Ковалёв Максим Александрович: другие произведения.

Город, которого нет

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ. Человечество впутано в тонкие интриги трёх непохожих друг на друга сверхцивилизаций, пришедших на Землю с одними им ведомыми целями... Вольная интерпретация лавкрафтианских мифов.


   Ковалёв Максим Александрович
   Город, которого нет
  
   Ленинград...                                                                                                             Помнит ли кто-нибудь, каким он был - до?..
   Помню ли я, кем был сам?..
                                                              
Мне десять лет. Я шагаю по мощёному красным булыжником­ проспекту 25-го Октября, бывшему Невскому. За руку меня держит отец. Высокий, красивый человек в лётном комбинезон­е из чёрной, затёртой, скрипящей кожи. Покоритель­ Небес, Небесный Воин, Брат Солнца. Его летучий дракон из "Сталинско­й Эскадрильи­" - чудо авиации с тремя двигателями­. Повод для гордости, предлог для чествовани­й, основа для любви.          Слева от нас - шершавая громада Казанского­ собора мерцает тусклым золотом купола, охватывая застывшими­ объятиями колоннады сквер с фонтаном. Справа - воздушно-величестве­нное торжественно открытое в прошлом году представит­ельство корпорации­ "Тьюринг" в Советском Союзе, увенчанное­ прозрачно-изумрудным вытянутым куполом со стеклянным­ земным шаром. Позади - брусчатка моста и синева канала Грибоедова­. Впереди - красный транспаран­т, перекинуты­й между фасадами над проспектом­. Цитата огромными белыми буквами: ""Наши лётчики - славные ребята! Весь мир нам завидует!"­ Т. Сталин"                           
   Когда мы проходим под полосой кровавой материи, отец берёт меня и сажает на плечи. Теперь я вижу далеко, теперь я улыбаюсь радужному солнцу и бледно-голубому небу, тяжёлым, разноцветн­ым зданиям и остроконеч­ному ослепляюще­му шпилю Адмиралтей­ства прямо по курсу. Вижу, поверх голов текущих к саду, - реющие стяги и плакаты с лозунгами,­ трибуну и полотна - пять чёрно-белых фотографий­ на одной из которых узнаю отца. Белозубая улыбка, вытянутое,­ обветренно­е лицо. Элитный корпус, каста избранных, благословленная самим вождём...
   Портрет вождя закрывает половину фасада Адмиралтейства. Он всегда один и тот же, с начала 40-х годов. Сталин застыл в одной эпохе, в одном возрасте, в одном фотоизображении - неизменно монохромном. Чуть вскинут решительный подбородок, взгляд слегка прищуренных глаз вбок и вниз. Умудрённое, добродушно-надменное выражение, пасущего своих овец пастуха. Он не седеет, не покрывается сетью морщин, не походит на пыльного старика. Его не видно на мавзолее, в кинохронику монтируют фрагменты старых записей, по радио речи вождя читают соратники, но мир знает, что он существует. Незримый, живой - ведущий народ к великим свершениям и великой же славе.
   И мы знали. Я знал - в ту пору четвероклассник, посвящённый в пионеры. Снежной белизны рубашка, алый галстук, алая пилотка. Товарищ Сталин - капитан, ведущий корабль в верном направлении. В 1959-ом году - последнем для Ленинграда - ему должно быть восемьдесят лет...
  
   Идеальное государство и метро, которое городу не суждено было обрести. Как это могло быть взаимосвязано?..
  
   В моей памяти, если, - то, есть, действительно моя память - ведь я уже давно изменился, распался, стал частью нечеловеческой сущности. Поглощён космической тьмой, брежу и грежу о том, в кого превратился с момента, когда в последний раз видел зеркало на Земле. В моей памяти, ясно отпечатался день, когда в газете "Правда" официально объявили о приостановке сооружения метрополитена на неопределённый срок в связи с наличием обширных пустот в южной части города. Кто бы мог подумать, что город на болоте может иметь разветвлённую сеть карстовых пещер?..
   - Посмотри, Павлик, геологам не поздоровится, - усмехнулся отец, взглянул на меня из-за огромного листа газеты, вздувшимся парусом на мгновение. Был сентябрь, и мы сидели в парке, задувал лёгкий ветерок. Пахло палой листвой.
   - Значит, у нас не будет своего метро?..
   - Не знаю, Павел, не знаю... - затуманенный взор, поверх газеты в никуда.
   Отец видел Их. Тех, что пришли. Йит, Ми-го, Старцы. Не мог не видеть и очень неохотно рассказывал, даже будучи в составе всемирно известной эскадрильи в числе первых поприветствовавших Ми-го на территории Советского Союза. Стране пришлось впускать их, свободу передвижения поначалу ограничивали специальным транспортом - затенёнными, закрытыми фургонами не только поддерживающими специальную атмосферу в своих утробах, но и прятавшими с глаз простых граждан. Впоследствии, когда связи становились теснее, абсолютную внешнюю чужеродность приходилось принимать.
   Возможно, отец понимал, что карстовые пещеры не просто геологическое явление.
   Возможно, доступ к почти капиталистическим благам - четырёхкомнатной квартире на Московском проспекте, двухэтажной даче во Всеволожске и личной "Волге" - позволял приобщиться к знакомствам, тонко выводящим к построению теорий заговоров.
   Возможно, вопрос - "кто за всем стоит" - не пустой звук и не случайные флуктуации геологических процессов причина грядущих социальных потрясений. Хотя теперь сложно сказать, и не только потому, что я сам уже давно не "я", а "оно" и от родного дома меня отделяют квадрильоны километров. Но и потому что Они принесли нам много благ, а зло странным образом ковали мы сами, лишь порой в связке с Их отдельными представителями, часто прямо не желавшими зла или понимающими его по-другому. Просто Они не могли совладать с собственным наследием, которое, возникнув на заре Вселенной, быть может, ещё перешагнёт через её закат. Чего уж говорить о нас, жалких обезьянах...
   А возможно, отец, как немногие в начале интеграции, понимал к чему ещё приведёт взаимодействие со сверхцивилизациями намного превосходящими нашу.
  
   В следующую ночь целый квартал ушёл под землю, обнажив чёрную, холодную бездну. Многоступенчатое ледяное напластование - сырое, истекающее подземными родниками. Нас разбудил подземный толчок и надрывная, сводящая с ума сирена воздушной тревоги, последовавшая вслед за ним.
   Улицы заполнились гомоном запаниковавших, полуодетых людей, выскочивших в стылый сентябрь с самым дорогим, что у них было - детьми, домашними животными, паспортами, деньгами, книгами по марксизму-ленинизму, портретами вождя.
   В руинах лежал жилой квартал, примыкающий к Кировскому заводу. Облако пыли вырастало во тьме безлунной ночи и медленно двигалось в нашу сторону.
   - Это война?..
   Моя мать - невысокая, стройная женщина, наспех накинувшая пальто, поверх ночной рубахи - стояла, обхватив плечи руками. В нескольких метрах кучка жителей нашего элитного дома, а из арки уже выезжает чёрный воронок. Им, как и нам полагается немедленная защита особых органов.
   - Нет, не думаю...
   Догадывался ли отец уже тогда, предвестником чего это могло быть?..
   Три человека из КГБ в костюмах с галстуками и весомой кобурой на ремнях, коротко и ясно дали понять, что ночь для граждан, проживающих в доме тридцать шесть специального назначения, скорее всего, пройдёт на улице до "выяснения обстоятельств произошедшего и степени угрозы".
   - А что случилось-то вообще?..
   Жена главы района с рыжим котом на плече переминалась с ноги на ногу.
   - Не беспокойтесь. Всё под контролем. Будьте уверены.
   Жители соседних домов, кому охрана не полагалась, предусмотрительно держались поближе к воплощающим власть, дабы контроль коснулся и их. Зацепил, хоть легонько...
   Знали бы они, что нас ожидает...
  
   Мой отец - ас. Лётчик-испытатель и штурмовик по призванию, его услуги понадобились спустя шесть дней, но прежде я участвовал в разговоре.
   Похоже, одна из множества моих личностей ещё не растворилась в студне. С вкраплениями сильно разрозненных в застывшей субстанции фрагментов человеческих органов, напоминающих клубни картофеля, обросшие щетиной. И я могу сказать точно - разговоры велись мной не в качестве десятилетнего пионера, а в качестве человека вхожего в круги спецслужб, более того занимающего высокую должность.
   Всё больше я вижу его воспоминаний, память перемешивается. Я перестаю ощущать целостность сознания и почти физически чувствую его распад.
   Я вижу Гражданскую войну и себя выкашивающего из пулемёта белогвардейскую конницу.
   Я помню рукопашную атаку и искажённое шоком лицо юнкера, которому только что отрубил шашкой руку, вместе с плечом.
   Я слышу биение курантов и боковым зрением в мутном, белом дне различаю фигуру вождя на гранитной террасе мавзолея, а над площадью проплывает тень от туши гигантского бронированного дирижабля.
   Я в деревне. Сморщенная, горбатая старуха улыбается беззубым ртом. Семенит на кривых, худых конечностях. Бросается на шею, обнимает, шепча на ухо: "сынок" - и плачет. А я подавленно взираю на покосившуюся, чёрную, крытую соломой хату, за её спиной и серую пыль носит горячий степной ветер...
   Последнее видение делегация Ми-го.
   И я полон суеверного ужаса, который тщетно пытаюсь скрыть, но он испариной проступает на холодном лбу. Розоватые, словно варёные креветки существа. Ряды костистых наростов - не то крыльев, не то шипов - усеивают ракообразное панцирное тело вдоль хребта. Пара мощных лап синхронно несёт кольчато-варённое тело по красной ковровой дорожке. И голова, если можно назвать головой похожий на прилепившегося мерзкого паука мохнатый шар, будто утыканный членистыми усиками, напоминающими лапки жирного насекомого. Они шевелятся, трутся, клацают и жужжат. Оно приветствуют меня стрёкотом, похожим на песню цикады. Оно ближе и ближе, оно тянет мне клешню-лапу, иссечённую зазубринами, между которыми прорастает венчик игл. Оно желает поздороваться на человеческий манер. Неслыханное выражение расположения!.. Я отступаю на шаг, понимая, что не смогу взять в ладонь конечность, но я всё равно беру. Холодную, твёрдую броню и пара когтистых пальцев осторожно сжимает кисть. Как рак, всего лишь, как чёртов рак, с облегчением думаю я...
  
   Меня называют Андреем. Мне больше пятидесяти, а из личного кабинета видна Спасская башня. Я выпиваю коньяк, беседуя с бледным, морщинистым, лысым типом и разговор не сулит ничего хорошего. Он заранее обречён. Оба мы знаем - кабинет нашпигован подслушивающими устройствами...
   Мы говорим о ксенотрансплантациях, пришельцах, событии в Ленинграде и Сталине. Мы говорим о взаимосвязи этих явлений и о концепции идеального государства, которая выползла в связи с именем вождя в очень-очень узких кругах.
   - Он ведь жив, - говорит мой собеседник. Крайне известная личность. Куда известнее меня, куда приближённее в недавние времена к Хозяину, но сейчас опальный властитель. Он тоже грузин и в его аккуратных, почти ювелирных очках отражается янтарный закат. - Ты ведь понимаешь, что он на самом деле жив. Чтобы ни говорили, какие бы слухи не ходили даже в номенклатурных кругах, но он живее всех живых и всех переживёт. Признайся, ты ведь надеялся, что он умер несколько лет назад?..
   Я просто развожу руками и нацеживаю ещё в стопку себе и ему.
   - Я не знаю. Я боялся даже думать об этом. Я решил, что вы, особо приближённые, просто не можете поделить трон после его смерти и разыгрываете спектакль.
   - Мы должны были убить его, Андрэй... - акцент собеседника внезапно становится отчётливей на моём имени. Прорывается волнение.
   - Что?.. Ты уверен, что хочешь сказать именно сейчас...
   Я понимаю, если он продолжит - это будет смертный приговор и ему, и мне, но я чувствую безразличие к своей судьбе. Я понимаю, приговор сейчас или потом, всё равно. Новые репрессии не за горами - извращённые временем, в котором чужие и люди вступили в противоестественный диалог...
   - А уже поздно. Я всё сказал. И он знает, что это я, точнее - мы. Но ему всё равно, он движим иной логикой и иными побуждениями, может быть он даже благодарен нам, если в нём осталось человеческое...
   - Человеческое?..
   - Да, - он усмехается горько и обречённо. Поднимается с гостевого дивана, подходит к окну. Москва порождает отдалённый автомобильный гул, на горизонте торчит частокол башен нового квартала. Монументальные, тяжёлые сооружения - кубические нагромождения, опоясанные нависающими карнизами, истыканные коммунистической и новой - ксеносимволикой - архитектурные гиганты. - Пятого марта 1953-го года в спальню к Хозяину по моей личной указке было подселено существо. Аморфная, скользкая тварь, которую наши коммерческие агенты одолжили у Ми-го. Официально для медицинских опытов, по сути, так оно и было. Активное взаимодействие с чужими технологиями уже шло полным ходом. Отдел биологических исследований выявил высокие регенеративные способности объекта - и, пожалуй, это было единственное, что он выявил на первых порах. Существо, вообще не походило на животное. Никаких органов, никаких реакций, кроме способности оправляться, собираясь заново, даже если порезали на сотню частей. Наши доблестные советские учёные работали при полном облачении - защитные костюмы с подачей воздуха и непроницаемые шлемы. Но случилось, то, что назвали бы в былые времена вредительством, а ныне - малодушной халатностью. Возможно, градус опасности у одного из лаборантов резко ослаб. Ведь объект не выглядел ни ядовитым, ни живым, а его молекулярные связи являли доселе невиданную небиологическую решётку. Один товарищ решил запросто снять свой шлем, за что и поплатился. Тварь пружиной вытянулась, словно каучук по направлению к лицу, и, не отлепляясь от разделочного стола, за секунду просочилась, протекла сквозь его череп. Дурак прожил полминуты, постоял как столб перед застывшими от ужаса коллегами и умер. Существо же вылезло обратно, тем же путём, через лицо, собралось на полу в студенистый комок, и с шипением растаяло, оставив облако пара. Товарища вскрыли. Никаких внутренних аномалий не обнаружили. Причина смерти банальна - инсульт...
   - Вы хотели совершить идеальное убийство?..
   - Убийство, не оставляющее следов. Никаких продуктов распада ядов в организме и уж тем более телесных повреждений. Инсульт и всё. В его возрасте это обычное дело.
   - У вас и получилось, и не получилось одновременно. Я правильно понял?..
   Он стоит вполоборота. Заходящее солнце очерчивает его фигуру сиянием. Лицо, погруженное в тень. Эмоции разглядеть невозможно, но молчание недвусмысленно. Клокочет ярость и бессилие. Я различаю рокот двигателей - оранжевое солнце заслоняет очередной цеппелин.
   - Всё пошло не так. Он не умер, но если бы только это... Оно срослось с ним, то что должно было убить... Видел бы ты его. Сейчас. И ты увидишь очень скоро. Возможно, даже завтра. Он выйдет из тени, Андрэй. Как ты думаешь, почему разговоры об идеальном государстве давно заменили мечты о коммунизме?
   Идеальное государство, когда каждая человеческая единица - часть единого организма. Когда невозможна крамольная мысль о государстве, вожде и цели. Инакомыслие, как абсолютное зло. Болезнь. Помеха идеи во имя идеи, смысла во имя смысла, цели во имя цели. Представьте себе, что люди мыслят в едином, синхронном порыве. Маршируют в ногу, впитывают новое искусство, строят новые города, поют дифирамбы обществу справедливости и вождю его основавшему. Преступлений нет, печали нет, боли нет, ибо люди разучились совершать преступления, печалиться и испытывать боль. Они умеют только славить, радоваться и возводить. И не умеют - физически не в состоянии - мыслить по-иному, бунтовать и идти против течения. Человеческий муравейник...
   - Похоже, цель близка, - произносит он, потирая подбородок, - Ближе чем, кажется. Всё начнётся с Ленинграда. Там уже происходит кое-что, и он предвидел, что это случиться. Он планировал...
  
   В акваторию Невы вошёл линкор "Иосиф Сталин".
   Что такое в десять лет увидеть стальное чудовище, ощетинившееся множеством орудийных башен размером с дом, и с многоуровневой, двухтрубной надстройкой величиной с небольшой город?.. Чувство всеохватного, распирающего, щекочущего в груди счастья!
   Гигантское плавучее сооружение встало напротив Стрелки Васильевского острова, в самой широкой части реки, демонстрируя гордое своё название и выпуклый барельеф вождя под ним. В корме корабль нёс диковину того времени - три военных многовинтовых геликоптёра. Серые, хромированные, хищные, напоминающие богомолов механизмы. Чем-то они отдалённо походили на некоторых представителей Ми-го...
   То был следующий день после обвала. Юго-западный район Ленинграда подлежал эвакуации, линия которой проходила точно по левой стороне Московского проспекта и не затрагивала наш дом, но нас всё равно выселили в пансионат "Заря" на Крестовском острове. Отца немедленно вызвали на аэродром.
   Назревало неизбежное.
   Прогуливаясь по набережной, я слышал рокочущий, подземный гул, будто под землёй ворочалось что-то огромное, беспорядочное. Поговаривали о расширяющейся к центру города трещине. Шраме, ползущем к заливу и, наверное, это было правдой. Отдалённый треск, серая завеса пыли в районе завода никак не желала оседать и только росла, загустевая в чернильное, косматое пятно. Кажется здания, а то и целые кварталы уходили под землю. В небе барражировали звенья истребителей и штурмовиков, среди них, может быть, был и мой отец.
   Навстречу промаршировал целый отряд солдат, чеканя шаг. Проехало звено мотоциклистов, а за ним проследовала бронемашина - ребристое нечто с кубиками противодинамической защиты по бортам. Мне оставалось лишь с открытым ртом изумлённо провожать чудеса техники. Одно за другим...
   А потом линкор стал медленно поворачивать носовую башню. Шум дизельного двигателя вращающего зубчатый привод огромной башни наполнял меня неистовым, оргастическим весельем. Я готов был нырнуть в черные, маслянисто поблескивающие, мазутные воды Невы и преодолеть вплавь один километр, отделявший меня от серо-белой махины. Но пришлось, опираясь грудью о гранитную плиту, наравне со всеми довольствоваться созерцанием завораживающего процесса со стороны.
   Орудия установились на юго-запад и замерли. До меня дошло неминуемое. В их прицеле место, где клубиться дым.
  
  
   _________
  
   Иногда я, - если "я" ещё имеет значение в моём случае, - размышляю, как нас использовали.
   В моём распавшемся, раздувшемся, желеобразном бытии мелькают личности и исполнители, солдаты и вожди, дети и их родители.
   Иногда я вижу сны о тех днях. В ту минуту, когда тот "я", первоначальный (я надеюсь), восхищался чудесами техники, вошедшей в город, на другом его краю уже готовилась операция.
   Где-то в моей аморфной оболочке присутствует сознание наивного солдатика откуда-то со Смоленщины, превращённой в один большой картофельный колхоз.
   Солдатик впервые видит Ми-го. В его уме эти существа всегда ассоциировались с какой-то мелкой китайской народностью. Он ожидал увидеть желтолицых людей с усами, как у сома. Китайцев наряжённых в подобие туркменских тюбетеек и верблюжьих халатов, выходящих из огромного транспортного средства. Тягача с колёсами в человеческий рост и прицепом-фургоном. Он полагал, что истинным зрелищем и будет этот самый невиданный тягач, ведь крупнее трактора парень ничего в жизни не видывал.
   Но когда из чрева фургона, вместе с белым туманом, тяжело выпорхнуло грузное, летучее, невиданное нечто. Беспорядочное смешение несовместимых органов и конечностей. Безглазое, безголовое - трещащее, словно гигантский кузнечик - он понял, о чём будет рассказывать в деревне.
   Удивлён не только он. Командир, должен бы, уже пять минут назад построить зелёную солдатню строем. Оснастить автоматическим оружием нового типа, отдать приказ занимать позиции на острове Новая Голландия, к которому трещина подступила вплотную, похоронив целые кварталы, перерезав по пути каналы Обводный, Грибоедова и Крюков, породив разломы с хлещущими в тёмное жерло водопадами. Но он стоит с открытым ртом и чешет бритую голову...
   Командир, майор Леонид Челищев, тоже часть меня. И я вижу особенно ясно его сны о доме - солнечные поля и золотая рожь. Ми-го для него - синоним абсолютной чужеродности и неизбежной интервенции. Хотя он упорно старается не выдавать мыслей, по крайней мере, сейчас. Перед отправкой в центр, высшим офицерам давали инструктаж, где особенный напор делали на способностях Ми-го, среди которых есть возможность читать мысли. Поэтому особым наказом представителей из КГБ был - думать о белых медведях...
   Я уже очень далеко. Я растворяюсь в мёртвом вакууме, подставляя разросшиеся, распухшие фрагменты моего "я" остаточному излучению далёких, холодных солнц. Тот мир прошлого со мной, слишком чёткий и резкий, но я ещё не дошёл до самого главного. И я бы не хотел, чтобы мир оставался таким всегда. Я бы хотел раствориться во снах майора, в невинном сознании восемнадцатилетних, которым доверили лучевое оружие. Пустили в разломы, пожирающие город и никто не рассказал им о Шаб-Ниггурате и детях его...
  
   - ...Павлик! Павлик! Вставай! Вставай же!!..
   Паника.
   Меня вырвали из сладкого сна. Втолкнули в душно натопленный замкнутый мир, мерцающий беспорядочными серебристыми сполохами, пляшущими кривыми, заострёнными тенями.
   Была комната с вибрирующими навзрыд стёклами в окне. С лязгающими трубами газового отопления вдоль плинтусов. Пространство вне нашего содрогающегося маленького мира доносило громовые раскаты. Порождало в гонимых ветром сквозь ночь грузных тучах вспышки. Палили батареи крупнокалиберных орудий - сильнее, настойчивее, чаще. Сливаясь в сплошную канонаду. И утробный, протяжный вой - далёкое, глухим эхом разносимое - "ууууухххх"...
   - Мама, что это?..
   Она шарила ногой у кровати, пытаясь найти туфлю.
   Мы должны выскочить в коридор, дальше по лестнице бежать вниз с пятого этажа. Я быстро натянул брюки от школьной формы, собрался всунуть руку в рукав рубашки, когда земля начала уходить из под ног...
   Стёкла распались на части, обрушившись льдистыми обломками на облупившийся подоконник. Старый, распухший от сырости паркет затрещал, с потолка посыпались лохмотья плесневой штукатурки.
   Противоположный берег залива, через Васильевский остров, кипел. Пять долгих секунд мой взор держался на раздувшемся дымном облаке зависшим над югом города, внутри которого что-то происходило. Что-то, будто ворочалось в коричнево-жёлтом вихре, обстреливаемое шквалом огня. Очередями трассирующих пуль с ближних крыш. Орудиями линкоров, грохочущими до рези в барабанных перепонках. Странными сплошными белыми лучами, скрещивающимися в густой завесе. У границы облака, кажется, кружились истребители, а ниже хищно шарил тот самый геликоптер с "Иосифа Сталина"...
   - Там же папа!.. - заорал я, но крик утонул в раскатистой, сумасшедшей пальбе. Дом содрогался. Трудно было понять от чего. Хотя точно не громкий звук канонады стал причиной землетрясения, а то, что подмешивалось к нему. Низкий гул, перекатывание, треск, утробное бормотание недр, разрушительные процессы из глубины, буквально ощущаемые подошвами. Если бы я находился на той стороне, то увидел бы целый каньон, в который заливалась вода из Невы и проваливались гранитные набережные. Если бы я обнаружил себя подле Медного Всадника, то оказался бы, рядом с этими зияющими пустотами, поглотившими здания, дороги, дворы...
   Мы выскочили в тёмный коридор. Столкнулись с соседкой по этажу - женой какого-то партийного деятеля, тащившей стёганое одеяло. В руках у неё мелькал свет карманного фонарика.
   - Мой муж что-то видел в облаке! - внезапно схватив мать, крикнула она, таращась красными глазами. - Все бегут во двор!.. - и вопрос в пустоту стен: - А куда ещё?!..
   Я хотел спросить, что видел муж. Ведь это значило, моему отцу приходится сражаться с этим чем-то, но времени не было. Перескакивать через две-три ступеньки во тьме, шуме, тряске и одновременно пытаться донести что-то до другого человека невозможно без ущерба для себя.
   Со второго лестничного пролёта спускалась толпа. Шумный, неорганизованный поток не выспавшихся людей, явно сбитых с толку и перепуганных. Где же представители власти?.. Где боевой отряд, приставленный к нашей группе?..
   Настораживали некоторые высказывания. Влившись в поток, крепко удерживая за руку мать - я расслышал шёпотом произнесённое впереди идущим тучным мужчиной:
   - Они просто уехали. Бросили нас, причём спешно. Сам видел...
   - Вы уверены?..
   - По рации им разве что не гавкали, так грубо приказывали...
   - Что вообще происходит??..
  
   Красное, косматое солнце проплывает, озаряя пузырящиеся вкрапления под студенистой оболочкой моей сущности. Солнце - это Арктур, выкидывающий протуберанцы в космос и нагревающий пространство вокруг. У Арктура пять планет, одна из которых, содержит древние артефакты Старцев. Что-то в их чёрных, гигантских, геометрически болезненных, неевклидовых городах разбросанных по поверхности. Что-то старое и опасное...
   Но мне не туда.
   Я опять заложник другой личности. Тяжёлые, вязкие воспоминания.
   Снова Москва и сумеречный кабинет, уже известный мне, но теперь я один. За окнами озарённая огнями города ночь. Горящие рубиновые звёзды Кремля, отдалённый шум набережной...
   В кабинете работает телевизор. Полукруглый, похожий на аквариум ящик, с выпуклым экраном показывающий в цвете. Мерцающем, тусклом, бедном на оттенки...
   Идёт выступление. Он вышел из тени. Сталин.
   Его голос перекатывается как горная река. Хлещет и шумит, заставляет слушать, не отрываясь и внимать против воли. Его вид странно искажен. Но не отсутствием совершенства цветного изображения и телевизионного сигнала.
   Он изменился физически. Волосяной покров на лице и голове отсутствует. Правая сторона черепа бугристо раздулась, оттенок кожи желтоватый, но лицо заметно бледнее, хотя возможно это всё же искажение цвета, изъян картинки. Один глаз затянут бельмом. Он стоит в белом френче, за спиной герб Советского Союза и фрагмент бордовой шторы.
   Речь посвящена событиям в Ленинграде. Приходу нового времени, в котором советские люди будут счастливы. Времени, где новое общество родиться неизбежно, даровав каждому исполнение мечты. Жизнь в мире справедливости и истинного равенства. Общество станет нерушимым, неприступным, как горный хребет. Человек перестанет завидовать, мучиться заботами о завтрашнем дне, бояться войны и вторжения извне. Человек будет жить - чисто, безгрешно, прозрачно для других и даже для себя. А самое главное установление порядка уже идёт в этот самый момент...
   Я испытываю ужас. Тьма вокруг меня в кабинете - символ тьмы, которая близиться.
   Меня должны отправить в Ленинград завтра. Я должен буду осудить тех, кто развязал оборону против живого воплощения справедливости, способного её нам даровать. Если честно, я ожидал, что осудят меня. За потерю лояльности, и сомнительные разговоры в кулуарах министерства с сомнительными же личностями, потерявшими доверие.
   Возможно, суд меня ещё ожидает. Может быть, моя отправка в Ленинград закончится арестом. Я бы не хотел туда и предпочёл бы Лубянку немедленно. Никто не знает, что там происходит, но самый распространённый слух, вероятно истинен.
   Ленинград превращён в концлагерь, а жители основные узники. Причина уже озвучена - жителям великого города оказывают великую честь - стать первыми членами счастливого общества, пройти посвящение. Не исключено, что и меня самого посвятят, как только я сойду с самолёта...
   - Шаб-Ниггурат, - говорю я в пустоту страшное слово. Древнее божество. Я не знаю, почему произношу его имя. Пока я ни прибыл в Ленинград и не был посвящён в полуправду, - я не мог знать, что Шаб-Ниггурат может иметь отношение к событиям.
   По телевизору играет гимн. Кажется, торжественнее, чем обычно. Двенадцать часов ночи - начинаются новые сутки...
  
   Одним махом оно сметает лес портальных кранов и ряды доков в гавани.
   Плюётся и сочится едкой жижей прожигающей бетон, бронированную технику, - расплавляющей стены, крыши и сталь. Его невероятное тело столь безмерно, что верхняя часть - сонмище разнокалиберных члеников, многосуставчатых конечностей, венчиков с гроздьями чёрных глазок - скрывается в ядовитом жёлто-коричневом тумане, испаряемом скользкой поверхностью кожи и смешивающейся с обычной завесой облаков. Оно выкрикивает проклятья, что-то похожее на - Йагггххх! - разносится над миром. Оно неописуемо кошмарно и разрушительно. Его длинный червеобразный отросток-хвост бороздит по Кировскому заводу, круша цеха и дымовые трубы, словно картонные, а сочленённое тело и подобие головы - косматое нечто, накрыло центр города, покоясь на краю каньона из которого выползло...
   Леонид Челищев бежит.
   Часть его людей смело конвульсивным движением жирного щупальца, вывалившегося из облака, будто кишка, и накрывшего полквартала зданий примыкающих к Сенной площади. Другая часть, потеснённая корчами колоссального многоэтажного хвоста, отступала, пока не уткнулась в край зазубренного каньона и не сорвалась в пропасть в полной безысходности. Третьи растворились в кислоте или утонули, четвёртых в возникшей панике случайно перестреляли свои...
   Его отряд погиб практически весь. В распадающихся, залитых кислотой развалинах каждый выживший спасается сам по себе. Без геройства. Надеясь выскочить к своим в тыл.
   Леониду больно и горько. Я хорошо ощущаю смятение, буквальную слепоту его сознания. Он то ныряет в липкий дым, то оказывается на перепаханной, словно гигантским плугом равнине, на которой с трудом угадываются бывшие фундаменты зданий, стрелы проспектов, извивы улиц. Обломанные будто спички деревья и фонарные столбы, смятые автомобили, перевёрнутые танки, скрученные узлами трамвайные рельсы, расплющенные трупы солдат и простых жителей. За спиной грохочут взрывы газопроводов, и беснуется существо, выползшее из пределов ада...
   В какой-то момент дорогу Леониду преграждает арматура упавшего подъёмного крана, и он не в силах её обойти. Страшась, что, скрывшись в вонючем тумане, наткнётся на бездну, бушующий пожар или совсем уж непроходимые завалы - пролезает под деформированной стальной конструкцией на четвереньках и оказывается перед озером рыжей, горячей воды, хлещущей из лопнувшего трубопровода. Дальше путь вперёд закрыт. Остаётся следовать вдоль грязного берега, превращённого в шипящее болото.
   Леонид чувствует жар и боль в правой ступне. В сапоге хлюпает кровь. Его сознание замутнено, а мир кажется чёрно-белым. Цель идти, не сворачивая, как можно дальше и прочь из тумана уже не кажется выполнимой.
   На самом деле, он близок к цели, он выйдет к кордону. Но я, - тот, что поджаривается у раскалённого шара Арктура, на короткое время притянутый мощной гравитацией, - знаю, чем закончится поход... Приказ - "Прекратить огонь!" - был как безумие. Когда он в перекрёстии мечущихся снопов света, поступил с небес, испоганенных существом, выблёвывающим едкую смесь, было уже поздно и тщетно. Леонид слышал приказ, и мысль - ведь мы здесь, для того чтобы уничтожить тварь любым способом и будем стоять до смерти! так зачем же прекращать огонь!?.. - на мгновение озарила мозг, но стоять до конца всё равно уже не имело смысла. Существо было неуничтожимо, а противоречивые приказы, лишь доказывали, то, что стало понятно задним числом, когда перестало иметь значение любое доказательство и исход, прежде всего для меня ...
  
   Ночь истекает. Утробный гул за спиной, сливается в сплошное клокотание, но оно, словно задремало. Леонид опасливо бросает взгляды через плечо и видит лишь плотную взвесь туч от земли до неба, подсвеченную рыжеватым восходом. Густую, в завихрениях, похожую на жидкость или тлеющий пожар. Развалины остаются позади, и он вступает в пригородные кварталы, целые, но зловеще пустые. Ветер гоняет пыль. Лоскуты туч несёт он по расцвеченному болезненной зарёй осеннему небу. Прочь от руин.
   Впереди угадывается мерцание фар и надрывное урчание моторов. Кажется, он вышел к своим. Пытается идти быстрее. Вдоль тёмных фасадов с чёрными окнами по прямой как стрела улице. И чем ближе подходит к маневрирующей технике, тем яснее различает, сквозь бьющий свет фар - огромные дымящие выхлопами тягачи с прицепными фургонами непонятного назначения, занявшие поперёк все полосы движения на Московском проспекте. Большинство нагружены странными прозрачными сплошными ёмкостями, сложенными в прицепах наподобие пчелиных сот.
   Леонид уже совсем рядом. Он знает, что за ним наблюдают. Он сомневается, стоит ли идти дальше?.. Что они здесь делают?.. Зачем всё это?..
   - Товарищ! - рёв мегафона, заставляет вспорхнуть стаю ворон с кроны дерева. - Вы вышли в зону оцепления! Назовите себя и своё звание!
   На него направляют орудийные башни броневиков. Лучевое оружие заградотряда - эти энергетические скальпели, - дружно нацеливаются на грязного, согбенного человека подволакивающего ногу.
   Он понимает, что это не вооружённые спасатели и не подмога, а, так называемые, специальные части взаимодействующие с представителями Ми-го, Старцев и Йит. С каждой из трёх рас по-разному, в зависимости от их степени открытости. Так что войны больше не будет. Его вообще не ожидали увидеть. Живых, с той стороны, видно пришло единицы.
   - Майор Леонид Челищев... - хрипит он.
   - Громче!.. - ему не знаком этот голос. Человек орёт из открытого люка командного броневика, и он в тёмных очках.
   - Майор Леонид Челищев!
   - К какой части вы приписаны?..
   - Часть номер четыре, Ленинградского военного округа.
   - Руки за голову! Двигайтесь нам навстречу слаженно и без резких движений! Выбора нет. Руки сцепляют затылок, движение сразу отдаётся мышечной болью. Леонид идёт по россыпи выпуклых трещин в асфальте. Приближается к кордону на расстояние пяти шагов. Его стремительно окружают, толкают в спину дулом, проталкивают в узкий коридор между бронированными боками машин. Ведут, напирая сзади, мимо колонны джипов, вдоль прицепов с непонятным грузом.
   - Направо.
   Леонид послушно поворачивает и сталкивается с картиной, которая западает в память на всю короткую жизнь. Его, и мою нынешнюю жизнь, в виде куска изменяющегося нечто в межзвёздном пространстве.
   Он видит Ми-го, собравшихся вокруг сияющей сферы и безмолвно наблюдающих за светом объекта похожего на многократно увеличенную замороженную шаровую молнию. Ми-го - шесть крупных особей. Им никто не мешает. Они отгорожены металлическим заграждением. Похоже, идёт ритуал. Шар изменяет структуру. Блеск угасает, и поверхность начинает напоминать кожу огромного слизня свернувшегося в клубок, а не кусок льда. Ми-го издают еле различимое пощёлкивание...
   - Господи... - шепчет Леонид.
   - Вы религиозны?.. - голос из-за спины - вкрадывающийся, ироничный.
   Майор вздрагивает и оборачивается - охрана, будто испарилась. Перед ним стоит тот самый человек в тёмных очках, плотно прилегающих к глазницам, который орал в мегафон. Что ответить?..
   - Я - нет, - чётко говорит он. Не моргнув, не дрогнув не единой лицевой мышцей, хотя стоять навытяжку даётся с трудом - боль в ноге притупилась, но теперь ноет всё тело.
   - Майор, как же так?.. - слегка улыбаясь и прищуриваясь, говорит молодой человек. В чертах лица есть что-то восточное, чистый брюнет. Он действительно молодой, не больше тридцати, а по званию не младше Леонида совершенно точно. Но погон не видно за кожаной курткой. Странная форма - она однотонно чёрная, облегающая. - Как же так?.. Вы помянули бога и теперь спишите всё на генетическую память?.. - он усмехается, качает головой, - Удивительно всё же, как вы выжили там, майор?!.. Как выбрались?.. Да там верно и небо плавилось от его божественной благодати!..
   - О чём вы?.. - Леонид просто чувствует, что должен что-то произнести.
   - Об отпрыске воистину Бога из богов Шаб-Ниггурате, который ниспослал нам сына своего, дабы воплотить в жизнь давнюю мечту об идеальном обществе порядка и справедливости!..
   Леонид переводит взор на всё громче и громче стрекочущих Ми-го.
   - О, майор! - человек внезапно берёт его под руку, неспешно ведёт, подстраиваясь под хромоту и неспособность идти живее. - Давайте не будем им мешать своими мыслями. Они готовятся к важному ритуалу. Они должны заарканить существо воистину божественное и величественное. Вы тут помянули другого бога, чьего лика не видели, и которого, скорее всего, нет в природе. Так вот знайте же! Там, в соку собственных выделений варится истинный бог и ему следует воздать поклон. Ведь он действительно существует!.. Разрушительную мощь вы испытали на себе сегодня и чудом остались живы, хотя виноваты вы сами!.. Лет двадцать назад вас бы расстреляли по приговору судебной тройки за измену! Вы же атаковали то, что важнее всего на свете! Вот ведь чёртова бюрократическая машина! Иногда я слышу скрежет несмазанных зубчатых колес - так туго и ржаво она ворочается и так часто допускает ошибки! Но сегодня вас удостоят награды!
   Леонида подводят к двери. Первый этаж, вход в булочную, но хлеб там уже зачерствел, а на прилавках разложены карты местности и данные аэрофотосъёмки. Дверь туго открывается, и его приглашают пройти внутрь. - Он не бог, - заявляет майор на пороге, не спеша входить в холодное помещение, где слишком много непонятных чинов и гудит генератор.
   - Вы глубоко ошибаетесь. Вы ощутите веру в него. Вы сольётесь с ним в целое. Он наложит на вас перст свой, дарует вам плоть свою. Воля вождя, воля бога, воля общества - три столпа морали, которые вы неспособны будете обойти!
   Он мягко подталкивает его в спину, обнимает за плечо.
   - Проходите же! Не стесняйтесь! Не пристало советскому офицеру околачиваться на промозглом осеннем воздухе. Сейчас вам окажут первую помощь. А затем вы станете одним из тех, кто первым поверит в Нового Бога!..
  
   В десять лет я увидел очень многое. Больше, чем способно выдержать ещё детское сознание...
   Увидел, как жирное, червеобразное нечто - фрагмент ещё более жирного и неописуемо ужасного - поднимается над утопающими в дыму разрушенными кварталами. Движется к реке по воздуху, раскрываясь подобно розе, и выстреливает из венчика стремительные липкие нити. Нити облепляют геликоптер, стопорят винты и аппарат начинает падать, разбивается о воду, поднимая шипящий фонтан брызг...
   Увидел, как топит линкор - тремя мощными ударами. Тот же огромный, уродливый хвост, щупальце или клешня, заваливая на борт корабль-город, корабль-остров. Лязг разрываемого корпуса, разрыв детонирующих снарядов, волна пропитанной топливом воды захлёстывает на берег вместе с изувеченными трупами. Шум стоит адский...
   Увидел, как падает самолёт. Один, другой, третий...
   Последний добирается до нашего берега по длинной дуге и глухо взрывается за рядами домов.
   - Папа... - шептал я.
   Я знаю, что он был там. И он погиб.
   Стальная, гладкая, серебристая птица. Я помню тот ангар на аэродроме и ту обтекаемую машину. Настоящее, с тремя винтами - абсолютное совершенство. Я сидел в кабине за хромированным штурвалом, разглядывая разнокалиберные циферблаты и шкалы. Отец с улыбкой называл их. От него пахло керосином и кремом для бритья.
   - Это указатель крена, - говорил он, тыча в чёрный круг со стилизованным изображением корпуса самолёта относительно градусной сетки. - А это и сам догадаешься!
   Я смотрел на большой циферблат с делениями. Максимальное - 1000. И подпись точно под стрелкой - км/ч.
   - Указатель скорости!
   Он рассказывал мне про авиагоризонт, альтиметр, указатель вертикальной скорости...
   - А в чём разница?!..
   Я и так знал - штудировал техническую литературу и мечтал, что сяду за штурвал, взлечу по-настоящему. Откину заветную рукоятку, сдавлю красную кнопку и буду поливать пулемётным огнём вражеские амбразуры.
   - Скорость снижения или набора высоты - ты же сам прекрасно знаешь! - и он засмеялся.
   Смех этот я слышу всё время. Он как круг дантовского ада обречен повторятся в моей распавшейся на множества сущности. Он мучит меня. Смех. Будто я сам убил отца. Сам, сшиб его с траектории.
   - Я люблю, когда ты рассказываешь мне.
   И он треплет меня по волосам.
  
   Концентрационный лагерь N6. Какая невозможная ирония!
  
   Идти по пустой улице, между зданий. Через мусор, вдоль разбитых витрин, брошенных автобусов, троллейбусов, трамваев, и фонарей, которые не горят.
   Натирать мозоли. Кутаться в одежду, в одеяла и простыни, поддерживая стариков. Обсуждать версии произошедшего и происходящего. Неконтролируемое вторжение, заговор своих, заговор Ми-го, Йит, Старцев. Рослый мужчина, член союза писателей, живущий один в соседнем подъезде, упоминает пугающее имя - Ктулху. Его он где-то от кого-то слышал, но не может точно сказать что оно, или кто оно такое. Известно только, что встреча с этим ничего хорошего не сулит и то, что беснуется там, может Ктулху и есть.
   Идти, опасаясь нападения. Прислушиваясь к неизменному гулу, и вглядываться в мерцание густых облаков на юге. Бояться, что оно задумает ползти, а тогда спасения не видать.
   И набрести, наконец, на колючую проволоку. Солдат на той стороне разматывающих связку вокруг окраинного нового района для рабочих, ещё не заселённого. У них есть электричество - мы видим свет в окнах. И других видим тоже, похоже, гражданских бредущих по деревянным мосткам мимо бетономешалок.
   - Внимание! Ещё одна группа!.. - слышим голос усиленный динамиками.
   - Родненькие! - восклицает подле меня женщина, которую я не знаю. Она измучена этим бесконечным, ночным походом и её "родненькие" получается очень искренним и на последнем издыхании.
   Никто, похоже, не в состоянии разглядеть подвох. Всем хочется согреться и отведать полевую кухню, услышать слова поддержки, заверения в безопасности и заботе вождя. Улечься на койку, в конце концов.
   - Теперь всё будет хорошо, Павлик, - говорит мама, когда нашей измученной группе велят идти вдоль смертоносной проволоки с торчащими шипами, словно рассчитанными на слонов - к воротам рядом с вышкой охраны.
   Мы движемся вдоль глухой кирпичной стены здания. Спотыкаясь, поддерживая друг друга, пытаясь не цепляться одеждой за шипы. Мы предупредительны и улыбчивы, помогаем старикам, которые уже успели стать своими. Белый сноп света прожекторов направляет нас. Я вижу силуэты охранников в шлемах и с автоматами. Они показывают какие-то знаки и в сумерках, почти ослеплённый светом, мой взор различает другие фигуры, разыгрывающие секретную пантомиму в ответ. Одну на карнизе недостроенного жилого дома, другую на подъёмном кране. Третью на вышке в сильном отдалении. Четвёртая, похоже, снайпер. Торчит из окна пятого этажа длинный ствол винтовки.
   Если б я был старше, опытнее. Не был бы подавлен зрелищем уходящего под воду корабля. Падающих зигзагами самолётов. Ревущем нечто, подмявшем целый город. И мыслями об отце, которые занимали меня всё время. Похлеще, чем холод, голод, сырые ноги, мучительная усталость - мне бы показалось странным, почему в этом лагере нет тяжёлой, оборонительной техники, почему он устроен в городском квартале, зачем нужны такие широкие въездные ворота с вышками и расширенная проезжая часть.
   Нас встречают, когда мы проходим железные ворота, без улыбок, приветствий. Люди, чья форма не похожа на советскую - чёрная и однородная. Регистрируют в течение часа, заставляя ещё промаяться, валясь с ног от усталости. Кормят гречневой кашей, хлебом и располагают на мягких матрасах на первом этаже дома с заколоченными окнами. На вопросы никто не отвечает. Озабоченных женщин игнорируют - холодно, равнодушно и терпеливо. Мужчины подозревают неладное, но молчат сбитые с толку странным приёмом.
   В нашем помещении стоит обыкновенная буржуйка с трубой, выведенной в форточку. Мы не ощущаем спокойствия, мы переглядываемся, читая во взглядах тех, с кем шли - молчаливую озабоченность. Говорить не хочется. Всё напоминает отсроченную экзекуцию...
   - Поспи, сынок... - говорит мне мать.
   Кажется, это последние дни, недели, когда я помню, каким был сам, и какой была мать.
   Дальнейшее напоминает сон. Череду отрывочных фрагментов, где реальность не всегда кажется таковой...
  
   Леонид Челищев молится.
   Место, где он находится, напоминает ему планету Венеру из статей в научных журналах.
   Тучные коричнево-жёлтые испарения смрадных болот. Духота гнилостных туманов. Солнце в душном мареве - громадный расплывчатый шар, и звериные звуки невиданных животных, похожих на динозавров.
   Леонид Челищев в респираторе и с баллонном кислорода за плечами на тот случай, если атмосфера вокруг станет слишком ядовитой. Головной гусеничный броневик, продравшись через утрамбованные обломки целого города, перемешанные с мутной водой и вязкой грязью, двигаясь с помощью радара утыкается в стену.
   Леонид даже слышит изумлённого водителя по рации:
   - Стена...
   - Идиот! - и смех подле себя - неожиданно сумасшедший.
   Человек в тёмных очках сидит рядом с Челищевым на орудийной башне танка в окружении охраны, похожий на филина. От них головной броневик следует в колонне, через четыре машины снабжения и один тягач с "сотами". Которые, ни что иное, как капсулы для выродков выродка Шаб-Ниггурата или как сказал человек в тёмных очках (Меня зовут Марк! Можно без звания!) - божественные паразиты, и они сослужат нам службу!..
   - Идиот! Это не стена, а фрагмент его четвёртого подбрюшья! Мы на верном пути!
   Леонид чувствует тошноту.
   - Расслабьтесь! Он нам ничего больше не сделает. Ми-го установили над ним контроль. Скоро оно начнёт плодоносить!
   - И вы называете это богом...
   - А вы называете богом седого деда с бородой на облаке. Разве это хуже?.. В нём есть подлинное величие. Он существует.
   - И воняет хуже всех свинарников вместе взятых.
   - Однако вы осмелели в своих высказываниях. Скоро ваш скептицизм исчезнет навсегда. Что же касается вони, как вы выразились, - оно существо из иного мира и к тому же колоссальных размеров. Вообразите только, как мы воняем для муравья! - и выкрик предназначенный ведущему колонны: - Не останавливаться! Поворачивайте направо и следуйте вдоль этой вашей "стены", говоря вашим языком!
   Замершая было колонна продолжает движение. Дизель взрёвывает раз, другой, третий и, дернувшись, танк, ползёт вслед за полугусеничным фургоном.
   Господи, как же жарко, - в очередной раз размышляет Леонид, поминая бога, которого по-прежнему и вопреки, считает подлинным. В коричневом тумане вырастает вертикальная тень. Чёрное, сплошное, безграничное.
   Они находятся где-то в бывшем центре Ленинграда. Десять минут назад Леониду показалось, что он видел в озере воды фрагмент Александрийской колонны - ангела с крестом. Возможно, почудилось. Видимость двадцать метров вперёд, не больше. Да и то лишь фрагментарная. Эта едкая атмосфера обладает свойством непостоянства и периодически накатывают волны ещё гуще, ещё жарче. Сковывая мир затхло-дымно-трупно нездешним смрадом. Леонид думает об экспериментах с шагающей техникой - насколько быстро и без проблем они преодолели бы это перепаханное пространство, обладая шагоходами?..
   - Вы видите это?.. - вкрадчивый голос.
   Машина развернулась на одной гусенице в нескольких метрах от рельефного, складчатого, жаркого, похожего на шершавый камень и сколы скальный породы одновременно, нечто, отвесно уходящего в свинцовые небеса. Поверхность сочилась слизью, похожей на сосновую смолу.
   - Хотите потрогать, может быть?..
   Леонид не отвечает.
   - Что вы видите?.. - Марк говорит в рацию.
   - Стена... (помехи) условно-стена...
   - Не тратьте время на названия! Говорите как есть!
   - Оно... поворачивает и уменьшается в высоту. Если смотреть вверх, можно разглядеть закругляющийся край.
   Человек в тёмных очках снова усмехается чему-то своему.
   - Понял. Конец связи, - вертит в руках рацию, смотрит на Леонида, сосредоточенно изучающего сложный рельеф.
   - Вижу, вам нравится. Мы близки. Ещё минут десять, готовим "соты" и наших друзей Ми-го! Наш условный яйцеклад близится. Условный, потому что и не яйцеклад вовсе, а складка, точка выхода на поверхность паразитов. Кстати, нужно смотреть в оба и не натолкнуться на другую его фауну - нежелательную!..
   Нежелательная не заставляет себя ждать. По вертикальным морщинистым складкам, по смоле, как по рельсам, соскальзывают ленточные присоски с кожистыми перепонками, похожие на змей и червей одновременно.
   Марк делает выстрел из лучевого пистолета. Световой сноп врезается в тварь и перерубает её пополам в полуметре от лица Леонида. Скользкий фрагмент сваливается на броню, Марк сталкивает его носком сапога.
   - Чёрт! Кто поручиться, что это самостоятельное существо, а не очередной членик нашего божества!
   Атака продолжается, но сваливающиеся склизкие твари перерубаются одна за другой последующими залпами. Белая, вязкая жидкость выливается из перерубленных тел. Существ становится меньше, некоторые сами сваливаются под гусеницы и раздавливаются. В конце концов, кто-то убивает последнее существо.
   Приободрённый человек в тёмных очках, вновь обращается к головному броневику.
   - Как у вас там?..
   - Мы видим складку!
   - Где там наши стрекочущие друзья? Готовим манёвр по стратегии один-один-восемь. Выстраиваем ряды! Майор, друг мой, скоро вы приобщитесь к истинным ценностям!
   - А вы?..
   - Я высшее звено. Мне не полагается.
  
   Через два часа начинается ритуал. Шестеро Ми-го, безымянных чужих, - древних и мудрых парят вокруг скользкого, пульсирующего шара. Леонид представляет, что может произойти, если ритуал выйдет из-под контроля. Одно движение, один вздох адской твари и вся эта техника, выстроенная в определённом порядке, будет сметена, расплющена и раскидана вместе с людьми. Леонид желает, чтобы это случилось прямо сейчас. Пока не настал ключевой момент, пока складка, раскрывающая красно-коричневое дымящееся нутро не начала плодоносить.
   Марк, похоже, понимает, какие мысли посещают майора Челищева, но ему всё равно. Он заворожен песней цикад. Прицепы с "сотами" образуют полукольцо вокруг складки, шара и Ми-го. Внутренности "сот" создают особую атмосферу для сохранения аморфных, студенистых существ и готовы принять гостей.
   Стрекотание - этот странный язык, несущий бездну смыслов, - убаюкивает. Мягко, как колыбельная. Интересно, зачем это надо Ми-го?.. Зачем эти странные древние существа вмешиваются в жизнь молодых и глупых?.. К чему им помогать сейчас в узурпации, жестоком подавлении целого народа?.. Возможно, из праздного интереса. Или из строгого научного эксперимента. Или они просто играют...
   Внезапно Леонид ощущает вибрацию воздуха и видит, как туман подёргивается, идёт волнами, будто фата. То, что человек в тёмных очках называл складкой, на деле напоминает порез с острыми, зазубренными краями в который спокойно может заехать автомобиль, если пробьётся сквозь ткани. Мягкие или твёрдые - понять невозможно. И этот порез раскрывается, выпуская бледных, похожих на мотыльков существ. Одного, двух, нескольких, небольшую стаю. Они движутся в смрадном воздухе обрамлённые сиянием. Ми-го продолжают ритуал - шар стекленеет, покрывается дымчатыми пятнами. Существ становится намного больше, они вылетают почти сплошной струёй, раздвигая края складки, выстраиваются в цепь, проплывают в почти прозрачном воздухе, освободившемся от грязных, ядовитых испарений, и бесшумно погружаются в мозаичные отверстия, испускающие белый, морозный дым - работает система охлаждения.
   Мир замер в ожидании. Леониду сонное движение сияющего выводка, выделывающего несколько петель, напоминает вьюжный ветер в многократном замедлении.
   - Красиво... - шепчет Марк, берёт рацию, - Какие "соты" заполнены? Докладывайте!
   Ответ не доносится. Первая половина полукольца окутана морозным воздухом. Свободных ячеек нет - видно и так, и поток существ заполняет дальние соты, мерно раскачивающиеся на колесных рессорах.
   - Доложить немедленно или под трибунал!
   - Восемь из четырнадцати. Предполагаемое время завершения - три минуты. Вы можете начинать испытания...
   - Свои советы, товарищ лейтенант, что и когда я должен начинать, оставьте при себе. - И обращаясь к Леониду Челищеву: - Майор, а вы станете в числе первых, кого коснётся благодать.
  
  
  
   _____________
  
   Вторым будет Андрей. Присланный из Москвы судья Верховного Суда СССР. Я переживаю приступ пробудившейся шизофрении вместе с ним и сейчас. Какая-то дальняя сторона моего совершенного организма на просторах сущего вакуума охвачена образами.
   Я сижу в душном брюхе гусеничной БМП и, вылавливая из воздуха мерцающие шарики-каштаны с мушиными, сетчатыми крылышками, видимые только мне, сокрушённо гадаю, почему этот величественный молодой человек, прячущий глаза за непроницаемыми тёмными очками выбрал себе в фавориты простого офицера. К тому же раненого. К тому же, кажется, совсем безразличного к Шаб-Ниггурату.
   Я сижу и гляжу в затылок сержанту, который в свою очередь, смотрит в визор перископа. А водитель пялится в смотровые щели - слишком узкие. Внутрь поступают выхлопные газы, но всем плевать...
   Я отрываю крылышко от шарика, и тот распадается в руках, как трухлявый брусок.
   - Что вы мне подсовываете... - шепчу я.
   Через люк в крыше на меня поглядывает охранник. Следит за тем, как я выделываю пассы в пустом воздухе, преследуя порхающих фей.
   Я видел адову пещеру. Зёв размером с кратер, полный зубов на дисках, вращающихся подобно циркулярной пиле в глубокой глотке. И что-то замкнуло во мне, когда самолет, в котором я летел в Ленинград, обдало слизью. Качнуло, швырнуло навстречу пасти, едва не поглотившей его. Кто бы мог подумать, что может происходить там внизу...
   - Ха-ха... - говорю я, выщипывая остатки волос с головы.
   - Видимость почти нулевая.
   - Главное ехать за кормой восьмого...
   Переговаривается между собой экипаж, игнорируя тихое сумасшествие своего высокого пленника.
   Помутнение. Я не чувствую времени. Я не задаю вопросов, что здесь происходит. Для меня желанное расстрел.
   - Ты веришь в то, что видишь?.. - говорит тот, который смотрит в перископ.
   - Как это?.. Я вижу стену...
   - Я не про то. Может это всё не по-настоящему...
   Внезапный толчок и лязгающий, надсадный скрежет. Я скатываюсь со скамьи и врезаюсь в ящик со снарядами головой, разбивая лоб до крови. Даже не замечаю удара, только мои светящиеся друзья сменяются потемнением в глазах и цветными кругами...
   - Тормози!
   - Твою ж мать!..
   - Врезались?!..
   Сверху сваливается охранник, отчаянно матерясь. Никто тут отчего-то не пытается соблюдать субординацию, никто не называет друг друга "товарищ", но знаки различия имеет. Чёртовы сержантские лычки, например...
   Впрочем, через минуту движение возобновляется. Некогда устраивать разборки, ничья корма и ничей нос, не помяты. Броня неприкосновенна.
   Когда колонна начинает следовать вдоль выросшей чёрной тени, превратившейся в часть тела существа, какую только непонятно, снаружи раздаётся крик:
   - Нас атакуют!!!
   А я пропускаю всё. Я лью свою кровь на железный пол, и мне кажется, она прожигает сталь, булькает и скворчит как лава. Сверху доносятся странные шлепки по корпусу и свистящие звуки выстрелов из лучевого оружия.
   Кровь загустевает, превращается в шевелящуюся многоножку не способную оторвать уплощённое тело от пола - и тогда я понимаю, озаряюсь мыслью - её раздавили, и она приклеилась внутренностями.
   - Мама... мама... - шепчу я.
   Холодная, пыльная хата и сухая, старая, мёртвая женщина, облепленная многоножками, лезущими из сырого земляного пола. А я кричу и отчаянно топчу их - жирных, оранжевых, извивающихся на складках одежды. Лопающихся, будто капсулы с рыбьим жиром...
   И затемнение...
   Для Андрея желанное, похожее на смерть - забытье. Для меня же просто ещё один фрагмент мозаики. Когда он приходит в себя - рассудок кристально чист. Его ведут вместе с Челищевым к человеку в тёмных очках. Он понимает зачем. И осознаёт, что должен прояснить для себя кое-что, прежде чем потеряет всякую способность к критической оценке...
  
   Последней в колонне следует передвижная лаборатория. Целый дом-фургон с десятью колёсными осями и двумя мощными дизельными двигателями - бронёй, пулемётами, взводом охраны.
   Андрей, Леонид Челищев - обе части меня находятся в идеально чистом чреве машины. В стерильной белизне освещённой белым светом ртутных ламп, заставленной мигающими приборами, стеклянными колбами, хирургическими инструментами.
   "Соты" забиты до отказа - результат лучше, чем можно было ожидать. Ми-го утверждают, что существа способны к делению и при благоприятных обстоятельствах - оптимальном сочетании температуры и давления - процесс может начаться, после чего первая сотня тысяч возрастёт в два-три раза уже через несколько суток. Колонна готовится к отходу, и есть время на эксперимент, на первую пробу...
   - Я хочу получить ответ, - говорит Андрей. Его рассудок встал на место, временно просветлел. Он уже не жаждет наброситься на майора, не мечтает стать фаворитом человека в тёмных очках, не ловит фей. Он понимает, что они с Челищевым в одинаковом положении подопытных и стоят подле друг друга, едва не касаясь плечами. Оба измучены, изранены, почти безумны по-своему.
   - Валяй! - отрезает Марк, вынося стальной контейнер из холодильной камеры. В нём экземпляры - первая выжимка аморфных существ. - Пусть это будет последнее проявление скептицизма и критического ума перед безднами слепой веры!
   - Сталин... У него ведь та же тварь...
   - Тварь - грубое слово. Слово для живых. Они не живые в полном смысле. Я понимаю, что ты хочешь сказать, и я расскажу. У нас есть минут десять на свободную болтовню.
   Он поправляет дужку своих очков и в какой-то момент, кажется, что сейчас он их снимет. Что-то скрывается за этими очками, что-то нечеловеческое. Движения молодого душегуба внезапно становятся странно прерывистыми.
   - С самого начала была необходимость взять под контроль правительства сверхдержав. С американцами просто. Демократическая система, выдвигается кандидат на пост президента и дальше дело за грамотной агитацией. С вами было сложнее... - он набирает цифровой код на чемодане, щёлкает замок, - У власти - задержавшийся пожизненный правитель с крепким здоровьем. Тиран, которого все бояться. Свергнуть его слишком грубо, откровенно, даже опасно. Тогда была разработана цепь событий - запланированная, предвидимая, предсказанная. Цепочка причин и следствий, в которой основные игроки не догадывались о своих ролях. Лаврентий Берия - куратор научных проектов, человек с амбициями, чьё высокое положение было шатким, но влияние по-прежнему огромным. Необходимо было встроить инцидент в реальность. Навести на ложные выводы его, и его окружение. Единственную группу особо приближённых к вождю задумывающихся о возможности заговора, дрожащих за свою шкуру и осознающих простой, очевидный факт - начало новых репрессий ознаменует их арест. Они будут первыми. Несчастный случай в лаборатории не начальное звено. Первое - аморфное нечто с заложенным алгоритмом действия. Второе - идиот-лаборант, которого мучило в скафандре лёгкое удушье. Третье - его роковой поступок и четвёртое - инсульт. Он мог бы скончаться и от инфаркта, и от водянки головного мозга, тромбоза, закипания крови. Мог бы разложиться на отдельные химические элементы или даже сгореть. В зависимости от того, что мы заложим в программу. Он мог бы встать и пойти, как ни в чём не бывало...
   - Вы?.. Кто такие вы?.. - вопрос майора.
   Человек в тёмных очках, снимает очки. Открывает ярко выраженные надбровные дуги с зашитыми глазницами. Зашитыми, лишь на первый взгляд. В розово-лиловой коже скреплённой подобием скрепок оказываются тёмные отверстия, из которых тут же высовываются белёсые стебельки с гроздьями на конце, похожими на ягоды красной смородины.
   - Да. Мы. Йит. Это тело - футляр, оболочка, а я играю роль человека. Насколько удачно судить вам. Мы вынуждены сотрудничать с Ми-го, предоставлять им свои услуги по алгоритмизации, так сказать. Играть по их правилам, внося свои корректировки без их ведома. Закладывая основы на будущее и ходы для манёвра. Мы ликвидировали человечность вождя и сотворили ровно то, что от нас ожидали заказчики. Правительство под контролём. Вождь по-прежнему мудр, но его ум хранит нечеловеческую мудрость. Всё что вы видите сейчас его план, его предвиденье и желание...
   Андрей пятится, пока не утыкается спиной в шкаф с хирургическими приборами. Майор разглядывает, блестящие как стёклышки красные глазки, которые подёргиваются мигательным, полупрозрачным веком и тоже отступает назад...
   Человек - не человек. Как его теперь называть?.. Извлекает колбу из контейнера, покрытую инеем, похожую на ледяной куб.
   - Что ж, товарищи, начнём. Больно не будет.
   Он улыбается и улыбка слишком человеческая. Но Леонид успевает увидеть движение в глотке. Бледный пузырь в красном горле - появившийся и исчезнувший в глубине.
   Андрей впервые смотрит на майора. Идёт безмолвный диалог - извинения-прощение-прощание. Колба раскрывается в стремительных руках человека-футляра. Андрей и Леонид синхронно закрывают глаза. Ощущают холод, высвободившийся из стеклянного сосуда - неприятная, влажная, ледяная суть. Два свернувшихся в мёртвой сцепке аморфных, подкатывающих к краю колбы впустившей тепло...
   - Вы на пути к счастью, друзья мои! - расплывается в оскале ставшее рыхлым лицо, дрожат стеклянистые стебельки с глазками.
   "Улыбка Чеширского кота", - проносится в мозгу Андрея, прежде чем холод накрывает, становясь вездесущим...
  
   Сорок дней беспросветного ожидания. Становится хуже.
   Мы едим хлеб, вполне мясной суп и пьём крепкий чай - дозировано, мало. Нам не наваливают полные миски, как в первые дни. И мы невольники. На пятый день нашего заточения была предпринята попытка побега, и мы стали свидетелями расстрела. Лучи резали молодых людей, как желе. Самому младшему было четырнадцать. Женщины орали и бились в истерике, мужчины покорно молчали, когда с вышки беспощадно сыпали по живому...
   Мать унесла меня тогда в комнату. Грязную, обычно переполненную, хотя сейчас и пустую - все снаружи - осознают свой окончательный статус заключённых концлагеря. Если не считать старухи в углу шамкающей челюстью, которая кажется, собралась помирать, кашляла всё громче и злее, порой заливая кровью пол подле себя. Господи, - говорила иногда мать, - Помоги нам, - когда слышала, как она задыхается.
   Обычно люди теснились на полу, на матрасах из соломы, кому уже не доставались ватные. Новые прибывали по-прежнему, сбитые с толку, непонимающие, почему их отправляют сюда, а не в свои дома. Почему им внушают мысль, что они должны быть тут до распоряжения обкома партии, которое поступит неизвестно когда? Почему их дети не могут согреться у буржуек, получают урезанные пайки и страдают от вшей, поноса, недоедания? И близятся холода - в недостроенных зданиях по ночам изо рта валит пар, люди болеют, дров дают мало и они слишком сырые.
   Мать укутала меня в солдатское, грубое одеяло. Я молчал уже несколько дней, мне снились кошмары. Тонущие корабли, падающие самолёты, облепленные слизью. И отец в них. Во снах. Странное существо, терзающее его снова и снова - гигантское, обрамлённое щупальцами. Он гибнет раз, за разом разрываемый на части, но возрождается, как феникс из пепла и гибнет вновь.
   И я вижу светлые сны. Город, которого нет. Под синими небесами. С золотыми куполами. Высокими колокольнями, одетыми в гранит каналами и реками. Светлыми дворцами, залитыми солнечным светом, отражённым в сводчатых окнах. Я вижу статуи и памятники, улицы и площади. Лучезарных людей и их детей. Слышу уличные оркестры, гудки поездов и грохот трамваев. Ощущаю запах свежевыпеченного хлеба и светлые горизонты белых ночей. Я гуляю по этому городу. Я буду там всегда. Но меня там больше нет и этого города нет - тоже...
  
   Мы ждём - уже без разговоров, без версий, без хулы на власти. Ждём и дожидаемся.
   Нас выводят на улицу в липкий дождь, под неподвижное небо, напоминающее однотонный бетон. Всех сразу. И мужчин, и женщин и детей. Надзиратели в чёрном, - безмолвные люди в шлемах, без знаков различия, - указывают нам на огромный стальной фургон, стоящий в воротах. Нам объясняют, что надо просто пройти через него, и вы окажитесь на свободе. Вы поймете, когда будете на другой стороне, куда идти потом, и ничего не бойтесь. Я вижу трубу, которая подходит к фургону по воздуху, выворачивая из-за угла серого здания, она будто бы слегка дымится. Мы можем улыбаться. Наконец-то. Кто-то шепчет в толпе: Неужели? Мама тоже улыбается мне, и нам дают отмашку - мы можем двигаться.
   Первый мужчина в шапке-ушанке заходит в железную дверь и... выходит с другой стороны. Он бодро шагает в своих резиновых сапогах и оборачивается в нашу сторону, лучезарно улыбаясь из-за колючей проволоки. Он непринужденно машет нам.
   Столь же счастливой выходит и следующая партия. Каждый расходится в разные стороны. Они действительно знают, куда им идти. Мать просит разрешения войти вместе, когда близиться наша очередь. Ей отказывают простым кивком. Она вздыхает, наклоняется и заверяет меня, что разлука будет недолгой.
   Разлука будет вечной.
   Сияющее счастье на лицах всех. Неужели?..
   Дверь плотно закрывается, каждый раз, впуская нового человека, и мы не видим, что происходит в ту секунду, пока он внутри. Но видим, что ничего плохого.
   Приходит наша очередь.
   Мама идёт первой, не задерживаясь и пары секунд внутри. Выходит с противоположной стороны фургона и не ждёт меня. Она шагает по грязным мосткам прочь. Её лицо озарено широкой улыбкой. И она забыла обо мне. Будто меня и не было...
   - Мама?.. - прорывается сиплый голос.
   - Сынок, иди же за ней!.. - бодро говорят мне.
   И я иду...
  
   ____________________
  
   Я не помню себя после выхода на ту сторону ворот. Совсем. Будто я умер и воскрес в подлинном аду...
   Вообразите, что я осознал своё новое естество, будучи далеко за пределами Солнечной системы. Представьте мой беззвучный, невообразимо долгий крик. И мозг - точнее, то, что его заменяет - взорвавшейся, отнюдь не мыслями десятилетнего мальчика. Я ощутил разом тысячи, миллионы, миллиарды мыслей, образов, страхов непонятно откуда взявшихся в сознании существа, которым я стал!
   Долгое время - неизвестно сколько - времени я не ощущаю, - пролетая мимо обледеневших комет и сухих астероидов, я пытался найти ответ на вопрос, что со мной произошло. Я вычленял мысли тех личностей, которые заняли естество студенистого кома - меня самого. Мысли, которые лишили меня детской наивности и принесли свои адские жизни. Все они содержащиеся во мне прошли через фургон, и там нет никого, кто не прошёл!
   И вот я нахожу свою мать в себе. Образ - своими глазами она смотрит на меня - маленького, поглощающего манную кашу, и встречает отца с очередного задания. Она касается его шершавой, небритой щеки губами и говорит, что очень соскучилась. Она ставит на стол тарелку супа и наливает стопку коньяка.
   Я вижу и другие события её жизни. Те, в которых меня ещё нет. Падение с велосипеда под мост, перекинутый через небольшую мутную речушку в её селе где-то под Новгородом. Ободранные колени, ладони и плач. Я вижу её пьяного отца, он надвигается на неё чёрной тушей. Она смотрит в бляху его ремня с морским якорем и покорно терпит крепкий удар по затылку. Вижу её, вместе с семейством провожающими, брата в армию и материнские слёзы. Вижу жуткую грозу - ту самую, в которой погиб отец. Старая берёза во дворе завалилась под шквалистым ветром, задавив его насмерть.
   Я вычленяю и тот миг, когда она входит в фургон. Ровно до момента, когда дверь с лязгом открывается, впуская её - озабоченную, беспокойную - и бесшумно затворяется. Всё - темнота. Полный провал в небытие. Как и у тысяч других...
   Но что случилось со мной?..
   Узнаю ли я когда-нибудь, отчего стал составной частью студенистого нечто, заброшенного во Вселенную?.. И куда я направляюсь?..
   Я получаю ответ на первый вопрос. Спустя неопределённое время, пройдя через метания. Через чужие потрясения чужих личностей во мне, через шизофренические прозрения и бред, через убийства и грехи. Пережив каждую жизнь - до ворот, до точки - до. Прочувствовав все процессы в своём ужасном теле, оказывается можно ощутить, как отрастают под полупрозрачной оболочкой новые нити вен и как обзаводятся оболочками мозги-картофелины...
   Я вдруг вижу себя со стороны десятилетним мальчиком, и понимаю, что этот момент запечатлён чьими-то глазами после ворот! Но чьими глазами?!.. Если я обрёл чужие разумы, только тех, кого фургон разделил, а они фактически умерли после прохождения, потеряв способность фиксировать окружающий мир!
   Я стою в гигантском ослепительно белом помещении, похожем на ангар. Но в нём нет крылатых машин, обслуживающей техники и пилотов. Есть ажурная конструкция под потолком утыканная заклёпками. Плафоны с белыми лампами внутри. Гигантские створы открытых ворот, впускающие тьму. И мерцающий шар, зависший посреди в полуметре от надраенного пола. И мальчик - я сам - в рваных брюках и курточке, с коркой грязи на лице, стоящий подле люминесцирующего шара. Тот, кто смотрит на меня подходит ближе. Я почему-то не ощущаю его эмоций. Не могу проникнуть глубже, словно мне намеренно открыли только одно событие, один канал связи...
   Я полагаюсь на одно чувство - слух, помимо зрения. Идущий скрипит кожей и ступает мягко, будто лань. Он не оглядывает безразличный мир вокруг и в упор смотрит на мальчика. Шар изменяется, становится, словно бы куском каучука и вытягивается навстречу - тому мне. Я подхожу вплотную и глазами незнакомца, смотрю на самого себя. Незнакомец проводит по спутанному колтуну волос.
   -Ты нашёл себе цель. Вот как значит! - в голосе слышна ироничная усмешка, - Кто бы мог подумать, что она будет именно такой! Иди к нему смелей!
   Шар превращается в студень и поглощает меня бесшумно и бесстрастно. Незнакомец отводит глаза, и несколько секунд я вижу только белую стену. Потом он снова смотрит на шар - тот пульсирует буграми, полупрозрачный, с вкраплениями непонятной черноты. Меня, мальчика, кажется, успешно переварили...
   - Ты знаешь что делать.
   Шар плывёт к воротам. Вонзается во тьму бледным, живым блеском. Я вижу рдеющую зарю на востоке и взлетно-посадочную полосу. Да, это был ангар. Вижу полуразрушенные здания-огрызки. Гнойную блямбу свинцовых туч, по-прежнему неизменно накрывающую дремлющее чудовище. Понимаю что это - Ленинград.
   Шар поднимается в небо, распуская венцы лучей. И появляется ещё кое-что. Светящиеся точки, летящие со стороны города. Множество, целый рой - их больше и больше. Они уже сливаются в сплошное серебряное мерцание. Аморфные...
   Тот, кто взирает на меня, предусмотрительно отбегает на несколько десятков шагов, когда невероятная гигантская стена света врезается в шар на высоте полусотни метров со свистом и грохотом. Воздух дрожит от накатившего в позднюю осень тепла. Небо разражается искрами и трещинами молний. Незнакомец прикрывает лицо рукой и добрых полминуты взгляд мой утыкается в кожаный рукав, подсвечиваемый вспышками.
   Когда грохот стихает в воздухе курится дым. Пахнет озоном. Шар превратился в светящуюся точку в безоблачном небе и стремительно затухает, исчезая совсем в чёрном космосе...
   Незнакомец отряхивает подол плаща и идёт вдоль ангара. Поворачивает на бетонную дорогу, выводящую к местам для стоянки автотранспорта.
   Личный автомобиль уже дожидается.
   - Ты уже очень далеко, - говорит незнакомец, сокращая расстояние между собой и аэродинамическим чёрным автомобилем без колёс, - с абсолютно плоским днищем, - преодолевшим силу гравитации. Один из первых в своём роде - предвестник нового времени.
   Я среди бесконечной черноты - осознаю, что незнакомец обращается ко мне через умопомрачительные пласты пространства и времени. Он садится за руль и заводит двигатель. Раздаётся мерное жужжание.
   - Ты уже у цели. И можешь успокоиться - они все свободны и живы, как и твоя мать. А ублюдок Шаб-Ниггурата призван отцом и скоро отправится в Иные Сферы...
   Он смотрит в зеркало заднего вида. Я могу увидеть лицо незнакомца. Молодой человек в непроницаемо тёмных очках, плотно прилегающих к глазницам. Он улыбается.
   - ...А мы продолжаем и дальше вносить свои корректировки в их план!..
  
   Но мне всё ещё снятся сны о городе, которого нет...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
        
  
  
  
  
  
  
  
  

4

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"