Котяра Леопольд: другие произведения.

Гарри Поттер и сила аббревиатур

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.00*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Права на мир и персонажей Дж. Роулинг принадлежат Дж. Роулинг. Всякое совпадение с реальными лицами и учреждениями случайно.
    Гарри Поттер развивает в себе силу, о которой знает только он.
    • Гет.
    • Пейринг: ГП/ГГ, ГП/ЛЛ.
    • Миди.
    • OOC.
    • Автор: Котяра Леопольд.
    • Статус: Закончен.
    • Качество: v2.6 (версия 2.6).
    • Самое начало изменено для поддержки OOC.
    • Мелкие правки по всему тексту.
    • Дата выпуска: 22 апреля 2018.
    • Фанфик в Файл: http://fanfics.me/ftf226421
    • Также на Фикбуке: https://ficbook.net/readfic/5784655

  
  
  
Оглавление
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Эпилог 1
Эпилог 2
Эпилог 3
    
 
Глава 1.
    После очередной ненормальности Гарри, как всегда, укрылся в своём чулане под лестницей. Как всегда, клонило в сон.
    И сон был уже виденный: много зелёного света, женский крик: «Только не Гарри!», страшный красноглазый дядька в чёрном балахоне…
    Как всегда после этого сна, болела голова. Точнее, болел шрам на лбу, а от него боль распространялась по всей голове.
    Гарри услышал, как прибежавший с улицы Дадли спросил тётю о нём, а тётя ответила: «Гарри опять закрылся в чулане, и обедать не стал». Она снизила голос, но Гарри знал, что тётя подговаривает Дадли пробежаться по лестнице. Как будто так его можно выгнать из надёжного и комфортного убежища!
    Голова затрещала ещё сильнее. Заранее. Авансом, как говорит дядя Вернон. Дадли, конечно, сначала пообедает, а к себе в комнату на второй этаж и обратно сбегает после трапезы. Топать по ступенькам он будет громко, и это будет очень неприятно!
    Гарри вспомнил повесть о волшебнике Мерлине и короле Артуре. Вот бы заколдовать лестницу!
    Подражая Мерлину, мальчик провозгласил (про себя, но именно провозгласил): «Я повелеваю, чтобы топот по ступенькам не был слышен. Сие да свершится!»
    Гарри ощутил прилив тепла к груди, почти как при ненормальности. Но тогда тепло бурлило, и завершалось это взрывом, как будто лопался воздушный шарик. Сейчас прилив был плавным, мягким, и закончился также плавно. Мальчику показалось, что воздух в чулане на мгновенье тускло засветился, но полной уверенности не было…

    Сие свершилось! Шаги Дадли по полу первого и второго этажей были слышны. А по лестнице – нет.
    «Я повелеваю, чтобы голова перестала болеть! Сие да свершится!»
    Плавный прилив тепла к груди, и голова перестала болеть.
    Мальчика опять сморило. Придумать, что бы ещё наколдовать, он не успел.

    «Интересно, я действительно заколдовал лестницу, или загипнотизировал себя?»
    Про гипноз Гарри увидел в телевизоре, а потом прочитал в городской библиотеке.
    Гарри уже много интересного узнал вот так. Что-то услышал, увидел или прочитал в газете, а потом – в библиотеку. Мистер Парсонс, библиотекарь, с видимой симпатией помогал тихому вежливому мальчику. Гарри научился пользоваться каталогами, Оксфордским толковым словарём и Британской энциклопедией. Конечно, всегда можно было спросить самого мистера Парсонса, но до Гарри быстро дошло, что это надо делать в последнюю очередь, когда другие источники информации исчерпаны…
    Как раз про гипноз, самовнушение и их возможности Гарри узнал из энциклопедии. И теперь, опять услышав топот Дадли над собой, размышлял: это колдовство слетело, или самовнушение прошло?
    «Надо сделать что-то реальное».
    Гарри проверил, что дверь чулана заперта, и уже привычно вызвал ощущение тепла в груди.
    «Я повелеваю, чтобы дверь чулана бесшумно приоткрылась. Сие да свершится!»
    Гарри осторожно выглянул за дверь, вернулся в чулан и снова заперся.
    «Даже то, что дверь открывалась, могло мне померещиться под самовнушением».
    Гарри взял с полочки над топчаном огрызок карандаша.
    «Приказываю: стань, карандаш, как новый. Пусть будет так!»
    Ничего не случилось, и волны тепла в груди не было.
    «Я повелеваю, чтобы этот карандаш стал, как новый. Сие да свершится!»
    Карандаш стал новым – раза в четыре длинней огрызка и не заточен. Гарри вытащил из-под топчана школьный ранец и засунул карандаш в пенал.
    «Слова должны быть правильными. Опять в сон клонит…»

    Утром на следующий день Гарри достал из пенала два карандаша: заточенный, оставшийся от занятий, и новый, «наколдованный».
    «Интересно, откуда берётся вещество для восстановления карандаша?»
    Гарри закрасил квадрат, стараясь нажимать на карандаш посильнее. И повелел.
    Теперь у него было два новеньких карандаша. И репродукция скандального шедевра Малевича 1 на тетрадной странице. За счёт чего восстановился карандаш, осталось неясным.
    Гарри наточил карандаш и положил его на столик у телефона, рядом с записной книжкой. А лежавший там карандаш обновил и забрал себе.

    Колдовать было удобно в безлюдном уголке парка, или во дворе, когда Гарри ухаживал за цветами и изгородью. Гарри быстро понял, что на колдовство он тратит силу, и тогда его клонит в сон. Но, чем больше Гарри колдовал, тем быстрее сила восполнялась, и тем меньше он уставал. Возможностей для тренировки хватало. Обрезки веток заколдовывались не хуже карандашей. И собирать мусор после работы Гарри приноровился колдовством. Одно повеление, и никакой возни с граблями и метлой.
    А ещё Гарри взял четыре одинаковых ветки, повелением срезал их концы под углом 45° и повелением же срастил их в квадратную рамку. В рамку он вставил тот самый квадрат, и поставил рамку на полку в чулане. И каждое утро проверял, не рассыпалась ли рамка. Рамка рассыпаться не спешила. И карандаши оставались новыми, а квадрат – чёрным.

    Мальчику надоело твердить «я повелеваю, чтобы» и «сие да свершится!»
    «Есть же сокращения. Написано HMS, 2 и все знают – это британский военный корабль. Попробую сказать „япоч” и „сидс”». 3
    Это сработало. Гарри проверил несколько других сокращений. Некоторые работали, некоторые – нет. «Япочт», например, не работало, а «япч» оказалось вполне годным. Работало «сидас», но не работало «сдас».
    Гарри решил, что будет придерживаться единообразных сокращений. Чтобы не задумываться.
    «В аббревиатурах тоже есть сила
 
Глава 2.
    – Мистер Парсонс, есть ли одно общее слово для всех чувств? Такое, чтобы обозначало и зрение, и слух, и осязание, и другие?
    Это был один из тех вопросов, на которые библиотекарь отвечал, а не сразу посылал Гарри к стеллажам со справочниками.
    – Думаю, «восприятие». От глагола «воспринимать». 4 Проверь, подходят ли они тебе по смыслу. Помнишь, где стоит словарь?
    – Помню. Благодарю, мистер Парсонс!

    Гарри хотелось, чтобы его не замечали. Особенно Дадли и его компания. И старшие Дёрсли, конечно. Да и все вообще!
    Начал он с повеления стать невидимым. Это работало, но оказалось, что его выдаёт звук шагов. Собака, которую прохожий вёл на поводке, попыталась обнюхать его ноги. А ведь существовали приборы ночного видения и другие технические средства.
    Были и внешние факторы: невидимку могли выдать следы на песке, скрипящие ступеньки лестницы (Гарри попытался под невидимостью подняться на второй этаж в присутствии тёти), оброненные или двигающиеся (если он их брал) предметы…
    В-третьих, невидимку могли случайно толкнуть, ударить, наступить на ногу – незаметность оказалась небезвредной.
    Чтобы добиться надёжной и безопасной скрытности, формулировать повеление надо было очень тщательно. Гарри выписал в три столбца всё, что следовало принять во внимание, и стал подбирать краткие варианты, что и привело его в библиотеку…

    После недельных размышлений, перемежаемых опытами, мальчик остановился на такой формуле:
    «Япоч меня никто не воспринимал прямо или косвенно, и чтобы эта незаметность не влекла вред для меня, и чтобы никто не обращал внимания на сопутствующие этому состоянию внешние проявления и не думал о них. Сидс!»
    Для отмены Гарри подобрал слова: «Япоч состояние незаметности завершилось. Сидс!»
    Тщательная проверка показала адекватность найденных формул. Например, Гарри пятнадцать минут по часам простоял в незаметности у двери супермаркета, частично перекрыв вход. Покупатели старательно обходили «пустое место», и никому это не показалось странным!

    Длина «формулы незаметности» напрягала. Внезапная встреча с нежеланным наблюдателем лицом к лицу могла не оставить времени на колдовство. Гарри решил сократить всю формулу и придумал аббревиатуру «невосп». 5 Над кратким приказом отмены мальчик думал долго. Ему было ясно, что «невосп» – не последнее сокращение целой формулы. Значит, отмена должна была быть единообразной. Далее, Гарри решил, что ни одно его сокращение не должно быть обычным словом или содержать обычные слова. В англо-латинском словаре нашлось “finis” («конец»). Гарри решил использовать его первый слог как приставку к аббревиатуре. Так что отмена незаметности должна была звучать «финевосп». 6

    У новых сокращений был общий недостаток – они не работали. После двух дней безуспешных попыток Гарри решил попробовать обходной путь.
    «Япоч сокращение „невосп” работало вместо полной формулы незаметности, а приставки „фи” и „фин” к аббревиатуре отменяли её действие. Сидс!»
    И всё заработало.
    «Оказывается, можно повелевать повелениями
 
Глава 3.
    Гарри работал в цветнике, когда машина дяди Вернона подъехала к дому. Дядя не стал сразу загонять машину в гараж, а подозвал Гарри.
    – Поищи в машине на полу и под ковриками. Я выронил фунт, он где-то там.
    Гарри нашёл монету, отдал её дяде и вернулся к цветам.
    Вечером в своём чулане Гарри достал из-под топчана пустую коробку.
    «Япоч потерянные сегодня в Лондоне, не найденные и не подобранные деньги оказались в этой коробке. Сидс!»

    Гарри с трудом разлепил глаза. Голова гудела, в ушах стоял звон. Проведя рукой по лицу, мальчик обнаружил кровь. Пришлось топать в ванную. Кровь, похоже, текла из носа, но уже остановилась. Гарри умылся и вернулся в чулан. Коробка была заполнена деньгами примерно на треть. Большей частью это были монеты, но не только. Банкнота непривычного цвета оказалась пятьюдесятью долларами США с портретом президента Гранта.
    «Нужен надёжный тайник. Пока сделаю так: япоч эту коробку и её содержимое не видел никто, кроме меня. Сидс!»
    Это колдовство прошло плавно, но усталость навалилась нешуточная и сразу. Гарри ещё успел сунуть коробку под топчан и вырубился.

    Считать монетки было лениво. Гарри повелел, чтобы деньги были рассортированы, монеты упакованы столбиками, а на тетрадном листке появилась ведомость по странам, номиналам и с общим итогом.
    Всего было 380 фунтов 76 пенсов. В основном мелочью. Банкнотами – три пятёрки и двадцатка. Возле американской полусотни была проставлена цена: 29 фунтов 35 пенсов по курсу на 18 августа 1988 года.
    Из иностранных, кроме американской банкноты, мальчику достались не­сколь­­ко монет: один американский цент; французские сантимы; немецкая марка и пфен­ни­ги; пять японских иен с дыркой посередине. Монета с числом 50 и надпи­ся­ми незнакомым алфавитом оказалась пятьюдесятью болгарскими стотинками.
    Гарри слышал от дяди Вернона и по телевизору, что японская иена стоит очень дёшево, примерно полпенни, и что цены в Японии считают на тысячи.
    «Интересно, зачем нужна монетка в пять иен?» 7

    Хорошенько всё обдумав, Гарри решил сделать тайник без дверцы. Часть половицы по повелению исчезает, под пол помещается коробка, и половица восстанавливается. Никаких следов. Даже если поднять половицу – коробка заколдована на невидимость, выемка в бетоне также не видна. Ещё немного подумав, Гарри добавил к свойствам коробки отсутствие реакции металлоискателей и собак на её содержимое.
    «Захочу – даже пистолет спрячу! И монеты никто не найдёт».
    Это колдовство выпило много сил, но через пару часов работы в саду Гарри восстановился.
    Чтобы доставать деньги из тайника, открывать его не требовалось. Достаточно было повелеть. Когда Гарри посылали в магазин, он отправлял одну-две банкноты или фунтовые монеты в свой тайник, а взамен извлекал мелочь.
    Рядом с тайником с монетами Гарри сделал ещё один – для еды. И повелел, чтобы еда в нём не портилась. Мальчик отправил туда десяток ягод клубники, и для проверки извлекал по одной штуке в день. На седьмые сутки ягода оказалась несвежей – помятой и пускающей сок. Значит, повеление надо было возобновлять каждые пять дней, для надёжности. Скрытность тайника держалась две недели. Гарри решил подновлять её каждые десять дней.
    Пришлось подумать о блокировке и уничтожении запахов. Крошки тоже убирались повелением.
    Теперь Гарри мог покупать и хранить еду. Упражнения в волшебстве раз­жи­га­ли нехилый аппетит, и тётя уже это заметила. Деньги он пополнял привычным способом, но обязательно с утра (с запросом «потерянные вчера»), хорошо вы­спав­шись и плотно позавтракав из своих запасов. Потери сознания и кровотечений больше не было.
    На третий раз мальчику, среди прочего, досталась пачка двадцаток в бан­ков­ской упаковке. Две тысячи фунтов! Этого должно было хватить надолго.

    Жизнь с волшебством налаживалась. Вне дома его не замечали, и это было удобно. Мало ли кто доложит тёте или дяде, что «ваш племянник шёл по такой-то улице и ел мороженое».
    А ещё Гарри научился мгновенно перемещаться. Сначала в пределах ви­ди­мо­сти, а потом – в любое место, где он уже бывал. Ощущалось это как плавное скольжение.
    Однажды Гарри привычно напряг средоточие силы и скользнул в безлюдную зо­ну парка. И был встречен лаем разъярённой собаки. «Япоч я оказался на той вет­ке. Сидс!» привело Гарри на дерево. С разорванной штаниной. Псина бес­но­ва­лась под деревом, но достать Гарри не могла. Мальчик повелел штанине по­чи­нить­ся и скользнул к себе в чулан. Думать.

    «Нужна аббревиатура для скольжения, хотя бы в пределах видимости. Если бы я повелевал быстрее, собака не успела бы порвать мне штаны. Что-то вроде „ятам” с фиксацией точки взглядом. Или даже „ят”. Если при этом ощутить не просто силу, а скользящую силу… Может сработать!»

    Аббревиатура «ятам» сработала со второго раза. «Ят» 8  – по повелению. Ещё надо было освоить правильную концентрацию и правильное ощущение в центре силы. Немного тренировок, и это стало привычным.
    Теперь надо было научиться скользить за пределы прямой видимости. Проблемой было, как указать цель. До или после аббревиатуры? Прикинув варианты, Гарри решил, что провозглашение аббревиатуры приводит повеление в действие. Как нажатие спуска при стрельбе выпускает пулю в цель. Когда стреляют, сначала целятся, а потом нажимают спуск. То есть, надо мысленно представить или назвать пункт назначения, а потом повелеть начать скольжение тем же самым «ят».
 
Глава 4.
    Гарри сидел в своём чулане и думал.
    «Сведём, как говорит дядя Вернон, кредит с дебетом. Я учусь колдовать. У меня есть особая сила для этого. Сейчас силы маловато, но её можно тренировать. Сила повинуется повелению. Повеление провозглашается словами и аб­бре­виа­ту­ра­ми, которые я придумываю сам. Провозглашение включает мысленную формулу и кон­цент­ра­цию на силе для её возбуждения».
    «Есть повеление на все случаи, но оно слишком длинное! Есть краткие формулы незаметности и скольжения. Будет нужно – придумаю ещё. Есть приставка от­ме­ны кратких формул. А сейчас… Почему я до сих пор не повелел шраму на лбу за­жить, а зрению – исправиться?»
    «Как узнать, хватит ли сил? Тогда, с деньгами, я чуть не сдох! Мертвецу пофиг, какое у него зрение и есть ли шрам на лбу».
    «А почему бы не…»
    «Япоч на этом листке появился ответ на вопрос: хватит ли мне сегодня сил без неприятных последствий и ощущений исправить зрение и зарастить шрам? Ответ должен быть один из: „да”, „нет”, „только шрам”, „только зрение”, „требует подготовки”, „желательна подготовка”. Сидс!»
    На листке появился ответ «желательна подготовка». 9
    «Какая подготовка желательна и почему? Ответ должен быть кратким».
    «Под шрамом осколок чужой души. Подготовка – извлечение информации из осколка. Это может оказаться полезным».
    «Извлекать информацию обязательно?»
    «Нет».
    «Могу ли я исправить зрение?»
    «Нет».
    «Почему я не могу исправить зрение?»
    «Сначала надо убрать осколок души, после чего шрам заживёт сам. Только после этого можно исправить зрение».
    «Как извлечь информацию из осколка?»
    «Повелением».
     «Как убрать осколок души?»
    «Повелением».
     «Как потом исправить зрение?»
    «Повелением».
    «Хватит ли у меня силы без вреда для меня извлечь информацию, убрать осколок души и исправить зрение?»
    «Хватит, но только по одному повелению в неделю».
    «Чья душа под шрамом?»
    «Томас Марволо Реддл. Он называет себя „лорд Волдеморт”. Это анаграмма из букв имени. Для тебя он „страшный красноглазый дядька в чёрном балахоне” из кошмара».
    Гарри посчитал буквы и проверил анаграмму.
    «В имени четыре лишних буквы „асма”. Они что-то значат?»
    «„Асми” на санскрите –„я есмь”». 10
    «Почему я вижу Реддла в кошмаре?»
    «Он пришёл в дом твоих родителей и убил их».
    «Почему тётя и дядя врут мне про автокатастрофу?»
    «Боятся».
    На этом сила повелителя иссякла. Хотелось спать, но Гарри заставил себя отправиться во двор. Возня с клумбами и кустами всегда успокаивала и под­пи­ты­ва­ла мальчика, и ничуть не мешала размышлять.

    Обдумывать выясненное на «допросе» Гарри не стал. Решил, что данных пока мало. А вот придумать аббревиатуру для запуска диалога следовало. Уж больно нудно было оформлять каждый вопрос через повеление.
    И ещё – пора было заводить архив. Гарри решил купить толстую тетрадь, записать туда все свои наработки по колдовству, подклеить листочки с «допросом». Ещё он решил описать краткую историю всех случаев колдовства (пока помнил) и впредь вести дневник в той же тетрадке. «Допросы» проводить там же. Держать тетрадь в третьем отсеке тайника, и тоже заколдовать на невыцветание текста, негорючесть, неразрывность и неотсыревание бумаги и на невырываемость страниц. И чтобы никто, кроме него, не мог там ничего прочитать или подсмотреть, а видел детские рисунки. А в отсеке предусмотреть сохранность тетрадки.

    Когда сила восстановилась, мальчик испробовал ещё одну идею. Он написал текст от руки, а затем повелел ему стать типографским печатным текстом. Именно так он решил оформлять свои записи.
    Ещё немного подумав, мальчик попробовал не писать текст, а повелеть, чтобы он появился на странице. Работало и это. Достаточно было представить себе текст, и он «печатался». Гарри придумал аббревиатуру «дикт» для начала «диктовки».
    Вспомнив организацию текста словарей и энциклопедий, Гарри решил, что и в его тетради будут алфавитные и тематические указатели, которые он будет обновлять повелением.
    «Интересно, письменные повеления работают? Хотя это может быть опасно: такое повеление может тянуть из меня силу постоянно. Так, у меня будут ещё списки вопросов и проектов, и планы исследований. И да, учёт доходов и расходов надо наладить. Пожалуй, придётся завести несколько тетрадей».

     Следующие два дня ушли на возню с архивом. Очень несложно оказалось восстановить историю первых попыток колдовства, которые уже стали забываться. «Япоч в тетради появилось описание, как я колдовал 25 июля. Сидс!» – проще не бывает! Тем же способом были восстановлены финансовые данные.

    Наконец, всё было сделано, и Гарри начал диалог неизвестно с кем аббревиатурой «допр». «Допр» он создал через повеление так, что она работала под диктовку, даже мысленную. То есть, «допр» включала в себя «дикт».
 
Глава 5.
    «Допр. Кого или чего боятся дядя и тётя?»
    «Они боятся магии и волшебников».
    «Почему они боятся волшебников?»
    «Волшебники считают обычных людей ниже себя. Даже твоя мама издевалась над твоей тётей, например, превращала её чашку в крысу. Твой отец и его друзья очень нехорошо подшутили над дядей Верноном на свадьбе с тётей Петуньей, а потом стёрли им память, но не совсем удачно».
    «Мои папа и мама были волшебниками?»
    «Да».
    «Я – волшебник?»
    «Да».
    «Те странно одетые люди, которые как будто узнавали меня и за что-то благодарили – волшебники?»
    «Да».
    «Томас Марволо Реддл – волшебник?»
    «Да».
    «Сколько волшебников в Англии?»
    «Около двухсот тысяч».
    «Почему про волшебников не пишут в книгах и газетах?»
    «В 1689 году был принят „Статут секретности”. Разглашать существование мира волшебников запрещено. Из обычных людей только родственники волшебников имеют право знать. Королева и премьер-министр тоже знают и могут связываться с волшебниками через Министра магии. Министерство магии руководит волшебным миром и отвечает за соблюдение секретности. Если о волшебниках узнаёт кто-то, кому не положено, из Министерства приходят волшебники и стирают ему память об этом».
    «Наша соседка миссис Фигг – волшебница?»
    «Не совсем. Волшебники различают магов, сквибов и магглов. Маги – это волшебники, которые могут колдовать, но не так, как это делаешь ты. Иногда среди волшебников появляются такие, кто не может колдовать. Это сквибы. Они видят волшебство, например, волшебную школу Хогвартс, могут лечиться волшебными средствами, но колдовать не могут. Миссис Фигг – сквиб. Твоя тётя Петунья и твой кузен Дадли тоже сквибы. Простых людей волшебники называют „магглы”. Магглы не видят волшебства, например, на месте Хогвартса они видят развалины, и не могут лечиться волшебными лекарствами. Твой дядя Вернон – маггл. Ещё в волшебном мире есть волшебные существа. Их много, притом разных рас: гоблины, домовые эльфы, оборотни, русалки, великаны, кентавры, вампиры и прочие».
    «Много ли сквибов?»
    «Неизвестно. Сквибы обычно поселяются в мире магглов и не имеют дел с магическим миром. А потом у них родятся дети, которые вообще ничего о магии не знают, но являются сквибами. Их может быть много».
    «Сквибы имеют право знать о магическом мире?»
    «Да. В статуте секретности они находятся с магической стороны».
    «Магический мир отдельный?»
    «Магический мир частично отделён от обычного, но некоторые маги живут среди обычных людей, только маскируются, чтобы не нарушать статут».
    «Кошки миссис Фигг волшебные?»
    «Да. Эта порода магических животных называется „низлы”. Они могут скрещиваться с обычными кошками».
    «Фидопр», – Гарри почувствовал, что у него «садится батарейка». Он ещё смог спрятать тетрадь, повелел не беспокоить его, и лёг поспать.

    «Допр. Волшебный мир – отдельное государство, со своими законами и властями?»
    «Да. Формально Магическая Британия подчинена Её Величеству, но королева не вмешивается, пока соблюдаются статут секретности и другие договора».
    «До статута секретности маги и магглы жили вместе?»
    «Да».
    «Законы волшебного мира похожи на наши?»
    «Они более старые: волшебный мир развивается медленнее. Кроме того, магия многое меняет. Например, нарушителя магического контракта не надо тащить в суд. Он будет наказан самой магией».
    «Мои родители оставили мне что-то в магическом мире?»
    «Да».
    «Мои родители оставили завещания?»
    «Да».
    Всё-таки любимые тётей сериалы – великий источник информации! После проверки в библиотеке, конечно. Откуда бы ещё Гарри узнал, что надо спрашивать про завещания?
    «Кто умер раньше, мой отец или моя мать?»
    «Твой отец».
    Это тоже было подсказано сериалами. Сколько хитрых поворотов сюжета определялось порядком исполнения завещаний!
    «Фидопр. Япоч в тетради появились печатные тексты завещаний моих родителей. Сидс!»
    Прочитать завещания сил уже не хватило.
 
Глава 6.
    Прочитанные завещания породили массу вопросов.
    Что крайне неприятно поразило – пункт «ни в коем случае не отдавать Гарри Джеймса Поттера в семью Петуньи и Вернона Дёрсли» в обоих завещаниях. Но мальчик действовал по порядку.
    Самое главное, согласно дяде Вернону – деньги. Завещанные суммы ис­чис­ля­лись в каких-то «галлеонах». Поэтому Гарри начал «допрос» с них.
    «Допр. В магическом мире собственные деньги?»
    «Да».
    «Эти деньги одинаковые во всём волшебном мире или особые в каждой магической стране?»
    «Одинаковые во всём волшебном мире, хотя и с местными особенностями».
    «Опишите денежную систему магического мира».
    «В магическом мире действует золотой стандарт. Денежная единица – золотая монета в одну четверть тройской унции. 11 На ней изображён дракон. В большей части мира – Западной Европе, Ближнем Востоке, Иране, Африке, обеих Америках, Австралии и Новой Зеландии она называется „галлеон” и эмитируется банком Гринготтс. Этот банк принадлежит гоблинскому клану Гринготт. В Восточной Европе, России и Монголии монета такая же, но называется „червонец”, и эмитирует её банк Медной Горы. В Китае свой центр эмиссии; монета называется попросту „золотой дракон”. Это для Китая, Японии, Кореи и Вьетнама. В Индии для самой Индии и остальных примыкающих стран – четвёртый центр эмиссии; монета называется „мухр-дракон” 12 или „мухр”. Галлеон делится на семнадцать серебряных сиклей, а сикль на двадцать девять бронзовых кнатов».
    «Галлеоны можно обменять на маггловские деньги и обратно?»
    «Да, в банке Гринготтс по текущей цене золота с небольшой банковской ко­мис­си­ей. Распространение галлеонов среди магглов отслеживается и пресекается по статуту секретности, а то бы они выкачивались из оборота в маггловский мир».
    «Каков сегодняшний курс галлеона к фунту стерлингов?»
    «На 8 сентября 1988 года – 62 фунта 61 пенс за галлеон».
    Мальчику стал понятен порядок сумм. По тысяче галлеонов друзьям ­– это по 62 с половиной тысячи фунтов. В личном хранилище Гарри должны были лежать 626 тысяч фунтов! Причём пополняемые из основного хранилища по мере расходования. А тётя Петунья должна была получить в наследство от мамы двести тысяч фунтов.
    Был ещё один непонятный пункт.
    «Что такое Фиделиус?»
    «Это чары, при которых все забывают о некоем факте, в твоём случае – где убежище твоих родителей. Всегда есть Хранитель тайны; забытый факт помнит только он. В момент наложения чар твои родители не забыли о своём собственном доме только потому, что сами находились в нём. Чтобы кто-то ещё попал в дом, Хранитель должен был написать его адрес и отдать записку».
    «Реддл вошёл в дом и убил моих родителей, потому что Питер Петтигрю выдал тайну?»
    «Да».
    «Много ли ему заплатили?»
    «Нисколько. Он был тайным сторонником Волдеморта».
    По завещаниям, предателю следовало выплатить один кнат от Джеймса Поттера и тридцать сиклей от Лили Поттер.
    «Был ли выполнен хоть один пункт этих завещаний?»
    «Поскольку копии завещаний были сданы в Гринготтс, гоблины выполнили то, что они должны были выполнить без обращения заинтересованного лица – создали твоё личное хранилище и поместили туда десять тысяч галлеонов. Альбус Дамблдор, пользуясь властью Верховного чародея Визенгамота, объявил завещания секретными. Они не были оглашены, и ни один другой пункт их не был выполнен».
    «Что такое Визенгамот?»
    «Верховный судебный и законодательный орган Магической Британии».
    «Кто поместил меня в семью Дёрсли?»
    «Дамблдор».
    «Лично? Сам глава Визенгамота притащил меня в корзинке и бросил на крыльце?»
    «Тебя привёз сюда Рубеус Хагрид, полувеликан, лесник и хранитель ключей Хогвартса. Также присутствовала Минерва Мак-Гонагалл, заместитель директора, декан факультета Гриффиндор и профессор трансфигурации Хогвартса».
    «Дамблдор тоже присутствовал?»
    «Да».
    «Они втроём бросили меня на крыльце и удрали?»
    «Да».
    «Какое отношение имеют служащие Хогвартса к Дамблдору?»
    «Дамблдор – директор Хогвартса».
    «Перечислите все титулы и должности Дамблдора».
    «Директор Школы Чародейства и Волшебства «Хогвартс», грандмастер трансфигурации, кавалер ордена Мерлина первой степени, Великий волшебник, Верховный чародей Визенгамота, Президент Международной конфедерации магов».
    «Признаёт ли магический мир опекунов из обычного мира?»
    «Если они сквибы. Формально тётя Петунья – твой опекун в магическом мире, как и в обычном».
    «А мой магический крёстный Сириус Блэк?»
    «Он заключён в волшебную тюрьму Азкабан».
    «За что?»
    «Считается, что он выдал убежище твоих родителей Реддлу, убил Петтигрю и двенадцать магглов. Вот только Петтигрю жив, и это он убил тех магглов».
    «Суд не смог установить, что предателем и убийцей был Питер Петтигрю?»
    «Суда не было».
    «В 1981 году Дамблдор уже был Верховным чародеем Визенгамота?»
    «Да».
    «Кто имеет доступ к моим хранилищам в Гринготтсе?»
    «Никто. Дамблдор объявил себя твоим опекуном и пытался получить доступ к твоему личному хранилищу, но гоблины не признали его, поскольку завещания не были оглашены».
    «Я могу получить доступ?»
    «Да, к личному хранилищу, а также инициировать выплаты по завещаниям из дру­гих хранилищ. Полный доступ – с семнадцати лет, после магического совершеннолетия».
    «Фидопр».
    Гарри впечатал в тетрадь два вывода: волшебный мир – жуткое место, где не соблюдаются законы, причём первый в этом деле – председатель Верховного суда, и жить там не стоит; кроме Томаса Реддла и Питера Петтигрю, у него есть ещё враги – Альбус Дамблдор, Минерва Мак-Гонагалл и Рубеус Хагрид.
    И занёс в план: перечитать «Графа Монте-Кристо». Мстить врагам следовало с умом и вдохновением.
 
Глава 7.
    Ситуация с титулом лорда Поттера была неясной. Среди лордов Британской короны Поттеров не было: это Гарри проверил в библиотеке. 13
    «Допр. Что означает титул „лорд Поттер”?»
    «Глава магического рода Поттеров».
    «Это не лорд обычного мира?»
    «Нет».
    «После смерти отца лорд Поттер – это я?»
    «Сейчас ты наследник Поттер. Восемь лет тебе уже есть, можешь истребовать из хранилища в Гринготтсе кольцо и защитный комплект наследника. Лордом Поттером ты станешь с 17 лет».
    «Зачем нужен защитный комплект?»
    «Он защищает от магически причиняемого вреда при появлениях на публике. Когда будешь учиться в Хогвартсе, будешь носить его постоянно».
    «Я обязан учиться в Хогвартсе?»
    «Твои родители записали тебя в эту школу и оплатили обучение. Необученный волшебник может причинить вред окружающим и погибнуть сам».
    «Как я могу не учиться там?»
    «Оформить в Министерстве магии домашнее обучение и сдать экзамены экстерном».
    «Какие экзамены?»
    «Есть два уровня: Система Оценки Волшебников, или СОВ, и Повторная Аттестация Умений Колдуна, или ПАУК. В Хогвартсе начинают учиться с 11 лет. СОВ сдают в конце пятого курса. Можно не учиться дальше, а можно взять специализацию и сдать после седьмого года ПАУК. Экзамены принимает комиссия из Министерства магии. У тех, кто учится на дому, Министерство принимает экзамены два раза в год за отдельную плату».
    «А есть ещё какие-нибудь экзамены?»
    «Ещё в Министерстве сдают экзамен, чтобы получить лицензию на аппарацию. Это волшебный способ мгновенного перемещения с места на место, но не такой, как твой. Он сложнее и хуже. Может случиться расщепление, когда перемещаешься частично. Поэтому аппарацию можно практиковать только с семнадцати лет. В Хогвартсе она идёт факультативом в конце шестого курса».

    «Что сейчас делает Томас Реддл?»
    «Он частично жив».
    «Что это значит?»
    «Считается, что он убил твоих родителей и пытался убить тебя, но ты отразил его смертельное проклятие в него самого. Ты – единственный, кто выжил после этого проклятия, уничтожил Волдеморта и остановил магическую войну. Поэтому ты стал знаменитым. Все волшебники знают тебя по приметам – лохматые чёрные волосы, ярко-зелёные глаза, круглые очки, – и называют „Мальчик-Который-Выжил”. Волдеморта не называют так из страха, а имени „Томас Реддл” не знают, и называют его „Тот-Кого-Нельзя-Называть”. Волдеморт создал хоркруксы. Это заключённые в предметы частички души, наличие которых гарантирует бессмертие. Его дух скитается в лесах Шотландии и ждёт возможности воскреснуть».
    «Он может воскреснуть сам?»
    «Нет, но он может овладеть разумом мага и заставить его помогать».
    «То есть, я – это тоже хоркрукс?»
    «Да».
    «Я могу уничтожить все хоркруксы? Что тогда будет с духом Волдеморта?»
    «Можешь, и тогда дух вместо посмертия и перевоплощения уйдёт в небытие. Это наказание за создание хоркруксов».
    С Волдемортом тоже стало более или менее ясно.
    «Кто сообщил всем мои приметы и поддерживает мою известность?»
    «Дамблдор».
    «Я смогу повелеть, чтобы Хагрид, Мак-Гонагалл и Дамблдор умерли?»
    «Да, если будешь иметь достаточно силы».
    «Я смогу спасти Сириуса Блэка из Азкабана?»
    «Да, если будешь иметь достаточно силы».
    Мальчик задумался. Силы не хватит, это было ясно. Где взять силу? Стоп… Взять силу… Взять!
    «Я могу взять силу своих врагов?»
    «Да».
    «Я могу распределить взятую силу врага?»
    «Да».
    «Кроме силы, что можно взять у врага?»
    «Информацию».
    «Какую информацию можно взять?»
    «Знания. Навыки. Жизненный путь и опыт. Эмоциональное отношение».
    «Можно отказаться от эмоций?»
    «Да».
    «Могу ли я, без вреда для себя, сделать следующее: взять знания, навыки, жизненный путь и опыт Рубеуса Хагрида, затем взять его силу и распределить: часть взять себе, сколько безопасно, а за счёт остального извлечь из Азкабана Сириуса Блэка в безопасное место, а Хагрид пусть умрёт?»
    «Нет».
    «Почему?»
    «Сгоришь вместе с домом и половиной города. Там остаётся много больше, чем надо для спасения Сириуса Блэка».
    «Куда можно девать лишнюю силу?»
    «В родовой алтарь. Ёмкость не ограничена».
    «Что такое родовой алтарь?»
    «Это то, что делает род родом. Без него Поттеры были бы просто семьёй и не имели бы лорда во главе».
    «У Блэков тоже есть алтарь?»
    «Да».
    «Если я спасаю Блэка, могу я отдать часть силы в алтарь Блэков? Будет ли это правильно с точки зрения магического мира?»
    «Да, можешь. Это будет правильно, в частности, потому, что твоя прабабушка Дорея была из Блэков, так что в тебе есть и их кровь».
    «Могу ли я, без вреда для себя, сделать следующее: взять знания, навыки, жизненный путь и опыт Рубеуса Хагрида. Затем взять его силу и распределить: часть взять себе, сколько безопасно; за счёт остального извлечь из Азкабана Сириуса Блэка в безопасное место, где ему помогут; в Азкабан вместо Блэка поместить внешне похожего свежего покойника, взятого, желательно, из могилы или, в крайнем случае, из морга; Хагрид пусть умрёт; на тело Хагрида поместить плакат с надписью „Первый из трёх”, и чтобы тело нашли в тот же день; ту силу, что ещё останется, отдать алтарю рода Блэков?»
    «Да, после серьёзного отдыха и солидной трапезы рано утром в воскресенье».
    «Когда в Азкабане побудка?».
    «Специальной побудки нет, а еду разносят в шесть утра».
    «Я не сойду с ума от большого объёма посторонней информации?»
    «Вреда, по твоему повелению, не будет. Нужные знания будут всплывать постепенно. Например, если ты пойдёшь в Запретный лес возле Хогвартса, ты вспомнишь все тропинки и не заблудишься».
    «Наблюдает ли за мной Дамблдор?»
    «Да».
    «Как именно он за мной наблюдает?»
    «Наблюдение ведёт миссис Фигг лично и с помощью своих низлов. Она посылает отчёты. На ваш дом наложены чары, в том числе следящие. Наконец, у Дамблдора есть образцы твоей крови и волос, и он наблюдает за тобой с помощью артефактов».
    «Замечает ли Дамблдор моё колдовство?»
    «Нет, потому что оно совершенно необычное».
    «Я могу нейтрализовать мои кровь и волосы дистанционно без вреда для себя?»
    «Да».
    Гарри решил не суетиться и не тревожить Дамблдора. До времени. А покойник пусть на том свете отчитывается, за кем и как наблюдал…
    «У Дамблдора есть хоркруксы?»
    «Есть».
    «У Мак-Гонагалл есть хоркруксы?»
    «Нет».
    «У Хагрида есть хоркруксы?»
    «Нет».
 
Глава 8.
    Сириус Блэк ничего не понимал. Только что вокруг были осточертевшие почти за восемь лет стены Азкабана – и вдруг он оказался в собственной комнате на Гриммо 12. Он ущипнул себя. Ударил несколько раз рукой по стене. Перекинулся в чёрного пса и снова в человека.
    – Кричер!
    – Скверный хозяин, разбивший сердце родной матери, позвал Кричера. Кричер услышал.
    – Я в своей комнате? На Гриммо 12?
    – Негодный хозяин у себя дома. Кричер ждёт приказов негодного хозяина.
    – Ванну, чистую одежду, еду! В этом порядке! Почему ты так хорошо выглядишь?
    – Кричер питается от родового алтаря. Алтарь только что получил жертву, очень сильную жертву! В доме будет чисто, и он будет надёжно защищён!
    – Точно, защита! Кричер, сначала заблокируй входы, аппарацию и камины для всех, кроме меня, а уже потом приготовь ванну, одежду и завтрак.
    – Хозяин взялся за ум, он не пустит в дом предателей крови, грязнокровок и бородатого интригана. Кричер сделает…

    Хагрид должен был принести к завтраку кое-какие ингредиенты из Запретного леса. Но за столом Хагрида не оказалось, и Снейп послал за лесником домового эльфа…
    Больше всего напрягало то, что слова «Первый из трёх» были не написаны, а напечатаны на пергаменте типографским шрифтом. Причиной смерти, за отсутствием любых видимых и невидимых следов, была, скорее всего, «Авада». Это тоже было непонятно, так как системы наблюдения Хогвартса и Министерства не зарегистрировали непростительных заклинаний на территории школы.

    А в Литтл-Уингинге, графство Суррей, в доме номер 4 по При́вет-драйв, вось­ми­лет­ний мальчик отлёживался в чулане под лестницей. Своей силы хватало, но работа с потоками чужой измотала Гарри. Пришлось повелеть, чтобы про него не вспоминал никто в городе. Впрочем, к обеду мальчик оклемался, вышел на белый свет и отменил забвение.
     «Допр. Сириус Блэк в безопасном месте?»
    «Да».
    «Его подменили покойником?»
    «Да».
    «Хагрид действительно умер?»
    «Да».
    «У Хагрида было что-нибудь, принадлежащее Поттерам?»
    «Нет».
    «У Мак-Гонагалл есть что-нибудь, принадлежащее Поттерам?»
    «Нет».
    «У Дамблдора есть что-нибудь, принадлежащее Поттерам?»
    «Да».
    «Что именно есть у Дамблдора от Поттеров?»
    «Шесть уникальных книг из библиотеки и уникальная мантия-невидимка».
    «В чём уникальность этой мантии-невидимки?»
    «Она сохраняет свои свойства уже много веков, а обычные мантии-невидимки служат не больше десяти лет. Она попала к Поттерам от Игнотуса Певерелла, один из потомков которого основал род Поттеров. По легенде, это один из Даров Смерти».
    «Краткое изложение легенды».
    «Братья Певереллы – Антиох, Кадм и Игнотус – встретили Смерть и по­лу­чи­ли три Дара. Антиох получил Старшую волшебную палочку, самую сильную; Кадм – Воскрешающий камень; Игнотус – мантию-невидимку, которая скрывала даже от самой Смерти».
    «Где сейчас эти Дары?»
    «Палочка и мантия у Дамблдора, а камень вставлен в кольцо, которое Вол­де­морт превратил в хоркрукс и спрятал в заброшенном доме Гонтов под сильной защитой. Гонты – род матери Волдеморта».
    «Я имею право на эти Дары?»
    «Да, как прямой потомок Игнотуса Певерелла. Больше прав было бы у Волдеморта, будь он реально жив».
    «Почему у Волдеморта больше прав на Дары?»
    «Он потомок среднего брата – Кадма, а Игнотус был младшим».
    «Дамблдор имеет право на эти Дары?»
    «Нет, это родовые артефакты Певереллов. Мантия у него сейчас не работает, а палочка при любой возможности сменит владельца».
    Всё было так похоже на мексиканский сериал! Врагам были нужны деньги и ценности Поттеров, и они отстраняли законного наследника. Что ж, враги будут уничтожены!

    Минерва Мак-Гонагалл скончалась рано утром в воскресенье, ровно через две недели после Хагрида. Плакат «Вторая из трёх» и отсутствие любых явных причин смерти работали на версию о серийном убийце-маньяке.
    Сивилла Трелони заявила, что смерть Хагрида и Мак-Гонагалл – самоубийство, но кто её слушал? А ведь они действительно были убиты собственной силой. Силы Гарри на таком расстоянии, без привязки в виде хотя бы клочка волос объекта просто не хватило бы. И с привязкой не хватило бы.
    Две недели, пока Дамблдор искал нового профессора, ему пришлось самому вести трансфигурацию у выпускных курсов – пятого и седьмого. Остальным трансфигурацию заменяли другими предметами, насколько позволяла нагрузка преподавателей.
    Деканом Гриффиндора стала мадам Хуч, а заместителем директора – Флитвик.

    Через четыре недели после смерти Мак-Гонагалл, ранним воскресным утром 30 октября, за день до Хэллоуина, был обнаружен мёртвый Дамблдор – «Третий из трёх».
    А в понедельник у Персиваля Уизли сбежала крыса.

    В результате компромисса между различными группировками директором Хогвартса стал известный своим нейтралитетом лорд Клавдий Гринграсс. С учётом смерти Дамблдора это означало серьёзный сдвиг в сторону консерваторов.
 
Глава 9.
    За прошедшее время Гарри узнал о магическом мире довольно много. Особенно когда он начал повелевать, чтобы в тетради появлялись рисунки. Для этих сведений пришлось выделить особую тетрадь.
    Особые сеансы – три раза в неделю по полчаса – Гарри выделил для воспоминаний о папе и маме. По повелению он мысленно видел родителей, их друзей и гостей, вспоминал игры с Сириусом, как тот превращался в огромного чёрного пса, а Гарри катался на нём верхом. Отдельные кадры мальчик фиксировал в тетради.
    На заднем плане этих воспоминаний часто мелькала домовичка Тилли. Она называла его «наследник Гарри» и оказывалась рядом всегда, когда была нужна…

    В понедельник после смерти Дамблдора Гарри закончил сеанс воспоминаний.
    «Комфортно живут волшебники с этими домовыми эльфами! Позвать Тилли и…»
    И Тилли появилась рядом с ним, в его чулане!
    – Наследник Гарри вспомнил Тилли. Тилли услышала и пришла!
    – Где ты была до сих пор?
    – Тилли спала. Все эльфы рода Поттеров спали. Дома были разрушены, хо­зя­ин и хозяйка погибли. Бородатый волшебник забрал наследника Гарри и спрятал. Тогда эльфы заснули. Но потом наследник Гарри принёс родовому алтарю Пот­те­ров две жертвы, сначала очень сильную, а вчера очень-очень-очень сильную. Те­перь поместье и дом в Годриковой Лощине восстановлены и защищены. Домовые эль­фы проснулись. Наследник Гарри может жить в своём доме и в родовом поместье.
    – В поместье есть живые портреты моих предков?
    – В поместье есть живые портреты предков наследника Гарри и его ро­ди­те­лей. Если наследник Гарри поселится в поместье, они смогут советовать на­след­ни­ку Гарри.
    – Тилли, забери меня с собой в поместье Поттеров!

    Перед визитом в Гринготтс Гарри получил исчерпывающую инструкцию от портретов.
    Тилли аппарировала с мальчиком на Косую аллею возле банка. Мальчик отсалютовал стражам у входа (раскрытая правая ладонь на грудь и лёгкий наклон головы), вошёл в здание и обратился к распорядителю зала:
    – Приветствую вас, уважаемый! Я наследник Поттер. Могу ли я иметь встре­чу с поверенным моего рода достойным Крюкохватом?
    (Обращения «уважаемый» и «достойный» к распорядителю и Крюкохвату соответствовали их позициям в гоблинской иерархии.)
    Всё прошло гладко. По просьбе мальчика, Гринготтс взял на себя исполнение завещаний и опеку над ним в магическом мире. Был дан ход предусмотренным в завещаниях выплатам, в частности, двухсот тысяч фунтов тёте Петуньи от Лили Поттер, а также стипендии на содержание Гарри, в том числе за все прошедшие семь лет. Даже хранилище Петтигрю пополнилось на один галлеон, тринадцать сиклей и кнат. Извещения о выплате Гарри взялся доставить своей родне сам. Денежные документы, подкреплённые небольшим повелением, гарантировали спокойные и плодотворные переговоры. Гоблины подрядились проверить и укрепить защиту поместья и дома, а также нанять для Гарри учителей по магическим предметам. Было решено не поступать в Хогвартс, а обойтись домашним обучением магии, зато учиться в маггловской школе. Начальную школу в Литтл-Уингинге Гарри решил посещать до конца – до экзамена в 11 лет.

    – Дядя Вернон, тётя Петунья! Вы имели полное право считать меня нахлебником. Дело в том, что вас крупно надули с деньгами. Вам должны были платить за моё содержание и воспитание.
    – И кто зажал деньги? – поинтересовался дядя Вернон.
    – Мой враг – Дамблдор.
    – Вот же свинья бородатая!
    – Успокойтесь, тётя – в это воскресенье бородатая свинья скончалась. А мне удалось решить все вопросы в том мире. Тётя Петунья! Моя мама завещала вам двести тысяч фунтов. Вот выписка из завещания и извещение о выплате. Дядя Вернон, вот извещение на стипендию за прошедшие семь лет. Пятьсот фунтов в месяц, плюс две тысячи к каждому первому июля – для подготовки к новому учебному году и дню моего рождения. Вот проводки через налоговое ведомство, об этом можете не беспокоиться.
    – А что я говорил! Все эти ненормальные – просто мошенники! Двести пятьдесят шесть тысяч придерживали! Наследство и по восемь тысяч в год!
    – Вы совершенно правы, дядя! Мне всё это так не понравилось, что я не собираюсь жить в том мире. И не поеду учиться в Хогвартс. Найму учителей и сдам эти их экзамены экстерном. Лучше я буду учиться в хорошей школе и получу достойную профессию.
    – Петти, мы всё-таки вправили мозги этому парню!
    – Вправили, дядя Вернон! И ещё. Мой отец был богат. Я хочу вкладывать те деньги в этом мире. Для начала, как насчёт выкупа всех акций фирмы «Гранингс» в пользу нашей семьи? По тридцать процентов каждому из нас, и десять процентов Дадли?
    – Звучит заманчиво…
    – Дядя Вернон, вы же не откажете мне стать моим финансовым пред­ста­ви­те­лем в нормальном мире?
    – Условия?
    – Фиксированное жалование плюс процент от доходов. Только вам придётся кон­так­ти­ро­вать с теми банкирами, а это даже не маги, а другая волшебная раса.
    – Да, Вернон, они такие зеленоватые, страшные, зубастые!
    – Ну и что, что зубастые? Пока дантисты считают зубы, финансисты считают денежки. О, я ещё попробую содрать с них проценты за задержку стипендии и наследства! И мой тебе совет, племянник – сразу составь завещание. Богатство – это ответственность!
    – Ещё какая! Кстати, дядя, в том мире – золотой стандарт…
 
Глава 10.
    В английской начальной школе уроки начинаются обычно в 9 утра, но до этого в течение пятнадцати минут происходит «проверка книг». Два урока по пять­де­сят или пятьдесят пять минут идут без перерыва – парой. Это не сдвоенный урок, а разные предметы. Учитель в начальных классах, как везде, один и тот же, кроме физвоспитания, иностранного языка (изучается с четвёртого класса) и музыки. После первой пары перерыв (15–20 минут), затем опять такая же пара. Затем перерыв на ланч, от сорока пяти минут до часа. Ланч, включая специальные диеты, обеспечивает школа (хотя оплачивают родители); приносить с собой еду или деньги не надо. После ланча опять пара, посвящённая чаще всего творчеству, музыке или физвоспитанию. Обязательный предмет – плавание. В программе некоторых школ есть «ежедневная миля» – независимо от погоды, перед ланчем все школьники проходят одну милю (около 1600 метров), на что даётся пятнадцать минут. Это довольно быстрый темп.
    В отличие от Хогвартса, класс соответствует возрасту ученика, даже если день рождения попадает на учебный год. Поэтому Гермиона учится в четвёртом классе, а Гарри и Дадли в Литтл-Уингинге ходили в третий. В индивидуальном порядке допускается зачисление в классы старше или младше. Отстающего могут оставить на второй год.

    В новом 1989 году первым уроком в четвёртом классе небольшой частной школы в Кроули была математика. Гермиона Грейнджер разложила у себя на столе всё необходимое и сосредоточилась на двери, ожидая учителя.
    В класс вошли не только учитель мистер Уильямс, но и директриса миссис Скоффилд, и ещё какой-то мальчик. Мальчик был симпатичный – стройный, хорошо сложенный («очевидно, занимается спортом»). Форма явно сшита по мерке. Необычные зелёные глаза. Длинные ухоженные чёрные волосы собраны белой лентой в широкий пучок сзади.
    – У нас новый ученик, Гарри Поттер, – объявила директриса. – Прошу вас, мистер Поттер, займите место.
    – Мисс? – обратился новичок к Гермионе.
    – Гермиона Грейнджер.
    – Могу я сесть рядом с вами, мисс Грейнджер?
    – Как пожелаете.
    – Благодарю вас.

    Учитель провёл небольшой тест, объяснил новый материал, а потом спросил:
    – Кто хочет решить у доски задачу по новой теме?
    В числе прочих поднял руку и новичок (и Гермиона, конечно). Поттера и вызвали. Задачу он решил без проблем, чётко и спокойно выделяя сложные моменты. Ответ и манера изложения Гермионе понравились.
    Усадив Поттера, мистер Уильямс продолжил опрос. Гермиона привычно подняла руку и увидела, что её сосед пишет какую-то записку. В следующее мгновение записка оказалась перед Гермионой.
    «Советую не поднимать руку. В перерыве объясню, почему».
    Гермиона удивлённо посмотрела на новичка, но руку опустила.
    «Спасибо!»
    Это происходило прямо перед мистером Уильямсом. Он подошёл к их столу, присмотрелся к записке («прочитал вверх ногами!»), кивнул Поттеру и отошёл.
    («Учитель согласен с Поттером? Он тоже не хочет, чтобы я поднимала руку?»)
    До конца урока Гермиона больше руку не поднимала. Несмотря на это, мистер Уильямс несколько раз обращался к ней по каким-то мелким вопросам. Вместе с новичком в классе было всего одиннадцать человек – времени хватало на всех.

    Вторым уроком пары была история. В начале урока Поттер поднял руку (Гермиона немного растерялась, но тоже подняла), но больше не напрашивался.

    Когда прозвенел звонок, новичок подал Гермионе руку, помогая встать («а это приятно!») и вывел её в коридор.
    – Я обещал тебе кое-что объяснить.
    – Могу и я послушать? – подошёл мистер Уильямс.
    – Очень желательно, сэр! Итак, я считаю, что поднимать руку на уроке нужно только один раз, если учитель явно не потребует, чтобы руки подняли действительно все, кто ему нужен. Например, когда хочет посчитать эту группу. Говоря словами мексиканского сериала: сейчас я открою тебе, о Гермиона, роковую тайну педагогики! Опытный учитель видит, насколько ты готова к уроку, просто по тому, как ты подняла руку. Не правда ли, мистер Уильямс?
    – Совершенно верно.
    – А дальше учитель вызывает тех, кого нужно вызвать по его соображениям. Учить и проверять надо всех, а не только мисс Грейнджер. Тем более, что она уже себя зарекомендовала прилежной ученицей, к уроку всегда готова, читает учебник и решает задачи наперёд, – ведь решаешь?
    – Решаю.
    – Я тоже, это очень полезно! А теперь представь, что тебя вызывают всегда, когда ты поднимаешь руку. Если поднимать руку всегда, то и вызывать будут только тебя. А с остальными, которых не вызывают, что будет? Я полагаю, они просто перестанут учиться. Зачем, если всё равно не вызовут? Поэтому я поднимаю руку один раз, обозначаю своё присутствие и готовность, а дальше учитель, приняв это к сведению, работает по своему плану! Согласна?
    – Ну… похоже, ты прав…
    – Он прав, мисс Грейнджер, не сомневайтесь. Заметили, что я не сделал замечания мистеру Поттеру, когда прочитал его записку? – учитель отошёл от группы школьников.
    Главный хулиган четвёртого класса и главный враг Гермионы Роджер Пристли прокомментировал:
    – Кажется, наша бобриха нашла себе пару – такого же учительского любимчика…
 
Глава 11.
    – Кажется, наша бобриха нашла себе пару – такого же учительского любимчика…
    Всё произошло стремительно и совершенно неожиданно. Мгновенное бесшумное движение – Поттер рядом с Пристли – хлёсткие удары по физиономии справа налево и слева направо – Роджер схвачен за ворот и болтается на весу («ну и силища!») с каким-то поросячьим визгом…
    – Заткнись! – сказано было так, что Роджер сразу замолк и только тихонько подвывал. – Сравниваешь людей с животными? Начни с себя! Леди и джентльмены, перед вами панда, или китайский очковый медведь.
    Действительно, два чёрно-багрово-синих круга вокруг глаз Пристли напоминали очки.
    – А теперь смертельный номер – панда, рухнувшая с бамбука! – Гарри отшвырнул всхлипывающего Роджера к стенке. – Кто-то ещё хочет предстать в виде животного? Я к вашим услугам. Могу надрать уши до размера ослиных или переломать ноги, чтобы были как у кузнечика… Нет желающих? Так вот, запомните – тот, кто посмеет не только обидеть мисс Грейнджер, но даже об этом возмечтать, будет иметь дело со мной.
    Поттер снова оказался рядом с Гермионой и подал ей руку.
    – Ещё несколько минут у нас есть. Пройдёмся немного, потом опять сидеть целую пару.
    – Сладкая парочка, прямо жених и невеста, – послышалось из группы девочек.
    – Жених? – Гарри столь же мгновенно оказался возле девиц. – Кто это сказал, ты?
    Девочки шарахнулись в стороны, кто-то даже вскрикнул. Перед Гарри осталась резко побледневшая Джейн Гиллман, тоже не последняя среди недругов Гермионы.
    – Сладкой девочке – конфетка за гениальную идею, – Гарри протянул на ладони Бассеттовский лимонный леденец с шипучкой. 14  – Не любишь такие? Увы, других нет.
    Поттер повернулся к Гермионе:
    – Мисс Грейнджер, хотите ли вы стать моей невестой?
    Гермиона поглядела на отвисшие челюсти девочек… вытаращенные глазищи мальчишек… вспомнила, сколько эти детки сделали ей гадостей… и назло всем звонко выкрикнула:
    – Да!
    Гарри достал из кармана коробочку, а из коробочки – кольцо белого металла с тремя розовыми камнями. Взял левую руку окончательно обалдевшей Гермионы и надел кольцо на безымянный палец. Кольцо было впору. Гермионе даже показалось, что оно сжалось, подстраиваясь под размер.
    Потом Гарри достал ещё одну коробочку и отдал её Гермионе. Девочка открыла. Тоже кольцо, тот же металл, но камни голубые. А Гарри уже протягивал левую руку. Гермиона надела кольцо («какое тяжёлое – платина?») ему на палец.
    – Эти кольца означают не помолвку, а предварительное согласие. Камней больше одного. Их надевают безо всякой церемонии. Что будет дальше: сегодня же вечером мой опекун посетит твоих родителей. Думаю, завтра вечером проведём ритуал. Помолвочные кольца уже будут с одним камнем, и мы даже поцелуемся. А потом, в своё время, будет свадьба и кольца без камней…
    Гермиона уже не понимала, на каком она свете. Все остальные, очевидно, тоже.

    Всеобщее остолбенение прервал звонок, кое-как вернувший детей к школьной рутине. Следующая пара – английский и естествознание – прошла даже плодотворнее обычного, тем более что основной нарушитель спокойствия Роджер Пристли сидел непривычно тихо.

    На прогулке перед ланчем Гермиона молча шла рука об руку с Гарри, и ей было очень комфортно…

    За ланчем Гарри обратился к Гермионе:
    – Я предпочитаю действовать вот так – решительно, быстро, эффективно, не оставляя никаких неясностей. Тебе понравилось?
    – Понравилось, но мне так неудобно…
    – Неудобно спать на потолке: одеяло всё время падает. Не твой случай.

    После ланча школьники начали подступать к Гарри и Гермионе, но тут подошёл мистер Уильямс и отвёл их к директрисе.

    – Мистер Поттер, что произошло на прошлой перемене? Я слышала о драке и каких-то странных разговорах насчёт помолвки.
    – Драки не было. Было абсолютное преимущество сил правопорядка. Затем некто Пристли изрядно нас повеселил, сыграв очкового медведя, рухнувшего с бамбука. Насчёт помолвки. Да, я предложил мисс Грейнджер стать моей невестой, и она оказала мне эту честь! Мы надели кольца предварительного согласия. Переговоры моих опекунов с родителями мисс Грейнджер состоятся сегодня вечером, помолвка – завтра. Ничего странного. Я и поступил-то в вашу школу, чтобы быть рядом с Гермионой. Моя религия предписывает именно такой порядок действий.
    – Ну, если религия… Но школьникам не положено носить такие украшения!
    – Это не украшения, а официальные статусные символы. Требование моей религии.
    – Это серебро?
    – Мадам Скоффилд, вы меня обижаете. Я похож на типа, который наденет невесте серебряное кольцо? Это платина и натуральные алмазы. 15
    – Розовые и голубые – самые редкие и дорогие… Мистер Поттер, мисс Грейнджер! Это может быть небезопасно – в вашем возрасте носить напоказ такие ценные ювелирные изделия.
    – До сих пор вы не знали, мадам Скоффилд, но меня повсюду сопровождает охрана. С того момента, когда моё кольцо оказалось на пальце мисс Грейнджер, её тоже охраняют. Заметьте, я даже не требую с вас долю в оплате охраны, хотя, охраняя меня, они в какой-то мере охраняют школу. Впрочем, уже послезавтра наши кольца будут попроще – всего лишь белое золото с одним бриллиантом.
    – Да, но предписания…
    – Мадам, если вы настаиваете, мы с мисс Грейнджер уйдём из школы. Экзамены сдадим экстерном. Плату за обучение заберём.
    – Но по контракту…
    – Заберём. Не думаю, что ваши юристы справятся с адвокатами очень мощной транснациональной корпорации. Напомню, что судебные издержки несёт проигравшая сторона… Звонок, у нас французский. Мадам директор!
 
Глава 12.
    Французским языком Гермиона (как и её родители) владела свободно: многочисленная родня во Франции; почти год, прожитый там ещё до школы; частое и длительное пребывание в гостях на каникулах; переписка; книги, фильмы, телепрограммы… Поттер, как выяснилось, был примерно на том же уровне. После короткой беседы по-французски мадмуазель Бутен объявила, что новичок будет получать индивидуальные задания вместе с Гермионой и ещё одной девочкой, и, как они, будет на уроках помогать учительнице.

    Гарри получил французский язык от Волдеморта, из хоркрукса, и проявил его за несколько занятий с преподавателем и трёхдневную экскурсию в Париж. Он вообще много хапнул от врагов. Поколотить «панду Роджера» помогли навыки Волдеморта; чтобы вытащить их на поверхность, Гарри до Рождества брал уроки рукопашного боя. От Дамблдора, Мак-Гонагалл и даже Хагрида Гарри тоже взял много полезного. Восьмилетний мальчик, пришедший в школу к Гермионе, не только точно знал, чего хочет, но знал, как этого добиться, и заботили его – по-взрослому – только свои интересы.

    После уроков необычное продолжилось. У школы Поттера ждала машина, и он забрал Гермиону с собой. Оказалось, что дома Грейнджеров и Поттера почти рядом – наискосок через улицу. Охрана действительно была: кроме шофёра, их сопровождал крепкий мужчина в полувоенной форме, а ещё один встретил их возле дома Гермионы.

    Контрольный звонок мамы тоже оказался необычным:
    – Гермиона, милая, что у тебя стряслось в школе? Мне позвонила директриса и рассказала что-то совсем невероятное. Только коротко, у меня через десять минут пациент.
    – Да, мама, именно стряслось, и именно совсем невероятное. В класс пришёл новичок – Гарри Поттер. Он сел рядом со мной, на перемене заступился за меня перед Роджером Пристли, а потом предложил мне помолвку! Вслух, при всех. А я назло всем согласилась. Они так меня достали! Ты только представь, как они смотрели на нас! Мы надели кольца предварительного согласия. Платиновые, с бриллиантами. У Гарри в кармане были. Вечером к нам придёт опекун Гарри, чтобы обсудить завтрашний ритуал. Гарри записался в эту школу специально, чтобы встретить меня. Гарри очень умный и очень сильный. Он надавал Роджеру по физиономии, подбил ему оба глаза и держал его на весу. За шиворот, как котёнка! А как тот болтался и верещал! Роджера теперь дразнят «пандой, рухнувшей с бамбука». Это Гарри так его назвал, когда швырнул об стену. У Роджера такие синяки вокруг глаз, действительно похоже на панду. А домой Гарри привёз меня на машине с охраной. Он точно из очень богатой семьи. Он намекнул на связь с транснациональной корпорацией.
    – Ну и история! Доченька, успокойся, немного отдохни и делай уроки, чтобы освободиться до гостей. Мы с папой постараемся прийти пораньше.

    Без четверти пять позвонил Гарри.
    – Привет, Гермиона! Уже сделала уроки? Я ещё посмотрел наперёд математику. Там были сложности.
    – Я тоже сделала уроки и тоже занялась математикой. Ничего, разобралась.
    – Не возражаешь, если я приду сейчас к тебе? Смогу кое-что объяснить.
    – Жду.
    Гарри позвонил в дверь уже через минуту.
    – Привет! Можно тебя поцеловать?
    – Можно… Ох-х-х!
    – Не красней! У нас впереди много всего приятного. А целоваться нам придётся на помолвке. Считай, это репетиция.
    – Хочешь чаю?
    – С удовольствием!

    Отпив из чашки, Гарри хитро подмигнул Гермионе, протянул руку с чашкой в сторону и разжал пальцы.
    – Ты чего?
    – Спокойно! Смотри внимательно…
    Гарри указал рукой на осколки чашки. Осколки зашевелились… и собрались в целую новёхонькую чашку! Движение руки – чашка взлетела с пола на стол. Жест – лужа на полу исчезла.
     – С тобой никогда не происходило ничего необычного в этом роде? Может быть, летали игрушки, бились стёкла, что-то загоралось?
    – Один раз я разбила вазу… и очень захотела, чтобы она стала целой… Вот она, стоит в буфете. Книги летали. Страницы переворачивались сами. Ты что-то об этом знаешь?
    – Да. Для нас с тобой это нормально, потому что ты и я – волшебники. То, что было с тобой, называется «стихийные выбросы магии». До одиннадцати лет магия нестабильна и проявляется вот так. Я сейчас уже учусь колдовать осознанно. Это не рекомендуют в таком возрасте, но у меня особая секретная методика. Волшебников довольно много, у них свои законы, своё государство, своя экономика, свои деньги. Другой мир. Есть изолированные места, куда не могут попасть обычные люди. Многие волшебники живут там, но некоторые маскируются и живут в обычном мире. Так вот – всё необычное, что произошло сегодня, связано именно с магией.
    – Ты магически нашёл меня и решил поступить в ту же школу?
    – Совершенно верно! Какая ты умница, сразу всё поняла! Все стихийные выбросы регистрируются в Министерстве магии. После первого твоего выброса ты попала в списки. Когда я стал искать невесту, эти списки смотрели тоже.
    – Тебе сколько лет?
    – Восемь полных. До рождества я ходил в третий класс, а в твоей школе пошёл в четвёртый. Это разрешается, если поступающий соответствует требуемому уровню.
    – Волшебники заключают помолвки так рано?
    – Да. Давай так. Всё равно всё это придётся рассказывать твоим родителям. Чтобы не пришлось повторяться, временно умерь любопытство. А пока предлагаю решить проблему с твоими зубами. Не более пятнадцати минут.
    – Родители сказали, что надо ждать до восемнадцати лет.
    – У нас не надо. Зачаровывается зеркало, ты его берёшь в руки, колдомедик произносит заклинание, и зубы начинают медленно укорачиваться. Когда тебе понравится, командуешь: «Стоп!». И ещё одно заклинание фиксирует результат. На случай, если придётся выращивать зубы заново, чтобы отросли как надо, а не как были раньше. Десять минут, совершенно безболезненно, стоит два галлеона за зуб. Идём?
    – Куда?
    – В госпиталь Святого Мунго. Давай руку!

    – Светло-зелёные мантии – форма госпиталя? 16
    – Колдомедиков вообще. Тебе придётся тренироваться, надо заново ставить улыбку… Так, твоих ещё нет. Дарю тебе эту книгу, из неё ты многое поймёшь. И родители пусть прочитают.
    Книга называлась «Институт магического супружества».
    – Благодарю…
    – Твоя первая магическая книга! Послать за новым книжным шкафом с магически расширенным объёмом?
    – Что? Нет… Как хочешь… Да…
 
Глава 13.
    – Волшебников мало. В Магической Британии примерно двести тысяч. Они давно бы выродились, но есть три фактора, этому препятствующие. Во-первых, приходят маги, родившиеся в обычном мире. Как Гермиона. Есть предположение, что все они – потомки старых родов, через сквибов, ушедших в обычный мир. Дэн и Эмма, вы – сквибы. Мой дядя Вернон – маггл, тётя Петунья – сквиб, и кузен Дадли – тоже сквиб.
    – Похоже, магия определяется рецессивным геном.
    – Скорее несколькими генами, там не так просто… Второй фактор – магия в какой-то мере исправляет сбои генетического кода. На этом сильно пострадали аристократы обычного мира, когда ещё не было статута секретности. Аристократы видели, что маги без сомнений и проблем женятся даже на двоюродных, и вообразили, что это такая привилегия для избранных и им тоже можно. Без поддержки магии получился паноптикум вырожденцев для курса генетики. Третий фактор – тщательный подбор партнёра.
    – Можно искать пару за границей.
    – Да, так часто делают. Кроме соображений кровного родства, при подборе пары очень важно сродство по магии. Это я могу вам показать.
    Гарри поставил на стол небольшую чёрную трёхгранную пирамиду.
    – Капаю кровью на грань, – грань стала белой. – Теперь Гермиона, только на другую грань…
    Вторая грань тоже стала белой, а потом по обеим граням побежали радужные узоры. Через минуту узоры застыли, и стало видно, что они одинаковые, хотя, присмотревшись, можно было заметить мелкие различия. Ещё через полминуты на третьей (всё ещё чёрной) грани появились белые цифры «98».
    – Девяносто восемь процентов, – Гарри коснулся артефакта, и пирамида снова почернела.
    – По книге, это уникальный случай. Больше девяноста пяти было три раза за четыреста сорок лет, с момента изобретения этого артефакта. Наш случай – четвёртый. Результат от девяноста до девяноста пяти считается даром судьбы. Больше вось­ми­де­ся­ти – очень хорошо, больше семидесяти – хорошо, больше шес­ти­де­ся­ти – приемлемо. Меньше шестидесяти – партнёр не подходит. Склонность к род­ст­вен­ной магии передаётся детям и может даже усилиться, а если сродство меньше шестидесяти процентов, дети будут слабыми универсалами.
    – Гермионе только дай книгу, сразу разберёт по буковкам!
    – Способность разбирать книгу по буковкам относится к ментальной магии, и наши дети, скорее всего, её унаследуют. Кстати: Дэн, Эмма – вы ведь сквибы, вы тоже можете провериться!
    – А то, что мы давно женаты?
    – Это увеличивает результат, но искажение не больше двух-трёх процентов, – сообщила Гермиона.
    У родителей Гермионы получилось восемьдесят восемь процентов.
    – Гарри, а у тебя были другие кандидатки с высоким сродством?
    – Да. Лу́на Лавгуд, чистокровная волшебница, на год младше меня – де­вя­но­сто два. Вот анкета с колдографией. Ещё три девицы – от восьмидесяти.
    – Симпатичный ребёнок. Блондинка.
    – Гарри Поттер! Скольким родам ты наследуешь?
    – Двум. Я наследник Поттер и наследник Певерелл.
    – Гермиона, а это важно?
    – Мама, папа! Согласно книге «Институт магического супружества», или мне придётся много рожать, начиная с наследников для двух родов, или Гарри придётся брать для второго рода вторую жену. У волшебников это принято.
    – Гарри?
    – Гермиона права. Магия активно вмешивается в планирование семьи. С Гермионой первыми у нас будут близнецы-мальчики, один Поттер, другой Певерелл. Это гарантировано. Дальше желательно иметь ещё двоих в каждый род. Всего шесть. Многовато – младшие будут слабее, причём не только в магии.
    – Мистер Поттер-Певерелл! Познакомь меня с этой мисс Лавгуд, а там будет видно. Я сама удивляюсь, но у меня нет возражений по любому варианту!
    – Это магия. Она заставляет принимать решения, выгодные для рода.
    – Доченька, а любовь?
    – Любовь у магов развивается после свадьбы, и она намного сильнее маггловской. Есть объяснение – у магов и магглов разный обмен тонкими энергиями. Так в книжке написано.
    – А у сквибов?
    – Как у магов.
    Эмма и Дэн переглянулись и хором объявили:
    – Подтверждаем!
 
Глава 14.
    – Леди и джентльмены, это мистер Вернон Дёрсли, мой дядя, муж сестры моей матери. Мистер Дёрсли – бизнесмен. Он руководит нашей семейной фирмой «Гранингс» по производству электроинструмента. Он мой опекун в маггловском мире. В магическом мире обязанности моего опекуна принял на себя банк Гринготтс. Мистер Дёрсли также является моим финансовым представителем в обычном мире и в силу этого активно работает с банком. Поэтому сегодня ему доверили представлять Гринготтс при обсуждении вопроса о моей помолвке. Дядя Вернон, это Эмма и Дэниел Грейнджеры, а это их дочь Гермиона, моя будущая невеста.
    – Очень приятно познакомиться.
    – Мистер Дёрсли, давайте без формальностей, просто по именам.
    – Согласен.
    – Гарри говорил, что вы – маггл. Как же вы попадаете в Гринготтс?
    – Эти зелёные парни очень подкованы в волшебстве. Не хуже, чем в финансах. Они дали мне пару артефактов. Первый делает меня как бы сквибом, а второй мгновенно перемещает в одно из четырёх заранее заданных мест.
    – И каково вести дела с гоблинами?
    – Ушлые ребята, но если работать аккуратно, всё путём. Я им подкинул парочку идей, так мне даже заплатили за консультацию.
    – Уже поздно, давайте погоду обсуждать не будем, перейдём к помолвке.
    – Обычная январская погода – мокро, холодно и противно! Что касается помолвки – от имени и по поручению банка Гринготтс, а также как опекун в обычном мире мистера Гарри Джеймса Поттера, наследника родов Поттер и Певерелл, заявляю, что опека не возражает против его помолвки с мисс Гермионой Джейн Грейнджер. Помолвка будет равной. Ритуал можно провести завтра вечером у родового алтаря Поттеров. Сторона жениха берёт на себя всю подготовку. Ваши предложения?
    – Согласны, пусть это будет завтра. Успеем?
    – Успеем.
    – Гермиона, прочти в книге про обряд равной помолвки на родовом алтаре и сделай выписки для себя и родителей. Справишься?
    – Тоже мне спросил!
    – А что, бывают неравные помолвки?
    – По договорённости. При обряде надрезают ладони и складывают их, чтобы смешать кровь. Тот, кто будет старшим в супружестве, кладёт ладонь сверху. А при равной помолвке ладони соединяют вот так, вертикально.
    – Других таких тонкостей нет?
    – Нет, это всё.
    – У меня есть ещё одно дело. Гарри заказал в Гринготтсе магическую защиту вашего дома. Специалист побывал возле дома, чтобы оценить объём работ и оплату. Как и ожидалось, на доме висят чары министерского надзора. Это после первого стихийного выброса Гермионы. А в доме ощущается нечто магическое, причём относящееся к Гринготтсу. Вы позволите мне проверить? Мне дали артефакт для этого.
    – Магический предмет в нашем доме? Откуда? Вы нас заинтриговали. Ко­неч­но, разрешаем.
    Артефакт привёл «искателей сокровищ Гринготтса» на второй этаж.
    – За этой дверью.
    – Это гардеробная. Заходите!
    – В этой шкатулке.
    – Эта шкатулка передаётся в моей семье от матери к дочери, – объяснила Эмма. – Её никто не может открыть. Здесь даже нет замочной скважины. Иногда я пытаюсь двигать и вращать элементы резьбы, но шкатулку становится неприятно держать – появляется зуд в руках.
    – Явно магия, – вмешался Гарри. – У меня есть идея. Гермиона, попробуй капнуть кровью вот на этот кружок в центре крышки. Не касайся, а именно капни… О, крышка приподнялась! Не открывайте рукой, вот шариковая ручка.
    В шкатулке обнаружился номерной золотой ключ.
    – Ключ от хранилища в Гринготтсе! Дядя Вернон, вам осталось записать номер, а гоблины выяснят, какое отношение имеет миссис Грейнджер к этому хранилищу.
    – Так и сделаем.
    – А шкатулка?
    – Мне сказали оставить найденный предмет как есть. Они пришлют взломщика проклятий, тот разберётся.
    – Что ж, визит был кратким, но плодотворным. В честь этого – по рюмке коньяка за наших детей?
    – Не возражаю. По такой погоде самое то!
 
Глава 15.
    – Гарри, жених мой!
    – Что угодно невесте моей, прекраснейшей Гермионе?
    – Невесте твоей угодно задать тебе много-много вопросов. Я даже их записала. Идём в библиотеку, как раз первый вопрос про неё… Что это за гибрид письменного стола и пианино? И почему я не могу открыть ящики?
    – Помнишь, я спросил тебя про книжный шкаф с расширенным пространством? Ты ещё так мило пролепетала: «Нет… Как хочешь… Да…»
    – Знаешь, когда я с книгой, лучше мне вопросов не задавать!
    – Я так и понял. Ответ твой я принял за согласие, но потом решил, что просто шкафа будет мало. Всё-таки подарок к помолвке.
    – То есть, это не просто шкаф?
    – Это многофункциональное книгохранилище на пятьдесят тысяч томов.
    – Сколько? Ты хочешь сказать, что вот в этом вертикальном ящике, пристроенном к письменному столу, помещаются…
    – Пятьдесят тысяч единиц хранения. Любого размера.
    – А как их доставать оттуда?
    – Сейчас узнаешь! Всю функциональность придумал я лично и даже взял патент. Изготовили хранилище гоблины. Дядя Вернон сейчас пытается впарить Гринготтсу лицензию на производство за долю в прибылях. А мне патент пригодится, если я вздумаю защищать мастерство в артефакторике.
    – На гоблинов не отвлекаемся! Рассказывай.
    – Чтобы всё открылось, нужна привязка. Кто капнет кровью на середину стола, тот сможет открыть ящики и пользоваться хранилищем.
    – Надо же было связаться с магией, чтобы то и дело протыкать пальцы!
    – Один мальчик в моём прежнем классе держал кошку. Всё время ходил исцарапанный и покусанный – и это любя, в процессе игры!
    – У нас был котик, когда я маленькая жила во Франции. Только он был старенький, сейчас уже умер.
    – При первой возможности выберем тебе низла или помесь. Это волшебные кошки. Если его привязать как фамильяра, он проживёт столько же, сколько и ты. Подарок ко дню Святого Валентина – годится?
    – Годится… Вот я капнула кровью на стол. Дальше?
    – Теперь ты можешь открыть ящики. Кроме тебя, никто не может, даже я.
    – Тетрадка в левом верхнем ящике?
    – Каталог и справочник.
    – Он пустой.
    – Сейчас объясню, не гони лошадей! Посмотри на верхнюю крышку вертикального ящика. Там есть ручка, за которую ты открываешь крышку. Её надо повернуть влево или вправо, в положение «1» или «2». Видишь рельеф: одна книжка и две книжки?
    – Вижу.
    – Чтобы поместить книги в библиотеку, внести в каталог и подключить к справочнику, надо открыть ящик и кинуть книги туда. Если ящик открыт в положении «1», книги просто принимаются на хранение. «2» означает копирование. В библиотеку помещаются копии, а сами книги возвращаются. В настоящее время в хранилище заброшены в режиме копирования все книги из всех шкафов в этой комнате, плюс твои школьные тетрадки и работы за все годы. Кроме того: полторы тысячи книг по магии из библиотек Хогвартса и Поттеров; сто магических газет и журналов за все годы выпуска, в том числе двадцать французских; по тысяче маггловских английских и французских книг из библиотеки Музея 17 и Национальной библиотеки Франции; двести названий маггловской периодики; четыреста кинофильмов; две тысячи музыкальных номеров и произведений.
    – Это всё уже там? Это всё мне?
    – Уже. Тебе. Кстати, основная трудность с таким хранилищем – нарушение копирайта при копировании. На продажу гоблины будут выпускать урезанный вариант без этого режима. Я и в патент его не включил. А ты постарайся… эм-м-м… не злоупотреблять. И самое главное. Кроме каталога, в ящике лежит многоцветная ручка. Писать надо только ей. Стержни вечные. Закруглённый конец стирает. Большой кусок текста можешь обвести и перечеркнуть тем же концом. Потерять ручку или каталог невозможно. Если ты даже сама их положишь куда-то, кроме этого стола, они вернутся в ящик, как только ты отвлечёшься. Поэтому в этот ящик больше ничего не клади. Последнее. Открой каталог и напиши: «Руководство пользователя», вопросительный знак.
    – Гарри! Я это прочту, но уже догадываюсь, что надо делать. Я пишу в каталоге любой вопрос – так?
    – Верно.
    – В каталоге появляется список всех относящихся к делу книг – так?
    – Так. Список может быть очень длинный. Выбранные книги отмечаешь птичками. Захлопываешь каталог, и книги вываливаются на стол.
    – Чтобы вернуть книги, надо кинуть их обратно в тот же ящик?
    – Или под стол. Ещё есть работа в режиме справочника, когда в тетрадке появляются выписки. Их можно копировать, просто приложив чистый лист. Текст будет или рукописный твоим почерком, или печатный. Чистая бумага и тетради в правой тумбе. Можно черновики писать, а потом копировать. Каталог помнит всё, что ты делаешь, так что можно запрашивать что-то вроде «выписок по естествознанию за март прошлого года».
    – Гарри, всё это ты придумал? Ты гений! Я даже не знаю, как тебя благодарить…
    – Только поцелуй невесты может служить достойной наградой жениху! Или два. Или несколько…

    – Фантастика, столько возможностей!
    – У меня два таких хранилища: в поместье Поттеров и в Годриковой Лощине. И знаешь, я начал обдумывать функциональность единого удалённого книгохранилища. Этот ящик сзади будет совсем плоский – фактически только дверка, а за ней портал. Если ещё пробить порталы к ведущим маггловским, а то и магическим библиотекам, это будет…
    – Библиотечный монстр. Левиафан. Но это будет нарушение всех законов, правил и обычаев.
    – А мы никому не скажем! На монстра я и патент брать вряд ли рискну… Вижу, тебе не терпится. Рекомендую: запроси «Доклад Гарри Поттера по реалиям магического мира» и «Доклад Гарри Поттера по его личной истории». Думаю, получишь ответы на большинство твоих вопросов. А остальные уже задашь мне. Или каталогу…
 
Глава 16.
    – Гарри, сколько стоит моё книгохранилище?
    – Это подарок на помолвку.
    – Ладно. Но вопрос не вычёркиваю. Далее. Я прочла твою историю и сопоставила её с тем, что писала магическая пресса. Итак, когда тебе был год с четвертью, три мага – Хагрид, Мак-Гонагалл и Дамблдор – нагло поправ все законы и обычаи, презрев завещания твоих родителей и злоупотребив служебным положением, подкинули тебя в корзинке на крыльцо твоего дяди-маггла. Как я поняла, стихийные выбросы у тебя уже были?
    – Да, с пяти месяцев игрушки летали.
    – Я ориентируюсь по вехам развития мага – первый выброс, восемь лет, одиннадцать лет, четырнадцать лет, семнадцать лет, двадцать один год. В восемь лет юных магов начинают вводить в курс хозяйствования, дают ключ от личного хранилища в банке, и он сам управляет этим деньгами. В принципе ты этого достиг с опозданием всего в несколько месяцев. Но для этого должен был умереть как минимум Дамблдор, а тут убиты все трое, причём демонстративно, с плакатами «Первый из трёх», «Вторая из трёх», «Третий из трёх».
    – Не убиты, а умерли. Даже маги не смогли определить причину. Вообще-то врагов у меня было пять. Ещё Волдеморт-Реддл и Петтигрю.
    – Записки с номерами оставлял прототип графа Монте-Кристо, Франсуа Пико. Там не указывалось, сколько всего врагов. Только «Номер первый» и так далее. Пико убил троих, а четвёртый, Антуан Аллю, сумел захватить и убить Пико. Ты раньше знал эту историю? 18
    – Знал.
    – Ты… ты не хочешь мне ничего рассказать?
    – Нет.
    – Ладно. Пусть так. Ты упоминал какой-то особый подход, позволяющий тебе колдовать.
    – Под клятву о неразглашении.
    – А того, что я – твоя невеста, мало?
    – При равной помолвке мало. Будь я старшим – просто приказал бы тебе молчать. Обязательство письменное. Бланк можно купить в Гринготтсе. В комплект входят зачарованный пергамент, кровавое перо и зелье для заживления царапин. Прочти текст.
    «Я, Гермиона Джейн Грейнджер, клянусь своему жениху Гарри Джеймсу Поттеру не разглашать никакому третьему лицу ни в какой форме сведения о его способе колдовства, именуемом в дальнейшем „Повеление”, без его на то каждый раз отдельного явно высказанного или написанного дозволения, доколе оный Гарри Джеймс Поттер не освободит меня от сей клятвы».
    – Сначала подписываешься ты возле слова «Клянусь», потом я возле «Принимаю».
    Обязательство засияло красным светом и рассыпалось в прах.
    – Это значит, что магия приняла клятву. Вот «Доклад Гарри Поттера о повелениях и силе аббревиатур». Смотри, я пишу на обложке: «Секретно. Читать разрешается только Гермионе Джейн Грейнджер на основании и с применением клятвы о неразглашении, данной ею месяца января дня десятого, в году от Р.Х. 1989». Прикладываю перстень наследника. Теперь капля моей крови на оттиск герба – и можешь закидывать этот доклад в своё хранилище. Только ничего сама не делай. Сначала прочти, составь общее впечатление, а практиковаться будешь потом вместе со мной. Ты всё поняла?
    – Да, я буду осторожна.

    – Гарри, ты Роджера за ворот на весу держал этим колдовством?
    – Да. При колдовстве сила тоже тратится. Я напрягаю либо мышцы, либо магию. Магией работать легче, но восстанавливаться всё равно потом надо.
    – С чего начнём?
    – Карандаш пользованный есть?
    – Вот. Может, сначала попробовать без аббревиатур?
    – Думаю, у тебя получится с ними. Вспомни ощущения при стихийном выбросе, сконцентрируйся на солнечном сплетении… Давай!
    – Япоч этот карандаш стал как новый. Сидс! Ой! Получилось!
    – Прекрасно! Только я всегда повелеваю про себя. Я разрываю лист бумаги, восстанови!
    – Получилось!
    – Попробуй скольжение по «ят». Давай в гостиную, а я за тобой. Помнишь, нужно ощущение скользящей силы?
    – Да…
    – И это получилось!
    – Обратно… Так, попробуй теперь «дикт» или «допр». Кстати, «допр» я сейчас использую очень редко. У меня есть книги, газеты, портреты предков, репетиторы-маги. Разговаривать невесть с кем неуютно.
    – А почему ты не спросил, кто тебе отвечает?
    – Веришь, не то что боюсь, но… воздерживаюсь. Не знаю, почему.
    – Ладно, давай я спрошу. «Допр. Добрый день, с кем я общаюсь?»
    «Фидопр».
    – Гарри, смотри!
    – Значит, этот вопрос задавать нельзя. Спроси что-нибудь другое.
    «Допр. Смогу ли я без вреда для себя овладеть немецким языком по повелению?»
    «Фидопр».
    – Гарри, опять!
    – Давай я попробую! «Допр. Сможет ли Гермиона без вреда для себя овладеть немецким языком по повелению?»
    «До семнадцати лет не сможет».
    «Почему я могу вести диалог по „допр”, а Гермиона не может?»
    «Ты Певерелл. Гермиона – ещё нет».
     «Благодарю. Фидопр».
    – По-моему, без очень сильной надобности лучше не спрашивать. Про Певереллов есть легенда. Женой основателя рода Певерелл была якобы богиня Хель, аватара самой Смерти… Гермиона, ты почувствовала?
    – Мороз по спине и как будто… женский смех на пределе слышимости.
    – Да. Беззаботный женский смех.
    – Жуть потусторонняя. Гарри, мне холодно, обними меня!
    – Магия. С чем только не приходится иметь дело!

    – Гарри, вчера к нам заходил маг, взломщик проклятий из Гринготтса. Шкатулка безопасна и принадлежит мне, раз я дала кровь. Мама по-прежнему не может её открыть, а я открываю и закрываю свободно. По поводу хранилища наводят справки.
 
Глава 17.
    – Как мне сказали в банке, обычная история. Это семейное хранилище Галь­яр­ди. Они исчезли двести тридцать лет назад. Трое детей оказались де­воч­ка­ми-скви­ба­ми. Их сплавили к магглам. И тут глупо погибли все мужчины. На ман­ти­ко­ру поохотились. Последняя мадам Гальярди долго не прожила. Успела продать дом и отдать шкатулку старшей дочери. Теперь это моё личное хранилище. Шесть ты­сяч триста галлеонов, из них пять с половиной тысяч за дом. Пять артефактов. Восемнадцать книг и рукописей – я их уже скопировала. Никаких осложнений, потому что Гальярди не были родом, а только семьёй. Я волшебница, потомок по крови и предъявила ключ. Этого хватило. Рожать наследника не придётся! Фа­ми­лия Гальярди итальянская. Теперь понятно, откуда у меня, мамы, бабушки и пра­ба­буш­ки такие волосы и глаза. Более ранних фотографий нет.
    – Знаешь, прямые потомки древних римлян – светлые. Очень рас­про­стра­нён­ное древнеримское мужское имя Руфус – в переводе Рыжик. Живут в основном в Се­вер­ной Италии. А в Южной Италии, включая Рим, население смешивалось с пе­ре­се­лен­ца­ми со всего Средиземноморья. Ты – итальянка с юга. Кра­си­вая…
    – Как с тобой хорошо! И в школе всё наладилось.
    – По-моему, они после нашей помолвки до сих пор ходят пришибленные.
    – Про Роджера дразнилку сочинили: «Панда Роджер громко плачет. / Что случилось, вот задача? / Он с бамбука полетел, / Только чудом уцелел!» 19
    – Он многих достал. Но последнее время ведёт себя заметно тише.
    – И учиться стал лучше.
    – Всего два раза по морде, а какой эффект!
    – Гарри, а можно, чтобы дядя Вернон пустил это моё наследство в оборот вместе с твоими деньгами? Мне и без него хватает.
    – Можно. Предложи пять галлеонов в месяц к жалованью и тот же процент с прибыли. Он сейчас дома, можешь позвонить…

    – Добрый день, леди и джентльмены! Я – лорд Ксенофилиус Лавгуд, это – моя супруга леди Пандора. Наша дочь Луна в гостях у соседей и вернётся в течение четверти часа. Вы, молодой человек, очевидно, Гарри Джеймс Поттер, наследник Поттер и Певерелл.
    – Да, я Гарри Поттер. Это моя невеста Гермиона Джейн Грейнджер, из семьи сквибов. Это мой опекун в маггловском мире, мой дядя мистер Вернон Дёрсли, бизнесмен. В магическом мире моими опекунами являются гоблины Гринготтса. Мистеру Дёрсли доверено представлять на нашей встрече не только себя, но и Гринготтс.
    – Вы маггл, мистер Дёрсли?
    – Технический сквиб. С гоблинским амулетом.
    – Понятно… Прошу в гостиную!

    – Мистер Лавгуд! Когда мы стали искать невесту для Гарри, мы заказали в Гринготтсе поиск по сродству магии. Результат – девяносто восемь процентов для Гермионы и девяносто два процента для вашей дочери. Поскольку Гарри нужно поднимать два рода, его второй невестой могла бы стать мисс Луна Лавгуд.
    – При таком сродстве – никаких возражений!
    – Осталось уговорить невесту…
    – А вот и она. Доченька, это Гарри Поттер, его невеста Гермиона Грейнджер и опекун Гарри мистер Дёрсли.
    – Мама, я же тебе говорила, что у меня будет старшая сестра! Я согласна.
    – На что, дочь? Тебе ещё ничего не предлагали.
    – На всё! У меня будет четверо детей. Наследник для рода Поттеров, наследник для рода Лавгудов, и ещё две девочки в род Поттеров. А Гермиона хочет троих. Гарри, сколько тебе лет?
    – Восемь.
    – Этот возраст не идёт твоим мозгошмыгам, они старше. Но я всё равно согласна!
    – Луна, одно из требований к моей невесте – получить маггловское образование. Учиться в Хогвартсе мы тоже не станем. Магию будем изучать на дому.
    – Мистер Поттер, наша дочь учится в маггловской школе заочно и уже опередила программу на два года.
    – Четвёртый класс, как мы с Гермионой?
    – Точно.
    – Гарри, какие требования при сродстве магии больше девяноста? Ты столько мозгошмыгов напустил! Все уже всё поняли и со всем согласны.
    – Луна, так ты хочешь быть леди Поттер?
    – А меня кто-то спрашивает? Я буду леди Поттер. Помолвку сделаем на Остару. 20 Раньше нельзя. Гарри уже прогнал из головы царя мозгошмыгов, но он должен победить его братьев. Постарайся успеть, Гарри, это важно!
    – Постараюсь, Луна!
    – Кольца согласия?
    – Да, мистер Дёрсли.
    – Какие красивые! Ну вот, Гарри, мы надели кольца, и принцы мозгошмыгов до самой битвы тебе не страшны. Мы с Гермионой через кольца защищаем тебя. А перед битвой позовёшь меня. И Гермиону. Так надо!
    – Гарри, Луна говорит серьёзно! Ты понимаешь, о чём она?
    – Понимаю и обязательно сделаю, как она скажет.
 
Глава 18.
    Параллельно с частной жизнью шла своим чередом жизнь общественно-политическая. Новый директор Хогвартса лорд Гринграсс выпотрошил все тайники, оставшиеся от Дамблдора в директорских покоях. Начал разбирать бумаги, и, по воле судьбы, ему подвернулся архив ордена Феникса времён войны с Волдемортом. Лорд ужаснулся. Поднял то, что писала тогда пресса, и сопоставил. Ужаснулся ещё раз и обратился к Верховной чародейке Визенгамота мадам Амелии Боунс.
    Мадам Боунс начала подозревать, что дело нечисто, когда в печали после смерти Дамблдора вспоминала прошлое. Из её разума как будто исчезла заслонка, и все действия Дамблдора стали приобретать второй, весьма зловещий, смысл.
    Визенгамот назначил комиссию, и началось правильное следствие. За отсутствием коррупционного фактора в лице Дамблдора, сразу же всплыло такое, что не просто «Ужас!», а «Ужас! Ужас!»… Получалось, что война с Волдемортом – затея Дамблдора. Этому не хотелось верить, но факты – вещь упрямая. Начали копать в прошлом – оказалось, что Дамблдор с Гриндевальдом организовали и первую, и вторую мировые войны (говоря маггловскими терминами). Эпизод с Волдемортом на этом фоне поблёк бы, если бы не многочисленные жертвы и выкошенные на корню старинные рода.
    Понять Дамблдора очень помог Гриндевальд. Давать показания в Нурменгарде он отказался, и пришлось вывозить его в Лондон. За сорок три года заключения бывший Тёмный Лорд досконально разобрался в замыслах, идеях, мотивах и поступках своего бывшего любовника. И украденная Старшая палочка до сих пор «стучала в сердце». Так что щадить Дамблдора Гриндевальд не стал, да и себя не особо жалел.
    Тайна следствия кое-как соблюдалась. Хотя скупые пресс-релизы выдавались регулярно, это только разжигало интерес публики.

    Рита Скитер воспользовалась бы любой возможностью стащить го­ря­чень­кую сенсацию со стола следователя. Однако она вовремя (ещё до Рождества) до­га­да­лась, что по открытой информации разобраться в прегрешениях публичной фи­гу­ры масштаба Дамблдора можно так же эффективно, как и по засекреченной. Уже в конце января в «Ежедневном пророке» начали печататься главы её новой кни­ги «Жизнь и обманы Альбуса Дамблдора».
    Даже Визенгамот признал ценность проделанной Ритой работы. Факты она не искажала, а ядовитую трактовку оных можно было пропускать. В итоге ей выписали премию в размере оклада следователя за период работы над книгой.

    На Остару у всех Пожирателей Смерти исчезли метки. Это широко обсуждалось в прессе; было признано и даже подтверждено гоблинами, что Волдеморт окончательно упокоен. На фоне завладевшей умами магов книги Скитер и прочей открывшейся информации консерваторы легко провели через Визенгамот амнистию всем участникам магической войны.
    Хранилища Волдеморта в Гринготтсе достались Гарри Поттеру по праву победителя.

    Персоналка IBM PC AT у Гермионы была, но Гарри расщедрился на Compaq DeskPro 386 и новинку 1989 года Apple MacIntosh SE/30. Каждому из трёх.
    У Гарри любая маггловская техника безупречно работала в магической среде. Повелением.
    Рабочий кабинет каждого из троицы должен был вмещать многое, в том числе компьютеры и книгохранилища (Луна, конечно, тоже получила такое). Гарри волевым решением переселился сам и поселил своих невест в поместье Поттеров. Только там можно было без проблем выделить всем необходимые помещения.

    Гарри и Гермиона всё-таки перешли на заочное маггловское обучение. Приходилось переплачивать, но, как говорят американские миллиардеры: «Если твоя проблема решается деньгами, это и вовсе не проблема – это статья расхода».

    Троица наняла репетиторов по тому, чему обучают юных волшебников в чистокровных семьях. Отличие – всё шло намного быстрее. Все преподаватели отмечали, что таких целеустремлённых, старательных и умных детей они никогда ещё не видели.

    Гарри не стеснялся оплатить университетскому профессору воскресную лекцию по тройной ставке, чтобы он и его невесты получили знания из первых уст. А когда речь зашла о генетике, Гарри привёл сэра Мориса Уилкинса! 21
    Наконец, в расписании оставалось достаточно места для занятий по личным интересам и, самое главное, для разработки и практики повелений.

    И у Луны, и у Гермионы занятия по интересам включали работу на компьютерах. В том числе программирование. Первой аналогию между составлением повелений и аббревиатур и разработкой программ провела Луна. Как повелось, идею обсудили втроём. Гермиона начала поиск различных подходов в маггловских книгах. И наткнулась на функциональное программирование.
    В эту схему повеления укладывались совершенно естественно. Оказалось, что Гарри, сам того не подозревая, пользовался предикатами высших порядков, инверсной польской записью и другими приёмами из арсенала ЛИСП-про­грам­мис­тов.

    Гарри поступил как всегда. Купил здание в Лондоне, оборудовал там зал терминалов, подсоединённых к стационарной IBM 3090/600J, и пригласил круп­ней­ше­го из доступных специалистов. Курс функционального про­грам­ми­ро­ва­ния чи­тал­ся в идеальной обстановке – прямо за терминалами. Всё изучалось на при­ме­рах, и каждый пример мож­но бы­ло немедленно запустить.
    (Здание вместе с техникой было по истечении надобности продано крупной су­до­стро­и­тель­ной фирме. Удалось даже отбить затраты. Покупатели оценили, что всё было самое новое и «на ходу», и сохранили технический персонал.)

    С новой точки зрения были пересмотрены и систематизированы все на­ра­бо­тан­ные приёмы сочетания повелений и все аббревиатуры. А затем начались новые разработки, уже с новым подходом…
 
Эпилог 1.
    Питер Петтигрю был найден мёртвым на улице Хогсмида утром пятницы 1 ноября 1989 года, после ночи Хэллоуина. На теле был плакат: «Пятый и последний».
    Интерес к делу Блэка возник было, но сразу угас. В списках Азкабана Сириус Блэк числился мёртвым. В списках на амнистию он числился тоже, с пометкой «Посмертно». «Это было давно, виноват во всём Дамблдор, да и спрашивать некого», – на том и успокоились.
    За плакаты, исполненные типографским шрифтом, гипотетический серийный убийца получил кличку «Типограф».
    Дело так и осталось нераскрытым. Непонятно было даже, кто четвёртая жертва. Был составлен и каким-то образом попал к журналистам «список Скримджера». Авроры попросту переписали всех умерших британских магов от Хэллоуина 1988 года (смерти Дамблдора) до Хэллоуина 1989 года, и исключили тех, причины чьей смерти были достоверно известны. Даже это не помогло сдвинуть следствие с мёртвой точки, поскольку Волдеморт в список не попал. Но, самое главное, никто не понимал мотивов Типографа.

    Кое-кому дело Типографа оказалось кстати. Интерес публики к опусам о Мальчике-Который-Выжил как раз увял. Писатели и издатели быстро сообразили, что судьба подкинула магам криминальный эпизод ничуть не хуже подвигов маггловского Джека-Потрошителя.
    Фактически это дело породило магический детектив как литературное явление.
    Самые ушлые писаки не гнушались попросту передирать маггловские детективы. Первым так поступил Гилдерой Локхарт в книге «Погоня за Типографом». Гнался обычный герой Локхарта – он сам, а доблестные и ис­пол­ни­тель­ные, но туповатые авроры мешали, спугивая преступника. Книга стала первой в нескончаемой серии: успех и доходы были таковы, что Локхарт полностью переключился на детективы.
    Рита Скитер издала роман «Шестая жертва Типографа», списав его в основном с «Графа Монте-Кристо». Действие начиналось с подстроенного врагами заключения героя в Азкабан. Больной сосед по камере умер, но успел завещать Типографу спрятанный клад и завершить начатое последним на свободе обучение анимагии. Ани­ма­го­фор­мой оказался паук, так что сбежать из Азкабана было проще простого. Шестой жертвой Типографа был он сам: его душа была истерзана ожиданием мести и исковеркана пятью убийствами, но он нашёл утешение в любви к юной красавице, которая ответила ему взаимностью… По крайней мере, мотив действий Типографа – месть – Рита угадала.
    В дальнейшем Рита опубликовала множество де­тек­тив­ных рассказов и повестей. Её детективы котировались наравне с Локхартовскими. Сквозной героиней, ведущей расследование, у Риты была преуспевающая жур­на­лист­ка.

    Сириус Блэк оказался в затруднении. Больше года он приходил в чувство и лечился. Контакт с крестником состоялся только на Рождество 1989 года и оказался неудачным.
    Гарри не любил шумных разгильдяев, а подвиги Мародёров почему-то воспринимал с пострадавшей стороны. За подаренную метлу сухо поблагодарил и про­де­мон­стри­ро­вал левитацию без метлы. На вопрос: «Ты что, обижен на меня?» Гарри прямо ответил: «Да. Ты бросил меня в лапах Хагрида и погнался за крысой».
    Проблему легализации Сириуса решила Гермиона. Она предложила легенду о многолетнем пребывании в глухих местах Южной Америки. (Испанский язык Сириус знал.) Соответственно, Сириуса в Англии не было, магглов он не взрывал и в Азкабане не сидел. За деяния того, кто в его облике взрывал магглов, он не отвечает, и вообще это происки Дамблдора!
    Два повеления – на запоминание легенды намертво и на поддержку её данными и людской памятью на местах – завершили подготовку.
    Сириус попросту явился в Визенгамот и занял родовое место Блэков. Личность лорда Блэка подтверждалась родовым перстнем. Изложив легенду и поклявшись магией, что не знает, кто под его именем был найден мёртвым в Азкабане, Сириус вопросил:
    – Сколько ещё в Азкабане узников под чужими именами?
    Разгорелся новый скандал, инициировали тотальную проверку Азкабана.
    Несколько «таинственных узников» действительно нашли, причём все они попали в тюрьму в «эру Дамблдора»…

     В Хогвартс никто из троих не поехал.
 
Эпилог 2.
    На пиру в ночь Самайна 1997 года Луна Лавгуд (ей до свадьбы оставалось неполных пять месяцев 22 ) отставила чашу с вином:
    – Жених мой, лорд Поттер-Певерелл! Сестра моя, леди Гермиона Певерелл! В ночь Самайна открываются врата! Возложите Дары, числом три, на алтарь Певереллов, и взывайте к покровительнице! Не медлите, вас ждут.

    – Так редко мне открывают врата, чтобы я могла прийти в этот любезный мне мир. Здесь я взошла на супружеское ложе, зачала, родила и воспитала детей. Я никогда не забуду семью и дом. Смерть помнит всё.
    – Вы Хель?
    – Можно называть и так.
    – Это вы отвечаете Певереллам на «допр»?
    – Я. У твоего супруга с детства юмор был с чёрным оттенком. Меня каждый раз веселило, когда он открывал тетрадку и вызывал меня. Вообрази, смертный, хоть и Певерелл, допрашивает богиню!
    – Поменять аббревиатуру?
    – Оставьте, это забавно. Что-то Гарри помалкивает. И вопросов давно не задавал. Боишься?
    – Скорее не хочу лишний раз беспокоить. У меня в детстве был знакомый библиотекарь. Когда я задавал вопрос, он почти никогда не отвечал. Чаще посылал к полке со справочниками. Зато объяснял, где и как искать ответ. Так что я приучен сначала разбираться сам… И да, боюсь!
    – Зря, меня это развлекает. Смотришь, какие пустяки занимают смертных… И хоть какая-то связь с этим миром. Спрашивайте. Если я не буду расположена к диалогу или вопрос будет неуместен, я просто напишу «фидопр». Гермиона, найди время, чтобы мужа рядом не было. Надо поболтать о женском. А если хочешь узнать, откуда на тебя свалился такой резкий Поттер, сядьте вдвоём и расспросите про его детство. Помнишь, как он за тобой в школу пришёл?
    – Вдвоём?
    – Вдвоём. Это только для Певереллов. Моё время истекло, до свидания!

    «Допр. Приветствуем госпожу Хель!»
    «Привет и вам!»
    «Это Гермиона. Я подумала, что будет проще, если вы сначала сами расскажете то, что нам надо узнать. А потом мы расспросим о деталях».
    «Умница, потому что надо начинать с того, что такое Смерть и каковы её обязанности. Сколько времени пройдёт, пока догадаешься спросить такое? Гарри, Гермионе уже интересно?»
    «Опять подпрыгивает на стуле! Сколько я её отучал от этого…»
    «Все думают, что Смерть приходит и убивает своей косой. Это не так. Прекращение жизни тела – процесс биофизический и происходит по законам природы. Но у всех живых существ есть не только тело, но и тонкие оболочки. Если после прекращения жизни не убирать тонкие оболочки, любой мир быстро превратится в полигон для тренировки некромантов высшей категории. Некросфера развивается по законам Некроса. Сначала появляются призраки, потом умертвия, личи и прочая прикладная некромантия».
    «Так Смерть приходит, чтобы убирать тонкие останки?»
    «Не совсем. Смерть одна на все миры. Задолбаешься прыгать туда-сюда, да ещё одновременно. У вездесущности есть ограничение: чем больше копий, тем они проще. Это может плохо кончиться. Создал много копий, они – и ты тоже – уже тупо не понимают опасности, ты создаёшь ещё миллиард экземпляров… и всё. Бог погиб, зато планета засеяна его полоумными примитивными подобиями. Поэтому боги создают не точные копии, а аватары – те же копии, но планомерно упрощённые. Аватар тоже вездесущ, но рассылаемые аватаром упрощённые копии – нет. У вас их называют посланцами – ангелами. 23 Это понятно?»
    «Пока понятно. А некоторые микроорганизмы не могли возникнуть именно так: при непродуманной попытке какого-то бога попасть сразу во много-много мест?»
    «Гениальная догадка. Да! Более того, в вашей Вселенной так возникла белковая жизнь. Вы же знаете, биологи более-менее разобрались в эволюции, но не понимают, с чего она началась. В начале времён один совсем молоденький божок распылился на капли, способные кое-как размножаться, но всё-таки с тонкими оболочками и несущие божественную искру».
    «Панспермия?» 24
    «Панспермия. Это произошло не на планете, а в густом облаке космической пыли. А дальше всё шло по накатанной, но иногда, кое-где… стоп, не от­вле­ка­ем­ся! В момент гибели тела Смерть получает сигнал, и направляет на место копию не себя, а своего рабочего инструмента. Эта копия автоматически делает всё, что надо. Что скажете про такую копию?»
    «Одновременно их может потребоваться очень много. Следовательно, они очень простые по устройству».
    «Именно! Не зря символом служит коса или серп. Железка на палке, куда примитивнее? Инструмент прибывает на место, вычленяет и разрубает связи между остаточными тонкими телами, и они разлетаются по своим уровням. Это простейший случай, но бывают осложнения».
    «Как с Волдемортом?»
    «Правильно, Гарри, в том числе и как с ним. Коса Смерти должна быть примитивной и безопасной, чтобы не отрубить лишнего. Если связи тонких оболочек перепутаны, случайно или нарочно, Коса не справляется и просто прекращает работу. Заметь, связи сначала отслеживаются, а рубка начинается только потом. Не разобрался в связях – остановись и ничего не делай!»
    «Я поняла. Тогда Смерть получает сигнал о непорядке и уже является лично?»
    «Нет. Разграничение полномочий. Смерть не может сама работать ни в каком мире. Смерть связывается с богами мира, где возникла проблема, а они разбираются на месте. Вот если и они не справляются, приходит аватар. Причём боги должны сами признать, что не справляются, и вызвать аватара Смерти. Некоторые миры погибли просто от того, что боги не хотели признать свою несостоятельность. А ещё бывает, что хитрец чем-то угодит своим богам, и его оставляют в покое. Обычно на время: провиниться перед богами проще, чем угодить им. Потом, богам не нужны конкуренты, даже только по бессмертию».
    «А если и аватар не справится?»
    «Тогда остаётся одно. Аватар докладывает Смерти, та ещё раз анализирует проблему. Могут последовать дополнительные указания, помощь в виде усиления. Можно послать другого аватара. Но обычно Смерть приказывает аватару уничтожить такой мир. При этом аватар внутри и гибнет вместе с миром. Мне случалось. Смерть возрождает, но всё равно удовольствия мало».
    «Вы говорили, что призраки опасны, потому что развиваются по законам Некроса. Но всё-таки они встречаются. Я читала, их много в Хогвартсе»
    «Коса отследила связи и начала рубить, но почему-то не дорубила. Например, из-за незавершённых дел связь очень прочная. Если такое не способно к са­мо­сто­я­тель­ной некроэволюции, его оставляют».
    «Из всего этого я вывожу, что упомянутый моим супругом в этом контексте Волдеморт каким-то образом запутал связи между своими тонкими оболочками».
    «Волдеморт создал хоркруксы. Про технику безопасности он не знал, настругал их пять штук, а потом появилось пророчество: „Ребёнок, рождённый в конце седьмого месяца от тех, кто трижды бросал Тёмному Лорду вызов, сможет его победить силой, о которой Тёмный Лорд не знает. Один из них должен пасть от руки другого, и не будет ни одному покоя, пока жив другой”».
    «С таким пророчеством можно вообще не париться. Заметьте, не „победит”, а „сможет победить”. Побеждать-то незачем. Если договориться друг друга не убивать, никто третий их убить не может. Такая страховка дорогого стоит. И пожизненное беспокойство в комплекте. Каждый беспокоится, чтобы другой не умер, потому что тогда страховка кончится. Если этого беспокойства мало – можно, например, взять за правило 29 февраля високосного года в 5 часов утра обмениваться вопиллерами».
    «Дамблдор очень хитроумным способом довёл до Волдеморта начало пророчества, до слов „сможет его победить” включительно. Волдеморт стал искать детей, родившихся в конце июля у сторонников Дамблдора. Таких оказалось двое – Гарри Поттер и Невилл Лонгботтом».
    «Это тот Лонгботтом, которого собирается взять в ученики Помона Спраут?»
    «Да, он прирождённый герболог. Волдеморт пошёл к Поттерам, убил родителей Гарри и попытался убить Гарри. Магия вообще не одобряет убийства последнего в роду. Более того, Волдеморт из-за хоркруксов лишился возможности иметь детей. Гарри остался не только последним Поттером, но и последним, кто мог возродить Певереллов, а тут такой же, но бесплодный потомок Певереллов пришёл его убивать! Не без моего настояния вмешалась Магия. Авада отразилась и убила Волдеморта, оставив шрам на лбу Гарри. Частица души Волдеморта застряла под шрамом, и Гарри стал ещё одним хоркруксом Волдеморта, хотя и неполноценным, так как не было правильного ритуала».
    «Прибывшая Коса не справилась с работой, и Смерть обратилась к кому-то в нашем мире. А в каком смысле хоркрукс в Гарри был неполноценным?»
    «По порядку. Пример очень наглядный: Косе пришлось бы рубить внутри Гарри. Таким примитивным орудием это делать нельзя – как раз что-то лишнее отковыряешь. Что вышло из обращения Смерти к вашим богам, я расскажу после. Неполноценность хоркрукса в Гарри в том, что он мог только предохранить тонкие оболочки Волдеморта от Косы Смерти, то есть, от распада. Он не мог вселиться в тело оказавшегося рядом животного или человека, и не мог захватить разум и тело Гарри».
    «Значит, для меня хоркрукс был безопасен? Дамблдор знал о хоркруксе?»
    «Да на оба вопроса. Один из местных богов взялся разобраться с проблемой. Одновременно на сцене появился Дамблдор и стал воплощать свой хитрый план. Бог проник в замысел Дамблдора, увидел, что Волдеморт в итоге будет уничтожен и самому ничего делать не надо, успокоился и оставил всё на самотёк».
    «Боги так ленивы?»
    «Нам хлопотно отвлекаться от своих занятий на дела смертных. Потом, вмешательство ограничено. Бог всегда предпочтёт тонкое, еле заметное воздействие. Не разбивать чашку, а вложить кому-то мысль разбить. А тут и вкладывать ничего не надо, энтузиаст из смертных сам всё придумал. Это у меня Певереллы – долгосрочный проект, и к вашему миру меня влекут память и кровь. 31 июля 1988 года Гарри исполнилось восемь лет. Один из поворотных моментов развития мага. Поскольку Гарри – последний Певерелл, я наконец-то смогла выйти с ним на связь и разобраться в ситуации. Происходящее мне не по­нра­ви­лось, и я решила помочь Гарри. Я слегка приоткрыла кокон хоркрукса, и к Гарри потекла… нет, не энергия, и не информация, но что-то вроде. Это можно назвать жизненной установкой или жизненной позицией. Вот эти резкость в действиях, находчивость, це­ле­устрем­лён­ность, даже здоровый эгоизм Гарри уже имел от дяди Вернона, и добавилось поступившее от Волдеморта. Благодаря этим качествам Гарри смог разработать свою систему магии. Чтобы колдовать повелением, важно состояние внутренней несомненности, что твоё повеление исполнится. Так что в самый первый раз, с шагами по лест­ни­це, я ему немного помогла. А связь со мной через повеление он сам установил, я даже не ожидала. То есть, я чуть-чуть приоткрыла хоркрукс, один раз подтолкнула примитивное колдовство и ответила на несколько простых вопросов. На большее вмешательство я права не имею. Гарри всё сделал сам».
    Хель не стала выдавать Гарри, который до сих пор не сознался жене, что Типограф – это он.
    «Хель, а можно мне поднять Дамблдора, немного его наказать за Гарри, а по­том упокоить? Если плохо получится – например, страдать будет не­до­ста­точ­но – по­вто­рить… раз пятьдесят… А Гарри мне поможет».
    «Не получится. У Дамблдора были хоркруксы, он в небытие ушёл».
    «Обидно! От Смерти не сбежал, а от меня сбежал».
    «Практиковаться в некромантии лучше на незнакомых: эмоции не так мешают. А чтобы не было обидно, я тебе интересное напророчу! Про Косу Смерти можно обобщённо сказать, что это копия некоего инструмента, автоматически срабатывающая в конкретном месте при задан­ном событии. Через четыре года такой подход введут у вас. В 2001 году на­чи­най отслеживать тему „Аспектно-ориентированное программирование”. Ас­пек­том будет называться вот такой инструмент. Разработка Xerox PARC».
    «Благодарю! Хель, а вот библейская легенда – слепил из праха и вдохнул жизнь?» 25
    «А это ещё один способ вмешательства бога в эволюцию. Чтобы биологам-эволюционистам жизнь мёдом не казалась! Упомянутые в той же библии сыны божьи 26  – ещё один вариант, низкоуровневые копии. От таких пошли маги, а магг­лы – деградировавшие маги. Прикинь, как эволюция может создать человеческий разум? Мутация? А где этот мутант себе пару нашёл, чтобы закрепить признак в потомстве? Мутация целого племени? Мы любим экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать, но до такой степени не вмешиваемся».
    «А генетический код берёте всегда стандартный?»
    «Так это самое интересное: как они взаимодействуют, размножаются, воюют из-за плодородных земель… Вот я пришла жить в вашем мире. Вложи я себе другую биологию, и что? А мне хотелось понять, что чувствуют смертные, как они любят, как рожают и растят детей… Изнутри понять, из себя. Спросите, зачем? Да просто захотелось!»
 
Эпилог 3.
    Перечитывая и обдумывая разговор с Хель, Гермиона зацепилась за замечание о дяде Верноне. Получалось, что для Гарри тот был примером. Гермиона начала разбираться.

    – Гарри, я прочла твой первый гримуар. Тот дневник, что ты вёл в 1988 году. Объясни непонятки! Во-первых, у меня создалось впечатление, что ты жил в чулане под лестницей. Но я же была в том доме в Литтл-Уингинге, и ты мне показывал свою спальню.
    – В доме было четыре спальни. Две большие: дяди с тётей и Дадли, она же бывшая детская. Две маленькие: моя и гостевая. У Дадли мы держали все детские книжки и все игрушки. Тётя сильно пугалась стихийных выбросов. Я пугался вслед за ней. И с перепугу прятался в этом чулане, а по слабости после выброса там, бывало, и засыпал. Темно, тихо, спокойно… Потом я стал забираться туда по собственному желанию. Тётя пожаловалась дяде, а он преподнёс сюрприз: при­спо­со­бил чулан для жилья. Швабры и вёдра отправились в подвал. Поверх бетона дядя положил доски, коврик купил. Купил хороший матрац, поставил его на ножки, наклеил обои, повесил полки, провёл электричество, чтобы я вконец не посадил зрение, если вздумаю читать. К шести годам я практически жил там, а в спальне иногда читал или делал уроки. Ну, и одежду держал в спальне. Перечить дяде тётя не стала, но ей это очень не нравилось – ещё одна ненормальность. Мы договорились, что хотя бы при посторонних я в чулан забираться не буду. До смешного доходило: она подговаривала Дадли бегать по лестнице, когда я там залипал, чтобы меня отвадить. Только это всё равно не помогало. А потом умер Дамблдор, и я пере­брал­ся в поместье Поттеров. Если ночевал в Литтл-Уингинге – в спальне. Чулан уже был занят домовым эльфом. А потом дом продали.
    – Второе. Почему тебе приходилось прятаться от Дадли и его приятелей? Они тебя обижали?
    – Нет. Наоборот, тётя поручила Дадли оберегать меня на улице. Он крепкий, высокий, а я – такой весь из себя ботаник, худенький, маленький, в очках, ещё и шрам дурацкий. Настоящий Маль­чик-Ко­то­рый-Еле-Вы­живает-Зато-От­бивает-Ава­ды-Мед­ным-Лбом!
    – Шикарная аббревиатура: «мкевзоамл». Даже скорее из двух слов: «мкевзо-амл».
    – Точно, для отбивания авад! Это с тобой я встретился уже откормленный, накачанный, без очков и шрама. Дадли для удобства старался затащить меня в свою компанию, а какие у меня с ними общие интересы? От нашего дома до библиотеки десять минут, но если я шёл с Дадли и его приятелями, это растягивалось иногда на час! Да, они меня охраняли, от них все собаки и хулиганы шарахались, но очень уж накладно выходило. А тут я ещё занялся действительно тайными делами.
    – Третье и последнее. Зачем было нужно покупать еду? Твоя тётя хорошо готовит. Тебя что, ограничивали?
    – И да, и нет! Тётя просто не знала, что магу надо больше еды, потому что часть уходит на магию. Если я ел больше обычного, она сразу начинала беспокоиться, здоров ли я. Это мы с Дадли однажды отличились. По ес­тест­во­зна­нию готовили на двоих доклад о гигиене. Мы умудрились в пробе земли углядеть под микроскопом яйца глистов, и даже их сфотографировали. Доклад прошёл на ура, мы хвастаемся тёте, а она с таким видом… ну, ты её знаешь… спрашивает: где землю брали? Ах, возле забора между нами и миссис Фигг? Тётя встаёт, и мы с Дадли понимаем – это конец! Приплыли… Не только вся семья получила порцию глистогонного просто для профилактики, но и старуха Фигг, и все её низлы. Если тётя что-то решит, от неё не отбрыкаешься. Коты долго на тот забор не лазили, а то сутками торчали, посменно. Тётя туда столько дезинфекции вылила – людям в нос шибало три месяца! 27
    – А как дядя Вернон тебя воспитывал?
    – Больше личным примером. Возилась с нами тётя, а дядя работал как про́клятый. Мы его по выходным видели. Для меня дядя Вернон был идеалом. Преуспевающий бизнесмен. Видный, сильный, рукастый – не только руководил производством дрелей, но и умело ими пользовался. Семья на первом месте. Интерес к финансам он нам нечувствительно вложил – то одно расскажет, то другое. Не специально, а к случаю. Но к восьми годам мы знали, что такое золотой стандарт, почём иена и где справляться о курсах, и тому подобное. В семейных делах ориентировались… Дядя, тоже к случаю, рассказывал об убытках и банк­рот­ствах из-за утечки информации. И задавал коварные вопросы: «Что может случиться, если кто-то посторонний узнает, где наш домашний сейф?» Мы не только знали, на что тратятся заработанные дядей деньги, но и понимали, что трепаться о семейных делах нельзя…
    – Умный он мужик всё-таки!
    – Умнейший! Я тебе не рассказывал… мы ещё не были помолвлены. Знаешь, как он стряс проценты за задержку моей стипендии и тётиного наследства, да ещё и штраф? Он сориентировался и быстренько, пока не вступил в наследство Аберфорт Дамблдор, подогнал в гоблинский суд телегу на его покойного братца. Дескать, по вине Альбуса Дамблдора были задержаны выплаты, да ещё всё было засекречено, получатели не знали, что им положено, а это создало условия, при которых могла пасть тень на деловую репутацию гоблинов! Просим суд квалифицировать действия Альбуса Дамблдора как организацию потенциального поругания гоблинской чести, из его хранилища заплатить нам проценты за задержку и штраф, из его же хранилища такую же сумму изъять как штраф в пользу гоблинов, и оттуда же взыскать судебные издержки. Тут очень тонко. Говорить, что честь гоблинов была поругана или затронута, нельзя. Ему бы ответили: «Вы думаете, что нашу честь так легко запятнать?» и больше никаких дел с ним иметь бы не стали. Но с такими формулировками, да с прибылью для Гринготтса, да за счёт мага, который со всей своей властью и дурными инициативами и без того гоблинов достал – всё проскочило. Мало того, суд зафиксировал прецедент, а заявление дяди включили как образец в программу гоблинских курсов для юрис­тов! Дядя у гоблинов после этого стал в большом авторитете. А в каком восторге была тётя!
    – А я ещё удивлялась, когда дядю Вернона пригласили на языковые курсы при Гринготтсе. Они же только для служащих банка, а для посторонних это знак большого уважения! Теперь понятно, почему через год Гринготтс последовал твоему примеру и начал инвестировать в маггловском мире через него. Какая у дяди сейчас доля в этой теме, процентов десять?
    – Уже почти двенадцать, а максимум – четырнадцать и три десятых, потому что таких инвесторов должно быть не меньше семи, и ни один не должен брать слишком много. Я слышал, что дядю представили к званию Друга гоблинов. А это, помимо всего прочего, другой уровень доступа к кредитам и страхованию сделок. А там, дай ему Мерлин, Почётным гоблином будет…
Конец
1  «Чёрный квадрат» (1915).  Назад
2  Англ. Her/His Majesty’s Ship (корабль Её/Его Величества). Назад
3  «Я повелеваю, чтобы», англ. “I command that”, сокращение “Icoth”. «Сие да свершится!», англ. “So mote it be!”, сокращение “Smib!” “Mote” – старинная форма глагола, соответствует совр. “might” или “may”. Назад
4  Англ. “perception”, от глагола “perceive”. Назад
5  Англ. “imperce” с немым гласным на конце, чтобы “c” звучало как в полной форме “imperceptible” («не воспринимаемый»). Назад
6  Англ. “finimperce”. Приставка отмены перед гласной «фин», перед согласной «фи». Назад
7  По-японски «пять иен» (五円, «го ен») звучит так же, как «удачный контакт» или «удачная связь» (御縁, «го-ен»). Поэтому монета в пять иен считается талисманом. Она специально выпускается с отверстием, чтобы её можно было носить на цепочке или кольце для ключей. Эту монету первой кладут в новый кошелёк, а также преподносят в дар в храмах, чтобы установить приносящую удачу связь с божеством. Назад
8  «Я там», англ. “I’m there”, сокращённо “I’mthe”, а потом “I’th”. В дальнейшем английские варианты аббревиатур приводятся нерегулярно. Назад
9  Для удобства чтения в дальнейшем диалоге опущены «япоч на этом листке… сидс!» и «на листке появился от­вет». Назад
10  Англ. “Thomas Marvolo Riddle” – “I am lord Voldemort” («Я – лорд Волдеморт»), лишние буквы “has”. Можно использовать две из них: “As I am lord Voldemort” переводится «Поелику я есмь лорд Волдеморт». У Роулинг юный Риддл для анаграммы пишет имя в краткой форме “Tom”; тогда лишних букв нет. Назад
11  Между 7.77 г и 7.78 г чистого золота. Для монет приняты большие пробы, от 900 и более. Диаметр монеты получается около 22 мм, толщина 1.5 мм (примерно как 3 копейки СССР, которые весили 3 г). Это старый стандарт. Именно такими были римские ауреусы императора Тиберия (времён Христа). Такими были английские соверены, десятирублёвки Николая II и червонцы СССР. Чуть более лёгкие (6.19 г золота) испанские пистоли и французские луидоры иногда звенели в кошельках Д'Артаньяна и его друзей. Назад
12  Мухр (mohur) – историческое название золотой монеты в Индии. Уточнение «мухр-дракон» по­яви­лось, потому что старый индийский и британский колониальный мухры содержали почти 11 г чистого золота. Назад
13  В справочнике дворянских фамилий Бёрка (Burke's Peerage Family Index) есть два Поттера с пометкой LG (Landed Gentry, нетитулованные землевладельцы, т.е., не лорды). Назад
14  Да, из тех самых, которые в оригинале Поттерианы так любил Дамблдор. Гуглить “Bassett’s sherbet lemons”. Назад
15  «…разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт!» М.А.Булгаков, «Мастер и Маргарита», гл. 24. Назад
16  В оригинале «цвет лайма», то есть, светло-зелёный с желтоватым оттенком (#BFFF00, ). Лимонные мантии колдомедиков – бред неквалифицированных переводчиков, путающих лайм с лимоном. Назад
17  Так по традиции называют Британскую библиотеку (British Library). Создана в 1972–1973 годах на базе библиотеки Британского музея и ряда других библиотек.  Назад
18  Гермиона пересказывает реальную историю, на которой основан роман «Граф Монте-Кристо». Назад
19  Англ.: Panda Roger’s crying loud. / What he’s crying here about? / He had heard a sound “Boo!” / And has fallen from bamboo! (Рус. и англ. стихи автора.) Назад
20  Остара – традиционный праздник весеннего равноденствия (20 или 21 марта, в 1989 году – 20 марта). Назад
21  Английский физик и молекулярный биолог, один из открывателей спиральной структуры ДНК и способа передачи наследственных признаков, лауреат Нобелевской премии по биологии 1962 года (совместно с Джеймсом Уотсоном и Френсисом Криком). Командор Ордена Британской империи (1962).  Назад
22  17 лет Луне исполняется 13 февраля 1998 года; свадьба на Остару, 20 марта. Назад
23  Ангел – от др.-греч. ἄγγελος [ангелос], рус. вестник, посланец. Назад
24  Гипотеза о возникновении жизни в одной точке космоса и её распространении оттуда по всей Вселенной. Назад
25  Быт 2:7. Назад
26  Быт 6:2,4. Назад
27  Единственный действенный способ уничтожения гельминтов в почве – продувка паром (через трубку с отверстиями и острым наконечником). Назад
  
  
  
Оценка: 5.00*25  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"