Костыркин Николай Анатольевич: другие произведения.

дополненная версия пьесы "Красота Морни"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    для тех, кто устал от Йетса (не во зло последнему)

  Красота Морни.
  пьеса
  (идея, план и прозаическая основа первого действия - Н.Гумилёв)
  Действующие лица:
  Куммал, вождь фениев.
  Дайра, неофит Фианны, юноша-прозорливец.
  Тадж, друид.
  Конн Ста Битв, верховный король Ирландии.
  Лухет, друг Конна.
  Морни, дочь Таджа.
  Кухулин, герой, здесь - член Фианны.
  Майл Дуйн, герой, морской путешественник, здесь - член Фианны.
  Фанн и Либан, волшебные девушки-птицы, обитательницы Тир-на-м'Бана, ипостаси загробного мира.
  Фении, воины, члены Фианны.
  Воины дружины Конна.
   Все события происходят в Ирландии начала первого века нашей эры.
  
  Действие первое.
  Входит рассказчик.
  
  Рассказчик:
  
  Мы рады вас приветствовать сегодня,
  Недаром вы почтили нас своим
  Присутствием. Сегодня вы узрите
  Историю трагической любви
  Ирландского свободного героя,
  Вождя фианны, вольницы отважной -
  Где истинами дружба и свобода
  Средь фениев царили нерушимо -
  И дочери ирландского друида,
  Её прекрасней не было девицы
  Во всех пяти ирландских королевствах.
  Итак, мы начинаем. Скальный грот;
  Вождь Куммал ожидает завершенья
  Обряда посвящения в Фианну.
  Через обряд проходит юный Дайра,
  Отмеченный богами прозорливец,
  Желающий стать фением свободным
  И под началом Куммала ходить.
  Столы для празднества давно накрыты,
  И кончиться должно уж испытанье,
  Но раньше всех в грот Куммала нежданно
  Приходит побратим его Майл-Дуйн,
  Вернувшийся недавно из скитаний
  По дальним океанам и морям.
  
  Куммал ждёт возвращения воинов у себя в жилище. Накрыты столы для пиршества. Входит Майл Дуйн.
  
  Майл Дуйн: Привет тебе, о Куммал Сребророгий!
   Тобою зван, в урочный час явился.
  
  Куммал: Майл Дуйн-скиталец! Видел ли охоту?
  
  Майл Дуйн: В дубовой роще встретил я её.
   Словно олень, юнец стремглав несётся,
   И смех ручьями оглашает лес.
   А следом - фении рассерженными псами,
   И ни один юнца догнать не может.
  
  Куммал: А Кухулин?
  
  Майл Дуйн: Он прочих впереди,
  От юноши на расстояньи древа,
  Но не спешит бросать в него копья.
  
  Куммал: Но почему?
  
  Майл Дуйн: Исчислишь ли причуды
  Могучего воителя уладов?
  
  Куммал: У каждого из нас свои причуды+
   А ты, Майл Дуйн, копья бросать не хочешь?
  
  Майл Дуйн: На море я утратил резвость ног,
  И крови вид едва сравниться может
  С увиденными мною чудесами
  На отдалённых океанских землях.
  (Входит Дайра.)
  Дайра: Привет, о, вождь! Клянусь быть вечно верным
   И жизнь отдам тебе - не королю.
  
  Куммал: Благое слово ты сказал, о, Дайра:
   Займи же место подле моего.
  
  (Входит Кухулин, следом остальные фении. Рассаживаются.)
  
  Кухулин: Клянусь богами: сей юнец бежит
   Быстрее лошадей моих конюшен.
   Никто из нас не смог его догнать.
  
  Дайра: Я принят к фениям, скажите?
  
  Кухулин: Нет ещё.
   Ты не назвал все правила, о Куммал.
  
  Куммал: Никто не допускается в Фианну,
   Пока не встанет в дно глубокой ямы
   С щитом своим и деревянной палкой,
   И девять воинов с девятью копьями
   На расстояньи девяти борозд
   В него бросают эти девять копий.
   И если воин будет поражён,
   То он не допускается в Фианну.
  
  Кухулин: Мы испытанье начали сие,
   Но копья разлетались, словно листья,
   Что бросить попытались против ветра.
  
  Куммал: Никто не допускается в Фианну,
   Пока он власы не заплёл в косу
   И не был прогнан сквозь лесные чащи
   Большим отрядом фениев могучих,
   Бросающих свои лихие копья
   На расстояньи древа.
  
  Кухулин: Это было!
  
  Майл Дуйн: Кухулин ранить мог его. Не ранил.
  
  Кухулин: Кто это? А, Майл Дуйн миролюбивый,
   Язык злоречный, немощные руки,
   Не мстящий за отца родного смерть.
  
  Майл Дуйн: Тому, кто долго слушал голос моря,
   Бессвязен голос человечьей мести.
  Не оскорбил меня ты ,но готов
  С тобой сразиться конный или пеший,
  С копьём, или с секирой.
  
  Кухулин (встаёт): Я готов!
  
  Куммал: Сидите оба! Как весной олени
   Готовы драться, позабыв о том,
  Что за кустами кроется охотник.
  То-то обрадуется Конн-король, услышав
  О смерти Кухулина и Майл Дуйна,
  Могучих воинов, что в ярости велики.
  
  Дайра (Кухулину и, Майл Дуйну): Могучие! вы оба ныне правы:
   Копьё могло быть брошено в меня,
   Но дозволенья не было.
  
  Куммал: Какого?
  
  Дайра: Спросите Кухулина.
  
  Кухулин: Может быть
   И правда, что копьё мог бросить
   Раз или два, но я увидел руку
   Такую смуглую, как озеро в закате,
   И звёздный лик о чёрных волосах.
   Я засмотрелся и копья не бросил.
  
  Дайра: Он видел Фанд!
  
  (Вдали появляется Фанд и танцует.)
  
  Кухулин: И вдругорядь копьё
   Хотел я бросить, но увидел руки,
   Как два крыла озёрных лебедей,
   И облаком лицо, что опустится
   На голову мою в последний час.
  
  Дайра: А то была Либан!
  
  (Вдали появляется Либан и танцует.)
  
  Куммал: Что значат эти
   Два имени старинных повестей?
  
  Дайра: Поэт бросает в мир созданный образ,
  И мир вынашивает образ сей.
  Фанд и Либан - пернатые девицы,
  Живущие на Островах Блаженных,
  Их в мир людей события влекут.
  
  Майл Дуйн: Я в странствиях однажды видел реку,
  Что радугой висела над землёю.
  Я вверх копьё бросал, пронзая рыб.
  И на скалистом острове я слышал
  Птиц чёрных, распевающих стихи,
  Пятнистых птиц, поющих голосами.
  Я в море плыл, что облаку подобно
  И видел под собой бойницы замков.
  И кошку видел я в пустынном граде,
  Которая сокровища хранила
  И родича касанием сожгла.
  Я верю: Кухулин, девиц увидев,
  Копья не бросил, знак уразумев.
  
  Дайра: Я принят?
  
  Майл Дуйн: Нет ещё. Продолжи, Куммал
  
  Куммал: Никто не допускается в Фианну,
   Коль не постиг искусства мудрых бардов
   И не прочёл двенадцать вещих книг.
  
  Дайра: О фении, свободные мужи,
  Защитники Ирландии зелёной,
  Я назову, что ранее прочёл.
  Историю МакАлпана морского
  Когда читаешь, молнии рвут небо,
  И громы, как утёсы, вниз летят.
  В поэме о Лугадисе я видел
  Себя и старцем, и ребёнком сразу.
  Читал я прорицанья МакФарлана
  И строфы Эна, мудрого провидца.
  О гибели Ниабы я читал
  И Камня Красного загадочную повесть.
  Сказать ли мне о заклинаньях Садбы?
  Читавший их погиб и возродился
  Вновь на земле, да и в иных мирах.
  Сказать ли мне о книге Риагалла,
  Что поучал десятки поколений?
  Нет, я скажу про Песнь Ладьи Стеклянной
  И Светоча Блаженных Островов.
  
  Фении: Он знает! Он прочёл двенадцать книг!
  
  Дайра: И песню, сложенную мной спою
   О красоте прекрасно-дивной Морни.
   О Куммал Сребророгий! слушай песнь!
  Благословенна Морни, дочерь Таджа,
  Нет девушки прекрасней и умней
  В Ирландии. Она красой затмила
  Восход над миром солнечного диска
  И радугу о множестве цветов,
  Искристые луга порой весенней,
  Речную гладь, что небеса встречает
  И даже глубину самих небес.
   Но Тадж-друид, родитель дивной Морни,
  Не испросив у фениев добро,
  Решил отдать девицу замуж в Темру
  За короля верховного, за Конна.
  
   Тадж (вошедший немногим ранее): Да, песня хороша твоя ,юнец,
   Да плох припев у этой складной песни.
   Привет тебе, о Куммал Сребророгий.
   Не пригласишь ли на роскошный пир?
  
  (садится)
  
  Куммал: Нет моего тебе привета, Тадж.
  Нет нынче, ибо здесь ты гость незваный,
  Нет впредь, коль Дайра песней правду рек.
  
  Тадж: Но разве фении не выбирали сами
   Ирландии верховного вождя?
  
  Куммал: Но для того, чтоб он служил Фианне -
   Не мы ему.
  
  Тадж: А не друидов мудрость
   Питает ли вас в этом страшном мире,
   Где каждый шаг несчастьем может стать,
   И каждое губительно движенье?
  
  Дайра: Друидов мудрость нерушимый мост
   Между людьми и вещими богами.
   Но Таджа мудрость сорною травой
   Растёт из героических надгробий.
   А мудрость фениев, людей свободных,
   Приходит ежедневно обновлённой
   Броском копья, что метко в цель летит,
   Ревущим ветром, вереск долу гнущим,
   Нежданным звоном стихотворных строк.
  
  Куммал: Молчи, юнец, ещё ты не в Фианне.
  (Таджу) Но Дайра прав.
  
  Тадж: О Куммал, я не спорить
   Пришёл сюда, но я договориться
   Хочу с тобой. Да, велика Фианна,
   Но Конн-король могущественней многих.
   Конн Сотни Битв и яростен, и скор.
   Он дочь мою женой к себе желает.
   И если я согласия не дам,
  Он не замедлит отдалить меня от трона.
  Но коль благословлю сию женитьбу,
  То выкуп получу за дочь свою,
  И третью часть за попранный обычай
  Я отдаю Фианне.
  
  Куммал: Злой друид!
  Ты откупиться от меня желаешь?!
  И будь ты не отцом прекрасной Морни,
  Поправши положение друида,
  Срубил бы голову тебе своим мечом.
  Майл Дуйн и Кухулин врать не позволят:
  Когда я в их сопровождении явился
  Звать за себя прекрасную девицу,
  Не принял моего ты сватовства,
  На уговоры Морни не взирая.
  Ты срок мне дал величьем заслужить
  И подвигами право быть достойным
  Девицы той, которую люблю.
  И вот теперь, могуществен и знатен,
  Сбираясь снова сватать дочь твою,
  Я узнаю, что ты её другому
  Без моего согласья обещал.
  Ступай же прочь и впредь не появляйся
  Мне на глаза, не то - клянусь богами! -
  Не минет меч мой дряхлый твой остов!
  
  Тадж: Я ухожу, но знай, о гордый фений,
   Что на тебя падёт моё проклятье,
   На дом твой и на всю твою дружину.
   Да будет так, и так тому и быть!
  (уходит)
  
  Кухулин: Прочь, старый дуралей! Доколе стерпим
   Мы над собой подобные глумленья?!
  
  (пируют)
  
  Дайра: Я знаю: правда ныне за Фианной
  Но горестно друидово проклятье,
  Ибо оно сбывается всегда+
  Я вижу битву на большой равнине,
  Я слышу треск богатых колесниц,
  И рога звук победный над равниной,
  Но это не Фианны зычный рог.
  
  Куммал: Ты загрустил, о, юноша? К чему же?
   Сегодня посвященье ты пройдёшь
   И станешь фением, как все, кого здесь видишь.
  
  Дайра: Недоброе я видел пред глазами.
  
  Куммал: Мы все сейчас недоброе узрели:
   Друид на посвященьи - не к добру.
   Но можно всё на этот раз исправить.
   Я завтра отправляюсь в дом друида
   Забрать с собой мою невесту, Морни
   И в дом свой, как хозяйку привести.
   Ты мне поможешь?
  
  Дайра: Боги! это честь,
   Какую вряд ли кто сумел обресть!
   Конечно, Куммал, я пойду с тобою.
  (уходит)
  
  Майл-Дуйн: Если я всё правильно понял, то ближайшие два дня ты здесь не появишься?
  
  Куммал: Ты всё слышал, Майл-Дуйн?
  
  Майл-Дуйн: В общем шуме захмелевших воинов не трудно расслышать несколько разумных слов. Хотя, единственными разумными словами за этот вечер было предсказание Дайры. Не хотелось бы мне, чтобы оно сбылось. Ведь Дайра прозорливец, не так ли?
  
  Куммал: Да, он наделён даром пророчества с раннего детства.
  
  Майл-Дуйн: Тому, что говорит прозорливец, нужно доверять. А ты, пропустив мимо ушей предсказание, берёшь его с собой красть чужую невесту. Пользуешься тем, что Дайра сейчас трезвее всех в этом зале? Но я тоже ни капли в рот не брал с самого начала пиршества.
  
  Куммал: Я люблю Морни!
  
  Майл-Дуйн: "Люблю" - это слово, которое мы произносим, зачастую не задумываясь над его значением. Любить невесту верховного короля легко, когда у тебя за спиной великое воинство, и сам ты почти что некоронованный верховный король всей Ирландии. Да, в этом случае любить легко. Гораздо труднее было любить Морни, когда ты был просто Куммалом МакФрейкмором из клана О'Байшкне, и о положении вождя фианны мог только грезить.
  
  Куммал: Что ты хочешь этим сказать?
  
  Майл-Дуйн: Я очень долго странствовал по дальним странам, куда до тех пор не ступала нога ни одного ирландца. Я говорил с людьми, которые живут там, и понял, что они мало чем отличаются от нас: они также много делают, но мало думают и говорят зачастую не то, что хотят сказать. Твои чувства к Морни, мой вождь, это твоё личное дело, и я в это вмешиваться не собираюсь, но+
  
  Куммал: Как ты не понимаешь, мы должны быть вместе! Она любит меня, и я люблю её. Всё дело в её отце, грязном интригане, да простят меня боги за хулу на друида. Тадж везде ищет себе выгоду. Если бы было нужно, он бы и продал дочь свою безо всякого зазрения совести!
  
  Майл-Дуйн: согласен с тобой: друиды не всегда бывают честны в своих деяниях, друиды - те же люди, что и мы с тобой, просто они знают и умеют больше. Однако, как бы ты не порицал друидов, если они споют тебе глам дицин, песнь поношения, то+сам знаешь, что после этого бывает.
  
  Куммал: Знаю+ Везде тупик, Майл-Дуйн!? Но нет, этому не бывать! Пусть ветер не даёт причалить к брегу кораблям, пусть беанн'ши зальются воем всюду, пусть каждый дом приютов будет пусть на несколько кряду семиночей, но Морни всё ж содеется моей, и боле никому принадлежать не будет!
  
  Майл-Дуйн: Ты бросаешь вызов судьбе, Куммал МакФрейкмор. Не думаешь ли ты, что судьба промолчит в ответ?
  
  Куммал: Конн Ста Битв не посмеет оспаривать руку девы, любящей другого!
  
  Майл-Дуйн: Вспомни о том, что я говорил тебе про любовь в самом начале нашего разговора. Любить легко также, когда ты дочь высшего друида, и тебе с детства мало в чём отказывают. Но, я вижу, что ты весь горишь нетерпением в предвкушении встречи с Морни. Сейчас ты не слушаешь меня ,Куммал, и не знаю, послушаешь ли впредь. Ну что ж, я слишком долго отсутствовал дома, чтобы оставить тебя сейчас одного с намеченной задачей. Мы едем вместе.
  
  Куммал: Едем! Дайра, лошадей!
  
  
  Рассказчик:
  День следующий. Мы в жилище Таджа.
  У входа дорогая колесница,
  Запряженная парой лошадей.
  Конн Сотни Битв с советником Лухетом
  Заходят в дом, и Морни их встречает.
  
  Действие второе.
  
  Дом Таджа. Входят Конн и Лухет. Морни их встречает.
  
  Морни: Почтение моё, король Ирландский.
  Вы оказали нам большую честь
  Своим прибытием. Но мой отец в отлучке
  С прошедшей ночи. Если говорить
  Хотите с ним, то я не знаю, право,
  Когда вернётся из поездки он.
  
  Конн: Привет тебе, прекраснейшая Морни.
  Тебя я счастлив ныне лицезреть.
  Причина моего здесь появленья
  Тебя, не скрою, очень удивит.
  
  Морни: Я слушаю.
  
  Лухет: Верховный вождь ирландский
  К тебе, о, Морни, дочь друида Таджа,
  Прибыл затем, чтоб звать в свой дом женой
  Владычицей Улада и Коннахта,
  И Лейнстера, и Мюнстера, и Миде.
  Он выкуп даст родителям твоим:
  Сто пятьдесят коров и семь мечей.
  Согласна ли ты, Морни, дочерь Таджа,
  Супругой стать законной короля?
  
  Морни: Велик король Ирландии верховный,
  И власть его над островом прочна,
  Его богатства вряд ли исчислимы
  Измерою других государей.
  И если стану лучшим самоцветом
  В короне я твоей, о, Конн Ирландский,
  Где душу мне сокрыть свою и мысли
  За нужной твоей свите красотой?
  Меня хотел просватать храбрый Куммал,
  Вождь фениев, ирландской вольной рати,
  Но мой отец в женитьбе отказал,
  Сказав, что слава и почёт ценой
  Помимо выкупа пребудет за меня.
  
  Тадж (входит): Никто не может славой и богатством
   С верховным королём себя сравнить.
   Ему моё глубокое почтенье.
  
  (кланяется Конну)
  
  Конн: И мой тебе привет, грядущий тесть.
  
  Тадж (дочери): О Куммале ты поздно речь заводишь,
  Его заслуги впереди летят
  Порыва снежной вьюги средь ущелий.
  Он славой многих воинов затмил
  И нажил неизмерное богатство.
  Ему вчера я ненароком вспомнил
  О выкупе и сватовстве недавнем,
  Но он на удивленье равнодушен
  К речам о дивноликой чудной Морни.
  И вот сейчас король верховный, Конн
  Приехал в наше скромное жилище
  Звать королевой и женой в свой дом,
  И ты ещё раздумываешь, право?
   Ответь мне, дочь, ужель судьбой тебе
  Не предназначена ирландская корона?
  
  Морни: Ну, если так, то я даю согласье
  На брак с тобой, мой царственный жених.
  
  (врываются Куммал и Дайра и Майл Дуйн)
  
  Дайра: Вы нас не ждали? Всё же мы явились.
  
  Майл Дуйн (Конну): Ни с места! С первым шагом ты умрёшь.
  
  Куммал: Мир дому этому, коль с миром мы исчезнем.
   Моё тебе почтенье, Конн Ста Битв.
  
  Морни: Любимый, ты пришёл! Я знала, знала,
   Что ты однажды явишься за мной.
  
  Куммал: Любимая, все эти дни и ночи
   Я жил одной любовию к тебе.
   Теперь мы не расстанемся вовеки.
  
  Тадж: Молчи, о дочь! Как можешь говорить
   Ты с этим вероломным негодяем,
   Что в дом друида ворвался со злом?!
  
  Куммал: Зло ты искал на празднике Фианны,
  А мы явились воздавать за зло.
  Я сватаюсь к прекрасноликой Морни
  И ныне без согласья твоего
  Её с собой немедля забираю,
  И выкупом да будут ваши жизни!
  
   (хватает Морни и убегает)
  
  Дайра: Удачных дней вам, славные мужи!
  
  (убегает следом)
  
  Конн: Догнать! Догнать злодеев вероломных!
   Им не уйти от моего копья!
  
  Лухет: Опомнитесь, король! копьём в невесту
   Вы ненароком можете попасть.
  
  (глядит вдаль)
  
   Они уж далеко, их не догонишь+
   Мы что-нибудь предпримем, государь.
  
  Тадж: О дочь моя, единственная дочь!
   Попала ты в объятья душегуба
   В невинности прекрасную пору!
  
  (Конну)
  
   Король!..я умоляю+умоляю+
  
  Конн: Трубить по всей стране всеобщий сбор.
  В поход мы выступаем на Фианну.
   И я клянусь победами отцов,
  Что не усну ни на одно мгновенье,
  Покуда бьётся сердце негодяя.
  О Куммал Сребророгий, берегись!
  Придёт твой час: тебя повергну ниц!
  
  Рассказчик:
  Минула пятая луна. Король ирландский,
  Охваченный желаньем страшной мести.
  Сумел собрать всё воинство страны
  И армию огромную направил
  На земли вольных фениев. А те,
  Узнав об этом, уж приём достойный
  Спешат готовить. К куммаловым стягам
   Стекаются все фении окрест.
  День битвы. Ставка Куммала. Дозоры
  Докладывают расстановку сил
  Противника. Все фении в доспехи
  Облачены, и руки теребят
  Поводья лошадей нетерпеливо.
  И наблюдая за врага движеньем,
  Фианна ждёт приказа от вождя.
  
  
  
  Действие третье.
  
  Равнина недалеко от жилища Куммала. Фении готовятся к бою.
  
  Майл Дуйн: Гонцы вернулись, вождь. Они сказали:
   Четыре короля войска ведут,
   А пятым - Конн, король страны верховный.
   Он в ярости своей подобен вепрю.
  
  Кухулин: С ним рядом Тадж и пятьдесят друидов,
   Готовящих проклятие на нас.
   До сей поры друидов не терплю я,
   Но знаю цену их худым словам.
  
  Куммал: Запряжены ли к бою колесницы?
  
  Майл Дуйн: О да, мой вождь.
  
  Куммал: Готовы ли все воины?
  
  Кухулин: Все ждут твоих дальнейших приказаний.
   Бежать, как трусу, фению не след,
   А погибать, так погибать свободным.
  
  Майл Дуйн: Не буду говорить я громких слов:
   Мой меч со мной - веди нас в битву Куммал.
  
  Дайра (в стороне): Я слышу грохот сотни барабанов
  И рёв победный боевых волынок,
  И фениев свободных вижу я,
  Лежащих бездыханно друг на друге,
  Усеяв дол кровавыми телами,
  И поступью ирландских королей
  Беда пройдёт по этим дивным землям,
  И до поры не будет здесь свободы
  На долгие, и долгие года.
  
  Куммал: Я не хотел этого, Майл-Дуйн. Всего, что произошло - я не хотел!
  
  Майл-Дуйн: Не обманывай себя, Куммал. Ты хотел быть вместе со своей любимой - вам это удалось. Правда, не на столь долгий срок, ибо я сомневаюсь, что кто-нибудь из нас выживет в этой битве, хотя тот же Кухулин стоит целой дружины любого племенного вождя.
  
  Куммал: Да, Кухулин силён+
  
  Майл-Дуйн: Но он не предводитель фианны, и если ему взбредёт в голову похитить целый десяток друидовых дочек, то ни одна душа не найдёт его - уйдёт наш Кухулин в горы и отсидится до лучших времён. Ты же - совершенно другое дело. Навлекши на себя гнев Конна Ста Битв, деньги которого вместе с влиянием Таджа и других друидов, собрали против тебя всю Ирландию - этим ты подставил себя под удар всю дружину вольных фениев.
  
  Куммал: Я знаю всё, о чём ты говоришь, и именно поэтому освободил всю фианну от присяги на верность мне. И, как ты знаешь, многие ушли.
  
  Майл-Дуйн: Ушла лишь ничтожная часть из числа всей дружины. Ты слишком молод, вождь, по сравнению со многими ветеранами фианны, вроде меня, чтобы осознавать: их держит нечто большее, чем клятва. Ибо фианна - тоже нечто большее, чем дружина, и её вожди - нечто большее, чем вожди. И если в этой битве выживет хотя бы один из нас. То фианне - быть, ибо то, чем живёт фианна, заключено в каждом её воине. Все воплощают в себе одно, и один воплощает в себе всё. А те, кто ушёл+ Ты бы ушёл, если бы я был твоим вождём, которому грозила бы опасность?
  
  Куммал: Конечно же, нет! Я бы бился за тебя до конца!
  
  Майл-Дуйн: Ты пошёл против многих, Куммал. Ты встал на пути друидов, самые миролюбивые из которых давно уже не лезут в светские дела помимо судебных разбирательств. Ты встал на пути у верховного короля Ирландии, равновесие с которым было таким хрупким. Ты украл у него невесту, а людей не очень-то интересует, кого любит дева, обещанная конкретному человеку. Люди верят оскорблённой стороне, ибо оскорблённая сторона вопит больше всех. И, наконец, ты пошёл против самого себя, променяв верность принципам истинного вождя на любовь к девушке, пусть самой распрекрасной на всём острове. А стоило ли оно этого? Нравы ирландских девиц достаточно вольны для того, чтобы самой уйти к человеку, которого любишь, в то время как тот из кожи вон лезет ради совершения подвигов, дабы считать себя достойным своей избранницы. Фомор вас всех раздери, неужели женщины настолько глупы, чтобы не понимать таких простых вещей?!
  
  Куммал: Я не знаю, друг мой, насколько глупы или умны женщины. Оставив в женщине продолжение своего рода - это ещё не обладать умением в ней разбираться. Меня гложет стыд и разрывает на части уныние за то, что в итоге я не оправдал своего положения - статуса вождя фианны. Я очень виноват перед дружиной и, без сомнения, понесу за это наказание свыше. В не меньшей степени я виноват и перед Морни, которая, связав свою жизнь со мной, в случае полного разгрома фианны - до последнего воина - станет лёгкой добычей для новых интриг Таджа, её отца. Я начал игру против интересов короля и друидов, игру, которая изначально была обречена на неудачу. Но, - видят Боги! - я не мог иначе поступить. Когда выбираешь новую веху своего пути, заранее осознаёшь, что любой твой поступок, из-за которого понесёт урон хотя бы один человек, пусть даже совершенно чуждый тебе по взглядам и деяниям - то урон этот обязательно когда-нибудь откликнется в твоей судьбе. Ссора фианны и верховных королей назревала задолго до того, как воцарился Конн, и меня избрали вождём. При ком-то этот спор должен был выползти наружу. И он выполз. И причина его не в борьбе за руку прекраснейшей девушки Ирландии - причина в другом, во власти и влиянии короля и фианны на страну. А чему быть, Майл-Дуйн, того не миновать. Я готов к битве и не жалею ни об одном прожитом дне. Последнюю битву нужно начинать достойно.
  
  Майл-Дуйн: Перед этим попрощайся с той, кого ты любишь. Она уже идёт к тебе.
  
  (входит Морни)
  
  Куммал (ей): Прощай, любимая. В последний, может, раз
  Тебя я к сердцу жарко прижимаю.
  Увидимся ли мы потом, не знаю,
  И душу жжёт мне эта мысль сейчас.
  Прощай, любимая. Как жаль, что боги нам
  Так мало дали времени быть вместе.
  Но пусть тебе не будет горькой вестью,
  Что Куммал Сребророгий в битве пал.
  
  Морни: Прощай, любимый. Лик твой навсегда
  Со мной пребудет светом пред глазами.
  Мы в нашей участи с тобой виновны сами,
  Ты - короля, а я отца предав.
  Прощай, любимый. Коль погибнешь ты,
  Я память не сменю на страсть к другому.
  Пусть Тир-на-м'Бан родным мне станет домом
  Вдали от бесконечной суеты.
  
  Оба: Прощай, бесценный дар благих богов.
   Мы можем не узреть друг друга вновь.
  
  (звук боевого рога)
  
  Майл Дуйн: Пора, мой вождь. Враги уж недалече.
  
  Куммал (Морни): Прости за всё.
  
  (отходит от неё, надевает шлем; Морни удаляется)
  
   Трубите бой! Вперёд!
  
  (бой)
  
  Входят Конн, Лухет и Тадж.
  
  Конн: Убит в сраженье вероломный Куммал.
  
  Лухет: Он участь эту, право, заслужил.
  
  Конн: А где же Морни? Где моя невеста?
   Сюда её немедля привести.
  
  (входит Морни)
  
  Конн: Я спас тебя, о свет луны над морем,
   Я разгромил разбойничий вертеп.
   Теперь ничто нам помешать не сможет
   Законными стать мужем и женой.
  
  Морни: О нет, король, твоей уж я не буду,
   Ни в этом, ни в любых других мирах.
   От человека, ставшего мне мужем,
   Ношу ребёнка пятую луну.
  
  Конн: И кто этот соперник мой ничтожный,
   Вскруживший голову красавице такой?
  
  Морни: Отец ребёнка - Куммал Сребророгий,
   В бою погибший по вине твоей.
  
  Тадж: Что ты сказала, скверная девчонка?!
   Ужели он?..
  
  Морни: Он мой законный муж.
   Другого у меня теперь не будет,
   Ему и мёртвому я верность сохраню.
  
  Тадж: Так будь ты проклята, негодное созданье
   Отцовым и друидовым проклятьем,
   И ты, и твой ублюдок навсегда!
  
  Морни: Благодарю за теплоту отцову,
  Но слову твоему никак не сбыться.
  Я удалюсь на дивный Тир-на-м'Бан,
  И там на свет ребёнок мой родится.
  Он будет чист от твоего проклятья,
  И я при сём очищусь от него.
  
  (входит раненный Дайра)
  
  Дайра: Я знаю путь, идём со мною, Морни.
  
  Конн: Щенок проклятый, выкормыш Фианны!
   Зря пощадили лучники тебя,
   Когда стоял, изранен, безоружен,
   Ты на виду у войска моего!
  
  Дайра: Один я выжил из дружины вольной.
   И Куммал, умирая на моих
   Руках, просил исполнить волю
   Последнюю его, и отвести
   На Тир-на-м'Бан прекраснейшую Морни,
   Уберегая от земных страстей.
   И эту волю ныне исполняю.
  
  Конн: Я не позволю!
  
  Тадж: Поздно, мой король:
   Они уходят на Блаженный Остров,
   Их путь усеян дланями богов.
   Иль ты забыл, как боги зло карают
   Тех, кто чинит препятствия идущим
   На Тир-на-м'Бан, землю созданий дивных?
  
  Конн: И ты не остановишь дочь?
  
  Тадж: Её
   Я проклял только что. Иль ты не слышал?!
   Она не дочь мне больше.
   (Морни)
   Уходи
   И больше никогда не возвращайся.
  
  Морни: Прощайте. Нас не разлучает смерть -
   Нас разлучает жизни круговерть.
  
  (Дайра уводит Морни)
  Рассказчик:
  Что ж, в добрый путь, прекраснейшая Морни,
  Скорбящая о муже, павшем в битве.
  С тобою Дайра, смелый проводник
  На скрытой от живых людей дороге.
  Прошло четыре месяца, и вновь
  Мы вас встречаем в землях Тир-на-м'Бана,
  Где мир людей не властен ни над чем,
  Где обитают дивные созданья,
  Где нет тревог и мыслей бренной мысли.
  
  
  Действие четвёртое.
  Тир-на-м'Бан. Опушка леса. Фанн и Либан танцуют. Входит Дайра. Они танцуют вокруг него ,затем уходят.
  
  Дайра: Ручьёв слезами голоса умыты,
  И небо льёт на землю теплоту.
  Молчат холмы, они глаголят редко
  И говорят лишь с листьями деревьев.
  Венки плетут волшебные девицы
  Из полевых лазуревых цветов
  Под щебет птиц и ветра колыханье.
  И всякое дыхание земли
  Здесь насылает трепет и забвенье+
  Один лишь я, незваный постоялец,
  Наполнен думами о прошлых временах.
  Мои воспоминанья пахнут сталью,
  И треском затрапезного костра,
  Стрел свистом, очумелым гулом копий
  И скрипом ладно скрепленной брони.
  Я вспоминаю подвиги Фианны:
  Мужей могучих, славных в ратном деле,
  Защитника уладов Кухулина
  И всадника морских путей Майл Дуйна.
  Свободы светел первозданный лик,
  Мужи сии избрали путь свободы,
  Где каждый равен остальным во всём
  Перед собой и миром, пред богами.
  Свобода одного - свобод всех,
  И честью было павшим в страшной битве
  За Куммала свободу лечь костьми,
  Как он бы лёг за каждого свободу.
  А ныне+ныне тишь да благодать,
  Покой нам заменил былую славу:
  Одним в забвенье лучших из миров,
  А мне - в моих живых воспоминаньях.
  
  (Фанн и Либан начинают его усыплять)
  
  Фанн: Время лаврами чарует
  Своих доблестных героев,
  Но оно же их и сдует,
  Но оно же их и смоет.
  Высшей мерой наслажденья -
  Сон, раздумий всех решенье.
  Брось в объятия забвенья
  Разум свой отягощенный.
  
  Либан: Мы смеёмся, словно дети,
  Время нам, что чуждый шорох.
  Мы не ищем, что ответить,
  Нам вопрос не слишком дорог.
  Люди жаждут озаренья,
  Словно светом ослеплённый.
  Брось в объятия забвенья
  Разум свой отягощённый.
  
  Обе: Ты - не ты, и мысли - бред.
   Сон есть сон, лишённый бед.
  
  Рассказчик:
  Слава всех героев лаврами чарует,
  Но отдохновенье только сон дарует.
  Сердце ждёт покоя, все затихло в нём.
  Засыпай, о, Дайра, безмятежным сном.
  Ты заснёшь, и будешь видеть сновиденья,
  Эти сны подарят сладкое забвенье.
  Остров сей отныне на века твой дом.
  Засыпай, провидец, тихим сладким сном.
  
  (Дайра засыпает; входит Морни с ребёнком на руках)
  
  Морни: Спи, маленький, спи, мой прекрасный сын,
  Твой сон хранят чудесные созданья.
  Ты видишь сны и набираешь сил
  Достойным быть родителя-героя.
  Как дивно: те же самые глаза -
  И нос его, и брови, и улыбка+
  Вот сила Морни вместо красоты,
  Которая уж канула в забвенье.
  Настанет день, и супротив врагов
  Отца родного острый меч из ножен
  Мой сын возьмёт и отомстит за всё:
  За что отец погиб и мать страдала.
  Спи, маленький, тебя я понесу
  Обратно в мир людей печально-бренный,
  Чтоб вскоре о тебе заговорили
   И стар, и млад, и нищий, и брегон,
  Чтобы делами доблести прославил
  Себя и род геройского отца.
  И через сотни лет все будут помнить
  Твои победы и твои деянья.
  И пророкочет твоей славы гром+
  Идём. Хоть нас не ждут, но мы идём.
  
  Рассказчик:
  Итак, мы завершаем представленье,
  Поведав вам старинную легенду.
  Пусть каждый здесь присутствующий сам
  Мораль из нашей пьесы извлекает,
  В грядущем руководствуяся ею.
  А напоследок скажем мы одно:
  Внимательней смотрите друг на друга,
  Быть может, новых Куммала и Морни
  Найдёте вы средь нынешних людей.
  На этом поспешу я удалиться
  И пожелать всем вам удачных дней.
  Прощайте! Может быть, до скорой встречи.
  
  
  (занавес)
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого 2"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"