Ковешников Сергей Владимирович: другие произведения.

Бд-19: Питательная среда. Четверга не будет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.38*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    За бедного морлока замолвите слово
    Полуфинал БД-19

"Если вы подождете до завтрака, я, безусловно,
докажу вам возможность путешествия по Времени..."
(Г. Уэллс, "Машина времени")

...Люди падали как мешки с требухой. Шлёпались на пол, выплёскивая содержимое. Не сражение, а бойня. Умирали в одиночку: проверенные временем товарищи, незаменимые мастера. Дикарь отшвырнул лом, прыгнул на сиденье и запустил Машину: туманный вихрь, странный пугающий шум - и выжившие, оскальзываясь, спотыкаясь, бросились наружу, закрывая двери и наваливаясь сверху. Не выпустить, не дать погибнуть от грохочущей напасти!

А потом... мы словно умерли и ночь проскользнула незамеченной. Ближе к утру решились войти. Ни мёртвых, ни большей части раненых, ни нашего врага. Два скрюченных тела на полу. И злость. Много злости. Маркс, своей милостью, даровал Машину нам, но Дикарь, как вор-капиталист, присвоил её себе.

***

К колодцу вернулись в полдень. Двигались гуськом: несли, сменяясь, тех двоих. Как солнце поднялось, пробирались на ощупь. Начиналась дневная слепота, и метров с трёх предметы расплывались в мешанину пятен. Люк отсутствовал, а из дыры несло холодом и затхлостью, как если бы сломались вентиляторы, выдувающие отработанный воздух. Мы переглянулись. Первым спускался Диспетчер, за ним - Инженер. На полпути оба сорвались, но кричал кто-то один. Отправили Стажёра. Потому что молодой и лазил, как многоножка.

Вскоре он отстучал по трубе: "на месте".
- Живы? - просигналил я в ответ. Морзянка - надежда утопающих.
- Нет.
- Причина?
- Скобы. Ржавчина сожрала.
- В рот мне паром! - выгнул брови Сантехник.
- Отыщи дежурную смену. Скажи: мы здесь.

Прошло пятнадцать минут. Через час пришлось выстукивать "просьбу о помощи" и "опасность: собраться у выхода". Пока ждали, скончалась Монтажница. Её череп выглядел как обожжённая головка куклы, у которой вытекли глаза и провалился нос. А Кочегар держался. Несмотря на оторванную руку и раздавленные ступни. Фармацевт перевязал рану хитоном девчонки, но тело отказывалось жить - избавлялось от крови, чтобы прекратить мучения.

- Котлы потушены, - заметил Водопроводчик, прислушиваясь.
- Так не бывает, - не поверил я. Но он был прав, я лёг на траву и не ощутил привычной вибрации.
Наконец над срезом колодца показалась голова.
- Никого, - Стажёр свесил ноги и начал чесаться. Выглядел он не очень, словно вместо ёршика его протащили через слив канализации.
- В смысле - никого? - Кажется, голос Слесаря.
- Говори.
- Я и говорю, - пацан посмотрел на меня. - Прошёлся по шести ярусам. Дошёл до ворот третьей секции, заглянул через трап, вернулся, сходил к девятой. Ни души. Всё открыто, заброшено. Будто лет сто не живут. Насосы разобраны. От проходческого комбайна груда железа.
- Дикарь? - предположил Сантехник. - Вернулся и пробрался через штольню с Машиной?
- Она тут при чём? - я поморщился. С фантазиями у Сантехника частенько зашкаливало.
- Может, боевая. Видали, как Электрика в воронку засосало.
- Вернулся? - вскинулся Фармацевт. - Да он едва ноги унёс.
- Знать бы, куда, - пробормотал Водопроводчик.
- А канат? На складе хранилось три бухты по двести метров. - Каменщик протиснулся к Стажёру. - Если поднять, закрепить вокруг колодца, то можно...
- Что? - прервал я. - Спуститься и убедиться, врёт или нет?
- Вы оглохли? - закричал Стажёр, брызгая слюной. - Нет склада - нет каната. Кирок, ломов, лопат. От рельсов ни следа. Нет вагонеток. Со станками та же хрень. И нет столовки со столами, который сколотил Водопроводчик.

Мальчишку затрясло, я приобнял его:
- Спокойно, разберёмся. - Затем обернулся. - У Маркса, обитающего в коммунизме на небесах, четыре комиссара. Так заповедано. Но Дикарь не один из них. Он жрёт силос, как скот, носит шмотки и не умеет говорить. Недочеловек. Точка. Теперь перекусим и обсудим план.

Кочегар не дождался плана. Прах к праху. Думаю, кто лежал на дне колодца, были не против.

***

- И как их есть? - Фармацевта перекосило.
Опять он брезговал. То он постится, то его тошнит. Усох, глаза выкатил.
- Чего не так? - участливо повернулся к нему Водопроводчик. - Ты и в лесу отказался. Что сегодня: запор?
- Ножа нет.
- А зубы на что? - Сантехник и Каменщик переглянулись. - Мясо как мясо. Туловище вчера приговорили. Остались ножки. Смотри, какое славное бёдрышко.
- Ну, уж нет, - Фармацевт отодвинулся и попытался встать, - я отказываюсь.

Мы родились и живём во тьме, поэтому видим всё. Что нужно видеть, что нет. Даже сейчас - в неурочное время. Кожа за ушами Фармацевта чуть порозовела, и Водопроводчик мягко положил ладони ему на плечи.
- Не перекусить ли нам персиками? - чуть громче, чем нужно, сказал Фармацевт, ни к кому не обращаясь.
- Не заболел? - обеспокоился Слесарь, присаживаясь на корточки.

Слесарь был чутким человеком, отзывчивым. Кто угодно об этом скажет. Мухи не обидит. В свободное время предпочитал выпиливать лобзиком. А ещё, представьте, любил фиалкины глазки.
- Помнишь пословицу? - сказал Слесарь. - Две из трёх макак предпочтут украсть банан, а не сорвать его с дерева.
- Вот почему мы против банана, - продолжил Каменщик.
- Вы против макак.

Да, кожа покраснела. Атавизм страха. Капилляры расширились, компенсируя учащённое сердцебиение. Но поздно, стук его сердца уже звучал как колокол. Запахло кровью. У Водопроводчика вытянулись ноздри, и он, не скрываясь, облизнулся.
- И давно ты так думаешь? - он вопрошающе заглянул в лицо Фармацевта.
- С тех пор как понял - пословица не та. Ем - думаю. Когда думаю - ем. Из ночи в ночь. Одни и те же руки, ноги, пальцы. Прожаренные, варёные, маринованные, вяленые. В студне, в похлёбке. Но какая, ангидрид перекись марганца, разница! Это всё равно руки, ноги и пальцы. И ещё ногти, ага. Всегда интересовало: вы их - как?.. выковыриваете или глотаете?

Воздух застыл, дышать стало невмоготу. Мы стояли, не спуская с Фармацевта глаз.
- Я всего лишь прошу. Достаньте мне персик. Слабо? А десятилитровый таз персиков? Чтоб изо рта лилось, из ушей хлестало. Уж продристаться, так фонтаном. Лишь бы смыло вас на хуй. Кончайте уже. Чего ждёте? Стажёр, ты самый прыткий.

***

Мы перегрызли ему горло. Ничего личного. Анорексия или авитоминоз? Эволюция требует жертв. Оттащили труп в чащу рододендронов - пролетарии товарищей не едят. И, выбрав направление, отправились к ближайшему монументу. В Дом войдём с темнотою. Всё бы ничего, но где стадо? Почему не слышно взвизгов, писков и жизнеутверждающего меканья элоев? И откуда мерзкое ощущение, будто на меня смотрят?

Каменщик открыл в постаменте вход, мы вошли. Когда расселись вдоль стен, выяснилось, что пропал Слесарь.
- Он шёл следом, - пожал плечами Стажёр. - Честно.
- И ты ничего не услышал? - опять изогнул брови Сантехник. Была у него идиотская манера: выворачивать брови от удивления. Он пошарил глазами по углам, будто Слесарь мог спрятаться.
- Опять Дикарь? - съязвил Водопроводчик.
- Слесарь - большой человек, - сказал с укоризной Каменщик и вздохнул. - Такие люди без причины не исчезают.
- Приспичило? - предположил Стажёр. - Упал? Может, яма, и он провалился?
- Может, - соврал я и поморщился.
- Давайте, позову, - рывком поднявшись, Водопроводчик шагнул к двери. - Наверняка где-то поблизости. Учуял цветочки или и впрямь, под кустик присел.
- Только сиреной не ори, - я тоже встал. - И настежь не открывай.

Мы сделали три попытки. Как с обрыва плюнули.

Помещение было маленьким: стандартный погрузчик. Его назначение переправить пищу на разделку. Пятеро мужчин, вытянувших ноги, едва умещались на пятачке три на два метра. Разговор не ладился. Сантехник только и знал - зевал да подбрасывал однообразное: "ну, не знаю, может быть, вероятно". Каменщик же скис и, намотав на кулак шерсть со спины, предался пересчёту попавшихся волосков, наотрез отказавшись участвовать в обсуждении.

Слишком много вопросов. Кто же такой Дикарь? Откуда взялся, куда исчез? Как он поджёг Большой лес? Как, профсоюзы его дери, догадался о ловушке? Отчего вдруг Машина послушалась его? Ведь ни один из нас не смог упросить её работать. Почему два дня таскался с девчонкой и оставил её в живых? И куда запропастился Слесарь?

Через час, кроме запаха пота и храпа Сантехника ничего не изменилось.
- Давайте-ка спать, - объявил я. - Ночью мыши белее.

***

Во сне явился Слесарь и стал попеременно засовывать мне в рот то фиалку, то выпиленного из фанеры петушка, приговаривая:
- Не упрямься, все едят, попробуй.
От них разило Фармацевтом. Я отмахнулся раз, другой, а на третий - голос Водопроводчика прошептал:
- Поднимайся. Быстро.
Водопроводчик сидел, касаясь пола костяшками пальцев, и вертел головой по сторонам:
- Тс-с.

Я вскочил. Расписной потолок, шары-светильники. Мы оказались в Доме? И помещение-то знакомое. Те же дорические колонны, портик. Только много киновари, золота и глазури. Но откуда здесь стальные баки, воздуховоды, газовые печи? А это? Выставленные в коридоре хромированные столы, стоящие в ряд, с высокими ножками на колёсиках, разделённые пластиковыми занавесями. И дюжина деревянных бочек, от которых нестерпимо воняло.

Глаза, перескакивая с предмета на предмет, застопорились. Стена оранжевого кафеля по всей длине была увешана: ножами, тесаками, молотками для отбивки, пилами, топорами, крюками.
- Какого бакса? - тоже шёпотом спросил я и вдруг сообразил. - Где остальные?
Водопроводчик кивнул на ближайший стол: на нём, скрытое занавесью, что-то лежало. Но тут я увидел... Неужели? В углу, похороненная куском брезента, прижавшись к стене, пряталась Машина. Прекрасная, недоступная.
- Дикарь... Вернулся.

Я оглянулся. Наш боец, один стоивший пятерых, в чьём присутствии Управдомша не смела раззявить пасть, ронял слёзы как ребёнок. Не от бочек смердило. Он позволил убить себя быстро.

***

Шторка с шелестом отодвинулась.
Дикарю оставили голову и торс, прикрыв недостающее стальными, на скобах, пластинами, и вспороли от паха до горла. Лицо скрывала... Маска Боли? Обтягивающая голову кожа, очки-консервы и круглая решётка на месте рта. И он жил: сердце билось, а лёгкие подымались и опадали, увлекая в танец движения двадцать четыре белоснежных опахала.

- Извините, не могу по-людски поздороваться. - Просипел дикарь. - Семь пятниц на неделе. Теперь я понадобился в роли эксперта. Вы исчезнувший вид, как-никак.
Над решёткой вздулся кровавый пузырь, задрожал и лопнул.
- Научился говорить? - выдавил я из себя.
- Не я. Та штука на голове. Вы ископаемое. Таких не видели лет триста.
- А от кого ты драпал в лесу? Слесарь - твоих рук дело?
- Рук? Какая прелестная игра слов. - Дикарь всхрапнул. - Всё-таки то были вы. Прискорбно. Вас зацепило поле Машины и утянуло в иную реальность. Но что её сотворило? Только одно приходит в голову. Кое-кто написал слишком талантливую книгу.
- Никто не пишет книг, - поправил я. - И не поджигает лес.
- Потому мы герои шоу. Билеты на званые обеды с нами раскуплены. Говорят, мы затмили "Родительские войны за право первого зуба". Ваш мир был ужасен, а новый - втройне. Что вам до Слесаря, до остальных?
- Тебе не понять.
- У каждого понимание имеет свой вкус. За вами пришли.

Послышался шорох. Чудеса! В проходе стояла та самая девчонка. Смазливый кусок мяса, который мы сегодня доели. Та да не та. У сегодняшней руки - усыпанные шрамами, ядовито-жёлтый смокинг наголо и фиолетовая юбка-разлетайка.
- Убедилась? - спросил Дикарь. - Слово джентльмена. Всё, как я говорил.
- Спасибо, Герберт, - сказала элойка, приближаясь.
- У пищи есть имя?
- В определённых кругах моё... А, неважно. Узнаёте? Уина - моя прекрасная леди.
- Жестковата, - возразил я. - Жирок недогуля...

Удар ребром ладони по горлу был непредсказуем. Я повалился на пол.
- Ну, здравствуй, морлок, - лицо склонилось облаком с зелёными глазами. - Я королева - дегустатор бала и ты среди приглашённых. Согласен?
Девчонка поднесла к моему рту запястье и я понял, что́ за шрамы. Когда дама предлагает... Я был сама учтивость: не тронул артерию, лучевую кость, лишь лоскуток мяса - на язык. Ни один мускул не дрогнул на атласном лице.
- Теперь моя очередь, - проворковала королева, громоздясь на живот.

Не сказать, чтобы мне шибко не понравилось - всё же я мужчина, - но урчание её желудка обескуражило:
- Герберт - что за дурацкое имя?
- У него есть и фамилия. - Она склонила головку набок. - Жаркое из Уэллса. Как тебе, холодненький? - и сладко улыбнулась.

О, комиссары, кабы у вас были такие клыки!

(C) Yeji Kowach 27/05/2019

Оценка: 7.38*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) Катерина "Последней умирает ненависть"(Антиутопия) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список