Костин Константин Александрович: другие произведения.

Ночь Калашматов (черновик). Главы 1-3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
    Пограничная война озолотила скагаранских ханов. Черти купаются в роскоши, деньги просто прилипают к подошвам, стоит прогуляться по улицам Скагаранского Халифата. Земляне, принесшие прогресс и процветание на чужую планету, начинают превращаться в слуг и обслуживающий персонал для краснокожих.
    Но остались еще простые скаги-работяги, жизнь которых осталась неизменной: нищета и рабский труд. В истории Новой Земли настал момент, когда интересы чертей и людей совпали. И послал человек скагу универсальный уравнитель - автомат Калашникова...


НОЧЬ КАЛАШМАТОВ (Черновик)

  
   Начинаю публиковать черновик третьей книги из цикла "Скагаран", в сюжетном порядке серии, это - вторая книга, между "Робинзонами" и "Невидимым Солнцем". Текст пока очень сырой, черновик готов примерно на 95%, присутствуют как сюжетные дыры, так и логические несоответствия. Работы предстоит еще много: дописать, исправить, где-то пояснить, где-то добавить объем. Пока черновик дописывается и правится - я открыт для предложений/советов/исправлений.
  
   Предыдущую книгу, "Невидимое Солнце", вы можете купить здесь или здесь. Пока издана только в электронном виде.
  
   КОСТИН Константин Александрович

Я видел людей с одинаковыми погонами, кокардами и орденами,

убивающих друг друга. Я уже не могу понять, кто - герой,

а кто - злодей в этом странном поединке.

Кто убивает во благо? Если во благо вообще можно убивать.

Из дневника неизвестного

Глава 1

Работорговец

   Солдат после войны никому не нужен. Что умеет солдат? Только убивать. И выживать. Навыки, в мирное время чрезвычайно опасные. Потому Родина, Совет и лично Генеральный Председатель совета, чтобы Тилис, Единый В Трех Ликах, его на том свете на всех сковородах жарил, сделали все возможное, чтобы сгноить нас, ветеранов.
   Пограничная война закончилась в 76-м году, восемь лет назад. И шесть из них я скитался по степям и горам, промышляя работорговлей. Потому что пенсии не хватит даже на патроны, чтобы застрелиться. А трофейного золотишка надолго не хватило.
   Хотя, может его и хватило бы на подольше, если б я, привыкнув к красивой жизни, не тратил бы деньги направо и налево. На войне - да, довольствие всех видов, награды, трофеи. А здесь...
   Но я не жалуюсь. Я делаю то, что я умею, чему меня научили - охочусь на скагов. Уже не для того, чтобы убить, а чтобы продать. Как раз сейчас шахтеры заказали сотню рогатых. Сотню! Хороший контакт. Дело за малым - найти этих чертовых чертей. Невидимое Солнце, астрономическое явление, когда Арес закрывает собой Солнце на две недели, погружая Новую Землю вот тьму, кончилось три дня назад и за все три дня мне не попался ни один рогатый! Как специально - когда заказов нету - их кишмя кишит!
   Нет, я не надеялся найти сотню сразу - столько в мой грузовик влезет только порезанных на кусочки и уминаемых ногами. Но 20-25 - вполне!
   - Хозяин! - окликнул меня Ягдаш. - Там!
   Краснокожий сидел, свернув ноги кренделем, рядом со мной на кабине грузовика и изучал горизонт в бинокль. Я тоже не терял времени даром - смотрел в противоположную сторону через прицел гром-палки. Но скагу повезло больше. Да и зрение у них острее.
   Я развернулся в указанном направлении и сперва ничего не увидел. Лишь чуть погодя - столб пыли, а еще позже - пятерых всадников. Ну, хоть что-то для начала...
   - Дай сюда... - я забрал у черта бинокль.
   Да, пятеро рогатых. На лошадях. Вооруженных. Тем лучше - значит, как минимум - охотники, не задохлики какие-нибудь, не отдадут концы через неделю и не будет куча претензий от заказчика. Не люблю я все эти говнотерки, которые заканчиваются ничем. Я деньги не возвращаю. Принцип. Покупатель всегда видит товар перед оплатой. Раб - это не машина, которую можно подправить, подкрасить. Если инопланетянин старый и дряхлый - делай с ним, что хочешь, он не будет выглядеть здоровым и крепким работягой. Двинул копыта? Может, кормили неправильно?
   На счет копыт я, конечно, фигурально. Скаги - местное население планеты, куда 84 года назад закинуло некоторую, далеко не самую большую, и, надо полагать, не самую лучшую часть человечества, в самом деле сильно походили на чертей. Краснокожие, с рогами на голове. Правда, без хвоста и копыт. Но сходство было поразительным!
   - Ничерта не вижу, - признался я, возвращая оптический прибор компаньону. - Чем вооружены?
   - Скагаранки, - ответил Ягдаш, даже не притрагиваясь к биноклю.
   Я улыбнулся. Скагаранки - это хорошо. Недооружие, придуманное специально для инопланетян, когда ханам стало мало автомобилей, водопровода, электричества и золота. Фактически - карабин СКС, отличающийся наличием нарезов только на трети длины ствола и патронами со свинцовой безоболочечной пулей. Несмотря на требования чертей и желание наживаться людей на торговле, настоящее оружие мы им давать не хотели, оставляя за собой преимущество в бою. Потому и изуродовали карабин, изобретенный еще там, на Старой Земле, сократив прицельную дальность стрельбы до 100-150 метров. С одной стороны рогатые получили то, чего они так хотели - огнестрельное оружие. С другой - даже Калашмат, изобретенный там же, на Старой Земле, но получивший широкое признание и здесь, с легкостью бьет на 300 метров. Англичане ружья кирпичом не чистят!
   За полсотни лет до Пограничной войны Скагаранки ваяли тысячами штук, продавая их ханам. Даже первое военное время - тоже, уже для вооружения чертовых батальонов. Правда, тут оказалось, что с таким оружием одноразовые солдаты уж слишком одноразовые. Да и Калашматов на местах боев оставалось целые кучи. Замечательный автомат! Достаточно смахнуть с него тряпочкой предыдущего владельца - и можно опять стрелять! Что краснокожие и делали.
   Инопланетяне явно двигались в нашу сторону. Я даже запустил сигнальную ракету, привлекая их внимание, чтобы никуда не свернули. Гоняться по степи еще три дня за живым товаром никак не улыбалось. Плюс кончалась горючка и провиант. А без жрачки в нашем деле нельзя. Я пробовал. Дня не проходит - снова есть хочется.
   Пока краснокожие добирались до моего грузовика, Ягдаш достал из кабины два помповых дробовика. Один - мне, второй себе. Это на войне было хорошо. Там живые нужны редко. Можно снять противника из гром-палки с полукилометра. Если винтовка и стрелок выше среднего - то метров и с восьмисот. Я слышал, некоторые скаги умудрялись попадать и на двух километрах. Ну не знаю... зрение у инопланетян, несомненно, острее, чем у землян, но, сдается мне, это тот самый случай, когда класс точности оружие не доставал до класса точности глаза. Если только из какого-нибудь штуцера, сделанного на заказ, но откуда такие в армии?
   Необходимость сохранить товар живым приводила к тому, что нам с партнером придется работать на той же дистанции, что и будущим невольникам - на 100-150 метрах. Парализовать их беспроводными тазерами 12-го калибра, разработанными амерами для полицейских нужд, но по достоинству оцененных нашим братом - работорговцем.
   Черти не торопились. Мы с Ягдашем даже достали термос и разлили кофе, дабы скоротать ожидание. Напарник где-то умудрился отжать пару стаканов в блестящих желтых подстаканниках. Конечно, не золото. Даже не позолота. Вот откуда у них такая любовь к драгоценному металлу? Жили же они как-то до людей, не зная золота, и нормально жили! Лично у меня такая безвкусица выдергивала кольца. По мне так вообще - лучшей посуды, чем армейская алюминиевая кружка, и быть не может. Но вот ему нравилось!
   Я пригубил горячий напиток. Рогатый поднес свой стакан ко рту, и в этот момент он, с громким щелчком, лопнул на двое, как раз по вертикальному шву! Кипяток хлынул на руку компаньону.
   - Вот сука! - выругался он, тряся кистью.
   Наша добыча словно этого и ждала, когда мы отвлечемся. Неожиданно быстро группа всадников, растянувшись шеренгой, оказалась всего в сотне метров от грузовика! Один даже помахал, здороваясь!
   В ответ мы вскинули дробовики и залпом, слившимся в один громкий выстрел, пустили по тазеру в крайних. Вытянувшись в струну, они рухнули с лошадей в траву. Лица других моментально изменились. С приветливых улыбок - на недоумение, граничащее с ужасом. Эти трое оставшихся развернули своих скакунов и пустились наутек. Ружья бахнули во второй раз, менее синхронно. Левый черт, в которого целился Ягдаш, упал. Правый, в которого стрелял я, продолжал улепетывать.
   Понимая, что он уже за предельной дальностью для гладкоствольного оружия, я, тем не менее, лихорадочно работая затвором, выпустил еще три патрона. То, что он тоже свалился с коня, было, скорее, удачей, нежели показателем моего мастерства.
   Остался последний. Этот уже успел удрать далеко. Да и черт с ним, если подумать! Но я потянулся за винтовкой.
   Ягдаш опередил меня. Схватив гром-палку, прильнув к окуляру оптического прицела, компаньон два раза глубоко вздохнул, затем затаил дыхание и выстрелил. Хлесткий звук ударил по ушам. И... скаг продолжал сматываться!
   - Э-э, не попал! - протянул я не без злорадства.
   - Видимо, на то не было воли Тилиса, - спокойно ответил краснокожий.
   - Дай сюда...
   Я забрал снайперку. Намеченная жертва успела ускакать на полкилометра. Вот сдался он мне, по большому счету? Нехай себе валит!
   Однако во мне проснулся азарт. Азарт охотника. И желание уделать партнера. Доказать превосходство человека над инопланетянином. Пусть даже с ошпаренной рукой. А то обидно как-то! Некоторые из них до сих пор ходят на саблезубов с луком и стрелами, а мы, люди, без автомата боимся границу переступить!
   Я понимал, что вероятность успеха выстрела сокращается по мере удаления цели, т.е. с каждой долей секунды. Шестьсот метров. Не, не попаду. Или попаду? Выдохнув, надув щеки, я выжал спуск. Винтовка, грохнув, лягнулась в плечо, и... и... да! Пятый наездник свалился с коня! Я попал! Я уделал скага!
   - Эх ты, кулема, - рассмеялся, я, сдвигая пальцем предохранитель.
   - Что такое - кулема? - поинтересовался черт.
   - А, не обращай внимание, - отмахнулся я. - Бездарь, в общем.
   - Видимо, на то была воля Тилиса, - развел руками Ягдаш.
   Задрав брезент кузова, обнажив клетку, мы с партнером перетаскали туда краснокожих. Его соплеменников. Четверых, что остались в живых. Последний, убитый, нам нахрен не сдался. Смерть его, по сути, была бессмысленной и бесполезной. Как и большинство смертей, если подумать. Но сделанного не воротишь.
   Карманы, конечно, тоже обшарили. Но что может быть ценного у скагов, которые ездят на лошадях? Золотишко, естественно, водилось у каждого. Вопрос в количестве. У этих - совсем кот наплакал. Десяток колечек, пяток цепочек и пара монет. Были б они состоятельными господами - раскатывали б на автомобилях. И не по степи, а где-нибудь по улицам Скагаранского Халифата - главного города инопланетян на материке. Даже можно сказать - столице.
   Подумав, я закинул в кабину и их оружие. Хотя оружием оно называется только по недоразумению. Грош цена их скагаранкам, но бывают времена, когда и грош - деньги.
   Основной добычей, разумеется, оставались сами пленники. За каждого я планировал выручить не менее трех сотен рублей. Но торговаться начну с пятисот. Может, и повезет...
   На этом нехитрая коммерция работорговца не заканчивалась. Только начиналась. Достав из кармана телефон, я набрал номер заказчика. Тот долго не хотел брать трубку. Немудрено - вечерело. Приличные шахтеры и рабовладельцы в такое время уже отдыхают. Но после седьмого гудка, когда я уже планировал перенести сделку на завтра, мне ответили!
   - Вынимательно вас слушаю?
   - Грачев беспокоит, - представился я. - У меня есть товар.
   - Много?
   - Четыре, - ответил я.
   - Четыре!? - разочарованно протянул собеседник.
   - Да, пока четыре, - подтвердил я. - У меня кузов не резиновый. Мне их что, кусками резать и укладывать?
   -Ладно, пусть пока четыре, - смилостивился шахтер. - Давай, завтра утром подгребай.
   - Мне бы сейчас, - возразил я. - Они за ночь мне весь кузов изгадят. Кто убираться за ними будет?
   - Я сказал: утром.
   - Э, нет, - усмехнулся я. - Сам знаешь - товар ходовой. Мне все равно, кто заплатит: ты, или нашисты. Отказываешься брать - сбагрю другим.
   - Ладно-ладно, - вздохнул заказчик. - Через сколько будешь на шахте?
   - Часа через полтора-два, - ответил я.
   - Давай.
   И собеседник прервал вызов. Скотина жирная!
   Я уселся за руль. Напарник устроился по другую сторону от массивного подлокотника - кожуха раздатки. Грузовик взревел мотором и потащился по степи, ощупывая фарами сгущающиеся сумерки, сминая колесами траву, оставляя после себя две колеи.
   Пленники в кузове уже очухались. Черти, несомненно, поняли, что попали в руки работорговцев. Они сыпали проклятьями, стращая своими могущественными покровителями. Я только усмехнулся. Ягдаш, обрабатывавший свой ожег вонючим скагаранским зельем, даже ухом не повел.
   Все это мы проходили. Сперва - угрозы. Потом рабы начнут сулить несметные богатства, предлагать за себя выкуп. И, наконец - давить на жалость. Рассказывать о бедных, несчастных сиротах, которые без папки непременно помрут с голоду. Не помрут. Их отпрыски, скорее всего, уже сами бегали где-нибудь по Терре в поисках своих сородичей, чтобы впарить их самих в рабство. Или искали людей, чтобы похитить и потребовать выкуп.
   Те скаги, чьи потомки в самом деле загнутся без отцов - не гуляют, вооруженные, по нейтральной полосе. Они трудятся в поте лица на стройках. Благо, после Пограничной войны, самой долгой и кровопролитной с того момента, как человечество оказалось на Новой Земле, работы тем, у кого руки растут из нужного места, хватало. Было бы желание. Возможно, менее прибыльной, но все же...
   На тракт, по которому можно добраться почти до самой шахты, автомобиль выбрался как раз к моменту начала третьей стадии. Краснокожие на всех известных им языках умоляли отпустить их восвояси. Ну что за глупость? Если я отказался освободить их в обмен на горы золота, то расстаться с такой замечательной компанией абсолютно бесплатно - тем более не горел желанием!
   Я сделал музыку погромче и выжал из грузовика все возможное. Солнце уже скрылось за горизонтом, лишь крохотный краешек Ареса выглядывал из-за горизонта. Обгоняя редкие попутки, в основном - повидавшие жизнь грузовики и джипы авантюристов типа нас с Ягдашем, реже - фермерские пикапы, я прикидывал в голову экономику предприятия. Патронов, горючки и хавчика мы сожгли рублей на пятьдесят. Еще червонец - ремонт пробитого колеса. Дорогое, блин, удовольствие! Рублей тридцать уйдет на техобслуживание машины. Итого - девяноста. Ну, округлим до ста. Итого чистого навара должно выйти 1100 рублей! В худшем случае! И это - далеко не самый удачный месяц. Проклятое Невидимое Солнце загнало скагов в пещеры и города, поближе к теплу и свету. Однако скоро начнется сезон дождей, и на две-три недели степь превратится в непроходимое болото, коммерция остановится вовсе.
   Мы надолго застряли на железнодорожном переезде, пропуская состав, груженный рудой. Вереница вагонов тащилась мучительно медленно. Вот последний хоппер покинул дорожное полотно, шлагбаум поднялся. Я проехал еще немного и съехал с тракта в малозаметный сверток, который и вел к шахте. И к деньгам.
   Еще немного и грузовик остановился перед высокими воротами с парой пулеметных вышек с обеих сторон. Стрелки охраняли не то, что было на шахте от посторонних посягательств. Кто в здравом уме добровольно туда сунется? Как раз наоборот. Пулеметы служили тому, чтобы никто, ни рабы-инопланетяне, ни земляне-каторжники, не могли покинуть шахту. Люди - до истечения отмерянного судом срока, краснокожие - до самой смерти. Хотя, кажется, их и после смерти сжигали прямо там, в шахте.
   Я посигналил. В воротах открылась калитка и на дорогу, щурясь от света фар, вышли трое: пузатый Дим Димыч, владелец шахты, а с ним - пара плечистых парней в черной униформе с желтыми нашивками "охрана".
   - Долго, - коротко произнес рабовладелец.
   - На переезде стоял, твой груз пропускал, - пожал я плечами. - Товар смотреть будем?
   - Показывай.
   Мы обошли грузовик. Ягдаш задрал брезент, демонстрируя клетку с пленниками. Шахтер посветил фонариком, внимательно разглядывая каждого. Черти, закрывая глаза руками, сгрудились у противоположного края кузова.
   - Какие-то они у тебя полудохлые, - произнес толстяк, пожевав губы.
   - Ты это быстро исправишь, - оскалился мой компаньон.
   - Вот за тебя я бы хорошую цену дал, - невозмутимо заметил шахтер. - Язык у тебя больно острый. Как раз мне задницу брить.
   - Не продается, - поспешно вставил я.
   - Сколько за этих хочешь?
   - Пятьсот за каждого.
   - Пятьсот? - протянул Дим Димыч. - Дорого. Двести.
   - Чего? - опешил я от такой наглости. - Ты охренел, что ли? Только как оптовому клиенту - четыреста.
   - Тощие они у тебя, долго не протянут. Подохнут. Двести двадцать.
   - Так они, небось, как ты, в три горла не жрут! Триста. Ты смотри, скоро сезон дождей. Вообще работать некому будет.
   - Хрен с тобой. Двести пятьдесят. Но это мое последнее слово.
   Я задумался. С одной стороны девять сотен - тоже неплохой навар. С другой - я рассчитывал на большее. В любое другое время я послал бы жиртреста с такими запросами к Тилису, Единому В Трех Ликах. Но за время Невидимого Солнца я сам поиздержался, а распечатывать заначку не хотелось. Каждый раз, когда приходится залезать в кубышку, я делаю это со слезами на глазах.
   - Хрен с тобой, - повторил я заклинание Дим Димыча. - Двести пятьдесят - так двести пятьдесят. По рукам.
   Рабовладелец извлек из кармана трубочку свернутых купюр, перетянутых резинкой, и, не считая, бросил их мне. Вот же скряга! Он заранее определил для себя эту цену! Подняв руку, я поймал деньги.
   В этот момент Ягдаш резко повернул голову, раздувая ноздри, принюхиваясь. Да, и нюх у чертей гораздо лучше, чем у людей. Не только зрение. Я сообразил, что происходит что-то незапланированное, но партнер оказался быстрее. Его рука дернулась к кобуре, но обнажить оружие скаг не успел. Грохнул выстрел и голова компаньона взорвалась мелкими кусочками, забрызгав мозгами и кровью брезент и борт автомобиля. Обезглавленное тело краснокожего еще с секунду простояло на ногах, а после - рухнуло в пыль.
   Внезапно кочки травы, мирно лежавшие на обочине, взметнулись ввысь, превратившись в группу вооруженных людей. Хорошо вооруженных людей - с Горынами, в брониках и касках. Так красиво и четко может сработать только одна организация во всем мире - штурмовые бригады ЦСН.
   - Руки в гору, на колени, мразь!
   Я поспешно поднял руки. С ними лучше не спорить. Штурмовикам снести башку - что рюмку водки выпить. Что они только что и продемонстрировали на моем напарнике.
   Сразу несколько человек, с разных сторон, налетели на меня, заломив руки за спину. Я бросил взгляд туда, где только что стоял Дим Димыч, но он, надежно закрытый живым щитом из двоих охранников, был уже почти у ворот. И никто не пытался схватить его! Сдал меня, гнида!
  
  

Глава 2

Сделка

  
   Следователь, вальяжно откинувшись в кресле, делал вид, что изучал мое дело. Именно делал вид. Хотя на папке и значилось мое имя, наспех выведенное карандашом, вся кипа листов была девственно чистой. Я это прекрасно видел в отражении в стекле за спиной капитана. Лоховская разводка. Но разочаровывать милиционера я не спешил.
   - Да-а, гражданин Грачев, да-а... - протянул следователь, перевернув страницу. - Такую фамилию позорите!
   - И в чем меня обвиняют, - поинтересовался я, с трудом подавив смешок.
   - Тут же написано, - страж порядка ткнул пальцем в пустое место. - Работорговля. Это раз. И легализация денежных средств, добытых преступным путем. Это два. В особо крупных размерах!
   - А вот это враки! - возразил я. - Я ничего не легализовавал! Я прямо так, сразу, чернухой тратил!
   Следователь от такой наглости даже потерял равновесие. Пробалансировав несколько секунд, чуть не свалившись на пол вместе с креслом, он, все же, удержался и громко шлепнул папкой по столу.
   - Шутим? Или я записываю это, как признание?
   - Слушай, капитан! Хорош пургу гнать! Да, землянам работорговля запрещена. И что? Кого когда за это осудили? Ты не хуже меня знаешь, что без рабов все шахты встанут. И у тебя вместо лампочки будет светить лучина. А вместо пистолетика в кобуре - будет дубинка. Хорошая такая, деревянная дубинка. А на счет легализации... я тебе даже точную дату назову, когда ты это докажешь! Никогда! Давай договоримся прямо сейчас: я даю тебе сто рублей. Сто! Рублей! Поверь, это очень щедрое предложение! И забываю, что твои архаровцы застрелили Ягдаша. И мы расходимся миром.
   - Он сопротивлялся! - взвизгнул следователь, было растерявшись, но смог взять себя в руки: - А это уже - попытка взятки должностному лицу!
   - Тогда у меня другое предложение. Я вспоминаю, что у Ягдаша есть... был ханский патент на работорговлю, просроченный, или нет - не моя забота. Рассказываю, что он - мой наниматель и строчу длиннющую жалобу в Комитет Охраны Правопорядка. Тут расклад тем более не в твою пользу!
   - Нет, Грачев! - воскликнул блюститель закона. - Мы с тобой никак не договоримся! Потому что ты - преступник. А я - мент. Я присягу давал: давить таких, как ты. Запомни, уголовная мразь: правосудие - неподкупно!
   На последних слова следак поднял вверх палец, при этом рукав его мундира задрался, обнажив сразу двое золотых часов, бывших собственностью моего компаньона. Капитан слишком поздно осознал свою ошибку, и, поспешно отдернув манжет, завопил:
   - Дежурный!
   В кабинет сразу влетел здоровый лоб в сером пятнистом камуфляже с сержантскими нашивками. Словно ждал за дверью.
   - Увести, - распорядился капитан.
   - Куда?
   - На Кудыкину в гору! В камеру, конечно. Только это... - честный коррупционер поморщился. - Посади где потише. Он еще нужен.
   -Сделаем, - заверил сержант.
   Пока меня вели по коридорам, я думал. Дело мое выглядело херово. В то, что на меня заведут дело я слабо верил. В то, что оно дойдет до суда - еще меньше. А если, в крайнем случае, оно так и случится - что там мне грозит за работорговлю? Штраф, как максимум! Тысяч пять. Ну, может, десять. Тут уверенности у меня не было - Уголовное Уложение я давно не перечитывал, а его переписывают раз в полгода - стабильно. Т.е. при худшем раскладе - четыре месяца работы, чтобы выйти в ноль. Ах, да, конфискуют грузовик, оружие... это хуже! Так я встряну тысяч на 20-25. Чтобы восстановиться уйдет почти все, что я скопил на черный день! Да и прикипел я как-то к своему автомобилю... может, стоило взятку посерьезнее предложить?
   А, с другой стороны - стали бы из-за такой фигни поднимать штурмовую бригаду и валить Ягдаша? Скага тоже жалко. Не так, как машину и снаряжение, но, все же, он был хорошим партнером. Готовил восхитительно, как и все инопланетяне. Воровал в меру. На дудочке неплохо играл. Хотя это, скорее минус. Найти доброго компаньона в наше время нелегко. Особенно, когда в чертях человеческого больше, чем в людях.
   Нет, тут все непросто. Охотились именно на меня. Но на кой я кому сдался - вот главный вопрос.
   Дежурный пинком отправил меня в камеру и закрыл дверь. Ключ повернулся в замке с ужасающим скрежетом. Через маленькое, забранное решеткой окно почти под самым потолком, в помещение проникала только ночь, а единственной тусклой лампочки явно не хватало для освещения всей темницы.
   Унитаз в углу, рядом с ним - рукомойник. Две тумбочки, двое нар с ворохом постельного белья на них, между ними - стол. Неприятное место. Впрочем, я б сильно удивился, если б тюрьма оказалась место приятным. Я уже собирался упасть на кровать, как вдруг тряпки зашевелились и из-под них показалась рогатая голова с желтыми глазами.
   Скаг!? Арестантский устав не запрещал размещать землян вместе с инопланетянами, но существовали неписанные правила, согласно которым такое соседство - недопустимо!
   - Шелофек? - удивленно прошепелявил краснокожий.
   Даже в полутьме я разглядел, что в его пасти напрочь отсутствовали зубы.
   - Шелофек, - передразнил я, устраиваясь на свободных нарах.
   - Тебя жа шо? - поинтересовался черт.
   - Скагами торговал, - ответил я.
   - Быфает, - вздохнул краснокожий.
   - А тебя за что?
   - Людей кушал, - вздохнул рогатый.
   Я даже подпрыгнул на месте. Нихрена себе - камера потише! С соседом-людоедом! Это ж расстрельная статья! Что же тогда творится в других?
   Облокотившись на стол, я приподнялся, оценивая сокамерника. Этот, похоже, в заточении находился уже давно. Тощий - кожа да кости. Да и зубы выбиты. Один на один - точно справлюсь. Но, на всякий случай, я решил спать как можно более чутко.
   И не ошибся! Посередь ночи я проснулся от прикосновения к себе. Не нужно быть Тилисом, Единым В Трех Ликах, чтобы догадаться, что лапал единственный, кто находился в камере, помимо меня - людоед! К счастью, он не выбирал наиболее вкусные места, а просто шарил по карманам. Но даже это мне сильно пришлось не по нраву. Это - мои карманы. Карманов много. Но эти карманы - мои. И шарить по ним имею право только я.
   Еще толком не проснувшись, я зарядил кулаком в челюсть краснокожего. Он перелетел через стол и впечатался в противоположную стену. Вскочив на ноги, я запрыгнул на соседние нары, добавил, на всякий случай, носком ботинка по ребрам инопланетянина и рванул простыню, отдирая от нее длинную полосу. Черт жалобно скулил, прижатый коленом к кровати, но меня этим не пронять. Заломив за спину руки и ноги скага, я быстро связал его, мысленно отметив, что не потерял навыков со времен Пограничной войны.
   - Я нешаянно! - пропищал сосед.
   - Что нечаянно? Перепутал свои карманы с моими? - прорычал я.
   - Я больше не буду!
   - Еще один звук - и я тебе в пасть кляп забью, - пригрозил я. - Хочешь?
   Ответом была тишина. Значит, понял. Я вернулся в свою постель и спокойно проспал остаток ночи.
   Недолгий остаток ночи.
   - Грачев! - разбудил меня окрик. - Подъем! Что, персональное приглашение нужно?
   Подъем давался очень тяжко. Я так привык просыпаться тогда, когда я захочу, а не тогда, когда это кому-то взбредет в голову! Я укрылся подушкой, зажав уши, чтобы ничьи вопли не мешали доспать. И сразу почувствовал удар по спине. Вскочив, как ошпаренный, я занял боевую стойку, приготовившись навалять кому-то... и, увидев вчерашнего дежурного, сразу вспомнил события прошедшей ночи. Лучше не спорить.
   - На выход, - сержант указал направление дубинкой.
   - Расвяшите меня! - взмолился людоед.
   Надзиратель проигнорировал просьбу, довольно хмыкнув.
   Меня привели в кабинет, где проходил допрос. После полумрака камеры солнце, проникавшее в помещение через окно, нещадно било в глаза. Следователя здесь больше не было. Зато были два силуэта, один из которых мне показался смутно знакомым.
   - Тилис, Единый В Трех Ликах! - услышал я голос из своего далекого прошлого. - В самом деле - сам сержант Грачев!
   - Майор? - удивленно произнес я. - Брагин? Сашка, ты что ли?
   - Бери выше!
   Старый боевой товарищ сделал шаг в сторону от окна и повел плечом, демонстрируя погон с двумя просветами и тремя звездами. Полковник.
   - Высоко забрался, - улыбнулся я.
   - Коля, Коля, - покачал головой офицер. - А тебе кто мешал? Башка на плечах у тебя есть. Притом - какая! Не только фуражку носить. Пошел бы в офицерское училище. Сейчас сам был бы капитаном. И это - минимум! Кадры сейчас такие, что любой, кто умнее свинорыла, карьеру делает - у-у-у...
   Я поморщился. Кадры нужны только во время войны. В мирное время умные люди, как в армии, так и в органах - только помеха. Мешают воровать высоким чинам. Или сольют, или придется брать в долю, и еще неизвестно, что хуже!
   - Надоело убивать по приказу, - признался я. - Теперь я - вольный художник.
   - Убивать ради куска хлеба - лучше? - удивился Брагин.
   - Спокойнее, - ответил я, присаживаясь в кресло. - Я никому ничего не должен, и мне тоже. Вы располагайтесь, чувствуйте себя, как дома.
   С моей новой позиции солнце уже так не было в глаза. Да и привык я к свету. Теперь и пришедший с полковником человек перестал быть просто силуэтом. Форма насыщенного зеленого цвета, серебряный лист на плече. Американский подполковник. Наградные планки и возраст янкеля указывали на то, что он принимал участие в Пограничной войне. Причем, что вполне естественно, не на нашей стороне, а на стороне НАШ.
   Я вопросительно посмотрел на Брагина. Менее десяти лет назад я б за этого амера получил орден. Причем представил бы меня к награде именно Саша. Хотя - вряд ли. Тогда подполковник явно еще не был старшим офицером.
   - Знакомься, - кивнул на офицера старый друг. - Подполковник Рамирес, разведка армии НАШ.
   - Чрезвычайно рад! - произнес подполковник с едва заметным акцентом. - Очень много о вас наслышан!
   Он протянул ладонь для рукопожатия, на которое я ответил без особого энтузиазма.
   - Интересно, наслышан - во время войны, или после? - спросил я бывшего врага.
   Разведчик, смутившись, открыл рот, подбирая слова, но его опередил Брагин:
   - Коля, брось. Теперь мы друзья. И даже больше - союзники. Не время вспоминать старые обиды.
   - Мне вот еще интересно - ты всеми арестованными ветеранами интересуешься, - усмехнулся я. - Или тем, что все мы здесь сегодня собрались, я обязан исключительно тебе?
   - Ты тоже палку-то не перегибай, - отмахнулся полковник. - Было б тебя легко найти - общались бы в других условиях. Тебя там в камере - как, не обижали?
   - Что ты! Такая милая компания! Скаг-людоед, еще и любитель шарить по карманам. Я теперь это заведение буду советовать всем знакомым. Ставлю пять звезд!
   Офицер проигнорировал мою попытку пошутить. Он уже изучал папку с моим делом. Но уже не ту, с пустыми бумажками, а другую. Гораздо менее толстую, но более содержательную. Следователь, похоже, за всю ночь не сомкнул глаз, строча материалы на меня.
   - Дела твои, Грачев, хреновые... - произнес Саша.
   - Да ну? - деланно удивился я.
   - Ну да. Работорговля. Ты же знаешь, что продавать скагов можно только скагам. И то - исключительно при наличии ханского патента.
   - Да ну? - повторил я. - А чего ж ими каждый встречный поперечный торгует?
   - Ну да. Только дело заведено на тебя. Бурды всякой понаписано много. Легализацию денежных средств вряд ли кто-то докажет. А вот за работорговлю... если не повезет с судьей - года три каторги получить вполне реально.
   Моя бровь поползла вверх. Это "не повезет с судьей" было сказано таким тоном, что сомнений не оставалось - мне с судьей не повезет точно. И это - боевой друг, называется!
   - Но я могу тебе помочь! - продолжил полковник.
   Ну разумеется! Самим подставить, чтобы иметь возможность шантажировать. Время идет, а методы работы разведки не меняются.
   - Ну да? - выдавил я из себя.
   - Да ну... - автоматически ответил Саша. - Тьфу, Тилис, тебя побери, Грачев!
   - Короче, майор... полковник, в смысле. Давай уже колись, из-за чего весь этот сыр-бор.
   - Понимаешь, Грачев... - замялся офицер. - Мир после войны очень сильно изменился. Раньше мы диктовали условия скагам. Они сильно зависели от нас. Как в финансово, так и вообще. Но сейчас... ты просто не представляешь себе, какое бешенное бабло срубили ханы на войне! И после, когда нам были нужны черти, чтобы заново отстроить наши города. Ты в Скагаранском Халифате давно был? Там подвалы от золота ломятся! Полны! С горкой!
   - И деньги - далеко не самое страшное, - подхватил коллега Брагина. - У инопланетян появилось оружие. Не те скагаранки, что были раньше. А автоматы, броневики. Что-то мы сами им поставляли... как и вы. Кто-то из людей приторговывал, конечно... а уж сколько на местах боев осталось! Кто там уследит? Танки батальонами списывали, самолеты - эскадрильями. Кому какое дело до сотни-другой автоматов? Или десятка броневиков?
   - Но самое хреновое то, что мы научили их убивать, - снова заговорил старый знакомый. - Это в Первой Чертовой Войне потери были - тысяча чертей на одного человека. В начале Пограничной Войны - уже полста чертей на человека. А под конец... есть в них что-то дикое, первобытное, в чем они сильнее нас. Даже с луком и стрелами. А сейчас, когда у чертей появились пулеметы - я вообще молчу. Когда краснокожие поймут, что мы им не нужны - вопрос только времени. Если они еще этого не поняли... вот тогда будет война. Такая война, что все прошлые войны тебе такими цветочками покажутся! А ягодки - впереди.
   - И? - спросил я.
   - И нам нужен свой человек в Скагаранском Халифате. Для... сбора информации. И выполнения некоторых небольших поручений...
   - То есть - шпион? Вот только не говори мне, что в нашем посольстве в Скагаранском Халифате нет сотрудников твоего ведомства. Да и не только в посольстве. Думаю, двое из трех человек на территориях скагов - разведчик.
   - С кадрами - беда, - вздохнул Саша. - Старики все на пенсии. А молодежь... это такие беспросветные дебилы! Бориску Жданова помнишь? Так он, если б был жив, сейчас стоял бы на хорошем счету!
   Я только присвистнул. Если уж такой деятель... не, лучше даже не вспоминать. Но большего идиота, чем лейтенант Жданов, я в жизни не встречал. Это ж насколько все сейчас у нас в армии плохо!
   - И есть еще одна проблема...
   - Течет? - догадался я.
   - Течет, - согласился полковник. - Черти о наших секретных операциях узнают едва ли не раньше, чем приказ подписан. Пока совсекретные планы из одного кабинета в другой переносят - десять раз копии снять успевают. А в тебе я уверен. Во-первых - ты идейный, принципиальный. А, во вторых - у тебя голова, каких мало. Я людей с таким аналитическим складом ума за всю жизнь повидал - единицы. А людей я повидал немало - тут тебе рассказывать не надо. В-третьих - ты отлично говоришь по-скагарански. Плюс у тебя есть определенная доля везения, что в нашем деле - не последнее.
   - То есть ты, мой дорогой друг, зная, что я - далеко не дурак, пришел ко мне с таким предложением? А ты знаешь, что со мной сделают скаги, если поймают за шпионаж? Я слышал, хан Хадаш купил себе бульдозер и развлекается казнями - укладывает приговоренных в рядок и ме-едленно так, не спеша, давит. Нет, спасибо. Мне здесь нравится. Тепло, светло, мухи не кусают. Соседи, опять же, интересные. Так что у меня к вам тоже предложение: вы идете искать другого дурака, который согласится шпионить в Скагараском Халифате, а я - еду на каторгу.
   В свете всего сказанного быть осужденным за работорговлю мне не казалось таким уж хреновым вариантом. Каторга! Нашли, чем пугать! Я слишком близко был знаком с системой, чтобы купиться на такие угрозы. Пусть меня и осудят. Пусть отделаться штрафом не получится - это в самом крайнем случае. Наш любимый Генеральный Председатель Совета успеет объявить десять амнистий по случаю какого-нибудь юбилея или просто годовщины. Уверен - до каторги я просто не доеду. Отправлюсь на все четыре стороны прямо из зала суда.
   А если будет война - еще раньше. Война для ветерана, как я - это даже хорошо. Мобилизуют - сто процентов. А это все виды довольствия, боевые, трофейное золотишко. В общем - одни плюсы!
   - Каторга... - задумчиво повторил Брагин. - Знаешь, сержант, я же не такой зверь, чтобы отправить старого боевого товарища на каторгу! Как черти твою роту называли? Сасашалихан? Племя с тысячей рогов? Сколько рогов вы с трупов инопланетян напилили себе на каски? А какую награду скаги обещали за голову каждого солдата Сасашалихана? Помнишь?
   - Десять тысяч рублей, - мрачно произнес я.
   - Вот именно! - поднял вверх палец полковник. - И после войны награда меньше не стала. Ты же знаешь - долг крови. Черти не умеют прощать. Это сейчас ты раскатываешь по степи, пока рогатые не знают, где ты служил во время войны. А если узнают? Долго ты раскатывать будешь? Тебе напомнить, какие казни у скагов? Как это... Халанажих?
   - Халанажиш, - машинально поправил я.
   По части убивать пленника как можно дольше черти знали толк. Хадаш со своим бульдозером - это еще не самое страшное. Это еще быстрая и безболезненная смерть. У краснокожих если казнь закончилась менее, чем через трое суток после ее начала -это как-то слабо повеселились. Нам обманули, все расходимся, тут не на что смотреть! Шаманы со своими травами еще и помогут жертве оставаться в сознании на протяжении всего разнообразия пыток.
   Халанажиш - одно из любимейших развлечений рогатых. Пленнику отрезают яйца и возвращают ему же ректально. С их языка это переводится "если у тебя их нет спереди - проверь, возможно они у тебя сзади?". Перевод, конечно, примерный, но сути дела не меняет. Скаги считают такую пытку весьма забавной.
   Такой смерти я себе точно не желал. На мой взгляд идеальная смерть - это в глубокой старости, от истощения, от потери сил, в постели с красивой девушкой. Отдельно подчеркиваю - девушкой, не женщиной возрастом за 50! Т.е. с молодой! Но, признаться, с моим образом жизни я б и сам очень удивился, обнаружив себя на своем пятидесятом дне рождения.
   Несмотря на то, что с войны прошло почти десять лет, я ничуть не сомневался, что найдутся скаги, готовые выложить за меня те самые десять тысяч. Как и те, кто с удовольствием их получат. Брагин прав: черти не умеют прощать.
   - Что ты теперь думаешь на счет сотрудничества? - ехидно улыбнулся полковник.
   - Ответ, к сожалению, не нет, - процедил я сквозь зубы. - Верните мой грузовик, и я хоть прямо сейчас выеду в Скагаранский Халифат.
   После этих слов оба офицера, не сговариваясь, рассмеялись.
   - Грачев, неужели ты думаешь, что нам в тылу врага нужен бродяга? Нет, таких у нас хватает. Нам нужен человек, который смог бы добраться до самих ханов, общаться с ними, если не на равных, то как-то около того.
   - Тогда я вообще ничего не понимаю! - потряс я головой.
   - Как у вас с инженерными познаниями? - поинтересовался Рамирес.
   - Ну, мост взорвать могу... - улыбнулся я, вспоминая военные годы. - Фугас смогу заложить... да, если подумать, я за свою жизнь много чего у вас взорвал!
   Что-то из сказанного мною сильно не понравилось американцу. Он даже поморщился. Да, союзничек, лет десять назад ты б тоже за меня орден получил!
  
  

Глава 3

Большой начальник

  
   Все же отцы-командиры - редкостные мудаки. Если б они сразу посвятили меня в детали своего далеко идущего плана - уговаривать пришлось бы гораздо меньше. И без всякого там шантажа. Не знаю, или разведчики просто наслаждались спектаклем, или хотели показать, что и у них на меня кое-что есть, чтобы я не почувствовал себя полностью бесконтрольным. Скорее - и то, и другое вместе. Если человеком нельзя управлять, если нет волшебной кнопки, после нажатия на которую от агента не останется и мокрого места - это не наш человек.
   По гениальному плану я должен был изображать из себя владельца крупной строительной фирмы. Такая легенда не могла вызвать подозрений - даже на Терре после войны еще все было отстроено, на Марининских островах стройка вообще шла полным ходом. Запасной плацдарм долгое время не был оценен по достоинству - а зачем? Врагов у нас не было, со всех сторон мы граничили с заклятыми союзниками! Но после трехлетнего конфликта, когда врагов опять не осталось, одни друзья и партнеры, острова превращались в последний рубеж обороны. С пляжами, отелями, бассейнами, спа-салонами и всем прочим, что может потребоваться политической и финансовой элите в случае повторения войны. Т.е. весь архипелаг представлял собой место, куда избранные смогут просто свалить подальше от рвущихся бомб и свистящих пуль.
   Руководитель мелкой строительной фирмочки не подходил - десяток скагов можно нанять на любой погранзаставе. Директор средней - тоже. Две-три сотни чертей - это уровень младших ханов. Брагину требовался человек, приближенный к самому Хадашу - Верховному Хану Скагаранского Халифата. Фактически - самому влиятельному инопланетянину на всем материке.
   Попытки завербовать кого-то из приближенных хана успехом не увенчались. Купить того, кто купается в золоте - попросту невозможно. Придворные хана сами могли купить кого угодно, и, судя по тому, как текло в обоих разведках - и нашей, и НАШ, делали это регулярно. Шантажировать... а чем? Общество скагов, насколько оно было закрытое для нас, людей, настолько открытое - для чертей. Не для всех, конечно, а внутри определенного круга краснокожих. Можно даже сказать - касты. После того, как несколько провокаторов посетили палачей рогатых - даже среди наших шпионов желающих вербовать агентуру заметно поубавилось.
   С землянами ханы вели себя очень осторожно. Это с первого взгляда могло показаться, что они тупые, как три залупы вместе. На самом деле краснокожие искусно вели свою игру. С посольскими работниками, понимая, что девяносто процентов их работает на разведку, скаги, вроде как откровенничали. На самом деле - сливали ровно столько информации, сколько можно. Эти же сведения можно было смело печатать в "Ханском вестнике". Вообще, восемьдесят процентов всех разведданных как раз и получаются из открытых источников, хотя...
   Если в обоих разведках все так плохо, как рассказывали мои кураторы, сегодняшние шпионы могли проглядеть и многорога в траве. Сильные спецслужбы нужны только во время войны. В мирное время они - помеха коррупции, которая столь увлекательна и притягательна. Нет ничего удивительного, что и наш Совет, и сенат НАШ приложили максимум усилий чтобы похерить силовые структуры по обе стороны границы. Осталось одно дерево. Махать дубинкой - много ума не надо.
   Меня готовили к заброске, превращая в самом деле в большого начальника. Солярий, маникюр, педикюр. Человека в высшей степени состоятельного. Моя традиционная небритость превратилась в аккуратную щетину. Начинавшуюся седину - и ту закрасили. Оставалось только начинать подводить ресницы, но тут уже я б не позволил - скорее сам сдался бы Хадашу с его бульдозером.
   Я пытался освежить в памяти скагаранский язык, слушая записи самоучителя во время монотонных процедур. Мой словарный запас в последние годы был сильно ограничен предложениями сдаться, бросить оружие и поднять руки за голову. Короче, как и во время войны, но тогда после всего этого с пленным велась продолжительная работа, после чего он оставался валяться где-нибудь в грязи с пулей в голову. Впрочем, почти сразу я забросил эту идею. Диктовал явно не носитель языка. Человек. С настолько ужасным акцентом, что, казалось, даже сами скаги после такого обучения перестанут нормально разговаривать.
   Стоимость моего гардероба вообще повергла меня в глубокий шок. Десять тысяч за костюм! За один костюм! Еще пять - за рубашку. Т.е. костюм и рубашка - это целый грузовик! Пусть не новый, но и костюмов было закуплено тоже далеко не один. Про ботинки вообще молчу. С таким финансированием операции быстрее и проще закидать чертей скагаранскими алтынами - золотыми монетами, которыми осуществлялось большинство расчетов как людей с инопланетянами, так и между ними самими.
   Бумажки краснокожие как-то не особо уважали. Конечно, проще носить с собой пачку банкнот, чем горсть монет. Но рогатые несерьезно относились к любым платежным средствам, кроме золота. Имеются в виду те, кто имеет какое-то положение в обществе. Простым скагам, тучи которых работали на благо человечества, в основном - на стройках, даже ассигнации были за счастье. Попрошу не путать вольнонаемных инопланетян и рабов. Это две совершенно разные категории. Вольнонаемные имели своего хозяина, как правило - кого-то из младших ханов, обладавших ханским патентом, в чьих карманах и оседала значительная часть заработной платы рабочих чертей. Младшие ханы, в свою очередь, платили патентный сбор Верховным Ханам, а те - старейшинам. Варварские обычаи, когда вся добыча племени распределялась поровну, канули в прошлое. Наступила новая эра - процветания и рыночной экономики. Отсюда и принципиальная разница между рабством и работой по патенту. Во втором случае это - оплачиваемое рабство.
   Как раз ханы и старейшины, от которых в большей степени и зависело общество скагов, наживаясь на своих менее расторопных соплеменниках, и брали деньги, наши, человеческие рубли и доллары, весьма неохотно, настаивая на расчетах золотом. Это создало некоторые трудности в определении размера вознаграждения. Оплачивать услуги золотыми украшениями не вполне удобно. Допустим, стоимость договора составила двадцать пять граммов золота, а у землянина - цепочки только по десять грамм. Затык получается! Делать же колечки или те же цепочки по одному грамму - мало того, что накладно, так еще и такую драгоценного металла с собой таскать! Любой здравый ювелир делает украшения таким образом, чтобы при минимальном весе придать изделию наибольший объем, т.е. решая задачу, совершенно противоположную удобству транспортировки.
   Тогда и родилось решение - чеканить золотые монеты. Алтын - номиналом 50 рублей, и пятиалтынный - номиналом 250 рублей. Почему именно "алтын" - история не сохранила, Тилис, Единый В Трех Ликах, его ведает, но название за расчетным средством закрепилось прочно. Хотя на самих монетах оно и не указывалось вовсе. На алтыне номинал обозначался отверстием в центре монеты, на пятиалтынном - отверстием и пятью точками на аверсе. Дабы даже самый тупой скаг, не умеющий читать, мог определить номинал монеты. На реверсе изображался Великий Хан Конош, последний Великий Хан скагаран. Если сравнивать с памятником в Верхнезаводске - вполне узнаваемо.
   Отверстия в монетах имели сугубо практический смысл. Во-первых, в ту эпоху, когда алтыны вводились в обиход, не у каждого краснокожего были карманы, а без карманов деньги и носить в них затруднительно. Так их и таскали, надев на веревочку. А, во-вторых, такими своеобразными бусами черти демонстрировали свою крутизну. Говоря ученым языком - платежеспособность.
   Меня золотом тоже не обделили. И тут, как и везде, решались две взаимоисключающие задачи. С одной стороны на меня полагалось навешать столько цацек, чтобы вызвать уважение у ханов. А, с другой, вес желтого металла не должен превышать предел, за которым любой рогатый призадумается о соотношении наказания в виде смертной казни за убийство человека и счастьем от обладания вожделенным золотом. Тут я упирался, как мог. Всякие побрякушки терпеть ненавижу. Единственное, что я когда-либо носил в жизни - армейский жетон. Любые изделия из драгметалла воспринимал исключительно, как средство инвестирования. Или как трофей - то, чем можно поживиться у поверженного врага, это в годы войны, а позже - будущего раба.
   Короче, ограничились цепью средней толщины, золотыми часами на руку и двумя перстнями.
   Однако и после всего этого в моем гардеробе не хватало одной маленькой, но важной детали - оружия. Землянину к инопланетянам без оружия вообще не соваться. Украсть человека с целью выкупа у скагов считается настолько же нормальным, насколько нам - продавать их в рабство. Бизнес, достойный респектабельного члена общества. Признаться, глядя на нового себя в зеркало, всего такого ухоженного, человека, который не только знает, что такое "барбер-шоп", но и регулярно его посещает, я б и сам себя похитил. От прежнего бродяги не осталось и следа.
   Хотелось чего-то такого, в чем я был бы уверен на все сто процентов. И скорострельного. Но на мою просьбу дать Калашмат Брагин ответил отказом.
   - Не так поймут, - махнул он рукой. - Ты же теперь уважаемый коммерсант, а не бандит с большой дороги. С Калашматами даже посольская охрана не ходит. Надо держать марку. Нужно что-то... такое...
   - Легкое, надежное и практичное? - с надеждой спросил я.
   - Типа того, - уклончиво ответил полковник.
   И в тот же день Рамирес притащил мне огроменную дуру. Не просто огромную, а именно огроменную. Здоровый блестящий револьвер с патронташем.
   - Colt Legacy, модель 73-го года! - не без гордости представил мне нового знакомого янкель. - Настоящее американские оружие. Пятисотый калибр, Смит-Вессон. Валит гиппопотама с одного выстрела!
   - Тот, кто это сотворил, испытывал невероятную ненависть ко всему человечеству, - заметил я, взвешивая в руке револьвер.
   Вот как? Как? Как можно сделать оружие, весом не уступающее Калашмату, но с боезапасом всего в пять патронов против тридцати? И скорострельностью в сто раз меньше? Я уже промолчу про прицельную дальность. Вот в чем я не сомневался - после выстрела из него точно кто-то свалится. И не факт, что это будет гиппопотам.
   - Хочешь, расскажу анекдот? - предложил я разведчику. - Про скагаранского хана?
   - Давай, - оживился тот.
   - Знаешь, как хан охотится на многорога?
   - Э-э...
   - Он берет штуцер калибра 700 Nitro Express и стреляет в многорога. Кто после выстрела остался стоять на ногах - тот и победил!
   - Хочешь, я тоже тебе пошучу? - предложил Саша. - Догадайся, что это такое: зеленое, а нажмешь на кнопку - красное?
   - Тут я теряюсь, - признался я.
   - Это лягушка в миксере. Бери, что дают и не выпендривайся.
   Разведчик давно уже бесился из-за того, что подготовка операции затянулась. Строительная компания была оформлена еще недели две назад. Совершенно легальная, абсолютно настоящая, с офисом, длинноногой секретаршей, банковским счетом и даже визитками. Не хватало главного - строительных знаний непосредственно у большого начальника, т.е. у меня. Я очень хорошо представлял себе, что такое несущие опоры у моста, или балка перекрытия, но представлял со своей, военно-диверсионной точки зрения. В плане размещения зарядов для подрыва. Но я, хоть убей, не понимал, чем отличается пароизоляция от гидроизоляции, и почему пленка, перевернутая наизнанку, превращается из одной в другую. Оба офицера бились со мной до самого сезона дождей, но так и не могли заложить в мой мозг элементарные в их понимании знания.
   Наконец, просто разместили в сети вакансию заместителя директора по технической части. И вот здесь я понял, насколько течет в разведуправлениях обеих стран! Если инженера для меня ищут по объявлению! Это уже дно, или снизу еще могут постучать?
   Будущего зама в детали решили не посвящать. Так и ему лучше будет спаться, и нам спокойнее. Резюме я изучал лично. Традиционно решались две взаимоисключающие задачи. Я искал человека грамотного, но не слишком опытного, чтобы не догадался, что вся стройка - только прикрытие.
   Женщин я отсек сразу. К представительнице слабого пола инопланетяне никогда не отнесутся серьезно. Даже по скагаранской переписи в Скагаранском Халифате проживает порядка двухсот тысяч чертей, хотя на деле - около полумиллиона. Все оттого, что женщин рогатые не считают полноценными членами общества. До недавнего времени их практически держали на привязи между кухней и койкой. Все изменила Пограничная война, в значительной мере сократившая мужское население краснокожих. Теперь женщинам, подумать только, можно даже работать! Но это - временная необходимость. Возможно, когда баланс восстановится - все вернется на круги своя.
   Я остановил свой выбор на троих кандидатах: Такеши Мусасимару, Дональде Джейнсе и Мишеле Лафере. Они и стали первыми посетителями моего офиса. Японец работал ранее на Марининских островах, строил плавающий аэропорт. Парень молодой, но знакомый со спецификой работы на архипелаге. Т.е. мог ответить на какие-нибудь каверзные вопросы, который меня б поставили в тупик. Для правдоподобности легенды я считал это немаловажным.
   Джейнс одного с Такеши возраста, трудился до этого в Городе Башен. И это имело свои преимущества - опыт работы со скагами. Какие вопросы относительно строительства могли возникнуть у чертей, я не имел ни малейшего представления. Дональд, несомненно, выигрывал в этом отношении.
   Лафер - самый молодой из всех, выпускник Верхнезаводского Политехнического Института... вот, собственно, и вся имевшаяся информация про специалиста. Из всех резюме он был единственным, кто не имел абсолютно никакого опыта работы. Но мне сильно импонировало то, что француз выбрал именно наше учебное заведение, а не американское или франко-канадское.
   Перед визитом соискателей я постарался придать офису жилой вид. Расставил по столам несколько кружек, предварительно испачкав их кофе. Накидал в мусорные корзины смятых бумажек. Даже положил на стол распечатанные проекты, наспех найденные на просторах сети. А перед собой - ежедневник, в который придумал с десяток записей. Наконец, потоптался по офису, оставляя грязные следы, создавая видимость посетителей, уже бывших здесь сегодня.
   Первым вошел японец. Он мне сразу не понравился. В идеально отутюженном костюме, с гладкой прической. На брюках - ни капли грязи. И это - с учетом конца первой недели сезона дождей! Ботинки - тоже девственно чистые. Словно кандидат зашел не с улицы, а телепортировался в мой кабинет прямиком из собственной прихожей. От таких педантов не жди ничего хорошего.
   Такеши внимательно выслушал меня о перспективах компании, о контрактах на строительства сети отелей, которые в самом деле были подписаны - спасибо Брагину. Но меня не оставляло ощущение, что его внимательность - это не более, чем вежливость, ни никак не заинтересованность.
   - Это какая-то подстава? - спросил Мусасимару по окончании моего рассказа.
   - В каком смысле? - удивился я.
   - Я же вижу, что офис не рабочий.
   - Это еще почему?
   - Следы подошв на полу - одинаковые, от одних ботинок. Из кружек никто не пил - нет отпечатков от губ. Да и сами кружки совсем новые - нет въевшегося кофейного налета. Бумага в корзинах - совсем чистая, на ней нет текста. Проект у вас на столе - это отель "Великий Хан" в Скагаранском Халифате, он построен около пяти лет назад, и той же компанией, в которой работал я на Марининских островах. Плюс нет пыли рядом с самим проектом. Маловероятно, чтобы уборщица каждый раз поднимала всю стопку, чтобы вытереть пыль под ним. Люди этой профессии слишком ленивы. Кстати, и на проекте пыли нет. Он здесь появился не ранее, чем сегодня. В заключении - все записи в ежедневнике сделаны сегодня. На это указывают размазанные по вашей руке чернила. Причем все - одной пастой! Я и спрашиваю: в чем подвох?
   Я посмотрел на свою ладонь. В самом деле - весь измазан гелевой ручкой. Старею, блин! Столько осечек в один раз! А японец - наоборот, слишком умный. Ну его, куда подальше, такого наблюдательного! Такой расколет всю операцию в первые же дни, и куда он побежит с такой информацией - один Тилис, Единый В Трех Ликах, ведает!
   Сделав вид, что смутился, я убрал руку под стол. На самом деле - нащупал рукоять револьвера. Но передумал. После Такеши я ожидал еще двоих инженеров, и объяснять им наличие трупа их предшественника и кляксу из крови и мозгов на стене я не горел желанием.
   Вместо этого я залечил строителю байку про молодую, но бурно развивающуюся фирму, которая получила заказ на строительство копий отеля "Великий Хан" на Марининских островах, но он, похоже, не поверил ни единому слову.
   Только за ним закрылась дверь, я позвонил Брагину. Тот ругался на удивление мало, в конце концов - сам виноват, не проконтролировал. Удовлетворенный, с мыслью, что обеспечил Мусасимару два-три незабываемых месяцев в какой-нибудь каталажке за что-нибудь малозначительное, я встретил второго претендента.
   - О, мистер Грачев! - скалился американец, тряся мою руку. - Я так рад знакомству с таким большим человеком! Настоящим боссом! Босса видно по его секретарше, а у вас такая чикса! Просто потрясающие ноги!
   Этот здоровый, крепкий, загорелый парень, судя по всему, не вылезавший из спортзала, импонировал мне намного больше, чем японец. Я залечил ему ту же историю, что и Такеши, с сетью отелей на островах.
   - Строить - это мое призвание, мистер Грачев! - признался Джейнс. - Я построил этим чертовым чертям половину Города Башен! Срубил, кстати, неплохой куш! Я б и сейчас там был, если бы не их варварские обычаи?
   - Что ты имеешь в виду? - насторожился я.
   - Да покувыркался я с одной кобылкой из местных. Такая чикса! - Дональд причмокнул губами. - Так они меня едва не казнили! Всего из-за одного раза, мистер! Пришлось срочно уносить ноги!
   - Ты переспал с чертовкой? - уточнил я.
   - Ага, - подтвердил строитель. - Но там такая чикса! Все при ней!
   Я даже поперхнулся от неожиданности. Напрямую связь людей со скагами никто никому никогда не запрещал. Кувыркайтесь на здоровье. Тем более, что инопланетянки многое переняли от землянок: каблуки, чулки, мини-юбки, пирсинг в пупке, пуш-ап, макияж и прочий арсенал соблазнения мужчин. Некоторые даже носили парики. Но как-то это было не принято. Нет, в войну всякое случалось, причем не обязательно по обоюдному согласию, но то была война. После войны, когда сильного пола среди рогатых сильно поубавилось, скагаранки, конечно, сходили с ума от недостатка внимания.
   Но все же... у краснокожих было принято после такого заключать брак. Обесчестил даму? Женись, кому она теперь нужна! Иначе - долг крови, халанажиш и прочие прелести чертовой мести. Однако брак предполагал продолжение рода. А именно этого дать люди с инопланетянами не могли. Доказано теорией и проверено практикой. Иначе говоря все это превращалось в бесполезные телодвижения. Получалось, что кто-то из пары - бесплоден, т.е., опять же, бесполезен для рогатого общества. И дорога одна - на казнь. Хотя тут все было более быстро и гуманно - привязывали к ногам камень, и вперед, в подводное плавание.
   Так что лечь в постель с чертовкой - неоправданный риск. Тут надо думать вообще не головой. Не той головой. А человек, который не умеет трезво мыслить, держать себя в руках, мне задаром был не нужен.
   Распрощавшись с Джейнсом, я остался ждать последнего соискателя. А тот, как назло задерживался! Я прождал полчаса и уже готовился уходить, понимая, что если француз прямо сейчас вдруг придет - я все равно пошлю его к Тилису, Единому В Трех Ликах. День прошел впустую. Из троих кандидатов первый - слишком умный, второй - наоборот, слишком тупой, третий - неорганизованный.
   Я, дав секретарше задание, поискать еще резюме в сети, стоял в дверях, как в приемную залетел молодой человек. Высокий, худощавый шатен в очках с тонкой металлической оправой, промокший до нитки с брюками, до колена заляпанными грязью.
   - Мсье Грачев? - спросил он.
   - Мишель Лафер? - догадался я. - К сожалению, вы опоздали. В своих сотрудниках я, не в последнюю очередь, ценю пунктуальность. А у вас эта черта начисто отсутствует.
   - Но, мсье! Я бесконечно извиняюсь, если б не чрезвычайные обстоятельства... я попал в ужасную пробку в паре кварталов от вашего офиса, какой-то лихач сбил какого-то японца. И был вынужден идти пешком!
   - Японца? - замер я.
   Секретарша тоже издала удивленный возглас.
   - Да, - кивнул инженер. - Насмерть. Совсем молодого. Жалко парня.
   Как же быстро сработал разведчик! Парня в самом деле. Даже я не ожидал. Только я надеялся на менее радикальный способ решения проблемы. Сие событие напомнило мне о жесткости характера полковника. Хотя для меня, если черти раскроют прикрытие, быть сбитым автомобилем - еще хороший исход.
   - Хорошо, проходите, - я сделал жест в сторону своего кабинета.
   Вчерашний студент остро нуждался в работе. Будучи из небогатой семьи, он был вынужден взять кредит на образование. Оказалось, Верхнезаводский Политехнический он выбрал исключительно из-за стоимости обучения, а не из каких-либо других соображений. Поскольку закон о бесплатном высшем образовании не распространяется на иностранцев, коим и был франко-канадец, то даже за обучение в ВПИ ему пришлось платить. Конечно, не столько, сколько в Обамском Технологическом Институте или Строительном Колледже Блэкмонта. И дело не в качестве образования. А в том, что наши учебные заведения дают знания, настоящие знания, а амеровские, главным образом - связи, собирая под одной крышей детей политической и экономической элиты.
   С Мишелем я общался дольше всех из претендентов. Торопиться было некуда - ужасающую пробку я видел из окна. Парень мне подходил по всем параметрам. Не дурак и не любитель соваться туда, куда не просят. Без опыта, но с хорошими знаниями. Он за час смог доступно объяснить мне некоторые моменты в строительстве, которые Брагин с Рамиресом не смогли вдолбить в мою голову больше, чем за месяц. На Лафере я и остановил свой выбор.
   Полковнику я много чего высказал о его методе решения проблем с возможной утечкой информации. Насыпать умнику полные карманы дурман-травы и упаковать на пару лет - было б гораздо гуманнее. Старый товарищ, как всегда, ответил резко:
   - Сержант, есть два способа заботиться о здоровье своих зубов. Чистить их утром и вечером и не совать нос в чужие дела. Так получилось, что этот япошка слишком многое узнал. Я не могу так рисковать операцией. На кону судьба всего человечества на этой планете. Без преувеличения. Один человек - это очень небольшая цена. Цель оправдывает средства.
   - А секретарша? - возразил я. - Думаешь, она не свяжет визит Такеши и его смерть? Ее - тоже в расход?
   - Ей я верю, как себе! - заверил Брагин.
   - Ты же никому не веришь!
   - Она - моя дочь!
   На такое откровение мне уже нечем было возразить. Если не верить собственным детям - кому тогда, вообще, верить?
   После приема на работу француза единственное, что держало нас в Грачевске - стена воды, лившаяся с неба. Но Тилис, Единый В Трех Ликах, благоволил нам. Сезон дождей в этом году длился всего десять дней. Жара, наступившая сразу за ним, испарила влагу за считанные дни. Я такого пекла вообще не припомню. Может к тому, кто управляет погодой, разведчик тоже применил крайние меры воздействия?
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Хант "Наложница дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | Zzika "Вакансия на должность жены" (Любовное фэнтези) | | А.Калина "Прогулки по тонкому льду" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Планета мужчин или Пенсионерки на выданье" (Любовное фэнтези) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга вторая" (Приключенческое фэнтези) | | А.Джейн "#любовь ненависть" (Современный любовный роман) | | О.Герр "Красавица и Дракон" (Короткий любовный роман) | | Я.Гущина "Жгучий танец смерти" (Любовное фэнтези) | | Н.Жарова "Жених на выбор" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"