Конюшевский Владислав Николаевич: другие произведения.

Все зависит от нас (Книга вторая)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Все, вторая книга закончена и выправлена. Огромная благодарность Vlad02 ( однофорумчанину, земляку и отличному человеку, за помощь в правке книги) Книга вышла в сентябре. Тираж 10 000 экз. На сегодняшний день вместе с допечатками 25 000 экз.


Конюшевский Владислав Николаевич

Попытка возврата -2

Глава 1

   - Ххек!
   Бум!
   -Уй!
   Ноги Жеки, высоко взлетев в воздух, описали красивую дугу и он всей своей массой, смачно впечатался в зеленую траву. Да так и остался лежать, пытаясь продышаться. Я не замедлил прокомментировать:

Если вас ударят в глаз, вы невольно вскрикнете
Раз ударят, два ударят, а потом привыкнете.

   После этих слов, тело на земле несколько ожило и, не поднимаясь, показало мне дрожащую и невыразительную дулю. Это, наверное, значит, что не желают оне привыкать... А куда же ты денешься, родной?
   Евгений Козырев, окончив диверсионную школу под Астраханью, считал себя круче яиц и выше звезд, пока не попал к нам. Вообще-то он должен был войти в личный состав террор-групп Четвёртого Украинского фронта, но не срослось - как раз, во время проверки пополнения, там оказался Гусев. Поглядев на стрельбу бывшего курсанта, Серега, невзирая на возражения генерала Ордынцева, без долгих слов забрал чудо-стрелка с собой. Генерал возмущенно бухтел вслед, но против людей из спецгруппы ставки он не плясал, так что уже к вечеру, мы познакомились с новым снайпером нашего подразделения, который сразу заполучил себе позывной - "Змей". Потому, что стрелял, как герой из книги Фенимора Купера. Но Чингачгук, это слишком длинно, а вот Большой Змей - в самый раз. Правда, сразу решили, что двуспальная кличка для салабона, это чересчур жирно, поэтому убрали первое слово. Так Женька и стал просто Змеем. Но стрелял парень - действительно классно, даже лучше меня. И в остальном был неплох, только вот с рукопашкой, существовали некоторые напряги. Стандартная подготовка бойца террор-группы это конечно хорошо, но нашему уровню она не соответствовала. Поэтому срочно занялись подтягиванием новенького. Все понемногу. Сегодня, например, его дрессировал Марат, я же, валяясь возле дерева, наблюдал и комментировал.
   К плотным тренировкам новенького, удалось приступить только сейчас, так как у нас, наконец, наступило время отдыха. Группа всего три дня назад вернулась из удачного поиска, поэтому кто-то до сих пор отсыпался и отъедался, а свободные от сна и обжорства, гоняли молодого. Был бы выход неудачным, сейчас бы шли разборы и раздача плюх, но все прошло штатно, Скажу больше - такие рыбные рейды за передок, редко встречаются! Помимо стандартного капитана-связиста, приволокли еще штабного майора, который рассказал очень интересные вещи. Оказывается, после летнего и продолжающегося осеннего наступления Красной Армии, партайгеноссе Адольф впал в полную невменяемость. Правда, было с чего - фронт двигался очень резво и совсем не так, как это происходило в моем времени. К 10 сентября 1943 года мы уже освободили Нарву и Псков на севере, Радомышль в центре и Николаев на юге. Сейчас Прибалтийский фронт активно рубится в районе Витебска, а наш, нацеливается на Одессу. Так что, тревога господина Шилькгрубера вполне обоснована. Причем эта тревога приобрела такие размеры, что он решил - хватит Роммелю в Африках загорать, когда фатерлянд в опасности! И теперь, "Лис пустыни" лично прибыл на Восточный фронт, дабы исправить положение. Прибыл он естественно не один, а со всеми чадами, домочадцами и службой тыла. Так что скоро, наверное, придется лицезреть " Тигры", веселенькой желтовато-коричневой окраски.
   Вообще, фрицы к середине войны, подрастратили многое из своего легендарного аккуратизма, и теперь новые танки вполне могут не успеть перекрасить. Особенно после того, как 1 и 2 Белорусские фронты под Минском, основательно пощупали немчуру, за теплый, волосатый сосок. Так что теперь, у африканских героев не останется времени заниматься тюнингом техники, а сразу с колес их сунут в бой. Ну что ж, бывшие "львы пустыни", своей странноватой для наших мест расцветкой, будут очень хорошо выделяться на общем фоне остальных войск. Заодно и поглядим, чему они там, в теплых странах научились. Мне кажется, здесь их ждет крайне неприятный сюрприз - встреча с бронированным танковым кулаком Красной Армии, это вам не англичан вокруг барханов гонять.
   Кстати, при говорливом майоре был объемистый портфель с таким содержимым, ознакомившись с которым, командир нашей спецгруппы, полковник Колычев, еще позавчера, лично взялся сопровождать документы в Москву. Так что теперь, будучи оставленные без начальственного присмотра, мы откровенно балдели. Сначала просто отсыпались, а вот сейчас, показывали друг другу силушку молодецкую.

***

   Шум подъехавшей и остановившейся за нашей хатой машины, заставил приподнять голову.
   - Боец, где тут химики расположились?
   Голос невидимого пока крикуна, мне сразу не понравился, из-за сквозящих в каждом слове, барственно-начальственных ноток. Что ему ответили, не услышал но, поднявшись, стал оттряхиваться, потому что прибыл неизвестный по наши души. Блин! Под кого нас только не маскировали... И пехотинцами были, и летчиками, и саперами. Сейчас вот, уже недели три, с тех пор как прибыли в эту деревню - считались химиками. Хорошо еще фамилии в документах оставляли прежними, а то бы уже давно не только немцев запутали, но и запутались сами.
   Из-за угла показался "ХБВ" он же ГАЗ-64, с гордо восседающим лейтенантом и двумя солдатами. Увидев нас летеха не торопясь, вылез из джипа. Мельком оглядев рассупоненных и тяжело дышащих пацанов, он обратился ко мне:
   - Эй, капитан, мне нужен
   тут он сверился с бумажкой
   - Шарафутдинов Марат Ильдарович.
   Мда, давненько меня, "эй капитаном" не называли... Правда, сразу предъявы оборзевшему в корень летехе, кидать не стал, уже сообразив, с какой конторы он к нам явился, а вежливо попросил:
   - Вы товарищ лейтенант представтесь, а потом поговорим.
   Криво ухмыльнувшись, тот сунул мне под нос красную книжечку с надписью СМЕРШ. Хм, похоже, орелик из штаба армии - в штабе фронта, ребята из этой же организации в основном знакомые, да и таких нахальных не встречалось. Наверняка - новенький из шестого отдела... Теперь видимо, по задумке контрика, мне надо сильно-сильно испугаться и виляя хвостиком, быстренько доставить Марата в его белы ручки. А анкер в корму не хочешь?
   - Товарищ лейтенант, покажите пожалуйста удостоверение, в развернутом виде.
   Особист, аж задохнулся от возмущения. Правда орать не стал, а ткнул раскрытой "корочкой" мне в лицо и тут же ее убрал. Нервный какой. А ведь я, ничего сногсшибательного от него не требую. Этот козлик, наверное, из той части свежего пополнения, которое подсобрали с тылов для усиления армейской контрразведки. Они понадобились, потому что ввиду приближения фронтов к старой границе, ожидается резкое возрастание разного толка националистических элементов в тылах наступающей армии. Да и вражеских разведчиков всех мастей тоже хватает, так что все старички будут заняты оперативной работой. А новеньких, тех что потупее, пока использовали по принципу - подай то, принеси это и пошел на фиг. Вот как этого лейтенанта, который до сих пор живя гражданскими понятиями, еще не уловил разницу между человеком у станка и человеком с ружьем. Но это ничего, такие быстро обламываются...
   - Товарищ лейтенант, давайте проедем во-о-он к тому дому.
   - Что, Шарафутдинов там?
   - Там, там - я кивнул - все там.
   Подмигнув мужикам, запрыгнул в машину и мы покатили к хате, где располагались наши связисты. А самое главное, там был сейф, в котором хранилась моя мощная бумага порученца. Сейчас ее возьму и начну строить этого щегла. Можно конечно обойтись и без корочек, но это чревато травмами различной степени тяжести, для приехавших контриков. Добром они не успокоятся, а я уже догадываюсь, почему они Марата ищут.
   Еще неделю назад он письмо получил из дома. По очень туманным намекам понял, что его дядю, работающего в КБ на заводе - загребли. Вот теперь гэбисты и отрабатывают родственников. А мне на фиг не надо, такого подрывника терять, да и вообще... Этот парень, мне давно как родной стал, так что, хрен его чекистам отдам. Пусть хоть до Берии дело доводят. Тем более, что сам Лучший Друг Советских Шахтеров, в свое время сказал, мол сын за отца не отвечает.
   Вообще, усатый вождь стал потихоньку утомлять. Вроде вменяемый мужик, но ему очередной раз моча в голову, вместе с горшком влетела. Говорят, cнова потихоньку пошли аресты отпущенных было умельцев. Правда, их сажали не в лагеря, а в специально создаваемые "шарашки". Причем, блин, сажали за невосторженный образ мыслей. Дескать, ругают советскую власть. А чего им ее хвалить? Вместо того, чтобы знания по специальности совершенствовать, они лес в тайге валили. Как жареным запахло, их поотпускали. Причем, как будто, так и надо - посадили с дикими обвинениями, потом отпустили со странными оправданиями. Теперь вот, на фронтах выровнялось и опять что ли стали народ гнобить? Тоталитаризм с одной стороны хорошо, но вот с другой - смотря какой диктатор, во главе государства окажется. У Виссарионыча, например, на старости лет, различные мании и фобии, похоже, в конец разбушевались...

***

   Под эти мысли, подъехали к расположению связистов. На крыльце стоял Гусев, важный, расслабленный и довольный жизнью. Ночью он отделился от коллектива и предавался развратным действиям с певичками из бригады фронтовой самодеятельности, поэтому сейчас был похож на утомленного мартовского кота. Щурясь на солнце, он лениво лузгал семечки и только вопросительно поднял бровь, увидев меня в столь странной компании.
   - Здравия желаю товарищ майор!
   Серега так удивился официальному обращению, что подавился семечком и закашлялся. Прокашлявшись, возмущенно спросил:
   - Ты чего тут, под руку орешь?
   - Да я не ору. Просто вот смежники пожаловали. Шарафа арестовать хотят. Так что давай в хату - разбираться будем.
   Лейтенант во время разговора стоял, недоуменно крутя головой. Видно, слова о смежниках, заставили его слегка напрячься. Я тронул СМЕРШевца за рукав и показав на дверь предложил:
   - Ну что военный, пойдем, поговорим.
   Сержант и рядовой, приехавшие с наглым контрразведчиком, сунулись было следом, но их тормознул Покатилов, который занимался охраной наших "маркони":
   - Так, бойцы. Вы - на месте. Ничего с вашим командиром не сделается.
   Спорить с ним, те не рискнули. Видно, тоже почуяли необычность ситуации. Летеха только головой дернул, но права качать не стал и вошел в дом.
   Вышел он мокрый и взъерошенный. Сначала я показал ему свою ксиву и поставил раком, то есть по стойке смирно. Потом, мы связались с генералом Левиным, начальником контрразведки фронта. Он был один из немногих, кто знал, чем наша группа занимается. Обрисовали положение. Генерал, оказывается, был не в курсе того, что его подчиненные, в нашу сторону, такую бочку покатили, хотя с его стороны, это косяк сильнейший. Ведь именно Левин должен был прикрывать и курировать нашу группу со стороны СМЕРШ. Предчуствуя неминуемое вставление кола от земли до неба, генерал молниеносно провел расследование и уже через двадцать минут, все выяснилось. Оказывается, имела место случайная, хотя, как выразился перенервничавший главный контрразведчик фронта - "преступная" накладка. Просто не в меру ретивый цирик из штаба армии, получив бумагу на Марата, и не обратив внимания на спецпометку в личном деле, решил сделать превентивный арест. Так сказать, для подстраховки. Вот и заслал своего подручного, брать Шарафа, как будто тот, блин, всю жизнь немецким шпионом проработал. Ретивому, я теперь не позавидую и, чем для него все закончится, даже предположить не могу, а вот летехе, за непочтительное отношение к старшим по званию, просто дали по зубам и отпустили с богом. Правда для начала, Гусев его запугал до мелкой тряски. Даже расписку взял о неразглашении. Контрик, на гражданке, видно совершенно не представлял, что в действующей армии с ним может приключиться такой конфуз, поэтому расписку написал без звука, да еще и благодарно поглядывая на нас. Ну, правильно - сначала, он послушал в трубке маты начальника следственного отдела СМЕРШ, а потом, я, предложил для сохранения военной тайны, его самого превентивно арестовать и как следует расспросить, а не работает ли он на румынскую Сигуранцу, с целями ослабления особой группы ставки. Добавив, что для Абвера лейтенант слишком тупой, а для румын - в самый раз такой агент будет. А после допроса, опять-таки, во избежание распространения информации, изолировать контрразведчика на неопределенное время, тем более, такие полномочия у нас были. Так что лейтенант, после прощального пинка, пулей заскочил в свой ХБВ и унесся совершенно счастливый, что так легко отделался. Мы с Серегой переглянулись, наблюдая за суетливым бегством представителя карательных органов и заржали.
   - Наградил же бог фамилией!
   Гусев даже прослезился от смеха
   - Задрыгайчик... Воистину задрыга и скачет зайцем.
   А до меня дошло нежелание незваного гостя, демонстрировать мне свое удостоверение в раскрытом виде. Этот хмырь собственной фамилии стесняется. Ну так - поменял бы ее что ли. Хотя с другой стороны, я вспомнил, как купец Желтобрюхов с похожей проблемой к одному нашему царю обратился. Тоже хотел поменять фамилию. Ну и стал не Желтобрюховым, как был, а с легкой царской руки - Синебрюховым. Лейтенант видно решил в данном вопросе судьбу не испытывать...
   Хотя смех смехом, но вот симптом тревожный. Причем лично для меня. Одно дело слышать, что где-то кого-то замели, и совсем другое, когда вот так, ни за что - пытаются забрать твоего кореша. Тем более, не зря говорят - чем выше взлетишь, тем больнее падать. У меня же взлет - круче некуда. Очень мало кто может похвастать, что с Верховным, чаи гонял. Значит, как только надобность в пророчествах отпадет, то ждет товарища Лисова, в лучшем случае, дорога дальняя, казенный дом. Причем это в самом лучшем случае. А вернее всего, шлепнут во внутренней тюрьме, во избежание так сказать распространения информации. Виссарионыч сантиментами не страдает, да и добра, как я уже успел увидеть - не помнит. У него все направлено на достижение цели. Жить после таких правителей хорошо - страна получившая мощный пинок, находится на подъеме, но вот жить во время их правления, как-то страшновато.
   А ведь поначалу, он мне сильно понравился. Прямо в натуре - отец народов. И к аргументам прислушивался. Ведь дал приказ, отпустить практически всех политических, необходимых для восстановления обороноспособности государства. Так что же он - по новой начал? Базара нет, именно Сталин вытянул СССР из той жопы, куда его столкнула война, но она уже движется к завершению. Даже сами немцы, после того как перемололи их лучшие танковые части под Масловкой, уже не верили в победу. Так что, до конца войны осталось гораздо меньше чем полтора года. Если все такими темпами пойдет, то к концу лета сорок четвёртого фрицев добьем. А дальше что? Я про те времена толком не знаю, но краем уха слышал, что после войны опять активные чистки начались. Это наверное, чтобы людей, своими глазами видевших изобилие Европы слегка охладить и свое место указать. Выходит, уже пора думать, как бы самому под раздачу не попасть. Хотя сейчас, я еще в фаворе. Последняя встреча с верховным, хоть и прошла скомкано, но кое-какую информацию к размышлению ему все-таки подкинул. Так что в ближайший год, надеюсь, брать за цугундер меня не будут.
   - Ты чего загрустил вдруг?
   Тычок в плечо отвлек от невеселых мыслей.
   - Да понимаешь Серега, что-то вот, о будущем задумался
   - А что тут думать, немца победим, эх как заживем!
   Майор изобразил довольную морду и причмокнул губами.
   - В том то и вопрос, как заживем... Марата то, за что повязать хотели?
   Гусев, сыграв желваками, очень странно взглянул на меня, но уже через секунду став прежним развеселым головорезом, с улыбкой ответил:
   - Но ведь не повязали? Так что друг мой лепший не журись, я сказал - заживем, значит заживем!
   Тут дальние разрывы, отвлекли нас от этого довольно странного, на мой взгляд разговора. Интересно - что Сергей хотел этими словами сказать? Но уточнить не получилось. Майор сделал вид, что полностью поглощен немецкими самолетами пытающимися бомбить какую-то цель километрах в трех от нас. Я тоже стал разглядывать пикировщики, которым вообще-то было уже не до бомбежки. Последнее время, вражеские самолеты мы вообще видели редко. Это им не сорок первый. Теперь с "Мессерами" и "Фоккерами" на равных дрались "ЯК-3" и "Ла-7". Да и наземное зенитное прикрытие было на высоте. Так что самолеты люфтваффе, спускали на землю быстрее, чем их успевали производить. Ну и конечно же - с горючим в Германии была огромная напряженка. Вот и сейчас, из звена "Юнкерсов" пытающихся чинно отбомбиться по русским, одного уже завалили с земли, а на перехват удиравших во все лопатки остальных, с севера заходило несколько маленьких точек, которые наверняка были нашими истребителями.
   Тут дверь открылась и на крыльце появился Мишка Северов.
   - О, Илья, ты здесь! А я тебя искать уже собрался. Там шифровка пришла. Видно, опять в столицу вызывают... Пойдем, распишешься.
   Расписавшись и прочтя послание, я удивился. Блин! Действительно, вспомни черта... Прозорливый Мишка оказался прав - надо лететь в Москву. Связавшись с транспортниками и выяснив, когда идет ближайший попутный борт, я поплелся в каптерку переодеваться. В полевой х/б хождение по первопрестольной конечно не возбраняется, но вид не тот. Поэтому напялив свой китель с подполковничьими погонами и фуражку, я глянул на себя в большое зеркало от трюмо, которое где-то умыкнул домовитый каптерщик. Мда, непривычно... Хотя конечно, вид стал гораздо солиднее. Такому важному дяде, Змей бы уже поостерегся дули крутить. Даже морда стала как будто шире, из-за высокого воротника подпершего подбородок и во взгляде появилась начальственная искра. Хотя, какая в дупу начальственная? Люди с таким званием, как минимум полками командуют, за тысячи жизней отвечают. А я его получил, после переаттестации из гэбешных званий в армейские и до сих пор себя так и ощущал - максимум капитаном. А уж чтобы за тысячи людей отвечать - увольте. Только за свою разведгруппу. Ну да - каждому свое, поэтому, накинув на плечи плащ-палатку, чтобы не нарушать режима секретности, двинул на выход. Там уже стояли наши мужики и прежде чем запрыгнуть в "Виллис", я, принял заказы на подарки. В основном, народ, требовал папирос фабрики Урицкого, целлулоидных подворотничков для форса, заводских вставок под погоны, ну и прочего по мелочи.
   - Вы мне блин, еще список дайте! Как там?

Двум невесткам по ковру,
зятю заячью нору,
а сестре плевать чего,
но чтоб красиво!

   Ребята эту песню уже слышали, потому рассмеялись и похлопав друг друга на прощание по плечам, я, наконец покатил к летчикам. Правда, когда прибыл на аэродром, выяснилось, что торопился зря. Часа три проторчали, ожидая двух генералов из штаба армии. В общем, пока прилетели в Москву, был уже глубокий вечер. И хрен мне дали очухаться с дороги, удавы траншейные! Сразу пригласили в машину и покатили в известном, до оскомины, направлении. Так что уже через сорок минут поправив фуражку, сделал три строевых шага и вскинув руку к виску сказал:
   - Здравия желаю товарищ Сталин!
   - А, товарищ Лисов! Проходите Илья Иванович, садитесь.
   Верховный был подозрительно доволен и весел. Он что, рассчитывает на очередной прогноз? А хи-хи не хо-хо? Нечем мне тебя обрадовать.... Но, похоже он и не ждал, что сейчас начну пророчествовать. Наоборот, только я сел, сам стал говорить:
   - Вы помните, когда в январе сорок второго, у товарища Берии отмечали на карте, возможное нахождение различных месторождений?
   Ну еще бы не помнить. Два дня тогда просидел вспоминая все МПИ которые были известны. Не зря же на геофизика учился, кое-что в голове осталось. Что-то указывал приблизительно, что-то на мелкомасштабных картах достаточно точно. Особенно помню, тогда все удивились тому, что на территории СССР алмазы должны быть. Даже поругался со специально приглашенными для консультации геологами, доказывавшими, будто они, все уже еще в конце тридцатых прошерстили и ни фига не нашли. Точного же местонахождения кимберлитовых трубок я не помнил. В памяти крутилось только название реки, то ли Льяха, то ли Дьяхта. А там этих рек столько.... В общем погавкавшись с поисковиками, карты сдал и со временем об этом не то что забыл, но как-то все ушло на второй план. Тем более что нефтяные, бокситовые и урановые месторождения указал достаточно верно. Проводи съемку, оценивай да и закладывай предприятия.
   Так что на вопрос Сталина ответил утвердительно. Тот раздул усы в улыбке и выложил передо мной плоскую деревянную коробку.
   - Посмотрите, что внутри.
   Откинув крючочки, раскрыл футляр. Там, на черном бархате лежало штук шесть образцов алмазов и 2 бриллианта. Причем все были здоровенными. В каратах не скажу, я все-таки не ювелир, но на глаз, как ноготь большого пальца алмазы и чуть меньше бриллианты.
   - Нашли все-таки?!
   - Да Илья Иванович, нашли. И не только это. Так что есть мнение - за выдающуюся помощь нашим советским геологам, внести вас в список лауреатов Сталинской премии.
   Нихренаськи себе! Это же сто штук! А если усатый говорит: "есть мнение" - значит он уже все решил. Только вот, где я такие суммы тратить буду? Тут обычного денежного довольствия скопилось за это время столько, что самолет купить могу. Ну да от бабок, никто еще не отказывался, поэтому ответил сообразно ситуации:
   - Служу Советскому Союзу!
   Потом верховный начал трендеть о том, что эти цацки вовсе не украшения, а алюминий для наших самолетов, новая броня для танков и продовольствие для страны. В общем двинул целую речь. Между делом, поинтересовался, не хочу ли еще чем-нибудь его порадовать, их своих предсказаний? Говорить было нечего, так я и ответил. Сталин сожалеющее покачал головой и наконец отпустил, дальше тащить службу, добавив, что о дате вручения премии известят дополнительно. После этого, молчаливый водитель отвез меня домой.
   Там была бурная встреча с Селивановым. Он решил пойти по стопам своего отца и уже доучивался в институте. Тем более на фронт, с третьего курса уходил, так что восстановился и продолжает грызть гранит науки. На костылях Игорь передвигался очень шустро, не то что в прошлый раз и помимо учебы подрабатывал в какой-то конторе учетчиком. Только вот худой стал. Ну да - на карточки не сильно разожрешься. Поэтому, отделив денег на заказы мужиков, остальные незаметно сунул ему в карман шинели. С утра, с совершенно квадратной после вчерашнего головой, проскочил по магазинам. По пути, полюбовался на девушек не в форме, а в платьицах и после обеда уже дремал, привалившись к квадратному иллюминатору "Дугласа".
   А еще через неделю, бодрый и подозрительно деятельный Колычев, вызвав к себе, поставил какую-то нереальную задачу. Начал издалека, поинтересовавшись тем, что мне известно про Измаил. А я знаю только, что его Суворов с чудо-богатырями брал... Ну и, что его румыны сейчас в хороший укрепрайон превратили. На этом знакомство с сим населенным пунктом заканчивается. Отвечал я очень односложно, надеясь - авось пронесет, так как сразу представил себе местонахождение города на карте и его удаленность от линии фронта. А самое главное, зная, как именно там расположились мамалыжники, пребывал в недоумении - неужели командир нас в окрестности этой старинной крепости забросить хочет? Что сейчас можно в районе Измаила разведывать, совершенно непонятно. "Глубинники" из разведуправления, достаточно хорошо все разнюхали а к подходу линии фронта, там все может десять раз поменяться... В конце концов, все эти мысли и вывалил командиру.
   Иван Петрович только головой покачал, поняв, что именно меня напрягает и поэтому начал говорить более конкретно, без подходов издалека. Оказывается, мы понадобились, чтобы вытащить агентурного разведчика с очень ценными сведениями. Он умудрился добыть часть схем новейшей модификации "ME-262". А самое главное, у него были доработанные чертежи двигателя. У наших например, никак нормальный мотор сделать не получается.. Я еще год назад рисовал силуэты 262 и 163 "Мессера", известные мне по компьютерной игрушке. Даже наш "МиГ" нарисовал, тот, который с большой дырой в фюзеляже спереди. Конструкторы идею мусолили, но все упиралось в движки. А тут такой подарок от фрицев! Правда подарок оказался с изъяном. То есть, чертежи может и хороши, но их еще доставить надо. Вся заминка в том, что на хвост нашему разведчику упало гестапо и он начал сваливать. Его связник передал только то, что агент будет сидеть в Измаиле и указание как с ним связаться. После чего, все донесения прекратились. Так что сейчас вообще ничего не известно. Может его там и не будет, но упускать такой шанс нельзя.
   - Товарищ полковник, а чего "тихоню" вообще в Измаил понесло? Аж с Чехословакии? Другого места выхода не нашел? До того же Тернополя гораздо ближе...
   - Он там до войны жил, поэтому город хорошо знает. А по цепочке уходить было нельзя. Гестапо именно по ней, на него вышло. Так что обрубил все хвосты и ушел сам.
   - Ну и послать туда людей из террор-групп. Они ребята шустрые, его в миг вытащат.
   - А вы, что - вялые? И вообще отставить пререкания товарищ подполковник!
   - Капитан...
   - Что?
   Колычев недоуменно уставился на меня.
   - Иван Петрович вы же сами вводили режим секретности. А исходя из него - я капитан. Или он уже отменен? Тогда виноват, товарищ Комиссар Государственной Безопасности третьего ранга!
   - Кхм... Ты Илья меня не лови. И так голова кругом идет. Думаешь, я не понимаю, на что тебя посылаю? Но задание надо выполнить, кровь из носу. А другим поручить не могу, элементарно потому, что оно трудновыполнимое. Только людей положим, ведь у них подготовка совершенно другая. Не в лесах, в городе надо будет действовать. А ты у нас везунчик.
   - Ага - поэтому в каждой бочке затычка. Как что по дерьмовей, так Лисова вперед запускают. Это вообще ГРУ дело, вот пусть они у себя везунчиков ищут...
   Последнюю фразу я пробурчал себе под нос, но командир услышал и вспылил:
   - А вы тут, по бабам в это время бегать будете? Одно дело делаем. Но если вы товарищ Лисов отказываетесь, то можешь идти на хер! Что смотришь? Иди, иди. И Пучкова ко мне вызови. Ему буду задачу ставить...
   Мда... как-то странно у нас разговор пошел. У меня с утра голова болит, поэтому бурчу, а Колычев то - чего яриться? Кто его так накрутить успел? Но ситуацию надо выруливать, поэтому поправив пилотку сказал:
   - Виноват тащ полковник. Готов к выполнению задания!
   Тот видно тоже, почувствовал себя неудобно, поэтому махнув рукой предложил:
   - Ладно, доставай свои столичные, и продолжим...
   Выложив пачку "Герцеговины Флор", присел на стул и стал внимательно слушать...

***

   В общем, для выполнения задачи мне дали зеленый свет, со всех сторон. Нас и раньше не зажимали, но в этот раз, все решалось вообще моментом. Без звука, сняли с подготовки своего задания "невидимок" Клима. На них пал выбор, потому что ребята у него были достаточно обросшие и лучше всех подходили для изображения из себя полицаев. У некоторых даже шикарные чубы присутствовали, и пока ретивые медики в целях борьбы с бекарасами, еще не успели обрить всех "под Котовского", я этих бойцов урвал себе.
   На всех нашли форму и гражданку, именно какую затребовал. А она не абы какая подходила. Решил, основная группа, будет косить под фартовых. Небольшую такую бандочку, которая отходит на запад вместе с фронтом. Дали двух проводников, достаточно хорошо знающих Измаил и окрестности. Причем, как я и заказывал - женского полу и посимпатичней. Парочка передвигающаяся в городе под ручку, вызывает гораздо меньше подозрений, чем толпа угрюмых мужиков. Всем выдали железобетонные аусвайсы. Настоящие, немецкие, а не подделку наших умельцев. А самое главное скорость, с которой все было проделано! Чуть больше суток прошло, а группа была уже полностью готова. Когда выходили к машине, Гусев подошел к нам и ткнув меня кулаком в грудь сказал:
   - Удачи мужики.
   После чего круто развернулся и зашел в хату. Обиделся наверное, что Пучков идет, а он нет. Но насчет него Колычев попросил, чтобы я Серегу не соблазнял. Он ему здесь нужен будет. Через полчаса были на аэродроме, а еще через час, над дверью загорелась зеленая лампочка и один за другим мы вывалились в черную, непроглядную тьму.

Глава 2

   - Точу ножи, ножницы! Кому точить ножи, ножницы!
   Визгливые крики самозатачивающегося коробейника уже достали. Народ на барахолке тихонько торговался, не нарушая приличий, только этот станочник, вопит как резанный, как будто он один заработать хочет. Мы со Светулей, чинно двигались по периметру площади, на которой был этот блошиный рынок. Я весь из себя, в начищенных сапогах гармошкой, необъятных штанах и модной кепочке, куртуазно сплевывал шелуху от семечек и иногда что-то говорил на ухо своей спутнице, от чего та жеманно хихикала. Да и Светочка не подкачала. Гордо несла себя через толпу, брезгливо обходя конские кругляши, попутно стреляя накрашенными глазками налево, направо. Так что, пока замечательно вписываемся в пейзаж.
   Одна загвоздка. Возле стены, на которой налеплены десятки объявлений, намертво расположились четверо полицаев и уходить вовсе не собирались. А нам, как раз, к этой стеночке надо. Где-то, среди этой кучи бумажек, прячется то, что нам необходимо. Объявление о продаже скрипки без смычка. Тот адресок, что в нем написан и будет местом, где наш "Штирлиц" сейчас прячется. Правда, позывной у него не "Алекс", как у легендарного Тихонова, а - "Вилли". Когда он когти рвал, то еще не знал, где именно в городе остановиться, поэтому такие сложности с адресом и возникли. А эти долбаные полицаи, торчат возле объявлений, как хрен среди пустыни, уже больше часа. Нам тоже тут долго маячить - резона нет. И так третий круг наматываем. От семечек язык щиплет. Да еще я, бдительность потерял и в лошадиное дерьмо, своим начищенным сапогом влетел. Конфуз вышел перед дамой...
   Но ведь только подойдем к стенке, эти хмыри от нечего делать - обязательно привяжутся. Документы у нас конечно хорошие, только эта полиция, сильно современных ментов напоминает, которые и к столбу докалупаться могут. Почесав репу, решил слегка ускорить события. Поделился планом со Светиком. Та кивнула, заливисто рассмеялась, и игриво шлепнула по плечу. Глаза у нее правда, были холодные и совершенно серьезные. Ну, вот и добре.
   Дефилирующей походкой, направились к четверке блюстителей порядка. Шагов за пять, они заметили, незваных гостей и прекратили разговор, удивленно уставившись на борзую парочку. Элегантным движением убрав с губы шелуху, я приблатненно растягивая слова, начал разговор:
   - Здоровеньки булы - хоспода полицаи!
   Самый толстый и видно главный, смерив меня взглядом, соизволил ответить:
   - Ну и ты не кашляй. Чо надо?
   - А дозвольте поинтересоваться, вон в том кинотеатре, что за фильму крутят? А то афишка висит, а я по герьманьски не разумею. Вы сразу видно - чоловики культурные, могет подскажите?
   Полицаи посмотрели в сторону кинотеатра, потом на меня и дружно заржали.
   Я сделал вид, что обиделся:
   - Ну и шо тут, в моей фигуре, вы нашли смешного?
   - Да ты паря - лапоть. Там же ясно написано - нур фюр дойче. Тильки для нимцев. Так шо ничо у тя не выйдет.
   - Тю! Жалость какая. А я марушку свою, хотел до фильму сводить. Она жуть как про любовь любит. Да и я тоже на Лили Марлену, еще бы разок взглянул. М-м-м-м... Шикарная баба!
   Я закатил глаза и тут же заполучил сумочкой по башке.
   - Тьфу на тебя! Вертиховост! Вы на него посмотрите! Мало ему обычных девок, так он еще на киношную вздыхать задумал!
   Светка была бесподобна. С непередаваемым южнорусским говором, она призывала на мою голову различные кары небесные, попутно обвиняя во всех грехах. Четверо зрителей веселились вовсю. Да и со стороны, народ начал подхихикивать. Сделав вид, что разозлился, грубо пихнул напарницу в сторону
   - Ты не лезь, когда мушшины говорят! Не нравиться - вон в сторонке постой.
   И уже обращаясь к полицаям продолжил:
   - Так вот, я таких щикарьных женьщин не видал. Какие бедры! Какой бюст! Ну, вы меня разумиете?
   Те еще как понимали и быстро включились в обсуждение фееричных форм немецких актрис. Светлана тем временем, обиженно дуясь, стояла носом в объявления. Потом, достав платочек начала им обмахиваться, лениво поглядывая по сторонам. Так, пора закругляться. Быстренько свернув разговор, попрощался с развеселыми предателями. Только когда уже уходил, толстый меня окликнул:
   - Эй, паря!
   и дождавшись когда я повернусь, продолжил
   - смотри мазурик, попадешься на воровстве не посмотрю, что ты такой душевный. Мигом в лагерь спроважу.
   А глазами, сука, так и сверлит. Как будто несколько секунд назад и не хохотал.
   - Та вы шо, господин начальник? Сеня Жук, всехда был чист перед законом!
   И гордо подхватив напарницу под ручку, быстренько отвалил.

***

   Ффух! Похоже, не зря мы под блатных косили. Да и дураков среди полицаев, уже мало встречается. Особенно когда они городские. Правда, сейчас какой-то уж чересчур умный попался. Но пока, толстый нас заподозрил только в том, что на его территории, воришка новый организовался. А урка, по умолчанию никаких дел с партизанами или с подпольем иметь не будет, тем более что подполья в этой дыре нет. Так что, с политической стороны - я совершенно чист. С уголовной же, буду его интересовать, когда он меня на горячем прихватит. Поэтому и отпустил гастролера, даже документы не проверив, чтобы не вспугнуть раньше времени, все равно мол - никуда не денется. От этих мыслей отвлек вопрос Светланы:
   - Ты видел как он на нас смотрел?
   - Видел...тот еще волчара. Чуть дырку не провертел. Пялился, как будто опер.
   - А он и есть опер. Я только этого кабана, сразу не узнала - растолстел сильно. Но до войны он точно в милиции работал.
   - Блин! Тебя он узнать не мог?
   - Нет. Мы же не сталкивались раньше, да и я с той поры очень изменилась...
   По-новому глянув на свою напарницу, спросил наугад:
   - Школу, перед войной закончила?
   - За год до начала...
   Мда... выходит девчонке сейчас двадцать лет. А я ей не меньше двадцати пяти бы дал. Видно, тоже досталось хорошо... Только вот на местную, она не очень походит. Слишком чисто по-русски чешет. Спросил ее и об этом. Напарница ответила, что в тридцать шестом их семья ушла из Измаила за кордон - в Одессу. А в сороковом опять вернулись. Понятненько... Значит вместе с нашей армией, когда у Румынии город назад отобрали, они и пришли обратно. Правда, дальше уточнять не стал, опасаясь показаться чересчур любопытным. Щелчком выкинув назад окурок, оглянувшись, увидел Пучкова с Галкой, которые шли следом, по другой стороне улицы. Леха, увидев мой взгляд, почесал бровь, давая понять, что от рынка за нами хвост не прилепился. Ну вот и славно.
   - Далеко до адреса?
   Света с тоской посмотрела вокруг и ответила:
   - Нет. За поворотом будет разрушенный дом, а от него вниз по улице до конца.
   Интересно, чего она так вздыхает? Хотя, в общем-то, понятно - в этом месте выросла, а теперь тут опять, фрицы с румынами хозяйничают. Причем, когда предложил барышням навестить их родных, живущих здесь, обе отказались, сказав, что родители погибли. Ну я и не стал копать дальше - может и вправду погибли, а может у них легенда такая. Девахи то - с военной разведки, а у них, так же как и у нас, кто есть кто - хрен разберешь. Скорее всего, она такая же Света как и я Сеня. Но город знает хорошо. За поворотом действительно были обломки кирпичной четырехэтажки и улица начинала спуск к реке. Одна из стен дома сохранилась и проходя мимо нее Светка как-то мимоходом сказала:
   - В этом доме мы и жили...
   Блин! Выходит про родителей - не легенда. Я только руку ее сжал покрепче. А что тут еще можно сказать? Да и не знал, как эту, в сущности еще соплюху, которая и Крым и Рым прошла, утешить можно. Нет таких слов... А еще минут через пять она взглядом показала на деревянный трехэтажный дом. Квартира номер семь, судя по всему, на третьем этаже должна быть. Интересно, какое окошко? Правда нам, в общем то без разницы. Сорок восемь утюгов и самовар - знак того, что явка провалена, ни на одном подоконнике не стояли. Хотя, это я так неудачно пытаюсь шутить. На случай провала, вообще никаких сигналов не предусматривалось. Наш агентурный, сюда вообще на арапа сбежал, даже не зная где остановиться. Так что, какие уж тут сигналы... Не торопясь, прошли мимо дома. Подавив желание, зайдя в подъезд и постучаться в квартиру, спросил:
   - Света, тут до ночи где-нибудь можно перекантоваться?
   Та задумалась и ответила:
   - Сейчас даже не могу сказать, кто из надежных товарищей в городе остался. Много времени прошло. А со временем люди сильно меняются. Вон, как тот милиционер...
   - А на природе?
   Несколько секунд она задумчиво морщила лоб, а потом обрадовано воскликнула:
   - Ой, действительно, можно в плавнях пересидеть. У нас там с детства, место секретное было. И недалеко отсюда!
   До секретного места действительно оказалось недалеко. Через двадцать минут, мы уже вползали в уютную пещерку под обрывистым берегом, густо заросшим ивами.
   - Да здесь хоромы!
   С удовольствием оглядевшись, при свете извлеченной из-под деревянного топчана свечки, только руки потер. Но почти сразу, озаботился другим вопросом:
   - Интересно, ваше секретное место, пацаны местные не разнюхали?
   Галка, мотнув головой, отвергла это предположение
   - Нас только пятеро про эту пещерку знало. Я, Света и еще трое мальчишек. Мы здесь, они на фронте. Да и свечку, я сама прятала. Найди кто - ее бы на месте не было.
   Ну, вообще-то логично. Значит можно спокойно отдыхать. Такую команду и отдал, добавив:
   - Через три часа, комендантский час начнется. А выдвигаться будем, в час ночи. Вы девчата здесь посидите. Ждете нас до пол третьего. Не вернемся - уходите из пещерки и в каких-нибудь развалинах, ждите окончания комендантского часа. По утру, идете на соединение с группой Клима. Ему доложите, что дескать спеклись ребята и сюда можно никого больше не засылать. Приказ ясен?
   Все синхронно кивнули. А еще через десять минут, выставив Леху первым в охранение, завалились спать...

***

   Хорошо, что здесь собак не держат. Хотя может, раньше и держали, только вот фрицы, как упыри какие-то, все норовят гавкающего сторожа дома пристрелить. Жители при виде оккупантов обычно молчат в тряпочку, только псины, до конца сопротивляются чужому нашествию. Вот и не осталось в подворьях "звонков". Поэтому, до нужного адреса, добрались в полной тишине и без приключений. Только один раз в палисаднике пересидели, пока румынский патруль не прошел мимо. Позже, нырнув в кусты возле сарая, начали оглядывать темные окна. Тихо, похоже - все спят. Или светомаскировка хорошая. Только вот, где нужное нам оконце?
   - Так Леха. Ну-ка, осторожненько разнюхай, куда окна от седьмой квартиры могут выходить.
   Пучков кивнул и проскочив вдоль стены, нырнул в подъезд. Через пару минут вернувшись, показал пальцем:
   - Скорее всего, вон то, на торцовой стене и два сзади.
   Понятненько... Может это и глупо, но по-человечески подняться и просто постучать, меня еще днем не тянуло. И предчувствий вроде никаких не было, а вот не хотелось и все. Наверное, во всем виновата масса фильмов про шпионов и подпольщиков, которые в детстве пересмотрел. Теперь, прямо так и видел, что дверь открывается, а из квартиры в морду, несколько стволов смотрит. Оказаться на месте Плейшнера, совершенно не тянуло. Как там в анекдоте было - " Профессор седьмой раз выпадал из окна, а яд все не действовал"... Мда, тем более яда у меня не было, а картинно выбрасываться с третьего этажа в кусты - глупо. Максимум - ногу подвернешь. Может, конечно и перемудрил, но вот, решил зайти через окно. Тем более, по случаю теплой ночи оно гостеприимно раскрыто, а рядом, как по заказу, растет большой каштан. Приказав Лешке бдеть внизу, сам, скинув сапоги начал взбираться наверх.
   Найдя удобную, горизонтальную ветку, чуть выше оконного проема, удобно расположился на ней и навострил уши. Минут пять, чутко вслушивался и чем дольше ничего подозрительного не слышал, тем сильнее ругал себя за разыгравшуюся паранойю. Вот придурок! Не менживался бы так, то еще днем, забрав Вилли, уже уходили с Климом и его ребятами к месту встречи самолета. А теперь вишу на дереве, как коала, и ночь нюхаю. Еще сверчки эти расскрипелись... Тряхнув головой чтобы избавиться от общего умиротворения навеянного запахами и тишиной, уже приготовился мягко спрыгнуть на подоконник, как услышав посторонний звук, чуть не сверзился вниз.
   Ядрен батон! А это еще что? C той стороны дома, возле входа в подъезд, мягко хлопнула дверь машины. Резко раздумав прыгать, я вцепился в свой насест покрепче. Откуда тут машина взялась?! Ведь буквально только что - ничего не было! Да как тихо появилась.... Видно водила, заглушив мотор, катился вниз по улице накатом. Вот и получилось, что никто ничего не услышал. А еще через минуту, в проеме появился человек и посмотрев вниз, завесил окно одеялом, выполняющим роль светомаскировки. Биомать! Глянь он не вниз, а вверх, наверняка увидел бы мою глупую физиономию. Ведь не больше метра до него было.
   Вытерев плечом капельку пота со щеки, соображал, как же быть дальше, попутно прислушиваясь к разговору в квартире. То что, говорили там по немецки - даже не удивило. Судя по всему, приехавший был старшим, а засадники, теперь отвечали на его вопросы. Причем, теплая видно у них там компашка собралась - никаких званий я не услышал. Друг к другу, только по именам обращались. Хотя конечно, без присущих русским, подколок и общей душевности беседы. Давно заметил - фрицы, даже если они добрые знакомые, о работе разговаривают сухо и обстоятельно. Вот и сейчас, разговор у них проходил в картонно-деловом ключе. Приехавший, которого один из встречавших назвал Генрихом, спрашивал - как пошел день. Ему отвечали, мол, тихо спокойно - без шума и пыли. И в свою очередь задали вопрос, от которого я чуть не кувыркнулся повторно.
   - Генрих, а что на площади? К объявлениям кто-нибудь подходил?
   - Нет Курт. Точильщик утверждает, что в основном, только местные. Было так же, пятеро незнакомых, в разное время. За ними ушли филеры, но потом выяснилось, что это тоже пустышка. Да, еще уголовник там из новеньких терся, но ближе десяти метров не подходил. А с такого расстояния ничего бы он не разглядел.
   - Уголовника тоже проверили?
   - Нет, людей уже не было, но Крамаренко утверждает, что это точно ворюга. А у него - глаз наметан.
   - Все равно - зря его не проверили.
   - Курт, ты прекрасно знаешь, сколько у нас людей. Тем более, что Крамаренко с этим субчиком разговаривал. Тот интересовался, какой фильм в офицерском кинотеатре идет. Да и по поведению, на советского шпиона совершенно не похож. Обычная шантрапа.
   - Если бы шпионы были похожи на шпионов, наша работа - значительно упростилась
   - Ты, как так всегда прав. Но все равно, как бы там ни было, тот, кто должен забрать документы, мимо этой квартиры не пройдут.
   Тут они видно закурили, потому что я услышал щелчки зажигалки и на какое-то время, повисло молчание. Потом Курт опять подал голос:
   - А резидент не мог соврать?
   - Ты же сам присутствовал на допросе. Он рассказал и то что знал, и о чем давно забыл.
   - Да действительно... жалко только, что Отто перестарался. Что там врачи, насчет русского говорят?
   - Ничего особо страшного. Как обычно-отбитые почки, сломанные ребра, выбитые зубы. Дня через три, можно будет продолжить. Главное, документы успели перехватить. А это уже - Железный Крест. Да еще и за каждого, кто сюда появиться - премия.
   Фрицы негромко рассмеялись, а я сильно огорчился. Вот козлы! Похоже, наша миссия - напрочь провалена и придется теперь уходить, несолоно хлебавши. По всем статьям местные контрики обыграли. Хотя, правда, не по всем - нас то поймать не удалось. Но насколько тут все схвачено! Подойди я сразу к этим объявлениям, имел бы сейчас как Вилли - отбитые почки и сломанные ребра. Да и Светку бы ломали не меньше... Представив, как неизвестный мне Отто мордует мою напарницу, только зубами скрипнул. Нет уж ребята! Просто так мы не уйдем! В самой квартире, судя по репликам, народу было человека четыре, помимо старшего, поэтому тут шуметь не будем. А вот вашего Генриха, за цугундер - однозначно тряхнем.
   Дождавшись, когда ловцы человеков начали прощаться, скользнул вниз по дереву, и за секунду вбив ноги в сапоги, метнулся к сараю.
   - Леха, тут жопа полная. В хате - засада. Вилли у них, документы тоже.
   Пучков только кивнул и ответил:
   - Я это понял, когда машина подъехала.
   - За рулем кто есть?
   - Сейчас только водила - я уже глянул.
   - Совсем хорошо. Значит, будем брать их старшего. Шофер твой, начальник - мой. И без мочилова! Может, оба пригодятся.
   Напарник кивнул и уже было ломанулся в сторону "Опеля". Еле поймать успел.
   - Ты куда балбес?! А если его провожать выйдут? Нет уж. Я так думаю, они накатом приехали, накатом и уедут. Движок включат только вон там, где улица поворачивает. Вот перед поворотом, их и возьмем.
   - А если сразу заведутся?
   - Тогда колеса дырявить будем, хоть и не хотелось бы. Глушак на месте?
   Пучков продемонстрировал "Вальтер" с уже одетым глушителем. Ну и добре... Пока рысили вниз, я все оглядывался, на виднеющуюся через деревья машину. Похоже, успеваем. Фрицы действительно, не включая мотора, начали катиться вниз. Так что, поворота достигли почти одновременно, но мы чуть раньше. И как только услышали звук втыкаемой передачи, метнулись к притормозившему автомобилю. Взяли Генриха быстро и почти без шума. Почти, потому что Лешка, перелетая через капот, поскользнулся и шустрый водила, среагировал на метнувшуюся тень. Успел достать свой "Люггер", поэтому напарник, не стал миндальничать. Так что фриц, с проломленной пистолетом башкой, угомонился навсегда. Зато его начальник, был вполне жив. Ударом по темечку, я его только слегка ошеломил, но ни в коем случае не покалечил. Пучков, скинув на заднее сиденье дохлого водилу, сам уселся за руль и покатился вниз, к речке.
   Доехав до кустов, остановил машину и в темпе потащил труп к обрывистому берегу. А я, глядя в совершенно круглые и еще мутные глаза Генриха, без долгих слов сломал ему мизинец, одновременно затыкая рот, чтобы не очень уж вопил.
   - А-а-а бхе-хе!
   Фриц захлебнулся придушенным криком, потому что дополнительно заполучил кулаком в живот.
   - Генрих, у тебя осталось еще девять пальцев на руках и кое-что между ног, поэтому не вопи и четко отвечай на вопросы, а то у меня времени мало. Понял?
   Похоже - не понял... Глаза у него прояснились, но гестаповец был еще занят собой, то есть внезапными повреждениями руки. Ну, как знаешь...Быстро провел ту же процедуру, с безымянным пальцем
   - О-у-о! Бхе хе бе-е-е...
   Только успел, ухватив его за шею, высунуть из машины, как допрашиваемого бурно стошнило. Вот говнюк! Хорошо, на меня не попал.... Дернув пленного обратно, повторил вопрос:
   - Осталось восемь пальцев. Будешь отвечать?
   Ага! Вот сейчас - понял! Быстро закивав и не сдерживая часто катящихся от боли слез, фриц, проявил наконец готовность к сотрудничеству.
   - Где документы отобранные у русского?
   - Мы их сразу передали по инстанции. Я не знаю где они.
   - Точно?
   Я сделал вид что прицелился к следующему пальцу
   - Да! Да! Я правду говорю. Их забрал гауптштурмфюрер Леске! Еще позавчера!
   - Где Леске?
   - Он сразу же уехал в Кошицу.
   Похоже - не врет... Странно было бы думать, что такие бумаги немец таскал с собой, не передав кому положено. Ладно, пойдем дальше:
   - Где русский резидент?
   - Он в армейском госпитале, в отдельной палате. Под охраной.
   - Сколько человек в охране?
   Гестаповец с недоумением посмотрел на меня, видно не веря своим ушам. Пришлось слегка смазать его по скуле, чтобы не особо задумывался.
   - Два, два человека! Один возле дверей и один в палате.
   - Почему госпиталь, а не ваша санчасть?
   - Ее разбомбили на прошлой неделе.
   Угу,... понятно... пошли дальше:
   - Кто сдал русского?
   Генрих не понял вопроса, поэтому пришлось повторить:
   - Как узнали, о местонахождении русского?
   - Сосед из квартиры напротив - наш осведомитель. Он доложил о новом жильце. Когда пришли с проверкой, выяснилось, что этот человек объявлен в розыск.
   Ну, соседушка, с тобой я думаю, еще разберутся. Вот сука! Да не будь этого бдительного предателя, все было бы в ажуре. Хотя чего теперь сожалеть... Я глянул на часы. До контрольного времени, у нас было еще минут сорок. Немного пожевав губами, принял решение:
   - Леха, дуй к девчатам и всех давай сюда. Немного повоюем.
   Пучков кивнув, скрылся в темноте, а мы с Генрихом, продолжили беседу. Для начала выяснил, на каком этаже лежит резидент. Потом, сколько там вообще постов охраны, включая дежурных медсестер. Пропустят ли его ночью к этому пациенту? Сильно ли напрягутся те двое охранников, если Генрих будет не один? В конце сказал:
   - Поможешь вытащить резидента - останешься в живых. Честное пионерское.
   Гестаповец мне, закономерно не поверил. Но потом, слегка воспрянув духом, захотел гарантий.
   - Какие тебе гарантии, идиот? Тут одно из двух - или я тебя отпускаю или нет. Но при любом раскладе, пыток больше не будет. В самом худшем случае, умрешь быстро и почти безболезненно.
   - Извините?
   Немец, наморщив лоб, растерянно хлопал глазами. А потом, видя, что я жду объяснения его заминки, робко пояснил:
   - Извините, просто я через слово догадываюсь, что вы говорите - и, глядя на мои сурово нахмуренные брови торопливо добавил - ваш немецкий конечно очень хорош, но я его почему-то плохо понимаю...
   Вот зараза! Всегда так - как только начинаю строить мудреные фразы на вражьем языке, то фрицы впадают в ступор. Видно этот язык знаю все-таки гораздо хуже, чем мне кажется... Поэтому, пришлось повторить медленно и без литературных изысков:
   - Если ты нам поможешь, то мы тебя отпустим.
   На этот раз меня поняли нормально, но пленник опять пребывал в сомнениях:
   -Даже если вы отпустите, то меня свои же расстреляют за помощь русским.
   - Еще раз идиот. Кто про это узнает? Охрану то, живой мы оставлять не будем.
   В общем, пока склонял фрица к сотрудничеству, появились ребята. Галка, немного послушав нашу беседу, активно в нее включилась:
   - Да что с ним говорить? Режь его Сема. Я про ту лечебницу и сама все знаю. Там от кочегарки, можно прямо в подвал больницы попасть. Еще с царских времен ход этот существовал.
   Генрих поняв, что его помощь может и не понадобиться, резко согласился помогать. С деланным подозрением, посмотрев на гестаповца, приказал Пучкову:
   - Ты его заряди пока - чтобы не очень дергался, а я сейчас....
   Отведя Галину в сторону, уточнил, вправду ли она знает про этот подземный ход.
   - Нет, товарищ командир. Это я так сказала - чтобы пленный не выкобенивался.
   - Жалко..... а я уж думал.... Но все равно - молодец!
   - Служу Советскому Союзу!
   - Галчонок, ну что за официоз? Можно было просто - нежно лобзнуть любимого командира, в ответ на похвалу.
   Галка, тряхнула короткой стрижкой и блеснув улыбкой ответила:
   - Как-нибудь в следующий раз.
   Мда... Совсем плохой стал - не хотят молоденькие девчонки, со мной целоваться. Тяжело вздохнув, и сделав печальную физиономию, пошел обратно к машине. Фриц уже был "заряжен". Леха, присобачив ему под китель "лимонку" вывел шнурок привязанный за кольцо, к хлястику сзади. Генрих, после этой процедуры сидел бледный и дышал через раз. Хлопнув гестаповца по плечу, от чего тот чуть не обгадился, ободряюще сказал:
   -Ты не бойся, это только для страховки. Поверь, просто так, тебя за фалды никто дергать не будет. Конечно, если сам себе навредить не захочешь.
   По виду фрица было понятно, что сам себе, он вредить категорически не хотел и эту фразу понял без дополнительных переводов и пояснений. Усадив пленного на переднее сидение, расположились сзади. Пучков, сел за руль и лихо развернувшись, вывел машину на дорогу.
   Пока катили к госпиталю, три раза натыкались на патруль. Одни нас пропустили не останавливая, а двум другим Генрих небрежно демонстрировал свой жетон, после чего патрульные козырнув отвязывались. Даже вопросов, про странных пассажиров в машине, не задавали. Мне тут же захотелось иметь в своем распоряжении подобную железку, поэтому решил, если все пройдет хорошо, эту знатную вещицу, у гестаповца отобрать. Когда "Опель" подъехал к госпиталю, было без пятнадцати три ночи. Часовой у ворот сначала напрягся, но волшебный жетон и тут не подкачал, после чего шлагбаум открылся и мы вкатили на территорию. Мягко скрипнув тормозами, остановились возле флигеля, где должен находиться пленный разведчик.
   - Ну что Генрих - наш выход. И прекрати так потеть! Понятно, что ночь теплая, но твой промокший китель может навести на подозрения.
   Видно было, что немец смутился
   - Это просто физиология. Когда сильно нервничаю - потею.
   - Угу...а когда ты потеешь, то воняешь, а когда воняешь, то тебя бьют.
   - Что?
   - Ничего, не упади.
   Придержав гестаповца за локоток, удержал его от падения на крыльце. Тот, споткнувшись, кажется, взмок еще сильнее, постоянно помня о гранате у себя на пояснице. Проскочив мимо медсестры, углубились в дальний конец коридора. Там, на стуле сидел первый охранник. Увидев гостей, он вскочил и вытянулся. Подойдя ближе, мокрый Генрих спросил строгим голосом:
   - Как пленный?
   - Спит, господин оберштурмфюрер!
   - Проводи
   - Есть!
   Охранник открыл ключом дверь и пропустив нас, вошел следом. В маленькой комнатке, был еще один сторож и человек на кровати. Лежавший, видно проснулся при звуке разговора и теперь не поднимаясь, разглядывал свежеприбывших, оттопырив разбитую губу. Мда... хорошо над ним постарались. Узкие щелки заплывших глаз, свернутый, опухший нос. Это только из видимых повреждений...
   Ну, пора начинать веселье. Подхватив гестаповца под руку - чтобы не дергался, выдернул пистолет и в два выстрела вывел охрану из игры. Пук, пук и - готово. Хорошая все-таки вещь - глушитель. А то ножом - как-то не эстетично. Резидент, при виде такого поворота, умудрился расширить подбитые глаза, почти до нормального состояния. Не выпуская руки пованивающего Генриха, наклонился к нашему разведчику и спросил:
   - Вилли?
   Тот молча кивнул, продолжая пялится на меня, как на тень отца Гамлета.
   - А если я предложу тридцать рейхсмарок за смычок, вы сможете его найти?
   Лежавший, прикрыл глаза и только секунд через сорок ответил, шепелявя разбитым ртом:
   - Даже за триста марок это невозможно. Его у меня просто нет.
   Вот и хорошо. Пароль с отзывом прошли нормально. Хотя и не сомневался, что этот сильно побитый мужик - тот, кто мне нужен.
   - Идти сможешь?
   - Да я отсюда, ползком поползу!
   - Ползком не надо. Раздевай этого жмурика - я пихнул ногой ближнего охранника - и одевайся.
   -Э-э-э... здесь моя собственная одежда, в шкафу висит...
   - Тем лучше. Давай, давай - в темпе!
   Пока Вилли кряхтя облачался, я подойдя к окну и раскрыв его, прищелкнул языком. Тут же появились Пучков со Светланой.
   - Принимай груз!
   Ребята подхватили тяжело перевалившего через подоконник Вилли и шустро поволокли его слабо шевелящую ногами тушку, к машине. А мы с Генрихом, вышли так же как и вошли, чтобы не возбуждать у дежурной медсестры, преждевременных подозрений. Тем более, надо было сказать ей пару слов, чтобы с раннего утра тут кипеж не поднялся. Не знаю, когда у них плановый обход ранбольных, но в палату, где сейчас валяется два трупа, доктор должен попасть как можно позже. Поэтому проинструктированный Генрих, проходя мимо дежурной приказал:
   - Процедуры отменить! До моего прихода, к палате чтобы никто не подходил! Обязательно передайте это по смене.
   Средних лет медсестра, вставшая при нашем появлении, только отрывисто кивнула, как болванчик и ответила:
   - Яволь!
   Ну вот и славно... А даже если кто в нарушении приказа и попробует сунуться, то дверь уходя я закрыл на ключ, так что фора у нас будет. Не торопясь, спустились с крыльца и утрамбовавшись в автомобиль, поехали к воротам. Часовой, может и удивился, увеличению количества пассажиров, но вида не подал и выпустил в ночь без проблем. На этот раз, патруль встретился только единожды и тот, скользнув по знакомым номерам равнодушным взглядом, просто козырнул проезжающей мимо машине.
   - Леха, не гони так... И вообще - куда едем?
   Пучков вместо ответа лишь плечами пожал. Обговорив все, мы как-то не обсудили пути эвакуации и теперь, подъезжая к знакомой кривой улочке, он похоже сам удивился тому, куда его занесло. Мда... выходит - круг замкнули. Откуда началась сегодняшняя ночь, там она похоже и закончится. Хотя до конца еще далеко - времени только без двадцати три. Так что, правильно нас Леха привез. Сейчас машину в реку, а сами в пещерку, до утра, пока комендантский час не кончится.
   Все повылазили из "Опеля", разминая затекшие в тесноте конечности. Пучков при этом держался рядышком с немцем. Тот видно почувствовав критичность момента, обратился ко мне:
   - Господин офицер, вы обещали мне жизнь.
   Я кивнул:
   - Действительно, обещал. Ну, давайте, для начала избавимся от гранаты.
   Генрих, с готовностью повернулся спиной, чтобы было удобнее добраться до взрывоопасного кругляша, но подойдя к нему, гранату трогать не стал, а одним резким движением свернул гестаповцу шею.
   - Извини фриц. Девать нам тебя не куда. Да и дохлый ты - гораздо более симпатичен.
   Вилли поглядев на эту экзекуцию, только крякнул, а остальные восприняли как должное. Светлана даже кивнула одобрительно. Потом, резидент, предварительно сбегав к кустикам, видно отбитые почки давали о себе знать, подойдя ко мне потянул за рукав:
   - Командир, у меня к вам есть разговор.
   Оглядев побитого разведчика, отходить в сторонку отказался, сказав:
   - Говорите здесь. Люди все надежные.
   Тот повздыхал, пощупал бланш под глазом и наконец решился:
   - Видите ли, в чем дело. Когда меня взяли, то гестаповцы забрали портфель с документами. Но я их еще там, в Чехословакии, переснял на микропленку....
   Оба-на! Вот это поворот! Выходит не все потеряно? Народ, как и я, сделал стойку, услышав эти слова. А Вилли, фантик плюшевый, держал актерскую паузу, ощупывая языком осколки зубов. Первым не выдержал я:
   - Ну, не тяни! Где пленка?!
   - В той квартире, откуда меня взяли. В гостиной, под плинтусом, есть щель. Вот туда ее на всякий случай и спрятал, посчитав, что так надежнее будет.
   - И на допросе о ней ничего не сказал?
   - Немцы о пленке даже не догадывались, поэтому не спрашивали.
   Потом виновато отвел глаза и добавил:
   - А спрашивать они умеют...
   Шагнув к нему, ободряюще положил руку на плечо:
   - Да не вини ты себя! В данной ситуации, любой бы раскололся. Я знаю. Так что забудь. А вот за то, что пленку сохранил - начальство тебя, в уста сахарные, восторженно и неоднократно лобзать будет.
   Разведчик сильно сомневаясь этим словам, покачал головой, но уже не обращая на него внимания, повернулся к ребятам приказав:
   - Все слышали? Так что за дело. Девчата, труп и машину - утопить. Леха, помоги им.
   Народ побежал выполнять приказ, а я стал выяснять, под каким конкретно плинтусом заныканы микропленки. Минут через двадцать, группа вернулась. Оставив агентурного на попечении барышень, рванули в сторону знакомого дома. Шли быстро, прячась по палисадникам и, благодарили бога, за то, что осенью светать начинает поздно, поэтому время, осуществить задуманное, еще есть.

***

   К половине четвертого, подошли к знакомому каштану. Окно немцы так и не закрыли, только одеяло осталось висеть в проеме. Вот и славно, трам пам пам! Скользнув с ветки на подоконник, несколько секунд прислушивался, пытаясь по звукам определить - есть ли в комнате бодрствующие. Ничего не услышав, стволом пистолета, удлиненного глушителем, чуть отодвинул полог. Ни фига не видно, но то, что вопить и стрелять в меня не стали, это уже радует. Потихоньку просочился в комнату. Такой же бесшумной тенью, следом нырнул Пучков. Фонарей у нас само собой не было, поэтому двигались на ощупь. Ага, вот кровать и на ней кто-то сопит. Почти беззвучно прошептал:
   - Нашел
   - И я
   - Гасим...
   В полной тишине, звук глушителей показался громоподобным. Блин! Надо было в ножи их взять! Но сожалеть было поздно, и уже особо не скрываясь, рванули во вторую комнату. Там, при свете керосинки, торчала бодрствующая смена. Странный звук из соседнего помещения их насторожил и один из засадников уже встал, на ходу доставая пистолет. Второй, только начал подниматься. В этот момент мы их и почикали.
   Пук! Пук!
   Пук! Пук!
   Я садил с колена, а Леха стоя во весь рост. Охранники изломанными куклами попадали на пол, так и не успев выстрелить. Потом, напарник перекатом ушел на кухню, а я кинулся к тахте, под которой был заветный плинтус. Через несколько секунд, вместе с вернувшимся Пучковым, пачкаясь в пыли, шарили по полу в поисках пленки. Тут Леха замер и придушенным голосом сказал:
   - Есть!
   - Киса, вы нашли бриллианты?
   - Нет, только пленку...
   После чего, гордо показав мне две катушки, поинтересовался:
   - А тут еще и бриллианты есть?
   - Ну ты и темный человек. Что, "Двенадцать стульев" не читал?
   Напарник, смущенно улыбнувшись, ответил:
   - Читал конечно, просто сразу не понял о чем ты.
   - Об этом самом... ладно, валим отсюда!
   Уйдя, как Карлссоны, через окно, уже при начинающем светлеть небе добрались до пещерки. Победно вскинув кулак, с зажатыми в нем катушками, устало плюхнулся на топчан, сказав:
   - Все ребята, сегодня мы опять победили!
   Галка со Светкой восторженно пискнули и я, наконец был награжден одновременным смачным поцелуем с двух сторон. Правда - только в щеки. Лешка, тоже был удостоен подобной награды.
   А потом, распределив дежурства, привалился к стенке, закрыв глаза. Однако, сильно сегодня набегался. Хотя конечно, удача во все тридцать два зуба улыбнулась. Это же чистая случайность, что в засаду не влипли и Генриха отловили. Фрицы, наверное и предположить не могли, что найдется придурок, который обезьяной по деревьям скакать начнет, вместо того чтобы в дверь войти. Тем более третий этаж - это вам не с земли в окошко постучать. Подходы к дому, они наверняка проверили и дерево видели, но все равно - стереотипы мышления дали о себе знать. Все-таки, высоковато окно для входа. Поэтому и дрыхли с комфортом, при открытой раме. Вот из-за этого и вышло почикать фрицев достаточно легко. Хотя, насчет легко - это я загнул. Устал так - руки дрожат. Да и завтра, тот еще денек предстоит. Мало выйти из города, еще и до точки встречи с самолетом дойти надо. Но нам, только бы из Измаила выбраться, а там уже ребята Клима ситуацию контролировать будут. Ну и нас соответственно - блюсти и охранять. Под эти мысли, провалился в сон как в яму.

***

Глава 3

  
   - Товарищ командир, вставайте. Товарищ командир...Сеня, проснись!
   Биомать! Будят какого-то Сеню, а трясут меня. И почему, Гусев говорит таким приятным женским голосом, да еще и командиром называет?
   - Товарищ командир...
   Блин! Открыв глаза, увидел Галку, которая очередной раз пыталась меня подергать за плечо. Заметив, что я проснулся, она, довольно улыбнулась и сказала:
   - Утро уже.
   Мельком глянув на часы, удивленно присвистнул. Ого! Неплохо на массу даванул - уже восемь. А потом, увидев сладко сопящего Пучкова, сурово сдвинул брови и повернулся к девчатам:
   - Так... это еще что за самодеятельность? Вы почему нас на дежурство не разбудили?
   Те в один голос запели, мол им все равно не спалось, так чего же нас, умотанных будить? Детский сад какой-то. И сказать мне нечего. Не начинать же разнос, за нарушение дисциплины? Поэтому только вздохнул и пробурчал:
   - Спасибо красавицы.
   После чего пихнув Леху в бок приказал:
   - Гек, подъем!
   Напарник, услышав свой позывной, сразу вскинулся, очумело пяля сонные глаза. Ну, вроде все встали. Даже Вилли, у которого фингалы на физиономии переливались всеми цветами радуги, уселся на топчане, кряхтя и осторожно ощупывая полученные повреждения.
   Мда... тоже задачка. Как его такого разукрашенного и еле ковыляющего из города выводить? А ведь контрольный срок выхода - сегодня. Причем до начала комендантского часа. Мы то, изначально рассчитывали, за световой день обернуться. Кто же знал, что такой косяк получится? Теперь еще этот Бельмондо разноцветный и каждые десять минут в кустики бегающий, на шее висит... Даже если ему на голову, ту соломенную шляпу напялить, в которой местные пейзане ходят, все равно - такие бланшы не спрячешь. Да и шляпы у нас нет... И ходит он с трудом - все-таки поработали с бедолагой в гестапо не слабо. И жрать охота. Ух, как охота. Последний раз, вчера рано утром ели... Только подумал о еде - в животе забурчало. Пучков понимающе покосился на меня и ответил еще более громким бурчанием. Девчата прыснули, а я цыкнув зубом, принял решение:
   - Всем слушать сюда. Особенно, это вас барышни касается. Ну-ка вспоминайте, где в этом прекрасном городе есть похоронное бюро?
   Народ так удивился, то бурчания и смешки моментом прекратились.
   - Командир, а не рановато?
   - Гек, будешь острить - прикажу самому сделать гроб, из подручных материалов. А вы милочки думайте, думайте!
   Светлана, переглянулась с подружкой и наконец поняв, что я не шучу, выдала ответ. Был, оказывается в этой дыре, свой Безенчук. И не один. Остается вопрос - работают ли они сейчас? Правда я прикинул, что война смертей не отменяет, не говоря о том, что способствует им. Да и просто от старости, люди тоже периодически отходят в мир иной. Другое дело, что сейчас похороны проходят без прежнего размаха. Но нам шик и не нужен - достаточно подводы и дешевенького гробика. А где кладбище находится, я и сам видел - мы мимо него проходили, когда в Измаил шли. Кстати, только сейчас вспомнил! Там как раз, в присутствии попа окруженного старухами, хоронили кого-то. И телега присутствовала! Ну, поп нам без надобности, а вот гробовщик с транспортом нужен. Священник бы конечно тоже не помешал, для конспирации, но с ним, заморочек может быть больше чем пользы, так что его - отставить.
   Теперь остается подбить бабки. Причем в прямом смысле. Так и сказал ребятам. После подсчета выяснилось, что на всех есть около четырёхсот оккупационных марок, 250 румынских лей и у меня в голенище сапога - еще пятисот рейхсмарок. Эти пол штуки, финансист помню, выдал без звука, но с таким душевным терзанием, что его даже жалко стало. А я, вообще, исходя из опыта прошлой жизни, да случая с греком-контрабандистом считаю, что деньгами и пистолетом, можно добиться гораздо больше, чем просто пистолетом. Так, перефразировав Аль-Капоне и сказал, вручив девчатам бабки, перед отправкой разведчиц на поиски местного гробокопателя. Даже размер будущего содержимого ящика указал, оценив его на глаз, сантиметров в сто семьдесят.
   Вилли, от предстоящей перспективы живым одеть деревянный макинтош, сильно разволновался.
   - Товарищ командир, зачем меня в гроб?! Это же авантюра!
   Глядя на державшегося за сломанные ребра "тихоню", ответил:
   - А с такой мордой по городу ходить не авантюра? Даже если Леха, сейчас побежит предупреждать "невидимок", что у нас все нормально, то все равно, неделю ждать, когда у тебя синяки начнут сходить, да ты сам нормально передвигаться сумеешь, мы не можем. И в этой пещере долго не продержимся. Через пару тройку часов, когда фрицы поймут, что засаду в квартире постреляли, тут такой шмон начнется - мама не горюй! Да и в госпитале заинтересуются - чего это охранники без смены и туалета так долго заперты? Вот до этого времени и надо будет успеть свалить.
   Резидент похоже, внял словам и при помощи Гека с трудом улегшись на топчан, прикрыл глаза. Вот и правильно - полежи, отдохни. Тебе сейчас сильно ерзать - противопоказано. Еще минут через сорок прискакала Светланка. С трудом переводя дух, доложила:
   - Нашли гробовщика. Нашли и договорились. Он за все -двести лей запросил. Галя ему задаток дала и они следом едут. Минут через пять, возле того поворота будут, что рядом с тропинкой.
   Тут она растеряно запнулась
   - Только вот, как же мы товарища Вилли, при нем в гроб класть будем? Да и странно все это выходит. Обычно же, телега подъезжает прямо к дому, где покойник лежит. А тут и дома нет...
   - Не боись принцесска! Все учтено. Вот это - я указал на побитого резидента - безутешный брат покойного. Дай ему платок-лицо рыдающее прикрыть. Ну а мы - тоже родственники. Сейчас встретим эту подводу, загрузимся и поедем дом показывать. А на тихой улочке, быстренько загрузим пустую тару. Все понятно?
   Народ закивал.
   - Вот и хорошо. Если поняли - чего стоим?
   И подавая пример, подхватив прикрывающего лицо Вилли, насколько возможно быстро пошел к повороту. Ребята рванули следом.
   Правда, немного не успели - телега уже стояла на месте и возница удивленно глядел на странную компанию идущую от реки. Передав трясущего плечами резидента ребятам, взял ведение переговоров в свои руки. Сразу подсев к водителю кобылы, наклонившись к уху начал шептать:
   - Це - брат покойного. Зовсим ни в себе. Последню волю умершого изповнял.
   И сокрушенно поцокал языком. Возница равнодушно кивнул и только спросил:
   - Кудой дале ихать?
   - Та це близенько! Вин за той хатой, з червоней черепицей.
   Мужик, чмокнув губами, дернул вожжи. Странного окраса лошадка, не поднимая головы, побрела дальше по улице. По тихой, пустынной еще улице. С одной стороны был обрывистый берег реки, с другой двухэтажные и одноэтажные домики, густо закрытые деревьями. Блин, чего же мы ждем?
   Повернувшись назад, махнул рукой, отдавая команду. А сам опять приник к гробовщику. Он как раз обернулся, на возню у себя за спиной и удивленно выпучил глаза. Правда, там было на что посмотреть - народ, сноровисто, в пять секунд упаковал безутешного брата в гроб и теперь все внимательно пялились на возницу. Дернув его за рукав, обратил внимание на себя. Развернув веером десять двадцаток рейхсмарками, в лоб спросил:
   - Дядя, заработать хочешь?
   - Э-э-э?
   Мужик все пытался оглянуться.
   - Ты не вертись. Ты сюда смотри!
   Наконец он уставился на деньги. Вот и умница.
   - Доедем до кладбища и эти хрусты - твои.
   -Э-э-э?
   Вот блин заклинило! Он что, все слова забыл, только одна буква в памяти засела? И валить его нам, не с руки. Эта телега наверняка достаточно известна и если появится за вожжами другой, могут возникнуть нехорошие вопросы. Да и сам он, личность, любому полицаю знакомая. Они нас даже тормозить не будут, в присутствии местного гробовщика. Обычное дело - похороны. Но этого хмыря, надо из состояния прострации выводить.
   Вынув финку приставил ее к боку мужика
   - Будешь сука дергаться - перо в бок получишь! Ты знаешь, кого везешь?
   Собеседник при виде ножа, расширил глаза и помотал головой. Ну, хоть экать перестал - уже хорошо.
   - Это вор центровой - Гриша Лютый. Тут залетные с Одессы, малость рамсы попутали, вот оно и получилось...
   Что получилось - уточнять не стал. Тем более, терзали смутные сомнения, насчет наличия в природе в сороковых годах законников. Ну да и хрен с ним! После небольшой паузы, цвиркнув слюной через зубы, продолжил:
   - Так что нам дядя, сейчас надо с города выбраться. А дальше, мы с этой мразотой фуфлометной разберемся. Тем более, смотрящий из Галаца уже в курсах этого беспредела...
   Е-мое! Чего я вообще несу!? Этот работник лопаты, ни слова ведь не понимает! То есть понимает, что это какая-то феня, но не больше. Надо как-то переключаться
   - В общем понял меня? Доедем до кладбища без шухера - две сотни твои. Поднимешь кипеж, начнешь шуметь и дергаться - порежу на ленточки для бескозырок! Ты меня понял?!
   Мужик кивнул, но я этим не удовлетворился. Мне его голос надо было услышать
   - Ты фраер не кивай, ты словами скажи!
   - Так есть. Понив...
   - Ну молодец если понял. Держи задаток.
   С этими словами сунул ему в руку несколько двадцаток. Собеседник довольно спокойно их принял, покрутил в руках и сунув карман спросил:
   - А ежель, полицаи остановлют?
   - Дядя, мы ни немцев, ни полицаев не опасаемся. Что, я похож на партизана? Для полицаев у нас все бумаги имеются. Нам сейчас, от залетных из Одессы, треба уйти. Так что если ты, сука, нас этим дешевым фраерам выдашь, я тебе печень вырежу!
   - Та ни! Я их и не бачив туточки!
   - Вот лучше и не видь дальше. Если подойдут к тебе, похожие на нас - я кивнул в сторону ребят - ты ничего не видел, ничего не знаешь.
   Мужик опять кивнул и дернув вожжи подбодрил свою клячу, которая похоже вообще спала на ходу. Кстати, интересная деталь - возница, поняв, что полицаев мы не боимся, сразу почувствовал себя уверенней. Это было заметно по поведению. Перестал втягивать голову в плечи и косить на меня испуганными глазами. Проехав по длинным извилистым улочкам, наконец добрались до мостика, ведущего через старый, осыпавшийся ров. Основная дорога, с постом на ней, проходила метрах в 800 северней, а здесь торчал одиночный полицай, который с интересом разглядывал несколько телег приближающихся к въезду в город. Правда, не взирая на стремящуюся к нулю, скорость нашей лошадиной силы, к мостку мы подрулили первыми.
   Я сидел пригорюнившись и прижавшись к вознице, попутно щекоча ему бок финкой. Девчонки шли сзади, простоволосые и утирающие слезы. Гек, отстав метров на пятьдесят, контролировал ситуацию издалека. Местный блюститель закона, при виде нас, как и думалось, не проявил никакого интереса. Старый и какой-то обрюзгший, он скользнул по катафальной телеге равнодушным взглядом, поправил винтовку и опять уставился на подъезжающие возы. Ну, чисто гаишник, которому глубоко плевать на беспонтовый "Запор" в ожидании приближения жирного "Мерса".
   Еще через двадцать минут подъехали к кладбищу, расположенному на холме. Отдав повеселевшему мужику сотню, почесал репу и предложил провести нас до виднеющегося километрах в пяти леска.
   - Довезешь, сверху полтинник румынских накину.
   Конечно эти леи, были как капля в море, по сравнению с рейхсмарками, но водила подписался. Какой однако, хозяйственный человек. Прямо копеечку к копеечке собирает, Скрудж местного разлива...
   Было уже около десяти. Не по-осеннему жаркое солнце, ощутимо пригревало. Пахло сыростью и травой. Вот в этой идиллии, мы и катили не торопясь, все дальше от Измаила. Кстати, похоже основной поток людей идущий в город, прошел с утра, поэтому навстречу, мало кто попадался. Когда остановились под деревьями, я оглядев пустынную дорогу, тюкнул гробовщика по кудлатой башке. Не насмерть конечно. Часа через три очухается, с легкой головной болью.
   В темпе, сгрузив его вместе с деревянным изделием за кустики и подобрав подскочившего Лешку, погнали телегу по дороге ведущей к дельте Дуная. Коняшка, не привыкшая к таким скоростям и грубому обращению обиженно всхрапывала, но выбирать не приходилось. Так что, в результате наших телодвижений, кляча развила непомерную для себя скорость километров 7 в час и стабильно ее держала. Пучков перелез ко мне и поглядывая назад сказал:
   - А ведь мы, только-только успели. Когда вы уже с холма съехали, я видел, что немцы посты на выезде начали усиливать. К тому старому полицаю, еще пятеро солдат добавилось.
   Угу... прямо как в мои времена - план "Перехват" и какой-нибудь "Вихрь-антитеррор". Только так же - в пустой след. Мы то - тю-тю! Но все равно - оперативно они подсуетились. В городе наверное сейчас шмон идет, только рубашки завиваются. Ну а как же? Перебита засада, исчез зам начальника гестапо... Вспомнив Генриха, извлек из кармана его жетон и разглядел, уже при свете дня. С одной стороны овальной железки был орел со свастикой, а с другой надпись по немецки - Государственная тайная полиция и номер. Вот так - простенько и со вкусом. Хороший сувенир...
   А еще через сорок минут езды, телегу тормознул появившийся из неоткуда парень в полицейской форме и мы с удовольствием сдались ребятам из группы Клима. Они, пока торчали здесь, тоже добыли лошадиный транспорт, так что теперь мы передвигались к месту встречи самолета, солидной компанией и на колесах. Ехать правда, было недалеко. Первоначально планировалась эвакуация Вилли на "Шаврушке" - гидросамолете Ш-2, но потом пришлось переиграть. Опасное оказалось дело - достаточно одного встреченного на пути плавучего бревна и капец летающей лодочке. Садиться то она должна была ночью, а впотьмах хрен что увидишь. Так что "Дугласом" надежнее. Место под посадку ребята присмотрели ровное - без пней кочек и каменюк.
   Пока Климовские бойцы еще раз осматривали площадку и тащили караульную службу, мы завалились спать, добирая то, что недоспали вчера. А в пол второго ночи, быстренько загрузившись в самолет, без происшествий долетели над черным, сверкающим антрацитом в свете луны морем, до аэродрома в Николаеве.

Оглавление

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Месторождения природных ископаемых
   Осколочно- фугасный
   все пункты требований польского правительства имели место быть, и я ничуть их не изменил, единственно перенес действие из Варшавы в Краков. (прим. автора)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   263
  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"