, господа! Нечестный заговор! Нас обдурили! Я требую аннулирования пари!
  - Мистер прав! Пари нечестно! Вы преследовали корыстные цели!
  Демид опешил от внезапно ожившего зала и от обвинений. Робинсон сидел бледный и не знал что делать.
  - Мистер Расщепин, вы специально слили игру!
  - Мы этого так не оставим!
  - Робинсон! Чего молчишь? Скажи уже!
  Слайт наклонился к уху Демида.
  - Знатный скандальчик ты устроил.
  - Причём тут я?
  - Пари подстроено? Можешь не отвечать. Слишком всё на поверхности. Решил увеличить себе славу скандалами? Я точно знаю, что у Робинсона нет сестры! Молчал и не понимал, что за этим стоит. Теперь понятно.
  - Вам понятно, а мне нет! - со злостью прошипел Демид. - Я это пари принял за чистую монету и...
  - Хватит, Расщепин, не хочу слушать, - отвернулся Слайт и с безразличным видом откинулся на спинку кресла.
  Зал шумел. Кое-где произошли стычки между журналистами.
  - Мистер Расщепин! - раздался голос в гудящей толпе. - Скажите правду!
  Голос магически подействовал на всех и десятки глаз устремились в сторону Демида.
  - Я всегда говорил правду, - начал Демид, и зал недовольно зашумел. - Я всегда говорил правду!
  Демид встал и сверху вниз посмотрел на журналистов.
  - Никакого сговора не было. Робинсон предложил пари, я согласился. Здесь всё честно. Никто и никого не обманывал.
  - Бабушке своей расскажи, - крикнул кто-то.
  - Себе хоть не ври! Решил через сенсацию славы хапнуть? Не выйдет!
  - Хотите верьте, а хотите не верьте. Давайте мистера Робинсона спросим. Он же...
  Вот только Робинсона на месте уже не было.
  - Он же только что был здесь! - Демид обозлился и уже был не в силах себя сдерживать, его понесло. - Хорошо! Меня разыграли в тёмную и виноватым оказываюсь я. Так ведь по-вашему?
  - Конечно, ты! Какой ещё дурак согласится на идиотское пари? - усмехнулся Чистервейл.
  - А чтобы вы сделали, если у вашего агента и друга похитили бы семью и потребовали отказаться от победы в пари? Намекая, что семью убьют? А там два ребёнка до десяти лет! Вы бы смогли играть в хоккей и бить рекорды? Мало того, потом принесли ещё одну записку, в которой требовали победу в пари, а если не соглашусь, то убьют моего отца! - Демид понимал, что наговорил лишнего, что возможно, решил участь и семьи Крейна, и своего отца, но вот остановиться уже не мог. - Я не знаю, розыгрыш это или всё серьёзно. Не знаю кто, и с какой целью подстроил это пари. И не знаю, какие теперь будут последствия.
  Демид устало упал в кресло. Голова раскалывалась от напряжения и шума. Он видел, как к нему пытались пролезть несколько человек из журналистов, но их остановили и не пустили. И вообще, как-то быстро рядом не оказалось Слайта, тренера и игрока соперников. Журналисты что-то кричали, спрашивали, но Демид будто отключился, и восприятие окружающего мира стало нереальным.
  
   От резкого запаха нашатыря Демид резко дёрнул головой и пришёл в себя. Он сидел в кресле, но кабинет ему был совершенно незнаком. Напротив массивный стол из тёмного дерева. За столом сидит тот самый старик, на которого косился Чистервейл. Он спокойно смотрел на Демида, и на лице не отражалось ни капли эмоций. За спиной Демид ощущал присутствие ещё одного человека.
   Слева и справа вдоль стен тянулись полки с книгами, вверху упираясь в высокий потолок. На столе горела старомодная лампа с выцветшим абажуром.
  - Как себя чувствуете, молодой человек? - спросил старик и неожиданно улыбнулся.
  - Попить бы чего, - сказал Демид, ощущая сухость во рту. - Где я?
  - Чай, кофе или что-то покрепче?
  - Чай с сахаром, если можно.
  - Можно, конечно, - старик опять улыбнулся. - А находитесь вы у меня в кабинете. Задали вы нам задачку. Чуть все планы не порушили. Тщательно спланированная операция чуть не погибла из-за вашей невоздержанности на пресс-конференции. Вас же просили никому и ничего не говорить, а вы всё выдали журналисткой братии. Правда, это неожиданно нам помогло.
  В руки Демида кто-то подал из-за спины чашку с чаем.
  - Вы уж, Демид, простите меня старика. Я не могу назвать своей фамилии в силу некоторых причин, так что зовите меня просто Андрей Владимирович, хорошо?
  Демид кивнул и глотнул ароматного чая.
  - Так вот, вы ведь попали в наш мир не просто так, - Андрей Владимирович помолчал, но не дождавшись реакции Демида, продолжил. - Ты не обычный обыватель, а человек сказки. Спасая домового в корзине, ты выбрал свой путь.
  - То есть всё, что со мной происходило - сказка? И к реальности не относится?
  - Кто тебе сказал, что сказка не относится к реальности? Сказочные герои также реальны, как и ты. Ты же разговаривал с ними! Пользовался сказочными чудо-вещами! В сказочной реальности всё немного по-другому, конечно, - Андрей Владимирович усмехнулся. - В общем, всё, что с тобой происходило, всё было по-настоящему!
  - А пари...
  - Не будешь перебивать, то и до пари дойдём. И так. Нам пришлось забрать тебя из твоего мира, чтобы выманить в наш мага-убийцу, который является одним из придворных князя тьмы. Князь давно от него отказался. А Нириф, так зовут мага, своего рода фанатик. Он уничтожает всех светлых сказочных героев. Работает одиночкой. Мы его не могли выловить два столетия. Он постоянно исчезал после очередной пакости. Ты уж извини, что сделали тебя наживкой. Так получилось. Ты сам перешёл ему дорогу, обратил на себя внимание. Мы только ухватились за такую возможность и вырвали тебя в наш мир, чтобы князь последовал за тобой.
  - И где я ним пересёкся? - недоверчиво спросил Демид.
  - А Граф? Смешно, конечно, князь стал графом, будто других кличек нет.
  - В этом мире он совсем не похож на того.
  - Изменить облик для него не проблема. Дальше. У нас созрел план взять эту тёмную личность на живца. Он знал, что ты связан со сказкой. И мы очень долго за тобой следили. Крейн наш человек. Спец! Настоящий хоккейный агент. Вот его мы и приставили к тебе. Сначала думали, что "Калгари" подойдёт в самый раз, но потом появилась прекрасная возможность устроить тебя в "Миннесоту". Потратились, конечно, но зато дело провернули. Жаль Филя погиб. Это твой тренер, который был до Слайта. Филю мы приставили к тебе и Нириф его раскрыл. Тут мы поняли, что Нириф использует тебя, чтобы достать сказочных персонажей. Он не будет охотиться на тебя. Пришлось всех наших убрать от тебя подальше. И ждали, когда Нириф сделает следующий шаг. И никто не мог ожидать, что он появится в облике твоего отца. Наш прокол. Мы придумали это идиотское пари, и ты согласился на него. Хотя мы не рассчитывали на это. Пришлось немного поменять планы и отталкиваться от твоего согласия. Ход с семьёй Крейна и с запиской об отце подсказал Робинсон. Да, это тоже наш человек. Так вот, благодаря твоей игре, славе, пари мы нашли Нирифа. И на последней игре мы хотели его взять, но ты смешал нам все планы своей невоздержанностью. Всё разболтал журналистам.
  - Так получилось, - пробормотал Демид, шмыгнув носом.
  - Не суть. Главное то, что Нириф прокололся! Прокололся прямо на пресс-конференции!
  - Я не виде его, - Демид посмотрел на довольного Андрея Владимировича.
  - Видел! Девушка-журналист!
  - Не может такого быть! - воскликнул Демид, вспоминая, как бешено стучало сердце.
  - Ещё как может. Облик поменять для него не проблема. Робинсон молодец, вовремя сориентировался и сумел нейтрализовать мага при помощи нашей охраны. Так что дело сделано! У тебя впереди игра! И пари ты можешь выиграть!
  - А разве пари не отменили?
  - Зачем? Пусть всё идёт так, как идёт. А мы посмотрим, сможешь ты выиграть пари или нет.
  - А что дальше?
  - Дальше? - Андрей Владимирович улыбнулся. - Живи, играй. Нужен будешь, позовём. Ты ведь человек сказки...
  
  Демид выходил на ледовую площадку с одной мыслью - выиграть пари, набрать недостающие для этого три очка. В плей-офф "Миннесота" не попадала, но громко стукнуть дверью в последней игре регулярного сезона надо! И пусть соперник сложный - "Детройт". Сейчас это было не важно.
  Он посмотрел на трибуны, где сидели Андрей Владимирович, Крейн, Робинсон, рядом тёрся стадионный, и сидела...Полина.
  26.09.2020 года
  г.Новосибирск
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"