Коути Катя: другие произведения.

Вампиры на Каникулах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


  • Аннотация:
    Продолжение "Bucher! Bucher!" - трагикомичная пародия на мюзикл "Танец Вампиров," книгу "Призрак Оперы," книгу "Дракула," фильм "Интервью с Вампиром," а так же рассказы Вудхауса про Берти Вустера. Париж - идеальное место для каникул. Другое дело, что двум вампирам и их верному слуге-горбуну отдохнуть не придется. Ведь они должны помочь Призраку Оперы наладить личную жизнь, что бы ни входило в это понятие. Ну а когда в дело вмешиваются охотники на вампиров, события принимают серьезный оборот. А уж если и политкорретные американские вампиры бродят поблизости, то и вовсе жди беды :)


   Перед прочтением лучше ознакомиться с самим мюзиклом и первой частью.
   http://zhurnal.lib.ru/k/kouti_k/tdv.shtml
   http://zhurnal.lib.ru/k/kouti_k/tdvfic1.shtml
  
   Краткое содержание первой части: Сара уехала с Профессором Абронизиусом, Альфред остался с Гербертом, и теперь вся эта чудесная компания подалась в Париж. Неприятности, как водится, не за горами...
  
  
  
  
  
  
   Граф фон Кролок повертел ржавым ключом в замочной скважине, распахнул сундук, выполнявший в замке роль сейфа, и, после некоторых колебаний, извлек увесистый кошель. Мысленно подсчитывая расходы, он насупился и вынул пар монет, повертел их в руках. Золото мерцало в тусклом свете факела.

- Думаешь, этого будет достаточно? - с сомнением спросил он слугу, застывшего у входа в подземное хранилище. - Какой сейчас курс дублонов к... что там в ходу во Франции?

Слуга ответил, что официальная валюта Франции в настоящий момент называется франк, а на эти деньги можно купить даже поместье под Парижем. Очень обширное поместье. Версаль, например.

- Вот только обменивать их придется у антиквара, Ваше Сиятельство.

Граф пожал плечами.

- Ты ведь будешь слать мне отчеты, верно?

- Если это угодно Вашему Сиятельству, - пообещал горбун.

- Угодно. Но ради всего нечистого, не пиши, что Герберт с Альфредом проводят свободное время в Лувре. Музеи закрыты по ночам, зато я знаю, что открыто!

Куколь печально вздохнул и переступил с ноги на ногу.

- Вариант с национальной библиотекой тоже не подходит. И - хаха! - с посещением Нотрдама. Кстати, я наслышан о новой парижской Опере, но удивительное дело - она называется отнюдь не Мулен Руж. Кроме того, не позволяй моему сыну охотиться возле кабаков, - его ноздри затрепетали от отвращения. - Парижане хлещут абсент как воду, а от него сходят с ума. Меньше всего хочется, чтобы Герберт вернулся в родовое гнездо, хихикая и распевая Марсельезу. Так, теперь насчет разврата...

Собираясь как обычно вежливо покивать головой, Куколь закашлялся и схлопотал испепеляющий взгляд хозяина.

- Я имел в виду, пусть мальчики держатся подальше от развращающего влияния социализма, импрессионизма и чем там еще Франция богата. Герберт обязан помнить, что принадлежит к древнему роду фон Кролоков, а значит, положение обязывает его подавать хороший пример простолюдинам. Его поведение должно быть безупречным! - фон Кролок вспомнил, как Герберт и Альфред взахлеб обсуждали новый покрой воротничков, и добавил. - Впрочем, если он пожелает путешествовать инкогнито, я ничего против не имею.

Среди представителей благородных фамилий действительно было принято путешествовать "под прикрытием," выбрав из списка своих фамилий какую позатрапезней (вместе с титулами накапливалось и число фамилий, а когда оно переваливало за 20, то выбор был). В качестве официального объяснения сему феномену выдвигалось следующее - таким образом аристократ мог забыть про атмосферу вечного раболепства и хотя бы на время стать ближе к народу. Дань демократическим веяниям и так далее. На самом же деле, причина была куда проще. Например, маркиз Н. при нормальных условиях не мог нагрянуть в трактир, заказать пару кружек пива и свиной пирог, а потом, икая и выплевывая щетину, затянуть песню, которую когда-то исполняла его нянька, после того как стянула непочатую бутылку коньяка из господского буфета. Точно так же герцогиня де-Такая-то и в мыслях не держала, чтобы заскочить в лавку к старьевщику и долго-долго, пока голос не сорвется, собачится из-за фиолетового платья с желтыми розочками. А ведь в нем можно посетить мюзикл-холл! Зато какой-нибудь Джон Смит или Хильда Шульц могли позволить себе невинные забавы. Во многих аристократах сидит пролетарий, гремит цепями и рвется на свободу.

Кроме того, такой обычай сберегал много нервов родне путешественника. Ну кому хочется услышать во время званного обеда, "Это не ваш ли брат, герцог ***, во время пребывания в Марселе загремел в тюрьму, потому что в костюме Адама гонялся за прачками?" А вот если злосчастный родственник путешествовал инкогнито, откреститься от него легче легкого.

- Надеюсь, мои инструкции тебе ясны. Есть вопросы? - уточнил вампир скорее для проформы, потому что единственный вопрос, который слуги имеют право задавать хозяевам, был "Что прикажете?" Куколь помотал головой. В руки ему тут же упал кошель, заставив горбуна прогнуться еще ниже - мешок весил изрядно.

- Советую рассовать деньги по разным карманам.

Сокрушенно кивнув, Куколь признал, что в Париже действительно орудуют самые дерзкие банды карманников.

Хозяин удивленно приподнял бровь.

- Они-то здесь причем? Просто не хочу, чтобы виконт нашел все сразу.

А потом наступило время прощаться.

***

Открывавшийся вид грел сердце даже тем, кто этим органом не пользовался. В деревнях, что окружали замок, наступление сумерек сопровождалось хлопками ставней и скрежетом засовов, но в Париже, несмотря на поздний час, на улицах было людно. Мягкий свет газовых фонарей выдергивал из темноты фигуры, которые обменивались рукопожатиями, приподнимали цилиндры, чуть склонялись в реверансах и спешили по разным делам. Впрочем, словосочетание "по делам" не совсем соответствует контексту - с таким рвением люди спешат не в контору, а в кафе, чтобы поскорее предаться удовольствиям. По мостовой, казавшейся мокрой из-за блеска гладких булыжников, взад-вперед катались закрытые экипажи. Освещенные окна напоминали театр теней из-за сновавших за ними фигур. Город был квинтэссенцией веселья, и виконту фон Кролоку, наблюдавшему улицу из-за комнаты отеля, хотелось выпить его до капли.

...и долго он еще будет возиться?...

Повернувшись спиной к окну, Герберт обозрел свой номер, где Альфреда и в помине не было. Лишь шелест материи, доносившийся из ванной, свидетельствовал о том, что молодой вампир поблизости. В ванной Альфред находился - виконт взглянул на массивные напольные часы - уже 1 час 23 минуты и 15 секунд, и если и намеревался когда-нибудь покинуть эту комнату, то свои намерения ничем не выдавал. Виконт вздохнул, долго и печально, как осипшая баньши. Лучший друг обещал приготовить ему сюрприз. Но сюрприз сюрпризу рознь. Для некоторых господ и мешок с мукой, пристроенный над дверью, кажется чертовски хорошим сюрпризом.

Померив комнату шагами - 15 в одну сторону, 20 в другую - вампир в изнеможении опустился на кровать. Матрас под его тонкими пальцами слегка пружинил. Кровать был застелена безупречно-белой, как первый в году снег, простыней, укутана в пуховое одеяло и манила усталого путешественника, словно оазис бедуина. Как жаль, что спать на ней будет Куколь! А сам Герберт, разумеется, будет спать в гробу. Ведь не зря же они всю дорогу таскали эту треклятую домовину!...

Началось все с того, что Альфред решил стать образцовым вампиром. Рана на его горле, оставленная зубами виконта, еще не успела затянуться, как новый член немертвого общества уже штудировал книги по этикету. И хотя сам он принципиально отказывался пить богатую гемоглобином жидкость, Альфред решил компенсировать этот недочет ярой приверженностью традициям. Смертные сказали бы "святее Папы Римского", а упыри в таких случаях упоминали Влада Дракулу. К сожалению, вампирствование, как и любые другие навыки, не давалось Альфреду интуитивно, но нельзя было найти более прилежного ученика! Через неделю ему уже мерещился религиозный символ даже в перекрещенных потолочных балках, а через две он отказался принимать ванну ("Из же крана течет вода, Герберт! Вода + течет = проточная вода!") Но это были только цветочки, фон Кролокам еще предстояло прогуляться по целому полю ягод. Вскоре новообращенный вампир захотел во что бы то ни стало научиться оборачиваться нетопырем. Это искусство требует четкой координации движений, но Альфред даже на двух ногах умудрялся поскальзываться на лестнице. Теперь количество шишек на его голове привело бы любого френолога в визгливый восторг. К счастью, тренировки приостановились ,когда граф выудил летучую мышь из своей тарелки с супом. Ссориться с Его Сиятельством не хотелось никому, а меньше всего тем, кто умещался на его ладони.

С такой преамбулой становится понятно, почему Альфред настоял на путешествии в гробу и в катафалке. Хотя виконт считал, что кареты с плотными шторами хватит за глаза, его родня пришла в восторг от идеи Альфреда. Сама Эржбета, у которой, согласно популярному мнению, клопа не выпросишь в голодный год, расщедрилась и облагодетельствовала путешественников своим катафалком. Правда, строили это занимательное транспортное средство 5 веков назад, причем заказчица призывала мастеров экономить каждый гвоздь. Но он был как новенький, конечно. Ага, только краску подновить и хоть на Северный Полюс езжай!

За время их вояжа у драндулета успели отвалиться крыша, пол и два с половиной колеса. Когда катафалк проезжал через селения, жители провожали его долгими взглядами, а потом ломились в церковь, потому что он явно предвещал что-то недоброе. Ну а для пассажиров - по крайней мере, для одного из них - недоброе выражалось в том, что из-за постоянных проволочек им пришлось отказать от идеи остановиться в Альпах и всласть покататься на гробах с горы. Это развлечение было популярным среди упырей, а в этом году курорты предлагали отличную сделку - покупаешь пропуск и катайся, пока от гроба не останутся одни щепки. Но посетить горный курорт на таком транспортном средстве означало заработать репутацию полоумного консерватора. А Герберту этого никак не хотелось.

Зато Париж его не разочаровал. В рассказах отца, побывавшего здесь в конце 18го века, столица Франции представала грязным вертепом, где по улицам катаются отрубленные головы. Но стараниями барона Османа, помешанного на геометрии, улицы были ровными и чистыми, а дома поражали великолепием. Устав крутить головой, виконт указал на отель, отличавшийся от других наибольшим количеством лепнины на стенах и самой длинной лестницей.

- Вот здесь! - сказал виконт и велел Куколю остановить лошадь.

- Но сударь, быть может, имеет смысл поискать менее престижные, но более безопасные апартаменты, - горбун многозначительно покосился на двойные дубовые двери отеля. Массивные дверные ручки блестели даже в сумерках. Значит, их полируют каждый день. А по лестнице бежала красная ковровая дорожка без единой пылинки.

Сомнение на его лице выразилось уж слишком отчетливо. В этом, собственно, и заключалась его ошибка.

- Что же ты хочешь этим сказать, друг мой? - осведомился вампир и его губы тронула улыбка инквизитора, который уже положил руку на колесо дыбы и теперь готовится его крутануть, - Если отель респектабельный, то он не про нас, да? Нам следует снять квартиру там, где примут любого жильца, если у него не растут рога и хвост? Где не спрашивают, почему жильцы спят днем и никогда не спускаются на обед? Где-нибудь в трущобах, так выходит по твоей логике? Потому что твари вроде нас не заслуживают ничего лучшего?! Отвечай!

- Я всего лишь пообещал вашему батюшке, что доставляю вас в замок целиком, а не по кускам, - пробубнил Куколь, разглядывая колени, - Как хотите, сударь, но останавливаться в центре города - слишком серьезный риск.

- Кто не рискует, тот не пьет шампанского!

- Но Герберт, мы же не пьем... шампанское, - сказал Альфред и ойкнул, схлопотав затрещину.

- Значит так, Куколь, или мы останавливаемся здесь или... Альфред, сколько костей в человеческом теле?

- 206, - автоматически ответил бывший студент.

- ... или я тебе напомню о существовании каждой из них. Последовательно, - вампир недобро сверкнул глазами. Спорить с ним было все равно что сидеть на пороховой бочке, жонглирую зажженным динамитом. Крайне неполезно для здоровья. Тем не менее, Куколь предпринял последнюю попытку.

- Но что мы скажем портье насчет багажа? - горбун кивнул в сторону гроба, черного с золотыми кистями по бокам.

- О, тоже мне причина для беспокойства! Скажу, что это мой чемодан.

- Но чемоданы обычно имеют четыре угла, а не шесть...

- Вот прямо станут они считать углы! Всем известно, что народ в Париже ужасно гостеприимный, так что вряд ли в отеле откажут трем усталым странникам. В любом случае, доверься моему шарму. Я все улажу.

Как оказалось, виконт фон Кролок не прогадал.

Уже у стойки портье стало понятно, что персонал гостиницы состоял сплошь из милых, услужливых людей. Ни сам портье, ни мальчик-носильщик, одетый в малиновый сюртук с золочеными пуговицами, ни горничная, пробегавшая мимо с букетом цветов, даже бровью не повели, когда Куколь, отдуваясь, втащил в фойе гроб. За Куколем, сияя улыбкой, вошел Герберт, а вот Альфред заколебался на пороге. Занесенная нога опустилась, юный вурдалак замер, упрямо сжав губы.

- Любезный, мы хотим снять комнату, с большой ванной и двухместной... и все равно какой кроватью, - Герберт облокотился на стойку и посмотрел на портье, полного господина с кавалерийскими усами, с таким неприкрытым дружелюбием, что тот невольно отступил назад. - Да, и вот еще какое дело. Вы видите того молодого... человека, что мнется на пороге? Это покажется вам странным, но он не может войти без вашего приглашения. Не берите в голову, его вовсе не грызет совесть по поводу полотенец, которые он якобы намеревается у вас украсть. Просто он очень...

- Вежливый, - подсказал Куколь, прислоняя гроб к мраморной колонне.
  
   Ну вот, сейчас начнутся расспросы, в результате которых им укажут на дверь. Потому что дела в отеле должны идти совсем скверно, чтобы администрация порадовалась таким клиентам. Но если портье и попытается вышвырнуть нежеланных постояльцев, виконт фон Кролок не преминет вступиться за свою поруганную честь... как давно он питался?... Горбун печально обвел глазами фойе, задерживая взгляд на пальмах в кадках и пушистых коврах, которые так просто не отстираешь. Жаль, хороший был отель.

К его изумлению, носильщик и портье лишь перемигнулись, после чего последний подошел к дверям и провозгласил, выговаривая слова так четко, словно диктант диктовал:

- Добро пожаловать в нашу гостиницу, мсье. Можете смело переступить сей порог, вы получили официальное приглашение.

Где-то в недрах коридора раздалось хихиканье. Герберт взглянул на камердинера торжествующе.

"Я ведь говорил, что в Париже самые дружелюбные люди!" так и читалось в его ясных глазах.
"Пожалуйста, господин виконт, давайте уйдем отсюда" взывал взор Куколя.

- Теперь, когда это маленькое недоразумение разрешилось, я хочу объяснить вам насчет этой штуки, - виконт указал на гроб, на ходу придумывая объяснение. Пока что оно заключалось во всеобъемлющем слове "Эмммм". Но портье опять проявил чудеса гостеприимства.

- Наверное, в гроб много вещей помещается, поболее чем в обычный чемодан, - портье уважительно поглядел на гроб. - И форма-то какая... герметичная! Не сомневаюсь, что за такими приспособлениями будущее. Пару лет и они завоюют рынок.

Носильщик, столь же невозмутимый, нагнулся, чуть было не уронив фуражку, и с помощью Куколя, позабывшего закрыть рот, поднял гроб.

- Только уж больно тяжелый, - пожаловался мальчишка, - вы бы к нему хоть ручки прибили, раз уж часто с собой возите. Так оно удобней будет.

Виконту еще не приходилось обсуждать со смертными усовершенствование гробов, поэтому он лишь оторопело кивнул. Какой все таки понимающий народ в Париже! Нигде не встретишь такой толерантности.

- Куда прикажете отнести эту штуковину? - поинтересовался носильщик, вталкивая гроб на тележку, - К вам в номер или сразу в зал для конференций?

Друзья-вампиры переглянулись.

- Ну конечно к нам, - обрадованно сообщил Альфред, - мы ведь в нем спать будем!

В глазах его так и светилась, переливаясь всеми красками, просьба - "Спросите меня почему!" Юноша гордился своим новым экзистенциальным положением. Тихой сапой горбун начал пододвигаться к выходу. Потому что именно сейчас портье пошлет за каретой скорой помощи, желательно с решетками на окнах и набором белых сорочек с длинными рукавами.

Через несколько секунд каникулы в психиатрической лечебнице стали для него верхом мечтаний.

Потому что портье расплылся в улыбке, так что кончики его пышных усов прикрыли ему глаза.

- Вот это я понимаю, рвение достойное всяческих похвал. Правильно, все нужно познать на личном опыте. Взять к примеру доктора Дженигса, который опробовал вакцину от оспы в первую очередь на себе. Молодец был, хоть и англичанин.

- А удобно, небось, в гробу-то спать, - завистливо промолвил мальчишка, толкая тележку к лифту, - если крышкой закрыть, то ведь и клопы не залезут. Благодать сплошная, а не сон.

У стойки виконт фон Кролок отсчитал положенное количество купюр - довольно неуклюже, потому что бумажные деньги были для него внове - расписался в книге для гостей, благоразумно ограничиваясь десятком титулов, и получил от портье ключи. Номер располагался на втором этаже и выходил окнами на бульвар. Несколько непривычно было видеть стены без трещин и кровать, со столбов которой не свисали гирлянды паутины. Виконт даже ощутил укол тоски по отчему дому. Но в общем и целом, номер был не так уж плох. Носильщик стоял на пороге и таращился на свои чаевые, будто стоило лишь моргнуть и эта куча денег испарится. Выпроводив его за дверь, виконт растянулся на кровати и взял за руку Альфреда, присевшего рядом. Оба вампира казались вполне довольными нежизнью. Только Куколь прислонился к стене и посмотрел перед собой отсутствующим взглядом. Эта ситуация нравилась ему все меньше и меньше.

- Сударь, ущипните меня, - попросил он наконец.

- Что ж, я признаю, что давеча ты и правда разговаривал со мной дерзко, но зачем начинать каникулы с телесных наказаний?

- Не могу поверить, что это происходит, - продолжал бормотать горбун, - даже когда они увидели гроб...

- Париж - цивилизованный город, здесь гостей не встречают чаркой святой воды, как в наших краях.

- Просто... просто что-то не сходится, сударь.

Мгновение ока, и вампир уже стоял рядом, сочувственно хлопая его по горбу.

- Вот что я тебе скажу, Куколь - это было очень долгое путешествие. Могло быть покороче, если бы мы ехали в нормальной карете! - не оборачиваясь, крикнул он. - Ну так вот, ты очень утомился, а сейчас тебе следует отдохнуть. А ничто так не восстанавливает душевный баланс, как поход в хороший трактир. Напейся, спляши что-нибудь зажигательное на столе, сломай кому-нибудь челюсть - в общем, выпусти всю негативную энергию. Главное, не забудь вернуться к восходу. И да, возвращение в отель планируй загодя - за пару часов - потому что если ты действительно хорошо проведешь время, то улитки будут проноситься мимо со скоростью арабских скакунов. Ты меня понял?

Быть может, езда по трансильванским дорогам, где в пору проводить состязания скалолазов, и правда расшатала ему нервы? В конце концов, должны же быть рациональные объяснения! Вдруг в этом отеле останавливается цвет французского декаданса? Или здесь регулярно проводят выставки похоронных технологий? Или же прислуга отравилась лягушиными лапками, в следствии чего вместо гроба им померещилась шляпная коробка?

И все же мысль крутилась на задворках сознания, назойливая, как жужжание комара, и столь же неуловимая.

Все еще нависая над ним, вампир чуть приподнял верхнюю губу, лишь настолько, чтобы Куколь мог увидеть кончики его клыков. Все 206 костей воззвали к благоразумию.

- В таком случае, я пойду, сударь. Надеюсь, вы с герром Альфредом приятно проведете вечер.

- Еще бы, ведь мы собираемся в Оперу, - сказал Альфред.

- Не скучай без нас. Увидимся утром...


...С момента ухода Куколя прошло уже почти полтора часа, а воз бы и ныне там. Виконт крикнул, чтобы Альфред поторапливался, если хочет увидеть по крайней мере третий акт, и, не дожидаясь ответа, вышел в коридор, хлопнув дверью.

И моментально пожалел об этом решении.
  
  
   Глава 2

Скольких неприятностей можно было бы избежать, если б человечество никогда не выходило за дверь! А сидело бы у камина, потягивая чаек и ворочая кочергой печеную картошку в углях. Правда, тогда прогресс развернулся бы на 180 градусов, экономика бы непременно рухнула, а мир погрузился в пучину хаоса.

Хотя по мнению Герберта фон Кролока, это не такой уж скверный сценарий. Рядом с фрау Сарой, на которую он только что натолкнулся, даже Рагнарек покажется легким заморозком в апреле.

Это была первая мысль, которую тут же затоптала вторая, куда более испуганная.

К чести Герберта нужно отметить, что в первую очередь он обратил внимание на то, что меньше всего заинтересовало бы другого мужчину. Сара обрезала волосы. Замечательно, теперь длинные, шелковистые локоны виконта были вне конкуренции! Но потом глаза вампира спустились чуть ниже и начали медленно расширяться...

- Ой, Герби! - воскликнула Сара, сжимая вампира в дружеских объятиях, - Как поживаешь... то-есть, как тебе существуется?

В присутствии Сары виконт и раньше изъяснялся преимущественно междометиями, но сейчас к нему присоединилось бы почти все мужское население планеты. Наряд бывшей фрейлейн Шагал мог скрутить в крендель любое воображение. На девушке была ярко-вишневая шелковая блуза, открывавшая шею и плечи, с таким декольте, которое гарантировало, что Саре больше никогда не придется нагибаться за упавшим платком - окружающие устроят давку, лишь бы не дать ей этого сделать. Черный, расшитый бисером корсет она надела поверх блузы, на цыганский манер. Но даже цыганки предпочитали прятать святая святых - ноги - под несколькими юбками. Что уж говорить о дамах из общества, которые скорее рассказали бы мужу, где припрятали бабушкины бриллианты, чем показали ему лодыжку.

Но Сара Шагал-Абронзиус была женщиной современной, суевериями не отягощенной.

Она надела брюки. Причем, как решил виконт, брюки эти были малы ей на пару размеров. Завершалось все это великолепие парой высоких сапог, на каблуке и с бесчисленным количеством пряжек.

Вампир выдохнул. На душе, если таковая у него имелась, вдруг сделалось уныло. Неужели он настолько погряз в консерватизме? Вот так и приходит взросление, чтоб ему.

- Здр-здавствуй, Сара, - несмотря на дрожь в коленях, Герберт сумел изящно поклониться, - Знаешь, мы приехали совсем недавно...и... ну в общем... А что, в Париже все женщины так одеваются?

Сара мелодично расхохоталась.

- Я так и знала, что ты заметишь! Нет, конечно. Парижанки, так же как их сестры по всему миру, все еще прибывают в пантолонно-юбочном рабстве! Если бы только знал, как долго нужно возиться со всякими там завязками на турнюре. Пару часов в день, не меньше.

Герберт подумал, что мог бы обойтись и без этих знаний.

- А сколько времени у тебя уходит, чтобы довести сапоги до блеска? - поинтересовался проницательный вампир.

- Не важно сколько! - вспыхнула девушка. - Чего не сделаешь ради прогресса. Кроме того, мой костюм подчеркивают всю мужественность профессии ламиеолога.

Когда виконт вопросительно погладил свою жилетку в районе груди, Сара добавила:

- А это символизирует мое женское начало. Ну да что мы с тобой обсуждаем одежду, словно две белошвейки. Лучше скажи - тебе тоже прислали приглашение, да? Вот здорово! Только я твоего выступления не видела в программе, - Герберт только теперь заметил в ее руках папку с листами бумаги, которые она принялась быстро листать, - Нет, не вижу. Тебя что, пригласили для...ммм... практикума?

На ее блузке нехорошим блеском сверкнул значок в форме головки чеснока. Оставалось лишь надеяться, что он был из стали. Хотя вряд ли, конечно.

Внезапно Герберт начал замечать и другие детали, которым прежде не придавал значения. Например, что стену возле двери украшает огромное зеркало и, более того, он сам стоит прямо напротив. А так же то, что по коридору то и дело снуют господа академической внешности, а лацканы их сюртуков украшают точно такие же значки. И наконец то, что было написано на папке в руках у Сары...

Земля ушла у него из-под ног.

- Вэтом отеле и правда проходит, - вампир сглотнул, - Международный Конгресс Ламиеологов?

- Ах, Герби, не притворяйся глупее, чем ты есть на самом деле! - недовольно нахмурилась девушка, - Как будто ничего не слышал? Конференция в Венеции была головокружительным успехом. Даже гондольеры выбросили шесты и теперь гребут исключительно с помощью осиновых кольев. А продажи чеснока утроились - это в Италии-то, где и так чеснок только что в шоколад не добавляют! Поэтому было решено устроить следующий конгресс в Париже, столице всяческого прогресса. Только здесь скучища страшная. Представь, я прочитала свой доклад "Чеснок как консолидирующий фактор в сельских сообществах Трансильвании" и ни одного вопроса! Хотя нет, кто-то нашатырь попросил, но это не в счет.

- А Профессор тоже здесь? - осведомился вампир. Интересно, он все еще носит с собой тот зонт со свинцовым набалдашником?

- К сожалению, мужу пришлось задержаться в Кеннигсберге - у него важный разговор о переиздании "Летучей Мыши", так что наш университет представляю я, - Сара горделиво поправила значок.

Шок за шоком. Виконт даже задумался, чему удивляться в первую очередь.

- Книгу Профессора переиздают? - наконец спросил он.

- Ну конечно. Правда, мне пришлось внести кое-какие коррективы. Видишь ли, первая строка книги должна цеплять читателя как... как багор. Поэтому стоило только заменить вступление с "В Трансильвании обитают следующие виды летучих мышей" на "Сладострастная ночь шелковым покровом опустилась на трансильванские холмы," как дела пошли на лад. От издателей отбиваться приходится. Разумеется, половину прибыли мы пожертвуем Международному Ламиеологическому Обществу. Доктор Сьюард так обрадуется...

Ни с того ни с сего ламиеологесса посмотрела мимо Герберта. Ее лицо вдруг исказила гримаса ужаса, в точности такая же, что только что украшала сиятельный лик виконта. Вампир не знал, что именно в данный момент находится за его спиной, но если оно так напугало Сару, это что-то сверхзловещее. Он решил не оборачиваться как можно дольше.

На плечо Герберта легла рука. Он чуть скосил глаза и увидел черные когти.

***

... Коридор заполняла густая тьма. С потолка то и дело срывались капли, которые могли запросто потушить факел. Но ему не нужен ни факел, ни фонарь. Подземелья Парижской Оперы были его владениями, где он помнил каждый закоулок, каждый выщербленный булыжник. Даже если зажмуриться и покрутиться на месте раз сто, он все равно поймет, в каком направлении нужно идти. Тем более, что сюда уже долетали нестройные звуки оркестра, готовящегося к первым аккордам. Он улыбнулся под черной бархатной маской, почти полностью закрывавшей лицо. Сегодня будет славный вечер.

Славный потому, что директора Оперы, которые прежде шли напролом с энтузиазмом новичков, наконец вняли гласу рассудка. Происшествие с упавшей люстрой подействовало на них, как ведро рассола вкупе с ледяным душем и чашечкой кофе по-турецки - иными словами, очень отрезвляюще. Хотя уборщицы и трудились над залом в три смены, но даже теперь стекло под ногами нет-нет да и похрустывало. А это здорово будоражит память.

Коридор закончился тупиком, но высокий господин в маске и черном фраке рассеяно пошарил рукой по стене. В результате этих манипуляций пол заскрипел и словно зевнул - распахнулся люк, в который и спустился мастер ловушек. Еще парочка извилистых коридоров и он достигнет полую колонну. Через нее можно проникнуть в ложу номер пять, где сегодня он намеревается внимать творению Гуно. Поумневшие директора отдали ему ложу в вечное пользование, как он и просил в самом начале. Не то чтобы мсье Ришар и Моншармен остались в большом убытке - билеты в ложи с видом на ложу номер пять продавались в два раза дороже. Обладатели этих билетов лорнировали инфернальную ложу, ожидая, что с минуты на минуты из-за красных занавесок выйдет кто-нибудь поинтереснее Мефистофеля с трезубцем. А именно - Призрак Оперы, злой гений здешних мест, который время от времени заливался демоническим хохотом или отпускал ехидные комментарии по поводу игры второго тромбониста. Но Призрак, конечно, никогда не появлялся. Много чести! Следить за представлением можно из колонны.

Устроившись поудобней, Призрак первым делом оглядел зрительный зал. Глупо даже надеяться, что он увидит ее сейчас - представление еще не началось, она наверняка ужасно занята. По крайней мере, он понимал это умом, но сердце, как обычно, устроило забастовку и начало биться с перебоями, вот прямо таки назло. Ну конечно она не появится! Ожидать ее так же продуктивно, как ребенку из сиротского приюта заглядывать в башмак рождественским утром. Даже если бы в нем лежал кусок угля, то все равно полезная штука, на растопку сгодится. Но там всегда пусто.

Дожив до таких лет, пора распрощаться с идиотскими надеждами. Счастье и... и то что скрывается под его маской - понятия взаимоисключающие. Потому что ни одна женщина никогда...

Призрак Оперы мысленно одернул себя. Затем плюнул через плечо, постучал по дереву, перекрестился и прочел "Отце наш". Господи, только бы не накаркать!

...Потому что ОНА никогда не воспримет его как потенциального кандидата в мужья. Ни-ког-да. У этой особы слишком много здравого смысла. Так Призрак Оперы и останется для нее волшебным покровителем, вроде феи-крестной. А фей-крестных просят превратить тыкву в карету, но вряд ли приглашают на чашечку чая и тыквенный пирог.

"Просто забудь о ней!" приказал себе мсье Фантом, в пятнадцатый раз сканируя зрительный зал.

События, произошедшие чуть позже, действительно заставили его забыть о своей пассии хотя бы на некоторое время.
  
  
   Глава 3

Неофиты... Они до такой степени полны восторга, что спешат поделиться им с каждым встречным, иначе энтузиазм просто разорвет их изнутри! Они вечно рыщут в поисках ушей, еще не слышавших о новом клубе, в который им посчастливилось записаться, или религиозном течении, членами которого они стали пару дней назад. Вырваться из их тисков сложнее, чем из кольца анаконды. Один новообращенный заткнет за пояс десяток старых, смягчившихся за годы службы инквизиторов.

У вампиров дела обстоят точно так же. Умудренные опытом немертвые знают, как влиться в толпу людей и заработать репутацию не саблезубого чудовища, а милого эксцентрика, который не пользуется столовым серебром исключительно из скромности. Лишь свежеиницированные упыри будут разговаривать, буравя взглядом вашу яремную вену. Лишь они будут зевать, ненавязчиво обнажая клыки. Лишь они могут отправится в оперу, покрасив ногти в черный цвет.

- Я всегда знала, что он маниак, но сейчас он этого даже не скрывает! - выкрикнула Сара, прежде чем, скользя на высоких каблуках, сбежать по лестнице. Обернувшись, Герберт поспешно убрал руки за спину, глубоко вдохнул, досчитал до десяти по-немецки, венгерски и латыни.

Нет, он ничего не имел против пудры. Наоборот, пудры, румян и белил у него было больше, чем у великосветской дамы 18го века. Когда-то было больше. После вылазки Альфреда вряд ли что-нибудь осталось. Молодой вампир радостно улыбнулся, так что белила на его щеках чуть не треснули. Бледный цвет его лица контрастировал с темными волосами, зачесанными назад с энтузиазмом денди, полчаса назад открывшего для себя бриолин. Глаза были густо подведены, что делало Альфреда похожим на панду.

Но если нашествие на свой косметический запас виконт еще мог простить, то, что друг сделал с костюмом, привело его в исступление. В магазине готового платья в Вене Герберт, сверяясь с модным журналом, купил парочку фраков, целый ворох шелковых рубашек - хотя современные рубашки такие скучные, совсем без кружев! - шейные платки, манжеты, запонки и все необходимое. Увлеченный покупками, он совсем не следил за маневрами Альфреда, а когда друзья покидали магазин, одежда была аккуратно завернута в бумагу. Ох, надо было с Альфреда глаз не спускать! Теперь он напялил на себя черный сюртук, который мог привести в уныние даже гробовщика, а роскошный оперный плащ, подарок от Герберта, раскромсал ножницами в нескольких местах - для того, чтобы создать эффект тлена. И в этом он собирался разгуливать по отелю, кишмя кишевшему ламиеологами?!

Виконт почувствовал, что закипает.

- Н-нравится? - робко спросил юноша, заглядывая ему в глаза. Герберт отвернулся.

- Мы еще обсудим твое поведение, - холодно произнес он и осекся. Ох, неужели он сам это сказал?
  
   Альфред был его созданием, так что именно виконт фон Кролок нес за него ответственность. Но если у Герберта были обязательства по отношению к молодому вампиру, значит ,у него имелись и определенные права... которыми он не будет злоупотреблять, никогда-никогда!

- Я имел в виду, - поправился Герберт, - что да, мне нравится. Только с тушью ты переборщил, cheri, а так все в порядке. Пойдем отсюда.

Альфред просиял.

- Ой, а давай я сначала поговорю вон с теми господами! - он указал на двоих мужчин, которые заметив его внимание, поспешно отвернулись, - А то они за нами наблюдают уже несколько минут - наверняка, им любопытно. Я бы мог им рассказать про то, как холодное отчаяние гложет мою душу, ибо я отлучен от света...

- Нет, Альфред! - решительно схватив друга за запястье, Герберт потянул его вниз по лестнице.

- Жаль, - печально проронил юный вампир, цепляясь за перила, - я ведь мог пригласить их поискать с нами черный грааль!

- Да дался тебе тот грааль! Мы весь замок перевернули, но так его и не нашли. Говорю же, ему приделала ноги Эржбета, точно так же, как моему вееру в 1758м. Ну, пойдем!

- К чему такая спешка?

Виконт замер на ступеньке, силясь придумать подходящий ответ. "Я притащил нас в притон к охотникам на вампиров" звучало как-то неизящно.

- Мы в Оперу опоздаем! - осенило его, - Ну конечно, теперь хоть к третьему акту поспеть бы! А все из-за тебя...

***

- ... и это тоже из-за тебя! - подытожил Герберт, отвернувшись от кассы и посмотрев на расстроенного юношу.

- Ну откуда мне было знать? - бормотал Альфред, чье знакомство с театром ограничивалось сценкой, которую в его школе ставили на Рождество. Причем из года в год Альфред играл Вторую Овцу у Яслей.

- Все равно, ты был смертным позже меня... и дольше меня. Ты должен был догадаться, что билеты невозможно купить прямо перед представлением!

Билетерша, совсем юная девушка, черноволосая и смуглая, с интересом следила за перебранкой двух молодых людей, что орали друг на друга по-немецки. Ах, один из них был таким загадочным! И какая благородная бледность! Ей бы такую, а то второй такой чернавки во всей Опере не сыскать.

Гораздо менее загадочный блондин с длинными волосами решил штурмовать кассу по второму разу. Провести ночь в отеле ему совсем не улыбалось.

- Мадемуазель, вы уверены, что не осталось даже парочки билетов?

- Увы, мсье, все распроданы подчистую, - она развела руками. - Ну, за исключением, конечно, ложи номер пять.

- У вас осталась целая ложа, а вы говорите, что мест нет?

Девушка в кассе заулыбалась, словно виконт удачно пошутил.

- Не думаю, что мсье обрадуется такой компании.

- Стало быть, эта ложа уже занята? - спросил Герберт, озадаченный.

- Ну конечно! - девица сделала загадочные глаза, - Разве вы никогда не слыхали про Призрака Оперы?

Когда неудачливый покупатель покачал головой, она затараторила. В конце концов, ей не часто приходилось общаться с такими симпатичными молодыми людьми. Мужчины, интересовавшиеся девочками из кордебалета, все как один обладали пышными бакенбардами и взглядами липкими и тяжелыми, как кирпич который тонет в патоке.

- В стенах нашей Оперы обитает Призрак,- торжественно начала девица. - Когда я гостила у бабушки в Нормандии, у нее на чердаке жили эльфы, но тут совсем другое дело, от Призрака блюдечком молока не откупишься. Директора выдают ему 20 тысяч франков в месяц и оставляют пустой ложу номер пять... ну... в качестве платы за его покровительство. Потому что если Призрак недоволен, то никому во всем театре житья не будет.

- Это что за прррризрак такой? - вклинился Алфьред, отчаянно стараясь грассировать. - Он вроде как прррривидение, бестелесный дух?

- Может быть, может быть, - уклончиво ответила девица, - хотя если верить слухам, он заявился на прошлый маскарад, для коих целей облекся в плоть и кровь. Так же поговаривают, что он был единственным, кто не надел маску, - рассказчица вздрогнула, - но мама считает, что он добрый гений театра и если обращаться с ним любезно, он отплатит сторицей... хотя бы изредка. Мама - это мадам Жири, билетерша. А я Мег Жири, в кордебалете танцую, но сегодня не выступаю и меня попросили на кассе посидеть. Ну так вот, мама часто обслуживает ложу номер пять и ходит у Призрака в конфидентках. Иногда он просит ее принести программку или скамеечку для ног, а за услуги расплачивается шоколадными конфетами. Английскими, дорогущими. Эх, было б у меня 20 тысяч франков, я бы только конфетами и питалась. А еще пастилой, - Мег улетела в мир грез, так что Герберту пришлось вернуть ее на грешную землю.

- Если ваш Призрак такой щедрый, то он, верно, не откажется потесниться. В ложе на всех места хватит.

- Ох, мсье, что вы! Если рассердить Призрака, то 9 казней египетских покажутся игрой в фанты! Возьмем, к примеру, наших новых директоров. Прежние ушли с поста совсем недавно - говорят, устали, хотят поселиться в каком-нибудь тихом местечке, например, в лондонском Бедламе. Ну а новая метла по-новому метет. Решили господа Ришар и Моншармен закрутить парочку гаек. Сразу же начались чистки. Даже маму репрессировали как главного диссидента, - мадемуазель Жири прихвастнула политической подкованностью. - Призрак Оперы вернулся, обозрел свои владения и счастлив он не был. Свое неудовольствие он предпочитает выражать масштабно, как говорится, на полную катушку. Криками и битьем посуды не ограничивается. Так вот, во время представления он сбросил в партер огромную хрустальную люстру! Бабах!! После этого происшествия директора подсчитали, что дешевле - платить Призраку 20 тысяч франков в месяц или каждую неделю менять светильники? Похоже, расчеты были в призракову пользу. Ложу ему торжественно вернули, только что красной ленточкой не обвязали, маму восстановили в прежней должности, а Кристина Даэ теперь поет Маргариту вместо Карлотты...

В истории появлялись новые действующие лица.

- Постойте, а кто такая Кристина Даэ и кто такая Карлотта? - спросил заинтригованный Герберт.

- И кто такая Маргарита? - вставил Альфред.

- Карлотта - это наша примадонна. Бывшая, - ухмыльнулась Мег, обмахиваясь программкой. - Чем меньше о ней будет сказано тем лучше. Кроме того, она уже пакует чемоданы и отправляется в родную Испанию. А Кристина Даэ... она очень милая, если ее не провоцировать. Главное, не разговаривать с ней про ангелов, тогда все в порядке... почти в порядке... хотя раз на раз не приходится, - девушка передернула плечами.

- Она тоже певица?

- Да, бывшая хористка, но с недавнего времени Призрак стал оказывать ей покровительство. Она зовет его Ангелом Музыки, потому что он дает ей уроки вокала. Не поверите, но 6 месяцев назад она пела, как ржавая петля.

- А сейчас лучше?

- А сейчас как хорошо смазанная, - согласилась Мег. - О ней и Призраке вся Опера судачит. Ах, если бы вы знали, как Призрак ревнив! Бедняжка шагу не смеет ступить без его ведома. Но скоро все изменится, - Мег перешла на шепот, - потому что Кристина помолвилась с виконтом Раулем де Шаньи - он ее друг детства. Эх, спросить бы у нее, это ж где нужно детство проводить, чтобы были такие знакомства! Мы со дня на день ждем, когда в газетах появится объявление о их помолвке. Именно тогда пол-театра хочет взять отпуск. Правда, возвращаться мы будем на уже на пепелище, но это мелочи, главное, чтобы нас не было поблизости, когда Призрак узнает. Хотя мама все еще надеется, что с ним можно договориться.

Девушка пригорюнилась. Поняв, что аудиенция окончена, виконт фон Кролок поклонился.

- Благодарю вас, мадемуазель. Очень жаль, что билетов нет, ну да что поделаешь - форс мажор. Кстати, вы бы не могли описать точное месторасположение этой ложи, чтобы бы я когда-нибудь ненароком туда не попал?
  
  
   Глава 4

Бывший начальник мазандеранской полиции, а ныне парижский театрал, гордился своей феской - высокой, сшитой из красного шелка, с изящной кисточкой. Из-за этой сложной конструкции, зрители, сидевшие позади почтенного господина, могли лишь внимать опере, не видя ровным счетом ничего. А с балетом дела обстояли еще хуже. Поэтому услышав, как по шелку что-то скользнуло, Перс принял бойцовскую стойку, снял перчатки и сжал кулаки. Наверняка, какой-то нахал снова прикасается к кисточке своими грязными пальцами или того хуже - ножницами. Но когда мужчина поднял глаза, то сморщился от отвращения - над его головой порхали две летучие мыши. Одна летела плавно и изящно, если такой эпитет вообще применим к полету нетопыря. Вторая же вела отчаянную борьбу с гравитацией. Казалось, она вот-вот впишется в колонну... или упадет кому-то на голову. Прочистив горло, Перс приготовился всласть поскандалить из-за наличия в театре столь негигиеничных животных, но лишь шумно выдохнул.

В зубах летучие мыши держали по программке.

Этим же вечером, по возвращению из Оперы, господин Перс развязал бархатный кисет. Внутри находился зеленоватый порошок, позволявший почти мгновенно украсить невзрачную парижскую квартиру райскими кущами и гуриями. Твердой рукой Перс высыпал все содержимое в раковину. Свою меру он знал.

***

Долетев до ложи номер пять, летучие мыши обронили программки, схватились зубами за шторы и, собрав силы, задернули их. Теперь можно было материализоваться. Один миг - и Герберт сидел в кресле, заложив ногу за ногу, словно бы и не покидал этого места уже час. Его приятелю повезло меньше. Альфред очутился под креслом и теперь пыхтел, пытаясь выбраться. Кивнув другу, виконт чуть приоткрыл шторы, таким образом, чтобы можно было наблюдать за сценой. Судя по декорациям, они успели как раз к третьему акту.

- Сейчас начнется самое интересное, - шепнул виконт, - Маргарита исполнит знаменитую арию с ларцом.

Слой белил сводил на нет всю мимику Альфреда, но увы, бедняга позабыл набелить уши. Сейчас они пылали.

- Как я понимаю, ты не знаком с сюжетом, cheri?

Юноша пробормотал, что любимой присказкой профессора по анатомии было "Теория, моя друг, сера." Преподаватель произносил эти слова с наслаждением, потирая руки, и никогда не договаривал, что же там дальше. Этой строкой и ограничивалось знакомство Альфреда с творчеством великого Гете.

- На то и вечность, чтобы учиться, - Герберт погладил друга по плечу.- Расскажу вкратце - в первом акте Фауст собирается отравиться. Он проклинает науку...

- Бедняжка, - сочувственно вздохнул Альфред. - Вот я когда сдавал экзамены на первом курсе, так тоже думал отравиться, и науку проклинал...

- У него несколько иные причины, старость совсем замучила. Но к нему заявляется Мефистофель и...

- Кусает его?

- ... предлагает ему свои услуги в обмен на его душу. Фауст соглашается и становится...

- Бессмертным?

- ...вновь молодым. Во втором акте Валентин, брат Маргариты - это девушка, которая нравится Фаусту - устраивает с Мефистофелем заварушку. Друзья Валентина достают мечи...

- А у них рукоятки в форме креста!

- Ну д-да, - виконт захлопал ресницами, поражаясь догадливости друга. Как говорят англичане, иногда и слепая белка находит орех.

- Как хорошо, что мы опоздали, - обрадовался Альфред.

- А в третьем акте... впрочем, сам сейчас увидишь.

На сцену, изображавшую сад с цветочными клумбами, вышла Маргарита, и по рядам прокатился вздох. Даже вампиры чуть подались вперед. Бесспорно, певица была красива. Льняные локоны спускались до пояса, чуть завиваясь на концах. Глаза напоминали о незабудках, умытых росой, и прочих романтических материях - назвать их просто голубыми было бы святотатством. На щеках - точнее, на ланитах - играл нежный румянец. Распевая арию дивной красоты голосом, девушка начала с энтузиазмом извлекать из ларца украшения и смотреться в зеркало. Видно было, что это занятие приносило ей удовольствие.

Виконт покачал головой. Что за город Париж! Еще никогда ему не доводилось видеть девушек столь утонченно-прекрасных. В деревнях возле замка обитали девицы с румянцем во всю щеку и косами толщиной с бревно. Они хихикали, лузгали семечки, а чесноком от них несло за пару верст. Вампирессы же представляли собой зрелище прямо противоположное - бледные, с негнущимися шеями и выражением вечного недовольства на лице. Была еще и третья категория, "Ужас Воплощенный", в которую пока что было занесено только одно имя - Сара.

Но эта девушка - Кристина Даэ, кажется - была совсем иной. Вот бы познакомиться с ней! Виконт мечтательно улыбнулся. Да, познакомиться и спросить, чем она моет волосы и кто ее парикмахер.

Герберт очнулся, когда Альфред настойчиво подергал его за рукав.

- Ты ничего не чувствуешь? Ничего странного?

- Нет, вроде бы. А что?

Альфред замялся.

- П-просто если бы я был еще жив, то сказал бы, что стало холоднее.

Герберт готов был отмахнуться, потому что немертвые не чувствуют холода - вернее, не чувствуют тепла, так что любые изменения в температуре для них несущественны. Но его волосы слегка зашевелились, словно от сквозняка.

- Ты только не подумай, что я боюсь, но... н-но мы ведь залезли в его ложу без спроса! Даже не узнали, можно ли в-войти.

Опять за старое!

- Ох, Альфред, сколько можно тебе говорить - никакого Призрака не существует! Люстра оборвалась из-за старых канатов, у фрейлейн Даэ вдруг прорезался голос, а директора решили отмыть 20 тысяч франков, свалив эти расходы якобы на Призрака. А так называемый Оперный Дух всего лишь суеверие.

- Неужто? И на чем же, смею спросить, основывается столь непоколебимая уверенность?

-А вот на чем. Как известно, чтобы зародились суеверия, требуются два условия, - произнес виконт менторским тоном. - Во-первых, работа, сопряженная с повышенным риском. Во-вторых, невозможность предугадать результаты своего труда. То-есть ты не знаешь, помрешь в конце рабочего дня или нет, и ничего не можешь по этому поводу сделать. Поэтому суеверия и возникают на китобойных судах, на плантациях сахарного тростника, ну и разумеется в оперных театрах. Конечно, можно всячески угождать окружающим, но и это еще не гарантия, что кто-нибудь не посадит лягушку тебе в туфли. Или что голос из-за простуды не сядет. Вот оперный люд и выдумал себе привидение. Теперь ты понял?

Повернувшись к Альфреду, Герберт обомлел - юный вампир вжался в кресло и затравленно озирался по сторонам. На всякий случай ноги он тоже подтянул, ведь если обычные гоблины обитают под кроватью, почему бы театральным не жить под креслами? Юноше как никогда хотелось замотаться в одеяло, пососать большой палец и прочесть "Отче наш".

- Милый?

Альфред все же умудрился произнести имя виконта, хотя в нем и было множество лишних слогов. Потом он выдавил:

- К-кажется, у нас неп-неприятности. Потому что... вот уже несколько м-минут ты разговариваешь не со мной.

- А с кем же?

- С махровым суеверием, - вежливо ответил голос, который сейчас исходил от программки. В ужасе Альфред отбросил ее в дальний угол. На всякий случай виконт привстал.

- Пожалуйста, простите наше вторжение. Я виконт Герберт фон Кролок, это мой друг Альфред. С кем имею честь?

- Нет, сударь, вы не имеете чести! - отозвалось махровое суеверие. - Иначе не влезли бы в чужую ложу таким беспардонным образом! Это уже покушение на частную собственность, между прочим, уголовная статья.

Теперь голос доносился отовсюду. Герберту сделалось некомфортно. О нет, только не это... По-немецки таинственный собеседник разговаривал с легким, почти неуловимым французским акцентом... Неужели они наткнулись на парижского вампира? О-нет-о-нет-о-нет!

Граф фон Кролок предупреждал сына насчет парижских вурдалаков и их эксцентричности. Поскольку вампиризм и дворянский титул идут рука об руку, во время Великой Революции многие немертвые аристократы оказались в очереди на гильотину. Отсечение головы, если оно не сопровождается вбиванием кола меж ребер, само по себе упыря не остановит. По проблема в том, как потом ее найти. Дваждыубиенным французским вампирам приходилось шарить в общей корзине - а то и на улице - в поисках своих голов. Иногда находили, а иногда... Общаться с кем-то, у кого на плечах растет кочан капусты, Герберту хотелось меньше всего.

- Вы один из нас? Из французских братьев?- спросил виконт и тут же зажал уши.
  
   Если голос принадлежит вампиру, то от все равно услышит. Упыри умеют переговариваться на телепатическом уровне. Именно поэтому во время семейных посиделок гости могли переругаться насмерть, не произнеся вслух ни единого слова. Так что к физическому (например, наступить на ногу во время танца), невербальному (не ответить на поклон) и вербальному (вежливо усомниться в том, что собеседник является законным плодом брачного союза его родителей) насилию прибавлялось еще и ментальное.

Но голос стих. Облегченно вздохнув, Герберт опустил руки.

-... какие-то братья, какие-то масонские штучки! Стоит только отвернуться, уже полна ложа незваных гостей! - умолкнув на мгновение, голос добавил с нотой сочувствия. - Готов поспорить, что у вас даже билетов нет. Если мадам Жири заглянет сюда, она же вас с балкона сбросит.

Хотя Альфред по прежнему дрожал в кресле, виконт приободрился. На самом деле, все не так уж скверно. Его собеседник не вампир, но и не фантом, потому что репертуар привидения ограничивается завываниями и скрежетом цепей. Значит, это смертный. А смертных наследник рода фон Кролоков не боялся. Ну, за исключением Сары, но вероятность того, что она спряталась за шторой и вещает мужским голосом, была чрезвычайно мала.

Герберт уселся на место и даже положил ноги на спинку кресла, расположенного впереди.

- По мне, так этой ложи на всех хватит, - жеманно улыбнулся он, - тем более, что если вы Призрак, сиречь дух бестелесный, то много места не займете.

Призрак обдумал услышанное.

- А если я скажу, что я беспощадный убийца, что обитает под землей и спит в гробу, это вселит в вас страх? - поколебавшись, спросил он.

- Нисколечко, - парировал виконт. Под это описание подпадали почти все члены его семьи.

- Быть может, вы и правда присоединитесь к нам, сударь? - для пущей убедительности Альфред извлек из кармана помятую плитку театрального шоколада, надеясь компенсировать ею моральный ущерб, причиненный хозяину ложи. Голос фыркнул.

- Вообще, пока вы тут скандалили, - сказал виконт, - мадемуазель Даэ успела допеть арию.

Неожиданно для всех Призрак застонал, с таким отчаянием, что вампир смутился. Ведь для аристократа неловкая фраза в беседе хуже государственной измены. Право, как он мог позабыть, что Призрак Оперы питает к певице страсть!

- Мои извинения, мсье Призрак.

- Ваши извинения запоздали! - возмутился тот, - Я пришел, чтобы полюбоваться на... на ту, что мне дороже всех, а вы все испортили!

Обычно за столь яростными словами следует хлопок дверью, но Призрак просто замолчал, будто растворился в воздухе. Окончание оперы друзья досматривали в сконфуженном молчании.
  
  
  
   Глава 5

Кабинет был освещен лишь лунным светом, которого, впрочем, вампиру хватало с избытком. Сидя в кресле с высокой резной спинкой, граф фон Кролок мастерил из бумаги лисицу. Занятие оригами действует умиротворяюще. Не удивительно, ведь зародилось оно в Японии, стране каменных садов, цветущей вишни и хокку. А так же стране, где до сих пор практиковали харакири. Вампир раздраженно смял недоделанную лису и швырнул комок бумаги о стену.

Уже больше двух недель прошло. Ни одного письма.

Это, конечно, еще не повод для огорчений. Наоборот, все лучше, чем получать от виконта слезные просьбы о вспомоществовании. Так что отсутствие новостей уже хорошая новость. Значит, мальчишка не успел промотаться. Или застрять где-нибудь посреди дороги и просидеть там до утра. Или, прогуливаясь по осиновой роще, где только что поработали дровосеки, подскользнуться и упасть прямиком на очень острый и тонкий пень. Или...

Ничего, сын уже взрослый, так что графу давно пора отпустить поводок. Пусть поучится жизни. А если наступит на грабли - что ж, ничто так не способствует усвоению жизненных уроков, как синяк посреди лба. Кроме того, с виконтом поехал Альфред, который так и излучает положительное влияние. Уж он-то не даст Герберту впутаться в неприятности... потому что любую неприятность Альфред застолбит первым. Но во столько раз возрастает вероятность того, что случится беда, если эта парочка действует сплоченно?

Потянувшись, фон Кролок позвонил в колокольчик - вернее, в колокол, который мог бы украсить небольшую часовню. Через пару минут в кабинет влетела Магда, на ходу поправляя передник.

- Простите, Ваше Сиятельство, я чуть-чуть задержалась, потому что...

Жестом граф велел ей замолчать.

- Магда, сколько раз нужно повторять, чтобы ты не трудилась объяснять свое опоздание? Есть вещи о которых лучше не знать, и почти все они присутствуют в вашем с Шагалом репертуаре.

Горничная неуверенно хихикнула.

- А теперь будь так добра и наведайся на почту. Спроси... ну там не пришло ли чего. Ведь в мой замок ни один почтальон не сунется после того досадного происшествия в 1834м.

Тот почтальон страдал гиперответственностью. Поэтому в ночь зимнего солнцестояния - т.е. в самый разгар Бала - он постучался в ворота замка, чтобы доставить открытку от прадедушки Фердинанда... Гости были довольны, ведь на сытый желудок танцевать веселее. Зато Герберт, подписанный на дюжину модных журналов, плакал от разочарования, потому что его подписка на 1835 год пропала даром. Как впрочем, и на 1836, и еще на много лет вперед. Новый почтальон появился в здешних краях лет через 10, когда кончина его предшественника успела превратиться в жутковатую легенду.

- Но Ваше Сиятельство...! - когда фон Кролок задумчиво приподнял бровь, служанка исправилась, - С удовольствием. Ну, я побежала.

Накинув на плечи шаль, Магда вышла за ворота. Хотя на дворе стояла весна, в горах до сих пор лежал снег по колено. Но прогулка обещала быть легкой - от замка до почты в снегу была протоптана дорожка.

Служанка покачала головой. Святые угодники, ведь 12й раз за неделю!

***

Доктор Джон Сьюард восседал на краю кровати. Несмотря на поздний час, на нем был твидовый костюм с белой накрахмаленной рубашкой. Переодеваться ко сну он пока что не собирался, на случай, если кто-нибудь вломиться с докладом. Хотя они ведь бодрствуют ночами, так что застать их в номере вряд ли удастся. Но почему бы не проверить хотя бы из спортивного интереса? Даже если это и вспугнет их, не велика беда, доктор Сьюард все равно сумеет их найти. Париж не так уж велик, чтобы не отыскать в нем парочку упырей. Будь они хоть иголкой в стоге сена, у Джона Сьюарда найдется магнит.

Расстегнув высокий воротничок, он снял с шеи овальный медальон на цепочке. В его руках медальон покачивался как маятник. Если смотреть на его мерные движения, это отлично успокаивает нервы. Мужчины носят медальоны разве что в приторных романах. Но именно в романах героини угасают со словами молитвы на устах, а после смерти, лежа на облаках, посылают воздушные поцелуи своим возлюбленным. Пусть так и будет. Вернее, пусть так и было. Пусть останутся лишь воспоминания и ради всего святого, пусть они будут сентиментальными.

Дождавшись полуночи, доктор Сьюард переоделся в ночную сорочку, достал из саквояжа распятие, положил его под подушку, затем вытянулся на кровати. Сегодня ему даже не понадобится лауданум, потому что удача наконец улыбнулась и можно спать спокойно.

Этой ночью, впервые за много лет, ему не снились ступени.

***

- ... и особенно когда поналетели ангелы, это вообще была первосортная жуть! У меня волосы дыбом встали! - произнес Альфред восхищенным тоном, каким дети пересказывают друг другу готические романы, утащенные у старшей сестры из-под подушки. Виконт лишь снисходительно улыбнулся. Представление закончилось, и теперь они направлялись к отелю, дабы вкусить заслуженный отдых. До рассвета было еще далеко, поэтому можно неспешным шагом пройтись по площади перед Оперой и даже заглянуть в темные закоулки, в надежде, что какой-нибудь грабитель остановит двух хорошо одетых молодых... людей. Моральные принципы Альфреда были тверды, но даже он должным образом отреагирует на такую провокацию. Увы, на улицах было спокойно, как в воскресный полдень. Даже у воров есть ангелы-хранители.

Впереди замаячил отель, а Герберт не без удовольствия отметил, что в их окне уже горит свет. Значит, Куколь вернулся с ночной эскапады и застилает им гроб...

За окном появился силуэт. Затем еще один. Обе фигуры не имели ничего общего с вампирским слугой. Для начала, они были повыше ростом, не говоря уже об отсутствии горба. Возможно, кто-то из гостиничной прислуги решил наведаться в номер среди ночи, но эта версия была слишком хороша, чтобы быть правдой.

Виконт остановился и схватил друга за руку, кивком указав на окно.

- У нас гости? - Альфред недоумевающе приоткрыл рот.

- Похоже что да, - отозвался Герберт с кислой миной.

Да, гости. Из тех что вместо дверного молотка используют таран.

- Пойду-ка я поздороваюсь с ними, хотя вряд ли мы действительно желаем друг другу здоровья.

Друзья подошли чуть ближе. Задрав голову, Герберт прикинул расстояние до окна - можно залететь на балкон, обернувшись летучей мышью, но на сегодня полетов с него хватит. А то еще несколько ночей подряд он будет облизываться при мысли о комарах. К счастью, по кирпичной стене вился плющ. Он был таким сухим и хрупким, что даже самый отчаянный любовник не стал бы карабкаться по нему на балкон к своей пассии, но для вампиров лазанье по стенам входит в абсолютный минимум полезных навыков. Сбросив плащ на руки Альфреду, виконт начал взбираться вверх, стараясь не сломать ногти. Возле балкона ухватился за перила, подтянулся, но перелезать не захотел. Чтобы избежать такой компании, можно и повисеть.

Над гробом стояли двое. Один из них был коренастым мужчиной с густыми, мрачными бровями и тяжелой челюстью. Сюртук его был потертым, из сероватых манжет торчали мозолистые руки, привыкшие в физическому труду, который, скорее всего, включал в себя использование молотка, серебряных гвоздей и остро заточенных деревянных предметов. Его напарник, напротив, имел сухощавое телосложение, лысину, заботливо прикрытую редкими волосами, и бледные глаза, нервно глядевшие из-за пенсне с золотыми дужками.

- А может, уйдем отсюда? - спросил он, - Все таки чужой номер.

- Это не номер, это обитель зла, - сурово одернул его коллега. - Ведь не будете отрицать, доктор Спенсер, что пару часов назад мы видели двух настоящих упырей? Когда с ними разговаривала миссис Абронзиус, они даже в зеркале не отражались! Вот же наглость.

- Я...я не глядел в зеркало, - промямлил доктор Спенсер. Тот факт, что вампир не отражался в зеркале, изрядно компенсировался тем, что там отражалась Сара. При должной выдержке, смотреть на одну миссис Абронзиус еще можно было, а вот на двух...

- Кроме того, известно, что упыри любят путешествовать парами, прямо как институтки по дороге в столовую. Один из них - главный вампир, а другой - его прислужник, которого хозяин сделал себе подобным. Здесь мы имеем дело с такой ситуацией.

- Один из них явно главный, - доктор Спенсер вздрогнул.

- Ну еще бы, не требуется большого ума, чтоб это заметить. Матерый вампирище. Видно, что за его плечами стоят века, а в жилах бурлит кровь тысяч загубленных жертв. Чувствуется порода.

- Д-да, он даже не скрывает свою... видовую принадлежность. А второй вампир, белокурый, стало быть его прислужник.

Герберт, который уже начал расплываться в улыбке, чуть было не сорвался с балкона.

- И что теперь от нас требуется?

- Упокоить их, разумеется.

Доктор Спенсер на всякий случай отодвинулся от гроба.

- Вам, мистер Гримсби, легко об этом говорить, а у меня, между прочим, диссертация на тему "Семантические вариации термина "вурдалак" в Закарпатском регионе 17го века." Что я вообще здесь делаю?

Напарник почесал небритую щеку, произведя при этом звук, который обычно сопровождает прикосновения ногтя к наждачной бумаге.

- Ну вы как хотите, сэр, а моя специальность - прикладная ламиеология, - он ухмыльнулся, - Это значит, что я ищу, кого бы осиновым колом приложить. Поэтому мы немедленно открываем гроб.

Второй ламиеолог отошел от гроба еще дальше. До недавнего времени , то-есть часа два назад, он считал что вампиризм - лишь метафора для подавленных половых желаний, помноженная на вечный страх человечества перед смертью и летучими мышами. Но теперь эта метафора запросто могла вцепиться ему в горло.

- Открываем гроб, как же. А что если они там?

- Поправим им подушку и пожелаем доброй ночи, - прежде чем коллега успел облегченно вздохнуть, мистер Гримсби расхохотался, - Вгоним кол в сердце, набьем рот чесноком, а голову отрежем. Или вы придерживаетесь иного мнения? Тогда не обессудьте, но вам самому придется объяснять доктору Сьюарду, почему мы потоптались на пороге, так и не проверив гроб.

Кто бы ни был этот доктор Сьюард, чье имя виконт слышал уже второй раз, на своих коллег он нагонял страх. Спенсер побледнел так, словно уже пообщался с целой дюжиной вампиров. Дав добро на открытие гроба, он на всякий случай спрятался за столбом кровати, робко глядя на мистера Гримсби, который ловким движением подцепил крышку.

Когда раздалось два вопля - разочарованный и восторженный - Герберт спрыгнул вниз, на ходу соображая, как же объяснить все это Альфреду, обеспокоенно следившему за ним снизу.

- Значит так, сюда нам дороги нет! - мрачно сказал он, увлекая друга в противоположную сторону.

- Почему?

- Альфред, давеча ты видел Сару, не так ли? И это не навело тебя на определенные мысли?

- Я подумал, что раз вы соотечественники, то не удивительно, что оба выбрали один и тот же отель. Ну там общность менталитета и все такое.

- А на груди у нее ты не заметил серебряный значок в форме головки чеснока?

- Нет, вообще-то, - юноша поджал губы, - у меня нет привычки рассматривать женскую грудь.

Чувствуя себя штрейкбрехером и вообще аморальной личностью, Герберт виновато опустил голову. Придется рубить с плеча.

- В этом отеле проходит конгресс ламиеологов. Более того, двое из них наглым образом вломились в нашу комнату...

- Как мы в ложу номер пять?

- Это совсем другое дело! - взорвался виконт, - Мы, по крайней мере, не захватывали ладан или чем там изгоняют привидений, а у этих господ с собой был целый арсенал! Не удивлюсь, что не обнаружив нас в гробу, они натерли крышку чесноком из чистого злорадства! В общем, назад нам путь заказан. Давай думать, где проведем день.

Альфред остановился.

- А Куколя ждать не будем? Что если он вернется, а там засада?

- Куколь им нужен, как моей прабабке серебряная табакерка, - скривился вампир, - Кроме того, он додумается сделать ноги, когда увидит, что кто-то взломал гроб. А завтра я его отыщу.

Юный вампир согласно кивнул и поплелся за виконтом, который все еще обиженно сопел.

- Хорошо, вот только где нам найти пристанище? Денег у нас немного, все остальное у Куколя осталось. Как по-твоему, Герберт, сейчас открыты какие-нибудь похоронные конторы?

- Похоронные конторы? Они тебе на что?

- А где еще мы купим гроб? - Альфред воззрился на друга с удивлением, - Мы ведь вампиры, мы в гробу должны спать.
  
  
   Глава 6

Возможно, эта история развивалась бы иначе, если бы много тысячелетий назад первый упырь, спасаясь от рассветных лучей, спрятался не в саркофаге, а в сундуке. Или в ящике из-под угля. Или в очень большой коробке. Но поскольку он спрятался там, где спрятался, его поступок положил начало традиции, которую теперь блюли все консервативно настроенные вампиры. Альфред же был просто воплощением ретроградства.

- Ну и где же я достану гроб ночью в центре Парижа?! - простонал Герберт. Внезапно глаза друзей встретились. Обменявшись мыслями с Альфредом, виконт довольно потер руки.

- Думаешь, он не шутил, когда говорил, что спит в гробу? - спросил Альфред.

- Вряд ли. Призрак Оперы не похож на человека, чей любимый праздник - первое апреля. Кроме того, судя по акценту он француз, а они все немного сумасшедшие. Это из-за абсента, мне отец рассказывал.

- Но мы же потом вернем ему гроб?

- Даже красиво упакуем, - рассеяно ответил Герберт. Главное до него добраться. Но даже если они и не отыщут сей полезный предмет, провести день в подземельях гораздо приятней чем на улице. По крайней мере, есть гарантия, что вечером ты проснешься не кучкой пепла.

Пробраться в Оперу оказалось несложно - нужно было всего-нвсего влететь в открытое окно, а после отыскать зал. Всю дорогу Альфред жалобно пищал, что у него крылья вот-вот отвалятся. Оказавшись в ложе номер пять, он рухнул в кресло, в то время как виконт, с видом детектива, начал обследовать углы.

- Помнишь, как мы почувствовали сквозняк? - спросил он, - Следовательно, здесь есть панель, которая открывается... В стене или в колонне.

Постучав по колонне, он довольно ухмыльнулся, после чего опустился на одно колено и принялся обшаривать подножие, украшенное позолотой. Раздался скрип, а Герберт, приподнявшись, указал юному вампиру на низкое прямоугольное отверстие, открывшееся в колонне.

- После тебя, cheri.

- Но как ты догадался?

- О, сущие пустяки! Нужно лишь применить мерзкое слово на букву "л", которое так любит наш Профессор. Если Призрак действительно контролирует театр, то у него повсюду ходы-выходы. И не зря же он так прикипел именно к этой ложе! Не сомневаюсь, что отсюда открывается ход в подземелье.

Внутри колонны оказалась лестница, спускавшаяся вниз. Было темно, а мороз не просто пробирал до костей, но откладывался на них инеем. К счастью, эти обстоятельства вампирам не помеха. Они начали спускаться, погружаясь все глубже и глубже в чрево театра, и в конце концов очутились в узком коридорчике, терявшемся во тьме. Альфред замер и неуверенно покрутил головой.

- Гербертт, а тебе не страшно? Ну что здесь может быть западня?

Виконт фон Кролок развел руки по сторонам, трогая кончиками пальцев влажные стены.

- Вполне возможно. Но коридор слишком узкий, чтобы в нем поместились Большие Катящиеся Камни.

- ?!

В ответ на недоуменный взгляд Альфреда, виконт помахал рукой.

- Ты же видел моего двоюродного дядю Отто?

- Да.

- Среди смертных есть личности, которые каждый вечер перед сном пересчитывают столовое серебро. Так вот, Отто от них недалеко ушел. Представляешь, одно время он был одержим идеей, что я собираюсь украсть его пудру! Каких только ловушек не насовал в свои покои. И алебарды, которые падают стоит только открыть дверь, и стрелы, вылетающие из стен, и грабли по всему периметру, и Большие Катящиеся Камни...

Альфред нахмурился.

- Откуда тебе известны такие подробности?

Отвернувшись, виконт начал насвистывать мелодию из "Фауста."

- Да так, пару раз комнатой ошибся. И вообще, это была пудра из Персии, тонкого помола, такой в наших краях не достанешь. А Отто пудрил ею парик! Нерациональное расходование ресурсов, если тебе угодно знать мое мнение.

- Ладно, - проворчал юный вампир, - давай лучше гроб искать. Мы тут не заблудимся?

- О нет! - Герберт закрыл глаза, концентрируясь. - Мы пойдем прямиком к его апартаментам.

Главное сосредоточиться. Немертвые чувствуют сильные эмоции, а эмоции Призрака Оперы были сильнее некуда. И виконт фон Кролок вцепился в этот клубок чувств с энтузиазмом кошки, распутывая нить за нитью, выясняя, куда они ведут. Вампир уловил ярость - Призрак Оперы был здорово рассержен. К этой доминирующей ноте примешивалось что-то еще... страх... неуверенность... и... ну конечно...

Виконт опустил голову и улыбка тронула его тонкие губы. А почему бы нет? Ведь весна на дворе.

***

Приоткрыв дверь, билетерша Жири заглянула в ложу номер пять, откуда доносились приглушенные голоса. Ох, если туда снова забрались любители острых ощущений...! Но ложа была пуста. Женщина благодарно вздохнула - не придется спускать кого-нибудь с лестницы, а то денек и так выдался утомительным.

- Ма? А, вот ты где, - донесся голос Мег, и балерина заглянула через ее спину в ложу номер пять. Мадам Жири хлопнула дверью, чуть не отдавив чей-то любопытный нос.

- Какой сегодня улов?

- Богатый - парочка пудрениц, записная книжка, малахитовая запонка и портсигар, серебряный, судя по всему, - женщина повертела в руках найденные сокровища. - Удивительно, какая забывчивая публика пошла. Нужно найти контролера и сдать ему все это, а то ведь он тот веер будет до Второго Пришествия припоминать. Кстати, тебя-то где так долго носило?

Девушка нахохлилась.

- Да уж, пока дошкандыбаешь сюда на отломанном каблуке...

- Поогрызайся, - мадам Жири миролюбиво погладила дочку по всклокоченным волосам, - и клянусь, я не стану печь тебе бриоши...

- Нужны они мне! - маленькая балерина вздернула подбородок. - Нам в кордебалете вообще запрещено мучное.

Уперев руки в бока, билетерша критически обозрела тоненькую фигуру дочери.

- Тебе можно, - вынесла она вердикт, - ты тощая, как доска для стирки, ребра во все стороны торчат. Вот в мое время были танцовщицы - это да! Раз в месяц приходилось пол на сцене перестилать, потому что доски трескались от их па.

- Ма, да ну их, былые дни, давай лучше о насущном поговорим! А если конкретней, то о моих ботинках! Они скоро совсем развалятся, не в балетках же мне по улице бегать.

- Сходи в лавку к старьевщику, - пожала плечами мадам Жири.

- Нет, туда я не пойду! Я и так одета хуже остальных девушек, - всхлипнула Мег, - кроме того, на днях я увидела новые ботинки, со шнуровкой, всего за 30 франков.

Ее матушка лишь головой покачала.

- Мег, к чему затевать этот разговор? Ты прекрасно знаешь, что таких денег у меня сейчас нет. Когда эти остолопы выставили меня из Оперы, мы вообще сидели без денег. Дай Бог, с рентой бы в этом месяце расплатиться.

Балерина опустила голову. Вращаясь в театральных кругах уже не первый год, она знала, как можно раздобыть 30 франков - да и поболее - в кратчайший срок, но следовать этим способам ей совсем не хотелось.

- Ты можешь попросить его, - прошептала она, - ведь для него это сущие мелочи, раз он забывал в ложе куда большие суммы. Он тебе не откажет, мама. Ты у него на хорошем счету.

Щеки мадам Жири вспыхнули, она вперила в дочку такой гневный взгляд, который заставил бы и Медузу Горгону неуверенно поерзать на месте.

- Еще чего, стану я клянчить деньги у незнакомых... - поколебавшись между "мужчин" и "призраков", мадам Жири решила фразу не продолжать.

- Ах так? - вспыхнула Мег. - Ну тогда я сама попрошу!

Служба в кордебалете отточила ее инстинкты, поэтому она успела вовремя пригнуться. Ладонь мадам Жири просвистела у девушки на головой и с размаху врезалась в стену, по которой тут же побежали трещинки.

- Выкинь эту блажь из головы! Я тебе не позволю к нему даже на сотню лье приближаться... особенно после того письма.

Мать и дочь умолкли, сиротливо прижавшись друг к другу.

- Может, он просто пошутил? - наконец промолвила девушка.

- Как бы не так, - горько отозвалась мадам Жири. - Ты когда-нибудь видела, чтобы Призрак расхаживал по театру, хихикал и распевал комические куплеты? Вот-вот. Одна надежда, что он забудет про свою угрозу, поэтому чем меньше мы будем ему на глаза попадаться, тем лучше. Ясно тебе?

- Да, мама.

Поглядев вслед удаляющейся билетерше, Мег крикнула.

- Кстати, тесто на булочки поставить не забудь!

***

Вампиры спикировали на ковер в гостиной. Вернее, спикировал только виконт, а Альфред, который так и не научился плавным метаморфозам, упал на пол и теперь, тихо подвывая, массировал разбитое колено. За исключением этой травмы, путешествие по подвалам Оперы прошло без эксцессов. Разумеется, пару раз рядом с ними обваливался пол, но для летучей мыши это не препятствие. Зато сейчас оба вампира чувствовали себя усталыми, плечи ныли, глаза чесались от слишком яркого света и, помимо прочего, им хотелось общаться преимущественно писком. Герберт подумал, что еще немного и он уснет прямо здесь, свернувшись на диване, без всякого гроба. Но Альфред его желания не разделял.

- Судя по всему, хозяина нет дома. Давай искать гроб.

Прихрамывая, юный вампир прошелся по гостиной. Несмотря на то, что она находилась под землей, комната не отличалась особенной мрачностью. Если на минуту забыть о ее реальном месторасположении, можно было подумать, что находишься в загородном доме на берегу озера, тем более, что вдалеке раздавался плеск воды. На полу лежал восточный ковер, довольно потертый, стены украшали обои с затейливым узором из переплетенных цветов и трав - английские эстеты относительно недавно ввели такой декор в моду. Комната была обставлена стандартным набором мебели из красного дерева - оттоманка, кожаные кресла, столики для ламп с высокими изогнутыми ножками. Все поверхности были завалены кипами нот, а на каминной полке расположилась скрипка - хобби хозяина этих апартаментов не вызывало никаких сомнений.

Покончив с рекогносцировкой местности, друзья приступили к непосредственной цели. Открыв одну из дверей, они увидели просто обставленную спальню, с кроватью, комодом и столиком для умывания. Лица вампиров вытянулись от разочарования - неужели они проделали столь длинный путь зря? Но следующая комната не просто превзошла все их ожидания, но даже заставила сердце виконта сжаться от нахлынувшей ностальгии. За вполне заурядной дверью находился склеп.

Да-да, ни с чем, кроме гробницы, это помещение сравнить было невозможно. Стены были затянуты черным бархатом и расписаны стихами из похоронной мессы. При дальнейшем рассмотрении, Герберт заметил рядом со словами Dies Irae еще и ноты - очень удобно, даже не нужно листать нотную тетрадь, смотри на стены и играй на здоровье! Тем более что и музыкальный инструмент неподалеку. Целую стену занимал орган, скалясь клавиатурой из слоновой кости и блистая трубами. Он излучал мрачное величие. Виконт почувствовал укол зависти - орган в его замке был таким старым, что в трубах начали гнездиться ласточки, а звуки, которые он издавал, напоминали хрип мамонта-астматика. Правда, в парадной зале располагался еще и клавесин, но Герберт любил его так же, как каторжник любит свое ядро. Поскольку он был единственным, кто умудрялся извлекать из клавесина более-менее мелодичные звуки, на всех балах бедняге приходилось обеспечивать аккомпанемент.

Залюбовавшись органом, Герберт даже не обратил внимания на гроб, что стоял в центре комнаты под бардовым балдахином.

- Берем гроб и бежим отсюда? - спросил Альфред. - Только нужно записку оставить, что мы его обязательно вернем.

Виконт фон Кролок проследовал к искомому предмету, изучил его со всех сторон, затем обернулся к Альфреду.

- Знаешь, я просто ангельски устал, так по коридорам с гробом под мышкой носиться не собираюсь. Хватит с меня. Проведем день прямо здесь.

- Но... но я не уверен, что мы поместимся здесь втроем.

- Не волнуйся, наш знакомец в этом гробу не спит, - Герберт указал на толстый слой пыли, покрывавшей лакированную поверхность.

- Так зачем ему гроб? - удивился юный вампир.

- Скорее всего, в качестве украшения интерьера. Кто-то статуэтки на каминной полке расставляет, кто-то гробы посреди комнаты. В общем, ты как хочешь, а я иду спать.

Альфред все еще колебался.

- А что если он зайдет сюда на органе поиграть?

Уже устроившись в гробу, Герберт изучал простыню из алого шелка, впрочем, тоже запыленную. Ну да при нашей бедности какие нежности? Услышав вопрос, он только плечами пожал.

- Я сплю крепко, так что вряд ли он меня побеспокоит. Ну же, залезай!
  
  
  
   Глава 7

То, что в его квартире кто-то побывал, Призрак понял сразу. Годы службы при дворе мазандеранского правителя приучили его подмечать мельчайшие изменения в обстановке. Диванная подушка, сдвинутая на пару дюймов, завернувшийся угол ковра, приоткрытая дверь, которая прежде была плотно захлопнута... Мазандеранский султан отличался такими ярко выраженными параноидальными наклонностями, что любой психиатр заплатил бы немалые деньги, чтобы взглянуть на него хоть одним глазком. Ну а придворному архитектору каждый вечер приходилось извлекать из-под кровати янычара с изогнутым кинжалом. Свободное время Эрик посвящал поискам отверстий для подслушивания, в которые тут же вливал что-нибудь кипящее. Зато когда он приходил в кабинет султана, у всех портретов начинался нервный тик.

Вот и сейчас его посетило забытое чувство - кто-то бродил по подземным апартаментам, и не праздно бродил, а с четко обрисованной целью. Ею, судя по отпечаткам пальцев на крышке, являлся гроб. К настоящему моменту, Призрак знал лишь одну особу, способную пробраться в подземелья и улечься в гробу, чтобы затем выпрыгнуть перед ним с воплем "Сюрприз!"

Но уже через пару секунд этот вариант казался ему почти идеальным.

Отодвинув крышку гроба, Эрик замер с каменным лицом. Уютно обнявшись, в гробу почивали двое. При ближайшем рассмотрении, их лица показались знакомыми. Призрак почувствовал, что волна ярости готовится его захлестнуть. Ну конечно, те самые полоумные иностранцы, которые давеча беспардонно вторглись в его ложу! А теперь они, оказывается, решили жилищную проблему столь оригинальным способом - за его счет! Черт, если нет денег на гостиницу, зачем было в Париж ехать?

Поневоле вспомнишь историю Ореста, которого за убийство его матушки Клитемнестры преследовали фурии - завывали, царапались и всячески путались под ногами. Какая, однако, идиотская стратегия! Фуриям следовало всего-навсего без приглашения поселиться у него дома, носить его тапочки и курить его сигары. От такой пытки даже древнегреческий герой в два счета сломается!

И как они только сюда забрались, минуя все ловушки? Вынув из кармана удавку, Призрак приготовился потрясти белокурого юношу - самого нахального из этой компании - за плечо, но рука замерла в воздухе. А потом начала дрожать. Ох, проклятье! Эти господа не просто забрались в гроб, а даже использовали его по прямому назначению.

Она там умерли.

На своем веку Эрик повидал немало трупов, так что состояние этой парочки не вызывало никаких сомнений. Как сказали бы англичане, мертвы как гвозди. Тихо стеная, Призрак снял маску, вытер лицо носовым платком, и вновь спрятал лицо под черным бархатом. Чувствовал он себя скверно, как, впрочем, любой человек, обнаруживший рано поутру два трупа в своей квартире. Наиболее честный ответ - "Да понятия не имею, как они здесь очутились!" - казался и наименее правдоподобным. Ох, если об этом узнает дарога, ведь решит что Эрик снова взялся за старое. А если слухи доползут до Кристины, то последствия будут непредсказуемыми. Страшно представить, что она может подумать...

Главное, куда их теперь девать?

Стараясь оттянуть решение этого важного вопроса, Призрак приготовился дать покойникам еще один шанс. Быть может, в их груди теплится хоть искорка жизни? Тогда можно попытаться их реанимировать...ну, как-нибудь... например, окунув головой в холодную озерную воду. Хотя зачем ему возвращать этих нахалов к жизни, раз он потом все равно намеревается их придушить, Эрик никак не мог взять в толк.

Но попытаться стоило. Для начала, хотя бы удостовериться, есть ли дыхание. Призрак прошелся по своим апартаментам, тщетно разыскивая карманное зеркало. Зеркал в этом доме вообще-то не держали, по тем же самым причинам, по которым их не использовала Медуза Горгона. Но в глубине ящика в шифоньере все же отыскалось небольшое зеркальце в золоченой оправе, с пухлыми ангелочками на ручке. Во время своего пребывания в подземельях, его забыла здесь Кристина Даэ... Ах, Кристина!.. Подумав, Призрак счел нужным пробормотать молитву к архангелу Михаилу. Вернувшись в комнату с черными стенами, он склонился над вторым, темноволосым покойником, поднес зеркало поближе к его губам и...

Опять же опираясь на опыт, Призрак первым делом решил, что это была оптическая иллюзия. Он и сам мог проделывать такие, но для этого потребовалась бы более сложная конструкция, чем одно карманное зеркальце! Но как это возможно?!

Зеркало полностью игнорировало присутствие покойника. Точно так же оно отреагировало и на второго. Оба не отражались. На всякий случай Эрик повернул зеркало к себе, но увидев маску, поспешно опустил его стеклом вниз. Но как?!

Увы, это был не единственный сюрприз этим утром.

Не открывая очей, белокурый мертвец вдруг зевнул, обнажив острые зубы, перевернулся на бок, и уткнулся в грудь второму трупу. Этого зрелища было бы достаточно, чтобы наблюдателя со слабыми нервами тут же хватил сердечный приступ. Но Призрак Оперы отличался завидным хладнокровием. Он всего-навсего отпрыгнул в дальний угол, обессиленно сполз по стене, закрыл глаза и на пару минут потерял сознание. Когда перед глазами вновь забрезжил свет, Эрик уговорил себя сделать пару шагов в сторону гроба, хотя ногам хотелось следовать в направлении совершенно противоположном. Покойники больше не предпринимали попыток вести себя не по чину, но лежали тихо, не шевелясь.

Ничто не охлаждает разгоряченный мозг как хорошая доза логического мышления, подумал Призрак. Прежде чем сдаться в SalpЙtriХre, следовало хотя бы проанализировать ситуацию. Итак, какие факты были в его распоряжении?

а) имелись двое молодых людей, которые каким-то образом пробрались в подземелье даже не оцарапавшись
b) они были мертвы. Причем качественно так мертвы, без дураков.
с) во рту у них торчали острые как бритва зубы
с-1) это чем нужно питаться, чтобы такие пригодились?
с-2) подумаю об этом в другой раз!
d) они не отражались в зеркалах.

Ergo...ergo...

***

Париж определенно страдал от перенаселения. Чем еще объяснишь тот факт, что даже в это время ночи все кафе были забиты посетителями? "Мест нет," говорили официанты прямо с порога. Отчаявшись найти свободный столик на Бульваре Капуцинов, Куколь отправился на Бульвар Османа, но и там удача ему не улыбнулась. За этот вечер он повидал больше ресторанов - вернее, дверей ресторанов - чем за всю свою довольно продолжительную жизнь. Пожалуй, нужно последовать совету виконта и пойти в кабак, но видение чашечки кофе и свежей газеты все еще плыло у него перед глазами. Наконец на полутемной улице, где раздавался хохот вперемешку с визгливым пением, официант, разглядев Куколя с тщательностью, которая сделала бы честь шефу полиции, все же распахнул перед ним дверь. Усевшись за стол, колкий от хлебных крошек, горбун поднес к губам надтреснутую чашку кофе и задумался.

На самом деле, жаловаться ему не на что. Путешествие прошло неплохо - хотя за каждым поворотом от катафалка что-нибудь да отлетало, но у Куколя не было отбоя от помощников. Правда, виконт отродясь не держал в руках молотка, а его друг вместо гвоздя обычно попадал по своему большому пальцу, причем на ноге, но втроем работа спорилась. Отель тоже был замечательным, если снять со счетов странное поведение персонала. Ну а парижская жизнь так и бурлила, сверкая красками, завлекая туристов невиданными удовольствиями.

Всех, кроме него.

Вампиров нельзя назвать идеальными хозяевами. Если они отпускали тебя со службы, то без рекомендаций (хотя на том свете рекомендации обычно не требуются). Но нужно отдать им должное - они никогда не таращились. Если у твоей бабушки растет мох на ушах, это здорово располагает к терпимости. В деревнях возле замка к горбуну тоже привыкли. При его появлении крестьянки прятались под стол не потому, что вид Куколя внушал страх, а чтобы он потом не рассказал об их прелестях графу, который запросто мог нанести дружественный визит. Более того, согласно популярному местному суеверию, если погладить горб - это принесет удачу. В сезон скачек деньги можно лопатой грести.

Здесь все было иначе. О нет, пока он искал кафе, Куколь не услышал ни одного грубого слова. Каждый раз лишь быстрый взгляд, отстраненная улыбка, и просьба, чтобы мсье попытал удачу где-нибудь еще. Оскорби Куколя хоть кто-нибудь, и уже следующей ночью виконт фон Кролок явился бы к грубияну с лекцией о хороших манерах (правда, хорошие манеры пригодились бы несчастному лишь для того, чтобы вежливо поздороваться со Святым Петром). А так... похоже, ему придется привыкать.

Официант отозвался только на третью просьбу и, бурча себе под нос, швырнул на стол ворох газет. Судя по пятнам, читатели использовали эти газеты в качестве салфеток, но Куколь был неприхотлив. Он с интересом прочел последние политические известия, новости из мира финансов, посмотрел и криминальную хронику - покушения на августейших особ, казнокрадство, новые вылазки банды взломщиков, все как обычно. Поворачивая время вспять, он пролистал газету за вчерашний день, затем добрался и до новостей третьего дня. Перевернув засаленную страницу, чтобы узнать что же такого важного в своем докладе сообщил английский премьер-министр, горбун едва подавил крик. Чашка ему досталась такая скользкая, что и в обычных обстоятельствах ее трудно было удержать, а что уж говорить о ситуациях, когда на ладонях выступает липкий пот. Уронив чашку и расплескав ее содержимое, Куколь вскочил, бросил на стол несколько купюр, тем самым обеспечив официанту самые щедрые чаевые за всю его карьеру, и бросился к двери.

Кофейное пятно растекалось по газетной странице, прямо под заголовком - "Впервые в Париже - Международный Ламиеологический Конгресс."

***

В груди у Призрака сделалось так холодно, словно он проглотил ком снега. Невероятно!

Маленького Эрика родители редко пугали упырями, все чаще тем, что повесят зеркало в детской. Да и лет с 5ти он пребывал в непоколебимой уверенности, что любое чудовище забьется обратно в шкаф, стуча зубами, при одном лишь взгляде на его лицо. Но даже он слышал подобные истории - открытое окно, скрежет когтей о подоконник, ночной воздух взрывается визгом, плавно переходящим в хрип... Конечно, это всего лишь нянькины байки, идиотские страшилки, которые рассказывают, чтобы дети не ленились читать Библию и не брали в руки летучих мышей, разносчиков бешенства. Помилуйте, ведь 19й век, эпоха железных дорог, газового освещения, а вскоре, возможно, электричества... и вурдалаки?! Да быть того не может. Нужно прогуляться вдоль озера, выпить рюмочку коньяка, а потом проверить еще раз.

С другой стороны, что там писали про съезд охотников на вампиров? Вроде бы они расхаживают увешанные серебром, едят чеснок три раза в день и ратуют за то, чтобы вампироведение преподавали в начальных классах. А так же утверждают, что пока немертвые охотятся в ночи, живым покоя не будет.

Господи, глупости какие! Откуда упырям взяться в его подземном доме? Но с другой стороны... а почему бы, собственно, и нет? Ведь он, Эрик, настоящий манок для неприятностей, и только вампиров ему не доставало для полноты апокалиптической картины. Теперь все было так плохо, что можно умереть, но увы, гроб уже занят. Перед глазами возникло ее невозмутимое лицо, спокойная улыбка, которая, впрочем, так редко трогала ее губы. Что она подумает, если Призрак сдастся так просто? Наверняка, не одобрит. Она ведь считает его ангелом-хранителем, не ведая, что даже ангелам бывает так тяжко, что хочется закрыть лицо крыльями и разрыдаться. Так противно на душе, что перья хочется рвать от досады.

Призрак стиснул зубы. Теперь, когда проблема обозначена, следует приступить к ее решению. В подземелье забрела парочка упырей. Как их истребить? Первой мыслью было заколотить гроб досками, но Эрик тут же ее отмел. Ведь если твою сладкую дрему нарушает стук молотка над ухом, то это гарантирует, что ты проснешься в сквернейшем настроении, которое попытаешься исправить за счет обладателя молотка. Поскольку Призрак трезво оценивал свои силы, вступать врукопашную с упырями ему не хотелось. Пенджабское лассо для них как для слона дробина. Разве что воротнички как следует накрахмалят, чтоб стояли повыше. Но должен же быть какой-то способ их извести?

Попытки припомнить газетную статью про вампироведов не увенчались успехом. Той статьей он заинтересовался настолько же, насколько эскимос - рассказом о методах излечения тропической лихорадки. Эрик и вампиры жили на разных полюсах... до недавнего времени. Ну да к черту прессу, можно воспользоваться сокровищницей знаний, то-есть библиотекой. Осторожно закрыв за собой дверь, которая вопреки законам жанра даже не скрипнула, Эрик поспешил в библиотеку, где первым делом прочесал полки на предмет религиозной литературы. Отыскав Библию, в тисненой обложке с золотым крестом, Призрак положил ее на стол. Если вампиры теперь захотят нарушить его покой, один взгляд на священную книгу должен их остановить... теоретически. Оставалось лишь уповать, что при жизни они не были атеистами, иначе могут проигнорировать и крест. На всякий случай Эрик снял с полки "Капитал" Карла Маркса, полагая что даже если вид этой книги не остановит упыря-безбожника, то удар таким фолиантом по голове уж точно заставит его потерять сознание.

Теперь, когда он обезопасил себя со всех сторон, можно ознакомиться с методами уничтожения вампиров. К счастью, под руку подвернулась "Энциклопедия Сверхъестественных Существ и Способы Истребления Оных с Помощью Материалов, Которые Всегда Найдутся под Рукой у Хорошей Домохозяйки. Издание Второе, с Предисловием Издателя." Из предисловия следовало, что все потусторонние твари, как-то оборотни, домовые и упыри, являются лишь проекцией наших страхов, так что бороться с ними нужно посредством новейших методов психиатрии, а именно - электрическим током. Призрак хмыкнул. Бесспорно, его гости - особенно господин с белокурыми локонами - были воплощением кошмара любого мужчины, но увы, они так же были вполне реальны. К счастью, сама Энциклопедия, которая была перепечаткой каких-то средневековых манускриптов, давала более действенные советы.

Согласно статье, если рассыпать перед упырями горсть риса (проса, мака или любой другой крупы - вампиры неприхотливы), они будут считать каждое зернышко. Другие, не менее гастрономические советы касались чеснока, лимонов и освященного хлеба. Здесь у Призрака невольно вырвался тоскливый вздох. Поскольку он привык угощаться в театральном буфете, то на его собственной кухне даже самая настойчивая мышь не нашла бы и крошки еды. Не говоря уже о таких деликатесах, как лимоны. И увы, в буфете, который ежевечерне посещали сливки парижского общества, чеснок вряд ли отыщешь. Эх, вот если бы вампира можно было упокоить, вложив ему в рот леденец или напихав мармелада в уши...

Метод с отрубанием головы или протыканием сердца осиновым колом тоже не подходил. К стыду своему, Эрик осознал, что в его подземном жилище просто нечем отсечь голову! В качестве любимого оружия он давно уже избрал пенджабскую удавку, так что топоров дома не держал. Та же проблема касалась и осиновых кольев. Правда, кол можно запросто соорудить из ножки стола, но... Обследовав всю мебель и несколько раз отругав себя за снобизм, Эрик пришел к выводу, что осины в его апартаментах не водилась. Осина - не такой уж престижный материал для мебели. Солидные господа предпочитают красное дерево или мореный дуб. Эти породы древесины в статье не упоминались, так что Призрак предпочел не рисковать.

Оставался еще один метод - освященные предметы. Опять же, с оговоркой, что при жизни упыри были верующими. Но даже атеист почувствует себя некомфортно, если на него вылить святой воды... из ведра... пока он спит! Настроение Эрика начало подниматься. Похоже, выход найден. Ну а достать святую воду будет не так уж трудно, благо церковь Сен Мадлен располагалась буквально в двух шагах. Даже ранним утром она будет открыта, потому что некоторые благочестивые парижане любят начинать день с мессы. Какое, право же, везение!

Перед тем, как покинуть подземные апартаменты, Призрак еще раз заглянул в комнату, больше напоминавшую склеп. Вампиры по-прежнему сопели в гробу, трогательно прижавшись друг к другу. Выглядели они вполне миролюбиво, но даже их невинный облик не извиняет тот факт, что они нечисть! Да, безжалостные убийцы, продлевающие свое существование за счет чужих жизней! Упокоить их - гражданский долг любого мало-мальски порядочного человека. И...и они не отражаются в зеркалах. Механическим жестом Призрак коснулся маски. Как было бы прекрасно - никогда не видеть себя, а перепуганные лица окружающих списывать на их же паранойю. Почему небеса даровали созданиям ночи такую милость? Почему обделили его?

***

Добравшись до гостиничного номера, Куколь отчасти успокоился. В комнатах, где одновременно находились вампиры и охотники на вампиров, приходилось менять обои и заново белить потолок. Но никаких следов насилия замечено не было. Горбун выдохнул и прислонился к притолоке. Думай, старый дурень, думай.

Пока что было ясно лишь одно - ламиеологи до его хозяев еще не добрались, иначе отрубленные головы вампиров уже украшали бы фойе. Господа, которые печатают объявление о своем конгрессе готическим шрифтом 20го размера, не преминут похвастаться успехами. О да, подумал Куколь, с этой публикой он знаком. Ему повезло встретится с классическими охотниками на вампиров, с теми, что ставят пробу на серебряных пулях и постоянно вворачивают в разговор латинские словечки. Стоит им только добраться до самого чахлого упыря и они раструбят об этом достижении на весь свет!

Но где же тогда виконт и его юный друг? Напрашивается вывод, что из Оперы они не вернулись. А почему? Горбун раздумчиво почесал затылок. Ну разумеется, потому что снова влопались в какую-то историю! Ох, проще кошек пасти, чем следить за этими двумя.

К счастью, Куколь был наслышан о социальной динамике Парижской Оперы - его знакомый, проживавший в подвалах этого здания, в письмах частенько отпускал ехидные комментарии и о директорах, и о труппе, и даже о рабочих сцены. Кстати, надо как-нибудь навестить Эрика, вот только бы разобраться с этой проблемой. Итак, в какую передрягу могли попасть молодые господа? Оперная примадонна звалась Карлоттой - быть может, они успели насолить ей, и в отместку она уничтожила их барабанные перепонки своим пятиоктавным сопрано?... Нет, слишком мелко... Кто-то из рабочих уронил им на голову декорацию... тяжелую... из серебра? Тоже маловероятно. Неужели они забрели в спальню к танцовщицам из кордебалета? Ведь это погибель для любого юноши с золотистыми кудрями и манерами потомственного аристократа!.. Хотя тоже вряд ли. Кого там еще упоминал Эрик... Эрик!

Куколь хлопнул себя по лбу. Как же он сразу не догадался! Эрик был Призраком Оперы, самые крупные неприятности - это по его части. Ох, что же теперь делать? Вряд ли Призрак Оперы будет миндальничать даже с самыми очаровательными представителями немертвого племени. Но если он что-нибудь сделает виконту...

Сердце горбуна екнуло.

... то граф фон Кролок сотворит с самим Куколем что-то не в пример ужасней. Даже если слуге и удастся скрыться - например, в Экваториальной Африке, где очень солнечно - жизнь его будет невеселой. Согласно поверьям, вампиры могут контролировать погоду. В таком случае Его Сиятельство постарается, чтобы над головой Куколя всегда шел град.

До Оперы горбун добрался так быстро, насколько ему позволяла хромота. Рассветные лучи еще только ласкали скульптуры на крыше, а по площади уже заскользили первые омнибусы, и цветочницы начали расставлять по корзинам свой благоухающий товар. Но Куколю было не до красот. Несколько раз обойдя вокруг здания, он так и не нашел большую медную табличку с надписью "Эрик, Призрак Оперы. Звонить дважды." Впрочем, на такое везение он и не рассчитывал. Наверняка вход в подземелья потайной, а нажимать на каждый кирпич в стене у него просто не было времени.

Оставалась последняя надежда, что Эрик подаст признаки жизни. Выйдет на поверхность, совершит променад по площади - что-нибудь в этом духе. Куда обычно направляется человек, переживший столкновение с упырями? Версий много - от пивной до конторы стряпчего, чтобы заверить завещание - но логичнее всего казался вариант с церковью. Тем более, что согласно карте неподалеку находилась церковь Сен Мадлен, напоминавшая скорее греческий храм, чем место христианских богослужений. Туда и направил свои стопы наш герой.

На мраморных ступенях церкви он чуть не подскользнулся. Похоже, кто-то собирался вымыть их, но схалтурил, оставив лужи воды. Закрыв за собой массивную дверь, Куколь преклонил колено, затем огляделся по сторонам. Свечи были зажжены совсем недавно, а месса еще не началась. Эрика нигде не было видно. Так что этот вариант отметается. Но прежде чем покинуть Сен Мадлен, горбун все таки постучал в дверь ризницы.

- Входите! - разрешил ему зычный голос, и горбун зашел в полутемное помещение. Священник, крепко сбитый старик благообразной лысиной, облачался с помощью заспанного алтарника.

- Что вам угодно, с... сударь?

Назвать Куколя "сын мой" никто не решился бы даже в шутку. Некоторая холодность священника ничуть не смутила гостя. Еще бы, ведь после того, что отмочил его предок, семинаристам наверняка уже на первом курсе объясняют, что им следует избегать горбунов, особенно если те предложат прогуляться по крыше собора.

Смиренно склонив голову, Куколь прохрипел:

- Доброе утро, святой отец. Да вот, хотел спросить, не замечали ли вы чего-нибудь странного? Не забегал ли в церковь кто-нибудь с вытаращенными глазами, не спрашивал ли про что-нибудь... потустороннее?

Священник поскучнел. Смена только начиналась, а сумасшедшие уже шли косяками.

- Ну вот, еще один скорбный главою, - уныло пробормотал он. - Вы, небось, один из этих... из вампироведов? Что приходят в храм не за тем, чтобы внимать Слову Божию, а чтобы освятить новый арбалет? Знаю я вашего брата.

- Вы сказали "еще один"?

- Ну да, вот только что приходил один господин, высокий и в маске. Попросил освятить целое ведро воды. Зато когда я предложил ему остаться на мессу, он отказался. А жаль, у нас сегодня такая интересная проповедь, по книге Иова.

Ведро святой воды, подумал Куколь. Оно тяжелое, вприпрыжку с ним не побежишь. Значит, еще не все потеряно.

- Благодарю, святой отец, но вынужден покинуть вашу компанию.

Не дав священнику опомнится, горбун снова низко поклонился и едва сдержался, чтобы не выбежать из церкви. Оказавшись снаружи, он посмотрел на ступени - лужицы спускались вниз и вели в направлении Оперы.

Только бы успеть.
  
  
   Глава 8

Доктор Сьюард поднес к глазам лист, который уже был исписан до середины, но все еще не содержал даже намека на полезную информацию.

- И все-таки, господа, какие у вас есть основания полагать, что этот ваш доморощенный эксцентрик - действительно вампир? За исключением того, что он всю кровь у вас выпил?

Директора Оперы, мсье Ришар и Моншармен, поерзали на кожаном диване. Им почудилось, будто находились они в клинике, в кабинете главного врача, а не в уютном гостиничном ресторане. Стряхнуть это впечатление было положительно невозможно, даже несмотря на то, что на окнах не было решеток, а в углу находилось не анатомическое пособие, а кадка с фикусом. Зато перед ними сидел доктор Джон Сьюард. Его присутствия было предостаточно.

При первом взгляде на него директора были разочарованы. Они ожидали увидеть маститого охотника, настолько пропахшего чесноком, что птицы над его головой падают замертво, а собаки в радиусе сотни лье облизываются, вспоминая о копченостях. Да, и на нем непременно должна быть потертая куртка, провисшая от многочисленных медалей - например, "За доблесть в сражениях с немертвыми полчищами" или "Победителю чемпионата по метанию колов." А в руках - арбалет, который в течении всего разговора он будет ненавязчиво полировать.

Но на встречу к ним вышел молодой человек в светлом костюме, в очках и с небольшими, аккуратно подстриженными бакенбардами. Он скорее напоминал интерна, изо всех сил старающегося произвести благоприятное впечатление, чем главного врача в психиатрической лечебнице. Отсюда и безупречно выглаженный костюм, и слишком крепкое рукопожатие. Затем их взгляды встретились, и Ришару с Моншарменом одновременно захотелось
- оказаться дома, за дверью с несколькими засовами и желательно под кроватью с очень длинным покрывалом,
- навсегда забыть про двойную бухгалтерию, выбросить коллекцию скарабеев, контрабандой привезенных из Египта, и заделаться честными, продуктивными членами общества.

Страх этот не прошел до сих пор. Мсье Ришар, нервно комкая салфетку, пробормотал:

- Нуу... разные слухи про него ходят, да... Одни вот говорят, что он всего лишь привидение... то-есть нематериальная субстанция...

- А, но здесь-то и загвоздка, - доктор Сьюард принялся резать бифштекс - вернее, производить на нем хирургическую операцию, разделяя мясо на тончайшие пластинки, - потому что нематериальную субстанцию колом не пронзишь. Поверьте, уже были прецеденты.

В летописи Международного Ламиеологического Общества вряд ли войдет случай, произошедший год назад. Тогда леди Снудл-Кестербридж пригласила ламиеологов в свое родовое гнездо, чтобы те выпроводили дух ее пращура, который щипал горничных за лодыжки, а во время парадных обедов присаживался на чью-нибудь тарелку и рассказывал скабрезные анекдоты, пересыпанные словечками вроде zounds и pox. Ламиеологи провели в поместье битых две недели, но не добились никаких результатов, кроме изрешеченных шелковых обоев, картин, промокших от святой воды, и прослушанного курса "Введение в Женское Нижнее Белье Эпохи Тюдоров." Впрочем, чего еще ожидать от привидения, которое даже на спиритическом сеансе не просто раскачивает стол, а пляшет на нем, распевая моряцкие песни?

После этого опыта на визитной карточке доктора Сьюарда появились слова "охотник на вампиров (!)" Ибо каждый вампир является нечистью, но не всякая нечисть является вампиром.

- Кроме того, эктоплазму с одежды ни в одной прачечной не отстирывают, а от лязга цепей у меня мигрени. Может, вам пригласить священника, чтобы тот обряд экзорцизма провел?

Директора опустили глаза, продолжая проверять салфетки на износостойкость.

Воспитанные в католической вере, они уже прибегали к помощи церковных властей. Причем пригласили не просто священника, а самого епископа. И даже выделили Его Преосвященству почетное место - ложу номер пять. Как доложил секретарь Реми, в начале епископ обсуждал с Призраком последние новости Общества Владельцев Старинных ОргАнов, где оба состояли в членах. Что происходило дальше секретарь так и не узнал, потому что его наблюдение было приостановлено - об этом свидетельствовал синяк на его лбу. Но по окончанию оперы Его Преосвященство самолично наведался к директорам и сообщил, что во-первых, тромбониста и правда нужно уволить, раз он перевирает ноты просто атеистически. Во-вторых, пачки у балерин должны доходить как минимум до щиколотки. А в-третьих, нельзя ли одолжить Призрака на пару дней? Хор при епископской капелле совсем разболтался, но мсье Фантом в два счета приструнит этих разгильдяев. Если директора будут столь любезны, то епископ, пожалуй, не станет спрашивать их про церковную десятину, которую они не платят... уже сколько лет?

Ришар с мольбой посмотрел на коллегу.

- Но бытует так же мнение, - вступился последний, - что Призрак всего лишь ловкий иллюзионист...

- Это вообще вне моей компетенции. Я, господа, не наемный убийца, пусть вашего фантома SШretИ ловит. А то ведь каждый начнет утверждать, что, к примеру, его теща - упырица, и обращаться за помощью к ламиеологам, у которых время тоже не из гуттаперчи изготовлено. Ах, простите что перебил вас. Можете продолжать.

И доктор Сьюард снова вперил в директоров свой Взгляд. Казалось, он уже проник в самые потайные уголки мозга, ощупал все шишки у них на головах и вынес диагноз, в котором чередовались такие слова, как "имбецильность" и "крайняя степень." Теперь ему оставалось лишь подобрать метод лечения. Ледяной душ? Электричество? Центрифуга, на которой пациента раскручивают в надежде что все шарики и ролики станут по местам?

Директорам захотелось спрятаться под скатерть.

- И еще... еще говорят что Призрак живет под землей, - выдавил Ришар, - и что он похож на ожившего мертвеца...

- Может, он просто не высыпается?

- А вместо кровати использует гроб.

- Страдает боязнью открытых пространств?

- Кроме того, он преследует одну девицу, - Ришар выложил свой последний козырь. Скорее всего, это была козырная семерка, так что особых надежд на этот аргумент директор не возлагал. Тем удивительней был произведенный эффект.

- Девицу? - чуть помедлив, нож снова вонзился в бифштекс.

- Да, мадемуазель Даэ. Она певица в Опере, а теперь, когда мадам Карлотта уехала, возможно и примадонной станет.

- В каких же отношениях эта барышня состоит с Призраком?

- Да он ей покоя не дает, а однажды - опять же, согласно слухам - уволок к себе в подземелье, где держал несколько недель! Впрочем, она вернулась невредимой, хотя страшно подумать, что творилось у нее в душе...

Доктор Сьюард склонил голову набок.

- Вернулась? Хотите сказать, что оставили ее в труппе после такой выходки?

- Да, вообще-то. Поймите, сударь, просто некем было ее заменить, да и Призрак...

- Как мило. Похоже, вам, парижанам, даже Нерон с Мессалиной могли бы преподать урок благочестия... О, не трудитесь запоминать эти сложные имена, они вам все равно ничего не скажут. Tempus fugit, так что к делу. У мисс Даэ замечены бихевиоральные изменения? Например, внезапная любовь к платьям с очень высоким воротничком? Желание полежать в постели подольше?

- Подольше - значит, до полудня?

- До заката солнца.

Директора переглянулись.

- Нет, - ответил Моншармен, - но мы за ней и не следили. А то мало ли что Призраку в голову взбредет, еще приревнует. Кроме того, мадемуазель Даэ - барышня очень тонкого, романтического склада ума, так что общаться с ней бывает затруднительно без должной подготовки.

"Например, если вы не читали книгу "Детям об ангелах", а пыль у вас ассоциируется не с феями, а с беспорядком" - мысленно добавил он. Это еще хорошо, что Призрак уделяет ей внимание. Это ее отвлекает.

- Что ж, если очевидной подмены личности не произошло, то не все потеряно, - Сьюард промокнул губы салфеткой, затем аккуратно сложил ее и прогладил ребром ладони. - Я с удовольствием спасу несчастную девицу от кровавого создания ночи... Так, сколько вы ему платите?

Коллеги снова замялись, но Взгляд Джона Сьюарда мог вывернуть карман у ростовщика.

- Двадцать тысяч франков. В месяц.

Ламиеолог задумался.

- Не шикует ваш Призрак, туго пояс затянул. Я возьму в два раза больше. В качестве задатка. И еще столько же, когда работа будет выполнена.

- А как мы узнаем, что она выполнена? - осторожно поинтересовался Ришар.

- Я могу принести вам его отрубленную голову, - увидев ,что директора изменились в лице, он добавил, - но думаю, что слова джентльмена будет достаточно...

Раскланявшись с директорами и положив чек в бумажник, доктор Сьюард вернулся на прежнее место и попросил у официанта чашечку чая. Хорошего чая в Париже не найдешь, и здесь Францию обскакал Джон Булл. Но сосредоточиться проще, если мерно помешивать чай.

Самое время подумать о предстоящем рандеву. Об этой встрече Сьюард размышлял еще со вчерашнего вечера, ибо не любил действовать с бухты барахты, но пора подвести итоги и выработать стратегию. Удобнее всего разложить информацию по пунктам. Джон Сьюард представил медицинскую карточку, на желтых листах которой было написано еще свежими чернилами...
Имя: Сара Шагал-Абронзиус
Возраст: 18
Род занятий: студентка, Кенигсбергский университет, медицинское отделение. Первая девица в университете за всю его историю! Каким-то образом ее приняли даже несмотря на непоколебимую уверенность ректора, что раз в месяц у женщин случается помрачение рассудка, которое усугубляется чтением любых книг, за исключением кулинарных и молитвенника.
Семейная история: А вот здесь все становилось еще интереснее. Про родителей миссис Абронзиус ходили самые занятные слухи. Поговаривали, будто они в разводе, что само по себе бросает на нее тень. А другая точка зрения была куда более занимательной - будто матушка Сары... как бы это выразиться... невдова? почти вдова? вдова при не-вполне-живом муже? Интересно, какой вид траура предписывает этикет в таком случае?

Направление беседы вырисовывалось само собой.
  
   Глава 9

Сначала виконт фон Кролок потянулся, и лишь потом задумался, как вообще это у него получилось. Уже несколько месяцев подряд каждый вечер начинался криком "Ты опять мне нос расквасил!" Разделять гроб с кем-то еще было непривычно, но на этом настаивал Альфред, который страдал клаустрофобией, боязнью темноты и боязнью быть похороненным заживо. А если добавить сюда его школьную привычку прятать сухари под подушкой и грызть их посреди полудня, можно понять, почему Герберт просыпался с красными глазами и клевал носом весь вечер.

Остальные обитатели склепа были не лучше. Отец забирался в саркофаг с керосиновой лампой и часов до трех листал газеты, параллельно проводя сравнительный анализ современной международной политики с событиями двухсотлетней давности. Вслух, разумеется, ведь нехорошо лишать домочадцев возможности расширить кругозор. Магда и старик Шагал пытались заниматься личной жизнью, тихо и ненавязчиво. Какие только меры не предпринимал Куколь, чтобы научить их поведению в цивилизованном обществе! Один раз он заколотил их в гробу на пару недель, но, как оказалось впоследствии, они отреагировали на это наказание так же, как мышь, которую заперли в сыроварне. В другой раз голубков расселили по отдельным гробам. Но они так печально - и так однообразно! - перекрикивались, признаваясь друг другу в любви, что граф, который терпеть не мог клише, собственноручно вытащил их из разных гробов, сунул их в один гроб, отругал Куколя за самоуправство, потом отнял у Альфреда сухари, задал сыну взбучку, чтобы тот не огрызался, забрался к себе в саркофаг, хлопнул каменной крышкой... и она раскололась посередине.

Говорят, что не везде вампиры спят в одном склепе. Вроде бы в Соединенных Американских Штатах у каждого члена немертвой семьи есть своя собственная усыпальница. Но это все байки, наверное.

Сегодня Герберт никаких проблем не испытывал. В гробу было просторно, потому что он лежал в одиночестве.

Тысяча святых! Куда подевался Альфред?

Ведь они договаривались, что сбегут из подземелий вместе! А если он вылез из гроба первым, то, пожалуй, мог попасться на глаза Призраку Оперы. Ужасно, если так. Призраку даже не понадобиться швырять в Альфреда чесноком. Стоит лишь напомнить, что он пробрался в эти апартаменты без разрешения, и бедняга сам зачахнет от чувства вины. Чуть приподняв крышку гроба, вампир посмотрел в щель, но ничего необычного не заметил. Тогда он уронил крышку на пол, сел, поправил волосы и с удивлением уставился на свою руку, облепленную комьями земли. Пошарил по простыне. В гробу, полном земли, он не просыпался уже пару столетий, с тех пор как вышел из возраста для игры в "мертвецов и могильщиков." Кому взбрела в голову эта идея и зачем?

Вдруг рядом с гробом он заприметил чашку, с синими цветами и позолоченной каймой. В сосуде находилась более чем знакомая жидкость.

При всем своем восхищении французской толерантностью, даже Герберт не допускал мысли, что человек, обнаруживший в своем доме вампира, побежит покупать ему завтрак, а потом еще нальет кровь в изящную тару. Даже монахиня, в чьи обязанности входит любовь к ближнему, не проявила бы столько доброты, а что уж говорить о мрачном владыке подземелий? Протерев еще сонные глаза, виконт заметил под блюдечком сложенный вдвое листок бумаги. Ага! Наверняка Призрак искренне желает ему подавиться этой кровью и проваливать вон. Но к немалому удивлению Герберта, записка вещала:

"Господин виконт!
Покорнейше прошу прощения за то, что не смогу прислуживать Вам за завтраком. Господин Эрик, он же Призрак Оперы, пригласил меня прогуляться в книжный магазин, а я не смею отказать нашему любезному хозяину.
В остальном же не извольте волноваться - катафалк я оставил на городской конюшне, с отелем рассчитался, выглаженное белье Вы найдете в гостиной.

Ваш смиренный слуга,
Куколь.

P.S. Пусть Ваша ночь будет преисполнена такой черной печали, от которой Ваше исстрадавшееся сердце разорвется на части."

Герберт повертел записку. Удивительно, что прослужив столько лет в их доме, Куколь все еще умудрялся писать твердым, округлым почерком. Как только у него руки не трясутся?

Но листок бумаги выпал из тонких пальцев, когда в комнату вошел Альфред, обнаженный за исключением полотенца, целомудренно обернутого вокруг бедер. С его мокрых волос капала вода, стекая по белоснежным плечам, по гладкой, безволосой груди, заканчивая свой путь под его набедренной повязкой... "Он прекрасен, как Антиной" была вторая мысль виконта. Первая же звучала так - "Где-где-ГДЕ-здесь-ванна-чтобы-я-смог-смыть-с-головы-эту-гадость-пока-у-меня-не -появилась-перхоть-и-секущиеся-концы-и-паразитарные-заболевания-и-архангел-Михаил-знает-что-еще!!!"

- Герберт? Ну ты спишь! - юный вампир восхищенно поцокал языком. - Мы тебя втроем будили.

- Втроем?

- Ага - я, Куколь и Эрик. Теперь он наш домохозяин. Мы остаемся здесь!

- Постой, ты сумел уговорить Призрака сдать нам комнату? - спросил Герберт недоверчиво, но в то же время понимая, что щенячьи глаза друга могли растрогать самое заскорузлое сердце. Когда ресницы Альфреда начинали трепетать, даже мистер Скрудж, смягчившись, дал бы ему целый шестипенсовик.

- Не я - Куколь. Оказывается, они с Призраком состоят в Обществе Владельцев Старинных Органов, ну а члены клуба обязаны друг другу помогать. Ты бы слышал, с каким восторгом Эрик отзывался об этом обществе! Все твердил "Будь оно трижды проклято."

Немертвость здорово изменяет сознание, подумал Герберт. Всего пара месяцев, и Альфред позабыл, что для смертных "проклятый" - это вовсе не комплимент... вроде бы... если он не напутал...

- Кстати, а что за грязь в гробу? - вампир вернулся к делам понасущнее. - Дай угадаю - Эрик по случаю нашего приезда подмел в квартире полы, а совок, за неимением лучшего места, вытряхнул прямо в гроб? Это такой французский обычай чествовать важных гостей?

Альфред набычился.

- Это не грязь, - ответил он тоном королевского шеф-повара, которому заказали шмат сала и бутылочку бормотухи. - Это родная земля.

- В каком смысле?

- В таком, что я ее за вашим кладбищем накопал и привез сюда.

Изо всех сил напрягая воображение, Герберт представил друга, который кланяется и целую мать-сыру-землю. В школе в Альфреда розгами вколачивали любовь к Родине...

- А с чего такой патриотизм? - осторожно поинтересовался виконт. Не хватало еще, чтобы Альфред каждый вечер начинал пением государственного гимна.

- Ох, Герберт, ты как будто вчера умер! Всем известно, что вампиры не могут спать спокойно, если рядом не будет частицы их родной земли.

- Когда ты говоришь "всем известно", ты кого включаешь в это понятие?

- Ну себя, например. И графа Влада.

- Это Влад "Всегда-Вожу-С-Собой-50-Ящиков-Земли" Дракула тебе наболтал, да?

- Да, вообще-то, - потупившись, Альфред принялся рисовать на полу воображаемую дугу большим пальцем ноги.

Виконт удовлетворенно хмыкнул. Ну хоть что-то прояснилось. Во время Полночного Бала Альфред, как новый член клана, был просто нарасхват, потому что его ушные мембраны еще не начали выть в голос от историй, прослушанных миллионы раз. Он еще не разбирался во всех хитросплетениях семейных отношений, квинтэссенция которых выглядела примерно так - "я ведь знаю, что кто-то из вас заиграл мою коробочку для мушек в 1740м году, и не говорите мне, что я нашла ее через три дня за шифоньером, ну и нашла, что с того, я все равно помню, какими глазами на нее смотрела Доротея, но я никогда ей ничего не подарю, после того, как она наступила на мой шлейф в 1719м!" Дракула тоже успел пообщаться с Альфредом, в течении беседы угощаясь смородиновой наливкой, которую, покидая трактир, прихватила с собой Магда в качестве приданного. Можно только представить, какие мохнатые суеверия он вбил в податливую голову юноши!

Вкратце Герберт поведал другу, что в качестве хобби Влад разводит росянки. А вырастить росянку, которая воробьев на лету ловит, можно только используя почву из его поместья. Вся суть в особых удобрениях. Влад не выдавал своих секретов, но ходили слухи, что тела тех турков, которых он когда-то разгромил, так и не нашли. Кроме того, его дочки-модницы были просто помешаны на грязевых ваннах. Поэтому куда бы ни собиралась славная семейка Дракул, всегда создавалось впечатление, что они едут на выставку чернозема.

Когда друзья перетрясли простыни, виконт уточнил:

- Значит, теперь мы обитаем здесь?

Убранство комнаты ему определенно нравилось. Очень стилистически выдержано.

- Да! Красиво тут, правда? - Альфред присел на край гроба и прижался к Герберту. Тот ответил юному вампиру долгим поцелуем, затем провел рукой по влажным волосам.

- Надеюсь, не в озерной водице купался?

- Что ты, у Эрика такая ванна! Из мрамора, с горячей и холодной водой! Последнее слово прогресса. Но когда я спросил, как же он добился такого эффекта, Эрик сказал, что это секрет и попросил меня в театре об этом не распространяться. Он такой скромный.

Виконт улыбнулся украдкой. Призрак мог бы и не таиться, ведь слова "незаконное подключение к газовой линии" Альфреду ничего не скажут. Юный вампир тем временем продолжал петь Призраку дифирамбы.

-... и невероятно щедрый в придачу. Представляешь, он даже подарил мне мыло!

- Замечательно, - проворковал Герберт, поглаживая друга по шее. - При каких обстоятельствах?

- Я сидел в ванне, когда Эрик вошел туда с полотенцем через плечо - наверное, тоже хотел помыться. При виде меня он отвернулся, всем бы такие хорошие манеры. Ну а потом я предложил ему присоединиться, потому что там действительно очень большая ванна... Чего ты смеешься?

Герберт сполз на пол, чувствуя, что сейчас задохнется от хохота.

- И тогда он подарил тебе мыло?

- И еще много чего.

- Дай угадаю - разные тяжелые предметы с острыми углами?

- Да, с ним прямо пароксизм щедрости приключился, я едва успевал их ловить... С тобой все в порядке?

Распластавшись на полу, виконт бессильно махнул рукой. Альфред был просто неисчерпаемым источником веселья. Жаль, что будучи бессмертным, он не мог поблагодарить друга за лишние пару лет жизни.

Но то, что юный вампир произнес далее, заставило Герберта умолкнуть с открытым ртом.

- В общем, Эрик благородный человек с прекрасной душой. Как жаль, что ему приходится прятаться под маской.

- Что-что?

- Его лицо полностью скрыто черной маской, - Альфред вздохнул. - Сдается мне, что он носит ее не украшения ради.

- Мне жаль, - сказал Герберт с интонацией, с которой говорят о несчастном случае, произошедшем в бельгийском Конго или на Аляске. То-есть, где-то очень далеко от дома.

- Да, у Призрака Оперы несчастная судьба, - продолжил Альфред, - но скоро все изменится.

Ранее сочувственно кивавший, виконт вздрогнул. Вдохновенный тон Альфреда нравился ему все меньше. Сейчас юный вампир напоминал генерала, который на полном серьезе утверждает, что враг будет побежден к Рождеству, а по возвращению домой каждого солдата ждет горшок с курицей. Но полководцы почему-то забывают упомянуть, что оное Рождество наступит через 10 лет, а горшок будет один на всю деревню.

- Потому что мы ему поможем, - снисходительно объяснил юный вампир.

- Мы?

- То-есть, ты.

- Я?

- Ага. Ты поможешь ему наладить личную жизнь.

Герберт приосанился, игриво покачал ногой.

- Ах, ты мне льстишь, cheri! Нет, я бы помог, конечно, но ведь я люблю только тебя! Кроме того, не уверен что Эрик заинтересован таким видом отношений. Мне совсем не хочется, что бы он... подарил мне мыло.

- Нет, - терпеливо объяснил Альфред, - я имел в виду, что ты поможешь ему воссоединиться с фроляйн Даэ.

- ЧТО?!

- Не переживай так, Герберт, милый. Нервные окончания не восстанавливаются.

- Ничего, у вампиров восстанавливаются, если их в святую воду не окунать.

- Пока ты спал, я уже все продумал. Призрак Оперы влюблен в Кристину Даэ - это всем известно. Но увы, девица отвергла его ухаживания, променяв Эрика на какого-то бесполезного аристократишку...

- Хм-хм.

-... Кристина Даэ выбрала деньги и титул. Но еще не поздно удержать ее от рокового шага! - возвестил Альфред, - Нужно рассказать ей, какой Эрик замечательный человек и как больно его ранит ее уход. Этим займешься ты.

- Почему я-то?

- Потому что у тебя французский лучше, - скромно сказал Альфред. - А мой словарный запас ограничен, с ним о серьезных материях не порассуждаешь.

Здесь Альфред был прав. Нельзя взывать к чувствам девушки, оперирую такими фразами как "Добрый вечер," "Париж - столица Франции" и "Где уборная?" Но фон Кролоки так просто не сдаются.

- Тебе не кажется, что с моей стороны это будет лицемерием? - Герберт гнул свою линию. - Зачем я буду предлагать Призраку то, что мне самому даром не нужно?

Юный вампир задумался, но вскоре его лицо прояснилось.

- Если ради хорошего дела, то можно и душой покривить.

- Я вампир, у меня нет души.

- Покриви тем, что есть.

- Ага, вот сейчас найду лук со стрелами и пойду девиц уговаривать. А крылья у меня сами собой прорежутся! - взорвался Герберт. - Вот скажи, какого ангела я, вампир, буду помогать двум смертным во время моих каникул?! Я виконт фон Кролок, а не сваха на заработках!

- Просто... просто Призрак проявил гостеприимство.

Герберт снова уселся на пол и принялся задумчиво заплетать волосы. Гостеприимство... Вампиры очень серьезно относятся к гостеприимству. Тон здесь задает Дракула - несмотря на то, что его родословной можно дважды обмотать земной шар по экватору, он самолично открывает гостям дверь и помогает с багажом. А его дочери всегда приходят пожелать постояльцу добрых снов... иногда раза три за ночь. Но и другие семейства не отстают в плане гостеприимства. В любом респектабельном вампирском замке вам предложат спальню с огромными сводчатыми окнами, выходящими на обрыв с журчащей горной рекой или на скалу, поросшую узловатыми соснами . ! Частью сделки так же является кровать, увешанная бязью паутины, массивный дубовый шкаф, который шатается, если моль внутри ведет себя слишком разнузданно, и толстый слой пыли, который способствует отличной звукоизоляции...

О человеческом гостеприимстве Герберт фон Кролок имел крайне смутное представление. Вроде бы, когда-то он мог войти в любой дом в деревне, попросить кружку молока и получить кружку молока. Не разбавленного святой водой и без серебряного подстаканника. Но это было так давно. Тем не менее, раз уж он проснулся без инородного предмета в районе груди, то можно было смело говорить о гостеприимстве. Пожалуй, Призрак действительно заслуживает награды.

Но было здесь что-то еще.

Вампир подумал про вчерашний спуск в подвалы. Если прислушаться - причувствоваться? - то можно ощутить, что сама атмосфера здесь пропитана безнадежной печалью. Знакомое чувство. Кем бы ты ни ощущал себя, один взгляд в зеркало развеет все иллюзии, и сердце заноет от того, что ты там увидишь или не увидишь. И непонятно что хуже. И ничего, ничего с этим уже не поделать. Ты тот, кем родился... или кем умер.

А он ведь так и не смог позабыть летнюю ночь, которая, вероятно, была очень теплой, из тех, что смертные называют "бархатными." Воздух был наполнен запахами спелой пшеницы и цветов, распустившихся в саду несмотря на неравную борьбу с сорняками. Цикады вовсю наяривали на своих флейтах. Даже легкий ветерок, который лениво, вполсилы шевелил ветки, не мог их успокоить. Иными словами, это была превосходная ночь для прогулки на кладбище, которое вампиры воспринимали как продолжение заднего двора. Но лишь оказавшись за воротами, Герберт увидел отца. К счастью, в одностороннем порядке. Такое столкновение чревато крупными неприятностями. Потому что граф был сильно не в духе. Плечи его были опущены, руки с побелевшими костяшками сжимали надгробие. Виконт мысленно перебрал свои проступки за последнее десятилетие, но за ним не водилось ничего настолько серьезного, чтоб отец пришел в такую ярость. И только когда по скулам графа потекли слезы, Герберт понял, что ошибся. Гнев здесь не причем. А когда он услышал слова, произнесенные хриплым шепотом - хриплый шепот ведь мужественнее чем всхлипы - все стало на свои места. С ума сойти! Виконт никогда и помыслить не мог, что для отца все это значило так много! Песни жнецов, и ветер, который, приминая пшеницу, катается по полю будто огромный кот по ковру, и вкус разгрызенного колоса, и теплая рука девушки, которая ничего про тебя не знает и поэтому совсем тебя не боится.

Увы, это были не праздные разговоры про удел немертвых да про крылья ночи. Это было по-настоящему. От отца разило точно такой же беспросветной тоской, как сейчас в подземельях. Уж лучше бы алкоголем! В какой-то момент молодой вампир почувствовал, будто его обманули, украли его суверенное право на слабость. Если отцу так плохо, то ему-то каково должно быть?

Больше всего Герберту хотелось подойти к отцу и потереться о плечо, бормоча что все будет хорошо. Но это было равносильно тому, чтоб шагнуть в вольеру к тигру и завязать ему хвост узлом. Стараясь не наступить на какой-нибудь особенно хрустящий сучок, вампир развернулся и пошел обратно в замок. В данный момент он был последним, кого граф хотел бы видеть...

Тот случай надолго отучил виконта от прогулок на кладбище. Да и от прогулок вообще.

- Гостеприимство, говоришь? А вообще-то да. Да, именно, оно самое. Ну ладно, уговорил. Заскочу в ванную, а потом так уж и быть, навещу фроляйн Даэ. Но только ради тебя, cheri. Заруби себе на носу - ты мне должен! - подмигнув Альфреду, вампир сорвал с него полотенце и, помахивая трофеем в воздухе, выбежал из комнаты.

А через час он покинул подземные апартаменты, чтобы расквитаться... то-есть, расплатиться с Призраком за его гостеприимство.
  
  
   Глава 10

О появлении Сары доктору Сьюарду сообщил грохот. Точнее, это была целая симфония, в которую вплелись разнообразные звуки, включая звон упавшего подноса, тихое треньканье чайной ложки и сдавленный вопль официанта, пролившего на себя горячий чай. Подобно средневековому монарху, Сара путешествовала с личными глашатаями. Ее перемещения обычно сопровождались именно такими звуками, потому что при виде эмансипированной девицы люди испытывали столь сильное желание потереть глаза, что тут же роняли все, что держали в руках.

Приподнявшись, доктор Сьюард с улыбкой помахал девушке. Обменявшись приветствиями, коллеги принялись за чай, который был торжественно преподнесен пожилым официантом, обладателем самых крепких нервов.

- Как мило, что вы пригласили меня, доктор Сьюард, - девушка взяла с блюдца кусочек сахара, по привычке поднесла его к губам, но остановилась. Грызть сахар в таком роскошном ресторане наверняка моветон. А хочется! Ведь с тех пор, когда от нее все еще прятали сахарницу, прошло всего-то несколько месяцев.

- Ну что вы, Сара, это удовольствие для меня. Просто хотел узнать про ваши ощущения после нашего сеанса.

- Великолепно! Вы были полностью правы, когда посоветовали мне...эээ...- девушка задумчиво прищурила один глаз, - принять мою индивидуальность! В брюках чувствую себя гораздо лучше, а короткие волосы помогли мне сократить время, затрачиваемое на ванну, на целых 18 процентов. То-есть, на 54 минуты. Так что теперь я могу больше времени уделять науке.

Согласно общему мнению, Сара Шагал-Абронзиус была невероятно талантливой студенткой, которая могла извлечь квадратный корень из чего угодно даже наутро после ночи обильных возлияний. Без пяти минут математический гений.

Но это не извиняло того факта, что ей всего 18 лет.

И все эти годы она жила или на родном хуторе, или в пансионе. "Юная дева, неискушенная жизнью" - кажется, такой термин используется в романах? Получасовая речь, в которой Сьюард убеждал ее принять себя такой, какая она есть - и Сара побежала покупать узкие брюки и шелковые блузки с невозможным декольте, вроде той, что была на ней сейчас.

В результате никому на конгрессе не было дела до ее доклада. Вместо того, чтобы переваривать услышанное, участники ненавязчиво рассматривали ее колени и мечтали о холодной ванне. Со своей карьерой и репутацией миссис Шагал-Абронзиус могла благополучно распрощаться.

- Я так и не успел выразить восхищение вашим докладом. Он был подобен глотку свежего воздуха на этой конференции.

Девушка кокетливо поиграла ложкой.

- Ой, спасибо! Я очень старалась.

Доктор Сьюард одарил собеседницу одной из самых приветливых улыбок, обычно зарезервированных для наследников, что приехали в клинику навестить богатую тетушку.

- Да, отличная подготовка заметна, как, впрочем, и знание материала. Ведь в ваших краях, как я слышал, вампиры не редкость.

- Еще бы! Особенно во время ихнего Бала. Тогда немертвые прямо кишмя кишат, до колодца не дойдешь, чтоб не наткнуться на парочку. Но и в обычное время их много. Вот например рядом с нашим... - Сара отмела варианты вроде "село", "деревня" и "местечко" - с нашим домом находится настоящий вампирский замок. Действующий.

Англичанин невольно покачал головой, восхищаясь самомнением этой особы - судя по ее горделивому тону, вампирский замок находился у них на заднем дворе, между курятником и сараем.

- Очень интересно. И что, в этом замке действительно проживают упыри?

- Ну да, - девушка принялась загибать пальцы, - Его Сиятельство граф фон Кролок, виконт Герберт фон Кролок, теперь скорее всего и этот ужасный Альфред, потом служанка Магда и...

Сара посмотрела на свой большой палец, на который словно столбняк напал. Он никак не желал загибаться.

- И? - помог ей доктор.

- ... и все, - девушка упрямо сжала губы.
  
   Ни одним движением Сьюард не выдал свою радость, хотя душе попросту заликовал - подобрать ключик к этой шкатулке оказалось даже слишком просто. Но его настроение качнулось в противоположную сторону, когда миссис Абронзиус спросила:

- Ну да зачем нам разговаривать о моей скромной персоне. Уж лучше расскажите, как вы заинтересовались ламиеологией?

И прежде не отличавшийся богатой палитрой вкуса, чай вдруг сделался просто отвратительным. Будто в него желчи намешали. Поморщившись, Сьюард поставил чашку. От собеседницы не приходилось ожидать деликатности хотя бы в силу ее происхождения. Кроме того, ему давно пора привыкнуть к таким вопросам...

... и перестать думать о ступенях...

...каменных, освещенных нервным светом факела, из-за которого казалось, что они движутся под ногами. Зазевайся - и покатишься кубарем вниз. Но о том, чтобы заменить факелы керосиновой лампой, и речи не шло. Факелы были такой же неотъемлемой частью действа, как звуки рожка и лай гончих на охоте. Они превращали происходящее в ритуал. Тогда можно было не думать об их цели, как не думает охотник, на что ему, собственно, дохлая лиса, мясо которой не годится на бифштекс, а из облезлой шерсти не сошьешь даже муфты...

...хотя есть еще и азарт, и возможность ощутить, как нить чьей-то жизни подрагивает в твоих руках...


- Все началось несколько лет назад, в Англии, - отозвался доктор, сложив руки на груди. - Я тогда заведовал психиатрической клиникой недалеко от аббатства Карфэкс и писал диссертацию о психозах, на основе наблюдений за одним пациентом, который якобы накапливал жизненную силу, поедая живых мух, пауков, птиц... простите, Сара, это не тема для беседы с дамой.

Но девушку столь шокирующие подробности не впечатлили.

- Пауков, говорите, ел? - она начала рисовать пролитым чаем на блюдечке, - Доктор Сьюард, а вы на кухне инспекцию проводили?

- На какой кухне?

- На больничной.

- Зачем? - Сьюард был окончательно сбит с толку.

- Ну чтобы удостовериться, что в его пище достаточно белков и жиров. Лично я бы первым делом вывернула повару карманы, чтоб посмотреть, куда девается мясо. Вот нас в пансионе тоже кормили кашей на воде, хотя там полагалось быть молоку. Но кухарка им приторговывала втихую...

-... и во время службы в той клинике мне суждено было познакомится с Люси Вестенр. Ее семья проживала неподалеку и Люси, наследница состояния, часто разъезжала по балам. Она с жадностью придавалась развлечениям, словно понимала, что провидением ей была уготована короткая жизнь.

Он умолк, внимательно, словно гадалка, разглядывая чай.

- Она была вашей невестой?

Доктор покачал головой. Не говорить же этой выскочке, что Люси оттачивала на нем свое кокетство. Если собрать всех потенциальных женихов графства, то он, Джон Сьюард, находился бы на предпоследнем месте, как раз перед долговязым пастором-заикой. Еще бы, ведь мисс Вестенр, с ее-то годовым доходом, не было дела до простого врача.

А ему какое до нее дело, спустя столько лет?

- Хорошей знакомой и, увы, пациенткой. Все началось с того, что Люси стала страдать лунатизмом. Хотя дверь ее спальни и запирали на ключ, она все равно выбиралась в сад и бродила там по ночам, а это так опасно для юной девушки!

- И не говорите! - встрепенулась Сара, - Вот моя кузина Лизхен тоже бродила во сне. Однажды ночью пробралась на кухню и перемыла целую гору посуды, хотя за всю жизнь даже платка не выстирала! А в саду бродить еще опасней. Ненароком перелезешь через забор и объясняй потом соседям, что тебя вовсе не интересуют их сливы.

Джон Сьюард смежил веки и воззвал к Господу о терпении.

- Так вот, во время одной из ее ночных вылазок произошло... нечто ужасное. На Люси напал вампир и сделал ее... подобной себе. Все методы лечения, которые я испробовал, не принесли результата, так что пришлось обратиться с моему учителю, доктору Ван Хельсингу.

- Тому самому?

- Да. Но увы, даже его новейший метод переливания крови оказался безрезультатным. Люси уже никогда не стала прежней. Она умерла, но не окончательно. После похорон она вернулась.

Саре представилось, как эта незнакомая английская леди возвращается на собственные поминки и спрашивает, почему в ресторане ей не забронировали место. С вампиров ведь станется. Ехидство их второе имя. Бедный доктор Сьюард!

- И вам пришлось...?

- Да.

- Она была красивой? - помолчав, спросила девушка.

Ее коллега снял с шеи медальон, размером не меньше часов. Раскрыв его, Сара увидела что в одной створке находилась миниатюра девушки, с вытянутым, но довольно приятным лицом, и сложной прической. Картина была черно-белой, но локон в другой половинке медальона свидетельствовал, что волосы Люси были русыми, с медовым оттенком. Никогда еще Саре не доводилось видеть таких волос - даже срезанные с головы, они сохранили блеск. Любая девушка заплатила бы дорогую цену если не за право обладать такими же, то хотя бы за разрешение заплести их в косички.

Ужасающая догадка вдруг постучалась ей в голову.

- Это волосы Люси? - спросила фрау Абронзиус.

- Да. На моей родине есть обычай - срезать локон, чтобы память об умершем сохранялась в людских сердцах. Неужели в ваших краях нет такой традиции?

Сара задумалась.

- Есть вообще-то. Только у нас в этом случае родственники берут пуховые перины, посуду, столовое серебро сметают подчистую. На добрую память, ага. Хотя конверт с завещанием еще не вскрыт. Когда скончалась моя бабушка, соседи попытались утащить ее комод исключительно в качестве сувенира!

- Здесь мотивация несколько иная. Видите ли, нам было очень тяжело ее отпускать...

- Нам?

- Да, у Люси было много друзей.

Сердце Сары екнуло.

- И все взяли п-по локону?

- Таков обычай. Я, доктор ван Хельсинг, Артур Холмвуд, мистер Моррис, родственницы Люси, горничные - да много еще кто. Например, ее подруга Мина взяла достаточно волос, чтобы сплести браслет...

- Браслет?

- И ожерелье. Ах, юные девы так сентиментальны порой!

Тихо вздохнув, Сара постаралась представить, сколько волос потребуется на ожерелье. Определенно, за Ла Маншем они все чокнулись. А все из-за туманов, от них сыреют мозги.

- А когда Люси вернулась, она была очень... злая?

Доктор Сьюард устало потер переносицу.

- Ее как будто подменили! Она на всех кидалась и кричала, что Мине вообще голову оторвет, а ведь раньше они были так дружны.

Сара подумала про графа фон Кролока и его роскошную гриву волос, черных с проседью; про Герберта, который мог причесываться часами и даже ни разу не зевнуть; и наконец про набриолиненную шевелюру Альфреда. Ей очень сильно захотелось сменить тему.

- Можно представить, как вы обижены на вампиров после того происшествия, - деликатно промолвила Сара.

Ах, какая проницательность!

- Ну что вы, вовсе нет. Случай с Люси скорее единичный. На самом деле не все немертвые так уж плохи.

- Вы правда так считаете? - девушка подалась вперед, заставив доктора отвернуться, чтобы не видеть ее декольте.

- Да, - сдержанно улыбнулся он. - Вы, разумеется, знакомы с термином "культурный релятивизм"? Это новая концепция, но за ней будущее. Фактически это означает, что каждую отдельно взятую культуру нужно рассматривать исключительно на основе ее собственных правил.

О более идиотском принципе Джон Сьюард никогда еще не слышал - ведь если применить его к колониям, такой начнется кавардак! - но сейчас и он сгодится.

- Ну так вот, вампиры - это всего лишь отдельная культура, причем весьма интересная. Было бы глупым уничтожить целый культурный пласт.

- Значит, мы должны убивать только плохих вампиров...

- А хороших мы будем изучать. Представляете, как полученные знания повлияют на медицину, историю, археологию!

С последним аргументом трудно было поспорить. С тех самых пор, как она побывала в комнате виконта, Сара мечтала снова очутиться там, но на этот раз во главе археологической экспедиции. Сколько артефактов можно накопать! На два Британских Музея хватит.

- Но как же мы узнаем, кто хороший?

- Я всецело полагаюсь на ваши суждения, Сара. Прожив столько времени рядом с упырями, вы разбираетесь в их характерах. Вот например те двое, с которыми вы разговаривали вчера вечером, производили впечатление довольно милых созданий.

- Герберт и Альфред, - автоматически отозвалась девица.

- Было б замечательно, если бы вы попросили их заполнить несколько анкет. Интервью с вампиром - это настоящий прорыв в науке! Ведь нам, ламиеологам, так редко выпадает шанс поговорить с немертвыми по душам... ну или что там у них такое. Да и топор в руках не способствует теплым отношениям. А вы бы пригласили их в кафе - я подскажу хорошее - и побеседовали с ними, как следует.

Трудно будет найти ресторан, меню которого полностью удовлетворит вампирские запросы, но идея ей нравилась. Тем более, что не все же время они будут заполнять анкеты. Можно порасспросить насчет родителей, как они там, помирились ли?

- Я только за.

- Чудесно! Сара, вы станете нашим парламентером! Это такая честь! Кроме того, подумайте, какая диссертация у вас получится на основе добытых материалов. А как обрадуется мистер Абронзиус! У него, кажется, конфликт с ректором Кенигсбергского университета? Вряд ли этот напыщенный ретроград посмеет и пол-слова сказать вашему мужу, после такого как вы положите ему на стол свою монографию. Не удивлюсь, если через пару лет - или того меньше - вы будете председателем местного отделения Международного Ламиеологического Общества.

- Но где я найду Герберта с Альфредом? Я постучалась к ним в дверь, но горничная сказала, что они съехали.

- Ну так подумайте, куда они могли пойти, припомните ваш разговор. У вас не может не получиться...

... ведь если она умудрилась в многолюдном Париже наткнуться на двух знакомых вампиров, между ними существует притяжение, вроде животного магнетизма. Когда общаешься с немертвыми постоянно, начинаешь их чувствовать. Как, впрочем, и они тебя.

Теперь глаза девушки сверкали, словно она смотрела на груду сокровищ. Ей уже мерещатся дипломы, и докторские степени, и рукопожатия светил науки. Не позавидуешь тем вампирам, по следу которых она пойдет. Весь Париж наизнанку вывернет. Главное, оказаться поблизости, когда их отыщет Сара... глупая тщеславная девчонка, которая до сих пор верит, что нежить может быть хорошей или плохой.
  
  
  
   Глава 11

Герберт поднялся по лестнице, продолжая удивляться, как он согласился на эту аферу. Ведь у него нет ни грамма уверенности, что сам Эрик одобрил бы такую затею. А что если он застукает виконта в грим-уборной Кристины Даэ? Небось, решит что события развиваются в геометрической прогрессии - сначала Герберт оттяпал его ложу, потом вторгся во владения, а теперь решился покуситься на самое дорогое. Сколько вампир помнил себя, женщины не приносили ему ничего кроме неприятностей. Сегодняшний вечер тоже не казался переломным моментом в его отношениях с противоположным полом. Оставалось лишь уповать, что все разрешится быстро - что при первом же упоминании Призрака сердце Кристины растает, как сладкий лед под полуденным солнцем. Тогда девушка выгребет весь пепел из камина, чтобы посыпать себе голову, и слезно покается в предательстве. Хотя с большей уверенностью можно было ожидать свиных стай в небе, причем на той неделе, когда Пасха и Пятидесятница будут праздноваться в один день, а в аду появятся сосульки.

Стены с дверями тянулись на мили, но еще ни на одной табличке он не прочел заветное имя. Можно, конечно, просто хлопать дверьми и заглядывать внутрь - та комната, из которой донесется наиболее мелодичный визг, и будет гримеркой фроляйн Даэ. Но хорошие манеры еще никто не упразднял.

К счастью, свернув в очередной коридор он наткнулся на группу маленьких балерин, с раскрытыми ртами внимавших даме, что высилась над ними, как скала на барашками волн. Заметив посетителя, одетого элегантно и дорого, девочки на всякий случай сделали реверанс. Их наставница лишь величаво кивнула. Сначала Герберт принял ее за старуху, но такое впечатление создавалось из-за ее одеяния. Облачена она была в безупречно отглаженное платье того цвета, который вежливые люди называют "немарким." В руках, затянутых в аккуратно заштопанные перчатки, женщина держала помятый ридикюль, которым, казалось, долго колотила себя по чепцу, столь же скомканному. Чепец украшали более чем знакомые бумажные цветы. Они же виднелись на корсажах маленьких балерин. Похоже, оперный люд наведывался в сад Маргариты, словно тот был магазином модистки.

Когда виконт успокоил свое попранное чувство прекрасного и пригляделся получше, он заметил что даме не больше 40. Она обладала твердым подбородком, серыми, слегка усталыми глазами и губами, сжатыми в тонкую линию. Тем не менее, судя по морщинкам у крыльев носа, эта особа была не прочь и посмеяться, и побалагурить. С друзьями, конечно. Впрочем, при одном взгляде на нее каждый мечтал стать ее другом, потому альтернатива открывалась угрюмая. Сия матрона могла не только согнуть подкову, но и оставить вмятину на наковальне.

- Кого-то ищете, молодой человек? - поинтересовалась дама, выступая вперед, словно наседка перед цыплятами. Хотя цыплята и сами могли вмиг ощипать любого коршуна.

- Да. Вы не знаете, где находится грим -борная мадемуазель Даэ?- спросил виконт. Ответом ему стало тихое, как плеск ручейка, хихиканье балерин.

- Знаю, - сказала дама, - на что она вам?

Вампир растерялся. Фраза "Я пришел чтобы уговорить Кристину Даэ, которой я еще не представлен, расстаться с Раулем де Шаньи, с которым тоже незнаком, и выйти замуж за Призрака, которого я ни разу не видел" разонравилась ему в одночасье. Но из толпы вдруг вынырнула тонкая фигурка и довольно фамильярно подергала женщину за локоть.

- Все в порядке, мама. Это тот давешний господин, которому билетов не хватило. Наверное, я раздразнила его воображение и теперь он явился посмотреть на нашу Кристину. Я его провожу, - произнесла она тем тоном, которым гид сообщает "А сейчас я покажу вам комнату, в которой прежний владелец поместья умертвил свою жену!"

Теперь Герберт опознал Мег Жири, кладезь информации о Призраке Оперы. При ближайшем рассмотрении она оказалась невысокой, худенькой девочкой, для которой слово "фрукты" всегда было абстрактным понятием.

- Проводи, коли так, - разрешила ее матушка, - только на репетицию не опоздай.

Мег кивком указала направление, и Герберту ничего не оставалось, как последовать за местной Ариадной. Мадам Жири задумчиво посмотрела им вслед. Белокурый юноша с плавной походкой от бедра и сладкой улыбочкой ей не понравился. Нет, вы только посмотрите на его длинные локоны, собранные в хвост! Ох уж эти новые поветрия в моде. Вот в прежние времена таких неприличных причесок просто не носили!

По крайней мере, дочку с ним можно отпустить без всяких опасений. По той простой причине, что Мег носит пачку, а не штаны. Да, рядом с ним девочка будет в безопасности.

Это обстоятельство сразу же перевело незнакомца в категорию "довольно милый молодой человек."

Билетерша даже уронила сочувственную слезу. Что ему-то понадобилось в гримерке Кристины Даэ? Интересно, сколько он там продержится?

За время службы мадам Жири твердо уяснила - Творец даровал людям мозги, но когда создавал Кристину, под руку Ему случайно подвернулся комок сладкой ваты.

Бедный, бедный мальчик!

***

- Стало быть, это ваша матушка, та самая, что у Призрака в конфидентках? - спросил Герберт, чтобы скоротать дорогу.

- Ага.

Виконт подумал, что Призрак, со всей его любовью к мрачной готике, мог избрать наперсницу и позагадочнее. Ну там какую-нибудь даму, затянутую в черное бархатное платье, с хрипловатым голосом и тростью в тонких, но властных руках.

Вслух он ничего не произнес.

- Кстати, сударь, мы уже второй день знакомы, а я все еще не знаю вашего имени, - тряхнув смоляными кудрями, Мег улыбнулась.

- Виконт Герберт фон Кролок, к вашим услугам, - рассеяно отозвался вампир, прокручивая в голове речь к мадемуазель Даэ.

Глаза балерины округлились.

- Так вы виконт? Сын графа, да? - прошептала она почти с ужасом. - У вас есть родственники при дворе?

- При каком дворе?

- При любом.

Герберт несколько опешил. Конечно, он был наслышан о том, что жрицы Терпсихоры проводили свободное время в поисках богатых покровителей, но юная Жири была чересчур разборчивой даже по этим меркам. Если девчушка из кордебалета мечтает опутать сетями как минимум камергера, то на что похожи примы-балерины? Определенно, Опера нравилась ему все меньше и меньше.

Главное, чтобы девица не возымела матримониальных планов в отношении его самого. Только повторения старых кошмаров еще не хватало. А то снова придется спать в гробу со светом.

- Нет, - ответил Герберт, и это было чистой правдой. В последний раз представитель рода фон Кролоков посещал придворную ассамблею аж в 1766 году. Это был Готфрид "Ненасытный" фон Кролок, которому взбрело в голову заявится на бал к императрице Марии-Терезии. Тот бал вошел в придворные летописи как самый скучный за многие годы. Под конец кавалерам приходилось танцевать друг с другом, потому что запас дам за несколько часов успел таинственным образом иссякнуть.

Мег пожала острыми плечами.

- Тогда все в порядке. Кстати, вот мы и пришли.

Задумавшись об оперных нравах, вампир перестал обращать внимание на окружающую обстановку, поэтому не был готов к столь разительной смене декораций. Теперь он стоял перед дверью, обитой красным плюшем, а табличка, обрамленная бордюром из роз, гласила "Кристина Даэ." Имя было написано курсивом. Опустив глаза, виконт фон Кролок заметил белый коврик для ног с дружелюбной надписью, приглашавшей войти. Коврик сиял чистотой, из чего следовал вывод, что посетители осторожно перешагивали через него, не смея коснуться грязными подошвами девственной белизны.

Герберту сделалось жутко.

Если барышня поставила ловушку прямо перед порогом своей комнаты, от нее можно ожидать все что угодно.

- Дальше идти не я решаюсь, - мрачно промолвила Мег, теребя бант на поясе.

- Вы ведь подождете меня здесь?

- Увы, мсье, я опаздываю на репетицию. Но вы не бойтесь. Главное, улыбайтесь и отвечайте спокойным, ровным тоном.

- Но что я ей скажу?!

Девушка посмотрела на него чуть снисходительно, будто на несмысленыша.

- Говорить вам вообще не придется, - промолвила она и, развернувшись на балетках, побежала прочь.

Еще раз изучив коврик, виконт фон Кролок зажмурился и постучал в дверь. Может быть, Кристина тоже на какой-нибудь репетиции?

- Входите! - раздалось приглашение. Казалось, все три слога щедро присыпаны сахаром.

Повинуясь ее голосу, Герберт отворил дверь, перепрыгнул через коврик, что само по себе было на грани эквилибристики, и замер на пороге.

На секунду ему почудилось, что кто-то сильно ударил его доской по затылку.

Все вокруг сделалось розовым. Но там, где смертный еще долго тер бы глаза, вампиры реагировали мгновенно. Обои, мебель, пушистый ковер с ворсом по колено - все действительно переливалось палитрой розового цвета, от пронзительного оттенка лепестков камелии до цвета снега на рассвете. По комнате были расставлены корзины цветов, придававшие помещению сходство с оранжереей. На креслах высились горы думок, пуфиков и подушечек всех форм, словно их создательница решила проиллюстрировать учебник по геометрии. Стены украшали рамки с вышивкой. Здесь превалировали ангелы и афоризмы вроде "Гримерка, милая гримерка" или "Руки всегда должны быть при деле" (последняя надпись заставила виконта устыдится собственных мыслей).

Вампир шагнул вперед и отпрянул, чуть было не наступив на пушистого белого котенка, который резвился с клубком ниток. Никогда еще виконту не доводилось видеть такого зрелища. Знакомые коты вели себя по-другому - стоило им только добраться до клубка, как по всей округе валялись ошметки пряжи, а сами виновники торжества оглашали воздух триумфальными воплями. Но этот котенок играл с вязанием.

Как на картинке в детской книге.

Подняв на виконта глаза, он застенчиво мяукнул. Затем, вспомнив про потребность в человеческой ласке, потерся Герберту о штанину. Затем, вспомнив про неприязнь животных к нежити, вонзил ему когти в ногу. Явно знакомый с анатомией, котенок вознамерился добраться до самой кости. Суде по остроте этих когтей, его матушка любила прогуливаться в зоопарке, возле клеток с тиграми.

Взвизгнув, виконт наклонился и схватил котенка за шкирку, надеясь отцепить его прежде, чем он превратит новые брюки в лапшу.

- Ах, Додо сегодня такой игривый!

Не разгибаясь, вампир поднял голову и увидел ту, что оставалась незамеченной прежде. На диване, подобрав под себя ноги и распустив волосы, сидела Кристина Даэ. Надо заметить, что основами мимикрии она владела в совершенстве - ее кремового цвета платье с манишкой, расшитой кружевами, идеально сливалось с ландшафтом.

Герберт выдавил улыбку и почесал пушистое чудовище за ушком, в благодарность получив новую порцию царапин. Теперь, согласно этикету, настало время...

- Ах, не представляйтесь! Незнакомцы так загадочны! Вы, наверное, мой поклонник, которой совершил паломничество к грим-уборной, будто рыцарь к священной обители?

Девушка произнесла эти слова так просто, будто просила его закрыть дверь, а то дует. Понимая, что следует бежать отсюда во всю прыть, пока мозги не засахарились, виконт решил сократить беседу до минимума.

- Вообще-то, я насчет Призрака Оперы.

Совершенно без перехода, девушка рухнула на диван, заламывая руки и орошая слезами подушечку. Герберт сделала пару шагов вперед, но замер на месте как вкопанный.

Ну что за невезение!

Хотя на что еще он мог рассчитывать - это гримерка, а не монастырская келья! Ну разумеется весь угол здесь занимает огромное зеркало в позолоченной раме, по которой с маниакальным упорством карабкались ангелочки, таки упитанные, что вряд ли они могли вообще оторваться от земли на своих рудиментарных крыльях. Себя в зеркале виконт не увидел, но и не был особенно расстроен этим фактом, потому что вид у него сейчас был разнесчастный. Зато себя увидел котенок. На его загривке поднялась шерсть, белесые усы стали дыбом от удивления. Ведь согласно зеркалу, он просто висел в воздухе. Котенок судорожно вцепился в брюки Герберта и, мяукнув успокоенно, замер в этом положении, будто коала на ветке эвкалипта. Просто неправильное зеркало, что ж, бывает.

Пока вампир разрывался между долгом и желанием мчаться отсюда сломя голову, певица разглядывала его сквозь пальцы. Вскоре от ее терпения осталась лишь дымка.

- Сударь? - позвала она слабым голосом, - Ах, простите меня, но вести от Призрака Оперы - это просто выше моих сил. Кстати, ничто так не восстанавливает силы, как чашечка кофе.

- Вы кофе хотите? - растерялся Герберт, все еще стараясь отцепить хвостатый кошмар. Но пока что он напоминал голландского мальчика, затыкающего дырку в плотине - куда не суй палец, рядом тут же появляется новая.

- Если вас не затруднит, конечно.

- Пустяки, мадемуазель.

Кристина приподнялась на локте.

- Кофейник на столе, возьмите вон ту синюю фарфоровую чашечку... нет, лучше зеленую, этот цвет успокаивает нервы. Одну треть кофе, две молока, немного корицы и кусочек сахара. И не забудьте тщательно размешать.

В крайнем замешательстве виконт уставился на стол, застеленный белоснежной скатертью с кистями. Столовые приборы были серебряными. Повернувшись к Кристине спиной, вампир произвел все необходимые манипуляции, посадив на скатерти пару пятен. Потом попытался взять ложку, но отдернул руку и в конце концов, воровато оглядываясь, размешал кофе указательным пальцем.

Наклонившись над Кристиной, все еще возлежавшей в позе Клеопатры, с полусогнутыми коленями, Герберт протянул ей вожделенный напиток. Нехотя мадемуазель Даэ взяла чашку, отставив мизинец.

- Право же, мне так стыдно что я узурпировала диван, - на щеках Кристины заиграл нежнейший румянец. - Я дурная хозяйка, если позволяю гостю стоять! Вы, верно, утомились, сударь. Можете опуститься на колени.

- Я бы с удовольствием, - Герберт, который уже ничему не удивлялся, решил поторговаться, - если вы отцепите от меня это... своего питомца.

Кристина и котенок переглянулись.

- На одно колено?- с надеждой спросила пассия Призрака.

- Спасибо, лучше постою.

- Как вам угодно, желание гостя для меня закон. Стало быть, вы пришли поговорить со мной про Ангела Музыки?

"Ну зачем же так грубо", чуть было не сорвалось с его губ, но вампир вовремя остановился, вспомнив что у смертных это слово лишено негативных оттенков. Не то что в их семье. Эржбета не раз говаривала, что стоит Герберту упомянуть слово на "а" в ее присутствии и она вымоет ему рот, истратив на сию назидательную процедуру целый брусок мыла.

- Д-да. Ну то-есть про Эрика, Призрака Оперы. Но если вы сейчас заняты, то можем и в другой раз.

Уловка не удалась.

- Ах, к чему терзать сердце, откладывая этот грустный разговор? Лучше прямо сейчас.

В глазах ее появился блеск. Герберт замечал такой у каждого вампира, пообщавшегося с Альфредом на прошлом Балу. Есть истории, рассказывать которые никогда не скучно, даже если окружающие придерживаются противоположного мнения и выражают его тихим похрапыванием. Наверняка, в театре каждый уже вызубрил историю Кристины и Призрака, будто латинскую вокабулу. И вот, в Оперу попадает новичок..

Виконт почувствовал себя очень неуютно. Ох, вряд ли эта беседа ограничится 5ю минутами, как он полагал вначале. Но ничего уже теперь не поделаешь.

- Если вам угодно, мадемуазель, - процедил он.

- Только давайте побеседуем на свежем воздухе, а не в этих стенах, которые и так слышали слишком много печальных историй! Пойдемте на крышу.

- Вы хотите отправится на прогулку? По крыше? - воскликнул Герберт, не в силах более сдерживать ужас. - Со мной? Чтобы мы вдвоем?! А... а давайте мадам Жири пригласим за компанию?

Чем лучше Герберт фон Кролок узнавал жизнь, тем пуще уверялся в необходимости дуэний. Определенно юноша и девушка не должны гулять, если за ними по пятам не следует пожилая матрона в мантильи. Иначе кто поможет молодому человеку отбиться, если барышня позволит себе лишнего?

- У матушки Жири слишком много работы. Кроме того, она не любит гулять на крыше. Это после того, как вся труппа отмечала там Новый Год, а матушка Жири разрисовала статуи гуашью. Директора были вне себя!

- Выговор ей сделали? - спросил Герберт. Он не представлял, как кто-то посмел открыть рот на билетершу, которая и гренадеру могла надрать уши.

- Еще какой! Оказывается, они решили устроить на крыше выставку современного искусства и уже пригласили художников - Дега, Писсаро, Мане - как пошел снег и смыл все ее рисунки. В другой раз велели брать водостойкую краску.

Продолжая поверять виконта в секреты Оперы, Кристина Даэ крепко схватила его за рукав, дабы лишить беднягу надежды на побег, и... сердце Герберта екнуло.... и потянула его к зеркалу.

Значит, дипломатическая миссия провалена.

Потому что трудно уловить нить разговора, если твой собеседник не отражается в зеркале. Это отвлекает.

Мадемуазель Даэ поправила волосы, коснулась носика пуховкой и оглядела себя со всех сторон. Закончив подражать Нарциссу, взяла со стула плащ с пелериной и застыла как вкопанная. Посмотрела на гостя. Перевела взгляд на зеркало. Снова на Герберта и снова на зеркало, словно решая, какой из объектов заслуживает ее внимания.

Ну вот, сейчас она начнет истошно визжать, а в комнату ворвется Призрак и огреет виконта чем-нибудь тяжелым. Но если это цена, которую требуется заплатить, чтобы больше никогда не видеть м-ль Даэ, Герберт был обоими руками за.

Осторожно, чтобы не размазать пудру, Кристина потерла глаза. Но и в этот раз зеркало полностью проигнорировало присутствие белокурого юноши.

Захлопав в ладоши, певица залилась счастливым смехом.

Наконец-то она нашла его - идеальное зеркало, которое не придется ни с кем делить.

В котором не отражается никто, кроме нее самой!!!
  
  
  
   Глава 12

- Воля ваша, Куколь, но служба у немертвых - это нечто противоестественное, - заметил Эрик, ступая на площадь перед Оперой. Сумерки сгущались, словно в стакан с водой медленно подмешивали чернила. В полутьме две странные фигуры не вызывали возражений у прохожих.

- Как сказать, как сказать, - горбун переложил купленные книги из одной руки в другую. - В отличии от слуг в прочих благородных домах, я, конечно, не могу рассчитывать, что когда-нибудь мне достанется гардероб моих господ. Не стоит питать иллюзий, что я их переживу. И на просьбы о прибавке жалования вампиры неизменно отвечают, что уже подарили мне величайший дар - мою жизнь. С другой стороны, это тихая и спокойная работа. Остается много свободного времени, например, для чтения развивающих книг. Ведь не нужно даже протирать пыль, не говоря уже о том, чтобы ежедневно начищать столовое серебро. Взять к примеру их рауты - не требуется вощить паркет, или составлять композиции из орхидей, или даже готовить обед с несколькими переменами! Достаточно купить свечи, чтоб гости друг другу ноги не оттоптали. Кроме того, вампиры хорошие хозяева. Очень вежливы с прислугой.

Здесь Куколь не покривил душой. Вампиры могут любезно улыбаться и беседовать с вами о погоде, не забывая крутить колесо дыбы, на которой вы распластаны. А вот насчет спокойной работы можно было поспорить. Пару раз гостей, кричащих и вырывающихся, приходилось силком заталкивать в гробы. Все это напоминало кошмар подвыпившего Эдгара По. Впрочем, когда штат прислуги пополнился Магдой, ситуация изменилась. Ведь в таверне Шагалов девица подрабатывала вышибалой на полставки. По округе гуляли слухи о том, как она проломила кому-то череп связкой сосисок. Поэтому когда ровно в три часа ночи Магда твердым голосом возвестила "Закрываемся", упыри без пререканий отправились восвояси.

За исключением тех, кого она попросила задержаться, чтобы помочь с посудой.

- А что же входит в обязанности оперного привидения? - поинтересовался горбун.

Призрак замедлил шаг.

- Во-первых, я занимаюсь подбором актеров. Стараюсь, чтобы контракты заключали с талантливыми певицами, а не только с теми, чьи покровители называют императора на "ты." И чтобы балерины не просто обладали стройными ногами, но и умели ими перебирать быстрее, чем пожилая черепаха.

На самом деле, этот взгляд несколько предвзятый. Именно в театре многие мужчины - по крайней мере те, кому на это Рождество впервые подарили бритвенный набор- могли наконец-то увидеть обнаженные женские ноги. Приятный шок от этого открытия сравним разве что с тем, который испытали наши предки, когда молния на их глазах ударила в сухое дерево и появилась странная красная штука, на которой так вкусно готовить бифштексы из мамонта. Восторг вперемешку с ужасом. Так что когда дело доходило до ног, мастерство отступало на второй план. Важен был сам факт их наличия. Ведь под бесчисленными нижними юбками могло скрываться все что угодно. Ласты, например.

- И много в театре подающих надежды балерин?

- Достаточно. Вот, к примеру, Мег Жири, - голос Призрака потеплел. - Помимо таланта, она обладает еще и похвальным усердием. Однажды так долго крутилась на носках, что просверлила сцену насквозь.

- Стало быть, вы присматриваете за труппой?

- Не только. Иногда я выгуливаю лошадей. Им тоскливо день-деньской топтаться в стойле, так что они рады размяться в подземельях. Ну и декорации ветшают, а канаты перетираются. Все это необходимо инспектировать, а если понадобиться, и чинить. Ремонт здесь не проводили уже много лет! Якобы финансовое положение не позволяет! О, если бы господа директора ездили в Монте-Карло реже двух раз в год, такие трудности и на горизонте бы не маячили! - возмущенно воскликнул оперный дух. Сейчас он напоминал квартирного хозяина, увидевшего, что его арендаторы развели посреди гостиной костер из обломков мебели, вымазали потолок ваксой и курят папиросы, свернутые из кусков обоев.

- Можно представить, как вы заняты, Эрик, - посочувствовал горбун. - Наверняка у вас нет времени проверить каждое крепление.

Черная маска полностью скрывала лицо, но поскольку Призрак принялся разматывать шейный платок, можно было понять - он смущен.

- Вы, верно, имеете в виду злосчастный инцидент с люстрой? Она висела только по недосмотру силы притяжения! Я заметил, что люстра вот-вот рухнет, лишь за день до представления. И нельзя сказать, что я не принял меры! Ведь просил этих олухов поставить Кристину Даэ вместо Карлотты!

- Просили?

- Ну, требовал. А зачем мне с ними миндальничать, если они оттяпали мою ложу? Да, мне пришлось прибегнуть к шантажу. Неужели вы думаете, что Призрак Оперы станет разъяснять такие подробности, как несущие поверхности, скобы и прочая чепуха? Согласно популярному мнению, единственная конструкция, с которой может управиться привидение - это парочка ржавых цепей. Поэтому в письмо я добавил колорита, - сказал Эрик, несколько самодовольно. - В любом случае, устранить Карлотту было необходимо. И еще балерину Сесиль Жамм.

- Канаты не выдержали бы...хмм... акустического цунами?

- Еще бы! Ведь Сесиль Жамм это шестибалльное землетрясение в пуантах. Во время ее пируэтов зрители кидаются в дверные проходы. Ну а когда пару лет назад Карлотта выступала в Ковент Гардене, треснули часы на Биг Бене. Зато мадемуазель Даэ своим голосом мухи не убьет. Разумеется, никто меня не послушал. Но и во время представления я не оставлял попыток все исправить.

- Неужели?

- Конечно. Я ведь даже крикнул - осторожно, из-за пения Карлотты сейчас люстра рухнет. Мол, бегите отсюда.

- Боюсь, в театре ваши слова истолковали несколько иначе, - дипломатично заметил Куколь.

- Не могу сказать, что я недоволен такой интерпретацией... Постойте!.. Если глаза мне не изменяют - а изменяют они мне крайне редко, так что эту версию можно отмести сразу - сейчас на крыше находится моя... ученица, Кристина Даэ. Так, кто это с ней?

Рядом с женской фигурой, восторженно воздевавшей руки к небесам, появилась еще одна, мужская и довольно понурая.

- Мой хозяин, - упавшим голосом отозвался Куколь.

- И он вампир?

- Да, но...

- Боже! Кристина отправилась на крышу с вампиром?!

- ...но у виконта фон Кролока специфические предпочтения. Говорит, женская кровь по вкусу напоминает остывший кофе. Так что он принципиально не кусает представительниц противоположного пола.

- Что, даже в качестве самообороны?

Не мигая, горбун посмотрел на своего собеседника. Тот смущенно потоптался на месте. В определенной степени он нес ответственность за безопасность в Опере. Но кто мог подумать, что Кристина доберется до гостей? Со времен помолвки с юным де Шаньи, ее поведение было таким стабильным!

- Боюсь, мы уже опоздали, - виновато пробормотал Призрак, - но пойду посмотрю, можно ли чем-нибудь ему помочь.

***

Над городом взошла луна, белая и круглая, без единого изъяна. На вельветовом небе высыпали крупные звезды. Ветер пробежался по площади и, ликуя будто щенок, зажавший в зубах хозяйский тапок, принес на крышу ароматы цветов. Одинокая птица присела на лиру статуи Аполлона и защебетала песню о любви.

Виконт фон Кролок швырнул в нее куском штукатурки, заставив глупую тварь замолчать.

- Какая чудная ночь! Мне так и хочется взмахнуть крыльями и полететь, - мадемуазель Даэ перегнулась через парапет, но Герберт, все еще настороже, вовремя схватил ее за капюшон.

И почему бы им не отправиться на прогулку по бульвару? Но нет, Кристина настаивала, что разговаривать будет только на крыше. Поближе к звездам. Хотя Герберт так и не понял, какую роль сыграют лишние 10 метров, раз уж звезды все равно находятся на расстоянии миллиардов миль от земли.

С другой стороны, ссориться с м-ль Даэ себе дороже. На ее пушистых ресницах тут же появлялись слезы, будто росинки на траве, а из груди вырывался столь печальный вздох, что Герберт чувствовал себя законченным злодеем.

Вернее, он и так был законченным злодеем, но кому понравится, когда этим тычут в лицо?

- И что же произошло дальше? - вампир вцепился в нить прерванной беседы с энтузиазмом пряхи-рекордистки. Чем скорее он дослушает эту историю до конца, тем быстрее отправится домой, к Альфреду. Жаль, конечно, что другу всего не перескажешь. Иначе он будет просыпаться от полуденных кошмаров.

Об ухаживаниях за прекрасным полом виконт фон Кролок знал мало, но даже он смутно представлял, что в игру должны вступать котята в корзинах с цветами. Хотя извлекать из корзины мокрое, перемазанное пыльцой животное - удовольствие из сомнительных, но так правильно. Традиционно. В отличие от того способа, который избрал Призрак Оперы. Загипнотизировать девицу, вытащить из теплой гримерки в промозглый коридор, а потом покатать ее на лошади, чтобы в случае чего разделить с ней обвинение в конокрадстве! Где французы берут такой абсент?

- Затем мы немного покатались на лодке. Ангел Музыки хотел воспользоваться веслами, но фи, это так заурядно. Я настояла на шесте! Ничего ведь сложного, берешь палку и колотишь ею по воде. Так что не зачем Эрику было на меня ворчать. Кроме того, никто не может оспорить пользу водных процедур. И не такая уж холодная была вода. И вовсе не долго он искал шест на дне. И какая разница, что наощупь - наоборот, это развивает чувство осязания. После он привез меня в свои подземные чертоги. Они были заставлены нелепыми корзинами цветов. Такие дары мы, певицы, часто находим в грим-уборных. Ах, это было так трогательно! Я сразу же поняла, что бедный Эрик ухаживает за барышней в первый раз, поэтому даже не знает, какие цветы нужно дарить, - мадемуазель Даэ чуть насупилась. - Хотя признаюсь, ему все же следовало убрать из той корзины записку "Милой крошке Сорелли от пупсика Филиппа Ш." Ну а потом Эрик опустился передо мной на колени и сказал, - девушка пробасила заупокойным голосом, - "Кристина! Вам не нужно опасаться меня, если только вы не прикоснетесь к моей маске!"

Даже если бы Призрак приставил к ее голове револьвер и потребовал снять маску, он не смог бы скорее добиться этого результата! В памяти всплыла сказка о Синей Бороде. Кажется, там главный герой сказал своей жене "Завтра, пока я буду на охоте с 14:00 - по 17:00, пожалуйста, не открывай вот этим медным ключом, который я держу в нижнем левом ящике секретера, ту большую красную дверь, которая находится в правом крыле замка на втором этаже и открывается на три поворота."

- И когда же вы сняли с него маску? - поинтересовался Герберт.

- На следующий день.

Вампир подивился ее выдержке.

- Но об этом чуть позже, - продолжила Кристина.- Ту ночь я провела в спальне, оформленной в стиле императора Луи-Филиппа, а когда проснулась, Ангела Музыки в подземной квартире не было. Эрик оставил мне записку, из которой следовало, что он ознакомился с моим списком необходимых вещей и отправился за покупками. Ах да, список я написала в первый же вечер, на листке бумаги, который валялся на полу. Правда, он был весь исчиркан какими-то нотами, так что мне пришлось писать на полях. Бедный Эрик чуть не разрыдался и все умолял меня вернуть ему тот листочек, очевидно считая, что я достойна лучших письменных принадлежностей, но ничего, я привыкла довольствоваться малым... Так, о чем это я? Ах да, из моей спальни открывалась дверь в уютную ванную с горячей и холодной водой, куда я и направилась, предварительно захватив с собой ножницы - чтобы сделать маникюр, ну и на случай, если Эрик перестанет вести себя как джентльмен.

- Вы хотели себя убить?

- Нет, конечно. Самоубийство это грех, - певица набожно перекрестилась и, покрутив головой, поманила вампира, который ни с того ни с сего вскарабкался на статую, - Но если бы Эрик позволил себе лишнего, я бы сняла с него скальп.

Надо предупредить отца, подумал Герберт. Из всех возможных мест для первого - а зачастую и последнего - свидания, вампиры предпочитают ванную комнату. Ведь обнаженная девица, выходящая из ароматной пены подобно Афродите, очень приятна для глаз. Но помимо эстетической составляющей присутствовал еще и здравый смысл. Даже если барышня прокладывает свое белье чесноком вместо лаванды, после тесного общения с мочалкой ее кожа хотя бы на время лишена омерзительного запаха. Да, нападение в ванной было идеальным вариантом. До настоящего времени. Если остальные девицы переймут технологии мадемуазель Даэ, то упырям придется быть настороже. А то какая-нибудь экзальтированная особа воткнет ножницы в глаз незнакомцу в черном плаще, который пролез в слуховое окно исключительно с мирными намерениями!

- Пробыв в благоуханной воде пару часов и восстановив доброе расположение духа, я вышла в столовую, где меня уже ожидал завтрак - раки, курица и токайское вино. Знаете, когда я увидела это скромное подношение, то слезы чуть не брызнули из моих глаз! Именно в тот момент я поняла, как тяжело Эрику живется без женской ласки, как бесцельно его существование, как он губит свое здоровье понапрасну...

- Здоровье?

- Да! - воскликнула Кристина. - Ведь не секрет, что мясо и морепродукты на завтрак - это прямой путь к язве желудка. Мне об этом рассказывала матушка Валериус, моя воспитательница и дама невероятной доброты. Однажды она открыла в нашем квартале столовую для нищих - вы бы видели, как по загрубевшим лицам бедняков катились слезы благодарности, когда они вкушали ее суп из пророщенного овса, как тщательно он жевали ее ржаной хлеб с добавлением корня солодки. Быть может, мадам Валериус - всего лишь простая женщина, но она сумела изменить мир! Уже через неделю после открытия кухни все попрошайки в нашем квартале остепенились и нашли работу, а проходя мимо столовой всегда читали "Отче Наш"... Ну так вот, я сказала Эрику, что отныне приму самое живейшее участие в его судьбе. Больше ему не придется готовить самому, ведь об этом позаботится его маленькая Кристина. О да, теперь каждое утро он найдет на своем столе стакан брюквенного сока и тарелку холодной овсянки!

- Почему х-холодной?

- Горячая вредна для стенок желудка. Сраженный моим великодушием, Эрик пошатнулся, но вскоре оправился от этого приятного потрясения и предложил мне экскурсию по подземельям. Подведя меня к одной из дверей, он сказал "Это моя спальня. Хотите посмотреть? Здесь довольно любопытно." Можете ли вы представить смятение моих чувств? Входить в спальню к мужчине очень неприлично! Конечно, я не могла не сказать об этом Эрику. Но уже через полчаса - когда слова негодования у меня иссякли, а любопытство начало одерживать верх - я согласилась осмотреть и эту комнату. И ах, что ожидало меня там! В центре комнаты под балдахином стоял гроб, а неподалеку - огромный орган, с нотами на подставке. Это зрелище ввергло меня в пучину ужаса. "В этом гробу я сплю" - пояснил Эрик, заметив бледность моего лица. Удивительно, но он произнес эти слова так спокойно, с улыбкой, и даже пару раз похлопав крышкой. Когда ко мне вернулась способность говорить, я сообщила несчастному, что больше так продолжаться не будет. Нет, я понимаю что гроб - это очень романтичное ложе, но нельзя ведь держать в спальне и кровать, и орган. Спальня предназначена исключительно для отдыха, а наличие там музыкального инструмента здорово отвлекает. Что-нибудь придется выбросить. И лучше если орган. Это настоящий пылесборник. Ах, мой бедный Ангел Музыки! Растроганный моим милосердием, он разрыдался в голос и ползком выбрался из спальни. Затем мы приступили к занятиям музыкой. Уж не знаю почему, но Эрик выбрал дуэт из 4го акта "Отелло."

- Это там, где Отелло душит свою жену? - уточнил Герберт, - Действительно, странный выбор.

- Вы бы только слышали, мсье, как его голос звенел ненавистью, как он обрушивался на меня подобно лавине! Для пущей убедительности Призрак даже положил руки мне на шею. И в этот момент все мое существо охватило желание...

"Сделать ему ответную гадость?" чуть было не вырвалось у виконта.

-... Узнать, что же скрывается под черным бархатом? Одним быстрым движением я сорвала с него маску... О ужас! - воскликнула Кристина и повторила это слово еще пару раз для пущей гиперболизации.

- Он...эммм... неправильно отреагировал? - спросил виконт.
  
   Если пускаться в аналогии, то любая девушка, посмевшая стащить с вампира его главный атрибут, плащ, незамедлительно познакомилась бы с продуктами испанской обувной промышленности. Причем с теми моделями, которые лично разрабатывал Торквемада.

- Нет. Я имею в виду, что его лицо было ужасным. Вы когда-нибудь видели черепа, высохшие от времени?

- Случалось.

- Но те черепа были неподвижны, и их безмолвный ужас не был живым, не так ли?

- Смотря кому они принадлежали, - вампир категорично покачал головой.
  
   Вот, например в черепе, прапрадедушки Ульриха нижняя челюсть такая подвижная, что общаться со стариком просто невыносимо - он может перекричать любую компанию, произнося слов двести в минуту и одновременно прикладываясь к кубку с вином.
  
Кристина подождала пару секунд, надеясь ,что в глазах собеседника появится хоть толика страха... из вежливости, что ли. Уверившись в его толстокожести, она продолжила:

- Итак, я испугалась его лица, мы поскандалили и разошлись дуться по разным комнатам. Но вскоре в моем сердце зашевелился стыд - почувствовав себя неблагодарной девчонкой, я подошла к спальне, где заперся Эрик и откуда доносились звуки его музыки. Я распахнула дверь, а мой Ангел Музыки встал, услышав мои шаги, но боялся обернуться... Вообще, у меня постоянно было ощущение, что он меня боится, но это заблуждение, конечно. С чего бы ему меня бояться? Я ведь к нему так добра... Увидев, что он весь дрожит, я сказала "Эрик! Вы великий человек, хотя у вас есть ужасная привычка успокаивать нервы игрой на органе, в то время когда следует расслабиться и глубоко подышать. Но об этом мы в другой раз поговорим. А сейчас можете посмотреть на меня без страха!" Он упал к моим ногам, поцеловал кромку моего платья и прошептал, что в награду за мое великодушие отпустит меня домой вот прямо сегодня. Даже до двери проводит. Но я настояла на том, чтобы остаться на две недели, в течение которых он мог вкушать плоды моей заботы. Я даже сожгла его бархатную маску, хотя он бормотал что-то про "изготовлена на заказ" и "100 франков за метр."

Девушка поправила золотые локоны, которые мерцали даже в темноте, словно в них запуталась стая светлячков. Сейчас она как никогда походила на ангела. На Герберта навалилось острое желание самому спрыгнуть с крыши. Останавливало его лишь то, что м-ль Даэ поймает его за ногу и утащит к себе, отпаивать чаем с прополисом. В конце концов, она олицетворяла добро с кулаками. Саре придется потесниться в личном пандемониуме Герберта фон Кролока, у нее только что появилась компания.

- Так какие же чувства вы испытываете к Эрику? - он осторожно подобрался к цели своего визита.

- Ужас! Такой бывает, когда читаешь роман и боишься перевернуть страницу, но в то же время хочешь узнать, чем же дело закончилось. Раз уж все равно за книгу деньги уплачены, - глубокомысленно заметила она.

- Но почему тогда вы помолвились с виконтом де Шаньи? - почувствовав приступ аристократической солидарности, Герберт добавил, - Который наверняка очень хороший молодой человек.

- Ах, Рауль! Он пронес свою любовь сквозь годы, с того самого момента, как в детстве достал мой красный шарфик из моря. Когда через много тяжких, исполненных невзгодами лет, мы наконец встретились, я не могла остаться равнодушной к его любви. Да, Рауль славный мальчик, но Эрик - мой Ангел Музыки, вознесший меня к вокальным вершинам. Так что если честно, я даже не знаю, кого и выбрать. Быть может вы, мсье, распорядитесь моей судьбой и...

- Выбирайте Призрака, - выпалил виконт.

- Вы так думаете? - Кристина поколебалась, разочарованная столь быстрым ответом. - Что ж, быть может ваши слова - это перст судьбы. Конечно, у Эрика много недостатков - он замкнут, агрессивен и совершенно не умеет готовить - но не сомневаюсь, что моя любовь и забота исправят недочеты его характера.

Девушка произнесла последнее слова таким тоном, что вампиру представилась исправительная колония и робы в полоску, щипание пеньки и работы в каменоломнях.

Сняв с пальца кольцо с рубином, Кристина посмотрела на него с сожалением.

- Это подарок от виконта де Шаньи. Теперь придется сбросить его с крыши. То есть, кольцо, а не Рауля.

- Лучше просто верните, - посоветовал Герберт, в котором взыграла тевтонская бережливость.

- Тоже можно, - согласилась Кристина, - а теперь пойдемте в театр, потому что эта ночь полна стонов, а у меня вот-вот начнется гайморит.

Только тогда вампир заметил, что неподалеку как будто раздавались печальные вздохи. Ветер, наверное, разыгрался. С другой стороны, неужели французский ветер умеет хлюпать носом?

Но в любом случае, виконта фон Кролока это уже не касалось. Мысленно он вручил себе медаль. Непросто, ох непросто было наладить отношения между Призраком и его ученицей! Гордиев узел показался бы бантиком на коробке конфет.

Приближаясь к грим-уборной, Герберт чуть не вскрикнул от удивления. У двери их уже поджидал Альфред, который помахал другу и неуклюже поклонился певице, получив от нее снисходительный полуреверанс.

Затем произошло то, чего виконт боялся уже почти час, но упорно загонял страх в подсознание.

- Мсье, но что же я все о себе, да о себе? - просияла Кристина Даэ. - Настал ваш черед рассказывать. Поведайте, кто вы, откуда и где служите?

Герберт растеряно улыбнулся. Он подпишет приговор сразу троим, если скажет "Я вампир, проездом из Трансильвании, нигде не служу, ибо в средствах не стеснен. В свободное время летаю в ночных небесах, а на моем плаще оседает звездная пыль". В этом случае Призрак потеряет невесту, Альфред - друга, а сам Герберт утратит свободу. Потому что прогулка по крыше ночью - уже достаточный повод для помолвки. И ведь нет свидетелей, чтобы подтвердить, чем именно они там занимались!

В настолько идиотскую ситуацию ни один фон Кролок не попадал, пожалуй, с тех пор, как дядя Отто случайно пронзил себе грудь бильярдным кием! Но делать-то что?!

Виконту вовсе не хотелось играть в "догони меня суккуб", прячась от Кристины по всему театру. Эх, придумать бы какую-нибудь прозаичную профессию, чтобы м-ль Даэ отвязалась, но умные мысли обходили его перепуганный разум. Кроме того, он знал, за какой конец берут лопату только благодаря "мертвецам и могильщикам". Прозаичные профессии как-то не сочетались с графским титулом.

Вампир послал другу молящий взгляд.

И чудо произошло.

В течение многих лет Альфред откладывал здравый смысл по крупице, будто старатель золотой песок, ожидая момента, чтобы выдать весь запас на-гора. Даже он заметил блеск в глазах Кристины.

Глаза ее сияли подобно звездам.

Иными словами, подобно огромным сгусткам раскаленного газа, которые уничтожают все, что к ним приближается.

Юный вампир ответил небрежно:

- Мы с другом вместе квартиру снимаем, чтоб на ренте сэкономить. Я телеграфист, а Герберт служит клерком в канцелярии.

- Да! - виконт фон Кролок энергично закивал. - Мы там...эээ... канцелярские товары продаем!

К счастью, певица не расслышала последнюю реплику. Опустив прелестную головку, она быстро строчила что-то в записной книжке. Затем вырвала исписанный листок и протянула его Герберту вместе с кольцом.

- Будь добры, мсье, передайте это моему бывшему жениху, Раулю де Шаньи. Сама я не решаюсь. Мое хрупкое сердце не выдержит тех слез, которые он, безусловно, прольет, узнав об этом трагическом известии.

Поскольку Герберт с Альфредом неуверенно переглянулись, Кристина для пущей убедительности сложила руки на груди, а ее ресницы затрепетали с такой частотой, что порыв ветра впечатал друзей в стену.

- Ну что вам стоит? Это ведь ни капельки не сложно, он живет неподалеку. Главное, не забудьте потом бежать зигзагообразно и все будет славненько.

- Зигзагообразно?

- Рауль ведь человек военный, может и вспылить, и за пистолет схватиться. А так он не попадет ни во что жизненно важное. Разве что лодыжку прострелит, но это ведь неопасно при современном уровне медицины. Кроме того, я буду рада сделать вам перевязку. И приготовить бульончик. С хвощом.

Когда м-ль Даэ скрылась за дверями гримерки, друзья, взявшись за руки, дали деру. Только на ступенях Оперы они перевели дыхание, боязливо оглядываясь по сторонам. Виконт покрутил в руках конверт с запиской и кольцом, посмотрел на адрес. Отнести это ее жениху, как же. А если он такой же, как она?

Не хватало только переквалифицироваться из Купидона в Гермеса! Есть ведь и другие хорошие боги - Дионис например, а еще Приап. И Посейдон. Вот полежать бы сейчас в горячей ванне, чтобы сегодняшний опыт испарился из памяти.

- Знаешь что, Альфред? - ухмыльнувшись, виконт вручил оторопевшему другу письмо. - Хватит с меня на сегодня смертных. Даже в гастрономическом плане. Видеть их всех не могу. Так что сию эпистолу отнесешь ты.

- Но...

- И твой французский здесь не помеха. Наоборот, устроишь себе лингвистическое сафари. Если узнаешь новые ругательства, не забудь мне пересказать.

- А если он меня застрелит?

Виконт фон Кролок окинул друга критическим взглядом.

- Этот сюртук тебе все равно не идет.

***

Призрак Оперы сидел на статуе Аполлона, под холодным, равнодушным небом. Все его мечты и робкие чаяния обратились в прах. Можно прыгнуть с крыши прямо сейчас, но тогда его жаждущий мести дух будет целую вечность рыскать по оперным коридорам. А если ты сгусток эктоплазмы, то надрать кому-нибудь уши очень затруднительно. Эрик мечтательно улыбнулся. Ради этого стоило пожить. Сначала он задаст нахалу по первое число, а потом уже заколотит свой гроб изнутри. После смерти ему уготован ад, но если вдуматься, это сущие пустяки. Эрик был знаком с сочинением Данте, и ни в одном круге там не упоминалась холодная овсянка. Ад покажется курортом.
  
  
  
   Глава 13

Потоптавшись на крыльце, Альфред снова повернулся к виконту, который делал ему подбадривающие жесты из-за забора. Можно, конечно, просто постучать в дверь, бросить конверт на коврик и бежать отсюда что есть мочи. Но кольцо такое дорогое! Лучше уж лично вручить его Раулю, чтобы потом Альфреда не обвинили, будто он его прикарманил.

Тем более что кольцо ему даже на мизинец не налезло.

И Герберту тоже.

Собравшись с силами, он робко постучал дверным молотком, представлявшим собой львиную голову с бубликом в зубах. За дверью раздалось шарканье, скрежет засова и перед Альфредом появился лакей в ливрее, с вопросительным взглядом на худощавом лице.

- Приветствую тебя, смертный, - начал было Альфред, но когда лакей демонстративно втянул носом воздух, стараясь учуять алкогольные пары, вампир пробормотал скороговоркой. - Мне нужно кое-что передать мсье де Шаньи.

- А, так вы посыльный? Ну и входили бы с черного входа. Оставьте, я передам, - лакей протянул Альфреду серебряный поднос для визиток, заставив юношу отскочить на пару метров.

- Меня просили лично ему вручить. Это от мадемуазель Даэ.

Имя певицы произвело на слугу такое же впечатление, как фраза "слово и дело" на средневекового московита. Сдавленно вскрикнув, лакей заглянул Альфреду за плечо, словно ожидая, что там прячется упомянутая особа и вот-вот прыгнет на него. А поднос против нее - никудышная защита. Все равно что теннисная ракетка против ливня. Но поскольку м-ль Даэ не почтила благородный дом де Шаньи своим присутствием, лакей с поклоном пропустил гостя вперед. Пока Альфред разглядывал роскошную прихожую, в которой могла поместиться вся его школа вместе с крокетным полем, слуга поднялся по лестнице и постучал в одну из дверей.

- Мсье виконт? К вам посетитель, что-то насчет мадемуазель Даэ.

Некоторое время за дверью молчали. Затем раздалось неуверенное предположение.

- Меня нет дома. Я уехал в полярную экспедицию.

- Э нееет, мсье, - покачал головой лакей, - уж воля ваша, а неприятностей с мадемуазель Даэ мне не надобно. Хватит с меня прошлого раза. Если даже граф Филипп до сих пор кричит по ночам после того случая, как она лечила его подагру настоем чертополоха, то нам-то, простому люду, что прикажете делать? Конюх полдня пытался расплести косички, которые она заплела в гриве коренного. В результате коня пришлось побрить! А кухарка намедни грохнулась в обморок прямо в церкви, когда увидела фреску с ангелами. Нет, мсье, или вы немедленно выходите, или мы все берем расчет!

- Сейчас, сейчас.

Эти обреченные интонации были хорошо знакомы Альфреду. Точно так же звучал его собственный голос на экзамене по анатомии, когда ему достался вопрос про строение кисти. Через несколько минут на лестничной площадке показался молодой человек очень приятной внешности, с небольшими усиками и голубыми глазами. Вернее, красно-голубыми- видно было, что он не спал уже много ночей подряд. Торопливо заправляя ночную сорочку в брюки, юноша накинул на себя китель, выдававший в нем морского офицера, и сбежал по лестнице.

- Добрый вечер,- он кивнул Альфреду, - вы, верно, от ювелира? Опять что-то не так с кольцом? Камень не той формы? Недостаточно розовый?

Юный вампир молча протянул ему конверт, пятясь к двери, на случай если Рауль потянется за револьвером. Что бы там ни говорил Герберт, это хороший сюртук.

Виконт де Шаньи пробежал глазами по письму. На его лице отразилась крайняя степень изумления. Сейчас он напоминал осужденного, который, взойдя на эшафот, обнаружил что гильотина украшена воздушными шариками, палач протягивает ему букет цветов, а толпа орет "Сюрприз!" и "С Днем Рождения!" Он снова перечел послание, на этот раз тщательнее, водя пальцем по бумаге и шевеля губами. Закрыв глаза, он бессильно прошептал:

- Рене, принеси словарь.

- Зачем, мсье?

- Хочу удостовериться, что правильно понял каждое слово.

- Пресвятая Дева, моли о нас грешных! - лакей всплеснул руками. - Да что стряслось-то, мсье?

С тем же отстраненным выражением лица, виконт де Шаньи протянул лакею записку.

- Кристина бросает меня. Наша помолвка расторгнута.

Слуга и хозяин посмотрели друг другу в слезящиеся глаза. В этот момент все социальные барьеры между ними были сметены. Обнявшись, оба зарыдали.

Деликатно отвернувшись, Альфред тихой сапой направился в сторону двери. Наблюдать за горем Рауля было невыносимо. Кто же знал, что бедняга разревется, как младенец! Ну еще бы, не каждый день от тебя уходят невесты.

- Мсье? Постойте же! - внезапно Рауль преградил ему дорогу. - Никуда вы отсюда не уйдете, пока мы не выпьем!

Ну вот, сейчас будет заливать горе алкоголем. Покинутого жениха сделалось еще жальче.

- Без бокала вина я вас не отпущу! Ах, подумать только, такие вести! Вы что пьете, мсье, красное или белое?.. Ничего не пьете? Ну тогда я сам распоряжусь. Рене, принеси нам вдову Клико, ту самую, что Филипп хранит в сейфе... Нет, он не будет против, особенно если напомнить ему про чертополох... А сигары вы курите, мсье? И кстати, как вас зовут? Меня можете называть Раулем, я ваш должник навеки.

Брови Альфреда невольно взлетели вверх, когда он обернулся и увидел, что особняк де Шаньи не напоминал "дом плача", скорее уж "дом пира." Вся прислуга высыпала в прихожую, передавая письмо из рук в руки. Грамотные зачитывали его неграмотным. Мужчины утирали скупые слезы, женщины висели друг у друга на шее, поварята носились меж взрослыми, оглашая воздух радостными воплями, а старуха-кухарка опустилась на колени и принялась молиться по четкам, даже несмотря на то, что ее все еще трясло от слова "ангел." Картина эта сильно напоминала оглашения царского манифеста в какой-нибудь русской деревне в 1861 году. Наконец-то обитатели дома де Шаньи сбросили свои цепи - розовые и пушистые, присыпанные сахарной пудрой.

Удивление юного вампира сменилось любопытством, когда в прихожей появился лакей Рене. Несмотря на первоначальные опасения Альфреда, в руках у слуги была вовсе не старушка в траурном платье и бесформенном чепце, а поднос, на котором стояла бутылка вина. Слуга нес ее с величайшей осторожностью, словно древний клад. Это было не так уж далеко от истины. Бутылка была покрыта слоем диковиной плесени и паутины, а на пробке росла колония грибов. Альфред не мог сдержать восхищенного вздоха. Бутылка выглядела правильно. Но вот само вино...

Во-первых, ему было известно, что вампиры не пьют... вино. Об этом он узнал на Балу от графа Дракулы, блюстителя немертвых традиций. К сожалению, в тот момент Герберт оттащил от него новообращенного вампира. Так что Альфред никогда не узнал, что за фразой "Я не пью... вино" следовало "... потому что мне больше нравится эта смородиновая наливка, кстати, Магда, налей еще рюмочку - ОУУУ! - а вот это ты зря, вовсе я не хотел тебя щипать, просто рука соскользнула!"

А во-вторых, Альфред с детства питал к алкоголю неприязнь. Дома у них было полно алкоголя. И чеснока. Эти две сущности словно притягивали друг друга. О нет, тетушка Альфреда не была пропойцей. Но без шнапса не приготовишь чесночной настойки (полбутылки на 3 фунта чеснока), которую детям полезно пить по столовой ложке перед обедом. Маленького Альфреда это уберегло от бронхита, но зато превратило его жизнь в сущий кошмар. На вопрос, кем он хочет стать когда вырастет, мальчик неизменно отвечал "Председателем Общества Трезвости." А в студенческие годы его знакомство с алкоголем ограничивалось тем, что он пару раз стоял на стреме, пока однокашники совершали экспедицию в ректорские погреба.

Но глядя на сияющие лица Рауля и его домочадцев, отказаться было невозможно.

- Хорошо, - нехотя буркнул вампир, - Только совсем чуть-чуть, на два пальца.

***

Рауль поставил бокал вина на стол, посмеиваясь, опустил туда два пальца и налил вина до самых костяшек. Затем протянул угощение гостю, который схватил бокал только с третьей попытки, потому что количество рук у Рауля множилось с каждой минутой.

- Когда я говорил про два пальца, я ...ик... не это имел в виду.

- Да какая теперь разница, - хихикнул виконт де Шаньи, прикладываясь к горлышку.
  
   Опорожнив бутылку, он швырнул ее под стол, где к этому моменту уже собралась теплая компания бутылок всех форм и габаритов. Кажется, туда затесалось и несколько из-под коньяка. Завтра Раулю с Альфредом предстояло интересное пробуждение, причем у вампира было значительное преимущество, поскольку в зеркале он не отражался.

- Ну так расскажи, как у вас получилось-то? - поинтересовался Альфред, уже давно - два токайских назад - перешедший с Раулем на "ты." По-французски вампир изъяснялся с трудом, но и Рауль понемногу забывал родную речь, так что они встретились на полдороги и понимали друг друга идеально.

- Не поверишь - из-за красного шарфа!

Уставившись друг на друга, они расхохотались, и пришли в себе минут через десять, позабыв к этому моменту, с чего все началось.

- Ты говорил про красный... как его... такая штука, которую носят вокруг шеи, - начал Альфред.

- Петля?

- Нет.

- Крестик на цепочке?

- Тьфу на тебя... Ах да, шарф! И про Кристину Даэ.

Упоминание певицы подействовало на Рауля столь отрезвляюще, что он потянулся за новой бутылкой.

- В общем, все из-за моего прадеда, адмирала Шаньи де ла Роша.

- Он вас познакомил?

- Нет, это я просто издалека начинаю. Вроде как риторический прием. Значит, был у меня прадед-адмирал, и я с детства хотел быть на него похожим.

- Симпатичный был?

- Да не очень, - честно признался Рауль, - тетушка говорила, будто у него были такие усы, что в театре он один занимал три места. Но я всегда мечтал служить на... на этой штуке...

- На фрегате? - Альфред заскрипел мозгами, вспоминая прочитанные книги про пиратов. - На каравелле? На клипере?

- На корабле! - наставительно сказал Рауль, в данный момент превыше всего ценивший простоту. - И чтоб он плавал по... по...

- По Атлантическому океану?

- Нет!

- По Средиземному морю?

- По воде!.. Карьера во флоте мне нужна позарез. Я же знаю, что братец все наше состояние промотает на балерин. Да, они для него, как валерьянка для кота. Так что рассчитывать я мог только на себя... Альфред, а к чему я вообще завел этот разговор?

- Ты хотел рассказать про помолвку с Кристиной Даэ.

- Да, именно. Чтобы меня взяли во флот, даже юнгой, нужно было сдавать нормативы - ну там лазанье по канатам, заплывы, умение выпить бутылку рома, не подавившись... Купаюсь я, значит, себе в океане, гляжу - ба! - ко мне плывет красный шарф, а на берегу стоит девчонка, дочка местного скрипача, и рыдает в голос. Ну, думаю, устроят ей дома головомойку, а мне ж не трудно, схватил шарф и принес. Как потом оказалась, в то время она читала книгу про рыцарские времена...

- Про п-платки?

Повисла напряженная пауза, во время которой Рауль и Альфред думали о вреде сказок. Наверняка настоящий раннесредневековый рыцарь - т.е. небритый детина в помятых доспехах - подняв шелковый платок, тут же понес бы его к ростовщику, чтобы добыть денег на новое копье. Хотя если подумать, в те времена функцию платка вообще выполнял рукав.

- Это значит...?

- Ну да. Вечная кабала.

Они снова помолчали, потом налили по бокалу.

- И вот, когда через много лет я приехал в Париж в отпуск, то снова наткнулся на нее! Причем я что думал? Что за эти годы она ... ну... придет в себя. Черт же дернул Филиппа потащить меня к ней в гримерку! В общем, не забыла она про тот шарф.

Рауль пригорюнился. Но кроме себя самого, винить ему было некого. Шарф, тем паче красный - дело серьезное. Сколько молодых людей, всхлипывая, плелись к алтарю за куда меньшую провинность! Например за то, что по ошибке подарили девице букет красных роз вместо желтых гвоздик. Или, забывшись, протанцевали с ней вторую кадриль подряд.

- Ну мы, как водится, оказались помолвлены. Даже Филипп не протестовал. Вот такую свинью мне подложил герцог Людвиг из Баварии, когда лет 20 назад женился на этой актрисе... как там ее... не помню. С тех пор среди аристократов модно стало брать жен из театральной среды, - молодой человек мстительно сверкнул глазами. - Но мы, де Шаньи, так просто не сдаемся!

Альфред вздрогнул, потому что где-то уже слышал эту присказку. Обычно за ней следовали необдуманные поступки.

- У меня не оставалось другого выхода, как вынудить Кристину расторгнуть помолвку. И я решил обратиться к теории эволюции. Слышал про такую?

Вампир промычал что-то неопределенное. Сейчас он с трудом припоминал, в каком городе находится, не говоря уже о научных гипотезах. Но вроде бы суть этой теории сводилась к тому, что на шестой день Господь сотворил человека из обезьяны.

Или наоборот.

- Мсье Дарвин пишет, что выживает сильнейший. Я с ним полностью согласен! Потому что если корабль пойдет ко дну, выживет тот, кто растолкает всех остальных и первым добежит до шлюпки. Согласно этой теории, барышни, естественно, отбирают самых сильных и смелых мужчин. Так ведь? Поэтому я решил, что если буду вести себя как избалованный трусливый мальчишка, то Кристина рано или поздно во мне разочаруется. Тем более, что за ней ухаживает этот... как там его... ну? Маска, плащ, весь набор?

- Призрак Оперы?

- Вот-вот, он самый. Злодей из готического романа. Зачем ей я, если есть он? Так что я научился краснеть - что, кстати, не трудно, если вспомнить какие песни поет наш боцман после второй бутылки. И заламывать руки, и разговаривать исключительно восклицательными предложениями, - похвастался виконт де Шаньи. - А когда она пригласила меня сопроводить ее на кладбище, и мы с Призраком столкнулись нос к носу, я даже сумел хлопнуться в обморок. Очень профессионально получилось.

- Помогло?

Раздался душераздирающий вздох.

- Кристина сказала, что ей нравится "мой румянец невинности." Ох, Альфред, что бы я делал, если бы ты не уговорил ее меня бросить!

- Это не я, это... Постой, сколько мы уже так сидим?!

- Не знаю. Два часа, три, а какая разница?

Силы, Власти и Престолы! Герберт его упокоит!

- Мне нужно бежать, меня там друг ждет.

- Ну и привел бы его сюда.

Альфред посмотрел на Рауля, на его кудрявую шевелюру, голубые глаза, на его мускулистую грудь, открывавшуюся из-под расстегнутой сорочки. Чего доброго, он окажется во вкусе Герберта, причем в разных смыслах этого слова.

- Как-нибудь в другой раз.
  
  
  
   Глава 14

Пока Альфред вступал в клуб, возглавляемый Дионисом, виконт фон Кролок решил отправиться на прогулку. Можно, конечно, постучать в дверь и вытащить Альфреда за шкирку, но мало ли чем он сейчас занимается. Может, понял наконец, что клыки ему нужны не только для того, чтобы колоть орехи.

Тот факт, что Альфред до сих пор никого не укусил, начинал угнетать виконта. Но на все расспросы, как же он справляется с голодом.... точнее, с Голодом, юный вампир делал круглые глаза. В том супе, которым его кормили в школе, даже с микроскопом нельзя было отыскать кусочка чего-нибудь питательного, а на свою университетскую стипендию Альфред тайком подкармливал лабораторных мышей. Быть голодным - для него это нормальное состояние.

Поэтому Герберт ограничивался увещеваниями, не принуждая друга сесть на гемоглобиновую диету. Пусть Альфред делает, что ему заблагорассудится. Пусть наслаждается свободой.

Иллюзией свободы.

...Не глядя по сторонам, Герберт шагнул на дорогу, прямо перед проезжавшим экипажем. Кучер дернул поводья и приготовился отсыпать рассеянному прохожему порцию брани, но лошадь, к величайшему удивлению возницы, не заржала и не встала на дыбы. Лишь деликатно обошла вокруг белокурого юноши. В сравнении с людьми, животные обладают не только лучшим чутьем, но и большей долей здравого смысла. Они знают, что связываться с нежитью себе дороже.

А прохожий даже голову не поднял..

Удивительное дело - Альфред был ходячим справочником по вампиризму, но до сих пор пребывал в неведении относительно тех отношений, которые связывали его с виконтом. Почему никто не рассказал ему на Балу? Почему эти олухи болтали про носки и рис, но никто не поведал Альфреду самое главное? Потому наверное, что гости не видели в этом нужды. Ведь инициируя кого-то, вампир произносит речь, пестрящую личными и притяжательными местоимениями - мой, меня, мне.

Вернее, обычно произносит. В большинстве случаев.

Так что винить ему некого. Дал Альфреду свободный выбор, да? Хорош выбор, ничего не скажешь. Бедный мальчик с закрытыми глазами расписался в контракте. Вступил в клуб, ничего не зная о членских взносах.

Но Альфреду так нравится быть вампиром! Больше, чем человеком. По крайней мере, никто не заставляет его бегать по ночному лесу по пояс в снегу, волоча за собой саквояж, под завязку набитый кольями, распятиями и прочими тяжелыми предметами. Сейчас Альфреду гораздо лучше.

Потому что ему повезло с хозяином.

...На перекрестке виконта окликнула старуха-цветочница - такой элегантный господин не может обойтись без цветка в петлице! Этим вечером у Парки затупились ножницы. Цветочница так и не узнала, почему покупатель отшатнулся, когда она, порывшись в корзине, протянула ему темно-красную, начинающую увядать розу. И почему он взял цветок двумя пальцами, бросил ей пригоршню монет и бросился прочь. Посасывая палец, старуха посмотрела ему вслед. Ну и нервная же молодежь пошла. При виде капельки крови только что в обморок не падает!

***

На улице Альфред не нашел своего друга. Зато его ожидали многочисленные сюрпризы. Оказывается, за время проведенное с Раулем, успели произойти глубинные, необратимые изменения, затронувшие каждый аспект мироздания. Даже гравитацию, ибо земля то и принимала вертикальное положение. На небосводе тоже творилось нечто невообразимое - звезды бегали взапуски, оставляя за собой шлейф искр, и норовили спрятаться за одной из 4х лун. Что уж говорить о таких простых материях, как дома, деревья, экипажи? Они то приближались к Альфреду, то уносились вдаль с бешеной скоростью, будто кто-то крутил перед его глазами бинокль.

В каком направлении находилась его пристанище, юный вампир не имел ни малейшего представления. В голове было горячо, будто ее наполнили свежесваренным кофе. Поскольку искать Оперу было так же продуктивно, как искать лыжню в Сахаре, Альфред побрел в том направлении, которое казалось наиболее привлекательным. То есть, с наибольшим количеством деревьев и заборов - за них можно уцепиться, если ноги вступят в сговор с силой притяжения.

Теперь заборы становились все более ветхими, и все чаще их украшали причудливые арабески, объяснявшие как романтические, так и антагонистические отношения между местными жителями. Деревья поредели, потому что в некоторых кварталах дерево в первую очередь означает натопленную квартиру на целый месяц.

Мало помалу несчастный вампир начал притягивать взгляды - не осуждающие, а скорее сочувственные. Ведь юноше в дорогом костюме опасно бродить по таким местам. Слишком уж он привлекает внимание. К счастью, всегда найдутся доброхоты, которые рады освободить захмелевшего господина от бремени одежды, шляпы и часов. А то и сразу от всех невзгод земной юдоли.

Когда Альфред, обессилевший, прислонился к стене дома, которая почему-то дрожала словно студень, из-за угла вывернули двое. При ближайшем рассмотрении, они оказались ожившими экспонатами из кабинета Ломброзо. Под выступающими надбровными дугами бегали крошечные, нездорово блестящие глаза. На щеках, покрытых шрамами, редкими пучками росла щетина. Еще не родилась та бритва, которая могла с ней справиться. Одеты оба бандита были в рубахи, потрепанные и настолько грязные, будто их стирали в мазуте, возможно, с добавлением рома.

- Кошелек или жизнь! - с пафосом воскликнул первый. Пока Альфред размышлял, как можно отнять у него то, чем он уже не обладает, второй налетчик, ухмыльнувшись, достал нож. В сравнении с пудовым кулаком, в коем оно было зажато, лезвие выглядело маловнушительно.

Поняв, что лингвистика сейчас не является сильной стороной его жертвы, первый люмпен без дальнейших разговоров схватил вампира за шиворот, бесцеремонно засунул руку ему в карман, но вдруг замер, услышав пронзительный женский крик.

Женские крики не являлись в здешних краях чем-то необычным. Более того, они давно уже стали фоновым шумом.

Но у этого крика был конкретный адресат.

- ОСТАВЬ ИХ В ПОКОЕ, ЧУДОВИЩЕ!

- Сара? - прошептала жертва ограбления с таким безнадежным ужасом, с каким рисовод произносит слово "засуха."

- ОТОЙДИ, ИСЧАДЬЕ АДА!

Обернувшись, люмпены увидели девицу, с короткими волосами и в мужском платье. Перед собой она выставила книгу.

(Если бы грабители умели читать, то узнали бы, что книга была озаглавлена "Основы Философии". Ее Сара носила в сумочке - рядом с распятием, свитком Торы, сурой из Корана и нефритовой статуэткой богини Гуанинь - специально на случай встречи с Альфредом. Ведь для студента не было ничего более священного, чем этот учебник. Или более ужасного)

Налетчики нахмурились. Произошедшее они обдумывали долго, как улитка задачу по тригонометрии. Кто эта девица с книжкой? Может, она из дам-благотворительниц, что основали неподалеку общество по спасению заблудших душ? Но были две неувязки. Те дамы предпочитали твид, а наряд этой был слишком провоцирующим. Кроме того, благотворительницы не казались такими обозленными. Никогда. Даже после пропажи коробки для пожертвований.

- Мамзель, а ты тово, ничё не перепутала? - наконец промолвил первый грабитель. - Вообще, эт мы на него напали!

- Уже заморочил им голову, да, Альфред? - девушка осуждающе сузила глаза. - Бегите, дурачье! Я его задержу.

- Пожалуйста, не уходите! - тихо взмолился вампир, вцепляясь люмпену в рукав.

- Чиво?

- Не бросайте меня здесь!

Первый налетчик принялся разжимать пальцы Альфреда, чтобы бежать на все четыре стороны. А то, небось, эти двое работают вместе. Может, у них своя банда, которая нападает на честных грабителей.

Но его напарник проявил принципиальность.

- Как же, держи карман пошире! Никуда мы не уйдем, покамест не сымем его часы. Да, за такие часики папаша Поль франков двести отвалит! - для пущей убедительности он помахал ржавым ножом.

- Значит, не хотите по-хорошему.

Девушка деловито сняла с плеча ридикюль, положила туда книгу, взяла сумочку за лямку. Прищурившись, посмотрела на противников.

При одном взгляде на них, Папа Римский уверовал бы в теорию Дарвина. Типичные дети улиц. С малых лет они росли в атмосфере насилия, где главным доводом был удар кулаком в челюсть. Так что по части драк они поднаторели.

И разумеется, эти двое никогда не бывали в школе. Так что слова "стратегия" и "тактика" были для них незнакомы.

Зато Сара Шагал-Абронзиус ходила в школу. Вернее, в закрытый пансион, где ей не просто дали путевку в жизнь, а еще и научили, что зубы девушке нужны не только для того, чтобы блистать ими в улыбке, а ногти - чтобы полировать их в часы досуга.

Сара улыбнулась чуть виновато. Пожалуй, все-таки следовало дать им фору.

Но право же, это для их собственного блага!

- Господа, поскольку через пару секунд вы перестанете реагировать на сенсорные раздражители, - сообщила она, - то заранее приношу извинения. Но как говорят в наших краях - лучше одна дырка в голове, чем две на шее.

Без дальнейших рассуждений, она пребольно ударила первого грабителя каблуком по колену, заставив его согнуться, что сделало его уязвимым для удара сумочкой по затылку. Нефритовая статуэтка пришлась как нельзя кстати. Захрипев, он бухнулся на землю. Оставалось лишь расправиться с напарником. Неуверенными движениями тот рассекал воздух ножом, но в его глаза уже закралась обреченность. Охотница на вампиров сразила его тем ударом, которого бедняга никак не мог ожидать, ибо никогда еще не вступал в рукопашную с женщинами, облаченными в брюки. Нога Сары описала красивую дугу в воздухе, а удар каблуком пришелся в середину лба противника, сделав беднягу похожим на индийскую невесту. Люмпен тотчас же последовал примеру своего благоразумного приятеля и упал, крепко-накрепко зажмурившись.

Издав торжествующий вопль и пожав себе руку, ламиеологесса направилась к немертвой жертве. Та прислонилась к стене, закрывая голову руками.

- Удивительно, что мой муж считал тебя тихоней, Альфред. По мне, так ты вместилище всех пороков, - девица покачала головой. - И где ты только сумел так глаза залить?

- Мы с Раулем праздновали расторжение его помолвки, - промямлил Альфред, глядя на нее сквозь пальцы.

- Праздновали, значит?

- Да. С вином и к-конфетами. Все слуги взяли выходной и отправились в Булонский лес на пикник, а брат Рауля побежал за фейерверками...

- Дальше можешь не продолжать, - оборвала охотница на вампиров.

К сожалению, в данный момент Альфред пребывал в состоянии, именуемом в народе "лыка не вяжет". А подобное состояние, как известно, вредно воздействует на память, зато подстегивает воображение.

Ни на секунду фрау Абронзиус не поверила, что есть на свете люди настолько жестокие, настолько беспринципные, чтобы отмечать расторжение своей помолвки. Еще в детстве их поглотила бы земля.

Выходит, Альфред даже не помнит, где успел нализаться! Можно лишь уповать, что он напился, так сказать, напрямую, а не опосредованно.

Но не все потеряно. Дочка трактирщика, Сара знала парочку способов, как вернуть пропойце способность соображать. Хотя бы на некоторое время. Рассол не достанешь, но можно приложить шерсть собаки, укусившей Альфреда.

Не долго думая, девушка обыскала неподвижное тело одного из грабителей, обнаружив в кармане потрескавшуюся фляжку. Держа эту емкость на расстоянии, Сара, следуя правилам безопасности, осторожно вынула пробку и помахала рукой в направлении своего лица. Ей тут же показалось, что волоски в носу закрутились в спираль. Подходящая штука.

- Ааальфред! Я принесла тебе что-то вкусненькое,- пропела девушка тем сладким голосом, каким родители предлагают детям ложку касторки.

- Что это?

- То, что доктор прописал. Вернее, без пяти минут доктор.

Поскольку сопротивление было бессмысленным, Альфред взял фляжку из услужливых рук, залпом опорожнил ее - в надежде, что не распробует вкус - и ... и.... диапазон его зрения значительно увеличился, потому что глазные яблоки выскочили из орбит. На мгновение юный вампир даже увидел собственные уши. Из них валил пар.

- Тебе лучше? - осведомилась Сара, забирая фляжку.

- Мнэээ...арррх!

- Ну вот, совсем другое дело. Постой, ты куда собрался?

Следуя заветам Архимеда, Альфред зашарил руками по земле, в поисках точки опоры. С третьей попытки ему удалось принять условно-вертикальное положение.

- Мне нужно в-возвращаться в Оперу, - выдавил вампир, но его собеседница категорично помотала головой.

- В таком состоянии тебя даже на порог не пустят! Да и билет ты наверняка потерял.

- Нет! Просто я там живу.

- Ты, конечно, употребляешь глагол "жить" в переносном смысле? - уточнила девушка. - Как в предложении "Во время экзаменов я живу в библиотеке"?

- Но я там правда живу. В подвале.

Глаза Сары округлились. Приехали в Париж и обретаются в подвале! Неужели у Его Сиятельства настолько плохи финансы, что он отправил сына в поездку без единого су? Воображение тут же нарисовало картину - Герберт и Альфред, понурившись, моют посуду в ресторане, потому что им нечем заплатить за съеденный обед. Хмыкнув, девица отмахнулась от видения. Чем хорошо существование упырей, так это тем, что за еду вообще платить не нужно. А в ресторане эта парочка в первую очередь полакомилась бы официантом.

- Нас приютил Призрак Оперы, - пояснил Альфред. - У него в подвале квартира, прекрасно обставленная. Даже ванна есть.

Сара расхохоталась.

- Чушь какая! Что-то не верится, чтобы у привидений были квартиры - кто заключит с ними договор о съеме, раз они не физические, а так сказать метафизические лица? Хихихи! Вот же бред! Ну а про "хорошо обставленную" это ты вообще загнул, Альфред! Ведь призрак даже диван передвинуть не сможет, его руки пройдут насквозь!.. Постой, что ты говорил про ванну?

- Ну, она такая мраморная, с горячей и холодной водой.

- Правда? Интересно, сколько там кубических литров?

- Сейчас и не вспомню.

- А горячая вода за счет чего? От плиты или бойлер установлен?

Но ответа на свой вопрос фрау Абронзиус так и не получила, потому что в закоулке появился виконт фон Кролок. И замер, сраженный открывшейся взору картиной. Взъерошенный и очень несчастный, Альфред покачивался от невидимого ветра. Рядом с ним стояла Сара, с открытой фляжкой в руках, а неподалеку валялись два неподвижных тела. В придачу ко всему, в закоулке пахло так, что у бывалой вакханки закружилась бы голова.

- Сара, зачем ты его напоила? - возмутился вампир, подходя поближе.

- Я?!

- Ты. Даже от улик не успела избавиться, - Герберт склонился над одним из тел и задумчиво потыкал его носком ботинка. - А кто все эти люди? Вы что, оргию здесь устроили? Не дождавшись меня?

- Это вовсе не то, что ты думаешь! - возмутилась Сара, отшвырнув флягу. - Между прочим, я только что спасла твоего друга.

- От кого? От этих двоих? Они напали на него, не так ли? - вампир прикрыл глаза рукой, - Ох, Сара, Сара. В теперешнем его состоянии, Альфред мог с ними одним мизинцем справиться...

- Именно. Я спасла его от поступка, о котором ему, возможно, пришлось бы посожалеть.

- Он мог впервые вкусить кровь!

- Как раз это я и имела в виду. Как хочешь, но ты мне должен, Герберт.

Картинно отставив ногу, виконт прислонился к стене и даже вынул из кармана пилочку для ногтей. Всем своим видом он являл снисходительное безразличие.

- Правда? И каким образом, позволь спросить, вампир расплатится со смертной?

- Я так и думала, что ты заинтересуешься! - девушка просияла, - Мне нужно провести с тобой опрос. Заполнить парочку анкет, чтобы изучить твою немертвую субкультуру.

Прошло уже несколько минут, а Сара все еще не сделала ему крупную гадость. Окрыленный такой удачей, Герберт решил быть твердым до конца.

- Ха! Еще чего, разве станет вампир посвящать людей в свои тайны? Смертный ум не сможет их объять. Они печальны, словно завывание ветра на вересковой пустоши и черны словно...- но предыдущая метафора основательно истощила его воображение.

- ... словно копоть, - выручил Альфред.

- Да! В общем, забудь о своей просьбе, Сара.

- Ах, вот оно что. Друзья так не поступают, Герберт фон Кролок.

- С каких пор мы стали друзьями?

- Впрочем, друзья еще много чего не делают, - задумчиво продолжила она. - Например, они никогда не напишут родителям друзей, что их дети во время каникул бродят по городу в нетрезвом виде. И живут в подвалах с инфернальными личностями неопределенных занятий. И неизвестно куда тратят деньги. И...

Раздался тихий звон, но виконт фон Кролок даже не потрудился поднять пилку.

- Ты этого не сделаешь!

- Нет, конечно. Мы ведь друзья.

Наступило молчание, прерываемое лишь нетерпеливым сопением Сары, мычанием Альфреда и шуршанием бандитов, которые ненавязчиво, миллиметр за миллиметром, уползали с поля битвы.

- Наверняка это длинная и нудная анкета, - нехотя отозвался Герберт.

- Нет, короткая и веселая.

- Так и быть, я ее заполню. Потому что снисхожу к твоей мольбе. А где мы встретимся? Как понимаешь, к нам я тебя пригласить не смогу.

Виконт был прав, ибо во все времена квартирные хозяева строго-настрого запрещали жильцам водить на квартиру девиц. Зато визиты молодых людей не вызывали подобных запретов. Это еще раз доказывает, что лендлорды отличаются ограниченным воображением.

- Мы можем встретиться на нейтральной территории. Например, в двух кварталах от моего отеля есть кафе "Орхидея". Там и соберемся, но только не завтра, а послезавтра - мне нужно подготовить материалы. Есть вопросы?

Некоторое время виконт разрывался между желанием избавиться от нее поскорее и любопытством. Второе чувством, как водится, побороло.

- И как ты только нас выследила? Наверное, весь город обыскала?

- Нет, я просто покинула отель и поняла, в каком направлении следует идти. Когда-нибудь слышал про лозоходство? Это когда ищут воду с помощью рогатины. А теперь представь, что вампиры - вода, а я - палка. Нежить притягивает меня, Герберт.

Виконт понимающе покивал. Палка - это хорошее сравнение. Недаром каждая встреча с Сарой была подобна порке.

- Да и я, похоже, притягиваю упырей, - буркнула девица. - Дома редко удавалось принять ванну, чтобы за окном не маячил кто-то из ваших.

Попрощавшись с фрау Абронзиус, Герберт нежно, но твердо взял под руку Альфреда, который тихонько напевал арию Маргариты, и повел его в сторону Оперы. Вскоре виконт заметил, что тоже подпевает другу - все лучше, чем думать о неизбежном.

...А из темноты за ними следили две пары глаз, расположенные на разном уровне.

- Давай убьем этих! - потребовала обладательница тех глаз, что пониже.

- Еще чего. У них по жилам течет не кровь, а разбавленный алкоголь, - отозвался ее спутник, высокий мужчина во фраке. В руках он сжимал кружку с изображением Версаля, литографию императрицы Евгении, миниатюрную копию Триумфальной Арки, дюжину путеводителей, коробку с эклерами и бумажный флажок.

- Будь здесь другие вампиры, они бы так не занудствовали!

- Великолепно! Вот пусть другие вампиры и приводят в отель маленькую девочку, пьяную вдрызг! Пусть они потом объясняются с местным шерифом...

- Это Старый Свет, здесь нет...

- Да какая разница, Клодия! Давай лучше пойдем в Лувр и посмотрим на... - он быстро пролистал брошюрку, стараясь не уронить сувениры - ...на Мону Лизу кисти великого Микеланджело и ее улыбку. Представляешь, как нам повезло, что мы идем в музей ночью? Во-первых, на билете сэкономим, а во-вторых, в очереди стоять не придется. А то там такие очереди - о-го-го!

Девочка по имени Клодия печально вздохнула. Париж, должно быть, очень унылый город, если люди готовы стоять в очереди, чтобы увидеть женскую улыбку.

***

Тем временем у Его Сиятельства графа фон Кролока появилось столь сильное желание собрать чемоданы, что он покинул библиотеку и направился в спальню. В конце концов, почему он не может отдохнуть в Париже в то же самое время, когда там находится его сын?

У которого, похоже, серьезные неприятности.

Вампир помассировал виски, пытаясь понять, что же так насторожило его. Кажется, кто-то собирается надрать Герберту уши. Ничего странного. Такое желание возникало у каждого в первые 5 минут знакомства с виконтом. А кто-то еще хочет заставить его заполнить стопку анкет размером с Вавилонскую башню. Опять мимо! Герберт только обрадуется, даже в детстве он с удовольствием возился с прописями. Обожает хвастаться своим красивым почерком.

Но откуда взялась тревога? Граф готов был поклясться, что почувствовал вкус ненавистного металла на клыках.

"Ты ему не поможешь".

Фон Кролок тихо выругался. Не следовало возвращаться через портретную галерею. Теперь не разберешь, пришла ли эта мысль ему в голову... или он ее услышал.

Хотя какая разница. Его стихия хаос, и он не сможет никого спасти. Однажды он уже попробовал, но получилось только хуже.
  
  
  
   Глава 15

Представьте себя, что счастливая помолвка - это флакон духов. Тогда начальной нотой - тем ароматом, который вы ощущаете в первую очередь - будет веселый смех, поздравления и робкие рукопожатия, готовые перерасти в чмоканье, стоит только отвернуться бдительной родне. Нота "сердца" это, пожалуй, шуршание шелка, пререкания с модисткой, споры о том, кого пригласить на свадьбу и во сколько обойдется сие мероприятие. Если обе стороны сумеют благополучно пройти этот этап, не прибегнув к открытому насилию и сохранив остатки дружелюбия, наступает время для конечной ноты - нотариус, подслеповато щурясь, зачитает обрученным пункты брачного контракта. Ну а эссенциями в таких духах служат дым дорогих сигар, шипение шампанского, приторный запах свадебного пирога...

... но никак не нашатырь или валериановые капли!

Когда, переступив порог, немертвые друзья учуяли именно этот коктейль из ароматов, то обменялись озадаченными взглядами. Сейчас они походили на парочку римских полководцев, возвращающихся с щедрой добычей лишь для того чтобы увидеть, как сенаторы демонстративно закрывают ворота, да еще и корчат рожи из-за решетки.

Что, ангел побери, здесь происходит?

Тем временем в прихожую приковылял горбун и сделал предупредительный жест.

- Господа, дальше идти вы не хотите.

- Не хотим?

- Именно. Иначе Эрик помнет вам воротнички.

- Как это?

- Пенджабской удавкой, - Куколь печально покачал головой, - а ведь они из лучшего батиста, 60 франков за пару. И мне стоило таких трудов их накрахмалить.

Герберт вытянул шею, старясь заглянуть слуге через плечо. В комнате что-то булькало.

- Он там что, суп варит?

- Не совсем. На случай, если вы захотите сбежать, обернувшись летучими мышами, Эрик решил вас заспиртовать. Сейчас готовит раствор. Вот и славно, занятие химией очень успокаивает.

- Значит, Призрак готовит бульон, в котором нам отведена роль мяса? За все, что мы сделали?!

- Именно так и сказал наш любезный хозяин - за все, что вы сделали.

- Мы с Альфредом битую ночь налаживаем ему личную жизнь, а он вознамерился нас упокоить? Но почему?

Единственное подходящее объяснение заключалось в том, что Призрак последовал примеру древних и собрался принести богам жертву в благодарность за внезапно обрушившееся на него счастье.

- Согласно утверждению Эрика, вы превратили его и без того невеселое существование в кошмар. Как только с вами будет покончено, он обещал повеситься. Эрик так же выражает надежду, что по дороге в ад он еще успеет отвесить вам несколько дополнительных подзатыльников.

- Да как он смеет! Мы всего-лишь вернули его возлюбленную, фроляйн Даэ!

Горбун повертел в руках флакончик нюхательных солей.

- Благие намерения, безусловно, заслуживают всяческих похвал, - деликатно сформулировал он свою мысль, - но беда в том, что избранницу Призрака зовут Жири.

Вампиры сделали паузу, чтобы обдумать услышанное. Минутой позже Альфред, внезапно протрезвевший, решительно дернул друга к двери.

- Пойдем, Герберт, мы покидаем этот вертеп! Нет, подумать только - ей наверняка и 15ти нет, бедный ребенок!

- Боюсь, что снова случилась ошибка, сударь, - вмешался Куколь. - Вы, верно, имеете в виду малышку Мег?

- Кого ж еще! Да как он мог на нее глаз положить! Ей бы еще с гувернанткой гулять...

- А ведь дамой его сердца является старшая мадам Жири, ее матушка.

- Чтооо?

Позабыв закрыть рот, виконт фон Кролок уставился на камердинера. Проще было поверить, что Земля треугольная. Он вспомнил дородную даму в таком выцветшем платье, будто его вымачивали в лимонном соке, потом долго сушили под июльским солнцем, после чего на полгода положили в сундук, для верности придавив кирпичами. Неряшливые волосы, выбившиеся из пучка на затылке. Зычный голос, который надолго обеспечивал нервным тиком любого, кто осмелился вырезать на подлокотнике кресла невинную фразу "Здесь был Жак из Блуа."

Но как же юная певица? Казалось, если открыть энциклопедию на статье "Призрак Оперы", то увидишь "см. Кристина Даэ." Они ведь просто неразлучны!

- Невероятно, - прошептал вампир, бессильно прислонившись к стене.

- Вы не одобряете мой выбор? - у самого его уха раздался голос, коим можно было резать стекло.
  
   Хотя бедный виконт вздрогнул и подобрался, он все же был в относительной безопасности. Мужчина в маске, появившийся в дверном проеме, сжимал петлю в столь дрожащих руках, что сейчас он не смог бы накинуть ее даже на пивную бочку. Не говоря уже о двух резвых вампирах, которые немедленно спрятались за спиной Куколя.

- Быть может, вы объясните моим господам причину своего недовольства? - миролюбиво обратился к нему горбун. - А потом мы вместе подумаем, как все исправить. Четыре головы лучше, чем одна.

- Не четыре, а две с половиной, - поправил его Призрак, но все таки свернул петлю и засунул ее в карман. С третьей попытки.

Кивком он приказал гостям следовать за ним в гостиную. Когда те присели на диване, поближе к двери, Призрак опустился в кресло, смахнув с него "Энциклопедию Сверхъестественных Существ и Способы Истребления Оных", раскрытую на разделе "Как выстругать кол из ручки метлы."

Помолчав, он взглянул вампиров уже с меньшим раздражением. В конце концов, он сам виноват. Рано радовался. Увидел в небе падающую звездочку, загадал желание, а это оказалась Звезда Полынь.

- Началось все с того, - нехотя начал Эрик, - что Мег обмолвилась матери про новую хористку, только что поступившую в Оперу. Девушка прежде занималась в консерватории, но талантами не блистала, а на учителя пения средств не было. Мадам Жири принялась сокрушаться о бедняжке - вы бы знали, какое у мадам Жири заботливое сердце! - и тогда мне в голову пришла одна идея. Ох, если б я знал, чем все обернется, но тогда эта мысль показалась мне счастливой. Вероятно, вы уже убедились что Кристина Даэ ... как бы мне выразиться... отличается словоохотливостью?

Виконт искренне согласился. Рядом с ней даже Цицерон казался букой со скудным, моносиллабическим словарным запасом.

- Ну так вот, мне и подумалось - если я начну бесплатно преподавать ей вокал, то она по всей Опере об этом разболтает. Слухи дойдут и до мадам Жири, которая поймет что Призрак, вообще-то, не так уж плох. Ведь ничто так не смягчает женское сердце, как склонность мужчины к благотворительности. Я стал давать Кристине уроки, разумеется, строго-настрого запретив ей кому-либо рассказывать о наших занятиях - видите мою стратегию, да? - поэтому уже через неделю вся Опера была наслышана об Ангеле Музыки Кристины Даэ. Признаюсь, я был только рад, что она сочла меня небожителем, ибо наше общение было весьма двусмысленным, но ангела все таки не потащишь к алтарю. Разве что предварительно крылья придется ощипать, и стянуть ему руки за спиной его же собственным нимбом... О, как я ошибался!

- Надо полагать, юная особа употребляла сей термин в переносном смысле? - догадался Куколь. - Например, как "душенька" или "прелесть"?

Обрадованный тем, что ему не суждено было прослыть "Прелестью Музыки", Призрак Оперы позволил себе улыбку.

- Именно. Увы, в наш прагматичный век даже барышни не верят в чудеса и знамения. Вот живи Орлеанская Дева сейчас, услышав голоса святых она побежала бы лечиться от истерии. А жаль, нам пригодилась бы еще одна Жанна д'Арк в войне с Пруссией, ох и начистила бы она Бисмарку каску ... Простите, отвлекся. Итак, однажды моя ученица попросила, чтобы я показался ей на глаза. Вы понимаете, что это значит? Чтобы я посетил ее гримерку!

Трое слушателей, скованные ужасом, замерли, покуда виконт, сочувственно улыбаясь, не протянул Эрику надушенный носовой платок. Отвернувшись, мужчина вытер глаза.

Расстройство хозяина подземелий можно было понять. Так чувствует себя английский школьник, когда директор назначает ему время для свидания с тростью. Беспомощный ужас. Ведь всем известно, что грозит мужчине, появившемуся в будуаре дамы. Даже если бедняга забрел туда ненароком, перепутав с собственной спальней после того, как упомянутая леди украла его очки.

- Вы не пробовали сослаться на занятость? - поинтересовался Герберт, - Мол, сегодня не могу, зато когда приедут четверо моих друзей на бледных конях, они меня к вам завезут. Что-нибудь в этом роде?

- Да пытался, но все бесполезно! Слышали выражения "умоляющий взгляд прозрачных голубых глаз" или "слезинки жемчужинами повисли на пушистых ресницах"?

- Ну а пригласить кого-то, чтоб встретиться не наедине?

- Тоже не получилось. Я предложил, чтобы она позвала еще и мадам Жири - заодно и познакомила бы нас - но по мнению Кристины, это нарушило бы восторг первого свидания. В конце концов она снизошла и выдвинула другой вариант - если я в силу священного трепета не смею переступить порог ее комнаты, то она сама навестит мое жилище. Как вам это нравится?

- Вполне логично, что девица хочет узнать, в каких апартаментах ей предстоит жить после свадьбы, - отозвался Куколь. Судя по судорожному вздоху, эти слова поразили Призрака в самое сердце.

- Да, помолвка уже реяла над моей головой, будто стая грифов, поэтому я решил сделать все в моих силах, чтобы ее не допустить. Нет помолвки - нет проблемы! И я решил прибегнуть к помощи...

- Теории эволюции? - спросил Альфред, в ужасе прикрывая рот.

- Да причем здесь эти глупости! - отмахнулся Призрак, - К помощи романов. Особенно тех, где небо раз в полчаса разрезают молнии, девушки в кружевных пеньюарах вскрикивают от ужаса, а старухи, подняв указательный палец, шепчут "Это дурной знак." В конце героиня всегда воссоединяется с возлюбленным рыцарем, который все свободное время надраивает доспехи, пока в них не отражается его румяная физиономия. А злодей, глядя вслед этой парочке, возвращается в замок, откармливать еще одного дракона. Надеюсь, моя мысль ясна? Я решил, что если произведу впечатление отъявленнейшего злодея, то Кристина оставит меня в покое. И направит взор на Рауля де Шаньи, который и так обивал порог ее гримерки.

Это сообщение заставило Альфреда смущенно заерзать на месте.

- К сему делу нужно было приступать со всей тщательностью, так что я начал с теории. Вот, посмотрите что я приобрел у антиквара - обошлось в пару тысяч франков, но книга того стоит! Очень серьезный труд.

Он проследовал к шкафу, снял с полки такую потрепанную книгу, словно ею отбивались от стаи крокодилов, и любовно погладил обложку. Тотчас книга оказалась на журнальном столике, и гости изобразили вежливое любопытство, что появляется на лицах, когда кто-то хвастается, например, гербарием, собранным его детьми 20 лет назад.

Но стоило Герберту прочесть название, как его подбородок и брови поползли в противоположные стороны, а щеки заполыхали. Ибо труд сей был озаглавлен "Альманах Готического Злодея," а внизу страницы змеилась надпись - "сочинение графа Маледиктуса Валахского." Троюродный дядя Герберта, прозванный в семье "Проказником," проводил в саркофаге весь год, за исключением праздников, а чтобы скоротать вечность, занимался литературой. Из под его обгрызенного пера выходили такие опусы, как "Носферат и методы истребления его" или "Правила поведения при встречи с вервольфом" ("Вопреки расхожему мнению, укус оборотня не опасен. Просто обработайте йодом обглоданную конечность...")

- Да уж, представляю как помогла вам эта книга! - виконт фон Кролок скорчил недовольную гримасу. Он до сих пор дулся на дядю за то, что 64 года назад он засунул Эржбете крысу в слуховой рожок, причем именно в тот момент, когда Герберт уселся за клавесин. Угадайте, кого потом отругали за отвратительно сыгранную кантату?

- Ваш скепсис неуместен, - огрызнулся Эрик, - это отличная книга. И от нее было бы еще больше пользы, сумей я выполнить все предписания в точности. Но честное слово, я старался! Например, в 5й главе написано, как должна выглядеть спальня злодея. Ну так вот, после долгих поисков я нашел бархат нужной текстуры, затянул им стены и расписал их строками из похоронной мессы. Белое на черном, просто загляденье! Правда, книга рекомендует вместо белой краски взять сметану, а вместо латинских стихов написать лимерики, но мне кажется, это просто длинная опечатка. Потом пришлось выкрасить потолок чернилами, в 10 слоев. Я решил обойтись обычной кистью, а не зубной щеткой, как советует автор. И дверь гирляндами из моркови тоже не стал украшать. Затем наступила очередь выбросить мебель, дабы ничто не отвлекало посетителей от созерцания гроба... Да, гроб нужно было выдолбить из массива дуба, проплававшего сто лет в Индийском океане, но я выбрал более экономичный вариант. Обои из бархата и так съели почти весь бюджет. Хотя, оглядываясь назад, я думаю - наверное, зря сэкономил? Может, тогда все это по-настоящему напугало бы Кристину?.. Может, действительно стоило насыпать в гроб конфетти?

- Автор ничего не упоминал про ванные комнаты и слуховые окна? - поджав губы, спросил Герберт.

- Нет, а что?

- Ничего, - сказал обрадованный виконт.

По крайней мере, у дяди хватило ума не выдавать секреты цеха.

- Когда с ремонтом было покончено, я поработал над манерами готического злодея. К счастью, и тут "Альманах" пришелся как нельзя кстати. Например, я узнал что при встрече с дамой злодей не может беседовать о погоде. Отнюдь! Он должен опуститься перед ней на колени и многозначительно молчать - пусть девица думает, что стоит ей пошевелиться и ее схватят за ногу! А говорить следует отрывистыми фразами, с завываниями вместо знаков пунктуации. Еще должны быть постоянные угрозы, шантаж и крики, желательно со швырянием вещей - в книге написано, что чем дороже швыряемые предметы, тем лучше. А участие фамильного сервиза придает ссоре особую пикантность... Кроме того, внешний вид тоже очень важен. Когда-нибудь видели демона в фетровой шляпе и в подтяжках, расшитых маргаритками? Вот-вот. Нужно было обзавестись таким плащом, при одном взгляде на который вспоминаются "крылья ночи." Еще им нужно постоянно махать, - Эрик задумался, - наверное потому, что в нем чертовски жарко, особенно в августе. А так хоть какая-то вентиляция.

- Маску вы тоже надели по совету автора? - спросил Альфред с надеждой и тут же ойкнул, почувствовал на запястье острые ногти виконта.

Призрак провел пальцами по маске. Ох, если бы! Если бы можно было снять и ее, и то, что под ней, а за этими двумя слоями оказалось бы лицо. Пусть самое заурядное, но все же лицо.

- Нет, маска всегда была частью моего гардероба, - обронил Эрик. - И она пришлась как нельзя кстати, не находите? Я запросто сойду за злодея и без всех этих ухищрений...

- Была ли мадемуазель Даэ напугана тем, что ее Ангел Музыки оказался Призраком из подземных недр? - вмешался горбун, не желая обострения конфликта.

- Не сразу. То-есть, я все таки пригласил ее погостить в моем доме - подробности о ее пребывании вам расскажет виконт. Чего стоило только ежедневное катание на лодке! Терпеть не могу управляться с шестом - все равно что есть кашу зубочисткой! Особенно когда он за дно цепляется... А обеды! Ох, ну за что мне это?!

- Надо полагать, мадемуазель Даэ, все еще пребывая в нежном возрасте, не умеет готовить?

- Что вы, очень даже умеет! Каждый день на столе меня ждал обед из трех блюд - овощной бульон на первое, сельдерей под шпинатным соусом на второе, а на десерт, - Призрак шмыгнул носом, - засахаренные фиалки. Неудивительно, что все костюмы на мне теперь просто висят.

- Но если Кристина ввергает вас в такой ужас, то зачем вы последовали за ней на кладбище?- спросил Альфред, смутно припоминая давешний разговор с Раулем.

- Опять же из-за мадам Жири. Убираясь в моей ложе, она завела монолог о том, как вредно молодой девушке путешествовать одной, особенно в такую языческую глухомань, как Бретань. Мне ничего не оставалось, как согласиться ее сопровождать. Ну и скрипку захватил, чтоб быстрее ночь скоротать. Кто же знал, что Кристина уже позаботилась о компаньоне? Бедный мальчишка де Шаньи, когда он увидел меня, то даже чувств лишился. Небось подумал, что сам бретонский Анку вышел его поприветствовать. И почему таких слабонервных во флот берут? Но в любом случае, он выигрывает в сравнении с таким готическим злодеем, как я! - Эрик было приосанился, но его плечи вновь опустились. - Пока вы не пришли и все не испортили! Она уже спрашивала у примы Сорелли, бывает ли флер д'оранж розового цвета, а теперь заперлась в гримерке и учит котенка носить шлейф. Все пропало! И мне уже никогда не быть вместе с... впрочем, какая теперь разница.

Несмотря на хромоту, Куколь проворно сбегал в кухню и вернулся с бутылкой коньяка.

- Давно вы знакомы с мадам Жири, Эрик?

Призрак Оперы залпом опрокинул рюмку.

- Уже несколько лет, с тех самых пор как она поступила служить сюда.
   ***
  
...Сначала его ужасно злило, что в ложе крутится какая-то неопрятная старуха - наверняка подглядывает и вынюхивает, чтобы поделиться с товарками свежей сплетней. Следовало бы сказать директору Полиньи, чтобы во время представлений в ложу номер пять вообще никто не совался. Подставка для ног ему не нужна - у привидений априори нет ног - а либретто опер он и так знает наизусть. Ну да пусть себе работает, негоже лишать женщину места из-за каприза пожилого мизантропа.

Иногда она говорила в пустоту, что если мсье что-то понадобиться, пусть только скажет. Иногда мурлыкала себе под нос оперные арии, отчаянно фальшивя - зато и на сцену не рвалась, а ведь Опера знавала примадонн, что пели куда хуже нее.

Однажды в зале проводилась генеральная репетиция "Сильфиды," а мадам Жири, подметавшая в ложе, вдруг задернула штору и опустилась в кресло, что билетершам было строго воспрещено. Призрак уже приготовился отчитать нахалку, но женщина быстрым движением отколола шляпные булавки и сдернула чепец. Интуиции вопреки, волосы ее были не седыми, а темно-каштановыми, густыми, хотя и слегка засаленными. Чуть покачивая головой в такт музыке, она пропускала пряди сквозь пальцы, а Эрик почти с ужасом заметил, что смотрит на нее, не в силах оторваться. В кои-то веки ему не было дела до того, что арфист тянет струны точно обезьяна лиану, а трубач опять налил в валторну ром и попивает его каждый раз, когда подносит инструмент к губам.

Мир сжался, сконцентрировался на кончиках ее пальцев. И можно было отдать все что угодно - даже миг, когда он услышал первую мелодию в бренчании колокольчика над колыбелью - за то, чтобы эти пальцы погладили его... ну хотя бы по плечу.

Эрик попытался отогнать желание, дать ему пинка, словно собаке, что пытается стянуть лакомый кусок с хозяйского стола. Швырнуть палкой, пусть убирается обратно в конуру! Он Призрак, и человеческие отношение не про него. Если даже собственные родители...! А тут женщина, такая чужая...

... но которая вместе с тем сидит в его ложе. Фактически у него в гостях, правда? Ее лицо блестело от пота, на щеках играл румянец, а когда в дальнем углу сцены показалась малышка Мег, переступая с ноги на ногу, женщина подалась вперед, не зная, что совсем рядом незнакомец повторил ее движение. И оба они следили за неловкими па девочки, словно она была их общей.

По окончанию репетиции, она вновь напялила бесформенный чепец, запахнулась в шаль и принялась размашисто протирать перила. Призрак наблюдал за ней, мысленно величая себя дурнем. Почему он не понял с самого начала? Он, который знал о масках больше, чем завсегдатай венецианского карнавала? Это каким же нужно быть идиотом.

Хуже всего то, что он не может ей помочь. Разве что сделаться для нее чем-то вроде доброго духа? Оставлять щедрые чаевые? Помочь Мег попасть в основной состав кордебалета? Вот только зачем? Домовому оставляют миску молока в углу, никому не придет в голову пригласить его за стол.

Но попробовать все же стоило.

"Сударыня, вы не принесете мне скамеечку для ног?"


***
  
- Но неужели вы никогда не пытались рассказать ей про свои чувства? - спросил Герберт, поглаживая Альфреда, зарывшегося лицом в диванную подушку.

- Несколько раз я оставлял в ложе розы, а однажды положил на перила веер.

Он взял с каминной полке веер, щедро отделанный перьями и с ручкой из черного дерева.

- Я надеялся, что она подберет к нему платье, -объяснил Призрак.

- ?!

- Вы же знаете, женщины всегда это делают. Карлотта, например, поменяла в гримерке обои, чтоб они подходили под цвет пряжки на туфлях. Я подумал, может у мадам Жири возникнут свежие идеи. Бесполезно! Она его вернула, как и все остальные подарки. Она берет только шоколадные конфеты и чаевые, но не больше 20ти франков! Как-то я оставил в ложе тысячу, но она не взяла, хотя ей нужно было заплатить доктору, лечившему Мег от кори.

- Как вы думаете, почему она так ведет себя? - спросил Куколь.

- Хорошенький вопрос! Конечно потому, что я ей отвратителен. И можно ли ее винить?

- Вы преувеличиваете.

- Если бы! Дело в том, что у меня... у меня нет лица. Вообще нет. Ни одна женщина не захочет, чтобы такое чудовище находилось подле нее, и уж тем более рядом с ее ребенком. Увидев меня, Мег больше никогда не станет в аттитюд. Дрожь в коленях обеспечена ей на всю жизнь.

- На самом деле, это не так уж страшно. Ко всему можно притерпеться, - отозвался Герберт. - Взять, к примеру, моего прадедушку Фердинанда, у которого выпадает вставная челюсть. И ничего, мы привыкли, что он вечно ползает на четвереньках под столом, надеясь ее обнаружить. Правда, жертвы заходятся зевотой, покуда он вправляет челюсть, прежде чем укусить их...

В мгновения ока Призрак навис над ним и, крепко сжав за плечи, рявкнул.

- Какое мне дело до вашего дедушка, до всей вашей родни замогильной! Никогда не видел такого лицемерия! Вы затмили даже Марию-Антуанетту с ее пирожными! Как вы-то смеете меня утешать?! Да я сам не могу в зеркало посмотреться, чтоб не потерять аппетит на весь день!

- А я так вообще в зеркала не смотрюсь, - вампир отцепил его руки без видимых усилий.

- Да вам и не нужно, вы и так красивы!

- Правда так думаете? - заправив локон за ухо, Герберт кокетливо улыбнулся. - Спасибо! Ужас как приятно услышать от вас комплимент! Вот только руки незачем распускать. Если бы вы сказали, что я вам нравлюсь, я б и так понял. В следующий раз давайте просто обнимемся.

Отступив, хозяин подземелья украдкой вытер ладони о брюки. А то кто его знает, может это заразно.

- В любом случае, вам нужно объясниться с мадам Жири, - дипломатично заметил горбун, помогая виконту расправить измятую рубашку.

- Слишком поздно. Дело в том, что с завтрашнего вечера она больше не обслуживает мою ложу. Мадам Жири попросила директоров перевести ее, а те только рады были.

- Неужели? - Куколь задумчиво почесал плешь на затылке. - Пожалуй, прогуляюсь я завтра по Опере, может, чего и разузнаю. А пока что нам всем следует выспаться. Вечер тяжелый выдался, так что спать мы будет крепко и наверняка увидим хорошие сны.

- Вряд ли, - покачал головой Эрик.

Сны ему вообще не снились, а тем паче хорошие. В жизни давно уже не случалось ничего, что можно было бы отнести к разряду позитивного опыта. У него нет кормовой базы для хороших снов.

Горбун вопросительно посмотрел на молодого господина. Тот весело подмигнул.

- Хотите поспорить?
  
  
  
  
   Глава 16

Ставни были плотно закрыты, словно дом зажмурился, не желая просыпаться этим прохладным весенним утром. Рассветные лучи пробились из-за облаков и осветили крыльцо, застекленную дверь в кафе и вывеску над нею. Художник, никогда в жизни не посещавший Ботанический Сад, изобразил на вывеске нечто, одновременно напоминающее ромашку и зевающую собаку. Надпись подле рисунка горделиво вещала "Орхидея" (начальная буква "А" была старательно исправлена на "О"). Во дворе девочка лет 10ти с энтузиазмом профессионального игрока в крокет гоняла метлой яблочный огрызок.

- Не открылись еще, - одернув фартук, сообщила она двум подошедшим господам. Один из них, тот что помоложе и повыше, был одет в ладно скроенный костюм со строгим галстуком. Он производил впечатление человека ученого. Зато его компаньон, ростом пониже и покоренастее, выглядел весьма затрапезно из-за сюртука, засаленного на локтях, и небрежно повязанного шейного платка. Наверное, поэтому ему и досталось нести поклажу - небольшой черный саквояж.

- Говорю ж, не открылись! - девочка прикинула, сколько времени потребуется, чтобы разогреть вчерашние объедки. - Через полчаса возвращайтесь!

Но посетителям, как видно, не терпелось отведать ячменного кофе и яичницы с салом, которое хозяйка кафе, сторонница безотходного производства, наловчилась изготавливать из свечных огарков. Мужчины обменялись парой фраз на иностранном языке. Маленькая служанка опознала его как английский. Она уже слышала это чудное наречие, когда один британец, столовавшийся у них, выловил из своей тарелки целый учебник по энтомологии. К сожалению, господин не обладал научным складом ума и не оценил всего разнообразия эндемических насекомых, с которыми владельцы кафе решили познакомить его исключительно по доброте душевной.

Девочка навострила уши, надеясь узнать еще парочку четырехбуквенных английских слов. Ее словарный запас был предметом восхищения всей окрестной детворы. Она знала как сказать "Боже, вы ЭТО называете котлетами?!" на 12ти языках.

Но к величайшему разочарованию лингвиста в переднике, высокий англичанин обратился к ней по-французски:

- Ступай позови своих хозяев, девочка. Наше дело не терпит отлагательств.

- А как доложить?

- Скажи, что мы из Императорской Комиссии по Предотвращению Холеры, - сверкнул очками англичанин, а его спутник одобрительно захихикал.

Нехотя волоча за собой метлу, будто ведьмочка наутро после Вальпургиевой ночи, служанка поднялась на крыльцо и крикнула в приоткрытую дверь:

- Сударыня, за вами пришли!

- Да кого еще черти приволокли в такую рань? - раздался хриплый бас из недр кафе.

- Тут господа из какой-то комиссии, вас видеть желают, - подумав, служанка выдвинула подходящую теорию, - наверное, снова насчет той крысы.

Голос хозяйки будто подогрели и обильно смазали маслом.

- Жанетта, милочка, пригласи гостей в кафе. А мы с мсье Лораном сейчас спустимся.

Зевнув, девочка отворила дверь пошире, и гости вошли. Когда Жанетта открыла ставни, англичане увидели столы с несвежими скатертями, теснившиеся в комнате, будто стадо на водопое. На лестнице, ведущей на второй этаж, к покоям хозяев, раздались гулкие шаги и гости имели честь лицезреть мадам Генриетту Лоран, владелицу кафе и по совместительству кухарку. Постоянное пребывание на кухне давало о себе знать - деревянные ступени жалобно скрипели под ногами дамы, а перила прогибались наружу, когда их касались ее полные бока. На голове мадам Лоран восседал помятый чепец, поверх ночной сорочки она накинула пеньюар таких размеров, что Гаргантюа чувствовал бы себя в нем вполне комфортно (зато мадам жаловалась, что он жмет ей подмышками).

За дамой семенил ее муж, сухонький старичок, на долю которого выпадали дипломатические переговоры, ибо он обладал большей долей деликатности. Завидев посетителей, он поклонился и приподнял за кисточку ночной колпак.

- Уж простите, что мы встречаем вас дезабилье, господа. Но ваш визит - это такая неожиданность...

Господин в очках вежливо кивнул.

- Да, мы всегда приходим без предупреждения. Такая служба, сами понимаете.

- Не хотим, чтоб люди успели припрятать улики, - поддакнул его спутник.

- В чем, собственно, дело? - спросил мсье Лоран. Его супруга стала поодаль, скрестив руки на титанической груди.

- Ах простите, мы не успели представиться. Я доктор Джон Сьюард, а это мой ассистент, мистер Гримсби. В настоящее время в Париже остро встал вопрос распространения холеры. Так что французские коллеги вызвали нас из Лондона, чтобы мы посоветовали им новейшие методы профилактики этой ужасной болезни.

- А методы заключаются в том, что насосы с зараженной водой мы закрываем, а тех, кто ту водичку использовал, штрафуем, - пояснил мистер Гримсби. - Нет воды - нет холеры.

Мсье и мадам Лоран переглянулись, и морщины на их лбах несколько разгладились. По крайней мере, этот визит не был связан со злополучной крысой, которую угораздило упасть в кастрюлю похлебки как раз в тот день, когда на кухню нагрянула санитарная комиссия. Скандал стоил Лоранам потрепанных нервов и похудевшего кошелька. Но когда конфликт с комиссией был улажен, на несчастную чету накинулось Общество против Жестокого Обращения с Животными им. св. Франциска. Владельцев кафе обвинили в том, что они морили несчастную крысу голодом - ведь проплавав полдня в кастрюле с супом, она так и не нашла там ничего съедобного!

- Не будем терять времени. Проводите нас в кухню, - скомандовал доктор.

Кухня располагалась в подвальном этаже, куда и направилась наша небольшая процессия. Спускаясь, Жанетта заметила, что ступив на полутемную грязную лестницу, доктор заколебался и поморщился. Небось, англичане и правда такие задаваки, как про них говорят.

Оглядевшись на кухне, половину которой занимала плита, Джон Сьюард попросил освободить ему рабочее место. Служанка сгребла со стола закопченные сковородки и спихнула пушистого рыжего кота, который, подобно падишаху, развалился в самом центре. Кот направился в угол, где свернулся в клубок и недобро блеснул глазами в сторону наглецов, посмевших потревожить его утреннюю негу. Из дырки в стене тут же выбежали две крупные, лощеные крысы. Они уселись рядом и принялись с любопытством наблюдать за манипуляциями пришельцев. Осознав равенство сил, кошки и грызуны в этом кафе давным-давно заключили договор о ненападении, по -братски делили еду и ходили друг к другу на крестины.

Между тем из саквояжа была извлечена деревянная коробка, в которой в свою очередь находился странный медный предмет с узкой трубкой. Под трубкой располагалась подставка со стеклышком, а под стеклышком - круглое зеркальце. Рядом доктор Сьюард поставил еще одно стеклышко, прикрепленное к тонкой ножке, и постарался поймать луч света. Заинтригованные, французы подались вперед.

- Это микроскоп, - пояснил доктор, - позволяет рассмотреть микроорганизмы в капле воды.

- Да у нас этих микро-как-вы-их-там-назвали штук отродясь не водилось! - возмутилась мадам Лоран, - У нас и тараканов-то нет, не говоря уже о подобной дряни!

- И все таки будьте добры, принесите мне образец воды из того насоса, которым вы пользуетесь.

Схватив бутылку с узким горлышком, служанка Жанетта выбежала за дверь и через пару минут, наполненных недовольным сопением мадам Лоран, вернулась с образцом. Доктор повертел бутылку в руках, взболтал воду, наблюдая за осадком, посмотрел ее на свет, покачал головой. Борцы с холерой обменялись многозначительными взглядами.

Капнув водой на стекло, англичанин склонился над микроскопом, покрутил винтик сбоку. Внезапно лицо его просияло от восторга.

- Гримсби, вы только полюбуйтесь! Видите?

- Ну да... вообще да, вижу конечно.

- Каков экземпляр, а? Прямо иллюстрация из журнала!

Но чета Лоранов не разделала эти восторги. Когда врач радуется чему-нибудь столь бурно, это зачастую означает одно - дела у вас настолько плохи, что он уже предвкушает, какой гонорар сдерет за будущее лечение.

- Там холера плавает, да? - Жанетта привстала на цыпочки, стараясь хоть одним глазком заглянуть в диковинный инструмент.

- Хуже, - доктор Сьюард выдержал паузу. - Там инфузория-туфелька.

- Нам с женой нужно поговорить! - прохрипел мсье Лоран, и супруги торопливо удалились в коридор.

(- Он говорит, что нашел в нашей воде какую-то обувь.

- Да быть не может! Кажись, последний ботинок мы выловили из насоса аж полгода назад. Помнишь?

- Как не помнить. Бульон из него получился наваристый.

- Ну так ступай и скажи им, что с нашей водой все в порядке!)

- Уж не знаю, о чем вы толкуете, господа, - елейно улыбнулся мсье Лоран, возвращаясь в кухню, - да только вода в нашем кафе очень качественная.

- Мы ее сами иногда пьем, -подтвердила маленькая служанка, схлопотав от мадам Лоран щипок под ребра.

- И никаких инородных предметов в насосе от века не было.

- Ну разве что попадается иногда угорь...

- Но это лишь означает, что вода чистая! Угорь - он не дурак, в мутной воде жить не станет.

Скептически улыбнувшись, доктор Сьюард пожал плечами.

- Не хочу разочаровывать вас, но дела серьезны. Инфузория-туфелька очень опасный паразит.

- Холера рядом с ней все равно что насморк, - добавил Гримсби.

- Так что боюсь, что мой доклад Императорской Комиссии будет неутешителен.

- А если мы прокипятим воду? - спросила мадам Лоран, всхлипнув как волк, готовящейся отгрызть себе ногу чтобы выбраться из капкана.

- Бесполезно! Инфузория-туфелька отличается повышенной резистентностью к внешнему воздействию окружающей среды.

- Что ее кипяти, что режь, ей хоть бы хны, - сказал мистер Гримсби, переводчик с научного на понятный. - А все потому, что у нее столько ножек, черта с два догонишь.

- Неужели нельзя ничего сделать? - взмолился несчастный ресторатор. В голосе его послышался шорох купюр.

- Увы, мсье. Ведь мы с мистером Гримсби проводим всего лишь предварительный анализ воды, а скоро к вам приедет настоящая санитарная комиссия, - на этих словах мадам Лоран схватилась за голову, - и примет окончательное решение о закрытии вашего кафе. Но если подумать, есть все же один способ...

Доктор Сьюард так красноречиво выделил интонацией многоточие, что Лораны, радостно переглянувшись, пообещали щедро отблагодарить его за совет.

- Найдется у вас серебро?

Судя по всему, совет обещал быть недешевым.

- Найдется, - вздохнула владелица и поспешила умерить аппетит эскулапа, - но совсем немного.

- Жаль! А ведь серебро потребуется, чтобы очистить воду.

- Моя жена совсем позабыла, мсье! - воскликнул мсье Лоран, - У нас уйма серебра - и столовый набор есть, и тот канделябр, который нам подарили на свадьбу, и...

- Хватит одних ложек. Значит так - я все же дам вам совет, поскольку мне не хочется, чтобы ваше во всех отношениях милое заведение потерпело крах, но все должно остаться в секрете.

Лораны и Жанетта закачали головами, как китайские болванчики во время землетрясения.

- Серебро обладает обеззараживающим действием, - произнес доктор Сьюард, таинственно понизив голос. - Когда принесете воду с насоса, налейте ее в большой чан и положите туда... - на мгновение он задумался - ... по одной серебряной ложке на галлон. После этого никакие паразиты вам не страшны, можете смело предлагать воду посетителям и делать с ней напитки. Далее, комиссия нагрянет к вам завтра вечером. Разумеется, члены комиссии стетоскопами у вас перед носом махать не будут.

- Инкогнито, значит? - ввернул мсье Лоран научное слово.

- Да. Но мистер Гримсби мог бы описать вам, как они выглядят... Надеюсь, его красноречие будет вознаграждено?

- О, конечно, мсье!

- Один из них - молодой человек, темные кудрявые волосы, одевается, как будто на похороны собрался. Он там за главного, - мистер Гримсби поскреб подбородок, - Второй его помощник - белобрысый такой парень с длинными волосами, одет с иголочки... если у вас есть поварята, пусть держаться от него подальше. С ними еще будет девица.

- А ее мы как узнаем?

Рассказчик ухмыльнулся.

- Если у вас в руках будет поднос, вы его уроните.

- Будет просто замечательно, если вы сразу же преподнесете господам из комиссии кофе за счет заведения, - предложил доктор Сьюард. - Думаю, это настроит их на дружелюбный лад. Ну а вода должна быть настояна на серебре. Поверьте, одного глотка достаточно, чтобы все их подозрения развеялись и они отказались даже от взятия проб.

Выйдя на улицу, партнеры направились в сторону отеля. Улица уже ожила, по мостовой катались омнибусы, набитые спешащими на работу клерками, служанки торопились на рынок, помахивая еще пустыми корзинами. На углу шарманщик крутил ручку своего уныло дребезжащего инструмента. Рядом стоял мальчик с протянутой шляпой, ожидая, что прохожие бросят ему пару медяков за то, что они с дедушкой так здорово поднимают им настроение с самого утра. Несмотря на протесты мистера Гримсби, не желавшего расставаться с честно заработанными деньгами, доктор Сьюард опустил в шляпу 300 франков и улыбнулся мальчугану, чьи глаза на лоб полезли от удивления.

На самом деле, деньги Сьюарду не нужны. Он и взял-то их лишь для того, чтобы владельцы кафе не сочли совет бесплатным, а следовательно бесполезным, и не вздумали его проигнорировать.

Пробурчав что-то про растранжиривание денег, на которые можно серебряных пуль купить, мистер Гримсби отправился в лавку плотника, заказать еще десяток кольев. А доктор Сьюард, помахивая саквояжем, направился в сторону отеля. Краем глаза он успел заметить, как шарманщик, чье мнение о собственных музыкальных способностях вдруг возросло, и его внук пересчитывают деньги. Отдать пачку ассигнаций нищему мальчишке - это, конечно, театральный жест, но так даже лучше. Пусть сцена кажется выдернутой из второсортного романа, но и это совсем не плохо. Именно в романах добро торжествует над злом, а героям все сходит с рук...

... и им не приходится спускаться по лестнице каждую чертову ночь...

Доктор Сьюард усмехнулся. Герои былых веков - Геракл, Тесей, сэр Персиваль - были сущие дилетанты по сравнению с ним. Они никогда не видели того, что пришлось увидеть ему.


***

Сны Эрику действительно приснились. В них действительно фигурировала мадам Жири. Но он так и не понял, почему женщина была одета в черное атласное платье с высоким воротником, ее губы ярко накрашены, глаза густо подведены сурьмою, а главное - почему Призрак и его любимая сидели на кровати под истлевшим балдахином, рядом прыгали девочки из кордебалета, тоже в черном, и пели что-то по латыни, а когда в пространство сна вдруг пожаловала Кристина Даэ, мадам Жири укусила ее за шею и уволокла в дальний угол. Тот, кто сотворил этот сон - а Эрик не сомневался, что его собственное воображение капитулировало бы перед подобной картиной - обладал специфическим взглядом как на эстетику, так и на отношения между полами.

Потянувшись, Призрак встал с кровати, наскоро покончил с утренним туалетом и, накинув домашний халат, отправился оглядеть свои владения. Если за время его сна вампиры и успели разобрать подземелье по кирпичу, то сложили все по местам довольно аккуратно.

Гости находились в отведенной им спальни. Подкравшись к двери, Эрик услышал агонизирующие звуки органа - казалось, на клавишах дрались два кота.

Из-за какофонии он так и не сумел уловить обрывки разговора.

- ... просто хотел посмотреть, как оно работает! Мы, фон Кролоки, отличные механики. Вот... вот например мой дядя Отто умеет открывать бутылки зубами.

- Но эта... вещь теперь сломана!

- Да ничего подобного! Если лампочка загорается, значит, все в порядке.

- И все-таки в начале - то есть до того, как ты взял гаечный ключ - происходили изменения в температуре.

- Ну ты горазд врать, Альфред! И откуда бы тебе это почувствовать? Мы упыри, мы можем в снег по уши зарыться и не чихнуть. И вообще, чья бы корова мычала (в оригинале эта фраза звучит как "чья бы летучая мышь издавала высокочастотные звуковые сигналы"). Вот зачем ты трогал ту петлю? В детстве не наигрался? Не можешь пройти мимо петли, чтобы не засунуть туда голову и не покачаться как следует!

- Я н-не думал что она такая длинная... Я вставлю ему новые зеркала, честно.

- Восхитительно! Вампиры идут в салон выбирать зеркала - если родственники узнают, они над нами будут вечно потешаться.

- А что теперь делать?

- Держать язык за клыками. Может, Эрик не заметит.

Проникнувшись страданиями органа, Призраку захотел со всех сил рвануть ручку двери, но смирил страсти и деликатно постучался. Мало ли чем они в этот момент заняты. От нежных взглядов, которыми регулярно обменивалась эта парочка, любому станет не по себе!

- Входите! - последовало великодушное приглашение.

Виконт фон Кролок сидел подле органа, на коленях у него примостился Альфред. Заметив Призрака, эти двое поспешно вскочили, но поскольку виконт обладал лучшей реакцией, а скоординировать движения они так и не успели, Альфред шмякнулся на пол.

- Как спалось? А мы вам завтрак приготовили, - произнес виконт с гордостью алхимика, только что трансмутировавшего свинец в золото.

Одной мысли о завтраке, приготовленном заботливыми руками вурдалака, было достаточно, чтобы аппетит подал в отставку.

- Мы кофе сварили, - поспешно добавил Альфред.

Эрик обернулся. Из кухни все еще валил дым, словно там проводила учения пожарная команда.

- Благодарю, - выдавил он между приступами кашля, - что вы здесь делаете?

- Учу Альфреда играть на органе, - Герберт потрепал друга по волосам. - У него неплохо получается. Еще лет 50 и он будет обеспечивать аккомпанемент на балах. А я, наконец, смогу потанцевать.

- Вы музицируете? - недоверчиво спросил Призрак.
  
   Ведь занятие музыкой требует внимания, концентрации, а разве можно на чем-то сосредоточиться, если постоянно думаешь о крови? Хотя для кого и крики жертв музыка.

- О да! - вступился Альфред. - Он превосходно играет, да и поет тоже. Герберт, ну, покажи Эрику!

Прежде чем Призрак успел заявить ноту протеста, вампир коснулся клавиш и заиграл какую-то венгерскую мелодию, затейливую и несколько дисгармоничную. В другое время Эрик ни за что бы не позволил, чтобы его орган оскверняли исполнением народной музыки, но игра вампира была безупречной. Ему не мешали ни длинные ногти, ни белокурые пряди волос, щекотавшие лицо. Пальцы касались клавиш так быстро, что в глазах начинало рябить. А потом он запел на незнакомом языке, чуть растягивая слова. Подземелье погрузилось в атмосферу сельского праздника. Эрику невольно захотелось взять скрипку и присоединиться к веселью.

- Это песня про то, что нужно уничтожить вурдалаков, взломать их гробы и развеять прах. Крестьяне обычно поют ее, когда приходят к нам во двор с вилами и горящими крестами. Раньше они пели чаще, а в последнее время успокоились. Теперь думают лишь о том, как бы вырастить урожай побогаче с помощью разных там удобрений, а вампиры им уже не так интересны. А жаль, я привык засыпать под эту мелодию, она мне вместо колыбельной, - Герберт улыбнулся. - Разумеется, дома петь такое мне не позволено.

- Ну как, вам понравилось? - спросил Альфред.

- Виконт играет... неплохо. Брали уроки?

- Нет. Играть меня научила... - вампир замолчал, потом продолжил, тщательно подбирая слова, - научили в детстве.

- Кто поставил вокал?

- Никто. Просто я люблю петь в ванной.

Призрак сердито махнул рукой.

- Невозможно. Так петь никогда не научишься, если просто мурлыкать мелодии в ванной.

- Это зависит от того, сколько времени там проводить.

А ведь он действительно прав, подумал Эрик. Если у тебя в запасе вечность, можно научиться решительно всему. Будь он сам бессмертным, то не только дописал бы "Дон Жуана", но и создал еще столько прекрасного! С другой стороны, раз уж вампирам не нужно торопиться, чтобы закончить дело в отведенный срок, то вряд ли они могут по-настоящему порадоваться свершениям. Все равно что пробежать марафон или пройти его пешком, время от времени устраиваясь на пикник. Вкус успеха всегда будет пресным.

Хотя играл виконт действительно хорошо, позволять этой парочке крутиться возле органа было так же глупо, как доверить годовалому карапузу фарфор Веджвуд. Со вздохом Призрак произнес:

- И все же, отойдите от органа и не приближайтесь к нему более. Не хватало еще, чтобы вы его сломали.

Понурившись, Герберт исполнил эту просьбу, бросив на орган прощальный взгляд и нежно погладив его по клавишам. Теперь вампиры смотрели на Призрака глазами печальных котят, и он почувствовал, как в груди зашевелилось сострадание.

- Если хотите, я возьму вас на экскурсию по Опере, - предложил он. - Например, у нас такая интересная кочегарка, я мог бы рассказать про строение печей. Или же пойдемте посмотрим гидравлические механизмы.

Вампиры просияли, когда описание всех этих интригующих достопримечательностей было прервано появлением Куколя.

- Никуда мы сейчас не пойдем. Мне нужно серьезно поговорить с вами, Эрик, - нахмурился горбун. - Почему вы не рассказали про письмо?

- Письмо? Не понимаю, что вы имеете в виду!

- Письмо, - терпеливо пояснил Куколь, - это знаковая система закрепления мыслей, позволяющая передавать их на расстояние. Но сейчас я говорю о конкретном письме. О том, что вы отправили мадам Жири. О том, в котором вы пообещали, что Мег станет императрицей.
  
  
   Глава 17

Перво-наперво следовало заняться камуфляжем. К счастью, за кулисами Куколь наткнулся на рабочего, который мирно спал, завернувшись в задник с изображением звездного неба. Над головой мужчины клубились алкогольные миазмы. Без особого труда горбун снял с него потрепанную кепку и жилет, весь в разводах краски, будто его использовали в качестве палитры. Не открывая глаза, рабочий лишь перевернулся на другой бок, пожелав какой-то мадам Бек подавиться его жилеткой, раз уж за квартиру ему все равно платить нечем.

Ведро с засохшей известкой и малярная кисть были завершающими штрихами костюма. Теперь можно смело разгуливать по Опере и совать нос в решительно любое дело, потому что наряд рабочего - это пропуск куда угодно. На такую мелкую сошку никто не посмотрит дважды. Даже если сия персона отличается столь экзотической внешностью.

Куколь прогулялся по коридорам, то и дело ненавязчиво заглядывая в открытые двери. Так, он прошел мимо гримерки примы Ла Сорелли и увидел, что вся комната была увешана подковами, крестами, медальонами и вырезками из газет религиозного содержания. Шерлок Холмс, посетив это помещение, решил бы, что его обитатель или профессиональный налетчик на кузни, или же оптовый торговец реликвиями. На самом деле, суеверная итальянка пыталась обезопаситься от нечистой силы, воплощением которой являлся Призрак Оперы. (А он и вправду обходил ее грим -уборную за сотню лье. Пусть священные предметы и не имели над ним силы, зато подкова, запущенная в голову, оставляет шишку.)

Следующей остановкой на пути трансильванского разведчика был зал для репетиций, с высокими окнами и роялем в углу. Очевидно, что перерыв все еще продолжался, потому что девочки, вместо того чтобы отрабатывать па, сгрудились у двери и делили плитку шоколада. Услышав шарканье ног, балерины встрепенулись, но тут же захихикали и принялись дразнить рабочего, высунув коричневые языки.

У станка стояла только одна девушка и поднимала левую ногу, вверх-вниз, вверх-вниз, как взбесившийся циркуль. От нее пахло потом и тальком. Черные липкие кудри так и лезли в рот, и девушка сердито смахивала их рукой. Такое упорство Куколь замечал только у молодого господина, когда перед Балом он часами просиживал за туалетным столиком, расчесываясь или нанося румяна. И прежде чем закрыть за собой дверь, он украдкой смотрелся в зеркало, а взгляд у него был такой же, как сейчас у юной Жири...

... словно на мгновение правила игры изменятся...

.. и он наконец пожнет плоды своих усилий...

...и она добьется всего благодаря одному лишь трудолюбию...

Пресытившись скучным рабочим, который не реагировал даже на самые зловещие гримасы, девочки принялись за свежие оперные сплетни. Тему их дискуссии не трудно было угадать. Разумеется, прерванная помолвка Кристины Даэ! В первую очередь это означало, что папка озаглавленная "Рауль де Шаньи" снова перемещается в картотеку потенциальных женихов. Но Сесиль Жамм остудила всеобщий энтузиазм, сказав ,что бедняга виконт во-первых собрался в полярную экспедицию, а во-вторых помутился рассудком. Да и граф Филипп, не в силах наблюдать за терзаниями брата, перешагнул грань безумия. Он тоже записался в эту экспедицию, мотивируя свое решение тем, что среди снегов не растет солодка, а полярной ночью так темно, что не различишь никаких цветов. Тем более розового. Теперь братья бегали по магазинам, запасаясь шубами, а с их лиц не сходили широчайшие улыбки, будто де Шаньи собрались в Ниццу, а не в промозглый пингвинний угол.

Иными словами, оба сошли с ума.

Затем центром беседы стал катализатор этих событий, Призрак Оперы. Страшно даже подумать, как он шантажировал Кристину, как угрожал и запугивал ее, чтобы она вновь покорилась его воле! Согласно единодушному мнению, Кристина держалась молодцом. На все расспросы она лишь застенчиво опускала глаза и шептала, что готова пожертвовать жизнью ради спасения его заблудшей души.

Таким образом, определился следующий пункт назначения. Куколь надеялся проскользнуть мимо гримерки Кристины незаметно, походя подслушав что-нибудь важное, но не тут то было! Певица обладала идеальным слухом. Как только за дверь послышались чьи-то шаги, она выглянула в коридор и... Ее губки задрожали, словно лепестки на ветру. На ресницах появились слезы размером в несколько каратов. Печально вздохнув, девушка подошла к горбуну, издавшему хриплые приветственные звуки, и погладила его по голове. Из последующей получасовой речи Куколь узнал, как несладко ему живется в этом холодном, жестоком мире, но теперь все горести позади, потому что у него появилась подруга, которой нет дела до его омерзительной внешности. Затем девушка угостила нового знакомого рахат лукумом, в следствии чего язык Куколя прилип к гортани, так что произносить нечленораздельные звуки сделалось еще проще.

И тут на лбу у горбуна выступила испарина.

Потому что мадемуазель Даэ, мечтательно улыбнувшись, предложила ему воды.

О нет.

Похоже, она тоже прочла сочинение мсье Гюго.

О нетнетнет.

Будучи особой романтичной, Кристина захочет разыграть эту сцену в полном соответствии с каноном. Но вода там фигурирует только в конце главы! У Куколя не было ни малейших сомнений, что в гримерке мадемуазель Даэ припрятаны и колесо, и плеть - специально для таких случаев.

- Ах, это мне? Как мило!!!

К счастью, на Куколя так и не обрушилась семейная карма, потому что внимание девушки отвлек Додо. Котенок приближался к хозяйке, держа в зубах цветок. Правда, цветок находился в петлице фрака, который волочился за котенком по земле, дюйм за дюймом теряя цвет и лоск. Подбежавший мсье Ришар попытался изъять свое имущество, а мсье Моншармен одарил певицу недобрым взглядом. Прячась за спиной у коллеги, разумеется. Но предвосхищая возможный конфликт, девушка сообщила, что Додо не выносит громких криков. Они расшатывают ему нервную систему. А успокоить его может лишь одно - возможность залезть на чей-нибудь письменный стол и в клочья изорвать парочку ценных бумаг. И вообще, чем г-н Ришар думал, когда засовывал в петлицу олеандр? Этот цветок опасен для кошек. По милости директора, Додо мог отравиться!

Понурые, директора удалились с поля боя. Ради любопытства, горбун проследил за ними до самого кабинета и увидел, как Моншармен обработал спиртом исцарапанную руку напарника, а потом прижал ее ладонью к своей щеке.

Ложу номер пять Куколь оставил на десерт. Хотя вряд посещение этой ложи будет сродни поеданию мороженного. Но собравшись с силами, он все же шагнул в открытую дверь, подпертую ведром. Значит, мадам Жири неподалеку. Главное, не дать билетерше застать его врасплох...

Чьи-то сильные руки схватили Куколя за шиворот, подняли над землей, вышвырнули в коридор. Потирая ушибленное колено, бедняга взглянул вверх и узрел разгневанное лицо мадам Жири.

- Объясни-ка, милый друг, чего это ты делаешь там, где тебе не положено находиться?

- Арррх... грррр, - и горбун растянул щербатый рот в виноватой улыбке.
  
   Его смирение несколько охладило женщину. Порывшись в ридикюле, она протянула ему грош.

- На вот, приложи ко лбу. Только не забудь потом вернуть... И не сердись, хорошо? Я немного погорячилась. Ты здесь, верно, новенький?

Кивок.

- И кто-то из рабочих сказал, что наведаться в ложу номер пять - это хороший способ провести досуг?

Утвердительный хрип.

- Мне опять предстоит серьезный разговор с Моклером, - мадам Жири поджала губы.

Повинуясь модным тенденциям, осветитель Моклер на пару с разнорабочим Жозефом Буке основали в Опере масонскую ложу с красивым названием "Золотой Рубанок." Поскольку устав зиждился на неограниченном потреблении алкоголя с последующим дебошем, рабочие записались туда поголовно. Ну а в качестве инициации каждый новый член тайного общества должен был посетить зловещую ложу номер пять.

Причем ложа заработала такую репутацию не столько потому, что там обитал Призрак Оперы, а скорее потому, что ее обслуживала мадам Жири.

Тем временем билетерша, настроенная на филантропический лад, достала из сумочки мясной пирог, разломила и протянула половину горбуну. Тот невольно закрыл глаза от наслаждения. Пирог просто таял на языке. Удивительно, как можно изваять такой шедевр из муки, маргарина и, скорее всего, третьесортного мяса.

- Больше не сердишься? - подмигнула ему женщина. - Позволь мне дать тебе совет - никогда не заходи в эту ложу. Она принадлежит Призраку Оперы! Слыхал про такого? Вот-вот. Поверь, ты не хочешь его разозлить, последствия будут кошмарные!.. Только не думай, что наш Призрак такой уж злой. Скорее наоборот. Хотя меня так раздражают его глупые проверки!

- Гррххх?

- Иногда помимо моих чаевых , он оставляет в ложе несколько сотен франков. Вот так же хозяева прячут под ковер монету, чтобы проверить служанку. Если монета исчезнет - значит, она воровка, а если останется на месте - значит неряха, ленится лишний раз вытрясти ковер. Но неужели Призрак думает, что я прикарманю его деньги? Да за кого он меня принимает, хотелось бы знать?

- Хрррмммм!

- Ну хоть ты понимаешь, как мне обидно. А еще наш Призрак ужасно забывчивый. Постоянно забывает на креслах разные безделушки - перчатки, флаконы духов, черепаховые гребни. Однажды даже забыл веер, такой красивый, что с ним и на придворный бал поехать не стыдно. Это подарки для его дамы, - пояснила билетерша. - Я иногда думаю, какой должна быть дама его сердца. Ведь у Призрака утонченный вкус, иначе б он поселился не в Опере, а в кабаре. Да, у его дамы изящная фигура, маленькие руки, которые хорошо смотрятся в тех кружевных перчатках. Она непременно носит платья из шелка - черного и гладкого, как ночное море. Ее корсаж украшает роза. Цветы я здесь тоже находила - бархат этих портьер не идет в сравнение с их лепестками! И она чуть прикрывает лицо тем веером... хотя вру, зачем ей прятать лицо. У нее фарфоровая кожа и все зубы на месте... Ну да хватит сантиментов! Мне, собственно, какая разница, я все равно больше эту ложу не обслуживаю? Сегодня последний вечер, а завтра меня переведут в третью.

- Ччччммм?

Оглядевшись по сторонам, билетерша засунула руку в лиф и вытащила письмо, потрепанное на сгибах.

- Вот это письмо я получила на днях от Призрака, - со скорбным пафосом провозгласила она. - Никогда не угадаешь, что здесь написано. Что моя Мег станет императрицей! Моя малышка! Императрицей! Представляешь, каково матери прочесть такое?

- Аррххх?

- Неудивительно, что после этого я не желаю иметь с Призраком ничего общего! Ни-че-го!

Куколь надеялся, что билетерша объяснит свою странную реакцию, но вместо этого женщина напустилась на него:

- Ты все еще здесь? Вот интересно, за что тебе деньги платят,? Иди займись чем-нибудь полезным! Ну же, иди! И возьми мою половину пирога. Да не нужно мне твоих благодарностей! Я все равно не стану есть после того, как ты обмусолил этот кусок своим голодным взглядом.

Мадам Жири посмотрела вслед ковылявшему горбуну. И чего ее дернуло выплескивать душу перед посторонними? Пора бы успокоиться уже. Ведь Призрак не с ней миндальничает. От людей-то не приходится ждать ничего хорошего, а тут привидение.

А так даже лучше! Это письмо было хорошим поводом, чтобы попросить директоров перевести ее на новое место. Те лишь обрадовались, что у призраковой сообщницы больше не будет доступа в ложу номер пять.

Она бросила на ложу прощальный взгляд. Пусть кто-то другой приносит Призраку скамеечку для ног, а в награду лопает английские конфеты. Хватит с нее и бестелесных голосов, и суеты с конвертами, и нагоняев от директоров - все, баста! У нее есть задачи насущнее, чем всякие шпионские игры. Нужно сшить Мег новое платье из обносков двух старых, отложить деньги на пасхальный обед, поменять наконец обои в квартире - а то на них до сих пор встречаются надписи вроде "Мир хижинам, война дворцам" и "Генерала Бонапарта в консулы!" Да много еще разных дел, скучных и бесцветных, которые тянутся день изо дня и никогда не приносят удовлетворения.

И пускай в этом мире нет места фантазиям, какой с них прок! Воздушные замки - слишком ненадежное жилье. Любая каморка с прохудившейся крышей лучше, чем дворец, построенный из пустых мечтаний.

И... и в конце-то концов, ей уже сорок! Тоже не первая молодость. Даже и не вспомнить, что произошло раньше - она начала носить бесформенные чепцы или весь театральный люд стал звать ее "матушкой Жири"? Или оба события совпали? В любом случае, куда уж ей тягаться с юными красотками вроде Кристины Даэ? Все равно что крестьянской лошадке участвовать в забеге с чистокровными скакунами. Только людей насмешишь. Так что пора отодвинуться в сторону. Прежде чем чувства станут препятствием хорошей службе, прежде чем она натворит таких глупостей, что даже в гробу уши будут гореть от стыда...

За годы службы мадам Жири каких только сокровищ не находила в креслах! Портсигары с гербами, кольца, ожерелья и даже диадемы, девичьи записные книжки в бархатных обложках и портфели с государственными бумагами. Один раз билетерша даже обнаружила заряженный револьвер, а в другой - кружевные чулки. Сохрани она эти предметы, впору было открывать галантерею. Но мадам Жири, поохав и покрутив роскошь в руках, исправно сдавала все контролеру.

Она поступилась своими принципами только раз.

Никогда еще ей не хотелось присвоить что-то так сильно, как тот дурацкий веер из ложи номер пять.

***

- Ах, то письмо? Ну д-да, написал, - пробормотал Призрак, - но право же, я лишь хотел подарить ей немного счастья! Кто мог подумать, что она так отреагирует? Теперь мадам Жири, конечно, считает меня лжецом, поэтому и знаться со мной более не желает.

- Мне кажется, она подумала кое-что другое, - начал Куколь, но виконт фон Кролок предупредительно поднял руку, заставив слугу замолчать.

- Какая теперь разница, что там подумала мадам Жири. Нужно решить главную проблему - как сделать Мег императрицей. И тогда ее матушка перестанет дуться. Тааак. У кого есть знакомый император, или на худой конец крон-принц?

- У меня нет, - виновато ответил Альфред.

- Простите, сударь, но будет гораздо проще, если Эрик пойдет и объяснится со своей возлюбленной. Расскажет ей о подоплеке своего обещания. Не сомневаюсь, мадам Жири все поймет.

- Ну конечно же я к ней не пойду! - заявил Эрик. - Увидев незнакомца в маске, она убежит. Или того хуже - решит обороняться. Как я ей докажу, что я тот самый Призрак? И... и о чем мы с ней будем говорить?

Горбун пожал плечами.

- Стало быть, гора должна сама прийти к Магомету. Это тоже возможно. Вам всего лишь понадобиться взрывчатка.

- Зачем?

- Чтобы взорвать Оперу в случае, если мадемуазель Даэ откажется выйти за вас замуж после того, как вы похитите ее во время представления.

Как по команде, слушатели склонили головы набок и уставились на горбуна неверящими глазами. Стиснув зубы, Эрик выдохнул:

- Да, Куколь, в чувстве юмора вам не откажешь.

- Ты уверен, что на тебя не свалилась какая-то декорация? - спросил Альфред с искренним сочувствием.

- Да ты, вижу, совсем рехнулся! - воскликнул Герберт. - Зачем Эрику взрывать свой собственный дом? Он же эту Оперу своими руками строил!

- Именно! - согласился Призрак. - А уж похищать Кристину - это полнейшее безрассудство. Неужели вы думаете, что после этого она не выйдет за меня замуж? Очень даже выйдет! Ведь это романтичный поступок. Похищение во время представления - это первый шаг к тайной свадьбе в полутемной готической часовне! И вообще, причем здесь мадам Жири?

- Если позволите развить моя идею, - попросил вампирский камердинер, - все станет ясно...

Внезапно раздался грохот. Судя по всему, кто-то высаживал входную дверь плечом. Вскоре последовало и объяснение.

- Открывай немедленно, сын шайтана! Слышишь? Сию минуту!
  
  
  
   Глава 18

- Эрик, я знаю что ты дома! Все равно никуда не денешься!


- Должно быть, дверью ошиблись, - предположил Альфред. Призрак неловко поерзал в кресле.

- Снова взялся за старое?! Уж не знаю, как ты запугал эту маленькую пери, но она опять твоя пленница! Ничего, сейчас я до тебя доберусь.

- Это она?

Как только послышался шум, виконт фон Кролок прыгнул за диван и теперь робко выглядывал из-за спинки.

- Нет, это он, - обреченно сказал Призрак.

- Кто?

- Какая разница, кто! Просто не откроем и все тут.

- Я вытяну из тебя все жилы, сплету из них веревку и тебя же на ней повешу! Вниз головой!

Грохот стих, сменившись ожесточенным скрежетом.

- Интересно, носит ли наш безымянный гость при себе холодное оружие? - навострив уши, спросил Куколь.

- Носит, вообще-то. Кинжал. А что...

- Этого и следовало ожидать, - вздохнул горбун. - Похоже, он осознал все тщету своих предыдущих попыток и просто решил снять дверь с петель, используя кинжал в качестве отвертки...

- Тогда план меняется. Вы двое - пойдемте со мной в спальню...

- В спальню? О, с удовольствием, - промурлыкал виконт, выбираясь из-за дивана. - А что мы там будем делать?

- Траншеи рыть, - Призрак передразнил его кокетливый тон, - а вы, Куколь, отоприте и скажите, что меня нет дома. Пусть оставит визитку и проваливает с глаз долой!

Когда Призрак в сопровождении недоумевающих вампиров скрылся в комнате, горбун повернул ключ в замке, дернул дверь на себя и проворно отскочил в сторону, потому что в прихожую тут же ввалился оккупант. Им оказался смуглый черноволосый мужчина невысокого роста, во фраке и с феской на голове. Потеряв равновесие от неожиданности, гость рухнул на пол. Затем, ругаясь на непонятном наречии, начал вытаскивать кинжал, застрявший в паркете. Минуты три он подражал королю Артуру, но наконец засунул чуть погнувшийся кинжал за пояс и свирепо воззрился на Куколя.

Тот поклонился.

- Добрый вечер, мсье.

- А по мне так просто отвратительный вечерок, - буркнул гость. - Где Эрик?

- Господина в настоящий момент нет дома.

- Господина? Ах, вооот оно что! Он уже и прислугу нанял. Вьет семейное гнездышко, ничего не скажешь.

Незваный гость проследовал в гостиную, сел на диван, положив феску на журнальный столик, схватил газету.

- Ничего, я подожду! Отдохну, наберусь сил для предстоящего разговора, - для пущей убедительности он побоксировал воздух. - Эй, любезный! Пока я жду, свари мне кофе.

- Только если вы пообещаете не выливать эту жидкость за шиворот мсье Эрика, - невозмутимо отозвался горбун.

- Ну и подавись своим кофе, крохобор.

Между тем Эрик вынул из секретера заветную бутылку абсента и налил три рюмки.

- Угощайтесь. Все равно мы здесь надолго. Раз он пришел, то до утра проторчит... Кто-нибудь хочет в вист сыграть? В шарады?

- Может объясните, кто это такой? - спросил Герберт и широко распахнул глаза, когда Альфред лихо опрокинул рюмку и с видом мрачной решимости потянулся за новой. Похоже, вечеринка в доме де Шаньи была первым булыжником на его стезе порока.

- Долгая история. Но поскольку нам нужно скоротать как минимум часов 10, то слушайте. Много лет назад я служил придворным архитектором в Мазандеране, что в Персии. Однажды шах попросил, чтобы я построил самый грандиозный и ослепительный дворец в мире! Это входило в его программу по привлечению туристов. Я был окрылен! К тому моменту мне уже наскучило проектировать камеры пыток для старшей жены шаха...

- Бедняжка! - всхлипнул Альфред. - За что ее так?

- Я имел в виду, по ее заказу.

- Так вы специалист по камерам пыток? - обрадовался виконт фон Кролок, мимоходом хлопнув Альфреда по рукам и отняв у него четвертую рюмку. - Как мило! Знаете, моя дыба в последнее время стала тарахтеть, не подскажете, что нужно сделать?

Ответом ему стал убийственный взгляд янтарных глаз Эрика. С таким же успехом виконт мог попросить салонного живописца покрасить забор.

- Я не имею дела с такими примитивными механизмами, - отчеканил Призрак, - мои камеры пыток были шедеврами! Жертвы визжали... от восторга и просились внутрь по второму кругу. Но вернемся к строительству дворца. Когда он был закончен, мне пришлось бежать из Мазандерана. Дело в том, что шах приказал выколоть мне глаза и отрубить руки по локоть, чтобы я больше не мог ничего построить!

Ответом ему стало шокированное молчание. Хотя разные случаи бывают. Например, поставил архитектор чашку чая на чертеж дворца, а в результате всю парадную залу занимает гигантский круглый бассейн...

- Что, настолько плохо получилось? - спросил Герберт сочувственно.

- Наоборот! Слишком хорошо. Тадж Махал по сравнению с мои творением казался милым коттеджем сельского старосты. Но шах испугался, что Эрик может построить подобный - или лучший! - дворец другому правителю и решил избавиться от талантливого архитектора... Не то что бы я не предвидел эти события и не принял меры.

Призрак самодовольно ухмыльнулся. Шаху следовало знать, что ссориться со строителями - себе дороже. Предвидя грядущие события, Эрик тайком замуровал в стены пустые бутылки, которые при попадании в них ветра создают интересные звуковые эффекты. Так что в ненастную ночь дворец напоминал концертный зал, в котором хор баньши исполняет наиболее жалостливые баллады. Теперь половина казны уходила на нюхательные соли для наложниц.

- Так вот - господин, который сейчас сидит в гостиной и берет меня измором, в те годы служил мазандеранским начальником полиции. Я до сих пор называю его "дарога". Его любимым занятием было следить за мной. По его собственным словам, никогда еще слежка не приносила такого удовольствия... Правда, под конец его агентура сильно поредела, потому что лично мне слежка никакого удовольствия не доставляла, - сострил Эрик. - Ну а когда я был вынужден скрыться из страны, дарога так затосковал, что подал в отставку и приехал в Париж, чтобы проводить дни, предаваясь любимому хобби. Особенно он любит следовать за мной по городу, даже приобрел себе пальто с высоким воротником, чтобы скрывать лицо. Только феску забывает снять. А вообще он славный малый, - вздохнул Призрак, присаживаясь на кровать, - только вот вбил себе в голову, что я шантажирую Кристину Даэ, так что его долг спасти несчастную девочку от моих козней. Он не уйдет, пока не объяснит мне, какой же я все таки негодяй.

- Он уйдет через 5 минут, - провозгласил Альфред неожиданно твердым голосом. Выпитый абсент уже добрался до его мозга и подначивал на всякие приключения.

- Полно вам! У него терпения на целый клуб любительниц макраме.

- Я могу его з-заставить.

- Вот только ваших вампирских штучек не хватало, - поморщился Призрак, - я только что поменял обивку на мебели, а кровь с бархата попробуй отмой.

- Нет, он уйдет по собственному желанию. Через пять минут. Хотите поспорим? Если вы проиграете, то разрешите Герберту музицировать на органе.

- А если выиграю?

По смущенному лицу Альфреда было заметно, что такой вариант еще не приходил ему на ум.

- Тогда... тогда я вам посуду помою... ту, что осталась.

- Cheri, что ты задумал?

- Увидишь! - его глаза сверкнули нездоровым энтузиазмом. - Эрик, у вас найдутся духи с таким крепким сладким запахом? Пачули, например? Сандал?

- Да за кого вы меня принимаете? - вспыхнул хозяин подземелий. - Хотя Кристина, кажется, оставила флакончик своих.

С этими словами он вынул из секретера граненый флакон из пурпурного матового стекла. Не долго думая, Альфред вылил себе на голову почти пинту духов, тщательно втерев их в волосы. После торопливо расстегнул рубашку на груди.

- Это хорошо, что ваш знакомый живет в Европе уже много лет. Значит, мы читали одни и те же книги.

С той лишь разницей, что Персу не приходилось писать по ним конспекты. Зато в школе Альфреда сочинения на тему "Как найти и обезвредить человека, который увлекается тем-о-чем-вам-и-знать-не-следует" были не редкостью. Причем обладателей мелкого, изящного почерка с завитушками оставляли без обеда.

... Шагнув из кухни в гостиную, Куколь вдруг изменил свое решение. Он попятился и, спрятавшись на буфетом, отхлебнул теплого чая, приготовленного для гостя. Потому что процентное соотношение здоровых и безумцев в этом доме качнулось в пользу последних.

А дарога, погруженный в криминальную сводку, даже не заметил появившегося юношу, который дружелюбно помахал ему рукой. Еще бы, ведь в статье описывалось леденящее душу преступление - кража веревки с бельем. Поскольку белье было женским, журналист назвал этот инцидент "преступлением против религии, моральных устоев и основ государственности."

- Здравствуйте, сударь... - Альфред осекся и решил поприветствовать Перса витиевато, как и подобает немертвому. - Пусть ваш вечер будет полон печали, глубокой словно... угольная шахта и черной словно... словно она же!

Не поднимая головы, дарога кивнул:

- Как приятно слышать разумные слова. А то неуместный оптимизм уже оскомину набил.

Затем он учуял пачули. Это обстоятельство резко изменило его отношение к происходящему.

- А вы, собственно, кто такой? Что здесь делаете? - по старинной привычке, Перс достал блокнот и авторучку, готовясь записать сведения о подозрительном субъекте...

... от которого разило духами, как от парфюмерного магазина после сильнейшего землетрясения.

- Мы с другом снимаем здесь комнату, - вдохновенно выпалил Альфред,

- У Эрика?

- Ну да. Сами понимаете, сейчас 20 тысяч франков уже не та сумма, что была лет пять назад. Ему понадобились дополнительные источники фи-нан-си-ро-вания, - юный вампир старательно произнес по слогам мудреное слово, одновременно присаживаясь на диван рядом с гостем. Тот немедленно отодвинулся.

- Интересно, в Опере знают, что Призрак устроил здесь доходный дом? - пробурчал дарога. - И в этот вертеп он собирается привести бедную Кристину?

- Если вы насчет нас, то мы не причиним ей вреда! - пообещал Альфред.

Но и это утверждение Перса не успокоило. Скорее наоборот. С растущей подозрительностью он покосился на незнакомца, который, обнаружив на столе блюдо с апельсинами, выбрал самый крупный и задумчиво принялся его чистить. Перочинный нож плавно скользил по кожуре, оставлялся за собой оранжевую с налетом воска спираль.

(При обычных обстоятельствах, даже во время такой незамысловатой процедуры Альфред нагибался бы раз десять, чтобы подобрать или уроненный апельсин, или нож, или свой мизинец. Но сегодня ставка была слишком высока. Кроме того, абсент все еще бурлил у него в голове, словно пар в машине Уатта , вырабатывая энергию для новых свершений).

Перс между тем зачарованно глядел на апельсиновую дорожку, понимая, что она ведет его прямиком к психологической травме.

Нельзя сказать, что этот господин был робкого десятка. Чтобы продержаться на службе в мазандеранской полиции, нервы должны быть чуть толще корабельных канатов. На службе дарога повидал всякое - несколько подавленных мятежей, пару-тройку политических покушений и эпидемию чумы. Однажды ему даже пришлось выяснять, кто украл у старшей жены шаха ее любимые шаровары для занятий танцем живота. Допросы длились 10 лет. А когда искомый предмет был обнаружен - под ее же софой - старшая жена вдруг разлюбила танцы и увлеклась вышиванием гладью. Эпопея с подушечкой для иголок была не за горами...

Тем не менее, все вышеперечисленные события просто меркли в сравнении с происходящем. Дарога почувствовал, что отныне его ночные кошмары будут иметь определенную форму (круглую), цвет (оранжевый) и даже стандарт поведения (они будут строить глазки).

Перс принялся нервно насвистывать.

- Завидую вам, - отозвался Альфред, послав в сторону гостя сладкую улыбку, - у меня от рождения не получается свистеть. Зато этот недостаток компенсируется моим красивым почерком. Хотите апельсин?

- Нет, спасибо! - мужчина уже отодвинулся на самый край дивана, в любую минуту готовясь пересесть на ковер... на ковер, что находится в его квартире на рю Риволи.

- Уверены?

- Просто я не хочу перчатки запачкать.

- Я могу угостить вас так, что вы вообще не запачкаете пальцы, - предложил юноша, одним движением пододвинувшись поближе к гостю и положив голову ему на плечо. Пораженный жуткой догадкой, Перс сдавленно вскрикнул.

Ему вторил голос из-за двери спальни.

- Ты что себе позволяешь?!.. Эрик, не выкручивайте мне руки!.. Немедленно прекрати, слышишь? Иначе я... я с тобой разговаривать не буду!

- Это мой друг, - флегматично заметил Альфред, облизывая сок с губ. - Не обращайте внимание на его резкий тон. Он хоть и ревнивый, но очень милый. Зря люди прозвали его Мясником. Всего-то парочка трупов - ну ведь это еще не повод для такой бессовестной клеветы?

- Я, пожалуй, пойду.

Дарога метнулся к двери, но реакция вампиров значительно быстрее человеческой, и Альфред перегородил дверной проход.

- Куда же вы? Давайте ждать Эрика вместе - вы, я и мой друг. Поверьте, он не доставит вам хлопот. Главное, вовремя отобрать у него скальпель...

Но ответом стал одновременный хлопок двух дверей - входной, закрывшейся за дарогой, и двери в спальню. Оттуда немедленно выскочил покрасневший Герберт. Глаза вампира метали молнии, достаточные, чтобы поджечь и спалить влажный экваториальный лес. Призрак Оперы казался не менее потрясенным. Подойдя к столку, он поднял за кисточку головной убор Перса.

- Он и феску забыл, хотя даже в баню в ней ходит! - Призрак покачал головой, затем печально вздохнул. - Виконт, только не вздумайте что-нибудь сломать. Клавиши и кувалда - это очень плохое сочетание. И если я увижу, что вы залили в органные трубы воды - просто чтобы послушать, как она там булькает-...

Герберт прервал свое занятие - удушение неверного любовника - и удивленно приподнял бровь.

- Значит, он сделал это для меня? Чтобы я мог играть на органе? О, Альфред, милый, это правда?

- Та! - прохрипел юный вампир, чье горло по-прежнему было крепко сдавлено, - Мде тышать нефем.

- Зачем тебе кислород, ты все равно немертвый... Ах, но это так неожиданно! Мое сердце просто разрывалось от ревности, какие только мысли не приходили в голову в те ужасные минуты, я думал, что ты решил проверить мои чувства, но ты же знаешь, что моя любовь к тебе крепче и чище алмаза... ты чего так сопишь, mon ami? А, ну да... Кстати, у тебя так здорово получилось его напугать! Восхитительный вышел спектакль, ты собрал воедино все стереотипы. Не удивительно, что он бежал отсюда, словно монахиня из кабака.

- Спасибо, - застенчиво ответил Альфред, потирая освобожденное горло, - просто я старался подражать тебе.

Улыбка виконта скисла.

***

Гроб был пуст. Сначала он решил, что это дело рук похитителей тел. Откуда ему было знать, что похитители тел - желанные гости в вампирском склепе? Все равно что завтрак в постель.

Но вскоре Люси нанесла несколько визитов, не отличавшихся особым дружелюбием, и тогда все сомнения относительно ее статуса развеялись. Она стала вампиром. Следовательно, отпала необходимость обращаться с ней, как с человеком.

Теперь все было значительно проще.

Можно было без приглашения войти в ее склеп - фактически, в ее будуар! - посреди бела дня и посмотреть, чем же она занимается. Что, собственно, и сделали профессор ван Хельсинг и его помощник Джек Сьюард. Поднять крышку саркофага было несложно, а когда пред их глазами предстало тело Люси, даже профессор ламиеологии не сдержал вздоха.

Девушка - вернее, упырица - лежала с закрытыми глазами, подложив правую руку под голову. На ней была просторная сорочка с кружевной манишкой и кремовыми лентами, волосы были скрыты под чепчиком. Казалось, Люси устала после конной прогулки и прилегла вздремнуть перед вечерним суаре. Мужчины боялись шелохнуться. Чего доброго, разбудят юную леди. Тогда, позвонив в колокольчик, она прикажет лакею вышвырнуть на улицу нахалов, которые бесцеремонно влезли в ее личную жизнь.

Но чтобы прогнать это наваждение, достаточно присмотреться повнимательнее. И можно увидеть, что кожа мисс Вестенр неестественно бледна, а на губах, слишком алых для благонамеренной девушки, играет улыбка.

Неловкость уступила место праведному гневу. Как смела она улыбаться столь безмятежно? После всего, что произошло? После ее падения? Ведь Люси не просто переступила через приличия, но и мимоходом вытерла о них ноги! Встречаться по ночам с незнакомцем! В Ирландии ее, верно, сослали бы в прачечную за такие похождения.

Но Люси была Люси. Ей все всегда сходило с рук.

За исключением тех детей, разумеется. Здесь она зашла слишком далеко. В нескольких газетах уже появились статьи о детях со следами укусов на шее - по словам малышей, эти следы оставила странная дама в белом. Конечно, судьба оборвышей, что бродят по улицам в темноте, не особенно волновала кого-то. Кроме того, все они остались живы... но какая разница?

Улыбка по-прежнему не сходила с ее губ. Люси казалась заколдованной принцессой, ожидающей своего спасителя. Ну и пусть она она проколола кожу не на пальце, а на шее. Вечно юная, принцесса спит в высокой башне, а река времени раздваивается вокруг ее ложа и огибает его, чтобы не нарушить ее покой. И когда-нибудь герой коснется этих холодных уст и вернет ее из мира немертвых в мир живых...

- Джек, опять витаешь в облаках? Нам нужно известить Артура Холмвуда. Он и так считает меня шарлатаном. А теперь решит, что мы похоронили его невесту живой, в стиле рассказов мистера По. Вот пусть сам придет и убедится. Он теперь душеприказчик семейства Вестенр, так что пусть решает сам, что делать дальше.

Доктор Сьюард закусил губу. О да, куда же нам без Артура? А он, конечно, рассудит правильно. Покричит для вида, постучит кулаком в грудь, произнесет пару дежурных фраз про поруганную любовь, а потом согласится уничтожить ее. Теперь, когда ее мать, миссис Вестенр ,завещала счастливчику Артуру все свое имущество, зачем ему Люси? Она и при жизни-то доводила его до умопомрачения. Чего стоят многочасовые набеги на магазины, когда ему приходилось тащить за ней горы шляпных коробок? Пересказы последних сплетен графства, сводившихся к тому, что кто-то опять сел на чью-то болонку? Балы, на которых Люси требовала новую кадриль, пока остальные танцоры оплакивали свои туфли, протертые насквозь? Чтобы общаться с Люси, нужно обладать бесконечным терпением. И это с живой Люси! На что она способна после смерти? Не проще ли позволить доктору Хельсингу закончить его работу, а самому насладиться ролью убитого горем жениха? Конечно Артур все решит как надо!

И все же ван Хельсинг был прав. Люси Вестенр перестала существовать. Осталось только ее тело, маска, под которой скрывалась нежить.

Так что все шло по плану. В склепе была устроена засада, и теперь они - Хельсинг, Артур Холмвуд, он сам и этот полоумный американец - притаились у саркофага. Долго ждать не пришлось. На ступенях вскоре появилась женская фигура в белом. Охотники подались вперед, потому что в руках вампирша держала хныкающего малыша, на которого смотрела с плохо скрытым раздражением. Оставалось лишь дождаться, когда она укусит свою жертву, чтобы застать Люси с поличным.

По закону жанра, это должно было произойти с минуты на минуту.

Вместо этого, Люси вприпрыжку сбежала по ступеням.

- Эй, кто там прячется в углу? А, это вы, джентльмены. Как вы кстати! Кто-то оставил этого ребенка у кладбищенских ворот, он ноет уже битый час, все нервы мне истрепал. Еще и мокрый зачем-то. Значит так - быстренько отнесите его к сторожу, иначе он совсем замерзнет.

В одночасье все стало гораздо, гораздо сложнее...

   ***
  
- Ау, доктор Сьюард? Спите с открытыми глазами, да? Сразу видно, что в университете учились, - у самого уха раздался насмешливый голос Сары. Для пущего эффекта девица пошуршала анкетами, разложенными на ресторанном столе, на ресторанном полу и на ресторанном подоконнике. Официанты предупредительно обходили кипы бумаг стороной.

- Да-да, Сара, вы что-то говорили про генеалогическое древо вашего респондента.

- Нет, про генеалогическое древо я спрашивала полчаса назад. Да у фон Кролоков не древо, там целый бурелом получится. А сейчас хочу уточнить - нужно ли делать бертильонаж? Ну там, расстояние между глазами, длина клыков, размах крыльев?

- Думаю, антропометрия будет излишней, хватит и словесного портрета. Кстати, вы уверены, что этот ваш знакомый вампир в последний момент не откажется участвовать в опросе?

Девушка принялась лениво обмахиваться вопросником.

- Герберт, что ли? Нет, конечно. Он дворянин, свое слово сдержит. Кроме того, я знаю, где он живет.

- И где же, если не секрет?

- В Гранд Опере. Их с Альфредом приютил какой-то чудак, называющий себя Призраком. Говорят, у него есть ванна с горячей и холодной водой, и это в подземельях-то! Обязательно зайду и спрошу, как он этого добился.

Брови доктора взлетели вверх. Хотя чему удивляться? Подобное стремится к подобному. Похоже, одной пулей он сумеет убить рекордное число зайцев. То-то директора Оперы обрадуются.

- У вас есть еще вопросы, доктор Сьюард?

- Нет, - рассеяно ответил он, - вернее, да. Вы верите, что у каждой сказки должен быть счастливый конец?

Сара едва удержалась, чтобы не покачать головой. Вот это дела! С другой стороны, Сьюард практикующий врач, а значит, у него есть доступ к морфию, опию и спирту.

- Взять к примеру сказку о спящей красавице, -пояснил англичанин, массирую виски.- Слышали такую?

- Это та, где принцесса стащила у колдуньи веретено?

- Нет, она просто уколола палец...

-... о сворованное веретено! Не спорьте, пожалуйста, мне так бабушка рассказывала. А она была великим знатоком фольклора. Даже вампиры консультировались с ней относительно того, как им следует вести себя согласно канону. Так вот, бабуля говорила - посмотри, что происходит с девчонками, которые тащат чужое! Правда, перед этим я продала ее собственное веретено старьевщику за 5 грошей...

- Но ведь в конце спящую красавицу все равно спас принц? Его поцелуй вернул ей жизнь.

- Ну не знаю насчет поцелуя, - скептически хмыкнула девушка. - В бабушкином варианте фигурировало ведро холодной воды. А когда принцесса очухалась, они вместе пошли пропалывать сорняки, которыми за сто лет зарос весь дворец. И обрели счастье в труде.

- Пусть так, - чуть улыбнулся доктор, - главное, чтобы конец был счастливым.

Быстро собрав в охапку бумаги, Сары вскочила с кресла и кивнула собеседнику.

- С вашего позволения, я пойду себе. Час уже поздний. Да и вам советую как следует выспаться. Спокойной ночи, доктор Сьюард. Счастливых вам галлюцинаций... ой, то есть сновидений!
  
  
  
   Глава 19

А в сотнях миль от Парижа, в мрачном замке среди неприступных трансильванских скал почивал в своем саркофаге граф фон Кролок. Хотя какой уж тут сон? Вампир лежал, разглядывая трещины на каменной крышке своего ложа. Те ветвились и разбегались по сторонам, напоминая бассейн реки Амазонки на очень детальной карте. Хотя упыри сравнили бы этот узор с кровеносной системой.

Из-за отсутствия кислорода свеча давно уже погасла, а от чтения в темноте у него начиналась мигрень. Да и вообще, аристократы не должны читать без света, это удел нищих подмастерьев, которые не могут потратиться даже на лучину.

Летучие мыши, залетающие в открытую форточку, тоже закончились. Граф фон Кролок рассудил, что даже в спальню размером с городскую ратушу не сможет набиться больше чем 4 120 650 316 нетопырей. Кроме того, счет летучих мышей наводил на неприятные мысли. Вспомнить хотя бы полеты Альфреда, настолько зигзагообразные, словно бедный мальчик прыгал через невидимую полосу препятствий. Земное притяжение одерживало над ним верх - за исключением тех случаев, когда он застревал на люстре - и велика вероятность, что Альфред рано или поздно проткнет себе грудь, просто рухнув на чью-то зубочистку. И тогда сердце Герберта будет разбито.

Ох, не следовало их отпускать!

Вампир сжал виски, стараясь прогнать дурные мысли из головы. Сейчас бы прогуляться по замку, но увы, это лишь мечтания.

В это время дня склеп наполнен солнечным светом, таким же приятным и полезным, как раскаленная лава.

Кроме того, поблизости могут находится Шагал и Магда, для которых даже солнечный свет не помеха. Фон Кролок поежился. Однажды, спустившись на кухню в неурочный час, он наткнулся на этих двоих, в тот самый момент, когда они бурно выражали свою приязнь друг к другу. От этого зрелища глазам хотелось забиться поглубже в мозг. Рядом с Шагалом и его пассией даже изобретательные древние индийцы по чопорности соперничали с фрейлинами королевы Виктории. После этой сцены невозможно было без содрогания смотреть на большую часть кухонной утвари, а так же на скатерти, валик для белья и квашеную капусту. Бррр... А чего стоил эпизод в конце бала, когда Магда решила поделиться с гостьями своим опытом общения с представителями противоположного пола? Признаться, вампирессы не отличаются утонченностью нравов. Они привыкли, что любой праздник - будь то свадебный завтрак или именины престарелой тетушки - обязан заканчиваться оргией. Но... но... младшая дочь Влада, забывшись, осенила себя крестным знамением и долго еще каталась по полу, визжа от боли. Уши Кармиллы Карнштайн достигли такой температуры, что вспыхнул ее парик. А старушка Эржбета потребовала флакон нашатырного спирта. И приняла его внутрь, одним глотком.

Несмотря на все неприятности, которые в изобилии доставляли новые обитатели замка, граф и не думал их прогонять. Нужно нести ответственность за свои создания. Даже если они превратили Бордовый Кабинет в цех для самогоноварения.

Но Герберт... Как же быть с ответственностью за Герберта, которого он создал два раза?

Чтобы напомнить себе, почему в настоящий момент он находится в своем склепе, а не в поезде, следующем в направлении Парижа, граф фон Кролок должен открыть книгу своей не-жизни на самом начале.

... страницы прилипают к пальцам, а их шелест едва заглушает крики...

Добравшись до первой главы, вампир поколебался и, пролистав еще несколько страниц, углубился в Пролог.

Много лет назад жил да был граф со своей прекрасной женой...

Фон Кролок покачал головой. Уж слишком сильно все это напоминало сказку. Причем из современных, где феи порхают над ландышами или катаются на бабочках, а не таскают детей из колыбели. Невозможно, что бы все было действительно так. Настолько хорошо. С другой стороны, двести лет - достаточный срок, чтобы правда облеклась в сказочные одежды. И кроме того, если в начале повествования главные персонажи сидят за столом и ведут благостные разговоры, то в дальнейшем все закончится битвой на чайных ложках, а кто-нибудь выльет своему соседу горячий пунш за шиворот. У сказок с грустным началом есть шанс развиться в нечто положительное. А вот сказок с хорошим началом нужно опасаться.

В графских владения царили изобилие и порядок, слуги были преданны хозяину, а тот платил им добротой и снисходительностью.

Подчас в замке бывает так тихо, что можно уронить булавку в западном крыле и услышать звон в восточном. Но двести с лишним лет назад здесь было больше слуг, чем - как сказал бы господин Пастер - микроорганизмов в ведре речной воды. В дверь хозяйского кабинета то и дело стучались или мажордом, или конюх, или же нянька, с вдохновенным рассказом о новой проделке виконта. По коридорам сновали старшие горничные, младшие горничные, помощницы младших горничных и так по нисходящей. Не заглушаемый грохотанием кастрюль, из кухни доносился гомон кухарок и смех поварят. Да, тогда в замке еще раздавался смех . Не злой и не перетекающий в истерические всхлипы. Обычный человеческий смех. И почему бы не радоваться челяди, коли жизнь была столь благополучной?

Турки обходили замок стороной, ибо на очаге всегда кипел чан со смолой (в те дни словосочетание "заскочить на огонек" нередко ассоциировалось с ожогами и волдырями). Зато для друзей, а то и просто для заплутавших путников, распахивались гостеприимные ворота. И о самом владетеле здешних угодий, графе фон Кролоке, ходила добрая слава. Хотя нравом он отличался вспыльчивым, да и на расправу был скор, но никто не мог упрекнуть его в излишней жестокости. По крайней мере, он не закатывал истерику, если заставал детей за сбором хвороста в лесу, и не поднимал подати, чтобы скопить денег на покупку новой гончей, не скакал по крестьянским полям, затаптывая взошедшие посевы. Учитывая эти обстоятельства, он прослыл ну просто милягой. Строгий, но справедливый. Идеальный господин, муж, и отец.

Графиня была под стать супругу. Ее красота соперничала лишь с ее добродетелями. Поистине она достойна была родиться в королевской семье, но родители ее были небогатыми дворянами. Графу же не было до этого никакого дела. Смеясь, он говорил, что женился не ради приданного.

Соседи шушукались, что графиня фон Кролок была никудышной хозяйкой. Настоящая мать семейства носится по замку, громыхая связкой ключей, инспектирует скотный двор, девичью и кухню, а по ходу раздает подзатыльники своим многочисленным детям. Она знает, сколько сахара в данный момент должно находиться в буфете, а если сахара не достает - под чьим матрасом его искать. Она может выпотрошить и изжарить на вертеле целого оленя, которого самолично догнала и умертвила ударом все той же связки ключей. Графиня фон Кролок не подпадала под это описание. Даже визиты утомляли ее, так же как и балы - пройдя один круг по зале, она просила воды. Что уж говорить про хозяйство. Но графа это нисколько не сердило. Его жена была ангелом, спустившимся с небес. От ангела ведь не потребуешь перебрать крыжовник на варенье.

Красота графини была поистине неземной. В придачу, ее красота была экономной. Графине не требовались даже румяна и пудра. Еще до замужества, ее кожа по белизне соперничала с бретонским кружевом, а на щеках цвели пунцовые розы. (Соседки говорили, что это дурной знак - завидовали, разумеется.) Возраст был над ней невластен. Даже после родов - в то время как другие дамы, хлюпая носом, раздаривали свой прежний гардероб камеристкам - графиня фон Кролок не затягивалась в корсет. Ее стан становился лишь стройнее, румянец - ярче, кожа - прозрачнее. Блеск ее глаз затмевал сияние алмазного ожерелья, что обвивало тонкую шею. Муж обожал дарить ей дорогие подарки, которые графиня принимала с застенчивой улыбкой. Сама она редко что-то просила. За исключением носовых платков. Графиня фон Кролок была очень привязана к этой милой детали туалета. И с каждым годом ей требовалось все больше и больше платков, стирку которых она почему-то не доверяла горничным. Ох уж эти маленькие женские странности!

И у них был очаровательный сын, которого они любили больше жизни.

Чета фон Кролоков любила отдыхать в гостиной, дожидаясь, когда кормилица приведет Герберта, умытого, причесанного и с чистым носом. Тогда графиня брала сына на колени - хотя через полчаса ему приходилось слезать - и учила его музицировать. Их пальцы порхали над клавишами, словно пальцы ткачей над станком, и вместе они плели прекрасные мелодии, часами напролет.

...Если задуматься, Герберт слишком много времени проводил в женском обществе. Быть может, поэтому он вырос таким? Хотя вряд ли. Согласно новейшим гипотезам, это врожденное...

Впрочем, граф тоже мог забросить хозяйственные дела и просидеть весь полдень вместе с сыном, рассматривая карту мира, где оставалось еще так много белых пятен, а контуры недавно открытых континентов были не дорисованы, словно у художника вдруг закончились чернила. После виконт пересказывал услышанное дворовым мальчишкам и вся ватага бежала в погреб, играть в Христофора Колумба.

Правда, вместо Америки они открывали банки с вареньем.

Слушая радостные вопли сына, фон Кролок ловил себя на мысли, что не хочет, чтобы Герберт вырастал. Пусть он так и останется непосредственным ребенком с волосами до плеч, в которых запутались солнечные зайчики, с беспечным взглядом и слегка капризной улыбкой. Эх, если бы остановить время!

Весь ужас заключался в том, что это было вполне реально.

И все-то было хорошо, пока однажды...

Но в каждом респектабельном замке есть свои темные секреты. Обычно, это привидения - милейшие создания, которые встречают гостей радушным завыванием и приглядывают, чтобы те не прихватили на память сувенир с каминной полки. Но в замке фон Кролоков не было фантомов (как впоследствии понял граф, привидения не выдержали бы конкуренции с другими темными секретами). Зато на заднем дворе расположилось кладбище. Согласно слухам, в полнолуние надгробия ходили ходуном. Увы, очевидцы этого необъяснимого явления, как правило, тоже не могли удержаться в статичном вертикальном положении. С другой стороны, никто не смел посетить погост на трезвую голову, так что получался замкнутый круг.

Или, к примеру, картинная галерея. Стоило однажды взглянуть на портреты предков и родственников, украшавшие эти потемневшие стены, как дети еще долго просыпались в мокрой постели, а взрослые рысью бежали в исповедальню. Порою кажется, будто портреты, выполненные искусным живописцем, провожают тебя взглядом по комнате. Но эти обладали еще более неприятным свойством.

Они демонстративно отводили глаза, когда ты проходил по коридору. А потом перешептывались за спиной, обсуждая твою неряшливую прическу или платье такого безобразного покроя, что в нем не зайдешь даже в курятник. Потому что куры перестанут нестись! В общем, в выражениях не стеснялись.
  
   Нельзя сказать, что такое нестандартное поведение картин кого-то удивляло. Мир был молод и верил в чудеса. В окрестных лесах было не протолкнуться от всяческой нежити. Краюху хлеба не оставишь на столе, чтобы ее тут же не ополовинил домовой. Круги на полях были обычным делом - значит, феи опять куролесили всю ночь. Иногда они просто водили хороводы, но зачастую у самого расторопного гоблина оказывалась последняя фляжка с брагой, так что товарищи гоняли беднягу по кругу, пытаясь отнять вожделенный напиток. Ну а в полнолуние хоровое пение оборотней не давало уснуть. И слушать тошно, и камнем не кинуть. Не хватало еще поутру встретить свою тещу с подбитым глазом - наведет порчу в два счета.

Наконец, замок посещали загадочные гости. Хотя и они приходили посреди ночи без предупреждения, но особых хлопот не доставляли. Конюхам не приходилось подниматься, дабы помочь посетителям распрячь кареты, а сонным горничным не нужно было стелить постели. Гости не задерживались надолго. Словно из ниоткуда, они появлялись в кабинете хозяина, но даже из-за закрытых дверей слышны были звуки нарастающего скандала. Никто не мог понять, почему граф каждый раз срывался с цепи. Кажется, господа не желали зла. Судя по всему, они приходились ему родней (ибо только тетушки могут разговаривать со взрослым мужчиной таким тоном, словно ему пять лет и его только что застигли за расхищением буфета). Более того, гости пытались всучить графу какой-то дар. А что может быть лучше подарка?

Ну и пусть он темный. Всегда можно отмыть.

Правда, все чаще визитеры называли фон Кролока вертопрахом. Неужто он хочет, чтобы его земли когда-нибудь попали в руки купца, сколотивших деньги на торговле корицей, нувориша, чья родословная состоит из него самого и его собаки? Любой дворянский род может зачахнуть. Есть лишь один способ удостовериться, что имущество останется в семья фон Кролоков навсегда. Это... *здесь их слова заглушал свист летящего предмета и, если бросок был метким, чей-то вскрик* Но даже табакерка, ловко запущенная графом, не успокаивала ораторов. Желая составить подробный социологический портрет семьи фон Кролока, гости принимались за следующую в списке. И где он только отыскал такую простушку-жену? Ну какая из нее графиня? Даже не знает, с какой стороны подойти к дыбе. И разве она хоть раз принимала ванну из крови девственницы? Распустеха. Это ж надо так наплевательски относиться к своей внешности! Ну а виконт, так тот вообще от рук отбился. В его возрасте пора уже посадить на кол хоть кого-то. Хоть мышь-полевку. Но нет, мальчишка день-деньской крутится у зеркала или того хуже - сортирует по цвету и размеру свою коллекцию пудрениц. Неудивительно, если отец подает ему такой дурной пример. Стыдно подумать, в подземельях замка хранится квашеная капуста, а зажимами для пальцев здесь колют орехи. Позор для всего рода! Пфуй, бесконечный пфуй!

Наслушавшись проклятий, родственники как ни в чем не бывало уходили, обещая навестить графа вновь. От предназначения никуда не денешься. Они давно бы инициировали его, но увы, он должен пойти на это добровольно. Иначе останутся обиды и недомолвки. Никому не хочется, чтобы фон Кролок дулся еще лет сто.

Эти разговоры оставались загадкой для окружающих. Только граф понимал их смысл. Только он знал, почему родственники никогда не задерживаются до утра, почему никто не прислал Герберту подарок на Первое Причастие и не пришел в церковь на его конфирмацию, почему мальчик ежился от холода, когда дядюшки сажали его на колени и рассказывали сказки, страшные даже по меркам 17го века. А так же почему жена упала в обморок, попробовав соли для ванны, подаренные Эржбетой (нельзя сказать, что подарок был некачественным - вода в ванне действительно стала соленой и приобрела очень интенсивный цвет).

Дело в том, что род фон Кролоков давным давно вымер.

Нет, не так.

Род фон Кролоков уже долгое время состоял из неживых особ. Из вампиров, стало быть. Но волею судеб, одна из ветвей на генеалогическом древе по-прежнему зеленела. Никто толком не знал, как это произошло. Родословная вампирского рода была запутанной словно клубок, на жизненном пути которого повстречалась кошка и много валерьянки. Так случается, если в семье превалируют многоженцы, сторонники кровосмешения и личности, которые пишут свое имя тремя разными способами.

Но так или иначе, иметь смертную родню - ужас как неприлично. Когда разговор заходил об упрямом родственнике, всех девиц - т.е. особ, которым не исполнилось и ста - отсылали из комнаты. Нежелание графа вкусить Черный Дар поначалу казалось эксцентричностью, но вскоре начало раздражать. Обиднее всего было то обстоятельство, что у отщепенца был красивый замок с просторной парадной залой. Задрапировать ее паутиной и выйдет идеальное место для полуночных балов! Но ничего не поделаешь, придется ждать. А это вампиры умели.

Всем невзгодам на зло, граф, его жена и сын жили долго и счастливо. И умерли в один год.

Он отлучился всего-то на пару недель. Обычная поездка по дальним селам с целью решить, когда же начинать сев или как увеличить поголовье скота, несмотря на постоянные набеги вервольфов. Довольный собой, граф возвращался домой, но стоило только переступить порог, как мир выцвел в одночасье. Захлебываясь слезами, Герберт повис у него на шее, а слуги виновато опускали глаза и теребили траурные нашивки на платьях.

На самом деле, здесь не было чьей-то вины. Графиня заходилась кашлем уже несколько лет, хотя в ее спальне постоянно горел камин и она куталась в меховую накидку. Но рано или поздно это должно было случиться. Холодный зимний день, слишком длинная прогулка, стылый ветер, который, смешавшись с ее дыханием, заставил женщину упасть на землю и схватиться за грудь. Несколько дней решили все. Нет, она совсем не мучилась, но под конец, похоже, начала бредить. Когда виконт, не отходивший от ее постели, спрашивал, не желает ли она чего-нибудь, графиня спокойно отвечала - "Если нас вдруг навестят твой дядя Влад или тетя Эржбета, скажи, что меня нет дома."

Лихорадка, глупая, заурядная лихорадка. Впрочем, причиной смерти могло стать все что угодно - еще одни роды, нападение турков, эпидемия чумы, эпидемия оспы, эпидемия какой-нибудь иной заразы, что убивает, прежде чем люди придумают ей название. На дворе стояло позднее средневековье. Чтобы умереть, не требовалось особых усилий. Лучшим способом обезопасить воду было не кипячение, а чтение над ней молитв. А чтобы спасти урожай, следовало отыскать ведьму - т.е. женщину, что лучше всех разбиралась в ботанике и ветеринарии - и с радостным гиканьем утопить ее в пруду ( а потом все деревней отравиться этой водой, см. пункт про кипячение). Погибнуть слишком просто. И ничего нельзя поделать.

Дни перетекали в недели, недели в месяцы. Пустая страница за пустой страницей.

Но апатию рано или поздно должен был сменить страх.

Он не спас жену. Теперь у него остался лишь сын, который успел вырасти в красивого юношу с мягкими, вкрадчивыми манерами и таким взглядом, под которым покраснела бы и мраморная статуя Антиноя. Каково ему придется в мире, который будет к нему неласков? Но если понадобиться защитить Герберта...

... тут отец тоже ничего не сумеет сделать! Инцидент на охоте. Студенческие дуэли, после которых иногда остаются красивые шрамы, а иногда еще одна могильная плита. Или что-нибудь иное. Граф будет лишь бессильно наблюдать, как его сын вступает в заведомо проигрышную битву. Если, конечно, он сам не погибнет раньше, оставив Герберта в полном одиночестве.

Слишком поздно он понял, что ограждал свою семью вовсе не от того, от чего следовало. Смерть невозможно побороть. Можно лишь вывесить белый флаг и, преклонив колени, провозгласить ее своим сюзереном. Сдаться в плен, но не победить. Все, что говорили вампиры, вдруг обрело смысл. Рана на шее - недорогая цена за возможность защитить Герберта от любого зла, присматривать за ним, пока он не возмужает и - вот было бы замечательно! - не оставит свои странные привычки. Спасти их сына - это его долг перед покойной женой. Даже если бы она не одобрила его стратегию.

В ту ночь пращуры уже не ссорились с ним. Иногда и вампиры понимают значение слова "такт" (особенно если предварительно проконсультируются со словарем). Замечательно, что фон Кролок наконец осознал преимущества немертвого существования. Ему понравится. "Недостатков у не-жизни нет, сплошные достоинства", твердили родственники, а некоторые даже пытались улыбаться. Ну а Герберт, будучи юношей тщеславным, так вообще будет в восторге, что его золотистые волосы никогда не станут серебряными... Что значит, причем здесь Герберт? Вампиризм, знаешь ли, дело семейное. Кто захочет любоваться, как у его детей растет плешь и выпадают зубы, в то время как сам он тютелька-в-тютельку похож на свой портрет сорокалетней давности?.. Ну хорошо, никто пальцем до виконта не дотронется... Уговорил, и клыками тоже. Главное, что граф подает сыну хороший пример. Нужно откуда-то начинать.

Затем нить его жизни оборвалась.

Но ловкие пальцы подхватили разорванные концы и вновь связали их вместе.

Фон Кролок проснулся лишь следующим вечером, от стука в дверь. Из коридора доносились звуки возни - похоже что слуги, под руководством виконта, пытались взломать дверь в его спальню. Неудивительно, ведь хозяин не подавал признаков жизни уже целый день. Но дверь не поддавалась, потому что кто-то забаррикадировал ее изнутри тяжелым дубовым шкафом. Более того, этот предусмотрительный кто-то задернул тяжелые гардины и даже пришпилил их булавками так, чтобы в комнату не попадал и луч солнечного света. Потянувшись за свечой, граф нащупал на прикроватном столе лист бумаги. Несмотря на кромешную тьму, он сумел прочесть записку:

"Фон Кролок!

С Днем Инициации тебя! Подарок найдешь под кроватью. Мы бы тебя сразу в него положили, но Эржбета сказала, что ты, проснувшись, разнесешь его в щепы с перепугу и непривычки. А ведь это очень хороший гроб, мы купили его в складчину за 1250 дукатов.

Кстати, ты не против, если нашу следующую ассамблею мы проведем в твоем замке? На всякий случай, мы уже разослали приглашения.

Не прикасайся к серебру, не открывай молитвенник и не обижайся на зеркала.

Искренне твой,

Влад Дракула и остальные любящие родственники.

P.S. Тебе понадобится кровь. Много крови."

Скомкав это послание, вампир неверными шагами подошел к двери, оттолкнул шкаф, мимоходом подивившись его легкости, дернул дверь на себя...

... и сорвал ее с петель.

Слуги, столпившиеся в коридоре, уставились на него в немом удивлении. Виконт же сделал несколько опасливых шагов вперед.

- Мы не хотели тревожить тебя, отец, но ты не откликался. Как ты себя... О нет! Отец, скажи, ты ведь не простудился?

Проследив за взглядом сына, фон Кролок прикоснулся к своему горлу, обмотанному плотным шарфом несмотря на августовскую жару. Вампиры позаботились обо всем. Как видно, проблема с помещением для танцев стояла очень остро.

- Нет,- он покачал головой, глядя на перепуганного Герберта. Бедный мальчик, и что он только подумал в этот момент?

- Правда? Слава Богу.

- Молчать!!

Виконт вовремя отскочил в сторону.

- П-прости, отец, но что я такого сказал?

- Ничего. Это ты меня прости. Я... я скверно себя чувствую.

- Тогда тебе нужно отдохнуть.

- Что мне действительно нужно, так это побыть в одиночестве, - пробормотал вампир, - кто-нибудь, оседлайте мне коня!

Но любимый конь графа не разделял его желания подышать свежим воздухом. Несчастное животное вставало на дыбы и оглашало окрестности иступленным ржанием, будто его тащили на живодерню. Другие лошади дрожали в стойлах, а гончие на на псарне сбились в скулящий клубок. Махнув рукой на бесцельную возню конюхов, граф фон Кролок отправился на прогулку пешком, строго-настрого запретив кому-либо из слуг следовать за ним.

Никогда еще его приказы не выполнялись с таким энтузиазмом.

Добравшись до ближайшего поля, он упал под деревом, не в силах двигаться дальше. Сумерки были бледными и солнечный свет, все еще золотивший колосьях пшеницы, резал глаза. Стоял жаркий августовский вечер. Жнецы, которые почти закончили вязать снопы, встречали каждое дуновение ветерка, будто благословение небес. Воздух был густым и сладким, хоть на хлеб мажь. Птицы сонно чирикали в гнездах. Над полем роились мухи, мало помалу уступавшие сцену комарам. Насекомые заинтересовались новым действующим лицом. Ведь мужчина, прислонившийся к дереву, был мертв и по законам природы принадлежал им, но вот с другой стороны... "Даже и не думайте об этом!" можно было прочесть в его глазах. И насекомые полетели прочь. Кому охота связываться с нежитью? Тем более, что каждый вампир - это без пяти минут летучая мышь.

Тем временем граф фон Кролок, стиснув зубы, боролся с Голодом, выворачивавшем его наизнанку. Нужна кровь. Много крови. Много много много крови, чтобы заполнить пустоту. В научных кругах еще шли споры о вакууме, но граф фон Кролок теперь не сомневался, что эта субстанция существует. По крайней мере, у него в груди. Сердце было пустой оболочкой, из которой выпорхнула бабочка. Ничего не осталось, только хитиновый покров. И Голод. Как злосчастный Уголино, замурованный в башне, он мог думать лишь о еде. Ему нужна кровь. Все равно чья.

Вампир едва сдержал подкативший крик. Каким он был глупцом, полагая будто сможет защитить сына! Теперь врагов у Герберта стало больше на одного человека. Вернее, на одно существо.

Он опять проиграл...

Фон Кролок пошевелился в саркофаге. Разве он имеет право ехать в Париж, чтобы прийти на выручку Герберту? Кто даст гарантию, что он не навредит ему вновь, как когда-то? Даже если сыну угрожает опасность, пускай сам принимает решение. Пускай у виконта наконец появится шанс повзрослеть.

Собственно, здесь книгу воспоминаний можно и закрыть. Вот только она отказалась закрываться.

...Работы на поле уже закончились и жнецы отправились восвояси, напевая невинные, простодушные сельскохозяйственные песни. В основном про сено и про то, какое применение ему могут найти половозрелые юноша и девушка. Вампир слушал топот босых ног, надеясь, что крестьяне его не заметят. Иначе с уборкой урожая возникнут серьезные проблемы из-за нехватки рабочих рук.

Но удача не была на его стороне. А может и была. Все зависит от точки зрения.

С основной дороги свернула молодая крестьянка, болтая на ходу лукошком с земляникой. В прошлый раз она заприметила здесь ягодную поляну и решила, покуда свет не померк окончательно, собрать ягоды, не разглашая товаркам ценную информацию. Ветер трепал траву у ее ног, казалось, она переходит вброд зеленую реку. Нежданно-негаданно увидев хозяина, девушка остановилась и сделала торопливый книксен.

- Подойди ко мне, дитя. Присядь рядом.

Увы, фон Кролоки с пренебрежением относились к своим феодальным правам. Граф был слишком поглощен женой, а интерес виконта к женскому полу был скорее теоретическим. Единственной обидой, которую он нанес бы девице, оказавшись с ней в одной постели, была бы попытка стянуть на себя все одеяло. Так что ни один ребенок в деревне не мог похвастаться, что в его жилах течет голубая кровь, которую туда влили господа из замка.

Будь репутация графа не такой безупречной, крестьянка, только услышав его приглашение, пустилась бы наутек. Но теперь она подошла без страха и опустилась на траву, подобрав под себя юбку. Она не отдернула руку, и когда граф сжал ее запястье. Всем известно, как тяжко ему приходится после смерти жены. А человеческая компания даже кошке нужна.

На девушке была рубашка расшитая узорами, некогда красными, но уже выцветшими до бледно-розового цвета, и шерстяная, аккуратно залатанная юбка. Из-под косынки выбились пряди льняных волос. На вид ей было около 18ти. Ровесница Герберта. Вампир ухватился за спасительную мысль, но ее заглушил шум. Пульс смертной грохотом отдавался в ушах, ее кровь неслась по венам с ревом горной реки. Единственное, что может утолить Голод.

- Ваше Сиятельство?- воскликнула девушка. - Да вам худо совсем! Может, пить хотите?

Вампир обдумал услышанное.

- Пить? - он провел языком по пересохшим губам. - Я бы не отказался.

Разумеется, ему хватит одного глотка, он не станет ее убивать, потому что это грех, но в основном потому, что жена зальется слезами на небесах, а дома его ждет Герберт, считающий отца самым добрым и справедливым человеком на свете... нельзя подводить их обоих... нельзя убивать... убивать... убивать...

Когда граф поднялся, девушка уже крепко спала, откинув голову. Под ее глазами залегли тени. Она казалась изможденной, но ведь так случается, если весь день работать не разгибая спины?

И темные брызги на траве были ничем иным, как рассыпавшейся земляникой.

Пусть спит спокойно. Ветер споет колыбельную, а ночью прилетят малиновки и, следуя традиции, укроют листьями ее тело. Потому что он сам не то что не прикоснется к ней - даже оглянуться не посмеет.

... Фольклор расставил все по местам. С одной стороны, прокушенное горло. С другой - замок, чей обитатель в последнее время резко изменил свои привычки. Уже несколько недель никто не видел графа при свете солнца. Работы у кухарок стало меньше, потому что хозяин больше не требовал еды. Но вряд ли он питается Святым Духом, потому что в церкви он тоже не появлялся. А уж это насторожило решительно всех. К религии здесь относились с пиететом. Ведь во время страды, когда работы невпроворот, воскресная проповедь - это единственная возможность выспаться как следует.

Слуги обратились к виконту, но тот сам не понимал, что происходит. Отец отгородился невидимой стеной, наглухо закрыл дверь и забыл дать сыну запасные ключи.

Вскоре сомнения утратили элемент неуверенности, закостенели, превратились в обвинения. Никто уже не сомневался, что граф перешагнул порог смерти. Вернее, отказался перешагивать. Навечно задержался в дверном проеме.

Крестьяне нередко называли своих господ вурдалаками. Но фон Кролок, похоже, был вурдалаком без кавычек.

Теперь, когда проблема вырисовывалась довольно четко, нужно было искать пути ее решения. Здесь-то и начиналось самое сложное. Никто не ловил вампира за руку - точнее, за клыки - но даже так... Графу достаточно сказать, что та девушка дерзко с ним заговорила. Одно его слово перечеркнет показания всей деревни. И хотя он перестал быть человеком, в глазах закона крепостные тоже не были людьми.

Оставался лишь один выход.

Бежать.

Тут здравый смысл вступил в схватку с инстинктом самосохранения. Уходите днем, подсказывал здравый смысл. Днем упыри спят так крепко, что можно плясать вприсядку на крышке их саркофага, они даже глазом не моргнут. Уходите ночью, шептали инстинкты. Тогда вас никто не заметит. Ночь - лучше время для противозаконных дел. А противозаконее побега трудно что-то отыскать. Лучше бежать врассыпную, советовал здравый смысл, так вас сложнее поймать. Даже если к нему присоединятся другие вурдалаки. Нужно идти толпой, сообща, протестовал инстинкт самосохранения. Тогда добраться до деревни смогут хотя бы те, кто окажется посередине.

Как обычно, здравый смысл оказался не у дел.

В полночь из замка вышла процессия - где-то сонно хныкал младенец, кто-то клацал сковородками, припрятанными под юбкой. Но как только слуги подобрались к воротам, все звуки стихли, как по команде. Ворота оказались заперты. Наиболее решительные начали подходить поближе, как вдруг из темноты шагнул граф фон Кролок. При свете факелов казалось, что с его клыков, обнажившихся в улыбке, стекает кровь. Но это было далеко не самым страшным. Его тень взмыла ввысь и растеклась по сторонам, охватывая весь двор. Разом потухли все факелы. Тем не менее, ночь была достаточно светлой - в небе сияла полная луна. Одно к одному.

Не двигаясь, вампир продолжал смотреть на людей. Теперь он знал, почему упыри не отражаются в зеркалах. Это было бы нерационально, а природа не терпит излишеств. Чтобы понять свою сущность, достаточно заглянуть в глаза жертвы. Стекло может солгать, но только не расширившиеся зрачки, полные ужаса до самых краев. Он чувствовал страх, липкий точно деготь, слышал частое сердцебиение - понимая, что скоро остановятся, сердца трудились изо всех сил - слышал, как стекают капли пота, слышал шелест занавесок в спальне на втором этаже...

- Герберт! - не глядя позвал вампир, и юноша, осторожно приоткрывший шторы, подпрыгнул на месте, - Спускайся сию же минуту! Ты должен присутствовать при происходящем, мой мальчик. Это послужит тебе ценным уроком.

Затем он обратился к челяди.

- Что видят глаза мои? УхОдите, не попрощавшись. Не испросив разрешения. И даже не налегке.

Действительно, карманы у многих были беременны столовым серебром.

- Вы служили мне столько лет, в чем же причина такой черной неблагодарности? Дайте угадаю. Вы решили, что я... как это называется... что я вурдалак? Аплодирую вашей сообразительности. На этот раз бабкины сказки оказались правдой. Я убил и буду убивать, отныне и вовек, аминь. И вот что забавно - закон на моей стороне. Я имею право творить все, что мне заблагорассудится. Потому что вы моя собственность. Теперь я превращу эти земли в свои охотничьи угодья. Это будет просто. Очень, очень просто.

В ожидании неизбежного, все взоры устремились на него.

Но это была уже другая глава.
  
  
   Глава 20

- Сколько сейчас времени? - спросил Альфред.

- Какая разница, милый? - виконт нежно пожевал мочку его уха. Он чувствовал себя усталым, но очень счастливым. А счастливые часов не наблюдают. Хотя была и еще одна причина, по которой Герберту не хотелось смотреть на часы.

Ответственный друг поспешил ее озвучить.

- Может, уже 6.

- Ну и что в этой цифре такого особенного?

Но виконт знал, что в ней особенного. Знала это и оперная труппа, дирекция и служащие, а так же прохожие, которым посчастливилось застать надпись на площади. Написанные мелом, метровые буквы сообщали, что некий Герби должен встретится с некой Сарой в условленном месте в 6 часов. Уборщицы, до сих пор отскабливавшие мел, искренне желали чтобы у Сары, чьи предки по женской линии были сплошь недобродетельными особами, поскорее отсохли руки. Доставалось и Герби, который спровоцировал ее на такое непотребство.

Чтобы посмотреть на часы, пришлось вылезти из гроба, потому что одежда друзей была разбросана по всей спальне. Жилет Герберта свисал с органной трубы. Вытащив часы за цепочку, виконт печально вздохнул. 5:30.

- Все равно Сара опоздает!

- Ей можно, она дама, - резонно заметил Альфред.

С обреченностью идущего на казнь, виконт принялся собирать одежду. Альфред, замотавшись в одеяло, помог ему завязать панталоны на спине и застегнуть пуговицы, потому что это занятие не для дрожащих рук.

Между тем в дверь постучали.

- А ты где шлялся? - напустился виконт на появившегося камердинера. - И где моя вечерняя кровь? Надеюсь, ты не забыл, что если я не получу кровь в чашке на подносе, то извлеку ее из ближайшего смертного. А им будешь ты!

На лице горбуна появилась виноватая, но совершенно спокойная улыбка. За время службы он повидал и не такие сцены.

- Если вы подождете, сударь, я принесу вам завтрак. А задержался я потому, что выяснял, какой эффект произвел выход Эрика с шашкой динамита.

Согласно плану, Призрак должен был пройтись по подвалам с шашкой динамита и попасться на глаза наибольшему количеству людей.

- Ааа, ну это несколько меняет дело, - протянул виконт. - Получилось?

- Превосходный результат. Вся Опера поглощена только этим. Через полчаса шашка превратилась в ящик взрывчатки, через час - в бочку пороха, а под вечер - в три бочки. Причем каждую из них Призрак с легкостью держал в одной руке.

- А третью? - спросил Альфред.

- В зубах нес, - пожал плечами Куколь.

- Но я никак не возьму в толк, причем здесь мадам Жири!

- Вряд ли мадам Жири понравится, что ее рабочее место вот-вот превратится в груду кирпичей. Тем более, что Мег в этом случае негде будет танцевать. Следовательно, мадам Жири сама вызовет Призрака на разговор и у них будет возможность объясниться. Главное, вовремя отнять у нее швабру. Одним ударом она может переломать ноги даже слону, - Куколь внимательно оглядел своих хозяев. - Позвольте спросить, господа, куда вы собрались?

- Мы идем на встречу с Сарой! - ответил юный вампир.

- Мы?- переспросил Герберт, - Тогда уж мы минус ты.

- Н-но я же могу рассказать столько интересного. Про всякие там полеты на крыльях ночи.

"Но еще больше интересного ты услышишь, cheri", подумал Герберт. Сара из тех людей, которые не просто говорят в доме повешенного об удавке, но еще и сравнивают различные модели виселиц. Она обязательно задаст вопрос про создателей и творения. И про их связь. Виконт не сомневался, что она это сделает вот просто со зла!

- Даже и не думай, любовь моя. Ты остаешься здесь. Чем бы мне тебя занять?

Куколь вежливо кашлянул.

- Возьму на себя смелость напомнить господам, что они не писали Его Сиятельству с самого отъезда.

- Но разве мы... мы правда не писали? О неееет!

Виконт схватился за голову и тихо застонал. Забыл! С непривычки, надо полагать. Еще ни разу ему не приходилось общаться с отцом с помощью писем, потому что отец, за редкими исключениями, всегда был не дальше соседней комнаты. Виконту вдруг сделалось одиноко.

- Ох, Альфред, у нас такие неприятности.

- А что граф сделает? Надерет нам уши? - предположил младший вампир, побледневший сильнее обычного.

- Скорее уж приколотит их гвоздями к стене. Но это в самом конце, после всего остального, - мрачно отозвался Герберт. - Впрочем, проблемы разрешатся сами собой, если ты напишешь ему прямо сейчас.

- Я?

- Отцу будет приятно. А я вернусь и допишу.

- Но что я ему скажу?

- Главное, не что сказать, а чего НЕ говорить! - подмигнул ему Герберт.

На улице он растерялся, ибо имел смутное представление, где искать улицу Сен Лазар, на которой и располагалось кафе с цветистым названием. Но на то и существуют коренные жители, чтобы отвечать на вопросы туристов! У витрины ближайшего магазина стоял мужчина с маленькой дочкой. Несмотря на нежный возраст, девочка была одета не в короткий кринолинчик с рюшками, а во взрослое, хотя и миниатюрное, платье с турнюром.

- Простите за беспокойство, мсье! Не подскажите, как мне пройти до рю Сен Лазар?

Мужчина беспомощно зашарил по карманам и наконец развернул карту, размером не меньше простыни.

- Так, давайте посмотрим... Вот Опера у нас за спиной, да? Таааак.... А Сена, значит, слева... справа... нет, все же перед нами...

- Считается, что мужчины лучше ориентируются в пространстве, - вдруг ехидно пискнула девочка, - но это ложь. А чтобы добраться до Сен Лазар, идите до этой улицы налево, на перекрестке с бульваром Османа сверните направо, потом снова направо и вы на месте.

- Спасибо, Kleine, - улыбнулся Герберт, сожалея, что в кармане у него не нашлось леденца, чтобы вознаградить смышленого ребенка. Это, собственно, и спасло его от насквозь прокушенной руки.

- Мсье фон Кролок? Постойте же! -придерживая шляпку на ходу, к нему бежала Мег Жири.

Когда молодой человек и его знакомая удалились, девочка плюнула им вслед куском лакрицы.

- Нет, ты видел, а? Меня только что дискриминировали по возрастному и половому признаку. Вот никто не спросит меня, как пройти куда-то, или где можно оторвать хороший шелк по дешевке, или что я думаю о Гражданской Войне! Нет, все серьезные вопросы достаются тебе, Луи, хотя у тебя на лбу написано "олух". Зато другие вампиры точно оценили бы...

- Опять за старое, - вздохнул ее спутник.

- И вообще, я хочу есть, - непоследовательно продолжила девочка, - прямо сейчас, сейчас, СЕЙЧАС!!!

- Поспешишь - аллигаторов насмешишь.

- Здесь столько людей, лови любого...

- Как же! А если он начнет кричать? Тогда нас схватят за нарушение порядка в вечернее время. Чего доброго, присудят общественные работы. Веселенькие каникулы - всю ночь метлой махать! Так что поохотимся позже, на окраинах, а сейчас пошли по магазинам. Я, например, хочу в книжную лавку зайти, купить там книгу...

- Ты вчера уже покупал книгу! Зачем тебе две?

Луи наклонился и погладил девочку по кудрявой голове.

- Клодия, а давай пойдем в магазин игрушек?

Издав протяжное "!!!ААААА!!!", Клодия сжала кулачки и затопала ногами. Луи спокойно наблюдал за приступом ярости - в конце концов, у каждого индивида свои методы коррекции повышенных уровней стресса.

Закончив бесноваться, девочка повернула к нему спокойное лицо:

- Значит, магазин игрушек? Да будет тебе известно, Луи, что у меня уже крышка гроба не заигрывается из-за обилия плюшевых медвежат. У меня кукол больше, чем кукурузы в Айове! Солить можно! Куда не плюнь, повсюду куклы, куклы, чертовы куклы! И я их просто ненавижу! - девочка резко вдохнула и выдохнула. - А правда, что в Париже делают кукол, которые могут пищать?

***

- Вам в какую сторону, мсье виконт?

Герберт неопределенно помахал рукой, охватив приблизительно пол-Парижа.

- Здорово, и мне туда же! Нужно заскочить к бакалейщику и отдать долг, - защебетала Мег, подстраиваясь к его шагу. - Вы, верно, живете недалеко от Оперы, раз я так часто вас вижу?

- Да, очень близко, - ухмыльнулся вампир, - когда ваша Сесиль Жамм репетирует, у меня дрожит потолок.

- О, это еще ни о чем не говорит! Когда репетирует Сесиль Жамм, потолки дрожат даже в Версале. Но если вы поселились неподалеку, то, конечно, слышали, что произошло в Опере?

И тут виконт фон Кролок понял, что звезда упала с небес, приземлившись прямиком ему в ладонь. Это шанс в один присест покончить со всеми обязательствами и посвятить остаток каникул достопримечательностям. Болтушка Мег - подарок судьбы. Разузнать, почему именно ее матушка взъярилась на Призрак Оперы и voila! Эрик объясняется с мадам Жири и под покровом ночи бежит с ней из Оперы, Кристина Даэ остается с носом - вернее, с целым хоботом! - а Герберту с Альфредом больше не придется работать свахами. Ура!

- Нет, ничего не слышал, - невинно улыбнулся виконт, - неужели что-то произошло?

- О да! Опера бурлит словно муравейник, в который плеснули сиропа. Дело в том, что Призрак устроил в подземельях целый арсенал - десятки бочек с порохом и немыслимое количество динамита! Если он взорвет все это, от Парижа останется дымящаяся воронка, - балерина сделала страшные глаза и прошептала, - а он обещался.

- И откуда в нем столько агрессии? - вздохнул виконт. - Наверное, пытается шантажировать дирекцию.

- Никто точно не знает, каковы его требования. Одни говорят, будто он хочет, чтобы Кристина Даэ вышла за него замуж. Кристина сказала, что радостью принесет себя в жертву ради всеобщего счастья.

Герберт представил м-ль Даэ, которая ходит по театру, трепеща ресницами, и тихим храбрым голосом говорит, "Пусть я стану Андромедой, оденьте меня в белое и привяжите к скале... Почему цепи ржавые, немедленно замените!"

- Но есть и другие мнения. Будто Призрак хочет, чтобы в театре поставили его оперу. Или чтобы правительство снизило цены на сахар. Или чтобы французские войска срочно покинули Индокитай. Никто толком не знает, чего ему хочется! Но мама сказала, что не допустит взрыв. Даже если ей нужно будет спуститься в подземелья с чайником и самолично полить водой каждую бочку пороха. Она по-прежнему сердится из-за того письма.

Ага!

- Какого письма? - с деланным безразличием спросил вампир. А глаза его так и читалось "Мне дела нет до вашей переписки, но раз уж вы упомянули..."

Чуть склонив голову, Мег оценивающе посмотрела на попутчика. Желудок сообщил, что неплохо бы сейчас поесть, а мозг добавил, что в театре горячий ужин ее не ждет. Маме сейчас не до еды. Она успокаивает балетных крысок, отпаивает Кристину Даэ травяным чаем, уговаривает директоров не звать полицию прежде времени, помогает Сорелли прибить на стену новую подкову. Так что Мег сама должна позаботится о своих гастрономических потребностях. Хммм... У виконта, судя по всему, денег куры не клюют. М-ль Жири, которая в редкие часы досуга бродила по магазинам, как турист по Лувру, могла сходу определить, что одни его манжеты по цене равняются всем сбережениям в ее копилке, помноженным на 200.

С него не убудет.

Кроме того, был еще один приятный момент. Идти с ним в ресторан безопасно. Расплатившись по счету, он не скажет, противно растягивая слова, "А теперь, малютка Мег, ты моя должница." Взгляд мсье фон Кролока был безучастным, его улыбка - лишь данью вежливости, без всякой подоплеки. Мег действительно не интересовала виконта. Его равнодушие одновременно и оскорбляло, и обнадеживало.

- Я могла бы показать вам это письмо, - балерина похлопала по карману, - но оно слишком интересное, чтобы читать его в уличной сутолоке.

Они переглянулись. Они поняли друг друга.

- Этим вечером у меня намечается деловая встреча в одном кафе, - фразу "деловая встреча" Герберт произнес тем же тоном, каким арестант говорит про карцер, - Вы не составите мне компанию?

- Буду очень польщена!

- Значит, решено.

Взяв балерину под руку, вампир быстрым шагом направился в кафе. Остается лишь уповать, что он сумеет сбагрить м-ль Жири до прихода Сары. А если ламиеологесса придет вовремя, у нее хватит ума не открывать разговор фразами вроде "Привет вурдалакам!" или "Как не-поживаешь?"

Добравшись до места назначения, Мег Жири с трудом подавила разочарование. Если судьба и подкладывала ей свинью, то выбирала самую грязную, тощую и щетинистую. В кои-то веки Мег собралась отужинать с аристократом, но выбранное кафе было полной противоположностью фешенебельного ресторана. Уже издалека девочка учуяла запах похлебки из говяжьего хвоста. Мысли о лобстере и фуа гра, прослезившись, удалились из ее головы.

- Нам точно сюда? - спросила она, втайне надеясь на отрицательный ответ.

- Да, - Герберт виновато развел руками, - это кафе выбрала моя приятельница. Похоже, ностальгия совсем ее заела.

Внутри "Орхидея" была точной копией шагаловского трактира, за исключением разве что гирлянд из чеснока. Ну и публика была поприличней. Пока что никто не плясал на столе и не распевал песен, услышав которые самый либеральный журналист поверил бы в необходимость цензуры. Но вполне возможно, что вокально-танцевальная программа начнется во второй половине вечера.

Зато обслуживание стало приятным сюрпризом. В трактире Шагала в качестве приветствия можно услышать разве что "Деньги вперед". А здесь гостей вышел встречать не только весь штат прислуги, состоявший из одной девочки-служанки, но даже сами хозяева.

- Так приятно, что вы облагодетельствовали наше заведение своим присутствием, - с порога заюлил владелец кафе, отрекомендовавшийся мсье Лораном. - На случай, если нас посетят столь почтенные гости, мы зарезервировали лучший столик, у окна.

- Там почти не бывает тараканов, они вымерзают из-за сквозняка - объяснила служанка, провожая Герберта и Мег на их место.

- Жанетта, какая у тебя богатая фантазия! - прошипела мадам Лоран. - Что вам угодно покушать, господа?

Сглотнув, Мег неуверенно повертела в руках меню. Кто-то из предыдущих посетителей, не дождавшись еды, обгрыз все углы. Наконец она остановила выбор на супе из картофеля и лука, предварительно уточнив, нет содержит ли он мяса. Ее не покидала уверенность, что мясо для супов Лораны извлекают из мышеловок.

Виконт сказал, что не голоден.

- Тогда позвольте предложить вам и вашей даме по чашечке кофе. За счет заведения, - ресторатор расплылся в улыбке. - Дело в том, что вы наши миллионные посетители.

- Но сударь, миллионный посетитель был у нас на прошлой неделе! - вмешалась Жанетта. - Это тот, который нашел куриную кость в заварном пирожном.

- Жанетта, марш на кухню!.. Пару минуток, господа, и все будет готово.

Когда торжественная процессия удалилась, Мег шепнула на ухо своему благодетелю:

- Вы уже были здесь и оставляли очень большие чаевые? Просто чудовищные чаевые?

- Нет, я здесь в первый раз.

- Все это очень подозрительно!

- Вероятно, хозяева кафе признали во мне представителя благородного сословия, потому и приветствуют со всеми почестями. Что вас удивляет?

Мег неопределенно хмыкнула.

- Кстати, раз мы общаемся уже несколько дней подряд, можете называть меня на "ты," - она улыбнулась и посмотрела выжидательно.

- Хорошо, - виконт задумался над ответной любезностью. Вскоре лицо его просветлело, - Можешь не вставать с места, если я вхожу в комнату.

- Спасибо.

Но ее голос был лишен и намека на благодарность.

На столе появился кофе. Пока Мег вертела в руках кружку, изумляясь ее чистоте и отсутствию инородных предметов, Герберт сделал глоток. Кофе слегка пощипывал язык - наверное, из-за корицы - но был на удивление вкусным. Самое то что бы не уснуть, пока Сара будет задавать скучнейшие вопросы про психологические изменения во время трансформации в летучую мышь.

Тем временем Мег вытащила из кармана тетрадку и бросила ее на стол.

- Это мой альбом, - с апломбом сказала младшая Жири, - можете полистать.

Уныние окончательно охватило темную душу вампира. Не так он представлял себе идеальные каникулы! Дожидаться интервью с Сарой Шагал-Абронзиус, а тем временем строчить мадригалы в альбом балерине!

- Ну, стихотворение я с ходу не сочиню, - замялся он, - зато я неплохо рисую розы и черепа.

- Нет! Вам не нужно ничего писать. Это не такой альбом. Сюда я вклеиваю важную информацию. Вот, посмотрите.

На первой странице опрятным девичьи почерком было написано:

"Мадам, в 1825 году мадемуазель Менетрие, балерина, стала маркизой де Кусси. В 1832 году Мари Тальони, танцовщица, вышла замуж за графа Жильбера де Вуазена. В 1840 году Ла Сора, танцовщица, вышла замуж за брата короля Испании. В 1847 году Лола Монтес, танцовщица, вступила в морганатический брак с королем Луи Баварским и стала графиней Лансфелд. В 1848 году мадемуазель Мария, танцовщица, стала баронессой д'Хермвиль. В 1870 году Тереза Хесслер, танцовщица, вышла замуж за Дона Фернандо, брата короля Португалии. В 1885 году Мег Жири - императрица."

- Это письмо Призрака, - пояснила м-ль Жири, - я его скопировала.

Герберт не удержался и перелистнул страницу. "ЯПОНИЯ", прочел он в самом верху. Чуть пониже следовала географическая и историческая справка, по-видимому, скопированная из Энциклопедии, рядом была аккуратно вклеена открытка с Фудзиямой. На противоположной странице Мег написала красными чернилами:

За -Прекрасные шелка и веера
Против - Придется есть сырую рыбу, маме не понравится.


Завороженный, виконт фон Кролок продолжал листать альбом.

"КИТАЙ" и рисунок дракона, кусающего себя за хвост.
За - Пока не знаю, слишком мало информации
Против - Мне перевяжут ступни ног, чтобы не могла ходить самостоятельно.


"РОССИЯ"
За - Большой Театр, будет где потанцевать.
Против - Сложный язык, слишком много падежей.
- Холодно!
- Большой Театр - пока не готова к такой конкуренции.


"ГЕРМАНИЯ". С приклеенной гравюры смотрел сердитый мужчина. Под его взглядом каждый ощущал себя новобранцем, которого фельдфебель застукал на плацу в расстегнутом мундире и со сбившейся фуражкой.
Упаси меня Господь!!! значилось внизу страницы.

- Что это?

- Список стран, где я могу стать императрицей, - ответила Мег с выстраданным спокойствием.

- ? - переспросил Герберт, - ???... !?!

- Вы что, невнимательно прочли письмо? Там же написано, в 1885 году Мег Жири - императрица. 85й уже не за горами, так что мне нужно подготовиться.

Виконт фон Кролок отхлебнул еще кофе и украдкой ущипнул себя за ногу. Но нет, он не спешил просыпаться в своем гробу, так что происходящее действительно было реальностью.

- Знаешь, французский - не мой родной язык. Иногда я могу что-то недопонимать. Так что повтори, будь любезна... Мег, ты правда, думаешь что Призрак сделает тебя императрицей? Ты это серьезно?

- Ну да, - кивнула девочка, - если сказал, то сделает. Он очень последовательный.

Наугад Герберт раскрыл альбом посередине.

"АВСТРО-ВЕНГРИЯ". Фотография запечатлела красивого офицера, с чуть прищуренными глазами, добрыми и печальными. "Крон-принц Рудольф."

Герберт и Мег мечтательно вздохнули в унисон.

- А этот очень даже ничего, - сказал виконт. - Симпатичный.

- Женат, - приуныв, сказала Мег.

Действительно, на следующей фотографии крон-принц держал за руку блондинку с обиженным на весь мир взглядом и поджатыми губами. Судя по всему, у нее только что сбежало молоко.

- Бедняга наверное спит и видит, как бы развестись поскорее. Будь я на твоем месте, - глаза виконта вновь затянулись мечтательной поволокой, - я б остановился на этом кандидате.

Вместо того, чтобы порадоваться грядущей перспективе, Мег полезла в карман за платком и промокнула глаза. Слезы полились сплошным потоком.

- Ничего вы не понимаете! Я вообще не хочу становится императрицей! - возопила она.

- Не хочешь?

- Нет, конечно! П-почему Призрак написал это письмо? Что мы с мамой сделали, чтобы заслужить такие угрозы? Мы старались во всем ему угождать! Почему он нас шантажирует?

Герберт перечел призрачное послание.

- Постой, но где здесь угрозы?

- В каждой строке! Не знаю ничего про мадемуазель Менетрие или про ту Марию, но граф де Вуазен, женившись на Тальони, постоянно проигрывал ее деньги. А потом вообще развелся с ней, оставив одну с двумя детьми. Когда Лола Монтес вышла замуж за короля, народ ее просто возненавидел. В 48м она бежала в Америку, потом в Австралию и развлекала там старателей на золотых приисках. Когда она умерла, ей едва перевалило за 40. Ну и чего хорошего принесло ей это замужество? Да и Ла Сора, и Тереза Хесселер вряд ли были на седьмом небе от счастья. Можно только догадываться, как их встретили свекрови-королевы! Небось, каждый день пилили их за то, что они неправильно отставляют мизинец, когда пьют чай. Вам видна эта... как ее... тенденция? Всем этим танцовщицам пришлось несладко, но мне выпала самая жестокая участь, - печально завершила Мег.

- Возможно, быть императрицей не так уж плохо? - виконт порылся в памяти в поисках аргументов. - Тебе не придется надевать одно и то же платье два раза.

- А если это мое любимое платье? - парировала девочка.

Помолчав, она продолжила в таком же унылом ключе.

- Для начала, императрица не может быть балериной. Кто позволит ей прыгать по сцене и показывать голые ноги, особенно если в театре находятся иностранные послы? Значит, все мои репетиции пойдут насмарку. А ведь учителя говорят, что у меня большое будущее, если чуть-чуть подправлю пируэты. Во-вторых, императрица всегда крайняя, что бы ни произошло. Перестала доиться корова? А вот наша императрица, поди, купается в молоке! Закончились деньги, потому что муж пропил их прошлым воскресеньем? А вот императрица ходит вся в брильянтах! Все чего-то требуют и если обделить хоть кого-то, то мало не покажется! - Мег опустила голову, - Когда мама была чуть старше меня, то служила помощницей костюмера в театре на рю ле Пелетье. Она рассказывала, как император с императрицей однажды поехали на представление, но итальянские революционеры бросили бомбу в их карету. Окна разнесло вдребезги, но августейшая чета не пострадала. Погиб полицейский, прохожие были ранены, а лошадей, запряженные в карету, изрезало осколками. Мама и думать не могла, что лошади могут кричать так. Но император с императрицей все равно проследовали в свою ложу. Мама говорит, что у каждой женщины, которая прошла через такое, есть право на рюмку коньяку, валерьянку и подругу под боком, чтобы было кому выжимать носовые платки! Но императрица Евгения спокойно сидела в ложе, разве что казалась бледнее обычного. Потому что в тот момент она не была женщиной, а вроде как символом того, что все у нас благополучно. Мол, нас голыми руками не возьмешь. Хотя ей наверняка хотелось вернуться домой и очень качественно пореветь... Вы понимаете? Я не хочу жить так! Чтобы любое место, где бы я ни находилось, сразу становилось моей тюрьмой. И мама тоже не хочет. Она очень напугана. Говорит, что если к нам на порог заявится принц с хрустальным башмачком, она спустит его с лестницы. Кроме того, мама запретила мне подходить к любым дворянам, на случай, если у них есть права на какой угодно престол, хоть в Полинезии! Она не дает мне видится даже с Этьеном!

- А кто такой Этьен? - полюбопытствовал вампир.

Заплаканная Мег умудрилась покраснеть еще гуще.

- Молодой барон Кастело-Барбезак. Мы с ним... ну... встречались пару раз. Но Этьен в глаза не видел трон и вряд ли увидит, потому он седьмой ребенок в семье, а его мать дает уроки фортепьяно. И вообще, он хочет выучиться на инженера и строить железные дороги.

- Мег, а ты не думала, что Призрак Оперы пошутил? Спросонья открыл календарь, решил что настало первое апреля, ну и расстарался?

Балерина посмотрела на Герберта исподлобья, но через недоверчивость, словно примула через корку снега, начала пробиваться надежда.

- Думаете, это шутка?

- Не сомневаюсь! У привидений вообще склонность к мрачноватому юмору. Ну там подкрасться к мужчине, который бреет шею, и загрохотать цепями у него над ухом. Не со зла, просто чтобы развлечься. Может, и ваш Призрак не хотел, чтобы мадам Жири всерьез восприняла это письмо? - заметив, что на ее лице разгорается улыбка, виконт продолжил, - Значит так - беги в Оперу и скажи своей матушке, пусть идет в ложу номер пять, зовет Эр... Призрака и сама его расспросит. Уверен, вы втроем еще посмеетесь над этой шуткой.

Мег ответила.

Должно быть, ответила.

Ее губы шевелились, но Герберт услышал лишь громкое жужжание, словно засунул голову в улей. Комната медленно темнела. Он хотел потереть глаза, но понял что не может пошевелиться.
  
  
   Глава 21

(Полунощная тьма да пребудет с Вами!)
(Надеюсь, Вы в недобром здравии.)
(Вы уже нашли Черный Грааль? Если нет, попробуйте чердак над восточным крылом, там мы почти не искали.)


- Сударь, вы уверены, что не хотите воспользоваться авторучкой? - вздохнул Куколь, который чинил уже 11е перо. Это был эталон напрасного труда, потому что перо в руках Альфреда моментально превращалось в тупой огрызок.

- Нет, вампиры пишут только пером и алыми чернилами. Так граф Влад говорил.

Еще пара перьев и горбун все таки расскажет, что имение Дракулы расположено в таком захолустье, где невозможно достать канцелярские товары. Приходится полагаться на коробейников, а те норовят сбыть обитателям замка нераспроданный товар. Зачастую, это чернила кроваво-красного цвета. Но не всегда. Когда граф фон Кролок получил от родственника письмо, написанное оранжевой гуашью на альбомных листах с бордюрчиком из купидонов,он всерьез решил отправится в Вену, столицу психиатрии. Такая травма лечится только гипнозом.

- Как вам угодно, сударь.

- Даже не знаю, с чего и начать, - Альфред посмотрел на слугу с немой просьбой.

- Расскажите Его Сиятельству, как у вас дела.

- О, точно!

Дорогой граф фон Кролок!
Мы добрались просто замечательно. Париж очень славный город. У меня все хорошо, у Вашего сына...
...ВСЕ ОЧЕНЬ ПЛОХО!!!!


Взвизгнув, вампир отшвырнул перо и уставился на свою руку ,как на врага. Лишь затем он почувствовал тревогу, что пульсировала в груди, перемежаясь с болью. Только это была очень странная боль. Она находилась вне тела, где-то далеко отсюда, но даже расстояние не ослабляло ее. Наверное, именно это ощущает человек, когда в непогоду начинают ныть кости на ноге, которую оторвало снарядом много лет назад.

Но Альфред не вдавался в такие тонкости. Он просто побежал.

***

Любой ужин в "Орхидее" мог запросто стать последним в жизни, но именно это и придавало перчинку самым пресным кушаньям. Так что напугать завсегдатаев кафе - задача непростая. Когда белокурый юноша, уронив голову на грудь, соскользнул на пол, окружающие посмотрели на него с умеренным любопытством. Но поскольку изо рта у него так и не пошла пена интересного цвета, посетители, пожав плечами, уткнулись в свои тарелки. Только господа с соседних столиков спросили, что же заказывал бедняга.

Вместе с тем, бездыханное тело под столом - плохая реклама для ресторана. С этим зрелищем сравнится разве что ухо, которое прилипло к бритве цирюльника, банка окаменелых леденцов в кабинете дантиста или же старушка из Общества Трезвости, в чепце и с Библией подмышкой, занявшая пост у дверей кабака. Но у Лоранов уже был отработан алгоритм действий. Посетителя нужно вежливо выволочь на улицу, заботливо уложить на дно канавы и закидать ветошью - чтоб ему спалось теплее, а вы что подумали?

- Не прикасайтесь к нему! - прогремел голос с едва уловимым акцентом.

Виконт попытался открыть глаза, но к векам словно подвесили по гире.

- Доктор, это вы?

- Нет, это не я, это моя незамужняя тетушка по материнской линии! - сострил все тот же голос. - Лучше скажите, у вас есть отдельный кабинет для деловых переговоров?

Прошло несколько минут, прежде чем Лораны поняли, что доктор имеет в виду ту комнату, в которой главари местных банд обедают, когда опасаются полицейской облавы.

- Да, конечно! Пожалуйте сюда, мсье!

Герберт почувствовал, как чьи-то руки подхватили его, понесли куда-то, а после без церемоний уронили на диван, обитый жесткой кожей с колючими трещинами. Пружины так и буравили плоть. Издалека донесся говорок Мег, и каждое ее слово отдавалось многократным эхом.

- ... сидели и разговаривали, а он вдруг как потеряет сознание! Ну точь-в-точь как наша прима Сорелли, она тоже чуть что в обморок хлопается. Правда, Сорелли питается одной галетой в день, запивая ее сельтерской водой...

- Мсье доктор, что с ним?

Рубашку Герберта расстегнули, его кожи коснулось нечто холодное и круглое. После того, как этот металлический предмет всласть прогулялся по его груди, настала очередь запястья - его сдавили чьи-то пальцы.

- Состояние стабильное, - удовлетворенно произнес эскулап.

- Пульс прощупывается? Хотя бы нитевидный, как у нашей примы? - спросила наблюдательная Мег. Один этот вопрос мог стать основой для обширного исследования на тему расстройств питания в балетной среде.

- Конечно же нет. Именно это я имел в виду, когда говорил про стабильное состояние.

- Но...?

- Сердце не бьется, - продолжил доктор, - дыхание отсутствует, слизистые оболочки бледные, кожные покровы холодные. Это нормальное положение дел, если пациент вампир.

Последовала пауза, в течение которой присутствующие искали хотя бы искорку юмора в его словах. Но речь доктора была четкой и недвусмысленной, как энциклопедическая справка.

- Ну значит он точно из санитарной комиссии! - прогрохотала мадам Лоран. - Там упырь на упыре.

- А он не превратится в летучую мышь? - боязливо спросил ее супруг.

- Только этих тварей еще не доставало! Ввек не забуду, какую травлю устроил комитет по борьбе с грызунами, когда обнаружил в нашей пекарне колонию летучих мышей! Хотя они ничего даже не надкусили...

- Это так странно, - подала голос служанка. - Еще понятно, кабы они видели, что мы в хлеб мешаем, но они ж слепые!

- Не беспокойтесь, на трансформацию у него не хватит сил. Но на вашем месте я постарался бы забыть это происшествие. Закрыть рот на замок - на амбарный замок - и забросить ключ подальше. А то ведь поползут слухи, что поужинав в вашей ресторации, даже упырь слег с несварением желудка.

Раздались торопливые шаги и хлопок дверью. Вампир чуть приподнял ресницы, чувствуя такую усталость, словно пару часов подряд таскал мешки на мельнице, и осмотрелся настороженно.

- Вы удивлены, мсье? - над ним склонился молодой мужчина, в очках и с бакенбардами. - Не ожидали застать врача у своей постели? Оно и понятно, более приемлем был бы гробовщик, который утюжит вам саван. Но в профессиональные обязанности доктора входит разделение здоровых и больных, живых... и мертвых.

Виконт почувствовал, как где-то в районе желудка холодным огнем вспыхнул страх. С детства он не питал приязни к служителям Асклепия. Бормочущие по латыни, неулыбчивые люди в черных балахонах, а во время эпидемии - еще и в масках с птичьими клювами. Они только и могут что толковать о гуморах, расхваливать клистиры и лгать, лгать, лгать без остановки! В памяти всплыла картина - он сидит в полутемной, жаркой натопленной спальне, украдкой вытирая глаза о балдахин кровати. В руках у него бутылка с микстурой, маслянистой и дурно пахнущей, но которая вместе с тем гарантирует исцеление от кашля. Больная должна принимать ее каждые полчаса. С таким же успехом доктора могли прописать ежевичное варенье. Пользы ровно столько же, но она отошла бы в мир иной, чувствуя сладость на губах, а не омерзительный вкус лекарства.

- Джон Сьюард к вашим услугам, - представился англичанин. - Я так долго ждал этой встречи, Альфред.

- Но его зовут... - Мег вовремя прикусила язык.
  
   Происходящее нравилось ей все меньше. Причем переломный момент наступил, когда дверь распахнулась и в комнату вошли несколько мужчин, рядом с которыми даже пропойца Жозеф Буке воплощал элегантность и респектабельность. Возглавлял эту группу неряшливо одетый господин, который, подмигнув доктору, сказал что-то по-английски.

Юная Жири не верила в нечистую силу и не читала "Ламиеологический Вестник", научно обосновывающих ее существование. По мнению балерины, журналы с убористым текстом и совсем без картинок годились лишь для того, чтобы заворачивать в них бутерброды. Зато она читала другую прессу, пестрящую заметками о политических заговорщиках, налетчиках на поезда и прочих грабителях, которые в два счета обчистят квартиру, обдерут даже обои со стен и прихватят недопеченный пирог из духовки. И сейчас, судя по всему, ей посчастливилось присутствовать на криминальной сходке. Мег еще толком не разобралась, кто здесь хороший и кто плохой, но пока что ее симпатии были на стороне виконта. Он накормил ее бесплатным ужином.

Поскольку у двери пристроился небритый громила, девочка решила исподволь пронаблюдать, во что же выльется эта встреча, и удрать при первой возможности.

Между тем события неслись вперед со скоростью перепуганной лошади. Мег показалось, что все приключения, которых она была лишена на протяжении своей скучной жизни, судьба решила скомкать и запихнуть в этот час.

Размахивая плащом, в комнату ворвался друг виконта. Он по-прежнему являл собой внушительное зрелище. Черный фрак с черной же манишкой, гладко зачесанные волосы - если он будет продолжать в том же духе, в Париже закончится бриолин! - и толстый слой пудры на лице. Разве что на скулах и на щеках виднелись полоски потемнее.

Но к великой досаде Мег, дальнейшая беседа проходила на смеси немецкого с английским, так что ей не удалось разобрать ни слова в этой какофонии резких, гортанных звуков.

-К-к-кто вы все такие?! - завопил Альфред, обнажая клыки. - Что вы с ним сделали?!

- Во-первых, не кричите с порога, - оборвал его доктор Сьюард, - Иначе у мистера Гримсби - а это джентльмен, который сейчас направляет на вас револьвер - сдадут нервы. Во-вторых, с вашим другом, - его губы покривились, словно он произнес непристойное слово, - все благополучно. Он выпил чашку воды, настоянной на серебре. Через пару дней придет в себя, а пока что я прописываю ему постельный режим. Думаю, он последует моим рекомендациям потому хотя бы, что двигаться в его состоянии крайне затруднительно.

- Вы заставили его прикоснуться к серебру?!

- Никто никого не заставлял. Ему не следовало бродить по сомнительным заведениям и пить все, что окажется на столе. Это ваше упущение, господин виконт. Плохо же вы следите за своими созданиями.

- Эммм... как вы меня назвали?

Состояние юного вампира можно было охарактеризовать как "кризис самоидентификации." Он помнил, что не далее чем пару минут назад его еще звали "Альфред." С другой стороны, он привык верить окружающим на слово. Уверенность сдавала позиции. Подобно философу, который перепутал себя с бабочкой, вампир задался вопросом - действительно ли он Альфред или же Герберт фон Кролок, которому приснилось, что он стал Альфредом? Последний вариант, кстати, был не так уж плох.

"Доктор заблуждается", в голове раздался едва различимый шепот. "Подыгрывай. Любая его ошибка - это наш козырь."

- Д-да, - выдавил Альфред, - То есть... да, конечно! Я Герберт фон Кролок... именно так и записано в церковно-приходской книге! Можете сами проверить.

- Поздравляю, - на лице Сьюарда появилась улыбка, лишенная тепла, доброты и прочих атрибутов. - Если и в будущем у вас возникнут проблемы с запоминанием собственного имени, советую посмотреть на свой носовой платок. Именно для этого вам, аристократам, и нужны монограммы.

Молодчики за спиной доктора прыснули от хохота, довольные шуткой. Они не знали, что такое "монограмма", зато их позабавил сам факт наличия у кого-нибудь носового платка. Назначение оного предмета оставалось для них тайной за семью печатями.

- Значит, вас зовут доктор Сьюард? - спросил Альфред, прислушавшись к одобрительным возгласам, - Я где-то слышал ваше имя... Постойте, вы ведь ученик Ван Хельсинга! Тогда в Лондоне вы с ним...


...Этому происшествию "Ламиеологический Вестник" выделил весь разворот. Безупречная операция по упокоению вампира. Наличие факелов импонировало каждому консервативному сердцу, а работа с общественностью порадовала либералов. Альфред, тогда еще ассистент Профессора Абронзиуса, отложил журнал и долго разглядывал свои колени. С детства его приучили, что молчание - золото. Сколько бы он не молчал, никто не вознаградил его даже надтреснутым медяком, но как ни крути, это верный способ избежать подзатыльника. Теперь его рот был полон слов с горьким привкусом. Они старались выбраться наружу, отчаянно царапаясь, пока язык и десны не начали саднить. Проглоти он эти слова - и в животе надолго останется противное ощущение, как после ложки рыбьего жира.
  
"Это не очень справедливо", - пробормотал Альфред, изо всех сил надеясь, что его ментор, в данный момент разливавший святую воду по мензуркам, не обратит внимание.
  
"Что несправедливо?"
  
"Ну фроляйн Люси Вестенр ведь дамского пола... а их было четверо... ну и... как-то все это..."
  
"Чушь, мой мальчик! Чепуха, ахинея и полная ересь! Одна вампиресса целый гусарский полк вколотит в землю по шею. Вместе с лошадьми."
  
Но немного погодя Профессор сказал, что если Хельсинг и Сьюард не фотографируются, поставив ногу на поверженного вампира, так это лишь потому, что нежить не отображается на снимках. Оказаться на фотографии с задранной ногой, попирающей пустоту - вершина идиотизма...



- Что вы хотите с нами сделать? - спросил Альфред, чувствуя, что его идеальной прическе пришел конец. Волосы встали дыбом, пробившись через наслоения бриолина.

- Для начала, вас придется разлучить. Два вампира рядом - это рецепт катастрофы. Ваш друг будет набираться сил в уютном санатории с заботливым медицинским персоналом, - Сьюард небрежно кивнул в сторону заботливого персонала, издавшего согласное "Гы!", - А вы тем временем проводите меня к Призраку Оперы. Я слишком робок, чтобы завязать с ним знакомство без чьей-нибудь рекомендации.

- А если я откажусь?

- Ваше право, господин виконт. Разумеется, мы не станем отыгрываться на вашем создании, о нет! Наоборот, все усилия будут приложены, чтобы его отдых стал еще более приятным. Например, мы пригласим к нему священника для наставительной беседы - ну а запах ладана оказывает самое положительное влияние на здоровье. И пациент будет вкушать полезную пищу, на которую столь богата французская кухня! Вы слышали про суп из 40 головок чеснока? Язык проглотишь!

Герберт решил, что действительно проглотит язык, прежде чем попробует даже каплю этой сногсшибательной гадости.

- Ох, дайте мне только прийти в себя! - прошипел он.

- Попытка вашего создания вмешаться в беседу свидетельствует о недостатке дисциплины, - поморщившись, сказал англичанин. - Вам давным-давно следовало вручить ему грифельную доску, чтобы он написал фразу "Я не буду перебивать старших" пару тысяч раз. Прикажите ему замолчать.

Насупившись, Альфред засопел.

- Доктор Сьюард, ну честное слово! Конец 19го века на дворе, даже в России рабство 20 лет назад отменили. Ничего я никому не прикажу! У нас с Ге... с Альфредом равноправные отношения!

Впервые в глазах англичанина мелькнуло нечто вроде удивления.

- Хотите сказать, что никогда не пользовались своими полномочиями?

- Чем?

- Вы не вчера умерли, виконт, должны понимать, что именно я имею в виду. Власть. Разве не этого жаждете вы, вампиры? Кровь - вкусная штука, но еще слаще возможность повелевать. Контролировать всех и все. Наблюдать, как человек, прежде обладавший свободной волей, превращается в покорного раба, следующего вашему зову.

- Это не так, - произнес Альфред своим обычным полувопросительным тоном.

- А как тогда? Кровь - это жизнь. Поглощая кровь, немертвые удерживают частицу чужой души. Можно сопротивляться, если вам выкручивают руки, но если вампир сожмет в тисках кусок души, кто устоит? А когда он вдобавок заставить вкусить его кровь, цепи жертвы станут лишь прочнее. Такова связь между вампиром-творцом и его созданием. Доказанный факт. Но меня удивляет ваша реакция, виконт! Неужели вам никогда не хотелось почувствовать власть над своим созданием? Если к сапогам пристегнуты шпоры, рано или поздно захочется вонзить их в бока даже самого смирного коня - чтобы он понял, кто здесь главный. Вы можете смирять свои порывы, но не вечно же! У вампиров самоконтроля меньше, чем у взбесившейся собаки.

- К-как вы смеете!

- О да, этим вы и отличаетесь от нас, людей. Мы обуздываем свои желания, вам же нужно все и сразу.

- Я хочу поговорить со своим созданием, - сказал Альфред.

- Без свидетелей, надо полагать? Подслушивать чужие разговоры и правда не комильфо,- щелчком Сьюард открыл круглые часы.- У вас есть три минуты.

Герберт горько усмехнулся. Мыслям не нужно продираться через тенеты слов, так что телепатическое общение происходит не в пример быстрее вербального. За три минуты они успеют прочесть "Гамлета" по ролям.

"Сколько из всего, что он сказал, правда?"

Герберт услышал требовательный голос друга. Вернее, почувствовал, а не услышал, потому что барабанные перепонки не участвовали в этом процессе. Слова будто зарождались в голове.

"Ну... он обрисовал ситуацию в общих чертах."

"Не верю! Враки все это! Я сейчас... я его.... он от меня такую затрещину схлопочет!"

"Не вздумай!"

Пустая глазница револьвера по-прежнему в упор смотрела на юного вампира.

"Альфред, сейчас нам с ним не справится. Нужно выгадать время, подождать, пока ко мне вернутся силы. Я уж чувствую себя лучше. Значит, план такой - ступай с ним, продолжая выдавать себя за меня. Таким образом, в его глазах ты станешь более ценным экземпляром и он не причинит тебе вреда. А потом я найду тебя и..."

"Ага, аж два раза! Да ты совсем рехнулся, если думаешь, что я брошу тебя в таком состоянии или что выдам Эрика!"

"Ты сделаешь это, cheri. Если я прикажу, ты сделаешь."

"Это ведь не-п-правда?" Он умудрялся заикаться даже в мыслях.

Герберт понял, что ему не обойтись без небольшой демонстрации. Но ведь это на благо Альфреда, верно? В первый и последний раз!

"Я желаю, чтобы ты не смог пошевелить пальцами на правой руке. Повинуйся мне, Альфред"

Юный вампир напрягся, но его растопыренные пальцы даже не дрогнули. Тогда он взглянул на них с усталой обреченностью, словно древнегреческая Дафна на свои деревенеющие конечности.

"Довольно."

Пальцы конвульсивно сжались.

Глядя на понурого друга, Герберт подумал, что уплатил бы любую цену за возможность извиниться. Эх, если бы кто-нибудь умный, с красивым слогом написал текст, а виконту оставалось бы подмахнуть свою подпись! Потому что сам он не имел ни малейшего представления, что, ну что можно сказать в такой ситуации!

"Всю жизнь меня шпынял всяк кому не лень" - ни с того ни с сего начал Альфред. "Не то что бы я этого не заслуживал. Я такой неловкий, что даже каторжное ядро не могу в руках удержать, чтобы тут же не сломать. Но пусть бы со мной хоть раз поступили не по заслугам. Ну, знаешь как бывает - сидит человек в тюрьме, а ему объявляют помилование просто потому, что у короля окотилась любимая кошка и он на радостях устроил всеобщую амнистию. Вот я и сидел взаперти, пока не пришел ты со связкой ключей. Но оказалось, что меня лишь вывели в тюремный двор на прогулку, а потом перевели в другой каземат. Я думал, что за порогом смерти лежит свобода, а там опять оказалась неволя. Вот же гадство, ну прям как в жизни!"

"Ты привыкнешь, на самом деле, это нестрашно. Почти не ощущается. Обещаю, что больше никогда..."

"И вот еще что - когда мы только встретились, надо мной...ну это... довлела лицемерная мораль. Поэтому я ужас как испугался. Да и ты ухаживал за мной довольно странно. Но я еще никогда не видел никого прекрасней тебя! Ты был как принц из сказки. О, если б я стал таким же, если бы у меня была фарфоровая кожа и я мог передвигаться, не запинаясь о мебель! А потом, когда ты все таки сделал меня одним из немертвых, я вот чего не мог понять - тебе-то в том какая корысть? Еще в школе я насмотрелся на мальчишек, которые занимали первые скамейки в часовне и чьи карманы топорщились от денег. Даже если они заговаривали со мной - ну там чтобы я сгонял в лавку, купил табака - им было трудно сконцентрировать внимание. Они всегда смотрели сквозь меня. Но ты, Герберт, самый богатый и родовитый из всех, кого я знаю, почему все это время ты возился со мной? Я тебе как игрушка, да? И... и что со мной будет, когда ты наиграешься?"

"Не говори так, милый. Я люблю тебя."

"Я тоже люблю вас, хозяин. Поэтому выполню приказ по доброй воле. Вам не придется принуждать меня или наказывать за непослушание. Я ведь знаю, что это разобьет вам сердце."

Теперь все было настолько плохо, что появилась даже причина для радости - раз гадости достигли апогея, дальше жизнь могла только улучшаться.

Прервав мысленный диалог, Альфред обратился к ламиеологу.

- Я согласен, доктор Сьюард. Пожалуйста, не причиняйте моему созданию вреда. Мне, конечно, и дела нет до этой бестолочи, но авось еще пригодится. Для каких-нибудь мелких поручений. На большее Альфред все равно не способен.

- Вот и чудесно!

- Но рано или поздно вы убьете нас обоих, - вздохнул вампир.

- Убьем? Помилуйте, откуда у вас такие мрачные мысли? Это все равно что поймать чудом уцелевшего дронта и пустить его на бульон. О нет, вы послужите интересам науки. Не смотрите так, мы же не вивисекторы. Начнем всего-навсего с полного френологического обследования - давно пора узнать, какие именно шишки на голове отвечают за злодейство, а в вашем случае еще и за половую распущенность.

Из саквояжа тут же появился предмет, отдаленно напоминавший щипцы с закругленными концами. Кажется, по-английский эта штука зовется callipers и используется для измерения головы, причем концы вставляются в уши для более точного результата. Вот только на металл доктор Сьюард не поскупился.

- Но это же серебро, - Альфред не сводил взгляда с щипцов, сиявших опасным светом.

- Оно самое, - кивнул англичанин, - не можем же мы предложить столь важным особам презренную сталь.

Нет, он не разревется перед этими смертными, поклялся Герберт фон Кролок. Не заслужили они такого подарка. Но слезы глухи к доводам рассудка.

На счастье внимание Сьюарда отвлек шелест бумаги. В дверном проходе стояла Сара, держа в руках высокую кипу вопросников. Осознав свою бесполезность, листки соскользнули, словно пласт снега с горной вершины, и лавиной обрушились на пол, укрыв ноги девушки почти до колен. Казалось, она стоит в сугробе. В подтверждение этой метафоры, Сара задрожала.

- Что здесь происходит?

- А, вот и ты, Сара. Пришла снять пенки с молока? - если бы слова могли ранить, на девушке не осталось бы живого места. - А мы тут развлекаемся с твоими друзьями-убийцами. Пьем серебряную водицу на брудершафт. Я, как видишь, уже под столом.

Проигнорировав ремарку виконта, ламиеологесса повернулась к своему коллеге.

- Это мои упыри и вы отняли их у меня незаконно! - Сара сузила глаза. - Кто дал вам право удерживать их против воли? Или вы отпускаете их немедленно, или я иду в полицию.

- Тоже неплохой вариант, - согласился Сьюард. - Только не забудьте сообщить жандармам, что ходатайствуете за кровососов. Большинство их преступлений невозможно расследовать за давностью лет, но уверен, что и в последние лет 20 убийств за ними накопилось порядочно. О да, полицейские слетятся сюда, как мухи на патоку. А за арестом последует процесс века! Вампиры на скамье подсудимых! Только вот в чем загвоздка - в отличии от времен инквизиции, суды уже не проводят в полночь при коптящих факелах. Скорее уж после обеда, чтобы преступников можно было как следует разглядеть при свете дня. Судью ждет такой сюрприз!

- Посмотри, что ты натворила! Это все твоя вина!

Взглянув на Герберта, англичанин произнес успокаивающе:

- Да не волнуйтесь вы так. Вряд ли в полиции серьезно отнесутся к рассказу девицы, одетой столь эксцентрично. У жандармов начинается мигрень при виде суфражистки.

Румянец на ее щеках сгустился. Сара зажмурилась, фильтруя свою грядущую тираду на предмет слов, которые не должны присутствовать в лексиконе честной девицы. Но не дав ей опомниться, Джон Сьюард подхватил ее под руку и вежливо, но твердо выпроводил из комнаты. Оказавшись в коридоре, он немедленно закрыл за собой дверь. Мало ли на что Сара способна во гневе. Но если она все-таки сломает ему очки, а заодно и переносицу, то хоть не на глазах у подчиненных.

Но девушка не выказывала тенденций к насилию. Едва сдерживая всхлипы, она вдруг захлопала по карманам в поисках платка.

- Простите, если я был резок с вами,- начал доктор, довольный таким поворотом событий, - но ваше противоестественное желание помочь вампирам приводит меня в отчаянье. Хотя в ваших действиях, конечно, есть логика. Не хотите чувствовать себя сиротой, не так ли?
   Теперь уже Сара обрадовалась, что они беседуют без свидетелей.
  
- Вам известно про моего отца?

- Этот секрет останется между нами, - сказал Сьюард. - Понимаю, так легко попасть под вампирские чары, но нужно сделать усилие и перестать видеть в них равных. Они лишь демоны в обличье тех, кто нам дорог. В это очень важно поверить!

...Когда она приблизилась, Джек почувствовал холод в груди. Смерзлись легкие, сердце превратилось в кусок льда. Перед ним стояла настоящая Люси Вестенр. Ни у какой дьяволицы не могло быть таких пухлых, капризных губок и высокомерного взгляда. Это по-прежнему была девушка, считавшая что весь мир - это бал в ее честь, а окружающие - лишь гости, которых она может приглашать и прогонять по своему усмотрению. Привыкшая всегда добиваться желаемого. Страшно представить, каких бед она натворит теперь! В Лондоне прольется больше крови чем в стародавние времена, когда кровопусканием только что насморк не лечили. И тем не менее, это все еще была Люси! Пускай цели ее изменились, сама она осталась прежней!

Но думать так - это дорога к безумию, мощеная и прямая. Цепляясь за здравый смысл, Джек сосредоточил взгляд на заостренных клыках и мертвенно-бледной коже...


- Сара, вы должны встать на нашу сторону. По сравнению с открывшимися перспективами ваши анкеты - все равно что школьное сочинение "Как я ходил рыбачить" рядом с трудом по океанологии. Благодаря вам вампироведение наконец признают наукой, а не хобби для лунатиков, которые любят строгать поделки из осины! И больше никто не посмеет косо взглянуть на вашего мужа. Вместе вы разделите заслуженные лавры. Теперь, заполучив эти образцы, мы можем тщательно изучить немертвых и разработать более эффективные методы борьбы с ними. И тогда нам, людям, больше не нужно будет бояться вампиров!

- Только друг друга, - почти беззвучно произнесла Сара.

- Я не требую немедленного согласия. Этот день был нелегким для вас, так что выспитесь как следует и пусть утро подскажет правильный ответ. А если будет трудно уснуть, воспользуйтесь лауданумом, - доктор протянул ей граненую бутылочку из темного стекла. - Главное, не переборщить. Начните с нескольких капель, а с годами дозу можно будет увеличить.

Девушка несколько раз прокрутила последнюю фразу в голове. Интересно, что англичанину пришлось пережить, если Морфей уже несколько лет бойкотировал его спальню?

Нет, одернула себя Сара, неинтересно! Ни капельки не интересно! Чтобы не знать этого, она согласна доплатить.

- Хорошо, я так и поступлю, - схватив подарок, девушка без оглядки бросилась прочь.
  
   А к Сьюарду подошел помощник, державший за шиворот горбуна с крайне несимпатичной внешностью.

- А с этим что делать, доктор Сьюард? Он на улице ошивался, тоже, небось, вампирский прихвостень. Мы пытались его порасспросить, да только скучно с ним, мычит все время.

- Отпустите его, - Сьюард безразлично пожал плечами. - Одного взгляда на форму его головы достаточно, чтобы признать в бедняге слабоумного. Он не причинит нам вреда. Более того, пусть порадуется свободе. Можно лишь догадываться, какие истязания и унижения он претерпел в рабстве у вампиров!

Приветливо улыбаясь, доктор Сьюард нагнулся и шепнул по-немецки:

- Но это все не имеет значения, не так ли? В Трансильвании вы доводите преданность до абсурда. Так что передай графу фон Кролоку, что если он желает еще раз увидеть своего отпрыска - или же поблагодарить меня за избавления от такой обузы - я буду его ждать.

Дав пленнику пинка на добрую память, наемник сплюнул.

- Зря вы его отпустили, доктор. Теперь поди всю вампирскую свору притащит.

- Именно! - просиял Сьюард. - Скажите, друг мой, вы когда-нибудь играли в мраморные шарики?

- Ну было дело, когда еще пешком под стол ходил.

- Вам случалось менять несколько заурядных шариков на один по-настоящему первоклассный, с красивыми прожилками, который катится дальше всех?

- Да нет, вроде. Они ж все одинаковые были. Мы их из хлебного мякиша лепили.

- А, ну тогда вам трудно меня понять. Но скоро вы самолично увидите такой обмен.


...Притаившись за углом, Куколь наблюдал за черным входом в кафе. Наконец оттуда вышел Альфред в сопровождении доктора Сьюарда и нескольких охотников на вампиров, завербованных, как видно, из городского пролетариата. Они сели в уже поджидавший их экипаж, который затрясся по мостовой. Через пару минут на улицу, спотыкаясь, вышел виконт фон Кролок, тоже под конвоем. Без особых церемоний, его толкнули в другую карету. Сердце горбуна сжалось, когда за молодым господином в карету забралась и Мег Жири. Разве что они завезут ее в Оперу? Хотя вряд ли.

Похоже, у него и правда не оставалось другого выхода, кроме как позвать графа. Причем немедленно.

Можно воздеть руки к небу и прокричать что-нибудь вроде "Взываю к тебе, господине! Прииди во имя Тьмы!"

Но проще сходить на телеграф.
  
  
   Глава 22

Существует много способов проверить эффективность работы слуг. Например, с помощью белых перчаток. Для этого нужно надеть вышеупомянутые перчатки, а после провести пальцем по какой-нибудь труднодоступной точке в гостиной - под диваном или за комодом. В идеале перчатки должны остаться безупречно чистыми, а вот если на них появится налет пыли, то нерадивой горничной можно смело урезать жалованье.

Когда граф фон Кролок окинул взором библиотеку, то понял, что перчатки ему даже не понадобятся.

В комнате подозрительно пахло свежей краской. Навощенный паркет сиял как зеркало, кресла были тщательно вычищены, а их спинки и ручки - украшены кружевными салфеточками. Служанка протерла и корешки книг, так что на них в кои-то веки можно было разобрать имя автора. Даже если перевернуть все вверх дном, в библиотеке не найдешь ни пылинки. И неудивительно, ведь во время уборки Магда разбавляла воду своим любимым самогоном. Одной капли этого чудовищного варева хватало, чтобы микробы, отчаянно шевеля жгутиками, расползались по сторонам.

Так что графская библиотека в настоящий момент воплощала чистоту.

И это было ужасно.

Вампир устало вздохнул. Сколько можно объяснять упрямой девчонке, как важен толстый слой пыли в вампирском замке! Он ведь не просто так лежит, а способствует звукоизоляции.

Поскольку Магда пока что была человеком дольше, чем вампиром, она еще не успела раздружиться с гигиеной. Увы, в ее список "вещей, которых просто не может быть в благородном доме" входила и паутина. Фон Кролок вздохнул вторично. Своих пауков граф когда-то выписал из Индии. Это был редкий гибрид, полученным путем скрещения с шелкопрядом. Паутина их авторства была произведением искусства - прочная, легкая, красиво танцующая от дуновения малейшего ветерка. Помимо эстетической, от пауков была и практическая польза. Они ловили крыс. Неудивительно, что граф был удручен, когда однажды вечером исчезли и пауки, и паутина. На его расспросы Магда честно ответила, что обменяла "этих паразитов" госпоже Эржбете на два куска мыла. Обе стороны были довольны сделкой, но в особенности Эржбета, которая давно ломала голову, как бы присвоить такую диковинку, не попавшись на глаза бдительному родственнику.

Но китайская ваза была последней каплей.

Привезенная Кармиллой из восточного вояжа, эта ваза являла собой краткую энциклопедию китайской живописи. На розовом с позолотой фоне было изображено решительно все - пучеглазые драконы, павлины с хвостами, изогнутыми как вопросительный знак, цветы, облака, стрекозы, снова цветы, играющие дети и животные неопределенной видовой принадлежности. Но подарок есть подарок, выбросить его просто немыслимо. Зато его можно разбить... по неосторожности. Для начала граф поставил вазу на буфет в кухне, где Шагал в тот момент проводил химические эксперименты со своей отравой. Через пару минут раздался оглушительный взрыв и звон разбитого стекла. Но довольное выражение его лица сменилось на противоположное, когда фон Кролок увидел, как Шагал, весь перемазанный сажей, заботливо вытирает полой кафтана спасенную вазу.
  
   После этого происшествия злополучный сосуд переместился в парадную залу. Герберт и Альфред собрались сыграть там в новую североамериканскую игру "бейсбол." Графа обрадовало, что в названии этой игры присутствует повелительное наклонение глагола "бить." Он возлагал на этот матч большие надежды. Действительно, мальчики пробили каменную стену в нескольких местах и остановили игру, лишь когда мяч вылетел из окна и, пролетев несколько миль, расколол надвое колокол деревенской часовни. Парадная зала напоминала поле после артиллерийских маневров, но среди руин гордо возвышалась одна-единственная нетронутая вещь.
  
   Оставалась последняя надежда - библиотека. Сейчас ваза балансировала на самом краю узкой мраморной колонны - стоит только подуть и треклятый черепок обрушится вниз. Но во время генеральной уборки, включавшей в себя катание по полу на щетках, прикрепленных к ступням ног, Магда ее даже не задела!

- Ваше Сиятельство?

Легкая на помине, горничная появилась в дверях и присела в глубоком реверансе, заставив графа поспешно отвести глаза. Глубокий реверанс и глубокое же декольте - от такого сочетания закружится голова у любого мужчины, смертного или нет. Увы, вампиресса с трудом отвыкала от прежних замашек. А трактирная служанка зачастую отличается от куртизанки лишь тем, что последней не приходится драить полы в придачу к остальным своим обязанностям.

- Рад тебя видеть, Магда. Кстати, все собираюсь тебе сказать - твои попытки сэкономить на ткани для платья, конечно, заслуживают всяческих похвал. Но если тебе захочется сшить менее тесное платье - с бОльшим количеством ткани - я с радостью профинансирую сие предприятия. Поверь, наш бюджет это потянет.

Магда попыталась понять, что только что сказал ее наниматель, но смысл пока что прятался за частоколом непонятных слов.

- Благодарствуйте, Ваше Сиятельство, - на всякий случай сказала она. - А к вам там смертный пришел. Говорит, что по важному делу, - служанка ухмыльнулась. - Когда вы закончите с ним, оставьте и нам немного крови.

На крыльце топтался парнишка лет 16ти, щуплый и веснушчатый. Увидев графа, он поспешно стянул картуз, обнажив яркие вихры. Фон Кролок смерил его взглядом с головы до ног. К походу в "рассадник нежити" юноша подготовился со всей тщательностью. Гирлянды чеснока свисали с его шеи, с пояса, торчали из карманов, выглядывали из сапог. Вдобавок он ожесточенно жевал сразу несколько зубчиков.

- Это, надо полагать, новая услуга зеленщика - доставка чеснока на дом? Тебе дали неправильный адрес, - вампир подмигнул служанке. - Магда, дай мальчику пару монет за труды. Пусть купит себе зубной порошок.

- Вы не так поняли! - воскликнул рыжий парнишка и на всякий случай сунул за щеку еще зубчик. - Я помощник почтальона, меня Янеком кличут. Вам телеграмма, аж с самого Парижу!

Не перешагивая порога, он протянул телеграмму - удивительно, как в экстремальных ситуациях у смертных могут вытягиваться руки! - и вампир взял ее двумя пальцами. Прочитав, аккуратно сложил и сунул в нагрудный карман. На его лице не дрогнул ни один мускул.

- Теперь вам нужно расписаться. Я нарочно припас много бланков! - прихвастнул Янек, протягивая аккуратную стопку бланков и новый, никем еще не погрызенный карандаш, который использовали исключительно для торжественных случаев.

Граф чиркнул что-то на верхнем бланке и, развернувшись, прошествовал прочь. Магда и Янек, столкнувшись лбами, посмотрели на бумагу. Потом друг на друга. И снова на бланк.

"Фон Кролок", читалась роспись. И все.

- Даже виньетку не нарисовал. Ой, мамочки! - подхватив юбки, Магда бросилась догонять хозяина. - Ваше Сиятельство, скажите на милость, стряслось что ли чего?!

На лестнице она столкнулась с Шагалом, прибежавшим на ее крик, и вместе они понеслись в библиотеку, толкнули дверь, задев мраморную колонну. С глухим стуком китайская ваза упала на пол и раскололась на несколько черепков.

Граф фон Кролок, стоявший у раскрытого окна, обернулся на шум. Тень улыбки появилась на его лице, но исчезла так же мимолетно.

Он прыгнул.

Через мгновение Магда с Шагалом уже были у окна, высунули головы...

... и посмотрели, разумеется, вверх!

- Может, у них в том Париже гулянка какая, - не слишком уверенно начал Шагал, - и господа решили, что без графа всего не допьют. Или... или им срочно понадобился партнер для игры в карты. Знаешь, есть такие игры, в которых счетное количество персон. Да, это самый подходящий вариянт... Ну а пока хозяева веселятся, мы тоже можем неплохо провести время, как думаешь, Магдалайн, дорогуша? Не спуститься ли нам в погребок, за винцом?

Присев на корточки, Магда инспектировала усопшую вазу. Повертев в руках осколки, вампиресса осторожно сложила их вместе.

- Винцо - дело хорошее, - отозвалась она, - только сначала склеим эту вазу. Хозяин очень к ней привязан. Все время за собой таскает.


***

Графу было не привыкать к бессонным ночам. Более того, если бы он взял привычку почивать ночью, обеспокоенные родственники пригласили бы врача (и чем упитаннее, тем лучше). Но и остальные герои нашего повествования в эту ночь не сомкнули глаз.

...Кристина Даэ ворочалась в кружевной, пропахшей лавандой кроватке, предвкушая Самый Важный День в Жизни Девушки. Наконец-то их души сольются в сладостном дуэте и Эрик обретет все то, чем его так долго обделяла судьба - любовь, заботу, понимание и суп из пророщенной пшеницы. Когда девушка все же задремала, убаюканная мечтаниями, окно отворилось и в комнату, пыхтя, забрался подозрительный тип. Он огляделся. Не секрет, что у оперных примадонн бриллиантов немерено, не говоря уже о таких мелочах, как золотые кольца и цепочки. Но пока что он видел только белого котенка, который, лениво спрыгнув с кровати, подошел и потерся ему о ногу. Грабитель невольно нагнулся, чтобы почесать пушистый комочек за ухом... после чего ему одновременно понадобились услуги портного, хирурга, а так же продавца париков.

...Когда его постояльцы так и не вернулись, Призрак только развел руками. Ничего удивительного, что они удрали, не попрощавшись. Вполне закономерное происшествие. Причем они даже не видели его лица под маской, так что их предусмотрительность заслуживает аплодисментов! А в качестве ренты они оставили Призраку план действий, настолько безумный, что он вполне может сработать. Эрик подошел к столу, на котором лежали две медные фигурки, скорпион и сверчок, и принялся задумчиво полировать их кусочком замши.

... Это был идиотский обычай. Зажженная свеча никого не вернет домой - люди все ж не мотыльки, - зато пробьет солидную брешь в бюджете. Оставлять свет всю ночь напролет - непозволительная роскошь. Кроме того, это просто глупо, подумала мадам Жири, ставя на подоконник третью свечу. Девчонка отправилась на поиски приключений, прихватив с собой деньги, причитающиеся бакалейщику. И завтра же вернется, да только мать ее на порог не пустит! Кому нужна гулящая дочь! Через полчаса мадам Жири поняла, что гулящая дочь нужна именно ей. Еще через час она была согласна даже на Мег с двойней в подоле.

Свечи оплыли, а на небо начало светлеть. Сжимая обломок коралла, подаренный на счастье Ла Сорелли, билетерша читала молитву к Св. Антонию, помощнику в нахождении пропажи. Заручиться помощью святого всегда важно, но вряд ли Антоний сам станет приставать к прохожим, спрашивая, не видел ли кто худенькую смуглую девочку. Так что мадам Жири могла рассчитывать в основном на себя. И, возможно, на еще одного... человека?

***

Раздраженная донельзя, Сара потерла красные глаза. Не спать всю ночь это само по себе противно, но когда еще и утро начинается с брюзжания!

- Своих не сдают, - безапелляционно заявила совесть.
  
   Саре она представлялась противной девчонкой-задавакой. У совести были растрепанные рыжие косы и пальцы, синие от въевшихся чернил. От нее пахло мелом и уверенностью в собственной правоте. Уперев руки в бока, совесть нетерпеливо постукивала ногой в сползшем чулке.

Фрау Шагал-Абронзиус поморщилась.

- Сдают, и еще как. Совершенно нормально - начать карьеру с предательства своих друзей. Так все поступают. Присвоить авторство статьи, над которой трудились несколько человек сообща. Узнать тему диссертации коллеги и защитить свою на ту же тему, только быстрее. Сплагиатить что-нибудь. Это общепринятый кодекс поведения. Я просто вырабатываю навыки, которые потом пригодятся много раз.

- Они ведь твои друзья!

- Фон Кролоки, что ли? Ха! С такими-то друзьями, врагов захочется крепко обнять. Хороши приятели, ничего не скажешь. Между прочим, они убили моего отца!

- К его вящей радости.

Саре пришлось принять этот аргумент. Ведь упыри не могут войти в дом без приглашения. Таков кодекс чести. Но Шагалы не просто открыли им двери и поманили внутрь, но даже расстелили красную дорожку. Когда жизнь настолько СКУЧНА, даже упырь, мельтешащий за окном, - это уже приятное разнообразие.

Если сложить вместе черепки той посуды, которую родители расколотили во время семейных ссор, можно взобраться на Луну. Зато после смерти отца проблемы разрешились сами собой. Ну и пусть его душа не упокоилась. Окажись старик Шагал в раю, и ангелам придется пройти краткий курс по использованию лютни в качестве орудия самообороны. В аду - что более вероятно - и черти забросят своим прямые обязанности, потому что Шагал научит их гнать самогон из кипящей смолы. Так что "немертвый" вариант был выгодным для всех вовлеченных сторон. Кроме того, папаша был счастлив. Он сам говорил об этом. Каждую неделю отец присылал ей письмо с описанием прелестей вампиризма и горячими приветами от новой мачехи.

Письма были написаны аккуратным, старательным почерком вампира, за спиной у которого стоит граф фон Кролок с кнутом.

Да и за маму волноваться не приходилось. Время от времени Куколь помогал ей по хозяйству: наколоть дрова, починить прохудившуюся крышу, залатать дыру в заборе, составить компанию для ужина при свечах и с бутылочкой вина...

- Какая разница? Суть в том, что вампиры охотятся на людей, так почему бы людям не отплатить им той же монетой? Мой муж будет обоими руками за.

- Так почему ты не пошлешь Профессору телеграмму? Вот и порадовались бы вместе.

- Сегодня же ему сообщу! - сказала Сара, понимая, что извещать мужа ей совсем не хочется.
  
   Дело в том, что Абронзиус был ламиеологом старой закалки. Идеалистом, иными словами. Если провести аналогии, Профессор был из тех охотников, которые идут на медведя с рогатиной, а не роют ямы с острыми кольями на дне, не ставят капканы, не используют медвежат в качестве приманки. Ловить вампиров в их же собственном замке это совсем другое дело, нежели заманивать врагов в западню, воспользовавшись их доверчивостью. Так же нечестно! С другой стороны, есть ли у вампиров понятие о справедливости?

Теперь все сводилось к одному вопросу.

Когда люди сгрудились во дворе, ожидая кровавой бойни, открыл ли фон Кролок ворота?

Откинув голову, Сара заскрежетала зубами. Почему ей так не везет? Почему ей в руки не попадалась ну хоть та же Эржбета! Из-за своеобразных гигиенических пристрастий этой госпожи, девственность в ее владениях стала серьезной проблемой, которую крестьянки старались устранить при первой же возможности. Ох, с каким удовольствием Сара угостила бы чесноком старую перечницу! Увы, ей суждено было напороться на поборников честной охоты.

Ну конечно фон Кролок открыл те чертовы ворота!

Сара попыталась представить себе эту сцену.

Вот граф подходит к тяжелым створкам ворот, отворить которые под силу лишь нескольким мужчинам, и толкает их одной рукой. Оборачивается к слугам, которые сжимают распятия, будто утопающие - щепки от корабельной мачты.

- Но раз уж мы затеяли эту игру, то будем играть по правилам, - раскатился его голос. - Можете идти. Ну же! Здесь нет подвоха. Уходите! Оставьте в покое поклоны - сейчас не до церемоний. Чувствую, что долго мне не продержаться. Поторапливайтесь! А когда вернетесь в свои дома, заприте двери и особенно ставни. Не выходите на улицу после захода солнца, никогда. И детей не выпускайте. Для нас, вампиров, дети это та же еда, только порцией поменьше... И вот еще что - я даю всем вольную. Если я прикажу, вы больше не обязаны приходить по моему зову. Теперь прощайте. Я не требую, чтобы вы забыли обо мне, потому что я еще не раз напомню о своем существовании. Просто будьте осторожны... Пожалуйста.

В самом конце плетется маленькая судомойка, заправляя выбившиеся кудри под чепчик. Уходить из замка ей нелегко. По нескольким причинам. Во-первых, здесь она не видела ничего кроме ласки. А во-вторых, поскольку она утащила серебра больше, чем остальные слуги, ей приходится передвигаться черепашьими шагами, грохоча при этом, как ожившие доспехи. Проходя мимо, она боязливо смотрит на графа, но тот не обращает на нее внимания. Взор его прикован к крыльцу, где сейчас стоит его сын. В белоснежной ночной сорочке и с длинными волосами, серебристыми от лунного света, виконт фон Кролок похож на привидение. Но вряд ли глаза привидений светятся таким торжеством, даже если они сыграют целую симфонию на ржавых цепях.

- Ты позвал меня только ради этого,
papa? - произносит виконт скучающим тоном. - Право же, ночные сборища так утомительны.

Неторопливой походкой он направляется в дом.

- Надеюсь, ты идешь переодеваться! - рычит граф ему вслед.

Обернувшись, виконт демонстративно зевает.

- Я спать иду. Доброй ночи.

И тогда Фон Кролок захлопнул ворота с такой силой, что по ним пробежала трещина. Маленькая судомойка постояла на месте, но так и не дождавшись будоражащих воображение звуков, направилась за остальными в деревню.


Это была прабабка Сары. Вернее, прабабка с таким колчиством "пра", что только у заики хватило бы терпения выговорить их все. Ее рассказ передавался из поколения в поколение. Кто ее знает, может, чего и приврала. Но факт оставался фактом - Ребекка Шагал по сей день помешивала чай ложечкой с вензелем "VK".

Вот теперь все встало по своим местам. Раз уж граф фон Кролок когда-то спас ее прабабку - от себя самого, но какая разница? - Сара Шагал-Абронзиус спасет его сына.

Хотя Герберт и не заслуживает ее усилий. Более бесполезное создание трудно отыскать.

О да, за время своего пребывания в замке она успела на него насмотреться. Граф хотел, чтобы Сара вернула его сына на путь истинный, но ничего хорошего из этой затеи не получилось. И слава Всевышнему! Сара поймала себя на мысли, что ей никогда не нравился виконт фон Кролок. Он раздражал своей неопределенностью. Разглядеть в нем мужчину было нелегкой задачей. Ведь по местным стандартам в понятие "мужественность" входило умение рыгать так, чтобы в трактире гасли свечи, плевать дальше всех и отпускать сальные шуточки, когда мимо проходит Магда. Виконт же мог часами валятся на кушетке и читать стихи, лениво обмахиваясь веером. А еще он закатывал истерику, если принесенные щипцы для завивки были слишком холодными. Капризный барчонок, не проработавший в своей жизни ни дня. Эгоист, изнеженный и слабый.

В глубине души Сара понимала, что ошибается. И это злило ее еще пуще, потому она терпеть не могла ошибаться.

- Вспомни стук молотка,- скомандовала совесть и Сара стиснула кулаки.

Папа заколачивает дверь, ведущую из ее спальни в ванную. Мол, негоже смывать с себя магический запах чеснока. Родители бьются изо всех сил, чтобы заработать на чеснок для дочки, но нет, она ничего не ценит... Неблагодарная дочь сидит на кровати, скрестив ноги, и чувствует, как в ее груди поднимается горячий туман, окутывает мозг и паром валит из ушей. Родители просто невыносимы! Как они смеют обращаться с ней как с крохой, шлепать и запирать в комнате, когда им вздумается? Сара клянется, что смотает удочки при первой же возможности. Да, уйдет к упырям - пусть папа с мамой поймут, до чего они ее довели. А если успеет, то еще и трактир подожжет. А нечего было ее обижать!

И судьба действительно предоставила ей шанс. Сара сделала рывок и не погрязла в болоте. Она гордилась собой. Она чувствовала себя бесконечно умной и сильной.

Теперь Сара представила, будто не отец заколачивает дверь, чтобы не выпускать ее наружу, а она сама прибивает доски, чтобы он не проник к ней в комнату. Как это - с открытыми глазами лежать в постели, вслушиваясь в тишину, ожидая, когда в коридоре раздадутся шаги и дверная ручка задергается. И так каждый раз, ночь за бессонной ночью. Знать, что ничего не изменится, и оставаться на месте. Почему, почему?

- Он боялся, что его поймают и накажут за побег! - почти выкрикнула девушка.

- Сара, ты глупая курица. Граф так и не запер ворота.

Девушка молчала.

- Просто признай, что он сильнее,- ввернула советь, - а что касается любви, тут Герберт даст тебе фору в сотню миль. Ты никогда не любила своих родителей. Ты была рада, что они остались позади. Ты мечтала об этом с тех самых пор, как вернулась из пансиона с сундучком книг и увидела, как они квасят капусту, и поют глупые песни, и не интересуются ничем, кроме цен на сахар. Ты вообще не можешь любить людей, только идеи - равноправие, успешная карьера, всеобщее признание. А Герберт по-крайней мере любит своего отца и Альфреда. Его любовь подобна зыбучим пескам - он стремится удержать то, что ему дорого. А тебе что дорого, Сара? Хоть что-нибудь тебе дорого?

Фрау Шагал-Абронзиус высморкалась в подвернувшуюся анкету и, схватив ридикюль, стремглав бросилась из комнаты.

На самом деле, оба фон Кролока здесь ни при чем. Просто если она не сделает этого, то сама, подобно вампиру, всю жизнь будет шарахаться от зеркал. Потому что никогда не посмеет посмотреть себе в глаза.

***

- Пинту крови, пожалуйста.

Мясник вытер руки о фартук. Это был чисто символический жест, потому что от прикосновения к побуревшему полотну руки могли стать разве что грязнее.

-А зачем вам... так мало?

Вопрос застиг Сару врасплох. Хотя чему удивляться, покупка пинты крови любому покажется странной, чтобы не сказать зловещей. Попроси Сара несколько галлонов и сразу же стало бы понятно, что она будет готовить кровяную колбасу. Но пинты хватит разве что на худосочную сосиску.

- Чтобы сделать маску для лица по рецепту австрийской императрицы, - нашлась девушка. - А вы разве не слышали? Весь высший свет с ума сходит по этому средству! Такая маска придает коже блеск и сохраняет ее первозданную красоту!

...Когда час спустя в лавку заявился уродливый горбун и обратился к нему с той же просьбой, мясник уронил разделочную колоду себе на ногу.
  
  
  
   Глава 23

Возвращаться в Оперу было слишком опасно, а то еще ненароком приведешь за собой непрошеных гостей. Поэтому Куколь, дабы не привлекать к себе лишнего внимания, решил переночевать в какой-нибудь гостинице попроще. Ощупав клиента настороженным взглядом, хозяйка тут же запросила 40 франков за ночь и была удивлена, когда горбун выложил деньги не артачась. После недолгих раздумий, женщина вернула ему половину, в обмен на обещание не столоваться вместе с остальными постояльцами.

Тесный и душный, номер располагался по самым скатом крыши. Через трещины в стенах сюда просачивались ароматы конюшни, мокрого белья и вареной капусты. Но Куколь был слишком занят, чтобы обращать внимания на мелкие неудобства - пододвинув поближе керосиновую лампу, он перечитывал конспект "Ламиеологического Вестника." От размышлений его отвлек шорох. Застиранные до дыр, гостиничные занавески разлетались на волокна, если смотреть на них слишком долго и пристально. Вряд ли они могли издавать такой звук. Это был шелест бархата, тяжелого и дорогого. Куколь улыбнулся. Согласно правилам, вампиры не могут перешагнуть через порог без спроса. Но нигде ведь не написано, что приглашение требуется чтобы залезть в форточку.

Но стоило ему обернуться, как кровь в одночасье превратилась в желе.

Служба у немертвых - занятие не для слабонервных. От разговоров, которые они ведут за ломберным столом, даже коронер со стажем помчится в уборную, зажимая руками рот. Так что впечатлений, приобретенных за все эти годы, хватило бы на целую серию готических романов. Куколь гордился тем, что напугать его практически невозможно. Появись перед ним сам всадник на бледном скакуне, и горбун предложил бы ему чашечку чая, а коню - овсяное печенье.

Но сегодняшним вечером сюрпризы сыпались как из рога изобилия.

Никогда еще граф фон Кролок не выглядел столь ужасно. Он словно был выточен из глыбы черного гранита. Его черты невозможно было различить, только глаза сияли недобрым светом на непроницаемо-темном лице. Слуга собрался было поклонится, но колени наотрез отказались сгибаться.

Заметив реакцию Куколя, ожившая тень несколько неуверенно огляделась по сторонам.

- Я что, настолько плохо выгляжу?

Нетвердым голосом горбун заверил, что граф выглядит просто великолепно. Даже лучше, чем обычно.

- Что-то сомневаюсь, - проворчал фон Кролок, - долгие перелеты никого не красят. Предплечья ноют просто невыносимо, а все мысли только о супе из мошкары или комарином рагу. Тьфу!

Вампир раздраженно тряхнул головой. Обращаться в нетопыря - на редкость неприятный эксперимент, но все же лучше, чем идиотский трюк с туманом, столь любимый Владом.

- Выходит, вы летели всю ночь, Ваше Сиятельство? - мало помалу Куколь начал приходить в себя. Стоявшее перед ним существо по-прежнему было его нанимателем, а не демоном, закопченным над адским пламенем.

- Да, а под утро сел на поезд.

Куколь вежливо осведомился, удалось ли графу купить билет в вагон первого класса.

- Что ты! Телеграмма с текстом "Помогите" не способствует долгим сборам. После получения сего послания мало кто пойдет готовить бутерброды на дорожку. Или высчитывать стоимость билета. А поскольку в кармане у меня не было ни гроша, пришлось довольствоваться альтернативными вариантами.

Картинно сдернув плащ, вампир повесил его на спинку стула. В воздух взвилось облачко черной пыли. Глаза Куколя полезли на лоб, но силой воли он вернул их на положенное природой место. Проще было представить английскую королеву за стиркой портянок, чем графа фон Кролока...

- Не удивляйся, это было веселой авантюрой. Так я не развлекался, наверное, со студенческих лет. Большую часть дня я все равно проспал и не ощутил ни малейшего дискомфорта. Правда, под вечер меня разбудили какие-то люмпены, забравшиеся в вагон с целью кражи угля. Но я раз и навсегда привил им уважение к честном образу жизни, - произнес граф с мрачным удовлетворением. - Кстати, я бы черту продал душу за кувшин воды, но сие невозможно, ибо у черта и так все мои векселя. Поэтому переадресую просьбу к тебе, любезный Куколь.

На столике для умывания стоял треснувший кувшин и тазик с такими зазубренными краями, что он запросто сошел бы за артефакт с раскопок Трои. Рядом лежал тонкий, почти прозрачный ломтик древнего мыла. Вампир с наслаждением умылся, а про ванну решил даже не заикаться. В лучшем случае в воде будут плавать головастики, в худшем - другие постояльцы.

Опустившись на диван, он принялся вытирать длинные волосы полотенцем, которым, судя по всему, уже попользовалась бригада шахтеров.

- А теперь рассказывай все без утайки, - обратился он к своему камердинеру.
  
   Но чем дальше развивалось повествование, тем больше вампир хмурился.

- Стало быть, англичанин перепутал моего сына с Альфредом? Значит овсянка - или чем они там питаются - действительно разжижает мозг! Перепутать фон Кролока с этим недотепой!

И он сдавил подлокотник с такой силой, что тот сломался надвое. Но ярость была обоснованна. Принять этого мальчишку за Герберта! После инициации Альфред первым делом прокусил себе язык насквозь. А если он берет в руки какой либо предмет, то лишь для того, чтобы изучить его на молекулярном уровне. Все ломается сразу! Рядом с Альфредом даже древний варвар покажется аккуратнее амстердамского ювелира.

- Вы видите виконта, Ваше Сиятельство? - спросил Куколь, стараясь обуздать беспокойство.

- Я его чувствую, - поправил граф, - олух-Сьюард запер его в какой-то грязной комнатенке. По-видимому, в пригороде, довольно далеко отсюда.

- С ним все благополучно?

- Более-менее. Трактирная служанка проболталась тебе, что настояла воду на столовом серебре? Хорошо хоть распятие туда не положила! Иначе бы я разорился на пудре для Герберта. А так он дешево отделался - небольшое головокружение да слабость в ногах, - вампир смежил веки, словно прислушиваясь к тихому, едва уловимому звуку. - О! Судя по всему, виконт не забыл, какой микстурой лечится этот недуг. Теперь можно смело сказать, что сын пошел в меня! Это ли не предмет гордости для любого родителя?

Последние слова он произнес тоном, обычно зарезервированным для объявлений о банкротстве.

- Виконт там не один? - невольно вырвалось у Куколя.
  
   В тот же миг острые ногти впились ему в горло и он услышал шепот, холодный как февральский сквозняк в замке.

- Неужели в Париже настолько вольные нравы, что даже вышколенные слуги начинают забываться? Кто ты такой, чтобы задавать вопросы мне?

Сдавленные голосовые связки могли ответить лишь хрипом.

- Я приму это в качестве извинения, - поджав губы, он отшвырнул горбуна.
  
   Пошатываясь, тот поднялся на ноги. Общаться с графом, когда он в таком состоянии - это все равно что брести по болоту с завязанными глазами. Куколь начал всерьез сомневаться, что переживет сегодняшнюю ночь.

- Но вы ведь поможете виконту выбраться оттуда? - горбун постарался, чтобы этот вопрос звучал как можно более нейтрально.

Вампир воззрился на него, как учитель на ученика, давшего неправильный, но крайне забавный ответ.

- Я? С чего ты взял, что я собираюсь кого-то спасать?

***

Герберт пошевелился, и в ответ на его движение вспыхнул каждый болевой рецептор. Тело ломило так, словно виконт почивал на мешке картошки. Но по сравнению с тюфяком, что служил ему ложем, мешок картошки казался лебяжьей периной. Таким засаленным и комковатым был этот матрас, что даже Св. Франциск счел бы его абсолютно неприемлемым. Зато не приходилось беспокоиться насчет клопов - те давно съехали с квартиры, ибо не желали растить потомство в таких антисанитарных условиях.

Поднявшись на локте, виконт осмотрелся и пришел к выводу, что его постель идеально вписывается в окружающий ландшафт. Обстановка комнаты была по-спартански убогой, хотя и спартанцы не потерпели бы в казармах такую грязь. Пол здесь не мели с самой постройки дома. Обои поблекли и пузырились, потолок выглядел так, будто в эта комната в свое время служила коптильней. Один угол был целомудренно отгорожен треснувшей ширмой. Другой занимала софа, спроектированная, вероятно, самим Прокрустом. Поджав ноги, на ней сидела Мег Жири и, уткнувшись в альбом, иллюстрировала рассказ о своих приключениях.

Пошатываясь, виконт добрался до дивана и, прежде чем девочка успела захлопнуть альбом, увидел башню, у окна которой томилась знойная красавица в балетной пачке. Под балконом бил копытами белоснежный конь, напоминавший скорее гигантского пуделя, а на коне восседал герой. К облегчению Герберта, Мег нарисовала рыцаря чернокожим, а вовсе не длинноволосым блондином. Нет ничего хуже, чем сидеть взаперти с девицей, которая имеет на тебя виды.

- Виконт, вы проснулись! Как здорово! - затараторила юная Жири. - А то я уж начала думать, будто вы... - конец фразы запутался в паутине приличий, Мег смущенно умолкла.

Герберт мельком взглянул на свои руки, едва не взвизгнул и автоматически спрятал их за спину. Но устыдившись своей слабости, вновь положил их на колени. Значит, вот что происходит после отравления серебром? Кожа была зеленоватой, исчерченной полосками вен, темными, словно по ним бежали чернила. Как же тогда выглядит его лицо? Сейчас он променял бы право первородства на баночку белил и румяна. Много, много румян.

- Будто я мертв? - глухо отозвался Герберт.

- Ну д-да. Хотя признаки жизни вы все же подавали. Так метались весь день, только под вечер успокоились.

- Я звал кого-нибудь?

- Нет, совсем никого, - задумчиво протянула Мег.
  
   По ее мнению, виконт фон Кролок еще не перерос тот возраст, когда в минуту отчаянья начинаешь взывать к матери, или к отцу, или к гувернеру. Если бы Мег не знала, что ее собеседник - титулованный дворянин, который живет во дворце с огромным штатом прислуги, она бы подумала, что виконту попросту некого позвать! И попросить "Пожалуйста, пусть..." тоже некого.

Тем временем Герберт подошел к окну и обследовал решетку, оказавшуюся удивительно прочной. В своем обычном состоянии вампир погнул бы ее мизинцем, но теперь мог трясти решетку хоть до появления мозолей. Судя по пейзажу за окном, его узилище находилось в каком-то отъявленно плохом районе. Вопли о помощи здесь столь же обыденны, как и крики старьевщика. Ответом станет лишь стаккато закрывающихся ставней.

- Ты осталась, чтобы присмотреть за мной? - обернулся Герберт.

- Конечно! - балерина закивала словно кошка, перед носом которой водили куском колбасы. Ей очень понравилась эта версия.

- Ме-ег? - виконт пытливо вздернул бровь.

- Хорошо, - сдалась девочка. - В карете вы упали в обморок и, конечно, ничего не помните, но в конце концов нас привезли сюда. Сначала эти люди - вернее, эти обезьяны ограбившие портновскую лавку! - хотели меня отпустить, но все же решились дождаться своего главного. Ну того англичанина в очках, которые я когда-нибудь засуну ему... куда-нибудь. Так вот, приехал он и говорит, что если барышня разгуливает по ресторанам в сопровождении сомнительных мужчин, то по ней плачет исправительный дом! А поскольку он печется о моей морали, одну меня поздней ночью не отпустит. Мол, дождемся утра, тогда он и передаст меня с рук на руки моим родителям или опекунам. И адрес мой домашний спросил. Представляете, что устроит мама, если узнает, что я гуляла с аристократом! Уж лучше раздеться донага, намазаться красной краской и станцевать тарантеллу перед разъяренным быком - безопаснее будет! Поэтому я сказала, что уж лучше останусь с вами, мы как никак друзья.

Герберт тихо присвистнул. Вот это номер! Назваться другом вампира в присутствии ламиеолога! Это ж все равно что подарить Папе Римскому портрет Лютера на именины.

- И Сьюард не пытался тебя отговорить?

М-ль Жири вздернула носик.

- Ну не без этого. Даже назвал вас вампиром. Хоть гоблином пугать не стал, и на том спасибо! Я хоть ростом и не вышла, но в голове у меня все ж не отруби. Я страсть как разозлилась! И сказала, - девочка притихла, потом продолжила, осторожно нанизывая слова, - что он является плодом любви двух безответственных людей, которым в свое время лень было пойти к алтарю.

- Но ты выразилась более кратко и емко?

- Ага. После он уже не спорил. Только предупредил, что если мне наскучит с вами возиться, нужно лишь открыть шторы. Солнечный свет якобы обратит вас в пепел.

Вампир подскочил на месте.

- Но я не стала пробовать, а то кто его знает, вдруг правда? Поди потом убери весь этот пепел. Однажды я выносила ведро с каминной золой, запнулась и просыпала все. Пришлось даже потолок заново белить...

- Мег, у тебя есть какие-нибудь идеи насчет побега? - Герберт поспешил прервать этот увлекательный рассказ.

- Нет. Но я думала, что у вас они есть, - в глазах балерины читалась надежда.
  
   Многочисленные революции не могли не отточить инстинкт самосохранения у аристократов! Умение спасать свою шкуру они всасывают с молоком матери. Точнее, с молоком кормилицы.

- Я думаю, что нам следует дождаться моего отца, - наконец ответил Герберт.

- Он убьет наших врагов? - обрадовалась Мег.

- Неправильная форма глагола, - лицо виконта исказила злая усмешка. - Он будет их убивать. Но вообще да, убьет. В конце концов. Когда у него истощится фантазия. А во время этого продолжительного процесса они успеют помянуть недобрым словом повитуху, что помогла им появиться на свет. И чем дальше, тем меньше будут стесняться в выражениях.

- А, ну тогда все замечательно! - беззаботно махнув рукой, Мег распахнула альбом и вернулась к своему прежнему занятию. Герберт позавидовал ее уверенности.

Ведь отец не придет за ним. Герберт знал это из опыта.

Не то что бы его инициация была ужасной. Скорее наоборот. Никогда еще немертвые родственники не были столь любезны, как за пару месяцев до этого события. Виконта буквально завалили подарками, которые, в основной массе, рассыпались в руках или носили следы близкого знакомства с молью. Дядюшка Маледиктус прислал учебник по арифметике, чтобы Герберт наловчился считать рис. И только Кармилла Карнштайн, слывшая тонким психологом, подарила виконту действительно приятную вещь - собрание японских гравюр, изображавших ту сторону самурайской жизни, о которой не принято разговаривать в приличном обществе. Она же дала ему несколько дельных советов, сводившихся к тому, что во время инициации виконт должен выглядеть великолепно. Никаких царапин или синяков под глазами. Став вампиром, он уже никогда не изменится. Чего стоит хотя бы случай с троюродной тетушкой Эглантиной, которая накануне инициации подралась с сестрой! Или с дядюшкой Фридрихом, который вытатуировал крест на спине, когда в молодости служил во флоте. Впоследствии это обстоятельство не только причиняло массу физических неудобств, но и свело на нет его личную жизнь, потому ни одна вампиресса не хотела приближаться к нему ближе, чем на пару метров.

И виконт фон Кролок вплотную занялся своей внешностью. Перестал таскать засахаренную корицу из буфета. Собрался с духом и проколол уши, что по всеобщему мнению воплощало вульгарность. Все было просто замечательно. Бессмертие - отличная штука, очень полезная для кожи и волос. Один укус - это пустяк, всего-навсего пропуск в блестящее будущее.

Хотя отец уже успел выстроить вокруг себя высокую стену, теперь он перестанет избегать Герберта. Потому что дважды никого не овампиришь. Взгляд отца - такой твердый, такой справедливый! - мимолетно задержавшись на лице сына, не будет спускаться ниже и ниже, останавливаясь в районе яремной вены. Слова "Ступай в свою комнату немедленно!" вновь станут наказанием, а не проявлением заботы.

Так что все будет хорошо. По крайней мере, хуже уж точно не будет. Он устал сопротивляться. Они оба устали.

Герберт не мог вспомнить, как именно все произошло. Потом поговаривали, что графа еле оттащили от сына, но родне лишь бы языком трепать. Но осталось ощущение, что тебя тянут на дно и ты видишь, как последние солнечные блики исчезают за толщей воды. Нет смысла бороться с этим. Только плыть по течению, что капля за каплей уносит кровь, а вместе с ней все звуки, запахи и цвета. Переливы красок на лепестках роз, которые выглядят так однообразно в лунном свете. Аромат пасхальной выпечки. Первый поцелуй, подаренный украдкой, с привкусом опасности и тайны. Мурлыканье клавесина, когда его гладят пальцы матери.

Плыть по течению и надеяться, что в обмен ты получишь нечто несоизмеримо большее.

И понимать, что это неправда.

Когда Герберт проснулся следующим вечером, в носу защекотало от запаха свежей древесины. Он приподнялся и тут же вскрикнул, стукнувшись головой о крышку гроба. Но боль от удара заглушило ощущение такого голода, словно виконт месяц сидел в казематах на хлебе и воде. Крышка гроба сдвинулась, и Герберт увидел невозмутимое лицо тетушки Эржбеты, которая предложила ему подкрепится ее фирменным коктейлем "Кровь Девственницы." Стоило только посмотреть на прозрачную жидкость в бокале и на румяные щеки самой вампирессы, чтобы понять, куда подевался весь сахар из этого варенья.

Эржбета завела речь про обязанности наследника рода, но Герберт лишь механически кивал, уставившись в потолок. Там бегал паук, играя в любимую игру всех пауков, бегающих по потолку - "Угадай, упаду я на тебя или нет!" Склеп был освещен тусклым огоньком сальной свечи, за окном царила непроглядная ночь. Из-за двери тянуло стылым ветром. Отца поблизости не было - как объяснила Эржбета, сразу после Бала он ускакал куда-то. Нет, не спрашивал. Нет, ничего не передавал. Вполуха слушая монотонное жужжание тетушки, Герберт фон Кролок задумался, где же теперь ему искать тепло, потому что дома тепла уж точно никогда не будет.

Отец не появился ни той ночью, ни следующей. Он вернулся спустя неделю и не с пустыми руками. Но тогда все это уже не имело значения.


***

- Много лет назад я запер виконта в детской, - продолжил граф, - а теперь настало время вручить ему ключи. Пусть поступает, как ему заблагорассудится! Герберт заварил такую густую кашу, что в ней ложка встанет, так что и расхлебывать будет сам. У него есть возможность вырваться на свободу. Если Альфред - не мимолетное увлечение, если этот мальчишка действительно что-то значит для Герберта, пусть он докажет это. А я понаблюдаю и вмешаюсь, только если дела окончательно зайдут в тупик.

- Вы вольны наказывать своего сына как сочтете нужным, Ваше Сиятельство, - лицо Куколя было непроницаемой маской.

Фон Кролок вскочил и начал мерить комнату шагами, что было затруднительно ввиду ее малых габаритов. Фактически, он вертелся на месте.

- Хмм, а я ведь даже не подумал, что Герберт может воспринять мой поступок вот так. Я всего лишь хочу сделать ему подарок на совершеннолетие. Позволить, чтобы он хоть раз выбрал собственный путь.

- Да, Ваше Сиятельство.

- Что да?

- Решение Ваше Сиятельства как всегда мудро.

- Как всегда? Скорее уж наоборот. Какое бы решение я не принял, в конечном итоге оно оборачивается против меня. Я похож на садовника-растяпу, который, убрав палые листья, всегда забывает на дорожке грабли, - подумав, граф жестом подозвал Куколя. - Мы, вампиры, не отражаемся в зеркалах, поэтому нам приходится полагаться на окружающих. Посмотри мне в глаза, чтобы я мог увидеть себя.

Никому не хочется иметь распущенную прислугу, которая подслушивает у дверей, а после включает услышанное в свои мемуары, написанные на украденной у хозяев гербовой бумаге. Поэтому жизнь слуг построена на запретах. Не заговаривать первым, не высказывать свое мнение без спроса, не маячить у окон, не шуметь. И не смотреть прямо в глаза, ведь это почти что вызов. Сначала слуга начнет таращиться, а потом что? Высунет язык, назовет господина "дружище" и посоветует тому не задирать нос, если не хочет схлопотать по шее? Должны же быть границы между сословиями!

Куколь поймал себя на мысли, что не знает, какого цвета у графа глаза.

Но приказ есть приказ.
  
   Вампир наклонился над ним и Куколь увидел лишь пустошь и руины. И одиночество, которое за столько веков из беды успело превратиться в образ жизни. Но все же он мог поклясться, что на мгновение услышал посвист ветра, заблудившегося в пшеничном поле.

- Тебе меня жаль? - недоверчиво спросил вампир. - И моего сына тоже? Какая нелепица. Ты человек, а люди испокон веков ненавидят нежить. Мы присвоили ночь и сурово караем за нарушение границ. Нас любить не за что. Так почему ты стараешься помочь? Это не входит твои прямые обязанности. Или за те годы, которые ты прожил в замке, вампиры стали тебе как родня?

Куколь, казалось, сгорбился еще сильнее.

- Нет, - ответил он, выдержав паузу чуть длиннее, чем позволяли приличия. - Вампиры стали полной противоположностью моей родне.

- Как это?

- Моя мачеха имела обыкновение бить меня головой о дверной косяк, если в руках у меня находилась книга, а не лопата. Кто ее осудит? Она была женщиной старой закалки и считала, что при моей восхитительной внешности образование - это уже излишество... По крайней мере, вы разрешаете мне пользоваться библиотекой.

- Я никогда не интересовался твоим происхождением, - проронил фон Кролок и, к своему удивлению, ощутил нечто похожее на укол совести. Хотя вряд ли найдется хозяин, который сможет написать подробную биографию своего камердинера. Слуги - лишь механизм для поддержания чистоты, кому есть дело до их переживаний?

Подумав, вампир добавил:

- Да и в будущем оно меня вряд ли заинтересует. Я никогда не спрошу о твоей прежней жизни.

В ответ он услышал вздох облегчения.

- Спасибо, Ваше Сиятельство, - осклабился горбун, мысленно добавив, "А я в свою очередь никогда не спрошу про шелест пшеницы."

- А сейчас давай поговорим как два... - граф покачал головой, - Подумать только, я хотел сказать "как два человека"! Столько лет минуло, а все никак не отвыкну от лицемерия.

- Вряд ли человеческая раса гордится родством со мной, - пробормотал Куколь.

- В таком случае, как два чудовища, - вампир усмехнулся невесело. - Это уравнивает нас, не находишь? Кстати, можешь сесть. И скажи, что ты думаешь про сложившуюся ситуацию.

Иногда управляться с немертвыми очень просто. Дай им чашку крови и всю ночь они ходят с улыбкой до ушей. Плохо то, что вампиры непредсказуемы. Трудно угадать, что они сделают в следующий момент - так и будут хвастаться своими манерами или же вцепятся тебе в горло, сочтя тебя более привлекательным в качестве еды, чем собеседника. Жить с ними под одной крышей - все равно что играть в шахматы фигурами, которые норовят цапнуть тебя за палец. И упаси тебя Господь спорить с ними, если твоя бабка не была как минимум герцогиней, а твою родословную можно прочесть менее, чем за неделю! Вампиры не тратят слов на пререкания со слугами. Ответом служит свист хлыста.

Но Куколь почувствовал, что его кровь вот-вот достигнет критической температуры. Гнев, пребывавший в многолетней спячке, вдруг зашевелился. Сложив руки на груди, граф фон Кролок по-прежнему улыбался, печально и чуть снисходительно. Он окружил себя страданием как частоколом, запер все двери и задернул гардины. Его мир был погружен в вечную ночь. Но неужели он считает, что монополизировал отчаянье и боль? Да как он смеет так думать!

Даже если его слова станут последними - а в глубине души Куколь подозревал, что так оно и будет - зато он отправится на тот свет бесконечно довольным собой. Зажмурившись, горбун представил свой гнев. Это был меч, раскаленный добела. И тогда страх улетучился сам собой. Просто сжать рукоять и нанести удар.

- Если бы вы уделяли сыну больше внимания, ему не пришлось бы искать вашу улыбку на лицах других мужчин, - сказал Куколь, наслаждаясь произведенным эффектом.- Когда вы наконец позволите себе полюбить его? Сколько еще он будет топтаться на вашем пороге? Даже попрошайки, которые пришли колядовать у дома ростовщика, встречают больше милосердия. Сколько еще вы будете мучить его? Когда же вы остановитесь?

Вампир невольно подался назад, но тут прошипел сквозь зубы:

- Никогда! Ранее ты уже имел возможность пронаблюдать, что у меня неладно с самоконтролем. Единственной, кто мог остановить меня...

- ... была ваша жена. Но ее здесь нет. Не перекладывайте на нее ответственность.

- Иногда мне кажется, что она смотрит на меня его глазами!

- Так вот в чем дело! - горбун хлопнул себя по лбу. - В тот день Ангел Смерти совершил ошибку! На ее месте должен был оказался виконт. Раз уж он все равно не годится на роль продолжателя рода. Раз он ложится в постель не с тем, с кем следует.

- Нет! Я никогда так не думал!

Их глаза встретились, и фон Кролок отвел взгляд первым.

- Ты прав, думал. И не раз. Теперь ты видишь, что за чудовище сидит у меня внутри? Я вампир. Единственное, что у меня получается действительно хорошо - это убийство. Все, до чего я дотрагиваюсь, гибнет. Мои слова ранят, после моих прикосновений остаются синяки. И чем меньше я буду вмешиваться в жизнь Герберта, тем лучше. Мальчик сам это понимает. Иначе он написал бы мне хоть одно письмо.

Безалаберность юного вампира была притчей во языцех! Знай Куколь, как хозяин отреагирует на отсутствие вестей, самолично привязал бы виконта к ножке стола и продиктовал бы ему какой-нибудь нейтральный текст.

- Виконт действительно вам не писал. Иначе ему пришлось бы признать, как далеко от вас он оказался. Он слишком любит своего отца, чтобы спокойно переносить разлуку.

- Я не заслуживаю подобной любви.

- Что верно, то верно. Но увы, дети сильнее всего любят именно тех родителей, которые этого наименее достойны.

В комнате повисло молчание, тяжелое и густое, как туман над Темзой. К немалому удивлению Куколя, он все еще обладал тем же числом конечностей, что и до начала этой беседы. Это давало повод к оптимизму.

- Вот все, что я хотел сказать. Теперь у меня есть только одна просьба: убейте меня за мою дерзость чуть позже. После того, как мы вместе распутаем этот клубок.

- Я согласен, - фон Кролок кивнул, но не стал уточнять, на что же именно он соглашается. - Держу пари, план у тебя наготове.

- Да, Ваше Сиятельство. Даже если ваш сын вырвется из заточения, - Куколь мысленно пожелал, чтобы этого не случилось, - в одиночку он не справится со всеми охотниками на вампиров. Я видел их ружья, слона разорвут в клочья. Так что вам придется принять условия доктора Сьюарда, пойти к нему и обменяться.

- Ты хочешь, чтобы я предложил себя в заложники вместо Альфреда? - граф недоверчиво усмехнулся.

- Ну что вы! Весь день я изучал архивы "Ламиеологического Вестника" и нашел кое-что интересное про нашего знакомца. Оказывается, он начал карьеру с упокоения некой Люси Вестенр, своей соотечественницы. Ничего примечательного - обычная девица, дочка нуворишей, по мужчинам ходила, как по ковровой дорожке. Сьюард, надо полагать, посватался к ней и получил от ворот поворот. Другой в его положении получил бы удовольствие, отомстив бессердечной кокетке, но доктор, кажется, до сих пор чувствует себя виноватым. Трактирная служанка упомянула, что он поморщился, когда ступил на лестницу, ведущую в подвал. И он не может спать по ночам.

Вампир склонил голову набок.

- Потому что каждый раз спускается в склеп по бесконечной лестнице, а внизу его ждет та женщина? Узнать бы, что она ему говорит. Хотя ей даже необязательно что-то говорить. Первая жертва... Рано или поздно, они сливаются воедино. Когда смотришь на океан, разве считаешь, сколько капель его составляют? Но первая жертва подводит черту... Так что же потребуется от меня?

У Куколя не раз была возможность убедиться, что его хозяин не терпит простых решений. Пожалуй, следовало попросить его украсть любимую собачку королевы Виктории или намотать елочные гирлянды на стрелки Биг Бена. Хотя план и так был достаточно заковыристым.

- Вы отправитесь в Лондон, оживите фроляйн Вестенр и затем обменяете ее на Альфреда. Думаю, она устроит Сьюарду веселую жизнь.

- Жаль, веселье долго не продлится, - усмехнулся вампир.- Люси Вестенр - имя-то какое знакомое. Но где я мог его слышать... Ох! Я так и знал, что его шуточки нам еще аукнутся!

Событие, которое имел в виду Его Сиятельство, в семейных кругах именовалось "Великим Английским Загулом Влада." Но этот эвфемизм не передавал всей экстравагантности путешествия графа Дракулы, который за время прибывания в Англии перецапался с ламиеологами, укусил девицу, которую затем бросил на произвол судьбы, и, нагло эксплуатируя имидж "экзотического чужака", завел интрижку с женой своего агента по недвижимости. Вдобавок, он привез с собой 50 ящиков отборнейшей почвы и вырастил на заднем дворе рекордный урожай росянок, которые вскоре слопали всех соседских кошек. Английские вампиры, славившиеся чопорностью, пришли в ужас. Чуть было не разразился международный скандал, но в Лондон был срочно откомандирован дядюшка Маледиктус, блестяще выполнивший миротворческую миссию. Англичане согласились забыть про похождения Влада, в обмен на то, чтобы их восточноевропейские коллеги никогда не упоминали "Великий Закарпатский Загул Джонатана Харкера." Впрочем, чего еще ожидать, если английский клерк, всю жизнь просидевший за пыльной конторкой, вдруг оказывается в замке, где томятся три вампирессы без каких-либо матримониальных перспектив? Эффект получился такой же, как от тонны уксуса, смешанного с тонной соды. Очень, очень бурная реакция. Отныне на местном диалекте слово "англичанин" означает "человек, который приходит в таверну с 3мя клыкастыми подругами, после 2й кружки пляшет джигу на столе, после 4й - учит кота петь "Боже храни Королеву," после 6й - рассказывает, как он разбил Наполеона под Ватерлоо, а наутро строчит невесте грустные письма, причем сообщницы исправляют ему орфографические ошибки."

Зато фон Кролок теперь должен позаботиться о второстепенном персонаже, сиречь о забытой всеми Люси Вестенр. И тем самым он выставит себя на посмешище перед всей родней. Влад уж точно будет считать его своим мальчиком на побегушках.

Увидев, как вытянулось лицо вампира, Куколь поспешил заверить его, что в данных обстоятельствах это самый лучший план.

- Думаю, вам это понадобится, Ваше Сиятельство, - пошарив в ведре со льдом, Куколь протянул хозяину фляжку. Тот потряс ею возле уха и улыбнулся, услышав знакомое бульканье. На вкус кровь животных - все равно что выдохшееся шампанское, но для его целей сгодится.

- Надо полагать, ламиеологи упокоили бедняжку Люси со всей тщательностью? - поинтересовался граф.

Словно ожидая этого вопроса, Куколь протянул ему коробку мятных леденцов.

***

Герберт в который раз сжал решетку, но все бесполезно. Он не сможет вырваться отсюда, а значит и Альфреда не спасет. Это закономерно, ведь такого рода любовь никогда не заканчивается свадебными колоколами. Развязка должна быть трагичной. Взять к примеру мифологию - герой, на которого можно равняться, обязательно погибнет в сражении с троянцами, или неосторожно брошенный диск раскроит ему череп, или же он утонет в Ниле.

Так что счастливый конец - это не про них с Альфредом.

Но у виконта оставалась еще одна попытка - обратиться к мудрости прошедших поколений. Он представил себе портретную галерею и в голове раздался шепот голосов, выцветших будто краски на холстах.

"Что бы сделал отец, оказавшись на моем месте?" - потребовал Герберт.
  
"Он никогда не оказался бы на твоем месте, юный фон Кролок!"
  
"Я имел в виду, если бы он находился здесь."
  
"В первую очередь, он наорал бы на тебя", ехидно отозвались голоса, но добавили "Одно не вызывает сомнений - твой отец использовал бы все ресурсы."

Виконт сглотнул и перевел взгляд на ресурсы, что затаились на диване. Чтобы вернуть силы, ему требуется кровь, много крови.

"Но... она же еще совсем маленькая!"
  
"Разве возраст когда-либо был тебе помехой? Сколько лет было тому мальчишке, который ошивался на ваших землях в 1813м?"
  
"Кроме того, она же противоположного пола! Я никогда..."
  
"Брось, тебе с ней не детей делать. Да и с инициацией возиться незачем. Возьми, что нужно, а тело оставь."
  
"Мне кажется, что это провокация. Наверняка мерзавцы все рассчитали. Когда я вырвусь на свободу, они всадят мне серебряную пулю промеж лопаток."
  
"Может и так" философски рассудили голоса предков, "а может и нет. Но бездействием ты точно ничего не выгадаешь. Ступай к ней."
  
"Ты вампир, ты не можешь не поддаться искушению."

О да! Будь праматерь Ева была вампирессой, она не ограничилась бы одним плодом, но хорошенько потрясла бы Древо Познания. Еще и варенья бы из яблок наварила, чтоб хватило надолго. Хотя нет, яблоки она б оставила напоследок, а для начала полакомилась бы Змием...

"В отличии от смертных, у нас нет свободы воли, мы можем лишь следовать Голоду. Не смей бороться с ним. Голод - это все, что определяет тебя. Лишь благодаря ему ты существуешь."
  
"Мы прирожденные... вернее, приумершие убийцы. Продлевать свое бытие за счет других - это ли ни есть высшая степень эгоизма?"
  
"Будь эгоистом, юный фон Кролок."
  
"Выпей ее до капли. Мы бы так поступили. Не думай, что ты особенный!"
  
"Не думай, что устоишь там, где сломались мы."
  
"Ведь не хочешь же ты опозорить весь род..."
  
"... или разочаровать своего отца..."
  
"... потому что знаешь, какие бывают последствия, когда отец в тебе разочарован!"

О, если бы можно было втянуть голову в плечи и, как в детстве, пулей пробежать по галерее, зажимая уши!

"Кроме того, пока ты тут прохлаждаешься, твой приятель наверняка страдает."
  
"Ты неудачник, Герберт фон Кролок - плохой сын, плохой друг и никудышный вампир!"

- Маргарита Жири!

Вздрогнув от властного оклика, девочка обернулась... и ее судьба была решена.

Пристально глядя ей в глаза, Герберт приблизился и спросил невозмутимо.

- Тебе не кажется, что в комнате вдруг сделалось жарко?

- Да, конечно, - растеряно улыбнулась она.

Пальцы Мег заскользили по высокому воротничку платья, расстегивая крючки.
  
  
  
   Глава 24

Парижане обожали Оперу. Развалившись на площади словно дракон, в бока которого вросли драгоценные камни, она воплощала изысканную роскошь. Как приятно подниматься по грандиозной лестнице, ловя восхищенные взгляды поклонников или кислые - завистниц, которые стараются наступить вам на длинный шлейф платья. Есть у Оперы и другие достоинства. Например, можно похвастаться новой диадемой с бриллиантом, который ровно на 1/16 карата больше, чем у герцогини N. Или же пройтись взад-вперед по фойе, выгуливая новую содержанку, в то время как жена посещает заседание "Общества по Внедрению Трезвости и Умеренности среди Индейцев Сиу." Наконец, можно выкупить ложу на весь сезон, а потом вскользь упомянуть, во сколько она обошлась. Да, в те времена ложи были своего рода гостиными, где проводили время представители высшего света. Какой-нибудь маркиз собирал вокруг себя не менее благородных друзей, обменивался сплетнями и отпускал шуточки в сторону торговца свининой, с важным видом сидящего в ложе по соседству.
  
   (Оттачивать остроумие на торговце свининой было еще приятнее, потому что
а) он приходился упомянутому маркизу тестем
b) ложа, занимаемая маркизом, была куплена на его деньги
с) в субботу он пригласил маркиза на рыбалку, для чего аристократ должен был собственноручно накопать червей, а после выслушать многочасовой сравнительный анализ желудей и картофельных очистков в качестве комбикорма).

Так или иначе, в Опере весело. Причем веселье не связано с музыкой. Многие зрители ерзали на месте в ожидании пятого акта, по окончанию которого можно отправиться за кулисы и рассмотреть ноги балерин уже без бинокля. Взмах дирижерской палочки действовал на других, как команда гипнотизера. Они тут же погружались в спячку, умудряясь при этом сидеть с прямой спиной и время от времени хлопать невпопад. Не думайте, что музыка была скучна - о нет, шедевры Гуно и Пуччини поистине божественны. Но если вы получаете акустический катарсис лишь от звуков канкана, а вашей жене нужно похвастаться новым страусовым боа и она тащит вас на "Фауста" снова, и снова... и снова... И каждый раз вам приходится созерцать, как Маргариту играет пожилая матрона с такими бицепсами, что она могла бы сплести кружево из тюремной решетки, а потом отметелить Фауста с Мефистофелем, которые заскочили спросить как дела.

Порою жизнь вносила приятное разнообразие. Конь, запряженный в колесницу, начнет вдруг жевать занавес (как вариант - юбку впереди стоящей примадонны) или тенор подерется с суфлером, который строил ему рожи из будки. Вот и сегодня последний акт заставил ценителей искусства поднять брови. Выглядел он приблизительно так - в тюрьму проследовала Маргарита в исполнении очаровательной Кристины Даэ. Вслед за ней, кряхтя, плелся Фауст с чемоданом в каждой руке, а завершал процессию Мефистофель, который вел на поводке белого котенка. Дьявол заметно хромал, да и вообще выглядел так, словно ему устроило темную целое ангельское воинство. Причем ангельское воинство с очень острыми ногтями. Фауст тоже был не в лучшей форме. Казалось, он только что вымылся мочалкой, изготовленной из ежа.

Вместо того, чтобы запеть, Маргарита, трогательно улыбнувшись, обратилась к коллегам:

- Спасибо, милые друзья! Не держите зла на Додо, ведь вы сами спровоцировали его, почесав за ушком. Он не терпит, когда к нему прикасаются сразу после ванны. Просто приложите к царапинам подорожник, тогда риск заражения крови снижается на целых 20 процентов. А теперь прощайте, - повернувшись к залу, они прокричала, - прощайте все!

На зал опустилась тьма. Когда через несколько секунд вспыхнул свет, уже успели случиться несколько событий. Во-первых, певица вместе с багажом и сторожевым котенком исчезла со сцены. Во-вторых, по крайней мере у трех зрителей исчезли кошельки, а их соседи теперь непринужденно посвистывали, с невинным видом рассматривая фрески на потолке. В-третьих, господин с окладистой бородой вскочил с места и, расталкивая зрителей, начал пробираться к сцене.

На мужчин, занимавших директорскую ложу, наибольшее впечатление произвело именно первое событие.

- Это возмутительно! - вскричал Моншармен, потрясая кулаками. - Он совсем распоясался!

- Только подумать, что сейчас он тащит бедную девочку по холодным коридорам! - вторил его коллега . - Чего доброго, горло ей застудит, а у нас с ней контракт до конца года!

- Ее голосовые связки - еще полдела, он ведь Оперу взорвет!

- Доктор Сьюард, вы же обещали положить конец сему безобразию!

Англичанин, сидевший рядом, лишь бросил небрежно:

- Раз обещал, значит сделаю. Тем более, что в этом мне будет помогать лучший специалист по потусторонним явлениям.

Он похлопал по плечу молодого человека, с растрепанными кудрявыми волосами и темными кругами вокруг глаз. В течении всего представления тот ни разу не шелохнулся, замер на месте, как мальчишка во время первого посещения церкви. Мальчишка, который опасается, что одна ошибка - и он получит требником по затылку. Судя по отсутствующему выражению лица, юноша запивал опиум абсентом и заедал морфий пирожками с начинкой из гашиша, так что неудивительно, если у него налажены тесные контакты с миром духов. И уж точно с миром галлюцинацией. Наверняка за ужином он чокается со Спинозой, а по утрам к нему заходит Орлеанская Девственница, поболтать о том о сем.

- Чем он-то сможет помочь? - Ришар скептически обозрел горе-оккультиста.

- Дайте угадаю! - прогремел голос у него за спиной. - Вызовет джинна из бутылки, причем бутылка будет из-под лауданума. Потусторонние явления! Бред какой! Пора принимать реальные меры, а не играть в "сейчас-я-вызову-дух-Шекспира- и-спрошу-где-жена-спрятала-мою-заначку"!

В дверях стоял смуглый мужчина в алой феске, возвышавшейся над его головой, как гора Фудзи над окружающим ландшафтом. Глаза незнакомца сверкали ярче, чем лезвие кинжала, которым он размахивал, чтобы придать вес своим словами.

- А вы, собственно, кто-такой будете, сударь? - возмутился Моншармен, но на всякий случай попятился, чуть было не рухнув с балкона.

- Тысяча дэвов, да какая разница кто я такой! Главное, кто такой Призрак! Он не эктоплазма во фраке, он человек из плоти и крови - хотя когда я до него доберусь, и того и другого у него сильно поуменьшится!

- Не горячитесь так, - миролюбиво попросил Ришар, - доктор Сьюард и его коллеги отыщут Призрака, а мы подождем. Я знаю премилое кафе на другом конце города - туда точно не докатится взрывная волна.

Сплюнув, Перс опустил кинжал в карман, распоров ткань, после чего торопливо засунул оружие за пояс.

- Значит, не хотите слушать правду? Шмеля вашему ишаку под хвост! - он привстал на цыпочки, заглядывая в зрительный зал, - Кстааати, какой-то бородатый эффенди только что отобрал у Мефистофеля трезубец и теперь клянется, что найдет вас и произведет крайней неприятную операцию, которая вообще-то невозможна с точки зрения анатомии, но уж он-то постарается. Вроде бы его зовут Шарль Гуно и он в обиде, что вы надругались над его сюже...

Прежде чем он успел договорить, директора выбежали из ложи с резвостью, которая заставила бы гепарда восхищенно зааплодировать.

- Ну вот, раз уж мы избавились от этих сыновей ехидны и змеи, зачатых в високосный год, можем поговорить как цивилизованные люди. Называйте меня "дарога." Вы, стало быть, доктор Сьюард, - Перс перевел взгляд на молодого человека и его лицо перекосило, словно он только что съел незрелый апельсин вместе с кожурой, - этот юноша мне известен, а вас как зовут?

- Нед Гримсби, - представился мистер Гримсби, который все это время любовно поглаживал чехол от виолончели. Судя по восторгу, затаившемуся в его глубоко посаженных глазах, в чехле вряд ли находился музыкальный инструмент.

- Мы очень рады знакомству, мсье дарога, - Сьюард пожал его жилистую руку. - Как я понимаю, вы хотите помочь нам в поисках Призрака.

- Скорее вы будете мне помогать, - пробурчал дарога, - уже много лет я знаю Призрака - то есть Эрика- и мог бы запросто найти его логово. Проблема в том, что с улицы Скриба туда не проникнешь, ведь Эрик наверняка обмотал бикфордов шнур вокруг дверной ручки. Так что придется идти через подземелья, и мне нужно чтобы...

- ... кто-нибудь шагал впереди и наступал на все ловушки? - любезным тоном предположил доктор.

- И вовсе не это я имел в виду, - сказал Перс, краснея под густым загаром. - В любом случае, я доберусь до Призрака, прежде чем он сделает с Кристиной что-нибудь противоестественное! Или еще хуже - что-нибудь естественное.

- Кто здесь собирается к Призраку? Простите, господа, но я шла по коридору и совершенно случайно услышала ваш разговор, - в ложу шагнула высокая дама с розовым отпечатком замочной скважины на щеке. - Я билетерша Жири и мне срочно нужно поговорить с Призраком!

Вид у мадам Жири был таким решительным, что доктор Сьюард лишь вздохнул, понимая, что мужская компания отныне будет разбавлена. Проще вытащить кусок смолы, прилипший к волосам, чем прогнать эту женщину, в продавленной шляпке и таком выцветшем платье, что его изначальный цвет мог быть каким угодно, от карминного до индиго.

- А вам что нужно от бедняги? Неужели он не заплатил за билет или вытер грязные ботинки о скамеечку для ног? - съязвил доктор.

- Нет, мсье. Пропала моя дочь, Мег Жири.

Перс воздел руки к небесам.

- Ну почему из нашей великой культуры, подарившей миру изящные миниатюры и прекрасные рубаи, иностранцы впитывают все самое худшее? Однозначно - Эрик решил завести гарем. Кто-нибудь, проверьте гримерку Ла Сорелли и Карлотты! Ему можно еще двух.

- Да пусть ваш лживый язык отсохнет! - мадам Жири легонько шлепнула себя по губам. - Простите, мсье Перс, да только я никогда не поверю, что Призрак способен на этакую мерзость. Он всегда был так добр к Мег. Он... он оставлял ей конфеты, - неуклюже закончила женщина, - Вчера вечером Мег не вернулась домой. Я первым делом подумала, что она сбежала с Этьеном Кастело-Барбезаком, потому что я не разрешала им встречаться. Но баронесса сказала, что Этьен уже третий день не поднимает головы от чертежа, а она время от времени вливает в него бульон. Теперь я даже не знаю, что и думать! Но Призрак может все, мсье, он обязательно отыщет мою девочку.

Впервые за этот вечер Альфред вздрогнул и, непонимающе заморгав, спросил Сьюарда по-немецки:

- О чем говорит мадам Жири? Вы завезли Мег домой... ведь вы же ее завезли?

- Или Ваше Сиятельство немедленно успокоится, или я заткну чей-то благородный рот головкой чеснока, - процедил сквозь зубы доктор. - Ни единого звука! Сейчас вы поведете нас всех к Призраку, а в том случае, если мы не вернемся через три часа, мои коллеги позаботятся о вашем создании. Увы, слуги должны расплачиваться за причуды господ.

- Как всегда вы правы, - вампир вновь вперил взгляд в пустоту. Его лицо приняло абсолютно бесстрастное выражение, словно он был лунатиком, балансирующим на бельевой веревке.

Сьюард посмотрел на мадам Жири, которая уже вовсю обсуждала с Персом план их путешествия. Он вспомнил девчонку, трещавшую так быстро, словно за каждое слово ей платили по франку. Настоящий фонтан красноречия. Вся в мать. Та маленькая смуглянка определенно дочь мадам Жири.

Вернее, была дочерью мадам Жири.

Но никто не заставлял ее водиться с вампирами! Она знала, на что идет, когда вышла за рамки морали, а значит и за пределы милосердия. Нужно платить за свои поступки. Всегда. Это долг честного гражданина. Империя развалилась бы по кирпичу, если бы преступления оставались безнаказанными. Ответственность скрепляет ее, как известка.

Мег Жири сама виновата. Она решила встать на сторону зла, как когда-то...

- Хватит болтовни, - приказал Сьюард. - Нужно добраться до подземелий прежде, чем наш новоявленный Гай Фокс доведет до конца свою задумку. Пойдемте!


***

- Эй, парень, тебе что, жить надоело? Чего несешься, как на пожар? Господин Перс сказал, что здесь могут быть ловушки. И подними руку на уровень глаз, - билетерша окликнула Альфреда, который следовал на несколько шагов впереди группы.
  
   За ним шли доктор Сьюард, время от времени вытиравший холодный пот со лба, Перс и билетерша, которая воинственно махала ридикюлем. Мистер Гримсби заметно отставал. И неудивительно, ведь здравому смыслу вопреки, он потащил с собой виолончель!

Как обычно, доктор Сьюард ответил за своего подопечного.

- Ну что вы, мадам Жири. Этот юноша не робкого десятка. Он мог бы сыграть в гляделки со смертью.

Юный вампир никак не отреагировал. Мозг был окутан плотной завесой, через которую не проникали слова. Мысли онемели.

Наверное, он родился с цепью вокруг шеи, невидимой для него самого, но очень даже заметной окружающим. Любой мог потянуть за поводок - Профессор, Сара, Его Сиятельство, теперь еще и Герберт - и ему ничего не оставалось, как идти в заданном направлении. Сказать "нет" Альфреду было сложнее, чем кармелитке - произнести трехэтажное ругательство. Но есть в такой ситуации и свое преимущество. Не нужно отвечать за происходящее. Если он не выбирал эту дорогу, разве можно ругать его за то, что она привела не туда?

Лишь иногда Альфред чувствовал себя свободным. Например, когда они с Гербертом запирались в спальне и занимались тем, за что в Англии дают несколько лет каторжных работ. Или просто читали, растянувшись возле камина, или гуляли по замку, держась за руки, слыша неодобрительное бормотанье портретов. Никто не принуждал и никто ничего не требовал.
  
   Постепенно Альфред учился принимать решения, с упорством голландца, который медленно, дюйм за дюймом отвоевывает сушу у моря. У него уже почти получалось выбирать - к примеру, что надеть сегодняшним вечером (прежде он не задумывался об этом, потому что еще никогда у него не было даже запасного белья). Но ему следовало догадаться, что свобода была иллюзией. Виконт фон Кролок просто сделал себе подарок. Выбор, конечно, странный. Альфред считал, что будь он действительно игрушкой, сидеть бы ему на магазинной полке, пока мхом не зарастет. Но какая разница, факт оставался фактом. Его подарили. Что ж, раз их медовый месяц закончен, Альфред должен научиться другими глазами смотреть на своего друга. Не любить, но быть преданным. Или что-то в этом роде. Но сейчас не время пускаться в сантименты. Он должен выполнить приказ своего господина.

- Мы пришли, - произнес вампир, остановившись у стены. Слева виднелись сваленные в кучу задники и декорации. Краски казались тусклыми при свете фонаря, да и сами декорации были бесполезным хламом, но глаза Перса вспыхнули, как у Аладдина перед грудой сокровищ. Он принялся выстукивать стену и радостно завопил, когда один из камней подался вперед, а в стене образовалась дыра.

- Нам в другую сторону, - все так же безразлично сказала Альфред.

- Много вы понимаете! - брезгливо поморщился дарога. - Мое чутье, отточенное годами сыскной службы, говорит - вход в дом Призрака именно здесь. И я туда иду. Кто со мной?

Англичане не сдвинулись с места. Поколебавшись, мадам Жири встала в очередь за Персом, который, громко сопя, лез в потайную дверь. Внезапно передумав, она подошла к Альфреду.

- Хочешь пойти с нами? - мадам Жири пытливо посмотрела ему в глаза.

- Мой друг не заинтересован в вашем предложении, - отозвался Сьюард.

- А я не с вами разговариваю! - огрызнулась билетерша. - Ну так что?

Вампир помотал головой.

- Что ж, твое право, - неожиданно она вытянула руку и погладила Альфреда по щеке, заставив его податься назад. - Только пообещай, что с тобой все будет в порядке. А то я ж с ума сойду, если буду беспокоиться и за тебя и за Мег одновременно, - тут женщина обняла его, чуть заметно вздрогнув от холода, и прошептала на ухо. - У доктора последние шарики выкатились из ушей, а в голове гуляет приятный бриз. Драпай при первой же возможности.

Походя обругав изобретателя турнюров, билетерша протиснулась в дыру, за которой теперь почему-то сиял свет. Альфред проводил ее долгим взглядом. Потом в его голове что-то щелкнуло. Прежде чем охотники на вампиров успели схватить его за плечи и оттащить в сторону, он рванулся к отверстию.

- Мадам Жири! - его крик раскатился эхом. - Не волнуйтесь за Мег! С ней все хорошо! Мой друг позаботится о ней! Он очень добрый!

***

С нарастающим ужасом Перс огляделся вокруг, отмечая и зеркальные стены, и металлическое дерево в углу, с извилистым стволом и жестяными листьями. С одной ветви зловеще свисала петля. Да, забыть такое невозможно.

- Вы хоть понимаете, где мы находимся? - выкрикнул он, послав раздраженный взгляд в сторону мадам Жири. На ее лице блуждала отсутствующая улыбка. - Это копия той камеры пыток, которую Эрик построил для мазандеранской султанши. Температура будет подниматься, пока мы не сойдем с ума от невыносимого тропического жара! Скоро эта комната превратится в раскаленную сковородку!

Последнее замечание заставило мадам Жири улыбнуться еще шире. Она знала толк в сковородках.

- Приблизительно когда мы сойдем с ума и погибнем? - уточнила билетерша.

- Где-то через час-полтора.

- Чудесно! Значит, успеем поужинать.

Перс подумал, что в то время как для одних схождение с ума - это продолжительный процесс, для других это дело нескольких секунд. Он воззрился на билетершу, которая достала из безразмерного ридикюля номер "Эпок" и постелила его на полу. На импровизированную скатерть она начала выкладывать разную снедь, опять же любовно завернутую в газету. Последней из помятого рога изобилия появилась бутылочка вина. Дарога невольно сглотнул голодную слюну.

Прозвучавший выстрел заставил обоих подпрыгнуть, но ничто не могло изменить хорошего настроения билетерши. С ее души не просто свалился камень - сдвинулась целая тектоническая плита. Ну конечно с Мег не случится ничего дурного! Мадам Жири видела, как тот юноша прогуливался со своим белокурым приятелем, Мег потом про него рассказывала. Уж он-то не причинит девочке вреда.

- Так вот, мсье Перс, - покончив с приготовлениями, женщина выпрямилась, - во-первых, здесь гораздо безопаснее, чем там, где стреляют. Во-вторых, я слышала, что в магометанском раю мужчинам предлагают скудно одетых девиц, кальяны и шербет?

- Ну да.

- Но жареная курица, картофельные пироги и эклеры не включены в меню?

- Нет, вроде бы.

- Тогда не упускайте свой последний шанс, - подмигнула мадам Жири. Посмотревшись в зеркало, она поправила выбившиеся волосы. - Говорите, стены скоро раскалятся?

- Мхмхмм, - ответил дарога с набитым ртом.

- Жаль, чайник с собой не захватила. Вскипятили бы воды, попили чайку...

***

Когда послышались шаги, Призрак расставлял на каминной полке два маленьких ящика из черного дерева. Он облегченно вздохнул. Хотя Куколь обрисовал план в деталях, от моральной поддержки Эрик бы сейчас не отказался.

- А я уж было вас потерял, - он обернулся и замер на месте, потому что помимо знакомого вампира, в комнате находились еще двое господ. Они явно не были упырями. В то время как излюбленным оружием вампира являются собственные клыки, смертные предпочитаю что-нибудь поэффективнее. Иными словами, оружие, которое не оставляет две дырочки на шее, а сносит голову напрочь.

На Призрака были нацелены револьвер и замысловатое ружье, которое, очевидно, прежде использовалось для охоты на слонов (причем от слона оставались только бивни).

- Призрак Оперы, надо полагать? - сказал высокий мужчина в очках и твидовом пиджаке. - Я доктор Сьюард, председатель британского ламиеологического общества. Чрезвычайно рад знакомству. Если бы не наш общий друг, мы могли бы никогда не встретиться! Не зачем так сверкать глазами. Идея привести нас сюда не вызвала у него энтузиазма...

- Плевать я хотел на его мотивацию, - ответил Призрак, старательно игнорируя понурого вампира.

- Где Кристина Даэ? Это она?

Из-за двери в спальню доносился скрежет, который мог бы издавать тигр, запертый в фанерной коробке. Доктор Сьюард представил, как изящная м-ль Даэ скребется в дверь ногтями, но его воображение рухнуло под весом этого образа.

- Нет, это ее котенок. А Кристина принимает ванну, так что советую вам говорить потише, дабы не привлечь ее внимание.

- Хорошо, - шепотом отозвались англичане.

- В таком случае, я тоже рад знакомству, - в голосе Эрика не было и нотки приязни, - мы могли бы пожать руки, но боюсь, что вы прострелите мою.

- Непременно, - просиял мистер Гримсби. - Между прочим, пули у нас серебряные.

- Как трогательно, что вы так на меня потратились, - сухо сказал Призрак. - А сейчас мне нужно разделаться с небольшой проблемой, после чего я буду весь в вашем распоряжении.

Призрак повернулся к ним спиной, но остановился, когда над его ухом просвистела пуля.

- Поднимите руки, Эрик, мы не шутим. Куда же вы так торопитесь?

Нехотя он поднял руки.

- Кто-то из ваших прихвостней очутился в моей камере пыток. Чтобы отключить ее, нужно нажать на эту кнопку, - кивком он указал на панель в углу.

-По какому принципу работает ваша камера пыток? - полюбопытствовал Сьюард.

Призрак объяснил. Переглянувшись, ламиеологи присвистнули. Гримсби сообщил, что видел камеры пыток поинтереснее. Африканская жара - экая невидаль. В свое время он побывал в Конго, так что имел возможность убедиться, что зной это еще полбеды. Вот если бы Призрак напустил в камеру обезьян, мух цеце и туземцев с отравленными стрелами! Зато Сьюард решил взять эту конструкцию на вооружение. Получасовое пребывание в ней послужит убедительным аргументом для пациентов, которые упорствуют в отрицании своих психических недугов. О да, после они сами попросятся в ледяной душ!

- Но стоит всего лишь нажать на эту кнопку...

- Кнопка никуда не денется, - отмахнулся доктор. - Я нажму ее, как только наше с вами общение будет окончено. Тем более, что в камере пыток не мои - как вы изволили выразиться - прихвостни, а восточный господин, который жаждет испробовать на вас все казни, известные в Османской империи, и какая-то горластая билетерша...

Лицо Призрака было скрыто черной бархатной маской, но теперь даже она побелела.

- Черт бы вас побрал! Тогда пристрелите меня прямо сейчас и нажмите чертову кнопку!

Джон Сьюард ответил тоном врача, который разговаривает с милым, но буйным пациентом.

- Нет, Эрик, слишком рано. Еще не все отрицательные персонажи в сборе. Но скоро наступит пятый акт нашей оперы, - доктор позволил себе улыбку. - Это тот, когда все действующие лица появляются на сцене, а злодеи проваливаются в дымящийся люк. Придется подождать.
  
  
  
   Глава 25

Это было даже слишком просто, но сейчас не до охотничьего азарта. Так гораздо лучше, ни криков, ни возни. Главное, вовремя подхватить ее тело, чтобы оно не упало на пол с грохотом. С другой стороны, пусть охрана услышит. Он одолеет любого, кто осмелится переступить порог.
  
   Мадемуазель Жири закончила возиться с крючками и обнажила смуглую шею, на которой проступили бисеринки пота, с температурой в комнате ничего общего не имеющие. Тихо вздохнув, виконт снова впился в нее взглядом. Девочка обречена, но можно хотя бы уменьшить ее страдания.

- Тебе совсем не страшно.

- Не страшно, - эхом отозвалась маленькая балерина.

- Молодец. Так, а что у нас здесь?

Из его губ вырвалось шипение. Увидев, как над кромкой лифа блеснуло маленькое распятие, вампир отпрянул, но почти мгновенно взял себя в руки.

- Сними! - приказал он, и Мег Жири, все с тем же рассредоточенным видом, сняла с шеи нитку с крестиком и поглубже засунула в карман. Теперь, когда все преграды устранены, можно приступать к трапезе.

И все же вампир медлил, чувствуя себя полным идиотом от этого бездействия. Что за чушь! Она не первая жертва и, хочется надеяться, что не последняя. Под влажной кожей пульсирует кровь, такая сладкая, такая питательная, кровь, которая восстановит его прежнюю красоту и вернет силы. Фактически, Мег всего-навсего говорящая еда, а он сам - хищник, загнавший дичь... лишь зверь... Всего-навсего немертвая тварь, вот-вот готовая вновь подтвердить сие почетное звание. То-то ламиеологи порадуются, то-то утвердятся в своей правоте!

Прическа Мег успела растрепаться, отдельные пряди были небрежно разбросаны по плечам.

- Заколи волосы. Только рта, полного твоих волос, мне не хватало, - проворчал вампир, втайне надеясь, что она уколет палец шпилькой. Даже одна капелька крови подстегнет его энтузиазм.

Движениями сомнамбулы девочка принялась поправлять прическу - собрала волосы в неряшливый узел и начала кое-как его закреплять. Она была спокойна, страх действительно отступил. Лишь изредка она слышал его приглушенный крик, словно плач ребенка, запертого в чулане. Но на самом деле ей нечего бояться. Герберт фон Кролок такой милый молодой человек... вампир. Безусловно, он ее укусит - перед глазами Мег маячили клыки - но почему-то сейчас это казалось самой правильной вещью в мире. Как приятно. И потом она конечно умрет, не без этого. Но раз так хочет Герберт, ничего не попишешь. Бороться с его волей столь же бессмысленно, как с законами мироздания. Придется умирать.

Мег почувствовала, что в ее памяти что-то шевельнулось... какой-то вопрос... она давно хотела спросить... важное... Онемевший язык еле ворочался во рту, но она сумела собрать вместе несколько слов.

- Можно... у вас спросить.. что-то?

- Только быстро, - вампир взял ее за подбородок, и голова Мег склонилась набок, будто у сломанной куклы.

- Что это за чувство... когда... когда...

Герберт с трудом подавил раздражение, ибо девчонка устроила сессию вопросов-ответов как нельзя некстати. Ну? Когда что? Когда умираешь? Он с удовольствием ответит. Другое дело, что мадемуазель Жири не услышит его ответ, а ощутит.

- ... когда у тебя есть отец, - выдохнула Мег.

Неужели у нее осталась сила воли, чтобы иронизировать?

- Как ты смеешь спрашивать меня об этом сейчас?! - вскрикнул вампир, делаю ударение на каждом слове. То, что Мег сказала, по жестокости было несравнимо даже с тем, что он сам собирался с ней сделать.

- Мне кажется что... что будь у меня отец, я бы... не попала в беду.

Чуть скосив глаза, Герберт заметил ее альбом, открытый на странице с рисунком. Принцесса в башне ожидает рыцаря с темным лицом. Точнее, рыцаря в черной маске. Неужели она и правда думает..? С чего ей даже в голову пришло? Действительно, Призрак оставлял в ложе конфеты и банкноты, розы и веера, но это еще не повод к таким мыслям. Ну хорошо, он не требовал за это платы, ни в каком виде, а значит выгодно отличался от господ, которые смотрят на девочек из кордебалета такими липкими взглядами, что потом бедняжкам нужно принимать ванну, с мылом и возможно со скипидаром. Неудивительно, что Мег нафантазировала с три короба. Будто Призрак освободит ее из темницы и унесет в прекрасные края, где к успеху не прикреплен ярлык, с ценой и списком покровителей, которым нужно эту цену уплатить. Глупая девчонка! Пусть стены ее хрустального замка треснут от камня, который запустит в него вампир. А вот сама виновата, незачем тешить себя иллюзиями. И никто их не спасет - ни ее, ни его самого.

Виконт вдруг подумал, что уж он-то никогда бы не нарисовал такую дурацкую картинку. А если бы и нарисовал, то все выглядело бы иначе. Не было бы ни башни с корявым флагом, ни балкона, увитого пошлыми розочками...

Он зажмурился и почувствовал что-то новое.

... а была бы комната, в которой даже в летнюю жару трещит камин. И такая комната появилась. Вернее, он сам оказался у порога. Бархатные с золотой бахромой шторы были раздвинуты, и по полу к его ногам тянулся косой прямоугольник света. Герберт на всякий случай отступил назад. У самого окна в кресле сидела женщина, в черном платье с круглым кружевным воротником и манжетами, почти доходящими до локтя. Из-за ярких солнечных лучей лица ее было не разглядеть. Поистине она выбрала самое лучше местоположение, потому Герберт успел забыть, как она выглядела. Ее черты со временем стерлись из памяти, как рисунок на песке у самой кромки волн. Но это простительно, если столько лет прошло. Зато он помнил, как восковые пальцы гладили его по голове. Волосы зачесались от желания, чтобы к ним опять прикоснулись вот так.

На миг ему показалось, что происходящее и есть реальность. Сейчас мажордом объявит, что стол накрыт. Виконт поможет матери подняться, а потом отец спустится из библиотеки и они пойдут ужинать. Обычной едой, а не людьми. А за столом будут смеяться над суевериями крестьян, для которых любой дворянин титулом выше барона уже кровопийца.

Он уже собрался переступить границу, отделявшую пятно света от тени, но вовремя отдернул ногу. Идея превратиться в кучку пепла, пусть даже воображаемую, ему не улыбалась.

"Я ошибся, да?" - Герберт отвернулся, - "В тот год вы оба умерли, но мне следовало остаться с тобой. Пришпилить на дверь записку "Меня нет дома!" Не открывать никому. Так было бы лучше. Для отца я все равно лишь обуза."

В голове сам собой сложился ответ.

"Тогда мир стал бы гораздо страшнее, милый. Ты поступил правильно. В одиночестве твой отец мог бы такого натворить, что земля содрогнулась бы."

"Я тут не причем. Он никогда меня не слушает. Мое мнение для него, как чириканье воробья."

"Но когда-нибудь ты найдешь убедительный аргумент."

Комната начала медленно выцветать, и виконт почувствовал, что это в последний раз. Вокруг порхали вопросы, словно бабочки из потревоженной клумбы, но он никак не мог поймать нужный вопрос за крыло.

"Я хотел спросить..." - выдавил он наконец.

"Конечно, Герберт."

"Ну это... как тебе мой Альфред?"

Женщина в кресле задрожала. Сначала виконт решил, что она плачет - это было бы так логично - но услышал заливистый смех...


Он по-прежнему стоял посреди грязной комнатенки, держа Мег Жири за плечи. Клыки втянулись. Глаза перестали гореть красным светом. Сознание девочки трепетало у него в руках - сдавить чуть сильнее, и оно обмякнет и превратится в безжизненный комок перьев. Виконт разжал хватку.

- Садись на диван, маленькая Жири, и возьми в руки альбом, - устало произнес он, из последних сил дернув за невидимые нити. - Когда ты очнешься, то забудешь, что между нами произошло. А голова у тебя будет болеть из-за недосыпа.

Взгляд Мег приобрел осмысленное выражение. Она потерла виски и, вспыхнув, быстро застегнула воротник. Как она могла повести себя так разнузданно в присутствии мужчины! Теперь виконт решит, что в плане аморальности сама Иезавель рядом с ней покажется пожилой бретонкой, в накрахмаленной чепце и с четками в руках.

И что вообще произошло?

- О чем мы говорили?- краснея, спросила балерина.

- Ты спросила, каково это - иметь отца, - отозвался Герберт, который почему-то казался еще более изможденным.

- Я это спросила?!

Должно быть, с языка слетело.

- Ну и как это?

- У моего отца свои странности, - уклончиво ответил виконт. - К примеру, он любит писать сонеты на телах девиц их же кровью.

Услышанное погрузило Мег Жири в пучину размышлений. Хотя нет ничего странного. Аристократы давно уже перестали быть опорой государству. Сметенные волной наступающих нуворишей, они вынуждены продавать титулы, штопать гобелены и сдавать в ломбард серебряные тарелки, с которых когда-то ел Король-Солнце.

- Не на что купить чернила? - посочувствовала девочка.

Герберт поперхнулся и промычал что-то невразумительное.

- И еще он обращается со всеми нами довольно сурово.

- Насколько сурово?

- Ну, в замке есть камера пыток...

- О, в нашем доме она тоже есть! Называется "прачечная," - просветила его Мег. - Ваш отец когда-нибудь заставлял помогать ему со стиркой в понедельник?

Надо отдать ему должное - виконт честно попытался представить себе эту сцену. Вскоре появилось ощущение, будто в уши ему залили кислоту, которая окончательно растворила мозг.

-... когда прополощешь белье в щелоке, можно браться за кипячение, - живописала девочка, - а если не слишком грязное, просто стирать в лохани с помощью валька.

- Возмутительно! - в сердцах воскликнул виконт фон Кролок. - А где в тот день были ваши слуги? Неужели одновременно взяли выходной?

Мег прикрыла рот, сдерживая то ли смех, то ли вопль негодования. Еще пару минут ее била крупная дрожь, но в конце концов девочка успокоилась и произнесла с натянутой улыбкой:

- Ну так что, возвращаемся к первоначальному плану? Давайте ждать, пока нас не спасут. Главное верить и все будет хорошо.

- Я не верю ни в кого, кроме моего отца, - автоматически ответил вампир, - но он за мной не придет.

И вдруг он понял, что же произошло. Голоса предков умолкли. Но отсутствие малейшего звука еще хуже, чем самая злая насмешка. Ему объявили бойкот. Ничего удивительного, раз он только что выиграл конкурс "В семье не без урода." Страшно подумать, как поведет себя отец, когда узнает про такой позор. Он и раньше-то не особенно гордился сыном, а теперь... Наверное, спилит ему клыки наждаком, сломает осиновый кол над головой и торжественно сорвет с него плащ. Потому что виконт фон Кролок более недостоин носить почетное звание вампира. Хотя немертвые и не отличались тягой к благотворительности, все они подчинялись главному закону - вампир да не убьет вампира. А Герберт только что подписал лучшему другу смертный приговор. Вернее, посмертный приговор. Фактически, убил его.

В носу защипало. Герберт отвернулся, но Мег заметила этот маневр.

- Виконт, что с вами? Ну чего вы, а? Подождите, сейчас.

Она сунула руку в карман за носовым платком и вытянула за нитку крестик, который должен был висеть у нее на шее. Непонимающе моргая, посмотрела на крестик, который колебался как маятник, потом перевела взгляд на Герберта, отскочившего в другой угол. Воспоминания начали медленно проступать в мозгу, как страницы страшного рассказа, прочитанного когда-то очень давно.

- Значит, это правда. Вы действительно вампир, - сказала Мег с толикой разочарования.

- Долго же ты догадывалась, - зашипел Герберт, прикрывая рукой глаза.

- Что теперь будет? Снова попытаетесь меня убить?

- Нет.

- Почему?

Он не имел ни малейшего представления, как можно выпутаться из этой ситуации. Но одно знал точно - Альфред не обрадуется, узнав при каких обстоятельствах его друг выбрался на свободу. Не обрадуется и не простит. Смутно брезжила и другая причина, но о ней Герберт предпочел не задумываться. А то у Мег носовых платков не хватит.

- Потому что я так желаю. Такова моя воля.

Мег надела нитку на шею и, поколебавшись, все же убрала крестик под платье.

- ЭЭЭЭЙЙЙ! ЕСТЬ ТУТ КТО НЕЖИВООООЙ?!

Из-за окна раздался трубный глас. Выглянув, Герберт увидел виновницу всех несчастий, которая помахала ему, как ни в чем не бывало.

- Здравствуйте, сударыня! - поприветствовал ее виконт с галантностью, достойной французского вельможи 18го века. - Чем обязан высочайшему визиту? В силу стесненных обстоятельств заполнить анкеты не могу, но, быть может, вы рассчитываете на устное интервью?

- Раз я слышу сарказм в твоих словах, значит, все не так уж плохо. А сейчас главный вопрос - та девочка....она еще ... она с тобой? ЭЙ, ДЕВОЧКААААА! ТЫ ЗДЕЕЕСЬ?!

- Я благополучна, мадам! - балерина подлетела к решетке, - Но нельзя ли потише? Охрана услышит. И вот еще что - меня Мег зовут. Никакая я вам не "девочка."

- Очень приятно, а я Сара Шагал-Абронзиус, - представилась Сара. - Хорошенько запомни это имя, потом мне открытку пришлешь. Как вы уже поняли, я пришла вас спасти. Не хочу, чтобы всех упырей истребили до защиты моей диссертации. План элементарный - вот эту веревку вы привяжете к решетке, а другой конец я привяжу к телеге, которую мне так любезно одолжил молочник, - широким жестом Сара указала на телегу, запряженную парой клейдесдальских тяжеловозов. - Лошади рванут вперед, с мясом вырвут решетку, и мы поспешим в Оперу, потому что по моим данным Сьюард утащил Альфреда именно туда.

С пятой попытки Герберту удалось поймать веревку, но когда ее привязали к решетке, она оказалась слишком короткой.

- Чего глазами хлопаете? Привяжите к ней простыню - это самый традиционный метод побега.

Но простыней, как впрочем и наволочек с пододеяльниками, в каморке не оказалось. Потемневшие от грязи шторы были слишком ветхими и затрещали бы, даже если привязать их к двум мышам, не говоря уже о лошадях.

- Отвернитесь! - скомандовала Мег.

За спиной Герберта послышалось шуршание.

- Что ты делаешь?

- Снимаю нижнюю юбку.

- Нет, - отрубил виконт. - Ни-за-что. Ничего личного, но я действительно предпочитаю мужчин.

- Я тоже, - с ехидцей промолвила девочка, - а юбку я снимаю, чтобы вы могли порвать ее и привязать к веревке.

- Не выдержит. Из какой она ткани? Батист, хлопок, шелк, кружево?

Он не мог видеть лицо Мег, но почувствовал, как ее взгляд чуть было не трепанировал ему затылок.

- Корабельная парусина, - процедила девочка. - Досталась мне в наследство от прабабки, которая работала на заводе при верфи. Говорят, что ядро не пробивает ее, но отскакивает обратно.

Юбка была семейной реликвией. Мег представила, как она НЕ подарит эту юбку на день рождения своей дочери и на глаза навернулись слезы. Слезы зависти. Вот ведь повезет девчонке!

Получив в свое распоряжение нечто серое и бесформенное, вампир полоснул по ткани клыками, но резать ее было сложнее, чем кромсать гранит ножом для масла. После изнурительных усилий, он все же порвал ткань на полоски, привязал их к веревке и подал знак Саре, которая нетерпеливо вышагивала под окном. Ламиеологесса подошла к тяжеловозам. Она отбросила в сторону кнут и, доверительно заглянув им глаза, заверила лошадей, что на улицу сейчас вырвутся упыри, чье присутствие они могли ощущать все это время. Дважды уговаривать их не пришлось.

Лошади рванули вперед, но вопреки ожиданиям, решетку не выдернули.

Вернее, не совсем.

С грохотом приземлившегося метеорита обрушилась стена, а в воздух взвилось облако пыли. Пройдясь по руинам, Сара задумчиво пнула решетку.

- Вот ведь крепкая какая, намертво держится.

Но к ней уже бежали Герберт и Мег, белые от известки и страха.

- Надо улепетывать отсюда! - на бегу бросила балерина. - Скорее!!!

Минут через 10 м-ль Жири перевела дух.

- Кажется, оторвались от погони!

- Какой еще погони? - с невинным видом спросила фрау Шагал-Абронзиус.

- От приспешников Сьюарда, - пояснил Герберт. - Они не могли не услышать такой шум.

- Вот уж о ком не нужно беспокоиться.

С важностью фокусника, только что извлекшего потного и злого кролика из цилиндра, Сара продемонстрировала им пустую граненую бутылочку.

- Лауданум, которым меня щедро снабдил доктор Сьюард, все таки пригодился. Я подмешала его в вино, коим после угостила вашу охрану. Засопели, как сытые младенцы. Правда, нашелся там один поборник трезвости, наотрез отказался пить, скотина этакая. Тогда мне пришлось убаюкать его иным способом.

- Неужели ты спела ему колыбельную? - восхищенно прошептал виконт.

- Угу. Пришлось соорудить ее из подручных средств.

- А что такого страшного в колыбельной? - удивилась Мег.

Герберт и Сара одновременно указали друг на друга пальцем и выкрикнули:

- Ты объясняй!

Не все посетители шагаловского трактира отличались покладистым нравом. Некоторых трудно было выгнать даже за полночь. Они продолжали буянить, швыряться чесноком и приставать к Магде (а те, что окончательно залили глаза, еще и к Ребекке). Тогда Шагал пускал в ход "колыбельную" - дубину, утыканную гвоздями и утяжеленную свинцом, которая хранилась под стойкой. Это был единственный способ моментально угомонить самого целеустремленного дебошира. Пусть и ценою проломленного черепа.

- Но если вы усыпили их всех, мадам, то к чему было возиться с веревкой?

- Ради приключений. Теперь у нас будет что рассказать друзьям в холодную зимнюю ночь, за стаканом горячего пунша. Как вариант - в холодное зимнее утро, за стаканом... Ах, разиня, чуть не забыла! У меня есть для вас подарок, - хитро подмигнув, Сара протянула виконту флягу, в которой плескалась знакомая жидкость.
  
   Вампир едва удержался, чтобы сразу не прокусить бока фляги, но выдернул пробку и начал пить судорожными глотками. Сара с удовлетворением отметила, что его кожа начала терять зеленоватый оттенок. Но вскоре девушка схватила его за руку.

- Ты совсем сдурел, там же ничего не останется! - сказал она по-немецки, чтобы исключить из беседы Мег. - Неужели тебя не приучили делиться?

- С кем? - вампир посмотрел по сторонам.

- Ну с Мег же!

- А ей зачем?

- Так, - сказала Сара. Присмотревшись к Мег повнимательнее, она не заметила свежих ран на запястьях, видневшихся из-под слишком коротких рукавов, да и воротник не был пропитан кровью.

- Ладно, сдаюсь. Куда ты ее?

Прежде чем испустить сдавленный вопль, виконт размышлял над услышанным несколько секунд.

- Что?!

- Куда ты ее укусил?

Как он мог позабыть, что Сара из тех людей, что не преминут втереть пригоршню соли в открытую рану!

- Вообще не кусал, - промялил Герберт себе под нос.

- Что, столько времени просидел рядом с ней и даже клыки не зачесались?

- Нет, - соврал вампир.

Девушка неодобрительно покачала головой.

- Ох, Герби, Герби! Неужто тебе наш пол настолько не по нраву?

- О чем вы там шушукаетесь? - подозрительно покосилась Мег. - Поторопимся, иначе никогда не доберемся до Оперы.

- Такими темпами точно не доберемся, - хмыкнула Сара. - Нужно найти лошадь.

- Лошадь? Чего мелочится, давай уж целый выезд, - сказал Герберт.

- Можно вернуться и отыскать тех лошадей, - неуверенно предложила Мег.

-Те лошади уже сыграли свою роль в сюжете. Возвращаться к ним было бы тавтологией. Но ничего, авось нам повезет.

***

Ночь выдалась чудная. Легкий ветерок пробегал по веткам, заставляя деревья ежиться как от щекотки. Луна мутно мерцала на затянутом облаками небе, словно золотая монета, упавшая в корзину с хлопком.

Экипаж медленно, урывками катился по немощеной дороге. Лошадь с трудом привыкала к новым хозяевам. Время от времени она останавливалась и, хотя природа обделила ее абстрактным мышлением, пыталась сообразить, как бы самой отстегнуть упряжь. Новые хозяева были неправильными. Они только с виду походили на мужчину в элегантном фраке и девочку с кудряшками. Но ароматы дорогих сигар и духов не могли заглушить запахи крови и смерти, как на живодерне.

Они даже дышали только по привычке!

- Как хорошо, что мы взяли экипаж, - заговорил Луи, откинувшись на жесткое сиденье. - А извозчик сам виноват, не зачем было просить с нас втридорога. Просто право.. прорва...

- Провокация.

- Вот-вот. Наконец-то мы можем провести время как настоящая семья. Весело, правда?

- А по мне так....

- Клодия, еще раз услышу слово из четырех букв, вымою тебе язык святой водой! - строго одернул ее старший вампир.

- Извини. Но честное слово - такая скучища, что сдохнуть можно! Наблюдать, как кукуруза растет, в сто раз веселее!

- Проводя время вместе, мы вырабатываем навыки работы в команде.

- Хороша команда - ты да я, - надулась Клодия. - Вот окажись здесь другие вампиры, то-то бы мы повеселились. А так даже в бейсбол толком не сыграешь. Правую руку бы дала на отсечение, только бы увидеть хоть кого-то из наших!

- Если отрубить тебе руку, она тут же прирастет на место, - заметил Луи.

- Именно! - просияла девочка. - Я ж не дура.

Лошадь вдруг взвилась на дыбы, и вампиры увидели, что дорогу им преградила девушка. Поскольку брюки и женский пол еще не были прочно связаны в воображении, будь то людском или немертвом, вампиры молча уставились на незнакомку. Позади нее топтались ее две фигуры, тихо шептавшие, что за такое родители непременно оборвут (или отгрызут) им уши.

- Здравствуйте, господа, - вежливо начала незнакомка, чуть поклонившись. - Вы знаете, что пешие прогулки по свежему воздуху полезны для здоровья?

Вампиры не нашли, что ответить на эту реплику, поэтому продолжали созерцать ученую девицу, позабыв закрыть рты.

- Да-да, подобный моцион тренирует мышцы и насыщает кровь кислородом. Очень рекомендую это упражнение. Уверена, что оно вам понравится и вы приступите к нему незамедлительно. Кстати, это был медицинский совет. Увы, не бесплатный. В качестве гонорара я попросила бы ваш экипаж.

Переглянувшись, мужчина и девочка глумливо улыбнулись. Приблизительно так улыбалась бы парочка голодных людей, перед которыми внезапно появился бифштекс, сочный и с румяной корочкой. И не просто появился, а добровольно полез бы на тарелку.

- Черта с два ты получишь нашу карету! Скажи это мои клыкам, - довольно промяукала девочка, заранее вытаскивая из кармана кружевной платочек с инициалом "С" в углу.

- Клодия, ну зачем же грубить, - пожурил ее спутник. - Вдруг у этой иностранки есть хорошие основания изъять нашу карету? Наверное, она член какой-то анархисткой ячейки и таким образом восстает против частной собственности.

- Вообще-то, мы с друзьями в Оперу опаздываем, - честно ответила девушка, на что вампиры в экипаже расхохотались.

- Ах, какая забавная маленькая смертная! - воскликнул мужчина между приступами смеха.

- Как вы меня назвали? - девица казалась озадаченной. - Логика подсказывает, что если я смертная, то вы - то же самое, только с приставкой "бес"?

Ответом ей послужил блеск влажных клыков. Подавшись вперед, упыри проследили за ее реакцией. Сейчас девушка пустится наутек, а догонять ее будет куда более полезным упражнением, чем пешая прогулка. А в конце друзей ожидает питательный ужин.

Вместо этого девица пробормотала нечто непонятное.

- Какая урожайная ночь выдалась! Еще парочка таких и диссер у меня в кармане. Эй, Герби! - сладким голоском позвала она. - Это по твоей части.

Перед экипажем тут же нарисовался смутно знакомый юноша с длинными, растрепанными волосами.

- Быть может, вы одолжите нам экипаж в качестве помощи собратьям? - без собой надежды попросил он.

- Подождите, вы что, один из нас?!

Он быстро улыбнулся, обнажив клыки.

- Надеюсь, это сгодится в качестве членского удостоверения.

- Герби, у нас время не гуттаперчевое!

Маленькая вампиресса вперила в Сару взгляд, который вовсе не гармонировал с пухлыми щечками и блестящими кукольными локонами. Так хозяйка плантации посмотрела бы на чернокожую рабыню, если бы та не только отказалась обмахивать госпожу веером, но для пущего протеста вылила ей на голову графин мятного джулепа.

- Пусть ваша служанка замолчит, немедленно! - потребовала Клодия.

Виконт почувствовал, как его сердце, сделав сальто, улетело в пятки. Согласно здравому смыслу, вода в Сене сейчас побуреет, с неба градом посыпятся лягушки, а мимо проскачут четыре всадника на странных конях. Хотя воображение у Сары Шагал еще богаче, чем у автора "Апокалипсиса."

- Во-первых, она мне не служанка, - выпалил Герберт, пятясь назад, - просто сегодня у нас вечер межвидового сотрудничества. Во-вторых, нам правда нужен экипаж, мы очень торопимся...

- Ну уж нет, - ввязался в разговор второй вампир, - никуда мы вас не отпустим, пока вы не расскажете про остальных братьев и не приоткроете завесу над вашими тай...

Виконт фон Кролок прикрыл глаза, коротко простонав. Сара, которая за секунду до этого запрыгнула в экипаж сзади, столкнула вампиров лбами и вышвырнула их на дорогу, невозмутимо взяла в руки поводья.

- Ну а чего ты хотел, Герби? Вы бы тут до рассвета выясняли, чья тоска заунывнее. Мег, запрыгивай.

- Где вы только этому научились, мадам? - почтительно спросила девушка, усаживаясь рядом.

- В пансионе. Когда в четвертый раз видишь, что в твою кровать забралась новенькая, это начинает раздражать. Ситуация зовет к решительным мерам. Но что самое приятное, - потерла руки Сара, - эти двое даже не могут пожаловаться моей директрисе!

***

Присев на обочине дороги, Луи ощупал голову. На лбу высилась шишка, и хотя раны на вампирах заживают за считанные секунды, эта что-то не торопилась. А вообще интересно - вырастают ли у вампиров новые зубы вместо выбитых? Луи очень надеялся, что вырастают. Хотя бы штуки четыре, ему больше и не надо. Все равно жидкой пищей питается.

- Да уж, повштречались с коллегами, ничего не шкажешь, - пробормотал он, роясь в карманах в поисках медной монетки. Неподалеку жалобно застонала Клодия.

- А вше твоя идея - шъездим по миру, поищем шебе подобных, - засюсюкал он, старательно имитируя голосок девочки. - Шъеждили. Нашли на швою ... голову.

- Да ладно, не таких уж они...

- Шволочи! - с чувством произнес вампир, - Штибрили нашу карету, гады!

- Ну мы ее тоже в некотором роде стибрили.

Луи на некоторое время задумался над обстоятельствами обретения экипажа.

- Нет, мы ее унашледовали! А эти вампиры - они уголовники какие-то!

- Думаешь, легенды про гильотину и абсент действительно правдивы?

- У этих отрубленные головы мариновали в алкоголе нешколько лет!... Кштати, шейчаш не откажалша бы выпить...

- Крови?

- Да ну тебя ш твоей кровью. Рюмку абшента!

- Чего?

- Абшента.

- Абсента, что ли?

- Да.

- Я б тоже.

- Клодия, у наш уже был этот ражговор.

Девочка тихо вздохнула. На родине ее не пускали ни в один бар, хотя бы потому, что даже встав на цыпочки, она не могла дотянуться до стойки. Черт бы побрал мораль, семейные ценности и иже с ними! Даже на собственное 60летие нельзя стаканчик пропустить.

- Ну хорошо, пусть будет молочный коктейль.

- А вообще, давай уедем отшюда. Не нравитшя мне тут. Поехали лучше в Вену, мне нужны ушлуги пшихоаналитика. И дантишта!

- Хорошо, - согласилась Клодия, - только сначала сходим в ту Оперу. Хочу посмотреть, что ж там такое, если чтобы не опоздать на представление, можно даже чужой экипаж спереть!
  
  
  
   Глава 26.

- Ничем не могу помочь, - опустив за ненадобностью обращение "сэр", продавщица сквозь приоткрытую дверь посмотрела на странного незнакомца. Судя по его плащу, он только что вернулся из театра. Судя по копоти, он служил там кочегаром.

Мужчина не двинулся с места.

- Мы уже закрыты, - бросила продавщица с неприязнью, - возвращайтесь завтра утром.

- Очень жаль, - вздохнул покупатель, - потому что к завтрашнему утру я уже найду, где потратить вот эти деньги.

И подбросил на на ладони несколько монет. Такие деньги моментально превращали "подозрительного типа" в "загадочного эксцентрика." Продавщица уставилась на них, как зачарованная. Oh, blimey! Монеты были крупнее соверенов и мерцали дорогим, невероятно притягательным блеском. За все свои 20 лет девушка не видела ничего подобного. Разве что в книгах про пиратские сокровища. Возможно, этот господин - кем бы он ни был - раскопал клад на своем огороде, и быстрые деньги жгут ему руки.

- Что угодно джентльмену? - подобострастно улыбаясь, продавщица распахнула дверь и торопливо зажгла газовый рожок.

- Мне угодно женское платье.

- Размер, фасон, материал?

- Не имеет значения. Это подарок даме, которую я никогда не видел.

Продавщица удивленно приоткрыла рот, но ее руки, которым не терпелось ощутить приятную тяжесть монет, механически достали из-под прилавка огромный сверток, обернутый золотистой папиросной бумагой. Девушка так и не узнала, что именно тонкая, шуршащая бумага, в которую так быстро впитывается... любая жидкость спасла ей жизнь. Кому приятно, если на подаренном платье будет хоть капелька крови? А уж тем более вампирессе. Все равно что открыть коробку конфет и увидеть, что самые вкусные уже кем-то выковыряны.

- Позвольте показать вам вот этот образец, сэр, он премилый...

- Да.

- Что да?

- Да, я его покупаю. Еще туфли, чулки, нижнюю юбку или что там сейчас носят дамы, а так же шляпу и вуаль, - добавил он. Густая вуаль - это хорошая идея. После многолетнего сна вампирши обычно пребывают в отвратительном настроении, а смотреть на чье-то хмурое лицо ему хотелось меньше всего. Пожалуй, еще лучшей идеей была бы паранджа.

Подойдя к кладбищенским воротам, вампир осторожно поставил покупки на землю и рванул массивный замок, швырнув его за забор, после чего ногой толкнул ворота, которые отворились с громким, скребущим душу лязгом. Замечательно. Подхватив коробки, он пошел по скрипучему гравию, стараясь создавать как можно больше шума. Всегда есть шанс, что кладбищенский сторож придет посмотреть, что здесь происходит. Тогда вопрос об ужине решится сам собой.

(Фон Кролок не знал, что сторож заметил его, как только он подошел к воротам. Но вместо того, чтобы проучить нарушителя мотыгой, старик бросился в свой коттедж, где выключил свет и забился под койку. Есть вещи, о которых он предпочитал не знать. И причина, заставляющая кого-то тащить на кладбище шляпную коробку, возглавляла этот список.)

Вампир уверенно зашагал по аллее, следую слабому, еле уловимому ощущению. От склепа мисс Вестенр тянулась нить, не тоньше паутинки, словно нить Ариадны по критскому лабиринту, вот только граф не был героем, о нет! Он - то самое чудовище, что рыщет в темноте в поисках заблудившейся жертвы. А на кладбище чувствует себя как дома.
  
   Добравшись до нужного склепа, фон Кролок лишь мельком взглянул на надпись, выбитую над входом. Склеп был в изобилии украшен колоннами, безутешными ангелами, венками и орнаментом в виде лилий. Иными словами, он относился к категории "Герберт был бы в восторге." Вздрогнув от такой безвкусицы, граф пробормотал что-то насчет падения культуры. Он дотронулся до решетки и замер, решив снова пробежаться по фактам. Итак, он собирается спасти вампирессу, сотворенную Владом, чтобы впоследствии обменять ее спятившему охотнику на любовника своего сына. Как мило! Жаль только, что ни один нотариус не заверит его завещание, потому что здравый ум и трезвая память даже на горизонте не брезжили. Это было безумие, дистиллированное и сконцентрированное. Безумие чистое, как слеза младенца.

Чтобы отворить двери, ключ ему не потребовался, как не и понадобился лом, чтобы поднять тяжелую крышку саркофага. Увидев его содержимое, граф невольно отвернулся, но совладал с собой и произвел все необходимые действия - вынул обломок кола из груди, присоединил отрубленную голову к шее, - стараясь при этот сохранять бесстрастное выражение лица. Покончив с первым этапом реабилитации, он вылил в провал рта половину содержимого фляги. Когда из саркофага повалил дым, вампир поспешно ретировался, оставив подарки у изголовья. За эти годы одежда Люси успела полностью истлеть. А если дама просыпается дезабилье, при этом не помня, как именно она провела ночь, и видит перед собой незнакомого мужчину, первым ее действием будет швырнуть в него то, что по руку подвернется. А под руку подвернуться могла лишь крышка саркофага. Фон Кролок решил не рисковать.

Прислонившись к стене склепа, граф замер в позе терпеливого ожидания. Вскоре его настойчивость была вознаграждена - внутри раздались шаркающие, неуверенные шаги, словно кто-то впервые за долгое время начал пользоваться ногами. Вампир приготовился к череде закономерных вопросов - "Где я? Какой сейчас год?" - но вместо этого услышал девичий голос, удивленный и несколько разочарованный.

- Well, dash it! Я так и знала, что мода в конце концов дойдет до ручки. Они ЭТО называют турнюром?! Вот ужас-то, будто вагончик за собой тащишь... Хэллоу? Есть тут кто-нибудь?

Поскольку в данной ситуации разговаривать с девицей, не будучи ей представленным, не было таким уж серьезным нарушением этикета, граф фон Кролок постучал в дверь.

- Простите, что нарушаю уединение вашего склепа, леди Люси...

- Просто Люси, - перебила его англичанка, - папенька так никогда и не получил рыцарство, несмотря на его вклады в благотворительность и пожизненное членство в обществе трезвости. А вы кто такой?

- Граф фон Кролок, - представился вампир. - Ваш покорный слуга, мисс.

- Ого! - присвистнула девушка. - Какие у меня слуги! А я-то думала, что у Мины совесть проснулась и она решила меня откопать. Хотя вряд ли, иначе ей пришлось бы вернуть норковую пелеринку, которая досталась ей по завещанию. Погодите, сэр, сейчас я поприветствую вас со всеми почестями.

Со скрежетом, ласкавшим ухо любого вампира, дверь склепа отворилась и на пороге появилась женская фигура, тут же склонившаяся в жеманном реверансе. Несмотря на сероватую кожу, словно ее обладательница смешивала белила с пеплом, Люси и вправду была хороша. К досаде графа, темно-зеленое шелковое платье висело на ней мешком, но если очень постараться, можно было разглядеть ее точеную фигуру. Волосы вампиресса гладко зачесала и убрала под шляпку, которая держалась на голове при помощи муаровой ленты, завязанной под подбородком в пышный бант. При жизни мисс Вестенр была, конечно, еще прекрасней. Можно представить, как мужчины восхищались тонкими чертами ее лица, чуть вытянутого и с высокими скулами, ее сияющими зелеными глазами, ее полными, четко очерченными губами. Как их взгляды спускались ниже, стекая по ее груди. Как они мечтательно улыбались, чувствую, что к аромату ее духов примешивается запах свежеотпечатанных ассигнаций, слыша перезвон монет в ее смехе.

Вампир вежливо поцеловал ей руку, отметив, что кожа была ледяной. Ох, выдержит ли бедняжка длительный перелет?

И тут Люси преподнесла ему первый в долгой череде сюрпризов.

- А вы не из наших краев, правда? Я по акценту догадалась! - торжествующе воскликнула она. - Картавите слишком сильно.

Граф фон Кролок учил английский по сочинениям Шекспира. Попробуй-ка уследи за произношением, если изо всех сил стараешься не вставлять в разговор словечки вроде "thou," "dost" или "sayeth". Но сейчас ему не требуется репетитор!

Знакомство с Люси длилось всего-то несколько минут, а она уже начинала действовать ему на нервы. Чувствуя что вскипает, он решил охладиться при помощи логики. Раз воспитание мисс Вестенр сводилось к тому, чтобы превратить ее в украшение гостиной, то с нее все взятки гладки. Нельзя же дуться на статуэтку с каминной полки!

- Из Трансильвании,- холодно сообщил граф.

- Вот это да! От Трансильвании до Островов - тот еще крюк! И вы проделали такой длинный путь - почему? Вас попросили, да?

Ох, только этого разговора не доставало!

- Нет, мисс.

- Значит, до вас дошли слухи о моей красоте и богатстве? Или вампиры не бросают в беде своих соплеменников?

Интересно, чего она ожидала? Что целая толпа местных упырей по-добрососедски постучится к ней в дверь и угостит вишневым пирогом?

- Еще как бросают, - ответствовал граф фон Кролок. - Просто в настоящий момент мне требуется ваша помощь. А когда с делами будет покончено, наши дороги вновь разбегутся в разные стороны. Мне жаль, если я разочаровал вас, мисс Вестенр.

Люси пожала плечами.

- Так даже лучше. Значит, я ничем вам не обязана.

- Вы - украшение немертвой расы, мисс, - улыбнулся фон Кролок. - Как вы себя чувствуете?

Вампиресса затеребила концы ленты.

- По правде, так ужасно голодна. Лошадь бы сейчас съела... то-есть, выпила.

- Вас ожидает сытный ужин, вот только стол накрыт в Париже. Надеюсь, у вас хватит сил на перелет.

- В Париже? Сто лет там не была! - увидев, как вампир поднял бровь, она поправилась. - Фигурально выражаясь. Интересно, открыт ли еще тот миленький шляпный магазин на бульваре Капуцинов? А насчет полета не беспокойтесь. Как говорила моя гувернантка, перед едой всегда нужно совершать моцион. Правда, однажды прогуливаясь перед завтраком она подскользнулась, скатилась в канаву и сломала ногу. Зато в это время по проселочной дороге ехал наш местный лорд - он увез ее в свое поместье, выпестовал, а потом женился на ней, а я была свидетельницей на их свадьбе, и по этому поводу мама купила мне синее бомбазиновое платье и новое колье с действительно большими рубинами...

- Перед путешествием вам все же следует подкрепиться, - фон Кролок вынул из кармана фляжку с остатками крови. Сейчас он позволил бы Люси укусить его собственную руку, только бы пару минут не слушать подробностей гувернанткиной женитьбы.

Жадно вцепившись в горлышко, вампиресса сделала пару глотков, но зачмокала губами, а лицо ее сморщилось, будто она только что отведала касторки.

- Ой, гадость! - жалобно простонала Люси. - Когда эти олухи отрезали мне голову, то и рот чесноком набили! Тьфу! До сих пор вкус во рту стоит.

Граф протянул ей коробочку мятных леденцов.

- Благодарю. А у вас, случайно, не завалялось пары женских перчаток? Я не привыкла путешествовать без оных.

Вампир раздраженно развел руками. Один ангел знает, что происходит сейчас в Париже, а ему приходится ублажать капризную девчонку.

- Мое упущение, позабыл купить. Если вам угодно, воспользуйтесь моими.

- Обойдусь как-нибудь, - Люси сморщила носик, разглядывая его перепачканные перчатки словно нечто, только что выползшее из болота.- А в Париже у нас будет время заскочить к модистке? Это платье широковато в талии и полнит меня.

- Ни единого шанса, мисс. И нам нужно спешить.

Недовольно вздохнув, юная вампиресса последовала за графом.

- Спрашивайте! - фон Кролок вдруг бросил через плечо.

- О чем?

- Вопрос так и вертится у вас в голове, я же чувствую. Жужжит, точно муха. Хотите покончить со всеми недомолвками сразу, не так ли? Но вопросы в лоб недостойны леди? К счастью, за порогом смерти гораздо меньше формальностей.

Будь Люси не такой голодной и усталой, ее щеки бы запылали. И скорее уж от гнева, чем от стыда.

- Влад ничего не просил мне передать?

Следовало догадаться, что маленькая гордячка сочтет его лакеем Влада, принесшим визитную карточку на подносе.

- Нет, мисс Вестенр. Ни весточки. Он даже не упоминал ваше имя. Но если вы мне поможете, я приволоку его в кандалах и брошу у ваших ног, - галантно пообещал фон Кролок.

- Незачем, - отозвалась Люси, - я в нем более не нуждаюсь. Он пройденный этап.

Они опять помолчали. Наконец вампир задал вопрос, который мучил его еще с Парижа.

- Я, конечно, все понимаю, но почему именно Влад?

- Он был не такой, как все.

Граф фон Кролок удовлетворенно хмыкнул. "Не такой как все" - этот эпитет очень точно описывал Влада Дракулу.

- Он соблазнил вас?

- Еще чего! Я не горничная, чтобы меня соблазняли, а потом выгоняли на улицу. Я сама этого захотела. Отчего вы так на меня смотрите? Я знала, что по ночам мужчины с женщинами не только соловьев слушают. Иллюстрации к арабским сказкам были очень познавательными.

- Но почему вы сошлись с ним?

- Хотелось написать об этом в дневнике. А потом спрятать его в тайник под кроватью, чтобы добродетельная Мина совершенно случайно наткнулась на него, прочла и раскудахталась. Так весело! - вампиресса захихикала, прикрывая рот ладонью. - Ах, граф, вы бы видели ее глаза! Старушка Виктория отреагировала бы спокойнее, случись ей застукать одну из принцесс за курением сигары.

С озорной улыбкой Люси опередила своего спутника и вприпрыжку побежала по дорожке, походя пиная гравий. Она казалась воплощением беспечности. Поскорее бы добраться до Парижа, не потеряв эту глупышку по дороге, разобраться с делами, а потом отпустить ее на все четыре стороны! Лучше в паре с Сизифом толкать камень, чем слушать ее назойливое щебетанье.

Время от времени оборачиваясь, она продолжала нести какую-то чепуху, в основном о моде, погоде и скачках. Классический образец салонной беседы, созданной, чтобы скоротать время между переменами блюд или заполнить неловкую паузу во время тура кадрили. Смысла меньше, чем в стрекоте кузнечика. Но было в Люси что-то еще, нечто неуловимое, поймать которое было сложнее, чем выудить форель голыми руками. Графу показалось, будто она поигрывает веером, то являя свою ослепительную улыбку, то вновь прикрывая лицо, оставляя видимыми лишь глаза, которые вовсе не улыбались. Эта неопределенность раздражала безмерно. От нее свербело в мозгу. Вампир понял, что еще немного и он взорвется, схватит Люси за плечи и будет трясти, пока она не выдаст все свои секреты, вплоть до того, как в 8 лет обмазала патокой гребень гувернантки.

Поравнявшись с вампирессой, граф посмотрел на нее искоса. Заметив это, она послала ему взгляд, долгий и томный.

В тот же миг кокетливая улыбка сползла с ее губ.

... Он оказался в будуаре, где каждый предмет был эталоном кричащей роскоши. Стены, затянутые шелковыми обоями с арабесками, позолоченная лепнина на потолке, японские ширмы рядом с мебелью в стиле барокко, тигриная шкура у камина... Хозяйка этой комнаты шла по магазину и сгребала все, что попадалось на глаза. В распахнутом шкафу виднелись платья, старавшиеся перещеголять друг друга блеском и обилием кружев, шкатулки на туалетном столике изрыгали драгоценности. И повсюду, на любой поверхности, стояли открытые коробки конфет. Фон Кролок поморщился и собрался закрыть дверь, покуда запах шоколада не въелся ему в кожу.

Потом он увидел птицу на подоконнике. Она пряталась за стопкой модных журналов.

Орнитология не была его сильной стороной, но птица напоминала малиновку, только взъерошенную и совсем тощую. Чуть повыше, на оконном стекле, прилипли несколько красных перьев.

Повернув головку, птица посмотрела на него глазами-бусинками и начала верещать...

  
Внезапно дверь с грохотом захлопнулась у самого лица. Не успев увернуться, вампир схватился за горящую щеку.

- Да что вы себе позволяете?! Это просто низко! Как у вас только наглости хватило!

Потирая щеку, Фон Кролок смотрел на взбешенную вампирессу со спокойной, вежливой скукой.

- Поздравляю, мисс Вестенр, почти получилось. Лжете вы отлично, Сатане нужно брать у вас уроки.

- Если думаете, что после этого я стану вам помогать, то не дождетесь!

- Она пыталась улететь, но ничего не вышло, - тихо проговорил вампир, будто рассуждая сам с собой. - Только почему она голодает, там же полно еды?

Люси прикусила губу.

- Да нечего там есть. Конфеты слишком крупные, застревают в клюве. Шоколад ей вообще противопоказан, - промямлила она, опустив голову.

- Если я снова спрошу, вы опять солжете?

- Сначала спросите, а я посмотрю.

- Почему вы позвали вампира, мисс Вестенр? Чего вам не хватало?

Она продолжала шагать по дорожке, упрямо глядя себе под ноги, читая на гравии одной ей видимые письмена.

- Мир был ненастоящим, - проронила она. - Всю жизнь мне казалось, будто я в кондитерской лавке, а по карманам у меня рассована тысяча гиней. Мужчины были... ну... как леденцы в корзинках, выбирай что хочешь - шоколад или лакрицу, нугу или марципан, карамель или турецкие сладости. Я набивала рот, пока не разболелись зубы. Конечно, не в моем положении привередничать и жаловаться на судьбу. Но я устала ни о чем не мечтать. Чего бы я не пожелала, назавтра это оказывалось в моей комнате, в коробке перевязанной ленточкой. С дополнительной порцией конфет. И все улыбались мне, улыбались и говорили только то, что я хотела услышать!

- А вам нужно было, чтобы вас любили не только за стук монет о прилавок?

- Да. А еще я хотела перемазаться сажей и бегать по лужам с уличными мальчишками, помогать кухарке готовить рождественский пудинг, облизывая ложку украдкой, бродить по лесу босиком и смотреть на птиц, настоящих птиц, а не тех, которыми украшают шляпки. Улететь отсюда. Быть свободной. Знать, что люди говорят мне правду в глаза, потому что не считают меня идиоткой, чей мозг размером с бисерину не вместит правды. Хотела, чтобы меня стерли и нарисовали заново. И я позвала! Попросила, чтобы кто-нибудь отряхнул с меня сахарную пудру, разбил окно лавки и вытащил меня наружу. Все равно кто. Все равно куда.

Граф только руками развел. Ох, Люси, Люси. Фарфоровая статуэтка, которая мечтала спрыгнуть с каминной полки, не ведая, что разобьется. Ох уж этот бессмысленный человеческий оптимизм, глупая вера в то, что все перемены только к лучшему.

- Ну и что вы думает по поводу моего рассказа? - девица опять сменила тон. - Как видите, я оказалась заложницей своего богатства и положения. Никто не вправе меня осудить.

Развернувшись, вампир заглянул в зеленые глаза, в которых одновременно читалась насмешка, вызов и мольба, столько мольбы... Проще всего с ней согласиться, а не взваливать на себя новое бремя. Зачем ему такая ответственность? Но именно поэтому он сказал:

- Люси Вестенр, вы самая избалованная девчонка из всех, знакомством с которыми меня когда-либо наказывала судьба. Голова у вас забита лишь обновками да танцами. Что бы вам ни давали, вы все равно стучали ложкой по столу и требовали или того же, но побольше, или чего-то иного. Хочу, хочу, хочу! Еще, еще, еще! Мне, мне, мне! Вы наломали таких дров, что хватило бы на растопку целой деревни в лютую зиму. Вы сами причина всех своих несчастий. И получили по заслугам. Из-за своего легкомыслия вы подвели друзей, да, ваше поведение было непростительным... А сейчас снимайте туфли и чулки!

- Д-для чего ? - спросила испуганная Люси, но когда вампир грозно нахмурился, нагнулась и начала торопливо развязывать шнурки.

- Для того, разумеется, чтобы ветер щекотал ваши босые ноги, когда мы полетим в Париж. То-то вы распугаете других птиц по дороге, - поймав ее недоуменный взгляд, он добавил. - Люси, вы испорчены абсолютно. Но поскольку вы сами признаете это, значит, не все потеряно. Вечность - достаточный срок, чтобы из вас получилось что-нибудь толковое.

Люси повертела в руках изящные туфельки, затем, размахнувшись, со всей силы зашвырнула их в кусты.

- Спасибо, - прошептала она, - спасибо!

***

- Если существуют вампиры, - Мег сосредоточенно сдвинула брови, словно собирая сложную мозаику, - то должны быть и другие сверхъестественные существа?

В ответ Сара разразилась хихиканьем. Это вампиры-то сверхъестественные? По ее мнению, они зауряднее мочалки. Кроме того, согласно словарю, "сверхъестественное - это нечто необъяснимое естественным образом, небывалое, удивительное." Ergo, в их краях сверхъестественным можно назвать только трезвого мужчину воскресным вечером.

- А ведьмы тоже есть? - не унималась девочка.

- О, это ты про тетку Марицу! Она наша главная конкурентка по производству самогона. Как приготовит новую партию, в ту же ночь летает на метле. С крыши, в основном. Хорошо если зимой или осенью, когда можно приземлиться в сугроб или в кучу палых листьев, а вот летом она колено повредила. Но ты не сомневайся, она самая настоящая ведьма, - Сара дружески похлопала Мег по плечу. - Однажды она сглазила нашу корову и та начала доиться кровью. Правда, перед этим тетка Марица пнула ее в вымя.

- А оборотни? - балерина решила пройтись по всему пандемониуму.

- Существуют, конечно, - Герберт скорчил презрительную гримасу. - Мерзкие дикари. Когда-то отец пригласил семью оборотней погостить, но уже через три дня пришлось отказать им от дома. Еще полбеды, что они погрызли мебель, но когда они начали метить углы..!

- А призраки? - тихонько спросила Мег. - Как насчет них?

- Привидения, что ли? - переспросила Сара. - Куда ж от них денешься. Например, дух моего деда после смерти отказался покидать дом. Поэтому когда к бабушке приходили мужчины, чтобы выпить чашечку чая... нагишом в постели... его призрак начинал бить на кухне посуду. Ревнивый был старикан.

У Сары Шагал-Абронзиус было еще одно неприятное знакомство с потусторонним миром. Однажды в пансионе девочки раздобыли "доску Уиджа"- т.е. планшетку с буквами, по которым вызванный дух водит указателем - и на радостях пригласили Джеффри Чосера, про которого сестра Урсула рассказывала на уроке английского. Классик послушно водил указателем, отвечая кто когда выйдет замуж, но в дело встряла отличница Гертруда Штайн. На Рождество ей подарили словарь английского языка, так что девочка придралась к ошибкам в правописании. Указатель с бешеной скоростью закружился по доске, и Чосер сообщил, что он, между прочим, основоположник современного английского языка. В свою очередь Гертруда ответила, что с таким спеллингом он завалит даже экзамен в начальных классах. Обиженный дух назвал ее козой. Гертруда ответила, что теперь всю жизнь будет сознательно уничтожать копии "Кентерберийских Рассказов." Чосер бросил в нее доску, но девочка вовремя пригнулась, а в этот момент дверь открыла сестра Урсула, узнать, что за возня посреди ночи. Еще две недели ее лоб украшал синяк в форме буквы W, а воспитанницы в наказание отмывали дортуар от эктоплазмы.

- И почему ты так заинтригована сверхъестественными существами? - спросила Сара, пытаясь разглядеть в темноте, на какой улице они очутились. - Неужели тебе кажется, что если их станет больше, жизнь будет интереснее?

- Нет. Наоборот. Я хочу, чтобы некоторые сверхъестественные существа оказались не такими уж потусторонними. В общем, чтобы на самом деле они были людьми.

Понимая, куда она клонит, виконт с деланным равнодушием отвернулся, зато Сара искренне удивилась.

- Какие странные фантазии для твоего возраста.

Мег вспыхнула.

- Это не фантазии! - возразила она. - Это все из-за веера.

- Ты слишком долго обмахивалась и застудила мозги?

- Нет! Просто Призрак Оперы как-то забыл веер в своей ложе, а мама принесла его домой. Я сидела в комнате, а мама на кухне и просто смотрела на этот веер, минут двадцать смотрела. А потом начала мыть посуду!

- А что такого странного в мытье посуды? - осторожно уточнил виконт. Сам он был знаком с этим процессом лишь понаслышке, так что теперь опасался, вдруг упустил какую-нибудь мрачную или, наоборот, пикантную деталь.

- В то время на кухне уже не оставалось грязной посуды. Она перемыла чистую! Четырежды.

- Наверное, было много плеска и стука? - спросила Сара.

- Еще бы.

- И она мыла посуду долго-долго?

- Два часа напролет.

Сара присвистнула.

- Тяжелый случай.

Некоторое время они вслушивались в цоканье копыт. Лошадь бежала резво, ведь на смену бездорожью пришли мощеные улицы.

- Мсье виконт? - Мег подергала Герберта за рукав. - Вы ведь знакомы с Призраком, правда? Каков он из себя?

- Под маской не разберешь, - сказал Герберт и посмотрел на нее с немой просьбой. "Ну пожалуйста будь взрослой! Пойми наконец, что маску он носит не для того, чтобы восхищенные взгляды окружающих не заслюнявили его прекрасное чело!"

- Я не это имела в виду, - еле различимо прошептала девочка.

- Все, приехали!

Экипаж остановился на улице Скриба, где согласно сведениям Герберта находился еще один вход в подземелье. Пока виконт искал дверь, Сара решила привязать лошадь к фонарю. Она же не воровка! Обязательно вернет экипаж тем вампирам, а в подарок даже оставит компресс со льдом.

- Слушайте мои инструкции, - не оглядываясь, девушка продолжала возиться с узлом. - Я войду первой и, в зависимости от ситуации, постараюсь обезоружить того гада, который окажется ко мне ближе. Потом ты, Герберт... Герберт? Мег?!

Глядя на распахнутую дверь, Сара почувствовала противную, тянущую боль в груди, будто ее ударили со всей силы. Она ринулась в темный коридор, ведший вниз, сбежала по лестнице, толкнула еще одну полуоткрытую дверь и оказалась в обычной гостиной, столь неуместной в подземелье. Девушка едва сдержалась, чтобы не взвыть от обиды. Опоздала! Герберт и Мег стояли посреди комнаты и смотрели, соответственно, на Гримсби, направлявшего ружье на Альфреда, и Сьюарда, который держал на прицеле мужчину в черной маске. Но Сара не сдавалась так просто. Полная решимости, она двинулась вперед, но вдруг ощутила, как на ее руке захлопнулся капкан. Обернувшись, она увидела, что Герберт вцепился ей в запястье, и хотела запротестовать, но выражение его лица лишило ее дара речи. Почудилось, будто на нее смотрит сам граф фон Кролок, глазами полными гнева и запредельного отчаяния.

- Не вздумай и шелохнуться, - отчеканил вампир, все сильнее впиваясь ногтями в ее кожу. - Если ты спровоцируешь их и мой любимый пострадает, боль моя будет столь нестерпима, что я не справлюсь с ней в одиночку. Ты разделишь ее со мной, Сара.

Холод его руки передался ей, пробежал по венам и сосудам, превратив их в хрупкие сосульки. И Саре стало страшно, как никогда. Сьюарду уже не нужно нацеливать на нее револьвер. Достаточно нацелить Герберта.

Тем временем виконт повернулся ко второму вампиру, который смотрел на него с испугом.

- Видишь, Альфред, я обещал вернуться за тобой. Ты же помнишь, что я это обещал?

Тот выдавил жалкое подобие улыбки.

- Да, только не делай ей больно! Только пожалуйста не делай ей больно!

За свою практику доктор Сьюард научился уделять внимание деталям.

- Альфред? - произнес он с нарастающим раздражением. - Получается, все это время вы нас морочили?

- Вы сами себя морочили, - пожал плечами Герберт.

- Но это уже не имеет значения. Вы лишь в который раз подтвердили, что вампиры такие же лживые твари, как и дьявол, их создатель... Так, а что происходит здесь?

Мег Жири ела Призрака глазами, а тот опустил голову и отвернулся. Казалось, он выдохнул и боялся вдохнуть. Всем своим видом он напоминал ученика на экзамене, вытянувшего самый сложный билет.

- Ой, я так рада, что наконец с вами встретилась, мсье Призрак! - воскликнула Мег, прижимая руки к груди. - Я всегда мечтала об этом, у кого угодно спросите! Я ваша самая горячая поклонница, мсье, честно-честно! Вы же напишите что-нибудь в мой альбом?

- Как я и подозревал, вы друг другу под стать, - поморщился англичанин.

Глаза Мег заблестели так, словно великая Тальони похвалила ее выступление.

- Благодарю за комплимент, мсье доктор, - девочка одарила его намеренно дерзкой улыбкой. - Я только рада, если мы похожи.

- А вот это вряд ли, мадемуазель. Потому что тот, кого вы считаете своим ангелом-хранителем, на деле шантажист и убийца. А душевные качества нередко проявляются в физических чертах. Снимите маску, Эрик, пусть девочка узнает правду.

- Да как у вас язык повернулся, - выкрикнула Сара, но Герберт сильнее сжал ее руку. Еще не хватало, чтобы из-за нее эта пороховая бочка взлетела на воздух. Безопасность Альфреда превыше всего.

Призрак выпрямился. Его поза стала почти театральной, как будто он стоял на сцене, а его окружали зрители, сполна заплатившие за билет.

- Отчего же, я сниму маску. Сниму не потому, что иначе мне прострелят лоб. Я предпочел бы умереть, чем в который раз увидеть то, что я сейчас увижу. Но это было бы слишком легким наказанием. А ты, Мег, прости меня за то, что я умудрился привязать к себе и тебя, и твою маму. Не думал, что дойдет до этого. Мне следовало вести себя как подобает чудовищу, а не играть в человеческие отношения. Ведь сидят же вампиры в тени и не рыпаются. А я вот совсем заигрался. Мне-то что, я уже привык, но теперь ты будешь разрываться между жалостью и отвращением. Бедная девочка.

Резким движением он сорвал с себя маску, что скрывала лицо более похожее на череп, обтянутый желтоватой и сухой, как у египетской мумии, кожей, с темным провалом вместо носа и такими тонкими губами, что создавалось впечатление, будто их и вовсе нет. Волосы свисали редкими, неопрятными прядями. Глазницы казались пустыми, но когда Призрак отвернулся от канделябра и в упор посмотрел на Мег, его глаза вспыхнули золотом, будто монеты на дне колодцы.

Хотя девочка старалась держать себя в руках, было заметно, как она дрожит. Губы беззвучно шевелились, она то ли шептала что-то, то ли глотала воздух. Наконец, собравшись с силами, она подняла глаза на Призрака. На мгновение их взгляды сомкнулись.

Мег закричала.
  
  
  
   Глава 27

Ну кто знал, что она такая впечатлительная?

"Это всего лишь лицо, только кожа и мышцы под нею. Какая разница, уродливо оно или нет? Вот мое прекрасно, но для скольких оно стало последним, что они видели в жизни," подумал Герберт, глядя как малышка Мег, которая как вцепилась в высокую ноту, так и продолжала ее держать на зависть любой меццо-сопрано, отступала он Призрака. Даже в состоянии паники м-ль Жири не забыла свои уроки. Ее ножки двигались быстро и четко - более того, ей даже удалось встать a-pointe!

- Ах, мои нервы не справляются с таким ужасом! - вдруг провозгласила Мег. Плавно взмахнув руками, она откинулась назад с таким изяществом, что если бы сама Сорелли попыталась повторить сей маневр, по сравнению с Мег она напоминала бы извозчика, подскользнувшегося на льду.

Одним движением хорошие манеры задвинули разум на задний план.

Если дама входит в комнату, джентльмены вскакивают с места, как пружиной уколотые. Если она идет по улице, джентльмены приподнимают шляпы, даже если на улице крещенские морозы и это стоит им менингита. Если она падает в обморок...

До звания "светской дамы" Мег Жири не хватало еще десятка лет, парочки богатых покровителей и шкатулки с бриллиантами. Но суть не в этом. Главное, что на ней была юбка.

Как только девочка потеряла равновесие, доктор Сьюард механически протянул руки, поймав почти невесомое тело. В тот же миг Призрак Оперы одним прыжком достиг рычага в углу комнаты и дернул за него, а после прислонился к стене, словно этот рывок выкачал из него всю энергию.

- Почему, мсье Призрак?! - взвилась балерина, которую англичанин уже успел оттолкнуть. - Во всех коридорах только и болтовни, что про ваше лассо! Ну я же дала вам время, почему вы его не скрутили?

Герберт и Сара, наблюдавшие за этой сценой с приоткрытыми ртами, как два сломанных щелкунчика, обменялись сердитыми взглядами. О, если бы у Мег хватило ума предупредить их! Уж они бы сразу показали доктору что почем, а не суетились по гостиной, приводя ее в порядок. Уборкой вообще-то занимаются до прихода гостей. А теперь он, верно, за шваброй побежит?

- Ты решила помочь мне, несмотря на мое лицо? - спросил Призрак ошарашенно.

- Нет! Я решила вам помочь, смотря на ваше лицо.

- И?

- И мне гораздо интересней, есть ли за этим лицом мозг? Ну как же вы такую возможность проворонили!

Безгубый рот растянулся в улыбке, которая мгновенно увяла, словно Эрик получил крупную сумму в наследство, но сразу же узнал, что хмурая очередь, два раза обогнувшая квартал, состоит из кредиторов покойного дядюшки.

- Я отключил камеру пыток, Мег. Все это время там находилась твоя мама.

- Что еще за камера пыток?

- Комната с зеркальными стенами, - признался Эрик. - Я понимаю, такое невозможно простить...

- Там повсюду зеркала? - карие глаза округлились.

- Да.

Мег восхищенно покачала головой.

- Изощренный способ. С другой стороны, она уж точно сделает выводы. А то надо мной вся Опера смеется, потому что мама ходит в таком рванье. Может, она оглядит на себя со всех сторон да и платье новое сошьет, как вы думаете?

- Сейчас не время обсуждать туалеты, - оборвал ее доктор Сьюард и, не отводя взгляда от Призрака, кивнул в сторону дивана. - Не будем портить кульминацию приземленными материями. Вы все, присаживайтесь и положите руки на колени, так чтобы я их видел...

- Ну зачем же садиться, если все равно придется вставать? Людей, которым разрешено сидеть в моем присутствии, здесь раз два и обчелся, - прозвучал спокойный голос.

Медленно обернувшись, виконт воззрился на отца, который стоял в дверном проеме, а за спиной у него маячил Куколь. Манишка и манжеты графа были в черных разводах, и Герберт дал себе зарок, что если выберется из этого переплета, первым делом пролистает свежий журнал мод - может, это новая тенденция?

Сьюард сверкнул очками.

- Граф фон Кролок! Я знал, что ваш Калибан приведет вас. Ну и как вы находите наше маленькое суаре?

- Больше похоже на гауптвахту. Для суаре здесь не хватает лакеев, разносящих бокалы шампанского на подносах. Впрочем, откуда вам-то знать, - вампир подмигнул ему покровительственно, словно человеку, которого в дом пускают исключительно через черный ход. - Но к чести вашей будет сказано, компанию вы собрали отменную. Вас, кажется, зовут доктор Джон Сьюард? Читал ваши статьи, интересны, хотя несколько суховаты. Далее, здесь присутствует ваш помощник - не представляйтесь, любезный, в том нет нужды, - а так же фрау Шагал-Абронзиус, мой сын, мой... - вампир замялся, потому что определить степень родства с Альфредом было ой как непросто, - ... мой приемный сын, а этот господин, вероятно, Призрак Оперы.

Когда граф заметил Мег, склонившуюся в учтивом реверансе, его глаза вспыхнули холодным, как северное сияние, огнем.

- Ваше имя, мадемуазель?

- Мег Жири, господин граф. А я ведь говорила Герберту, что вы придете, только он все не верил.

- Польщен знакомством, - склонил голову вампир. Затем вытянул руку, будто прислушиваясь кончиками пальцев. - За дверью находится юная особа, рядом с ней домашнее животное небольших размеров. А за стеной еще двое, мужчина и женщина.

- Они живы? - голос Эрика дрогнул.

- О, более чем. Кажется, я никого не забыл?

Герберт почувствовал, как невидимая рука жгутом скрутила его внутренности. Если отец играет в безупречного джентльмена, то дела совсем плохи. Для всех присутствующих, но для виконта в первую очередь. Ему почудилось, что все они стоят возле гигантской разбитой банки, с руками по локоть в джеме. Он даже огляделся по сторонам - быть может, кто-нибудь разделяет его опасения? Но Сьюард продолжал самоуверенно улыбаться, Сара глядела на происходящее с живейшим интересом, сожалея, что под рукой нет кулька семечек для полного катарсиса, Призрак с Мег посылали друг другу долгие влюбленные взгляды. Альфред же внимательно, словно лоцман карту, изучал ковер под ногами.

- Стало быть, наша встреча подобралась к концу, - наконец промолвил Сьюард.

- Боюсь, что это так, - вторил ему граф.

- Вы понимаете, зачем вас сюда пригласили?

- Конечно. Это было глупо с вашей стороны, доктор. В деревнях возле моего замка по ночам не просто запирают двери, но даже натирают чесноком засовы, а вы пригласили смерть на ужин, да еще и салфетку ей подвязали. Но молодости свойственны необдуманные поступки. Хотя и зрелому возрасту они тоже присущи, - вампир невесело усмехнулся.

- Не разводите антимонии, граф. Вы готовы произвести обмен?

- Обмен? - фон Кролок недоуменно приподнял бровь. - А, вы понадеялись, что я действительно соглашусь стать вашим заложником вместо моего сына! Но это невозможно. Иначе пришлось бы признать, что во мне еще осталось что-то человеческое. Мне стыдно даже думать о том времени, когда я, подобно вам, был живым. Так старик краснеет, вспоминая, как лез через забор за яблоками.

- Выходит, вы нас за детей держите?

- Да. Иногда жестоких, иногда послушных, но всегда слабых и невежественных. Я же кажусь себе бесконечно взрослым. У меня есть ответы на все вопросы и ключи от каждой двери.

- В таком случае, вам не совестно продлевать свое существование за счет невинных? Не ощущаете себя Плутоном с полотна Гойи?

Фон Кролок безучастно пожал плечами.

- Для вампиров нет большей ценности, чем собственное существование. Мы воздвигли храмы в свою честь и орошаем алтари жертвенной кровью. Таков наш выбор... Только иногда память наносит удар, и мы вспоминаем, как все было прежде, по ту сторону. Все равно что дернуть за назойливую нитку, торчащую у самой кромки гобелена, и увидеть, как расползается вся картина. Или швырнуть хрустальный шар о стену, а потом стоять на коленях, собирая осколки изрезанными пальцами. Ничто не сравнится с этой болью. Понимать, что каждый раз, когда вонзаешь зубы в чью-то шею, ты убиваешь себя самого. И продолжать, и не останавливаться.

- Браво, какая прочувствованная речь! - воскликнул доктор. - Злодей вроде вас стал бы жемчужиной любой оперы! Я бы зааплодировал, да револьвер мешает. Но если вы отказываетесь выполнять мои инструкции, то зачем пришли сюда?

- Я надеялся, что мы сумеем договориться. Ведь между нами столько общего, доктор Сьюард.

- Не понимаю, куда вы клоните.

- Помилуйте, но разве не ваш соотечественник сказал "Везде в аду я буду, ад - я сам?" Мы оба убийцы. Никуда от этого не денешься. Мы убили тех, кто нам дорог. И мы разносим заразу, только мне достаточно одного укуса, а вам приходится основательно потрудиться, чтобы создать себе подобных - писать статьи, проводить семинары, вербовать молодых людей. Но вам повезло больше, ибо я дам вам шанс, которого у меня никогда не будет.

Англичанин сузил глаза.

- И что же это за шанс, которым меня хочет облагодетельствовать упырь?

- Попросить прощения.

- Мисс Люси Вестенр! - объявил Куколь натренированным голосом и отступил в сторону, давая гостье пройти.

Явись она подвенечном убранстве, с истлевшей фатой и пожухлым флер-д-оранжем, доктор Сьюард мигом поседел бы на пол-головы. Но платье цвета фальшивых изумрудов, которое вдобавок было велико ей на пару размеров, смягчило эффект. Кроме того, она была босая и без перчаток, что неминуемо придавало ей налет вульгарности.

Люси прошествовала в центр комнаты и, поджав губы, укоризненно замолчала, словно Дидона, объявившая бойкот бывшему любовнику.

- А это еще что за фифа? - удивился Гримсби. - Небось, под юбкой красный фонарь прячет. Доктор, вы ее знаете?

- Ну конечно он меня знает! - с пол-оборот завелась вампиресса. - Посмотри, Джек, что натворили твои друзья!

Мелодраматическим жестом она сорвала с себя шляпку, обнажив голову, над которой явно потрудился стригаль овец, чья несовершенная мелкая моторика компенсировалась избытком алкоголя в крови. Короткие, взъерошенные волосы торчали во все стороны. Бедняжка напоминала ежа наутро после беспокойной ночи. По рядам зрителей прокатился ропот. Герберт пошатнулся, но Сара, тоже изрядно побледневшая, подставила ему плечо. Даже Альфред вышел из сомнабулического состояния и завещал Люси свой бриолин.

- Такое впечатление, что я с каторги сбежала! - обличительная речь продолжалась. - Теперь мои волосы никогда вырастут!

- Да лучше сразу голову отрезать, чем такое, - малышка Мег автоматически коснулась своих кудрей, черных как смоль и, после всех пережитых приключений, таких же липких.

- О, моя голова была вторым пунктом в программе! Хотя ее они отрезали куда аккуратнее. Наловчились к тому моменту.

Злая улыбка обнажила клыки, и они тут же превратились в главную улику, на которой строится все обвинение, в окровавленный нож или погнутую кочергу. Сьюард взял себя в руки, но ему хотелось пойти еще дальше - обнять себя за плечи, зажмуриться и очутиться далеко-далеко отсюда, в лаборатории например, где яркий свет множества ламп показывает все, как оно есть на самом деле, не оставляя места фантазии. Просто смотреть на ее звериный оскал. Не думать о ней как о человеке, не думать, не думать...

- С каторги, говоришь, сбежала? Да твое место в Ньюгейте. Что еще мы могли подумать, когда увидели тебя с младенцем в руках? Зная, что ты пила кровь беззащитных оборвышей...

-... которые оказались на улице стараниями господ вроде тебя, Джек! Никому нет дела до этих несчастных, покуда не случится какое-нибудь происшествие, которое будет красиво смотреться на первой полосе газет. Вот тогда все начинают рвать на себе одежды и посыпать голову каминной золой! Мало кто из этих плакальщиков бросит хоть фартинг уличному попрошайке, зато они с удовольствием потратятся на газету, где написано о тяжкой доле нищих. Хаха, это меня ты считаешь жестокой? - вампиресса тряхнула головой, словно откидывая с плеч воображаемые волосы, но спохватилась и продолжила еще яростнее. - Моя жестокость не идет в сравнение с той, которую проявляли надзиратели работных домов, откуда сбежали те дети, с той, которую они встречали при свете фонарей. О, я бы рассказала... Мне, по-крайней мере, нужна была только кровь! И я никого не убила, я взяла совсем немного. А еще им было жаль меня, потому что они знают, что такое голод... а в первые ночи я была такой голодной.

- Вот видишь! - восторжествовал доктор. - Можешь настрочить целый манифест о социальном неравенстве, но на самом деле ты думаешь лишь о себе. Уже при жизни ты стала упырем. Никогда не забуду, как мы все хлопотали у твоего ложа, в то время как ты, сказавшись больной, высасывала наши заботу, нашу энергию... нашу кровь путем трансфузии, а после делилась ею со своим сожителем! Днем мы ткали полотно твоего благополучия, а ночью ты распускала его, ну прямо как Пенелопа. Все твои вздохи и ужимки были притворством! Вроде как у тех истеричек, что годами не поднимаются с постели, притворяясь парализованными, пока их домочадцы обливаются слезами сострадания. Ты не выполняла указания Ван Хельсинга, выбрасывала цветы чеснока, да ты никогда и не хотела выздороветь! Быть центром внимания любой ценой - вот твое единственное стремление. О, как же я тебя ненавижу! Как бы я хотел тебя ненавидеть! Так должно быть. Ты не внушаешь ничего, кроме отвращения и ужаса.

Он ожидал, что вампиресса бросится в атаку и свободной рукой нащупал серебряный крест кармане, но Люси опустила голову и тихо сказала, обращаясь не к нему, а к своим пальцам ног:

- Посмотри вокруг. На самом-то деле, все боятся именно тебя.

Ловкий трюк, чтобы сбить его с толку. Как же, начнет он крутить головой, а тем временем вампиры выкинут какой-нибудь фортель. Он уже и так отвлекся и даже не заметил, как Мег Жири подобралась к Призраку и вцепилась в полу его фрака, намертво, словно ее ногти вросли в ткань. Неподалеку стояла Сара, одарившая Сьюрда взглядом, каким настоятельница монастыря встретила бы серийного насильника. На распухшем запястье девушки всеми оттенками заката расцвел синяк, но не замечая этого, она гладила по плечу белокурого вампира, который казался перепуганным.

Да и не он один.

Невольно англичанину захотелось ощупать свое лицо, дабы убедиться, что с ним не произошло какой-то жуткой трансформации. А еще ему показалось, что в руке он держит не револьвер, а факел.

- Вот видишь. Настоящие монстры не вылезают из стенного шкафа, они приезжают в карете. Ты чудовище, Джек, и таким тебя сделала я.

...Тогда, при отблесках факелов, тени скользили по лицам, искажая их почти до неузнаваемости, и охотники казались такими же тварями, как и сама вампиресса. Четверо джентльменов вошли в склеп, но не вернулось ни одного....

- Я не хотел тебя убивать. Я же врач, в конце-то концов, - он посмотрел на револьвер и отбросил его с таким отвращением, словно тот превратился в слизня. - Я надеялся найти исцеление, хоть какое-то лекарство, чтобы я мог спасти тебя, как сказочный рыцарь.

- Рыцарь, как же, - хмыкнула Сара. - Жаль копья при вас нет, а то б я такое с вами сотворила, что Дракулу пришлось бы от заикания лечить.

- На самом деле, это действительно рыцарский поступок. Крестоносцы тоже начинали со своих, с тех, кто поближе, - сказал граф фон Кролок. Сьюард не заметил, как переместился вампир. Окружающие утонули в густой тьме, осталась только Люси.

-Ты ведь мне веришь? Мы не желали зла, хотели лишь спасти тебя. Но вот в склеп пришла ты, улыбаясь это сладострастной, омерзительной улыбкой... Но зачем лгать, вовсе она не была омерзительной! Каждому из нас в тайне хотелось, чтобы ты улыбалась так ему, только ему, под пологом кровати. Но ты отвергла нас всех, и Артура в том числе... да, мысль о том что ты отвергла и Артура определенно греет сердце... Мы не могли тебя поделить, мы не могли тобой обладать и... и.... но сначала-то я этого не хотел! Надеялся, что все получится как в сказке, когда принц пробуждает принцессу поцелуем от вечного сна.

- Что-то вы путаете - вмешался Герберт, доселе созерцавший эту сцену в молчании. - На самом деле, когда принц нагнулся чтобы поцеловать принцессу, она вцепилась ему в горло, а после они оба закусили спящими слугами. Их в замке много было, хватило надолго.

Еще в детстве виконт услышал эту историю именно в таком варианте от тетки Эржбеты. И долго не мог взять в толк, почему нянька, которой он пересказал и эту сказку, и еще несколько, побежала за экзорцистом.

- Такой вариант кажется более реалистичным, - подтвердила Люси. - Спящая красавица усыпит и принца. Они уснут вместе.

- Что ты хочешь сделать? - прошептал Сьюард, отступая назад.

- Я должна загладить свою вину, Джек.

- Но ты ведь не можешь просто так убить меня.

Присутствующим показалось, что англичанин вот-вот бросится бежать, но к немалому их удивлению, он сам протянул к ней руки. В глазах его засияла совершенно неуместная радость.

- Ты можешь! - сказал он, видя ее решительно сжатые губы. - Знаешь, с тех пор я почти не сплю. А после лауданума меня посещают такие видения... Будто я спускаюсь по бесконечной лестнице, но это лишь в добрых снах. В кошмарах лестница совсем короткая, ступенек пять. А внизу стоишь ты и смотришь на меня. Каждый раз, ночь за ночью... Сделай это, Люси! Пожалуйста, погаси огонь! Я не хочу больше видеть тебя! И... и себя, себя я тоже не хочу видеть! Пусть станет совсем темно. Так хочется выспаться наконец.

Люси шагнула к нему, приоткрыв губы, словно собиралась его поцеловать, но романтичный момент был прерван возгласом Гримсби.

- Доктор Сьюард, да вы никак сбрендили? Кто ж мог подумать, что эта девка так затуманит вам мозги! Ну ничего, сейчас я подсоблю...

И тут одновременно произошли несколько событий. Но если препарировать этот момент, то выглядело все так: направив ружье на Люси, мистер Гримсби нажал на курок, но уготованный ей заряд серебра так и не достиг цели, потому что вперед выскочил Альфред. В тот же миг граф фон Кролок оказался рядом с ламиеологом, схватил его за волосы, заломил голову так, что шейные позвонки хрустнули, и впился в ему шею. Его примеру тут же последовала Люси, но с гораздо большей деликатностью.

...Теперь на ней было белое платье, стекавшее водопадом кружев. Неслышно ступая, Люси подошла к Джеку и прикоснулась холодными губами к его шее. Прижавшись друг к другу, они выглядели почти сентиментально, будто на картине, где жена встречает мужа из тюрьмы или где девица провожает жениха на фронт. Затем Люси прикрыла ладонью пламя факела и на Джека опустилась прохладная тьма...

Куколь проворно подскочил к двери в спальню, распахнул ее и пригласил вампиров, по-прежнему цеплявшихся за свои жертвы. С глухим стуком дверь захлопнулась, отделив мир мертвых от мира живых.

Ничего этого не увидела Мег Жири.

Как только мистер Гримсби произнес свою угрозу, Эрик прижал ее к своей груди, так крепко, что Мег чуть не задохнулась. Теперь он гладил ее по голове тонкими пальцами, которые отчего-то закостенели, сделались неуклюжими. Это занятие было для него непривычным, все равно как если бы пахаря попросили огранить бриллиант. Пару раз он больно потянул ее за спутанные локоны, но девочка лишь прижалась к нему теснее. От Призрака пахло чернилами, воском и канифолью. Иными словами, от него пахло музыкой.

Чтобы не нарушать трогательную семейную сцену, Сара отвернулась. Украдкой она засунула руку в корсаж, побродила там некоторое время - даже Мафусаилу в преклонных летах при виде этого потребовался бы холодный душ - и наконец извлекла значок в виде головки чеснока. Поморщившись, Сара бросила злополучную вещицу на пол и уж было занесла над ней ногу, как вдруг передумала и водворила значок обратно. Можно на брошку переплавить. Тем более, что головка чеснока очень похожа на сердечко.

- Что там происходит? - через голову Мег Призрак посмотрел на закрытую дверь. Саре захотелось приложить ухо к замочной скважине, но она побоялась, что граф фон Кролок может резко распахнуть дверь. А рука у него тяжелая. Отскабливать свои мозги с противоположной стенки - перспектива не из радужных.

Девушка пожала плечами.

- Незачем нам, живым, вмешиваться в их дела. Как говорится, пусть мертвые сами хоронят своих мертвых - вот вам заступ, вот вам саван и дуйте на кладбище! Кстати, мсье, а где тут кухня? Хочу чайник поставить.

Хозяин подземелий молча указал нужное направление. Женская способность разворачивать беседу на 180 градусов не переставала его удивлять.

- А у вас еще остались те английские конфеты? - маленькая балерина просительно заглянула ему в глаза. - Страсть как их обожаю!

- В буфете на второй полке сверху.

- О, мои будут! - и Сара понеслась в кухню, а Мег, возмущенно взвизгнув, бросилась за ней. Из кухни донеслись звуки методичного разрушения.

***

Неужели при виде крови вампир может впасть в ступор? Вампир? При виде крови? Все равно что человеку бутерброда испугаться. Кровь из раны на плече Альфреда лилась не останавливаясь, багряная на белом. В другое время Герберт счел бы это зрелище эстетичным, но сейчас почувствовал, что не может пошевелиться. И какой смысл в лишних движения? Все кончено. Альфреда он не спасет. Вампиры приходят в мир не со спасительной миссией, но даже прежде...

... на кружевной подушке алеет пятно. Тогда надежда падает на колени и, закрывая уши, кричит что она просто пролила вино, а сейчас она спит, так спокойно, что даже хрипы не слышны. Виконт хочет броситься к ее постели, но вместо этого подходит нарочито медленными шагами, впитывая произошедшее по капле, привыкая постепенно, иначе просто с ума сойдет...

Граф затряс его плечи, что-то крича, но сын не услышал ни слова. Пустота окутала его коконом, каждое нервное окончание облеклось в траурные одежды. Невидящими глазами он смотрел перед собой. Отец хлестнул его по щеке, и еще раз, но не больно, вполсилы.

-... по касательной! Возьми себя в руки, мальчик! Где бы ты сейчас ни был, на самом деле ты здесь. Очнись! Ничего с Альфредом не случится, если дашь ему выпить крови! Ну же! Еще не поздно.

Виконт рванул свой рукав так, что рубиновая запонка отлетела и закружилась по полу. Паника выкипела, оставив на дне лишь гнев, черный и густой.

- Кусай меня за запястье!

Как Альфред мог так поступить? Пожертвовать собой... ради женщины! Это чересчур глупо даже для такого простофили. Но куда более жуткая догадка настойчиво, будто муха о стекло, стучалась в голову, и уже скоро не хватит сил от нее отмахиваться. После того, как отец вместе со Сьюардом спели дуэтом об ужасах вампирской жизни, у Альфреда что-то оборвалось внутри. И он решился. Даже в мыслях виконт не мог назвать его поступок предательством, ведь это бросило бы тень на ту, что несколько веков назад тоже пошла этой стезей. И кому судить, какой путь легче?

- Пей, чего ты ждешь?!

Юный вампир скосил глаза, глядя на танцующую запонку, как энтомолог на редкого тропического жука.

- Это приказ?

"Да! Выполняй сию же секунду!" Но что будет дальше? Он велит Альфреду встать за его стулом во время парадного обеда? Сколько еще раз он воспользуется шпорами и хлыстом - по необходимости, разумеется?

Пятно на плече Альфреда расползалось как чудовищный алый цветок, пробивающийся из-под снега. Герберт погладил его волосы, уже потускневшие и ставшие ломкими, но Альфред по-прежнему избегал его взгляда.

- Никакой это не приказ, - сказал виконт устало. - Будь у меня возможность, я разбил бы твои кандалы и в клочья порвал купчую с твоим именем. Ты не игрушка, Альфред. За эти весьма дидактические сутки я вырос из игрушек. У меня нет права тебя удерживать. Ты только что получил билет в первый класс, а мне остается лишь бежать по платформе и махать, пока поезд не скроется из вида. Глупо надеяться, что мы еще встретимся. Ты чересчур добродетельный даже по человеческим меркам, тебе сразу нимб вручат и на клыки не посмотрят. А я... в общем, я это я... Но зато я могу попросить, правда? Оставайся, Альфред. Когда ты рядом, я чувствую себя не просто ходячим трупом. И отцу ты нравишься, иначе он спокойно наблюдал бы, как ты истекаешь кровью. Куколь тоже рад, что ты появился, потому что он помнит, как все было до тебя. Тогда в мире не было никого, кроме нас с отцом, и мы едва сдерживались, чтобы не перегрызть друг другу глотки. А с тобой мы почти как настоящая семья...Пожалуйста, mon cheri, спрыгни с подножки в последний момент.

Альфред зашевелил губами, но с них долго не срывалось ни звука. Собравшись с силами, он все таки выдавил:

- Лови меня.

Взяв Герберта за руку, он почти благоговейно поцеловал ладонь, после чего прокусил кожу. Пока он пил, кровь на его плече остановилась и рана начала медленно затягиваться.

- Кстати, милый, когда ты в последний раз мыл руки?

- Пей, что дают! - взвизгнул виконт и щелкнул его по носу. Затем не удержался и впился в его окровавленный рот.

Интересно, в какой частной школе они нахватались таких повадок, задалась вопросом Люси. Ведь в иных заведениях и в крокет играть перестали, потому что стоило одному игроку наклониться, как остальные начинали плотоядно улыбаться и теряли концентрацию.

- А этот... вы его убили? - она кивнула в сторону мистера Гримсби, ничком распластавшегося на полу.

- Нет, я оставляю его судьбу на ваше усмотрение, - поймав ее недоуменный взгляд, фон Кролок объяснил. - Я не знаю, как вы предпочитаете умерщвлять свои жертвы. Некоторые растягивают это удовольствие.

Вампирессу покоробило от его куртуазного тона, но она промолчала и сочувственно посмотрела на свой указательный палец, который в настоящее время сожалел, что на нем не надет наперсток. Люси и вышивать-то не любила именно по той причине, что можно уколоться! Но если уж она пару раз перепрыгнула через порог смерти, с такой легкостью ,словно он был скакалкой, то крошечная ранка ее не испугает. Решительно полоснув себя клыком, Люси провела пальцем по губам Сьюарда.

... Джек скорчился в углу слепа, закрыв глаза коленями. Когда она потрепала его по плечу, он даже не пошевелился.

- Чтобы пойти со мной, тебе не обязательно меня любить, - начала Люси, опускаясь на пол рядом. - Фразу "любовь до гроба" придумали далеко не глупые люди. Пускай ты не перенесешь меня через порог, а наоборот, я тебя, но ты станешь счастливым. Из меня получилась бы никудышная фея-крестная, но я поделюсь с тобой волшебством. Поезжай в Шотландию, к моей тетушке. В детстве я гостила там иногда. Днем бывает скучновато, зато ночью весело. Помню, по вечерам в саду стоял стрекот от крыльев фей, а гоблины воровали мой ужин прямо из-под носа няни. Но когда я стала старше, феи имели наглость превратится в стрекоз. Шотландия - хорошее место, чтобы никогда не взрослеть. Тебе там понравится. Пойдем, а?

Она помогла Джеку встать и бесцеремонно пнула мистера Гримсби.

- На вас, лежебока вы этакий, приглашение тоже распространяется. На ферме тетушки Евлалии пара крепких рук всегда пригодится. Говорят, что у вампиров сила двадцати человек. Вот ведь она на работниках сэкономит!...



Граф фон Кролок наблюдал за ее действиями с неодобрением. Он не желал принимать в клуб этих новых членов. Одна радость, что еще некоторое время они будут спать, не докучая никому своим присутствием.

- Ну вот, теперь вы опять голодны. Хотите еще? - вампир наклонился к Люси так близко, что его дыхание защекотало ей ухо. - Даже приютский мальчишка осмелился попросить добавки, а вам-то чего скромничать? Здесь полно еды. Взять к примеру тех смертных за дверью. Вы слышите их сердцебиение уже отсюда.

Люси отшатнулась, а он продолжал улыбаться все так же вкрадчиво.

- Мы, вампиры, никогда не насытимся, покуда не уничтожим все живое в радиусе нескольких миль. Вот и сейчас ваша голова кружится от Голода. Так почему бы нам не продолжить трапезу, мисс Вестенр? Неужели вы не хотите почувствовать свою власть над смертными? Мы разыграем в этом театре наш собственный спектакль, рядом с которым греческая трагедия покажется рождественской пьеской. Впрочем, зачем далеко ходить, ваш аппетит я готов насытить прямо сейчас, - вампир лениво хлопнул в ладоши. - Куколь, подойди сюда.

Невозмутимый горбун приковылял поближе и замер в почтительном ожидании.

- Помнишь, в чем заключался наш договор? Когда моими стараниями эта проблема будет решена, ты погибнешь.

- Да, Ваше Сиятельство, - спокойно ответил Куколь.

- Я выполнил свое обязательство, теперь твоя очередь.

В глубине душе Куколь всегда знал, что рано или поздно его симбиоз с вампирами закончится именно так. А тут он сам составил текст смертного приговора, а графу оставалось лишь расписаться. Инстинкт самосохранения начал хлюпать носом, но Куколь дал страху пинка, загнав его поглубже. Он вновь почувствовал себя свободным, как в тот миг, когда стерлись границы обличий и сословий, и он разговаривал с хозяином на равных. Даже более того! Он заглянул в бездну, и бездна отвела глаза. Ради этого стоит умереть. Ну и ради виконта, конечно.

Что ж, по крайней мере, у графа хватило такта не предлагать ему вечную жизнь.

Приглашающим жестом фон Кролок указал вампирессе на своего камердинера, который уже начал расстегивать воротник.

- Мой слуга совершил серьезный проступок, за который его следует покарать со всей суровостью. Угощайтесь, мисс Вестенр.

- Что?!

- Разделите мой ужин. Вместе мы выпьем его досуха.

Герберт, за которого все еще цеплялся Альфред, решительно поднялся с пола.

- Послушай, отец, если это из-за меня...

- Нет, сударь, вы здесь вообще не причем. Мы с вашим батюшкой сами все решим.

- С дороги, Герберт, - прорычал граф.

- Но ты не можешь просто так...

- Сейчас не время спорить о моих правах и привилегиях.

- Если тебе нужно на ком-то отыграться...

- Да замолчите вы все!!! - Люси топнула ногой и, словно магнит, притянула их взгляды. Набрав воздуха для новой тирады, она издала вопль, внушительный даже по меркам парижской Оперы.

- Герберт-не-перечь-отцу-Альфред -присядь-ты-же-сейчас-упадешь-Куколь-это-что-еще -за-штучки- быстро- застегни- воротник -как-ты- смеешь- так- распускаться- в -присутствии- леди... Фуффф... А вы, граф, совсем обезумели! Ну как мы нападем на Призрака? Вы же сами рассказывали, что он приютил ваших сыновей. А та девочка, судя по всему, его дочь. Даже у вампиров должна быть хоть крупица благодарности! И если вы собираетесь устроить бойню в Опере, придется обойтись без меня. Не хочется ощущать себя бешеной собакой в овечьем загоне. И что бы там ни натворил ваш слуга, смерть будет несоразмерным наказанием. Нельзя так просто подписывать смертный приговор, уж я-то знаю. Я умирала два раза. В общем так - прежде чем вы на кого-то нападете, вам придется перешагнуть через мой труп!... То есть, через меня в том состоянии, в котором я теперь пребываю.

- Почему вы не хотите принять свою природу, мисс Вестенр? Жестокость - наша главная характеристика.

- Ну и пусть! Но я сама решаю, где провести черту.

- Вы цепляетесь за остатки человечности. Снявши голову, по волосам не плачут, - граф осекся, мысленно обругав себя за такую оплошность. Он не просто заговорил в доме повешенного об удавке, но провел целый семинар о скользящих узлах.

- Хотела бы я побеседовать с тем идиотом, что придумал эту поговорку. Голову мне уже отрубали, но она замечательным образом приросла обратно. Зато волосы я буду оплакивать еще очень долго.

Люси с вызовом посмотрела на него, ожидая новой порции казуистики, но вместо ответа он улыбнулся. Без насмешки или издевки, не обнажая клыки. Несмотря на его бледную кожу и темные круги вокруг глаз, он вдруг показался очень усталым, но все таки человеком. И Люси подумала про безжалостное, все сметающее с пути добро и про зло, которое осознав свою греховность, становится почти милосердным.

Вампиресса скопировала его улыбку, обильно поперчив ее ехидством.

- Все с вами ясно, граф! Это было испытание, да? Но признайте, я сдала этот экзамен с блестящими отметками. А теперь мне нужна почетная грамота. У вас будет время ее нарисовать, пока я управлюсь с этими господами, - нагнувшись, она легонько похлопала Сьюарда по щеке.

- Куколь, помоги мисс Вестенр, - обратился к горбуну фон Кролок, но тот не сдвинулся с места. Лицо его оставалось серьезным.

- Мне не нужна отсрочка, Ваше Сиятельство. Я не смогу жить, глядя на вашу занесенную руку. Все равно вы не забудете мои слова.

- Память у меня великолепная, что и говорить, - с ноткой гордости произнес граф, - но я ничуть не оскорблен. Если столько лет кричать о чем-то во всю глотку, рано или поздно даже эхо скажет, как ему надоели эти вопли. Более того, твой совет пришелся очень кстати. В память о той пламенной речи, я повышаю твое жалование на 10 процентов, - заметив горящие любопытством глаза Герберта, он поспешно добавил, - и еще на 10 процентов, если ты не расскажешь виконту, за что были первые 10.

- Вместо того, чтобы раскланиваться со своим слугой, лучше скажите, что мне делать с этими двумя!

Оставшись без внимания, Люси капризно надула губки.

- Главное, не бросать Сьюарда с Гримсби здесь, иначе кое-то кто устроит им тааакую темную! Причем это будет семейным мероприятием.

На пороге стояла Сара, насмешливо улыбаясь.

- Можешь у меня переноч... тьфу ты, передневать! - она бросила ключ, который вампиресса рассеяно поймала на лету. - А эти господа покажут тебе, как добраться до отеля. В зале для конференций найдется парочка учебных гробов. Ну а в крайнем случае постели себе под моей кроватью. Только чур не хватать горничную за ноги, когда она придет прибраться.

- Спасибо! - просияла Люси.

- Меня делегировали узнать, как у вас дела. Вижу, что отлично. По вампирским меркам, это классифицируется как "чудесно проведенное времечко", - она многозначительно покосилась на запятнанный кровью пол. - Надеюсь, Эрик не цепляется за этот ковер. Кстати, он уже выпустил из камеры пыток своих пленников. Сейчас у них с Персом соревнование, кто кого перекричит, а мадам Жири первым делом напустилась на Мег, где, мол, та шлялась всю ночь. Я, конечно, вступилась за бедняжку и сказала, что приглашала ее на девичник. Но мадам Жири слышала, будто Мег провела ночь с Гербертом. Тогда я ответила, что его мы тоже позвали. Какой девичник без Герберта?

- Да как ты посмела?!

Совершенно невозмутимый, граф поймал сына за локоть, лишив его возможности выцарапать Саре все глаза.

- Но в общем и целом, у Призрака все благополучно? - осведомился фон Кролок.

Сара замялась.

- Скорее наоборот.

Словно в подтверждение ее слов, воздух содрогнулся.

- АНГЕЛ, ТЫ ГОТОВ?! Я УЖЕ ИДУ!!!

Вампиры разом вздрогнули, даже те, что лежали без сознания.

- На самом деле, еще не все потеряно, - сказал Куколь. - Есть у меня кое-какие мысли на сей счет. С вашего позволения...

С каменным лицом граф фон Кролок выслушал план.

- И ты хочешь, чтобы я в этом участвовал?

- Только скоординированные действия всех участников станут залогом успеха сего прожекта.

- Ну хорошо, так и поступим, - процедил граф, - вот только неприличные песни я горланить не собираюсь!
  
  
  
   Глава 28

Это будет самая счастливая ночь в его жизни! Сегодня Кристина обвенчается с Призраком тайным браком, чтобы их души посвятили себя возвышенному служению музам. Теперь несчастный Эрик уже никогда не будет один! Его Кристина будет ходить за ним по пятам, чтобы он больше не чувствовал себя отверженным. Она повернет его немотивированную агрессию в иное русло. Например, научит вышивать крестиком, это так успокаивает. Несколько лет на сугубо растительной диете - и Эрик сам себя не узнает! В качестве благодарности он будет награждать свою маленькую Кристину робким поцелуем, потому что, осознавая свою неполноценность, не посмеет потребовать от нее большего.

Погладив котенка, который свернулся клубочком на остатках перины среди летающего пуха, девушка поспешила из комнаты. Но к ее удивлению, помимо Эрика в гостиной топились еще и мадам Жири с Мег, обе всклокоченные, и господин восточной внешности, известный в Опере как Перс. Он посещал каждое выступление мадемуазель Даэ, но в этом не было ничего удивительного. Услышав ее дивный голос, рядом с которым ангельские хоры звучали как вопли крестьянки, загоняющей коров домой, мужчины выкупали ложу на весь сезон. Но что здесь делает эта незваная аудитория? После долгих поисков, внезапная догадка все же нашла и пронзила мозг Кристины. Ну конечно! Это благодарное человечество. Пришло умолять, чтобы м-ль Даэ вышла замуж на Призрака, тем самым отвратив от театра карающий перст судьбы! Мелодично вздохнув, Кристина изобразила улыбку мученицы, и сделала несколько шагов к Эрику, который подался назад, не в силах принять незаслуженное счастье.

И тут отворилась дверь. То, что появилось на пороге, заставило ее распахнуть рот так широко, словно она собиралась проглотить апельсин целиком.

В начале было слово. Вернее, целый поток слов, спетых хриплым фальцетом, исходившим от низенького небритого мужчины с окровавленным воротником. Неплохо разбиравшаяся в языках, Кристина опознала английский, но понятными были только предлоги да артикли. Впрочем, благонравная англичанка тоже не поняла бы ни единого слова в этой моряцкой песне, повествовавшей о печали боцмана, после длительного плавания обнаружившего, что жена осквернила их супружеское ложе. Но уже от одной интонации можно было упасть в обморок. Певцу невпопад подтягивал мужчина с лохматыми бакенбардами и невероятно вульгарная девица, которая, судя по прическе, сбежала из лечебницы. Цепляясь друг за друга, эта троица вывалилась в гостиную. Девица послала Кристине воздушный поцелуй. За ними, едва управляясь с ногами, шли двое смутно знакомых молодых людей, причем один из них буквально висел на шее другого. В качестве финального аккорда, из спальни появился хромой горбун в сопровождении девушки в мужском платье и высокого статного господина, который, по видимому, уже успел отоспаться в подвальчике для угля.

- Ангел, вам знакомы эти люди? - замогильным голосом осведомилась м-ль Даэ.

- Нет! - выкрикнул Призрак, подавляя желание спрятаться у нее за спиной. - То-есть... то-есть да. Это мои друзья. В некотором смысле.

Размашистыми шагами граф подошел к оторопевшему Призраку и хлопнул его по плечу.

- Эрик, дружище, поздравляю! Ты уж извини, что мы начали отмечать загодя. Но ты оставил столько вина, кто ж удержится?

- Фи, ну и дешевую гадость вы пьете! - фамильярно подмигнула ему Люси. - Бьет, как кувалдой по голове.

- Так что не обессудьте, но мы немножко подрались. Совсем чуточку. Так, пару носов расквасили, - Сара небрежным жестом указала на кровь, которой с головы до ног были запятнаны все вампиры.

- На ковре насвинячили, - задушевно протянул Герберт.

- Ну да это не беда, теперь, когда Эрик женится, беспокоиться об уборке ему больше не придется. Жена все сделает.
  
Граф потрепал м-ль Даэ по щечке, вымазав ее угольной пылью.

- Кто вы такие? - ужаснулась Кристина.

- Я служу письмоводителем в конторе у стряпчего, - ответил Его Сиятельство.

- Я помощница модистки, - ответила фрау Шагал-Абронзиус, ламиеологесса и первая женщина, принятая в Кеннигсберский университет.

К вящей радости Кристины, самая вульгарная девица не представилась.

- Нас пригласили на свадьбу к Эрику. Хотя, кажется, не все выдержат церемонию. Ох, зря мы так налегли на спиртное! Мальчики, проводите Люси с ее друзьями, а ты, Куколь, проследи, чтобы они благополучно доползли до отеля. Мы же с Сарой останемся здесь, удостовериться, что все пройдет гладко. Так, с чего начнем? Мадам Жири, пироги готовы?

- Что, простите? - билетерша захлопала глазами.

- Пироги, - терпеливо объяснил фон Кролок, - которые вы испекли для свадьбы. Кажется, в меню еще фигурировала вареная картошка и колбаса? И большой пирог с патокой на десерт.

При упоминании колбасы Кристина Даэ взвилась, как инквизитор при слове "ересь." Кем бы ни были гости Эрика, но приличными людьми их никак не назовешь.

- Да будет вам известно, что колбаса состоит из животных жиров, которые оказывают необратимое воздействие на печень! Даже пророщенный овес бессилен его остановить! Я не позволю, чтобы на приеме в честь моего замужества подавали эту бомбу замедленного действия... И... и вообще, какой прием? Какая свадьба? О чем вы говорите?!

- О вас с Эриком, голубушка! - добродушно улыбнулся вампир. - Вы ведь осознанно собираетесь связать с ним жизнь.

- Да, но...

- А мы пришли отпраздновать сие событие и подготовить вас к супружеству. Показать, как удобнее тянуть эту лямку. Не сомневаюсь, мадам Жири даст вам парочку хороших советов.

Поняв причину его поведения, билетерша решила втянуться в игру. Она проворковала голосом доброй, уютной тетушки:

- Если нужна помощь, ты только скажи! Я тебе покажу все рынки в Париже, объясню, где чего купить подешевле. Лучше всего вечером за покупками идти, когда товар уже залежался, а значит торговцы не станут заламывать втридорога. Поторгуешься полчаса и купишь кусок говядины всего за несколько су! А уж потом его можно растянуть на две недели.

- Но....

- Ты умеешь обращаться с иголкой и ниткой?

- Я вышиваю, но...

- Не в этом смысле. Ну да штопать и перелицовывать - не велика наука.

- Перелицовывать? - переспросила Кристина с таким ужасом, словно мадам Жири предложила ей украсть деньги из церковной кружки.

- А я научу тебя квасить капусту по нашему семейному рецепту, - скромно предложила Сара.- Тут весь секрет в том, чтобы перед началом как следует вымыть ноги...

Суровый взгляд Кристины заставил Призрака отступать назад, пока он не уперся спиной в каминную полку.

- Как это понимать, Эрик? Ведь после того, как мы сочетаемся узами тайного брака, мы заживем в подземельях, посвящая все время служению музам. Причем здесь свиной пирог?

- В подземельях? - удивился Призрак. - Ну конечно же нет! Если вы заметили, здесь тесновато, нашим семерым малышам негде будем порезвиться.

- Семерым?!

- Не обязательно останавливаться на такой скромной цифре, можно и побольше. Так что придется снять квартирку посолиднее. Теперь, когда моя опера "Торжествующий Дон Жуан" завершена, я хочу жить, как все.

Певица схватилась за сердце.

- Да, как все! - настырно продолжал Эрик. - Хочу выходить с женой на воскресные прогулки - ну там пикники, шашлыки, все такое - и развлекать ее всю неделю. Карточными фокусами, например... Да, люблю я в картишки поиграть! Жаль, получается плохо. Из-за этого ничего из ежемесячных 20 тысяч отложить не удается... А петь мы будет для самих себя. Не дело, чтобы мать семейства выступала на сцене. Несолидно как-то. Люди засмеют... О, вы станете самой счастливой женщиной... Но вы плачете! Вы боитесь меня!

Вытирая глаза кружевным платочком, она только рукой замахала. Разумеется, она боялась. А кто бы не испугался? Наверняка он уже измыслил подарить ей супницу на следующий день рождения! Вот ведь монстр какой, а?

- Но если я за вас не выйду, -Кристина умудрилась произнести это, не разжимая зубов, - вы взорвете Оперу и еще пол-Парижа в придачу? А эти фигурки , на которые вы смотрите с таким вожделением, наверняка рычаги! И стоит повернуть один из них, как здание взлетит на воздух.

Призрак любовно погладил медные фигурки сверчка и скорпиона, на которые указывала певица.

- Вам нечего опасаться, это всего навсего книгодержатели для ваших кулинарных книг. Купил их в антикварном магазине - правда, пришлось долго отчищать от грязи, но зато и продали задешево. Это свадебный подарок.

- Очень символично, - согласилась Кристина. Она задумалась над своими перспективами - то ли просто упрыгать отсюда, то ли кого-нибудь укусить?

- Значит, вы не хотите взорвать Оперу даже ради меня? Я это учту. Но зачем вы тогда купили столько взрывчатки? Не отпирайтесь! Все видели, как вы разгружали динамит из фургона, ящик за ящиком...

- Чтобы глушить рыбу в реке, - подал голос Перс. - Любимое его занятие.

- Не имею чести быть знакомой с вами, мсье, - Кристина одарила его милой улыбкой.

Эрик колебался. Нехорошо толкать старинного друга в бассейн с пираньями, но все лучше, чем прыгать туда самому.

- Это мой приятель, мсье дарога. Мы познакомились с ним еще в Мазандеране, когда я строил для султана... мнээ.... водонапорную башню.

- А для его старшей жены - ателье. С зеркальными стенами, - поддакнул Перс.

- Но мсье дарога давно обосновался в Париже. К сожалению, подругу жизни он так и не нашел.

Улыбка певицы из "милой" превратилась в "обворожительную."

- А все потому, - продолжал Призрак, сзывая пираний и молотя Перса веслом по голове, - что он занимается тайным сыском и, ходят слухи, даже работает на разведку. Ну какая женщина согласится связать свою судьбу с человеком, чья жизнь так и бурлит опасными приключениями, кому часто приходится выезжать в экзотические страны и посещать балы в посольствах? Все эти ночные погони, скачки, перестрелки! А где, спрашивается, домашний уют?

Глаза Кристины засверкали, словно в них уже отражались хрустальные люстры в бальной зале.

- Ах, вы правы, Эрик! Такие избранные женщины, полные сочувствия и любви, встречаются крайне редко. Но одна из них сейчас стоит в этой комнате! - провозгласила м-ль Даэ. - Скажите, мсье дарога, вы любите сырой шпинат?

- Обожаю его! Готов есть на ужин, обед и завтрак!

- На завтрак будет овсянка.

- Ее я тоже съем! О, мадемуазель Даэ... О, Кристина, неужели я не ослышался? Кто бы мог подумать! Ведь столько раз я оказывал вам знаки внимания, но вы никогда их не возвращали!

- Когда это? - ее ресницы недоуменно запорхали.

- Нуууу... я подарил вам этого котенка, в корзине роз. Разве вы не прочли записку?

Пушистый белый котенок уже успел проснуться и теперь потягивался в дверном проеме, снимая стружку с паркета. Невозмутимый, он подошел к Персу, но вместо того, чтобы по обыкновению располосовать брюки незнакомца, вдруг потерся о его колено.

- Увы, когда я нашла корзину, записки там не было. Да и цветов почти не осталось. Додо их уже доедал.

- Если вам угодно, я могу повторить содержание той записки слово в слово, - проворковал Перс, нежно подхватывая Кристину под локоть.

- О да, дорогой!

- Слушай же, любовь моя...

Если сахарный сироп будет литься в ее уши теми же темпами, она скоро оглохнет, решила Сара и посоветовала влюбленным рыться в памяти где-нибудь подальше отсюда. В более интимной обстановке, так сказать. Кристина чуть поморщила прелестный носик.

- Ах, я знаю, что мой отказ разобьет ваше чувствительное сердце но... но... Прощай, Ангел! - подавшись порыву, она обняла Призрака и поцеловала в лоб, не заметив, как при этом напряглись кулаки мадам Жири.- Я желаю вам обрести счастье, если оно возможно в ваших обстоятельствах! Вспоминайте с нежностью свою маленькую Кристину... Кстати, в прошлый раз я у вас зеркальце забыла, занесите в мою гримерку.

Взявшись за руки, Перс и его невеста выбрались из подземелий. В его душе цвели жасминовые сады, в ее - распускалась брюссельская капуста, и оба они были бесстыдно счастливы.

В гостиной наступило всеобщее ликование. Кто мог - перекрестился, кто не мог - просто облегченно вздохнул. Но радостные возгласы сменились напряженной тишиной, когда взгляды устремились на Призрака, который по-прежнему опирался на каминную полку, перебирая в руках медные фигурки.

Что ей сказать? Он не Ромео, да и ей давно не 14. Кроме того, она не прохлаждается на балконе в полночь, так что его уродство видно со всех ракурсов.

- Мадам Жири? - решился он. - Очень рад знакомству.

- Взаимно, мсье Призрак.

Билетерша теребила куриное, перекрашенное в синий цвет перо на шляпке.

- Как поживаете?

- Неплохо, премного благодарна за вашу заботу. А вы?

- Тоже все в порядке. Я рад, что мы наконец увиделись, - Эрик прикусил язык, потому что вряд ли кто-нибудь обрадовался бы при виде его лица. Он заметил, что щеки мадам Жири пылали - наверное, сказываются последствия пребывания в камере пыток.

Женщина натянуто улыбнулась.

- Надеюсь, мы еще встретимся в Опере, раз уж вы отказались от намерения ее взорвать. Обязательно загляну в вашу ложу на днях. Но час уже поздний, мы, верно, вас задержали. Пойдем, Мег, пора домой.

Сердитая Мег вырвала руку.

- Никуда не пойду!

- Это что за новости? Еще не хватало, чтобы ты мешала мсье Призраку.

- Как я могу ему помешать? Он же мой отец!

***

На улице Скриба Люси сказала,

- Ну а дальше мы сами доберемся.

Никто из вампиров не шелохнулся.

- Я бы попросила вас пожать руки, но боюсь, что дело закончится множественными переломами. Может, хоть попрощаетесь?

- До нескорого, - нехотя отозвался Герберт. Англичане молча кивнули. Когда они скрылись из виду, друзья поглядели на открытую дверь. Возвращаться туда, где рыскала Кристина Даэ, не хотелось решительно никому. Все равно что войти в клетку ко льву, предварительно обмотавшись связкой сосисок.

- Можем по площади прогуляться, - предложил виконт фон Кролок.

- Я знаю гораздо более приятный способ скоротать время, - отозвался Куколь. - Если господам угодно меня выслушать...

Некоторое время они шушукались, то и дело поглядывая на окна директорского кабинета.

- А ты уверен, что они не будут против? - засомневался Альфред.

- Что вы, сударь, лишь обрадуются. Можете считать этот поступок благодеянием.

...Ришар и Моншармен прокрались по коридорам Оперы чуть слышно, боясь разбудить этого огромного спящего зверя. Газовый рожок решили не зажигать, и на затянутый зеленым сукном стол водружена была керосиновая лампа. Пока Ришар трясущимися руками разливал коньяк по рюмкам, коллега наблюдал за ним, сидя на диване.

- Как думаешь, уже закончилось? Если Опера не лежит в руинах, значит, англичанин добрался до Призрака.

- Или наоборот. Или они одновременно друг до друга добрались.

- Было бы неплохо. Не пришлось бы бросать такой куш доктору.

Ришар присел рядом и предложил другу рюмку. Тот благодарно погладил его по руке.

- Да полно тебе, не так уж он был и плох. Зануда, конечно, но все равно. Никому не пожелаешь смерти в подземельях.

- А чего мне его жалеть? Держу пари, узнай он про нас с тобой, побежал бы прямиком в полицию или шантажировал, пока б мы по миру не пошли. И так все против нас. У доктора, небось, есть идеи да принципы, на его стороне закон и мораль. А у нас есть только мы. Так чего мне его жалеть-то?

Оконная рама тихо скрипнула, а когда директора обернулись, то увидели, что их компания расширилась. С подоконника спрыгнул молодой человек и развязанной походкой направились к дивану. За ним спрыгнул еще один, но запутался в шторах и упал на пол. Лица обоих пришельцев были бледными, а вокруг ртов засохло что-то красное - вино? ягодный пунш? или...?

Ришар с Моншарменом невольно вжались в спинку, припоминая, где спрятали револьвер, впрочем, абсолютно в таких обстоятельствах бесполезный. Длинноволосый блондин насмешливо улыбнулся.

- Празднуем победу? Можно присоединится к торжеству? - без особых церемоний он опустился на диван и выхватил рюмку из не сопротивляющихся пальцев Ришара. - Выпьем за здоровье. Пока оно у вас еще есть.

- Вы угрожаете?

- Отнюдь. Мы с другом принесли вам подарок. Он большой и черный. И знаете что здорово? Его можно разделить на двоих!..

Когда все было окончено, Герберт выудил из сюртука Моншаремена платок и торопливо вытер губы.

- А сейчас позовите своего секретаря.

***

Красная как свекла, билетерша хватала ртом воздух. В сторону Призрака она посмотреть не отважилась, но если бы посмотрела, то застала бы его в похожем состоянии.

- Как тебе такие глупости только на ум приходят, Мег?

- Ну-ну, мадам Жири, - вмешался фон Кролок, - ни к чему так терзаться. За кем не водилось греха в молодости? Вот я в свое время писал стихи кровью на обнаженных женских телах, - увидев потрясенные лица, он смущенно откашлялся. - Признаюсь, посредственные были вирши.

Понимая куда клонит вампир, Эрик вцепился в это шанс намертво, обоими руками.

- Антуанетта! Настало время открыть Мег тайну ее рождения!

Его слова привели бедную билетершу в окончательный ступор. Во-первых, уже много лет никто не величал ее по имени, все больше "матушка Жири." Во-вторых, единственная тайна рождения Мег заключалась в том, что повитуха была нетрезва и заснула в середине процесса. И то, что сейчас предлагает Призрак... это ведь дурно! Сплошное притворство! А счастье не построишь на лжи.
  
А вот интересно, кто изрек эту премудрость? Если он такой умный, пусть придет помогать ей по хозяйству, а ночами согревает ее простыни. Посмотрим, как он взвоет, когда побегает с ведрами от колонки и обратно! Тоже мне, аналитик нашелся! Что есть, с тем и будем строить. Кроме того, не такая уж и страшная эта ложь. Скорее, романтичная.

Как в опере.

- Ты прав, Эрик! - торжественно произнесла мадам Жири. - Ах! Тогда я была совсем молода и невинна, так что просто не могла не подпасть под твои чары!

- Но ты ведь не будешь отрицать, что я ухаживал за тобой красиво? Каждый день я оставлял розы на твоем рабочем месте.

Мадам Жири хотела продолжить, но поперхнулась.

- Кхе... ты для меня их оставлял?

- Нет, просто ходил и разбрасывал повсюду. Хобби у меня такое.

- Знал бы ты, сколько возни подметать лепестки... Так, на чем мы остановились?

- На том, что ты была невинна, - помогла Мег, с одобрением слушавшая их диалог.

- Ну да, была. Но недолго. А когда я носила тебя под сердцем, Эрика... эммм... призвали в армию. А потом пришла война с Пруссией и того... поразбросала нас.

- А на память ты оставила мне свой веер. Он так шел к платьям, которые ты носила тогда.

Взяв в руки протянутый веер, с изящной ручкой и черными перьями, мадам Жири принялась обмахиваться со скоростью ветряной мельницы во время урагана. Тогда еще есть шанс, что слезы, которые уже скреблись в уголках глаз, испарятся прямо там.

- Какая трагичная история! - всхлипнула Мег. - Быть может, папа согласится спеть, ведь он наверняка пел тебе в молодости? Тогда еще проще будет все вспомнить.

- Да, непременно, - обрадовался Эрик, потому что разговор повернул в привычное русло.

- Постой! Нам с твоим папой нужно переброситься парой слов, - светски улыбнувшись, билетерша вытащила его в коридор.

- Что-то не так, мадам Жири? - обеспокоенно спросил Призрак и невольно коснулся лица, собираясь поправить маску. Почувствовав лишь обнаженную кожу, он опустил голову.

- Это насчет моего лица. А так же носа, который у меня отсутствует.

- Уж лучше быть совсем без носа, чем с красным носом с утра до вечера. Уж поверьте, я знаю ,о чем говорю, - серьезно ответила женщина. - И когда это мы успели поругаться, что ты снова назвал меня на "вы"?

- В таком случае, что ты хотела сказать, Туанетта?

Она замялась.

- Про твое пение ходят легенды и вполне возможно, что услышав его, я не смогу устоять. Тогда твой голос ляжет между нами в постели. Я буду слышать его, а не тебя... Что я имею в виду... ох, даже и не знаю! Но твой голос, как и твое лицо, это еще не весь ты. Так что ... так что... - мадам Жири вздохнула. - И чего я ломаюсь, как девица на выданье? Я хотела сказать, что уже люблю тебя, прежде чем ты начнешь петь и не оставишь мне другого выбора. Я рада, что успела.

Как только они переступили порог гостиной, Призрак запел на иностранном языке. Слов было не разобрать, но его голос взлетал и плавно опускался, так что Антуанетте показалось, что они качаются в лодке по узкому каналу, в котором звезды перемешались с отблесками фонарей. Она вздрогнула, увидев что начиная с кончиков пальцев, по ее рукам пробежала черная изморозь и вот уже они затянуты в кружевные перчатки. Рассеяно она разгладила подол платья, отметив, что полинявшая тафта стала темным упругим шелком. А когда Призрак протянул ей розу и женщина прикрепила ее на корсаж, лепестки вздрогнули, и еще раз, и продолжали трепетать, словно под редкими каплями дождя. Мадам Жири старалась не хлюпать носом, потому что это ну настолько испортило бы момент!

Она вспомнила.

Улыбнувшись себе под нос, граф фон Кролок отвел глаза.

Когда пение стихло, мадам Жири решительно высморкалась.

- А теперь пора делать ноги, такие длинные, чтобы прямо отсюда до Нормандии. Моя родня нас приютит, а потом уже подумаем, куда бежать дальше. Здесь оставаться нельзя, жандармы у тебя уже на хвосте.

- Но как же Мег? Она делает такие успехи в балетной школе.

Все трое застыли и растеряно посмотрели друг на друга.

- Пойдемте собирать чемоданы, - с напускной невозмутимостью сказала Мег. - Ну ее, школу эту. Теперь хоть лишней шоколадкой никто не попрекнет.

- Зря вы так торопитесь!

Виконт фон Кролок, появившийся на пороге, помахал скомканной листом.

- Прежде Эрику нужно изучить вот это.

На документе, написанном на официальном бланке Оперы, вприсядку плясали неряшливые буквы. Даже аптекарь с трудом бы разобрал написанное, но после нескольких попыток, Эрик все таки прочел это послание.

Дорогой Призрак!
Мы рады
сбагрить передать вам полномочия директора Парижской Оперы при выполнении Вами следующих условий:
1.Директорская ложа остается в нашем распоряжении навечно*
*Примечание - когда мы говорим "навечно," то имеем в виду именно это!
2.Вы будете выплачивать нам месячное содержание в размере
20 000   10 000   нет 20 000!   10 000 (Зачем вам 20?! Подумайте, как теперь сэкономите на еде - ГфК) франков. Позже мы дадим Вам знать, в каком виде вы станете выплачивать его нам (Да в любом, главное чтобы не серебряными монетами - ГфК)
3.Вы позволите нам завести на территории театра парочку волков, которые помогут оркестру создавать прекрасную музыку (Хватит мыслить стереотипами! - ГфК)
Если Вы не выполните эти условия, то мы обидимся и уедем. А кто тогда будет охранять театр по ночам? Подумайте на досуге.
Ваши покорные Ничьи слуги и дети ночи,
Фирмен Ришар и Арман Моншармен

Документ был нотариально заверен секретарем Реми, у которого руки тряслись даже больше, чем у остальных. Страшно подумать, чему он стал свидетелем...

- Да ничего страшного, не так уж сильно мы напились. А вообще, ваши директора действительно обрадовались произошедшим переменам. Говорят, теперь мораль им нипочем, а шантажировать их никто не посмеет. Вы, наверное, не знали, что они тоже... - не закончив фразу, Герберт многозначительно улыбнулся и ущипнул Альфреда.

Призрак задумался.

- Получается, теперь инфернальных существ у нас в два раза больше. Днем спят, по ночам шастают. Пойду-ка я проверю крепления на люстре.

Затем смущенно улыбнулся вампирам.

- Даже не знаю, как вас отблагодарить!

- Если вы меня имеете в виду, то я был вынужден, - фон Кролок сделал ударение на последнем слове. - Не часто видишь, чтобы люди проявляли милосердие по отношению к нашему брату. Раз уж вы дали кров моим сыновьям, помочь вам стало моим обязательством.

Действительно, вампир выглядел недовольным. Он чувствовал себя так, как если бы ему презентовали что-нибудь ужасно дорогое - перстень с огромным алмазом, золотой кубок - и теперь волей-неволей нужно ломать голову над ответным, равным по цене подарком.

- Зато теперь мы квиты... Впрочем, если вы по-прежнему желаете нас отблагодарить, позвольте злоупотребить вашим гостеприимством еще один день. Завтра же вечером мы возвращаемся в Трансильванию.

- Так нечестно, мы еще ничего не увидели! - воскликнул виконт.

- Иными словами, в парижских закоулках еще таятся не обнаруженные тобой неприятности, но ты твердо намерен их отыскать?
  
   Не зная, что ответить, Герберт просто надулся.
  
   - Что скажете, Эрик? - переспросил граф.

- Оставайтесь в моем доме сколько душе угодно.

- У меня нет души.

- Я имел в виду, сколько вам захочется, - пояснил Призрак Оперы, обиженный резким ответом.

- Вот именно! Зачем вам торопиться! - присоединилась его новообретенная дочь.- Поживите....эммм... пообитайте здесь подольше. Ваше присутствие никого не стеснит. Папа, мама, ну скажете им! Хоть они и вампиры, но зато очень славные. Особенно Герберт.

Когда виконт услышал этот тезис, у него появилось нехорошее предчувствие о том, в каком направлении разовьется ее речь. За спиной у отца он отчаянно замотал головой, но остановить болтовню Мег было сложнее, чем лавину.

- Да-да, он был рядом со мной целые сутки, но ни разу не укусил! Так мило с его стороны!

- Я имел удовольствие наблюдать эту сцену, мадемуазель Жири. И не я один. Остальные члены нашего клана тоже с трепетом следили за виконтом.

- В таком случае, вы должны гордиться своим сыном!

Герберту захотелось влепить болтушке хорошую затрещину, но откуда девчонке знать о вампирских семейных ценностях?

- Это мелочи, - промямлил он.

- О нет, Герберт, на самом деле все очень серьезно, - покачал головой граф. - Ты ведь не откажешься обсудить произошедшее чуть позже, с глазу на глаз?

Виконт фон Кролок судорожно кивнул. Могло быть и хуже. Отец мог устроить ему взбучку прямо на глазах у всех. К счастью, аристократы не превращают свои конфликты в публичное зрелище. Тем и отличается дуэль с двумя секундантами от кулачного боя.

- Ну а нам действительно пора, - тактично заметила мадам Жири, за которой последовали остальные члены ее нежданно увеличившейся семьи. Куколь распахнул перед ними дверь и женщина, подобрав юбки, шепнула ему на ходу:

- Что бы такое им подарить на память? Кровь даже не обсуждается.

Горбун ухмыльнулся.

Пока Призрак с Куколем о чем-то шептались в дверях, Сара, лениво растянувшаяся на оттоманке, оторвала глаза от "Эпок."

- Ну что, все проблемы решены? В таком случае я тоже пойду.

- Сара? - позвал ее Герберт.

Девушка обернулась.

- Спасибо.

- Кто бы мог подумать, что господин виконт знает такие слова, - насмешливо протянула она. - Остаюсь преданной рабой Вашего Младшего Сиятельства.

- Я просто... я давно должен был сказать, но... ты же видела, что происходило, - забормотал Герберт и виновато улыбнулся, когда Сара подошла и взяла его за руку.

- Да брось ты, свои нелюди, сочтемся. А у тебя неприятности, судя по всему. Хочешь, напрошусь к вам?

- Здесь всего две спальни.

- Я не леди, могу и на кухне поспать. Может, твой отец не будет при гостях...?

- Это лишнее. Мы сами как-нибудь разберемся. Кроме того, если ты останешься, на кухне придется спать нам с Альфредом. Отец уж точно выделит тебе спальню и на твое сословие не посмотрит. С годами он становится все либеральнее.

- Ну как хочешь. Тогда до завтра, я заскочу вечерком.

Герберт помахал ей вслед, думая, что к завтрашнему вечеру отец уже успеет спрятать его труп.

***

Уснуть на кровати было решительно невозможно. Стоило ему закрыть глаза и сразу казалось, что он вот-вот скатится с края. Другое дело в гробу, но цапаться с отцом из-за единственного гроба было бы неразумно. Герберт осторожно поднялся с кровати, стараясь не разбудить Альфреда, который, впрочем, крепко спал, укрывшись клочком разодранного одеяла. На диване в гостиной Куколь выводил рулады. При появлении виконта, он захрапел еще громче. Герберт нахмурился, но в целом одобрил эту стратегию. Никто не смеет вставать между графом фон Кролоком и его намеченной жертвой.

Дверь в спальню была приоткрыта. Просунув внутрь голову, виконт увидел отца, без сюртука и в расстегнутой рубашке. Он собирался почивать, но перед сном решил ознакомиться с нотами, лежавшими возле органа. С полуприкрытыми глазами, он перебирал один листок за другим, вслушиваясь в написанную музыку.

- Великолепно, - шептал он, - эта музыка действительно обжигает, оставляя душу мягкой и уязвимой. Хотел бы я услышать, как ее играет сам композитор. "Торжествующий Дон Жуан!" Звучит так по-нашему. Только вампиры могут торжествовать, потому что нас не пугают шаги Командора. Ему некуда нас утащить. Мы уже там. И с каждым годом к нашему триумфу примешивается все больше горечи... Не стой на пороге, Герберт. Ну, проходи же! Зачем пожаловал?

Виконт вздрогнул от неожиданности.

- Я пришел пожелать тебе доброго утра, papa. И попросить прощения.

Граф отложил нотные листы.

- Рассказывай, что ты натворил на этот раз.

- Ничего.

- Ничего?

- Да. Я ничего не сделал, чтобы спасти Альфреда. Я пощадил смертную, тем самым рискуя существованием вампира. Вроде как обрек его на смерть.

- Ты не был голоден? - предположил граф.
  
   Сын подошел к его креслу и опустился на пол, положив голову ему на колени. Так, по крайней мере, не придется смотреть на него во время разговора. Медленно и задумчиво, граф фон Кролок начал перебирать белокурые локоны.

- Еще как был! Я слышал, как ее кровь стучала в моих ушах барабанным боем, который все нарастал. У меня клыки чесались перегрызть ей горло, но я... просто... я не смог. Даже ради Альфреда. Какой из меня после этого вампир?

- Ты раскаиваешься в своем поступке?

Как бы невзначай, граф фон Кролок потянул его за волосы, все сильнее, вынуждая сына посмотреть ему прямо в глаза.

"Да, да, да! Мне очень стыдно! Зарекаюсь так поступать! Я буду слушать старших и делать, что должно! Пожалуйста, не причиняй мне вреда!"

- Нет, - спокойно ответил виконт, - ничуть не сожалею. Окажись я вновь в тех же обстоятельствах, я не изменил бы своего решения. Да, я опозорил тебя и предал Альфреда... Но почему-то я этим горжусь.

- Ты не предавал Альфреда.

- Это означает, что я люблю его недостаточно сильно.

- Скорее уж наоборот. Ты по уши втрескался в мальчишку, если пошел ради него наперекор нашему кодексу. Во имя любви можно принести далеко не всякую жертву.

Значит, это все таки возможно? Если есть, за что уцепиться? Можно отогнать даже Голод, хотя бы ненадолго? Вампир почувствовал некоторое облегчение. Как будто ошейник, который сдавливал его горло столько лет... нет, не сняли, но немного ослабили. Как будто девушка, лежавшая в траве, перевернулась на другой бок.

- Скажи, Герберт, ты не боишься оглядываться назад?

Виконт резко обернулся, ожидая увидеть за спиной Кристину Даэ с настойкой из подорожника.

- А, ты это в метафорическом смысле, - облегченно выдохнул он. - Не боюсь. Зато вперед смотреть страшновато. Родня меня с тьмы сживет. Вряд ли удастся пройти по галерее, чтобы кто-нибудь не плюнул мне за шиворот. Все считают меня ничтожеством, раз уж я прополоскал фамильную честь в сточной канаве.

На лице графа расцвела улыбка, не предвещавшая ничего хорошего.

- Я вот подумал про современных художников - импрессионисты, так кажется? Они еще рисуют зеленых собак и странного цвета закаты. А портреты в нашей галерее давно уже нуждаются в реставрации. Так может нам ангажировать кого-нибудь из этих живописцев и дать ему полную свободу творчества? Обязательно обсудим этот план на следующем же семейном совете. Эржбета и думать про тебя забудет, если встанет вопрос о том, чтобы пририсовать к ее парадному портрету подсолнух.

... Подкравшись к двери, Куколь заглянул в замочную скважину. Граф и его сын пытались играть в четыре руки что-то веселое, постоянно сбиваясь из-за душившего их смеха. Горбун занял свое место на диване и впервые за несколько дней забылся спокойным сном. Эти нестройные звуки успокаивали лучше любой колыбельной.
  
  
   Глава 29

Под сводчатым потолком вокзала, похожим на ребра доисторического ящера, стояла привычная суматоха. Здесь обнимались, прощались, хлопали себя по карманам в поисках билета, забытого дома на каминной полке, рассматривали кромку платья, которую кто-то использовал в качестве коврика для ног, скандалили с носильщиками. Время от времени паровоз трубил протяжно и хрипло, как простуженный мамонт. В сутолоке никому не было дела до маленькой семейной группы, расположившейся у колонны.

- Тоже мне, съездили в Париж. Поцеловали городские ворота и обратно.

- Ну ничего, зато вернемся в родной замок, поищем черный грааль...

- Альфред, даже не начинай!

- А что дурного в том, чтобы искать фамильную реликвию? - вздернул брови граф. - Есть у меня кое-какие мысли. Надо проверить винный погреб, но в этот раз на трезвую голову.

Наивность отца иногда удивляла виконта.

- Правильно, так и поступим! - просиял юный вампир.

- Подлиза, - буркнул Герберт.

С главой семьи, конечно, не поспоришь, хотя заметно было, что он и сам не рад скорому отъезду. Вчера он явно погорячился, но слово не воробей.
  
   Виконт лениво пробежался глазами по толпе, выискивая попутчиков, которых интересно будет навестить среди ночи, но вдруг сдавлено вскрикнул. Даже если увиденное можно списать на муки совести, то их воплощение было чересчур оригинальным. Работая локтями, по перрону пробирались его вчерашние знакомцы - мужчина с маленькой девочкой. Причем одеты они были в шубы, над которыми трудилось не одно поколение моли, и трофейные шапки-ушанки, которые при отступлении прихватили наполеоновские войска и, судя по всему, одно время варили в них суп. В руках вампиры держали вилы, которыми отгоняли зазевавшихся прохожих. Особенно усердствовала девочка.

- Это Клодия и Луи, наши собратья из Нового Света, - сжалился фон Кролок, устав наблюдать, как сын украдкой давит себе на глаз, щипает себя за руку и занимается прочими актами членовредительства.

- Из Америки? - переспросил Альфред.

- А я что сказал? Представляете, до приезда в Париж они считали себя единственными вампирами в мире.

- Да ну!

- В Соединенных Штатах всегда делали упор на индивидуализме, - граф развел руками. - Пару часов назад я познакомился с ними в буфете Оперы. Они устроили скандал, требуя воздушную кукурузу, без которой не могут в полной мере наслаждаться представлением. Удивительно, но бедняжки испугались, узнав что я тоже немертвый! Вроде бы у них уже был "травмирующий опыт." Впрочем, когда я все же выманил их из-под стола, Луи с Клодией оказались очень даже приятными в общении. Главное, привыкнуть к их шепелявости. А когда я предложил им погостить в нашем замке, они пришли в такой восторг, особенно девочка. Оказывается, прежде ей не разрешалось пробовать спиртное - у них там строгие законы - но я пообещал угостить ее фирменной наливкой Ребекки Шагал, тем более что нашему Куколю она всегда делает скидку.

- Значит, они едут с нами? - осведомился Герберт с кислой миной. Надежда, что эти бедолаги не успели рассмотреть его как следует, была слабой. С другой стороны, это хорошо, что они напуганы. Стоит ему войти в купе, как они забьются под лавку и просидят там до конечной, тихо и неназойливо. Откуда ему знать, почему? Может, это они так свою индивидуальность празднуют.

- А вилы им зачем?

- Когда Луи спросил, где находится замок, я ответил, что в Трансильвании. Он не знал, где это. Пришлось расширить географическое понятие и объяснить, что на границе с Венгрией. Тогда он решил, что это в России. Где-то между Москвой и Санкт-Петербургом.

- А все таки вилы-то...

- Медведей отгонять.

- Ну ладно, пойдемте в купе, - сказал Герберт, покоряясь неизбежному. - Альфред, возьми саквояж... Ой, ты только не думай, что это приказ! Лучше я сам отнесу.

- Между вами как белая кошка пробежала, - заметил граф, пристально разглядывая смущенных друзей. Ни что так не портит путешествие, как попутчики, которые дуются друг на друга по углам. Даже в карты не сыграешь в такой гнетущей обстановке. - Что-то случилось?

- Нет! - хором ответили они.

- Значит, не хотите отвечать? Хммм... Купе, конечно, тесновато, настоящий застенок для допросов там не оборудуешь, но я посмотрю, что можно сделать.

- Сейчас Герберт все объяснит! - скороговоркой выпалил Альфред.

- Это из-за связи творца и создания, - понурился виконт. - Когда я обратил Альфреда, то не рассказал ему, что отныне он будет у меня в подчинении. Но потом правда всплыла и...

Альфред рассмеялся с напускной веселостью.

- Забудь, милый, чепуха все это! Я рад быть с тобой в любом качестве, особенно если ты пообещаешь не кричать на меня без причины и пороть только по субботам, - и он подмигнул расстроенному виконту.

Когда-нибудь это должно было произойти. Можно откладывать это событие на будущее, утешая себя мыслью о том, что у виконта не просто ветер в голове, а целый тайфун там разыгрался. Самому принимать все решения, крепко держа сына за руку - причем за руку повыше локтя, как наказанного ребенка, которого волокут в чулан. А если он вздумает возразить, встряхнуть его так, чтоб зубы заклацали. Но вопреки логике, за свое недолгое отсутствие Герберт умудрился повзрослеть. Он заслужил свободу. Нужно только пожелать, чтобы он стал свободным, но это самое сложное, ведь вампиры смакуют каждую каплю власти. Нехотя граф разжал пальцы, чувствуя как что-то ускользает, и незаметно отступил назад.

- Связь? А я-то надеялся, что вы уже выросли из того возраста, когда верят глупым россказням.

- Что? - одновременно спросили оба друга.

- Это выдумки, на самом деле никакой связи не существует. Обращенный вампир становится автономным существом, независящим от воли своего творца, - менторским тоном продолжал фон Кролок. - К примеру, когда мой создатель, Влад Дракула, устроил ремонт в замке и настойчиво зазывал меня помочь ему стены красить, разве я, бросив все, отправился в путь? Ангела с два. Так сам с малярной кистью и носится, вот уж третий десяток пошел, а там гарпия не валялась. А ты изволишь рассуждать про связь!

- В таком случае, я не обязан тебе повиноваться? - с нарастающим ликованием спросил виконт.

- О, здесь другое дело. Покуда ты живешь под моей крышей и ешь мой хле... то-есть, пьешь мою кро... иными словами, покуда я оплачиваю твои расходы, я имею полное право требовать от тебя послушания, - самодовольно ухмыльнувшись, ответствовал граф. - Даже не думай, что тебе будет позволено устраивать оргии посреди бела дня! Впрочем, если тебе понадобиться, к примеру, отлучится из замка без спроса, я ничего против не имею.

Не отличавшийся остротой ума, Альфред еще некоторое время препарировал услышанное. Он запротестовал.

- Как же так! Герберт приказал, чтобы я не мог пошевелить пальцами, и у меня действительно не получилось, как бы я не старался!

- Этот эффект основан на психологическом внушении. Вот если бы я начал говорить, что сзади к тебе подбирается змея, зеленая в черную полоску, и, обвившись вокруг твоей щиколотки, уже готовится заползти в штанину...

Юный вампир подпрыгнул.

- Что и следовало доказать, - граф погрозил ему пальцем. - Впредь не позволяй моему сыну морочить тебе голову, мальчик.

На щеках Альфреда проступил чахоточный румянец. Шумно выдохнув, он подошел к ближайшему фонтанчику и засунул голову в воду, смывая пудру и остатки бриолина. С темными волосами, прилипшими к лицу, он напоминал русалку, столкнувшуюся со своим соблазнителем, из-за которого ей и пришлось утопиться в пруду.

Сбросив свой фрак а-ля "вечеринка в похоронной конторе", он направился к виконту, одновременно закатывая рукава.

- ТЫ!!! - взревел Альфред, - Ты знал это с самого начала!!! Мой хозяин, а?! "Делай, что скажет Сьюард, а меня бросай в беде, как-нибудь выпутаюсь"?!! Ну держись, с-сейчас такое восстание устрою, что Спартак на том свете от страха взвоет! Ненавижу!!!

Подпустив друга поближе, Герберт развернулся на каблуках и обратился в летучую мышь, которая взвилась к потолку, оглашая пространство довольным писком. Вслед за ней взмыла и вторая мышь, слегка неустойчивая, но очень целеустремленная. Пока нетопыри гонялись друг за другом, огибая - но не всякий раз - стеклянные плафоны, на платформе появились Люси и Сара. Как обычно, Сара выказывала полную индифферентность к современной женской моде и, засмотревшись на обтянутые брюками ноги, позади девушки столкнулись два носильщика. На Люси было скромное черное платье с высоким воротником и широкополая шляпа, лишенная какого-либо изящества. Благодаря своему наряду, а так же безжизненно-бледному цвету лица, Люси напоминала бедную учительницу, которая тратит все свое скудное жалованье на книги. Граф фон Кролок нахмурился. Давешнее платье шло вампирессе куда больше. В нем она не казалась такой подавленной, такой смиренно-обреченной. Интересно, у нее уже было время закатить истерику? Качественную, с ползанием по полу и воплями о том, что само ее бытие напрямую затрагивает ткань мироздания. Луна не светит исключительно от омерзения. Звезды спрятались за облаками и носа не кажут. Что-то в этом роде. Иначе год за годом невыплаканные слезы будут разъедать остатки души.

- А мы как только посадили англичан на поезд, так сразу к вам! - просияла Сара.

- Замечательно. Кстати, ты нигде не видишь моих сыновей? - спросил граф, опасаясь смотреть по сторонам.

- Они на крыше вагона, ведут там аморальный образ смерти.

- В одежде, хотя бы?

- Более-менее.

У графа отлегло от сердца.

- Мальчики, спускайтесь немедленно! - позвал он. - Ты тоже уезжаешь, Сара?

- Да, буду в Кеннигсберге уже завтра.

- Жаждешь вновь заняться любимой наукой? - съязвил Герберт, приглаживая взлохмаченные волосы, до которых все же успел добраться Альфред.

Девушка закатила глаза. После того, как она едва слезла с древа жизни, серая теория казалась сплошным удовольствием. Приключения хороши в меру.

- Если ты про ламиеологию, то нужна она мне, как упырю молочный кисель. Уж как-нибудь обойдусь одной медициной. Правда, собранного материала жалко. Но ничего, он ляжет в основу моей следующей книги. Причем художественной, чтобы раскупалась лучше. Капающая кровь, шорох крыльев, оглушительный треск ночных рубашек...

И откуда они взялись, эти рвущиеся пеньюары, подумал граф. Вот когда он начинал, такого безобразия не было. Потому что у девушки зачастую была одна единственная рубашка. Если кто-то пытался ее порвать, то почитал себя счастливчиком, если удавалось удрать всего-то со сломанной челюстью и без скальпа. А уж если в бой вступала младшая сестра жертвы, которая рассчитывала когда-нибудь эту рубашку унаследовать...! Зато теперь, когда на смену мануфактурам пришло промышленное производство ткани, люди окончательно избаловались.

- В общем, буду совмещать врачебную практику с писательством. Так сейчас модно. Вот например этот... как его... начинающий русский писатель с труднопроизносимой фамилией.

- Чехов? - предположил фон Кролок.

- Он самый.

- Вот и славно. Твоим родителям что-нибудь передать?

В ридикюле лежали подарки - портсигар для отца, не курившего ничего кроме самокруток, и духи для матери, которые все равно не заглушат ароматы коровника, поэтому она поставит их на полку и будет любоваться, но так никогда и не откроет. Зато родители поймут, что дочь о них не забыла. Откуда им знать, что она случайно пролила чернила на карту Европы, лежавшую на столе, и теперь место Трансильвании занимает клякса, а новую карту купить все недосуг? Это закономерно. Кто-то позволяет воротам захлопнуться перед носом, кто-то убегает из дома в красных сапожках. Пусть упыри цепляются друг за друга, если им заняться больше нечем, а у людей найдутся перспективы поинтереснее!

Полная решимости, Сара засунула руку в сумочку, но так ничего и не достала. Вот же черт. Поведешься с нечистью, чего только от нее не нахватаешься.

- Не надо ничего передавать! - почти выкрикнула Сара. - Мы с Профессором сами приедем летом. Давно уже собирались.

- В таком случае, я даже не стану приглашать вас посетить мой замок...

- Еще бы!

-... потому что знаю, вы все равно поселитесь именно там. Передай Профессору, что я отложил те книги, о которых он спрашивал в прошлом письме. Да, и пусть пишет почаще. А то раз в неделю - так же нельзя! Скоро я подумаю, что вообще ему безразличен.

Проводив Сару, вампиры вопросительно посмотрели на Люси.

- А вы, мисс Вестенр, разве не последуете за своими друзьями? Куда, кстати, вы их отправили? - спросил граф, втайне надеясь, что куда-нибудь потеплее, где много солнца. В ту же Австралию. А что, в прежние времена за такие проказы их бы туда и сослали.

- В Шотландию, к моей тетке со стороны матери. Тетушка Евлалия всегда говорила, что в ее доме не обойтись без доктора. Кто-то же должен регулярно обследовать ее мозоли. О да, старушка может разговаривать о них часами. Это очень вдохновляющие мозоли.

- Бедняжка Сьюард, - посочувствовал Альфред.

- Уверена, он сочтет приятной компанию моей кузины Пруденс. У нее нет никаких шансов найти жениха - из-за легкого косоглазия, но в основном потому, что она любит бродить по болотам в кирзовых сапогах. Собирает лягушек, а затем изучает их поведение. Она единственная из нашей семьи, кто обладает научным складом ума. Меня разве что на гербарий из папоротников хватало, зато Пруденс - идеальная пара для доброго старого Джека! Нужно ли упоминать, что ее лягушки ведут ночной образ жизни?

- Вряд ли аборигены обрадуются, если к ним на постоянное жительство приедут упыри.

- Вижу, граф, вы не знаете, что является главной индустрией в тех краях! - лукаво улыбнулась вампиресса.

- И что же?

- Производство черного пудинга. Десяток наименований - кровяная колбаса обычная, кровяная колбаса пропитанная виски, ну и всеобщий фаворит, черный пудинг в шоколаде, - вампиры как по команде облизнулись. - Так что фермеры буду довольны, что приобрели двух постоянных покупателей.

- Да уж, идеальное местечко, чтобы провести каникулы. Почему же вы сами туда не едете?

- Еще не хватало, чтобы я сидела на шее у престарелой родственницы! - возмутила Люси. - Уж как-нибудь позабочусь о себе. Что еще остается приличной девушке, оставшейся без средств, кроме тяжкой доли гувернантки? Пойду по проторенной стезе.

- Как же вы намерены искать место? - не унимался граф.

- Через газету. Напечатаю что-нибудь вроде "Порядочная гувернантка строгих нравов (никогда не смотрится в зеркала) ищет место в семье, где ложатся очень поздно (на рассвете)." Надеюсь, мне повезет найти место в доме, где так много прислуги, что никто не замечает, как время от времени исчезают младшие горничные. Но если вы можете порекомендовать меня кому-нибудь, я буду только рада!

- Есть у меня одна семья на примете, - задумчиво протянул граф фон Кролок. - Сможете управится с двумя мальчишками?

Люси радостно закивала.

- Всю жизнь только этим и занималась. Управлялась с мальчишками всех возрастов.

- В таком случае, считайте, что эта работа у вас уже в кармане. Правда, время от времени вам придется общаться с их родителем, довольно скучным пожилым господином.

- Да с удовольствием! Если, конечно, хозяйка дома не будет против.

- В том доме нет хозяйки, - наконец догадался Герберт.

Он почувствовал укол ревности, но подавил желание поскандалить. Ведь он еще помнил летнюю ночь, пропитанную запахом созревших колосьев, когда отец рыдал на кладбище, а он сам так и не решился подойти. Вот бы у отца все получилось! Может, тогда этот кошмар не повторится.

- Вы ведь сами говорили, что вампиры не обязаны помогать друг другу, - сказал Люси чуть слышно.

- Не обязаны, - согласился фон Кролок, - но иногда им просто хочется.

Поколебавшись, Люси расстегнула воротник, продемонстрировав шрам, грубой красной веревкой обвившийся вокруг шеи.

- След от топора. Еще один у меня на груди, там, где вошел кол. Я думала, что они затянутся, но ошиблась. Теперь мне никогда не носить открытых платьев. Ну а волосы вы уже видели. От былой красоты ничего не осталось, и мне придется обшарить все карманы, чтобы нащупать хоть пенни. Оказывается, по завещанию моей матери наше имущество отошло к Артуру Холмвуду, а он уже женат и успел обзавестись ребенком. Доказать мои права невозможно. Юридически меня не существует, жаль только, что факты не совпадают с буквой закона! Мне одна дорога - в старые девы!

Это же так логично. Женщина придает мужчине статус, а кому приятно выходить в свет с нищей уродиной? Чей дом украсит ангел с ощипанными перьями, какой дуб захочет, чтобы вокруг него обвился пожухлый плющ? Зачем она вообще вылезла из склепа? Лежала бы где положили, меньше было бы проблем. А теперь она стала чудовищем, от которого все только шарахаются. Странно, что в Париже не началось землетрясение, раз такая пакость топчет здешнюю почву. Наверняка сегодня безлунная ночь, потому что дурнушка-Люси выбралась на улицу...

Прохожие равнодушно проходили мимо не в меру экзальтированной девицы, которая заходилась слезами в объятиях высокого длинноволосого мужчины, под сочувственными взглядами его сыновей. Чего не случается на вокзале? Вот когда войска куда-то отправляют, бывают сцены и похуже.

- Воды принести? - спросил Герберт жалостливо.

- Не надо...ничего мне не надо... и не говорите, что все будет хорошо! Я же знаю...

- Вы правы, Люси, хорошо вам уже не будет, - граф продолжал гладить ее по спине, - зато будет плохо в хорошей компании. А это уже некоторое улучшение.

- Это вы мне так предложение, что ли, делаете?

- Именно. Быстро же вам открылся истинный смысл моих слов.

Против воли Люси улыбнулась.

- У меня обширный опыт в получении предложений. В свое время ко мне сватались все холостяки графства, за исключением разве что пастора да и то потому, что он заикался так сильно, что "стань моей" выговаривал бы три часа. Но если это предложение, вы должны мне что-то предложить.

- Дайте подумать. Сердца у меня все равно что нет, а руку предлагать не буду. Никогда не понимал, зачем девице лишняя рука, что она с ней делать-то будет? Я могу лишь пообещать, что не отвергну вас. Никогда. Что бы вы ни сделали. И если вам понадобиться помощь, я нарушу ради вас любые законы, человеческие или вампирские. Даже если вы будете неправы. Вам не придется соответствовать никаким идеалам. Вы сможете в полной мере наслаждаться свободой и от вас потребуется только одно.

- Что же?

- Чтобы вы ограничили мою. Пообещайте только, что схватите мою занесенную руку и не позволите обрушить удар. Я боюсь того, что могу натворить. Столько веков я одержим страхом. Сижу в темной комнате и жду, чтобы кто-то зажег свет. Просить вас об этом - вершина эгоизма с моей стороны, но именно он определяет мою сущность. Вы справитесь, Люси. Вы единственная, кто может помочь.

- Потому что мы не связаны узами крови, - догадалась она.

- А так же узами боли, стыда и раскаяния - ими мы тоже не связаны. Покажите мне, что есть еще что-то помимо Голода. Проведите и для меня черту, Люси.

- И вы для меня.

- Обещаю.

- Это и есть любовь? - несколько недоверчиво спросила вампиресса.

- Да, - ответил Герберт с непоколебимой уверенностью, - когда тебе не дают окончательно превратиться в чудовище.

- Хорошо, граф, я еду с вами. Нужно проверить в кассах, не остались ли билеты.

-Так мы ж вам уже купили билет, - ляпнул Альфред, схлопотав испепеляющий взгляд графа. Люси решила конфликт не усугублять.

- Правда? Как предусмотрительно с вашей стороны! Тогда едем, но прежде нужно попрощаться с Призраком.

По платформе уже спешил Эрик, во фраке и черной маске, рука об руку с мадам Жири. Ради случая она переоделась в темно-синее бархатное платье, но ридикюль оставила старый, потому что внутри него открывался портал в другое измерение - той снедью, которую носила с собой мадам Жири, можно было наполнить два сундука. Рядом ковылял Куколь. Чуть поодаль Мег, которую сопровождал юноша в очках, о чем-то собачилась с носильщиком. Увидев Герберта, девушка оставила носильщика на растерзание своему спутнику и побежала к виконту.

- Ой, мы чуть не опоздали! - задыхалась она. - Кстати, это мой друг, Этьен Кастело-Барбезак.

Юноша неуверенно помахал.

- Пусть подойдет поближе, я его оценю, - предложил Герберт.

- А вот это вряд ли, - ухмыльнулась Мег. - Застенчивый слишком.

Услышав характеристику виконта, составленную м-ль Жири, даже сильный духом мужчина топтался бы на месте, а уж слабохарактерный и вовсе пустился бы наутек.

- Ну и как у вас дома? Все благополучно?

- Ну, сначала Эрик стеснялся снимать за обедом маску, говорил, это будет выглядеть некрасиво. Но когда мама сказала, что некрасиво только хлебным мякишем кидаться, он вроде успокоился.

- Больше не пугает вас своими роялистскими затеями?

- А, это вы насчет императрицы? Мы договорились, что я буду царить только на сцене. Хотя, - Мег задумалась, - у Этьена есть idee fixe. Он считает, что можно сконструировать такую металлическую карету, которая будет двигаться за счет жидкого топлива или что-то в этом роде. Вроде как вагон поезда, только без рельсов. И эта штука сможет ездить куда угодно и ею будет очень просто управлять. Только никак не могу взять в толк, сколько лошадей понадобится, чтобы ее тянуть?

Виконт пожал плечами. Что касалось научных открытий и различных изобретений, он уже ничему не удивлялся. За три века ко всякому привыкнешь. За исключением разве что теории эволюции. Ее он принять не мог. Уж дворяне-то знают, от кого произошли. Достаточно в родословную заглянуть.

- Вполне вероятно, что в будущем твой Этьен создаст промышленную империю и ты все таки станешь императрицей. Как и предсказывал Призрак. Кто бы мог поверить, что он окажется твоим отцом!

- Зачем вы так категорично? Может, кто-то действительно в это поверит.

- Подожди, ты хочешь сказать..?

- Будто не верю, что он мой отец? Какая разница. Но если вам так интересно, моего настоящего отца звали мсье Жиль, он умер через пару месяцев после моего рождения. Попал пьяным под карету. Мама никогда о нем не говорила. Но соседки рассказывали, что в день похорон она выбросила всю пудру, потому что больше никто не посмеет ставить ей синяки.

- Получается, ты просто устроила спектакль? - восхитился вампир.

- А что мне оставалось делать? Иначе мама с Эриком ходили бы вокруг да около еще лет 10. А так оба пристроены.

Послышался раздраженный гудок паровоза и столпотворение на перроне тут же утроилось.

- Вам пора, мсье виконт, - улыбнулась девочка, пожимая ему руку. - Надеюсь, мы еще встретимся.

- Да когда уж теперь?

- Возможно, что скорее, чем вы предполагаете, - загадочно ответила Мег.

Виконт присоединился к отцу, который раскланивался с Эриком и отвешивал комплименты мадам Жири. После затянувшихся прощаний, счастливое семейство удалилось.

- Хоть и смертные, а какие душевные, - умилился граф фон Кролок. - Ну да хорошего понемногу, нам нужно спешить. Куколь, возьми поклажу.

- А что прикажете делать с подарком, Ваше Сиятельство?

- С каким-таким подарком?

- Для господина виконта, - и горбун указал на что-то за спиной молодого господина.

Когда тот обернулся, то увидел, что его караулила Проблема. Она сияла лакированными боками и щерилась клавишами из слоновой кости.

ЭПИЛОГ

- Герберт, если я узнаю, что ты выклянчивал у Призрака эту вещь, спущу тебе шкуру и прибью ее на стену в библиотеке. В назидание грядущим поколениям.

- Да я вообще ничего не знал!!

- Ваше Сиятельство?

- Между прочим, там твое имя написано! "Виконту фон Кролоку на долгую память."

- Если орган вас так злит, граф, то давайте его здесь и бросим!

- Ты чужими-то вещами не распоряжайся, Люси. Мне его подарили, я своего не отдам.

- Простите мое вмешательство, но...

- Т-тогда давайте еще раз попробуем за-засунуть его в багажное отделение.

- Девять чинов ангельских, мы уже полчаса пытаемся! Проще верблюда в угольное ушко запихать.

- Нет сложнее, верблюд отбиваться будет.

- Это ты моему сломанному пальцу расскажи!

- ... но поезд уже пять минут как ушел.

- Вообще фантастика! Что теперь делать?

- Куколь, купи билеты на следующий.

- Я бы рад был, сударь, но из каких средств?

- ЧТО?!

- Только не говори что деньги...

- ... остались в купе, когда вы отправились прогуляться по перрону.

- Мы можем заработать на б-билеты. Будем играть на органе и петь, а люди того... дадут нам денег.

- Чтобы мы замолчали?

- Если Альфред запоет, то да.

- Картина в жанре натурализма - "Семейство фон Кролоков просит милостыню на вокзале Сен-Лазар." Твое счастье, мальчик, что я обе руки вывихнул, пока тащил этот инструмент!

- Каковы будут дальнейшие приказания Вашего Сиятельства? Учитывая, что следующий поезд в наши края только через две недели?

- У меня только одна идея - вернуться к Призраку и скормить ему заваренную им же кашу. По чайной ложке. Пусть размещает нас, где хочет, и развлекает все это время - на экскурсии сводит, контрамарки достанет и все в том же духе.

- И плевать мы хотели, если это будет для него затруднительно!

- Мне кажется, сударь, что Эрик полностью разделяет ваше мнение. На любые затруднения ему тоже плевать. С нотрдамской колокольни. Он, кстати, пообещал мне ее показать.

- Иными словами, ты заранее знал, что он отмочит такую штуку?!

- Да. Эрик счел нужным посвятить меня в свои планы. Впрочем, господа и сами могли догадаться.

- Это когда же?

- Когда мадам Жири удалилась, не оставив своей фирменной выпечки вам на дорожку. Впрочем, она сказала, что к вашему возвращению пироги еще будут горячими. Если вы поторопитесь.

***

- Отец?

- Граф?

- Ваше Сиятельство?

- А с чем пироги?

- С черникой.

- Остаемся, что ж поделаешь.
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Обская "Единственный, или Семь принцев Анастасии" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Орлова "Подчинение" (Романтическая проза) | | Н.Волгина "Беглый жених, или Как тут не свихнуться" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | К.Воронцова "Найти себя" (Фэнтези) | | А.Эванс "Сбежавшая игрушка" (Любовное фэнтези) | | А.Медведева "Изгои академии Даркстоун" (Приключенческое фэнтези) | | А.Минаева "Всплеск силы" (Приключенческое фэнтези) | | С.Александра "Демонов вызывали? или Попали, так попали! " (Попаданцы в другие миры) | | С.Шёпот "Лерка. Второе воплощение" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"