Ковалевская Александра Викентьевна: другие произведения.

Отзыв на роман К. Бэда "Дурак космического масштаба"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отзыв на роман К. Бэда "Дурак космического масштаба". В конкурс

  
   Кристиан Бэд
   Дурак космического масштаба
   http://samlib.ru/b/bed_k/14.shtml
  
  Взялась прочесть крупняк Кристиана Бэда, потому что давно пересекались с Кристианом в конкурсах, а вот до романа дело не доходило. Пора уж, всё-таки давние знакомые, и автор мне симпатичен как человек увлечённый и вдумчивый, и литературный инструментарий у Бэда разработан отлично, универсал: проза очень крупная, просто крупная, средняя, мелкая (пардон, малая проза). Обзоры, статьи. Стихи отличные, скажу я вам. В общем, на его "прилавке" полный ассортимент, а это говорит о том, что автор много и продуктивно работает со словом.
  
  Теперь сразу о главном: роман "Дурак космического масштаба" - стопроцентно годная вещь. Впрочем, будь иначе, я бы и заговаривать не стала о своём намерении прокомментировать эту историю.
  
   Почему я так уверена? Постараюсь обосновать своё читательское мнение. Вот мои аргументы
  
  1. Роман существует как крупное целостное, детально проработанное НФ произведение. Одновременно роман очень естественно дробится - да простит меня автор за смелость суждений, - на отдельные истории о герое, повадками напоминающего Риддика. Думаю, если дело дойдёт до издания, эта особенность позволит выбирать из множества глав лучшее, отказавшись от отдельных тем. А выбрать есть из чего!
  
  2. Главный герой Бэда не может не нравиться масс-читателю: любопытный, предприимчивый, авантюрный, стойкий, мужественный, популярный, со временем - авторитетный среди друзей и грозный для врагов. В общем, непотопляемый чел. При этом он не идеален, и сам чувствует свои несовершенства, удивляясь везению, которое ведёт его от одной смертельной опасности к другой, оставляя живым. Он хочет быть добрым, несмотря на то, что в условиях галактической войны это невозможно. Он пытается всё время помнить о справедливости, хоть и это проблематично в мире зверски жестоком. Он рефлексирует, страдает, обнаруживая главную болевую точку: смерть напарника, заменившего ему отца. Он становится героем-любовником, что, несомненно, расцвечивает лихой брутальный сюжет и должно прийтись по вкусу читательницам.
  
  3. Текст романа безупречно грамотный. По крайней мере, таким показался мне. Возможно, я слишком увлеклась и не заметила орфоблошек, которые и в своих текстах замечаю не сразу...
  
  4. Текст хорошо сбалансирован: приключения чередуются с описаниями, но автор щедр на всевозможные испытания для своего героя, и не лениво придумывает всё новые и новые приключения.
  
  5. Мир романа проработан настолько подробно и тщательно, что вполне может кормить идеями, специфической НФ-лексикой и описаниями сонмище ленивых, но шустрых до чужих идей фантастов. Скажу откровенно: меня поразило то, как добротно Бэд оснастил свой роман! До сих пор, к стыду своему, я не знала, что для множества научно-фантастических явлений, приспособлений, инструментов, способов перемещения и прочего уже существуют и названия, и описания! Для меня остаётся загадкой: Кристиан сам всё это придумал, или собрал? Одно несомненно: у него позаимствуют другие - уж это наверняка. В романе хорошо можно попастись. Потому что это не просто фантастический текст, а настоящая энциклопедия фантастического мира!
  
   Реальность Кристиана Бэда
  Здесь и далее колоритные цитаты, которые и делают фантастику фантастикой.
   *
  Мы уже две недели висели на Северных границах зоны коротации рукава Ориона.
  *
  ...пока не можем выйти не то, что из рукава Ориона, даже за пределы своего куска коротационного тора. Потому что только здесь скорость галактической ударной волны совпадает с орбитальной скоростью диска Галактики. Это оберегает освоенные людьми планеты от молодых горячих звёзд, от потоков космических лучей, рентгеновского излучения, ультрафиолетовой радиации и других невкусных плюшек.
  *
  стрельба по флуктуирующим целям
  
  (У меня даже в зобу дыханье спёрло: красиво, фантастично. Непонятно, что за цели такие - флуктуирующие, но ведь можно узнать. Но ведь звучит, звучит как! Ай да автор! Завидую!)
  *
  Я потянулся за фреймбуком, выключил предварительно звук, а потом уже развернул экран.
  *
  - Третья! Вест-вест-надир, - скомандовал навигатор.
   Корабль изменил ось вращения, и на линию огня вышел третий огневой карман.
  *
  Наводящий врал, на семнадцать единиц мертвые зоны ячеек вражеского щита смещаться при вращении не могли. Угловая скорость при 33R надир не жрет анкресы, а добавляет.
  *
  Вражеский корабль окрасился в цвета переполяризации, мы начали было подтягивать соседний 'Лунный', чтобы можно было усилить светочастотный удар, кинув разряд со щита на щит, но противник дёрнул покалеченную машину назад, возникла гравитационная воронка, и мы резко откатились на шесть часов.
  *
  .... цель у нас одна: захватить подходы к массивным развязкам домагнитного напряжения - зонам Метью, способным пропустить к экзотианским планетам тяжелые боевые корабли.
  *
  Если мы выйдем к планете - планету сдадут. Иначе мы вели бы войну совсем иначе. Потому что там, где домагнитный момент слишком мал для тяжелого двадцатикилометрового крейсера, шлюпка просочится легко. И десант мы могли бы бросить куда угодно. Только это будет уже совсем другая война. Война на уничтожение человека, а не за передел зон влияния в освоенном космосе.
  *
  Набрал код, развернул наладонник до размеров дицепторного экрана, достал из нагрудного кармана синийский кристалл, вставил.
  *
  Заселение космоса начали экзотианцы. Когда пришли мы, здесь, на Юге, вообще-то, уже нечего было заселять. Подходящие по массе и близости от своих солнц планеты имелись, но все они требовали доводки - коррекции орбиты, работы с атмосферой. Все это умели экзотианские инженеры и не умели имперские.
  *
  Я сидел так, что частично различал показания на панели первого пилота. Ну и через армпластик в лобовой части шлюпки был кое-какой обзор.
  *
  Дело в том, что в космосе, в принципе, стреляют иначе, чем в наземных войсках. Особенно по движущимся целям. Потому и оружие в локальных операциях я использую, в основном, импульсное или сенсорное, чтобы это преимущество в стрельбе стало очевидным. Например, у девяноста восьми моих ребят из ста хватает скорости отключать на момент выстрела доспехи. Из-за этих доспехов полисы и не используют импульсное оружие. Наводка возникает. Но мои бойцы успевают выключить доспехи, выстрелить и включить. И на все про все - 0,4-0,6 секунды, не больше.
   Были у нас в запасе и другие простые вещи. Слишком простые, чтобы эти начинающие террористы могли к ним подготовиться
  *
  Корабль на стоянке маячил один-одинешенек. 'Партнерский', совместного производства, класс 'эль', межсекторные грузоперевозки. Управление у него символическое. Делов-то: реактор антивещества, марш-форсаж, один разгонный и два маневровых двигателя (для которых, собственно, и нужна горючка). Потому что при входе в стратосферу реактор антивещества блокируют в целях безопасности. Считается, если атомного реактора на судне нет, такая блокировка вполне надёжна.
  *
  Каменная каша меня пока даже устраивала. Но, к сожалению, на орбите болтались отгоняющие астероиды гравитационные модули, а потому, прежде чем войти в стратосферу, нам предстояло преодолеть относительно свободную полосу пространства.
  *
  Я сообщил Келли. Он стал поднимать эмку. Однако, дело это не такое простое, как кажется. Пока прогреют планетарные двигатели, пока изменят программу навигации - эмка не шлюпка, основная навигационная карта у нее стоит типа космос-космос, а здесь расстояние в пределах двадцать простых единиц, не магнитных. Тут - или карту менять, или на ручном. Кто там без Роса сможет на ручном? Тусекс-Пузо Ходячее?
  *
  ...умница Дейс изображал, что он труп, типа задели из 'сенсорного', которым махал по широкой дуге какой-то придурок (сенсорное может войти в резонанс с 'доспехами', если угол чего-то там совпадет).
  *
  Однако он вдруг развернулся на 180 градусов, подошел к сейфу, достал из него нечто, упакованное в стандартный пакет для официальных приказов, из тех, что посылают не на кристаллах, а на тонких пластиковых листах, когда обстановка требует, чтобы они сгорали по дороге, взвесил добытое в руках.
  *
  В основном на столе лежали ракеты. Их - куча разных модификаций, а суть одна - длиной не больше мизинца и поражают прицельно. Характеристики их взаимодействия с электромагнитными доспехами настолько разнообразны, что вполне можно, имея грамотного техника, наводящего на земле и связь со спутником, даже президента вычленить в толпе и завалить. И охране мало не покажется.
  *
  В основе заряда - создание так называемой 'стоячей волны'. Электромагнитные колебания входят в резонанс с колебаниями клеток тела, и человек в доли секунды буквально разлетается в пыль такую кровавую. Я по видео смотрел.
  *
  Над нами повисла приличных размеров гравитационная платформа (бешеные деньги плавали по воздуху). Садить этакую махину на гравидвигателях, разумеется, было нельзя, людская толпа бурлила слишком близко. Стали опускать, медленно гася гравитацию и подключая маленькие 'моторы-вертушки', позволяющие платформе планировать.
  
  
  Итак, перед нами великолепный, хорошо разработанный словарь современного фантаста. Автор - отлично! Я по-хорошему удивлена и покорена вашей эрудицией!
  
   Теперь о недостатках
  
   Я прочла ровно половину приключений Риддика, простите, Агжея. Я дочитаю роман на выходных, потому что за раз просто не вмещается в голове.
  Я считаю такой крупный объём, изобилующий специфической сложной НФ-лексикой, с высокой плотностью идей и сюжетных ходов, главным недостатком книги.
  Книга должна быть более камерная; мощно цеплять и тянуть в свои омуты, но не удерживать читателя до тех пор, когда он начинает задыхаться, конвульсивно отбиваться ногами-руками и бросит книгу в крайнем изнеможении. Автор, ваш роман надо поделить минимум, на две части. Это реально: в итоге получится книга с продолжением приключений полюбившегося героя.
  
  Второй недостаток: мне мешал не только объём текста, но масштаб событий.
  Сага о галактической войне не так пробивает на эмоции, как более частная история. Я всё время ощущала некий дискомфорт от изменения фокуса: то мне рассказывали о индивидуальных страданиях и испытаниях души и тела ГГ, то о бедствиях планеты и целого сектора вселенной. Эти эмоциональные скачки и перепады нелегки. В результате начинаешь отстраняться от происходящего вместо того, чтобы сопереживать. Возможно, автор и не ставил перед собой задачу эмоционально разбередить читателя, но я была бы и не прочь... Но не вышло.
  
  Ещё что помешало.
  Количество приключений просто зашкаливающее. Уже к середине текста (а ведь готовлюсь вычитать весь) я поняла, что автор искусен, неутомим, и будет делать всё, чтобы поддерживать высокую концентрацию событий. "Всё" в случае с "Дураком космического масштаба" значит, что Бэд педантично переберёт все возможные перипетии и введёт их в роман. Перипетий придумано до него немало, но число их не бесконечно, и вот тут-то я словила себя на мысли, что мой добрый друг, автор душевный, умный, человечный, благополучно и в полном согласии с собой уступил своё место литературному ремесленнику. А у того под рукой список приключений из двунадесяти пунктов, и он их вычёркивает по мере использования в романе. И вот уже на смену неплохому мужскому экшну с обоснованием глобальной политики, с битвами и удалой пальбой в космосе и на планетах, вдруг возникли эзотерические мотивы....
  Дальше я пока не дочитала.
  Сейчас рискну догадаться, какого вида и свойства будет следующий костыль для уходящего за горизонт сюжета...
  Неужели магическая схватка титанов? Но впереди ещё пол книги... титаны тоже успеют надоесть.
   Возможно, сквозанёт тема первородного женского начала всего сущего? И тогда ожидай пришествия властной женщины.
  Ага, не использован потенциал лав-стори: любовный треугольник!
  Не разыграна карта космических оборотней и, как я могла забыть: искусственного интеллекта!
  
  Нет, всё таки, некоторым писателям не хватает одного: умеренности в своей жажде сочинять, сочинять, и сочинять.
  К тому же, жанр научной фантастики и фантастики вообще предполагает именно умеренность в скармливании читателю невероятного.
  Судите сами: когда невероятного слишком много (а космическая эпопея именно невероятна, ведь на самом деле ещё такого не было *тук-тук по дереву*), оно становится докучливым.
  Прошу учесть: всё невероятное относится ещё и к категории житейски бесполезного, практически неприменимого. Любой здравомыслящий человек начинает чувствовать себя обворованным на драгоценное время своей жизни, когда ему слишком долго втрюхивают нечто объёмом под тыщщу килобайт, что потом даже пересказать не получится!
  Вот эту ловушку и изобрёл себе Кристиан Бэд.
  "Дурак космического масштаба" - отличное чтиво. Но, увы, в том виде, как сейчас, - только чтиво. Но ведь мастерски написанное чтиво - это немало, так что, пожалуйста, без обид, дорогой Кристиан.
  Чтобы читатель размышлял о прочитанном, роман надо бы перебрать, определиться с главным, и делать сюжет, который описывается пятью предложениями. Допустим: "Парень прошёл сквозь ад с именем своего наставника, но когда оглянулся, то понял: делал именно то, что его наставнику доставило бы только горе и разочарование. А, значит, всё напрасно, всё зря, и надо лепить жизнь заново по другим лекалам". (Это я пытаюсь уловить сквозную мысль первых десяти глав. Впрочем, у Кристиана акцентов таких вроде бы нет, т.е., как бы писано приключение ради приключения).
  
  Пойду, спрошу у автора: как он представляет, о чём поразмыслит читатель, закрыв роман?
  
   От главы к главе
  
  Теперь мелкие заметки по главам. Если заметок нет - пропускаю
  
   История первая. "Проблемы с внешностью"
  Глава неплоха, но написана совершено в другом ключе, словно пришпилена к остальным. Дальше ГГ и мужественный, и маскулинный, а здесь он на себя не похож.
   История вторая. "Не спи - замерзнешь..."
  Хорошая история. Читается даже как отдельный рассказ.
   История третья. 'Четыре звездолета не в масть...'
  Замечаний нет. Игра выписана неплохо, сюжет понятен, нф-лексика почти отсутствует, поэтому читается легко.
   История четвертая. 'Вилы'
  *
  "Я родился на маленькой аграрной планете"
  *
  "Это мне Дьюп разрешал пару раз вздремнуть вчера, а сам, когда прошел отбой боевой ситуации, еще и в общий зал ходил. Чего они там обсуждали - не знаю. Я, лично, где упал, там и уснул Дьюп таки обнял меня и решительно отодвинул от двери. Я был выше, но он сильнее. Он почти что приподнял меня и отодвинул.
   Я стоял в дверях и смотрел, как он уходит. Но на самом деле - я умер. Какой-то кусок меня уходил вместе с Дьюпом, и я без него не мог уже ни двигаться, ни жить.
   На полуслове включилась громкая связь, но я не слышал приказа. Я вообще толком ничего не видел и не слышал, потому что он уже скрылся за поворотом, и кругом были только белые переборки. И я смотрел на них, пока они не оплавились и не потекли".
  
   Одна из самых живых и человечных сцен в романе.
  
   "Если мы выйдем к планете - планету сдадут. Иначе мы вели бы войну совсем иначе. Потому что там, где домагнитный момент слишком мал для тяжелого двадцатикилометрового крейсера, шлюпка просочится легко. И десант мы могли бы бросить куда угодно. Только это будет уже совсем другая война. Война на уничтожение человека, а не за передел зон влияния в освоенном космосе".
  
   Фантастически хорошо прорабатано, роскошно, но вот по части мотивов ГГ - слабо сшито. Потому что опять играет неоправданно резкая смена масштабирования: я читаю жизнь одного человека, а мне дают понять, что надо мыслить ширше: вон какие вселенские проблемы у героя! Вы, Кристиан, едва удержались в границах приключенческого сюжета, но я, как читатель, была на той черте, когда закрывают книгу со словами "личностный конфликт - искусственный, надуманный"
  
   История пятая. 'Грязное ругательство'
  Герой позиционируется как супергерой:
  "- Так я же говорил тебе, эпитэ ма хэтэ, что он два года вместе с твоим Макловски и срал, и спал. Он этого гаденыша из рук выкормил, - не выдержал капитан.
  Капитан налил всем голубого огня и спросил меня, чуть улыбаясь от предвкушения то ли напитка, то ли моего конфуза:
   - Пробовал когда-нибудь?"
  
  Неплохо. Порадовали запоминающейся сценой.
  
   История шестая. 'Абэсверт'
  К шестой главе сюжет постепенно становится всё брутальнее. За "постепенно" спасибо автору: не каждый может вот так управлять читательским восприятием.
  "Мерис предупредил, что служба в спецоне вообще гораздо страшнее и грязнее, чем в армаде, а в южном крыле - особенно. И отношения между сослуживцами там сейчас тоже хуже некуда. Если кто-то из нас не готов испытать все многообразие жизни на собственной шкуре, то сегодня еще можно отказаться. Завтра будет поздно.
  Почему я не испугался, не знаю. Обычно страх что-то обрывает внутри меня. Но с уходом Дьюпа все, что могло, уже оборвалось. Я, видно, не способен был тогда бояться по-настоящему, думал, что самое страшное уже случилось".
  
  Моё читателское: "Не верю!" Ну да ладно, это мелочи.
  
  "И еще я очень хотел знать: когда Мерис делает из нас тех, кто нужен ему, в нем самом остается что-то человеческое?
  Я обнялся с каждым из ребят. Может быть, они простят меня за то, что будет с нами дальше".
  
  Хорошая глава, напряжённая.
  
   История седьмая. 'Зачистка'
   "- Ваша задача, - сказал он кэпу, - очистить возможные подвалы от гражданских. По огневым точкам прошелся спецон, эксцессов быть не должно. Раненых - добивать, медтранспорта не будет. Если встретите серьезные очаги сопротивления - стучитесь к тридцать второму борту или лично ко мне. Живых... - он огляделся и кивком приказал капитану отойти с ним. Я больше не слышал, о чем они говорили, но лицо у кэпа вдруг стало серым".
  
  За реанимацию фашизма, да ещё в галактических размерах, автору моё отдельное "ё-моё"!
  
   История восьмая. 'Дырка во лбу'
  Год испытаний закончился. Автор выдал индульгенцию своим героям: не стал расписывать, что всё-таки принудили их делать. С одной стороны, это избавило меня от погружения в инферно, с другой стороны, налицо авторская недоработка, или лукавство, если хотите. Мол, сами понимаете, чем заставили заниматься моих ГГ, страшно так, что даже писать об этом не хочу.
  Ну, ладно. Авторских ход такой. Читаем дальше.
  *
  "...дети элиты - меньше, чем просто дети. Видели все, ничего толком не знают. И ни к чему не готовы, тем более - к борьбе со своими 'хочу'".
  Почему же я? Чтобы вырезать этих горе-революционеров под корень? Иначе их большая часть снова окажется у власти, и неизвестно, что будет тогда?
   Но Мерис не мог отдать такого приказа напрямую. А самоуправством славился только я. На меня можно будет списать многое..."
   Всё это умно. Ещё запомнился разговор с Лесом - убедительная приключенческая зарисовка. Зер гут!
  Но в конце главы запуталась: оказывается, всё происходило не так, как автор описал, и зря я вникала в перипетии событий в катакомбах. Теперь, получается, надо вникать заново.
  
   История девятая. "Птицы падают, потому что летают"
  
  Снова жестокие подробности уборки трупов. Много трупов в этом романе.
  
  Хороший, настроенческий диалог:
  "- По гроб, - сказал Лерон, когда медик чавкнул дверью.
   Я промолчал. Мкрейн был мне мало интересен, вместе со своими гробами.
  - Быковатый ты, - сказал Лерон.
   Я изучал стену. Что ему с того, что держусь в стороне?
  - Правду говорят - северянин?"
  
  Полёт в тюремной шлюпке - хорошо. Келли - живой персонаж. Ради таких и читаешь книжку. Всё время, когда хоть мельком упоминается Келли, роман оживает. Потому что Келли, в отличие от Агжея, делает обыденные и понятные вещи: он хлопочет. Он роднее читателю. Больше бы таких персонажей, как Келли, в роман, и на их фоне выпукло выделился бы главный герой.
  
   Ядовитый дождь описан скупо, но страшно. Убедительная, запоминающаяся миниатюра: эта оплывающая с татуировки краска... Настоящая авторская находка. Тут подумалось: если бы автору удалось вывести ещё и на эмоции - после его романа понадобилось бы лечиться...
  
   История десятая. 'Слишком большой, чтобы...'
  "В обжитый мною бар вошел пилот с новоприбывшего корабля. Похоже, гуманоид - рост, телосложение и все такое. Лицо закрывал шлем - за двойным шлюзом дверей воздуха не было.
   Шлем аккуратно лег на стойку...
   Человек. Совсем молодой парень. Наверное, в космосе начал пахать, как я на ферме - сначала за пульт, потом в школу. Хорошая осанка, ровная походка. В движениях что-то экзотианское, но костяк средний. Полукровка? Пфайфики защебетали с ним по-своему. Какой-то - я их не различал - показал на меня. Парень обернулся. Странные у него были глаза. Длинные, теплые, похожие на серебряных рыбок. Мне как-то не попадались такие раньше.
   Он сел за соседний столик. Я кивнул, предлагая поделиться своим кружечным изобилием. Он по экзотиански склонил голову набок, отказываясь. Точно - полукровка. Тонкие черты, темно-рыжие волосы. Красавец. Бабы от него, поди, без ума".
  
   Автор не балует подобными мизансценами, потому читалось с живейшим интересом. Не верю, что хорошенькую девушку можно перепутать с красивым парнем, одна биохимия внесёт свою лепту... но чего не бывает на книжных страницах... Надо признать, Бэд достаточно долго продержал читателя на сухом пайке из сплошных солдат-мужиков, и с появлением женщины-пилота роман ожил, в нём появился смысл :-))))
  
   "Гарману в плане телоохранения можно было доверить кого угодно, он надежен, как старая добрая атомная война".
  
   В этой фразе - дух и колорит эпохи. Респект.
  Сцена противоборства с подростками - хорошо.
  ИМХО, эта глава - по-настоящему романная.
  
   История одиннадцатая. 'Тетрадь'
  
   Написана эта история зрело, душевно.
  вот только ГГ вдруг становится ответственным клерком? С чего бы вдруг объявилось столько документации, что Агжей всерьёз занялся ей?
  К этой главе подумалось: в НФ больше нечего делать. Всё уже подробным образом расписал Бэд!!!
  
   История двенадцатая. 'Сияние эйи'
  
   Глубоко и правильно то, что автор вложил в тетрадь:
  "Некоторые рождаются людьми сразу. Как будто помнят, что можно, а чего ни в коем случае нельзя. Некоторые вырастают в людей долго и мучительно. Но вырастают. Им хватает одной лжи во спасение, одного предательства. Они учатся, набивая шишки.
   Остальные...
   Что ж, остальные 'держат' форму нашего мира, не дают ему сбежать, когда мы отводим глаза".
  
   Мне это понравилось
  
   История тринадцатая. 'Храм'
  Мистическое приобщение к храму и Матери
  
   История четырнадцатая. 'Андроид'
  "Только из однозарядника можно так развлечься, второго подобного 'выстрела' никакой 'ствол' не выдержит".
  
   Нет, я просто оскорблена! Получается, я у вас этот фрагмент списала! А я впервые в вашем романе!
  
   История пятнадцатая. 'Докатились'
  
  
   Однако время шло. До прокола оставалось около двух часов, а мы все так же ничего не знали.
   Я отдал команду готовиться к погружению в зону Метью.
  С проколами история такая.
  Когда-то существовала релятивистская картина Вселенной, согласно которой масса корабля, разгоняющегося до скорости света, тянется за ним, как резиновая.
   Но проблему с массой удалось решить быстрее, чем мы научились летать со сверхсветовыми скоростями. Она лежала в той же области, что и асимметрия магнитных полей, искусственная гравитация и темная материя. Однако дальше разработчиков ждал неприятный сюрприз. Преодолевая фотонный барьер, корабль оказывался в пространстве с совершенно иными характеристиками, чем расчетное четырехмерное Минковского. В довольно опасном для передвижения пространстве, потому что его отдельные участки были связаны некими 'коридорами' с разной силой домагнитного напряжения.
  Если корабль двигался со скоростью значительно меньше световой, таких коридоров для него просто не существовало, но стоило приблизиться к фотонному барьеру и случайное, неподготовленное вхождение в зону гравитационной аномалии, позднее названную зоной Метью по фамилии математика рассчитавшего ее, - и корабль проваливался в никуда.
   Модули, зонды, корабли - разгонялись и исчезали. Или не исчезали, но в этом тоже не находили закономерностей. Потому что проваливались корабли неожиданно и на тех же трассах, которые считались уже опробованными и безопасными. Кто же мог тогда знать, что зоны Метью стабильны относительно вращающейся массы, но не торчат в пространстве на одном и том же месте. Потому любой полет со сверхсветовой скоростью долгое время был сопряжен с запредельным риском, хотя теоретически пилоты уже способны были рассчитать, куда они попадают и как оттуда выбраться. Но никто так и не рассчитал.
   Как выяснилось позже, человек вообще не способен пилотировать корабль после вхождения в прокол. Сознание в этот момент просто не существует в одном месте. Оно разорвано между точками входа и выхода.
  Только автоматика, запрограммированная на определенный путь, могла ввести судно в прокол из зоны гравитационной аномалии, возникающей вблизи массивных космических тел, и вернуть его в другую такую же математически рассчитанную зону. Если описывать собственные ощущения, то мозги во время прохождения кораблем домагнитного коридора становятся ватными, время виснет. У некоторых, кроме ступора или беспамятства, возникают боли в разных частях тела, тут уж как повезет. У меня, например, болят мышцы.
   Но, так или иначе, математики справились и с этим парадоксом. И теперь мы можем не только безопасно передвигаться на скоростях, выше световой, но и перемещаться в считанные секунды аномальными коридорами в том странном пространстве, в которое превращается на запредельных скоростях наше, трехмерное. Математики называют его дезометрическим, а расчеты, связанные с фазовой непостоянностью зон Мэтью - самое страшное испытание на экзаменах в академии пилотов. И хотя все знают, что вычисления будет делать автомат, считается, что пилот способен провести подобный расчет прямо на коленке. Впрочем, кто учился, тот поверит, что пилоты сдают экзамен и забывают о нем, покинув экзаменационную комнату.
   А вот привыкнуть к проколам трудно, часто они очень болезненно переносятся человеческим сознанием. Но выгода от такого способа перемещения в пространстве слишком велика. Единственное, что нас ограничивает - зоны Метью расположены там, где это нужно им, и нас они не спрашивают. Впрочем, скорее всего, мы просто пока не достаточно понимаем физическую природу дезометрического пространства, потому и ограниченны зонами естественного завихрения сил на стыке гравитационных полей и линий домагнитного напряжения".
  
   Хочу разобраться со всем этим научно-фантастическим антуражем, на это уйдёт время. Поэтому и вынесла цитаты.
  
   16. История шестнадцатая. 'Цена пощечины'
   "Но Келли не любил все непонятное. Он бы предпочел, чтобы и к человеку прилагали техпаспорт".
  Келли так и остался более интересным для меня. Очень живой, хоть и эпизодический, персонаж.
  
   17. История семнадцатая. 'Щенок'
  Объяснение сути религии эйнитов
  "- Сила, которой поклоняются эйниты, нарушает в человеке изначальное равновесие между темным и светлым, принуждает его решать то, что решать он не в состоянии. Его личность становится яблоком раздора. Темным яблоком на чаше весов того, кто успеет схватить. Дурака. Идиота, который, не понимая ничего, становится слепой силой в умелых руках".
  
  
   Дальше я не буду комментировать роман по главам, так как общее впечатление, которое я высказала в начале обзора, осталось прежним. Для бумажной версии роман нужно сокращать. Автор умелый, но избыточность этого сочинения налицо, и воспринимается как навязчивая история про неубиваемого и непотопляемого чела.
  Это серьёзный недочёт.
  Ещё отмечу, что, если бы роман был написан, например, чилийцем, я бы решила, что национальной особенностью чилийцев является глубоко запрятанная жестокость. Сцены битв на планете изобильны, диспозиции противоборствующих сил подробно обоснованы, и всё это неизменно кончается неимоверными разрушениями и гибелью всего живого. Выживает только окружение ГГ. Сам главный герой питает пристрастие к пыткам, и время от времени позволяет им вершиться. Правда, автор спешит целомудренно свернуть тему, и, если сюжет возвращается к жертвам, то чаще всего, они, эти жертвы, оказались перевоспитанными. Т.е., экзекуция оказалась необходима в воспитательных целях. Возможно, виной тому проклятие эйнитов: дар, полученный Агжеем в храме. В любом случае, не гут, что автор не смог обойтись без этого сюжетного хода и повторил его несколько раз.
  
  Из хороших впечатлений отмечу, что Кристиан Бэд не разочаровал: сюжет в чём-то показался даже интереснее, чем в первой половине.
  Но концовка (если глава тридцать третья и есть конец космической саги), - концовка слабая.
  
Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Анжело "Отбор для ректора академии"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3 (новая версия)"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) I.Eson "Атар"(Научная фантастика) М.Лунёва "Мигуми. По ту сторону Вселенной"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Нить души. Екатерина НеженцеваБаба с возу, кобыле скучно! Книга 1. Анабель Ли (Anabelle Leigh)Сердце морского короля (Страж-3). Арнаутова ДанаТурнир четырех стихий-2. Диана ШафранСемь Принцев и муж в придачу. Кларисса РисСлужба контроля магических существ. Севастьянова ЕкатеринаКосмолёт за горизонт. Шурочка МатвееваВ плену монстра. Ольга ЛавинПоследняя Серенада. Нефелим (Антонова Лидия)Помни меня...1. Альбина Новохатько I
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"