Ковалев Леонгард Сергеевич: другие произведения.

О многом не думай (Действие четвёртое)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

О МНОГОМ НЕ ДУМАЙ

Сцены из жизни московской семьи
в четырёх действиях


ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ




                                                  Действующие лица.

          В е л и ч а т ь е в.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а.
          Л ю д м и л а.
          Б ы в ш и й  У к р о п о в.
          М о з г а л е в и ч.
          К а ф т а н о в а.
          А х а п к и н.
          Д и в н о л ю б с к и й.
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а.
          Д у б о д е л о в  К о н д р а т и й  Ф о м и ч, прораб, 45 лет.
          П т и ц ы а н  В и л ь я м  С т е п а н о в и ч, режиссёр, 35 лет, лысеющий блондин.
          П у к в и к  Г е н р и э т т а  В а л е р ь я н о в н а, бабушка своего внука, обладает обширной комплекцией, в особенности ниже талии.
          П н е в м о н е е в а  М а р г а р и т а  Л ь в о в н а, читательница детективов.
          К о л о с к о в а  Н и н а  Н и к о л а е в н а, институтская подруга Людмилы.

          Декорации представляют просторный кабинет в новой квартире. Обстановка современная. Стеллажи с книгами. У рабочего места компьютер. За письменным столом Алевтина Фёдоровна, возле неё Дубоделов.

          Д у б о д е л о в. Мораль заключается такая: используем, непосредственно, только лучшие материалы и прочее - всё конечно импортное.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. На первом этаже у нас что? Гараж, мастерская, сауна?
          Д у б о д е л о в. Непосредственно, ещё отопительная система, котёл. На втором этаже кухня, гостиная, спальня. Непосредственно, на третьем этаже три комнаты, две небольшие, одна побольше. Да, значит, ну и мезонин - просторная комната с окнами на юг, на запад, на восток - солнце практически будет весь день. Думаю, это будет ваш кабинет.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Прекрасно, очень хорошо.
          Д у б о д е л о в. Будет, непосредственно, два туалета, два душа, две ванны.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. А какие материалы, отделка?
          Д у б о д е л о в. Да-да, непосредственно, всё будет исключительно самого лучшего качества, никаких ДСП. На окнах стеклопакеты - финское производство. Сантехника, фурнитура, - непосредственно, итальянские. Батареи, электропроводка, розетки, выключатели - всё, непосредственно, из Германии. Отопительная система тоже немецкая. Топливо - непосредственно, газ. Оборудование фирменное, немецкое, регулирование - автоматическое. Фундамент, гидроизоляция, коммуникации выполнены, непосредственно, с использованием новейших достижений строительной техники. Непосредственно, в гостиной и кабинете - камины. Так, остаётся решить, чем будем покрывать полы, выбрать обои. Образцы обоев - вот, пожалуйста (раскрывает папку, передаёт Алевтине Фёдоровне).
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. (смотрит образцы обоев) Хорошо. Для кабинета давайте вот эти, номер пять, сиреневый тон, это освежает. Для гостиной, я думаю, подойдёт номер семь, светло-зелёный рисунок, белые ромашки - очень симпатично.
          Д у б о д е л о в. Непосредственно, для спальни лучше светлые. Вот, например, номер одиннадцать - розовые соцветия. Как по-вашему? Думаю, неплохо.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да, я согласна. Хорошо. Держите меня в курсе. Потом вы, конечно, уберёте строительный мусор, всё такое?
          Д у б о д е л о в. Как можно? Конечно! Обязательно! Непосредственно, об этом не может быть и речи. Участок приведём в полный порядок. Мораль заключается такая: непосредственно, и коттедж, и отделка, и участок должны находиться в полной гармонии. Мы это понимаем. Непосредственно, об этом не беспокойтесь. Всё будет сделано в наилучшем виде.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Я очень надеюсь на вас, Кондратий Фомич.
          Д у б о д е л о в. Ну, а как же? Непосредственно, только так. Удовольствие клиента для нас закон. Да, так полы чем будем покрывать? Паркет, линолеум, ламинат, ковролин? Непосредственно, на кухне, в ванных комнатах, в туалетах, конечно, плитка - выбор большой.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да, конечно, а в гостиной, наверное, лучше паркет.
          Д у б о д е л о в. Это можно. Непосредственно, сейчас в моде ламинат. Практично, удобно. Ассортимент самый богатый. Расцветка, качество - подберём, что хотите.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Хорошо. В кабинете всё же лучше, думаю, паркет. Как вы считаете?
          Д у б о д е л о в. Да. Непосредственно, нормально, сделаем, как пожелаете.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. А ковролин, что это? Я что-то не знаю.
          Д у б о д е л о в. Это покрытие вроде ковра. Очень приятно для ног. Непосредственно, в спальню - очень хорошо. Ногам всегда будет тепло и приятно.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Тогда давайте так: в кухне, ну, где надо, - плитка, в гостиной и кабинете - паркет, в спальне ковролин, в остальных комнатах - ламинат.
          Д у б о д е л о в. Замечательно. Прекрасно. Очень хорошо. Непосредственно, образцы ковролина и ламината я еще представлю. Что касается расценок, стоимости материалов, производимых работ - непосредственно, всё это я тоже представлю. (В сторону) Комар носа не подточит.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Целиком полагаюсь на вас, Кондратий Фомич.
          Д у б о д е л о в. Конечно, конечно... Сейчас, знаете, какие строят? О-о! У вас-то что? Коттеджик так себе. Я такие строил! О-о! Да... Дама - о-о! Знаменитейшая! Не буду называть - проект Карфагенова. Непосредственно, самый модный теперь архитектор! Это, я вам доложу... (прикладывает палец к губам) Тс-с! Ни-ни! Молчок!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Нам за ними не угнаться. Да и зачем? К чему эти дворцы? Не понимаю.
          Д у б о д е л о в. Как же? Непостедственно, престиж.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Бог с ним, с этим престижем.
          Д у б о д е л о в. Непосредственно... а как же?(В сторону) Ничего не понимает.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ладно, хорошо. Хотелось бы, чтобы всё это делалось побыстрее. Да?
          Д у б о д е л о в. Как можно?! Непосредственно, я... Можете не сомневаться. Сделаем всё в наилучшем виде, так быстро, как только возможно. Мораль заключается такая: пожелание клиента для нас закон. За качество не беспокойтесь. (в сторону) Нас учить не надо, мы своё дело знаем.

          Входит Величатьев, он в фартуке.

          В е л и ч а т ь е в. Прошу прощения,.. к тебе с телевидения пришли.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ах да... (смотрит на часы).

          Величатьев выходит.

          Д у б о д е л о в. (собирает свои материалы в сумку) Снимать будут?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Не знаю.
          Д у б о д е л о в. А-а... так-так... Что ж, непосредственно, всё обговорили. В случае чего, телефончик ваш у меня есть.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Хорошо. Держите меня в курсе (провожает Дубоделова до двери).

          Дубоделов выходит. Входит Птицыан.

          П т и ц ы а н. Позволите?.. Добрый день!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Пожалуйста. Проходите. Прошу вас (указывает на стул, садится на своё место за столом). Вас зовут?
          П т и ц ы а н. Птицыан, Вильям Степанович. Рад лицезреть живого классика.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ну уж... Какая, однако, фамилия... ваша. У вас итальянские корни?
          П т и ц ы а н. Ха-ха-ха! Рязанские! Литературно-сценический псевдоним. И всего лишь одна буковка. Догадались, какая?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Уже догадалась.
          П т и ц ы а н. Как сказал классик, в человеке всё должно быть прекрасно: и жена, и автомобиль, и, конечно, фамилия.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Вот как? Это немножко... по-новому...
          П т и ц ы а н. Да, потребности нашего времени уже не те, что были когда-то. Прогресс, понимать надо. Нам тоже отставать нельзя.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Хорошо. Из нашего телефонного разговора я поняла, что вы хотите снимать сериал по моему роману "Тень за окном".
          П т и ц ы а н. Совершенно верно. Ваш роман произвёл на меня громаднейшее впечатление. "Стояла дьявольски чёрная ночь!.." У меня мурашки по спине побежали. Сериал будет, какого ещё не было.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Но у меня... в этой фразе момент иронии... Человек, возомнивший себя писателем без всякого к тому основания, начинает с этого мелодраматического вступления. Эти слова принадлежат ему, а не мне...
          П т и ц ы а н. Нет-нет. Всякую, как вы говорите, иронию и мелодраматизм мы уберём. Эта фраза задаёт верный тон всему произведению. Конечно, кое-что подправим, кое-что поменяем. "Стояла дьявольски чёрная ночь!"... Отличное начало! Мы реализуем его изобразительными средствами телевидения. Будет просто здорово!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Но это же...
          П т и ц ы а н. Нет-нет-нет! Однако, не будем наводить тень на плетень. Название дадим другое: "Привет из преисподней".
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Как это? У меня же нет никакой преисподней.
          П т и ц ы а н. Ах, ну понятно! Это же метафора. По-моему удачная. Зрителя надо брать за самое чувствительное место и сразу - х-к! (показывает руками), не давать ему передыха!..
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Вы шутите?
          П т и ц ы а н. Абсолютно! Какие могут быть шутки?! Мои сериалы идут по четырём каналам - "Смерть приходит из-под кровати", "Одноглазый призрак". Смотрели? Масса самых восторженных отзывов. Самый высокий рейтинг! Зрителю нравится. Уверяю вас - всё будет отлично.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да... Не знаю... Надо же написать сценарий. У меня нет опыта.
          П т и ц ы а н. Ерунда! Для этого есть Витька... ну, Недокукин, мой помощник. Конечно, я потом сам ещё всё просмотрю. Всё будет, как надо.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Витька?..
          П т и ц ы а н. Ха-ха-ха! Виктор Васильевич, конечно. Ещё зелёный - пятьдесят семь лет. Ха-ха-ха! Но в этих делах дока. Вы быстро всё поймёте. Но кое-что надо будет дописать, подправить.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. То есть?
          П т и ц ы а н. Будем следовать велениям времени. Мы должны сделать вещь, которую ожидает получить зритель. Число преступников надо увеличить. Преследования, погони, драки, само собой, убийства, - их должно быть столько, чтобы интерес зрителя не ослабевал. Ну, естественно, секса должно быть в достаточном количестве. Веление времени, без этого никак нельзя.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Что, так уж?.. Для меня это как-то... даже не знаю... Моя профессия - учитель. Для учителя преподносить такие вещи зрителю, это как-то... Неужели без этого нельзя?
          П т и ц ы а н. Никак нет! Что вы! Мы живём не в девятнадцатом веке, уже и не в двадцатом, а в двадцать первом. Да, сейчас зрителю какой-нибудь Чарли Чаплин или "Дама с собачкой" уже неинтересны. Это прошло. Ему подавай настоящую жизнь, натуру без обмана, без всяких там штучек. Ну, за реализм мы отвечаем. Никаких там условностей, никакого тумана - полная ясность. Мы покажем живого человека. Всё будет естественно, натурально, я бы сказал, смачно.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Вообще-то мы должны воспитывать народ.
          П т и ц ы а н. Конечно! Конечно!! Ну кто же против этого?! Мы и воспитываем. Если это бандит, уголовник, убийца, а мы врежем ему так, что он захлебнётся собственными мозгами, - это и есть воспитание - наглядное, действенное! Да! Зрителю это нравится. Рейтинг! Рейтинг!! Вот неоспоримое подтверждение справедливости того, что и как мы делаем.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Наверное какому-то зрителю это нравится, но мы всё-таки должны как-то... смягчать нравы, сеять разумное, доброе, вечное, ну, по крайней мере, способствовать этому.
          П т и ц ы а н. Здесь нет никакого противоречия. Зло должно быть наказано. Зритель хочет этого. Вы согласны? Да, бывает, что зло торжествует. Временно. Такова жизнь, се ля ви. И потому её надо показывать без прикрас. Всякие там интеллигентские фитюльки - это уже прошло, это старо. Мы должны смотреть на мир открытыми глазами. Только так!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Всё-таки... не знаю... Теперь вот секс... Не слишком ли его много? Не слишком ли откровенны эти сцены? На экране, в литературе?
          П т и ц ы а н. Но, позвольте! Это же ханжество! Сколько можно делать вид, будто детей находят в капусте?! Пора оставить эти сказочки. Народу надо показать, как это делается - без ханжеских вывертов. Это - жизнь! Существенная часть жизни, я даже утверждаю - главная! Конечно! Это естественно, и надо показывать, как это бывает на самом деле. Вы говорите: слишком много. Но, извините, в жизни это происходит каждый день, постоянно. Почему же мы должны избегать в искусстве того, что естественно происходит в жизни?!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Но в жизни мы все-таки... мы этого... это тайна, она касается только двоих...
          П т и ц ы а н. Да, и мы должны освободить человека от ложных страхов. Этого не нужно стесняться. А главное - зритель хочет этого, он хочет знать и видеть это. И не забывайте: спрос определяет предложение. Рейтинг! Нынче это ключевое слово в искусстве. Да, сериалы пользуются у зрителя большой популярностью, имеют высокий, может быть наивысший, рейтинг. С этим не поспоришь. А мы должны идти навстречу пожеланиям народа. И уж поверьте мне, как специалисту, я не одну собаку на этом съел, я точно знаю, что определяет успех сериала: секс и достаточное количество полноценных трупов. Вы скажете - грубо. Но это, повторяю, жизнь, никуда от этого не уйти. Ну, а каков будет результат в нашем с вами случае? Уверяю, останетесь довольны. Это будет побольше, чем то, что вы имеете от ваших романов.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Бог с ними, с этими результатами. Материальная сторона меня не интересует, вернее - меньше интересует. Я имею достаточно.
          П т и ц ы а н. Вы получите больше, значительно больше!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да уж... знаете... Вот вы ратуете: секс да секс. А любовь? Чистое человеческое чувство? Его что, уже совсем нет?
          П т и ц ы а н. Что вы? Как можно? Любовь - это святое! Мы всё это показываем. Но что это, как вы говорите, чистое чувство, без завершающего аккорда? Естественно, герои сначала обнимаются, потом целуются, потом говорят: "Я люблю тебя", потом: "Я очень люблю тебя", потом: "Я безумно люблю тебя!", потом: "Я хочу тебя, я безумно хочу тебя!" А как же? Не сразу же. Это было бы грубо. Но, конечно, мы не растягиваем, экранное время необходимо экономить, промежуточные этапы подразумеваются. Но что такое любовь без секса? Это всё равно, что у морковки хвост без её плода. Секс - это и есть настоящая любовь - высшее её проявление. Вот и всё. Если мы этого не покажем, мы введём народ в заблуждение. Тогда это будет не то чтобы обман, но... безжизненная искусственность.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Я согласна на этот эксперимент только потому, что, мне кажется, в моём романе есть некоторые достоинства, и всё-таки рассчитываю на ваш такт. Я думаю, мы будем сотрудничать и сделаем что-нибудь полезное.
          П т и ц ы а н. Очень хорошо! Прекрасно!.. Витьку я подошлю... Ну, Недокукина. Он поможет оформить договор и будет полезен при написании сценария... Был рад познакомиться. Убеждён, это только начало наших длительных творческих отношений. Сегодняшнее наше общение доставило мне чрезвычайное удовольствие. Вы именно тот автор, который нужен современному читателю. А так как читают нынче, мягко говоря, не так уж много, мы дадим публике более доступный и более доходчивый вариант вашего творчества. И - никаких сомнений!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Сомнения всё же остаются.
          П т и ц ы а н. Нет-нет. Было время - Толстой, Чехов. Конечно, великие писатели, мы уважаем их, но кому сейчас нужна Анна Каренина или какой-то дохлый дядя Ваня, не сумевший набить морду этому профессору? Там ещё такой же доктор со своими лесами. (в сторону) Какие дела? Два мужика не могли трахнуть эту сучку! (Алевтине Фёдоровне) Нет, я понимаю, я уважаю классику. Я сам воспитан. Кстати, я ведь и театральный режиссёр. У меня театр.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. В самом деле?
          П т и ц ы а н. Да. Ну, небольшой... подвальчик. Слыхали? Шестьдесят мест в зрительном зале. Но всегда переполнен! Труппа - можно сказать, единомышленники. Так, представьте, я ставлю того же "Дядю Ваню"... Да. Но, конечно, мы переосмысливаем. У нас дядя Ваня совсем другой. Лексика современная - сами понимаете, о чём я говорю. Новейшее прочтение классики! Декорации не отвлекают зрителя. То есть, они имеются, но другие - символ современности - такие конструкции, в соответствии с последними идеями концептуализма. Действие происходит в курортной местности, частично на пляже - изредка прогуливаются девушки в соответствующих костюмах, в некоторых случаях и без них. Дядя Ваня - мелкий бизнесмен, профессор - главарь банды рэкетиров. У нас он не торгуется с дядей Ваней, а делает предложение, от которого тот не может отказаться. Он требует отдать ему свой бизнес, в случае отказа грозит: "старуху закопаем, племянницу изнасилуем".
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Страсти какие...
          П т и ц ы а н. Кстати, Соня вовсе не дочь профессора и не племянница дяди Вани. Она дочь дяди Вани. Но дядя Ваня скрывает это, так как в своё время исхитрился не платить алименты. Чувствуете, какая коллизия? Вот. У Чехова дядя Ваня орудует каким-то поганым левольвертом, мы даём ему облегчённый вариант "калашникова", ну и прочее. У Чехова Астров - доктор, у нас он - следователь по особо важным делам. У Чехова он говорит: "Когда я слышу, как шумит лес, посаженный моими руками, я сознаю, что климат немножко и в моей власти". У нас эта же реплика звучит так: "Когда я прохожу мимо "Матросской тишины" и думаю, сколько там посаженных мною субъектов, я сознаю, что климат (общественный!) немножко и в моей власти"...
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да, интересно...
          П т и ц и а н. Вот ещё другие подробности: профессор на самом деле никакой не профессор. "Профессор" - это кликуха. Вы уже поняли: это бандит, он в розыске, живёт по поддельным документам. Настоящее его имя Мокрухин Никифор. Старуха, мать дяди Вани, страдает болезнью Альцгеймера, а также нимфоманка, заигрывает с "профессором", мечтает затащить его в свою постель. Говорит ему: "Сегодня ночью приходите ко мне в спальню, я хочу отблагодарить вас". Представляете?! Ну, Астров бахвал и тупица. По сюжету он ловит Мокрухина, в то же время каждый день обедает с ним за одним столом и ему же рассказывает про то, какие ловкие штуки он придумал для поимки его же, Мокрухина. А дядя Ваня - сплошное недоразумение. У него три красных диплома. Красных!! Всю жизнь учился! И чему же выучился? Собственные штаны не может содержать в порядке - всю дорогу ходит с расхристанной ширинкой! Всё хозяйство наружу! Чувствуете, какой завязывается узел?!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Действительно узел.
          П т и ц ы а н. Совсем другой эффект, другой интерес. Публика валом валит! Так что классику мы уважаем - вполне... Вот карточка (передаёт). Здесь адрес, телефон, звони. Место тебе в зрительном зале всегда будет обеспечено. Думаю, тебе будет интересно. Мой театр, среди подобных, имеет наивысший рейтинг. Да. Билеты идут нарасхват. Я сколотил труппу, у меня Колокольчикова - народная артистка, талантливая молодёжь, и у меня железная дисциплина. Да. Меня все боятся. За режиссёрским пультом - я тигр, (пальцами растягивает рот, скалит зубы, рычит) р-р-р.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да, времена меняются, это конечно. Я, видно, отстала...
          П т и ц ы а н. Мы должны учитывать запросы времени - и только! Витька, ну, Недокукин, всё объяснит, всё расскажет, что и как - останешься довольна.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ладно... давайте... Посмотрим, что из этого получится.
          П т и ц ы а н. Тогда будем пожинать плоды.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ну, вы скажете...
          П т и ц ы а н. Нет, нет, не сомневайся. За сим разреши откланяться. О главном мы договорились. Желаю дальнейших творческих успехов. (звонит мобильник) Слушаю...
          Г о л о с  в  м о б и л ь н и к е. Василий! Это правда, что ты отдал "прекрасную Елену" этой бездарной кукле?
          П т и ц ы а н. Наденка, это... Я потом расскажу...
          Г о л о с  в  м о б и л ь н и к е. Так ты наверное уже... Молоденького женского тела захотелось?
          П т и ц ы а н. Тише, тише... минутку... Здесь совещание... замминистра...
          Г о л о с  в  м о б и л ь н и к е. К чёрту!..
          П т и ц и а н. Нет, нет, это министр...
          Г о л о с .в  м о б и л ь н и к е. Не пугай меня министром, которого у тебя нет!..
          П т и ц и а н. Ладно, хорошо, потом...
          Г о л о с  в  м о б и л ь н и к е. А ты не забыл, кому ты обязан своим положением и всем прочим?
          П т и ц ы а н. Наденька, это, понимаешь?.. Я потом всё объясню...
          Г о л о с  в  м о б и л ь н и к е. Нет, ничего не объясняй! Я всё поняла! Негодяй! Развратник!..
          П т и ц ы а н. Нет, подожди... Мы всё уладим...
          Г о л о с  в  м о б и л ь н и к е. К чёрту! Я ухожу к Лучезарскому! Хватит! Меня приглашают три, нет, четыре, четыре театра! Жаринов-Блинов! Коньяков-Армянский! Какие люди!! Всё! Кончено!
          П т и ц ы а н. Наденька! Надюнчик!..
          Г о л о с  в  м о б и л ь н и к е. Я не Наденька и не Надюнчик! Я народная артистка!
          П т и ц ы а н. Хорошо, ладно... Потом, потом... Фу!..(закрывает мобильник; Алевтине Фёдоровне) Приходится на ходу решать творческие проблемы... Артисты - они такие нервные... (вытирает платком лоб, лицо). Вы не позволите воспользоваться вашим туалетом?..
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Пожалуйста, конечно.

          Алевтина Фёдоровна провожает Птицыана, уходит с ним, потом возвращается.

          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Голова кругом. Ну и напор. Сразу на "ты". Что из этого получится? Как бы не вышла какая-нибудь глупость... Без секса они не могут. Толстой, Чехов... Новейшее прочтение... Не знаю, не знаю... Ладно, посмотрим...

          За сценой раздаются громкие голоса Величатьева и Пуквик.

          П у к в и к. (за сценой) Я только на минуточку. Разве я не имею права поговорить с писателем?
          В е л и ч а т ь е в. (за сценой) Алевтина Фёдоровна занята. Придите попозже.
          П у к в и к. (за сценой) Как это попозже? У меня важное дело!
          В е л и ч а т ь е в. (за сценой) Ну можно ведь подождать. Сейчас нельзя.
          П у к в и к. Как это нельзя?! У меня государственное дело!!

          Пуквик врывается в комнату. За ней Величатьев, растерянно разводит руками, остаётся в комнате, садится в стороне.

          П у к в и к. (быстро подходит к столу) Тысяча извинений. У меня важнейшее дело, ради Бога... (садится, рекомендуется) Пуквик...
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. (смотрит оторопело) Что?
          П у к в и к. Пуквик.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Что - пуквик?
          П у к в и к. Фамилия. Моя фамилия Пуквик. Генриетта Валерьяновна Пуквик.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Так что же?
          П у к в и к. Да... Нет, ничего... Вы такая великая писательница...
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. У вас какое-то дело?
          П у к в и к. Да, знаете... волнуюсь... Великая писательница... Теряешь дар речи... Просто невероятно...
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Я вас слушаю.
          П у к в и к. Понимаете, сейчас такое время... Появляются таланты... необыкновенные таланты. Ляля - необыкновенный, чудный ребёнок... Вы знаете, очень талантливый, одарённый... Простите, Ляля - это мой внук... Да... Мы с Люсей, моей дочерью, его мамой, не жалеем сил... Талант ведь можно загубить... А у этого... ну... зять... ну, отец, конечно, тут уж ничего не поделаешь. Представляете, всё бубнит - не портите ему ребёнка! Это я - я порчу ребёнка!! Мы посещаем музеи, выставки, вожу его на танцевальный класс, на фигурное катанье, на плаванье! Разрываюсь, как только могу, а он!.. Ах-ах-ах!.. (прикладывает к глазам платок).
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Извините, а я?.. Причём тут я?
          П у к в и к. Невероятные способности... Просто удивляешься... Я поражаюсь... Спрашиваю: Ляля, где живут швейцары? У этого, ну... у зятя... географией занимается... Карты там у него понавешаны... Спрашиваю: Ляля, где живут швейцары? И вы представляете, кроха показывает пальчиком, где живут швейцары. Швейцария - она такая жёлтенькая. И он - показывает! Представляете? Ребёнку только пять лет, а он уже знает, где живут швейцары!.. Шалун, конечно, но это же ребёнок. Ну, уронил с балкона кирпич, нечаянно, конечно. Так представляете, какой крик подняли? Говорят - малолетний хулиган! Представляете - ребёнку пять лет, и он - хулиган! Ну не убил же! Что им надо? Еле отбилась от этих типов.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Понимаете, я сейчас очень занята, мне надо работать.
          П у к в и к. Минуточку... Я покажу... (ищет в сумке, достаёт фотографии) Вот, смотрите: чудо-ребёнок. Это, когда ему было шесть месяцев, это - два годика, а это - теперь. Обратите внимание, какие глазки! Это же сразу видно - просто необыкновенный ребёнок!.. (целует несколько раз фотографию). Музыкальный слух, невероятные способности! Поёт, знаете: "меня сделали в СССР". Кроха, конечно, - ещё не знает, что сделали его в другом государстве. Купила я ему дудочку. Так опять этот... ну, зять, конечно - мешает ему работать! На работе надо работать! В библиотеку иди! Представляете, замахнулся на ребёнка! Подумаешь, порвал какую-то карту! У него их там полно! Ну, я ему показала!.. Он у меня ещё узнает! Ишь - папочка, называется!..
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. У меня ни минуты свободной.
          П у к в и к. Так, знаете, пришла старушка, соседка, сидит этак на стуле, беседуем. Ляля, шалун, подкрался, дунул дудочкой ей в ухо. Ну, она упала со стула, кости там какие-то поломала. Опять виноват ребёнок! Ну - пошутил! А если у неё кости такие плохие, так он тут причём?
          В е л и ч а т ь е в. (в сторону) Разбойник Ляля.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Я никак не пойму, какое отношение всё это имеет ко мне?
          П у к в и к. Да, да... Вы же сами видите - у ребёнка музыкальные способности. Их надо развивать. Ведь музыканты уже с детства делают музыку. Если упустить время, будет невосполнимая потеря.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Я очень рада за вашего внука...
          П у к в и к. Я и мама - Люся, моя дочь - мы понимаем, а этот всё... ну, зять - не портите ему ребёнка! Заладил! Чурбан! Полено! Твоё дело - денег приноси побольше! А здесь без тебя разберутся!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Я-то чем могу вам помочь?
          П у к в и к. Понимаете, теперь такое время... Олигархи, богатые люди... Они обязаны помогать... выращивать таланты... Это же для государства. Понимаете, какое это имеет значение?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Нет, никак не пойму.
          В е л и ч а т ь е в. (в сторону) А я, кажется, понял.
          П у к в и к. Вы всё-таки должны поддерживать, вы такие богатые.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Я? Я не олигарх.
          П у к в и к. Ну, это всё равно. Ну, что вам стоит? Ребёнку нужен рояль... Ну... пятнадцать - двадцать тысяч... Ну что это для вас?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Двадцать тысяч рублей - немалые деньги.
          П у к в и к. Рублей?! Что вы?! Долларов!!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Долларов?!
          В е л и ч а т ь е в. Ничего себе!
          П у к в и к. Я вас очень прошу. Если не дать таланту развиться, для государства будет большая потеря.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Вам нужно обратиться в Министерство культуры, образования... не знаю, куда ещё.
          П у к в и к. Я уже обращалась! Там все бюрократы и взяточники! Видеть их не могу! Говорят: пусть ходит на кружок. Ляля будет там вместе с этими сопливыми недоносками!! До чего договорились!! А!!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Мадам Пуквик, надо ещё убедиться, действительно ли у вашего внука талант.
          П у к в и к. Как убедиться?! Вы ещё сомневаетесь?! Я тут рассказываю, объясняю, толкую, а вы всё ещё сомневаетеь!!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Вы можете повредить внуку.
          П у к в и к. Вы меня не учите!! Ваше дело - дать денег!!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Мадам Пуквик!
          П у к в и к. Какое отношение к молодым талантам!! А?! Да я за Лялю горло перегрызу! Сами понахапали! Для них - всё, а для нас?! Для бедного мальчика?! Его приравнивают к этой шпане - двоечников, хулиганов! Нет, вы обязаны просвещать народ! Вы ещё пожалеете! Я молчать не буду!

          Величатьев выходит.

          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Мадам Пуквик, ваш внук, кроме дудочки, ни в чём не проявил себя.
          П у к в и к. Нет, я этого так не оставлю!!! Я везде расскажу, какие у нас писатели - зажиревшие!.. Вы ещё пожалеете!!..

          Звонит телефон.

          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. (берёт трубку) Да... Районное отделение МЧС?.. Что вы говорите?! Взрывное устройство?! Под нашим подъездом!?.. Может взорваться каждую минуту!?.. (бросает трубку, быстро начинает собирать бумаги, документы). Под наш подъезд подложили бомбу! Сейчас взорвётся!
          П у к в и к. Бомба?! А-яй! Мамочка! Что же это? Куда?! (мечется по комнате, лезет под стол).
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Скорее на улицу!

          Пуквик поднимается, выбегает из квартиры.

          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Документы, последняя рукопись... (торопливо ищет на столе, в столе, собирает в сумку, бежит к выходу).

          Входит Величатьев.

          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ой! Слава Богу, ты... Скорей, звонили из МЧС... Бомба!.. Сейчас взорвётся!..
          В е л и ч а т ь е в. Ха-ха-ха!!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Что? Что с тобой?
          В е л и ч а т ь е в. Здорово я выкурил эту сколопендру?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ты? Так это ты?
          В е л и ч а т ь е в. Ну как же можно было избавиться от неё?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Надо же! Голос-то, слышу, знакомый, а, дура, не догадалась.
          В е л и ч а т ь е в. Ну, я спас тебя?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Нет уж, в другой раз спасай как-нибудь по-другому. Я чуть инфаркт не получила.
          В е л и ч а т ь е в. Ну как же - отдайте двадцать тысяч долларов для малолетнего бандита! Вы видели такое?! Любящая бабушка - а?! Да не пианино, а сразу рояль!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да уж - заявочки! У ребёнка талант - к чему?
          В е л и ч а т ь е в. Он ещё покажет бабушке свои таланты.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Этих талантов до сих пор вижу в страшных снах.
          В е л и ч а т ь е в. А мы, наконец, узнали, где живут швейцары! Вот! Ладно - пошёл.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Чем ты там занимаешься?
          В е л и ч а т ь е в. Стирать буду - машину загрузил.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ну, давай.

          Величатьев выходит. Алевтина Фёдоровна обращается к своим запискам. Звонок в прихожей. Величатьев возвращается, он в фартуке.

          В е л и ч а т ь е в. К тебе опять гости.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Господи! Кто ещё?
          В е л и ч а т ь е в. Надежда Гордеевна.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Что ты говоришь?!

          Входит Кафтанова.

          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Надежда Гордеевна! (поднимается) Вот неожиданность!
          К а ф т а н о в а. Да вот... Может, вы заняты, а я буду мешать?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Что вы, что вы! Проходите, рассказывайте, садитесь! Как вы там живёте?

          Алевтина Фёдоровна и Кафтанова садятся.

          В е л и ч а т ь е в. Друзья встречаются вновь... Ладно, я на кухне (выходит).
          К а ф т а н о в а. Как живётся? Как всем, наверное... В общем - по-разному. Из школы, конечно, ушла. Получаю пенсию. Дети помогают немного. Благодаря этому живу. Муж ведь мой, Василий Иванович, умер.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Что вы говорите? Такой крепкий мужчина...
          К а ф т а н о в а. Полгода, как схоронила. Сорок три года прожили вместе.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да, большое несчастье!
          К а ф т а н о в а. До сих пор не могу прийти в себя. Осталась одна в квартире. Места не нахожу себе. Ночью особенно - выть хочется. Спасибо, дети не забывают... С внуками занимаюсь, на даче бываю. Так бы жить можно было.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да, тут уж ничего не поделаешь.
          К а ф т а н о в а. Ну, а вы как? Сколько ж мы не виделись? Как Люда, Алексей Егорович? Вы-то теперь писатель.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да, пишу, сочиняю, когда-то не могла даже подумать об этом. Сама не пойму, как это получилось. Не скрою, благодаря этому дела наши поправились. Сколько лет мучились в той нашей квартире, четыре человека в одной комнате!
          К а ф т а н о в а. Многие и по сей день мучаются.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да, я понимаю. Не все сочиняют детективы. А нам удалось вырваться. Себе квартиру сделала, Людмиле.
          К а ф т а н о в а. Как она?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ну, замужем. Да вы-то всё знаете. Претерпели мы тогда. После того, как умер Егор Лукич, дядю Гришу взяли к себе, освободили комнату для молодых. Какая это была мука! Мы с Алексеем, мама, дядя Гриша - все в куче.
          К а ф т а н о в а. Да, помню.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Теперь у Людмилы всё нормально. Она ведь поставила условие - не хотела зваться Укроповой, и чтобы у мужа была эта фамилия, тоже не хотела, заставила его взять нашу фамилию. Теперь он тоже Величатьев. Парень податливый, она из него лепит, что хочет. Имя ей не нравится тоже - Иван, зовёт на американский манер - Вэн. Мы не одобряем это, но ведь она у нас такая. Нет, она не плохая, но понятия у них совсем не те, что были у нас. А так ничего, живут нормально. Квартиры наши рядом, на одной площадке, в любое время можем общаться, очень удобно.
          К а ф т а н о в а. Да, это... А внуки-то есть?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Пока нет, хотя уже давно пора. Говорят, хотим пожить для себя. Они теперь живут совсем не так, как мы. Зарабатывают неплохо, оба в фирме, машина у них. Но какие-то интересы... не знаю... Друзья тоже такие, увлечения... так... на уровне попсы... Ничего ведь не читают. Детективы - да... к сожалению... Я хоть и сама пишу, но... Выходит, виноваты мы, родители.
          К а ф т а н о в а. Родители? Да, наверное. А что Алексей Егорович?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да всё такой же, ему всё нипочём. Что бы ни случилось, какое-то переживание - через минуту всё забыл. Ему с его характером можно только завидовать. Но я благодарна вам за тот случай, когда вы меня поддержали. А сейчас у нас нормальные отношения.
          К а ф т а н о в а. Ну, я рада за вас.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Егор Лукич умер, мамы не стало, живём в этой квартире втроём: мы с Алексеем да дядя Гриша.
          К а ф т а н о в а. Алесей Егорович работает?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Нет. Интитут, где он работал, закрыли, произошло слияние с другой организацией, его сократили. Найти работу сейчас в нашем возрасте невозможно. Так что пришлось оставить ему науку.
          К а ф т а н о в а. Чем же он занимается?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Чем? Ведёт наше хозяйство. Ну, вообще-то он мой помощник, можно сказать - секретарь. Теперь я зарабатываю деньги.
          К а ф т а н о в а. А! Я смотрю - он в фартуке. Да, действительно, времена переменились. Всё-таки, как это у вас проявился писательский дар? Раньше вы что-нибудь писали?
          А л е в т и н а. Ф ё д о р о в н а. Да нет же. Всё получилось как-то неожиданно. Не было никакого опыта. Просто, смотрю - пошли всякие писатели, писательницы - и сплошь детективы. Ну и как-то, шутки ради, попробовала. Гляжу - что-то получается, дальше - больше. Теперь уже и опыт появился.
          К а ф т а н о в а. Вы молодец. Вы заслужили свой успех. Не жалеете, что ушли из школы?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Никогда. Вы же прекрасно знаете, что такое была эта школа. Само преподавание мне было по душе, я любила эту работу, но ученики... Конечно, в большинстве это были хорошие дети, но в каждом классе обязательно была пара подрастающих негодяев, с которыми ничего нельзя было сделать, которые самым подлым образом влияли на остальных учеников. Поиздеваться над учителем для них было, как они теперь говорят, кайф.
          К а ф т а н о в а. Что и говорить.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Вот именно. Некоторые воспоминания до сих пор приводят в содрогание. Теперь я друой человек. У меня совершенно другая жизнь. Я встречаюсь с интересными людьми. Меня уважают. Мне не говорят: если будешь вякать, я тебя уволю. И в материальном отношении у меня совсем другое положение. К сожалению, я знаю, теперешним учителям по-прежнему приходится сводить концы с концами, да и вообще в школьных делах, мне кажется, мало что изменилось.
          К а ф т а н о в а. Да, уж видно, такая учительская доля. Есть и новое, и не в лучшую сторону - пьют уже, наркотиками балуются и очень опасно, дерзко, даже нагло ведут себя. Стало хуже.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Но они и тогда уже и клей нюхали, и глотали всякую гадость... К чему это приведёт?.. Я вам подарю свою последнюю книгу - с автографом, если не возражаете (берёт книгу, подписывает). Здесь два романа. Я, конечно не Толстой, не Тургенев, даже не Агата Кристи, но... будет охота - почитаете.
          К а ф т а н о в а. Обязательно почитаю.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. А теперь идёмте - покажу вам другие комнаты, кухню. Чего-нибудь закусим, а может быть даже и рюмочку пропустим. А то что же? Столько не виделись, сидим, болтаем всухомятку.

          Алевтина Фёдоровна и Кафтанова выходят. Минуту спустя, входит Величатьев. Он в фартуке, в руках у него тряпка, метёлка для смахивания пыли.

          В е л и ч а т ь е в. Вот до чего докатился старший научный сотрудник, кандидат технических наук! (смахивает и стирает пыль с подоконника, со стеллажей, со стола). Хожу по базарам, готовлю обеды, занимаюсь стиркой, глажу бельё. А ничего не поделаешь. Они - писатель. А мы? Кто такие мы? Вот то-то... Эх-ха! (садится на диван). Вот так. Учился, вроде бы даже неплохо. Двигал науку. Куда? В какую сторону? В какой бок?.. Да... Зато квартирка, четыре комнаты. Коттедж строим. Буржуями стали. Что ни говори, своей наукой я ничего не добился. А что вспомнить? Выезд за границу - это да! Париж!.. Первый раз увидел настоящую проститутку - настоящую!.. А мы? Что мы видели, что знали? Ничего!.. Париж, Париж,.. Европа - вот где культура!.. Выхожу из гостиницы, а она - вот она! Три шага от меня! Сумочка, шляпка, жакетка какая-то... Ну нам же... да и вообще... (спохватившись). Однако, что это я?.. Ещё в магазин надо идти, на рынок... всё таскаю. Дела, дела... Ну, верблюд, на то он и верблюд. (звонок в прихожей) Кто там ещё? Из редакции что ли?

          Величатьев выходит, затем возвращается, с ним Пневмонеева.

          В е л и ч а т ь е в. Алевтина Фёдоровна сейчас занята. Отдохните пока. Вот - присаживайтесь.

          Пневмонеева садится на стул, Величатьев - на диван.

          П н е в м о н е е в а. Я живу тут рядом, в соседнем доме. У меня много книг Алевтины Фёдоровны. Давно хотела зайти, да всё как-то неловко (оглядывает комнату). Какой кабинет! Сколько книг! Алевтина Фёдоровна настоящий писатель.
          В е л и ч а т ь е в. Да, пишем, пишем.
          П н е в м о н е е в а. А вы, верно, муж Алевтины Фёдоровны?
          В е л и ч а т ь е в. Скрывать не будем - есть этот грех. Алексей Егорович - ваш покорный слуга. А вас как величать?
          П н е в м о н е е в а. Маргарита Львовна, Пневмонеева Маргарита Львовна.
          В е л и ч а т ь е в. Чудесно! Что же, Маргарита Львовна, читаете наши произведения?
          П н е в м о н е е в а. Да, очень интересно. Раньше всё только бывало Толстой да Чехов, а теперь...
          В е л и ч а т ь е в. Вы читали Толстого, Чехова?
          П н е в м о н е е в а. Нет, но были другие, современные... не знаю там... ну, другие...
          В е л и ч а т ь е в. То есть с книгой вы не расставались?
          П н е в м о н е е в а. Да, но таких писателей, как Алевтина Фёдоровна, раньше не было.
          В е л и ч а т ь е в. Понимаю - был духовный голод.
          П н е в м о н е е в а. У меня дома почти все книги Алевтины Фёдоровны.
          В е л и ч а т ь е в. И какой же у вас вопрос к великой писательнице?
          П н е в м о н е е в а. Хотела посмотреть, познакомиться... Никогда не видела настоящего писателя... Может, это неприлично?...
          В е л и ч а т ь е в. Нет-нет. Читатель, разумеется, имеет право на внимание со стороны писателя.
          П н е в м о н е е в а. У меня с собой книжка, может, она подпишет? А то никто не поверит.
          В е л и ч а т ь е в. Пойду узнаю, когда она освободится. Вы пока подождите (уходит).
          П н е в м о н е е в а. На работе не поверят, что я была у самой Величатьевой. Девки лопнут от зависти.

          Входит Величатьев, без фартука.

          В е л и ч а т ь е в. Должен вас огорчить. Я не предупредил Алевтину Фёдоровну, что вы ждёте её, и она ушла. К сожалению. Наверное в издательство.
          П н е в м о н е е в а. Ой, как жалко!
          В е л и ч а т ь е в. Ничего не поделаешь.
          П н е в м о н е е в а. Мне на работе не поверят, что я была у Величатьевой.
          В е л и ч а т ь е в. Может, в другой раз?
          П н е в м о н е е в а. Ой, а как же книжка? Может тогда вы что-нибудь напишете? (достаёт из сумки книжку).
          В е л и ч а т ь е в. С величайшим удовольствием, если на то ваша воля. Я напишу от имени Алевтины Фёдоровны. Почерк же никто не будет проверять, а у нас почерк похожий, (в сторону) как небо и земля.
          П н е в м о н е е в а . Ой, конечно, пожалуйста!
          В е л и ч а т ь е в. (берёт книгу, подписывает) Глубокоуважаемой Маргарите Львовне от автора и подруги детства. Алевтина Величатьева. Ну как?
          П н е в м о н е е в а. Ой, замечательно! А... А как же - подруга детства? Меня же спросят.
          В е л и ч а т ь е в. А?.. Да придумайте что-нибудь!
          П н е в м о н е е в а. Да? Ладно. Я вам очень благодарна (встаёт).
          В е л и ч а т ь е в. Ну и прекрасно. (провожает Пневмонееву, потом возвращается; громко) Аля! Угроза миновала.

          Входит Алевтина Фёдоровна.

          В е л и ч а т ь е в. Надежда Гордеевна ушла?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ушла. Что ты там написал моей поклоннице?
          В е л и ч а т ь е в. От автора и подруги детства.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ну, ты опять! Из-за твоих автографов я когда-нибудь окажусь в дурацком положении. Пиши просто: "от автора" - и всё! А лучше: "А. Величатьева" и подпись.
          В е л и ч а т ь е в. Но это же сухо, слишком официально. Такая симпатичная дамочка... не мог же я...
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ах вот что! Симпатичная дамочка! Старый ловелас! И что пишет? "в память об оказанной услуге"... "в воспоминание о старинной дружбе"... "с приятным воспоминанием о днях молодости". Ты соображаешь, что ты пишешь этим симпатичным дамочкам? О какой дружбе? Что они начнут сочинять на эту тему? Теперь уже - подруге детства! Сколько ей лет?
          В е л и ч а т ь е в. Думаю, тридцать - что-нибудь так.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ну вот. Мне пятьдесят пять - какая подруга, какого детства?!
          В е л и ч а т ь е в. Мамуля, я спасаю тебя от докучных посетителей. Кроме того, ну, позволь и мне проявить свой маленький талант. Позволь мне, мелкому насекомому, как бы это сказать... засветиться в лучах твоей великой славы. И что они могут придумать? Первый же взгляд определит, что это фальшивка. Так что беспокоиться решительно не о чем.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. А, ладно! С тобой всё ясно... Завтра отвезёшь рукопись в редакцию... Надо будет ещё... Зайдёшь в магазин, посмотришь, как расходится "Встреча на перекрёстке". Потом купишь бумаги. Задание тебе небольшое.
          В е л и ч а т ь е в. Но завтра же обед надо готовить, холодильник пустой.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. А, ну, зайдёшь в "Седьмой континент", купишь что-нибудь из полуфабрикатов, рыбы, что-нибудь мясного, фрукты... посмотришь. Обед послезавтра будешь готовить. А в пятницу съездишь посмотришь, как идёт строительство коттеджа. Я не очень-то доверяю этому Дубоделову. По-моему, жук порядочный.
          В е л и ч а т ь е в. Так что, сериал будут ставить?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да, приходил режиссёр - Птицыан. Сомнения у меня - больно разбитной.
          В е л и ч а т ь е в. Птицыан? Что за фамилия?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да ну их!.. Птицын, конечно. Подставил букву, и уже почти что Тициан. Вильям, а на самом деле Василий... Не знаю... Устала я, но уже не могу остановиться. Кончаю один роман, тут же начинаю другой... Да, чуть не забыла. Купишь ещё - это будет тюбик, крем для лица. Действие такое: разглаживаются морщины и глаза делаются большие, ну, такой эффект. Понимешь, большие, выразительные глаза.
          В е л и ч а т ь е в. Да ну?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Говорят, дают рекламу. Хочу попробовать. Это в аптеке, вот адрес, там такой отдел специальной лечебной пафюмерии (подаёт записку), я тут название написала.
          В е л и ч а т ь е в. И человека человек послал в аптеку властным взглядом...
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ну, бедненький...
          В е л и ч а т ь е в. А нет такого средства, чтобы увеличить какой-либо другой орган?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Какой ещё?
          В е л и ч а т ь е в. Ну какой? Главный, конечно.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Зачем тебе? У тебя размер пятьдесят восемь. Думаешь, станешь умнее, если будет пятьдесят девять?
          В е л и ч а т ь е в. Ты считаешь, у меня пятьдесят восемь?.. Хм... А, ты про это?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. А ты?.. Опять про это? Ну просто больной человек! Тебе надо крепко-крепко лечиться. Пятьдесят пять лет - и о чём он думает?!
          В е л и ч а т ь е в. Тебе тоже не семнадцать, а ты вон собираешься глазки строить. Интересно, кому - Дубоделову? Или этому Птицыну? Великому режиссёру?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. А то ты не знаешь, кому я всю жизнь строила глазки!
          В е л и ч а т ь е в. Нет, не знаю.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ух, какой! (звонок в прихожей)... Поди посмотри.

          Величатьев выходит и возвращается, с ним Дивнолюбский и Эсмеральда Цицероновна.

          В е л и ч а т ь е в. Посмотри, кто к нам пришёл.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. О-о! Цицерон Васильевич! Эсмеральда Цицероновна! Какими судьбами?!
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. А вот решили узнать, как вы живёте.
          Д и в н о л ю б с к и й. Собирались, собирались, да вот и собрались.
          В е л и ч а т ь е в. Как это вы нас нашли?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Присаживайтесь, рассказывайте.

          Все садятся.

          Д и в н о л ю б с к и й. (оглядывая комнату) Квартирка неплохая.
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. А мебель стоит неправильно. Стол надо поставить вот сюда, диван - к этой стене. Да. Давайте сейчас переставим.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Нет, ну что вы! Нам так удобно.
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. Нет, я вам говорю! Так вы получите больше положительной энергетики.
          Д и в н о л ю б с к и й. Знаете, Эсмеральдочка никогда плохого не посоветует. Как она всё знает! Как скажет - так будет лучше. Да-да.
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. А зоны чёрной энергетики определяли?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Мы как-то обошлись.
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. Нет, давайте сейчас определим. У меня есть специальный прибор, и мы сейчас всё точно определим (ищет в сумке). Ой! Оставила дома! Тогда нужно пригласить электросенса, он всё сделает. Я вам говорю.
          Д и в н о л ю б с к и й. Да, да. Это правда. Это, знаете, очень важно.
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. И люстру вам надо другую, с плафонами, чтобы смотрели не вниз, а вверх. Да. Потому что через плафоны получается космическая энергетика. Вы должны взять как можно больше космической энергетики.
          В е л и ч а т ь е в. Что творится!
          Д и в н о л ю б с к и й. Знаете, космос направляет нам много энергии, но мы не пользуемся ею. Это, знаете, плохо. Теперь вот возьмите - инопланетные цивилизации... Когда мы получим от них информацию, представляете, как изменится наша жизнь?
          В е л и ч а т ь е в. Представляю. Они построят нам коммунизм, который мы немножечко недостроили.
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. Я привезла вам новое лекарство (достаёт из сумки большую бутыль). Здесь мумиё, прополис и куриный кал. Очень полезно - для сердца, для желудка. Очень омолаживает.
          Д и в н о л ю б с к и й. Знаете - чудодейственное средство. Уже проверено, можете не сомневаться. Эсмеральдочка, она же вникает. Я сам удивляюсь, как она всё знает!
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. Принимайте по столовой ложке перед едой.
          В е л и ч а т ь е в. Вы наш спаситель.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Однако, что это мы всё про космос да про инопланетян? Вы-то как поживаете? Выглядите, вижу, отлично.
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. Недавно у папе было день рождения. Восемьдесят четыре года.
          В е л и ч а т ь е в. Да? Однако Цицерон Васильевич молодец хоть куда, тьфу-тьфу-тьфу! Поздравляем от души!
          Д и в н о л ю б с к и й. Не ем белую смерть. Не употребляю ни соли, ни сахара.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Как же? Совсем без сахара? И чаю не пьёте?
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. Папа кушает мёд вместо сахара.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. А, ну... это другое дело.
          В е л и ч а т ь е в. Совсем отказаться от соли, мне кажется, просто вредно.
          Д и в н о л ю б с к и й. Нет, знаете, это полезно.
          В е л и ч а т ь е в. Соль, ведь она растворяет какие-то вещества, чистит организм, удерживает воду.
          Д и в н о л ю б с к и й. Нет, знаете, соль - это яд. Это уже доказано.
          В е л и ч а т ь е в. Да, видно, мы отстали от жизни.
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. Алевтина Фёдоровна сделались писателем.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Так уж получилось.
          Д и в н о л ю б с к и й. Хотели купить какой-нибудь роман, но дорого.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Я вам подарю (берёт со стола книгу) и, конечно, подпишу (подписывает).
          В е л и ч а т ь е в. Любите детективы?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. (подаёт книгу Дивнолюбскому) Будете читать?
          Э с м е р а л ь д а  Ц и це р о н о в н а. Папа ни одного дня не бывает без книжки. Всё время читает что-нибудь.
          Д и в н о л ю б с к и й. Много вам благодарны, обязательно почитаем.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Живёте всё там же?
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. Да, теперь у нас возле метро рынок, там покупаем продукты.
          В е л и ч а т ь е в. (зевает в сторону) Эх-ха! Вчера на рынке подрались продавщица и покупательница. Продавщица конечно наглая, видимо обвешала, обсчитала. Но покупательница оказалась неробкого десятка.
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. Если бы меня обскорбили, я бы дала в морду.
          В е л и ч а т ь е в. В самом деле?
          Э с м е р а л ь д а  Ц и ц е р о н о в н а. Потому что я эмоциональная. Да. И я нежная.
          В е л и ч а т ь е в. А? Конечно. Я вас понимаю! Вы - это другое дело.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Алексей, сделай нам чайку. (гостям) Идёмте, покажу вам другие комнаты.

          Все выходят.

          За окном темнеет, наступает вечер. Входит Мозгалевич, подходит к окну, смотрит, не отрываясь. в окно. Входят Людмила и Колоскова, в руках у Людмилы журнал мод.

          Л ю д м и л а. А тут дядя Гриша... Нет, он не помешает. Побудем здесь. Пока не уйдут эти - Дивнолюбские. Принесла их нелёгкая... Как они нас нашли?.. Потом мама подпишет тебе.
          К о л о с к о в а. (показывает глазами на Мозгалевича) Ничего?
          Л ю д м и л а. Нет. Не обращай внимания. Он же (делает пальцем у виска).
          К о л о с к о в а. (оглядывает комнату) Да, квартирка всё-таки... да... И ты тут рядом.
          Л ю д м и л а. Это всё мамины детективы.Теперь сериал будут ставить на телевидении.
          К о л о с к о в а. Иди ты!
          Л ю д м и л а. Точно.
          К о л о с к о в а. У, как здорово!
          Л ю д м и л а. Да. Можно ли было представить когда-то, что мама станет писателем?
          К о л о с к о в а. Тебе повезло.
          Л ю д м и л а. У мамы получается... (листает журнал) Я когда посмотрю такой журнал, мне делается плохо. Очень, очень плохо чувствую себя... Ножки какие! Ручки! Попки совсем нет! (вздыхает, кладёт журнал на диван).
          К о л о с к о в а. А некоторым мужчинам не нравится.
          Л ю д м и л а. Ну да, какой-нибудь деревенщина. Ему подавай номер десять, полтора центнера - не меньше!
          К о л о с к о в а. Мне кажется, у тебя всё в норме.
          Л ю д м и л а. Нет-нет. Надо худеть.
          К о л о с к о в а. А какой вкус у Укропова?
          Л ю д м и л а. Во-первых, он не Укропов.
          К о л о с к о в а. Ой, я всё забываю, что он взял твою фамилию.
          Л ю д м и л а. Ха! Взял! Это я дала ему свою красивую фамилию. Неужели бы я стала мадам Укропова? Или муж бы у меня был Укропов? Соображаешь? А вкус у него такой, какой я скажу.
          К о л о с к о в а. Везёт тебе.
          Л ю д м и л а. Конечно. Мало ли что ему нравится. Я, например, ему никогда не уступлю. Я - женщина! Я - слабый пол! Понятно?! Да он и не пикнет. Что я скажу, так и будет. Знаешь, как он меня слушается!
          К о л о с к о в а. А мой знаешь какой? У-у! Как что поставит на своём - всё, его не переломаешь.
          Л ю д м и л а. Ну, ты его набаловала.
          К о л о с к о в а. Да не знаю... Слушай, а что Зиночка? Вы ведь были так дружны.
          Л ю д м и л а. Да. Всё из-за Перламутрова. Она вздумала ревновать. Я априори ей говорила: парень ненадёжный. А то, что он мне под юбку полез, так я его отшила. Моей вины тут нет. А теперь - мать-одиночка. Кто ж виноват? Вот так.
          К о л о с к о в а. Мальчишка-то большой уже?
          Л ю д м и л а. Большой, лет двенадцать-тринадцать. А замуж так и не вышла.
          К о л о с к о в а. А Валера теперь? Не знаешь?
          Л ю д м и л а. Не знаю. После того, как выгнали из института, где-то болтался. Три раза женился. Теперь не знаю.
          К о л о с к о в а. А ты что ж детей не заводишь?
          Л ю д м и л а. Ну, надо пожить для себя.
          К о л о с к о в а. А Укропов... Ой!.. то есть...
          Л ю д м и л а. Вэн? Он хочет, уговаривает меня.
          К о л о с к о в а. Да уж пора.
          Л ю д м и л а. А! Вот съездим на Кипр, позагораем, поплескаемся в море, а там подумаем. Море - это мечта, это всё!
          К о л о с к о в а. Да, ты можешь себе позволить.
          Л ю д м и л а. Зарабатываю нормально.
          К о л о с к о в а. А Ук... Ой, прости - Величатьев?
          Л ю д м и л а. Величатьев получает поменьше, но достаточно.
          К о л о с к о в а. У нас с Валентином так не получается. Двое детей, ещё родителям помогаем.
          Л ю д м и л а. А мы нормально живём. У нас кружок. Все дружим. Все из фирмы. Встречаемся в свободное время. Посещаем рестораны, концерты.
          К о л о с к о в а. Мы никуда не ходим.
          Л ю д м и л а. Я и из Укропова сделала человека. Кто он был до меня? Молчу! А теперь одеваю его я, стрижётся в салоне. Стал человеком - всё при нём. И зарплату сделаю ему. Конечно, фамилию эту я не могла взять. Кто бы я была? Мадам Укропова? Величатьева - другое дело.
          К о л о с к о в а. Да, у тебя есть всё: престижная работа, квартира, иномарка, мама писатель, на одной площадке с родителями живёшь.
          Л ю д м и л а. Бросай ты свою контору, переходи в фирму.
          К о л о с к о в а. Легко сказать. Надо ещё знать, какая фирма. Надо найти такую фирму, да ещё, чтобы взяли на работу, да не влипнуть бы.
          Л ю д м и л а. У нас секретарша, двадцать четыре года, получает больше меня. Ну, у неё с директором, сама понимаешь, какие отношения. Очень пристойная девочка. Смотрится превосходно, но с гонором. Вчера проигнорировала мою причёску.
          К о л о с к о в а. Может, не заметила.
          Л ю д м и л а. Не заметила? Ха! Как это можно не заметить?!

          Входит Величатьев.

          В е л и ч а т ь е в. Девочки? И дядя Гриша? А что он тут делает? Ворон считает? Так уже темно.

          Мозгалевич продолжает смотреть в окно.

          Л ю д м и л а. Не беспокой дядю Гришу.
          В е л и ч а т ь е в. Нинуля, как поживаешь?
          К о л о с к о в а. Да так. Не так, чтоб очень.
          В е л и ч а т ь е в. Да? Детективов ещё не пишешь?
          К о л о с к о в а. Нет таланта.
          В е л и ч а т ь е в. Да брось. Бери бумагу, садись и пиши. Сейчас все дамы пишут.
          К о л о с к о в а. Да нет, не все.
          Л ю д м и л а. Папочка, ты тоже не писатель.
          В е л и ч а т ь е в. Я - другое дело. Во-первых, я не дама. Во-вторых, я учёный. Да, кандидат наук.
          Л ю д м и л а. Тебе уже пора забыть свою науку. Что она тебе дала?
          В е л и ч а т ь е в. Кое-что дала.
          Л ю д м и л а. Что, например?
          В е л и ч а т ь е в. Например?.. Ну, например, геморрой (листает журнал мод).
          Л ю д м и л а. Вот именно.
          В е л и ч а т ь е в. Подожди, это что - нарисованные или живые - красотки эти?
          Л ю д м и л а. Живые. Не видишь разве?
          В е л и ч а т ь е в. Вижу, но не думаю, чтобы это были живые. Таких не бывает. Ну, только если больные, несчастные какие-нибудь. Тогда зачем помещать их в журнале в качестве образца?
          Л ю д м и л а. Почему это? Что тебе здесь не нравится?
          В е л и ч а т ь е в. Ну как же? Это разве женщина? Осиновый кол. У неё же туберкулёз. Где формочки?
          Л ю д м и л а. Какие ещё формочки?
          В е л и ч а т ь е в. Как какие? Женские. Вот здесь, спереди - плоскость, посадочная площадка. Смотри: можно пересчитать все рёбра. Живот прилип к спине. Извините, а здесь, где должно быть мягкое место, - где оно? Да из неё даже рагу не получится. Обезжиренная вобла.
          Л ю д м и л а. Папа, ты же дремучий, ну не процарапанный - что ты понимаешь?!
          В е л и ч а т ь е в. Ножки, ручки, как соломинки. И ты считаешь, что такие могут нравиться мужчинам?
          Л ю д м и л а. Мужчинам - да, нравятся, а вот таким, как ты - учёным...
          В е л и ч а т ь е в. (Колосковой) Нина, и ты тоже так думаешь?
          К о л о с к о в а. Теперь это модно.
          В е л и ч а т ь е в. Ах, модно! Вот это да! Хотя... я понял: видимо есть мужчины, которым рекомендована диета. Для нормального пищеварения здесь, конечно, нет ничего интересного.

          Входит Алевтина Фёдоровна.

          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Нина? (кивает Колоскоой). И дядя Гриша здесь?.. Отправила гостей. Какое счастье, что мы там больше не живём. Вспоминаю, как страшный сон: школа, ученики, бесконечные тетради, потом эта Манюня. Иногда задумываюсь и спрашиваю себя: неужели это было?
          В е л и ч а т ь е в. Всё претерпели мы, божие ратники...
          Л ю д м и л а. Мама, подпиши вот для Нины книгу.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. А? Давайте (берёт книгу, подписывает). Как дела, Нина? Как дома? Нормально?
          К о л о с к о в а. Да, пока что...
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Очень хорошо. Хочу сейчас организовать небольшой фуршет. Хочу отметить скромные свои достижения, конечно с вашим участием, дорогие мои. (Людмиле) Обязательно приходи с Ванечкой. И ты тоже, Нина. Обязательно!
          Л ю д м и л а. Обязательно будем.

          Людмила и Колоскова уходят.

          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. (вдогонку) Не задерживайтесь! Через двадцать минут! (в сторону) Время уже. (Величатьеву) Выдвинь, пожалуйста, тот столик, поставь стулья, немножко посидим. Что это дядя Гриша всё смотрит в окно?
          В е л и ч а т ь е в. Чего-то увидел.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ладно, я пока на кухне (уходит).

          Величатьев ставит стол, стулья.

          В е л и ч а т ь е в. Что ж, поставим, отметим успех нашей Агаты... Сериал будут ставить - вот какое дело!

          Звонок в прихожей.

          В е л и ч а т ь е в. Кто ж это там? (выходит, возвращается вместе с Ахапкиным). Ты как раз кстати. Великая писательница земли русской будет отмечать свой немалый успех.
          А х а п к и н. Правда? И я тут нахально врываюсь?!
          В е л и ч а т ь е в. Брось! Что ты такое говоришь? Какие могут быть счёты между друзьями? А сегодня историческое событие. Твоё участие весьма желательно и прямо кстати. Аля будет рада - ты знаешь, как она к тебе относится. Исторический момент! Сериал будем ставить! Понял?!
          А х а п к и н. Даже сериал? Здорово.
          В е л и ч а т ь е в. Думаю, переплюнем "Санта-Барбару".
          А х а п к и н. Ну, от души поздравляю. А где же виновница торжества?
          В е л и ч а т ь е в. Сейчас будет. Садись пока.
          А х а п к и н. Если бы знать, цветы бы купил.
          В е л и ч а т ь е в. Купишь ещё.
          А х а п к и н. А Григорий Касьянович, что это он?
          В е л и ч а т ь е в. Человек любознательный - что-то наблюдает. Ты вот скажи, ты видел когда-нибудь учёного верблюда? Нет? Так вот - он перед тобой. Двугорбый, двужильный, при том кандидат технических наук. Да. Я ведь теперь и кухарка, и домработница, и поставщик двора её величества, то бишь, снабженец. По магазинам, по рынкам - таскаю неподъёмные сумки.
          А х а п к и н. Всё на руках? Почему не заведёшь машину?
          В е л и ч а т ь е в. Да ты что! Напяливать ещё и этот хомут? Не надо. Так я притащил, принёс - и спокоен. А если бы была машина? Гараж, бензин, ремонт, пробки, бандиты, всё время жди, что угонят или попадёшь в какую-нибудь историю. Нет. Верблюд лучше. Алевтина предлагает машину, но я не хочу.
          А х а п к и н. Да, с машиной теперь проблемы. Я это знаю со своими "Жигулями".
          В е л и ч а т ь е в. У нас машина есть - у Людмилы с Иваном. Хорошая машина - "Пежо". Оба они водят. Когда надо, едем, загружаем полную машину. А так, каждодневно - верблюд лучше.
          А х а п к и н. Понятно. Значит ты теперь снабженец?
          В е л и ч а т ь е в. А так же министр двора её величества - по-нынешнему секретарь, обеспечиваю творческий процесс. Даже корректуру доверяют.
          А х а п к и н. Зато, какой успех у Алевтины.
          В е л и ч а т ь е в. Потому и не пикаю. Ну, а ты что? Рассказывай, что новенького в мире.
          А х а п к и н. Новенького, говоришь? Новенькое-то, оно ведь на самом деле до чёртиков старенькое. Дума думает думу. Самая последняя новость: земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Не может быть в России порядка. Это, видимо, неискоренимое свойство. Раньше не было овощей, мяса нельзя было достать, промтоваров не было никаких. Теперь хлеб чёрт знает какой. В России хлеба нет - это же надо! Вообще, принцип нашего так называемого капитализма: там раздобыть самое дешёвое, значит, самое поганое, вообще непригодное, опасное даже для здоровья; здесь пустить по самой дорогой цене, как высший сорт. Разве это капиталисты? Кто они? Раньше не было свободы, теперь её столько, что уже просто страшно. Ратуют за отечественного производителя, а что он может? Что он сделал своего, этот производитель? Покажите мне этого производителя!
          В е л и ч а т ь е в. Один производитель у нас всё-таки был.
          А х а п к и н. Да ну?
          В е л и ч а т ь е в. Да. Манюня.
          А х а п к и н. Ах да! Да-да. Манюня - да. Между прочим, Манюня давала наверняка качественную продукцию. Теперь же травят народ чем попало кому ни лень. Вот здесь отечественный производитель развернулся в полную меру; всякие там подделки, фальшивки, надувательства, одурачивание наивных простаков, что-нибудь отнять, кого-то уничтожить, изнасиловать, всякие пирамиды, лотереи, продажа несуществующего жилья, ограбление святынь - ну чего только нет! Мужчины цветущего возраста, где они? В охране - на рынках, в магазинах, в различных банках, офисах, в учебных заведениях, в государственных учреждениях. Да и что это за жизнь, когда нельзя обойтись без охраны? Когда, уходя из дома, не знаешь, вернёшься ли жив-здоров?
          В е л и ч а т ь е в. Я вот тоже думаю о науке - идёт же постоянная утечка мозгов - всё туда, за бугор.
          А х а п к и н. Ну вот - мозги! Утечка мозгов! Да кому они здесь были нужны? Для мозгов, чтобы реализовать себя, единственный путь - уехать за границу. Там они получат справедливое вознаграждение своему таланту. Там никто не будет навязываться к ним в соавторы, никто не заставит их "делиться", и они будут работать в спокойной и, самое главное, в безопасной обстановке. Действительно сделают что-то полезное, и потом уже в виде конкретных результатов это поступит сюда. Качественно, прекрасно, но уже не наше. А других возможностей нет. Зависть, чиновник, бандит, алчность, да просто равнодушие, элементарное разгильдяйство никаким мозгам не дадут здесь ходу. В советское время не был утечки мозгов, а много они тогда дали народу? Народу!? Да здесь просто опасно иметь мозги, опасно быть успешным, талантливым, просто даже красивым - смертельно опасно!
          В е л и ч а т ь е в. Ну, переживаем переходный период, потому всякие тут накладки. Мошенники, преступники, продажность - это правда. Но в магазинах всё есть. На рынке полное изобилие круглый год. Много строится. Да ты посмотри на людей - вид у них совсем другой, чем был когда-то. Как одевается народ! Всё наладится. Не сразу, конечно. Аркадий, ты просто пессимист. У тебя несварение желудка.
          А х а п к и н. Желудок уменя в порядке, но я действительно пессимист. Да! Я брюзга! Мне самому противно моё брюзжание, но я не могу не видеть того, что происходит. Куда мы идём? Изобилие на рынке, в магазинах - надо ещё знать, какого качества это изобилие! А духовная составляющая?
          В е л и ч а т ь е в. А я оптимист - всё наладится. В правительстве сидят умные, нормальные люди.
          А х а п к и н. Да если бы дело было только в правительстве! В искусстве народлось какое-то странное племя - шалуны, при этом часто седовласые. Театр превратился в цирк, только самого плохого свойства. Что они делают там?! А в литературе? Я уже не говорю про эстраду. Во что они превратили Шекспира, Островского, Чехова? И всюду у них эти словечки, всюду секс. Это едва ли не главное теперь. Всюду напоказ телеса, невзирая даже на то, что они часто весьма непривлекательны. И каждый старается превзойти предыдущего - поразить, отчебучить что-нибудь этакое! Дескать, вот я каков!
          В е л и ч а т ь е в. А что? Насчёт секса - это нормально. Объективное освещение в печати, на телевидении, в различных произведениях - это вполне... Это должно входить в общую культуру. Это раньше... Я вот попал за границу - впервые (!) увидел настоящую проститутку. А теперь? Пожалуйста - об этом можно говорить и писать - хоть сто порций. Правда, в бытовых отношениях это всё ещё не узаконено. Несчастные жрицы подвергаются гонениям, дискриминации. Но всё равно - революция произошла! Рано или поздно... Мы ведь живём в демократическом государстве! Европейцы мы или нет?! Сейчас всякие там вука-вука, виагра - чего только не понаделали. А мой батька - что учудил? Мог бы жить да жить.
          А х а п к и н. Говоришь, европейцы?
          В е л и ч а т ь е в. Конечно... Аркадий, а сколько мы с тобой знаемся? Ведь дружим же! Наверное с пятого класса. Учились в разных институтах, но всё равно - были вместе. Чего только не было! Родная Таганка! Да и покуролесили, есть что вспомнить!
          А х а п к и н. Да уж. Некоторые вещи не хочется вспоминать. За многое стыдно, дураки были.
          В е л и ч а т ь е в. Брось! Ты чего? Ты много думаешь - это вредно. Забыл завет моей любимой тёщи - о многом не думай?! Всё было нормально. Девчонки какие были - эх! Вспомни! (поёт)
                                                  И бабки нет, и дедки нет,
                                                  И некого бояться...
                                                  Приходи ко мне сегодня...
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. (за сценой) Алексей!
          В е л и ч а т ь е в. О! Аля зовёт, посиди пока (выходит).
          А х а п к и н. Да уж... Ни бабки ни дедки теперь никто не боится - это точно... Европейцы! Ну, Лёха - ему всё нипочём...

          Входят Величатьев и Алевтина Фёдоровна, несут шампанское, фрукты, прочее, расставляют на столе.

          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Аркадий... Ты как раз во-время.
          А х а п к и н. У меня нюх.
          В е л и ч а т ь е в. Ну вот, сейчес проздравим нашего классика.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Где там Людмила? (Ахапкину) Как поживаешь?
          А х а п к и н. Я-то что? У тебя, вижу, делаются дела.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Да вот, решили немножко отметить. Подсаживайтесь. Дядя Гриша!

          Входят: Людмила, бывший Укропов, Колоскова. Мозгалевич продолжает стоять у окна.

          Л ю д м и л а. О! Аркадий Викторович! Добрый вечер!
          А х а п к и н. Да, принесло некстати.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ну, Аркадий, не кокетничай. Давайте, садимся... Дядя Гриша, что ты там? Подходи.

          Все усаживаются за столом.

          Л ю д м и л а. (б. Укропову) Вэн, садись здесь.

          Мозгалевич подходит, садится.

          М о з г а л е в и ч. Как вы думаете, сколько звёзд сейчас находится на небе?
          В е л и ч а т ь е в. Посчитал?! Вот это да!.. Восемь тысяч девятьсот двадцать четыре.
          М о з г а л е в и ч. Ошибаетесь на сто процентов. Всем на удивление, сейчас на небе находится девять тысяч шестьсот сорок одна звезда.
          В е л и ч а т ь е в. Ну это ж надо!
          А х а п к и н. Да - впечатляет.
          Л ю д м и л а. Вот вам и дядя Гриша.
          К о л о с к о в а. Что, это он всё сосчитал?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Алексей, начинай.
          В е л и ч а т ь е в. Ладно, не будем забывать о главном (откупоривает и разливает шампанское). Дорогие друзья! Сегодня мы отмечаем немаловажный успех нашей мамочки. Уму непостижимо - кто она была пятнадцать лет назад? Учительница. Училка. Получала жалкие гроши, сохла над каракулями тупоголовых хулиганов. А сейчас? Произошёл расцвет! Кто не знает писательницу Величатьеву? Живого классика? Да, я вас спрашиваю! И вот, телевидение заключает с нами договор на создание многосерийного телешедевра. Режиссёр гарантирует самый высокий рейтинг.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Алексей, на полтона ниже.
          В е л и ч а т ь е в. Нет-нет, скромничать не будем. Склонимся же перед талантом!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Алексей!!
          А х а п к и н. Когда я слышу слово "рейтинг", я хватаюсь за валидол.
          В е л и ч а т ь е в. (Ахапкину) Ты, как всегда, прав.
          А х а п к и н. Однако, и в самом деле, можно ли было подумать, что из скромной учительницы выйдет знаменитый писатель? Я рад за тебя, Аля, ты заслужила этот успех.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Но ты ведь не жалуешь мои писания.
          А х а п к и н. Конечно, я отношусь критически к подобной литературе. Но, не покривив душой, скажу: твои произведения в этом жанре вполне соответствуют его законам. Потому они талантливы. А моё мнение в теперешнее время ничего не значит. Народ на твоей стороне. Рейтинг!
          Л ю д м и л а. Мама, пьём за тебя!
          Б.У к р о п о в.
                                                  Мамочка наша писатель,
                                                  Пишет романы она.
                                                  Я только скромный читатель,
                                                  Выпью за это вина.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Спасибо, Ваня.
          В е л и ч а т ь е в. За это? Выпьешь за что? За скромного читателя?
          Л ю д м и л а. Папа, не придирайся.
          А х а п к и н. За тебя, Аля!

          Все пьют.

          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Спасибо, дорогие (пьёт).
          К о л о с к о в а. Никогда не думала, что у меня будет знакомый писатель.
          Л ю д м и л а. А я разве думала, что моя мама будет писатель?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Я сама не знала, не думала. Ешьте, что тут есть. Это всё предварительно, экспромтом. Потом мы ещё соберёмся по-настоящему.
          В е л и ч а т ь е в. Так вот, друзья, я тоже задумал писать роман.
          Л ю д м и л а. Да ну?
          В е л и ч а т ь е в. Да. Почему бы нет?
          Л ю д м и л а. Ты же только что объяснял, почему ты не писатель.
          В е л и ч а т ь е в. Я передумал. Созрела идея.
          А х а п к и н. Что, тоже детектив?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Что-то новенькое.
          В е л и ч а т ь е в. Это будет историческая драма в трёх частях. Три тома. Трилогия.
          А х а п к и н. Эпопея? "Война и мир"?
          В е л и ч а т ь е в. Может быть. Первый том будет называться "Праздничный энурез".
          А х а п к и н. Да уж! Энурез - это серьёзно. Тем более - праздничный.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Очередной юмор.
          В е л и ч а т ь е в. Вторая часть называется "Вечный позыв". И третья - "Скорей, а то очень хочется!"
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ну, он без этого не может.
          А х а п к и н. Да, Алёша, ты здорово замахнулся. Но это что же? Какая-то физиология?
          Л ю д м и л а. А что это такое, папочка?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Пошлость - вот, что это такое.
          В е л и ч а т ь е в. А, завидуешь?
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ну да.
          В е л и ч а т ь е в. Общее название трилогии - "Жизнь Кузькиной матери".
          А х а п к и н. Ах вот что!
          Л ю д м и л а. Ну, папочка!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. И что же?
          В е л и ч а т ь е в. Несчастная, многострадальная указанная сия мать заслуживает того, чтобы, наконец, и о ней сказать слово. В соответствии с новейшими требованиями прогресса, а также достижениями в области печатного слова, широко использующими непечатные изъяснения, трилогия будет содержать море крови и горы секса... Прости, Аля, я кажется увлёкся...
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ну, тебе же надо высказаться.
          В е л и ч а т ь е в. Да, есть такая слабость. Прости. Конечно, мы поздравляем тебя (разливает шампанское). Это заседание в твою честь, а я тут разболтался... Мой тост: твоё здоровье и за дальнейшие успехи!.. (все пьют шампанское). Тут разные мысли,.. переживаем великие времена. Возрождение демократии! Свобода! Сегодня мы можем о чём угодно говорить - и не на кухне, не в туалете, не накрывшись ватным одеялом, а открыто и честно. Можем обсуждать, в том числе пикантные проблемы, используя всё богатство родного языка (здесь все люди взрослые). Понятно - это целая область человеческих отношений, которую в недавнее время замалчивали, будто её и не было. Сейчас мы перешагнули знаменательный рубеж. В литературе, в искусстве раскрывается всё такое... ну, и это тоже...
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ну, его понесло. Девочки, отойдёмте, а то услышим чего-нибудь такое... не дай Бог...

          Алевтина Фёдоровна, Людмила, Колоскова отходят, садятся на диване, тихонько беседуют.

          А х а п к и н. Да, это тоже. Сейчас в литературе, в искусстве вообще, возникло новое направление, совершенно новое. Что было раньше? Классицизм, романтизм, сентиментализм, реализм, символизм, футуризм, был ещё где-то неореализм, наконец, был соцреализм. А то, что возникло теперь, я бы назвал экскрементальным реализмом. Сокращённо - экскрементализм. Адепты и столпы данного направления очень внимательно относятся к этому веществу. Они любят его, квалифицированно исследуют, кроме того, конечно, и прочие отправления бренной плоти. При этом используется, как ты говоришь, всё богатство родного языка. Так я подумал: твоя идея о "кузькиной матери" совершенно соответствует эстетическим канонам упомянутого направления. Если ты воплотишь её, то есть, когда в свет выйдет задуманная трилогия, ты будешь зачислен в классики экскрементализма.
          В е л и ч а т ь е в. Да? А что? Я не возражаю. Мне было уже, слава богу... а я тогда впервые только увидел проститутку! Первый раз в жизни - живую, настоящую! И где? В Париже, в центре мировой цивилизации! Конечно, мы всё ещё не достигли уровня развитых стран. Но - всё будет. Теперь обо всём говорится открыто, честно. Да, это значительная, может быть важнейшая часть нашей жизни. Почему мы должны закрывать на это глаза? Мой бедный фатер пострадал из-за чего? Из-за всеобщего невежества. Теперь - всё другое. Ученикам пятого класса показывают, как пользоваться известными средствами... Дают показательный урок. В качестве учебного пособия - китайский огурец. Наглядно. Нормально. И это правильно. Вчера вот молодой человек, с экрана: у меня, говорит, скорее короткий, но толстый. Ну и что? Действительно, бывает и короткий, и всякий. Почему мы должны этого стесняться? Это природа.
          А х а п к и н. Да ты, Алёша, философ... (в сторону) Он в ударе.
          М о з г а л е в и ч. Когда я был молоденький такой юноша, я пришёл в кино. Всем на удивление, когда показывали кино, один молодой человек сказал: хочешь потрогать, какой у меня? А потом он потрогал у меня.
          В е л и ч а т ь е в. Да? Ты про это никогда не рассказывал. Ну и что, у кого было больше?
          М о з г а л е в и ч. Всем на удивление, у него было больше.
          В е л и ч а т ь е в. Да, наша жизнь переменилась. Мы стали другие. Перед нами открылись новые горизонты, новые знания. Мы обогатились такими поятиями, как оргазм! Мы поднялись на новую ступень, новый уровень культуры!
          А х а п к и н. Ха-ха-ха! Ну, Алексей - артист!
          В е л и ч а т ь е в. Нет. Нет-нет. Товарищи! Нет. Господа! Мы ведь теперь господа!
          А х а п к и н. Это уж точно.
          В е л и ч а т ь е в. Я произнесу речь. (сидящим на диване) Милые дамы, вы тоже подойдите.

          Алевтина Фёдоровна, Людмила, Колоскова подходят.

          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Что, опять?..
          В е л и ч а т ь е в. Милые дамы! Уважаемые господа! Сексуальная революция, необходимость которой так долго и так нахально игнорировали большевики, свершилась! Ванюша, дай!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Наконец-то он высказался.
          Б. У к р о п о в.
                                                  Грипп - это, друг мой, зараза.
                                                  Был я в ужасном огне...
                                                  Ночью любил я три раза...
                                                  Или приснилось то мне?
          В е л и ч а т ь е в. Вот, пожалуйста - последнее слово в поэзии.
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Ну уж эти мужчины!
          А х а п к и н. Плоды просвещенья...
          Л ю д м и л а. Вэн, когда это ты успел?
          Б. У к р о п о в. Так я...
          В е л и ч а т ь е в. А ещё?
          Б. У к р о п о в.
                                                  Много любить - это вредно,
                                                  Может случиться инфаркт.
                                                  Станешь худой ты и бледный...
                                                  Лучше - сходи в зоопарк.
          В е л и ч а т ь е в. Здорово! Замечательно!
          А л е в т и н а  Ф ё д о р о в н а. Безобразники...
          Л ю д м и л а. Ну, папочка,.. и Вэн тоже...
          А х а п к и н. Да... (в сторону) Были великие реалисты. К сожалению, их время прошло. Наступила эпоха экскрементализма. И, конечно, она подарит нам великих и величайших творцов сего направления! А Россия?.. Русь?.. Русь, куда ж несёшься ты?.. Нет... Не даёт ответа...

          Занавес.


(C) Ковалев Леонгард Сергеевич, 02.01.2015


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Тимофеев "История одного лиса"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"