Коути Катя, Ролдугина Софья: другие произведения.

Про вампиров и шутов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Кроссоверный фанфик по мотивам романа Софьи Ролдугиной "Ключ от Всех Дверей" и романа "Стены из Хрусталя." Что получится, если некая рыжая особа и ее верный спутник навестят вампирское поместье в разгаре дня?.. А вот сами не знаем, что получится. Фанфик в процессе написания.

  В три часа пополудни у дверей одного из особняков Лондона появилась странно одетая парочка. Кэбмен, которого угораздило проехать по улице как раз в тот момент, когда они ступили на тротуар, позже утверждал, что эти двое вышли из булочной. Впрочем, булочник возражал, что, мол, вранье это все и таких чудаковатых посетителей он бы запомнил. Высокий и тощий, как жердь, юноша в темно-красном камзоле и высоких сапогах крепко держал за руку свою спутницу - весьма невеликого роста даму с лицом любопытного ребенка. Рыжие волосы ее торчали из-под шляпки так, словно эту шляпку напялили в последний момент и наспех подкололи булавками. Дама куталась в лисью накидку, которая явственно была ей велика, и вертела головой по сторонам, будто попала в Лондон впервые.
  
    - Госпожа, вы уверены, что нам следует обратиться именно в этот дом? - с интонациями, выдающими бесконечное терпение, спросил юноша. Его спутница только вздернула подбородок. Из-под шляпки послышался легкий звон.
  
    - Не глупи, Мило. Быть в Лондоне и не навестить тутошних вампиров - почти неприлично. Все сколько-нибудь значимые события начинаются с визита в этот дом, а ты хочешь, чтобы я прошла мимо? Ну, уж нет! Не трусь, наверняка нам будет весело!
  
    Тот, кого назвали Мило, возвел очи к небу и вздохнул:
  
    - Не сомневаюсь, госпожа. Куда вы - туда и веселье, - и добавил негромко, глядя в сторону: - А потом и мне веселье придет, как надо будет вашу особу из неприятностей вытаскивать.
  
    - Я все слышу! - пригрозила суровая маленькая дама. - Давай, стучи уже.
  
    - Больно надо... если это правильные вампиры, то днем они спят...
  
    - Что-что? Ты у меня поговори еще!
  
    Юноша опустил голову, пряча улыбку за воротником, и наконец постучал...
  
  ***
  
    -Не сомневаюсь, что вы сделали это нарочно, - из недр гроба донесся женский голос. Был он не приглушенным, как следовало ожидать, а каким-то скрежещущим. Да, именно так. Металлическим. Как материал, из которого был изготовлен сам гроб, вокруг которого, заложив руки за спину, прохаживался Мастер Лондона.
  
    -Ну полно вам, Маргарет! - огрызнулся он.
  
    -Нет сомнений.
  
    -Нельзя ли потише?
  
    -Ни малейших.
  
    -Силы и Власти, женщина! Да замолчишь ты наконец?!
  
    Несколько минут из гроба доносилось удовлетворенное молчание.
  
    -То, что вы кричите на меня — это закономерное проявление мужской деспотии, - проанализировала леди Маргарет как свое теперешнее положение — т.е. в странном прямоугольном контейнере из стали - так и социо-политическую ситуацию в современной ей эпохе.
  
    -Семь чертей мне в свидетели! Из-за вашей трескотни я никак не вспомню те цифры!
  
    -Ну как же! Вот в каком году лорд Рэкласт нанял хор пьяных леприконов, чтобы те исполнили вам «Когда Улыбаются Ирландские Глаза» — это вы наверняка помните. А какое-то там шестизначное число — это вы позабыли.
  
    Даже через толстый - дюйма три, не меньше — слой металла Мастер явственно различил, как она поджала губы.
  
    -Ставлю все мои шпильки — даже ту нефритовую, что прислала Гизела, - что вы и не собирались их запоминать.
  
    -Да адским пламенем клянусь..!
  
    -Вы заточили меня тут специально.
  
    -Но...
  
    -Вы всегда этого хотели. Птица в клетке — уже затасканная метафора женского неравенства. Вы заменили ее новой.
  
    Мастер в ярости пнул гроб, поморщился от боли, распалился еще пуще и пнул его снова, уже другой ногой.
  
    -Между прочим, это была ваша идея, мадам! Мол, что ж это такое, какой-то малый режет бл...удниц в Ист-Энде, да он скоро до нас доберется, да нас же всех перережут в собственных гробах, предварительно надругавшись по-всякому.. Вынь и положь ей безопасный гроб! Ну я и заказал — и грабитель его не взломает, и огонь не доберется, работает по принципу сейфа... Кто ж мог знать, что я забуду этот треклятый шифр!!!
  
    -Где-то был ключ, - миролюбиво предложила леди Маргарет, вдоволь натешившись ролью поруганной невинности.
  
    -Да, - согласился его сиятельство. - Был ключ... Вот именно, что где-то.
  
    Между тем в дверь постучали.
  
  ***
  
    Стукнув разок для приличия, юноша обернулся:
  
    - Вот видите, госпожа, я же говорил, что...
  
    - Т-с-с! - вскинула рыжая руку в белой перчатке и прислонилась ухом к замочной скважине. Спустя несколько мгновений тонкие губы расплылись в улыбке - настолько озорной и предвкушающей, что любой приличный человек из тех, что стараются держаться подальше от приключений, тотчас перешел бы на другую сторону улицы. - Клянусь, я только что слышала слово "ключ"!
  
    - Вам померещилось, - быстро сориентировался юноша. - Наверняка померещилось, не могут же они...
  
    - Вперед, Мило! - радостно перебила его спутница и, лихо махнув краем накидки, как рыжая лиса - хвостом, дернула на себя дверную ручку и была такова.
  
    - Лале! - опомнился Мило и поспешил за нею, но, увы, опоздал - дверь захлопнулась прямо перед его носом. - Лале... - повторил юноша, с досадою ероша светлые волосы, и в голосе его смешались чудесным образом раздражение и обожание. - Ну, что с вами делать, право, как ребенок... - и склонился к замку, что-то бормоча себе под нос.
  
    Если бы какой-нибудь доблестный служитель Скотланд-Ярда или просто любопытствующий прохожий рискнул подойти ближе, он увидел бы, как из-под пальцев подозрительного юноши сыплются искорки самого что ни есть мистического вида. Тогда у Мило, возможно, возникли бы проблемы... Впрочем, зная здешних обитателей... Многие наверняка предпочли бы сделать вид, что не заметили ничего необычного.
  
    Тем временем та, что носила диковинное имя "Лале", влетела в комнату, где велись разговоры о ключе, и просияла улыбкой. Высокий мужчина лет сорока, черноволосый, с впечатляющими бакенбардами, расхаживал вокруг продолговатого металлического ящика. Больше всего, как с удивлением отметила Лале, этот предмет напоминал гроб. Между тем приятный женский голос, чуть приглушенный металлической преградой, что-то выговаривал мужчине с той мягкой укоризной, от которой порой хочется лезть на стену.
  
    -...Стук - всего лишь отговорка, чтобы оставить меня здесь одну и... Вы слушаете меня?
  
    Но мужчина уже и вправду не слушал. С неожиданной для его комплекции стремительностью он развернулся к дверям и, лишь убедившись в том, что визитер опасности не представляет, поинтересовался:
  
    - Чем, обязаны, мадам...?
  
    Девчонка - не может же быть взрослая леди такого роста - в лисьей накидке улыбнулась с детским нахальством, будто ее присутствие уже само по себе все объясняло.
  
    - Ну, как же, - произнесла она с забавным акцентом. - Вы, кажется, искали ключ? Так позвольте представиться - Лале Опал, Ключ от всех дверей!
  
   -Рад знакомству, мисс Опал, - на всякий случай кивнул Мастер, хотя оглядел незнакомку недоверчиво.
  
  На вампиршу она не походила, да те и не наносят визиты при свете дне. Смертная, разве что? Но люди не врываются в вампирские поместья с такой беспечной улыбкой. За исключением разве что мисс Грин. Мастер облегченно вздохнул. В отличие от мисс Грин, эта смертная хотя бы не приветствовала его воплем: «Ура, ураааа, вампиры! Как ЗДОРОВО, что они есть!»
  
    -Кто там? -донесся голос миледи.
  
    -Какая-то особа. Она принесла ключ от всех дверей.
  
    -Отмычку, что ли?
  
    -Нет. Просто Ключ, зато От Всех Дверей.
  
    -Рада вас приветствовать, мисс! - позвала из гроба леди Маргарет. - Я бы лично пожала вам руку, да вот незадача — муж запер меня в гробу из нержавеющей стали, - добавила она чуть громче. - В остальном же я отлично провожу время. Кстати, о Ключе — он и вправду может открыть любую дверь? А как насчет маленькой дверцы? Одна наша знакомая держит в кладовой сундучок, содержимое которого еще никто не видел, но ходят слухи, будто оно очень непристойное. Прямо таки чрезмерно! Вот я и подумала...
  
    -Вы можете открыть этот гроб, мисс? - прервал ее супруг.
  
   Рыжая крутанулась на месте - шляпка ее при этом странно зазвенела, как будто под полями были прикреплены колокольчики - и хлопнула всплеснула руками:
  
    - Ну, разумеется, могу! Позволите? - Лале, пританцовывая, обошла вокруг Мастера Лондона и склонилась над кодовой дверцей. - Любопытно, любопытно, просто замечательно - до чего только люди не додумаются! - пробормотала она себе под нос. - Впрочем, если разобраться - ничего нового, - гулко хлопнула она по гробу, и прежде, чем лорд Марсден успел возмутиться таким отношением к временному пристанищу его супруги, замок щелкнул - и крышка отворилась, являя взглядам присутствующих леди Маргарет в самом опасном расположении духа...
  
   Несмотря на затянувшееся пребывание во гробе, вампирша выглядела элегантно — на жемчужно-сером платье с огромным турнюром, непонятно как утрамбованным в столь тесный контейнер, не было ни единой складки, а из сложного переплетения кос не выбилось ни единого волоска.
  
    -Три раза по тринадцать, — небрежно бросила она супругу.
  
    -Что?
  
    -Шифр.
  
    -Но когда вы...
  
    -Только что вспомнила, - невозмутимо улыбнулась миледи и с благодарностью посмотрела на гостью. - Ах, мисс Опал, если бы не ваше вмешательство, век бы мне там коротать! Позвольте представиться — я леди Маргарет Мардсен, а сей джентльмен, который вымещает свою досаду на неодушевленном предмете, - мой муж и Мастер Вампиров Лондона.
  
    На мгновение прекратив пинать гроб, лорд Марсден обернулся и тоже поклонился.
  
    -А вы, наверное, взломщица? - предположила леди Маргарет. - У вас очень профессионально получилось!
  
    -Ну зачем же вы так про нашу гостью, - поморщился Мастер.
  
  По его мнению, слово «профессиональный» применительно к даме было ругательством. Он отлично помнил те времена, когда писательницы подписывали свои романы скромным «Некая Леди,» а потом еще пол-века печатались под мужскими псевдонимами.
  
    -С другой стороны, вы нас и вправду заинтриговали, мисс. Кто вы?
  
    Гостья потешно выгнула рыжие брови и поправила лисью накидку с такой серьезностью, будто от этого жеста зависела по меньшей мере судьба целого государства.
  
    - Я же представилась - Лале Опал, Ключ от Всех Дверей, - произнесла она, склоняя голову набок, как кошка. - Открывать двери, замки и запоры - ни в коем случае не моя профессия, но суть. Впрочем, пора бы уже и заканчивать с представлениями, - спохватилась женщина и быстро оглянулась на дверь. - Пока не пришел...
  
    И тут она осеклась, насторожившись. Лорд Марсден из вежливости подождал немного, пока гостья закончит фразу, но так и не дождался.
  
    - Позвольте, мисс, но кто это - он? - прощебетала леди Маргарет, вслед за Лале начиная посматривать на входную дверь. Гостья кисло улыбнулась:
  
    - Мой муж. Вечно все веселье портит.
  
    И, словно в подтверждение ее словам, петли скрипнули - и в комнату вступил высоченный, как каланча, молодой светловолосый человек, в дорожных одеждах которого преобладал густо-алый цвет.
  
    - Приветствую вас, лорд, леди, - обратился он сразу к хозяевам дома, не обращая внимания на насупившуюся Лале, с независимым видом ковыряющую пол мыском сапога. - Приношу свои извинения за визит сумасшедшей моей госпожи. Если она успела что-нибудь разбить, кого-нибудь покалечить или напугать до смерти неожиданным выскакиванием из шкафа, я готов возместить все убытки... разумеется, в пределах разумного и при наличии соответствующих подтверждающих документов, - почти не раздумывая, добавил юноша. - Мое имя - Мило Авантюрин, и в любом случае - рад знакомству. А вы, госпожа, - с укоризной обратился он к своей даме, - постыдились бы так врываться. Дома, во дворце, вам, может, и многое прощалось в силу происхождения, ранга в раскладе и приближенности к монаршьей особе, но здесь следовало бы проявить уважение к хозяевам.
  
  -Действительно, мужья таковы, - согласилась леди Маргарет, переводя взгляд с Мило на Лале и сочувственно кивая последней. - Вечно ходят по пятам, сумасшедшей вот называют... безосновательно. Однако же какие ранние браки пошли, - заметила она, уж больно юными казались нежданные визитеры.
  
  -Это ничего, у нас с супругой широкие взгляды, - вмешался Мастер. - В том смысле, что мы чего только не насмотрелись. Очень похвально, что вы так присматриваете за женой, сэр.
  
  И он с чувством потряс долговязого юношу за руку.
  
  -А что она сумасшедшая это ничего, это совершенно нормально. Я слыхал, будто у всех смертных женщин раз в месяц, как по расписанию, случается помутнение рассудка... оу!
  
  -Что вы-то об этом можете знать! - насупилась миледи, убирая свой острый каблучок с носка его ботинка. - Пожалуйста, присаживайтесь, господа! Я всегда рада привечать особ таких хороших кровей... эм... происхождения. Позвольте спросить, в качестве кого вы состояли при монаршьей особе, леди Лале? Фрейлиной какого ранга?
  
   Лале расцвела озорной улыбкой:
  
    - Придворным шутом. Ближе к королеве и не придумаешь, верно? - и закружилась по комнате.
    Лорд Марсден от неожиданности, не иначе, задел открытую крышку гроба, и она с чудовищным грохотом захлопнулась. Леди Маргарет на мгновение поджала губы, и никак нельзя было определить, относилась ли ее гримаска к словам странной гостьи или к выходке супруга.
  
    - Неужели это правда? - обратилась хозяйка дома к юноше, показавшемуся ей человеком честным и не склонным к драматическому преувеличению, чем, бесспорно, страдала Лале.
  
    - Не просто шутом, а Безумным Шутом, - согласно кивнул Мило, как бы невзначай останавливая свою спутницу и придерживая ее за плечи. - Видите ли, сумасшедшим довольно сложно отыскать свое место при дворе, даже если эти сумасшедшие - леди весьма уважаемого рода. Но не извольте беспокоиться, - поспешил он утешить лорда Марсдена, лицо которого приобретало все более подозрительное выражение. - Госпожа моего сердца, Лале, с некоторых пор безумна только тогда, когда пожелает этого сама.
  
  Лорд Марсден пробормотал что-то себе под нос, а затем сделал шаг в направлении гостьи и слегка нагнулся, чтобы рассмотреть ее как следует — даже привстав на цыпочки, «госпожа сердца» не доставала бы ему до верхней жилетной пуговицы. Он сосредоточенно изучил ее яркий наряд, обратил внимание и на рыжие волосы, на фоне которых тускнела лисья накидка, и потянулся к ее шляпе. Мило, наблюдавший за поведением вампира с нараставшей тревогой, напрягся, готовый в любой момент отразить атаку. Но улыбка так не вспорхнула с ее губ. Кивком Лале разрешила вампиру продолжать.
  
  Желтоватый коготь вампира царапнул поля шляпы.
  
  Послышался перезвон.
  
  -Все сходится, - мрачно кивнул Мастер, отступая. - Давно же я не видывал шутов.
  
  -Да только давеча вы именно так назвали нашего премьера, - напомнила ему жена.
  
  -Я имел в виду, настоящих шутов, без приставки «гороховый,» - не смутился Мастер. - Как наша гостья. И это очень серьезно.
  
  Ответом ему стали недоуменные взгляды.
  
  -Но почему же? С появлением шута наоборот должно стать веселее. А то ведь в нашем поместье даже моль от скуки зевает. Быть может, вы покажете нам что-нибудь... шутливое? - леди Маргарет обратилась к Лале тем доброжелательным, но не терпящим возражений тоном, каким гостям на пирушке предлагают сказать тост в честь именинника.
  
  Мило, услышав только вздохнул и шагнул назад, опираясь спиною на гроб, словно пытался сделать вид, что он тут вовсе ни при чем. А Лале наоборот, засияла, как начищенная медная монета.
  
    - Ну, раз вы настаиваете... - протянула она, хотя весь ее вид говорил: "Наконец-то!". - Вспомнился мне, знаете ли, недавно стишок... Вот это, думаю, нам больше не нужно, да? - внезапно перебила Лале сама себя, указывая пальцем на собственную шляпу.
  
    Дождавшись вежливого кивка леди Маргарет, которой не терпелось увидеть представление, маленькая гостья пробежалась пальцами по полям и тулье и - вуаля! - шляпка слетела наземь, а по плечам Лале рассыпались с мягким перезвоном тонкие рыжие косички, каждая из которых оканчивалась колокольчиком.
  
    - Так о чем это я? - шутовка изобразила задумчивость. - Ах, да, о стишке... - и тут же начала декламировать. С каждой строчкой Мастер Лондона мрачнел все больше.
    
    - С недавних пор мне лорд знаком.
    Он у жены под каблуком.
    И этот царственный каблук
    Ему страшнее Ада мук:
    То, мол, у лорда взгляд не тот,
    То шпилек леди не найдет,
    То платье краше у другой,
    То сплетню пустит недруг злой...
    ...Подобно честным всем мужьям,
    Бывало, лорд напьется в хлам
    И ну тогда себя жалеть -
    Мол, легче сразу помереть,
    Чем подчиняться каблуку!
    Но ясно здесь и дураку:
    (Которым здесь являюсь я)
    Он счастлив, как и все мужья -
    Ведь не позволят каблуки
    Им истомиться от тоски!
  
  Последнюю ноту заглушили аплодисменты вампирши.
  
  -Браво, леди Лале! Если не возражаете, я тотчас принесу альбом и вы скопируете мне свой экспромт!
  
  -И так запомните, мадам, память у вас будь здоров, - проронил ее супруг и послал певице убийственный взгляд, который был встречен невозмутимым кивком. - Собственно, это я и имел в виду. И еще кой чего похуже... Разве что леди Безумный Шут порадует нас еще одной песенкой? - внезапно обратился он шутовке.
  
    На лице Лале появилось самое проказливое выражение. Мило демонстративно уставился в сторону так, что можно было подумать - на дальней стене есть что-то интересное, кроме простенького пейзажа с лисьей охотой.
  
    - Почему бы нет? - беззаботно прочирикала рыжая его спутница и почти без паузы запела:
    
    - Как прекрасна леди N -
    Дивный мастер бурных сцен!
    Как остер ее язык!
    Будто шпага - вжик-вжик-вжик!
    Но уколет лишь того,
    Кто ответить ничего
    Не посмеет гневно ей,
    Не навесит кренделей!
    А еще - прошу, поверьте! -
    Образ есть у леди в сердце,
    Образ трепетно любимый,
    Нежно в памяти хранимый,
    И над ним не раз за год
    Тихо леди та вздохнет,
    Свой платочек теребя -
    Леди любит... лишь себя!
  
  На этот раз послышалось всего лишь несколько хлопков, ведь почти сразу лорду Марсдену потребовалось задействовать свои руки иначе, а именно, обнять жену за талию и притянуть к себе. А то как бы не натворила бед.
  
    - Покусает? - с азартом поинтересовалась Лале, разглядывая разъяренную леди из самого безопасного места в комнате - из-за спины собственного мужа.
  
    - Судя по поведению, скорее, разорвет на кусочки, - флегматично откликнулся тот, ласково и властно поглаживая Лале по голове, словно расшалившегося котенка.
  
    Шутовка только фыркнула.
  
  -Совсем не смешно, - прошипела позеленевшая вампирша, вырываясь, но супруг удерживал ее все так же крепко.
  
  -А по мне, так презабавно. Что вы там говорили про альбом?
  
  -Ничего, - отрезала миледи и надулась.
  
  -Она ведь это для балласта сделала! - пояснил лорд Марсден, важно приподнимая указательный палец.
  
  Гости посмотрели на вампира с недоумением.
  
  -?
  
  -На карте Таро — а моя тетушка Моргана любила раскладывать из них пасьянсы — Шут изображен с занесенной над пропастью ногой. Одно неверное движение — и все, бултыхнется с кручи и костей не соберешь. Темечком о камень, глазные яблоки по сторонам, брызги мозгов — весьма, надо сказать, неприглядное зрелище. Поэтому так важно соблюдать равновесие. Если уж говорить колкости, так чтоб всем досталось поровну. Да-с.
  
  Некоторое время они переваривали эту лекцию.
  
  -Для баланса? - догадался Мило.
  
  -А я что сказал?
  
  -И все равно, получилось несмешно, - опомнившись, продолжала дуться леди Маргарет.
  
  -Ну так это не «Пираты Пензанса», чтоб все животы надрывали. Шут и шутник, да будет вам известно, это не одно и тоже. Шут — он вроде советника, только очень, очень тайного. Так ведь, мисс Опал? Что скажете? - наконец-то он решил уважить и ее свободу слова.
  
    Лале осторожно выбралась из-за спины Мило и замерла посреди комнаты - ни дать ни взять, милая девочка - пяльцы вручить и усадить за вышивку.
  
    - В целом, все верно, лорд, - шаркнула она ножкой, скромно глядя в пол. - Славно вы говорите - и про шута сказали, и про карту - в самую точечку, хоть мой господин и не стоит на краю обрыва, а всего лишь смотрит из темноты. А вот мне случалось у бездны побывать, и не только в смысле поэтическом... - из груди Мило вырвался вздох, но супругу юноша прерывать не стал. - Приходилось даже падать с обрыва - в самом прямом смысле... К слову, брызги мозгов и прочие глазные яблоки ощущаются куда как хуже, чем выглядят, о-хо-хо... - она машинально потерла спину и взглянула на Марсдена уже совершенно серьезно. - Была я и советником, и шпионом, и безумицей. И высмеивала, и самой доводилось предметом насмешки становиться. Пятерых правителей пережила, однако ж служила только двоим и лишь их могла назвать Королем своим и своею Королевой - с самой что ни есть большой буквы.
  -И наверняка не раз спасали их от бед, - уважительно произнес Мастер Лондона. - Как, например, некий Шут помог своему господину, королю Лиру.
  
  -Лиру? Постойте, что-то припоминаю. Это пьеса про короля, который бегал под дождем и плакал? Там еще мораль, что если быть хорошей дочерью, то погибнешь страшной смертью? - уточнила миледи, истекая сарказмом.
  
  На лице Лале после слова "смерть" появилась заинтересованность.
  
  -После таких пьес пропадает желание даже здороваться с родителями, - не унималась вампирша.
  
  Сама она читала сочинения г-на Шекспира в переложении доктора Боудлера и его замечательной сестры. Этот семейный тандем постарался вырезать из пьес все хоть сколько-нибудь неприличное, а то ведь не дай бог юные англичане узнают, что под одеждой у женщин есть нечто иное, чем еще больше слоев одежды.
  
  -Хорошо же тот Шут помог своему господину. Так хорошо, что вся сцена была усеяна трупами, только успевай уносить, - подытожила леди Маргарет.
  
  -Это потому, что старина Уилл все переврал, - поморщился Мастер. - Бывало, отловлю его в кабаке возле Саусварка и спрашиваю — ну зачем ты так все переврал, а, Уилли? Самому-то не стыдно? «А что поделаешь? Пипл хавает,» отвечает он мне на своем богемном жаргоне. «Публике нужно, чтобы на сцене непременно отрезали кому-то руки, затравили пару-тройку медведей, пожонглировали черепом, ну или худой конец приволокли труп единственной положительной героини. Вот так вот. Любители истории пусть читают Беду Достопочтенного, а тут совсем другой жанр.» А на самом деле все было иначе.
  
   - И как же оно было? - живо и непосредственно спросила Лале, забираясь на гроб и усаживаясь на нем на восточный манер, подогнув ноги, что в бесконечных юбках смотрелось презабавно.
  
  Наблюдательная леди Маргарет готова была поклясться, что на мгновение под ними мелькнули чулки - один в зеленую горизонтальную полоску, второй в рыжую вертикальную. - Это ведь было давно, да? - прибавила она с благоговением и приготовилась слушать, широко распахнув глаза.
  
  -Очень давно. Так давно, что многие оглядываются на те времена и заявляют, что тогда жилось лучше. А другие наоборот, что хуже, мол, грязища повсюду была, дамы панталон не носили... А по-мне, тогда тоже было плохо, но не так, как сейчас, а как-то по-другому плохо. И вот то «плохо» нравилось мне больше, чем нынешнее...
  
  -Хм-хм, - леди Маргарет одернула клыкастого резонера. - Придерживайтесь, пожалуйста, темы.
  
  -Ну а чего там рассказывать? Был король Лир, был у него Шут. Как-то раз взбрело ему в голову — королю, то есть — разделить свои земли между тремя дочерьми. Плохая была идейка, что и говорить, тем более что она нарушала законы майората. Это когда только старший ребенок наследует все имущество, а остальным достается шиш с маслом, - пояснил он гостям, явно пришельцам из другого мира. - С любимой дочкой, Корделией, он при этом разругался, она выскочила замуж в Галлию, а две злыдни, Регана и Гонерил, остались. Ну и стали они, значит, ущемлять отца в правах. То свиту его разгонят, то дверь не откроют, когда он после дюжины пинт возвращается ночью из кабака...
  
  -То же самое было у Шескпира.
  
  -Зато у него концовка другая! Когда король Лир был уже не в силах сносить эти притеснения, он умчался к третьей дочке. Корделия с мужем собрали армию, быстренько так вторглись во владения двух сестер, надавали тем тумаков и вернули королю престол. Правил Лир еще несколько лет, а после его Корделия сменила. Так-то вот. А помогал им в этом Шут. Он, собственно, и стратегию разработал.
  
  -Но интересное дело, сэр, — почему-то о роли Шута не упоминает ни один учебник истории, - сообщила леди Маргарет, впрочем, гордясь познаниями супруга и искоса подглядывая на гостей, произвела ли на них впечатление эта повесть.
  
  -Вот и мне было интересно! Как-то раз спрашиваю я у него — что ж ты все в тени да в тени, неужто самому славы не хочется? А он отвечает: «Да сдалась она мне! Знаете, милорд, у каждого Шута есть дар провидца. Нужно предвидеть, когда разобиженный гость запустит в тебя кубком и в этот момент оказаться на другом конец залы. А я прочел в очертаниях грядущего, что сотни лет спустя появится такие страшные люди»... Как же он их обозвал? - вампир наморщил лоб и защелкал пальцами. - А! Постмодернисты! «И начнут они меня анализировать — косточки перемывать. Скажут, что был я женщиной, или будут утверждать, что мы с государем состояли в непотребных отношениях, или какой-нибудь ризомой меня обзовут... Нет уж, спасибочки! Обойдемся! Так что лучше и вовсе не высовываться!» Именно это он мне и сказал.
  
  Лале все это время слушала его едва ли не с придыханием, подперев щеку ладонью и широко-широко распахнув глаза. Ну, словно ребенок, который нянькиной сказке внимает! Мило же, поначалу заинтересовавшийся рассказом, потом заметил, как смотрит его госпожа на Марсдена, и поджал губы. На лице его появилось мрачное выражение, совершенно неподобающее юноше - молодым людям, знаете ли, положено хохотать и бездельничать, а не стоять в углу, насупившись.
    - Какая чудесная история... - восхищенно протянула рыжая шутовка, стоило Мастеру Лондона замолчать. - Вы замечательный, восхитительный рассказчик! - она быстро глянула на недовольного своего спутника и продолжила уже с наигранно льстивыми нотками, явно поддразнивая его. - Так бы целый век слушала! Не соизволите ли рассказать еще что-нибудь в этом духе? Не о Шутах - так о Королях, но чтоб было все в рассказе по-настоящему, а не как люди потом наврали!
  
  -Да что рассказать, я вам зачитать могу! - обрадовался вампир. - Видите ли, я недавно начал записывать, как все было на самом деле, покуда историки не пришли и все не испохабили. Длиннющая рукопись получается, а главное — содержательная, куда там этим щелкоперам! Если вам угодно, то пойдемте, я покажу...
  
    - Нет, мы уже уходим, прошу прощения за неожиданное вторжение, - Мило подскочил к Лале, спустил ее с гроба на пол и, опустившись на одно колено, осторожно расправил смявшиеся юбки. - Нам совершенно определенно уже пора. Благодарю за интересную историю...
  
    - Фу, Мило, - сморщила носик шутовка. - Сам же говорил про всякую невежливость. Нас приглашают остаться - с чего бы нам уходить?
  
    - С того, - хмуро ответил Мило, косясь на Марсдена, который уж точно был ни в чем не виноват. - Вы, госпожа, хотели одним глазком взглянуть на вампиров, а потом идти к Биг Бену, а потом еще куда-нибудь, где не менее интересно... Ну же, идемте!
  
    - А вот и нет! - капризно заявила Лале, вздергивая подбородок. - Я желаю еще историй послушать, а коли ты не хочешь - так сам иди.
  
    - Вот и пойду, - рассердился Мило не на шутку. - А вы здесь оставайтесь, - и шагнул к двери.
    Лале хлопнула ресницами раз, другой... и плюхнулась на пол, будто колени у нее подломились.
  
    - Не уходи, не бросай, на кого ж ты меня покинул... - начала причитать она, размазывая по щекам слезы. Мило, упрямо сжав зубы, сделал еще шаг.
  
    Лале сказала "ах!" и лишилась чувств.
  
    Мило тяжело вздохнул... и вернулся обратно, опускаясь на пол рядом со своей госпожой и осторожно вытирая платком слезы с ее лица.
  
    - Да как вас оставить - пропадете же, - покачал он головой и обернулся к напряженно застывшей вампирьей чете. - Прошу прощения за эту сцену... Видимо, полтора века странствий с Безумным Шутом любого с ума сведут...
  
    -Да меня бы только сумасшедший и полюбил, - проворчала Лале, продолжая изображать обморок. - А всяческие сцены и скандалы только оживляют семейную жизнь, вы не находите? - закончила она лукаво и приоткрыла один глаз, глядя точнехонько на леди Маргарет.
  
  Но та умудрилась проигнорировать как бурную семейную сцену гостей, так и воспоследовавшее примирение.
  
  Все это время она разглядывала супруга, как будто увидела его впервые.
  
  -Вы что-то написали? - выдохнула она. - Вы? Написали? По собственному желанию? Я имею в виду, за вашей спиной не стоял весь Совет и не зудел, что пора сдавать отчетность... Просто сели и написали? Своими руками?
  
  О нелюбви Мастера к письменному слову ходили легенды. Приблизительно в Средние Века он решил взяться за ум и научиться правописанию, но этот процесс у него растянулся еще на парочку столетий и забуксовал где-то в веке семнадцатом. Все существительные он до сих пор писал с большой буквы и с непременным «е» на конце. А вот со знаками препинания так и не сумел подружиться — или расставлял запятые наобум, как говорится, по велению души, или заменял их кляксами.
  
  Но суть в том, что лишь событие глобального масштаба могло заставить Мастера взяться за перо.
  
  -Да, вот взял и написал. Что тут необычного?
  
  -Но вы же... но...
  
  -Для детей миссис Стивенс чего только не сделаешь. А я им не чужой.
  
  Сами Стивенсы определяли степень его близости к своим отпрыскам как «нечто вроде крестного, но не совсем.»
  
  -Так вы детям адресовали сей опус? Невинным крошкам? - всплеснула руками миледи. - Надеюсь, вы все же обошлись без... бранных слов?
  
  -Ну как вам сказать...
  
  -Вот честно и скажите!
  
  -Пусть с малолетства знакомятся с правильной мужской речью, - честно и сказал Марсден.
  
  Миледи издала полузадушенный всхлип.
  
  -Вы тотчас должны показать мне рукопись... я имела в виду, мне и нашим гостям, - натянуто улыбнулась она, как только супруг сдвинул брови, подозревая подвох. - Им тоже очень интересно! Так ведь?
  
    Лале сначала сморщила нос, как будто случайно нюхнула перцу, а потом противно захихикала, утыкаясь лицом Мило в грудь.
  
    - Да-да, - сдавленно произнесла шутовка, не оборачиваясь, и махнула рукой. - Ужасно интересно!
  
    - Госпожа моя! - укоризненно качнул головой юноша. Лале вскинула подбородок, заглядывая супругу в глаза:
  
    - Но ведь смешно же! - прошептала она с той же умилительной интонацией, с которой дети оправдываются: "Ну и что, что развернул подарок до Рождества! Все равно он бы мне достался".
  
    Мило сурово нахмурился.
  
    Лале вздохнула и приняла серьезный вид:
  
    - Мы были бы счастливы послушать отрывки из этого замечательного труда, - вежливо обратилась она к хозяевам, теребя накидку. - Итак, леди Маргарет?
  
  -Где вы в последний раз трудились над своей историографией? - осведомилась леди Маргарет таким тоном, которым следователь спрашивает преступника, где тот оставил окровавленный тесак.
  
  -В библиотеке.
  
  -Отлично! Мы все идем туда.
  
    - Прямо сразу? - пискнула Лале. Мило шикнул на нее и, подталкивая к коридору, в который вышли вампиры, съязвил:
  
    - Разве вы сами не желали задержаться здесь подольше? Так наслаждайтесь!
  
    Лале фыркнула и пробурчала что-то вроде "Обычно сначала бывают реки крови, а потом - хроники, а тут мы что-то сразу начали с хроник", но жаловаться перестала.
  
  Библиотека в вампирском особняке мало чем отличалась от обычной.
  
  Стеллажи с книгами, многие из которых были написаны вручную и на пергаменте, подпирали потолок.
  
  К уютно потрескивавшему камину было придвинуто кресло и стол, заваленный бумагами.
  
  В нишах притаились мраморные скульптуры, шифоньеры и застекленные шкафчики с заморскими диковинками.
  
  На одной из стен, параллельно полу, стояла полупрозрачная девочка и читала книгу под названием «Алиса в Стране Чудес.»
  
    Рыжая шутовка коротко взвизгнула и драпанула к ближайшему шкафчику, в который и ребенок бы не поместился. Дернула дверцу, прыгнула внутрь и, кажется, затихла.
  
    Мило не сказал ничего, но вокруг его пальцев, сцепленных в замок за спиной, закружились голубоватые искры, что не укрылось от внимания Марсдена, а карие глаза юноши приобрели странноватый фиолетовый отлив.
  
  Мастер Вампиров насторожился. С такими волшебством он знаком не был, так что не имел ни малейшего представления, что произойдет дальше — может, гость зажег огонек, чтобы получше рассмотреть привидение, а, может, от Лондона останется дымящийся кратер.
  
  Да что там говорить, сам грешен. Но тот год никак нельзя было упускать! Когда еще выпадет такая красивая круглая дата? Правда, историкам пришлось изрядно повозиться, выдумывая «Великую Лондонскую Чуму 1666 года»... Потом приехал Рэкласт со своими, привез бочонок виски и книгу огненных заклинаний тетушки Морганы, случайно найденную на чердаке... А историкам пришлось в спешке выдумывать «Великий Лондонский Пожар 1666 года»...
  
  Однако времена сейчас не те. Мастер угрожающе посмотрел на Мило, но леди Маргарет истолковала реакцию гостей по-своему.
  
  -Как не стыдно, Харриэт! Немедленно поздоровайся с гостями.
  
  -Здрасьте, - тряхнула косичками девочка и присела в реверансе, не отрывая босые ступни от стены.
  
   Мило немного расслабился и незаметно встряхнул руками. Искорки просыпались на ковер, да так и остались там лежать мелкими стекляшками.
  
    - Приятно познакомиться, Харриэт, - улыбнулся он с теплотой, хотя глаза его продолжали отсвечивать фиолетовым. - Никогда не встречал подобных вам, - добавил он задумчиво, но доброжелательно, так что непонятно было, считать ли это комплиментом или проявлением невоспитанности.
  
  -В ваших краях что же, привидения не водятся?
  
  Юноша отрицательно покачал головой.
  
  -Повезло кому-то, - буркнула леди Маргарет, но супруг сверкнул на нее глазами.
  
  -По мне, так повстречаться с привидением гораздо приятнее, чем с лордом-канцлером. Привидения, по крайней мере, не пытаются тебя облапошить, - заметив, что Мило до сих пор пребывает в помешательстве, он пояснил. - Привидение — это вроде как бестелесный дух, а дух, по мнению богословов, так и вовсе самое лучшее, что есть в человеке.
  
  Харриат улыбнулась до ушей и помахала Мило книжкой.
  
    Лицо Мило просветлело.
  
    - Вот видите, госпожа, - произнес он, обращаясь к шкафу. - Бояться нечего. Мисс Харриэт весьма приятная особа, а что же до прозрачности - у всех свои недостатки. Например, кто-то из присутствующих любит прятаться в местах, для этого не предназначенных.
  
    Скрипнула тихонько входная дверь, и Лале, торжественный выход которой из шкафа ждали с нетерпением все присутствующие, скромно шагнула в комнату, на ходу поправляя юбки. Лисья накидка куда-то подевалась.
  
    - Тебе легко говорить, Мило, - пожаловалась она. - Ты - мужчина и волшебник, а следовательно, смелее бедняжки шута. Да к тому же я вспомнила нашу старую знакомую, даму Архив. Хоть убей, не верю, что в библиотеке можно ожидать чего-то хорошего!
  
  -Как я вас понимаю! - воскликнул вампирша, которая с надеждой посмотрела на Лале, словно ожидая, что в руках у той окажется пухлая стопка бумаг. Может, она не просто так в шкаф юркнула. Может, она там рукопись искала. Бывают же полезные гости. Но надежды вампирши оказались тщетными, и она обвела взглядом завалы бумаг на столе, под столом и на книжных полках.
  
  -Так где же ваш opus magnum?
  
  -Где-то тут должен быть, - развел руками вампир. - Харриэт, тебе он не попадался?
  
  -Ей-то откуда знать?
  
  -Так я ж милорду помогаю, - загордилась девочка, отклеиваясь от стены и подлетая поближе. - Мы с ним обсуждаем, как красивше написать...
  
  -Почему вы не позвали на помощь меня? - простонала вампирша, по локоть зарываясь в бумаги на столе.
  
  -Нашли дурака! Вы бы мне всю рукопись... как это...
  
  -От-вреда-ктировали, - подсказала Харриэт.
  
  -Вот именно.
  
  При мысли о результатах этого соавторства, миледи схватилась за голову.
  
  -Я срочно должна найти эту рукопись! Леди Лале, она вам не попадалась, когда вы изучали наш шкаф изнутри? И кстати, почему вы не любите библиотеки? - спросила леди Маргарет, на мгновение вспомнив о своем долге поддерживать салонную беседу. Но тут же принялась с троекратным усердием разгребать бумаги.
  
   - А за что их любить, - буркнула Лале, плюхаясь на ковер и подгибая под себя обе ноги. На Харриэт она по-прежнему старалась не смотреть. - В первый раз я встретила там Незнакомца-на-Перекрестке - это карта, причем весьма и весьма неприятная. Такая же, впрочем, была и у моего наставника... Но не о нем речь, - нахмурилась шутовка. - Во второй раз в библиотеке на Маяке Лунной Косы мы встретили даму Архив - страшное существо, поверьте на слово. Она чуть было не забрала себе моего ненаглядного мальчика... Мило, я имею в виду, - "мальчик" хмыкнул, но говорить ничего не стал. - И, наконец, когда мы посетили библиотеку Дома Осени, то закончилось все это взятием под стражу.
  
    - Вы забыли упомянуть, госпожа, что это было наказанием за попытку воровства, - заметил в сторону Мило. Но Лале и бровью не повела:
  
    - Ничего подобного, - с нахальством возразила она. - Я всего лишь собиралась посмотреть некоторые сведения по просьбе моей королевы. А монархам возражать как-то невежливо.
  
  -Вот именно! - кивнул лорд Марсден. - Если монарх велит, надо исполнить, хоть ты тресни. Помню, как-то раз собрались мы в Московию по просьбе Старушки Бесс...
  
  -Это вы так про Елизавету? Про Королеву-Девственницу? - ужаснулась миледи.
  
  Вампир хмыкнул.
  
  -Положим, слухи о ее девственности были си-ильно преувеличены...
  
  Не дав ему договорить, супруга замахала руками. Если все это он описал в своем манускрипте, их обвинят в государственной измене.
  
  -Как бы то ни было, дело это прошлое, - заключил Мило. - Вернемся лучше к настоящему. Где же рукопись, которую мы все так жаждем увидеть?
  
  -Да где-то тут была. И вообще, последней в библиотеке были вы, мадам. Ну, вспомнили? Сидели и строчили что-то.
  
  Между тем, Харриэт подобралась поближе к Лале. Колокольчики в волосах шутовки ее крайне заинтриговали. Гостья казалась совсем молодой, почти что девочкой, такой же, как она сама. Ну, почти такой же. Ее Харриэт не стеснялась.
  
  -Здорово у тебя получилось, - заговорила она. - Когда ты забралась в шкаф, а вошла в дверь. Тоже через стены можешь проходить, да? И какие миленькие колокольчики! А хочешь я тебе что-нибудь дам, а ты мне дашь один колокольчик? Получится честный обмен.
  
  -И вовсе не строчила, а работала над статьей! - возмутилась леди Маргарет. - Для газеты «Таймс.» О роли велосипеда в социальной мобильности женщин.
  
  -Вам-то зачем велосипед? Вы летать умеете!
  
  -Важен не велосипед, важен принцип.
  
    Юноша, меланхолично перекладывающий листочки на столе, вздрогнул.
  
    - Статью про велосипеды? - голос Мило внезапно стал задумчивым. - Большую такую, в голубой папке?
  
    - Да-да, - растерянно откликнулась леди Маргарет.
  
    - Она еще желтой ленточкой была перевязана? - продолжал юноша все так же отстранено.
  
    - Да-да...
  
    - ...и в верхнем углу первого листа такое маленькое чернильное пятнышко?
  
    Воцарилось гробовое молчание.
  
    - А откуда вы это знаете? - осторожно поинтересовалась леди Маргарет.
  
    Мило вздохнул и протянул ей ту самую папку. Голубую. С желтой ленточкой.
  
    - Вот это лежало на краю стола, под стопкой черновых листов.
  
  Некоторое время супруги созерцали этот артефакт.
  
  -Ну вот, хоть что-то нашлось, - удовлетворенно хмыкнул Мастер, но жена не разделяла его радости.
  
  -Милорд, - тихо спросила она, - на каком эпизоде из истории нашей славной империи вы остановились?
  
  -Кажись, на временах Георга Третьего... для своих просто «Джо.»
  
  -Этот тот, который с ума сошел?
  
  -И вовсе он не сходил с ума, - вступился лорд Марсден за любимого монарха. - Что он за фрейлинами гонялся, так для того они и нужны, фрейлины эти, - он похотливо улыбнулся и подмигнул Мило.
  
    Тот рассеянно кивнул - видимо, больше из мужской солидарности, нежели по личным убеждениям - и оглянулся на Лале, покачивающуюся на пятках. И если бы мысли имели обыкновение проступать у людей на лице, то сейчас у Мило крупными буквами было бы написано на лбу: "Зачем еще нужны какие-то фрейлины, когда есть такая наставница".
    Судя по всему, юноша являл собой образчик редкой семейной добродетели - верности.
  
  Вампирша опустила голову, поднесла ладонь ко лбу и постояла так, излучая скорбь. Дуться ей нравилось, но на этот раз горе было неподдельным.
  
  -Пора собирать чемоданы, - пояснила она обоим мужчинам, глядевшим на нее с недоумением. - Кто сейчас Мастер Сиднея? И в каких мы с ним отношениях?
  
  -Да в чем дело-то? - забеспокоился вампир, который не только не знал о существовании Сиднея, но до сих пор не до конца поверил в открытие Австралии.
  
  -А в том, что нас сошлют в колонии. За клевету, поклеп и оскорбление величия в сопровождении чудовищного количества орфографических ошибок.
  
  -Что?!
  
  -А то, что я по ошибке отправила в Таймс вашу рукопись. Неделю назад.
  
  Лорд Мастер потянул себя за бакенбарды и протяжно застонал.
  
  -Что ж мне, заново теперь все переписывать?! - сокрушался он, чувствуя себя Сизифом на вершине горы.
  
  Жена послала ему убийственный взгляд.
  
  -В колониях у вас будет достаточно времени.
  
  Лале встрепенулась.
    
    - Постойте-постойте! - сладенько улыбнулась она, закладывая руки за спину. - А неужто печатанье рукописей - такой быстрый процесс?
  
  -Пожалуй, что и нет, - облегченно вздохнула миледи.
  
  -Еще какой медленный! - подтвердил милорд. - Дашь, бывало, писарю затрещину, так он сразу настрочит сколько тебе нужно копий. Потому что знает — там, откуда эта затрещина пришла, еще много таких же. А как изобрели печатный станок, все как-то замедлилось.
    
    Услышав ответ, шутовка просияла:
    
    - Ну, в таком случае, вам не о чем волноваться, о лорды и леди! Полагаю, моего искусства хватит на то, чтобы незаметно подменить одну рукопись на другую...
    
    - Вы действительно сможете это сделать? - глаза вампирши загорелись от энтузиазма. В буквальном смысле. Выглядело это довольно зловеще, особенно если учесть, что выражение вежливой заинтересованности так и не сошло с ее лица.
    
    - Разумеется! - искренне возмутилась Лале и, вскочив на стол, приняла величественную позу наподобие римских императоров. Впрочем, как раз об императорах-то она ничего не знала, а за образец взяла свою королеву Тирле. - Я могу открыть любую дверь! Куда угодно! Так что если рядом с рукописью есть хоть одна дверь, будь то хоть дверца шкафа, хоть открывающиеся ставни, я могу пройти туда и подменить одну стопку бумаг на другую... - шутовка потупилась. - Ну, если отличу работу многоуважаемого лорда Марсдена от других бумаг. Дело в том, что я совершенно не умею читать по-вашему. Видите ли, мы только вчера прибыли в ваш мир...
    Щеки ее окрасил стыдливый румянец - без сомнения, фальшивый.
    
  Харриэт взвилась до потолка, улюлюкая. В совместном прожекте ей выпала роль редактора, она немало повозилась с рукописью и не желала, чтобы ее труд бесследно исчез с лица земли. Супруги же начали наперебой благодарить гостью.
    
    Выслушав хозяев, Лале хитро улыбнулась:
  
    - Впрочем, это не проблема. Мило-то читать умеет... Умница, иди ко мне, я тебя конфеткой угощу, - умиленно закончила она и, порывшись в карманах, извлекла на свет леденец ярко-зеленого цвета.
  
  -Если вы не возражаете, я хотела бы вас сопровождать, - попросила вампирша. - Хочется поскорее увидеть рукопись и порв... сже... вернуть ее моему супругу.
  
  -Куда миледи, туда и я, - заупрямился Мастер.
  
  Вампирша нахмурилась, но заметно было, что забота мужа ей льстит.
  
  -Как бы то ни было, сейчас мы не можем покинуть дом. Солнечный свет вреден для нас, от него мы обращаемся в пепел, - сообщила вампирша так невозмутимо, как будто объясняла, что во время непогоды у нее начинаются мигрени.
  
  -Поэтому всем нам следует выспаться вдосталь, а потом уже наведаться к этим щелкоперам. Чую, ночка будет длинной. Да и вы отдохните, - предложил вампир гостям. - А ежели хотите перекусить, я могу вам что-нибудь приготовить по-быстрому.
  
  За его спиной леди Маргарет отчаянно замотала головой.
  
  -Готовить — это для мужчины не зазорно. Все лучшие повара — мужчины.
  
  Вампирша мотала головой, как флюгер во время урагана, а летавшая рядом Харриэт беззвучно кричала «Не соглашайтесь!»
  
  -Ну так что? Хотите чего-нибудь?
  
   - Конечно, мы... - радостно начала соглашаться шутовка, но тут у Мило дернулся уголок глаза. Лале сникла. - Конечно, мы весьма польщены этим предложением, но занимать время уважаемого Мастера - это слишком... Позвольте нам откланяться до вечера и самим позаботиться о себе, - кисло пробубнила она, косясь на своего спутника.
    
    - Я бы тоже с удовольствием остался, но желание моей госпожи - закон, - ухмыльнулся Мило. - А посему - прощаемся до вечера, леди, лорд.
    
  -Не смею вас задерживать, - лучезарно улыбнулась вампирша, хотя ее супруг казался разочарованным донельзя.
    
    Когда Лале уже открывала дверь, за которой, на удивление, виднелся вовсе не коридор, а какой-то сад с изрядно ощипанными деревьями, до ушей хозяев донесся яростный шепот:
    
    - Не ты ли говорил мне, Мило, что от нас не убудет, если ради вежливости мы поступимся принципами? Да пусть он хоть из цианида с цикутой обеды готовит, ничего мне не будет!
    
    - Все так, госпожа, но я-то не бессмертен, - философски ответствовал юноша. - И желудок свой берегу. Он мне, знаете ли, еще понадобится на ту вечность, которую я хочу провести с вами...
  
    Если бы кому-нибудь пришло в голову заглянуть в дальний уголок сада миссис Уотсон, то его взору предстала бы удивительная картина. Двое назнакомцев самого подозрительного вида обосновались на толстых нижних ветвях старой яблони - гордости упомянутой миссис Уотсон, немолодой вдовы, склочность которой давным-давно стала среди соседей притчей во языцех. Пониже, поближе к земле, сидел молодой человек в одеждах темно-красного цвета, но осанка и манеры его были таковы, что никто не назвал бы его вульгарным. На ветке повыше, спиной к стволу, устроилась маленькая рыжая женщина, беззаботно болтающая ногами.
  
    А аккурат рядом с ней висела корзинка, из который доносился приятный запах хлеба и запеченного мяса.
  
    В общем, если сказать короче и проще - Лале и Мило вкушали заслуженный обед в самом подходящем с их точки зрения месте.
  
    - Ну, что ж, Мило, говори уже, чем недоволен, - вздохнула наконец Лале, когда взгляды ее спутника нельзя было игнорировать и дальше. - Что я, по-твоему, натворила на этот раз?
  
    - Еще не натворили, госпожа, но определенно собираетесь, - светлые брови юноши сурово сдвинулись к переносице. Лале фыркнула. - Навязались вот в гости самым настоящим вампирам - неужели мало было вам того случая, когда мы попали на пляски к лесным духам?
  
    - А что? - невинно округлила глаза Лале. - Конечно, ноги наутро болели, но ведь сумела же я перетанцевать их королеву!
  
    - От которой потом пришлось убегать через два мира, - мрачно поддакнул Мило. - А случай с оборотнями?
  
    - Случай как случай. Укушенную руку мы тебе вылечили в конце-концов, а я зато прокатилась на волке!
  
    - А когда вы вознамерились нырнуть к русалкам...
  
    - Фи, Мило, как не стыдно напоминать даме о фиаско! Нет, никогда ты не научишься вести себя по-благородному!
  
    - А...
  
    - Все, довольно! - маленькая женщина рассердилась всерьез и спрыгнула вниз, на прелые листья. От ее движения с яблоневых веток посыпались капельки воды - прямо Мило за воротник. - Поверь, драгоценный мой, я прекрасно знаю, что если у кого-то есть зубы, то палец ему в рот класть не следует. А уж если зубы такие, как у наших гостеприимных хозяев... - Лале вздохнула и замолчала.
  
    - Пообещайте, что будете осторожны, госпожа, и не станете совершать необдуманный поступков, - даже не попросил - приказал Мило, глядя на спутницу сверху вниз. - Зуб даю... тьфу ты, то есть уверен, что лорд и леди Марсден имеют свои планы на ваши способности.
  
    Лале замерла на мгновение, а потом вдруг расхохоталась и принялась кружиться по облетевшему саду, расшвыривая ногами листья. Кисловатый запах земли стал сильнее.
  
    - Знаю, знаю, знаю, - напевала Лале, и колокольчики в ее волосах позванивали в такт. - Планы, хитрости, коварство... Но это ведь и есть приключения, Мило! Пусть опасно - но зато и скучно не будет!
  
    Мило вздохнул... и улыбнулся.
  
    - Вы неисправимы, госпожа.
  
    - А разве это плохо?
  
  ***
  
  В общей гостиной, соединявшей спальни немертвых супругов, стелился мягкий газовый свет и даже несколько десятков свечей в напольных канделябрах были зажжены для пущей торжественности. Однако Мастер, вкушавший завтрак за небольшим овальным столиком, пока что пребывал в одиночестве.
  
  Злополучный стальной гроб, с которого и начались неприятности, был задвинут в угол и прикрыт парочовой накидкой с золотой бахромой. Бросая взгляды в его сторону, Мастер скорбно вздыхал.
  
  -И где они только запропастились? - вампир налегал на сырую требуху, сдобренную кровяным соусом, но между делом успевал возмущаться. - Держу пари, они и вовсе не вернутся. Лондон он того, кружит приезжим голову.
  
  -Придут, как миленькие.
  
  Леди Маргарет высунулась в дверь. На случай, если редактор заартачиться, вампирша надела простое платье из кофейного цвета шелка. Пятна на нем не столь заметны, а если что, то и выбросить не жаль. Корсаж и подол платья были украшены вставками из черных кружев, а бока пышной юбки стянуты бархатными бантами, тоже черного цвета. Завитые волосы Маргарет струились по плечам, а не прятались под шляпкой. Туалет дамы еще не был закончен. Ловко орудуя золотой спицей с крючком, она застегивала крошечные пуговицы на спине.
  
  -Придут, как же!
  
  -Если они действительно безумные, то вернутся. Вот и узнаем степень их безумия.
  
  Лорд Марсден задумчиво пожевал кусок печени.
  
  -А что если они заблудились?
  
  -С волшебным ключом?
  
  -Или на них напали злые люди?
  
  -Днем, сэр?
  
  -А если это члены Армии Спасения?
  
  Обоих вампиров передернуло.
  
  -Думаю, сэр, от полчища уличных проповедников они тоже отбиться сумеют. Сэр Мило обязательно защитит леди Лале! Заметно ведь, как они любят друг друга, - вампирша лукаво улыбнулась.
  
  -Кстати, о любви, - лорд Марсден поднялся из-за стола и в один прыжок оказался подле жены, обнимая ее за талию.
  
  -Полно вам, милорд, - задергалась вампирша, тщетно пытаясь вырваться из его объятий. - Платье помнете, и я почти что одета...
  
  -Ну и что с того? Если в покрое женских панталон до сих пор ничего не изменилось, то раздеваться вам не надобно...
  
  -Пустите меня... ну же... вы зверь и грубиян!
  
  -Не зли меня, жена, не то по турнюру получишь.
  
  -А я вам... а я тебе глаз вот этим крючком выколю, - вампирша показала свое грозное оружие. - Агравейн, ну что же ты делаешь? Только чур быстро... с другой стороны, может, они и правда не придут...
  
  Позади них раздался грохот.
  
  И почти сразу же - гневный вопль:
  
    - Мило!
  
    Следом за кубарем перекатившейся через порог шутовкой в комнату шагнул, отряхивая невидимые пылинки с рукава, тот, кто, собственно, и наделал столько шуму. Судя по тому, как яростно сверкала глазищами Лале, потирая поясницу, кто-то только что отвесил ей хорошего пинка.
    
    - Ты что себе позволяешь, а, мальчишка?
  
    Пожалуй, если бы получилось свести в одном коробе кобру и кошку и хорошенько его встряхнуть, то получилось бы примерно такое шипение.
    
    - Я? - с деланным недоумением выгнул брови Мило и протянул вредным голосом: - Между прочим, подглядывать за людьми в такие моменты - неприлично и не подобает, госпожа моя.
    
    - Я не подглядывала, я ключ подбирала, - тут же соврала Лале. И, подумав, добавила: - И вообще, они не люди. И если ты уж сам хотел посмотреть, то мог бы попросить, я бы подвинулась, - заключила она сладенько.
    
    На скулах у Мило расцвели яркие пятна румянца.
    
    - Наставника на вас нет, госпожа, - в сердцах произнес юноша и, обернувшись к хозяевам, с достоинством поклонился: - Вновь приветствую вас и вновь прошу прощения за громкое вторжение - боюсь, это становится уже традицией.
  
  Щеки вампиров казались чуть зеленее обычного, что по человеческим меркам свидетельствовало о сильном смущении.
  
  -Что вы, что вы, - заторопился лорд Марсден. - Вовсе вы нас не отвлекли. Я это...
  
  -... хотел застегнуть мне пуговицы на спине и наклонился поближе.
  
  -Вот точно!
  
    - Ну-ну, - совсем по-плебейски хмыкнула Лале и непонятно добавила: - Мило вот тоже любит... колокольчики мне на косички подвязывать.
    
    Юноша почему-то покраснел, но от комментариев воздержался.
  
  -Что ж, раз все в сборе, можно отправляться, - скомандовала леди Маргарет, собирая волосы в пучок на затылке. - Единственное затруднение в том, что я не знаю, где сейчас находится рукопись. Я отослала ее главному редактору, но, может статься, он ее куда-нибудь отнес... например, в типографию, - сглотнула вампирша. - Где же нам ее искать?
  
  -А мы давайте вот как, - нашелся милорд. - Давайте загадаем, чтоб нам оказаться там, где нам сейчас больше всего нужно оказаться. Вот как-то так. А, леди Лале?
  
    - Можно, конечно, - задумчиво откликнулась шутовка, накручивая на палец одну из косичек. Колокольчик жалобно звякал. - Было дело, решила я как-то раз отправиться "куда-нибудь", так и пожелала. А Его величество Лиран, владетель Дома Дорог, возьми да и исполни мое пожелание буквально. Ох, и натерпелась же я тогда... До сих пор подсолнухи ненавижу, - добавила она жалобно.
    
    - Лале... - Мило шагнул было вперед, дабы обнять свою госпожу, но она решительно шмыгнула носом и отстранила его:
    
    - Полно, Мило, то дела давно минувших дней. Что ж, да окажемся мы там, где в нас нуждаются сильней всего! - торжественно провозгласила шутовка и - из вредности, не иначе - вставила ключ в замочную скважину высокой, но узкой дверцы шкафа.
    
    С таинственным скрипом та отворилась. Дохнуло неприятным запахом - слежавшийся воздух, плесень и еще нечто мерзкое, непонятное, но знакомое. Шутовка решительно перешагнула "порожек" и, полуобернувшись, подмигнула вампирам:
    
    - Прошу за мной, господа - будьте гостями в этом дружелюбном доме.
  
  Вампиры благодарно кивнули, ибо без приглашения не смогли бы ступить и шагу. А застрять в чужом шкафу, не имея возможности двигаться вперед или назад, согласитесь, было бы глупейшим положением. Особенно если учесть, что было их двое. Обнаружить одного незнакомца в шкафу — это еще куда ни шло, дело-то житейское. Зато семейная пара там смотрится неуместно.
  
  Но куда же их занесло?
  
  Они шагнули в тесную комнатенку с тусклыми обоями, некогда зелеными, но выцветшими до желтизны. На койке в углу было скомкано одеяло, вокруг давно нечищеного камина рассыпана зола, а больше ничего разглядеть они не успели. За столом у окна сидел светловолосый мужчина в расстегнутой рубашке и что-то писал. При виде гостей он ошарашенно вскочил. Но встревоженное выражение лица сменилось желчной улыбкой.
  
  -Долго ж вы... я уж думал, что не придете... - забормотал он, в упор глядя на мужчин. - А шлюх зачем привели?
  
  -Что-о?
  
  -Кажется, мы ошиблись адресом, - дипломатично заметила леди Маргарет, отступая назад.
  
  -О нет, милая.. но разговор не к тебе, а к этой... - прошипел владелец апартаментов.
  
  - К кому это - к этой? - глаза Лале недобро сощурились. Мило не сказал ничего, но заведенная его за спину рука начала медленно окутываться голубоватыми искорками.
  
  -Такие волосы, - бубнил он, - такие бывают только у ирландцев и детей, зачатых во время истечений... мерзость... и у той шлюхи тоже были...
  
  Тут его слова резко оборвались, а правой руке, которой он шарил за спиной, сверкнул нож. И полетел в сторону Лале.
  
    Послышался неприятный звук. Резко запахло кровью. Шутовка, не изменившись в лице, поднесла руку к шее и одним движением вытянула глубоко вонизвшееся лезвие. А потом... быстро размахнулась и послала подарочек по обратному адресу, но целя не в горло, а в живот.
    
    - Грлл! - одобрительно булькнула она кровью, когда несостоявшийся убийца сам согнулся от боли, зажимая руками рану и осыпая всех присутствующих такой отборной руганью, что даже луна бы покраснела от стыда.
  
  -Кровь, - констатировала леди Маргарет, неотрывно глядя на шею Лале. Острия клыков показались из-под верхней губы. Отреагировав почти мгновенно, лорд Марсден стиснул супругу за плечи и развернул ее в другую сторону, туда, где странный тип по-прежнему зажимал себе живот. С его пальцев сорвалось несколько алых капель и упало на пол. Упало с таким грохотом, будто кто-то швырнул с высоты чугунные шары. Вампиры поневоле вздрогнули. Но звук этот был слышен только им.
  
  -Госпожа, как так можно! - скрипнул зубами юноша, склоняясь и осматривая рану Лале. - Куда вы смотрели? - шутовка сделала сложный жест, будто завязывает узелок одной рукой, и ткнула пальцем в своего спутника. - Что значит, вы загляделись на меня, чтобы я не наворотил глупостей? Я всего лишь собирался сгноить его грязный язык у него же во рту... - Лале вздернула брови и резко взмахнула рукой, вскользь касаясь правой брови. Мило насупился. - Так что же, ваша честь в защите не нуждается? Вижу я, как вы можете за себя постоять!
  
  Внезапно убийца взвыл и кинулся к Лале... точнее, попытался кинуться. Злополучные голубые искорки все-таки сорвались с пальцев Мило и ударили мужчине в грудь. Тот коротко вскрикнул и повалился навзничь с деревянным стуком, будто кукла.
  
  Лале вопросительно глянула на Мило и сцепила мизинцы. Мило вздохнул:
  
  -Ничего я с ним не сделал. Разобраться еще надо, что это за мерзавец. Так мы и сделаем, а пока пусть он спит, - в голосе Мило появились неприятные металлические нотки, - и видит самые страшные сны, которые может вообразить его подсознание. Потом он ответит на наши вопросы - если, конечно, до тех пор не лишится рассудка...
  
  Но какие бы видения ни забрезжили в подсознании странного типа, внезапно им наступил конец. Уже не в силах сдерживаться, вампиры рванулись вперед, сливаясь в воздухе в одну темную полосу. Мгновение — и они оказались подле лежавшего мужчины, кромсая на нем рубашку когтями, припали к его груди, а затем... Лале и ее спутник не смогли как следует разглядеть, что же произошло затем, потому что было это одним из тех зрелищ, которое не тешит сердце хоть сколько-нибудь чувствительное. Любое существо, обладающее нервными окончаниями, непременно потупило бы взор.
  
  Зато они слышали звуки. Как из львиной вольеры во время кормления.
  
    - Досадно, право, - произнес Мило, машинально поглаживая свою госпожу по волосам. - Куда бы мы ни попали, всюду нас окружают люди не самого тихого нрава, события отнюдь не мирные. А все от вашей неуемной тяги к приключениям, Лале.
    
    Шутовка, хоть и не могла ничего возразить своему спутнику вслух, однако с превеликим удовольствием залепила ему оплеуху. Мило со вздохом потер ушибленное место, но промолчал.
  
  Развязав свой плащ, Мастер Лондона прикрыл им останки того бедняги, чье имя они так и не успели спросить. Тем временем, леди Маргарет достала из рукава кружевной платочек и как следует вытерла губы. Не поворачивая головы, протянула платок мужу. Тот поблагодарил.
  
  -Отчего-то у меня на сердце неспокойно, - с оттенком неуверенности спросила вампирша. - Как думаете, сэр, мы поступили... дурно?
  
  -Дурно?
  
  -Неправильно?
  
  -Не по правилам, что ли? - хмыкнул ее супруг. - Вроде нет, все правила соблюдены. Сезон охоты открыт, религиозных предметов тут в помине нет, за испорченные обои я заплачу, вошли мы с приглашением...
  
  Тут вампиры переглянулись и, как один, посмотрели на Лале.
  
  -Хм, - насупилась вампирша, пытаясь скрыть смущение. Настоящей леди не пристало набрасываться на еду. И уж тем более на глазах у представителей других видов.
  
  Однако ее супруг предпочитал справляться с проблемами иначе - искал их причины не внутри себя, а во вне.
  
  -И куда же вы это завели нас, леди Лале? - загремел Мастер Лондона. - Это ведь не редакция, а не пойми что! И кто это такой... был? Неужто редактор?.. И... и вообще, где моя рукопись?
  
    Лале склонила голову набок и посмотрела на Мастера Лондона тем взглядом, какой был у нее за мгновение до того, как она кинула злополучный нож. Мило осторожно коснулся ее плеча, словно успокаивая. Лале тряхнула головой - колокольчики гневно звякнули - а потом сделала несколько резких и порывистых жестов.
    
    Глядя на нее, Мило покивал, а потом стал переводить:
    
     - Госпожа сердца моего хотела бы покорнейше напомнить, что все согласились задать ключу такую задачку: попасть туда, куда нам нужно попасть. Ежели мы очутились здесь, стало быть, само мироздание требовало нашего присутствия в этом месте и именно сейчас. А с мирозданием спорить накладно, как по-вашему?
    
    Вампир свистнул, протяжно и горестно.
    
    -А ведь и правда. Ну и влопались же мы с вами в историйку, ничего не скажешь. Уж не знаю, как там в ваших мирах, а у нас такое мироздание, аж тошно делается. Любит подгадить. Чую, не сразу мы до рукописи доберемся, ох, не сразу. Самое малое, еще один раз придется куда-нибудь смотаться. А все из-за числа три, чтоб его ангелы взяли! Уж такое фольклорное число, прям фольклорнее не бывает.
    
    -Что ж, - пожала плечами вампирша, - поскольку мы все равно попадем не туда, пускай это «не туда» окажется хотя бы приятным. Как насчет пассажа на Пикадилли? Мы вам там горжетку купим, леди Лале, - с преувеличенным сочувствием она посмотрела на шею пострадавшей шутовки.
    
    Только сейчас вампиры, не отличавшиеся щепетильностью, заметили, что орудие действительно не нанесло Лале вреда.
    
    -Так вы взаправду бессмертная, миледи, - осклабился Мастер Лондона, чувствуя новую волну приязни к шутовке. - Как и мы. Приятно, что и говорить. А чего вы боитесь? Вас-то чем можно убить?...
    
    -Ах, ну что за речи! - вмешалась его супруга. - Вы согласны, леди Лале? Поедемте в пассаж? Заодно и джентльмены отдохнут от нашей болтовни. Пусть ведут свои серьезные мужские беседы, пока будут идти позади нас и нести наши покупки.
    
    -Ну уж нет! Раз так, то и мы с сэром Мило пойдем в... ээ... массажный салон. Вам нравится ориентальный массаж, сэр? - осведомился вампир с такой ухмылкой, что даже у гостя из иных миров не осталось сомнений, что этот термин служит эвфемизмом для чего-то очень гнусного и скабрезного.
    
      Однако довести беседу до логического конца не вышло. Стоило только лорду Марсдену закончить последнюю фразу, как внизу послышался шум, топот ног, многочисленные поминания господа и полиции - именно в таком порядке. Оглянувшись на помещение, Мило решительно произнес:
      
      - Кажется, нам следует покинуть эту негостеприимную обитель и вернуться в исходную точку, как вы считаете? Лале, свет мой, - обратился он к шутовке, - проводи лорда и леди обратно в библиотеку, а я пока здесь приберусь.
    
    Те снова дружно закивали. Попасться на месте преступления им не хотелось, ибо это наносит удар репутации. Разумеется, лишних свидетелей всегда можно убить и съесть, но это тоже не входило в их планы. Они были сыты.
    
      Как только вампиры оставили комнату, Мило прищелкнул пальцами, и в его руках тут же очутился плащ лорда Марсдена - без единого пятнышка крови, а место плаща заняла потертая занавесь. Следы на грязном полу истаяли, как ледяные узоры на стекле, к которому приложили нагретую монетку. Напоследок волшебник обошел комнату по кругу, внимательно следя за тем, чтобы ни единого намека на пребывание здесь четырех человек не осталось.
      
      Внимание его привлек исписанный лист бумаги на столе. Мило подхватил его, но только лишь начал вчитываться, как в дверь застучали, а Лале высунулась из шкафа и нетерпеливо махнула рукою - мол, поторапливайся, копуша. Волшебник торопливо сунул письмо за пазуху и последовал за своей госпожой.
  
  
  ***
  
  Оказавшись в библиотеке, где его уже давно поджидали лорд, леди и одна высокородная шутовка, Мило с полагающимися словами вернул Мастеру Лондона его плащ и, взглянув на слишком уж веселую Лале предложил:
    
    - Думаю, нам пора уже идти дальше, чтобы сегодня вернуть рукопись до ужина. Верно, госпожа?
    
    Лале ухмыльнулась самым злодейским образом и, поправив лисью шкурку на плечах, сделала рукою несколько небрежных движений, словно отметая от себя нечто надоедливое. Лицо Мило приобрело недоверчивое выражение. Он с сомнением покосился на вампиров и произнес:
    
    - Госпожа, вы уверены? А это не опасно? - Лале заломила бровки домиком и повела указательным пальцем, словно вычерчивая невидимую волнистую линию напротив своего лица. Мило вздохнул, смиряясь с судьбой. - Если вы считаете, что это будет забав... э-э, необходимо, не смею с вами спорить. Господа, - обратился он к лорду и леди. - Не желаете ли прогуляться в такое место, куда бы вы никогда не смогли попасть, если бы не моя прекрасная Лале? Ручаюсь, там будет гораздо интереснее, нежели в пассаже или, гм, на массаже, - улыбнулся он с самым лукавым видом и опустил ресницы, как настоящий пай-мальчик.
    
    Разумеется, любому разумному существу эти ужимки должны были подсказать, что в предложении таился подвох, да еще какой! Поняли это и вампиры, но одна беда — по самой своей сути они были существами любопытными. Обычно их любопытство заключалось в счете просыпанных зерен риса — интересно, сколько же их там? Ну, или в том, чтобы поймать кого-нибудь и посмотреть, что у него внутри. Вот и сейчас они не могли сдержаться.
  
  -А куда?
  
  -Неужто там взаправду так весело?
  
  -А кровь... а развлечения там какие-нибудь есть? - посыпались вопросы.
  
  -Увидите.
  
  Лале вставила ключ в замочную скважину, провернула его разок и приглашающе распахнула дверь. По глазам вампиров ударил солнечный свет - яркий, оглушающий, и прежде, чем лорд и леди сумели сориентироваться, Мило невежливо втолкнул их в дверной проем.
  
  Одно мгновение - и шутовка захлопнула дверь за их спинами, а потом хрипло расхохоталась.
  
  Такого сюрприза они точно не ожидали.
  
  Да и плана действий в такой ситуации у них не было. Какой уж тут план, если мгновенно превращаешься в пепел? Остается только лежать и надеяться, что кто-нибудь заметет тебя в совок. Если, конечно, пепел умеет надеяться.
  
  Тем не менее, Мастер Лондон среагировал незамедлительно. Прижал к себе жену, которая слабо вскрикнула, укрыл бортом фрака, а сам, зажмурившись и вытянув вперед правую руку, со всей силы толкнул дверь.
  
  Но ничего не произошло. Ничего вообще.
  
  Дверь не открылась.
  
  Вампиры не обратились в прах.
  
    - Ну, что же вы, господа, - произнес Мило с укоризною, больше подобающей умудренному жизнью старику, а не юноше, каким он выглядел. - Полно бояться, здешнее солнце ничем вам не страшно, потому что в нашем мире вампиров отродясь не было - а значит не было и законов, по которым им приходилось бы умирать. Оглянитесь лучше вокруг!
    
    А поглядеть было на что.
    
    Вокруг путешественников по мирам, вольных или невольных, раскинулся огневеющий сад. Рыжие клены и алые осины, сочные рубины рябины и мягкое золото лип, и багрянец, и ржавь, и тронутая тлением зелень - каких только оттенков не было кругом, каких деревьев! В небе, по-осеннему зеленовато-голубом и прозрачном, как драгоценный аквамарин, нежилось ленивое солнце - казалось, оно излучало не тепло, а прохладу. Лучи его дробились на инее, драгоценной глазурью покрывавшем опавшие листья и черноватые древесные стволы.
    
    Но самым удивительным была тишина, какую не встретишь ни в одном городе даже в самый поздний час. Оглушающая - но живая и полная сдержанного, настороженного любопытства.
    
    - Добро пожаловать в Сады Осени, - улыбнулась Лале непривычной, отрешенно-спокойной улыбкой. Голос ее был хрипловат - видимо, еще давал знать о себе нож убийцы. - Одно из самых прекрасных мест моего родного мира...
  
  Отодвинувшись от мужа, леди Маргарет недоверчиво провела пальцем по своей щеке, словно ожидая, что ее гладкая кожа в любой момент покроется трещинами. Даже перчатки сняла и рассмотрела свои руки на свет.
  
  -Я не сгораю, - удивленно улыбнулась она. - Солнечные лучи меня не обжигают. Это... это так прекрасно!
  
  Лорд Марсден, который уже собирался вызвать Мило на поединок за такие проделки, тоже был явственно потрясен. Он ощупал себе плечи и просиял.
  
  -А ведь и верно! Даже не жжется. Повезло вашему миру с солнцем, ничего не скажешь. Хорошее оно у вас. У нас же дрянь, а не солнце.
  
  -Какой у него удивительный свет, - вторила вампирша. - Гораздо ярче, чем от сотни газовых фонарей, но не такой резкий, как электрический. Неужели и наше солнце светит точно так же?
  
  -Да нет же, у нас оно дурацкое, - заявил Мастер Лондон с убежденностью лисицы, повествующей о зеленом винограде. - А тут совсем другой коленкор. Вот вечно так, изобретут что-нибудь за границей нам на зависть...
  
  -Но что же это за мир, сэр Мило, леди Лале? - не дослушав его, вампирша обратилась к новым знакомым, которые из гостей внезапно превратились в хозяев. - Неужели здесь и правда нет вампиров?
  
   - Конечно, нет, - невозмутимо подтвердила Лале. Зато есть Лесные Девы - они съедают неосторожных путников целиком, предпочитая, впрочем, юношей. Еще мертвецы речные - те отгрызают пальцы и прокусывают горло. Плясуны, хохотальники, волколикие - словом, всякой нечисти довольно. Ах, да, чуть не забыла, - хлопнула она себя вдруг по лбу. - Еще Королевская Налоговая Служба - вот там-то упыри так упыри...
  
    Лорд Марсден поморщился.
  
    -Ну уж вы скажете, мадам! Сравнивать сборщика налогов с честным упырем! У вас, поди, не облагали налогом окна, слуг мужского пола, пудру для волос и мыло...
  
    -Налог на мыло давно уже отменили, - заметила миледи.
  
    -И зря! - возмутился Мастер, никогда не отличавшийся последовательностью. - Поди теперь выясни, кто из какого сословия. Раньше-то голытьбу можно было издалека учуять, а теперь у нас чуть не каждый второй мнит себя приличным господином. Куда катимся!
  
    -Быть может, леди Лале, вы покажете нам сад?
  
    В глазах вампирши читалась паника. Если супруг начнет обсуждать остросоциальные вопросы, то еще долго иных развлечений ни у кого не будет.
  
  
  Лале же, казалось, была погружена в какие-то туманные размышления. Она меланхолично пощипывала рыжий лисий мех своей накидки, прикрыв глаза, и на слова леди не обратила ровным счетом никакого внимания. Мило же, обычно без промедления сглаживающий любую неловкость, возникающую по вине его хозяйки, на сей раз только грустно улыбнулся:
    
    - Да... Ваши слова, лорд Марсден, навевают воспоминания. В моем родном мире, увы, особу царских кровей можно увидеть заточенной в "вороновой клетке". Это такая мерзкая штуковина с редкими прутьями, которую подвешивают на самом верху какой-нибудь здоровенной башни, а внутрь сажают преступника. Например, мальчишку-волшебника, который осмелился украсть у старших чародеев волшебную книгу. Сажают - а потом ждут, пока он помрет от голода, а вороны растащат тело, сделав его своей пищей. И им, увы, будет все равно, царскую они плоть вкушают или простую. Но...
    
    - Ну, хватит, - Лале наконец открыла глаза и прервала излияния своего спутника, без сомнения, слишком личные. Думаю, нам и впрямь стоит прогуляться по саду. Место это красивейшее, да и на солнце в своем мире вы вряд ли сможете полюбоваться без вреда для здоровья. К слову, ваше солнышко столь же ласково и прекрасно, как наше, - Лале запрокинула голову, подставляя лицо теплым лучам. - Видать, не в его характере дело. 
  
  Но рассказ Мило возмутил вампира, и тот пробормотал сквозь зубы, что следует делать с негодяями, которые сажают особ царской крови в клетку. Чародеи и вороны в его версии тоже фигурировали, но уж в каком-то откровенно неприличном сочетании.
  
  -И вообще, особа королевских кровей не может ничего украсть. Априори. Она лишь возвращает себе утраченную реликвию.
  
    - Ах, оставьте, это дело давно минувших дней, - улыбнулся Мило. - Да и к тому же, не попади я тогда в ту клетку - не стал бы сейчас настоящим волшебником, - он поднял с земли сухую веточку, дунул на нее - и обратил в изысканнейшую лиловую розу, кою с поклоном преподнес леди Марсден. - И благодаря все той же клетке я познакомился со своею будущей женою. Неправда ли, удивительны пути любви? 
  
  Лиловая роза на удивление гармонично сочеталась с черным кружевом на корсаже миледи, и вампирша улыбнулась, показав кончики клыков.
  
  -Воистину, - проговорила она. - Вот мы с лордом Марсденом, например, познакомились...
  
  -На придворном приеме, - как-то слишком поспешно сказал вампир.
  
  -Именно. В Букингемском дворце. Весь двор аплодировал, когда лорд Марсден встал передо мной на одно колено, а королева Виктория подарила мне свою фату.
  
  -Но познакомиться с будущей женой в клетке — это, право слово, оригинальнее.
  
    И, обменявшись философскими замечаниями, они двинулись вглубь сада. Лале носилась вокруг вприпрыжку, то забегая вперед, то отставая, поддевала ногою кучи шелестящих листьев, устраивая маленькие разноцветные смерчи - словом, дурачилась. Мило же с удовольствием исполнял роль проводника, рассказывая гостям о том, какое дерево какой Семье в Доме Осени соответствует, на каком гербе рисуется и что означает. 
  
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"