Гарольд Бранд: другие произведения.

Осеннее равноденствие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
  • Аннотация:
    "А свобода - за нее всегда нужно платить. Открывая подземелье, вы можете выпустить оттуда крыс, зараженных неведомой болезнью, или самого князя Тьмы."

  В салоне мадам де Ренье было скучно, как всегда. Можно было и не приходить сюда, чтобы снова в этом убедиться. Но ведь Амели моя подруга, и ей непременно хочется видеть меня у себя, хотя бы раз в неделю. Она встретила меня с обычным восторженным видом, к которому примешивалась некоторая суетливая таинственность.
  - Луиза, милая, - воскликнула она, подхватив меня под руку. - У меня есть восхитительная новость! Мой кузен Поль вернулся из Австрии. Ты помнишь шалунишку Поля? В сущности, он самодовольный дурачок, но милый.
  - Конечно, помню, Амели. Он был отчаянным лгунишкой. А теперь он собирается писать книгу о путешествиях?
  - Ну, разве это не чудесно, Луиза? Он обещал посетить нас сегодня, но, боюсь, как всегда, придет с опозданием... Это так занимательно! Между прочим, с ним приехал в Париж его новый знакомый. Какой-то венгерский князь или барон и, говорят, он очень богат и хорош собой. Только подумай, как романтично! Надеюсь, Поль приведет с собой этого милого дикаря. Это бы нас развлекло.
  - Я очень рада. Давно уже не происходило ничего интересного. А Поль, хотя бы, умеет рассказывать.
  - Ничего интересного? Ах, Луиза, ты так привередлива! - засмеялась Амели.
  Прохладный осенний вечер. В уютной светлой гостиной горел камин, приятно потрескивали сосновые поленца. Гостей сегодня было совсем немного, и конечно же, мужа Амели среди них не было. Человек уже почтенного возраста, он предпочитал тихую и здоровую жизнь в поместье столичной неразберихе. Общительной и энергичной Амели он не мешал, всецело ей доверяясь - главное, чтобы она не тормошила его лишний раз, а в остальном, пусть делает, что хочет. И так они прекрасно ладили.
  Вскоре, несмотря на уговоры, я выбралась из-за карточного стола и расположилась помечтать в кресле, поближе к камину. Компанию мне составил Робер, склонный к полноте, но еще подтянутый и подвижный любитель охоты, со своими классически неправдоподобными историями, счастливый, что нашел себе слушателя - я не перебивала его, и там где нужно издавала ни к чему не обязывающие вежливо-изумленные междометия.
  Увы, вечер только начинался. Ведь в светских кругах жизнь пробуждается только после захода солнца. Какая жалость - мой брат и Иоланта, его жена и моя подруга детства, приедут только через неделю. Если бы они знали, как мне тут скучно...
  Должно быть, я задремала, засмотревшись на огонь, когда ощутила, что вокруг произошло какое-то оживление. Словно застигнутая врасплох, я встрепенулась, выглянув из глубин своего кресла. К моему удивлению и разочарованию, ничего в гостиной не изменилось. Газовый свет, короткие восклицания игроков, и ничего не заметивший Робер продолжал рассказывать, но уже не об олене, а о хитром старом волке, таскавшем ягнят и невинных младенцев, весело играли язычки пламени в камине... Но в это мгновение двери распахнулись на самом деле. Как взметнулись тяжелые крылья - прихотливо подсказало мое воображение. Вошли с докладом:
  - Барон де Руж и граф Дракула!
  - Поль! - радостно воскликнул Робер, вскакивая со своего места, как и все присутствующие.
  - Граф Дракула? - пробормотала я с сомнением. - Тот самый венгр? Какое забавное имя.
  Все устремились навстречу долгожданным гостям. Поль совсем не изменился за год. Все такой же беспечный красавец, с буйной жизнерадостностью во всем облике.
  - Позвольте, граф, - весело промолвил Поль, - представить вам наше маленькое общество.
  Его спутник походил на кого угодно, но только не на "милого дикаря", как неосторожно выразилась Амели. Он был еще довольно молод - чуть старше тридцати и обладал незаурядной привлекательной наружностью, а вся манера держаться наводила на мысли о венценосных особах и выдавала привычку повелевать.
  - Мадемуазель де Венсер! - торжественно объявил Поль.
  - Я очарован, - глядя на меня с улыбкой, произнес граф. У него был голос удивительно приятного тембра и чудесные темные глаза, в которых мелькнула смешливая искорка. - Какое прекрасное имя!
  Я затаила дыхание. Этот неуловимый смешок и легкое ударение на последних словах - не мог же он слышать то, что я сказала про себя еще перед его появлением - вызвали у меня невольное замешательство. Какой вздор!.. Я была очарована, в то же время ощутив к графу нелепую неприязнь. Впрочем, вскоре она исчезла.
  Немного позже мы сидели шумливым кружком, слушая разглагольствования Поля о путешествии, о природе Австро-Венгрии, обществе империи, и о разных народных легендах и преданиях. Граф Дракула временами, снисходительно улыбнувшись, мягко поправлял своего увлекающегося друга, который вздумал было окрестить северные Карпаты Альпами, а Буковину перенес поближе к Пруссии. Эти непринужденные замечания, казалось бы, не прерывающие повествования, придали последнему несомненный налет почти полной фантастичности. В конце концов оно превратилось в совершенный анекдот. Вскоре это понял даже Поль и, так как все веселились, начал хмуриться. Но и тут граф не дал никому опомниться:
  - Господин де Руж обладает незаурядным художественным талантом. - заметил он без тени иронии. - Несмотря на те несущественные мелочи, на которые я позволил себе обратить внимание, он относится к своему делу более серьезно и вдумчиво, чем большинство почтенных и признанных наукой людей, беря на себя труд не только описывать увиденное, но и осмысливать его, что доступно далеко не каждому. Я благодарен ему за это.
  Поль немедленно оттаял. Остальные же, почувствовав несомненную справедливость сказанного, ощутили нечто похожее на раскаяние. Только сам граф хранил невозмутимость.
  - А знаете ли вы, сколько замечательных сказок и легенд я слышал в тех краях? - продолжил Поль, снова оживившись. - Лешие, вампиры, русалки, вервольфы... И глядя на эту удивительную природу и местных жителей, впрямь можно в них уверовать. Здесь же просто невозможно представить себе все те сказочные леса, которыми богата Центральная Европа, грозные и невыразимо притягательные в своем недоступном величии горы, смертоносные и прекрасные горные реки и водопады, и зловещие болота.
  - Да, - подтвердил граф с небрежной усмешкой. - Это действительно дикие края. Жаль, что все меняется. В мире остается все меньше волшебства. Для людей.
  - Позвольте, граф! - трепетно воскликнула Амели. - Но разве наш просвещенный век - не лучший в истории человечества? Мы дышим воздухом свободы и романтизма, в эпохе разума!
  - Разумеется, мадам. Но можно ли долго хранить равновесие между мечтой и расчетом? Просвещение доступно многим, но разум... А свобода - за нее всегда нужно платить. Открывая подземелье, вы можете выпустить оттуда крыс, зараженных неведомой болезнью, или самого князя Тьмы.
  - Простите, - сказала я, когда воцарилась пауза. Но так ли ужасно, что уходит волшебство? Было ли оно? А если оно существует в действительности, как оно может исчезнуть?
  - Если оно исчезнет из человеческого сознания. Когда забудется сила Земли, ее душа, красота и сама жизнь. Становясь собственным единственным идеалом, человек ставит себе предел к совершенствованию. Дальше можно идти только вниз, чтобы когда-нибудь после вспомнить, выдумать, создать, и снова обрести идеал.
  - Господи, как мрачно, - прощебетала Эжени де Лер. - А ведь вы, граф, так молоды и большая часть жизни у вас впереди. Я уверена, что она будет прекрасной!
  Эжени придала своему лицу самое умильное выражение за весь вечер.
  - Вы находите? - комплимент, похоже сильно развеселил Дракулу. Будто Эжени сказала милую, но заведомую нелепость.
  - А все-таки, волшебство существует, - воскликнул Поль с воодушевлением. - По крайней мере, я верю в оборотней!
  - Я тоже поверю, когда увижу их собственными глазами, - задиристо вмешался Антуан - наш ученый скептик, страстный поклонник ботаники, всю жизнь проводящий над микроскопом. Правда, вряд ли он сумел бы отличить гвоздику от маргаритки, узрев их в свежем, непрепарированном виде.
  - В самом деле? - вежливо полюбопытствовал Дракула. - Вы верите только в то, что видите?
  - Разумеется.
  - Тогда примите мои поздравления. Вы действительно не верите в то, что Земля круглая? А вдруг это только слухи?
  - Может быть, - рассмеялся Антуан.- Это мысль!
  А вот мы с графом на самом деле видели вервольфа, - снова вставил Поль. - Я бы и сам ни за что не поверил, но теперь готов к самому невероятному. Ведь я сам видел человека в волчьей шкуре!
  - Вы, конечно, привезли с собой эту шкуру? - со смехом спросил Робер.
  - А вы бы стали снимать шкуру с человека? - холодно осведомился Поль. - Она же была его собственной.
  - Атавизм? - поинтересовался Антуан.
  - Эволюция, - раздраженно передразнил Поль. - Это создание нападало на людей в лунные ночи и убивало их - это совсем не шутки. В то время я жил в одной деревенской гостинице и каждый вечер слушал эти сказки под аккомпанемент похоронного колокольного звона. Жертвы выглядели ужасающе - их буквально кто-то пожирал. Все в округе, вместо того, чтобы хоть что-то предпринять, тряслись от суеверного ужаса. Я был заинтригован - это должен был быть великолепный зверь, хотя и бешеный. Бездействие местных жителей объяснялось одним нюансом легенды о вервольфах - если охотник остается в живых, будучи ими укушен, он сам превращается в такого же вервольфа. Это не прельщало никого, кроме меня и еще двоих чужестранцев, с которыми я познакомился в дороге. Это были англичане, и раз уж нас на какое-то время свела вместе муза скитаний, мы заключили пари - кто первым добудет голову зверя для своей охотничьей коллекции - проигравшие оплачивали проживание счастливчика в гостинице и давали в его честь праздничный ужин. Итак, в лунную ночь, когда все двери наглухо запирались, мы вышли под открытое небо и беспечно пустились на поиски приключений - каждый в свою сторону. Где-то вдали раздавался долгожданный волчий вой. Всего лишь волк. Чего же тут бояться человеку с крепкими нервами, добрым карабином и без предрассудков? Не так уж просто было бы поймать этого волка-одиночку, если б он сам не бросался на людей. И тут, к моему ужасу я услышал невдалеке подряд три револьверных выстрела и душераздирающий человеческий крик. Я ринулся туда, испугавшись, что это один из моих знакомых. Увы, так оно и было. Я нашел их на краю поля, рядом с лесом. Мимо меня что-то промелькнуло - похоже, большая летучая мышь, скрывшаяся в зарослях. Невольно отшатнувшись, я поскользнулся и упал. Бестия перестала терзать свою бесчувственную жертву и с коротким глухим рычанием уставилась на меня странно горящими желтыми глазищами. Трудно поверить, что у живого существа могут быть такие глаза. Я поднял карабин и выстрелил. Клянусь, пуля попала в цель, но животное ее даже не заметило, взметнувшись в устрашающем броске, и показав весь свой хирургический набор зубов. Как завороженный, я не мог двинуться с места и погиб бы несомненно, но в это роковое мгновение снова прогремел выстрел. Тварь жалобно взвыла и, скуля, упала наземь. В первое мгновение я решил, что это Джарвиз - второй англичанин, но человек в черном, с поблескивающим револьвером в руке был мне совершенно незнаком. Он хладнокровно разрядил в волка весь барабан и убедившись, что тот мертв, обернулся ко мне. Я пробормотал что-то невразумительное, находясь на грани обморока, тогда как на лице моего избавителя появилось разве что легкое беспокойство: "Надеюсь, сударь, вы не пострадали? - осведомился он на прекрасном французском, - Разрешите представиться. Я граф Дракула."
  Поль сделал торжественную паузу, с восхищением глядя на своего нового друга.
  - О, в самом деле?! - вскричала Амели. - Как это мило!
  Несмотря на фантастичность рассказа, мы все были в восторге, и принялись горячо выражать графу свою признательность. С первого взгляда было ясно, что он идеальный романтический герой. Он был способен вскружить голову даже мне. Но меня настораживало одно обстоятельство - ощущение внутреннего превосходства над другими, необычность графа и некоторая неуловимая таинственность, вовсе не были напускными. Людям свойственно представлять себя как нечто большее, чем они есть на самом деле, а тут - совсем обратное... Пока я мысленно разбирала Дракулу по кусочкам, он вдруг начал как-то странно улыбаться, а потом весело посмотрел мне прямо в глаза. Фи! Как нехорошо быть таким догадливым! Я тихонько рассмеялась.
  - Именно так мы и познакомились, - заключил Поль, - В лунную ночь, над телом убитого вервольфа. Граф спас мне жизнь.
  - Я только сожалею, что не подоспел вовремя, и ваш товарищ погиб, - скромно заметил Дракула.
  - Расчудесно и очень трогательно, - вмешался Робер. - Но почему, Поль, ты все время упорно называешь какого-то волка вервольфом?
  В это время раздался звучный глас гонга. Амели засуетилась, приглашая всех к столу. Мы увлеклись беседой, что случалось нечасто и, этот обычно долгожданный призыв, едва не застал нас врасплох.
  Амели взяла под руку своего драгоценного кузена, Антуан подошел к Эжени.
  - Мадемуазель де Венсер, вы позволите? - услышала я рядом голос графа Дракулы.
  - Благодарю, - я легко коснулась его руки. - Вам не кажется, что волшебство, это все-таки не оборотни, о которых рассказывает нам барон де Руж? Ведь вы имели в виду совсем другое.
  - Волшебство - это красота, и умение видеть ее, - тихо ответил Дракула.
  И почему у него такой загадочный взгляд, почти гипнотический? Словно взгляд сфинкса. Нет, самого времени, глубокий и темный как океан, со светлыми искорками у самой поверхности. Такие глаза должны бы быть и у мудрецов-долгожителей, но у них они почему-то всегда затянуты мутной пленкой старческого слабоумия, из-за которой уже ничто не проглядывает. О, где вы, легенды о вечной молодости?! Похоже, совсем рядом со мной... Я тепло улыбнулась своему сказочному принцу. Какое удивительное чувство - между нами существует какая-то связь, как если бы мы состояли в родстве - мистическом, или кровном?..
  Робер принял надутый вид, когда меня так ловко перехватили у него из под носа. Ему пришлось составить компанию молчуну Оливье, все время казавшемуся заспанным.
  За трапезой Робер снова поднял вопрос о вервольфе. Ведь истинный охотник должен верить только своим сказкам.
  - Как бы то ни было, это отличная охотничья история, - сказала я не без злорадства, глядя на Робера.
  - И в лучших легендарных традициях, - добавил граф Дракула. - Это был действительно необычный волк, и легче всего было убить его серебряной пулей. Я пользуюсь только такими. Если хотите, назовите это эксцентричностью. Благодаря ей я имел удовольствие после этого инцидента принимать барона де Руж в своем замке.
  Поль засмеялся:
  - Вот теперь я не ошибусь: мы встретились где-то близ границы с Молдавией и Буковиной, а замок находится много южнее - в Трансильванских Альпах.
  - А я думал, это в Карпатах, - встрял Робер.
  - Так и есть - Трансильванские Альпы, это Южные Карпаты, - тихо пояснил ему Антуан, деликатно прикрываясь салфеткой.
  Оливье мирно общался с графином, и ни во что не вмешивался.
  - Какая же счастливая случайность свела вас на границе с Молдавией? - поинтересовалась я.
  - Очень счастливая случайность, - отозвался Поль.
  Граф задумчиво изучал содержимое своей тарелки, почти ни к чему не прикасаясь.
  - Волк, - ответил он, с удовольствием отрываясь от этого занятия. - Мы охотились на одного и того же зверя. Но мне пришлось выслеживать его немного дольше. Почему-то он не хотел сам пойти мне навстречу, как делал это с другими. И в данном случае приманкой послужил несчастный англичанин.
  - Да, этот негодяй совсем зарвался, - жестко пояснил Поль.
  - Англичанин? - с ужасом воскликнула Эжени.
  - Нет, конечно. Волк.
  - Так все-таки волк, а не вервольф? - снова попытался внести ясность Робер. - прошу вас, граф, на кого вы все-таки охотились? Господин де Руж нас окончательно запутал.
  - Можно сказать, это волк особой породы - очень сильный и хитрый, нападающий на людей и очень живучий, порождающий о себе легенды и небылицы, который в наших краях вполне официально называется вервольфом.
  - Ну, слава Богу, - с облегчением вздохнул Робер, получив объяснение.
  Поль и Дракула переглянулись с насмешливым видом.
  
  - А теперь, - воскликнула Амели, - у меня есть отличная идея. Сегодня, вместо обычных шарад, я предлагаю устроить спиритический сеанс!
  - Как чудесно! - взвизгнула Эжени, охваченная сладостным предвкушением, не лишенным доли священного ужаса.
  - Простите, я не уверен, что следовало бы делать это сегодня, - осторожно заметил граф. Мы снова были в гостиной. Он подошел к камину и как-то по кошачьему смотрел на огонь, не мигая, широко открытыми глазами. И, обернувшись, взглянул на Амели так, как если бы она была всего-навсего мышью. Мгновенье, и это ощущение пропало. Хищник и дичь исчезли без следа, комната снова стала уютной и обычной.
  - Почему же именно сегодня? - Амели вопросительно склонила головку набок, томно взмахнув ресницами.
  - Осеннее равноденствие. Это время, принадлежащее смерти.
  - Смерти? - нервно переспросила Эжени. - Я не...
  - Ну, что вы, дорогая, - успокаивающе пробасил Робер, беря ее за руку. - Ведь тем интереснее. Мы же все равно в это не верим. А вы, граф, верите в общение с духами?
  - Зачем же мне верить в это? - пожал плечами Дракула.
  Мне почудилась в ответе двусмыслица.
  
  Свет был погашен. Горели только несколько свечей. Мы сидели вокруг маленького журнального столика орехового дерева, на котором лежал расчерченный лист бумаги. В центре находились наивные изображения магических знаков - звезды, многоугольники, символы зодиакальных созвездий. То ли они должны были притягивать потусторонние силы, то ли, напротив, оберегать нас от их дурного влияния. Уже довольно долго не происходило ни того, ни другого.
  - По моему, все эти духи заснули, - проворчал Антуан. - Может, нам следует вспомнить кого-нибудь поагрессивнее?
  - Мне ничего не приходит в голову, - признался Оливье.
  Робер хохотнул:
  - Поль, придумай-ка нам что-нибудь этакое. Из страшной сказки.
  - Не делай этого, - предостерегла я.
  - Не буду, - сказал Поль.
  Робер торжественно воскликнул:
  - Я придумал! Я призываю...
  - Молчите, - повелительно произнес Дракула. Но поздно.
  - Я призываю Ангела Смерти!
  Несколько мгновений ничего не происходило. Вдруг, в комнате поднялся черный вихрь, озаряемый короткими синими вспышками. Эжени завизжала и упала в обморок. За ней последовали Амели и Оливье. Антуан еще держался с полминуты. Его бесцветные глаза были расширены до предела. Наконец, пенсне скатилось с его носа на пол, а за ним и сам Антуан. Кто-то взял меня за руку. С этим легким пожатием, словно придавшим мне сил, ужас, сдавивший мое горло, растворился, уступив место какому-то безразличному свободному восприятию действительности. Я почувствовала себя защищенной.
  - Не бойтесь, - спокойно, и даже ласково сказал граф Дракула. - Мы сумеем с этим справиться. Только ни во что не вмешивайтесь.
  - Я не боюсь, - пролепетала я, не знаю почему.
  - Это может быть опасно, - с сомнением заметил Поль, но тоже совершенно нормальным голосом.
  Так значит, граф - колдун! Вот почему он казался таким странным. Эта мысль меня ничуть не пугала. Наоборот, привела в восторг. Волшебство существует! А Поль? Выходит, он тоже?!
  Между тем становилось все страшнее. В центре черного вихря, соткавшись из голубых искр, возникла большая фосфоресцирующая мертвая голова. Тут, наконец, пробрало и Робера, который стоял остолбеневший, с открытым ртом. Со слабым стоном он медленно повалился под столик, увлекая за собой глупый лист бумаги с магическими рисунками.
  Голова, постепенно все более принимающая четкую, осязаемую форму, издала глубокий вздох и заговорила:
  - Кто осмелился вызвать меня в Час Силы?
  Голос, похожий на гудение колокола, эхом отражался от стен. Голубое сияние разливалось вокруг.
  Поль осторожно потащил меня назад, а Дракула выступил вперед, в мантии из черного облака. В его темных глазах горел призрачный, зловещий огонь.
  - Ты знаешь, кто звал тебя.
  - Знаю, и заберу с собой. Все смертные здесь - мои по праву.
  - Я объявляю твой приход беззаконным, и не выпущу тебя в этот мир.
  Из мертвой головы полыхнули молнии.
  - Не препятствуй самой Смерти, король немертвых!
  Граф рассмеялся в ответ холодно и жутко.
  - Ты не сама Смерть. Всего лишь призрак, использующий ее силу, рожденный и кормящийся человеческим страхом. Смерть многолика и безлика. В ее природе нет зла - это просто способ существования.
  - Ты веришь в это? - усмехнулась мертвая голова.
  - Это должно быть так, - с ударением произнес граф.
  - Возможно. И все же я представляю силу Смерти. Померимся силами, старый враг? Почему ты не хочешь отдать их мне? Все умирают. Многие с твоей помощью.
  - Если хочешь, назови это соперничеством. У меня здесь свои планы, и мне не нужны неприятности из-за посторонних. В отличие от тебя я имею реальное отношение к этому миру. Я реален и закономерен. А тебе тут не место.
  - Тогда удержи меня!
  Синий поток хлынул в комнату. Несколько частиц его отделились, превращаясь в неведомых, демонических существ.
  Дракула почти лениво сделал шаг назад и поднял руки перед собой. Закружился новый вихрь, бесцветный - в другую сторону. Заметались тени, как стая летучих мышей. Синий поток окружили змеящиеся ослепительные вспышки - белые, алые и зеленые молнии, сплетающиеся в сеть. Поток дрогнул и застыл, как капля густого клея. Поль издал странный звук, похожий на рычание и, как тигр, набросился на ближайшее существо, похожее на ящерицу. Я глазам своим не поверила, когда он оторвал этому ходячему кошмару голову, и швырнул ее сквозь сияющую сеть в черный вихрь. Обезглавленное тело последовало за ней самостоятельно. Поль настиг еще одно создание из бреда и отправил его вслед за первым. Тени, похожие на летучих мышей, дурачили существа, не давая им разбежаться, а молнии загоняли их в сеть. Они еще вырывались оттуда, но все менее и менее успешно.
  Почти убедив себя, что все происходящее - сон, я, тем не менее, отыскала глазами висевшее на стене маленькое декоративное распятие слоновой кости с золотой инкрустацией и, бочком, осторожненько перебежала к нему, скороговоркой шепча первые слова из Pater Noster - остальные я позабыла. Распятие оказалось у меня в руках и я снова оглянулась на центр гостиной.
  Поль забросил в мерцающую круговерть очередное, не успевшее окрепнуть, чудовище.
  - Похоже, это все, - крикнул он.
  - Прекрасно, - отозвался граф немного напряженным голосом.
  Из огненного смерча в него летели молнии, но гасли не долетая, или проносились мимо, меняя направление, будто отводимые. Синий пульсирующий сгусток света все сжимался.
  - А теперь, - властный голос графа прозвучал как гром, - уходи из этого мира туда, откуда явился!
  С жутким всхлипом темнота поглотила светящуюся массу, затрещали искры, и все исчезло. Прижимая крест к груди, я перевела дух. В камине бились затухающие отблески. Свечи давно погасли. Погодите-ка, а это что?! Голубое свечение, крылатая мерзкая тварь склонилась над Эжени.
  - Еще один! - с азартом объявил Поль.
  В то же мгновение они с графом были рядом. Тварь с шипением метнулась в сторону, летя прямо на меня и разевая отвратительную пасть, усеянную кривыми зубами. Во мне вдруг всколыхнулась злость. Я прыгнула ей навстречу, держа перед собой крест.
  - Сгинь, демон, во имя Господа!
  Волна негодования выплеснулась из меня, прошла сквозь крест. Чудовище завизжало, полыхнув малиновым огнем и бесследно сгинуло. Я удивленно оглянулась: кто это сделал? - ведь не я же, в самом деле. Мне даже стало немного стыдно за мой неожиданный порыв.
  Но у Поля тоже был ошарашенный вид. А граф оказался значительно дальше, чем я предполагала и, судя по тому как он оперся о каминную полку, ему было как-то не по себе. Ничего не понимаю... Ох, Эжени! Что с ней сделала эта зверюга? Я подбежала к подруге и, положив крест на столик, попыталась ее бережно приподнять. Она была ужасно бледна и без чувств, но дышала. Дракула неслышно подошел, пощупал ей пульс, подержав запястье и отпустил.
  - Ничего не произошло. С ней все будет в порядке.
  Я вздохнула с облегчением.
  - А что остальные?
  Поль поднимал их с пола и укладывал в кресла. Амели он отнес на софу с атласными подушечками и с тем же намерением подошел к Эжени.
  - С ними просто приключился глубокий обморок. Видимо с примесью гипноза, - его последние слова прозвучали полувопросительно.
  - Верно, - кивнул Дракула. - Отлично проспят до рассвета, и ничего не вспомнят.
  Он усмехнулся и взгляд его бархатных глаз обратился ко мне.
  - Я должен поздравить вас, мадемуазель. Вы проявили удивительную силу духа, уничтожив это создание. Вашим велением меня и самого чуть не развеяло. Я ведь не ожидал ничего подобного, хотя и знал, что вы способны на многое.
  Кажется, я начала понемногу приходить в себя. Что произошло? Неужели на самом деле? Даже дико себе это представить.
  - Господа, что это было? - спросила я беспомощно. - Кто вы? Поль, что все это значит?
  Граф с отеческой нежностью поднял меня и усадил в кресло. Потом наполнил стакан водой из хрустального графина и вложил его в мою руку. Меня охватило состояние прострации.
  - Моя дорогая Луиза, - с любовью и печалью произнес Поль. - Все дело в том, что с тех пор как я уехал, мне пришлось измениться. Мы были друзьями, но ты всегда видела во мне только тщеславного хвастунишку. А я по-настоящему полюбил тебя. По всей видимости, безнадежно. Потому и уехал так внезапно, куда глаза глядят. - После несомненного потрясения все казалось таким простым и естественным. Я приняла это признание как должное.
  - Поль, если бы ты знал, как я разозлилась и расстроилась, когда ты уехал, слова не сказав. Ты всегда был таким беспечным и безразличным! - Как смешно это вспоминать!
  - Менее чем ты, дорогая. И я уехал. И ввязался в эту глупую историю с волком-оборотнем. Понимаешь, этот волк укусил меня на прощанье, передав свое проклятье.
  Я вздрогнула:
  - О, Боже! И теперь ты...
  - Ну, конечно, нет. Тут начинается самое интересное. Граф Дракула действительно спас меня, не только жизнь, но и душу, избавив от зараженной крови... Он прекрасно разбирается в этих вещах. Что, в общем-то, неудивительно... В его замке я научился многому - как управлять своими силами, не позволяя им взять верх над разумом. Я не стал оборотнем. Я нормальный человек, не лишенный своих чудачеств. И во мне не так уж просто разбудить зверя - в любом случае я буду знать, что делаю. - Он выглядел таким безмятежным и милым, что ко мне начала возвращаться смешливость. И счастье.
  - Я видела, какой ты нормальный человек. Ты так ловко сворачивал головы этим тварям.
  - Что ж теперь поделаешь? Их природа мне тоже не чужда, и это дало мне над ними преимущество - они-то были в чужом мире. А я стал просто немножко колдуном, Луиза. - заключил он с очаровательно простодушным видом, совсем рассмешив меня.
  - Я люблю тебя, Поль, колдун ты или нет. Сегодня я готова поверить во что угодно, и слава Богу. Но граф... я вам так благодарна за его спасение!
  Дракула тем временем зажег свечи, но сам сел чуть-чуть в отдалении, чтобы не мешать нам и, оставаясь в тени, думал о чем-то своем, иногда поглядывая на нас.
  - Вам нет причин благодарить меня, мадемуазель де Венсер. Назовите это просто счастливой случайностью.
  - Я бы назвал это скорее судьбой, - заметил Поль. - И ведь не было же случайностью, что вы охотились на бешеного вервольфа, чтобы избавить от него людей.
  Граф неопределенно пожал плечами.
  - Я не люблю неуправляемой силы и общественного недовольства. Сохранять мир - в моих интересах.
  - И еще кое-что я не стал бы называть случайностью, - с лукавством заметил Поль. - То, что фамилия Венсер оказалась вам известной.
  - Венсер? - переспросила я. - Каким образом?
  Дракула, похоже, пребывал в замешательстве. Как-то некстати мне вдруг подумалось, что ему вовсе не тридцать с небольшим, а гораздо, гораздо больше. Насколько? Трудно сказать.
  - Вы ставите меня в неловкое положение, барон.
  - Извините, но, думаю, Луизе можно объяснить. Ведь я всегда говорил, что вы чем-то друг на друга похожи.
  - Позвольте, - сказала я медленно. Кажется, то что пришло мне в голову совсем не безумие. - Скажите, граф, вы - человек, в обычном смысле слова? Сколько вам лет, или, быть может, столетий? Все эти истории об оборотнях - они же имеют к вам прямое отношение. Я не ошибаюсь?
  - Вы правы, - спокойно ответствовал граф. - Я не человек, и родился более четырех столетий назад. Но чтобы быть оборотнем, надо быть живым, в обычном смысле слова. Ко мне это не относится. Я немертвый - вампир. И если выгляжу живым, то потому, что пью чужую кровь. Боюсь, это не самое приятное объяснение.
  - Вампир? - я постаралась сохранить способность мыслить по возможности без предрассудков и сдержать невольное отвращение, которое вызывало у меня это слово. Что там такое говорил Поль о нашем сходстве?
  - Нет, не вампир, - поправил Поль. - Король вампиров. Сильнейший из них и, - добавил он тихо и убежденно, - слава Богу - лучший из людей!
  Дракула рассмеялся.
  - Ну, это уж слишком. Человеку не следует так говорить.
  - Может, именно так и следует говорить человеку? возразила я, чувствуя по отношению к данному вампиру только симпатию. - Говорить справедливо. Я видела сегодня достаточно. И я знаю, что вы - это не злая сила. Я это чувствую.
  Он посмотрел на меня долгим пронзительным взором, будто вспоминая что-то или, наоборот, желая запечатлеть это мгновение на весь неизмеримый срок своей жизни.
  - Быть может, вы ошибаетесь. Но мне было приятно услышать это от вас.
  Мне было хорошо и покойно. Ведь это моя семья. Я улыбнулась легко и весело.
  - В каком же мы с вами родстве, граф?
  Он тепло улыбнулся в ответ.
  - Зовите меня просто Влад, маленькая Луиза. Это напоминает мне о жизни. Когда-то, очень давно по вашему счету, я был знаком с одной из ваших прабабушек. Ее тоже звали Луизой, и вы очень на нее похожи. Только у вас темные глаза, - (как у него - подумалось мне), - и, кажется, совсем не такой мягкий нрав.
  Поль тихонько фыркнул, соглашаясь.
  - Я рад тому, что однажды в лунную ночь встретил вашего жениха, который рассказал мне о вас. Он прекрасный честный человек, Луиза. И узнав вас обоих, я могу вас только благословить, как бы неуместно это не звучало с моей стороны.
  - Ничуть! - воскликнул Поль.
  - Ну и прекрасно! - весело заключил граф. - Тогда, милости прошу ко мне в Карпаты, в любое время. И привозите с собой брата, Луиза. Обещаю, что все обойдется без жертв.
  - Обязательно, Влад. Мы проведем медовый месяц в королевстве вампиров и оборотней!
  Дракула посерьезнел.
  - Хорошо. Но если только вы пообещаете потом все хорошенько забыть. И не судите легкомысленно - я не собираюсь знакомить вас ни с какими вампирами и оборотнями. Все будет вполне обычно, насколько это возможно. В Трансильвании течет нормальная жизнь, но, думаю, вам все равно понравится. Это будет нашей маленькой семейной тайной. Для нашего общего блага.
  - Мы понимаем это, - ответил Поль. - И хранить тайну будет нетрудно - в наш просвещенный век.
  - Верно, - подтвердила я. - Да и нам самим, что бы ни происходило, при свете дня все будет казаться сном. Наша жизнь слишком от всего этого отличается.
  - Надеюсь. Но, если уж мы заговорили о свете дня, то пора вспомнить, что сейчас ночь. На рассвете мне следовало бы находиться совсем в другом месте. А вам следует поспать сейчас.
  - О, нет! - воскликнула я. - Я не смогу заснуть в такую ночь!
  - Думаете? - насмешливо осведомился король вампиров, плавно поднимая руку и тихо произнося:
  
  Спи, прекрасное дитя,
  Спи, пока уходит тьма.
  Хлад ночей не для тебя -
  Ясный свет - твоя судьба
  
  Солнце уничтожит вред -
  Темных страхов больше нет.
  Душу в Свете сохрани -
  В счастье, мире и любви!..
  
  - Нет, нет, я не хочу засыпать, - пробормотала я сонно.
  - Проснись, Луиза, - услышала я смущенный голос Поля. - Уже утро.
  - Утро! - я изумленно распахнула глаза. - Я спала? Мне все приснилось?
  Мы все еще находились в гостиной Амели. В окна лился яркий, золотой солнечный свет. Гости начали просыпаться. Первой зашевелилась сама Амели:
  - О, Боже, где я? Что произошло?
  - Она приподнялась, удивленно озираясь, и легко застонала, потирая шею.
  - Ох, кажется я простудилась. Как кружится голова и болит горло!
  Следующим проснулся Робер. Послышалось жалобное кряхтенье и он неловко заворочался в кресле, расправляя онемевшие члены.
  - О, Господи, как затекла шея, - проворчал он недовольно. - Будто я ее себе свернул.
  Похоже, я знала, что случилось с их шеями.
  - Поль! - воскликнула я. - Ведь это же!..
  Поль с улыбкой приложил палец к губам: это наша маленькая семейная тайна.
  
  2.12.94

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Л.Черникова "Призыв - дело серьезное. Практика в Авельене"(Любовное фэнтези) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"