Костин Виктор: другие произведения.

Мир зеленого солнца-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.04*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черновик не полный. Сюда буду все сливать отредактированное по второй книге

   Мир зеленого солнца
  Книга 2
  Часть 1
   Антон Сомов
  Утро встретило меня мычанием коров, как на земле, честное слово. Еще бы куры заквохтали и собаки загавкали, и считай дом родной. Вскочил с кровати и только брюки одев, выскочил на улицу, а что привычка вторая натура. На улице, да, деревня в миниатюре, все мелкие такие, низкорослые, чисто дети. Пробежался по двору, нашел в одном месте балку вроде турника, так даже и позанимался. Здесь же недалеко нашелся и курятник у них оказывается и куры есть и тоже мелкие, и не шумные, но много их. Во дворе из знакомых никого не встретил и пошел умываться. Наверх не пойду, здесь на кухне есть большие глиняные кувшины и даже казан металлический, правда медный, я так понял, над костром висел, а что трудно печи выложить, хотя в чужой монастырь. Там была куча этих пятачковых, и я одной знаками объяснил, что на меня надо полить воду. С третьего раза, что по чуть-чуть надо поливать, потом, даже дали полотенце, у-у у нас половички мягче их полотенец, ну какое есть и тому рад.
  А вот и поесть надо, но сначала разбужу угу... ну вобщем, разбужу, пойду. Ну, кто бы сомневался, дрыхнет и глазом не ведет, порядки у них тут, а то мне рассказывали, средневековье, все с курами встают. Ага, встают, вот одна уже встала. Стянул одеяло, она только глаза открыла и сначала немного подергалась, а потом краснеть стала, так потешно. Я протягиваю ей штаны и говорю, одевай, а что пора им, язык мой учить. Я, и то уже десяток слов местных выучил, это Харе-Лелку, там налево, направо, есть, стоять, лежать и стрелять, не стрелять, некоторые очень прикольные. Только часть, произносить не очень получается, не так все же у нас аппарат голосовой устроен, но меня понимают и ладно, меня это устраивает. Иди, говорю, мойся и пошли кушать, там и поговорим.
  Вышел на улицу и только хотел послать за Челином, как он сам нарисовался. Спросил, где остальные, ну он, как он любит, тоже мне любитель поговорить. Они, значитца, на посадках часть, остальные ушли на реку за рыбой и вот значитца, все.
  Да содержательная беседа. Ладно, когда есть, спросил, а все уже поели, оказывается. Да, а почему меня не разбудили. Челин неожиданно покраснел и сказал, а это..., барон это, сказал не надо, вот. Ладно, все ясно, ты уже ел, да. Иди тогда, скажи, чтобы приготовили, а мы с Лейрой сейчас подойдем. Пошел за своим чудом мелким. Она уже шла навстречу, и, судя по капелькам, тоже умывалась. Да, надо переделывать, эту ванную комнату, не знаю как ей, а я к этому привыкнуть не хочу, да и двор он хоть и почище чем у Кора Каледас, но тоже не блещет, и с помывкой надо организовать всех особенно кайре, кошмар ходячий.
  Пока ели, вокруг эти пятачки все и крутились, как они быстро ко мне привыкли. А в первый день жались по сторонам, а сейчас так и крутятся рядом. Сразу как-то в замке населения прибавилось, по видимости.
  Решил сходить на реку, местную, я там еще не был. Какие у них удочки и леска из чего, крючки понятно, бронзовые. На реку пошли все втроем, Челин хотел еще и лучников взять. Я сказал не надо и прихватил АКМ, с ним как-то вернее. Лейра только покосилась на него, я ей с улыбкой протянул, но она так закивала головой, мол, нет, не надо. Ну, как хочешь, перекинул через плечо и пошли.
  Ну, да, конечно. Рыбаки сидели с удочками и ждали поклевки, как же. Нет здесь удочек, совсем нет, а все стоят с таким копьем длинным, прям почти посреди реки, и время от времени кто-то бьет им в воду, и даже на второй, третий раз, на берег выбрасывается довольно приличная рыбина. Я поднял одну, ну килограмма на три четыре потянет.
  Неожиданно, один из рыбаков закричал и выскочил на берег, на ноге у него висел самый обыкновенный рак, только размером сантиметров тридцать, а не хилые здесь раки. Он его забил своим копьем и хотел выбросить в воду. Я остановил и бросил до рыбы, надо попробовать местных раков. Спросил Челина, а что их не едят. Он удивился, а зачем они все в кожуре и вообще мяса нет или мало, да и зачем. Ну не понимает человек, это же деликатес. Сказал, а еще поймать можно. Он что-то прокричал рыбакам и один нырнул и сразу выбросил на берег еще одного в пару к этому красавцу, а потом и еще пару. Я прикинул размеры и сказал, хватит. Да вот это раки, я слышал, такие вроде где-то в море водятся. А здесь в реке. Отошли от рыбаков подальше, а то они замутили всю воду, и спросил.
  А здесь купаться не опасно, ну всякая такая живность не водится, которая людей ест. Челин подумал. Нет, говорит, только дальше на болоте, там ползки водятся, но они так не опасные, как в империи говорят. Правда кусают больно и душат, если большие попадаются, а вобщем ничего, они в основном удирают. Ладно, раз хорошо все, хочу поплавать. Разделся, положил АКМ на одежду и Лейре погрозил пальцем, показывая на автомат, она сильно покраснела и глаза опустила. Сам с разбега залетел в воду и саженками поплыл на середину. Вода здесь чистая и хорошо видно, немного прохладная, но горные реки все такие, я уже привык. Вон рыбина поплыла, а ничего здесь рыбки водятся и людей не боятся, или много их. Доплыл до середины, здесь уже было течение и до дна не достать. А потом ближе к тому берегу, вода стала не прозрачная, а такие струи красноватые или рыжеватые, это что золото здесь растворено что ли, не понял.
  Поплыл обратно и когда вылез на берег, спрашиваю Челина, а почему вода красная, это золото. Он, нет. Это с болот там родники бьют, и выносит из каких-то куч земли, они там все красноватые, но мы там все осмотрели, там золота совсем нет, даже золотиса. Слушай Челин, а организуй мне немного этой земли, хорошо. Челин пошел и стал одному из лучников, что охраняли кайре, рассказывать, тот закивал и пошел к замку. Я ради интереса помыл в воде пару комков грязи, но золота не нашел и бросил это занятие.
  Неожиданно со стороны замка раздались крики и даже на реке все закричали и стали показывать в сторону поля. Взглянув туда, я заметил, как из леса в сторону поля мчалась пара волков, очень приличного размера и люди там работающие рванули в стороны, а сам барон мчался к нам на лошади. До волков еще было с полкилометра, а до барона метров двести. Схватил АКМ и рванул ему навстречу, однако. Такие нападения среди бела дня. Когда барон подскочил ко мне и спрыгнул, я сел на лошадь и поскакал навстречу. Лошадь, видя волков, пыталась свернуть в сторону, но удар кулаком быстро ей объяснил, кто хозяин и мы поскакали навстречу. Когда до волков осталось метров сто, соскочил с лошади, решил не рисковать. Кто ее знает, как она поведет себя, у нас в части специально приучали к звуку выстрела, а здесь точно не приучена. Оглянулся от замка тоже уже бежали лучники, где-то с десяток. Ладно, обойдусь и без вас. До волков осталось уже с полсотни метров и, передернув затвор, выпустил короткую очередь. Один сходу завалился, а второй заскавчал и закрутился на месте. Еще два патрона и тишина. Подошел к волкам, а эти покрупнее тех будут, что в лесу встретились. Такие точно кайре схарчат и не подавятся, и с лука их завалить проблематично.
  Пока стоял над волками, подбежали лучники и стали рассматривать волков и тыкать в них копьем. И чего пришли, спрашивается. Прилетел Челин, и даже Лейра с ним ну смелая баба, одно слово. Сказал Челину, спроси, чего прискакали всей толпой. На двух то волков и меня одного хватит. Он стал мне объяснять, что на двух шарков этих, надо дюжину, а то и больше лучников, вот все и прибежали. Я оглядел, действительно прибыло 15 человек с луками и двое с копьями, организация, однако. Сказал Челину, тогда скажи, пусть в замок тащат, шкуру снять, пригодится, а в следующий раз, если я, пусть не бегут все, на двух волков и меня одного хватит. Челин завел длинные переговоры с командиром лучников, тот не соглашался, тогда Челин мне перевел. Нельзя, мол, в замок шарков. Это привлечет остальных, и они будут нападать. Надо отнести их к лесу и сжечь там. Ага, говорю, сейчас, чтобы не нападали, говорю. Головы поотрубайте, и перед воротами на колья повесьте. А шкуры, это же ценнейший материал, смотри какая шерсть. Он опять, стал что-то рассказывать лучникам, и они закивали, соглашаясь. Правда, я так понял, что потому, что я сказал, а не Челин был очень убедителен.
  
  Лейре Каледас
  Мне такой сон снился, я в поле среди цветов, это в баронстве Соколисов у них там такие поляны цветочные есть, очень красивые, яркие. Только я собрала букет, как меня будят..., будит. Да, а что, мой демон Ахнтоон, его так зовут, и он сам мне это сказал. И мы с ним спим, вместе. Вот, на одной постели, и еще я 'хозяйка замка', и я, и у меня есть шарк-трусишка, вот. Я такая вся, а пришел демон и стянул одеяло, а я вся раздетая. Ой, мамочка, а я. Да, а что я вчера сама и разделась и что, и ничего. Демон Ахнтоон мне подает мои..., мою, одежду и говорит, одевайся. Я его уже понимаю, вот. Правда, не все и плохо, но всегда можно переспросить, он совсем не злой, и не страшный, ну большой только и высокий, и совсем, совсем не страшный.
  Он сказал, идти мыться и выходить кушать, а я вроде и не вымазывалась, это после поля или работы грязной, а так, но сказал, значит надо. У них демонов, наверное, утром умываются, они, наверное, ночью работают и к утру уже вымазываются, наверное. Ладно, пошла в комнату, где мы моемся и вообще, это еще мой отец делал.
  Он подсмотрел, где-то в столице. Все, сначала смеялись над ним, а когда зимой холодно и снегом занесет, да и в дождь тоже, то очень удобно и сейчас я знаю у многих баронов тоже. Помылась немного и вышла на лестницу, демон уже шел за мной и позвал кушать.
  Пока ели, вокруг все и крутились Ката с Матой, ну кто бы сомневался, они же первые сплетницы в замке, после дядюшки Воты, конечно. На столе были мои салатики, и стояла соль, а что, священника нет и не надо прятаться, а с ней оказывается, все вкусно. Вот все уже и едят ее открыто, я видела. Поели и пошли на речку рыбу ловить. Челин хотел организовать нам охрану, ну всегда это делают, если далеко идут. Но демон отказался, только взял свою страшную, железную палку. Он мне еще ее предлагал, ага помню, как после нее он меня лечил. Вот это, сначала так не болело, как при лечении, а может это специально вроде как наказание. Ой, я как кричала, всех, наверное, испугала. Вон и тетушка Пота на меня все поглядывает, как, я не знаю, как.
  На реке Демон Ахнтоон спросил, про то, не опасно ли в реке, а что там может быть опасно, ну ползки, так они на болоте, это туда дальше. А клешни, ну они не всегда кусают, да и не очень страшно это. Интересно, а что у него там, в реках водится, если он спрашивает, неужели страшнее шарков, ведь их он точно не боится. Он при мне убил двоих и еще домой принес маленьких двоих. Пока стояли, клешни одного ловца укусил за ногу, и он, ругаясь, выскочил на берег и стал его бить острогой, а потом хотел выбросить, демон не дал, и сказал через Челина, что хочет еще несколько. Он что их есть, будет, а что в них есть то, одни клешни и те все в кости не разгрызешь.
  Только я на демона стала смотреть, он вроде золотис помыть собрался, и тут все закричали, шарки, шарки и стали показывать на лес. Я сначала очень испугалась, и хотела всем сказать, что надо быстрее в замок, мы еще успевали, да и между нами и шарками еще кайре были, а шарки точно за ними пришли. Когда увидела, что к нам скакал на лошади мой брат и кричал шарки, шарки, и что, все видим и так. Он, а я только потом поняла, хотел видно меня на лошадь и в замок. Вроде быстрее будет, а то лучники пока добегут. Демон же взял свою палку и навстречу к брату побежал. Там брат соскочил с лошади, а демон на нее и поскакал прямо на шарков. Я уже даже ни капельки не боялась за демона, ну совсем ни капельки, ну может так, чуть-чуть. Только следить стала, что он будет делать.
  Лучники тоже выскочили из замка, но им было еще далеко, а шарки уже приближались и мы тоже побежали ближе к замку, а то брат очень стал ругаться, ну на меня и на всех, прямо, ужас. Я и про шарков уже забыла. Это что, он не верит, что Демон Ахнтоон этих шарков, да я же ему рассказывала, что в лесу, ну те вроде поменьше были. Ну, он же справится, наверное. Что-то я забоялась, и тут мы услыхали, ну вроде не страшно совсем, тук-тук и сразу раздался визг шарка. Они это визжат, когда их лучники из луков бьют, а потом опять тук-тук и все. Вот тихо стало, и мне не видно стало, лучники побежали и закрыли всю видимость мне. Мы все, тогда тоже туда побежали, только брат, все меня хотел в замок отправить, я вот на него обиделась, и все равно пошла на шарков смотреть. Когда мы подошли, лучники уже привязали шарков к копьям и понесли в замок, зачем это.
  
  Антон Сомов
   Лучники понесли волков к замку, а я с Лейрой и Челином пошли к реке. Лошадь, убежавшую, когда я ее отпустил, поймал барон Хааром, и уже скакал на ней, собирая кайре. Все, и будь-то, ничего и не было. Стал спрашивать у Челина, и часто, вот такие нападения. По-разному говорит, когда раз, а когда и три раза за шестидневку. И всегда по двое бегут. Нет, бывает по одному, а вот в холода, тогда сразу пять прибежали, тогда укрыться успели в замке, но трое не добежали и все... вот.
  Весело у них здесь, или уже, у меня. Да, кукольный мир, все детское, а собачки такие, и в кошмарах не приснятся. Надо еще про драконов спросит, не летают случаем. Спросил, меня сначала не поняли, а потом Челин сказал, что да, вроде в эмиратстве Хилл, что-то такое есть. Он, здесь, самый я смотрю, умный и грамоте обучен, причем если вот скажем, знать по обязанности учат, то он, хотя стоп. Он же, это, 'движитель', колдун по нашему, а их обязаны обучать, и между делом прививать любовь к родине, точно.
  А скажи Челин, тебя обучали где-нибудь.
  Да, забирали на год, когда дар проснулся, я был в столице. Там нас обучали, и всякие законы учили и много чего еще.
  Вот с ним все ясно. А священники там были?
  Нет, это только для нас, для 'движителей'. Это далеко от монастыря, и мы туда не ходили, нам запрещено.
  Вот, а это уже интересно, выходит колдуны, это сила против священников, которые считай империя Стор, а колдуны выходит за наших. И король, где-то посредине балансирует. Он, я все понимаю, и против империи Стор не может пойти, и в тоже время империя тоже здесь не полностью имеет власть. Куда же бедному десантнику податься. Куда ни кинь всюду клин.
  Ладно, как у нас говорил капитан Величко: будем посмотреть. На реку больше не пошел, и все завернули к замку, а я снова завел разговор с Лейрой. Надо же ей мой язык учить, а мне ее. Вот вроде и учимся друг у друга. Ей то хорошо, она, если что не поняла переспросить это, телепатически, а я как, она меня не слышит и все тут.
  Пришли в замок, подошел десятник Катанас вроде, они похожи и я их немного путаю, и спросил, как шарков разбирать, ну, шкуру снимать и прочее. Я уточнил, что прочее. Выяснилось, их хотели, как они коров(олков по местному) на мясо. Пояснил, есть их не надо, только головы на палки и перед воротами, а все внутренности за замок, и хотел сказать закопать, а потом вспомнил их климат, и сказал, сжечь. Тот покивал и ушел.
  На обед сегодня были раки, да это весч. Я у местной поварихи с Лейрой и Челином на пару, в качестве переводчиков, выспросил все про добавки к мясу и рыбе, и мы сварили раков в глиняном казане. По поводу размеров казанов, я думал они большие. Оказалось, что это кухня, как мне объяснили, господская для благородных и приближенных, а кайре едят с другой стороны двора, и там. Ну, мне сейчас объяснили, туда ходить не надо. Да, а я то считал, что здесь гряз и запах. Святая наивность.
  Когда раки покраснели, а я их подольше поварил, мало ли что, а то вон какие большие и объяснил всем, что в них едят. Они были оценены по достоинству, а то их пробовал вроде только десятник Матас, а он остался в том замке Кора, и с нами не присутствовал. После обеда я занялся оружием, а рядом бесплатным приложением была Лейра. Челин, как ни странно, ушел смотреть на разделку шарков, звери его больше интересовали. Во время разборки и чистки, я нашел работу и Лейре. Она набивала магазины, да очень ловко, прям талант. Научить стрелять, что ли, вдруг пригодится, не дай бог конечно, но все же.
  Вот и прошел спокойно весь день, а вечером к нам прискакали гости. На лошадях, однако, богатые значит. Гости действительно были знатные. А дело было так, как раз все работы закончились, и все просто сидели на кухне и разговаривали и вдруг прибегает Челин. Его с нами не было, он все с этими шарками носился, да и с маленькими тоже он. Сотану некогда, а Хааром их все-таки опасается, как я понял.
  Прибегает и говорит там, там приехал управляющий Соколисов и требует его впустить. Требует это серьезно, а почему не просит, говорю, мне наперебой объясняют, что это же Соколисы и их управляющий, это как заместитель барона, когда его нет, да, и при бароне он второй человек, если нет взрослых детей конечно. А у Соколиса дети. О, а дитя Соколиса у нас, все ясно, чего он приехал, только почему требует, а не просит. Вот Соколис же, мне объясняют, ну и что, не понял я. Тогда мне говорят, они здесь самые сильные, и у них три замка, и в столице при короле, тоже их, толи брат, толи дядя.
  А, ну тогда ясно, и что под замком у нас стоит тысяча войска, или что. Меня не понимают, я еще раз повторяю, и тут выясняется, что я как то переборщил со знаниями. Челин может считать только до ста, или 144 это дюжина дюжин, чтобы было понятно, почему. Лейра, тоже не далеко ушла, пять сотен она еще понимает и все. А я тут тысячами оперирую, вот они и того.
  Опять расспрашиваю, но Челин говорит, что войско они могут привести большое. Спрашиваю, больше чем было. Он задумался, ну наверно, если наемников и из столицы, то, наверное, да. Ну, тогда говорю, мне с ними возится, придется целый день, а вам на костер, и рощи не хватит. Он завис надолго, а когда перевел и остальные задумались. Ладно, говорю, ты зови его сюда, а мы поговорим. АКМ быстро убрал с глаз долой, сам сел это, чтобы мой рост не бросался в глаза, на низенький пенечек у стенки, а все сидели за столом на лавке.
  Этот управляющий, Такатос Улесиас его звали, залетел во двор, спрыгнул с лошади и сразу стал требовать хозяина замка. Если бы он сказал барона, может, и не было бы путаницы. Здесь мы решили у себя так, и чтобы не сильно все менять после известных событий. В замке такой расклад. Бароном замка остается Хааром Каледас, а вот 'хозяйка замка' Лейра. Все остальные, на своих местах, немного путаница была с Сотаном и Отатосом. Вроде они подчиняются 'хозяину замка', но мы решили не заморачиваться и в мирное время по всем вопросам они идут к барону, а в военное. В военное не дай бог, конечно, то тогда, наверное, ко мне, но это как бы подразумевалось, в слух, конечно, никто ничего не говорил.
  Вот 'хозяин замка' и вышел, вышла и говорит, я слушаю. Как он побагровел, я спрашиваю хозяина, а ты кто. Мне потом сказали, что Лейру он, конечно, знает, просто придуряется, ну и мы..., немного. Тогда, чтобы помочь ему, она спрашивает, может вам барона, вот его сейчас позовут. Сказала одному лучнику, их здесь трое было, а то мало ли что.
  Он ушел, а Лейра как истинная хозяйка предложила гостю вина, и помощницы быстро принесли флягу, поставили эти стаканы-кружки. Гость сел и стал ждать, Хааром Каледас пришел быстро, и, поздоровавшись, стал разговаривать с гостем, а Челин рядом со мной переводил.
  Тут, я заметил, что телепатически, он мне мгновенно передает целые фразы и даже не одну. Получается как полностью синхронный перевод. Очень удобно. Когда Хааром Каледас пришел, этот Такатос на него наехал, мол, что за дела, я сказал 'хозяин замка', а тут какая-то баба. Тот в ответ, ну, он тоже замялся, у них женщина, никто вобщем, ну, по крайней мере, до меня все было. И говорит, все правильно, я барон, а она хозяйка. Такатос опять багроветь, и спрашивает. Кто это придумал, что хозяйка женщина? Ну, все на меня и показывают, а я что, сижу, вот, клешню рака догрызаю. По-моему, она его и добила. Как он завелся, да этот варвар, ну он не так конечно сказал, но похоже, да как он смеет здесь распоряжаться, и что Хааром Каледас за барон, ну, и все далее в том же духе.
  Челин забодался мне переводить, все, что он наговорил. Когда он замолчал, я очень спокойно, а то все вокруг какие-то понурые стали, и говорю. Ну, ты, пугало Харе-Лелку, это у них оскорбление такое, а Челину сказал все переводить, и как есть, я проверю. Он и переводил. Ты, зачем сюда приперся и здесь грубишь, говори, что надо и проваливай. Он, это, аж задохнулся и замолчал. Только глазищами водит по сторонам. Потом начал, сюда приходил сын моего хозяина Клаус, и я хочу знать, где он, и что с ним. И опять, да я, да в.... и в таком духе.
  Я слушал, слушал и говорю, слушай или по делу, или двигай отсюда. Он тогда сразу, я могу его видеть, он жив. Да жив, жив, говорю, и передал, пусть приведут. А ему и говорю: и два других придурка, тоже живы, ну и что.
  Он, правда, уже потише. Что он его забирает и все такое, ага говорю счас. Как приходил не званый, вот думаешь и уйдешь, не прощаясь. Не получится.
  Ты мне вот скажи?
  Барон у тебя богатый.
  Тот, очень важно, да.
  А деревень много?
  Он, вроде подумав, четыре дюжины с хуторами.
  Ну, вот говорю, хутора меня, конечно, не интересуют, а вот треть деревень, я пожалуй возьму.
  Тут привели этого Клауса, или он скорее пришкандыбал, он его вроде осмотрел и говорит ему, собирайся. Я, куда собирайся, увести. И лучники, а их здесь уже пятеро собралось его повели обратно. Он, было, дернулся, но кто-то за больную руку взял, и его как телка на убой, повели дальше. Гостю это сильно не понравилось, но, тем не менее, он стал покладистей и торги, а именно это и было сейчас, начались. Сначала были по количеству, потом меня Хааром Каледас просветил, чтобы деревни были как есть, а то сейчас все вывезут и кайре оставят только старых и женщин.
  Я задумался, да, а здесь оно оказывается все довольно сложно, а я то средневековье, средневековье, а оно вон как. Вот торговались, пока окончательно не стемнело, только потом, он на все согласился. Когда же ему была предложена комната на ночь, и даже кайра какая-то, есть тут, оказывается и такой обычай, кто бы думал. Он отказался и уехал. Ну, уехал и уехал, думал я. Но все нахмурились и задумались.
  Стал расспрашивать, в чем дело, ведь договорилось. Хааром Каледас сказал, да, договорились, но гость не остался, а это значит, он оспаривает, значит либо завтра торги по новой, либо силой будут брать. Как силой, а у нас же их сын, на меня все посмотрели. Ну, и что, кто ж его тронет из нас, он же пленник.
  Да, вот и конвенция, и средневековье, а все законы соблюдаются, а что же тогда делать, а ничего говорят. Сейчас просто начнут костры собирать, посты на стенах увеличат, обычное дело. Ну, средневековье это же надо, я здесь недели не пробыл, а уже две войнушки и одно нападение, ну если мое не считать, а для них это, обычное дело. Вот и ответ, почему их очень мало. Одна война в три дня, это как же плодится надо, чтобы люди еще было, а ведь и этих шарков никто не отменял еще. Весело, однако, живут люди.
  
  Лейре Каледас
   Когда приехал Такатос, я даже обрадовалась, я его не много знала, и даже как-то брат хотел меня с ним ближе свести, но все не получалось. То он занят был, когда мы приезжали к ним, то я приболела, вобщем не судьба. Вот и сейчас, я это, обрадовалась, думала и поговорим, и про сестер Соколиса спрошу и все такое, интересно же, а он сразу, хозяин замка, хозяин замка, ну я и сказала, что это я.
  Как он стал возмущаться, мол, кто я такая. Как будь-то, не знает меня, прямо все эти Соколисы такие, и даже управляющий их, вот. Потом позвали брата, и он стал ему выговаривать, я прям, не поняла. Вот говорил, что как будь-то он, пришел с победой, и берет у нас свою долю, еще и покрикивает. Я как хозяйка принесла ему вина, угощаю, а он. Хорошо мой демон вмешался. Правда как-то грубо, я очень, прямо испугалась. Назвать чучелом Харе-Лелку, этого управляющий, точно не простит. Нет, он только красный весь стал, и стал ругаться. Потребовал привести Клауса, и хотел его забрать, но демон показал только, и сказал увести, а потом они стали требовать за него выкуп, и опять очень ругались. И он даже не остался ночевать, хотя всегда оставался, и даже Мата здесь крутилась и говорила, ну, что она не против, такой хорошенький благородный, и все такое, но он уехал, и брат сразу стал мрачный.
  Они с Сотаном сразу пошли караулы расставлять. Потому что на ночь никто не уходит, ведь шарки. А раз он уходил, значит где-то стоит армия и большая, раз он не боится шарков, а что если у них тоже есть демон, вот ужас то. А надо спросит моего демона, их часто на работу воевать, нанимают. Я сильно боюсь, если они демона наняли, здесь такое начнется.
  
  Антон Сомов
  Когда гость ушел или уехал. Мы стали совещаться. Позвали Катанаса с Отатосом, и я спросил, кто что посоветует. По обороне я им ничего сказать не мог, я в этих замках не воевал, а вот по своим возможностям, я их просветил. Ну не всеми возможностями, конечно, но они вместе со мной, или я с ними, как-то так. Значит должны помогать друг другу, иначе здесь точно не выжить.
  Методика простая, баграми стаскивать лестницы со стен и поливать водой кипящей, смолы здесь нет, есть правда жир, но его мало, его на воротах только используют, если прорвутся. Все решили, что как бы то ни было, но до утра точно не нападут, а утром может просто силу приведут, но не для нападения, а чтобы выторговать условия обмена получше, это тоже оказывается, делают. Да, сила тоже аргумент.
  Все занялись своими делами, и я пошел поглядеть запасец свой и довооружится. У меня хоть и есть чем ответить, но если такими темпами отбиваться, то мне и до зимы не продержаться, это только самому идти в...., а точно, ведь надо это прекращать. Я хотел отсидеться в замке, пожить спокойной жизнью, а кто же мне даст.
  Я, все понимаю, местные боги, меня не для того сюда перебрасывали, чтобы я на солнышке вылеживался, но я все же рассчитывал, что воевать придется меньше чем в Чечне, а оно, как бы не чаще и гуще.
   До полуночи пробегал по стенам, разложил кое-где гранаты на всякий случай, местные не тронут, а сейчас даже если и захватят, будет только польза ведь если в них поковыряться, так грохнет, мало не покажется. Жаль одни наступательные эфки, ну и ладно. Замаялся, а ну, оббеги такую территорию, да еще и ночью. Луны здесь нет, иногда только кометы яркие летают и звезды поярче, чем у нас, а вроде без луны плохо ночью, особенно обороняться, а вот наступать, наоборот.
  Так что спал я, не раздеваясь и в пол уха, и пол глаза. Утром только солнце забрезжило. Солнце зеленое, а тучи красным отсвечивают непонятно, но по поговорке. Красно солнце поутру моряку и десантнику(вроде в рифму) не по нутру. Из-за поворота, там дорога со стороны Соколиса слегка холм огибает, показались лучники. Эх, жаль, бинокля нет, а это далековато, но учитывая, что они шли пешком, и только двое ехало, то шлепать им еще долго, можно и перекусить.
  Пошел будить свое чудо мелкое. Она тоже спала одетой, ну мы здесь все сейчас. Все же местная одежда на веревочках не рассчитана, на быстрое снял, одел. Да и как я понял, если благородные хотя бы на ночь снимают ее, или часть. То, те же кайре и неделю, и месяц вот ходят. Только кто при кухне, тех заставляют мыцца чаще, и стирать одежду.
  Она вскочила сразу и испуг такой. Сразу спросила, что уже напали? Качаю головой, нет, иди, умывайся и есть. Обрадовалась, пошла. Я спустился на кухню, там уже были Сотан с Хааромом Каледас, Челина как всегда не было, он носился по замку и уже порывался узнать, как теми железными штуками отбиваться, бить по голове или кидать и она сама убьет. Объяснять ему ничего не стал, а то вторая Лейра, блин. Пока ели, настроение у всех было гнетущее, и хотя все особо уже не боялись, но все же как-то оно не очень.
  Хааром Каледас все еще надеялся, что это предлог цену снизить. Сотан, что плохо, людей мало, в город часть ушла и к Кору в замок дюжину Матаса отдали. Я спросил, мол, в чем проблема то, замок такими силами ведь не взять. Хааром Каледас согласился, не взять ну и что, у Соколиса лучники хорошие, постреляют людей много, а потом даже если и уйдут. Кайре ни в поле, ни тем более в лес не пойдут и все, где травы брать и людей кормить.
  Вот черт, я выругался. Все не привыкну к местным реалиям, что здесь на трех работающих надо пять охранников. Вот действительно перебьют лучников и кайре откажутся работать, а потом что, голодная смерть. Ладно, не хотелось, но придется пострелять немного, плохо, если они все рассредоточатся по всем сторонам, я везде не смогу быть и могут прорваться и тогда жертв будет много.
  Конечно, отобьемся без вопросов, но загадывать не буду, и бронник я уже приодел на всякий случай. Особо никуда не спешили и все сидели, пили этот свой взвар сотко, это какой-то отвар из местной травы, тонизирует хорошо, только немного горечью отдает. Сотан с Хааромом спорили, куда кого ставить, и где, по их мнению, надо что поднести. Это оказывается целая наука, чтобы и стрелы были, там, где нужны вовремя, и багры и вода, последняя особенно она очень эффективна, когда полезут. Потому что лучники заняты, теми лучниками и здесь баш на баш, а с водой прекрасно кайре управляются, это им по уму и они берут здесь количеством, когда надо только фляги с водой передавать и обратно пустые на это их мозгов хватает. Они все сильные и ловкие, поэтому и используются на таких простых, но тяжелых работах, а вот лучниками быть не могут, там надо думать, как стрелять, куда стрелять, да еще поправку на ветер и прочее, это как для меня высшая математика, вроде понимаю, а сказать не могу. Разговор прервался и очень внезапно, прибежал Челин весь бледный и начал рассказывать.
  
  Томас Отатос
  С приходом лора Демона все в замке кувырком, никто ничего не понимает, людей нет, а если есть, ни на что не хватает. Только отбились от этого дурака Кора, и отбились, это еще большой вопрос. Шутка ли, взяли в плен трех сыновей баронов, а нука их отцы объединятся и придут со своими лучниками, да нам хватит одного Соколиса, и того мы не сможем победить. Ну, вот, как вспомнишь несчастье оно тут как тут. Со стены кричат, что шарки из леса показались, а этот демон и Лейре Каледас и Челин, да все на реке. Хорошо хоть Хааром Каледас на лошади, может быстро им сообщит и Лейру увезет в замок, а остальные сами добегут. Рассчитывать на это, правда не стоит, вон уже кайре бегут, и куда бегут, сломя голову. Ведь сколько раз объясняли, все бегут или в ворота или под стены, где и лучники, если что, то веревку спустят и подымут. Нет, вон часть вообще рванула неизвестно куда. Хорошо десятник Катанас свою дюжину поднял быстро, и всех даже с копьями, и они уже вон выходят. Надеюсь, жертв будет мало, а то людей совсем нет. Хорошо хоть, это, брат барона помощь прислал, и посадки провели хорошо, будем с урожаем, а то в холода как то оно не очень. Мороз сильный был и никого почти не били, ни кабана, ни диких токозос, а далеко не пойдешь все эти, вот что бегут. Харе-Лельку их бы побрал.
  Пока собрались, я со стены смотрел, Хааром Каледас вместо того чтобы Лейре Каледас забрать и в замок везти, зачем то демону лошадь отдал, совсем ничего не понимает, а если лучники не успеют, и шарк хоть один прорвется. Ого, а таких больших я редко видел, ты смотри, это же точно два самца, да крупных, их и с демоном наверно не получится убить.
  О, пока на шарков смотрел, лор Демон уже навстречу шаркам скачет, да еще и один. Нет, я понимаю, демон большой, ну даже если он с одним и свяжется драться,
  Лейре Каледас что-то там рассказывала. Ей, правда, веры нет, хоть и хозяйка замка, все ветер в голове, даже в поле не выйдет, а всем я 'хозяйка замка', а барон вон с утра до вечера там, и по замку, ну, по замку еще Сотан хорошо помогает. Ну, вот да что же он делает, поскакал навстречу к шаркам один, и еще оторвался от лучников, они же не успеют за ним. Ну, демон, а как кайре, бежит, куда глаза глядят.
  Вот, уже шарки рядом, а он и лошадь отпустил и стоит, что-то ждет и палку свою железную взял, да неудобно как-то. Я ее рассматривал издали, она какая-то нескладная, и как ею бить, и легкая она. У меня меч и то тяжелее, хоть он и из бронзы. Смотри, стоит и этот тихий стук и что это. Один шарк упал, а второй вон как на месте закрутился, и сюда даже слышно как скулит. Еще стук и все, лежит и второй шарк.
  Мама моя, я это даже, когда раз дюжина на дюжину в строю, а было такое, по молодости и то не так боялся. Это что же получается, вот вышел с палкой, постоял, что-то постучало, и даже ни стрел ни копья, ничего, а шарки вон лежат и все. Это что, и людей вот так, выйдет и нет никого.
  Да что-то мне страшно, и рост у него, бедная хозяйка замка, а я про нее все подумал, какие поля. Вон Хааром Каледас в поле, и пусть там, лишь бы подальше от лора Демона. Вон он, уже, что-то выговаривает Челину и на людей показывает, жалко не слышно, да и не понимаю я, по демонски, ни Харе-Лельку. Ладно, придет Челин, спрошу. О, а что они делают, взяли шарков привязывают к копьям, но почему в замок.
   Дурачье, надо же к лесу и там сжечь, сейчас я им пойду, растолкую, только гляну, куда демон пошел. Ага, растолковал, как же, это оказывается лор Демон и сказал. Надо говорит шкуру снять, она вон, какая хорошая, ну насчет шкуры, я согласен, но ведь сюда это, шарков приманит.
  Хотя о чем я говорю, вон наверху, уже живут два. Хотя кайре и не знают, но мне Челин все рассказал, и даже звал посмотреть, на маленьких шарков, мол, они такие хорошенькие и Лейре Каледас даже имя одному дала Коши назвала. Нет, назвать шарка, именем домашнего животного. Это только Лейре Каледас, такое могла придумать. Занесли шарков, все куда-то сразу заторопились.
  Эти кайре, как на кухню, все и крутятся, а когда еда, а как работать, то всех словно и нет их, а тут шарков принесли. Нет, они их видели неживыми, ведь они в деревнях частые гости, но не любят они рядом с ними находится. Вот и сейчас Паколис, это наш кожник, ну никого не может найти в помощь. Все здесь и вроде все при деле, а кто не при деле, те еще не вернулись, когда сбежали. Хорошо Челин тут как тут, движитель наш неугомонный, быстро нашел и кайре свободных и даже принес нож демонский.
  Вот, это да, я такого и не ожидал. Он, размером с наш меч, ну чуть меньше, но острый, а когда я попробовал как обычно, ну пальцем остроту и сразу порезался и вот кровища идет. Вроде сколько переходов уже прожил, а ума не набрался, чужое оружие не брать или брать с опаской. Железный такой, наверное, только у короля и еще эти купцы, и сборщики налогов с такими ходят, моя мечта, но видно не судьба.
  Да, стоит он чуть меньше нашего баронства, это вот две лошади если отдать. Ладно, что мечтать, таким ножом я и сам за шарков возьмусь. Что ты, Челин, и тебе интересно. Тогда помогай, а то эти помощнички, только на кухне горазды.
  Вот втроем и разделали, а что они поменьше олов будут. Потом Паколис шкурами занялся, а кайре потроха за ров понесли жечь. Небольшие то они небольшие, а пока провозился, уже и стемнело, и тут я узнал. Приезжал сам Такатос Улесиас управляющий Соколисов и вел переговоры по поводу сына Соколиса, молодого Клауса тоже мне ол здоровый, а ума Коши наплакал. И вот сейчас нас всех собрали, и шел совет, как строить оборону и чем все может кончиться. Я из разговора понял одно, лор Демон может их всех убить, но нас защитить у него может не получиться. Если они рассредоточатся по всем стенам, то нам конец, выбьют лучников, а кайре либо разбегутся, либо с голоду сами умрут. Долго сидели и совещались, Хааром Каледас все нагнетал обстановку и говорил нам конец, мол, четыре дюжины управляющий Такатос точно приведет. Катанас утверждал, что не больше двух и с лором Демоном это уже не страшное количество, Сотан Улесас просто молчал и слушал. Он всегда молчит и слушает, а говорит только по делу. Вот ни до чего и не договорились. Просто стали готовится к обороне, как всегда и все, а там Харе-Лельку знает, как оно будет.
  Утро наступило для меня рано. Еще и Гранис не взошел, а я на ногах, да и остальные так же, а куда деваться. Вот и вышло, только чуть рассвело, и показался отряд. Отсюда, а я как раз на стене был, еще не видно сколько, но больше двух дюжин это точно.
  Прав был Хааром Каледас, а я ему не верил, думал, опасается барон, ну, где-то так. Стали ближе подходить и я спустился к воротам посмотреть. Мост, на рву поднятый из-за этого не видно, что они там делают. Вот со стен кричат, что они стали расходится вдоль и даже уже стреляют.
  Я ничего не понял, это не должно быть, сначала хотя бы видимость переговоров, а потом уже и, а Харе-Лельку, как больно. Да, кто-нибудь помогите же олы вы этакие. Мостос и тебя ранили, Мостос э, не спать Мостос. Олы, олы убили Мостоса, эй, Челин, а ну бегом за подмогой, да, не трогай дурак, стрелу, бегом я сказал. Ушел и славно, сейчас подмога придет и всех ло-ор Демон пере-е-бьет и мы побед....
  
  Антон Сомов
  Прибежавший Челин сказал, что там Томаса Отатоса командира лучников ранили, а Мостоса вообще убили. Как я не надеялся и даже не верил, а самые плохие прогнозы Хаарома Каледас, таки начали сбываться. Подхватил магазин, еще один и сказал Лейре взять этих, ну что она набивала в магазины. Они там в тех мешках квадратных лежат, прям сверху, как откроешь.
  Она умчалась, и я тоже побежал на стену. Да, как-то оно неправильно все, вроде не так должны воевать. Сначала переговоры, потом еще подготовка, ну, по крайней мере, когда Кор Каледас приходил к замку Хаарома, то так и было. Почему же сейчас вот, сходу стреляют и уже убили одного или двоих. Этак они точно не оставят мне лучников и что тогда. За всеми этими крестьянами мне ходить, это замашешься, да и не успею я везде. Вот сейчас выбью командиров, а остальные, там посмотрим. Спешить не будем. О, пока подымался на стену, хорошо здесь ступени, а не их лестница-чудесница, в том смысле, что чертануться с нее можно чудесно.
  Отсюда до главных ворот было метров сто, и сюда добежали пока только трое, но и они уже принесли беды. Вон, один кайре уже лежит и, по-моему, готов уже. На стене лучник уже сидит и из плеча торчит стрела. Да, если так пойдет, то к обеду я один останусь, надо поторопиться. Только выглянул, рядом тут же прошуршала стрела, а эти хорошо стреляют не то, что эти которых молодые бароны набрали. Мое мнение относительно лучников поднялось высоко.
  Однако разговоры разговорами, а они выбивают людей, моих людей. Перевел АКМ на одиночный, и сходу двумя выстрелами убрал двух ближайших самых шустрых. На общем фоне, а бедлам такой стоял внизу, да, и с той стороны тоже и команды и крики раненых, а там за рвом тоже уже двое лежало.
  Так что мои лучники тоже не лыком шиты, мало их только, вот я сейчас уравняю. Прицелился в Гостя, он как раз у ворот, но только сзади своих гарцевал и командовал, что и как. Только он руку поднял и, и сразу и свалился с лошади. Надо было две руки поднимать дурак, а это все, не успел. Паники, как я ожидал, не возникло. Толи никто еще не понял ничего, толи не заметил. Ладно, снимаю еще троих и по стеночке перебираюсь поближе к воротам.
  Там основная масса, и там саме, идет основная перестрелка. Черт, пока шел, мимо уха еще одна стрела прошла, надо еще прошерстить, но не пришлось. Лучник рядом, показывает палец вниз, это у них знак такой. Вроде нашего один, мол, готов. Прохожу дальше и снимаю еще троих, как в тире, честное слово, ни окопов, ни щитов.
  На что они надеются, хотя как я смотрю, от стрелы легко увернуться. Она не пуля, особенно на излете. Только когда они тучей летят, только тогда, хоть одна, но свою цель найдет. Не зря в свое время тучей стреляли, это чтоб толк был. От одного лучника всегда увернуться, можно. Чтоб там ни говорили. Да, когда расстояние 10- 20 метров, то ничего не сможешь, а вот как сейчас за сотню. Ну, вон они скачут как сайгаки, а учитывая количество моих лучников, ну, сколько их там осталось.
  Шансы остаться в живых у них неплохие, это если бы не было меня, а сейчас конечно шансов нет. Вот один шустрик уже снова сюда пробирается, ну держись, снимаю его и к нему до пары еще двоих, и. Все, как-то все резко поменялось. Стрельба прекратилась и нападающая сторона, стала уходить от замка. Э, ребята это не пойдет, не знаю, что вы задумали, но, не попрощавшись, это не хорошо.
  Снимаю и второго кавалериста. Как только он падает с лошади, все сразу прекращается. Лучники бросают луки и садятся на землю, ну ясно сдаются. Это я уже, где-то видел. Здесь что хорошо, если сдаются, значит, сдаются, удара в спину можно не ждать, средневековье же.
  Смотрю, и наши тоже решили, вон уже и веревку к мосту подцепили и сейчас будут его поворачивать. Он очень интересно устроен, не подымается, закрывая входные ворота, а переворачивается на средине рва и стоит стоймя как качели. Удобно за ним прятаться и стрелять, правда и наоборот тоже, что сейчас и произошло. Выходить не стал, пусть вон Сотан ими занимается, а то вдруг я не так что пойму, или они меня испугаются.
  Я пока займусь подсчетом потерь внутренних. Подсчеты не обрадовали. Убито шесть лучников, причем и их начальник Отатос, а это плохо. Кайре пятеро и трое ранено. Да, вот и ответ, почему людей мало. Вернулся Челин он ходил смотреть на нападавших. Он сообщил, что Кратос, это помощник управляющего Такатоса и тоже движитель был против нападения. Он хотел только погрозить, мол, покажем силу, и они значитца, сдадутца. Это в вольном переводе Челина все звучало. Поговорить с самим Кратосом мне не довелось, он вскоре умер после ухода Челина.
  Подсчеты с противоположной стороны были такие. Их приходило три дюжины лучников и Такатос с Кратосом, последний как телохранитель, ну, это стандартная практика для движителей. Осталось в живых дюжина и восемь человек раненых в разной степени. Как сказал Челин, пятеро значитца выживут, а трое значитца э. Он так и сказал. Что с ними со всеми делать было не ясно, они все было родовые, и перекупить их не получится. Вообще все шло не так, командира нет, никто решения принять не может, а если бы я не убил командира, они это и стреляли бы. Все приплыли.
  Решение и как всегда простое и гениальное придумала Лейра. Пусть они поживут за замком. Выроют домики, ну, она это сказала, и пусть живут, а в оплату пропитания будут охранять кайре. Тем более что это их кайре. А вот мысль о пропитании, это свежая мысль, живя здесь, я, как-то не интересовался, где что берется, есть на столе и ладно. С лучниками, поручил разбираться Сотану, так это называлось. Между нами говоря, он как раз этим и занимался, но надо, же мне было проявить начальственный взор или волю. Он кстати воспринял это спокойно и даже положительно. Типа барин пришел, барин сказал, а правильно не правильно, не его это дело, его дело исполнять.
  Чем мне здесь все нравится, это исполнительность полная, никакой инициативы, скажу воду через стену носить, будут носить, даже если в трех метрах ворота, но и второй конец это палки. Будут на меня нападать, никто не кинется защищать, а что команды не было, так что вот так оно.
  Дело уже к обеду шло, и ко мне подошел Катанас и спрашивает, а лучников уже можно отпускать, как отпускать, мы же их только в плен взяли, зачем и почему отпускать. Он говорит, да, не этих, а тех, что у нас были. Оба-на, а оказывается я про этих и забыл, считал как за своих, да не очень и вникал как-то. И где они спрашиваю, в сарае заперты. А не сбегут они оттуда, да нет, там не очень побегаешь, но что поделаешь, клятву верности они отказались давать.
  Мы пошли смотреть. Нет, я, конечно, не рассчитывал на комфорт и там стулья лавочки, но это поразило даже меня. Представьте, стоит сарай такой из бревнышек и дверь бревнышком же и закрыта, а за ней помещение где-то пять на пять и там по колено, ну то, что от коров остается или получается и там 12 человек в чем мать родила. Оно конечно уже не очень холодно, даже ночью, но запах там, я у дверей стоял и, то меня проняло. Катанас на меня посмотрел, я кивнул, мол, выпускай. Они стали выходить, двоих уже выносили на руках, да, а мы тут гестапо, застенки. Вот, никакие не застенки и даже не враги, вот просто, чтобы под руками не мешались, отправили на ночь, и все дела. Прилетел Челин, он не ходит, только летает, но зато везде успевает, даже там, где не надо, или в основном там, где не надо. Через него и узнал, что это не издевательство, а нормально, всегда это делают. Без одежды ничего не спрячешь, а в той жиже не очень полезешь по стенке наверх, если шевелиться, все становится как в масле, ну идеальная тюрьма. Ладно, пусть моются и одеваются, а оружие им отдадут, конечно, это же их оружие.
  Да, вот такие дела. Разговор с Хааромом Каледас, по поводу пришлых лучников, возражений не вызвал, только по поводу, если ночью они не сбегут. Решился очень просто, все упирается в оружие, на ночь сдают все остается один лук три стрелы и нож, тоже один, на случай шарков, а там как 'Единый' решит. Да я им не завидую, один лук и нож против одного шарка и то верная смерть, а против двух. Одна надежда это не надолго и там толи барон придет, какой вопросы решать, толи я пойду вопросы решать. Как то оно решится и по скорости поступления событий, я уверен, что не далее завтрашнего утра у меня уже будут гости. Вот только от кого, я ведь первым думал, принесет нелегкая барона Клауза Моратоса отца Ковина, а оно вот как, ошибся, значит.
  По поводу обустройства этих 'домиков' Хааром Каледас выделил пришлым лучникам кайре, благо их свободных было сейчас пруд пруди, и они бодро приступили к работе. Место им дали со стороны реки. Там я и планировал, что даже если не эти, то все равно надо закладывать поселение и переселять из хуторков всех и кайре и благородных. Потому как они там буквально выживали, и никакой пользы не приносили, и сам не жили.
  
  Мотилко дюжин-дюжин (сотник по нашему)
  С отрядом десятника Дароса почти до вечера шлепали обратно до замка барона Клауза Моратоса. Уже как стало темнеть, показался замок и оттуда вышел сам Клауз. Я чтобы не тянуть ола за хвост сразу сказал позвать священника Апосотолина.
  Я по своей службе всех здесь в графстве Батоса Паоли знал и если бы я был поспокойней, да не дочка Соколиса, ну, дела прошлые, а сейчас разговор за столом сразу перешел в откровенную перепалку. Если священник Апосотолин предлагал сразу ехать в столицу и в синод, то барон Клауз Моратос, наоборот предлагал объединиться с остальными баронами и втроем ехать на Хаарома Каледас. Мол, какой там демон ни есть, а против трех настоящих, а он подчеркивал, не этих 'всадников', у которых молоко олок еще на губах не обсохло.
  Как бы то ни было, решение отложили до утра. Когда Клауз ушел спать, я вышел посидеть у стены замка и ко мне присоединился священник Апосотолин. Что думаешь по поводу. Не знаю. Я про такие случаи не слышал.
  Я у священника Апосотолина спросил, может, скажешь что, ведь такие случаи бывали, ведь так.
  Бывали, не стал он скрывать.
  Раз был мальчик и в империи считать стали десятками, а не дюжинами. Еще были.
  Была женщина и... .
  Слушай, Мотилко дюжин-дюжин, я знаю ты был очень высокого посвящения и про дочек Соколиса, я тоже знаю.
  Я когда-то тоже в самом синоде состоял, и тоже много чего советовал и говорил, и где теперь совет, а где я.
  И еще женщина была, и Эмиратство Хилл было....
  Понял, дюжин-дюжин и он тяжело поднялся и ушел к себе.
  А я остался сидеть и думать, ребенок и система счета, женщина и Эмиратство Хилл, демон и... продолжать не хотелось.
  
  Антон Сомов
  До вечера стучали топоры. Нет, я понимаю, бронзовый век, а топоры каменные. Нет, есть и бронзовые, но скорее как исключение или б.у. боевые разбитые. Кузнецов в замке нет, а вот немного кожник, не много мастер по дереву. Да, и сам Хааром Каледас не брезгует иногда постучать. То, меч подправить, его не точат, а подправляют каменными и медными топорами. Материал дерьмо им только колоть.
  Я когда спросил, а как им сражаться, думал, покажут мечный бой, ага показали. У нас вот кинжалами дерутся, так что как я его представлял, такого боя не бывает. Им если один раз ударить он и треснет пополам. То-то они мечи не часто используют, они здесь скорее оружие престижа и звания, ну и еще как нож используется, тупой. Я им свой ножик дал, волков обдирать, тогда они вот цокали языками.
  Даже то, что я разрешил использовать золото для ковки инструментов, не очень то решило проблему нехватки инструментов. Еще был не сезон и Хааром Каледас лишь на донышке мерки имел золото, вернее золотис. Смесь золота с серебром, пока получилось два приличных молотка и один молоточек, которые при своих небольших размерах имели довольно приличный вес, тяжелое все-таки материал золото.
  Тут Челин появился с рыжей землей с болот, и я вспомнил, что хотел посмотреть на нее. Я тогда понял, что это руда и из нее можно получить железо, а там и до стали не далеко, но все упирается в людей, даже если у меня все получится. В чем я сильно сомневаюсь, где на все взять людей и еще эти волки. Совсем задрали.
  Люди пошли за лагами в лес и что, пошло двадцать вернулось восемнадцать, нет, те тоже вернулись, но уже на носилках. Как мне сказали, была пара самец и самка их там и сожгли, по этому поводу Катанас переживал, не будет ли лор Демон возмущаться , что не принесли в замок шарков, но я только махнул рукой. Не до них сейчас. Тут кузнецом становлюсь да еще по золотым изделиям, ну и что, что изделия всего лишь молотки, зато золотые, а мне тут шарки, шарки. Спросил, а чего вы их не переловите всех, а как, и я рассказал про ловчие ямы. Вижу, что-то новое сказал и Челин уже загорелся и готов идти и делать, но я остановил его пыл и сказал. До утра переживешь.
  А утром у нас опять были гости. На этот раз отец Кошана барон Езус Тодас собственной персоной. А дело было так. Лучники Соколиса и кайре черт поймешь чьи. Они здесь все перемешались, что даже лучники, пришедшие вместе с ними, путались, а я вот вообще разницы не видел. Работали перед замком по постройке своего нового жилья, типа блиндаж-землянка.
  Когда к ним подошел лучник при полном параде, а видно он их знал, что его и подвело. Когда он подошел и стал расспрашивать, мол, как взяли Хаарома Каледас, и где все остальные. Тут и появился сам Хааром Каледас и Сотан с ним на пару. Он и пикнуть не успел, а его уже скрутили и ко мне привели. Только он меня увидал, как сразу побледнел, и беседа пошла, прям как по маслу. Он и сказал, что дюжина лучников Езуса стоит за поворотом и с ним еще два телохранителя и еще дюжина отстала. Они идут с телегами и с ними две или три дюжины кайре. Ну, телеги это понятно, ее толкать быстрее, чем местные эти олы тащат.
  После новостей, когда мы немножко посовещались, и я решил. Рабочая сила нам нужна, нужна, вот пусть Езус Тодас и раскошелится на нее, а то мы тут последний таф его сыну скармливаем. В таком духе, я и застращал этого молодого бойца. Он, когда от нас уходил, еще долго не верил, что жив остался. Езус появился через час, и ехал не сам, а с двумя телохранителями. Как сказал Челин, один Сатос он с ним был в столице, где вместе учились. Он на сезон старше, а второго он не знает, но, то, что тоже движитель он уверен. Они движители друг друга чувствуют как-то. Соскочил с лошади, поздоровался со всеми, ну, не за руку, а это руку к сердцу прижал и типа покивал всем. Я еле привык к местному здрасте, это надо видеть. То, что рука к сердцу прикладывается это понятно, а вот что голову надо набок наклонить, это мне в голову обычно не приходит и я просто приложил руку и обойдется, демон я, в конце концов, или так, погулять вышел. Сели тут же на кучи веток, что из леса кайре наносили.
  В отличии от управляющего Соколиса, этот барон Езус Тодас был вполне вменяем, и даже если он меня и боялся, то это не сильно было заметно. Сразу же привели его сына, показали, что меня поразило, он не стал чикаться, а сразу съездил подзатыльник своему чаду. Потом когда его увели, он задал еще очень интересный вопрос. Действительно его Кошан, это, много ест. Мы вместе посмеялись и обстановка как то сразу разрядилась, а то после Соколисов, все лучники, да, и я все время подвоха ждали. Говорил Хааром Каледас, а Челин мне синхронно переводил, так что я был в курсе. Это на случай если что вмешаться. Деревень у Езуса Тодаса было всего двадцать, но как мне сказал сам Хааром Каледас , они были все для дерева и его обработки. Они были вдвое больше обычных в двадцать дворов, а у него стояли целые цеха. Как он похвастался, у него было целых три пилы. После этого Хааром впал в ступор, он свою пилу ценил, как не знаю что, а тут целых три. Когда я спросил и доски распускаете. Они сначала не поняли, а потом мне объяснили, что пилы только поперек пилят, а повдоль никакой пилы не хватит. Просто берут бревна, и обтесывает до квадрата, и так вывозят, а там дальше не их дело. Как мне сказали, это был высший шик, они могли любой длины напилить и с ровным срезом, а топором такого не сделаешь. А что еще делают, спросил, он замялся, но потом сказал луки делаем, кресла и под заказ двери и окна. Причем про последние, было сказано с такой гордостью.
  Я потом уточнял и выяснил, что луки это основной их источник заработка, а вот двери и окна это эксклюзив, кто не понимает, попробуйте бронзовым топором из бревна сделать доску гладкую и ровную, я думаю вы оцените. Торговались в треть казны, но нужны были не деньги, а именно люди кайре или благородные без разницы. У Езусу Тодаса был некоторый излишек кайре, но чувствовалось, что это сильно ударит по бизнесу его, или по уровню жизни что ли. Однако кто же виноват, мы не заставляли его к нам идти, сам пришел. Слово он сразу согласился дать при свидетелях, свидетелями как раз выступали сыновья баронов Ковин Моратос и Клаус Соколис, а что барона Хаарома Каледас это устраивает, я не возражал. Если здесь вот верят на слово, поверю и я, хотя бы в первый раз.
  Всего Езус вел с собой полторы дюжины лучников и две дюжины кайре с двумя подводами. Все это и пошло в оплату для начала. А он уже в качестве гостя был в замке. Меня сначала удивило большое количество лучников у Езуса. Кошан привел дюжину да еще полторы и это я понимаю не последние, но меня просветил сам Хааром. Он сказал это, если у него на одного лучника десять работников, то Езуса Тодаса один лучник на три или даже два работника. Когда спросил, почему все плохо, меня спросили, сколько было нападений шарков за сегодня. Я сказал одно и еще два раза по двое. Он только не смело улыбнулся, а я пока уезжал, отбили три атаки по пять волков и это еще не вечер. Мы же в лесу считай, живем, а работают кайре под боком волков, это их вроде еда. Они это и не отходят, за ночь почитай по пять раз приходят. Огромные, прямо как олы некоторые. Хорошо лучников много, было добавил он, а сейчас я и не знаю, как быть. После раздела, производство упадет, и он не договорил, но и без этого было ясно. Процветающее баронство накроется медным тазом.
  Дело было к обеду и Езуса пригласили на правах гостя отобедать в замок. Его же лучникам и охране сказали, вынесут сюда, здесь не принято охране заходить в не захваченный замок. Вроде как не уважение хозяину, мол, не доверяют хозяину и прочее, вот такие заморочки. Как объяснили, что даже если случайно будет какая смертельная обида там за столом, и тогда хозяин с гостем должны выйти к охране сообщить об этом. А потом уже решать взаимно все свои претензии, любым способом. По-другому никак, иначе на хозяина такое бесчестие опустится, что лучше и не жить.
  
  Хааром Каледас
  Когда воины Тодаса Соколиса подошли к замку, и я подсчитал, что их было три дюжины, а у меня в замке и полторы настоящих воинов не наберется. Но и испугаться, как следует, не получилось, сразу прибежал Челин и сказал, что убили Томаса Отатоса командира лучников, а он был еще при моих родителях и показал себя очень хорошим командиром, а теперь что. Даже лор Демон и тот, что-то по-своему говорил и громко. Челин перевел, это ругательства, дальше говорить не стал.
  Действительно, неужели сейчас управляющего Такатоса Улесиаса разозлили, или он все решил силу показать. Но после лора Демона, я только силу короля буду бояться, и то после шарков, когда даже Томас Отатос командир лучников его зауважал, это навряд ли. Сотан все бегал среди лучников и организовывал кайре, они без руководства только жмутся всегда к стенам и все. Лейра с демоном теперь не расстается, а мне, только и осталось, в поле на посадки. Но, это меня даже и устраивает, лишь бы подальше от лора Демона, а я только к его виду чуть привык. Так надо же, в следующий раз он шарков принес, они, правда маленькие и это даже сампатичные, как коши. Но как представлю, во что они вырастут и что станут делать, лору Демону хорошо, он их вон, вышел в поле, и нету шарков, а мы что будем делать.
   Хотел с сестрой поговорить, да куда там, мой демон, всегда все правильно делает. Ага, правильно, как же, вот уже трех кайре до стены положили, и троих лучников я видел убитыми, тоже правильно.
  Что, уже сдаются, ну, лор Демон, я и не сомневался, правда, ну, я сейчас с управляющим Такатосом и поговорю. Ага, поговорил, как же. Он, да и его помощник уже лежат, Челин, вроде только поговорил с помощником, тот на руках у него и умер. До сегодняшнего дня я считал, что связываться с Тодасом Соколисом, все равно, что связываться с королем, а сейчас я это, думаю, что даже если все три барона Соколисов придут, то демон просто до вечера провозится, и как он там говорил, не хватит рощи на костры. Я его временами не понимаю и почти всегда боюсь, но своей смелостью он вызывает уважение.
  Вот и сейчас, придумал всем пришлым жить за замком, а если шарки. Но, они, же сами пришли, как он сказал, так что это их проблемы. Я не понял кто пришли, шарки или воины Соколиса. Обое говорит, вот пусть между собой и разбираются, а кто победит с теми я разберусь, и смеется, 'демон' одним словом. Когда поймали воина Езуса Тодаса, я уже думал опять воевать. Как здесь появился лор Демон, ни дня не проходит без войны. Как они там у себя живут, это же не возможно, у нас раньше как. Ну, забегут шарки, постреляем и все, а теперь лучники дюжина за дюжиной и что, я только кайре за дровами на погребальные костры посылаю, спаси 'Единый'.
  И священника у меня уже нет и... С Езусом Тодасом удалось легко договорится, и даже лор Демон не возражал и все живы остались. Только мне не понравилось, что он тогда сильно расспрашивал Езуса о его производстве, я ни 'Единый' в нем не понимаю, а вот лор Демон вроде понимает, и что-то уже задумал. Ой, что будет, пойду с Лейрой поговорю.
  
  Антон Сомов
  Все сели обедать и тетушка Пота, я ее также зову как и все, хотя она потешно выглядит, но таких здесь много. Мне как обычно уточку положила, ну я без всякого крыло отрываю, присолил и только в рот поднести, как этот барон закричит, а как же 'Единого' не прославили, и эта соль на столе, и где священник. Я к нему еще не подходил, и не поприветствовал. Как мне Челин переводил. Барон это, не растерялся и пока еще никто ничего не успел сказать. Он и говорит, Хааром Каледас в смысле, мол, пришли тут молодые бароны в замок, стали стрелять и не стало священника.
  Вот, это и сказал, я даже поразился. Ведь все по правде сказал, а ни слова правды, и ведь постороннему, так и покажется, что убили священника молодые бароны. Вот Езус Тодас и понял, побледнел, стал расспрашивать, как да что, но кто же ему что скажет. Отделались общими словами, и барон Езус надолго замолчал. Когда расспросили в чем дело. Он поделился своими бедами, когда его эти шарки-волки окончательно достали. Решил он нанять движителей и пусть они пожгут волков и если не убьют, то хоть на время уйдут куда-нибудь. Ну, это он так решил, а его священник Наталин, все не согласился. И у него на этой почве очень большие трения возникли с ним, ну, и замаливать 'Единого' пришлось долго и дорого.
  Вот такая содержательная беседа и на этом фоне известие, что его сын виновен в гибели священника, хоть и косвенно, повергло его в окончательное уныние. Даже вино Хаарома Каледас, не сильно помогло. Тогда чтобы как-то разрядить обстановку я решил помочь барону, а что почему бы и нет. Тем более, что сам барон сказал, после того как его деревни перейдут под мою руку ему уже не подняться, а так я дам ему шанс и себя обезопасю, хоть с одной стороны. Решение пришло мгновенно, мне нужны люди ему защита. Вот, пусть идет под мою руку и я дам ему защиту, а он мне людей и лучников на работы. Когда я озвучил это предложение, он сначала выпучил глаза и закивал. У нас так соглашаются, а тут саме наоборот. Спросил в чем дело и услышал.
  
  Езуса Тодаса
  На производстве все наладилось и даже третью пилу кое-как наточили, и она еще послужит. Только шарки, никаких сил на них не хватает, у других один лучник на пять работников, а то и на десять как у Хаарома Каледас. Да, а мой сын, вот, туда пошел и не сам, а с этим Клаусом Соколисом, хотя он и тот еще ол, но здоровый, не бедный и своего не упустит. Не даром у них три баронства на Лирче.
  Прошло уже дня четыре как, а там раздел и надо бы помочь моему наследнику, а то эти олы здоровые, как бы чего не вышло, не нравится мне этот Ковин Моратос. Если он такой, как и его отец, то, как бы чего не случилось. Поеду, а на хозяйстве оставлю Статоса Милостоса, он из столицы в производстве понимает, да и купцы его не обманут если что. Правда, до купцов рано еще, они после уборки тафа прибудут, но вдруг. Выехали с обеда, с таким расчетом, что около леса заночуем все вместе, а что почти две дюжины лучников и две кайре и мои довольно сильные 'движители', так что шарков я не особо боялся. Здесь их уже меньше чем у меня. Переночевали, а потом я со своей почти дюжиной рванул вперед, а другая приотстала и медленно плелась с телегами и кайре.
  Когда до замка осталось только за поворот зайти, решил стать и послал паренька шустрого, молодого. Тостос вроде звать, мол, пойди, сходи, разузнай и бегом сюда. Он и пошел, и даже вернулся. Пришел, трясется, там, там демон и Хааром Каледас с ним разговаривает. И, и еще там, это лучники Клауса Соколиса, и они на, на него работают. Ничего не понял, кто на кого работает. Долго расспрашивал и понял только, что сын мой в плену у, у кого не понял, но меня просили подойти и даже вроде, просто поговорить.
  Да, я понимаю походы, это не игрушки, но вроде Клаус Соколис такую силу брал. Сколько же сил у этого Хаарома Каледас, если он смог купить даже демона. Это в ранге колдунов, вроде самый высший ранг, это сколько Хааром отдал золотом и серебром, если мои колдуны по пять полных золотых просили.
  Пока говорили около замка, я еще молчал, но потом пригласили за стол. Что тут началось, я узнаю, мой сын, оказывается, убил священника Хаарома, ну, не сам, а с Клаусом Соколисом и Ковином Моратосом. Только если первый откупится, а второй вывернется, то, что делать мне с моим сыном. У меня и так трения с священослужителем, а теперь придут хранители веры и отведут в синод, а оттуда еще никто не вернулся.
  Когда сели за стол я уже и внимания не обращал, что на столе даже соль была и весь торг за сына, а у меня только мысли как быть и тут этот демон. А, не хочешь под мою руку пойти, а я ведь клятву дал королю не просто так. Не могу я клятву нарушить, это только если он меня завоюет, и то тогда король помощь приведет и... меня вернет обратно. Вот я и сказал это Хаарому с его демоном. Они что-то переговорили между собой и говорят мне.
  
  Лейре Каледас
  Я очень переволновалась за все это. И сильно обиделась на этого Такатоса Улесиаса, и даже ни капельки его не жалела, а за что, он нашего Томаса Отатоса, нашего самого смелого командира убил. Он всегда такие истории рассказывал, страшные, вечерами у костра и человек был хороший, а этот Такатос надутый кач (утак), ну и что, что у Соколисов служит, так что другие уже и не благородные для него прям все кайре, сам такой, вот. И вообще мой демон весь сильно забегался, что когда он приходил спать и уходил я и не слышу совсем.
  А я че придумала, у демона я видела такие маленькие штаны под штанами, это очень интересно и вроде не голый и в тоже время удобно. Я тут с тетушкой Мараш поговорила, и она мне помогла такие сделать, только они это грубые очень, я у моего демона видела там, в этих больших мешках. Там есть такая мягкая материя, мне с города иногда привозят такие, но они рвутся быстро и мажутся тоже. Поговорила с моим демоном Ахнтооном о его тканях. Он сначала не понял, а потом разрешил взять что хочу. Только переложил все свои стрелы железные в один мешок и какие-то круглые железные штуки тоже. И сказал, что это страшные вещи трогать нельзя. А сам взял много и понес. Вот и верь после этого, трогать нельзя, а нести можно или он это мне говорил, так я помню. Синяк еще не прошел и бок болит. Когда появился отец Кошана, меня звать не стали, они сами там все решали.
  Я только потом за столом сидела, но у меня почему-то ничего не спрашивали, этот Езус Тодас только спросил священника и почему соль на столе. Но ему про смерть священника Алистина как рассказали, что это чуть ли не его сын убил. Я слушала, ну правду говорил мой брат, но Езус Тодас как-то не так понял, а может, так и было, я уже ничего не понимаю. Надо вечером у моего демона расспросить все, а то он где угодно, а я ничего и не знаю, вот.
   Антон Сомов
  Мысль что я могу его просто пойти и завоевать, мне в голову как-то не приходила. Я к тому уже привык, что ко мне идут все кому не лень, а я только отбиваюсь. Предложение барону, что он, дескать, может ко мне пойти в вассалы не проканало. Что меня удивило. Вроде, как я понял, он по нашему говоря, предприниматель до мозга костей или по местному цеховик. Цеховики здесь в основном в городах, а их в королевстве аж три штуки. . Столица Милос, Горное это где-то на западе у гор, еще там одноименное толи озеро, толи море. И последний Метлос находится на море, это, по сути, порт который хоть и находится на территории королевства Крамен, но в нем хозяйничают имперцы из империи Стор. Больше вобщем мне по существу ничего сказать не смогли.
  Но не это меня волновало, а как быть с Езусом. Захватить его, а если он будет биться до конца, или это какая-то засада. Решение предложил Хааром Каледас. Он сказал, что пусть барон остается до утра, а там все и решим. После барон вышел из замка к своим телохранителям и лучникам поговорить и сказать, что все хорошо, и он остается ночевать в замке. А мы с Хааром стали разговаривать и барон меня просветил, что открыто никто не признается в сдаче замка, потому что это нарушение клятвы. В тоже время, когда войска стоят перед замком, барон может сдаться, и никто ему ничего не скажет, а если придет сюзерен, то он либо освободит своего вассала, либо признает победу и там уже будут варианты. Если победитель его вассал, то он может просто уйти, или объявить войну, ну, по-разному бывает. Я так понял, что сам Хааром Каледас не очень в этом понимает, и просто мне пересказывает, что ему рассказывали другие или положения закона. Слишком уж заметны были ляпы и пробелы в его пересказе.
  Как бы то ни было, а решил я схожу, посмотрю. Достало уже, недели не живу, а три войны уже пережил. И если первая, это вроде игрушек, то последняя наводит на мысли, что долго я так не продержусь. Решение сначала мы принимали с Хааром Каледас такое.
  До утра Езус отдыхает вроде все нормально, а утром он уводит сына, а потом начинает уводить лучников, и вроде мы начинаем возмущаться, что типа мы не так договаривались и что за дела. То есть, никто кроме барона Езуса Тодаса не будет в курсе, что это все понарошку и розыгрыш. Они даже, типа могут пострелять и убегут. Гнаться естественно никто не будет, сначала, а потом я вроде как решусь. Вот такой план в черне и набросали. Когда вернулся Езус Тодас, мы ему его рассказали и после уточнения деталей, он хоть и с оговорками, но был принят. После этого Хааром Каледас с Езусом остались выпить и поговорить, а я решил с Челином потренироваться в его умении кидать камешки и все прочее. Меня интересовало и точность, и дальность, вобщем все ТТХ оружия, под именем 'Челин движитель'. Пошли за дальнюю стену замка и всех со стены в этом месте согнали. С нами остался только десятник Катанас, он все равно присутствовал на тех первых испытаниях, да и что от него таится. Он за 'наших' так сказать, и он не 'движитель', все равно ничего не поймет. Были с нами и три кайре для помощи. Испытания продолжались до самой темноты, и вот что удалось выяснить. Камешки размером с один два сантиметра Челин метал без проблем на сто метров, но убойно, только на семьдесят, а прицельно не более пятидесяти. Камни весом до килограмма летели метров на тридцать сорок, но после десятого 'выстрела', уже вызывали усталость. Вот что решили, что гранату, я если что и сам кину, а вот камешки метать это перспективно, только надо подумать о повышении точности и дальности, но это потом. Утром, как и было, договорено барон вышел к своим людям и там поговорил, что типа не обо всем удается, договориться и его людям надо готовится ко всему. Согласно нашему плану он посидел с нами за столом и с руганью встал и пошел из замка, меня чтобы не портить картину, в это время не было, я был на реке и с умным видом пытался освоить местный лук. Не знаю как кто, а сие мне не очень удавалось. Хотя, помню, в детстве, я что-то такое мастерил. И у меня даже получалось, но сейчас глядя как Челин не смотря на то, что я вроде демон, покатывается со смеха, верилось в это с трудом. Нет, стрелы летели и даже далеко, но не туда, и не так. Вот если на двадцать метров я еще попадал в силуэт человека, то дальше все.
  Но это все для отвода глаз, а когда из замка прибежал гонец и сказал, что барон Езус взбунтовался и ушел, забрав всех своих лучников. Я стал возмущаться, для виду, и поспешил на помощь. Когда же прибежал в замок, то тут действительно было не понятно, толи получилось так, толи все пошло не так, и вместе с Езусом Тодасом и его лучниками как и было задумано, ушла и часть лучников Тодаса Соколиса, а это не было задумано. Хоть и не все, а только восемь, но ушли и ушли, чего теперь жалеть. Хааром Каледас суетился, изображал гнев и то садился на лошадь, то соскакивал. Потом мы переговорили, так сказать с мысли на мысль и он мне рассказал. Сначала все пошло, как и задумывали, но потом, то знакомство, что в первом случае нам это сильно помогло. Теперь сыграло против нас и часть лучников Тодаса Соколиса прознала, и тоже рванула на смотки. Хааром Каледас предлагал отправиться в погоню и так сказать наказать, но я сказал, что может оно и к лучшему. Меньше ртов нахлебников и меньше проблем. Собираться решили в ночь, до вечера собираемся. Потом идем до полной темноты и ночуем, а с рассветом идем дальше и к обеду мы у стен Езуса Тодаса, хоть и ночевать в лесу не комильфо, но ночевать под стенами вражеского замка, я считал категорически неприемлемо. Сработает договор или нет, а пути отхода я буду искать днем, а не вечером. Со мной решили пойти Хааром Каледас и Челин, а из лучников пошли только двое и десяток так скажем ополченцев из благородных. А то в замке уже было больше двух десятков чужих воинов и если я еще уведу десяток, то не факт что остальные не взбунтуются. И вернусь я уже или в пустой замок или в чужой. Придется по новой брать, а меня это уже заколебало.
  Я сказал, что этого хватит, а если кому-то мало покажется, мы это заблуждение уберем, гранатой. Сам я, конечно, шутил тогда ... наполовину. Готовился я знатно, по местным меркам по королевски. А ну, у меня было пять лошадей. Я когда сказал Хаарому Каледас, что надо запрячь в телегу пару лошадей, он чуть умом не тронулся. Как лошадей и в телегу, да это же благородное животное и т.д. и т.п. Но я ему объяснил, что у нас, это где я жил, это благородное животное прекрасно таскает телеги и прочее. Да, и у самого Хаарома упряжь нашлась, хоть и старая, но на раз пойдет, кое-что от быков или как их олов, использовали. Когда выезжали из замка, то оставшиеся аж слюнки глотали. Как же ТРИ лошади под седлом и еще две в телегу запряженные, прям королевский выезд. Хоть мы и не сильно гнали, но до темноты как мне сказал Хааром Каледас, половину расстояния проехали. Никто просто так здесь не передвигается, все пешком или на олах, а если и есть лошади. Они вынуждены подстраиваться под пеший эскорт. Остановились, не доезжая очередной опушки с полкилометра, здесь все останавливаются, а в лесу никогда. Когда же один кто путешествует, бывают и такие смельчаки, то только в лесу и на деревьях.
  
  Лейре Каледас
  Да, конечно, надо вечером расспросить моего демона. Ага, как же, расспросила все. Вот он мне все и сказал. Они с братом сначала этого Езуса Тодаса ругали, потом лошадей готовили. Когда я сказала, что тоже хочу поехать, они почему-то оба сказали что низ-зя. Я уже понимаю, это значит, нет, и брат это тоже сказал. Вроде один демон, а второй мой брат, а мысли одинаковые, не понимаю. Ну и хорошо, и подумаешь, и вот.
  А все равно, я с тетушкой Мараш пошила себе такие маленькие штаны и, и хотела показать демону Ахнтоону, но постеснялась. Когда же сказала об этом тетушке Мараш, она это на меня посмотрела, а потом сказала, что ему можно, я ничего не поняла.
  Так интересно, я еще никогда не видела, чтобы лошадей в телеги запрягали как олов. Брат тоже, но он говорил, что в столице, так ездят король и еще некоторые знатные бароны и графы, кто по здоровью не может ездить верхом. У нас как узнали лучники Катанаса, что с демоном поедут на телеге запряженной лошадьми, а еще двое верхом, то отбоя не было, все сразу захотели ехать, и брату даже пришлось объяснять, что нельзя оголять замок и так людей нет.
  Демон Ахнтоон когда уезжал даже поцеловал меня в щечку и еще что-то говорил, но я поняла только что все будет хорошо. Когда он уехал, так стало грустно, я даже поплакала у себя в комнате, чтобы никто не видел. Вроде только все его боялись, а так он почти как мы благородные, только глаза как у шарка. О, а надо с шарками заняться, я пока Челина не будет, с ними занимаюсь. Я уже их не боюсь, они такие потешные. Мне демон показал, как на веревочке привязывать кусочек кожи, и перед ними водить, и отбирать. Я сначала боялась, они очень грозно рычать, а потом поняла, они просто так играют. В следующий раз, когда демон Ахнтоон соберется, я обязательно с ним поеду, хозяйка я замка или нет, в конце концов.
  
   Антон Сомов
  Ночь прошла спокойно. Я не дежурил, сказал только что в случае чего только меня сразу будить, а ничего не предпринимать. Только показался край солнца, как мы вскочили на лошадей, ну, у кого было вскакивать. А, у кого не было те по телегам или по телеге, но тоже с комфортом. Это не их обычные передвижения, когда все нагруженные как быки и шлепают по дороге, пылища. Что интересно комаров и мух нет, есть много бабочек в полях и жуков разных, есть довольно приличные экземпляры, мне один такой в лоб на полном ходу закатал, тогда я чуть с лошади не свалился.
  Утром перекусили, напоили лошадей и в путь. Часа через два впереди показалась пылища, и дорога стала заворачивать в лес. Мои спутники притихли, стали ехать медленно и все ощетинились луками. Но пока все было тихо, и только впереди осаживалась пыль, видно кто-то недавно прошел впереди нас. Спешить мы не стали, во первых пыль не видно ни черта, во вторых куда спешить и так с опережением идем. Спросил Хаарома, он ехал сразу за мной, а это не Езуса Тодаса лучники пылят впереди. Он согласился, что может быть, и мы не стали торопиться вдвойне. Для выполнения нашего плана нам надо было, чтобы он зашел в замок, а там и мы подъедем.
  Планы, планы, когда же вы станете сбываться. Как только лучники защелкали стрелами, и раздался вой и скулежь, я тут же очередью снес двух волков и за ними еще одного молодого почти щенка. Правда, здесь щенки со взрослую овчарку. Все кончилось, так же внезапно как и началось. Воины пошли с опаской собирать стрелы, и я тоже пошел дозарядить магазин, чувствую, мне он скоро понадобится. Как только собрали стрелы, Челин даже мои гильзы собрал. Это же деньги, как он сказал. Может и так, но жизнь дороже и мы продолжили путь. Впереди был уже просвет и когда мы вышли из леса, стало ясно, в чем дело. Те, кто пылили впереди нас и были наши якобы сбежавшие, и или на самом деле сбежавшие. Я все и не определился, да и не до этого было сейчас.
  Если на нас напало трое, и я их тут же покрошил, то на беглецов нападало пятеро и хоть им до замка оставалось меньше километра, но для них это было серьезное количество и, судя по тому, что уже трое бросило луки и шли в рукопашную. Запас стрел у них кончился и если я не успею, то план накроется медным тазом по причине, что не с кем будет договариваться. Нет, есть еще сын, но выживет ли он, а вдова или пока рано, главное не накаркать. Сказал Челину, пусть поторапливаются за мной, а сам поскакал на спасение, до них было метров пятьсот. Прицельно не попаду, а очередью задену людей. Когда приблизился метров на двести, с одним волком было покончено.
  Два клубка людей зверей были в стороне и двое волков кружили, пытаясь достать кого либо. Это надо сказать им удавалось. Один лежал уже без движения, а один зажимал руку, вернее остаток руки, другой рукой. Два выстрела, решили проблему с нападающими. Еще одного убили лучники сами. Ну, с остальными они справятся, решил я. Только не судьба сегодня видно. Сбоку, услышал я крик сзади от своих и увидел, как слева из леса показалась стая голов с десяток. Однако, весело тут у них. Хорошо, что до них далеко еще, и они не торопятся, высматривают. Ну, чтож постреляем. Упор лежа и как в тире. Мне под конец их даже жалко стало, и когда последний повернул назад, я не стал его убивать, а просто пошел посмотреть. Волк до этого как видно еще раздумывал уходить или нет, а сейчас. Кажется, не часто он здесь видел, что на него идут, вот так молча и.... Вобщем скрылся он в лесу, только кусты затрещали. Когда подошел к стае, бывшей стае, один попытался, кинуться на меня. Он был ранен и уже умирал, но еще что-то пытался. Я сначала даже вынул нож, патроны здесь слишком дорогие, чтобы на всяких недобитков их тратить, но это уже не понадобилось, он уже затих.
  Вернулся к своим, они ничего мне не говорили, но с таким почтением расступились, и подлетевший Челин только что не молился, глядя на меня. Что волков не видели, сразу напустился на них. Потому решил, что если их не занять делом, то так и до бога дослужусь. Ничего лучше не придумал, как сказать всех волков сюда и шкуры снять. Все сначала не поняли, а потом, когда Челин перевел, все дико глянули на меня, но никто даже не пикнул и все с энтузиазмом пошли за волками.
  Пока я этими зверьми занимался. Люди Езуса Тодаса справились со своими оставшимися волками и во все лопатки удирали в замок. Что мне понравилось, раненого и убитого или может еще живого солдата они тоже забрали с собой. Правильные бойцы, хоть и противники пока, надеюсь не надолго. Первые пошедшие за волками уже тащили их ко мне. Вдвоем каждый за лапу. Все-таки звери приличные килограмм по 50-60 килограмм, а для местных они сами так весят, это тяжело. Пока воины таскали трупы шарков, я устроил небольшое совещание. Как будем дальше поступать. Мыслей особых не было, но по закону следовало пойти и объявить волю лора к барону замка. Хотел послать Хаарома Каледас одного, но решили, что если такие милые собачки прибегут еще, то я не успею даже на лошади. Решили ехать вдвоем, а Челину оставил свой нож, опыт у него уже есть, пусть возится, ножи были еще у троих.
  Вот что я думаю, часа за три они шкуры посымают и уже в замке их доведут до ума. Я к тому времени планирую его взять, у меня даже мысли появились как их испугать посильнее. Когда подъехали к воротам замка, мост был поднят, и около нас в землю воткнулась стрела. Я остановился, а Хааром Каледас соскочил с лошади, оставил лук и пошел пешком, держа головной убор в руках. Переговоры так здесь идут, не белая материя, ее здесь просто нет, а головной убор в руках, дескать головой отвечаю. Со стены спустили лестницу, ну такую интересную, типа жердь, а к ней перекладины, толи вбиты, толи привязаны, от меня далековато не видно, а ближе я подходить не стал.
  По ней спустился сам Езус и подошел с той стороне рва, и они стали о чем-то говорить. Мне отсюда не слышно, да и не понимаю я еще все по местному многого.
  
  Езус Тодас
  Когда сговаривался с Хааромом Каледас, вроде все правильно, а куда мне деваться. Без трети деревень, у меня не хватит людей для работ, а купцы не простят не выполнение заказа. Когда же смотрел на демона, думал к черту купцов самому бы выжить. Продам все, вон тому же Клаусу Соколису и пусть делает что хочет с моим хозяйством или отцу своему отдаст. Надоело уже все, с утра до вечера: лес, кайре, инструменты, лучники и по новой: лес, кайре, инструменты и лучники. А, тут еще набеги участились, видно голодная зима, для всех голодной была, не только для меня. Вон, шарки каждый день прут в удвоенном количестве.
  Как бы то ни было, утром сделав вид, что не согласен на такой обмен и все прочее вскочил на коня и уехал из замка. Мои все были предупреждены, и как только я выехал из ворот, сразу рванули от стен замка. Мой сын был со мной, и мне в том момент ничего больше и не нужно было. Кое кто из моих пытался еще стрелять в ответ, но я быстро пресек это. И никчему и не дай 'Единый' демона раним, то и до того пригорка никто не добежит, что демона можно убить, я вообще не верил. Когда отбежали достаточно далеко от замка, я обратил внимание, что кайре то и нет с нами. Их забрали на другую сторону, что-то делать, как сказал Сотан, нечего им задарма таф трескать, чай не благородные. Оно-то может и так, только я остался еще без двух дюжин работников, и было еще одно дело.
  Когда я уезжал, я как-то не обратил внимания. Сейчас же без спешки, когда отъехали подальше, увидел, что не только мои лучники здесь, а еще и Клауса Соколиса восемь человек. Да, это как-то нехорошо получилось, как бы Хааром Каледас не обиделся, но не гнать же их. Пригодятся еще, как будем ко мне ближе подъезжать, ну, кто на лошади, конечно. До леса добрались засветло еще, и сразу проскочили первую часть. Лучники Клауса Соколиса предлагали здесь заночевать и не входить в лес, но я, помня, что демон за нами пойдет и может нагнать быстро, сказал пройти еще чуть до следующего места, есть там, уже ближе ко мне поляна большая и удобная я там часто останавливаюсь.
  Шли мы до нее долго, наверное, до полночи и все даже роптать стали, почему там не остановились, а вдруг шарки и прочее. Я их не слушал и мы все же пришли на эту поляну. Как же хорошо этому Хаарому Каледас, уже весь вечер и полночи, а еще ни одного шарка не встретили, хвала 'Единому'. Ночь вообще прошла спокойно и с рассветом двинулись в путь, тут и полстакана (4 часа) по времени не будет и мы дома. Только завернули уже в мой лес, как ко мне подбежал один из лучников Соколиса и говорит, что за нами кто-то идет, слышно телега и ржание лошади вроде. Он предложил, может подождать, и вместе пойдем все спокойнее, я тоже так думал, но если это демон. Тогда надо лететь во все лопатки, а то кто его знает, как он отреагирует на бегство его законной добычи, лучников Клауса Соколиса. Когда я все им и сказал, они побледнели и разом прибавили скорость. Вышли из леса, тут до замка и пол лиги не осталось, и удача моя кончилась. На середине пути между лесом и замком нас догнали сразу пять шарков. Мои-то лучники были все с луками и ножами, а вот Клауса, те имели только три лука и нож. Да, и к лукам у них было по три стрелы и все. Мои все опытные, куда зря не стреляют. Вон, уже одного подранили и еще тихо высматривают себе, а эти открыли стрельбу как по мишеням, кто больше выстрелов сделает и уже стоят с бесполезными луками. Пока все это происходило, я сыну с помощником сказал, бегом в замок, и человек пять с ними отпустил, а то знаю я повадки этих хищников. Сейчас здесь завяжемся в схватке, а с другой стороны еще пяток подойдет и все. Я здесь давно живу, и все их повадки выучил уже. Пока я отвлекался на сына, эти Соколисовы дудаки уже врукопашную с шарками схватились, смелые, но дурные. Порвут же, им это только и надо.
  Тут из моих кто-то как крикнет, сзади, я оглянулся, а с лошади хорошо видно. Все, думаю, отжил, ну, хоть сына напоследок спас. Сзади от леса не спеша трусил еще десяток. Нет, будь все вооружены и подготовлены, я бы еще потрепыхался. Но эти, Клауса олы, без оружии, с одним ножом. Мои, тоже с марша и без большого запаса, не успеем. Просто организоваться не успеем, вон смелые, дерутся с шарками считай голыми руками. Смелые, но дурные. О, а что это сзади показался отряд тех, кто за нами ехал. И впереди скачет демон один, нет, я понимаю смелый, сильный, но дурной. Против одного шарка, я бы на него поставил, против двух уже нет, а так погибнет вместе с нами. Что он делает, я уже забыл и про своих, смотрю, что демон делает. Он поскакал к нам ближе, соскочил с лошади, совсем дурак, хоть убежал бы на ней. И, и что это, как гром такой тихий, и нету шарка, и еще одного. Мои, молодцы, тоже не кайре, справились с остальными, но что делает демон, он лег на пригорок и смотрит в сторону шарков, как они приближаются, что он задумал. Вот, опять этот тихий гром, и еще, и еще. Что, я уже и забыл, что мне уходить надо, только смотрю, как падают, и падают шарки. А потом мне вообще стало страшно и я, скомандовав своим, поскакал к замку. Да, и было чему испугаться, демон перестрелял всех, оставил только одного и пошел к нему навстречу. Шарк вместо того чтобы кинутся на добычу, рванул в лес с невиданной скоростью.
  Кто же этот демон. Сначала я посчитал его колдуном, а теперь уже и не знаю. Когда все дошли до замка там нам быстро открыли ворота и только мы зашли ворота опустили и мост подняли. Встретил меня Статос Милостос мой управляющий, с ним уже переговорил мой сын и он был в курсе, что за люди и с какой целью они здесь.
  Пока разговаривали, появился и старый шарк, священник Ниталин, уже до чего старый, а во все дела пытается вникать. Да, и со службой, то лучников не вовремя соберет, то кайре всех с работ поснимает. Вот, чувствую, специально он все делает, и сейчас прибежал. Хорошо он старый на стену уже не лазит, а то и там бы всем все рассказывал, да показывал. Говорю ему, под стенами войско стоит, что будем делать, воевать или договариваться. Он, а сколько у них лучников и сколько всего. Да говорю, десяток всего и пяток лошадей, да, вроде демон с ними. Как его-то перекосило, он же, да, и все они священники очень не любят колдунов, а тут самый высший из них. Думал он долго и говорит, будем воевать, во славу 'Единого', он нас не оставит. Ага, думаю, кто будет воевать, а кто в келье отсидится. Ну, воевать так, воевать. Как раз и Хааром Каледас подошел для переговоров. Мы с ним стали по краям рва и я объявил, а что я еще мог сделать. Сказал, что будем воевать, и замок не сдается, а чтобы Хааром Каледас понял, добавил, такова воля 'Единого'. Хааром кивнул, мол, понял, повернулся и ушел.
  
  Антон Сомов
  Вернулся Хааром и сказал, что замок сдаваться не будет, такова воля 'Единого'. Как он уточнил, это специально Езус Тодас сказал. Вот и что получается, Езус Тодас согласен, я согласен, где-то я это уже слышал. Жених согласен, родственники жениха согласны, родственники невесты тоже согласны, осталось уговорить невесту. Пока мы рассуждали что делать. Нас посетили гости. По дороге со стороны леса показался всадник и затем вышли еще два лучника, поглядев на нас, они скрылись за поворотом и все затихло. Кто такие, не знаю, говорит Хааром Каледас, может местные, что в замок везут, то они уже в курсе.
  Это почему спрашиваю, а мост поднят. Его так просто не поднимают. Ясно, и что с ними делать. Не знаю если их много то надо уходить, а если мало, то может они уйдут. Куда уйдут, я пришел, никуда не уйдут. Пока мы рассуждали из-за леса стали выходить лучники и два всадника. Две дюжины, сказал Хааром Каледас, ну и что. Раньше я бы уже сдался и может, отделался выкупом, а сейчас я не знаю. Мне его упаднические настроения не понравились. Мы сели на коней и поехали к своим, там тоже побросали работу и схватились за луки.
  Когда подъехал к ним, вперед вышел Челин и стал спрашивать, что делать, они вон сейчас будут прорываться к замку. Как это прорываться, по открытому месту, они что самоубийцы. Нет, мы же их не достанем, а у них вон две телеги и они за ними сейчас укроются и это и прорвутся к замку. Я со злостью как не достанем, до них метров 400 всего. Челин не понимает, и думает, что я не понимаю. Начинает мне объяснять, из лука не достать, а ближе подойдем, они нас из-за телег подстрелят. Взял с телеги еще рожок и Челину сказал, вон ту сумку бери, там у меня пара гранат и сотня патронов была, свой рюкзак я не стал брать. Пошли мы в место, чтобы оказаться как раз посредине между ними и замком. Они тоже это поняли и со всей скоростью погнали к замку.
  Я сначала хотел убить переднего быка и тем остановить движение, но потом появилась мысль лучше. Дождавшись, когда опустят мост и на него зайдет бык с телегой груженой лесом, я короткой очередью валю быка. Один из всадников, тот, что первым переехал на ту сторону рва и уже почти скрывшись, останавливается и соскочив с лошади, начинает что-то делать. Ну, как я слышу, кричит на возницу и лучники даже делают пару выстрелов, но здесь они поопытней и понимают, что триста метров для их луков, это много и они останавливаются.
  Такое небольшое противостояние, все мои лучники стоят за мной и тоже ничего не делают и с той стороны тоже понять не могут. Бык убит, да, очень удачно, что его теперь с места не сдвинешь и мост не поднимешь, а теперь и поговорим барон Езус Тодас. Лучники барона стоят и тоже не знают, что делать подходить опасно, скрыться в замке, телеги останутся, и мост не поднят. Ну, все приплыли, иди Хааром Каледас скажи, пусть сдаются, и дай время как у вас там его считают. Считают по Гранису (солнце), это как. Он показывает, вот туча идет и можно сказать, когда она закроет или когда откроет или там одна две. Вот, так и считаем, а как по другому еще. Да, действительно, не по местным же часам, видел я эти часы, там плюс минус полдень и полночь только можно определить и то с невеликой точностью. А так ниче оригинальненько часы сделаны.
  Ну, иди, скажи им, как вон то облачко закроет и откроет солнце, так я открываю огонь. Ну, а вы что тут, всех шарков ободрали. Нет, еще два, так занимайтесь и нечего отвлекаться.
  Челин твое дело шкуры, я что тебе нож просто так дал. Челин только челюсть не отвесил, а как же замок и прочее и лучники вон. А, что говорю, стрелы сюда не долетают, тебя они каким боком касаются. Если ближе подойдут и с луками, я перебью всех. А без луков подойдут, шкуры помогут таскать, а што. Он это на меня поглядел, а когда перевел остальным и те в ступор впали. Потом побросали луки, и пошли до шарков, дальше обдирать, только оглядывались. Хааром Каледас уже дошел до лучников барона, и они там что-то ему рассказывали, а потом.
  
  Хааром Каледас
  Ну, что за дела и тут с этими священниками никакого сладу нет. Ведь я же лору Демону все объяснил и рассказал. Придем, покажем силу и все, а теперь что. Сейчас демон рассвирепеет и побьет всех, а все к тому идет. Как Езус Тодас этого не поймет, а может, понимает, но что он против своего священника сделает. У меня лучше было, мой священник никогда не вмешивался, только когда раз я не отбился, он участвовал в дележе и все. Пока я рассуждал, из леса показался отряд с телегами. Это, судя по ним, местные везут с леса заготовки для обработки, а может и обработанные, я не очень в этом понимаю. Да, много их, и даже двое на лошадях.
  Нас и дюжины нет, если бы не демон, я или сдался или просто ушел бы, а сейчас я им просто сочувствую и все. Мне даже жалко их, вон он шарков за гран (нечто вроде мгновения по нашему гран-вспышка) десяток убил, так то шарки, а этих еще быстрее. Те тоже видимо нас опасаются, вон укрылись за телегами и пробираются к мосту, его уже опускают. Неужели демон их отпустит. Вот уже и всадник по мосту проскакал, и телега на мост заехала, и бык... на мосту упал и перегородил весь мост и лор Демон возвращается и что.
  Мне сказал идти и дать время в одно облако, не много. Пошел к лучникам, они вон, и луки поопускали стоят, скалятся. Что, они требуют, чтобы мы сдавались, и тогда нас даже отпустят. Местный десятник или кто он, мне говорит, а что твои вон и луки уже побросали, очень нас боятся. Так зачем пришли, лошадей нам подарить, это хорошо, барон будет рад, и без выкупа уйдете, правда и без лошадей. Смеется скотина, ол этакий.
  Я оборачиваюсь, лор Демон действительно стоит, а остальные пошли, а куда же они пошли. Точно это он их опять за шарками погнал, шкуры дообдирать. Поворачиваюсь и говорю, да, нет, это лор Демон на работу их погнал, они не все шкуры с шарков еще ободрали, а он, если не всех обдерут, осерчает сильно и того, перебьет всех. Я как сказал это. Вижу им уже не очень хорошо, а много шарков он убил. Ну, говорю, дюжину вот вроде, может больше. Так что работы много, а если не успеем, и шкуры пропадут, тогда все, и осерчает, и замок спалит. У меня вот всего двух шарков убил, так мы их быстро ободрали, и то он осерчал, и две дюжины людей Тодаса Соколиса перебил. Вон, в замок к вашему барону восемь человек оставшихся сбежало, так он тоже осерчал, пришел сейчас разборки устраивать будет. Так что не знаю, если шкуры не успеем обработать и пропадут, он и ваш замок того. Продолжать не стал, жду.
  Тут тот, кто на лошади был, соскакивает и подымает меч и, салютуя, втыкает в землю. Ты, Хааром Каледас спрашивает. Да, говорю, он мне в ответ, я тебя знаю. Я староста деревни Кразы (цветы такие) Тукос Олдис, мы везли в замок лес полуобработанный и вот. Ладно, говорю, садитесь и ждите, а ты пошли со мной. А, если шарки нападут, ага нападут как же, одни напали, вон, уже обдирают и тех, что еще придут, помогать будете. Он сильно впечатлился, что замолчал и пошел за мной.
  
  Антон Сомов
  Когда предводитель или командир обозников, поднял меч и воткнул его в землю, я уже и не сомневался. С этим отрядом покончено. Вон Хааром Каледас уже и с командиром обозников ко мне идут, сдачу обговаривать. Когда подошел, Челин рядом стоял для синхронного перевода, а что очень удобно и между делом учишь язык. Это оказался староста какой-то деревни, он вез лесозаготовки на переработку.
  Оглядел его хорош, строен высок, спросил не движитель ли он. Нет, отвечает, в соседней деревне есть, а у нас нет. Спросил их родовые они или нет. С родовыми разговора не будет, оказалось что просто деревенские часть, а часть из города, там работы для лучников нет, а они больше ничего и не умеют. Хоть стрелять умеют спрашиваю, тот хвалясь на две дюж-дюж шагов стреляют (это где-то 150 метров), а попадают. Когда я стал уточнять, а то я знаю их манеру, нет, они не врут здесь, но приукрасить сильно могут, что и вранье на этом фоне правдой покажется. Взять хотя бы Хаарома, и мужик, и хозяйственный (тавтология кто понимает), а так временами наплетет, и вроде правда если бы сам не знал, вобщем местная специфика. Он это замялся, ну попадают, только далеко, не встряет уже. Посмеялись вместе. Что спрашиваю делать с вами, ну это, мы люди подневольные, вон наш барон, с него и эта, выкуп, значитца. Так, с ним все понятно, ладно пошли к мосту и своим говорю, шкуры на телегу и погнали уже, а то пропадут, я ваши поснимаю. Здесь хоть и не жарко, но к обеду уже припекает.
  Я чтобы не заморачиваться со временем, ставлю на восходе солнца на семь часов и так каждый день, а считать как надо и сколько чего, оно мне надо. Вот и сейчас шкуры сняли с волков, а что дальше. Послал Хаарома Каледас к барону Езусу Тодасу пусть придет, поболтаем, и есть принесет, а то, что за дела обед уже, а я не ел. Я когда не поем я злой. Хааром побежал к мосту, а мы все, не спеша туда поехали. Староста рассказывал, как они живут, что делают и жаловался на волков, что продыха нет, а лучников не хватает. Да, я почти согласился, волки крупнее наших, а люди мельче, парадокс. Ладно, а деревня далеко твоя, он сильно перепугался, а это, это зачем. Поглядеть хочу, я тут с твоим бароном договорился, он мне задолжал десяток, вот теперь выбираю, твоя пойдет или нет.
  Вижу, не понимает, а за... как это задолжал. Да, сын его вот к нам гости заходил и неудачно, вот и задолжал. Вижу, стало доходить, куда сын ходил они видно в курсе. И про долг, он тоже теперь все понял. Так это, у нас таф, это не выращивают, у нас полей нет, только деревья и ялис далеко, вот. Вижу, уже выкручивается, да ладно говорю, мне и такие деревья пойдут и таф у меня есть, так что твоя деревня меня устроит, говори какая следующая и где.
  Вот не спеша и подъехали к мосту, где уже стоял сам барон. Здесь, что мне нравится, пообещал жизнь и это выполняется, и всем удобно. Вот сейчас Хааром Каледас пообещал, что не будет убивать Езуса Тодаса, и тот спокойно к нам пришел и разговаривает, ничего не боясь.
  Езус Тодас
  Положение стало еще хуже, если сначала я мог рассчитывать на легкую растрату. Ну, тридцать процентов это не легко, но с текущим не сравнить, то сейчас вообще ужас. Лес, обработанный и привезенный, захвачен, и не известно, что делать. Забрать, в перестрелке, сколько людей погибнет, не брать, а что делать. Сегодня еще один караван должен быть, и что тогда если и его захватят, а все Харе-Лельку шарк священник Николин из-за него все проблемы. Может, плюнут на все и принять поражение, а со священником что делать, опять нарушил волю 'Единого', и что дальше.
  А спрошу я у демона, что он мне скажет, ага так и сказал, говорит, приведи и поговорим, а как я приведу. Он не пойдет, да и силой я не потащу, все будут видеть и все это будет, короче везде лес и шарки. Как всегда в эту кучу и еще проблемы из леса показались два лучника и телега, а за ней и Мастас Давас мой первый мастер и староста деревни Шарашес. Прославившейся тем, что там убили больше всего шарков, но там оно и понятно там два движителя и куча благородных живет, а они лучники от 'Единого', и шарки вокруг той деревни стороной обходят. Ну, вот увидел меня и скачет сюда и что теперь делать.
  Правда в последний момент понял, что, что-то не так, но было уже поздно, его лучники сосредоточились у своих телег, а телег ведь четыре да лучше бы их было две или одна, а может, и совсем не было. Теперь вся работа демону, шарк, шарк, шарк как все не вовремя. О, а он решил подраться и с демоном, это даже интересно. Он сам крепкий и меч у него хорош, посмотрим, что будет, а то демон сейчас шарахнет по нему, как по шаркам и нет моего мастера. Нет, отдал свою палку, его этому Челину и улыбаясь пошел со своим коротким мечом или длинным ножом.
  Схватки не получилось, демон рубанул своим мечом по мечу Мастаса, и тот разлетелся пополам, а потом заехал кулаком в лицо и, и, все. Мастер Мастас уже и не поднялся, а демон стал на колени перед ним и, что-то делает, неужели он забирает его душу, что-то такое говорили священники единого. Но, нет, вон Матас зашевелился, и демон подает руку и помогает подняться. Вот так и что делать еще одной деревни у меня нет, а я сильно рассчитывал, что именно эту деревню я и оставлю себе. Она самая дальняя, и я прикинул если правильно повести переговоры, то она не попадет под отделение, а теперь все. А от нее самый большой доход, да, я за нее три другие, да что теперь какие другие. Идет оно все лесом, и я склоняю голову, а со священником пусть теперь демон разговаривает, это теперь все его проблемы.
  Антон Сомов
  Когда из леса показались подводы с лесом, и к нам, где мы стояли с Езусом Тодасом, да все стояли, поскакал на лошади высокий по местным меркам всадник мне интересно, кто это. Он соскочил с лошади и стал обращаться к Езусу Тодасу, мне Челин переводил, да я и сам часть понял, это был какой-то староста и толи мастер толи начальник, какого-то цеха по изготовлению луков, очень ценный человек и опытный боец, как я понял дальше, только смелый безрассудно. Он, недолго думая, предложил, мне с ним сразится, я сначала хотел его просто вырубить, а потом самому стало интересно, как я против местных.
  Хоть у них и мечи, но они не очень длинные и бронзовые, так что я со своим 'свинорезом' названным так, за то что подрядился раз зарезать на одной ферме десяток свиней. Вот с тех пор и повелось 'свинорез' 'свинорез', а так хороший нож 'оборотень-2' мне нравится и многофункциональный и крепкий, я на скале, раз висел на нем, в полной выкладке и выдержал. Так что стал этот своей тыкалкой, передомной махать, ну я и махнул по ней своим ножичком, так от местного меча только две половинки и полетели. Потом, недолго думая, а жаль надо думать, но это потом, а в процессе двинул в скулу, хотел в лицо, но вовремя сообразил, не выживет он после этого. Он и свалился без сознания, я уже хотел искусственное дыхание делать, но не пришлось, он сам оклемался. Я руку подаю, вставай вояка, он встал, вижу, качает его, но ничего не сказал.
  Вина налили ему, пьет, вижу, отдышался сели в сторонке поговорить. Но беседы не получилось, тут этот Езус Тодас влез, я говорит, признаю себя побежденным и согласен сдаться на милость победителя. Ну что, спрашивается, было хорохорится, сразу бы сдался и бык целый остался. Я ему в таких выражениях и обрисовал, он что-то про священника стал говорить, но я оборвал, причем тут священник, а своя голова на плечах есть. Когда мы такой толпой погнали на мост к замку, там сначала оробели, но когда увидели что барон идет с нами и все нормально, то успокоились, а лучники этого Мастаса и луки поопускали, только не бросили. Я через Челина передал своим, что все нормально, пусть бросают луки и пошли в замок с местной церковью разбираться.
  Когда подошли к мосту, с той стороны стоял один человек и держал меч ну вот еще один рыцарь без страха и упрека. Что он хочет, спросил у Езуса. Это староста Дотинко из деревни Кразы он хочет компенсацию за быка, и что, я должен ему, ну, замялся барон можно и по морде, конечно, но лучше заплатить. Я хоть и его барон, но это его бык, и я за него не отвечаю, дела, однако. И сколько этот бык может потянуть, ну хороший бык тянет на полный золотой, ну этот чуть хуже на три малых золотых и если мне его забрать на мясо, я дам полный серебренный. Вот такая арифметика, и что за золотой он будет драться, нет, но честь дороже, а он имперец, хоть и живет у нас, так что решать вам лор демон. Ну что же у меня тоже есть предложение, вот такие монеты ходят у нас. Цена монеты 10 золотых полных, я согласен ее рассчитаться, Челин переводи. Челин что-то долго втолковывает имперцу, и имперец никак не поймет, наконец, он говорит, что у него нет сдачи, но сомнение все же, заметно, на его лице. Тогда я к барону по поводу обмена гильзы на золотые и всего этого. Барон уже в курсе и хоть он тоже не в восторге, но он хоть знает, что это не обман и согласен провести обмен только в замке.
  Все, наконец, утрясается и мне даже неинтересен торг Челина по поводу цены за мясо быка. В это время из ворот замка выходят люди. Они прагматики до мозга костей. Быка даже не тащат в замок, вернее тащат, но уже частями. Здесь в отличии от замка Хаарома Каледас, полно женщин и большинство кайре у них это, ну как бы культурнее сказать груди не одни а чем старше тем их больше если у молоденьких как и у благородных, то у матрон их до трех пар, вот как то так. А, учитывая их одежду всю на шнуровке то вид ну очень такой, ну есть на что посмотреть да...
  Лейре Каледас
  Демон ускакал, а я тут командуй. Прискакал к полудню Тол Валеас из замка Кора и или уже нашего, наверное, и стал, просит две дюжины кайре и таф на посадки, мол, все равно земля пустует, а что пропадать и урожай будет и ну выгода, если продадим. Я вот подумала, потом еще с Сотаном поговорила, он тоже сказал, лучников не дам, а кайре пока демона нет, пусть берет, и вот, я это решила и дала разрешение, так интересно, все у меня все спрашивают, только надо посоветоваться, а так все я решаю.
  И почему это раньше не было, а что и брат вон если что тоже советовался, то с Сотаном то с Томасом Отатосом да, а Томаса уже и нет, и кто за него будет. Ладно, Тол взял людей и ускакал, а я пошла наверх и решила посмотреть, что там за белую ткань привезли, когда с телег выгружали, меня не было, я на реку ходила, а потом некогда было.
  Ткань такая белая, белая и мягкая, а по краям веревки и зачем это. Пошла спросила тех, кто привозил, оказывается этими веревками, мешки к дереву привязывали. Ничего не поняла, потом решила демон придет все, все у него расспрошу, а то очень интересно, а я ничего не понимаю. И ткань такая интересная, интересная, а если с нее что-нибудь пошить. Демон мне разрешит, а еще, еще и много чего я придумала. Ну, вот как я хочу поговорить и не с кем.
  Антон Сомов
  Быка убрали быстро, и даже следы крови водой залили. Прошли в замок, я был настороже и сначала пропустил вперед двух лучников, а то знаю эти обычаи. Замок то сдался и барон подтвердил, а этот служитель 'Единого' скажет, я не согласен и с топором, только уворачивайся. Ну, вспомни г... вот и оно. Тук как тут служитель, и уже со своим кресс... ну, со стрелкой с рубином. Начал наезжать на барона, а сам на меня поглядывает, что я буду делать, по всему видно хитер-бобер. Я подождал, подождал и говорю Челину, позови его и отойдем в сторону. Челин ему сказал отойти так вежливо, смотрю, схватился за свой значок, побледнел, но ничего так, держится.
  Отошли в сторону, я к нему, святой отец, почему наезжаешь на моего барона. Он все что мог, сделал, людей спас, а так бы я всех здесь и тебе святой отец досталось. Он это начал, какой я такой отец, я проводник воли 'Единого' и спаситель от, от... тут он немного притормозил. Замолчал и... прочее говорит, ну вывернулся одним словом.
  А что спрашиваю, здесь не принято считать священников отцами и самого главного папой главным. Он это на меня посмотрел, нет, как мы можем, мы даем обет не ходить в храм Фрай-Лелку, не иметь связей с низшими. Это здесь так женщин именуют, правда, среди благородных не принято, а то можно и по морде схлопотать, но чисто в мужской компании все часто говорят, вроде нашего аналога 'слабый пол', но здесь это точнее, они все ниже ростом, а вы что подумали. Вот, такое начало.
  Дальше священник заговорил о дележе, я чуть опять не брякнул св... потом вывернулся и говорю так я же не на дележ пришел, а на... как же ему объяснить. Потом решил чего заморачиваться, мой это замок теперь, говорю. Вижу священник вытаращил свои глаза, а как же это, а лор барон куда же, а я. И понеслась, с полчаса он мене рассказывал, что это не по людски, ну мне Челин все переводил. Звучало оно так, что я поступаю вроде как не по-рыцарски и тому подобное. Вроде нашего обманывать не хорошо, это типа делают, но это не хорошо.
  Я слушал, слушал и говорю, э короче надоел, завязывай с демагогией, говори по делу и проваливай. Он это, а как службу вести, мне отчет писать в синод и сроки у меня. Меня это заинтересовало, а какие сроки, и какой синод, что-то я краем уха уже слышал про это дело. Он сначала вроде воспрял духом, а потом замолчал. Зато я его, а ну расскажи, что ты должен в синод писать и тому подобное. Тут он как кинется бежать. Вобщем связал я его и своим говорю, видели, дернется, пристрелите. Они испугались, но все держатся.
  Я к барону, а ну пошли в его, где он жил. Тот это струхнул тоже, но повел. Это оказалась такая же, как и у барона, пристройка, только комнат две и получше, чем у Хаарома Каледас. Зашел, стал рассматривать полочки здесь стол и прямо на столе и лежали такие листы небольшие, но не бумага, а как дерево только тонкое. Вот, на нем и были иероглифы всякие, я к барону читать, умеешь. Он это посмотрел, да, нас обучали. Читай, говорю, он стал читать и смотрю, бледнеет, бледнеет и замолчал. Э, барон, в чем дело. Он, здесь указано, что я еретик, и что меня надо уже по приходу казначеев забрать, и ну и все вот так и дальше.
  Ясно говорю. Пошли до твоего священника, а там уже и шум, и гам, это не у Хаарома Каледас, тут еще не все в курсе, что и как. Смотрю, мои ощетинились луками и уже не на священника смотрят, а как бы, откуда стрела не прилетела. Да в такой толпе это запросто. Я барону, ты, это им скажи, что к чему, а то я не ровен час разбушуюсь и хана твоему замку. Он так серьезно, поднялся на стену и стал говорить, мне Челин переводил, это речь такая душевная, начал он издалека, я и не понял сначала, к чему он это, но под конец уже смотрю, все, правильно говорит. Вижу, уже и луки все опустили и уже на священника так поглядывают, ну это очень многообещающе. Под конец он закруглился и говорит. Вот, демон, это твой священник, я с замком твой вассал, а это священник 'Единого' нам с ним не по пути.
  Я не много не понял, смотрю, даже Челин с лица спал, а потом он и переводит. Дескать, действительно, это же ересь, это он, дескать, за шаманов и это не правильно, это против 'Единого', и он тут же замолчал. Потом уже сам, а у вас лор Демон как. У вас это, кто и замолчал. Ясно, полезли в высокие материи, а оно мне надо, но чувствую, влез я уже далеко.
  А, барон то, как не прост, он оказывается старовер, а я и не думал. Здесь старая вера шаманство, знахарство. Вера в 'Единого' это чужая вера, и она еще здесь не везде прижилась, и вот здесь конкретно, точно не прижилась.
  Так все говорю, поговорили и хорош, надо отпускать священника. Все на меня, как отпускать, барон это совсем сник. Оно и понятно, после такого, что он сказал ему место только на плахе. Я так это понимаю, ну вижу, не понимают люди уже и бунт на корабле. Стал объяснять, неудобно через переводчика в некоторых случаях. Говорю, отпускайте, вон дорога пусть идет, один было кинулся так там же шарки. Вижу, барон заулыбался, да говорит точно, ничего ему не будем делать, пусть уходит. Его это быстро развязали и вывели за замок, однако, как здесь все быстро.
  Смотрю, толпа прямо, на стены повалила, да зрелище не для слабонервных, средневековье, одним словом. Мне хоть и не очень жаль этого попа, но все же, а ладно, это все равно лучше. Мне здесь жить, а с этими мне точно не по пути. Давить их в открытую не буду, но и поощрять чужую веру тоже никчему.
  Пока суть та дело, говорю, кормить хозяина будешь или нет. Барон, тогда поглядел, но ничего не сказал и повел на кухню. Вот, сразу видно, с деревом человек на ты. Все у него здесь и красиво, и аккуратно. Стол с закруглениями и не лавки, а стулья и даже три со спинками, а одно такое побольше. Я так посмотрел, а это кому. Смотрю барон тогда потупился, это моей подруги. Я сначала не понял, а жена где говорю. Тут Челин не понял, как переводить, ну говорю с кем граф, тфу барон с кем живет и от кого у него дети, это жена же. Нет, говорит, это подруга по жизни и никакая не жженна. Да, ты не понимаешь, объясняю Челину, это жена, а подруга это так с кем детей не бывает. Он, в смысле Челин, нет, с кем детей не бывает, это кайре, а сам красный уже как рак. Видно смущается он таких разговоров. Ладно, говорю, пусть подруга, а почему не с нами. Так это не положено, только когда семья сама, а так это женщинам не положено.
  И тут я заметил. В голове, когда он говорит женщина идет так перевод противоположно мужчине, а когда подруга то переводится как женщина противоположно мужчине, но живущая с ним. Чем эти вот мысленные переговоры хороши, они очень точны, вслух мы это не говорим, да и не сможем. Например, если мы скажем телега, то это телега и понимай, как знаешь, если ее не видел и не поймешь что это. А вот мысленно, вместо слова телега появляется объяснение, что это две палки на них колеса потом доски в виде такого ящика и так далее. Причем если кто не знает что такое колесо то объяснение идет дальше, так начинает объяснятся, что такое доска, колесо и прочее. Я это спросил про золотис и мне мгновенно прямо в голове как лекцию прочитали и про золото и про серебро и как и что. Так что я только про одно спросил, а знаю уже и местную денежную систему, и где что и как это добывается. Так что очень удобно и быстро, но из-за этого с незнакомым человеком очень тяжело говорить. Большой объем информации передается и хоть та же Лейре Каледас, очень сильно поначалу уставала, а потом и ничего, я стал больше знать местного и как бы разговор стал короче. С Челином вон я так понял, вообще мгновенно, он вон пять минут священнику втирал что-то, а потом только ко мне обернулся, и я все уже знаю. Я когда стал все это в голове прокручивать, действительно вслух я в пять минут и не вложусь, и язык заболит.
  Хааром Каледас
  Когда лор Демон убил быка я уже и не сомневался что победа за нами, а когда мастер этот лучников и луков производитель подраться полез на лора Демона. Вот я даже испугался за него. Ведь убьет, а он хороший мастер, во всей округе его луки лучшие, но обошлось. Лор Демон только сознания его лишил и все. Так все мирно прошло и даже когда в замок шли и торги за быка взяли, я, правда подсчитал, переплатил лор Демон, ну, да, его проблемы, я его деньги не считаю, а своих у меня вроде уже и нет. Что-то мне не по себе, и зачем я пошел в поход, вроде сначала Сотан хотел, да ладно, что теперь.
  В замке все пошло не так, сначала священник Езуса Тодаса стал на лора Демона наезжать, и пугать навершием 'Единого', а потом они пошли в келью к священнику. Как это можно, правда, сначала священника связали, а потом как вернулись, тут такое началось. Священник пока лежал, стал всем грозить сначала карой 'Единого', а потом и синодом, люди попугались. Кайре те просто молчали, а благородные уже хотели и развязать священника, и начали на наших лучников луки направлять, и тут приходит Езус Тодас и всем говорит, что священник его обвиняет в ереси и передает в руки синода, надо только дождаться сборщиков податей и барона заберут. Езус Тодас тогда вышел, и как стал говорить, и про священников, и про шаманов, и про то, что раньше их обряды были лучше. Мне это страшно стало, это же прямая ересь и мне теперь тоже в синод и все, наверное, но тут смотрю, все так вскинулись, и все против 'Единого'. Так вот оно что и здесь, оказывается, не все любят 'Единого', я это краем уха слыхал, что кое, где бароны против, но, ни когда не думал на Езуса Тодаса, скорее на затворника барона Кростоса. Так вот когда барон Езус залез на стену и стал рассказывать, и про империю, и что они делают, смотрю все это потихоньку приговаривать стали смерть, смерть Наталину, так священника Езуса Тодаса звать. Барон уже и повеселел это, подходит к демону и говорит, мол, убить надо священника. Демон, так как-то подергал плечами не понятно и говорит, нет, надо отпустить, как Езус с лица спал. Ведь это смерть ему, да, и многим здесь не поздоровится. Он опять к лору Демону, и люди уже роптать стали, как это Демон за 'Единого'. Потом Челин переводить стал, что лор Демон сказал отпустить, совсем, вон прямо за ворота замка и все, мы его мол, не трогали, он сам ушел. Тут и я уже понял, да и люди заулыбались, и даже смотрю, ставят, сколько он пройдет. Сошлись на том, что до леса он точно не дойдет. Все на стены полезли смотреть, я тоже хотел, но лор Демон сказал, что он голоден, и если не поест, то всем не поздоровится, и все пошли на кухню.
  Клауз Моратос
  Приход Мотилко в замок и его разговор с моим священником это ерунда. В большую политику я не полезу, не мое это. Вот, выручить сына это надо, а для этого что надо. Правильно, объединится, с кем с Соколисом в первую очередь и с Тодасом. Правда, с Езусом Тодасом что-то не то, но все равно за сына он горой. Значит, решено, как эти двое свалят, а что они утром уйдут и дудаку ясно. Думают, я не видел, что они вечером разговаривали. Да, я все вижу и знаю. Если бы не здесь мое жилье, я бы про многих, что мог своему священнику рассказать только толку, ну отправят на плаху многих, а мне что с этого, а так в разговор ввернул пару намеков, и глядишь скидка на все. Вот так надо жить, а то все козыри сразу раскроешь, и до утра не доживешь.
  Как я и предполагал, с утра Мотилко со священником захотели ехать в столицу. Здесь у меня был только один интерес какой дорогой они поедут. Дорог то две, через Тодаса и через болота. Через Тодаса дальше, но идет мимо замков, хотя у этого Тодаса шарков не меряно, но и людей много, если что выручат. Через болота там почти никого, кой, где только хуторки с кайре, мне там травы заготавливают, но там людей нет, правда и шарков тоже, есть им там нечего. Они выпросили у меня дюжину воинов, и еще дюжину я дал в сопровождение, не то чтобы я такой добрый, просто надо же знать, как они пойдут, а то вдруг через Тодаса и там встретимся, не хорошо. Им я обещал ничего не предпринимать пока. Посланная дюжина вернулась к вечеру и сказала, что пошли через болота, это ближе и шарков меньше, а то что-то в последнее время они обнаглели не в меру, толи после холодов, толи пригнал кто.
  В ночь решил не идти, и личной дюжине надо отдохнуть, и по утру не решается такое, так что пошел утром, хорошо взял две дюжины лучников и Иттоса движителя, это же невыносимо, как Езус Тодас здесь живет, только отошел от своих владений и пошло. Вообще неудачно все вышло, думал к полудню и приеду, какой к полудню добрались к вечеру по дороге три, ТРИ нападения было, и если первое один шарк его сразу и застрелили, то во второй раз целых четыре. Да, еще у них такая тактика нехорошая, двое нападают и когда на них все отвлеклись, с другой стороны еще двое напали. Вот двоих и потеряли и еще трое раненых, а потом перед самым замком, там лига какая-то осталась еще двое. Так все ждали, что и это отвлекающий, но обошлось, хотя как сказать. Иттосу не повезло, руку ему прокусить успел один, Хааре-Лелку.
  Вот такой поход неудачный вышел. Я уже и не рад, но ради сына, чего не сделаешь. Так подошел к замку, сам, а то еще подумает нападение, только этого не хватало, и так трое раненых на носилках несли, вымотались все. В замок пустили без вопросов. Вот тут бы мне и удивится, не положено заходить в замок с телохранителем, да и лучников так просто не запускают, но я списал это на то, что шарки кругом, и вроде раненые у меня. Так делают иногда. Но, как я ведь и думал же, а опыта у меня и подруга говорила, давай цесарку зарежем, нет 'Единому' помолился, старый дурак.
  Только когда ворота закрыли, и на меня лучники уставились с наложенными стрелами, понял, что, что-то не так. Ко мне подошел управляющий и говорит, пошли к столу поговорим, а людям скажи, пусть разоружатся, их не тронут слово барона Езуса, и как-то скривился, как от Кисола (плоды дерева вроде лимона), что ему не понравилось. Мне тоже особо деваться некуда. Здесь свару затевать, ну перебью я у него дюжину, больше врядли, слишком выгодная позиция у него, да и не готовился я. Вот что решил, пойду поговорить, вроде не принято у нас вот так с налету. Хотя случается, но это если враги, а так вроде с кем, с кем, а с Езусом я всегда мирно жил. С Кором Каледас всякое случалось, так тот, ол еще тот. Ладно, пошел на кухню, там, когда переходы всегда все решается. Это только когда граф или король, тогда в самом замке, а так всегда там, вроде и нормально, но не мне сейчас привередничать, не в том я положении, да и обсудить есть что. Наши дети как никак у этого Хаарома Каледас, или у кого там теперь, и я уже не знаю.
  Когда подошли к столу, тут мне все и понятно стало. За столом, а знатный стол у Езуса, не чета мне, сразу видно с деревом человек дело имеет. Так вот за столом сидели, сам Езус Тодас, его сын, барон Хааром Каледас и высокий. Вот он, какой демон, а я до сего дня их и не видел, вот перед смертью погляжу хоть, и то радость. Да, а ведь ожидал же, что такое может быть, ну ведь думал же, нет бы, послать дураку кого проверить, нет сам поперся. Все из за сына, ол эдакий, и он, и я. Пригласили к столу, поздоровался. Все мне покивали, даже демон махнул, мол, хорош, садись, чего стоять. Я вот смотрю, он здесь свой уже, или не понимаю я. Ведь если он сюда пришел, значит, уже он Езуса Тодаса завоевал, а почему он живой. Если просто пришел, почему пришел, не понятно что-то. Либо Мотилко не так понял, либо обман, какой, а тогда какой интерес дюжин-дюжину Мотилко. Вот опять же и священнику, он тоже говорил и ушли они быстро, не шутки это, с церковью 'Единого' не шутят так. Хотя если Мотилко убьет священника, а мою дюжину заберет, это ему по силам, ничего уже не понимаю. Ладно, сами скажут чего уж там. Сели сидим, едим, вина принесли, и демон с нами пьет, даже про урожай вон Хааром Каледас с Езусом Тодасом говорят.
  Да непонятно ничего. Если бы не сам все видел, можно подумать в гости зашел. А, вот и меня спрашивают, как оно все, чем занимаюсь, что в баронстве, не беспокоят ли шарки. Они что издеваются, я места не нахожу, о сыне думаю, а они про мое баронство. Но, держу марку, да, говорю, все хорошо. Подруга здорова, шарки приходят, но мало. Только по дороге вот три нападения было, и погибли люди, а это плохо. Все соглашаются да, плохо надо что-то делать. Демон и тот в разговор включился, предлагает ловчие ямы делать и еще кое-что, ну дела. По-нашему он плохо говорит, но через своего благородного, так тот и переводит. За столом я сначала не видел, а теперь смотрю, цесарку ели и соль стоит, нехорошо это, и священник будет не доволен, а так случается. Моя тоже тайком ест, так и я бывает, но священнослужитель запрещает, не по благородному говорит, вы как кайре. Вот, а здесь смотрю, все едят и ничего, а где священник спрашиваю. Они так переглянулись и этот Езус Тодас и говорит, а он ушел, совсем и замолчал. Я как это, а так глянул вот, что тут как-то ему не понравилось, и ушел. Ну, видно же что не договаривает что-то, но не врет, барону не положено врать. Уважать не будут, но что сам священник ушел, никогда не поверю. И много лучников забрал с собой спрашиваю, а сам думаю, может, как и мой в столицу про демона говорить. Вот почему демон не боится. Нет, говорят, сам ушел без лучников, никто его сопровождать не захотел, так и пошел. А, тут я перепугался, а ведь точно вот так выставят за ров, и ворота закроют, и сам уйдешь.... Вот и священник ушел.
  Тогда ясно мне стало, а я так не пойду, спрашиваю, да нет, говорит Езус Тодас, мы же соседи, всегда мирно жили, вот и сейчас потолкуем о жизни, и мирно дальше жить будем, что нам делить. Власть у нас своя теперь так что, что нам делить. Сам вот говорит, а сам на Хаарома Каледас смотрит. Я тоже на него посмотрел, а он так не живой не мертвый и молчит. Дела думаю, если демон здесь и все живые это что же получается. Что-то я не помню, чтобы про демонов и благородных церковь говорила, чтобы они вместе, где-то жили. Ничего не понимаю. Попросил разъяснить мне непонятливому, что все это значит, и я в каком здесь положении нахожусь. Мне и объяснили.
   Антон Сомов
  Появление Клауза Моратоса не стало неожиданностью. Я его давно ждал только к себе или к Хаарому Каледас, ну, как то так. А, он вот как, решил силу собрать и всей толпой, ну, умный мужик, одобряю. Сказал запустить во двор, разоружить, а барона к нам на беседу и вежливо, никого не убивать, без нужды... добавил. Клауз Моратос вскоре пришел сел и все так разговаривают про урожай и прочее, смотрю, он ждет, что ему скажут, а все ждут меня, а я что, я ем еще и не отвлекаюсь, проголодался я с их местными заморочками. Прямо мне больше делать нечего, как решать все их проблемы, тем более что они ими же и созданы. Не шлялись бы, где не надо, и мне спокойнее и им полегче, а то теперь решай их проблемы, разборки, а оно мне надо.
  У меня вон чудо мелкое дома, а я здесь должен думать, как с верой быть, что каждому барону сказать, что вон своему барону сказать, а то сидит, как помирать собрался, Клауз Моратос и то лучше выглядит. Ладно, поели все, теперь можно и о делах. Клауз Моратос вот скажи, что за дело тебя привело сюда. Я вот предполагаю, что ты хотел расспросить о своем сыне, посоветоваться ну и прочее, да и просто с соседом поговорить, а то все заботы, заботы, некогда и на солнце глянуть. Так барон Моратос. Вижу, молчит и кивает, соглашается. Ну, скажи, что ты хотел, а мы послушаем. Он это сначала помолчал, а потом и говорит. Да, вот беспокоюсь я о своем сыне, он у меня еще молодой и глупый. Все, куда-нибудь влезет, по молодости все это только. Я так соглашаюсь, да, говорю по молодости. Вот пошел на замок Хаарома Каледас и чуть не погиб, а отец ничего и не знает, а теперь что. Лечить надо и выручать сына, а то вот тогда и пропадет ведь. Вижу, сидит, просчитывает. Не понять ему, что я хочу. Ну, ну, жду предложений барон Клауз Моратос. Молчал, молчал барон и говорит, что с сыном он жив. Да, жив, говорю, ранен только в замке лежит, надо бы проведать, да уму разуму его обучить, и поговорить по делам нашим. Я здесь задержусь на денька три, а ты подумай и приходи к замку барона Хаарома, там и поговорим о делах, только ты это, думай прежде, чем дело иметь с кем-нибудь.
  Вот поговорили и разошлись. Барон Клауз Моратос к своим лучникам пошел, а я с Езусом Тодасом поговорить решил. Спрашиваю его, когда все ушли, а остались только я Челин и сам барон Езус. Как он дальше планирует жить. Он это по делу все рассказал, только чувствую не то что-то, волнуется он. А ну говорю, объясняй, что не так. Он да вот со священниками как быть, ведь это все только до тепла, а там потянутся караваны и все узнают, как случилось и что. В замке хоть и все за меня, а кто-то языком проговорит, да, и кайре эти все что хочешь, скажут им правда веры нет, но в таком деле и их спросят.
  Да, думаю, влип я с этими 'Едиными', а ведь люди мне доверились, а теперь как. Сколько времени у нас есть, спрашиваю. Он это серьезно, месяц точно и еще может половина, если никто не проболтается и не пошлет сообщение, но даже если и пошлет, то все равно месяц есть. Это как же так говорю, и так месяц и этак месяц, а здесь сейчас дожди пойдут и никто не придет целый месяц и вам надо собираться, а то не ровен час и вас застанет в дороге, не знаю как сами, а телегу точно оставите в пути. Ладно, говорю раз такое дело, то завтра и обратно поеду, хотя хотел я еще до Соколисов завернуть, но считай, повезло им. Так, а что насчет клятвы, и переночую у тебя, а утром обратно.
  С клятвой все просто оказалось, даже Клауза Моратоса не стали звать, хватило одного Хаарома, он что-то протараторил, Челин перевел и все. Вот, такие дела. По моему все как-то скомкано, но мне объяснили, что эти клятвы в основном на поле боя и произносят, а там не до церемоний. Вот, потом, когда вассал отличится и за службу награждение получает или наоборот, и так бывает, вот тогда да, это все так обставляется. Когда спать расходились, ко мне барон Езус Тодас подошел и спрашивает, это как барон желает, одну, две и вобщем все на выбор. Я сначала заинтересовался, ну, нормальный я человек или нет, а потом вспомнил о том, что это средневековье и удобства даже не во дворе. Решил нафик, нафик дома подумаю и решу, а здесь как-то не хочется, ну или переживу пока. Сказал, чтобы не обидеть барона, а то кто его знает, что он подумает, вон Хааром Каледас как тогда сказал, когда у нас так вышло. Так что я объяснил, что в походе ни, ни, не положено мне. Он вроде понял, сказал хорошо и ушел. Комнату выделили неплохую и с запором и с окном. Ночь прошла спокойно, а утром.
  
  Езус Тодас
  Когда все обговорили с лором Демоном, он сказал его так звать. Хотя этот Челин движитель его вроде говорил и имя у него есть, но это для близких. Дома его так только лара Лейра зовет, кто она для него я так и не смог узнать. Вроде не подруга, к храму он ее не водил, с другой стороны и не как кайре. Ничего не понял, да и не мое это дело. Мне о себе надо думать и о сыне.
  Вон, сам Маратос старший и то о сыне как беспокоится, а я и не знал. Прискакал сюда и давай типа воевать, освобождать детей наших. Опоздал он конечно на чуток, но не его это вина. Я раньше спохватился и что. Так ладно клятву с меня лор Демон взял, или точнее я выпросил. Кому скажи, что я буду демона просить о защите, глаза б выцарапал, а теперь. На ночь лору Демону предложил пару кайрочек, есть у меня всегда для благородных, и имперцы это любят, да и положено так, а как в пути то иначе. Далеко люди ходят и в основном воины, это положено, но лор Демон отказался, сказал им в походе нельзя, ну его обычаи, я настаивать не стал. Ночь так прошла, спал, не спал, пока разместил лучников Маратоса, да еще этих Соколисовских, ну, заморочки одни кругом.
  А, утром еще и Гранис только взошел как под воротами опять лучники, и орут, открывай, сам Соколис прибыл. Я с перепугу не знаю, что и делать. Мне мой управляющий говорит, мол, эти Соколисовские уже попрыгали с другой стороны со стены и сейчас подойдут и барону Соколису все расскажут. Ну, начнется сейчас, я и не знаю что, но не хорошее точно. Точно, вон от стен отходить стали, и сам барон в задние ряды отходит, точно на штурм пойдут, ага пошли вон утренние шарки или как лор Демон говорит войки, это не понятно, но тоже страшно звучит. О, смотри, а пришло их, ого дюжины четыре и палатки две поставили, а мне, почему не доложили, я спал. Ну, ладно, что уж теперь говорить.
  Вот лучники Соколиса схватились с шарками, а пришло трое и там добрая свара, а нет, уже забили. Хорошие лучники у Соколиса, опытные, ну поглядим, как они с лором Демоном говорить будут. Вон, вышел один вперед переговорщик, меня требует, но это не барон, так и я не пойду, пусть вон Хатиас дюжин мой идет, а то не по чести или сам барон Соколис, тогда и я выйду.
  Вот, Хатиас запоминай, сам ничего не обещай так переговори, они уже про лора Демона все знают, а остальное их не касается, вот так и держись, понял. Спускаю его со стены, а сам пошел за своим сюзереном Демоном, время выполнять ему его прямые обязанности по защите своего вассала, за одно и посмотрю, как это у него получается. С шарками у него хорошо, а как с людьми. Хотя тех же Соколисовских, он вроде уже бил, ну, я не видел, а сбежавшие лучники, и не то еще могут рассказать.
  Разбудил лора Демона, точнее известил, его уже и свои разбудили, вон его движитель уже скачет как ол молодой, и Хааром Каледас хмурый рядом, ну Хааром Каледас по моему всегда такой. Характер у него не пойму что, вроде у него все хорошо, а ходит..., да, ну, его. Лор Демон вышел со своей палкой железной и мечом, рядом с сумкой движитель его, и сразу ко мне. Что, как, рассказывай. Кто такие, и сколько, что хотят, что знают. Ты смотри, опытные, уважаю. Рассказал, что знаю, что послал на переговоры десятника и он, сейчас вернется, и спросим.
  
  Антон Сомов
  Утро опять не доброе, ну это уже традиция, я даже и не удивлен. Хоть в своем замке, ха в 'своем замке'. Да, где у меня свой замок, я такой еще не построил, и вообще надоело, с утра будят, не кормили, где этот чертов барон. Передайте, не покормит, обижусь, сначала убью его врагов, а потом его в назидание.
  О, легок, на помине. Пришел и уже с докладом и на переговоры послал человека, и новости все сказал, наш человек, сделаю заместителем, а то это Хааром Каледас мне что-то не нравится, ходит как в штаны хм... ну вот, так и ходит. Новости плохие, пришел Тодас Соколис и к нему сбежали его лучники и они его сейчас просветят и ну, известят, посмотрим, что переговоры дадут, а так пойду на стену гляну или пожрать сначала, а то если не поем, то я их могу и того. Вот этому Езусу Тодасу и объясняю, и он говорит, тогда пойдемте на кухню. Только это, там моя подруга Лотта, ну, это жена по местному и с дочерью Маттой они едят, вот. Так и что, мы им компанию составим, а что они раздетыми едят или что. Барон засмущался, да, нет, но не положено это, и совсем тихо, это низшие, с мужчинами не едят, вот. Как не едят почему. Вон у Каледасов, Лейра за столом и ничего, так она это сестра, и она вроде как одна семья, и она 'хозяйка замка', я слышал. Ну, и что, у нас все сидят за одним столом, и тут это будет, только с кайре надо потом обговорить, их не надо. Смотрю, он сначала так на меня поглядел, а когда я про кайре сказал, то сразу согласился.
  Пришли на кухню, и я увидел, а справненькая у Езуса Тодаса жена, не даром ей кресло или табурет такой уширенный, ну ничего всякие люди бывают. Они как нас увидели, стали вскакивать, собираться, им тогда Езус Тодас что-то стал говорить и они снова сели. Только это посжались, и я заметил, еще кнопка сидела такая маленькая на фоне мамы и с такими глазками ну очень симпатичная кроха. Да, говорю хорошая у тебя кроха, девочка. Он так, да, она еще только маленькая очень, ничего говорю, вырастет, красавицей станет. Ладно, чего стоим, есть давайте. Женская половина сначала растерялась и смотрю, от крохи тянут, такой кругляш деревянный с солью, ну типа солонки и спрятать хотят, я куда потащили и мне оставьте, они перепугались, кроха к матери жмется. Я к барону, в чем дело он через Челина, ну соль не положено, а я им, не положено это кому, священникам вот пусть и не едят, а нам положено, то есть покладено.
  Кроха, став, все есть будем. Вижу, поставила, все равно боится, ну и ладно, пусть привыкает, что я им нянька. Стали есть дальше, тут прибегает этот, что на переговоры ходил и ну что-то такое говорить Езусу Тодасу, я плохо понял сначала, только Челин перевел. Требуют выдачи Хаарома Каледас и его Езуса Тодаса, а не то сейчас замок подожгут и все сгорят с демоном вместе, так и сказали. Я спрашиваю, и много времени дали, он посмотрел на небо вон до того облака, и все. Я тоже посмотрел, да немного, но поесть успею.
  Ладно, едим дальше, Хаарому Каледас кусок в горло не лезет, Езус тоже так поглядывает, но все чинно и тихо. Вдруг этот Клауз Моратос подымается, и говорит, вы не понимаете, сейчас на луки паклю и подожгу,т и крыши все загорятся, где воду брать. Мы все не успеем тушить и как понес. Я слушал, слушал и говорю, тебя выпустить или как. Он это успокоился и по делу, уже видно ему стыдно перед женщинами стало. Он же встал вроде как в защиту их, а оно не так все пошло. Челин тоже говорит, а правда надо с ними быстрее. Если стрелять так начнут, как Клауз Моратос сказал то действительно пожар большой и ничего не успеем. Только сбежать, а как же замок. Ладно, говорю, я понял, спасибо за угощение барон, хотя как-то оно дорогое больно получается, ну жизнь. Уже Чечню как прогулку вспоминаю, может там и опасно, но пореже как-то и с перерывом на обед елки-моталки.
  
  Тодас Соколис
  Что пошло что-то не так мне сказал казначей Тас Улеско. Он сын имперца и благородной, но нужный и преданный мне, я проверял, меня в этом деле не обманешь. Но, сын ол этакий, не в меня пошел. Вот вместо сына и вынужден, держать человека на деньгах, а иначе никак. С купцами я, в поле я. Рыбным промыслом занялся, опять я.
  Хорошо хоть управляющий расторопный парень, правда, характер спаси 'Единый', но меня уважает, и я ему доверяю. Послал его к бывшему замку Хаарома Каледас сходить. Что бывший, я уверен, мне уже доложили как там и что. Так что с такой силой, этот Кор замок брата возьмет за гран. Я только в разделе сомневаюсь, ну мой сын в накладе точно не останется, не последний он ол. Но, там еще этот, Клауза Моратоса сын, а ему я точно не доверяю, если он как его отец, то как ола вокруг ялиса обвести сынка моего смогут.
  Поэтому послал Такатоса Улесиаса с движителем и три дюжины лучников, хотя там и так моих много, но лишние никогда не будут, по себе знаю. По молодости я много здесь исходил, мне сам король Пьетру Кьенус говорил, Тодас когда же ты угомонишься, в храм тебя сводить что ли. Вот тогда я и остепенился, а сейчас и жалею бывает, так иногда косточки размять хочется.
  Тут еще моя подруга Толла все уши как жук прожужжала, вот чувствую не порядок с моим сынком, сходи, да, сходи. Ты у меня умный все понимаешь, ты, и порядок там наведешь и заодно место глянешь. Может сынку замок, пора заиметь, а как ты считаешь. Вот, так и я решил, а что сыну пора уже, да и у Хаарома Каледас сестра вроде есть. Он все к Такатосу Улесиасу набивался, а тут сам сын Тодаса Соколиса в гости пожаловал, так я думаю, будет рад вдвойне ха-ха. Ладно послал Такатоса Улесиаса, а сам день выждал и тоже пошел. Взял три дюжины лучников и по дороге еще дежурную дюжину подобрал. Они потерялись, когда с сыном обход деревень делали, ну как можно потеряться, ни демона не пойму, но в наказание их послал напрямую к замку Хаарома, а сам решил завернуть к Езусу Тодасу, надо же мне новости узнать, как и что тут.
  Может он меня просветит, ну эти мудреные столичные словечки, а все гувернер этот как его, а демон забыл. Завернул к Езусу Тодасу и только Харе-Лелку и вспоминаю. Здесь у него шарков под каждым деревом по дюжине. Он их разводит что ли как олов. Пока дошел, нападали я и со счета сбился. Уже и перед замком, а еще трое наскочило, но мои опытные и так их не возьмешь, вон уже и готовые. С Езуса Тодаса стребую компенсацию, ага стребовал. Только я хотел к нему в гости заскочить, как подбегают ко мне десятник Вал Талис и начинает с извинениями и говорит.
  Я сначала и не поверил, но остальные, а с ним еще лучники были, и они тоже подтвердили, что там у Хаарома Каледас демон живет и это его замок и там даже 'Хозяйка замка' эта сестра Хаарома Каледас лара Лейра. Вот, такие новости и это еще не все. Демон оказывается здесь и они с Хааромом Каледас и Езусом Тодасом что-то замыслили, и даже Клауза Моратоса к себе взяли, толи в плен, толи в союзники. Это лучники путались, одни так говорили другие наоборот. Как бы то ни было, я послал десятника на переговоры, пусть сюда вызовут Езуса Тодаса и Хаарома Каледас, а там видно будет. Еще передал ему, не выйдут, пока вон то облако Гранис не закроет, откроет, пожгу к демонам замок. За одно и демона сожгу, мне глядишь и перед 'Единым' зачтется. Вот, только как оно с 'Единым' этим. Мой дядя в Милосе говорил, что не все там хорошо, и если что, не куплю ли я ему здесь замок, а то хочет он из столицы уехать на старости лет.
  Так, это все потом. Вон, уже и мост опускают, ну все, а то демон, демон. Я не весть что подумал. Учитесь, как воевать надо, пришел силу показал и тебе уже и мост опустили. Что требуют меня, говорят, что я останусь жив, если буду себя как, как. Адеватно вести, Харе-Лелку, это что же они сказали. Ватос а нука пристрели наглеца и мы им счас покажем как не уважать Соколисов. О, попал, да что же это такое.
  Ватос, ты где, ты кто Силис, а где Ватос и где все.
  Что это вот пятеро это все что осталось, а где все.
  Там остались. Как от трех дюжин пятеро всего и мы где и где мой Ураган.
  Что нет больше Урагана и Свиста нет и десятников нет и мы это на деревьях,
  а почему,
  стрелы кончились,
  а шарков много и скоро утро.
  Да, вот и не верь этим демонским священникам.
  Один Демон и, и все....
  
  Антон Сомов
  Так Езус, Челин бери мою сумку и пошли на стену к воротам там и посмотрим что и как. Ты, это Езус пошли кого, да, не через стену. Что, мост поднятый, так опусти и пусть кто скажет что я поговорить хочу с этим знаменитым бароном. Барон, что ты боишься, никто твой замок не тронет пока я здесь. Опускай я сказал, вот, теперь иди и пусть кричит барону чтоб вел себя адекватно, а то не ровен час пострадает как его сын. Что убили переговорщика. Вот Езус, всех убрал за ворота и скажи, чтоб из-за стены не высовывались и даже не смотрели, если жить хотят, а ты Челин смотри, как этой штукой пользоваться. Берешь вот это. Эту железку прижать, вот так отогнуть и вытащить. На, это тебе на память.
  А, теперь все сели за стену и не высовываемся, Челин передай всем. Так, приготовились, ну ловите подарочек, а вы уши закройте, а рты откройте, на всякий случай. Бросок не плох, как раз в кучу, но подальше от барона. Может, выживет, если повезет, вот тогда и поговорим. Я может и не стал бы так с ними поступать, но больно эти Соколисы все крутые и шустрые, и правда закидают горящими стрелами. То, что отобьюсь, я не сомневаюсь, но замок или даже часть сгорит, а это вроде как уже и мое, жалко. Да, и лицо терять, нельзя здесь уважать не будут, средневековье как-никак. После эфки, полегло не мало, но часть вон что-то пытаются еще пострелять, я их одиночными снимаю, и даже хотел Челину показать, как и что, но они уже дружно убегают.
  Я не стал стрелять им в спину. Не хорошо это, да и если будут убегать и убегут, то слух о моей силе дальше пойдет, а это мне и надо. Если в каждом замке будут говорить, что сам Соколис убегал, то мне и делать ничего не придется, только подошел и все.
  Клауз Моратос
  Когда демон пошел к стене и сказал что-то своему движителю. Я так и понял сейчас будут палить лучников Тодаса Соколиса. Хоть и не видел я, но слухи идут и мои лучники мне уже понарасказывали как этот демон воюет. Вон той палкой железной как-то водит и гром гремит и люди падают и шарки. А как далеко, никто не знает. Кто говорит, как демон видит, а как он видит. Это и на лигу. Мне показали, как шарков он убивал, так четверть лиги точно будет. Выходит точно, как видит. Тогда да, что ему лучники, они и на дюжину дюжин шагов не стреляют, а он как видит и щиты ему не помеха, это же какой страх.
  Ладно, только хотел переговорить с Хааромом Каледас, как передали что мост опускают, неужели сдаемся, а то демон, демон, а Соколисов все боятся. Нет, оказывается, чтобы переговорщик не через стену спускался, а если они напролом пойдут, да, он же демон. Ну, тогда ладно. О, убили переговорщика, да, этот Соколис такой, что же сейчас будет. Кабан на шарка пошел, и кто победит, на кого поставить то, и выживу ли я после этого. Что, всем рты открыть и уши закрыть, ты ол, ты что сказал, а это демон сказал. Харе-Лелку, что же он делает, колдуют вроде не так. Вот, это загрохотало, а дождя и нет.
  Что это демон и опять грохочет, но хоть тише. Пойти посмотреть, что уже убегают, ну, никогда не поверил бы. Если мне кто скажет, что Соколисы удирают с тремя дюжинами и такой поддержкой. Удирают, а демон их догонять будет. Нет, странно, что, сказал раненых собрать. Это правильно и по благородному, противник достоин уважения, хоть он и противник. Вон пошли кайре собирать лучников, и демон с ними вышел. Правда далеко не пошел, а стоит на пригорке и оглядывает, что опять шарки бегут, ну, что за место то Соколисы, то шарки. А что уже не бегут. О, погнал за шарками благородных, ну оно и понятно кайре не пойдут сами. Ужас вот так постоял и нету шарков, а до них, да четверть лиги и есть. Выходит точно, куда видит туда и бьет. Значит что, клятву верности приносить или погодить, а если поздно и сын у него, что же, как же быть. Посоветоваться не с кем. Да, и в таком деле с кем советоваться, а поговорю я со своей подругой, там и решу, время терпит. Заодно ей и расскажу какие изменения нас ждут.
   Лейре Каледас
  По замку я распоряжаюсь, так уже и не хочется что-то. Сотан это все ко мне и лучникам заплати и кайре тоже и то и это. Прямо я уже и не рада. Где мой Демон Ахнтоон, я так уже устала и хочу его видеть. Целый день на ногах пробегала, но посадки все закончили Сотан попросил, и я сказала, чтобы на ночь мост подняли. Завтра демон должен, вернутся, если все хорошо, ну а если плохо. Так и думать не хочу. Сотан собрал лучников пришлых и потребовал клятву с них что они не нападут на него тогда пустит в замок, а то после того как Соколисовы сбежали им веры нет. Все согласились трое только Соколисовых из новых, отказались, тогда Сотан, а он со мной сначала так долго об этом разговаривал, что прям я устала, но это наша безопасность и я понимаю. Вот они и оказались, тогда он их отпустил и все. Они ушли, но мне их даже жалко. То, что они дойдут до замка Соколиса никто не верит, Катанас даже золотой с Сотаном поставил на то, что не дойдут, хотя Сотан говорит, все бывает, может им Харе-Лелку благоволит или 'Единый'. Бароны себя ведут тихо, а что им делать.
  У Ковина нога ранена серьезно, и он еще плохо ходит, а у Клауса рука и он там с лучниками Матаса что-то не поделил и ему тоже ногу сломали, для симерии так Демон Ахнтоон сказал. Так смешно, но их ни капли не жалко они такие заносчивые, хотя Клаус мне так улыбался, но я с ним разговаривать не стала.
  Утром же к нам пришли лучники Соколиса, всего дюжина, как мне сказал Сотан. Он так был доволен, как же с ними пришли те трое все живые, так что Катанас золотой проиграл, они немного поспорили, но лучники вон под стенами и живые. О, сдаче они не говорят, а так стоят и ждут. На переговоры сам Катанас ходил, говорит, что сам барон Соколис пошел и завтра уже здесь будет, они с тремя или пятью дюжинами пошли до Езуса Тодаса, а потом сюда.
  Я сначала испугалась, а ну такая сила, а потом вспомнила, как демон смеялся и сказала Сотану, что сегодня он их убьет, а завтра и сюда придет. Он так вроде тоже согласен. Он даже с этими лучниками договорился, они ничего не делают, а он им разрешает около стены палатки поставить чтоб защита от шарков. Им хорошо и нам тоже два лучника дежурят около них и все, так делают иногда, когда не воевать приходят, а на дележ.
  К нам также приходили: раз, два, о, четыре перехода назад. Как там демон и брат и Челин, я что-то переживаю. Я уже и по стене ходила и даже вещи демона смотрела, только я теперь ткани всякие смотрю, а эти его железные всякие нет, а то больно очень. Утро уже наступило и лучники Соколиса отошли от стен, и вот так и стоят. Они в отдалении, а мы на стенах и что делать, не знаем, решили до полудня подождать еще. Тучи уже сильно ходят, вот, вот дожди пойдут. Если сегодня демон не вернется, то плохо завтра дороги размокнут и все.
  
  Антон Сомов
  Нападение отбил да и что за нападение так детский сад, средняя группа. Лошадей жалко тока. Из пяти штук одна только живая и нормальная, еще одна раненая и две уже все. Одна сбежала в лес дурная и это уже с концами. Что за место дурацкое. Вроде только стрелял и гранату бросал, а вон еще два шарка выскакивали, надо ловчие ямы делать и силки, а то это никуда не годится. Пойду на совет всех соберу и поговорим.
  Да, поговорили, все так наперебой восхищались, а этот Маратос так на АКМ глядел. Обсудил с ними проблемы с волками, это при всем притом самое сейчас главное. Не будет с ними сладу, не будет движения. Не будет движения, и никто никуда не пойдет. А то что это получается и так с этими дождями сидят как сычи по замкам, так и с шарками никакой войны не надо всех схарчат. Ловчие ямы их заинтересовали и что Маратос, и Езус сказали что попробуют. А вот за ловчие силки они не согласились. Волки крепкие, а веревки местные нет, да и стаями они ходят, погрызут все это. Последний аргумент, это все в лесу, а там, у Езуса только толпой. Если на рубку леса он людей так и посылает, то на эти силки у него уже сил нет.
  Ладно, я настаивать не стал. У меня задумка другая была сейчас. Поговорив с Маратосом по поводу его вассалитета и не получив внятного ответа, я не стал торопить события, никчему пока. Он и сам просил, что он хотел бы подумать и посоветоваться, я только сказал хорошо, и он пошел к своим лучникам и с ними поехал домой. Так с ним еще не ясно, но если все будет хорошо, то никуда он не денется от меня. Теперь с Езусом Тодасом, когда отъехал Клауз Моратос я объяснил, что мне нужен древесный уголь. Он сначала не понял что это, но когда я показал, да говорит он, это у нас на кострищах иногда получается, когда дождь зальет или ветер затушит. Я тогда стал долго объяснять, как делать и что делать и что должно получится. Он в целом был согласен, только как бы это, что он будет с этого иметь. Нет, он понимает, что он принадлежит лору Демону, но ему тоже надо зарабатывать, а здесь сама Лирч не течет, и золотис он не моет. Так что он живет только с леса, ну, иногда так травы собирают и таф немножко садят, но это так баловство. Тогда я объяснил, что буду платить за куб, и перевел в местные меры. Правда потом плюнул на местные меры, и просто вырезали палку метровой длины и сказал, что вот за такой куб угля будет один золотой. Но, чтобы уголь качественный был. Езуса Тодаса только заинтересовало, а надо дерево свежее или можно старое, я сказал, что старое даже лучше. Он так посмотрел на меня и чья доставка, я только тогда понял что я малость лохонулся с ценами, но переигрывать не стал. Помня пословицу, рынок все отрегулирует, а в расчет пойдут пока гильзы их у меня много, а там и железо пойдет. Ну, а не пойдет так, и уголь будет не нужен или, наоборот, в местных каминах им тоже ведь топить лучше. Правда и камины у них только в одном здании на весь замок и дымят они по черному, и холодно у них и.... да много чего здесь плохо, но это потом. Сейчас проблему с шарками и с углем. Если эту проблему Езус решит, то можно и дальше двигать. Я так ему и сказал, что это ему до конца сезона дождей задание, а там справится, я подумаю о его судьбе. Если же нет, то, что я могу сказать, бестолковые бароны мне не нужны.
  Он так покивал и согласился, сказал, что приложит все силы на благо своего сюзерена, но он надеется, что в трудную минуту и граф Демон его не оставит. Однако, черт возьми, а так меня еще никто не называл, но что-то в этом есть. А, граф Антон Сомов, а перед кем похвастаться. О, знаю перед кем.
  Хааром Каледас
  Тодаса Соколиса отогнали или убили, я уже и не следил. Этот лор Демон как у нас появился, так смерть каждый день и вроде лор Демон и не виноват, но все время там где он там и смерть. Сейчас собрали за какой-то гран дюжину трупов и дюжину раненых и даже три лошади погибли. Это какой же убыток Тодасу Соколису. Я думаю, он не простит это лору Демону. Только если выживет, а то я переговорил тут с местными. Вроде его уносили на руках раненого, и лор Демон сказал не преследовать. Хотя с его силой он мог и догнать, и убить, но почему-то не захотел, что-то он уже задумал.
  С Езусом Тодасом все время советуется как, как со своим советником. А с каких пор это барон у кого-то в советниках может быть, это только если у короля или у графа, ничего не понимаю. Я уже ничего не хочу, только домой скорее и как там Лейра, с ней ничего не случилось. Может поторопить лора Демона, но как к нему обращаться так я лучше потерплю. Но нет, в ночь договорились, уходим, и Езус Тодас дает нам две дюжины лучников сопровождения и одну дарит насовсем в обмен на лошадь, которую оставил лору Демону Тодас Соколис, ага по своей воле. Лошадь, правда, раненая, но Езус сказал, что он ее выходит. Себе лор Демон забрал хорошую и здоровую. По дороге пока ехали, нашли два трупа лучников Тодаса Соколиса и еще одного живого отбили у шарков. Он сидел на дереве без лука и стрел, так что когда мы мимо проезжали он так был нам рад, что рассказал, еще восемь лучников с самим бароном Соколисом прошли дальше, а его оставили отбиваться от шарков и он ничего не знает. Так мы и ехали всю ночь, останавливаться не решились. Нападение было только одно, но три этих войков как говорит лор Демон. Он двоих застрелил и одного убили лучники Езуса Тодаса.
  Уже под утро на одной из полян на деревьях увидели лучников Тодаса Соколиса и его самого, только раненого. Я думал все сейчас лор Демон его и убьет, но демон только спросил так через Челина. Останешься здесь дальше висеть, можем колчан со стрелами дать, ну, издевается так. Или с нами поедешь, раненым даже на телеге место дадим. Тодас Соколис недолго думал, и согласился ехать, только потребовал клятву, что не убьют его. Я дал, а что я с лором Демоном переговорил перед этим. Он мне сам сказал, что как раз и заинтересован в том, чтобы Тодас был жив, ну хотя бы месяц два, а там уже не важно, почему не понятно, никак не пойму я лора Демона. Почти до полудня ехали, из-за раненых пришлось не сильно гнать лошадей и мы не очень быстро ехали. Здесь сам Тодас Соколис сказал мне, что дюжину он послал на мой замок и сейчас неизвестно что там творится. Они, конечно, замок не возьмут, но беды могут наделать, если не договорятся с хозяином замка. А так как хозяина замка нет, то там точно уже воюют. Я сильно испугался, что взяли замок я, конечно, не поверил, но убить могли многих. Опять стал бояться за сестру, и так настроение было хуже не куда, а сейчас совсем упало. Когда показался замок и отряд лучников перед замком, я уже ничего не хотел. Лучники Езуса Тодаса рассредоточились по опушке и погнали одного из Соколисовских на переговоры. Когда он вернулся к нам с десятником из нападавших на замок, я места уже не находил. Так что был рядом и хоть с ним стал говорить демон с Челином, я все слышал и ушам не верил.
  
  Антон Сомов
  По дороге пока ехал домой собирал остатки армии Тодаса Соколиса, то два трупа нашли, то лучника в засаде. Правда засада была не на нас, а на шарков и патр... тфу ты стрелы вояка все потратил, так что нас он встретил как родных. За что и поделился с нами, кто он и откуда и сколько человек осталось у Соколиса. Осталось немного, сам барон и с ним еще пятеро и вот он, еще были двое, но один раненый, а одного загрызли шарки, но сжигать не стали и они бежали дальше. Вот, такую грустную историю я выслушал. Ну, и на бис, сам барон Соколис с остатками своей армии. Как ни странно договорился быстро, правда, не я а Хааром Каледас. С ним только Соколис переговорил, и потребовал клятву, что не убьет и все. Как здесь, однако, все просто пообещал и никаких забот. Так бы у нас, верили на слово. Отставить лирику, выяснилось в процессе, что мой, МОЙ замок уже штурмует дюжина лучников. Поэтому поводу Хааром Каледас закатил целую истерику, тоже мне баронесса в штанах. Надоел уже со своими бабскими замашками. Так вроде и мужик неплохой и соображает, а ну в таком замке хозяйство вести, а это не просто. Я здесь уже вникаю по немного и понимаю что к чему, но вот по каждому поводу впадать в панику и так переживать за сестру, ну это по мне больше женская черта.
  Подошли на опушку как раз к повороту и выходу к замку Хаарома. Вдали стояли лучники и мои стали рассредоточиваться по фронту, а одного из Соколисовских послали на переговоры. Я так с Соколисом стоял рядом и говорю, через Челина пока чтоб понятнее было, а то мой язык пока смех почему-то вызывает или ужас и никак по-другому. Так вот я это барону и говорю, если твои убили моих лучников, компенсируешь вдвойне, а вот если Лейра пострадала, ну чтож тогда я убью тебя сейчас, а потом пойду на твой замок и выжгу там все, а будет мало и братьев твоих. Он так посмотрел на меня, нет не испуганно, как все до этого, а скорее заинтересованно.
  Потом спрашивает, что так плохо у вас, демонов, мир устроен, что вы свои порядки везде пытаетесь установить. Вот он живет, мол, как предки его жили, и дети его так будут жить, а месть, кому от нее станет легче. Вот так сказал, ну может чуть по другому. Челин мне так перевел, а на слух я совсем не понял, уж слишком он шипел при этом. Задал он мне задачку, нет, здесь мне разные бароны уже встречались, да и просто люди. Одни смелые слишком, другие трусливые, но вот баронов философов среди них точно не было и от Соколиса, я точно этого не ожидал. Да, я считал его самым крутым, смелым, умным, а куда же без этого. Дураки, богатыми не бывают по определению, как и богатые добрыми.
  Не ожидал я такого от Соколиса, думал богатый заносчивый, что его управляющий и подтвердил, ну вот такого не ожидал точно. А, теперь что слово дадено и отступать поздно. Но, все получилось довольно не плохо и все остались живы, пришел переговорщик и с ним вся дюжина. Причем шла с луками за спиной и мои лучники даже и не стали стрелы накладывать, а зачем лишний раз тетиву тянуть, как мне сказал один и так на месяц только хватает.
  Подошедший десятник говорил с Соколисом, а мой штатный переводчик переводил, я про Челина говорю. Все здесь было, как и должно быть, при их захватах из-за денег, казны, ну обычно как до меня и было. Пришли, показали силу, сила не впечатлила, дележа не вышло и они попросились под стенами отдохнуть, им любезно разрешили, и все тихо мирно ждали. Одни ждали Соколиса, другие меня, никто ничего не делал, что бы не обидеть другого. Вот такой интересный мир, хотя если в другое время и не договорятся, покрошат друг друга и здрасте не скажут. Пригласил Соколиса в замок на беседу, почему бы с умным человеком и не поговорить. У него была легкая контузия, и он так плохо слышал на одно ухо, но в целом уже чувствовал себя хорошо.
  Хааром Каледас суетился, и буквально не знал, куда гостя посадить и что предложить, он вроде даже на время забыл, что это не его уже замок. Я же решил пока его не разочаровывать, пусть побудет радушным хозяином, а там видно будет, тем более что и я сейчас заинтересован в Соколисе. Причем заинтересован как в союзнике, я не заблуждался, покорить мне его не удастся. Убить может быть, а вот покорить нет. Не тот он человек, про таких говорят человек на своем месте и я заинтересован, чтобы он был со мной, а не против меня.
  
  Лейре Каледас
  Когда лучники Тодаса Соколиса стали отходить от замка к холму у леса, десятник Катанас сразу мне сказал, что это приехал Соколис, и если в ближайшие полстакана не будет лора Демона, то замок ,они возьмут. Вон, какая силища прет. Я так испугалась, но все равно пошла на стену и уже оттуда увидела, что никакая это не силища, а мой демон вернулся. Правда, было не понятно, почему и десяток Соколиса с ними был, они вместе ехали и шли такая армия.
  Но, я все равно видела, Демон Ахнтоон ехал с ними и совершенно спокойно. Рядом поднялся Катанас и тоже увидал демона и говорит, ничего не понимаю. Вроде они вместе, но этого не может быть, кто-то кого-то взял в плен. Только как-то неясно кто. Вон твой брат около телеги и в ней сам барон Тодас Соколис сидит, я его знаю, и он что-то... неужели он победил демона и что же будет теперь. Вот тут я так испугалась, а ну это правда и демон теперь служит Соколису. Ой, что будет. Когда они заходили в замок, я даже не вышла, так было страшно. Потом брат, а я издали смотрела, говорил с Сотаном и они пошли на кухню. Значит точно, будут решать вопросы. Ко мне подошел Катанас и сказал, что брат приказал мне идти на кухню и чтобы туда привели сына Соколиса, но это он сейчас сам.
  Все понятно раз зовут и сына Тодаса Соколиса, то точно это он победил. Как же теперь, и я вот и побыла хозяйкой совсем чуть-чуть. Так, а что теперь идти к брату и все рассказывать или сразу к Соколису. А как же мой демон мне к нему уже и подойти нельзя, а мои шарки, что с ними. Ничего не хочу, пойду к шаркам, и пусть как хотят, а нет, сейчас уйду в лес, все равно здесь с Соколисом жизни не будет, да еще его сын этот Клаус. Все иду наверх и собираюсь.
  Антон Сомов
   Зашли в замок сразу столько дел появилось. В походе трудно, но все не спеша. Здесь же наоборот и то ответь, и то посоветуй, и туда сходи. Хорошо этого местного барона Хаарома Каледас организовал на выполнение обязанностей хозяина, и окружение Соколиса покоем и уютом ха-а, так это с глаз долой. Когда пошли на кухню, а после барона Езуса моя кухня того не цивильно, бедновато как-то смотрится, но ничего у Кора и того вообще отстой. Пока разместились, пока то да се, я и не понял, а где Лейра спросил Хаарома Каледас где его сестра. Он так покрутил головой, не знаю типа, я Катанаса за ней посылал. Ну, придет и ладно, решил не заморачиваться и пошел на кахню.
  Там уже были все, во главу стола посадили Тодаса Соколиса рядом сел его сын и Хааром Каледас, он, правда, хотел сесть подальше, а это место мне уступить, но я сел напротив. Мне так было удобнее и давало возможность почувствовать, что это переговоры, а не барон разговаривает со своими ну не подчиненными, но тоже скажем не далеко от них ушедшими. Радом со мной сел Челин для синхронного перевода и Катанас. Когда нам принесли и поставили поесть, а здесь почему-то не принято еду ставить и звать гостей. Сначала садятся гости, а потом все разносится, вроде типа все свежее или с богом их как-то связано я не понял. Только для домашних тогда все нормально, а при гостях ни, ни. Так что мы сели за пустой стол, и он начал наполнятся вином, зеленью, а ее здесь очень много, правда, очень специфичная. Если у нас она острая вроде перца, то здесь откровенно горкая, этот их напиток сотко против некоторых травок, как мед против минералки. Когда понесли дичь, а ее здесь довольно прилично летает. Это и утки и куры и еще что-то непонятное, длинное и зеленое, но на вкус так вроде есть можно. Я, правда, из всего ел только качи или утка по-нашему. Что здесь плохо они очень маленькие, так по килограмму, наверное, считается очень крупной. Яйцо тоже блин, перепелиное, я ел, так устанешь их чистить, а жарить их не жарят почему-то. Пока все насыщались разговора не получалось и все чего-то ждали когда молчание откровенно затянулось. Первым заговорил Тодас Соколис.
   Тодас Соколис
  То, что лучники не стали стрелять, а дождались меня это хорошо. Хоть я и не боялся этого лора демона, но, скажем, опасался немного. Да и семью мне было жалко, моя верная подруга Толла, сын, две дочери. А ну, сколько всего, нет, богатство меня не интересовало, у меня с детства все это было, и ценности вещей я не признавал. А вот людей ценить, отец меня научил. Он мне как говорил, твой верный меч если ты потеряешь, то найдешь новый, а вот друга, а сына. Подругу еще можешь найти, но будет ли она тебе верной, ты узнаешь только через много, много переходов, а оно тебе это надо. Вот, таким не хитрым советом я и пользовался по жизни. Встреча с демоном была не то чтобы плохой, но заставила многое переосмыслить, и сейчас я ехал в телеге, кстати, запряженной лошадями, такое я только в Милосе видел, и размышлял.
  Если появился здесь демон, значит, его кто-то вызвал. Как ни мало я знал, но по своей воле они к нам не приходят, значит это кому-нибудь нужно. Спросить напрямую, не хорошо это. Надо как-нибудь с этим Хааромом Каледас переговорить, но это потом. Разговор перед замком многое прояснил, значит, демона вызвала Лейре Каледас. Хотя это никто не сказал, но потому как демон выразился у уже все понял. Это было с одной стороны плохо, не дай 'Единый' ее ранили или убили. С другой стороны если с ней все хорошо, то отношения с ней я всегда могу наладить, ну, или этого сына своего образумлю, ол этакий, когда уже в храм Фрая пойдет(когда женится будет по нашему).
  Все перед замком получилось в лучшем виде, и десятник все правильно сделал, и Лейре жива и здорова. Так что нас сразу повели на кухню, и можно было обговаривать все вопросы. Демон в отличии от остальных сел не рядом со мной, а напротив. Тем самым дав понять, что сейчас идут переговоры, а не барон устраивает званый ужин. Хотя этот Хааром Каледас и крутился, только что в рот не смотрел, я понимал, что хозяин в замке демон, и мне с ним вопросы решать. Как бы я там не думал, а если мы сейчас не договоримся. То кто-то живым из-за стола не встанет, и скорее всего я. Мне тут мои лучники понарассказывали про демона, и как он валит благородного с одного удара, и не самого маленького роста, хотя при росте демона, он выше самого высокого на целую голову.
  Пока ели никто ничего не говорил, что я заметил, на столе была соль, точно демонская еда. Пришлось на правах гостя начинать первым. Я на многих был приемах и знал, что надо говорить и побежденному, и графу, и даже у короля я раз подымал бокал, было, было у меня и такое. Вот, только с демоном за одним столом еще не сидел, и что говорить не представлял совершенно. Говорить о славных походах, как принято с друзьями, так какие походы у демона и против кого. Говорить о том, что мы живем в одной стране, и наш славный король беспокоится о своих верных вассалах. Так не вассал демон королю и.... О, а подыму я бокал за здоровье Лейре Каледас, хоть и не принято это у нас, но для демона это пойдет, я так думаю.
  
  Антон Сомов
  Когда Тодас Соколис произнес приветствие, а так здесь зовут местные тосты. Они всегда в честь кого либо, хотя могут быть и в честь хорошей погоды, это такой вроде местный юмор. Здесь же прозвучал тост, ну, местное приветствие в честь Лейры Каледас. Что само по себе неслыханно. Нет, здесь культа прославлять женщин, да, и вот такое приветствие. Да, а где сам объект. Что-то я его не вижу. Челин скажи Катанасу, пусть найдет Лейру, не хорошо так задерживаться. Мужчины за нее тосты говорят, а ее нет.
  Катанас пошел и буквально сразу и вернулся, а ее нет говорит. Она ушла из замка, еще только все садились. Что, куда ушла. Оставил всех, извинился и пошел за ворота, там уже никого не было, и на воротах только сидел старик какой-то вроде кайре. При помощи Челина удалось узнать, что Лейра с двумя кайрочками вышла из замка и пошли по дороге, а потом кайре вернулись, а хозяйка замка ушла, совсем ушла и старик заплакал. Больше от него ничего добиться не удалось. Схватил свой верный АКМ и сев на лошадь я погнал по дороге, потом свернул к опушке леса. Где же она могла уйти и зачем, ничего не понял, чего она так могла испугаться и где ее искать, а не дай бог шарки, эти волки местные. Уже на подходе к лесу услышал рычание и увидел, как три волка вышли из леса и направились ко мне. Соскочил с лошади и дал короткую очередь. Почему-то стало жалко их, и я дал очередь перед ними. Они с рычанием отошли в сторону, а на ветке ближайшего дерева я увидел Лейру. Она сидела совсем не высоко, так метра три не больше, выше веток не было, и она балансировала там. Когда стал подходить ближе, она не выдержала и сорвалась вниз. Рядом были шарки, и лежала Лейра. Что, делать, стрелять, а вдруг попаду в Лейру, не стрелять против трех волков тоже не вариант. Но, что-то было не так, шарки не подходили к Лейре, и не убегали, они чего-то ждали. Подошел ближе и волки чуть отошли, еще подошел, они отошли. Вот так я к ней и подходил. Когда осталось совсем не много, волки неожиданно провыли что-то и скрылись в кустах. Я ничего не понял, и скорее подошел к Лейре, взял ее на руки и понес к замку. Она была без сознания, и хоть высота по местному не очень большая, но ей хватило.
  Что волки нападут со спины, я не верил, что-то мне подсказывало, что для местных волков я не еда, и это они знают, и я знаю. Да, мы с ними враги, но только когда стоим на пути друг друга, а в остальное время вооруженный до 'зубов' нейтралитет. Пока нес Лейру до замка, она очнулась и сначала хотела меня оттолкнуть, а потом прижалась и заплакала. Я ее так стал успокаивать, и рассказывать какая она глупая лисичка, и зачем она ушла и прочее и прочее. Как результат пока донес до замка, она уже спала.
  На воротах замка меня встретила целая делегация, и дюжина лучников, и два барона и да, все там были. Приложив палец к губам, как ни странно меня поняли правильно, и никто ничего не произнес, я отнес ее к себе... нам в комнату и уложил спать. Когда вышел рядом уже крутился Челин, очень правильно, через него объяснил что надо поставить часового и чтобы никуда не выпускал без меня, если что только через меня. Так объяснил и пошел вниз. Переговоры надо продолжать.
   Тодас Соколис
  Демон выслушал приветствие и ничего не сказал, а подняв кружку выпил. Все остальные тоже, но на их лицах было удивление. Еще бы, когда они такое услышат, если Сотан, так вроде звать управляющего местного еще мог слышать приветствия в столице, то Хааром Каледас нет, да и его десятник тоже. Это было видно по ним, а вот реакция демона удивила. Он был доволен и, и... как бы сказать это для него было привычно. Как же интересно у них там живут, надо бы расспросить об этом.
  Неожиданно демон послал за Лейрой Катанаса и когда тот пришел и сказал что ее нет. Он сам вскочил и извинился, какой-то неправильный демон и рогов у него нет, и хвоста, еще и извиняется. Он поехал за Лейрой прямо в лес один. Если бы это был, кто другой я бы уже и простился с ним, но никто не удивился, и даже Хааром Каледас мне сказал, что он надеется, что лор Демон догонит его сестру, и ее еще не тронут шарки. Что меня удивило, что шарки тронут демона, он ничего не сказал, а зная Хаарома, это тем более странно. Получается то, что этот демон вернется из леса один или с Лейрой, но вернется, никто и не сомневается. Действительно со стороны леса прозвучал негромкий стук и мне сказали, да я и сам что-то такое помню, что так демон убивает шарков. Ну, вот и сейчас видно кого-то убил.
  Прибежала лошадь Хаарома Каледас сама, где же демон. Все мы стояли около входа в замок и смотрели на лес. Оттуда медленно шел демон, нет, он был не ранен, только на руках он нес Лейру и когда подошел к нам приложил палец к губам, я не совсем понял, что это значит, но их местный движитель мне быстро сказал разумом, что это надо соблюдать тишину. Это что демон так боится разбудить Лейру. Никогда бы такое не подумал про демона, даже если она его хозяйка, то в случае ее гибели, что он теряет. Демон вскоре явился, и опять извинился и пригласил всех к столу. За стол, правда, пошли не все. Хааром Каледас остался, еще этот движитель Челин и сам демон. Остальные все сказали, что у них есть обязанности и они пойдут их выполнять. Это и так было понятно, нас оставляют для важного разговора. Я, тоже понимая всю ответственность момента, отослал своего сына к этому сыну Маратоса, пусть там поговорят или еще найдут себе занятие. После всех событий, они пленниками уже не были и свободно передвигались по замку.
  Когда сели за стол, я, понимая, что демон сам меня плохо понимает, и его движителя отослать не удастся. Спросил прямо о доверии к нему. В ответ получил, что он вполне доверяет, так как его уже многое связывает в этом мире, и была возможность проверить. Это мы так поговорили при помощи жестов и некоторых слов. Демон оказывается, уже много слов знает, только говорит плохо и некоторые слова он не может произнести. Так как я все выяснил о доверии, то можно было и продолжить. Что я хотел выяснить, как надолго сюда пришел демон, сам способ прихода я решил обойти, это потом. Что он хочет, и какое место в его планах занимаю я, и все остальные. Вопросы не простые. Был еще один вопрос, и задавать его очень не хотелось, но и не задать нельзя. Это был вопрос веры в 'Единого' и что по этому поводу думает демон.
  То, что в замке уже нет священника я выяснил и, хотя мне тут сын сказал, что это вроде как они как-то виноваты я в это не верил. Я уже знал историю Езуса, и его священника, и это я понимал только начало. У меня тоже был священник, но мне дядя дал послушника. Мне лишь осталось его немного напоить и подсунуть, ну, очень смышленую кайрочку, так что теперь я в замке могу делать все что захочу. Отчеты всегда хорошие будут, послушник всегда дает мне их почитать перед отправкой. Вот так это все у меня, а вот как быть с демоном. Это не скроешь, и через месяц здесь будет и вся королевская армия, а она нечета моей, и ревнители веры тоже еще те фанатики, что с ними будет делать 'лор демон'.
  Вот такие непростые вопросы. Неожиданно демон, а он оказывается, не только с движителем может говорить разумом, но и с Хааромом Каледас, что-то ему сказал, и барон встал, и тоже сославшись на дела, ушел. Вот так мы и остались вдвоем, жаль я не владею этим искусством, как бы оно сейчас пригодилось. Когда Хааром Каледас ушел, Челин задал мне вопрос, о чем бы я хотел поговорить. Вот и пришло время определяться, что и как.
   Антон Сомов
  Уже сели по второму разу, а оно все не шло. Оно, это действие, совещание, согласование, дело, наконец. Я, еще в 'прошлой жизни' иногда присутствовал при таких переговорах из-за своего вида, для солидности, и всегда немного удивлялся ну, поначалу, потом привык. Так вот все эти наигранные: я тебя порву, бить до победного конца, террористы и прочее. Все это на переговорах не присутствовало. Только вежливый разговор, всегда здравствуйте, до свиданья, как здоровье вашей бабушки или поступил ли ваш сын в академию. Все вежливо и корректно.
  Я когда первый раз присутствовал, то ничего не понял и спросил капитана, что был со мной на переговорах. Что за хрень, я этих ну, ну, даже выразить не могу готов бить день и ночь, а здесь должен здороваться и спрашивать как здоровье его бабушки. Он и говорит, вот представь, тебе надо переговорить с жуком (ну он не так сказал, но вы поняли) у него в заложниках твоя девушка, мать и т.д. Что ты должен сделать, чтобы не уронить свою честь, обращаясь, как ты говоришь с жуком. Ты, временно, только временно, должен поднять его на свой уровень. Нет, есть другой путь, можно самому упасть на его уровень, тебе выбирать, но вопрос, сможешь ли ты после этого подняться.
  Вот так и сейчас были переговоры и хоть здесь не надо было подыматься, опускаться к друг другу, но проблемы была от этого еще острее. Было два мира, а по большому, и три, и больше. Как и что, ни он этот Тодас Соколис ни я, не знали, что делать, я уже сильно здесь наследил и мне это разгребать. Тодас Соколис не подумав или подумав но, не зная нюансов, послал сына и тоже увяз, не вылезет. Вот с этой отправной точки и приходилось все решать. Я, чтобы не влез, куда не надо, и меньше знал, отослал своего барона Хаарома Каледас подальше, вроде как что бы он следил за лишними ушами. Он не сильно и сопротивлялся, если не сказать прямо, откровенно боялся. Тодас тоже не стал ходить вокруг да около и напрямую спросил, что я намерен делать с верой, он даже не стал уточнять в кого. Я так же ответил, что при подчинении можно и потерпеть, а так не нужна.
  Надо заметить, что хотя Челин и переводил в обе стороны, он уже через время ничего не понимал в нашем разговоре. Хотя все исправно переводил, но, то, что я понимал уже кое, что и что-то можно было передать знаками, делало присутствие Челина, как присутствие нормального, при разговоре двух глухонемых. Вроде он их и видит, и слышит, и даже больше чем они, а ничего не понимает. Так что за конфиденциальность можно было не волноваться.
  По раскладу в этом мире, я впервые узнал, что здесь идет война и только малое количество народа в стране, не дает империи Стор, смысла вводить сюда войска, а чрезмерная тупость кайре, тем более делает ее бессмысленной. Что из благородного мира сюда гонят шарков, и поэтому они здесь настоящее бедствие и нам вернее нашему графству Батоса Паоли
  еще повезло, что на востоке есть каменная гряда и через нее шарки не пройдут, а на севере и юге болота. Где они и просачиваются в небольших количествах. Что в столице фактически двоевластие, а в портовом городе Метлосе, власть фактически принадлежит полностью империи Стор. Что если бы не золотоносные жилы и не поставки золота в империю, то этот край, это место никого бы не интересовало. Шарки любое начинание убивают, в прямом смысле, а убить их еще никому не удалось.
  Так это плохое что мне удалось узнать. Из хорошего, да, у Тодаса Соколиса тоже есть священник, но он чисто номинальный и ручной, 'как коши' сказал Тодас. Но проблемы это не решает, и скрыть демона все равно не удастся, если об этом уже не известно в столице. Что об этом думает лор демон, и какие действия думает предпринимать.
  Я тоже имел некоторые мысли и возможности. Я спросил, что конкретно в этом краю делают имперцы, и что они предлагают в караванах, и что берут взамен. Он мне сказал, сначала идут мытари и служба надзора. Собирают все сведения о стране, от священников доклад по соблюдению веры, а так считай доносы на неугодных баронов и знатных благородных, кайре в расчет не идут вообще. Потом идет изымание золота и обмен остатков на деньги, по самым грабительским процентам, но деваться некуда. Сдать его хоть где, можно только по их ценам. В двух точках, где можно встретить другие народы, все занято имперцами. Это Горное и Метлос. Причем если Горное еще так сяк, то Метлос полностью контролируется и принадлежит империи Стор, и ничего там сделать нельзя.
  Да, порадовал меня барон. Порадовал так, что и нечего сказать, но что он может мне предложить. Как оказалось, многое. То, что здесь все плохо, оказалось и хорошо. Дорог отсюда всего две, одна в Горное, вдоль реки Лирч, другая в Милос и тоже вдоль реки Лирч. На ее рукавах, а именно на южном, находятся все замки Тодаса Соколиса и поэтому они контролируют весь поток товаров и сырья в столицу и обратно. В горное же контролировала раньше семья Каледас, но когда родителей Хаарома Каледас убили или 'лор демон' думает, что на этом месте можно умереть своей смертью. Так вот Хааром Каледас при всем уважении к нему, не рылом не ухом в этом деле, и поэтому и замок так захирел по сравнению с былой славой. Сам Тодас Соколис и хотел его захватить, взять в подруги сыну Лейру, или еще как. Правда в империи тоже не дураки, и ему уже намекали, что они не хотели-бы, видеть четвертый замок, принадлежащий Тодасу Соколису. Это может сказаться на продолжительности жизни некоторых членов семьи. Когда я это все услышал, то вынужден был сделать перерыв, и спросив, не хочет ли чего барон, он сказал, что ему пока не здоровится, и он хотел бы просто отдохнуть. Я тоже решил, что уже пора и мне на покой, хотя после таких мыслей и сведений, не сразу заснешь, а ну жить, если ничего не придумать осталось месяц может два, но это врядли.
   Хааром Каледас
  Когда мы за столом остались с лором Демоном и бароном Тодасом Соколисом, одни. Челина я как-то не воспринимал, ну, телохранитель и ладно. Сначала я обрадовался, и тому, что Тодас Соколис с демоном нашли общий язык, и не будут убивать друг друга, или скорее демон Тодаса Соколиса. Что Тодас Соколис может убить демона, я уже не верил, а вот в том, что он пойдет на замок Тодаса Соколиса, и там начнет всех убивать, тоже как-то не верилось. Да он был жесток и как он поступил с моей сестрой, я был сильно на него обижен, но она довольна и говорит что это ее демон. Что я могу в этом случае делать. За столом, лор Демон попросил меня посмотреть вокруг, чтобы никто не подслушал их с Соколисом, но я так понял, что это и ко мне относилось тоже, я же все понимаю, и то о чем говорят бароны, не доступно кайре.
  Как то так я все понимал, да это мой замок... был, и моя сестра Лейра была и или осталась.
  Так вокруг все равно никого нет, Катанас проследи, чтобы никто туда не подходил. Особенно эти две кайрочки с Вотой во главе, ну ты понял, где хозяйка замка. Да, не смотри так, я твой барон и все у нас хорошо, мы еще живы и даже барон Тодас Соколис у нас в гостях, и сейчас как раз решается, будем мы и дальше жить так же хорошо, так что ты уж постарайся. Сам решил подняться к сестре и узнать как она.
  Она лежала в гостевой и рядом в большой корзине возились шарки, в другое время я бы испугался их, но сейчас, когда там решалась судьба и меня и моей сестры, и многое решалось. Страх перед этими в будущем грозными врагами отошел, ведь когда они станут грозными, если конечно станут, меня, да и всех может и не быть. Лейра проснулась сразу, только я остановился у ее постели. Сначала она меня приняла за своего демона, потом испугалась и спросила где Тодас. Когда же узнала, что он не победил Демона Ахнтоон, то так обрадовалась что кинулась меня обнимать и уже хотела бежать вниз к своему демону.
  Я ее остановил и стал говорить, что там сейчас говорят Высшие, и нам не зачем туда идти. Она не поняла, у нас Высшими звались только король Пьетру Кьенус и его ближайшие бароны и некоторые даже не все графы. Наш граф Батос Паоли, кстати, к ним не относился. Это были все семьи из Благородного мира, и у них у всех было по шесть пальцев и на руках тоже. Но ведь Тодас Соколис не высший, у него только отец вроде, сказала она. Да, моя маленькая они не Высшие, пока, но после сегодняшнего вечера, если мы не умрем, то все может измениться, а в какую сторону ни 'Единый', ни Харе-Лельку не знает.
   Антон Сомов
  Пошел к костру здесь день и ночь горят костры, на кухне около ворот у стен. Если все спокойно, то костров меньше, если нападение, то они буквально через каждые десять метров. Сейчас горело всего три, на кухне, около северных ворот и у кайре, но я туда не ходил и не скоро пойду. Уж к чему я ни привередливый, но и это выше моих сил, и моего обоняния. Поэтому подсел у костра охраны и попросил вина, а не их взвара сотко, от которого сна ни в одном глазу, и так спать не хочется, а тут еще. Челин ушел спать, тоже устал, мне уже он не был сильно нужен, я так речь уже понимал, хоть и не все мог сказать, да это и не особо мне требовалось.
  Как здесь кайре общаются, так я и то больше говорю по смыслу, а то их повторы это что-то. Только не в этом дело, не до общения мне было. Даже воины это поняли, и не приставали ко мне с расспросами. Что делать, классический вопрос миры разные, а вопрос один на всех. Неожиданно прогремел гром и пустился дождь небольшой, но уже не посидишь. Костер тут же сгребли на небольшой квадрат из бревен и унесли под навес около башни, а предусмотрительно как здесь все. А, я пошел наверх, надо и мне поспать.
  Когда зашел в свою комнату, Лейра сидела около шарков и что-то им такое рассказывала. Только она увидела меня, как кинулась мне на шею и так сразу заморгала часто, часто. Как будь-то, не знает, что я ее и так уже слышу. Она стала рассказывать, что она испугалась, что Тодас Соколис победил ее Демона Ахнтоон и, что она решила удрать в лес, и лучше ее шарки там съедят, и что шарки почему-то ее не тронули. Но она все равно испугалась и залезла на дерево, а потом упала и вот так она тарахтела довольно долго. Вроде с Челином я очень быстро могу вот так говорить разумом, а с Лейрой мне проще ее так понять, потому что разумом ее точно не понять. Эти бесконечные повторы, а мое имя вообще через слово.
  Я только спросил, не ушиблась она, и попросил показать, как и где. О, с каким удовольствием она раздевалась, нет, не подумайте, что, она хотела мне показать эти маленькие штанишки, которые она пошила вместе с кайре Потой или Мотой, ну, она так тарахтела, что я толком и не понял. Ну не шедевр, но для местного бомонда пойдет, я ей так и сказал, что она самая лучшая и даже поносил на руках по комнате, что ей, по-моему, больше всего и понравилось, а вот потом отправил ее мыться. Потому что возня с волчатами не способствует хорошему запаху и это мне пришлось ей втолковывать. Она так вроде поняла, но видно несильно, а что волчат тоже надо помыть ей и вообще было не понятно, средневековье.
  Свет факела не располагал к осмотру моих богатств, и я его перенес на утро. Сам же тоже сходил в 'ванную комнату', куда Лейра вышла, я не волновался, инструкции на входе часовой получил четкие, без меня Лейра отсюда не выходит, значит, она или у брата или в кладовке ну где-то здесь. Помылся сам и вернулся, ну и кто бы сомневался уже лежит и спит. Совсем еще ребенок, я и так местных как детей воспринимаю, а она так совсем. Лег рядом, она и не проснулась, в голове роились мысли и, как и что, так и заснул. Хотя до этого думал, вообще не ложится, сон не шел.
  Тодас Соколис
  Утро наступило для меня рано, я не любитель рано вставать, я лучше вечером подольше поработаю, но кто нас спрашивает. Утром ко мне зашел мой десятник и сообщил, что пошел собственно переход. Я и так слышал, что по крыше стучало, а значит, надо торопиться, если не успеть за день и ночь, то дороги так размокнут, что не пройдешь.
  С демоном, его тоже подняли, и он сидел сонный и злой. При мне по уху съездил одному воину и пинком отправил какого-то кайре в полет. Когда все уселись на кухне, а здесь были только все бароны или сыновья баронов. Демон сказал что-то вроде приветствия и сказал, что он надеется, что наше сотрудничество будет плодотворным и пойдет на пользу нам и государству Крамен в том числе.
  Потом он поделился со мной, да и со всеми нами одной вещью. За которую я в свое время, был готов дать сотню полных золотых, а сейчас мне ее говорят даром. Это секрет имперцев по изготовлению глиняных сосудов и черепицы. Когда его я услышал, я не поверил своим ушам. Все оказывается очень просто, нужно лишь смешивать глину с песком и все. Теперь мне все понятно, у нас здесь глина есть, а песок почти отсутствует, а в империи Стор наоборот, теперь понятно, почему они к себе возят нашу глину, а оттуда уже изделия из нее. Легче было бы наоборот песка же меньше надо, но тогда секрет не долго бы продержался и кто-то обязательно бы рассказал, а так к нам из империи это не дойдет точно.
  Когда я это узнал, я уже как на лошади хотел мчаться чтобы попробовать, лор Демон еще сказал, что если я это освою, он мне еще кое-что расскажет и покажет, а вот то уже будет сила, как он сказал. Если у нас все получится, то мы, уже будем империи диктовать, что и как делать и какую веру им у себя использовать с нашего разрешения. С такими радужными планами я и отправлялся домой. Было решено, что с первыми погожими днями или я или демон отправится ко мне, а там мы все решим.
   Антон Сомов
  Утро добрым не бывает это точно особенно здесь и у меня. Хотя нападения не было, что странно, но, учитывая, что считай три барона у меня и так в гостях, а еще два мне уже принадлежат полностью, то просто получается некому нападать. Тут еще вояка попался толи тупой толи не ясно что. Лейра хотела выйти в ванную комнату, так он не пускал, сказал приказ барона или он сам не знал, чей, не выходить ей из комнаты. Я ему и объяснил, чей приказ и вообще в чем его суть. Когда, он так стал вроде возражать, то отвесил ему оплеуху, он и улетел, ну легкие они, я не виноват. Когда же спускался, тут еще кайре какой-то стал в лицах прям передо мной изображать, как я нес Лейру, ну и он отправился в полет Москва-Сочи реактивным лайнером.
  С Тодасом Соколисом сели за стол и с нами были и Ковин Моратос, и Клаус Соколис, и Хааром Каледаса. Весь цвет местного бомонда, но оно того стоило. Я им решил открыть секрет глиняной посуды и черепицы, не бог весть что, но для местных серьезный прогресс и серьезно их подтолкнет вперед. Потом же, если все это пойдет можно будет и на железо переключится.
  Расчет у меня был простой, то, что я им дал они понимают это мелочь для меня. Также все эти задумки, серьезное подспорье в борьбе за власть, пока ты серьезно зависишь от своего врага или заклятого друга, так скажем, ты не сильно с ним повоюешь. Когда же зависимость падает и существенно, то можно, либо вообще от него отказаться, победить. Либо, в худшем случае, существенно выторговать себе лучшие условия.
  Сильно рассиживаться не стали, они торопились, как мне объяснили, здесь асфальта нет (ну они не так конечно сказали) и если за день и ночь не дойти до замка, то можно уже и совсем не дойти. Все дороги, а это даже не дороги, а так направления и те неявные, раскиснут и даже люди уже не пройдут.
  Спросил, а как же река и лодки. Тут выяснилось тоже не все гладко. Сейчас она разольется до невообразимых пределов, а в тепло пересохнет, что ее перейти можно и это не фигурально. По этой причине здесь используются плоты, но кому они нужны. Имперцы и так с караванами придут перед теплом и после, а в остальное время, куда плыть и зачем. Вот так оно, вроде выход и хороший, но кому это надо. Так все они и ушли. Тодас Соколис с сыном и Ковин Моратос с лучниками Езуса Тодаса и даже тремя своими. Вот, так и остались мы одни с мыслями, проблемами и перспективами.
  
  Книга2
  Часть2
  
  Антон Сомов
  Когда все ушли я думал ну все можно и передохнуть. Только выяснилось, что во всех местных сараях есть второй пол на высоте где то около метра и его сейчас замащивали бревнами, и на них переставляли все, и этот таф, и травы и да, все переставляли. Работы, как я понял, только начать и кончить, и все это хоть и не самому, кайре же никуда не делись, но надо показать рукой (не пальцем блин все не привыкну) куда все положить, поставить и прочее и прочее. Да я лучше сам все сделаю, чем так рассказывать.
  Я, когда еще в 'той жизни' ребята рассказывали, что у них в частях служили чурки из далеких аулов, ну, ничего не понимали. Так вот те из далеких аулов по сравнению с местными, были гении и понимали с полуслова. Что хоть немного компенсировало все это, они не отлынивали и работали как заведенные, но это, же кошмар.
  Неделю или по местному шестидневка у нее название, не произносимое по земному нечто вроде вшсссшс, вот где-то так, попробуйте произнести, но оно созвучно местной элите. Аристократам здесь все замешано на цифре шесть. Шесть дней, неделя. Шесть пальцев на руках и ногах, правда, как мне сказали они это, ну, уроды по местному, у них только пять пальцев на руках, а вот на ногах по шесть. Мне сама Лейра с такой гордостью показывала и очень удивилась, когда узнала что у меня пять у всех откуда я тоже. Тогда она быстро высчитала, значит, счет десятками это от демонов, а дюжинами от Благородных. Она много чего еще там прикидывала, но озвучивать мне не стала, да, я и не просил не сильно надо.
  Когда эта суматошная неделя прошла, а выматывающее я вам скажу это дело. Дождь идет без остановки, только в обед на час два небольшой перерыв и выглядывает солнце. Если в первые три дня еще ничего не было заметно, то сейчас уже видно. Река Лирч существенно разлилась, и до нее теперь метров 150 всего. Кайре уже выгоняют с такими совками или как сказать. Дугой согнута палка, а междугье затянуто материей вроде мешковины и вот с этим они ходят на реку мыть золото или золотис. Я тут сидел, думал, думал и придумал, хоть и жалко, но куда денешься. Взять парашют и расстелить его на дне если все получится, то можно существенно поднять производительность.
  Посоветовался с местными, но никто ничего не сказал. Местная ткань плохая, одежда в основном кожа, а те ткани, что привозят очень дорогие, только та мешковина, что используется для намыва золота подешевле. Думаю и тут имперская политика, будь она неладна. Сегодня в обед как выглянуло солнце, решил попробовать свое приспособление, жалко материал больно хорош, Лейра уцепилась за второй парашют, говорит, делай что хошь, но его не дам, вымазывать в грязь копушам (так здесь старателей зовут). Результат порадовал, в первый же день вытащили и промыли, наверное килограмм десять, больше чем все замковые вместе взятые. Но не все так радужно, я сдуру оставил на ночь, мол, намоет я тебе дам. Ага, намыло, весь следующий день откапывали из ила и веток. Как результат парашют порвали, вобщем намаялся, пока зашили пока то, да се день потеряли. На следующий раз решили не экспериментировать и мыть как первый раз, результат не заставил ждать, за день три смыва и двадцать килограмм золотиса. Чистого золота мало, только смесь, но и то хлеб. В вещах нашлась линейка, правда небольшая двадцать сантиметров всего, так я наделал метрических форм и все перевел в земные стандарты. Сделал в глине квадратную ямку 10 на 10 на 10 и вспомнил, ну, долго вспоминал и за точность не поручусь. Вроде плотность свинца десять, а золота двадцать, где-то так. Вот, с этих критериев и делаю расчет по добыче золота. Рядом работают бывшие Коровские, а теперь мои люди. Тол Валеас пришел и не знает что сказать. Меня не было, я был на реке, он к Хаарому Каледас, мол, наш договор и так далее, тот ничего не знаю к Лейре, а та нет бы ко мне направить стала торговаться и промурыжила Тола Валеас почти до обеда, пока я не пришел. Я как узнал, что 50, а их столько пришло, и еще могут подойти столько же. И вся эта толпа бездельничает, хотел накричать, но глянул на это чудо мелкое и рука не поднялась. С Толом Валеас так решили, кайре моют за еду и кров с одеждой, оно так всегда и было. Все что моют благородные, делится на три части, две трети я беру себе как налог, который и так уплачивался в казну, а треть они могут забрать себе или я меняю на гильзы ну эту местную валюту, что я ввел, из расчета гильза равна десяти золотым. Что надо сказать, все согласились, золотые то тяжелые и против гилз, в три раза больше места занимают, не говоря, что гильзы легче. Я вообще хотел ввести долговые расписки, но меня как-то не поняли, нет такого еще здесь, да и эти листы в их книгах, ну очень выясняется дорогое удовольствие. Для сравнения, те три книги, что у Лейры были, по стоимости равны стоимости этого замка вот такой расклад. А, просто чистые листы на них пишут и стирают, есть специальная краска и кисточка, а стирают, крепким вином, я так понимаю что спиртом.
  Это тут мне мысль пришла, а не начать гнать самогон, технологию я знаю, а что по мне идея неплохая надо будет подумать, и за последствия тоже, что-то мне боязно, хотя временами так охота, а то эти рыла гляну. Челин принес рыжую землю с болот, ну, он уже приносил, но как-то не до нее было. Сейчас рассмотрел, вроде она железная руда, но это все на лето переносится, притом, что творится на улице не, то что руду, а еды толком нельзя приготовить. Да, и еда эта уже, задрал этот таф, глаза бы его не видели. Рыбу сейчас не половишь, река бурлит, и все время меняет очертания, за день может на десять метров отойти или подойти. Хорошо птицы много, так что хоть какое-то разнообразие, но только лазить по этому болоту, что кругом стоит удовольствие еще то.
  В замке везде из бревен намостили дорог, так что еще ничего ходить можно, а вот за замком. Правда к реке тоже настелили кое-где и то дело. Я здесь открыл местный ликбез или как-то так, причем взаимный. Они учат меня местной письменности, а я их своей. Здесь действительно используются иероглифы или что-то похожее. Я в них не понимаю, но вот эти их закорючки сразу обозначают действия или предметы, там идти, стоять, брать и т.д. Больше всего их поразила ручка и карандаш, только они не поняли, как стирать, а когда выяснилось, что листы просто выбрасываются, то удивлялись, наверное, всю неделю. Я так и не понял, как быть с бумагой, вроде ее делают из дерева, но как совершенно не помню, да и местные реалии, такие, что не очень оно и надо. Можно вроде из кожи, но тоже как выясняется, а зачем.
  Вот так и живем, оказывается то, что я считал необходимым здесь и нафик никому не нужно. Кайре считают до трех, продвинутые, до пяти и один, ну это понятно. Благородные могут и дюжину и две подбить. Бароны, ну эти вообще гении математики, до тысячи они почти свободно, а если надо больше делят на кучи по тысяче вот и весь счет. Так что я стал вечерами собирать класс, а набралось почти 15 человек и с ними проводить занятия. Язык общения здесь смесь русского и расменского, это так в моем вольном переводе звучит местный вариант. Языков здесь не много, кайре, благородный и имперский. Кайре язык особо никто не знает, это они учат язык благородных, на это их мозгов как выясняется, хватает. Местный расменский знают все, даже не смешно, а вот имперским владеют трое хорошо, это Тол Валеас, Сотан и Хааром Каледас, но он похуже еще пара лучников и Колосс с Челином, так сяк. Имперский в отличие от местного Расменского для меня легче, для восприятия и шипящих там поменьше, так, что я решил его учить, не дай бог пригодится.
  Вот такие у нас и занятия, а что неплохо убивают время, да и узнать в процессе можно много чего. Так решили, что с шарков, что убивают, можно добывать шерсть, и с нее делать нить и там или вязать, или сделать сети и ловить рыбу на продажу. Вариантов много, но все упирается в купцов, местные здесь все самодостаточны и им ничего не надо. А что надо то мало и его и у нас нет.
  Всех заинтересовала посуда, это прогресс и существенный, вот я думаю, если получится железо, в чем я не уверен, то это тоже будет прогресс, а сети и счет, а что считать и зачем. Сегодня проводил занятия с движителями их у меня теперь трое. Еще одного движителя нашли в замке у Хаарома, он совсем молодой и то, что для Челина трагедия он только так и умеет. Так во время занятий произошло интересное дело, я и сам не ожидал. Колосс производил сдвиг, как они говорят, и я посмотрел это дело, и мне показалось, что я вижу, как Колосс ставит завершающую рамку. Это вроде как тень на том месте, куда он хочет подвинуть и вот я ее вижу, Колосс сдвигает, опять показывает новенькому, Ватос зовут его. Так вот он показывает, а я возьми и убери ее, так захотелось пошутить, я вроде ее как убрал, и ее не стало. Что вы думаете, как усвистел этот камень в стену, все в ступоре. Колосс в ужасе, я же говорит, все правильно делаю и показывает. Камень сдвигается и стоит.
  Тогда я ему, а ну еще раз. Он опять сдвигать, а я вижу его рамку и убираю, опять усвистел этот камень. Колосс в шоке ничего не понимаю, и пробует еще раз, и камень летит, а я усмехаюсь почти в открытую, ну, они и заметили. Стали так на меня смотреть и сказать опасаются, но все уже поняли и наконец, Челин не выдержал, и говорит, а лор Демон ничего не делает, и так хитро на меня смотрит. Отказываться не стал, так говорю немного. Челин ко мне, а можете сделать, чтобы у меня как раньше, я давай попробуем. Только ты говорю, медленно делай, а я попробую. Он так кладет камень, приготавливается, говорит, я вот так на ладонь подвинуть хочу. Я в это время рамку пытаюсь не убрать, а поставить.
  Три раза ничего не получалось, а на четвертый контрольный попробовали. Так напоследок и я так вроде силу приложил и смотрю, замигала рамка, и камень не пошел. Как Челин обрадовался, а еще, и так разов двадцать, разок и забабахали, загонял меня, короче. Я даже устал слегонца, хотя вроде ничего не делал. Тогда я стал их расспрашивать, а они что, рамку не видят, что ли. Выяснилось, что нет, они ничего не видят, а просто так мысленно границу ставят и все. Я тогда попросил Колосса поставить границу и держать, Челин и Ватос должны смотреть, на то место, но ничего не получилось. Из них так никто рамки и не увидел. Ладно, решил, что на сегодня хватит, а то что-то и я уже устал.
  
  Лейре Каледас
  Снова у нас переход и этот дождь с утра до вечера и с вечера до утра. Мой Демон Ахнтоон как все стал копушей, я даже не поверила, и решил использовать на сбор золотиса, эту такую белую и мягкую ткань. Я сначала не поняла, что он делает, а когда они потащили ткань на реку, было уже поздно. Но все равно я, когда он пришел, сказала и сама боялась, а все равно сказала, что второй этот его пассасуут не отдам, и пусть он делает со мной что хочет. Так сразу страшно стало, а нука и будет делать все что хочет, но он только улыбнулся и сказал слууссаюсь и зачем-то руку согнул и к голове так приставил, но не пальцем, а всей ладошкой, так что это он не убивать себя решил.
  Я ничего не поняла, но что он не будет брать эту ткань, это я поняла. Так хорошо стало, он меня обнял и стал мне опять говорить, что я маленькая и такая, ну я уже все понимаю, почти. Ничего я не маленькая, а почти взрослая. Я ему уже говорила, что я большая и взрослая, но он только смеется, конечно, против него я маленькая, так против него даже Тол Валеас маленького роста, а он у нас самый высокий здесь. Вот, Тол Валеас пришел и привел своих копуш на мыв золотиса. Они сначала пошли к Хаарому, но он сказал, что это не его дело и он пошел ко мне 'хозяйке замка'. Я, так с ним села и стала считать, сколько кайре пришло и сколько чего надо, ну так трудно считать, но я старалась и Тол Валеас мне помогал. Мы почти обо всем договорились, и пришел мой Демон Ахнтоон и все. Ничего не договорились и он такой, я тут так старалась, а он всех выгнал на Лирч, а потом с Тол Валеас сели и этого Челина позвали и так только вина кружку и выпили. Демон Ахнтоон, что-то пописал на своей бумаге и все. Потом он такие в глине интересные ямки выкопал, и своей досочкой с делениями как он сказал линейка, он так их одинаковых наделал три штуки. Потом сказал, что все три заполняют и одна идет копушам, а две ему.
  Я сначала не поняла, а почему две ему. Тогда он сказал это налог на церковь и сборщикам налога. Я опять ничего не поняла, а нам что, он сказал золотис, но как это же на налог пойдет, да пойдет нам и улыбается. Я такая непонятливая как кайре, я ничего не поняла, а еще он весь оставшийся у копуш золотис, он меняет на эти от его палки такие наконечники, ну он их гилссы зовет. Все меняют их на золотис. Эта гилсса стоит целых десять золотых, полных. Такая дорогая, Демон Ахнтоон их все отдает за золотис. Даже я потом с Челином говорила, ну так вроде как он думает, он тоже говорит, а зачем лор Демон так делает. Так что он тоже как кайре, мне не так обидно. Все прошлые переходы мы смывали до половины мерки, иногда чуть больше, а сейчас только за неделю уже половина мерки и это без эта, того что собрал Тол Валеас, а ведь лор Демон как барон может взять себе половину от их сбора.
  Я когда это ему сказала, он только сказал крууттооуоу, и ничего не возьму, сказал. Ну, я только предложила, а так он там хозяин и, наверное, тут и я совсем ничего не понимаю. Он стал нас учить счету и своему письму как он сказал, так интересно и трудно. У него там, где он живет или жил, я так и не поняла он у нас насовсем, или так временно, а он ничего не говорит, вот. И мы все учимся, и он нам такие цифры еще ставит, они означают число пальцев на руках и когда все пальцы это хорошо.
  У меня так всегда одного не хватает, а этот задавака Челин у него все пальцы, и у Колосса тоже почти всегда, даже мой брат не всегда и Тол Валеас тоже. А, еще мы все учим имперский язык и демонский тоже, они так чуть-чуть похожи, но такие трудные, прям ужас. А, еще Демон Ахнтоон занимается с нашими движителями отдельно и у нас еще один появился, это Ватос сын мастера по дереву и Масинты он еще совсем ребенок, но Демон Ахнтоон им доволен и так с ними занимается, что даже сам устает, сильно.
   Антон Сомов
  Прошло две с половиной недели, я даже втянулся. Днем я копуша, это местный старатель и не пойми кто, а вечером учитель и ученик. Един в двух лицах. То, что с языком хорошо подвигается это не плохо, прикольно. Я уже практически всех понимаю, только с разговором похуже, но это решаемо, когда понимаешь, что тебя говорят или просят можно и знаками объяснить. С имперским похуже, но тоже продвигается. Я здесь местных учу счету и четырем действиям математики, до корней я думаю не скоро дойдем, да и надо оно им.
  Так на первом месте идут движители, и даже молоденький паренек Ватос не далеко от них отстал. Хотя ему всего 20 переходов, или по нашему 10 лет. Я ввел систему оценок, ну, как в школе, вроде глупость, но так интересно. Все вроде взрослые, а так рвутся за количество пальцев и болеют друг за друга. Лейра так старается у нее все время чуть-чуть не получается и я ей с натяжкой так показываю четыре пальца. Она потом мне сама выговаривает, что она так старается, а я.
  Спим мы вместе, она так вроде пыталась мне что-то, ну, вроде. Она сама ничего еще не понимает, у нее правда просвещалщицы эти кайрочки есть, но они ей, в открытую не говорят. Здесь это как-то открыто все, но разговоров, про это, нет совсем. Это как у нас утренний туалет, все про это знают, но, не говорят, не прилично, так и здесь. Так что мы просто спим и все. Я ее пока воспринимаю как друга и или еще ребенка, она со мной делится всеми секретами, ну и женскими тоже. Так что я здесь и доктор по всем болезням, и психолог, а ну всех помири и всех успокой, блин, что к себе попал чес слово, и там было чуть что, Сомов ты это ну разберись, вот.
  А, то здесь эта местная специфика пальцем не показывай, как я всех поперва пугал, покажу по привычке на кого пальцем так даже вояки в обморок хлопались. А нука не с того, не с сего лору Демону не угодил, и сейчас свои и прибьют. Здесь оказывается так. В случае того же нападения, лучник проявивший трусость убивается соседом и за это еще и награда положена. Не то чтобы кто-то этим пользуется, но сплоченность полная. И предательство практически исключено, здесь трусы не выживают, взять тех же войков. Я так волков переименовал в войков, а то местное шарки мне совсем не до души, а местные, волк не скажут, что-то у них не получается так и говорят войк. И головой набок когда согласен, я было хотел поменять под себя, но как прикинул, прорве народа объяснять, что к чему, одумался.
  Что делать с купцами пока ума не приложу, до их прихода еще недели четыре, а мыслей пока никаких, и даже золотиса уже собрали их мерку полную. Это я так прикинул с полтонны и больше и с замка Тола Валеас шесть моих литровых мерок, это за вычетом налога, который я взял на себя. Там разберусь. Здесь учета никакого, все равно как считать, а мимо имперцев не пронесешь, это они так считали, пока меня не было. Я мало того что все налоги на себя взял, я еще и оставшееся золото меняю на свои гильзы один к десяти золотым, ну как и купцы за вычетом налога.
  Так что когда купцы пойдут они будут сильно удивлены, когда увидят на руках у людей не золото, а непонятные железки и все. Вот тогда и поговорим. Я так думаю, что им придется со мной разговаривать, а когда выяснится, что все золото у меня и я его просто не отдам никак, ни за товары, ни силой тем более. Уж что-что, а замок хоть один я удержу, а им сюда силу не пригнать и шарки, и далеко. Армию гнать это деньги, я кое-что понимаю. Война это, прежде всего деньги, а уж потом все остальное и победа это тоже деньги, а когда перспектив не будет, а я постараюсь, чтобы их не было. Вот тогда и посмотрим и поторгуемся.
  
   Тодас Соколис
  Домой еле успели, вернуться. Уже под конец и с лошади слезть пришлось. Сына несли на носилках, со своей ногой по такой грязи он идти уже не мог. Одна радость, в переход шарков нет. Не могут они по такой местности передвигаться и уходят на гряду или еще куда. Да, какой непростой поход у меня вышел в этот раз. Даже затрудняюсь подсчитать, в убытке я или в выигрыше. Сын, ол этакий, только эту лару Лейру и вспоминает, какая благородная лара, все заладил.
  А, мне заботы, что подруге скажу, нет, можно показать ей свое место, но ведь реветь будет всю ночь, олом голодным. Ну, что тут делать, а ведь все так хорошо начиналось. Поход простой, и замок считай мой. А теперь что, имперцы уже считай, знают, сведения хоть и медленно, но идут, это я понимяю. Мне как быть, сделать вид, что я проиграл, и поход не удался, так не выйдет. Вон, только и разговору, что какой демон страшный в замке у Хаарома Каледас. Да, как он быстро подмял под себя три замка. Отец мой вон, две дюжины переходов (шесть лет) два замка к себе завоевывал, так его связи и брат у самого короля Пьетру Кьенуса в советниках и то едва получилось.
  Так что из хорошего только то, что узнал секрет получения твердой глины, а ведь какие сволочи эти имперцы. Ведь что такого, что мы будем делать посуду, ведь не оружие, какое оружие посуда и черепица на крыши. Ну не будут гореть крыши.... И ведь точно, не будут гореть крыши, и не сдастся замок, и ничего ему не сделаешь, ты смотри, а ведь это сила, а я ол такой и не подумал. Вот, почему оказывается, нам не продают черепицу. Только на одно здание и все, а оно вон как.
  Вот это демон. Это какую же силу он имеет, если это для него ничто. Он, помнится, сказал, что это только начало и в следующий раз будет еще больше секретов. Получается, что для него нам ничего не жалко, или это для него ничего не значит. Так спокойно, надо все обдумать и с отцом посоветоваться и с братом. Как жаль, что никуда нельзя попасть, как не вовремя эта погода. Может на плот и по реке, нет, вверх не пройду, погибну, вниз я бы еще рискнул, а вверх нет. Так и не попробую глину делать, он сказал подбирать соотношение, какое мудрое слово. Нет, сказать просто часть того и часть другого, а то как советник короля, мой дядя. Тот тоже как скажет, вроде и понятно и по делу, а ничего не понятно и как бы ни сделал и если не получится, он скажет, я не так понял.
  Встретила меня подруга и сколько слез, и горе, и радость. Потом пошли на кухню, у меня уже все дороги замостили бревнами, так что хоть с грязи вылезу, а то сил уже никаких нет. Разговор был трудный, и было нас всего четверо. Мой казначей, подруга и сын. Вот так собрались и поговорили. Новости были плохие, а ну четыре дюжины лучших лучников потерял я, и еще три на совести сына. Пять дюжин кайре вчистую, и хоть это мелочь, но надо перераспределять в деревнях, а то в двух я уже остался без урожая, и теперь что делать. Оставшихся кайре, да и благородные там есть переводить в другие деревни, или к ним кайре давать, так и таф давать. Вот, задача, и так, и так плохо.
  Хот и невелика потеря, а плохо. Вот так и втолковывал сыну, а больше советовался с Толлой. Когда дошли до денег, то здесь было лучше. Хоть и не получил денег за рыбу и дерево, но брат и отец обещали передать по теплу. Так что здесь все хорошо. Еще не понятно, что говорил этот демон по поводу золотиса, что он возьмет весь и без налога. Это где же он нашел возможность его сбывать. Неужели в Горном, ну демон он уже везде был. И кому там он его сбывает. Там же только имперцы. Так стой, какие имперцы, там шаманы Астрала, точно, вон, кому он сбывает, но за связь с шаманами смерть. Ага, кому смерть, демону, даже не смешно. Так, что я своим сказал так. Золотис моем, и весь, ну чтобы не очень заметно, часть все же поменяем, а так весь мне, и как дожди кончатся. Я сразу, прямо, сразу иду к брату, и ему об этом говорю и его надо к этому демону по поводу золотиса. А то, что это и тафом поделись и кайре дай и лучников дай. А мне что, только корми этих, так все хорош, все Толла я молчу, пошли спать, до утра, устал я что-то.
  
  Телинко дюж-дюж империя Стор
  Проклятье как может быть все хорошо. Ах, Ахмар, Ахмар твои прекрасные глаза сияют в ночи как.... Кашану дух песков чтобы тебя пожрал, проклятый визирь, и всех твоих соглядатаев. Нет, ну так попасться на свидании с моей Ахмар. Теперь мне предстоит на переход идти, в эту 'Единым' проклятую страну. Где есть эти глупые кайре, вроде так их зовут и чванливые благародные как они себя зовут. Да, Кашану забери вас, как мне не повезло. Ведь все было хорошо и Ахмар, да что теперь говорить. Со своей сотней, какое гадкое слово, если бы не требование императора никогда бы так не называл (слово сотня в империи созвучно с названием вонючего паука, поэтому сотня еще говорят, а сотник никогда, осталось старое дюж-дюжин)
  На верблюдах отправились до границы с королевством Крамен, где часть пересядет на лошадей, а в основном пешком из-за их природы и этих диких шарков. На лошади невозможно ни удрать, ни проехать в некоторых местах. Десять переходов назад он там уже был, и ему очень не понравилось. Никчемная страна, только золото делает ее привлекательной, но только если его кто-то будет добывать. Например, эти кайре, и при помощи благародных отдавать нам, даром ха-ха. Какие глупые благородные, а мне с ними надо торговать и улыбаться, да я, ах, Ахмар, Ахмар.
  Три дня ехали до границы. В воздухе уже чувствуется влага, а что будет, когда перейдем границу. Сегодня утром я покинул благословенную империю, еще почти день и ночь будем ехать на верблюдах, а в Метлосе придется пересесть на лошадей. Почему так, нам ничего не говорят, но я не понимаю, ведь верблюд отлично переносит местную влажность и эти шарки ему не так страшны, а то эти низкие лошади, но приказ есть приказ дальше Метлоса, ни одного животного из империи.
  При прибытии в Метлос к нашей дюж-дюжине присоединилось двадцать этих торгашей купцов, и еще десяток колесниц их здесь телегами зовут, и запряжены они, такими как лошади, но не лошади, а олы зовут. Они очень медлительные, но сильные и едят все подряд. Мы одному скормили убитого шарка, они и его съели. Все воины так смеялись, но вокруг были местные благародные и они сказали, это нельзя. Шарки это зло, а вы его к себе привлекаете, это к несчастью. Я им только посмеялся в ответ. И так большего несчастья, чем то, что я должен сопроводить караван из Метлоса в Горное. Только оттуда вернутся в империю, нельзя и придумать. То, что мы на верблюдах могли проехать за три дня, мы здесь едем на этих олах уже шесть дней, и до столицы Крамена Милоса и прибудем только к утру. Нападения шарков почти нет, ну, было одно и все, а то тут некоторые из купцов которые, так восприняли со страхом, что олы эти шарка съели. В Милосе отдохнули всего день и взяв из местного отделения Синода еще троих священнослужителей поехали дальше.
  Так все спокойно и ротации нет и никакой ереси не замечено. Если бы еще двигались побыстрее, то и совсем я уже согласен на такие путешествия, тем более что они очень прибыльны. Смешно сказать, за глиняную миску дают три золотина (1железо=3 золотых, золотой 1= 4 золотина, 1 золотин=3 серебряных, 1 серебряный=4 серебрушки). Да, у нас за эту миску и серебрушку не дадут, если она без рисунка. Так что многие в свой хабар вложат только миски и все, чтобы при переходе поменять на деньги и там уже взять еды или еще что. На границе тоже нас понимают, и просто с каждого по миске и все, верблюд не выдаст, шарк не съест. До столицы Милоса этого, никто ничего не продает, а вот в столице можно сдать скупщику по полтора золотина, или самому нести дальше, и продать уже в замках баронам или тем же лучникам или благородным по полной цене. Многие так и сделали, часть отдали скупщику, лишь бы хватило на первое время, а остальное повезут дальше, тем более что большую часть товара, там ткани и черепицу для дворца короля и трех баронов здесь уже оставили. Черепица в Крамен идет только по заказам баронов, на их одно здание в замке и все, это такое небольшое унижение, как по мне нашего императора. В империи Стор уже нет домов крытых не черепицей, а здесь, наоборот только их камышес и все.
  
  Мотилко дюжин-дюжин (сотник по нашему)
  То, что пошли через болота это конечно быстрее и шарков здесь поменьше. До вечера было только одно нападение и то вначале. К вечеру дюжина сопровождения ушла обратно, а мы пошли дальше. Почему это все говорят, и священник говорит, что он прижимистый этот барон Маратос, а нам даже дал еще дюжину, чтобы пройти опасный участок, не понял. Ночью пошел дождь, и мы серьезно стали тонуть. Нет. По такой местности еще можно было передвигаться, а вот дальше. Кое-как вплавь пересекли левый Лирч и тогда встал вопрос, а что дальше.
  То, что до столицы мы не дойдем и так ясно, возвращаться, священник Апосотолин был против и после долгих споров решили идти к барону Понтосу или как он звал себя. Хозяин болот Кастос Понтос. У него было сотня хуторов и ни одной деревни, его замок это три лачуги и десяток шалашей на деревьях. Он живет со сборов трав и добычи ползков. С него и налогов не брали, да и как их взять, кто к нему пойдет и живым вернется. В свое время он был очень близок королю, но потом что-то случилось, и он ушел в единственное место, где его не достанут, никто. Даже священника ему не дали, только послушника из числа самых дерзких и бестолковых. Вот к нему и решили идти. Почти неделю шли под проливным дождем и болотам, трое утонули, а одному сломали руку ползки. Все равно дошли, долго кричали, пока вышел сам барон и по хитрой системе дорог через всякие незаметные ямы и рытвины при помощи двух бревен он нас провел в свой 'замок'.
  Да, у имперцев в тюрьме условия конечно не очень, но здесь было хуже. Послушник Инин тоже был здесь и прятал глаза, как я видел, он был слегка пьян или не слегка, может это его естественное состояние. Священник Апосотолин попытался сделать ему внушение, и заставить читать молитву 'Единому', но в ответ нарвался на такую брань, что уже был и не рад, а когда ему сказали, что его заменят. Он задал один вопрос, когда и на кого. Больше священник Апосотолин его не трогал. А, когда мы здесь пробыли две недели, уже и священник Апосотолин, вечером позволял себе по маленькой. Здесь почти никого нет. Сам барон с подругой и детьми спит в соседнем нет, не замке, а что-то чуть лучше шалаша и с кайре вместе. Здесь такой запах и эти ползки. Они кругом, барон еще сказал, что сейчас ничего, а вот по теплу сюда приползут и ядовитые ползки, вот, это страх. Я уже и не рад, что сюда дошел, и с первыми погожими днями отсюда уходим и желательно побыстрее, Харе-Лельку. Священник Апосотолин уже и не ругается с послушником, а все дни напролет расспрашивает его о том, как здесь и что. Он неплохой рассказчик и его приятно послушать, тем более что больше и некого.
  Барон с нами не разговаривает. Он сказал, я дал вам жилье, а мои мысли и слова оставьте мне. Вот так и прошел этот месяц, наконец, мы смогли отсюда уйти. Как же рады были лучники, а их осталось только семеро. Еще двоих, задушили ночью ползки.
  
  Антон Сомов
  Вот и переход кончился или кончается. Как здесь не понятно все. Я немножко покуролесил и переименовал под себя. Так что здесь уже весна, зима, лето и осень. Мне привычней, а местные привыкнут, кайре, тем все равно, а благородные так вроде и не против. Ввел рукопожатие, пустячок, а приятно. Пока еще войков мало, но ловчие ямы мы наделали, и за три дня уже два волка. Пробуем его стричь и шерсть перегонять в нить.
  Честно, пока не очень, сам процесс я знаю, а конкретно, каждый момент, нет. Сотан это местный управляющий говорит, что в столице делают шерстяные изделия, но заняты только имперцы, или очень к ним приближенные. Так что все методом тыка, пока получили один клубок, но и, то хлеб. Сети здесь не делают, а вот такие решетки из веток применяются, рыбу окружают и там уже бьют.
  Стали копать глину, здесь ее завались, а вот с песком проблема, нет его. В реке приходится мыт как золото. Когда первый раз сказал что мне надо, то даже благородные смотрели на меня как на кайре. Я всем объяснять для чего не стал, мойте, сказал и все. За день намыли две мерки. У Хаарома Каледас экспроприировал его пилу, пошел пилить лес на древесный уголь. Тоже смотрели, как, я после уже понял, и теперь за такой взгляд сразу по роже. Такое уважение ко мне появилось, а пришлось и этим благородным пару раз заехать, ну силу я рассчитывал, конечно, но когда как. Вот так и зарабатывается авторитет.
  Даже выражение в народе пошло, мне разведка донесла, если лор Демон сказал делать, значит делай, а то все равно будешь делать, только еще и голова заболит. Сегодня великий день, построенная печь высохла, и мы ее загрузили нашими изделиями, как оно пойдет, я слегка мандражирую, хотя на кирпичном заводе был и технологию помню, но все же. Всю ночь пока горело, бегал смотреть, потом весь день остывало и только следующим утром раскрыли и что. Половина посуды потрескалась и развалилась, но половина вышла вполне приличной и прошла испытание нагревом.
  Это событие застал и Езус Тодас, он пока печи не строил, да и не очень он понял, что к чему. Но когда он увидел что в одной печи можно получить до трех четырех дюжин мисок или две дюжины кувшинов, то впал в ступор. Здесь миска стоит почти золотой или чуть меньше, я так понимаю, или золото дешевое здесь, или кто-то кого-то крепко дурит. Когда я ему предложил по четыре миски за золотой, причем в обмен на уголь, то согласие было немедленно получено. Вот такие радостные новости. После этого я тут же заложил еще две печи, и думаю сделать меха для наддува и выплавки железа, но как всегда на все времени не хватает.
  Как я раньше жил, а ведь здесь ни телевизора, ни магнитофона, где мои вечерние новости. Правда есть две рации, но я как-то не придумал им применения, да и честно, нет в ней особой нужды. Далеко она не действует, а рядом и на лошади, ничего успеют. Поговорил с Хааромом когда будет первый караван, выяснил следующее. Через три недели от последнего дождя, плюс минус два дня. Так прошла уже неделя и три дня, пока ждем.
  
  Тодас Соколис
  Кончились дожди, я уже и не мог дождаться, когда. Всех кайре погнал в копуши, да и благородные туда пошли многие. Особо близким, я дал задание намыть песка и копать глину. Двое так мне стали говорить, мол, помнишь два перехода назад, как имперцы смеялись, мол, опять хочешь. Так, сказал всем заткнутся и поспорил на золотой со всеми самыми умными, а демону я верю. Он врать не будет, не зачем ему это. Как и говорил демон, сколько брать песка, надо подбирать, а я пожалел, думал глупость много вложить и просчитался, где больше там прекрасно все вышло, а где мало там все потрескалось, как и первый раз.
  Хааре-Лелку все это ерунда, главное десять золотых, я в карман положил, а именно с десятью я поспорил. Во второй раз, а я заложил постройку еще трех печей и первую заложил изделиями снова. Вышло все просто отлично, только две миски и один кувшин лопнул, ну на это даже и внимания никто не обратил. Я уже половину людей на мытье песка поставил, а ну, это же выгоднее чем золото. А вот и мысль, это сколько же эта миска стоит в империи Стор, если у меня так получается, да они же нас обманывают и даром берут наше золото. Как бы то ни было, а миски мисками, но надо сказать брату и если успею отцу. Пошел собираться, и на утро поеду с лучниками к брату.
  Лейре Каледас
  Как хорошо, что кончился этот переход, и дождя больше нет. Мой Демон Ахнтоон в овраге около леса понаделал каких-то труб из глины, и зовет это печь для выпечки тарелок и кувшинов. Нет, я, конечно, ему, верю, но ведь у Тодаса Соколиса ничего не вышло, я, же ему уже рассказывала. Всю ночь он бегал и как этих войков не боится, хотя, что их боятся. Вон, я на веревочке двоих вожу и ничего, даже бывает и стукну их, когда они не туда, куда надо лезут. Зато как меня кайре боятся, как, как благородные лора Демона, вот. Сегодня мой Демон Ахнтоон сделал миски и кувшины и такие гладкие и хорошие, как нам привозят купцы, и там брат был и приехал этот барон Езус Тодас. Он привез этот уголь, вот так называется, а по мне зола золой. Только зачем он, и так дорого, говорили за один золотой, а ему отдали за четыре миски, а миски же дорогие. Я так Демону Ахнтоону и сказала, что он ничего не понимает. Ой, мне так страшно было, когда так говорила, он другим как двинет по уху, они это и падают. Мне он только улыбнулся, и сказал, и где ты эти миски купила. Теперь мы будем с посудой, и кувшины у нас, и казаны большие и все, все будет.
  Еще наделали молотков из золота, а как же имперцы, ведь нельзя, но он опять сказал, разберемся. Теперь нас всех заставляют утром мыться, и раз в неделю совсем, и к кайре это тоже относится, только они на своей половине двора. А, еще он свои эти его железные лопаты, а у него их было ДВЕ и он их поломал на четыре части каждую, и у нас теперь восемь ножей железных. Они такие острые и почти не тупятся, но все равно мой демон сказал что материал, ну, плохой он сказал. Ага, плохой, а раздал только всем десятникам и нам всем.
  Еще к нам Тодас Соколис приезжал и они о чем-то долго говорили, и он сразу и уехал, даже ночевать не остался. Кайре почти все перешли под стены замка со стороны реки. Там нарыли эти ловчие ямы и в них почти каждый день ловятся войки, так теперь шарков зовут. Их почему-то мало стало, может они демона боятся, может еще рано. Демон Ахнтоон говорит, а их раньше много было, и стал считать и получается, что правда, ведь раньше как было. Прибегают два ша... войка и одного убивают, а один что-нибудь или кого-нибудь схватит, и убежал, а теперь прибежал и в яме, и так каждый день вот они и кончились.
  
  Антон Сомов
  Второй раз приезжал Езус Тодас и поделился своими опасениями, а когда увидел, сколько посуды я ему могу дать. У него, по-моему, жаба задавила, когда он понял что продешевил с чашками, но его проблемы, я не виноват, он сам предложил, четыре чашки за куб угля. Я стал делать и кружки из глины, раньше их из-за дороговизны не брали, проще эти выращенные были. Есть и хорошие новости, работают ловчие ямы, и шарки в них падают каждый день. Приезжал Тодас Соколис у него много новостей и разные.
  Про меня вроде ничего не слышно, толи не дошли еще священник, толи погибли по дороге, последнее лучше, но на него не буду ориентироваться. Посуда у него тоже получается хорошая, правда из-за того, что песок из реки все время разный, нельзя подобрать соотношение и качество плавает, но и то, что выходит, уже существенно его обогатило, и все даже кайре едят из отдельной посуды. Им это так не привычно.
  По золотису, он согласился весь отдать мне, из расчета пополам на деньги и брата своего так заагитировал. Как получится, не знаю, но будем посмотреть. С моими печами пока все хорошо, и решил заняться выплавкой железа из руды как выйдет, не знаю. Ездил на недельку, в бывший замок Кора, и тут порядки навел. Здесь тоже всех кайре собрали под замком и нарыли таких полуземлянок. Понастроили ловчих ям и вобщем все нормально. С местным Священником Каливатином переговорил, вроде нашли общий язык, правда мутный он какой-то, но я ему свободы не дам. Я Толу Валеас так и сказал, что никаких ему лучников в охрану. Что попросит, сделайте, но если это не мешает основной работе. Все эти их посиделки, которые молитвы, для благородных по желанию, а кайре раз в неделю не более.
  К своему этому Хааре-Лелку если бегают, пусть бегают. Так что паству, я ему конкретно сократил. Зато нашел работу, он грамотный, вот пусть и повышает грамотность населения, в свободное от службы время. Это почитай все время. Заинтересовал Тола Валеас печами, но у него проблема реки рядом нет, только родники, так что для него пока только таф, травы и если хочет пусть жжет уголь, чувствую, его много понадобится.
  
  Телинко дюж-дюж империя Стор
  Прибыли к барону Хтону Соколису , неплохо расторговались и я часть товара продал и мои десятники тоже, варварская нищая страна, но какие все гордые. За столом сидели, а у них даже кружки их дерева, а не глиняные, нищета и вино не крепкое, тфу. Пробыли два дня, пока посчитали весь золотис и подбили налог, поменяли треть на золото. У него было две меры, но он нам отдал полторы, сказал, что остальное следующим. Я согласился, по закону, надо все золото отдать первым трем, а кому как это его дело, хоть все последнему. Я, так и не жаждал все забрать, еще через три или четыре баронства ехать, там наберу.
  Когда прибыли к следующему барону Монису Соколису, тут и начались непонятные дела происходить. Посуду не брали, нет, предлагали по золотину не больше, но это что получается, в столице дороже скупщику. Может, кто из Горного цену скинул, так не должны они убивать верблюда, который их кормит, ничего не понял. По золотису тоже, дали только полмеры и все, остальное сказали потом. Ну, я возражать не стал, потом, так потом. Мне еще ехать, два баронства проезжать, а у меня уже две меры. Больше трех-пяти я все равно не повезу.
  Поехал дальше, у барона Тодаса Соколиса тоже как-то не так, мне бы задуматься, но подвело, то, что они много тканей брали, а вот посуду вообще не брали, только несколько мечей и пару казанов медных и все. По золотису, нет слов, мне выложили три небольшие кучки и сказали, меняй. Да, там, на тысячу монет и вышло и все. Я ему, а остальное. Он мне, остальное потом и стоит, верблюд такой, улыбается, а мне и сказать нечего, имеет право. Ну, я так смотри, до третьего каравана, чтоб все сдал. Он обязательно, все так и будет, ну форменно издевается, а сказать ничего не могу, а так хочется врезать.
  Ничего впереди еще один замок и можно зайти в другой, там, правда, золота нет, но все же, хоть посуду сдадим. Так решили к Хаарому Каледас, а там и в соседний замок заскочим, а то что-то, в этот раз торговли нет и золотиса мало. Нет, его в плохой сезон бывает мало, но все же. Ладно, если даже у Хаарома Каледас мера будет и то пойдет, не пустой рейс. Только что они не сдают сейчас, может, ждут чего, так цена не меняется, чего ждать то. Одно хорошо, мои воины 'Единого' не нарадуются, по дороге всего три шарка, этих местных Кашану (дух песка) напали и все, это по прежним переходам считай, и не было никого, может сейчас начнется. Подошли к замку Хаарома Каледас, и тут началось.
  Антон Сомов
  Ожидание сильно выматывает, и я поступил проще, на расстоянии метрах по триста, ну где как вышло. Посадил на деревья наблюдателей и раздал флажки, чтобы сигнализировали. Так что у меня запас был в пару часов по любому, чтобы подготовится. Прибыли эти обозники, купцы-грабители с опозданием на два дня, собаки. Я всех людей загонял, а ну держать на деревьях десяток и подвозить им еду воду и это на лошадях все и с охраной. Так что когда они подошли, а было это где-то часа два по полудню.
  Ставить время по восходу на семь часов себя не оправдало, теперь ставлю по солнечным, это получше. Правда солнце это местное, зеленое Гранис, оно редко в обед светит еще. Продолжительность дня здесь, где-то 22 часа с копейками, точнее не скажу. Я для себя решил 22 с половиной и когда тучи, то так поправку делаю и зашибись. Ладно, к делу, когда эти обозники показались, а знатный обоз за сотню вояк примерно, десяток телег по два быка, ну, олов местных в каждой и 30, Тридцать лошадей. Я как увидал это богатство, так своим движителям и сказал, в коней не бить, подальше.
  Тут я решил, что такую массу, я сам без последствий не осилю. Нет, разбить, разобью, но, сколько останется их после и сколько у меня останется, если они как Соколисовские станут бить, не взирая на последствия. Поэтому инструктировал до посинения, и как кидать гранаты, и что делать остальным, и что если что. Я им такой курс молодого бойца дал, они такого не видели еще. Тем более авторитет у меня уже непререкаемый. Подошли они толпой, толи не ожидали ничего, толи еще ничего не знают. Как-то слабо верится, но это теперь их проблемы.
  При подходе за стенами не было никого, я всех в замок загнал, и демонстративно поднял ворота, а решетку опускать не стал. Это по-местному, я не боюсь, но впускать не желаю. К самому мосту подошел высокий, выше местных, и на имперском, потребовал барона и опустить мост. Я Хаарому Каледас так сказал, скажи что мост опустим, но пусть сам идет на переговоры, в противном случае будем стрелять. Хааром так и прокричал, я его понимал не плохо, каждодневные занятия с интенсивным разговором разумами, эта местная специфика, очень в этом отношении продвигает хорошо. Этот высокий на лошади, что-то сказал своим телохранителям, или кто они у него и они отошли. Мост опустили и Хааром Каледас пошел на переговоры, я решил подстраховать и стал с верным АКМом в проходе, и слышно все, и если что.... Хааром Каледас пошел пешком, жалко ему свою лошадь, видите ли было, ну его дело.
  Телинко дюж-дюж империя Стор
  То, что что-то не так было понятно, эти мои священники из службы надзора сказали, что вроде демон здесь какой поселился, но вроде мирный. Так, ничего не понятно, об этом им сказали только в последнем баронстве этого Тодаса Соколиса, а там не священник, а послушник и кто его туда поставил, хотя здесь глушь сплошная, и сюда либо в ссылку отправляют, либо вот таких бестолковых, так что толком и не поймешь, что здесь. Сначала все было хорошо, в столице как всегда, ну, не знаю как, а десять переходов так и было, потом первый барон, там также.
  Вот, оно, уже у его сына как его там Мониса, уже там не то. Мне бы обратить внимание, ведь что-то вот чувствовалось, вот, ведь не стали там брать посуду, цена упала. Предлагали, но за треть цены и золотис не весь отдали, но это всегда так было. Его не торопятся с первым караваном, не то, что цена другая, просто в другом караване товар будет подходящий и тогда. Так сказать из рук в руки ха-ха, местное дурачье, верблюды хм-м (вообще-то его зовут Тилинко на самом деле, но все зовут Телинко. Тилин-верблюд). В прошлом баронстве, что покинули, у Тодаса Соколиса, там просто ни одной миски не продали, и если бы он не брал так много ткани, и кинжалов, и котел бронзовый. Кашану, вот оно, он не взял ничего из глины, совсем ничего, только из бронзы и золотиса он дал строго отмеренную дозу и все. Столь мало еще никто не сдавал, были и плохие сборы, но не столько.
  И эти, из службы надзора, нет бы, мне раньше сказать, а то сами меж собой обсуждают, едучи на колеснице, этой местной телеге. Вышел барон местный Хааром Каледас так его зовут, списки у меня на всех есть и начал, на неплохом имперском, правда. Умеют 'верблюды' разговаривать, так, и что он такого скажет. Что, предлагает сдаться и всем гарантируется жизнь, что-о-о он мне предлагает. Я даже переспросил, он повторил и показал на два облака, что были перед Гранисом, когда пройдут, и пошел обратно.
  Нет, каков наглец, я уже хотел его зарубить мечом, когда поглядел и увидел, и на стенах, и в проходе в замок стояло до двух дюжин лучников и все с наложенными стрелами, и все только на меня. Я не трус, но менять свою жизнь, на жалкую жизнь этого барона, и я повернул коня, лишь в след ему бросил, я тобой займусь, лично, потом. Когда отъехал от моста, ожидал, что сейчас мост подымут и как обычно, но я жалеть не буду, закидаю горящими стрелами и пусть, сами выскочат.
  Мост не подымали. Повернул к своим и устроил совет, были и все десятники, и эти хвала единому, служба надзора. Все такой шум подняли, как буря в пустыне, и камнепад в след. Подождал и оглянулся на замок, мост не подымали, может это ловушка, я про такое знавал. Еще в империи некоторые города так делали, открывали ворота, а там яма сразу за воротами. Может и здесь так, тогда много людей поляжет, но все равно ведь яму закроем, хоть и телами и ворвемся, что он думает. Ладно, надо послать еще одного на переговоры как бы, и пусть посмотрит, нет ли там западни. Тимассо тебе идти, если что империя тебя не забудет. Так смотри сюда, у них там, скорее всего яма, подойди как можно ближе и посмотри внимательно, если вернешься, расскажешь. Так пошел я сказал, ждем.
  
  Антон Сомов
  То, что имперец не рубанул, хотя хотел. Я его все время на прицеле держал, но мог бы не успеть, выстрелить, хотя как сказать. Отдача от пули такая, что с коня его ссадила бы, и удара могло и не получится. Хааром Каледас вернулся мокрый, а нелегка ты шапка Мономаха, а как ты хотел, барон. Сидим, ждем, я на стену не полез и здесь все видно, а наверху три движителя, вот пусть и смотрят, я уже всех проинструктировал, а там бой покажет, какой из меня учитель и командир. Эти пришлые устроили целое заседание и что-то бурно обсуждали, потом один отделился и, сняв шлем, а у них что-то вроде такого шлема было, не полностью закрытый, но уже что-то. Шел он быстро и, зайдя на мост, стал кричать беседа, беседа. Это здесь так переговоры обозначают, и он вроде с белым флагом идет.
  Ну, идет и идет, он зашел почти за ворота замка, когда его остановили, и Хааром Каледас вышел навстречу, чего так торопится, но по его взгляду стало понятно, чего он хотел. Хоть он и боялся, но взгляды он кидал очень определенные, и я сразу понял, не переговорщик он, лазутчик, и просто высматривает все наши уязвимые места, ну-ну, думаю, смотри, смотри. Много ты насмотришь, то что перед глазами ведь не воспринимается, а основная ударная сила, я, и те трое наверху, и они даже без луков. Вот их кто воспримет, и что ты расскажешь.
  Его чтобы окончательно сбить с толку даже вином угостили, я хотел крепкого имперского, но до него далеко идти, перебьется. И так он все осмотрел, и сейчас они посовещаются, и думаю, начнут, ну и мы помолясь, кто хочет. Имперец ушел, оглядываясь, по-моему, он до последнего не верил, что его вот так отпустят.
  
  Телинко дюж-дюж империя Стор
  Тимассо вернулся, никто его уже не ждал и его жену уже жалели, но он вернулся, и даже поделился, что вино у барона дрянное, вот верблюд. Какое вино, десятник, я тебя, зачем посылал. Он тогда все подробно рассказал, что видел, и что ямы никакой нет, и даже котлы не горят. Я даже засомневался, котлы должны греться, но списал на глупость барона и демона, никакого не было. Был какой-то имперец, как сказал десятник Тимассо, ну, очень высокий, как верблюд.
  Ну, ты пошути мне еще. Так значит, ямы нет, а я только ее и опасался, потери будут большие, при ней. Ты смотри, лучники на стенах стали расходится в разные стороны, ну дураки форменные. Ведь наоборот надо перед воротами всем собираться, и тогда только они будут силой, и представлять опасность для нас. Не понял я этого барона, толи он не в своем уме, толи демон правда был здесь, и все с ума сошли. Ну, как еще это понять, ворота открыты, мост не поднят, или они надеются, что он перевернется и все уйдут в секрет, ага как же.
  Это все отработано, сейчас все туда подойдут и там станут на этой половине, пока укроются щитами, а потом забьют колья, и все мост закреплен, прощай барон благародный. Облака давно прошли, но со стен не стреляли, и я стал строить всех в таксис, даже классически, правда боялся, что подымут мост, и немного спешил, но все равно. Лучники на стенах тоже с интересом на нас смотрели и даже луки поопускали и сняли стрелы.
  Только в воротах стояло пятеро лучников и с луками и с наложенными стрелами, ну-ну. Они то и решили все дело, значит, опасаешься барон, ну, что, во славу империи и 'Единого'. Когда весь таксис устремился к мосту, в этот ключевой момент, я больше всего думал, что мост успеют поднять. Но нет, его не подымали и все устремились на мост там короткая задержка, пока забивают колья и даже пара пошла по мосту, и с той стороны забить стопорные колья, но не вышло. Сначала из ворот раздался частый гром. Так колдун, точно так колдун поджигает что-либо и это мои воины, ну, посмотрим, насколько тебя хватит колдун. Десяток и все, а потом что, да мои воины тебя на копья возьмут сейчас и все. Раздался страшный гром, и еще один, и темнота.
  
  Антон Сомов
  Как они пошли на мост, я прикинул, что завалят толпой, и не успею их расстреливать, но все вышло даже лучше, чем планировал. Классическое избиение. Они поперли толпой, да еще и перед мостом стали и начали его прибивать копьями, чтобы его никто не поднял, как будь-то, его кто-то собирался, подымать ну ослы.
  Как только я начал стрелять, наверху стали кидать гранаты. Ну, слегонца напартачили. Да, нормально все, но потерю коней я им припомню. Это наш неугомонный Челин, в самую толпы загнал эфку, и покосил всадников, причем с лошадьми вместе. Здесь они на меня тоже перли, как бешеные и два рожка я высадил на это все дело и.... Только крики раненых и все. Сверху стали кричать, не стреляй демон, они сдаются. То, что сдаются я понял по тому что уже никто не лез на мост. Вперед выдвинулись лучники Катанаса и баграми просто стали скидывать с моста в ров всех. Не очень разбирая, живые или нет, не до них, и освобождая проход.
  Что я заметил у имперцев другой вид капитуляции. Если благородные в этом мире, просто садятся на землю и все, то имперцы ложились и так изображали звезду, мордой лица вниз. Вот, так интересно, я геройствовать не стал. Сменил рожок на новый. Сдвоенный передал Лейре в работу, пусть и она поработает на благо родного замка. Сам, контролируя ситуацию, следил, как мои бравые солдаты резво заносили в замок все колюще режущее и даже пинали одного борзого, что что-то вякал там. За час все было окончено и всю толпу посадили перед мостом. Всех поделили на две кучки, воинов в одну сторону, а купцов в другую. Также выбрал всех военачальников, их осталось всего-то двое, спасибо Челину и матери его.
  Нет, это же надо из тридцати лошадей в живых осталось десять и пять вроде так можно вылечить, нет, точно внушение будет. И так, маленький такой анализ, этой, скорее всего первой, но думаю не последней войны с империей Стор, а, то, что это не королевские войска я вижу. На всех только трое, было благородных, и то выжил только один. Всего пришло сюда их 135 человек. Три монаха со стрелками, два крутых военачальника, десяток десятников хи-хи, и сотня лучников, мечников, кто из них кто, я не вникал, а у всех были луки и мечи. Причем у каждого третьего уже железный, а это серьезно. Было еще двадцать купцов, именно что было. Когда я поработал слегонца, да мои движители, дали залп. Я их так инструктировал заматываем гранату в кусок кожи и вынимаем кольцо. Все дальше никаких движений, только ждем моей команды, когда я открываю огонь, только тогда высматриваем, где толпа и кидаем в центр. Все это было отрепетировано в течении почти недели, причем не пожалел даже одну гранату чтобы показать эффект, ну и рыбки поели, глушенной. Не бестолку же ее рвать. Вот так и вышло. Граната в полете разматывается и рычаг отщелкивается, а мы имеем еще и дополнительное время. Я первые три гранаты сам умотал и положил, ну переживал, что там говорить, а ну как не то, и не так, и сами погибнем, и замок не спасем, но и без гранат, такую толпу я не удержу, будет много жертв. Можно конечно выучить стрелять из автомата, но на это и ящика не хватит на обучение, а у меня их всего два, так что обойдемся пока. Гранаты бросали с такого ложа, в форме половинки трубы, вырезанного из дерева, и отшлифованного в процессе отработки до зеркального блеска. Так вот, в живых осталось: аж пять купцов, монах или кто он там и тридцать в различной степени живности вояк, и два почти целых командира. Один как выяснилось, был зам местного дюж-дюжина, когда я сказал сотник что ли. Как его перекосило, но подумав, он так и сказал, точно, он сотник. Еще остался, кто бы подумал тот десятник, как выяснилось, что к нам ходил на переговоры Тимассо так его зовут вроде, этого счастливца.
  
  Мотилко дюжин-дюжин (сотник по нашему)
  Харе-Лелку как же мы задержались с этой непогодой, проклятый мир, проклятое 'Единым' место. Сюда только в ссылку отверженных и преступников сгонять и пусть работают, золотис добывают, а всех этих благородных и кайре. Нет, всех не надо, особенно среди благородных, такие попадаются эх, так что всех не надо.
  Когда дошли до Хтона Соколиса выяснили, что первый караван уже проследовал буквально утром и ушел, а сейчас был уже за полдень, как не хотелось их вернуть, но не было времени, сведения важней и может их еще 'Единый' спасет. Нам выделили десяток охраны, потому что от тех, что дал барон Маротос, осталось пятеро, такие некрепкие бойцы оказались. Я их валю с одного удара, уже была пара случаев, они меня боятся и правильно, империя сильнее всех. Этот священника Апосотолина надоел, гонит, и гонит надо в синод передать, или хотя бы в общий монастырь.
  Где он общий монастырь видел, здесь в Крамене только монастырь, это эти местные его Синодом зовут и священнослужителям нравится. Только посвященные знают, что Синод находится в империи Стор, и общий монастырь, тоже там. Здесь же так монастыришко, и не самый лучший. Если бы не золотис и того не было бы. Местного священнослужителя не стали предупреждать, чтобы не сеять паники, только сказали усилить службу и все. Сами заторопились в Милос. Я к Апосотолину, а не скажешь монах, почему тебя, твое величие (обращение к иерарху), отправили в эту 'Единым' забытую страну.
  Тот с усмешкой мне, ты правильно ко мне обратился дюж-дюжин и я замолвлю за тебя словечко в этом местном 'общем' монастыре. Ничего себе, это выходит что священник Апосотолин, и не священник вовсе, а иерарх. Да, кого только не встретишь в этом Крамене, где золото там и все. Осталось только императора и Приближенного встретить в этом королевстве и я уже ничему не удивлюсь. Два дня с половиной, этой выматывающей гонки и, наконец, в столице. Священник Апосотолин или Иерарх Апосотолин, я так и не понял, как его звать теперь, засел в монастыре, а меня предварительно допросив, как молодого новобранца в первом переходе, отпустили в таверну сходить или еще куда. Но далеко не отлучаться.
  Священник Апосотолин (Иерарх)
  Монастырь не впечатлял, далеко не впечатлял, да были и золотые навершия и служба и многочисленные послушники и священнослужители, даже два монаха были. Все равно чувствовалось запустение и отсутствие единения с 'Единым' не было того исступления, и рвения в службе какое бывало в имперких монастырях. Все здесь делалось из под палки, наказания применялись сплошь и рядом, а последнее говорило скорее не о строгости, а о разложении службы и ее проводящих.
  Как пришел, сразу собрал совет и даже от короля пришел иерарх Тамалисталин, такой важный, и слегка толстый. Совсем разленились здесь служители. На меня так посмотрел, свысока поприветствовал как монаха, но как только узнал причину, уцепился как паук в мотыля. Сразу и обращение, иерарх, и угощение, но и сведения выпытывал, только дай. Здесь оказывается не все так хорошо, как виделось на местах.
  У многих баронов были, оказывается, не священнослужители, а всего лишь послушники, а им задурить мозги, это для баронов, как кайре заставить работать. Только у Батоса Паоли было два послушника в остальных графствах доходило до пяти и выше. В графстве же Тастолиса что около самого Благородного мира там вообще было всего два послушника и один единственный монах, но из отверженных, правда службу бдит и от него поступает много нужных сведений.
  Так вот выяснилось, что шарков этот Благородный мир посылает сюда специально. Уж как они их выращивают неизвестно, но посылают в большом количестве, чтобы затруднить завоевание Империей Стор этой территории. Еще вроде ведут переговоры с самим королем Пьетру Кьенусом о присоединении к Благородному миру королевства Крамен, а этого допустить никак нельзя. Отсюда идут основные поставки золота и древесины. Так что надо известить императора и Синод о нынешних делах и возможно придется убить короля, неразбериха в столице благотворно скажется на обороноспособности королевства, и мы без проблем введем сюда войска нашего императора. Надо только всерьез озаботить императора Вер иб Зариб о том, что шаманы Астрала, это потом, сейчас главное Крамен и этот демон. Надо, прежде всего, дождаться пока первый караван пройдет до Горного, и там мы уже будем все знать, или в худшем случае, если первый караван не дойдет до Горного, тогда мы точно будем знать что ВСЕ.
  
  Антон Сомов
  Так, что взяли такой караван-обоз это хорошо. Угрызений совести я не испытывал, не местные это, враги и то, что они не воевали, а всего лишь собирали дань и даже вроде давали деньги в обмен, ничего не меняло. Деньги были из этой империи Стор, и часть в обозе была железными монетами. Я во время допроса священника спросил, где эти монеты имеют хождение, он так презрительно, только в королевстве Крамен. Так все ясно, даже здесь дурят, это же надо, за три полновесных золотых, дают кругляш железный и местные еще рады.
  Дурят, как кайре, я как это услышал, не удержался по морде съездил этого монаха или кто он там. Еще бы бумажки давали вместо денег и совсем как у нас, зашибись получается. После допроса монаха, а он был именно монах, здесь такая интересная, ну, на мой взгляд, не верующего, система. Сначала идет послушник, это обычно бродяжки, бездомные и просто оторванные от родителей. Как мне говорил Хааром Каледас, родителей же они и сами могли убить, с имперцев станется.
  Вот, такая тихая страна и святая вера. Потом шли священнослужители, это или обедневшие граждане империи Стор, или все же выслужившиеся послушники, когда как. Потом шли монахи в основном бывшие военные и советники императора, попавшие в опалу и прочее. Затем Иерархи и выбираемый из них Приближенный, это я так понял к их 'Единому', ну-ну. Что делать с этим монахом откровенно не знал, и убить рука не подымалась, и оставлять тоже как-то оно не того.
  Ну, есть на свете бог это точно, пришли шарки и сожрали монаха, правда и кайре прихватили за компанию, но ладно. А дело было так, я этих оставшихся пленных переместил поближе к замку и потихоньку сортирую, а кайре поближе к лесу сортируют ну не сами конечно, а под руководством пары лучников, самых нерасторопных. Это вроде наказания для них, и собирают погребальные костры для убитых, а приличные костры получаются, и работы дня на два.
  Так вот туда я в наказание и послал этого монаха, он еще говорил, что надо по их обычаям везти его в империю он даже оплатить обещал, я спросил, а где деньги возьмешь или то, что в королевстве награбил, тем будешь рассчитываться, отеми железками. Он так с опаской на меня поглядел и спрашивает ты, где служил изгой. Я почему-то, имперцами причисляюсь к каким-то их изгоям. Кто такие, пока не понял, но я разузнаю.
  Утомил он меня, короче. Лучники же, что занимались в похоронной команде, не придумали ничего лучше, как послать его за дровами и естественно пришли войки-шарки. Кайре те часть сбежали, часть на деревья, а лучников и того, нету, и мне не до этого, а ну такую массу пленников охраняй и по замку тоже все, и со стороны реки, а люди не резиновые не тянуться, и не размножаются делением, задолбало уже все. Так что на похоронную команду только двое, этих организаторов провинившихся и все. Пока то, да се, пока я подошел, войки и двух кайре схарчили, и этого монаха серьезно погрызли. Он так от кровопотери и дошел, но сильный был, одного войка сам, только при помощи палки задушил. Местные зеленомировские не чета нашим, крупные и злые. Я вот двоих выращиваю, они уже с взрослую овчарку вымахали и жрут за троих, что странно, хорошо поддаются дрессировке, на волков не похоже, что-то тут не чисто.
  За моими Мухтар и Коши, а второго Лейра назвала так, она и первого зовет не Мухтар, а скорее Мухталшсс, где-то так, но он отзывается. Тут из-за них целая делегация кайре приходила, и у них есть некто вроде старейшины, так они так просили, что если убрать нельзя этих Войков, то хотя бы по территории замка чтобы они ходили на веревке, а то они очень боятся. Ну, боятся не бояться, а дети их уже вовсю кормят лисотом, и чуть что, кричат Туха, лис, лис, это местная рыба такая. Наверно это и хорошо, если бы не кайровы дети, то кайре точно ушли, уж слишком они боятся их.
  Я Толу Валеас дал задание, тоже поймать маленьких, а для этого надо в ловчие ямы не ставить острые копья, а то я для надежности сказал ставить, так чтобы наверняка, и пусть себе заведет, или хоть поймает, а там и я подойду. В последнее время их вообще мало стало, за неделю двое и вот трое сейчас на этого монаха, может они за ними, и приходили, шутка. Только у Езуса Тодаса много, но и он говорит, что не так уж. Приходят по два по три, ниче себе не много. Он говорит, а раньше и по пять, да я и сам помню как тогда при мне 15 штук к ряду. Так что уже совсем хорошо. Кайре с одним или двумя лучниками в лес ходят, и без нападений считай. Только ночью в ямы и попадаются, я их на рыбку ловлю, на середину ямы на ветки вешаю рыбу, они прыгают, и в яме уже на кольях. Надо самому в лес сходить, и посмотреть может чего, и разузнаю, да и войчат поискать, вдруг, где затерялись.
  
  Езус Тодас
  С ловчими ямами все просто прекрасно и шарков меньше и шерсть я от лора Демона узнал, используется в тканях да у меня у подруги хороший такой жакет под тулуп из шерсти только там шерсть токозос, но и такую попробую. Подруга уже организовала кайрочек, и они вовсю стругут или как-то так, демон говорил, когда шерсть очищают со шкуры и пытаются делать тонкую нить и с нее ткани и потом шить.
  Я мало, что понял, но у подруги глаз наметан, и она сказала лор Демон придет, надо с ним поговорить и насчет этого угля, я так сначала рад был, а ну, такие деньги за золу с деревьев, а теперь и сам не знаю что. Получается, сам себя обманул. За этот 'куп' один золотой, это очень много, а если менять на четыре миски, так прибыль еще больше, я и луки могу не делать, и то выгодно. Но что-то мне говорит, что демон меня провел, а где не пойму, ну вот чувство мое, так и кричит обман, обман, а в чем не понятно. Скоро должен быть караван, там ткани должны быть, и эта посуда, может, цена упала, так с чего бы это.
   Но караван нужен и товары нужны. Кроме посуды и тканей нужна пила, та третья так и всеж, совсем сломалась, а кусками толстые бревна не попилишь никак. Собрался к лору демону оставил сына пусть здесь вникает. Сейчас поспокойнее стало с нападениями, и будет больше времени на работу. Купцы пойдут налог собирать, но и товар дадут, так что до тепла или как это по новому до лета, во, надо все успеть, а потом такое солнце. Еще это в лесу надо пропилы делать, а то с этим углем пожары могут быть, и ялис погорит, жалко. Другой весь лес ладно, его много. Буду таф больше сажать, а ялис жалко с него вся основная прибыль, а он растет то там, то там, нет бы в одном месте, тогда можно выжечь место и все, правда граф Батос Паоли, старый, запрещал это делать, а как новый, он молодой, надо с ним поговорить, может, разрешит сжечь.
  В пути так я взял две дюжины лучников, как обычно, так все отдыхали, сначала два войка, и все, нет больше войков. Это же надо, за всю дорогу два войка, это лор Демон их так зовет. Толи и, правда, они его боятся, толи мало их стало, но не дорога, а отдых сплошной. Дюжина так вообще луки не расчехляла даже. Когда приехали, вот где страх, костры пылают и смрад идет, людей жгут, похороны видно, стало быть, и случилось что. Я так испугался сначала, а потом вижу, Сотан на лошади, и Катанас на лошади, и Лейре на лошади, не понял, половина замка на лошадях скачет. Даже лучники простые, и те на лошадях. Это что же такое, где лор Демон лошадей столько взял.
  Все ясно, то, что в стороне стояли телеги, и телеги известные, и у стены сидели, тоже известные люди, все понятно. Судя по тому, что одежды у сидящих нет, они в плену, а значит, караван лор Демон захватил. Это, что теперь, ведь это война, неужели он не понимает, или понимает. Ведь, демон и значит, война это его жизнь, а как же мы. Как нам всем, и смотри люди радуются, и дальше что, придут королевские войска не чета... не чета чему, имперским. Да, а ведь имперские, они не чета королевским, и пришли, и вот сидят, вон один уже под себя ходит, значит, и вставать нельзя, дела. Прискакал лор Демон, поговорили, спросил, почему раздетые, ну, на имперцев показываю. Лор демон уже так хорошо говорит по-нашему, только иногда имперские слова вставляет, когда или не знает нашего, или не может сказать, так интересно он говорит, но все понятно.
  Оказывается, тут эти захваченные пытались восстание сделать, и даже ранили нескольких, правда не убили никого, он так и сказал их счастье, а то всех в костер бы побросал, прям так, живыми. Они вроде Лейру захватили, ничего не понял, но демон очень злой по поводу имперцев. С товарами, правда, все очень хорошо. Я, правда, ничего не брал с собой из телег, торопился, мне разговор важнее. Поговорили о многом, и хотя, сначала эти имперцы сильно отвлекали, мы потом ушли в замок и там уже обстоятельно все выяснили.
  Обоз, оказывается, отказался сдаться, и лор Демон дал им всем время, а они напали сами, так что он только оборонялся, и вот так оно вышло, но мне это не надо. По товарам лор Демон сказал, что даст все, что мне надо, по тем ценам, что я беру и ниже. Предложение очень хорошее, в обозе нашлась пила и несколько казанов, и кучи посуды. Как сказал лор Демон, они тут немного перебрали так, что ты извини, опаздал чуток, но тебе тоже достанется, не переживай. Я так прикинул, что опоздал я сильно не чуток, но деваться не куда. Когда же мне и имперские миски отдали по той цене что и лор Демон делает, я окончательно убедился, с лор Демоном дело иметь, только себе в убыток. Правда, с тканями очень все хорошо, за полцены все взял, я уже боюсь, как только дешевле, что у лор Демона возьму, обязательно в убытке, я что-то не понимаю, а ведь раньше так хорошо торговал столько даже железных монет взял. Надо, наверное, сыну передавать все, да лор Демон обещал его подучить, и счету и прочему. Правда должен вернутся Джакос, это наш гувернер-учитель, но что-то мне говорит, что это не совсем так, и как он будет учить, скажет лор Демон, а это ой, как не то, и как хорошо было раньше, даже эти шарки, как я по вам соскучился.
  Ужас, я вспоминаю шарков с удовольствием, надо подруге сказать. Хотя чему удивляться, мои кайре уже нового Харе-Лельку прям под стены деревни-цеха поставили, и ничего. А, при священнике ходили, так что и за день не обернешься, и лучников давай, ведь без лучников не пустишь, съедят, а лучников дашь самому мало. Если же не пускать, они работать отказываются, вот такие вот дела.
  Тут лор Демон дал мне много товаров, причем как он сказал под запись. Мы так делаем иногда, все-таки соседи и доверяем не много друг другу. Так вот, он в своей, как он сказал тетради, записал на меня все, что я взял, правда по своему, Хааром Каледас подтвердил, что все правильно, он уже по демонски понимает, и меня заставили расписаться, ну так нарисовать свой знак, так интересно, и так оно серьезно все, дела. Еще он сказал, что можно придумать, чтобы деньги не носить, сделать какой-то банк и там держать свои деньги. Как-то я не понял, зачем я свои деньги буду, держат у кого-то, я ничего не понял, но сына сюда отправлю, пусть учится. У них здесь есть такой, каласссш называется, где все сидят и учатся, прям как у нашего гувернера, только про 'Единого' он ничего не говорит, и про короля тоже.
  Все равно учить сына надо, выйдет что, не выйдет, а я уже точно ничего не понимаю, и если так и дальше, то я прямо и не знаю, я вроде под рукой демона, но может он купит у меня замок, я даже и не знаю. Пробыл ночь у лора Демона, все хорошо, а наутро он меня совсем озадачил, предложил взять несколько пленных в качестве рабов, или как я хочу. Он им так и сказал, что второго восстания не потерпит, и если кто хочет то может идти работать, хоть у него, хоть вот ко мне, а нет, так он их отпустит совсем. Ага, как же до первого шар... войка и все, совсем отпустит. Я прошел по рядам, все сидят хмурые злые, но двоих, а потом и еще троих, я выбрал, а что они здоровые, а мне работники нужны, жаль, им сказал луков не давать, но и рабочие мне тоже нужны.
  
  Антон Сомов
  С пленниками такая морока, что я и не знаю. Я, хорошо отделил купцов и командиров, всего двух, спасибо Челину. От всех остальных, но как-то не рассчитал. Я уже привык к местным реалиям, что сдались, значит, сдались, а тут кайре пошли кормить, этих пленных и Лейра за ними увязалась, а они и возьми их в заложники или что они хотели, благо лучники не растерялись, ну и я немного. За Лейру порву любого, так и вышло. Троих лучники ранили, и двоих я... убил, а что, я там соображал такая толпа и вдруг кто-то хватает кайре и Лейру заодно и что-то начинает, кричать, шум гам, ну я и прыгнул с ножом, а оружия другого с собой и не было. Хотел всех там, и порешить в запале, но смотрю с другой стороны, их начальник упал, и ко мне ползет и главное никто его не трогает, не понял сначала, а потом только дошло, он ползет и кричит, убей меня.
  Как, потом объяснили мне, это такой позор на командира, что его люди не слушают приказа, что ему уже и не жить совсем, да дикие законы. Младший не выполнил, а старший просит убить его. Вобщем ничего не стал делать, а того, что ко мне рвался, мне Сотан как специалист по местным военным правилам, ну, умнее его больше никого и нет, Томас Отатос то погиб. Вот он и сказал, что надо у того, что полз клятву верности взять, и он тогда не будет себя убивать, и хорошим командиром мне будет, но не слугой, он уточнил.
  Это интересно, клятву я сразу же принял, а что с меня не убудет. Он только клятву произнес, сразу потребовал свое оружие, и выбрал себе троих воинов, из пленных, это говорит его лучшие, ну, из тех, кто остались. А остальных куда спрашиваю, а сам, малость фигею от такого напора, а хоть убей, говорит, я их не знаю, это не мои люди. Вот такие дела. Я так на эти вещи погляжу, здесь все как-то черно-белое все, то полная верность, то наоборот. Отправил его пока на ту сторону, за кайре следить, даже и не знаю что делать. Сотан утверждает, что ему теперь можно верить, да и Хааром Каледас согласен, я к такому пока не привык.
  А ну вернутся, или нападут опять его эти имперцы, но мне сказали, пока он, при мне и новому кому он соберется принести клятву верности, не принесет эту клятву, это не считается, а если предаст, его свои, же и убьют, это здесь норма такая. Я такое здесь уже слышал, и как это ни дико, но здесь так. Получается, поменять хозяина можно сколько хочешь, раз, но всегда должны присутствовать оба, иначе убьют свои, же, с обеих сторон, средневековье что сказать. Его прежний хозяин и был здесь, мной, а вернее этим умником Челином и того, убит.
  Ну, с ним определился, с купцами тоже понятно. Они вроде богатые люди, и мне что-то обещали, вобщем я это дело на Хаарома Каледас сбросил, его время, пусть разбирается. Не по мне это, я человек прямой, а здесь что-то юлить, надо изворачиваться, торговаться, по мне с этим военачальником и то проще, мой не мой, а с купцами вроде и выгодно, а вроде и нет. Ладно, это он пусть решает, с пленниками тоже не понятно после того их восстания их раздели и только воду дают и все, так что если ничего не решить дня за три четыре они сами и того.
  Жарко здесь становится уже, а это вроде еще не тепло по-местному. Здесь когда тепло это лето местное оно вроде месяца три, четыре здесь. Так все, трава засыхает, река Лирч и та обмеливает до метра двух шириной. Деревья почти все листву сбрасывают, ну у кого она есть, и вот так, хуже чем зимой. Так что мир еще тот, мне достался. Я по этому поводу кое-какие мысли имею, но это потом. Что делать с пленными они вон сидят надутые и злые, ну я их, где-то понимаю, но в голову ничего не приходить. < АВТОРСКАЯ ПРАВКА
Оценка: 7.04*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"