Andrey: другие произведения.

Гарри Поттер и последний дракон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Возможно только 10 глав

  Глава 1. Полночные тревоги и радости.
  
  
  Стояла тихая летняя ночь. Ярко светила луна, легкий ветерок шелестел листьями деревьев. Тисовая улица погрузилась в глубокий спокойный сон. Только в доме номер четыре на втором этаже было открыто окно. Возле него сидел тот, чье имя знал каждый волшебник Англии. Очередной учебный год - шестой по счету, но самый трудный из всех, почти случайное столкновение с Вольдемортом, чудом не закончившееся трагедией - все это осталось в прошлом. Сейчас Гарри Поттер просто сидел и скучал. Завтра у него будет день рождения, а он совсем один в окружающем мире. Даже Дурслей не было. Этому можно было только радоваться, но... После трех недель полного одиночества радость начала понемногу угасать. Все-таки, намного уютнее, когда кто-то есть рядом.
  
  Дядя Вернон затеял капитальную реконструкцию своей фабрики по производству дрелей, поэтому он отправил Дадли и тетю Петунью на месяц в Испанию, а сам с головой погрузился в работу. Теперь Гарри старался вообще не попадаться ему на глаза, потому что дядя все время был в состоянии тихого бешенства от ежедневных скандалов со строителями. К тому же он иногда вообще не возвращался домой с фабрики, оставаясь ночевать в своем кабинете. Вот и теперь Гарри был совсем один в целом доме.
  
  Мимо окна бесшумно пролетела большая птица. Просто тень в лунном свете, но наметанный глаз сразу определил, что это сова. Она направлялась к дому в самом конце улицы. Значит, Арабелла Фигг вернулась домой.
  
  Гарри с самого детства знал эту пожилую женщину. Дурсли часто отводили его к ней, когда куда-нибудь уезжали. И только два года назад выяснилось, что она не только имеет отношение к волшебному миру, но и по поручению профессора Дамблдора охраняет его, Гарри, от Лорда Вольдеморта. Хотя, конечно, от сквиба сложно было ожидать практической помощи, но хоть тревогу поднимет... Да и всегда (когда Дурслей не было дома, конечно) можно зайти поболтать. Но этим летом миссис Фигг постоянно была в отъезде, появившись дома всего два раза. И каждый раз, как и сейчас, к ее дому слетались совы с какими-то сообщениями.
  
  Гарри улыбнулся про себя: давно ли профессору Дамблдору приходилось вести борьбу против Лорда Вольдеморта чуть ли не в подполье, скрываясь от Корнелиуса Фаджа? А теперь, после того, как Фадж подал в отставку, вынужденный признать ошибочность своей политики, Министром магии стал сам профессор Дамблдор. Гарри знал, что Дамблдор этого не хотел, но ситуация в стране была такой напряженной, что он был вынужден пойти на это, поставив, правда, условие, что он останется директором Хогвартса. Хотя, как показал опыт, даже Дамблдор не всесилен: он не смог упрятать за решетку Люциуса Малфоя, который каким-то невероятным образом (Гарри подозревал, что с помощью золота и могущественных друзей) был оправдан волшебным судом.
  
  Да и упрятывать его было, в общем-то, некуда. Для чего Вольдеморту понадобилось уничтожать Азкабан - непонятно, каким образом он это сделал - тоже, но факт остается фактом - знаменитая тюрьма перестала существовать. У Гарри сохранилась газетная вырезка с фотографией: выжженный кусок скалы посреди моря - все, что осталось от острова. Сила Вольдеморта росла слишком быстро. Зато почти полностью прекратились вылазки Пожирателей смерти, непонятно, правда, почему. Орден Феникса отбил охоту рисковать?
  
  
  Над крышей соседнего здания пролетела еще одна сова. Гарри решил сходить навестить Арабеллу Фигг, пока она еще дома, но вдруг над его головой послышалось хлопанье крыльев, и в окно влетела большая белая сова.
  
  - Хедвиг! - ахнул Гарри. - Где ты пропадала всю эту неделю?
  
  Сова приземлилась перед ним и важно протянула вперед ногу, к которой был привязан небольшой мешочек. Гарри освободил Хедвигу от груза, она ласково клюнул его в щеку и вылетела наружу.
  
  В мешочке оказались газетная вырезка и кусок пергамента. Гарри сначала решил посмотреть, о чем пишут в газете. Это оказалась небольшая статья, вырезанная из свежего номера "Ежедневного пророка".
  
  
  "СИЛЫ ЗЛА УВЕЛИЧИВАЮТ СВОЕ МОГУЩЕСТВО
  
  Вчера произошел третий случай перехвата волшебника во время аппарирования. В этот раз жертве удалось ускользнуть, поэтому мы получили возможность узнать, как это произошло.
  
  По словам потерпевшего, он аппарировал из Лондона в Манчестер, но неожиданно очутился в каком-то лесу посреди группы волшебников в масках, нацеливших на него свои палочки. Его спасли только хорошая реакция и превосходное владение навыками аппарирования, позволившие в самый последний момент перенестись обратно в Лондон. Судя по внешнему виду нападавших, это были Пожиратели смерти.
  
  Мы обратились за разъяснениями в Министерство магии, но ничего вразумительного не услышали. Напомним нашим читателям, что до недавнего времени считалось абсолютно невозможным перехватить аппарирующего волшебника. Очевидно, кто-то открыл способ сделать это.
  
  Министр магии Дамблдор настоятельно рекомендует всем воздержаться от перемещений на большие расстояния. В первую очередь это касается сети Летучего пороха, которую частично контролируют Пожиратели смерти.
  
  Похоже, единственным безопасным средством передвижения на дальние расстояния остаются порталы, но, к сожалению, далеко не у каждого есть возможность получить разрешение на их изготовление".
  
  
  Встревоженный статьей, Гарри взял кусок пергамента с посланием.
  
  
  "Гарри, надеюсь, ты уже прочитал статью и все понял. Сожалею, что не могу приехать, очень занят работой для ... ты знаешь кого. Я тебя очень прошу: не пытайся аппарировать. Никто не может понять, что происходит, возможно, даже перемещение на короткие расстояния может стать опасным. Помни, что именно тебя кое-кто не отказался бы поймать. Сеть Летучего пороха полностью нами контролируется только в окрестностях Лондона, так что будь осторожен.
  
  
  Надеюсь, скоро увидимся.
  
  
  Римус Люпин".
  
  
  
  Вот так всегда. Весь волшебный мир на ушах стоит, а он сидит и ничего не знает. И хоть бы кто-нибудь сообщил, что происходит. Наверное, все слишком заняты, только одному Люпину делать нечего, кроме как письма писать.
  
  И вот ведь досада: только в конце этого учебного года Гарри сдал тест на право аппарировать, а теперь этот способ передвижения для него оказался закрыт. Что ж теперь, все время пешком ходить?
  
  Не успел Гарри остыть, как в комнату спикировала незнакомая серая сова, бросила что-то на кровать и, не приземляясь, вылетела наружу. Это очень удивило Гарри: за весь предыдущий месяц он получил всего два письма: от Гермионы, которая опять поехала с родителями во Францию, и приглашение в гости от Рона. А сейчас за десять минут пришло уже второе.
  
  Гарри поднял письмо с кровати. Собственно, это был всего лишь кусок газеты, на котором с одной стороны было что-то нацарапано. Лунного света не хватало, чтобы разобрать каракули, и Гарри включил лампу.
  
  
  "Дорогой Гарри! Извини, что пишу на чем попало, меня срочно вызывают. Поскольку Дурсли разъехались, и меня рядом нет, профессор Дамблдор разрешил тебе провести остаток лета с семейством Уизли. Насколько я знаю, они уже приглашали тебя. Надеюсь, еще увидимся".
  
  
  Внизу с некоторым трудом Гарри разобрал подпись: Арабелла. Вот это подарок! Теперь можно не киснуть в одиночестве.
  
  Гарри собрался было лететь прямо сейчас, но вовремя одумался: до дома Уизли всего час лету на "Молнии", так что можно подождать до утра, чтобы не будить Уизли посреди ночи. Не торопясь, Гарри собрал свои школьные вещи, привязал чемодан и совиную клетку к метле, и потом еще часа два читал "Историю Хогвартса", впервые за шесть лет набравшись мужества для этого подвига.
  
  Как только небо начало светлеть, Гарри написал короткую записку для дяди Вернона, оседлал метлу и вылетел в окно. Он быстро сориентировался в предрассветных сумерках и полетел, стараясь избегать мест, где его могли заметить. Гарри так долго не поднимался в воздух, что уже начал забывать радость полета. К сожалению, все хорошее кончается очень быстро, и скоро впереди показалась крыша "Норы" - дома семейства Уизли. Освещенный косыми лучами встающего солнца, дом казался еще более скособоченным, чем был на самом деле. В окнах первого этажа горел свет: похоже, мистер Уизли собирался на работу.
  
  Гарри плавно приземлился у входной двери и сразу же увидел миссис Уизли, выходящую из курятника с корзинкой яиц.
  
  - Гарри, милый! - она всплеснула руками и чуть не уронила корзинку. - Как ты здесь очутился? Да еще один?
  
  - Мне разрешили погостить у вас, миссис Уизли.
  
  - Это замечательно! А твои дядя и тетя не сильно возражали?
  
  - Я оставил им записку, - улыбнулся Гарри.
  
  Миссис Уизли слегка нахмурилась, но тотчас же на ее лице появилась широкая улыбка:
  
  - Гарри, ведь у тебя сегодня день рождения! Так быстро летит время!
  
  Она крепко расцеловала Гарри.
  
  - Пошли скорее в дом, дети уже должны проснуться.
  
  Она открыла дверь и пригласила Гарри в дом.
  
  - А Фред с Джорджем здесь? - спросил Гарри, складывая свои вещи на полу в прихожей.
  
  Миссис Уизли покачала головой.
  
  - Они живут в Лондоне, с головой заняты своим магазином магических фокусов. Ты знаешь, я не одобряю подобных занятий. Однако я рада, что они нашли себе хоть какую-то работу. Теперь они сами зарабатывают себе на жизнь, и я удивлена, что очень не мало. И где они только находят покупателей?
  
  Миссис Уизли провела Гарри на кухню и быстренько приготовила завтрак.
  
  - Артура вызвали на работу, он сказал, что скоро вернется. Даже в законный выходной его не могут оставить в покое! - возмущалась миссис Уизли, ставя на стол перед Гарри тарелку с тостам. - Мы сегодня собирались в Косой переулок, купить кое-что по хозяйству, заодно и посмотрим тебе подарок. Да и Гермимоне нужны кое-какие книжки...
  
  - Гермиона? - переспросил Гарри. - Она здесь?
  
  - А разве Рон не написал тебе? - удивилась миссис Уизли. - Уже неделю. А...
  
  В этот момент наверху что-то грохнуло, и тут же раздался возмущенный крик Рона:
  
  - Еще один прощальный подарок от этих двух придурков!!!
  
  Миссис Уизли только вздохнула.
  
  - Что на этот раз?
  
  Это уже голос Джинни. Ясно слышится любопытство.
  
  - Ничего. Просто хлопушка. Но они меня достали!
  
  И снова грохот, будто упало что-то тяжелое.
  
  - И так каждый день, - вздохнула миссис Уизли.
  
  Лестница заскрипела. По ней медленно спускался Рон, осторожно растирая локоть. За ним показались Джинни и Гермиона, с видимым усилием сдерживающие смех.
  
  - Почему эта гадость срабатывает только на меня? - мрачно пробурчал Рон и остановился, увидев, наконец, гостя.
  
  - Гарри?
  
  И тут же кинулся к нему с криком: "Дружище, ты снова с нами!".
  
  После шумных приветствий все расселись за столом.
  
  - Как же вы, сударыня, не удосужились написать, что вы уже здесь? - подчеркнуто вежливо спросил Гарри Гермиону.
  
  Увидев ее смущение, на вопрос ответил Рон:
  
  - Мы спрашивали у профессора Дамблдора, и он сказал, что со дня на день отпустит тебя к нам. Мы думали, это будет совсем скоро...
  
  - Ты ведь не сердишься на нас, Гарри? - извиняющимся тоном спросила Гермиона.
  
  Гарри посмотрел на их виноватые лица... "Сердишься"? Может, он пробыл в одиночестве слишком долго, или постоянное общение с Дамблдором этой весной дало, наконец, какую-то реакцию, но он чувствовал, что просто не в состоянии сейчас кого-то обругать, даже если бы и захотел.
  
  - Конечно, не сержусь!
  
  - Вот и отлично, - подвела итог миссис Уизли.
  
  Глава 2. День рождения Гарри.
  
  
  После обеда, когда домой прибыли мистер Уизли и Фред с Джорджем (близнецы старались держаться подальше от Рона), семейство Уизли вместе с Гарри приготовилось к походу в Косой переулок. Поскольку Джинни еще не сдала тест на право аппарировать, воспользовались Летучим порохом. Гарри относился к нему с некоторой опаской, еще не забыв, как однажды вместо Косого переулка высадился в Лютном. Но в этот раз все обошлось благополучно.
  
  Миссис Уизли потащила мужа в магазин "Хозяйственная магия", Рон отправился в ту же сторону, к расположенному по соседству магазину товаров для квиддича. Неожиданно Фред и Джордж подхватили Гарри за руки и отвели в сторонку.
  
  - Гарри, тебе с нами, - тихо, чтобы никто больше не услышал, сказал Фред.
  
  - Куда?
  
  - У тебя ведь сегодня день рождения, верно? Ну и мы приготовили тебе подарок.
  
  - Подарок? Мне? Какой?
  
  - Пошли, сам увидишь, - загадочно улыбнулся Джордж.
  
  Гарри повернулся к остальным: они стояли у витрины магазина "Флориш и Блоттс", миссис Уизли любовалась новейшей кулинарной энциклопедией.
  
  - Никого больше не берем, - сказал Фред. - Они ничего не знают.
  
  - Это наш сюрприз, - пояснил Джордж.
  
  Близнецы потащили Гарри по переулку. Между ателье мадам Малкин и небольшим магазинчиком волшебной утвари Фред постучал волшебной палочкой по стене и тихо произнес какое-то заклинание. Открылся узкий проход между домами. Близнецы мигом втащили туда Гарри, и проход тут же закрылся.
  
  - Люмос, - прошептал Джордж, и на конце его волшебной палочки появился огонек. Он осветил мрачного вида тоннель, который загибался куда-то вбок.
  
  - Что это за место? - заинтересовано спросил Гарри.
  
  - Ну, в общем, это тайный проход между переулками, - скромно ответил Джордж. - Мы с Фредом случайно его нашли.
  
  - Случайно? - не поверил Гарри.
  
  - Конечно случайно... - начал Фред.
  
  - ...у нас оказалось в кармане пять галлеонов, - продолжил Джордж, - и старикашку, которому они были нужны, мы тоже повстречали случайно...
  
  - А я уж было подумал, - сказал Гарри, - что вы опять нашли что-то вроде "Карты мародеров".
  
  - Нет, в Косом переулке тайных ходов намного меньше, чем в Хогвартсе, - сказал Фред, - и ходить по ним опасно. Никогда не знаешь, какая нечисть сюда заберется.
  
  - Однако, этот проход однажды спас нам жизнь, - продолжил Джордж, - когда мы спасались от гнева одной нашей покупательницы.
  
  - А что случилось? - заинтересованно спросил Гарри.
  
  - Один раз к нам зашла почтенного вида дама... - начал Джордж.
  
  - Она, наверное, не прочитала вывеску, - перебил его Фред. - И купила пакетик "Антарктических" ирисок.
  
  - И что потом? - спросил Гарри.
  
  - Ну, и посреди многолюдного Косого переулка она превратилась в пингвина...
  
  - Ладно, пора двигаться, - прервал брата Джордж. - Нам надо вернуться до того, как остальным надоест нас искать. Держите палочки наготове.
  
  Они гуськом пошли по тоннелю. Минуты через три ход перегородила глухая кирпичная стена. Шедший первым Фред коснулся ее волшебной палочкой, и стена растаяла.
  
  Узкая темная улочка, открывшаяся взору Гарри, показалась ему знакомой.
  
  - Это Лютный переулок, да? - спросил Гарри. - Опасное место...
  
  - Мы знаем, - ответил Фред. - Но выхода не было. Мастер, который нам нужен, странный старик. Предпочитает жить здесь, хотя к Черной магии не имеет никакого отношения. Говорит, здесь спокойнее.
  
  Они прошли мимо лавок со всякой гадостью и остановились возле невзрачного двухэтажного дома. Джордж постучал. На втором этаже открылось окно, кто-то выглянул, оглядел сверху маленькую компанию и скрылся. Через минуту щелкнул замок, и дверь отворилась.
  
  Перед ними стоял высокий старик с белой спутанной бородой и мрачным выражением лица. Не говоря ни слова, он прошел в комнату и вскоре вернулся с длинным свертком. Отдав его Гарри, он отошел в сторону.
  
  - Ну, Гарри, это наш подарок. Открывай, - сказал Джордж.
  
  Гарри развернул оберточную бумагу.
  
  - Вот это да! - восхищенно вздохнул он.
  
  В его руках была гоночная метла. Таких он никогда еще не видел. Темно-серая рукоятка отполирована до блеска, на ее конце золотом горит название метлы - "Гроза", черные прутья идеально ровные, а главное, почему-то поблескивают золотом. Метла была красива, хотя и очень необычна. Гарри как-то не сразу обратил внимание на то, что метла почти ничего не весит. Точнее, ее веса он вообще не чувствовал. Гарри с удивлением посмотрел на старика.
  
  - Рад, что тебе понравилось, Гарри Поттер, - прошелестел старик. Странный у него был голос - тихий, почти шепот, но отчетливо слышно все. - У тебя очень хорошие друзья. Они выбрали лучшую в мире метлу, мой шедевр. Больше я не буду делать метлы, слишком уж постарел...
  
  Пауза.
  
  - ...Теперь к делу. Таких метел в мире больше нет и не будет. Я работал над ней пять лет. Было много проблем, но я доказал... Не важно. Наверняка ты обратил внимание на рукоятку. Она намного сложнее, чем кажется на первый взгляд. Рукоятки к метлам делают из цельного куска дерева, но здесь... Десять слоев из самых разных пород дерева склеены сверхпрочным клеем. Я сделал его сам на основе магловского синтетического клея, применив кое-какую магию. Да-да, не удивляйтесь, - улыбнулся он, заметив взгляды Гарри и близнецов, - я, в отличие от многих моих коллег, внимательно слежу за последними изобретениями маглов и частенько их использую. Вернемся к метле. Многослойная конструкция обеспечивает значительную прибавку скорости. Сверху рукоятка покрыта кожей дракона с вплетенными в нее нитями кевлара. Из него маглы делают бронежилеты. Поэтому рукоятку этой метлы сломать практически невозможно.
  
  Двинемся дальше. Прутья метлы изготовлены из самшита - "железного дерева". Его в метлах никогда не используют, потому что он слишком тяжелый. Эта проблема стояла и передо мной, но я ее разрешил. Гарри Поттер, ты уже обратил внимание на легкость метлы. Она особым образом заколдована, чтобы полностью уравновесить ее вес. Отпусти ее, - обратился мастер к Гарри, - и она останется висеть в воздухе. А благодаря коже дракона на рукоятке заклятие можно разрушить, только уничтожив метлу. Главная изюминка метлы - именно прутья. Каждый просверлен изнутри, в отверстие вставлена тонкая золотая проволочка. Такими же проволочками прутья оплетены снаружи. Это дает огромную прибавку к скорости. Правда, - усмехнулся мастер, - золото прошло особую магическую обработку, поэтому вряд ли кто-то сможет повторить подобную конструкцию. Единственный недостаток - на большой скорости за метлой остается золотистый след. И еще: лучше не подвергать прутья заклятию - метла может дать сдачи.
  
  Что-то беспокоило Гарри. Непонятно, правда, что. Задать бы какой-нибудь вопросик... Может, и мысли прояснятся...
  
  - А почему вы все время говорите просто "метла", а не "Гроза"?
  
  - Видишь ли, - ответил мастер, - "Гроза" - не название модели, а собственное имя метлы.
  
  - Собственное имя? - удивился Гарри.
  
  - Разумеется. Метла приучена к тому, что по имени ее зовет только владелец. Запомни, эта метла действительно волшебная, она наделена разумом. Она знает своего хозяина и верно ему служит. Если ее возьмет без разрешения кто-то чужой, он об этом сильно пожалеет.
  
  Гарри задумался: разумная метла, да еще сделанная мастером из Лютного переулка... Хороший подарочек, ничего не скажешь...
  
  Мастер предпочел не заметить тревогу на лице Гарри и продолжил как ни в чем не бывало:
  
  - Настало время вручить метлу тебе, Гарри Поттер.
  
  Он взял метлу в руки и произнес, обращаясь к ней:
  
  - Ну вот, "Гроза", пришла пора прощаться. Я передаю тебя твоему хозяину. Его зовут Гарри Поттер. Служи ему верой и правдой.
  
  На глаза мастеру навернулись слезы, он быстро стер их рукавом.
  
  - Теперь возьми ее в руки, - обратился он к Гарри, - и скажи: "Меня зовут Гарри Поттер, я твой хозяин".
  
  Как только Гарри взял метлу и произнес эти слова, он почувствовал, что метла потеплела и слегка задрожала. Мастер улыбнулся.
  
  - Ты ей понравился. Думаю, вы поладите, - о метле он говорил как о ребенке. - Теперь о том, что метла умеет. Она может определять стороны света, так что компас не нужен; может лететь в заданном направлении, не сбиваясь с курса; знает, где находятся Лондон и Хогвартс и сама может найти к ним дорогу, надо только попросить. У этой метлы очень сильная связь с хозяином: находясь где угодно, ты можешь даже без помощи волшебной палочки мысленно пожелать: "Лети ко мне", и она тебя найдет. Чтобы избавиться от золотого следа, надо приказать: "невидимый полет". Правда, скорость немного снизится. И еще: если будешь давать метлу кому-нибудь полетать, надо ее об этом предупредить. Ну вот, пожалуй, и все.
  
  - Но сэр, - сказал Фред Уизли, - вы так и не сказали Гарри о скорости "Грозы"!
  
  - Неужели? - удивился мастер. - Ох, старость не радость. Самое главное не сказал. "Гроза" достигает скорости 350 миль в час, причем до первых 100 миль в час разгоняется за 3 секунды!
  
  У Гарри отвисла челюсть.
  
  - Да-да, это правда, - улыбнулся мастер. - А в чрезвычайной ситуации она, возможно, способна на большее. Чтобы тебя не сдуло с метлы на такой скорости, - продолжил он, - в нее встроен магический щит от ветра, а при резком разгоне удержаться на метле помогает другое заклинание. Так что не бойся метлы, свалиться она не позволит.
  
  Тем временем Джордж Уизли снял с плеч рюкзак и поставил его на пол. Что-то в нем звякнуло.
  
  - Вот, деньги за метлу, - сказал он. - Как мы с вами и договаривались.
  
  Мастер приоткрыл рюкзак, посмотрел внутрь и сказал: "Все точно". После этого он положил метлу в специальный чехол, вручил его Гарри, проводил друзей до дверей и пожелал всем удачи.
  
  Как только дверь закрылась, близнецы хором воскликнули:
  
  - С днем рождения, Гарри!
  
  - Вы с ума сошли, - прошептал он. - Эта метла наверняка обошлась вам в целое состояние.
  
  - Если быть точным, мы отдали за нее десять тысяч галлеонов, - сказал Фред. - Годовая прибыль от нашей лавки. Сейчас мы принесли вторую половину денег. Первый раз мы брали тачку...
  
  - И не вздумай протестовать, - продолжил Джордж. - Наша лавка открыта благодаря той тысяче галлеонов, которые ты нам подарил. Так что в некотором смысле мы отдаем долг.
  
  - Кроме того, - сказал Фред, - ты слишком часто сталкиваешься с Тем-Кого-Нельзя-Называть. Мы думаем, эта метла тебе поможет.
  
  - И последнее, - закончил Джордж, - не говори никому, где ты достал эту метлу. Старик-мастер об этом просил. И не говори нашей маме, сколько денег у нас ушло на твой подарок.
  
  Разговор прервал гнусного вида колдун, внезапно выскочивший из темного угла. Однако близнецы были наготове. Заклинание ярко осветило переулок, раздался взрыв, и все заволокло густым дымом. Под его прикрытием все трое скрылись в потайном проходе.
  
  - Не зря говорят, - отдышавшись, сказал Фред, - что в Лютный переулок лучше не соваться. Здесь попадаются такие личности, от которых даже бандиты шарахаются.
  
  Друзья без проблем прошли потайным проходом и незаметно вышли в Косой переулок. Не успели они и пяти шагов сделать, как поняли, что их уже давно ищут: раздвигая толпу, к ним спешила миссис Уизли, рассерженная, как саблезубый тигр.
  
  Фред поспешил разрядить ситуацию:
  
  - Все в порядке, мамочка, мы ходили за подарком для Гарри. И совсем немножко задержались.
  
  - Всего каких-то два часа, - продолжил Джордж. - Надеюсь, вы нас еще не потеряли?
  
  Близнецов спасла хорошая реакция: они успели исчезнуть до того, как миссис Уизли успела открыть рот, чтобы высказать все, что она о них думала.Глава 3. Ураган.
  
  
  Наступило тридцатое августа. Завтра с утра надо было отправляться на вокзал "Кингс-Кросс". А пока дом Уизли стоял на ушах. Близнецы Фред и Джордж демонстрировали всем свои новейшие изобретения, Гарри, Рон, Джинни и даже мистер Уизли смеялись над их проделками. Миссис Уизли пыталась приготовить прощальный ужин, изо всех сил стараясь не перепутать рецепты в царившем вокруг шуме. Гермиона сидела в кресле в углу комнаты, зажав пальцами уши, и изучала толстенную книгу заклинаний с жутковатыми картинками на обложке, которую близнецы с немалым трудом добыли в Лондоне. В коридоре Живоглот, кот Гермионы, гонялся за двумя гномами, а те с притворными воплями ужаса прятались от него куда попало.
  
  Миссис Уизли под нажимом мужа и Гермионы позволила садовым гномам на время поселиться в прихожей: сильнейший ливень, не прекращающийся ни на минуту вот уже третьи сутки, затопил гномьи норы и выгнал их обитателей на улицу. Собственно, дожди шли без перерыва уже целый месяц, но такой сильный ливень был впервые. Он окончательно похоронил надежды Гарри еще раз полетать на "Грозе", своей новой метле, и попробовать разогнаться до максимальной скорости.
  
  Веселье в доме продолжалось недолго. Близнецы запустили игрушку для малолетних волшебников - НЛО-пугач. Миниатюрная летающая тарелка, мигая разноцветными огоньками, бесшумно полетела через комнату. Вдруг Фред толкнул Джорджа и показал на свои часы. Переглянувшись, братья начали потихоньку отступать к двери. А летающая тарелка, тем временем, направилась в сторону миссис Уизли. В прихожей часы пробили девять, и в ту же секунду летающая тарелка, зависшая возле уха миссис Уизли, взорвалась с таким грохотом, будто это была, по меньшей мере, динамитная шашка. Мать семейства, не ожидавшая подобной подлости, с визгом отпрыгнула в сторону, наугад взмахнув волшебной палочкой. Ничего, кроме хорошей молнии, из этого не получилось. Чудом никого не задев, молния прошила комнату, ударила в стену и растеклась по ней веселыми голубыми искрами. Прямо над местом удара висело старенькое радио. Не привыкший к электрошоку аппарат задымился, зачихал, но включился. Гарри первым осознал, что радио стало принимать не волшебную радиостанцию, а магловский канал ВВС - узнал голос диктора:
  
  - ... остается надеяться на очередную перемену курса. В конце концов, за последние двое суток их было уже четыре. Но пока ураган "Бетси" подтверждает самые неблагоприятные прогнозы синоптиков: он по-прежнему движется на Великобританию. Снимки со спутников показывают, что ураган заденет юго-запад страны. Если он не изменит курс, центр урагана завтра пройдет милях в ста южнее Лондона. В Уэльсе уже началась массовая эвакуация населения. Повсеместно ожидается резкое усиление ветра. Проливные дожди, вызванные ураганом, уже затопили полстраны. Всем жителям рекомендуется оставаться дома и воздержаться от дальних поездок. Похоже, это будет самое сильное стихийное бедствие в нашей стране за последние двести лет.
  
  Радио чихнуло в последний раз, и передача оборвалась.
  
  На некоторое время воцарилось молчание. Первой заговорила миссис Уизли:
  
  - Артур, что же это происходит? Маглы бьют тревогу, а родное министерство магии молчит! Слышал, что сказало радио? "Рекомендуем воздержаться от дальних поездок...". А нам завтра детей в школу отправлять! Что же делать, Артур?
  
  - В первую очередь, Молли, не паниковать, - твердо сказал мистер Уизли. - В министерстве тоже не слепые сидят, видят, какая погода на улице. И вообще, я не вижу особых причин для беспокойства. Ураган должен пройти по самому югу страны, а "Хогвартс-экспресс" пойдет на север... Хотя насчет молчания министерства ты права, - добавил он. - Придется мне сейчас самому слетать на работу и разобраться.
  
  С этими словами мистер Уизли пошел наверх переодеться. А миссис Уизли погнала всех спать:
  
  - Нечего тут сидеть, завтра рано вставать. А вы, - грозно обратилась она к близнецам, - ваше счастье, что у меня появились дела важнее, чем ругать вас за сегодняшнее безобразие. Но в следующий раз...
  
  Без лишних слов все разошлись по спальням, чтобы не сердить миссис Уизли. Комната Рона и Гарри была под самой крышей, поэтому в ней особенно сильно слышался шум дождя. Гарри долго лежал, слушая его, и вспоминал Хогвартс. Впереди последний год учебы, пора было серьезно задумываться о будущем. Однако все мысли Гарри вертелись вокруг квиддича, и он заснул, мечтая о месте ловца в национальной сборной.
  
  
  Проснулся Гарри от громкого крика Миссис Уизли: "Подъем!". С минуту он сидел на кровати, ничего не понимая: за окном по-прежнему ночь, дождь хлещет как из ведра, только прибавился новый звук - свист ветра. На соседней кровати завозился Рон, ругаясь сквозь сон на слишком раннее пробуждение.
  
  В столовую Гарри и Рон вошли вместе с близнецами. Джордж сразу высказал общие мысли:
  
  - Зачем надо было будить нас в четыре часа утра? Ведь до вокзала всего час езды, ну в крайнем случае два. А поезд отходит в одиннадцать...
  
  - И вообще, - продолжил Фред. - Чем мы с Джорджем провинились? Сказать сестричке "до свидания" мы могли бы и из теплой кроватки...
  
  - Хватит возмущаться, - оборвала его миссис Уизли. У нее был очень взволнованный вид. - Давайте завтракайте, сейчас отец вернется и все объяснит.
  
  Только все поели, вошел мистер Уизли, весь мокрый, в грязи.
  
  - Доброе утро всем, - сказал он и повернулся к миссис Уизли. - Молли, возьми, пожалуйста, мою мантию, ей сильно досталось сейчас. Такая бешеная погода на улице, что при аппарировании появились помехи. Меня сейчас вместо нашей прихожей выбросило в огороде. А там грязи по колено...
  
  - Папа, - спросил Фред, - почему нас подняли в такую рань? Что происходит?
  
  - Плохо дело, - ответил мистер Уизли. - Маглы не зря подняли тревогу. Что-что, а погоду они умеют предсказывать лучше нас. У них есть спутники и куча других вещей. Кстати, - обратился он к Гарри и Гермионе, - что такое эти спутники? Я знаю, что с них далеко видно и...
  
  - Потом, Артур, - оборвала его миссис Уизли.
  
  - Хорошо, Молли, - покорился он. - Так вот, министерство ошиблось в своих прогнозах, а маглам оно не сильно верит. Кому-то, очевидно, гордость мешает помощи у других попросить. Короче говоря, детей надо было отвозить в школу еще два-три дня назад. А сейчас даже собрать всех на поезд - проблема. И дома оставаться нельзя: ураган двинулся на север. Район Лондона он, скорее всего, обойдет, но все равно потреплет нас крепко.
  
  - И что предлагает министерство? - спросила миссис Уизли.
  
  - Детей все же решено отправить в школу. Там будет безопаснее. Чтобы дети из отдаленных районов смогли попасть на поезд, министерство наняло "Ночного рыцаря".
  
  Гарри вздрогнул: сумасшедший водитель этого волшебного автобуса даже в солнечную погоду не мог удержаться на дороге, а куда его занесет в бурю?
  
  - За нами сейчас тоже придет транспорт, - закончил разговор мистер Уизли. - Так что быстро собираемся.
  
  Зевая, все пошли одеваться. Школьные вещи были упакованы еще вчера, так что сборы не заняли много времени.
  
  Вдруг раздался громкий гудок, по силе не уступавший паровозному. От неожиданности все подпрыгнули. Сычик, сова Рона, с воплями заметался по клетке, а Живоглот одним махом расцарапал спинку дивана, на которой сидел. К счастью, миссис Уизли этого не заметила.
  
  - Пора выходить, - объявил мистер Уизли. - Транспорт прибыл.
  
  Гарри, волоча чемодан, первым вышел на крыльцо, навстречу бушующему ветру. И уткнулся носом в огромное колесо. Оно было метра два в высоту. Вглядевшись в пелену дождя, Гарри различил контуры исполинской машины. Только автобус "Ночной рыцарь" был выше, но и он уступал ей по длине. Тем временем из дома вышли все остальные, и, как по команде, разинули рты от удивления.
  
  Между двух колес открылась небольшая дверь, из нее высунулся волшебник в очках и крикнул:
  
  - Сюда, Артур!
  
  - Залезайте, - скомандовал мистер Уизли. Все по очереди полезли по небольшой приставной лесенке в машину. Внутри оказалась еще одна лестница. Она привела в кабину размером с хорошую комнату. Все свободное место было заставлено креслами, в которых дремали школьники, в основном второго-третьего курсов, и их родители. В соседнем помещении Гарри разглядел сваленные кучей чемоданы.
  
  - Рассаживайтесь, - сказал волшебник в очках. - Извини, Артур, - обратился он к мистеру Уизли, - мы, кажется, проехали по твоему саду. Маловато у вас места для маневров.
  
  - Ничего, Энтони, - сказал мистер Уизли. - В саду и так все утонуло.
  
  - Это Энтони Проуг, начальник министерского гаража, - обратился он к остальным. - Энтони, а поменьше у вас ничего не нашлось?
  
  - "Поменьше" не проедет, - ответил Энтони. - На лондонском шоссе снесло мост, в других местах дорогу просто затопило.
  
  Он сел в водительское кресло и завел двигатель. Гарри почувствовал, как под ногами завибрировал пол. Энтони потянул за рычаг, и машина плавно тронулась. Казалось, для нее не существует ни канав, ни грязи, ни заборов. Проехав через поле, машина выбралась на дорогу, заняв ее всю от одной обочины до другой.
  
  - Папа, что это за техника такая? - спросил отца Джордж.
  
  - Это машина министерства для самых крайних случаев, - ответил он. - Ее купили не так давно в России. Там ее использовали в армии.
  
  - В России? - удивилась Джинни.
  
  - Далекая северная страна, - пояснил мистер Уизли. - Мы строим хорошие дороги для маленьких машин, а они большие машины для плохих дорог. Ох, и помучился я с оформлением этой громадины! Пришлось оставить ее видимой для маглов, ведь их иногда тоже приходится перевозить. А прибор невидимости не поставить, слишком велики размеры. Одна надежда, что в такую погоду маглы не будут очень сильно ее рассматривать.
  
  - Мистер Уизли, - обратилась к нему с вопросом Гермиона. - А что, мистер Проуг один управляет машиной?
  
  - Не совсем. Где-то внизу сидит механик, смотрит за двигателем.
  
  В это время машина остановилась. Энтони сходил вниз и привел маленькую девочку, очевидно, первокурсницу. Машина поехала дальше. Убаюканный ее плавным покачиванием, Гарри задремал. Проснулся он от довольно сильного толчка. Оглядевшись, Гарри увидел, что народу прибавилось. Многим не хватило кресел, и они дремали на своих чемоданах. Вдруг машина снова вздрогнула.
  
  - Что случилось? - спросил Гарри.
  
  - Ничего страшного, - ответил водитель. - Просто в нас врезалось дерево.
  
  Гарри спросонья не сразу сообразил, что значит "дерево врезалось в нас", а не "мы врезались в дерево". Он подошел к боковому окошку и ахнул: вокруг машины бурлила река. По ней неслись вырванные с корнем деревья, обломки домов и всякий мусор. Уже было довольно светло, и Гарри увидел, что колеса машины полностью скрылись под водой. Однако на скорости машины это, кажется, не отразилось, она уверенно перебиралась через реку, поднимая за собой волны.
  
  - Мистер Проуг, - обратился к водителю Гарри, - а что это за река?
  
  - Это не река, а ручей Стоун-Крик. Он пересекал лондонское шоссе примерно в этом месте, - ответил водитель. - Как видишь, от дороги ничего не осталось. Но нам это не помешает. Еще полчаса, и мы будем в Лондоне.
  
  Гарри пристроился у лобового стекла. Только теперь он осознал, насколько плохая на улице погода: сильнейший ветер сгибал деревья до земли, за пеленой дождя ничего не было видно на расстоянии пяти шагов. Очевидно, в этой мгле Энтони потерял дорогу, потому что машина прокладывала себе путь через густой кустарник. Тем не менее, скоро впереди показались дома.
  
  - Ну вот мы и приехали, - сказал водитель Гарри и повернулся к остальным. - Всем подъем! Пора выходить!
  
  Он остановил машину на небольшой площадке около какого-то склада. Снизу донесся вой ветра - открылась дверь на улицу.
  
  - Выходите и садитесь в автобусы, - объявил мистер Проуг. - Они стоят в ангаре рядом с машиной. Счастливого пути!
  
  Школьники повалили к выходу. Оказывается, ими была набита не только кабина, но и грузовое помещение. Мистер Уизли подошел к водителю:
  
  - Спасибо, Энтони. А дальше как?
  
  - Сейчас вас отвезут автобусами на вокзал, посадите детей на поезд. Потом на автобусе сюда, а отсюда я развезу родителей по домам. Я бы и сам вас довез, но на узких городских улочках боюсь раздавить чей-нибудь автомобиль. Ты ведь потом в министерство, Артур?
  
  - Да.
  
  - Узнай, пожалуйста, как там мое семейство. Я уже два дня не был дома...
  
  - Хорошо, Энтони. Счастливо!
  
  Уизли, Гарри и Гермиона выгрузились из машины и только теперь Гарри смог ее оглядеть целиком: десятиосный темно-зеленый динозавр - символ спокойствия в бушующем мире. Он спокойно выдерживал натиск ураганного ветра, прикрывая собой вход в ангар.
  
  Рассмотреть машину хорошенько Гарри не позволили: мистер Уизли потащил его в ангар. Там стояли два обычных на вид магловских автобуса, уже набитых школьниками. Семейство Уизли разместилось в передней части одного из них, рядом с водителем. Все расселись, хотя и пришлось слегка утрамбоваться, и автобусы тронулись. Едва выехали за ворота, Гарри сразу решил, что ехать на "транспорте для особых случаев" было намного приятнее и безопаснее. Автобус угрожающе кренился от порывов ветра, любая лужа была для него серьезным препятствием, мусор, летающий в воздухе, угрожал разбить стекла. Тем не менее, чувствовалось, что к автобусу приложили руки волшебники: он довольно шустро проехал окраины города, с удивительной легкостью лавируя между поваленными деревьями. Вот, наконец, и вокзал "Кингс-Кросс". Автобус через какой-то запасной проход въехал прямо на платформу 9 ¾, следом за ним подъехал второй.
  
  До отхода поезда оставалось всего пять минут. Попрощавшись со взрослыми Уизли и близнецами, быстро погрузились в вагон, благо, поезд стоял под крышей, защищавшей платформу от дождя и ветра. Рон нашел незанятое купе в первом вагоне и помог остальным отнести туда чемоданы. Только расселись, поезд тронулся. Вот кончилась крытая платформа, и вагон вздрогнул от сильнейшего порыва ветра. Путешествие началось.
  
  Глава 4. Рискованный полет.
  
  
  Чем дальше от Лондона, тем хуже становилась погода. День так и не наступил. Под покровом низкой облачности царил полумрак, разгоняемый лишь вспышками молний. За стеной ливня не было видно окружающей местности. Поезд въехал на мост, и Гарри неожиданно совсем рядом увидел бурлящую воду: река вышла из берегов и поднялась до уровня моста. Вагон все чаще вздрагивал от порывов ветра.
  
  - Похоже, мы едем в самый центр урагана, - с тревогой в голосе сказала Гермиона. - Я думаю, надо пойти к машинисту и все узнать у него, - предложила она.
  
  Пошли втроем: решили не будить Джинни, умудрившуюся заснуть в этом шуме. В первом купе ведьма-буфетчица грузила в свою тележку обед для школьников. Друзья поздоровались с ней и вышли в тамбур. Гермиона открыла дверь в переход между вагоном и паровозом. Тут было хорошо видно, насколько сильно раскачивался вагон. Аккуратно пройдя переход, друзья оказались в кабине паровоза. Гарри и Рон здесь были впервые. Несколько приборов непонятного предназначения, пара кресел у двери. В передней стенке кабины дверца с окошком, сквозь которое видно ревущее пламя, судя по зеленому цвету, волшебное. Гарри догадался, что это топка паровой машины. Около дверцы сидел на корточках машинист в синей мантии и сосредоточенно смотрел на огонь. Услышав скрип открываемой двери, он встал на ноги и повернулся к вошедшим.
  
  - О, знакомые лица! - весело сказал он. - Мисс Гермиона Грэйнджер, не так ли?
  
  Гермиона кивнула. Она уже общалась с машинистом раньше.
  
  - А это в таком случае Гарри Поттер и Рональд Уизли, верно? - продолжал машинист.
  
  Гарри кивнул.
  
  - О вашей троице уже ходят легенды, - лукаво сказал машинист. - Чем обязан столь высокой чести?
  
  - Нас беспокоит погода, - за всех ответила Гермиона. - Ветер все время усиливается.
  
  - Тут вы правы. Перед отправлением мне сообщили, что ураган изменил курс и повернул на север. Если мы его не обгоним, он может разрушить путь и тогда прибытие в Хогвартс придется отложить недельки на две-три.
  
  - Неужели так много времени надо, чтобы починить рельсы? - удивился Рон. - Взмахнуть пару раз палочкой...
  
  - Видишь ли, - пояснил машинист, - "Хогвартс-экспресс" действительно волшебный поезд, невидимый для маглов, но только передвигается он по обычному магловскому железнодорожному пути, потому что строить волшебную ветку почти тысячу километров длиной и защищать ее от маглов слишком хлопотно. Поэтому если с дорогой что-то случится, придется ждать, пока маглы сами ее починят. Мы не можем привлекать к себе внимания.
  
  Тут в топке что-то громыхнуло.
  
  - О боже, опять! - простонал машинист. Он достал волшебную палочку и присел возле печной дверцы. - В такой ветер даже волшебный огонь горит неустойчиво. Такое впечатление, будто здесь замешана темная магия...
  
  В этот момент раздался страшный грохот, и Гарри показалось, что его на мгновение вывернуло наизнанку. Он испуганно посмотрел на остальных: судя по выражению их лиц, у них были те же самые ощущения.
  
  - Молния попала в паровоз, - пояснил машинист. Он старался не показывать волнения, но ему это плохо удавалось. - Пока паровоз на рельсах, молния ему не страшна, но обычно молнии не бьют в магические предметы... Кто-нибудь, последите за дорогой, пока я смотрю за паровой машиной, - обратился он к друзьям и указал на небольшой экран на передней стене кабины.
  
  Гарри подошел к экрану. Навстречу бежала дорога, освещаемая мощным прожектором паровоза. Но даже он не мог пробить пелену дождя. Гарри присмотрелся и ахнул:
  
  - Посмотрите, горизонтальный дождь!
  
  Рон и Гермиона подошли к экрану. Действительно, струи дождя неслись над землей, не касаясь ее. Ветер был такой силы, что согнул до земли все придорожные деревья.
  
  - Мы едем прямо в центр урагана, - тихо сказала Гермиона. - Надо остановиться, иначе нас сдует с рельсов.
  
  - Нельзя здесь останавливаться, - покачал головой машинист. - Пока мы не выехали из леса, нас запросто может придавить любое упавшее дерево. Надо выбираться на чистое место.
  
  - По бокам кабины есть зеркала заднего вида, - обратился он к Рону и Гермионе. - Посмотрите, пожалуйста, как там остальной состав.
  
  В зеркалах вагоны казались слабо светящимися привидениями, но пока все было в порядке.
  
  Вдруг особенно сильный порыв ветра качнул паровоз.
  
  - Остановите поезд! - крикнула Гермиона. Прямо на ее глазах вырванное с корнем дерево упало на вагон в середине состава.
  
  Машинист дернул рычаг экстренного торможения. От резкого толчка все попадали на пол. Краем глаза Гарри увидел в экране переднего обзора, как еще одно дерево упало на рельсы прямо перед поездом. Раздался треск ломаемых веток, паровоз подпрыгнул, накренился, но удержался на рельсах. Проехав еще немного, поезд остановился.
  
  - Посидите здесь, а я схожу посмотрю, как там дети, - сказал машинист. Его обычно розовое лицо сейчас было белее мела. Взмахом волшебной палочки он уменьшил огонь в топке и вышел.
  
  - Надо что-то делать, - сказала Гермиона. - Нельзя же просто так здесь сидеть.
  
  - Что мы можем? - в отчаянии прошептал Рон.
  
  - Хотя бы посмотреть, что с паровозом, и сможем ли мы ехать дальше.
  
  Гарри взглянул на экран. В нем почти ничего не было видно. Очевидно, передний прожектор паровоза разбился при столкновении.
  
  Рон тем временем воевал с наружной дверью. Неожиданно она распахнулась, и он чуть не свалился в неожиданно открывшуюся черную бездну. Гермиона прошептала заклинание, с кончика ее волшебной палочки соскочил огненный шар и, подхваченный ветром, косо полетел вниз. В его свете друзья увидели, что паровоз остановился на мосту. Под ним бушевала вздувшаяся от дождя река.
  
  Блеснуло подряд несколько молний, и в их свете Гарри разглядел, что путь впереди, раньше проходивший в выемке противоположного берега, теперь наглухо завален оползнем и упавшими деревьями.
  
  - Здесь мы ничего не сможем сделать, - удрученно сказала Гермиона. - Завал слишком велик для нас, да и в такую погоду мы не сможем подойти достаточно близко к нему: стоит нам выйти из-под прикрытия паровоза, и нас сдует с моста.
  
  - Хорошо хоть, поезд остановился не в лесу, - подал голос Рон. - Иначе нас бы завалило деревьями...
  
  В этот момент в кабину вошел машинист.
  
  - Все не так плохо, как казалось сначала, - сказал он. - Пятый вагон сильно поврежден, но, к счастью, дерево ударило в него со стороны коридора. Серьезных травм у учеников нет, я развел их по другим вагонам. Насколько я могу судить, ходовая часть у поврежденного вагона не пострадала, так что мы можем продолжать движение...
  
  - Не можем, - перебила его Гермиона. Она указала на раскрытую дверь. Машинист высунулся наружу и через пару секунд со стоном вернулся обратно, захлопнув дверь за собой.
  
  - Мы не можем оставаться здесь. Это мост через Уиллони-Ривер, очень беспокойную реку. Во время сильных ливней она иногда выходит из берегов и заливает мост. Уверен, что сейчас именно этот случай. Напора воды не выдержит даже паровоз, не говоря уж о вагонах.
  
  - Тогда надо прорываться отсюда в какой-нибудь город, - предложил Рон.
  
  - Не получится. Дорога сзади тоже завалена деревьями. Пешком через лес сейчас не пройти - при таком ветре любая сломанная ветка способна убить человека. И послать за помощью нельзя: сова не долетит, аппарировать слишком опасно - в такую погоду тебя может закинуть даже в Гималаи. Я проверил аварийный маяк, но и он не работает.
  
  - Выход есть, - тихо сказал Гарри. - Я смогу долететь до Хогвартса и рассказать все профессору Дамблдору. Уверен, он поможет.
  
  - Это невозможно, - покачал головой машинист. - Ни одна метла не выдержит такого ветра. К тому же дорогу до Хогвартса тебе не найти.
  
  - Я смогу, - сказал Гарри. В нем появилось чувство, что он говорит правду, хотя внутренний голос продолжал шептать, что это, по меньшей мере, самоубийство. - "Гроза" необычная метла, с ураганом она справится. И она знает дорогу до Хогвартса...
  
  - Гарри, это безумие! - крикнула Гермиона. - Ты ведь летал на ней всего пару раз и даже не знаешь, можно ли ей доверять!
  
  - А другой выход у нас есть? - тихо спросил Гарри. Все промолчали.
  
  - Значит решено.
  
  Гарри сосредоточился и мысленно приказал: "Гроза", ко мне!". В ту же секунду раздался треск, и метла зависла возле него. Рон охнул, и было от чего: метла не умела открывать двери, она просто пробила стальную стену кабины.
  
  Гарри поплотнее застегнул мантию и оседлал "Грозу". Гермиона вдруг крепко его обняла, прошептала на ухо: "Удачи, Гарри!" и поцеловала. Потом, справившись с собой, отошла и твердым голосом сказала:
  
  - Открывай, Рон!
  
  Рон с трудом открыл дверь, и Гарри нырнул в ревущую мглу. Его тут же закрутило штопором и куда-то понесло. Гарри направил метлу вертикально вверх, подальше от земли. Только тут он понял, что задача, мягко говоря, безнадежная: не видно ни неба, ни земли, только плотная стена дождя. От беспрерывного вращения Гарри начисто потерял ориентировку в пространстве, ветер рвал метлу из рук.
  
  Сосредоточившись, насколько это возможно, Гарри мысленно приказал: "Летим в Хогвартс!", и тотчас же почувствовал, как "Гроза" изменила курс и, борясь с ураганным ветром, начала наращивать скорость. "Быстрее!" - просил Гарри. "Полный вперед!".
  
  "Гроза" продолжала разгоняться, хотя Гарри чувствовал, что это ей дается очень тяжело. Начал действовать магический щит от ветра, и вовремя: онемевшие от холода пальцы с трудом удерживали рукоятку метлы.
  
  Неожиданно налетевший вихрь вогнал метлу в штопор. Пытаясь ее выправить, Гарри не сразу заметил, как что-то вокруг начало меняться. Секунду спустя он понял, что именно: ветер начал стихать. Вдруг облака разошлись, дождь кончился, и Гарри увидел над собой голубое небо. Он оглянулся назад: плотная стена дождя и облаков, подгоняемых ураганным ветром. А здесь было абсолютно тихо, неярко светило заходящее солнце. Вся эта картина была настолько нереальной, что Гарри сразу насторожился. Приложив некоторые усилия, он вспомнил, что читал об этом: в центре урагана всегда есть зона минутного спокойствия, так называемый "глаз урагана". Вся беда в том, что вокруг "глаза" кружат самые сильные ветры, и Гарри предстояло снова сразиться с ними. Приглядевшись, он увидел далеко впереди такую же туманную стену, противоположную границу "глаза".
  
  Неожиданно раздался оглушительный рев. Прямо над головой Гарри из пелены облаков вынырнул самолет. Эта был огромный четырехмоторный аэробус, и он явно терпел бедствие: одного двигателя с левой стороны не хватало, как и солидного куска крыла, второй двигатель оставлял за собой шлейф черного дыма. Самолет быстро снижался с сильным креном на левый борт. Гарри не знал, что с ним случилось: молния ли ударила, или еще что, но было видно сразу, что жить ему осталось недолго. Рули высоты и поворота были повернуты до отказа, пилоты явно пытались спасти самолет, но их усилий было недостаточно.
  
  Не колеблясь ни минуты, Гарри пустился вдогонку за самолетом. Пытаясь уменьшить силу удара о землю, пилоты снизили скорость самолета до минимально возможных двухсот миль в час, поэтому Гарри довольно быстро его догнал и пристроился в хвост. "Гроза" довольно успешно справлялась с воздушными вихрями за самолетом. Но вот что делать дальше, Гарри не представлял. Однако надо было что-то решать.
  
  - Локомотор мортис! - крикнул Гарри, направляя палочку на самолет. Он хотел сделать его легким как перышко, а потом как-нибудь посадить на землю. Но заклинание не подействовало: авиалайнер был слишком велик. Гарри попробовал еще раз. Безрезультатно. А навстречу стремительно надвигалась стена облаков и ветра. Еще несколько секунд, и они выйдут из "глаза урагана", и тогда уже ничего нельзя будет сделать.
  
  У Гарри мелькнула мысль: если уж нельзя остановить падение, может, попробовать выровнять самолет и дать ему возможность сесть на "живот"? Лес внизу должен смягчить удар...
  
  Гарри прицелился в крайний правый двигатель авиалайнера:
  
  - Редукто!
  
  Взрывное заклятие подействовало: двигатель разлетелся на куски, конец крыла отвалился. Самолет стал терять высоту еще стремительнее, но крен на левый борт исчез. А край спокойной зоны всего в сотне метров...
  
  - Хевилиссимо! - крикнул Гарри, нацелившись на хвост самолета. Заклинание Утяжеления сработало: хвост опустился вниз, и лайнер перешел на горизонтальный полет, задевая верхушки деревьев. Вовремя сообразив, что к чему, пилоты перевели двигатели на торможение. Самолет резко потерял скорость и, ломая деревья, рухнул на землю. И сразу же пелена дождя скрыла все происходящее, однако Гарри успел увидеть, как из покореженного корпуса начали выползать люди.
  
  Гарри снова скомандовал: "Курс на Хогвартс", - и полетел дальше сквозь ураган.
  
  Примерно через час он, к своей неописуемой радости, увидел впереди башни Хогвартса. "Гроза" не подвела, нашла дорогу к замку. Гарри приземлился у главного входа и с огромным трудом открыл двери. В холле был только Филч, вытиравший огромное чернильное пятно на полу, наверняка оставшееся после очередной шалости Пивза. Услышав скрип открывшейся двери, Филч обернулся.
  
  - Поттер? Как ты тут оказался? Ну теперь тебе не отвертеться...
  
  - Мистер Филч, - пытаясь хоть немного отдышаться, прервал его Гарри, - мне срочно нужен профессор Дамблдор. С "Хогвартс-экспрессом" произошло несчастье...
  
  - Я здесь, Гарри, - раздался знакомый голос откуда-то сверху. Гарри оглянулся и увидел директора, спускающегося в холл по центральной лестнице.
  
  - Что случилось с поездом? - обеспокоено спросил Дамблдор.
  
  - Он застрял на мосту через Уиллони-Ривер. Дорога впереди завалена...
  
  - Хорошо, Гарри, лечу туда, - направляясь к выходу, сказал Дамблдор. - Отдыхай пока.
  
  Он вышел в бушующую круговерть на улице, и тотчас же послышался другой не менее знакомый голос:
  
  - Поттер, что вы здесь делаете? Куда ушел директор?
  
  Это, разумеется, была профессор МакГонагалл, с взволнованным лицом спускавшаяся по лестнице.
  
  - "Хогвартс-Экспресс" не смог пробиться к замку. Я добрался сюда на метле, чтобы сообщить об этом. Профессор Дамблдор отправился спасать поезд.
  
  Профессор МакГонагалл недоверчиво взглянула на него:
  
  - На метле? В такую погоду?
  
  - Да, профессор.
  
  После полета отчаянно кружилась голова, пришлось опереться на метлу, чтобы не упасть. К несчастью, МакГонагалл обратила на нее внимание и отобрала, чтобы рассмотреть.
  
  - А что это за метла, Поттер?
  
  - Это "Гроза", сделана по индивидуальному заказу, - коротко сказал Гарри: сейчас ему больше всего хотелось лечь и хоть немного побыть в покое. - Подарок на день рождения от хороших друзей.
  
  Профессор МакГонагалл внимательно ее осмотрела и была вынуждена признать, что никогда раньше не встречала ничего подобного.
  
  Где-то вдалеке раздался звон бьющегося стекла. Услышав его, МакГонагалл вздрогнула.
  
  - Мне пора бежать. Сейчас все профессора стараются спасти замок от натиска урагана. Гарри, если ты не слишком сильно устал, пожалуйста, помоги нам.
  
  Гарри чуть не застонал, но отказать родному декану он не мог.
  
  - А что мне делать?
  
  - В южном крыле мы успели наложить заклятие Неразбиваемости только на половину окон, а ветер сейчас бьет именно по этой стороне замка. Займись этим.
  
  МакГонагалл побежала по лестнице на верхние этажи замка. Гарри бросился в свою комнату оставить метлу, попутно узнав у Толстой Леди новый пароль (оказывается, пока учебный год не начался, с ней вполне можно было договориться), потом быстренько перекусил в столовой и направился в южное крыло. Положение там действительно было угрожающим: несколько окон выбито, ветер свистел по коридорам, потоки воды заливали пол, вдобавок ко всему где-то наверху что-то потрескивало.
  
  Гарри заклинанием починил окна и зажег погасшие факелы. Только он начал накладывать заклятие Неразбиваемости на стекла, как вдруг огромный сук, подхваченный ураганным ветром, ударил в окно в дальнем конце коридора и выбил его вместе с рамой. Гарри кинулся туда, но в этот момент еще одна здоровенная ветка выбила стекло в окне рядом с ним, ударила его в грудь и припечатала к стене. От боли Гарри потерял сознание.
  
  Глава 5. Раз профессор, два профессор...
  
  
  Придя в себя, Гарри осторожно потрогал место удара и по резкой боли понял, что сломано, по крайней мере, одно ребро. Оставалось идти в больничное крыло. Ковыляя туда, Гарри бросил взгляд на часы, висевшие на одной из стен, и с ужасом увидел, что пролежал без сознания около двух часов. Где-то внизу громко хлопнула дверь, и послышался гул голосов. Значит, "Хогвартс-Экспресс" благополучно добрался до школы. Гарри надеялся, что в больнице задерживаться не придется и можно будет успеть на торжественный банкет. Однако он сильно заблуждался.
  
  Мадам Помфри, школьный врач, относилась к своим обязанностям чересчур серьезно: за минуту срастив сломанные ребра, она еще полчаса посвятила дополнительному осмотру, проверяя, не пострадало ли еще что-нибудь. Поэтому, когда Гарри, наконец, добрался до Большого зала, церемония распределения первокурсников уже закончилась. Последний первоклашка сел за стол Хаффлпаффа, но профессор МакГонагалл почему-то не спешила уносить Волшебную шляпу.
  
  Из-за преподавательского стола поднялся профессор Дамблдор.
  
  - У меня есть несколько объявлений. Во-первых, от имени школы приношу извинения всем студентам за происшествие с "Хогвартс-Экспрессом". Признаюсь, мы не рассчитывали, что поезд попадет в такую неприятную ситуацию. И только благодаря мужеству одного студента, на метле прорвавшегося сквозь бурю в школу, я узнал, где именно остановился поезд, и смог вовремя прийти на помощь. От имени школы я объявляю благодарность Гарри Поттеру.
  
  Все дружно обернулись к Гарри. Судя по их удивленным лицам, никто и не догадывался, кто помог им спастись.
  
  Дамблдор кашлянул, чтобы привлечь внимание.
  
  - Второе объявление касается еще одного нашего нового ученика. Если не ошибаюсь, сейчас он подойдет.
  
  И точно, двери зала раскрылись, и вошел Хагрид, ведя за руку до нитки промокшего мальчика лет тринадцати-четырнадцати.
  
  - Томми Лакконен, переведен к нам на третий курс из Северошотландской начальной школы магии, - представил его Дамблдор. - Как добрался, Томми? - спросил он.
  
  - Хорошо, сэр, - тихо сказал мальчик. - Скажите, пожалуйста, куда мне определить моего альбатроса?
  
  Все в недоумении уставились на него: у многих были домашние животные, но иметь такую большую птицу...
  
  - Все в порядке, Томми, Хагрид за ним присмотрит. Хагрид, не сочти за труд...
  
  - Хорошо, сэр, - ответил лесничий простуженным голосом и пошел на улицу.
  
  - Томми, подойди к профессору МакГонагалл и надень на голову Волшебную шляпу, - велел Дамблдор. - Она решит, на какой факультет тебя определить.
  
  Томми подошел к преподавательскому столу. Странно, но он ни чуточки не волновался. Не понимал, что ли, что сейчас решается его дальнейшая судьба?
  
  И тут случилось такое, что заставило открыть рты от удивления не только студентов, но и некоторых профессоров. Когда Томми подошел к стулу, на котором лежала Волшебная шляпа, она вдруг шевельнулась и спросила:
  
  - Ну как, не изменил своего решения? У тебя есть еще время передумать.
  
  Все были в шоке: до этого Волшебная шляпа разговаривала с человеком только тогда, когда тот надевал ее на голову, причем никто вокруг никогда не слышал подробностей разговора.
  
  - Нет, мое решение окончательное, - ответил Томми. - Я знаю, вы хотели как лучше, но даже у вас было несколько вариантов.
  
  - Что верно, то верно, - вздохнула шляпа. - Ну что ж, тогда... ГРИФФИНДОР!
  
  Обычно во время церемонии распределения обязательно были аплодисменты новому члену факультета, но теперь все молча таращились на Томми, который подошел к столу Гриффиндора и примостился с краешку.
  
  Дамблдор снова призвал всех к вниманию.
  
  - Обсудить нового ученика вы сможете после банкета, а пока позвольте представить вам новых учителей.
  
  Гарри только сейчас заметил за преподавательским столом две новые фигуры: с одного края стола сидела довольно молодая белокурая женщина в красивой светло-зеленой мантии. С другой стороны расположился мрачный черноволосый мужчина в черной рабочей мантии, своим видом напоминавший профессора Снейпа. Странно, но ведь у них не было преподавателя только по Защите от темных сил, все остальные сидят за столом, зачем же сразу двое? И почему у Снейпа такое хорошее настроение?
  
  - У нас уже сложилась традиция оставаться к новому учебному году без преподавателя по Защите от темных сил, - Дамблдор лукаво улыбнулся, - и этот год не стал исключением. Сначала мы подумывали о кандидатуре профессора Снейпа...
  
  У всех, кроме слизеринцев, вырвался стон.
  
  - ... но найти хорошего специалиста по зельеварению оказалось еще сложнее. Поэтому на вакантную должность мы пригласили мисс Элеонору Меллон.
  
  Женщина в зеленой мантии встала и смущенно поклонилась. Ей достались щедрые аплодисменты.
  
  - Однако возникли две проблемы, - продолжил Дамблдор, продолжая улыбаться. - Первая: миссис Меллон не оставляет работу в Министерстве магии, поэтому у нее не хватит времени, чтобы успевать учить всех.
  
  Ученики насторожились.
  
  - Мы с коллегами как следует обсудили эту ситуацию и пришли к выводу, что факультет Слизерин сможет обучать профессор Снейп.
  
  За слизеринским столом разразилась настоящая буря восторга. Все остальные почувствовали мгновенное облегчение оттого, что не попали к Снейпу.
  
  - Но, как я уже говорил, перед нами была еще одна проблема, - продолжил Дамблдор, и тут улыбка сошла с его лица. - У миссис Меллон нет достаточной квалификации для того, чтобы обучать защите седьмой курс. После долгих поисков я нашел преподавателя для старшекурсников Гриффиндора, Равенкло и Хаффлпаффа. Правда, при обсуждении его кандидатуры в Попечительском совете школы дело дошло до драки, и меня самого чуть не побили.
  
  По тому, как серьезно говорил Дамблдор, было понятно, что решение в самом деле принималось нелегко. Но чем же новый преподаватель так не угодил членам Попечительского совета? И вообще, зачем надо было затрагивать Попечительский совет, если директор школы может самостоятельно назначать учителей?
  
  - Итак, старшекурсники, представляю вам преподавателя по Защите от темных сил - профессор Ареджиус Цезарь!
  
  Когда Цезарь встал, в честь его раздались только редкие хлопки: слишком уж странной была история его появления в Хогвартсе, да и мрачная внешность нового профессора не располагала к себе.
  
  Но Гарри больше всего поразила реакция учителей: профессор Меллон смотрела на Цезаря с ужасом, да и на лицах других профессоров было написано что-то похожее на страх. Только по каменному лицу Снейпа нельзя было понять, о чем он думает, да профессор МакГонагалл сидела совершенно спокойно.
  
  - Ну и в заключение, несколько слов о ситуации, в которой оказалась школа, - Дамблдор указал на волшебный потолок зала, в точности отображающий погоду на улице. Сейчас он был затянут плотной пеленой дождя, озаряемой частыми вспышками молний. Вой ветра был слышен даже в зале. - Я надеюсь, к завтрашнему дню ветер немного утихнет, и мы сможем приступить к ликвидации последствий урагана. Пока же бушует непогода, я запрещаю всем покидать свои гостиные. Это самые защищенные части замка, и за их прочность я могу поручиться.
  
  - Пожалуй, хватит кормить вас объявлениями. Да начнется пир!
  
  Тотчас же на столах появились горы всякой еды. Все с жадностью набросились на нее. Даже Гарри чувствовал, что проголодался, хотя он уже успел перекусить, когда прибыл в школу. Что же говорить об остальных, весь день во рту маковой росинки не имевших!
  
  После ужина Гермиона напомнила Рону, что от обязанностей старост их никто не освобождал. Им пришлось вести первокурсников-гриффиндорцев наверх (их было девять: пять мальчиков и четыре девочки), показывать им их спальни и объяснять основные школьные правила. Только после этого Гарри смог, наконец, поговорить с Роном и Гермионой.
  
  Гермиона первая начала разговор:
  
  - Гарри, почему ты пропустил церемонию распределения? Что с тобой случилось?
  
  Гарри кратко рассказал, как он добрался до школы и как пострадал от взбесившегося куска дерева. Он, правда, умолчал о том, как пытался спасти самолет, решив сначала выяснить, что стало с его пассажирами.
  
  - А что в это время происходило у вас? - Гарри задал мучивший его вопрос.
  
  - А что у нас? Как обычно, неприятности, - сказал Рон. - Когда прибыл Дамблдор, вода поднялась почти до самого верха моста, и мы уже собирались уводить всех в лес.
  
  - Мы с Роном сидели в кабине паровоза, следили за рекой, - продолжила Гермиона. - Остальные старшекурсники находились с малышами, успокаивали их. Машинист в это время исправлял повреждения, чтобы поезд мог двигаться дальше, когда путь освободится.
  
  - Я посмотрел вперед на мост, - перебил ее Рон, - и в свете паровозных прожекторов вдруг появился Дамблдор. Представляешь, такой ветер, а у него даже борода не колышется. Идет, как будто не ураган на улице, а ясный солнечный день. Как призрак. Мне даже жутко стало.
  
  - Он прошел по вагонам, - продолжила Гермиона, - проверил, все ли в порядке, а потом вошел в кабину паровоза, встал у окна и велел трогаться. А потом он начал расчищать путь. Знаешь, Гарри, о такой мощной магии я никогда не слышала: желтая вспышка, взрыв, и от завала ничего не остается, каким бы большим он ни был. Потом взмах палочкой - и появляются рельсы. И так до самой школы он ехал в кабине паровоза, расчищая путь.
  
  Неожиданно разговор был прерван: портрет Полной Леди на входе открылся, и в гостиную вошел Томми.
  
  - Где ты был? - спросил его Рон.
  
  - У профессора Дамблдора. Он рассказал мне о школе.
  
  - Тогда ладно. Пошли покажу, где ты будешь жить.
  
  - Да погоди ты! - перебил его Гарри. - Только появился интересный человек, и ты сразу отправляешь его спать. Томми, что у тебя произошло с волшебной шляпой? Раньше она так ни с кем не разговаривала.
  
  - О, это долгая история, - улыбнулся Томми. - Но если короче, этим летом мой отец и я приехали в Хогвартс договариваться о моем переводе сюда из старой школы. Мы разговаривали в кабинете директора, а потом отец и профессор Дамблдор куда-то вышли. Я посидел немного, а потом решил осмотреть кабинет: так там было интересно! И вдруг я заметил на шкафу старую шляпу. Я подумал, что не будет ничего плохого, если ее примерю. Я надел ее, и неожиданно шляпа спросила: "Ты хоть знаешь, что ты делаешь?". Я очень испугался и быстро снял с себя шляпу, но потом решил, что это невежливо по отношению к ней, и надел ее снова. Разумеется, я ответил "Нет" на ее вопрос, потому что еще ничего не знал о школе. И тут она все мне объяснила: как была основана школа, о четырех факультетах и о том, чем она сама занимается. В конце шляпа сказала, что на церемонии распределения она определит меня в Слизерин, хотя я мог бы учиться и в Равенкло.
  
  - В Слизерин или Равенкло? - удивился Рон. - А как же ты здесь оказался?
  
  - Единственная причина - я задал шляпе вопрос, какого она, по ее словам, не слышала уже пару сотен лет.
  
  - Какой? - спросил Гарри.
  
  - Я спросил, ПОЧЕМУ она приняла именно это решение. Оказалось, никто раньше не интересовался причинами ее решений. Она сказала, что видит во мне качества, которые помогли бы мне учиться в Слизерине: находчивость, желание показать себя, нелюбовь к правилам и так далее. А в пользу Равенкло говорило то, что у меня есть голова на плечах.
  
  Гарри задумался: именно по этим причинам в свое время он тоже чуть не оказался в Слизерине. Шляпа определила его в Гриффиндор только потому, что он сам попросил ее об этом.
  
  - А почему ты попросил шляпу не отправлять тебя в Слизерин? - спросил Гарри.
  
  - Как ты узнал, что я ее просил об этом? - удивился Томми.
  
  - Догадался, - улыбнулся Гарри.
  
  - Ну-у... шляпа перед этим проговорилась, что из Слизерина выходит очень много темных магов, а я чувствовал, что мне с ними не по пути, поэтому попросил шляпу изменить решение. Она, похоже, разозлилась на себя, что сболтнула лишнее, а мне сказала, что тот, кто сам может выбирать свою судьбу, должен учиться в Гриффиндоре. На этом мы и остановились. В этот момент вошел профессор Дамблдор, увидел Волшебную шляпу у меня на голове, но только улыбнулся и ничего мне не сказал.
  
  - Что за странная фамилия у тебя? - спросила подошедшая к ним Джинни.
  
  - Мои предки были из Финляндии. Давным-давно они переселились в Шотландию. Моя семья уже несколько поколений живет на маяке на самом севере Шотландии. Мой отец, мой дед, мой прадед заканчивали Северошотландскую школу магии, а потом работали смотрителями маяка. Такая жизнь меня тоже устраивала: на много миль вокруг ни души, полная свобода, великолепная природа вокруг, а главное, множество друзей.
  
  - Друзей? - удивился Рон. - Ты же сказал, что кроме вас там никто не живет.
  
  - Верно, людей там нет. Но зато есть множество зверей и птиц, которые давно привыкли к нам и нас не боятся. Когда я был маленьким, я часто играл с медвежатами, а сейчас я постоянно летаю с альбатросами.
  
  - Томми, а почему ты оставил эту жизнь и поехал учиться в Хогвартс? - спросила Гермиона.
  
  - В школе обнаружилось, что у меня выдающиеся способности к магии, а наша школа не могла помочь развить их. Наша школа ведь очень маленькая: десятка два учеников и три учителя, она дает только начальные знания. И вот на семейном совете решили отправить меня в Хогвартс. И вот я здесь.
  
  - Последний вопрос, - сказала Джинни. - Как ты добрался сюда в такой ураган?
  
  - Ничего сложного. Я постоянно летаю на океанских альбатросах, а им бури не страшны.
  
  - Так ты прилетел на такой птице? - спросил Рон.
  
  - Конечно. Если хотите, я завтра вам его покажу.
  
  Гарри взглянул на часы и увидел, что уже далеко за полночь, а ведь сегодня был трудный день. Он отправил всю компанию спать, погасил огонь в камине и сам пошел в свою комнату. Рон уже крепко спал. Когда голова Гарри коснулась подушки, он тоже моментально заснул.Глава 6. Первый школьный день.
  
  
  В первый после прибытия день занятий не было: хотя ветер еще не затих окончательно, ученики вместе с преподавателями приступили к ликвидации последствий урагана. Семикурсники вместе с Хагридом обшаривали ближнюю часть Запретного леса в поисках пострадавших животных, и к обеду возле хижины лесничего было привязано три раненых единорога и куча другой живности. От кентавров, живущих в лесу, не было никаких вестей: они, как обычно, надеялись только на свои силы.
  
  После обеда профессор Дамблдор пригласил Гарри в свой кабинет и попросил подробно рассказать о событиях вчерашнего дня. Гарри поведал свою историю, умолчав, впрочем, о спасенном самолете. Как никак, Дамблдор - министр магии, и рассказывать ему о незаконном колдовстве не было ни малейшего желания. Однако у Гарри осталось ощущение, что директор о чем-то подозревает, хотя и не озвучивает свои подозрения.
  
  Потом Дамблдор попросил Гарри показать свою новую метлу. Хорошо помня, что произошло в поезде при вызове метлы, Гарри решил, что будет безопаснее самому сбегать за ней. Когда он, наконец, положил "Грозу" на директорский стол, глаза профессора загорелись любопытством. Он тщательно обследовал ее, почти касаясь своим кривым носом, потом вымолвил:
  
  - Не думал, что снова увижу творение мастера из Лютного переулка.
  
  - Откуда вы узнали? - поразился Гарри.
  
  - Настоящую ручную работу издалека видно. Позволь спросить, где ты ее достал? Я знаю, что мастер крайне неохотно продает свои произведения, а это, судя по всему, одна из последних моделей...
  
  - Это его последняя метла. Он сказал, что уходит на пенсию и не будет больше делать метлы.
  
  - Последняя? Тогда она просто бесценна... Чем ты его соблазнил, что он решил расстаться с ней?
  
  - Я сам не знаю... Вообще-то, это подарок. Мои друзья заказали мне метлу на день рождения, а он согласился отдать именно эту. Не бесплатно, конечно, - усмехнулся Гарри.
  
  - Хорошие у тебя друзья, Гарри, - сказал Дамблдор. И неожиданно спросил. - Ты им полностью доверяешь?
  
  - Да, - твердо ответил Гарри. - А почему вы спрашиваете?
  
  - Просто подарки такого уровня редко делаются просто так, верно? - Дамблдор испытующе посмотрел на Гарри.
  
  - На самом деле, некоторое время назад я оказал им одну услугу... Но я полностью уверен, что они не попросят ничего взамен!
  
  - Хорошо, если ты в этом уверен. Кстати, а какова скорость у этой метлы?
  
  - Мастер сказал, что она разгоняется до трехсот пятидесяти миль в час.
  
  Дамблдор присвистнул.
  
  - Однако, - сказал он. - Значит, ему удалось вплотную приблизиться к пределу.
  
  - Какому пределу? - спросил Гарри.
  
  - Ты разве не слышал об этом? Предел Дзай-Сун?
  
  - Не слышал, - признался Гарри.
  
  - Что ж, тогда придется мне об этом рассказать. Как ты, наверное, знаешь, летательные средства наподобие наших метел известны с глубокой древности. Еще тогда, в начале нашей эры, многие волшебники ломали головы над тем, как сделать метлы более быстроходными. Наибольшего успеха добился один ученый из Древнего Китая, к сожалению, история не сохранила для нас его имени. Он теоретическим путем, используя модели метел, установил, что для любого волшебного летательного средства существует предел скорости, ориентировочно 400 миль в час. Ученый назвал его пределом Дзай-Сун. Я не силен в древнекитайском, поэтому не могу сказать, как это название переводится на английский язык. На протяжении почти двух тысячелетий проверить этот закон на практике не представлялось возможным, потому что никто не мог разогнать метлу до такой скорости, а перемещение метлы с волшебником при аппарировании или с помощью портала не оказывало на нее никакого воздействия. И только в наше время, используя в качестве ускорителей магловские самолеты, ученые доказали реальность существования предела Дзай-Сун. Как только скорость метлы относительно земной поверхности переваливала за 350 миль в час, с ней начинали происходить странные вещи, а при скорости 400 миль в час метла просто взрывалась.
  
  - Значит, "Гроза" так и останется самой быстрой в мире метлой, профессор?
  
  - Да, Гарри. И даже скорость 350 миль в час еще долгие годы, а может, и десятилетия будет недостижима для метел. Я знаю, что сейчас разрабатывается новейшая гоночная "Молния-3", но и ее скорость едва достигнет трехсот миль.
  
  - Кто же такой этот мастер, который смог создать "Грозу"?
  
  - О, это величайший человек! Я имел счастье знать его лично. Он всю свою жизнь посвятил метлам. По его проектам создавались спортивные "Чистометы", потом он участвовал в разработке знаменитого "Нимбуса-2000", "Молния" без него тоже не появилась бы на свет. Короче говоря, он, так или иначе, участвовал в создании всех спортивных метел за последние тридцать лет. Но серийные метлы не идут ни в какое сравнение с тем, что он создавал сам в своей мастерской. Он сделал около двадцати метел, и каждая является шедевром. Люди готовы отдать за них любые деньги.
  
  - А почему никто не называет его имени? - спросил Гарри. - Только "мастер" да "мастер"?
  
  - Это не слишком приятная история. Когда-то, причем довольно давно, на него наложили неразрушимое заклятие. Если кто-нибудь назовет его имя, у него будут большие неприятности. Он пытался, конечно, лечиться, и вроде бы наступило улучшение, но он не хочет рисковать. А теперь уже и вовсе привык обходиться без имени.
  
  - Профессор Дамблдор, если не секрет, за что с ним обошлись так жестоко?
  
  Дамблдор пристально посмотрел на Гарри, словно решая, говорить ему или нет.
  
  - Пожалуй, ты должен знать. Он любит смелые эксперименты, но, к сожалению, не все из них заканчиваются удачно. Во время очередных испытаний взорвалась новая метла. Погиб молодой испытатель. Его отец пришел рассчитаться за сына... вот так оно и случилось. Так что Гарри, я очень тебя прошу: будь внимателен с этой метлой. Уж очень у нее сложная и необычная конструкция. Будь все время настороже и следи за ее поведением.
  
  Дамблдор встал, Гарри поднялся вслед за ним и собрался уходить.
  
  - Да, вот еще что. Гарри, не пропадай никуда вечером, хорошо? Ты можешь мне понадобиться.
  
  Когда Гарри уже был у дверей кабинета, он услышал последнее напутствие:
  
  - Удачи в этом учебном году, Гарри!
  
  
  Выйдя из кабинета директора, Гарри сразу же отыскал Рона и Гермиону и рассказал им о том, что узнал от Дамблдора о своей метле. После этого они снова пошли к Хагриду, потому что делать все равно было нечего. Подходя к домику лесничего, они увидели, как дверь открылась, и на порог вышел Хагрид в сопровождении новичка - Томми Лакконена.
  
  - Томми! - окликнул его Гарри. - Ты что тут делаешь?
  
  - Он приходил проведать своего альбатроса, - ответил за него Хагрид. - Великолепная птица! Жаль, что завтра улетает обратно к себе домой.
  
  - Томми, ты нам его покажешь? - глаза у Рона загорелись любопытством.
  
  - Конечно, покажет! - сказал Хагрид. - Вы идите, а должен разобраться со всей этой живностью, которую вы мне натаскали, - он указал на животных, все еще сидящих у его хижины.
  
  Томми повел друзей вдоль опушки леса. Минут через десять они увидели большой камень, вокруг которого была наспех сколочена ограда. А на камне сидела огромная серо-коричневая птица с длинным клювом. Даже в сидячем положении она была выше Гарри. Трое друзей остановились в отдалении, а Томми побежал прямо к ней. Птица наклонила голову и издала несколько радостных булькающих звуков.
  
  - Идите сюда, не бойтесь! - весело крикнул им Томми.
  
  Гарри, Рон и Гермиона осторожно подошли поближе. Альбатрос повернулся к ним и предупреждающе приоткрыл клюв.
  
  - Спокойно, Кити, это друзья, - сказал ему Томми, обнимая его за шею.
  
  - Кити? - удивленно спросил Рон. - А как это переводится с финского?
  
  - Вообще-то, никак, - смутился Томми. - Его окрестил папа. Кити произошло от "Китти Хаук" - американского самолета времен Второй Мировой. Папа увлекается историей авиации.
  
  - Ты нам покажешь, как он летает? - спросила Гермиона.
  
  Томми кивнул и одним махом взлетел на спину альбатросу. Тот начал расправлять свои огромные крылья.
  
  - Подожди меня! - крикнул Гарри, в одно мгновение поднимаясь в воздух.
  
  Томми от удивления чуть не свалился на землю.
  
  - Как ты так можешь? - только и смог он спросить.
  
  - Автолевитация, - пояснила Гермиона. - Полезная вещь, хотя довольно трудная. Может быть, когда-нибудь и ты этому научишься.
  
  В прошлом году Гарри и его друзья узнали несколько новых способов перемещения в пространстве: кроме Автолевитации, близкой, кстати, к заклинанию "Вингардиум Левиоса" (только не требовалось направлять волшебную палочку на себя, да появлялась возможность осмысленно управлять направлением полета), они сдали тесты на право аппарировать, а также добились значительных успехов в самотрансфигурации. Профессор МакГонагалл как-то обмолвилась, что если научиться превращаться в птицу, то теоретически можно даже освоить искусство полета, но после нескольких неудачных попыток от этой идеи пришлось отказаться. К сожалению, у Малфоя дела тоже шли отлично. Учеба в школе подходила к концу, и Гарри уже сейчас догадывался, по какому пути Малфой пойдет дальше.
  
  В любом случае, метла была лучшим средством полета. Гарри мысленно вызвал "Грозу": только она могла соревноваться с альбатросом.
  
  Послышался хриплый крик альбатроса, горевшего желанием взлететь в небо. В этот же момент "Гроза" появилась рядом с Гарри. Мгновенно оседлав метлу, Гарри стрелой взмыл вверх. Альбатрос как будто ждал этого: сделав мощнейший взмах крыльями, воздушная волна от которого повалила на землю Рона и Гермиону, он взлетел вертикально вверх, сразу обогнав Гарри. Томми на его спине обернулся и, смеясь, показал язык.
  
  Гарри не собирался так просто сдаваться. Пусть волшебный альбатрос великолепно приспособлен для полетов, но "Гроза" была лучшей в мире метлой и спокойно могла бороться за победу. Резко увеличив скорость, Гарри мгновенно догнал Томми. Началась воздушная погоня. Альбатрос выписывал сложнейшие фигуры высшего пилотажа, иногда разворачиваясь почти на месте. Оказалось, что волшебный альбатрос отличается от своего неволшебного аналога как небо от земли. Он творил такое, на что обычные птицы просто не способны. Гарри, давно не тренировавшийся, с трудом удерживался за ним. Но, повторяя за птицей сумасшедшие виражи, он все больше удивлялся тому, насколько уверенно на ее спине держится Томми. Гарри не видел даже намека на то, что он может свалиться. Больше того, Томми совсем отпустил руки и держался только коленями. У него явно было отменное чувство равновесия.
  
  Наконец, альбатросу надоело играть роль добычи, и он решил стать охотником. Заложив резкий вираж, он зашел в хвост Гарри. Но было видно, что он начинает сдавать. Все-таки альбатросы, даже волшебные, больше приспособлены для многочасовых перелетов в спокойном темпе, а не для полетов в стиле "американских горок". Не желая доводить его до полного истощения сил, Гарри сделал мощный рывок вперед, резко снизился и плавно приземлился. Альбатрос приземлился рядом. С его спины скатился на землю Томми.
  
  - Потрясающе! - прыгал он от восторга. - Не думал, что когда-нибудь увижу реального конкурента Кити.
  
  Гарри спросил его серьезно:
  
  - Томми, как тебе удается удерживаться на спине альбатроса? Ведь ты почти не держишься за него!
  
  - Я не знаю, - смущенно улыбнулся он. - Оно само так получается. Папа говорит, что это врожденное.
  
  - Томми, ты знаешь, что такое квиддич? - вдруг спросил Гарри.
  
  - Конечно! Я очень люблю эту игру. Правда, я всего один раз видел, как в нее играют. Ведь у нас в окрестностях не из кого собрать команду - метел нет почти ни у кого. Слишком опасно у нас на них летать: налетит ветер и сдует вместе с метлой в океан. Так что остается только слушать комментарии по радио.
  
  - Гарри, ты что, хочешь ему предложить... - начал было Рон.
  
  - Конечно, хочу. Ты видел, как он летает. Томми, - обратился к нему Гарри. - Я капитан факультетской команды по квиддичу. Ты замечательно летаешь, поэтому я предлагаю тебе играть с нами.
  
  - Я не знаю, - покраснел Томми. - Я никогда не летал на метле. Я не думаю, что справлюсь.
  
  - Не волнуйся, я сам в первый раз в жизни сел на метлу, когда приехал в школу. И ничего, получилось. А у тебя уже такой опыт полетов. Уверен, ты быстро привыкнешь к метле.
  
  - Кстати, о метлах, - подал голос Рон. - На чем он будет летать? На старых школьных на поле вылетать бесполезно.
  
  - Нет проблем, - сказал Гарри. - Я отдам ему свою "Молнию". Ведь у меня теперь есть "Гроза"! Ну так что, Томми, согласен?
  
  - Попробую, - смущенно ответил тот.
  
  Глава 7. Награда нашла героя.
  
  
  Не успел Гарри отдохнуть после полета с Томми, как его разыскала профессор МакГонагалл и отвела в учительскую, где ему пришлось подробно рассказывать преподавателям о том, что произошло с поездом, и как он добирался до школы.
  
  Из кресла в углу поднялся профессор Дамблдор.
  
  - Кое-что в рассказе Гарри не прозвучало, а жаль, - произнес он с улыбкой.
  
  Гарри встревожено посмотрел на него.
  
  - Вот сообщение, которое я получил перед тем, как Гарри прилетел в школу.
  
  Откашлявшись, он начал читать:
  
  
  "Уважаемый Министр Дамблдор. Сообщаем Вам, что сегодня в семнадцать часов двадцать две минуты в районе реки Уиллони-Ривер зарегистрированы несколько попыток применения магии, предположительно учеником Школы чародейства и волшебства Хогвартс Гарри Поттером. Ввиду урагана не удалось точно определить место применения магии, а также личность волшебника и какие конкретно заклинания он применял. По данному факту проводится проверка в связи с тем, что Гарри Поттер, подозреваемый в применении магии, является несовершеннолетним, и его действия подпадают под действие Указа о разумном ограничении волшебства несовершеннолетних (1875, параграф С)".
  
  
  - Было такое, Гарри? - спросил Дамблдор.
  
  - Да, но...
  
  - Знаю, знаю, что ты сейчас скажешь, - улыбнулся директор, - что это было необходимо, что у тебя не было выбора. Однако есть другой документ. Я зачитаю и его.
  
  Гарри похолодел. В чем еще Министерство магии собирается обвинить его?
  
  - Я читаю магловские газеты, иногда это очень полезно, - начал Дамблдор. - Например, в сегодняшней "Таймс" я наткнулся на очень интересную заметку:
  
  "Вчера примерно в семнадцать часов авиалайнер А-300 немецкой авиакомпании "Люфтганза", совершавший рейс Берлин-Эдинбург, оказался в зоне урагана. После попадания молнии у самолета отказали два двигателя, и он был вынужден совершить аварийную посадку в лесу в районе реки Уиллони-Ривер".
  
  - Обратите внимание, - сделал паузу Дамблдор, - место и время практически совпадают с предыдущими.
  
  
  "По уточненным данным, на борту авивлайнера было двести шестьдесят три пассажира. К счастью, обошлось без жертв, около трех десятков человек получили ранения различной тяжести. Специалисты называют случившееся чудом, учитывая, что, как правило, после таких катастроф выживших не остается".
  
  
  - Ну что, Гарри, признаешься, что приложил к этому руку?
  
  - Признаюсь, - ответил он, по тону директора поняв, что наказание ему не грозит, а если повезет, возможно и похвалят.
  
  - Итак, разобравшись во всех деталях происшедшего, Министерство магии вынесло приговор...
  
  Достав из кармана официально выглядящий свиток пергамента, Дамблдор развернул его и начал читать:
  
  - Начало пропускаем... а, вот, то, что нужно: "за проявленную доблесть в спасении маглов, а также учитывая несомненные заслуги в оказании помощи терпящему бедствие "Хогвартс-экспрессу", Министерство магии решило: снять с Гарри Джеймса Поттера все обвинения в незаконном применении магии, а также наградить его орденом Мерлина второй степени".
  
  Гарри почувствовал, что пол уходит у него из-под ног. На лицах преподавателей, кроме Снейпа, застыло выражение восторженного удивления.
  
  - Поздравляю, Гарри, - подошел к нему Дамблдор, держа в руках маленькую красную коробочку. - Возьми ее!
  
  Гарри несмело взял коробку и в растерянности посмотрел на преподавателей.
  
  - Открой ее, - ласково сказал Дамблдор.
  
  Гарри поднял крышку. Внутри на бархатной подушечке лежала восхитительная серебряная звезда, украшенная драгоценными камнями, с невероятно живым портретом величайшего волшебника Средневековья.
  
  Гарри почувствовал, что сейчас свалится в обморок. Краем уха слушая поздравления преподавателей, он совсем не воспринимал, что именно они ему говорят. Вырвавшись, наконец, в коридор, он побрел по направлению к гриффиндорской башне. Гарри так сильно погрузился в свои мысли, что совершенно не заметил полтергейста Пивза, пытавшегося сбросить ему на голову большую вазу. Обиженный таким пренебрежением к своей особе, Пивз с ругательствами поставил вазу на место и со злостью начал кидаться чернильными шариками в завизжавших третьекурсниц-слизеринок.
  
  Когда Гарри протиснулся сквозь дыру за портретом Полной дамы, он увидел, что общая гостиная полна народу. За столом у камина Рон и Гермиона играли в волшебные шахматы. Рон махнул ему рукой, призывая присоединиться к ним, но вдруг замер, увидев выражение лица Гарри. Быстро подбежав к нему, Рон обеспокоено спросил:
  
  - Что случилось на этот раз, Гарри?
  
  Гарри посмотрел на него, потом перевел взгляд на взволнованное лицо подошедшей к ним Гермионы, и медленно открыл коробочку с орденом.
  
  Брови у Рона поползли вверх и стали как два восклицательных знака.
  
  - Не может быть, Гарри, - тихо произнес он внезапно охрипшим голосом.
  
  - Это за поезд, да? - потрясенно спросила Гермиона.
  
  - Не только, - едва шевеля губами, ответил Гарри и подал ей пергамент с постановлением Министерства, а также газетную вырезку с информацией о спасении самолета, которую ему дал Дамблдор вместе с документом.
  
  - И ты нам ничего не сказал! - воскликнула Гермиона, быстро пробежав глазами бумаги.
  
  Рон в это время благоговейно взял орден с подушечки и перевернул его. На обратной стороне блеснули золотые буквы: Гарри Дж. Поттер.
  
  Тут и остальные заметили, что происходит что-то неладное, и стали подходить к друзьям. Гермиона сказала им всего четыре слова, и гостиная наполнилась криками изумления и восторга. Через десять секунд каждый гриффиндорец знал, что Гарри получил государственную награду. Общая комната встала на уши. Наиболее шустрые ученики на скорую руку соорудили импровизированный праздничный ужин, и началось веселье. Джинни достала коробку волшебных фейерверков производства близнецов Уизли, которую она хранила к Рождеству, и устроила впечатляющий салют. Гермиона тем временем успела шепнуть Гарри, что за всю историю Хогвартса не больше десятка студентов получили орден Мерлина низшей, третьей степени, а вот орденом второй степени еще никого не награждали.
  
  Глава 8. Кто такой профессор Цезарь?
  
  
  На следующее утро Гарри проснулся школьным героем. Уже все знали о награде, и за завтраком к столу Гарри началось паломничество со стороны других факультетов.
  
  Первый урок в этот день, трансфигурация, тоже началсz с поздравлений. Профессор МакГонагалл, декан Гриффиндора, была очень горда тем, что так отличился именно ученик ее факультета. Правда, после этого она устроила длинную лекцию о предстоящих выпускных экзаменах, нагнав страху на студентов и тем самым смазав общее чувство радости.
  
  После трансфигурации гриффиндорцы пошли на урок защиты от темных искусств. Почему-то в расписании был указан не обычный кабинет защиты, а одно из подземелий. Пока ученики его нашли, прозвенел звонок. Новый кабинет не выглядел уютным: каменные стены, сложенные из больших неотесанных валунов, такой же потолок и ни одного окна. Несколько факелов на стенах не могли полностью разогнать тьму, отчего в помещении царил полумрак.
  
  Только все расселись, вошел профессор Цезарь. Гарри поежился: в этом сумраке профессор в своей черной мантии напоминал ему Снейпа.
  
  - Итак, мы начинаем наш первый урок, - начал Цезарь. - Скажу сразу: преподавателем я раньше не был, я специалист по практической защите от темных сил. По просьбе профессора Дамблдора я проведу этот год с вами, потом, быть может, покину школу. Возможно, вас удивляет обстановка, в которой нам предстоит заниматься. Это не моя прихоть, а жизненная необходимость. Мы с вами сейчас находимся в самой старой части замка. Здесь много места, очень толстые и прочные стены, поэтому, я надеюсь, удастся избежать больших разрушений.
  
  Ученики в недоумении переглянулись.
  
  - Теперь что касается нашего распорядка, - продолжил Цезарь. - Сдвоенных уроков с другими факультетами не будет, так как в свободной обстановке заниматься будет безопаснее. У нас будут только практические занятия, так что учебники и тетради вам не понадобятся. Домашних заданий тоже не будет, но вместо них я часто буду проводить дополнительные уроки. По вводной части вопросы есть? - обратился он к ученикам.
  
  Вопросы были, но никто не решился их задать.
  
  Быстро проведя перекличку, профессор продолжил:
  
  - Перейдем теперь к тому, чем мы с вами будем заниматься. За шесть предыдущих лет, как мне рассказал профессор Дамблдор, вы прошли защиту от нечисти и от заклинаний легкой и средней силы. Но в такое неспокойное время как сейчас вы можете столкнуться с противником, использующим самые сильные заклинания. От них защититься сложно, но можно. Я постараюсь научить вас приемам защиты, которые используют только авроры и те, против кого они сражаются. Именно поэтому я не буду заниматься со слизеринцами. Для безопасности человечества им такие вещи лучше не знать.
  
  Класс неуверенно засмеялся.
  
  - Предупреждаю сразу: будет трудно. Те, кто не будет справляться, могут добровольно отказаться от занятий. "Удовлетворительно" на экзамене я поставлю прямо так. Однако надеюсь, что среди вас таких не окажется, - профессор обвел взглядом притихший класс. - В оставшееся время, если хотите, я могу продемонстрировать, что значит быть специалистом по защите от темных сил мирового класса.
  
  Он положил на стол волшебную палочку и попросил всех отойти к задней стене класса. Гарри и Рон удивленно переглянулись. Сейчас профессор напоминал им Локонса, когда тот хвастался своими подвигами. Только вот к словам Цезаря у Гарри было больше доверия, возможно, из-за серьезного тона, которым тот говорил.
  
  - Удивляетесь, что я оставил волшебную палочку? - спросил профессор. - Оборона без палочки - высшая степень магического искусства. Палочка мне нужна только против особо мощных и смертоносных заклинаний. С вами я могу справиться без особых усилий. Кто не верит, попробуйте наложить на меня заклятие, любое. Смелее! - подбодрил он учеников.
  
  Поколебавшись, вперед вышел Дин Томас.
  
  - Хорошо, - сказал профессор. - Для большей наглядности я отвернусь.
  
  И он действительно повернулся лицом к стене.
  
  - Смелее, Дин! - прошептала Парвати Патил.
  
  - Подвергни его Заморозке, - советовал Симус Финниган.
  
  Дин поднял палочку и крикнул:
  
  - Импедимента!
  
  Сверкнула серебряная молния. И тут произошло чудо: профессор в прыжке развернулся и выставил вперед сложенные крестом руки. Молния попала в профессора, но... Вспышка, и тот стоит как ни в чем ни бывало. Класс стоял как громом пораженный.
  
  - Это было легко, - сказал Цезарь. - Кто следующий?
  
  Вперед вышла Гермиона.
  
  - О, мисс Грэйнджер, - проговорил профессор. - Слышал о вас, вы достойный противник.
  
  Глаза Гермионы сверкнули.
  
  - Когда она в таком состоянии, я ее боюсь, - шепотом сказал Рон Гарри. - Мне кажется, она всерьез решила проверить на прочность нашего преподавателя.
  
  Цезарь отвернулся, Гермиона подняла палочку...
  
  И тут у Гарри мелькнула мысль: с Гермионой профессор наверняка справится, но что если подвергнуть его настоящей проверке? Уж больно он уверен в себе. Гарри выхватил палочку из кармана.
  
  Гермиона шепотом произнесла какое-то заклинание. Блеснула молния, раздался оглушительный грохот, и в этот момент Гарри крикнул:
  
  - Экспеллиармус!
  
  В то месте, где стоял профессор, раздался взрыв, пол вздрогнул, с потолка посыпалась пыль. Все заволокло дымом.
  
  Гермиона и Гарри опустили палочки.
  
  - Что вы наделали! - вскричала Лаванда.
  
  - Ничего, мисс Браун, я в порядке, - раздался голос профессора из пелены дыма. Он вышел к ученикам, смахивая с мантии пыль. Взял со стола свою палочку и произнес:
  
  - Виндиус.
  
  Порывом ветра дым выдуло в коридор, и все ахнули, когда открылось поле боя: в потолке зияла воронка, несколько камней упало на пол, причем они были оплавлены. От последней парты осталась кучка дымящихся щепок.
  
  - Кто из вас произнес заклинание Разоружения? - грозно спросил профессор.
  
  Гарри несмело поднял руку.
  
  - Гарри Поттер. Очень хорошо. Вы меня не разочаровали, - медленно произнес Цезарь. - Я ждал атаки мисс Грэйнджер, поэтому разрушил ее заклинание без большого ущерба для помещения. Досталось только парте. Но вы, мистер Поттер, правильно угадали с моментом для удара и вложили в заклинание огромную силу. Именно от вашего заклинания пострадал потолок, потому что мне пришлось отбивать его не глядя, чтобы не пострадать самому.
  
  - Итак, - обратился профессор к классу. - Вы должны с сегодняшнего занятия уяснить две вещи. Первое: существуют разные способы защиты от заклятий. Их можно нейтрализовать без ущерба для окружающих; сильные заклятия можно только разбить или отразить, но при этом увеличив их силу. Последствия перед вами. И второе: ваши попытки причинить мне ущерб заранее были обречены на провал. Никому еще не удавалось это сделать. Даже Темному Лорду, - добавил он вполголоса.
  
  - Темному Лорду? Тому-Кого-Нельзя-Называть? - ахнул Рон. - Вы встречались с ним?
  
  - Да, - тихо сказал профессор. - Но об этом в другой раз. Вы свободны. Вам еще надо найти дорогу наверх.
  
  Гарри поразило выражение лица Цезаря, когда тот упомянул о Волдеморте: на нем ясно читалась сильнейшая горечь. Вместе со всеми Гарри пошел к выходу, но его остановил голос профессора:
  
  - Поттер, Грэйнджер, задержитесь на минутку. Да, Уизли, ты тоже останься.
  
  Друзья, недоумевая, подошли к профессору. Он подождал, пока остальные уйдут, и заговорил:
  
  - Слухи о вашей неразлучной троице далеко разошлись. Сегодняшний урок показал, что я не зря согласился вас учить. Да, именно вас троих. Не надо удивляться, - усмехнулся он, увидев вытаращенные глаза друзей. - Я не зря сейчас упомянул о Волдеморте, - обратился Цезарь к Гарри. - Ты встречался с ним больше раз, чем любой другой волшебник. И у тебя есть огромная волшебная сила, краев которой не знаем ни я, ни ты, ни даже Дамблдор. Моя задача сделать так, чтобы ты смог сразиться с Волдемортом и победить его. То, чего в свое время не смог сделать я, - добавил он с болью в голосе.
  
  Гарри был потрясен до глубины души. Ладно, когда подобные вещи предлагает Дамблдор, к этому он уже начал привыкать. Но Цезарь?
  
  - Теперь вы двое, - обратился Цезарь к Рону и Гермионе. - Возможно, вам уже предлагали стать аврорами. Теперь у вас выбора нет. Вы слишком крепко связаны с Гарри, и все это знают. Первый же Пожиратель смерти в лучшем случае убьет вас за это. И не только вас, но и ваши семьи. Так что обратной дороги уже нет. Сможете вместе с Гарри одолеть Волдеморта - вернетесь к спокойной жизни, не сможете - лучше об этом не думать.
  
  Вот для них это был совершенно неожиданный удар. Гарри взглянул на друзей: Рон хватал ртом воздух как рыба на песке, Гермиона сильно побледнела и держалась за спинку стула.
  
  - Не все так страшно, - попробовал успокоить их профессор. - К концу года, если у вас не угаснет желание, по силе вы превзойдете многих учителей Хогвартса. Как это сделать, вы скоро узнаете. Не буду скрывать, - закончил Цезарь, - что профессор Дамблдор пригласил меня в школу на свой страх и риск только ради вас. Уверен, он и сам вас кое-чему научит. Впереди длинный тяжелый год, но думаю, вы справитесь. Все зашло слишком далеко, - добавил он.
  
  На обед друзья шли в полубессознательном состоянии. У Гарри как будто почва ушла из-под ног, и он висел над пропастью, связанный одной веревкой с друзьями. У Рона и Гермионы, похоже, были такие же мысли.
  
  Остаток дня прошел незаметно. Гарри совершенно не вникал в то, о чем говорили преподаватели. Он пытался разобраться в своих мыслях. С одной стороны, то, что предлагал профессор Цезарь, казалось абсолютно невозможным. С другой стороны, профессор Дамблдор еще пару лет назад говорил, что однажды Гарри придется выйти на смертельный бой против Темного Лорда, правда, тогда Гарри, честно сказать, не придал должного значения его словам. Однако в словах Цезаря было что-то притягивающее, его уверенность заражала. Но все же, почему из всего волшебного мира выбор пал именно на них троих? Почему Цезарь, сам великий волшебник, не может сделать то, что он предложил Гарри? На эти вопросы ответа не было.
  
  Друзья получили возможность в спокойной обстановке обсудить события сегодняшнего дня только вечером в Общей гостиной. Вернее, говорили только Рон и Гарри, Гермиона молча сидела в кресле, обхватив руками колени и думала. Наконец она сказала:
  
  - Если мы хотим во всем этом разобраться, нам надо сначала узнать, кто такой этот Цезарь и почему его пригласил в школу Дамблдор. Ведь несмотря на то, что он явно очень сильный волшебник, его имя в обзоре современной магической жизни я не встречала.
  
  - И где ты собираешься искать информацию о нем? - полюбопытствовал Рон. - Опять перерыть всю школьную библиотеку?
  
  - Есть более быстрый способ, - ответила Гермиона. - Цезарь говорил, что сражался с Волдемортом. Тогда упоминание об этом должно быть в "Пророке". У мадам Пинс в библиотеке собраны все номера за последние сто лет. Нам надо будет вести поиск в газетах до того года, когда Волдеморт был повержен.
  
  - А если не найдем? - спросил Рон.
  
  - Тогда будем думать дальше, - ответила Гермиона. - В любом случае, попробовать стоит.
  
  Друзья отправились в библиотеку. Там почти никого не было, так как семестр только начался, и преподаватели еще не успели завалить учеников работой. Гермиона ушла в лабиринт шкафов и вскоре вернулась с огромной кипой газет. Она дала Гарри и Рону по пачке, и все углубились в чтение
  
  Гарри достались газеты, выпущенные в год падения Волдеморта. Это было самое тяжелое время для волшебного мира: почти в каждом выпуске "Пророк" сообщал о новых нападениях и бесчинствах сторонников Темного Лорда. Страх, насквозь пропитавший газеты, начал передаваться Гарри, и он торопливо перелистывал страницы, желая быстрее добраться до конца. Перелистав полстопки, Гарри заметил цветную бумажку почти в самом ее конце. Это оказался экстренный выпуск "Пророка", всего в одну страничку, посвященный падению Волдеморта. Гарри с интересом начал его читать, надеясь узнать что-то новое о подробностях этого события. Однако кроме слухов, там ничего не было. Гарри разочарованно перевернул листок, и тут его взгляд упал на заголовок: "Пойман еще один Пожиратель смерти". Ниже было написано имя: Ареджиус Цезарь.
  
  - Рон, Гермиона! - воскликнул Гарри. - Я нашел его!
  
  Он начал читать вслух:
  
  
  "Сегодня Пожиратели смерти совершили еще одно преступление, буквально за час до гибели Того-Кого-Нельзя-Называть. На этот раз жертвами преступника стали маглы. Вот что сообщил нам Корнелиус Фадж, заместитель главы Департамента чрезвычайных ситуаций:
  
  - Наш патруль осматривал окрестности Годриковой впадины. Внезапно недалеко прогремел сильный взрыв, после которого раздались крики. Когда наши люди прибыли на место происшествия, они увидели страшную картину: вокруг все перепахано, кусты горят, ближайшие деревья повалены, а на земле лежат убитые и раненые. Посреди всего этого ужаса стоит волшебник, сжимая в руке волшебную палочку. Он явно подвергся заклинанию Оглушения. Разумеется, наш патруль вызвал подкрепление, эвакуировал раненых и забрал этого волшебника, в котором один из наших людей опознал Ареджиуса Цезаря, известного как молодого, но талантливого специалиста по защите от темных искусств.
  
  И только после расспросов раненых маглов выяснилась истинная картина происшедшего. Оказывается, они возвращались с вечеринки, и внезапно впереди них появился человек в черной одежде. Неожиданно он отпрыгнул в сторону и выхватил что-то из кармана. В этот момент и произошел взрыв, от которого все потеряли сознание. Очнувшись, один из маглов, которому при взрыве повезло больше других, увидел этого же человека, стоящего на том же самом месте.
  
  Учитывая, что через час в этом же районе Тот-Кого-Нельзя-Называть напал на Поттеров, мы думаем, что Ареджиус Цезарь отправился проверить дорогу перед приходом своего повелителя. Примерно в это же время там же, в Годриковой впадине, пропал работник Министерства. Имени его я пока назвать не могу, но очевидно, что Цезарь натолкнулся на него и уничтожил, а погибшие маглы стали случайной жертвой.
  
  
  Вот что рассказал нам Корнелиус Фадж. От себя добавим, что ввиду явной вины Цезаря его сразу же отправили в Азкабан, где ему предстоит провести остаток жизни. Тела погибшего волшебника так и не нашли, что не удивительно, учитывая силу взрыва. Мы горячо надеемся, что теперь, после гибели Того-Кого-Нельзя-Называть, подобная трагедия больше не повторится".
  
  
  Друзья в ужасе посмотрели друг на друга. Первой нарушила молчание Гермиона:
  
  - Может быть, Цезарь случайно оказался не там, где надо? Вспомните Сириуса: его ведь посадили в тюрьму за преступление, которого он не совершал. Может, в деле Цезаря потом разобрались и его выпустили?
  
  - Надо проверить, - мрачно сказал Гарри. - Придется просмотреть судебные отчеты по пересмотренным делам за последние шестнадцать лет.
  
  Он отправился к мадам Пинс и вскоре вернулся с каталогом, содержащим названия статей всех выпусков "Судебного вестника".
  
  - Спасибо мадам Пинс, что облегчила нам работу, - сказал Гарри. - Она сама составила этот каталог, иначе нам бы пришлось копаться в газетах месяц: каждый номер "Судебного вестника" толщиной страниц в пятьдесят.
  
  Друзья самым внимательным образом просмотрели все записи: имени Цезаря не было. Значит, из Азкабана его не выпускали. Однако, Гермиона заметила в одном из номеров пятилетней давности статью, называвшуюся "Краткий обзор тюрьмы Азкабан". Девушка быстро нашла газету с этой статьей. Там был список всех узников Азкабана с кратким указанием, кто за что сидит. Имени Цезаря и там не было. Не было его и в списке умерших в Азкабане.
  
  - Что же это получается? - озадаченно спросил Рон. - Из тюрьмы его не выпускали, но в тюрьме его нет.
  
  - То, что его туда посадили, сомнений нет, ведь этим делом занимался Фадж, - стала размышлять Гермиона. - После этого он исчез. Убежать из Азкабана он не мог, Сириус единственный, кому это удалось в те годы. Все это очень странно...
  
  - По-моему, нам надо пойти прямо к Дамблдору и спросить, кого он нам дал в учителя, - предложил Гарри. - Только он знает ответы на наши вопросы.
  
  Все трое побежали к кабинету Дамблдора. Остановившись перед каменной горгульей перед входом, Гарри назвал пароль, надеясь, что тот не изменился за лето. Статуя послушно отодвинулась и открыла бегущую вверх винтовую лестницу.
  
  Друзья встали на нижнюю ступеньку, и лестница понесла их наверх. Вскоре им преградила путь массивная дверь с латунным молотком в виде головы грифона. Гарри постучал. Послышались шаги, и профессор Дамблдор открыл дверь.
  
  - Судя по вашим лицам, вас что-то сильно беспокоит, - улыбнулся директор. - Иначе вы бы не пришли ко мне на ночь глядя. Ну что стоите в дверях, заходите, - пригласил он.
  
  - Профессор Дамблдор, сэр, - сразу начала Гермиона, едва переступив порог кабинета. - Мы хотим, чтобы вы рассказали нам правду о профессоре Цезаре.
  
  Улыбка на лице директора стала шире.
  
  - Вам палец в рот не клади, сразу откусите, - похвалил Дамблдор. Уши у Рона порозовели. - И что же вам удалось узнать?
  
  - Все, что известно волшебному сообществу, - ответила Гермиона. - Все, кроме правды.
  
  - Я плохо на вас влияю, - усмехнулся Дамблдор. - Ничего от вас не скроешь.
  
  Он подошел к камину и волшебством развел в нем огонь. Потом бросил в него немного зеленого порошка.
  
  - Профессор Цезарь, подойдите в мой кабинет, пожалуйста, - сказал Дамблдор в огонь.
  
  Пламя тут же окрасилось в зеленый цвет, в камине громыхнуло, и в нем появился Цезарь.
  
  - Я говорил вам, Ареджиус, что у вас будут очень способные ученики? - лукаво улыбаясь, спросил Дамблдор. - Так вот, не прошло и дня, как они разузнали, что в вашей истории кое-чего не хватает. Я думаю, будет лучше, если вы сами им все расскажете.
  
  Профессор Цезарь со вздохом опустился в кресло. Минуту он собирался с мыслями, потом неожиданно спросил:
  
  - Гарри Поттер, ты знаешь, что произошло в ту ночь, когда Волдеморт пришел в дом твоих родителей?
  
  Гарри с изумлением посмотрел на него. Какое отношение может иметь Цезарь к тем событиям? Ту ночь Гарри помнил в малейших деталях, хоть ему и был тогда только год. Подробности всплывали в памяти постепенно, то под воздействием дементоров, то во снах, навеянных влиянием Волдеморта. О событиях той ночи Гарри разговаривал почти со всеми их участниками, кое-что он слышал даже от самого Темного Лорда, поэтому он был уверен, что Цезаря нигде рядом не было.
  
  Однако надо было ответить на заданный вопрос.
  
  - Я знаю все о той ночи, профессор Цезарь, - сказал Гарри.
  
  - Боюсь, Гарри, это не совсем так, - тихо сказал Дамблдор.
  
  - О чем вы говорите? Что еще вы от меня скрыли? - нахмурился Гарри.
  
  - Не только от тебя, Гарри, - сказал Дамблдор. - Полная картина происшедшего стала ясна только недавно, когда твой крестный, Сириус, поведал свою историю.
  
  Поймав взгляд Дамблдора, Цезарь начал рассказ:
  
  - Ты знаешь, Гарри, как все началось: профессор Дамблдор укрыл твоих родителей в тайном убежище, Питер Петтигрю предал их и выдал Волдеморту. Но перед тем как Волдеморт пришел в дом твоих родителей, произошло еще одно событие: он встретился со мной. В то время я, недавний выпускник Хогвартса, только искал себе место в жизни. Я серьезно увлекался защитой от темных сил и даже подумывал о том, чтобы вернуться в школу в качестве преподавателя. Естественно, я, чем мог, помогал профессору Дамблдору в борьбе с Волдемортом.
  
  - В ту ночь мне было поручено охранять подступы к Годриковой впадине, деревеньке, где укрылись твои родители. Разумеется, я не знал, кого охраняю. Мы чувствовали, что среди нас завелся предатель, поэтому приходилось принимать меры предосторожности. Я вышел на тропу, ведущую в деревню, по ней шла группа маглов, наверное, с какого-то праздника. Именно в этот момент Волдеморт и отправился к твоим родителям, Гарри. Скорее всего, он подозревал, что деревня охранялась, поэтому решил не лезть напролом, а сначала высадиться на окраине и осмотреться. Так вот, он аппарировал прямо рядом со мной. Я успел выхватить палочку, но он оказался быстрее и произнес заклятие Убийства. Не знаю как, но мне удалось за этот краткий миг сконцентрироваться, и заклятие вместо того, чтобы убить меня, разлетелось на части.
  
  Голос Цезаря дрогнул, он замолчал на мгновение, потом продолжил:
  
  - Теперь ты можешь представить, Гарри, что происходит, когда разбиваешь мощное заклинание. Осколки разлетаются вокруг, сея смерть и разрушение. К несчастью, та группа маглов оказалась в зоне поражения. Итог известен: пятеро погибших, девять раненых. Меня самого оглушило взрывом, я очнулся только в камере Азкабана. А Волдеморт успел аппарировать в момент взрыва, и, невредимый, он появился перед домом твоих родителей. Остальное, Гарри, тебе известно.
  
  - Профессор Цезарь, а как вы оказались на свободе? - спросила Гермиона. - Вас выпустили?
  
  - К сожалению, нет. Пришлось выбираться оттуда самостоятельно, - усмехнулся Цезарь.
  
  - Вы сбежали? Но я думала, что это удалось только Сириусу Блэку...
  
  - Об этом почти никто не знает. Министерство постаралось умолчать об этом.
  
  - Но если вы сейчас здесь, значит, с вас сняли обвинение? - спросил Рон.
  
  - Не все так просто, - мрачно сказал Цезарь. - Я до сих пор считаюсь преступником, Министерство магии не отказалось от мысли упрятать меня за решетку до конца моих дней. Только вот сделать этого оно не может.
  
  - Почему?
  
  - Чтобы понять это, выслушайте, как я бежал из Азкабана. Итак, как я уже говорил, меня доставили в камеру в бессознательном состоянии. Когда я очнулся, то совсем упал духом. Все, на что я мог надеяться, это справедливый суд. Однако на следующий день в Азкабан прибыл сотрудник Министерства, чтобы огласить мне приговор. Оказывается, суд уже состоялся, причем без моего присутствия. Меня признали виновным в гибели маглов, в поддержке Волдеморта, а также в попытке убийства Лили и Джеймса Поттеров. Естественно, наказание определили самое суровое - пожизненное заключение в Азкабане с полной изоляцией от окружающего мира.
  
  - Меня охватила безудержная ярость: настоящий убийца разгуливает на свободе, а мне, пытавшемуся его остановить, предстоит провести остаток жизни в тюрьме. Я уже плохо помню, что было дальше, помню только, что смог без помощи волшебной палочки разбить решетки и выбраться из камеры. Поднялась тревога, на подмогу вызвали толпу дементоров. Они получили приказ применить ко мне смертельный Поцелуй. И вот дальше произошло нечто невероятное: я убил одного из дементоров.
  
  - Как?!.
  
  - Не знаю. Но есть одна догадка. Вы знаете, что дементоры питаются радостью, счастливыми воспоминаниями. Страх, чужая боль их не волнуют. А вот злость и ненависть они не любят. Возможно, эти чувства причиняют им боль. А теперь представьте меня: единственное чувство - сильнейшая ненависть. Дементор, оказавшийся рядом со мной, этого не выдержал. Он рухнул на пол и превратился в лужицу едкой вонючей слизи. Остальные дементоры сразу поняли, что к чему, и тут же разбежались. Пока вызвали авроров, я забрал свою палочку у начальника тюрьмы и аппарировал куда подальше. После этого меня несколько раз пытались убить, но когда я отправил в больницу третьего аврора, в Министерстве поняли, что меня лучше оставить в покое. Ведь я продолжал упражняться в защите от заклинаний, и пробить мою оборону можно было лишь заклятием Убийства, от которого я неплохо научился уклоняться.
  
  - После этого министерский сотрудник встретился со мной, и мы заключили что-то вроде мирного договора: Министерство отказывалось от попыток меня убрать, а я обязался не поддерживать темных волшебников. Разумеется, без воздействия профессора Дамблдора Министерство магии не образумилось бы так быстро. Он единственный, кто хотя бы частично поверил в мою историю. Он даже смог убедить Министерство, что я не опасен. В общем, обо мне решили забыть. Мне запретили наниматься на работу и вообще светиться на людях. Долгие годы я жил на свои старые сбережения, перебиваясь случайными заработками. И вот сейчас, когда у меня закончились все средства к существованию, профессор Дамблдор дал мне работу и позволил выжить.
  
  - Не стоит, Ареджиус, - сказал Дамблдор. - Как можно оставить друзей без помощи?
  
  - Значит, именно из-за вашего прошлого Попечительский совет был против назначения, верно? - спросил Гарри.
  
  - Ты прав, - грустно сказал Цезарь. - Позволить учить детей человеку, обвиняемому в массовых убийствах... Для многих это было абсолютно невозможно.
  
  - После бурных споров мне удалось убедить большинство членов совета, - продолжил Дамблдор, - что только Ареджиус с его познаниями в защите от темных сил сможет дать старшекурсникам то, что им действительно надо. Для младших курсов Попечительский совет выбрал Элеонору Меллон. Она не специалист по темным искусствам, но Совет остановился на ее кандидатуре потому, что она работает в Министерстве магии и сможет контролировать поведение Ареджиуса.
  
  - Надеюсь, теперь у вас нет больше вопросов? - улыбнулся Дамблдор. - Я думаю, вам сейчас лучше всего будет пойти отдохнуть и осмыслить все в спокойной обстановке.
  
  
  После беседы с Дамблдором и Цезарем многое прояснилось, но легче на душе не стало. Гарри долго лежал в кровати с открытыми глазами, обдумывая последние события, и заснул только тогда, когда переполненная мыслями голова совсем перестала соображать.
  
  Глава 9. Зловещее послание.
  
  
  После памятного разговора в кабинете директора профессор Цезарь сразу взял быка за рога: занятия по Защите от темных сил у гриффиндорцев теперь были каждый день. Вечерами он дополнительно занимался с Гарри, Роном и Гермионой. В свободное от учебы время студенты помогали наводить порядок на школьной территории.
  
  Так прошла первая школьная неделя. В один прекрасный день профессор Стебль сообщила, что закончила ремонт оранжерей, и можно приступать к занятиям. Сказано - сделано. На следующее утро Гарри и остальные гриффиндорцы шагали к теплице номер десять на двойной урок Травологии. У дверей их уже ждали слизеринцы, о чем-то беседующие с профессором Стебль.
  
  - Прекрасно, все собрались! - весело защебетала профессор. У нее сегодня было очень хорошее настроение. - Итак, вы стоите перед дверями теплицы номер десять. В ней и в одиннадцатой теплице собраны очень редкие растения, которые вы вряд ли когда-нибудь встретите. Изучить их будет очень интересно. Должна сразу предупредить: среди них попадаются настоящие монстры растительного мира, поэтому без разрешения не суйтесь, куда не надо.
  
  Гарри, как и почти все остальные, пропустил предупреждение мимо ушей.
  
  - Проходите внутрь и встаньте у стены, - командовала профессор Стебль. - Не толпитесь, места всем хватит.
  
  У Гарри вырвался вздох восхищения, как только он переступил порог теплицы. Прямо напротив входа в большом ящике торчало нечто, отдаленно напоминающее фикус, только десятиметровой высоты и синего цвета. Каждый лист был вооружен длинным шипом, больше похожим на саблю. Почувствовав, что кто-то вошел, растение взмахнуло листьями. От свиста рассекающих воздух шипов-сабель мороз прошел по коже.
  
  Вдруг Гарри услышал тихий шепот, доносившийся из недр клумбы с какой-то фиолетовой травой чуть в стороне от злобного фикуса. Подойдя ближе, он различил слова:
  
  - ... дернуло же меня залезть сюда! Как больно! Убью того, кто посадил здесь эту заразу и не поставил таблички, что это самая зловредная крапива в мире!
  
  Дальше пошли слова, которых Гарри не понимал, но по интонации чувствовал, что это ругательства.
  
  - Кто ты, покажись, - тихо, чтобы никто не услышал, прошептал Гарри.
  
  Вокруг сразу же воцарилось молчание. Все со страхом посмотрели на Гарри, из уст которого вырвалось тихое шипенье, но он этого даже не заметил. Его внимание было приковано к большой змее, медленно выползавшей из травы.
  
  - Ты тот, кто знает мой язык. Ты Гарри Поттер, - прошипела змея сквозь зубы. - Не думала, что придется начать с тебя, но ничего не поделаешь, ты подошел первым...
  
  Кто-то, наконец, увидел змею, и оранжерея наполнилась визгом. Змея одним махом выпрыгнула на середину площадки, прямо перед воинственным фикусом. Тот попытался ударить ее своими шипами, но змея оказалась быстрее. От ее стремительного броска фикус не успел защититься, и острый змеиный клык вонзился в его ствол. Яд подействовал мгновенно: листья скрутились в трубочку и осыпались, ствол в месте укуса превратился в пепел, и мертвое дерево рухнуло вглубь оранжереи.
  
  - Так на чем я остановилась? - прошипела змея, обводя немигающим взглядом учеников. Никто из них не шевелился, все смотрели на змею как загипнотизированные.
  
  - Кто ты и что тебе здесь надо? - еще раз спросил Гарри, осторожно, чтобы не привлечь внимание змеи, протягивая руку к карману с волшебной палочкой.
  
  - Всего лишь выполняю поручение, - повернулась к нему змея. - Тот, кто повелевал Королем змей, поздравляет тебя с началом учебного года и надеется скоро встретиться с тобой.
  
  У Гарри ёкнуло сердце: повелителем василиска, своего короля, змеи называли Волдеморта.
  
  - Это все? - спросил Гарри, стараясь придать голосу твердость.
  
  - Разумеется, нет. Чтобы доказать тебе серьезность своих намерений, он велел мне убить кого-нибудь из них, того, на чьей одежде красная эмблема со львом... и не вздумай мешать мне! - змея заметила, как Гарри начал вытаскивать руку из кармана. - У меня приказ: если попробуешь их защитить, умрешь первым!
  
  - А почему он выбрал именно тебя? - спросил Гарри, лихорадочно соображая, что же делать.
  
  - О, я думаю, из-за давних заслуг моего племени, - в голосе змеи появились нотки гордости. - Нас, золотых румынских кобр, считают самыми смертоносными змеями в мире. Мы не размениваемся на всякую мелочь вроде простых маглов. Только волшебники, и чем знаменитее, тем лучше...
  
  - И вам нравится такая жизнь? - с отвращением спросил Гарри. - Нечего сказать, великий подвиг - убить кого-нибудь из-за угла.
  
  - А что делать? Нашего мнения не спрашивают...
  
  - Кстати, а почему вас зовут "золотыми" кобрами? - Гарри отчаянно тянул время, надеясь, что змея оторвет взгляд от его кармана с волшебной палочкой. - Такая пестрая шкура бывает только у простых лесных змей...
  
  - Ты мне напомнил кое о чем! - змея повернулась к профессору Стебль. - Первой умрет эта толстуха, посадившая здесь адскую траву, яд которой испортил мою шкуру!
  
  Краем глаза заметив движение, змея стремительно обернулась к Гарри, но опоздала: кончик волшебной палочки был нацелен прямо ей в морду.
  
  - Ты никого не убьешь, - тихо сказал Гарри. - Я даю тебе шанс. Уходи.
  
  - И ты думаешь, что сможешь остановить меня? - поднимаясь в полный рост и раздувая капюшон, прошипела змея. В ее глазах загорелись красные огоньки, отчего ее морда стала напоминать Волдеморта. - Я убью тебя прежде, чем ты успеешь открыть рот, чтобы произнести заклинание!
  
  - Ты думаешь, я убил Короля змей заклинанием? - тихо спросил Гарри. Как ни странно, сейчас, глядя в глаза смерти, он почувствовал, что страх отступил, и вернулась способность трезво соображать.
  
  Вопрос застал змею врасплох. Никто, кроме нескольких близких Гарри людей, не знал, как именно был убит василиск, обладающий смертоносным взглядом и шкурой, практически неуязвимой для заклинаний.
  
  - Я не хочу причинять тебе зла, - продолжал Гарри, увидев ужас в глазах змеи, - но если потребуется, я убью тебя прежде, чем ты подумаешь о нападении. Если хочешь жить, слушай меня: я верну тебя на родину, в Румынию, если ты сейчас же спрячешь зубы и перестанешь угрожать моим друзьям.
  
  Змея задумалась. Свернув капюшон, она медленно поползла к профессору Стебль.
  
  - Ну хоть ее можно убить? - спросила змея, с громким шипением поднимаясь во весь рост. Профессор Стебль смертельно побледнела, она была на грани обморока. - Она не твой друг. И она нанесла мне тяжкое оскорбление...
  
  - Нет. Идем со мной, - Гарри уже не просил, а приказывал.
  
  - Хорошо, - прошипела змея, - но предупреждаю, если кто-то попытается на меня напасть, я буду биться до последнего.
  
  
  Никого по пути не встретив, Гарри в сопровождении змеи добрался до центрального входа в замок. Неожиданно дверь отворилась, и на порог вышел Дамблдор. Он мгновенно выхватил волшебную палочку и направил ее на змею. Та, в свою очередь, с шипением раздула капюшон и приготовилась к броску.
  
  Гарри быстро встал между ними, пока дело не дошло до схватки.
  
  - Профессор Дамблдор, она не собирается ни на кого нападать. Ей нужна помощь.
  
  Помедлив, Дамблдор отвел руку с палочкой в сторону. Змею это, однако, не слишком успокоило, она продолжала подозрительно следить за всеми движениями директора.
  
  - Гарри, что произошло? Я почувствовал, что в оранжерее происходит что-то нехорошее, но, похоже, опоздал...
  
  - Эту кобру подослал Волдеморт. Мне удалось убедить ее никого не трогать. Взамен я пообещал ей отправить ее на родину, в Румынию. Вы можете это сделать, профессор?
  
  - Это несложно, - мрачно ответил Дамблдор, - хотя будь моя воля, я бы уничтожил эту тварь на месте.
  
  Он взмахнул палочкой, и прямо из воздуха появился большой ящик. Гарри потребовалось несколько минут, чтобы убедить змею залезть в него. Как только она очутилась внутри, профессор взмахнул палочкой, и ящик исчез.
  
  - Ну вот, с этим покончили. Наверняка она уже прибыла туда, куда требовалось. А теперь расскажи, каким образом тебя угораздило столкнуться с золотой румынской коброй?
  
  - Вы знаете эту породу змей? - удивился Гарри.
  
  - Разумеется. Каждый волшебник должен знать о самой смертоносной змее мира. Змее, которая не просто имеет самый сильный яд, но еще и дьявольски ловко уворачивается от заклинаний... Хотя эта и выглядела немного странно. Насколько я понимаю, вам еще будут о них рассказывать. Но что же все-таки там произошло? - обеспокоено спросил Дамблдор.
  
  Гарри в двух словах рассказал о том, что ему поведала змея, и о том, как ему удалось заставить ее отказаться от выполнения задания.
  
  - Если бы ни твоя способность говорить со змеями, а также победа над василиском, Гарри, мы бы сейчас с тобой не разговаривали. И с некоторыми учениками тоже, - задумчиво произнес Дамблдор. - От золотой румынской кобры спасения нет. Но, похоже, Волдеморт не собирался пока убивать тебя, иначе он не послал бы змею, зная, что ты понимаешь их язык. Это меня сильно тревожит. Неизвестно, какие планы он вынашивает... Ну ладно, иди на урок, а мне придется принять дополнительные меры, чтобы подобное больше не повторилось.
  
  Гарри, обдумывая случившееся, побрел обратно в оранжерею. Перед входом в злополучную десятую теплицу он увидел своих одноклассников. Не было только профессора Стебль.
  
  Не успел Гарри подумать о том, куда она подевалась, профессор появилась в дверях теплицы.
  
  - Поттер, подойдите сюда! - закричала она, увидев его. - Объясните же нам, что произошло. Откуда взялась эта змея? И куда вы ее дели?
  
  - Ничего страшного, - поспешил ее успокоить Гарри, - змея просто заблудилась и всего лишь хотела узнать, куда она попала. Я отвел ее к профессору Дамблдору.
  
  - Всего лишь заблудилась, да?! Вы видели, что она сделала с ангольским фикусом? Она чуть не бросилась на нас!
  
  Гарри начал терять терпение.
  
  - Профессор Стебль, вы говорите так, будто я лично притащил эту тварь в теплицу! Уверяю вас, что мне не доставило ни малейшего удовольствия успокаивать змею, побывавшую в зарослях вашей зверской крапивы!
  
  - Это не крапива, а австралийская жгучая осока, - автоматически поправила его профессор Стебль. Помолчав немного, она продолжила более спокойным тоном. - Что сказал профессор Дамблдор?
  
  - Он разрешил заниматься дальше и пообещал, что такого больше не повториться. Не волнуйтесь, теплица безопасна, змея была только одна.
  
  - Я знаю, - сказала профессор Стебль. - Я уже обыскала теплицу на случай, если там прячется еще какая-нибудь гадость. Ладно, поскольку ничего серьезного мы сегодня сделать не успеем, я покажу вам растение, которое всегда доставляет ученикам массу удовольствия.
  
  Знаком приказав следовать за ней, профессор пошла в глубь теплицы. Гарри получил возможность перекинуться парой слов с Роном и Гермионой.
  
  - Почему вы ничего не делали, когда появилась змея? - спросил он сердито. - Полтора десятка молодых волшебников плюс профессор, а вся грязная работа достается мне!
  
  - Я не знаю, что с нами случилось, - тихо сказала Гермиона. Ее лицо было по-прежнему очень бледным. - Когда эта змея посмотрела на меня, я почувствовала, что не могу шевельнуться; все, что я могла, это смотреть змее в глаза...
  
  - Со мной было то же самое, - сказал Рон. - Она как будто загипнотизировала нас.
  
  - Почему же она на меня не подействовала? - озадаченно спросил Гарри.
  
  - Не знаю, - ответила Гермиона. - Возможно, потому, что ты можешь говорить со змеями...
  
  - Ты не представляешь, как это жутко выглядело со стороны, - с содроганием произнес Рон. - Огромная змея с острющими клыками, и ты напротив нее, и вместе громко шипите и свистите...
  
  - Что она сказала, Гарри? - спросила Гермиона. - Почему она оказалась здесь?
  
  Ответить Гарри не успел. Профессор Стебль привела класс к дальней стене теплицы, возле которой на грядке торчали странные растения в виде крупных зеленых шаров, окруженных мясистыми листьями.
  
  - Кто знает, что это такое? - спросила профессор.
  
  - Это растение с отдаленных тихоокеаских островов, - Гермиона, как всегда, знала ответ. - Если я не ошибаюсь, оно называется "ястреб-нож".
  
  - Ястреб-что? - удивленно спросил Рон. - Гермиона, ястреб - это птица, а не куст!
  
  - Верно, мистер Уизли. Ястреб - это птица. Но ястреб-нож - это растение, причем очень необычное. Кто знает, откуда пошло это название?
  
  И опять Гермиона подняла руку.
  
  - У этого растения очень интересная система самозащиты. По ее названию и окрестили само растение. Надеюсь, вы нам покажете ее в действии, профессор Стебль, чтобы не объяснять на словах, как она работает?
  
  - Разумеется, покажу.
  
  Она подошла поближе к ближайшему шару зелени, который при ее приближении нервно зашевелился.
  
  - Смотрите все сюда. Если я подойду еще ближе, растение нападет на меня. Но если я докажу ему, что не представляю для него опасности...
  
  Продолжая говорить, профессор Стебль взяла стоящую неподалеку лейку с очень длинным носиком и полила растение какой-то бурой жидкостью. Оно тотчас широко развернуло листья.
  
  - Видите? Оно любит этот раствор. Потом я покажу, как его готовить... Смотрите!
  
  На макушке зеленого шара появилось отверстие. Из него вылетело нечто блестящее, стремительно описало круг под потолком под испуганные визги учеников и приземлилось на верхушку своего растения. У всех вырвался удивленный вздох: на макушке зеленого шара сидела ослепительно блестящая птица со странными, отполированными до блеска перьями.
  
  - Это и есть ястреб-нож, - сказала профессор Стебль. - Птица, которая рождается внутри этого растения и охраняет его. Если растение отпускает его добровольно, ястреб подчиняется мысленным командам того, кто его выпустил. Глядите! Сейчас я прикажу ему взлететь.
  
  Птица поднялась в воздух и зависла, медленно взмахивая крыльями. Потом, очевидно подчиняясь мысленным приказам профессора, сделала несколько кругов в воздухе и опустилась на прежнее место.
  
  - Красиво летает, не так ли? Но когда им управляет само растение, это страшное оружие. Перья у ястреба из очень прочной стали, их края остры как бритва. Отсюда и пошло название "нож". От кинжальной атаки ястреба спасения практически нет. К счастью, вне растения он может существовать буквально полчаса, а потом должен вернуться обратно. Кроме того, заставить ястреба атаковать может только очень злой темный волшебник, отдавая приказы с очень сильной ненавистью. Нам это, разумеется, не грозит, мы ограничимся простыми полетами. Итак, возьмите лейки в шкафу у левой стены, выбирайте себе растение и приступайте.
  
  - Поразительно! - восхищалась Гермиона, глядя, как ее ястреб вместе с остальными парит под крышей теплицы. - Я знала, что ястреб-нож используется для приготовления очень сильных зелий, воздействующих на разум человека, но даже не догадывалась, что его полет такой красивый!
  
  Это был замечательный урок, во всяком случае до того, как Малфой решил похулиганить и направил свою птицу наперерез ястребу Гарри. Удар пришелся прямо в глаз, ястреб Гарри вскрикнул от боли.
  
  Это просто взбесило Гарри, будто Малфой ударил не ястреба, а его самого. Стремительно развернув свою птицу, Гарри направил ее в атаку. Молнией промелькнув над головами учеников, ястреб ударил противника. Теперь все поняли, что происходит, когда ястреб-нож переходит в кинжальную атаку: птицу Малфоя не спасла даже стальная броня, ее буквально разрезало пополам. Но Гарри на этом не остановился: слегка изменив траекторию полета, он направил своего ястреба на птицу Крэбба. Раздался визг металла по металлу, и на землю упали куски того, что еще секунду назад было великолепной птицей.
  
  - Поттер, прекратите! - раздался громкий крик профессора Стебль. Гарри не сразу сообразил, что она обращается именно к нему. Он отвлек внимание от своего ястреба, и тот мгновенно взорвался. Гарри обернулся к профессору и увидел, что все смотрят на него с ужасом в глазах.
  
  - Что вы наделали! - ругалась профессор. - Разве можно направлять столько злости в создание с такой нежной душой? Видите, ваш ястреб не выдержал и погиб. Тридцать очков с Гриффиндора!
  
  Но Гарри понимал, что ужас остальных объяснялся не только этим: все помнили слова профессора Стебль о том, что направить ястреба в атаку может только сильный темный волшебник. Самое главное, Гарри сам не понимал, почему потерял контроль над собой в такой, в общем-то, безобидной ситуации.
  
  Профессор Стебль посмотрела на часы.
  
  - У нас осталось всего пять минут, так что можете идти готовиться к следующим урокам, - сказала она потерявшим обычную веселость голосом.
  
  Гарри вышел из теплицы вместе с Роном и Гермионой. Его не слишком удивляло, что остальные ученики старательно обходят его стороной. Опять начнутся косые взгляды и шепот за спиной. Что ж, он уже привык не обращать внимания на такие вещи. За годы учебы в Хогвартсе Гарри уже несколько раз попадал в подобную ситуацию и знал, что со временем все забудут об этой истории.
   Куда сильнее его беспокоило другое: в этот раз он действительно потерял контроль над собой, как будто кто-то другой направлял его действия. Но об этом Гарри никому не говорил, даже Рону и Гермионе, чтобы лишний раз их не тревожить. На будущее он решил внимательнее следить за своими действиями.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"