Ковриженко Вячеслав Викторович: другие произведения.

Brute force (Rus.ver.) Гл.14-...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки

  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 14. Maior erit lex, quam Rex (Закон выше короля)
  
   Кейнси Масаке - дезертир из специального отряда гвардии Шатерей, участвовал в разработке секретного оружия, организовал теракт на курорте королевского рода Нарадан, чтобы замести следы своего бегства. Вероятно, является носителем стратегической информации. Это то, что было известно от наемников. Легенда так себе, но в том, что этот тип действительно имеет секреты, Терумо убедился еще в первый день полета. Ценный куш. За годы своей работы на корону Терумо хорошо узнал людей. И этот парень ему сразу бросился в глаза. В один момент он вел себя как уставший путешественник, в другой у него проявлялись рефлексы бойца, потом он превращался в гражданского, а потом ему сносило крышу, и он начинал творить всякий будто бы бред, смысл которого раскрывался значительно позже. И все это происходило очень быстро и постоянно. Не может нормальный человек так быстро переходить между моделями поведения. Даже ему, чтобы перевоплотиться из молодого аристократа в пожилого купца, нужно несколько минут. А он, на секундочку, ведет двойную жизнь уже много лет. Этот же субъект был прямой противоположностью. Одновременно с замашками солдата у него явно были знания артефакторики, механики, магической теории высокого уровня, материаловедения, и еще целого ряда дисциплин. Простой путешественник не может быть столь разносторонним. А то, как он ими разбрасывается ради удовлетворения своих прихотей, указывает на наличие у него достаточного количества инструментов для их реализации.
   На протяжении всего пути в столицу Терумо внимательно следил за нижней палубой. Следовало убедиться, что это действительно тот, на кого открыли охоту половина гильдий всего континента. И если бы просто охотились, так нет - большая их часть желали любым способом привязать к себе такого ценного кадра. Порой доходило до совсем нелепых ситуаций, когда вместо желаемого беглеца они принимали в свои ряды самозванца. Этот путешественник легко мог оказаться подсадной уткой, на одну из которых клюнули его зарубежные коллеги. Там тоже считали, что наткнулись на объект мирового интереса. Его проверили всеми возможными способами. Убедились, что это действительно Кейнси. Отправили на его задержание два отряда спецбойцов королевской гвардии. А они взяли, и исчезли бесследно. Как и еще десяток наблюдателей от различных организаций и отдельных лиц. Пока разбирались что к чему, их соседи уже начали потирать ручки, готовясь откусить кусок дезориентированной страны. Самого же нарушителя, как выяснилось, вообще не существовало: никаких протоколов, никаких доказательств, а то, что находилось в архивах - фальшивки. Вот и думай, настоящий ли это беглец, или обманка?
   Обстоятельства складывались совсем не так, как того хотелось. Если бы все пассажиры судна были гражданскими, Терумо без проблем вошел бы в контакт и завербовал путешественника, кем бы он ни оказался. Даже учитывая, что мужчины - не его профиль. Ему проще было работать с противоположным полом. Терумо от природы имел невысокий рост и стройную фигуру. Женщинам нравятся такие хрупкие и элегантные партнеры. Рядом с ним они чувствуют себя более уверенно. Сейчас, в условиях замкнутого пространства корабля перевоплощаться нельзя, новое лицо на борту сразу привлечет к нему внимание. Но даже в своем нынешнем амплуа он бы смог, по крайней мере набиться в друзья, а в порту путешественником бы занялись нужны специалисты. Но нет, все планы поломал один самозваный музыкант. Почему самозваный? Это стало понятно еще тогда, когда он выбросил свой инструмент, а потом запаниковал, когда появился риск его попадания в чужие руки. Здесь даже до самого тупого дошло бы, что он что-то скрывает. Терумо, который по службе сталкивался с различными ухищрениями, сразу разгадал хитрость: маленькая музыкальная шкатулка, спрятанная под струнами. Прием довольно простой, если есть знакомый мастер, который тебе ее настроит. На таком инструменте даже можно играть как на обычном, но только одаренный может выдавать уникальные переливы мелодии. Знатоки говорят, что на одном и том же инструменте каждый музыкант будет звучать по-особенному. Здесь же звук всегда был один и тот же. Терумо и сам когда-то пользовался подобной вещицей, еще в начале своей карьеры, а потому легко вычислил мошенника. Типичный контрабандист. В противном случае разведчик даже не обратил бы на него внимание,
   Едва за споенным контрабандистом закрылись двери, Терумо еще раз осторожно погладил причудливый артефакт, чувствуя лишь легкое пощипывание на кончиках пальцев. Ощущения его не обманули - не подделка. Вот оно - доказательство того, что на борту корабля находится настоящий Масаки Кейнси. Создать артефакт, способный работать без эфира... Терумо только слышал о таком. Он же склепал его прямо под открытым небом, а не в секретной мастерской с финансированием от короны! Кем бы этот парень ни был, он способен сделать из подручных материалов не только инструмент, но и оружие. Серьезное оружие, которое просто так не найдешь детекторами - сам он не успел прибежать на шум, но его "горничная" детально описала увиденный результат. Страшно подумать, что случится, если такой кадр попадет в лапы других лиц. Например иностранной разведки или организованной преступности.
   Такого нельзя упускать. Только действовать нужно осторожно. Прямой контакт теперь будет выглядеть подозрительно. Лучше заручиться поддержкой правоохранительных органов. Например, начать все с какого-то мелкого нарушения, а там уже можно накрутить на него все, что нужно. Или еще лучше - прийти на помощь, когда у него возникнут проблемы с криминалом. И тут пригодится уже знакомый контрабандист. Дурман выпивки сойдет не раньше, чем за полчаса, а до того момента корабль уже пришвартуется и Терумо вместе с сопровождением покинут судно. Контрабандист начнет разбираться, куда исчез товар, подключит своих друзей... Далее останется только вмешаться в нужный момент. Силой они его не возьмут, это точно. Парень уже успел показать свои возможности, хотя почти никто из пассажиров этого не понял. Значительно более вероятно, что они сперва попробуют с ним договориться, но тут уж он не даст им пойти на контакт.
   Еще раз осмотрев каюту, Терумо выглянул в окно. Сквозь мутное стекло виднелись знакомые камышовые крыши окраинных районов. Значит, скоро будет столица. Как давно он здесь не был? Месяц? Сезон? Год? Когда вся твоя жизнь, это постоянная погоня за привидениями чужих секретов, время летит незаметно. Эх, а ведь ему обещали по возвращении дать целый сезон на отдых, чтобы восстановить здоровье и привести себя в порядок. Все же работа на корону Тафии временами вытягивает из людей даже душу. Иногда - в буквальном смысле. Только таких бездушных и допускают к некоторым материалам, чтобы даже при работе с ними они не могли ничего понять и использовать полученные знания в свою пользу. К сожалению, для работы в поле такой подход не сработает. Здесь нужна сообразительность, эрудированность и самое главное - высокое актерское мастерство. Все это было в Терумо в полной мере. Вряд ли кто-то может себе представить, сколько усилий он тратит только на то, чтобы оставаться в форме. Мало кто на его месте смог бы продержаться достаточно долго. Обычно на этом посту выгорают уже через год-два, он же уверенно удерживается на ней почти двадцать. Для разведчика это можно считать рекордом. Это другие могут себе позволить месяцами наблюдать за второсортными исполнителями, собирая основные сведения о различных организациях и целых государствах. Ему же приходится нырять в их окружение с головой, быстро и без подготовки. Среди коллег даже ходит такая шутка: если разведчика все знают - то это не разведчик, а приманка. В его случае - два в одном. Он долго выживал среди этой стаи пираний, становился своим даже среди самых опасных лиц, и одновременно навещал королев и королей. И вот, когда он уже начал сдавать, а желанный отдых был совсем рядом, ему на голову свалилась новая работа. И игнорировать ее нельзя - сам же пойдет в камеру за саботаж и государственную измену.
   В каюту зашла гувернантка. И хотя прислугой она была только на людях, по службе она выполняла ту же роль - следила, чтобы подопечный хорошо выглядел, соответственно вел себя и не наделал глупостей. А если он все же что-то выкинет... Терумо все прекрасно понимал, но от того присутствие этой дамы более приятным не было.
   - Ваши вещи уже были собраны. Не стоит их разбрасывать за несколько минут до прибытия, - заметила она, наблюдая за тем, как хитрая крышка сундука приобретает свой естественный вид. - Я все равно настаиваю на том, чтобы передать нашу работу в соответствующую инстанцию. Мы свою функцию уже выполнили.
   - Ты лучше меня знаешь, что пока они будут принимать нашу работу, ценные фонды будут потеряны. Что я, не знаю, как они работают? Считай это моей инвестицией в будущий спокойный отдых.
   В каком-то смысле она права: в инструкциях четко указано, что контактировать с посторонними, да еще и устанавливать с ними связи перед самым окончанием миссии строго запрещено. Однако ситуация не позволяет игнорировать главную обязанность любого разведчика - защищать интересы своей страны. Хорошо, что он теперь имеет доказательства этой угрозы.
   - Через ваш трудоголизм этот отдых может быть отменен.
   - Если я позволю себе отдых сейчас, то он у меня больше никогда не закончится. Лучше подготовь гостевой комплект. Мы ведем к себе гостя.
   Гостевой комплект. Нк комплект для гостя, а именно гостевой. И ключевое слово в следующей фразе 'ведем'. Ну же, реагируй! О, наконец-то ожила. Кивнув на мой зашифрованный приказ, она пошла готовить все необходимое. Как же иногда трудно с этими бездушными...
  
   ***
  
   Вижу, народ там без меня не скучает. По крайней мере информационная служба "Аналитик и Ко" теперь заменяет мне утренний выпуск новостей. Все же мне этого очень не хватало. Когда ты знаешь, что происходит в мире, ты чувствуешь себя как-то спокойнее, увереннее. Для современного человека стабильная работа информационных агентств является ярким показателем стабильности. Если ты больше не слышишь передач и хороших новостей на своем языке - значит улице или война, или апокалипсис. Я только сейчас понял, что все это время был постоянно напряженным и настороженным, как диверсант на вражеской территории. Теперь же я чувствовал себя туристом-экстремалом, что гуляет странами третьего мира без какого-либо конкретного маршрута или путеводителя. К аномальному региону отсюда рукой подать. Если подняться достаточно высоко, то в том направлении даже можно увидеть нечто похожее на полярное сияние.
   Обычно с высоты любой город выглядит более привлекательным, чем изнутри. С высоты не увидишь мусора или облупленные стены, не ощутишь запах, а не испачкаешь ноги в грязи. Так вот - это не про Байру - столицу Тафии. Уже отсюда видно, что город переживает не лучшие времена. Слишком большой контраст был между некоторыми районами, разграниченными высокими стенами. Уверен, что перемещение между ними жестко контролируются. В голове сразу всплывали бразильские фавелы. Более-менее пристойными были лишь несколько улиц, что упирались в главную площадь, у которой стоял дворец правительницы. Все остальное пространство заполонила серо-коричневая масса бедняцких хибар.
   Высунувшись сквозь открытый грузовой люк, я своим визором внимательно фиксировал карту местности. Не вдумываясь, просто делал аэрофотосъемку на высоком разрешении. Высота полета еще позволяла это сделать. Через несколько минут, как только капитан получит разрешение, мы начнем снижение, и я уже не увижу ничего, потому пользовался моментом. Арчер тоже не терял время зря, формируя для себя дорожную карту. Его способы восприятия мира несколько отличаются. Может они не такие совершенные, как мои собственные, но значительно более универсальные. Например, у меня нет нормальной радарной установки, потому что она создает препятствия сканирования эфирного пространства. А мотоцикл таким образом может прощупать не только рельеф, но и материалы, из которых тот состоит. Уже сейчас он мог распознать поверхности, которыми он не проедет, и составить несколько оригинальных способов отрыва от преследования, используя их свойства. Я сосредоточился на социальном аспекте. Просто выцеливал наибольшие скопления людей, а ИНК занимался разбором их активности: торговля, драки, аресты, преступления, мирная профессиональная деятельность и тому подобное.
   Вот корабль резко пошел вниз. Несколько секунд, и ракурс непригоден для наблюдения. Зато в поле зрения появляется уже знакомый матрос, отталкивая меня от прохода. Поправка - попытался оттолкнуть, все же у меня плотность тела раза в полтора-два выше аналогичной у сверстников. И к опорной поверхности я приклеился чисто на интуиции. Адгезивные свойства мимикрила недостаточны, чтобы бегать по потолку, но я могу просто прицепиться к палубе аналогом терки - разнонаправленные зубцы впиваются в поверхность и сходятся друг к другу, сжимая волокна древесины или другого материала, на котором я стою. Если буду пользоваться еще и руками и животом - смогу подниматься даже по вертикальным поверхностям, если они достаточно прочны. К сожалению, здесь их мало, а потому эту технологию я в костюм на постоянной основе интегрировать не буду.
   Пока матрос приводил в порядок грузовой трап, его товарищ осуществлял аналогичные действия на верхней палубе. Все же столичный порт лучше приспособлен для приема различных судов, в отличие от сельской пристани, где заходить на борт приходится из трюма. Да и вообще мне сейчас светиться в проходе не стоило. Таможня внимательно следит за количеством пассажиров каждого судна. И за каждого в казну порта уплачивается определенная сумма. Поэтому покидать борт, и даже просто демонстрировать свое присутствие каким-либо образом было запрещено. Но даже несмотря на предупреждения у меня возникли сомнения в реальности данного подхода. Тот кретин с гитарой догадывается, что я на корабле, и вполне может заявить о нарушении в таможню. Ему безразлично, он уже прилетел. А вот капитану, команде и конкретным пассажирам придется туго. Я таких гнилых людей знаю. Меня все равно не найдут, даже если я буду стоять рядом, а вот моих соседей по трюму вычислят на раз. Даже в запломбированном контейнере. Достаточно задержать корабль, и мое путешествие накроется медным тазом. Вряд ли я смогу быстро найти здесь другой рейс с нужным направлением. Здесь о ежедневное сообщение речь вообще не шла. В лучшем случае - один корабль на пять дней. Теперь я понял, почему Сайкс так спешил доставить меня до нужного места.
   Сбросив броню, я прикрылся текстурой стены и присел у входа. Здесь связь уже не работала, и оставалось только разбираться с уже полученными данными. Сначала я хотел только заменить утраченное оборудование. Новая версия нейрализатора из подручных материалов при той же мощности импульса должна была выйти в несколько раз больше прототипа, а источником энергии мог выступать разве что большой эфирный генератор. Мудрить не стал, и сразу предусмотрел монтаж устройства прямо на байк. Он моя единственная особая примета. Не вспомнят его - не найдут и меня. То есть не вспомнят его только одаренные, а обычные люди здесь, в подавляющем большинстве, невежественные, и не смогут нормально описать увиденное. Скажут: двухколесная тележка. Что подумает слушатель? А подумает он о такой же рикше, которой только что воспользовался один из пассажиров.
   Но новый нейрализатор было невозможно собрать в полевых условиях без соответствующего оборудования. Те же репликаторы для своей работы использовали катализатор, запасы которого у меня почти иссякли. То, что еще оставалось, шло на реконструкцию НК. Процесс уже выходил на финишную прямую, и я не собирался его прерывать. Если ограничивать свою активность, то уже к вечеру буду полностью боеспособным. Но я себя знаю - обязательно случится какой-то форс-мажор. Поэтому и искал альтернативу.
   В процессе ко мне подключился Аналитик, и пока мы летели над горными хребтами, он сбрасывал мне материалы, которые могли помочь в работе. Среди них оказался и проект эфирного дрона. Эту безумную на первый взгляд идею Аналитик подсмотрел в какой-то компьютерной игре - все равно ему сейчас больше заняться нечем. Он не впервые пытается реализовать фантастические изобретения с помощью доступных технологий, но подавляющее большинство из них либо нежизнеспособные, либо неэффективны, либо не выполняют свою основную функцию. Поэтому я сначала проигнорировал файл, скинув его в корзину. Я и сам когда-то думал над тем, чтобы клепать своих дронов из уже готовых эфирных нанитов, но тогда это было невозможно, ведь у меня не было никаких алгоритмов взаимодействия с ними. Все, чего я мог от них добиться - подать команду на расщепление нанита, чтобы получить из него строительный материал для нужного мне предмета. Позже удалось заставить их просто приклеиваться друг к другу, ну а дальше я за производством уже не следил. Однако Аналитик свою работу не забросил, постепенно пополняя библиотеку команд. И вот недавно там появилась команда "ожидание". Поясню: обычно эфирные наниты выполняют только одну команду, после чего сразу же отправляются на подзарядку. Только после восстановления запасов энергии они переходят в состояние готовности и ждут новый приказ. Команда "ожидание" позволяет обойти это ограничение, заставляя наниты снова перейти в состояние готовности, даже если энергии в них почти не осталось. Минус только один - при полном разряде нанобот просто прекратит свое существование. Именно из-за крошечного объема доступной им энергии никто из аборигенов никогда не сможет реализовать весь потенциал нанотехнологии. По крайней мере, пока они не поймут, как устроены наниты, и откуда те берут энергию.
   Я сразу решил проверить свою задумку. За основу взял компрессор мотоцикла и приладил к нему резервуар, куда и нагнетался эфир. При достижении нужной плотности наниты получают команду на объединение в нужной конфигурации, а после завершения строительства структуры, на нее записывается соответствующая программа. Компилятор для этой программы у меня уже был, а вот с материальной частью возникли сложности. До сих пор я оперировал эфирными нанитами с помощью своих собственных. Тот же Слизняк в процессе работы постепенно терял свою массу, и уже через час-полтора активной работы от него останется только генератор с мозгом. Здесь же стояла задача сделать процесс полностью независимым от моих технологий. В идеале такой репликатор должен быть способен создать свою копию. Еще немного пошевелив мозгами, я понял, что ничего не понимаю. Как я могу что-то строить, если я даже не могу взять в руки нужный строительный материал? Единственным выходом было воспользоваться магнитными полями. Причем генерировать их не только внешними средствами, но и подключить к процессу самых нанитов. Конечно же это требовало от них дополнительных затрат энергии, компенсировать которые они могли только поглощая свет. Для этого я расположил на внутренней поверхности колбы несколько мощных ламп, что излучали свет в наиболее оптимальном для поглощения нанитами диапазоне. Очень интересно было наблюдать, как в центре резервуара закручивается маленький вихрь живой темноты. Эффективность поглощения света была такова, что я не видел противоположной стенки колбы, диаметр которой составлял какие-то двадцать сантиметров.
   Зато потом, когда я испытал эту штуку, у меня аж настроение поднялось: скорость формирования любого предмета внутри колбы зависела только от скорости закачки эфира. Ну и от системы охлаждения. Остальное я в расчет не брал, все же у меня на руках только лабораторный прототип. А вот первое было реальной проблемой. Для полномасштабного производства нужны будут просто огромные объемы материала, и размеры воздухозаборников должны также быть соответствующими. Поэтому этот проект потянул за собой еще один - эфирный коллектор.
   Материальная часть коллектора выглядела как спутниковая антенна, главная задача которой - передавать сигнал только в конкретном направлении. Эффект от ее работы был аналогичный эфирной подушке, только вектор действия направлен в другую сторону. В зависимости от конфигурации антенны эта виртуальная структура могла вытягиваться воронкой до почти двух сотен метров в длину, с расширением конуса до сорока градусов, или формировать перед собой полусферу разрежения на двадцать метров. Последняя конфигурация была более удобна, так как не создавала сильного направленного потока воздуха, но на борту воздушного судна она влияла на работу подъемных артефактов, и могла привести к аварии. Это я тоже заметил, сбросив Аналитику как один из вариантов системы противовоздушной обороны.
   Наконец все проекты были доведены до ума, проверены и испытаны. Все вроде работало нормально. Простые устройства типа шокера или фонарика изготавливались менее чем за минуту. Тесты на химическое взаимодействие я не проводил, но был уверен, что и там все будет в порядке. Поэтому я сразу перешел к сложной продукции. И первым, за что я взялся была... Базука! По крайней мере, в первой версии она выглядела именно так. Дело в том, что я могу заменить собой любой наземный юнит, начиная от пехотинца и заканчивая танком. А вот с воздушными и бронированными целями мне не справиться. И я решил компенсировать это с помощью тяжелого вооружения. Первый вариант имел множество дефектов, хотя и неплохо себя показал, когда на границе между провинциями к нашему кораблю на нескольких лодках пытались подкрасться какие-то разбойники. Почему бы не совместить приятное с полезным?
   Подбирались они с умом - снизу сзади, как бы двусмысленно это ни звучало. Со слепой зоны, где нет наблюдателей. Я о них узнал только потому, что мотоцикл с момента взлета продолжал сканировать окружающее пространство, составляя карту местности. Километр, пятьсот метров, двести, сто... Никто даже не подозревает о гостях. Я тихонько прокрался к люку и выглянул в щель. Так и есть - готовятся к абордажу. Уже и крюки в руках держат. Я не стал ждать, пока мне сорвут рейс и, вернувшись с оружием, распахнул люк. Первая ракета пошла как надо - прямо в лоб. Фугас за долю секунды умножил восемь вооруженных людей на ноль вместе с транспортом. Вторые взялись нас обстреливать из своих луков и арбалетов. Интересно, что ружей и пистолетов у них не оказалось - видимо слишком дороги для обычных бандитов. Второй была шрапнельная модификация. В ней уже была примитивная головка наведения, которая взрывала заряд за десять, двадцать или сорок метров от цели. Здесь вышел казус: скорость полета ракеты все же меньше, чем у пули. А я к тому же не имел достаточно данных для баллистического компьютера, все снаряды были разными, и в результате ракета ушла ниже необходимого. Пираты же, снова увидев меня с пушкой, поспешили отступить. Повернули вниз. Там они и встретились. У меня еще оставалась модификация с бронебойным зарядом, но для нее уже не осталось целей. Пришлось отложить. Тем более, что после такого испуганные пассажиры еще часа полтора не могли успокоиться. Хорошо, что я тогда еще мог работать под камуфляжем, и меня не засекли. Ну, почти не засекли, кроме одной девочки, что в это время лазила по трюму. Не думаю, что она сможет описать полупрозрачный силуэт на фоне прохода. Никто даже не понял, что на нас собирались напасть. Через несколько минут в поисках неисправности в трюм ввалились механики. Нашли выбитый люк, порезанную обшивку и два пятна копоти на потолке. А я только тогда понял, что выхлоп ракет мог поджечь корабль. Вот была бы веселуха! Больше испытаний в дороге я не делал.
   Когда все разошлись, я начал подводить итоги. Результаты неудовлетворительны. Из-за недостаточной прочности материалов я не могу поставить на ракету более мощный двигатель, потому что он просто разорвет гильзу. Без этого ракета летит медленно, и может отклоняться от курса. Стабилизация путем закручивания снаряда еще больше съедает мощность двигателя, а добавление воздушных стабилизаторов увеличивает воздушное сопротивление. Все это дает врагу время среагировать и увернуться от выстрела. Еще немного покрутив проект, я выбросил его двигатель и задумался над альтернативой. За пределами моря Ахо они все равно будут эффективнее любого здешнего оружия. Но тут у них есть много конкурентов. В чем их можно превзойти? Разве что поставить в ракету систему самонаведения. В принципе это не так уж и сложно. Любой летающий в эфире объект имеет четкий, и главное - уникальный фон в радиодиапазоне. Таким образом, можно решить проблему распознавания свой-чужой. Но все равно ракета слишком заметна. Чем дальше к цели, тем больше риск ее перехвата. Тем более, что у рыцарей есть аналог дробовиков для борьбы с малыми летательными аппаратами. Единственное, что приходит в голову - поставить эфирный двигатель вместо реактивного. Кольцевые двигатели кораблей до сих пор оставались для меня загадкой, поэтому пришлось обходиться их импульсным аналогом на собственной элементной базе. С ним ракета приобретала сферическую форму, немного теряла в скорости. Однако становилась более маневренной и главное - полностью исчезала проблема дальности поражения. Такая ракета будет лететь до тех пор, пока видит цель и имеет энергию. При желании ее даже можно превратить в аналог крылатой, которая будет лететь по указанному маршруту, а затем поразит врага. К тому же она могла быть как тихой и незаметной, особенно если лететь медленно, так и визжать с громкостью реактивного двигателя. Аналитик должен оценить перспективы применения такого оружия. А учитывая, что их можно делать буквально из воздуха... Я чуть виртуальной слюной не захлебнулся, представляя свой тотальный контроль над воздушным пространством. Впрочем, почему только над воздушным? Такие штучки могут охотиться на любой источник радиоизлучения: рыцари, корабли, артефакты и даже отдельные одаренные люди! Класс! Мне эта идея уже нравится.
   Новых ракет было собрано девять, по три штуки каждой модификации. Все были оборудованы системой наведения, а ячейки для хранения я смонтировал на тот же мотоцикл. В каждый кофр влезало по два таких снаряда, и еще осталось место для нового репликатора. В принципе их даже запускать не нужно, они сами могут взлететь с любого положения, даже если ими в это время играть в футбол. Просто я хотел держать такой весомый аргумент рядом с собой, и дать Арчеру возможность самостоятельно ими пользоваться, без моей помощи. После девятой ракеты, хотя это уже и ракетой назвать язык не поворачивался, я прекратил производство, потому что складывать их уже было некуда. Разве что на пол. Кстати, назвал я их - Мейн-кун. Все из-за формы верхней части, издалека чем-то напоминющей насупленную кошачью морду. Для полноты образа не хватало только пары треугольных стабилизаторов сзади, но это уже лишнее.
   Так вот сижу я себе в трюме, никого не трогаю, и тут с корабля выходит наш музыкант. Идет, оглядывается вокруг, будто загнанная в угол крыса. И без гитары. Что это с ним, он же в течение всего полета МОЮ гитару из рук не выпускал? Оставил на борту? А это шанс! Поставлю туда взрывчатку, и прощай Америка! Тихонько пробираюсь вверх и ищу каюту этого проходимца. Вот и она. Хм, открыто? Захожу внутрь и понимаю, что план пошел коту под хвост - в каюте его вещей нет, помещение убрано и проветривается в ожидании следующего путешественника. Но гитару он с собой не выносил! Куда она делась? Продал кому-то из пассажиров? Но кому? Кто может об этом знать? Нет, так дело не пойдет. Чтобы не гадать понапрасну, отправил Слизняка следить за этим уродом. А сейчас следует опросить пассажиров, пока они еще не разбежались по городу.
   Для общения я выбрал образ лакея. Он будет вызывать меньше тревоги, чем закованный в броню незнакомец, или похожий на убийцу парень в капюшоне. Приятная внешность сделала свое дело, и вскоре я знал, что непосредственно перед приземлением этот "гитарист" разговаривал с тем знатным молодым человеком, что ехал с сопровождением. Скорее всего, именно аристократ решил приобрести вещичку. Вот только я слишком долго крутился на причале, и тот уже куда-то слинял. Попытался расспросить капитаншу, но она заявила, что личностями своих пассажиров не интересуется. Поэтому просто плюнул и вернулся в трюм - продолжать крутить свои схемы.
   Тут вдруг Слизняк поднял тревогу - объект наблюдения на выходе из порта был задержан группой лиц без опознавательных знаков. Один из них после короткого разговора отправился к таможенникам и сейчас в нашем направлении движется досмотровая команда. И что-то мне подсказывает, что эти люди с таможней не имеют ничего общего, кроме формы. Мафию местную подключил, паскуда. Может его прибить? Нет, не стоит лезть в чужое болото. Я здешних порядков не знаю, могу натворить такого, что весь порт закроют. Лучше посидеть тихо.
   Замечу, что капитан корабля тоже имела хорошо развитую чуйку. Не успел я покинуть корабль, как всех незарегистрированных пассажиров выгнали на улицу, будто они только собираются садиться на свой рейс. Хорошо, что мотоцикл вовремя слинял. Пословица о вещи, которую красят в зеленый цвет и выбрасывают в траву - это о нем. А оборотни в погонах свирепствовали: все контейнеры без исключения теперь были открыты и тщательно осмотрены. Капитанша тоже быстро поняла, что дело нечисто, но ничего сделать не могла. Кроме того, я застал момент ее разговора с командиршей этой команды, в котором та интересовалась мной. Очень настойчиво так интересовалась. Да еще и сказала, что в случае сотрудничества со "следствием" даже позволит продолжить рейс, а пока меня не найдут, она останется здесь. Мне такой хоккей не нужен. Тихонько просачиваюсь в рубку и стаю прямо у нее за спиной. Капитан первая увидела нового персонажа. Ее собеседница, очевидно, проследила взгляд и сработала на рефлексах. Вместо того, чтобы спокойно обернуться, попыталась всадить мне нож в живот. Отскочив от меня, она стала в стойку, а я только почесал пузо.
   - Чем обязан?
   - Подходить сзади не... - переводчик с некоторым опозданием передал ее фразу и замолчал на последнем слове.
   - Звучит неприлично. Чего надо?
   - Рука хочет тебя видеть.
   Блин, может у меня что-то случилось с переводчиком? Какая еще рука? Это имя, титул или какое звание?
   - Где и когда?
   - Ты пойдешь с нами.
   - Это просьба? Или приказ?
   - Приглашение.
   - Веди.
   Она махнула мне в сторону лестницы и вернулась к капитану. Хочет продолжить разговор? Ну ладно, не буду их отвлекать. Спускаюсь вниз и слышу, как капитану приказывают не задерживаться, иначе... Это она так хочет лишить меня транспорта, или мое возвращение на борт вообще не предвидится? Лучше оставлю байк у корабля, чтобы он дал сигнал и задержал вылет, если я не успею вернуться. Если капитан будет придерживаться графика, то у меня остается примерно полтора часа. Немного подумав, я приказал Арчеру заехать на корабль и включить коллектор на полную мощность, чтобы судно не смогло взлететь. Полностью заглушить подъемный артефакт не получится, но создать дисбаланс - запросто. А весь собранный эфир отправится на формирование как можно большего количества новых ракет всех трех модификаций, чтобы был запас.
   Между тем меня вели на выход из порта. Уже в воротах я заметил, что нас никто ни о чем не спросил. Или этих "таможенников" здесь знают, или дело в униформе. Если верный последний вариант, то вернуться назад я могу запросто. Можно даже рискнуть и придать себе вид одного из моих провожатых, но для полноты образа мне нужно изучить донора, его язык, жесты, фразы... Последнее особенно важно, потому что я уже несколько раз слышал, как мои конвоиры переговариваются между собой, а переводчик молчит. Неужели речь незнакомая?
   Опять для ее расшифровки подключаю ИНКа. Дело идет медленно, но спешить пока некуда. Иду по улице и смотрю все встречные надписи. Медленно система начинает их узнавать. Находятся знакомые символы, совпадения с отсканированными в библиотеке материалами. Я постепенно начал разбирать простые фразы. Аналитик хорошо поработал, составив предыдущие матрицы перевода всех найденных образцов языков. Едва начались совпадения с письмом, как процесс шел быстрее. Появилась фонетическая привязка, начали формироваться первые правила грамматики. Все шло хорошо, пока я не услышал четкую и внятную фразу - то есть сказанную на известном для переводчика языке. Визор подсветил трех женщин в униформе юстиции, что разговаривали за накрытым на улице столиком какой-то забегаловки.
   - Шатерейцы совсем обнаглели, начиная войну на два фронта. Неужели они всерьез считают, что им это позволят?
   - Вроде того. Церковь молчит, Нарадан тоже сохраняют нейтралитет, ну а вся остальная мелочь даже вякнуть боится.
   - Думаю проиграет тот, кто первым начнет действовать. Потому что на него набросятся все соседи.
   - Не факт. Ходят слухи, что королева Шатерей покинула свою страну и занимается пиратством.
   - Бред. Зачем ей это делать, тем более - лично?
   - А вдруг это действительно правда? Давайте представим, что ее к этому вынудили.
   - Тогда все выглядит совсем иначе. Значит, в стране началась гражданская война.
   - Или начнется в ближайшее время.
   - А война, это беженцы... Рога демонов, то вот почему у нас такой завал на границах!
   - Это еще цветочки. Ягодки пойдут позже, когда вместе с беженцами к нам начнут засылать шпионов и диверсантов.
   Женщины на мгновение задумались. Затем одна нахмурилась и значительно тише обратилась к коллегам.
   - Я знаю одно село на возвышении, где можно купить жилье. Дешево.
   - Не стоит бежать. Говорят, что у Шатерей появились рыцари, которым не нужен эфир, - озвучила одна секрет полишинеля, - Залезет один такой на гору, и все - конец твоей деревне.
   - А какие есть еще варианты? Кроме того, не будут же посылать целого рыцаря в какое богиней забытое село.
   - А если наша королева объявит мобилизацию?
   - Эта сучка первой слиняет, едва враждебные рыцари подойдут к границе. Или ляжет под захватчиков и будет им пятки лизать, как сейчас с...
   С чего бы они говорили на такие сложные темы прямо посреди улицы? Не один же я такой лингвист, знающий несколько языков? Не поворачивая головы, осматриваю присутствующих. Нет, больше никто на них внимание не обращал. Зато сами они очень внимательно рассматривали нашу группу, а одна даже тихонько выругалась. Не похоже, чтобы моих новых знакомых здесь любили. Мы прошли еще немного, а ситуация не изменилась: перед нами расходились, от нас прятались или делали вид, что не замечают. ИНК даже подсветил патруль, что остановился на углу, пропуская нас. Что это за банда такая? Может они реальные служащие? Судя по карте улиц, мы идем не к административному району, а тем же путем, которым двигался музыкант. Последний раз Слизняк видел его на входе в какую-то забегаловку. По данным дрона гитарист сидит там уже давно. Как и еще несколько десятков человек, зашедших после него. Несколько десятков в двухэтажном доме примерно кубической формы! И это я не учитываю еще тринадцать человек, что оттуда выходили. Где они могли там поместиться? Ничего, скоро сам все увижу. Только бы меня в ловушку не завели. Надо подстраховаться. Краткий инструктаж, и Слизняк заползает в здание. Если со мной что-то случится и мой сигнал прервется, он поднимет тревогу и Арчер, в зависимости от ситуации, или поможет ему освободить меня, или сравняет тут все с землей. Надеюсь последнего не случится, потому что может и меня заживо похоронить.
   Внутри это была обычная таверна: несколько пустых столов, парочка громил женского пола у дверей, барменша за стойкой, один посетитель. Что-то не похоже, чтобы здесь крутилось много народу. Зайдя внутрь, наша группа не остановилась, а пошла к лестнице вниз. Вроде бы обычный винный погреб, только лестница сюда истоптана явно не несколькими людьми. И пыль на бочках уже лет сто никто не убирал. Куда они... Да, тут есть тайный проход! Слизняк, за мной! Нет, он слишком медленный. Сделаем вот так, включаю прямую трансляцию, а Слизняк будет ползти следом и записывать последние несколько минут. Не думаю, что идти нам еще долго.
   Зря я так подумал. Как только двери открылись, я сразу почувствовал сильный поток воздуха. Это означает, что подземелье имеет другой выход на поверхность, или большой объем. Или и то, и другое вместе. Последнее предположение оказалось верным. Первые результаты эхолокации показали огромный подземное пространство, а анализ состава воздуха намекал на его обжитость: большое содержание органических соединений, относительная сухость указывает на действующую систему вентиляции, присутствие запахов... Здесь находился настоящий подземный город. Правда к нему мы не пошли. Трехмерная карта показывала, что мы спустились как минимум на два яруса вниз. Здесь уже чувствовалось влияние грунтовых вод, но и людей было в разы меньше. Свежего эфира тут не было, и моим проводникам пришлось зажигать лампы. Вероятно, рассчитывали, что одаренный гость в таких условиях будет беспомощным. Их уверенность подтверждалась большим количеством ловушек, часть из которых можно было увидеть даже невооруженным глазом. При условии, что у тебя есть чем подсветить.
   Наконец, после почти трехсот метров, восемнадцати поворотов, двух лестниц и одного заполненного бандитами зала меня довели до резиденции здешнего вожака. На первый взгляд, да и на второй, и даже на третий, это была просто еще одна из самых толковых подчиненных. Не факт, что даже она контактирует с непосредственным руководством. И помещение больше походило на комнату для допросов, чем на кабинет делового человека. Следы и запах крови это подтверждали. Сама же Рука, как к ней обратилась моя провожатая, была женщиной старше тридцати, с наголо бритой головой и большим количеством татуировок на теле. Выглядит дико и несерьезно. Может это у них тут такой фетиш, как у якудз в Японии, но мне на внешний вид откровенно плевать. Жаль, что у меня на шлеме нету бровей, чтобы я мог одну из них со скрипом поднять. Хм, надо будет что-то организовать, ибо иногда отсутствие мимики затрудняет диалог. Как вот сейчас. Не видя моей реакции, эта девица начинает угрожать.
   - А теперь слушай сюда... - переводчик очень культурно начал пропускать ненормативную лексику, - Теперь ты на нашей территории. Будешь делать все, что я тебе скажу. И мне плевать, кто твой сюзерен... Будешь...
   - Повторите пожалуйста, - перебиваю ее, параллельно запуская все средства невербального считывания цели - Желательно нормальными словами.
   - Считаешь себя... Твои... здесь не работают.
   - Еще раз. Для особо мудрых, - повторил, замечая подготовку моих конвоиров. - Говори нормальным языком. Я знаю, это сложно. Ты ведь умеешь?
   На это она уже не ответила, а махнула бандитам и что-то рявкнула. На меня попытались наброситься, сбить с ног, скрутить руки, наколоть на что-то... А я стою как статуя, закрепившись за доски пола, и считаю их попытки. Существует поверье, что досчитав до десяти - человек успокоится. Ложь - я дошел до семи, потом терпение лопнуло и я сломал ближайшей нахалке конечность.
   - Вали его! - наконец услышал я от Руки первую нормальную фразу.
   А она хитрая: оставила своих приспешников мне на растерзание, а сама попыталась слинять через люк по ту сторону стола. Неудачное решение. Режим силы и удар по столешнице делают чудеса. В Нью-Йорке я так автомобили переворачивал, а тут какая-то дубовая доска. Ну хорошо, не одна дубовая доска, а крепкий дубовый стол. Ей же хуже, особенно когда этот стол полетел на нее. Выпускаю когти и рассекаю ближайшую нападавшую. Главная провожатая попыталась выстрелить в меня из какой-то штуковины. Стрельнула, поймала свою подчиненную, прилегла отдохнуть. Последнюю протыкают насквозь, и срубаю с ее плеч глупую голову. Несколько шагов и ногой проконтролировать начальницу в пол. Теперь можно вернуться и к Руке.
   По ту сторону двери послышался шум, словно кто-то катит камень. Эхолот указывает на массивный объект с другой стороны. Забаррикадировали? Зачем, у меня же есть другой выход? А нет, уже нет. Там тоже камнем закрыто. Ну и черт с ними, у меня есть более важные дела. Придавленная Рука еле дышала. обтрасываю от нее стол и получаю в живот сразу несколько артефактных стрел. Несмотря на прочность мимикрила и углеродных композитов наконечники зашли почти на всю свою глубину. Если бы не жесткость брони - проскользнули бы вглубь и перебили все мои внутренности. Вытягиваю и даю команду НК восстановить целостность. Сам же смотрю на этот смертельный подарок и понимаю, что прошел по краю. Эти причудливые наконечники оказались не просто артефактами, а настоящими кумулятивными снарядами! Благодаря магнитному полю артефакта газы сгонялись в одну точку и образовывали кумулятивную струю, толщиной с человеческий волос. Такой себе МГД-двигатель наоборот. Именно эта газовая бритва и рассекает броню, а дальше снаряд проникает через сделанную скважину как обычный арбалетный болт.
   Пока я любовался оригинальным техническим решениям, до Руки дошло, что подыхать я не собираюсь, и она попыталась напасть, только уже с ножом. Чем был с аналогичными свойствами, и имел реальные шансы навредить мне. Просчиталась она только в том, что ее позвоночник был перебит. Вместо того, чтобы подскочить на ноги, она повалилась на пол, и только тогда до нее дошло, в каком положении она оказалась. Причем боялась она не меня, а того, что сейчас должно произойти. Она затравленно озиралась вокруг, а я слушал, как за стеной что-то булькает. Пробы воздуха показали присутствие в воздухе синильной кислоты. Это плохо, я потеряю языка раньше, чем начну допрос. Хватаю полупарализованную бабу и прыгаю в аварийный люк. Он выходит в коридор, упирающийся в круглый каменный заслон. Очевидно, тот двигался в специальных пазах, и с моей стороны его подцепить или отодвинуть было невозможно. В теории. На практике у меня были режим силы и аналог суперклея. Достаточно растереть его по ладони и крепко приложить их к очищенной поверхности, и через несколько секунд я могу на них висеть. Сцепление, как у хорошей стали. От меня требовалось лишь правильно угадать, в какую сторону откатить это каменное колесо. На это потребовалось почти пять секунд, и только после этого я смог устранить препятствие. Не теряя времени, я швырнул в щель между плитой и стеной свою пленницу, и шмыгнул следом за ней. На другой стороне, ошарашенные неожиданным появлением уже списанной со счетов Руки, ее бывшие подчиненные уже собирались закончить то, что не сделал газ. А тут я такой хороший на вечеринку пришел, сразу рассекая первую нападавшую. Не давая ей упасть, подхватываю тело и бросаю его на другую. Та даже не успела ничего понять, получив прямой усиленный в голову. Я даже на секунду разочаровался. Я ожидал напряженных боев в закрытом пространстве с превосходящими силами бандитов, а в реальности в первые же секунды выбил наиболее опытных, и теперь просто разбираюсь с их пособниками. Знаю, немного эгоистично так думать, когда у тебя на руках уникальное высокотехнологичное оружие, аналогов которому не было даже в твоем мире. Но это не отменяет того, что я по сути и являюсь этим оружием. И мне неприятно тратить свой потенциал на таких третьесортных соперников.
   Поворачиваюсь к пленной. Та едва смогла перевернуться на спину и оглядывалась вокруг, не веря своим глазам.
   - Ты кто такой?! - а голос у нее дрожит, значит, к переговорам готова.
   - Ну вот. Можешь - если хочешь. Нужен только стимул, - несколько раз махнул когтями, чтобы сбросить с них чужие внутренности и кровь. - Ну что? Готова к разговору? Или опять стимулировать?
   - Ладно-ладно, твоя взяла. Говори, чего ты хочешь?
   - Ты идиотка? Я услышать от тебя хотел это! - переводчик сбился с программы и снова начал тасовать слова, от чего баба уставилась на меня, как на новые ворота.
   Из-за ограничений в формировании фраз допрос растянулся почти на десять минут. Если выбросить весь сленг и использовать только цензурную лексику, то Рука просто хотела присвоить себе ничейного артефактора. Сдал меня их контрабандист, перед которым я так опрометчиво засветился. Тот что-то бормотал о том, что я опасен, но его проигнорировали. Группировка, в которую она входила, называла себя Клан. Был у них и конкурент - Семья. Находились мы в Нижней Столице - обширной сети старых катакомб. Здесь проживало много одаренных, которым не повезло родиться с физическими недостатками. Имея способности и ужасный внешний вид, они вынуждены работать на криминал или частных лиц. Других вариантов им просто не оставляют. А поскольку почти все они выходцы из простого народа, то уровень их знаний очень низкий. За мастеров между Кланом и Семьей иногда начинаются настоящие войны. Их изделия порой стоили как небольшое имение, хотя чаще они клепали оружие для своих банд. Интересно будет посмотреть на того мастера, который сделал те наконечники. Может у него найдется еще что-то интересное?
   Кстати, во время очередного сеанса связи со слизнями я получил еще несколько отзывов. Только не от дрона, а от человеческих тел. Наклонившись над одним из трупов, я нашел на внутренней стороне предплечья едва заметную татуировку в форме какого-то иероглифа. Такие же, только с другим рисунком, нашлись и в других. Всадив нож, я попытался вырезать артефакт, однако при контакте с лезвием тот сдох. Вырезать вместе с плотью также не удалось. Последний отзыв шел со стороны еще живой Руки. Кстати я так и не поинтересовался ее именем. Нависнув над ней, я включил свой пеленгатор на полную, и начал исследовать калеку, грубо вертя ее перед собой, как большую мягкую игрушку. Та кричала, ругалась, получала по морде и через минуту все начиналось по новой. Под конец я не выдержал, и всадил нож прямо ей в затылок, перерезая спинной мозг. И отзыв исчез! Значит эта штука напрямую подключена к ее нервной системе. Странно, что тут еще не додумались таким образом делать искусственный нейрошунт. Это почти такая же технология, что используется и для управления рыцарями. Как только кто-то поймет, в чем дело - пилоты станут не нужны. Чтобы проверить свою теорию, я начал рассекать еще живую плоть в поисках имплантата. И не нашел его! Зато я уловил следы наноструктур. Эфир искусственно вводился в тело! Интересно, почему не произошло отторжение инородного тела? Какой-то секрет здешней медицины, или особенности самой структуры - неважно. Главное, что у меня больше нет монополии на производство пилотов. Да, технология еще сырая, и создатели все еще не осознают ее перспективы. Но это все лишь временно. Если припрет - быстро доведут технологию до нужного уровня. Неприятная перспектива. Очень неприятная. Радует лишь то, что и сама Рука не знала о секретах своей татуировки. Да и не факт, что это делал именно тот мастер, что наносил рисунок. Могли сделать и позже, чтобы под отеками не было видно следов инъекций. Задача же этой структуры, как я понял, заключалась в идентификации членов группировки. Таким образом они, даже не знакомясь друг с другом, легко могли вычислить самозванца. Впрочем, я более чем уверен, что это не единственная ее функция. На месте главарей я бы обязательно вставил туда еще что-то для контроля своих подчиненных.
   Записав это в напоминание, я начал выбираться. К сожалению коридор, в который я вышел, никак не соединялся с уже знакомыми мне проходами. Можно было бы вернуться через газовую камеру, но синтезатор НК еще не перезарядился, и открыть вторую дверь таким же способом я смогу не раньше, чем через час, когда корабль уже будет отправляться. Не знаю, зачем так делать, но эта часть подземного пространства была полностью отрезана от той, откуда я пришел. Все найденные мной проходы были или завалены, или шли еще глубже под землю, или приводили меня к вентиляционным каналам. Найти следы людей тоже не удалось, будто их здесь никогда и не было. Было только одно место, над которым чувствовалась пустота. Я мог бы попробовать разобрать потолок коридора со своей стороны, но был риск обвала. Да и не факт, что найденная пещера меня куда-то выведет. Поэтому я вернулся обратно в газовую комнату и стал ждать, пока смогу сдвинуть с места вторую каменную плиту. Эта была значительно больше, и я даже не был уверен, что моих сил хватит, чтобы ее пошевелить. Судя по следам на поверхности, я здесь не первый гость, и до меня ее не раз ковыряли. Сколько в ней тон? Как ее смогли так подогнать, чтобы между ней и стеной почти не было отверстий? Эх, теперь еще и придется носить с собой комплект инженера на случай вот такого замуровывания. Если подумать, то это идеальная ловушка даже для самого живучего врага. Каким бы бессмертным ты ни был, тебя можно просто похоронить заживо, или любым другим способом изолировать от окружающего мира. Интересно, а как Рука собиралась покинуть это место? Не похоже, чтобы за нее волновались. Слизняк уже дополз и показывает мне, что бандиты по ту сторону ведут себя так же спокойно, как и прежде. Похоже у них тут какая-то база. По крайней мере, запахи намекают, что пищи и алкоголя здесь вдоволь... Интересно, а можно провести одну из моих новых ракет через туннели? Нет, там же на входе несколько дверей, а у них нет манипуляторов, чтобы открыть. Первый же взрыв, и выходить будет некуда, а схемы подземелья у меня нет.
   Пока я думал, с той стороны кто-то появился. Слизняк не заметил движения в зале, значит этот кто-то пришел другим путем. Что-то щелкнуло, послышался хрип механизма и каменная глыба начала катиться обратно. Сейчас бы в камуфляж войти, но тогда выход на режим отложится еще на несколько дней. Нет, лучше потерплю, и посмотрю, кто это ко мне пришел.
   С другой стороны появилась группа из трех женщин в одежде... Ниндзя, если так можно сказать. Только вместо сюрикенов у них были ножи, вместо гетр и тиби на ногах удобные сапоги из мягкой кожи. Глаза прикрыты очками-консервами, явно с подвохом. В каждой на поясе большое количество различных примочек, артефактов почти нет. И отклик. Да ну, неужели это...
   - Господин Кейнси? - меня здесь скоро каждая собака будет знать! - Прошу за мной.
   - Кто такие? Чего надо? - я стал посреди комнаты, где концентрация газа все еще была довольно большой.
   - Вам лучше пойти с нами.
   Нет девушки, пока я не получу ответов, я отсюда ни ногой. А то еще заведете меня на какой-то девятый круг подземки, как вот эти умники под моими ногами. Освободительницы, очевидно, тоже были в курсе газового сюрприза, и остались стоять в коридоре, где ощущался сильный поток воздуха. Они там что, новый проход сделали?
   - Я жду.
   - У нас нет времени на разговоры.
   - У меня - есть, - нет, но я им этого не скажу.
   Сложив руки на груди смотрю на них. Они смотрят на меня. Бровь! Полцарства за скрипучую бровь! А тем временем газ постепенно выветривался. И чего они ждут? Видят же, по трупам что меня так просто не взять. На самоуверенность не похоже. Вероятно у них есть какой-то сюрприз. Вновь попытаются залить меня пеной, или оглушить? На всякий случай снова вцепился в пол и приготовился бросить одно из тел в проход под камень, чтобы меня снова здесь замуровали. Наконец газ выветрился и женщины, обнажив короткие мечи, собрались заходить. Я выпустил из рук когти, перекрыв им путь.
   - Или отвечайте или прощайте, - начинаю плавно разгоняться сознание, чтобы не препятствовать финальным тестам системы. - Ваш выбор?
   - Мы из Семьи, - отвечает одна из незнакомок, не спеша прятать меч. - Предлагаю принять наше покровительство.
   - Будете меня защищать? От этих? - кивнул я в сторону тел.
   - От нас. Или присоединяешься, или...
   А вот ультиматум ставить не стоит! Швыряю тело мертвой бандитки, короткий меч его рассекает, как масло. Я лечу вслед с широко растопыренными когтями, замахиваясь в пространство перед собой. Меч на мгновение вспыхивает в электромагнитном диапазоне, и ломает сразу два моих лезвия на правой руке. Третьим успеваю зацепить кисть, но женщина тут же перехватывает оружие другой рукой. Быстро! В меня уже летят черные шарики от ее напарницы. Могу только уклоняться, чтобы не задеть их. Нео мне сейчас бы позавидовал. Хорошо, что метнули не прицельно. Звонкий хруст за спиной, словно кто-то разбил стекло, и мощная ударная волна толкает меня вперед. Успеваю подогнуть ноги и не покатиться, но импульс погасить не смог. В то же время задницей поймал сильный статический заряд. На мгновение НК сбоит, финальное тестирование сбивается. Су-у-уки! Да я вас...
   Мысли отошли на второй план, когда меч поскреб меня сквозь броню по позвоночнику. Значит эти газорезы бывают и других размеров, а не только ножами и наконечниками. Отмахиваюсь левой рукой, совсем чуть-чуть не достав до соперницы, а на меня уже летит третья. Сзади подкрадывается (как то вульгарно это звучит) их начальница, что разговаривала со мной. Вероятно считает, что я ее не вижу. А вот тебе, чтобы не расслаблялась! У меня даже на заднице глаза есть! Ну что, съела? Теперь не сможете атаковать меня одновременно с нескольких направлений. Я сказал, что не сможете, я не слепой! Да что ж вы такие упрямые, неужели по-другому не умеете драться? Ну ладно, сами напросились. Слизняк, фас!
   На тех скоростях, которые демонстрировали мои соперницы, желеобразный дрон двигаться не мог. Однако он мог повторить трюк киношного Т-1000, растекаясь лужами под ногами. Достаточно вступить в... Хм... Наступить на него, и твоя нога окажется в ловушке. Несколько взмахов когтями, и одну соперницу я загнал прямо на Слизняка. Все, пока она там по земле катается, я могу спокойно заняться другими.
   И тут меня обломали! Вместо того, чтобы продолжить бой, они бросили в сторону схваченной коллеги парочку флаконов, и растворились во тьме. Секунду спустя возле меня в пламени чего-то похожего на напалм корчилось тело уже мертвой неудачницы. Пока я всеми доступными средствами выискивал невидимых врагов, со стороны зала послышался топот рядовых членов банды Клана. Вот ведь твари! Ну ничего, я ваши сигнатуры запомнил! Из-под земли достану! В прямом и переносном смысле! А сейчас я буду сгонять злость на идиотах, которые смело идут навстречу проблемам. Ко мне!
   Двадцать один человек, не считая бармена и парочки наблюдателей. Последние считают, что я их в темноте не замечу, и они потом расскажут кому надо об увиденном. А вот вам! И вам! И тебе по морде! А тебе по рукам, чтобы не тянула их, куда не следует. О, кажется у наших идиотов постепенно развивается мозг - уже разорвали дистанцию и берут меня в кольцо. Неужели опять хотят из-за спины зайти? Нет, мне это уже надоело. Я уже потерял Слизняка! Хм, а давайте я вам устрою ночные развлечения? Вы умеете ориентироваться в темноте? Вот сейчас и посмотрим. Подскакиваю к ближайшей лампы и быстрым движением отсекаю фитиль. Минус один источник света. Повторяю операцию еще пять раз, а на шестой неудачники понимают, что меня почти не видно. Из тьмы в них начинают лететь различные подручные предметы: тарелки, кувшины, стулья, а иногда даже столы. Вот так метнешь несколько, а вслед выпрыгиваешь сам. Пока дезориентированный враг отбивается или уклоняется от снарядов, ты уже рядом и гладишь его по шее трофейным ножом. Можно даже воткнуть этот нож ему в глаз, чтобы умник не тыкал в меня головешкой. Вижу, как ко мне приближаются остатки стаи. Бросаю тело в них и снова отскакиваю в темноту. Источников света все еще слишком много. Во я дурак! Надо было лук из Арчера забрать. Хотя, вряд ли меня впустили бы с оружием.
   До бандиток постепенно дошло, что сделать мне ничего не могут, и они начали отступать в сторону выхода. А это уже не очень хорошо. Не стоит оставлять врагов. Наплевав на все, выпрыгиваю из темноты и лечу прямо на них. Они не выдержали и бросились прочь. Сволочи, я еще за вами еще и бегать должен?! Перехватил лишь трех. Семеро успели выбежать за дверь и закрыть их. Слышу, как они навалились с другой стороны на створки, подпирая их спинами. Ой ду-у-уры! Подхожу ближе и понимаю, что выбора у них нет - засов то с этой стороны. Не разбираясь, всадил лезвия прямо в дверное полотно и, добавив силы, провел ими вдоль досок, раскалывая древесину. С другой стороны что-то чвакнуло. То отвалилась нижняя часть живой подпорки. Вторая с визгом отскочила прочь. Вытягиваю когти и выхожу к ней. И только тут понимаю, что проклятые бандитки разбежались по туннелям, словно крысы! В сердцах начал полосовать бандитку, выпуская из твари кишки. Проклятые бандитки! Я вам что, медом помазан, что вы слетаетесь на меня, как мухи на... Да что же это за день сегодня такой?! Что не слово - то пошлость!
   Раздавив ногой голову бандитки, немного успокоился. Так или иначе, а Клан быстро поймет, что с их базой что-то случилось, и сюда придут разбираться. По оговорках пленной я начал подозревать, что Клан имеет связи в верхах, как и Семья. А значит искать меня будут не только бандиты, но и местные правоохранительные органы. Нейрализатор здесь не поможет. Меня с сопровождением видели полгорода. Я просто физически не смогу стереть всем свидетелям память. Стирание же работает только на одаренных, а среди рядовых бандитов почти все простаки. Проще перебить все население столицы.
   Выбраться из подземелья много времени не заняло. Всех встречных бандитов я убивал без разговоров. Они меня жалеть не собирались и не будут - почему я должен жалеть их? В такие моменты я понимаю, что разница между гуманистом и маньяком только в последствиях его действий. Если ты спасаешь людей, убивая их убийц - или делаешь ты благо? Можно ли назвать тебя преступником, если твое преступление поможет выжить другим? Я не часто задумываюсь над такими философскими вопросами. Я вообще все решаю по ситуации. Конечно, иногда бывает и такое, что я действую на эмоциях, как вот сейчас. Но меня еще надо довести до такого состояния, что ой как непросто. Сегодня бандюкам это удалось, а значит - пощады им не будет!
   В забегаловке уже никого не было. Вероятно, соратники бандитов услышали крики снизу и убежали. Зато на улице перед входом уже выстроилась целая стена из солдат. Все в форме, под прикрытием ручных и эфирных щитов, с нацеленным на двери оружием. Сами же бандиты крутились в задних рядах, абсолютно здоровые и свободные. Значит это пришло их прикрытие от верхов. Выходить не стал. Зато притих под дверью и выдал самый сильный радиоимпульс, который только мог. Пеленгатор уловил полтора десятка отзывов. Причем не только со стороны солдат, но и от соседних зданий и даже обычных горожан. Почти восемь проклятых процентов присутствующих людей работали на бандитов. Причем на обе фракции - модуляция откликов заметно отличается. А вот среди правоохранителей сигнал был только один, со стороны главной.
   Внизу что-то ухнуло, и из подвала повалила пыль. Взорвали выход, чтобы я не убежал назад в подземелье? Логично. Не буду же я сейчас драться с целым государством? Моих сил хватит, чтобы вырваться из порта, но они так просто не успокоятся. На улице послышался шум. В задних рядах пронесся боец с... Базукой? Эти сучки похитили мою базуку?! А нет, ошибся - просто похожая штуковина. Неважно, не о том думаю! Что мне делать дальше?
   - Эй ты, в доспехах! - окна вздрогнули от усиленного артефактами голоса. - Дом окружен! Тебе некуда бежать!
   А вариантов у меня не оставалось. Они меня в покое не оставят. И главная проблема тут не в вооруженных и правоохранительных силах самого государства. Их немного и они централизованные - их легко будет разбить и деморализовать. В крайнем случае, с ними можно договориться. Гораздо больше проблем будет от различных рядовых исполнителей. У них нет такого оснащения и оружия, как у государственных служителей, но их тупо в сотни раз больше. Не думаю, что уличному хулигану скажут, что вон-то парень в капюшоне несколько минут назад убил всю банду, ему просто скажут подрезать одного слишком наглого мажора. Но так будет только в начале. Не имея даже шанса уничтожить меня, они будут всячески мешать моей деятельности, путаться под ногами, уничтожать мое окружение, настраивать против меня народ, показывать меня абсолютным злом и тому подобное. В свете предстоящей угрозы такие действия населения будут играть против них самих. И плевать мне на них! Хотят сдохнуть - пожалуйста! Только они же и всех остальных за собой в могилу потянут.
   Эх, как же меня все это достало! Я могу игнорировать угрозу лично для себя, я могу поступиться интересами, если это вредит моим союзникам. Но если речь идет обо всем мире... Вообще-то тоже плевать, но Сайкс поспросил помочь.
   Достав из-за пояса пенал, я осторожно снял крышку и вытащил из густой черной жидкости продолговатый артефакт, будто составленный из небольших, покрытых геометрическим узором кусочков. Хотел сделать подарок Сайксу, но выбора нет. Сам не веря в то, что делаю это, я спустился к остаткам подвала и стянул все доступные тела в одну кучу, после чего глубоко вогнал заостренные кончики двойной спирали в еще теплую плоть.
   Едва кровь затекла в щели артефакта, тот сразу же ожил, раздвинул свои сегменты, резко увеличиваясь в размерах, а над его свободным концом начал закручиваться эфир. Я подождал, пока генератор выйдет на расчетную мощность и полез в настройки только что активированной системы. После ввода всех стартовых данных, я на мгновение замер, взвешивая все "за" и "против". Хоть и говорил Психу, что не собираюсь увеличивать количество потенциально враждебных сил, сейчас без этого было не обойтись. Подтвердив свое решение, я смотрел, как миниатюрный обелиск зашевелился и под хруст костей начал вгрызаться в мертвые тела. Напоследок я присвоил обелиску новое имя.
   Убедившись, что система все делает правильно, я тихонько выбрался в главный зал и затаился у входа. Сигнал для Арчера уже пошел, на дорогу сюда у него уйдет минута, не больше. И тогда... Тогда в клубе будут... Танцы!!!
   - Последний шанс! - начальница уже подняла руку, чтобы дать команду, а моя подмога только-только вырвалась из порта.
   - У меня взрывчатка! - пытался я потянуть время, - Мне терять нечего!
   Но на блеф никто не клюнул. Едва бойцы заняли позиции, начальница дала отмашку и боевой артефакт плюнул в мою сторону... Плазмой?! Я даже на долю секунды застыл, вспоминая сложность этой технологии. Разработкой PAX на Земле занимался целый институт, но дальше нескольких прототипов дело так и не зашло. Оружие очень действенное на ближних дистанциях, боезапас практически неограничен - мечта любого военного. Но цена в тридцать семь миллионов за штуку была неподъемная. Если здесь умудрились повторить бластер на базе артефактов... То это классная штука! Хочу!
   Спрайт, величиной с мой кулак, успел преодолеть почти половину расстояния, прежде чем я очнулся. Судя по слышимому даже с такого расстояния треску, он был еще и нестабильным. Мне не оставалось ничего, кроме как отпрыгнуть подальше от точки попадания. Взрыв был не сильным, больше напоминая свето-шумовую гранату. Но для дверей этого было достаточно. Меня пробило статикой и ускорение на секунду слетело. Опять! Надо поставить какой-то предохранитель, что ли... Пока системы возвращались в строй, инициатива была потеряна. Как только прогремел взрыв, солдаты пошли в наступление в лучших традициях антитеррористических подразделений: через все окна и двери. Я прыгал вдоль внешней стены, поэтому был на полпути между баром и входом, прямо под одним из окон. Первого бойца встретил прямым ударом в грудь, чтобы он вылетел обратно в окно. Секунды три с этой стороны меня никто не тронет. Зато я упустил еще две команды, которые ворвались через второе окно и дверь. Перед собой они сразу же подняли ручные щиты. Датчики сразу же завизжали о большом электрическом заряде на их поверхности. Достаточно одного прикосновения, и я как минимум на несколько секунд выпаду из реальности. Нужен бесконтактный бой. Перелетаю через барную стойку, упираюсь спиной в бочки и в режиме силы отталкиваю дубовую конструкцию на нападающих. Страйк! Куча народу откатилась в центр зала. На ногах остались двое, кого тяжелая столешница не затронула. Не ожидая такого приема, они на мгновение замешкались, и в их сторону полетел один из ближайших стульев. Еще минус один. Извините - минус одна. Все присутствующие кроме меня - женщины. Последняя наконец пришла в себя и снова пошла в наступление, вытаскивая меч. Его лезвие также наэлектризовано. И кто же вас так оснастил? Будто под меня готовились!
   Но тут я услышал свист и поспешил прыгнуть под окно, через которое уже взбиралась следующая порция солдат. Ну куда вы лезете под снаряды? Назад! Опять бью в уже знакомый нагрудник с отпечатком моего кулака. В момент, когда баба вдруг вываливалась на улицу, я увидел в небе несколько черных точек, падающих прямо на меня. А вот и подмог... А?
   Мощный удар в грудь выбил из окна уже меня, только внутрь. Почему я замер, как истукан? А какой была бы ваша реакция, если бы в вас со звуками "ня-ня-ня" и радужным шлейфом врезалось черное круглое чудо с кошачьими ушами? Поймав когнитивный диссонанс, я не сразу понял, что эти чудики уже пробили меня еще один выход из дома, и начали бомбардировать окружающее пространство. Отбросив от себя этот продукт обкуренных японских аниматоров, я поспешил покинуть здание, пока меня не закидали еще какими-то покемонами. Выпрыгнув на задний двор, выходивший в переулок, я мимоходом вырубил еще парочку бойцов, товарищи которых уже, на свою голову, проникли в дом. Убедившись, что больше свидетелей нет, я быстренько сменил скин, превращаясь в одну из ближайших ко мне по комплекции солдат.
   А тем временем на улице поднялась паника. За время моего отсутствия Арчер успел наклепать еще десяток ракет, и сейчас вся эта радость летала повсюду, пробивая окна, а иногда и стены (не думал, что монолитный корпус окажется настолько крепким). Поскольку здание я уже покинул, техника переключилась на уничтожение врагов, то есть всех, кого ИНК идентифицировал как членов банд. Учтя опыт уничтожения пиратских лодок, я прописал в свои творения пункт о чрезмерной огневой мощи. Теперь в случае надобности они взрывались не при контакте, а лишь проникая вглубь цели, и только если та продолжала функционировать. Если одного только попадания было достаточно, ракета меняла курс на следующую мишень. В идеале одной такой было бы достаточно для уничтожения целого флота мелких воздушных судов. И все бы вполне прилично и привычно для меня, если бы не...
   - Ня-ня-ня!
   - А-а-а! - хлоп!
   Попрыгав на только что прибитом бандите, измазанный в его крови "нянкет" с характерным пухканием импульсного полетел в поисках следующей жертвы. В метре над землей! Похоже, мозгов у них все же недостаточно, иначе бы он сейчас не маневрировал в толпе, а поднялся бы над ней. Да, все это были мои ракеты. Вот только откуда у них появились уши и музыкальное сопровождение? Нет, не хочу ничего знать! Позже разберусь, сейчас передо мной другая цель. Огибая паникующую толпу, я подбежал к начальнице, возле которой и стояла тяжелая артиллерия.
   - Госпожа офицер! Госпожа офицер!
   - Что ты здесь делаешь, - оглянулась и на меня, - Я же вас в переулок отправила?
   - У них вдруг возникли проблемы с задним проходом.
   - Там, где сарай?
   - Там, где задница! - и в режиме силы дарю ей хук слева.
   За всю свою карьеру солдата я не раз голыми руками дрался с врагом. Но только сейчас я понял, что фраза "дождь из зубов" может быть буквальной. Соглашусь, выглядит это действительно красиво, особенно в замедленном виде. Ну а пока нашу любительницу двойной жизни прокручивает инерция, я продолжаю свое движение вперед и выдираю пушку из рук ошарашенной артиллеристки. Вместо оружия вручаю ей легкий подзатыльник - она в шлеме, ей не страшно. В отличие от начальства. А тут и Арчер подоспел, да еще и нейрализатором так поблескивает, будто полицейскими мигалками. Интересно, это он специально, или просто так совпало? Потом, все потом! А сейчас - в порт!
   Огибая прохожих и патрули городской стражи, я чувствовал себя Джеки Чаном, который устроил большой взрыв, а теперь быстро-быстро от него убегает. Только шум позади все не стихал. Чем дальше я отъезжал от места происшествия, тем больше бандитов подсвечивал ИНК. Объединенные в общую сеть, ракеты сразу же переключались на более приоритетные цели, время от времени вырываясь вперед меня и сбивая с ног очередного неудачника. Некоторым везло умереть сразу. Те же ракеты, что летели низко, не могли нормально разогнаться в толпе, и результатом их встречи с мишенью чаще были различные переломы и вывихи. Лишь однажды я видел зарезанного, когда машинка запуталась в одежде неудачника и посекла его своими "ушами".
   Веселее стало, когда к нашему забегу присоединилась группа всадников. Вот честно, я уже и забыл, что при отсутствии компактных двигателей люди обходились гужевым и верховым транспортом. Вот они о себе и напомнили, прямым выстрелом в голову. Кто-то из всадниц оказалась достаточно умелой, чтобы на скаку меня подстрелить. Если бы не мгновенная реакция Арчера, я бы уже упал прямо им под копыта. Судя по их униформе и оснащению, это была уже не городская стража. С виду очень похожи на кирасирские отряды 19 века. Это я разглядел уже потом, когда снова уселся в седло. Несмотря на невысокую скорость полета пули, их калибр был как у дробовика. Для незащищенного человека выстрел из такого пистолета смертельный. А ведь у них еще и карабины были. Люди, которые не позволяли мне оторваться от погони, мешали преследователям вести по мне точный огонь. В какой-то момент мне это надоело и я решил пожертвовать на них одну из ракет осколочного типа. Но вместо того, чтобы взорваться между ними, эта летающая голова просто сбила их на землю, после чего продолжила мое сопровождение. Каюсь - не подумал. Да что там говорить, я их больше как ракеты воспринимать не могу! У меня от их первого появления моральная травма на всю жизнь. Видимо будет правильно изменить название с Мейн-кун на Някет - сокращенно от 'ня' и 'ракета'.
   Вот так, с музыкой и веселой компанией мы и добрались до порта, и я понял, что зря спешил. Как только в пригороде начались беспорядки, все суда быстренько ретировались. Некоторые даже умудрились прихватить с собой часть причала вместе со швартовым оборудованием. Я остался во враждебном городе без транспорта. Остановившись на краю пустого летного поля, я думал, что мне делать дальше? Самостоятельно добираться до нужного места будет очень долго, а у меня не так много времени. Я легко могу склепать себе какую-то летающую штуку но, не зная расположения аномальных участков, которых будет становиться все больше, я рискую разбиться у черта на рогах, откуда самостоятельно буду выбираться очень долго.
   - Именем закона, сдавайся! - послышался сзади уверенный голос очередной самоубийцы.
   Закон? Какие к черту законы?! Закон работает тогда, когда он один для всех. Если можно избежать наказания, то это уже не закон, а инструмент для собственного возвеличивания и унижения других. Весь мой опыт жизни в обоих мирах, как на Земле, так и здесь - только подтверждает это правило. Единственные законы, которые никто и никогда не смог нарушить - законы природы и физики. Законы же социума нарушают постоянно, и в основном те, кто себя к нему не относит. Чаще всего это именно те лица которые и управляют социумом. Я не гражданином этого государства. Я вообще не человек. От человека у меня только тело носителя, да и то давно в коме. Так можно ли применить ко мне какие-то законы? Тем более законы государства, позволяющего существовать такому большому количеству бандитов? Что-то мне подсказывает, что именно они и пишут законы для своей челяди.
   Оборачиваюсь к этой самоубийце. Передо мной стоит девушка, лет тридцати, в мундире городской стражи. Голос грубый, хриплый. Шрам на лбу и носу, взгляд уверенный, но я же вижу - трясется от страха так, что еле стоит на ногах. Ни одной из бандитских меток в ней не чувствуется, но с тепловой картой тела что-то не так.
   - Желаешь спасти город? - как в подтверждение моих слов где-то на окраине взорвалась одна из ракет и через окно с визгом вылетела горящее тело. - Или уничтожить его?
   - Сдавайся!
   - Не нарывайся, - я с интересом посмотрел на нее. - Мне угрожал Клан. Вот результат, - я махнул в сторону города. - Хочешь повторить за ними?
   - Я тебя просто так не отпущу!
   - Правильно. Будешь помогать.
   - Чего ты добиваешься? - подозрительно быстро пошла на контакт собеседница.
   - Транспорт. Восточная аномальная зона. Мне нужно туда. Срочно.
   Не успел я договорить, как она нажала что-то на поясе, от нее разошлась волна электрических разрядов и... Ничего не произошло. Кроме того, что у нее волосы встали дыбом, а у меня сгорело несколько наскоро сделанных предохранителей и сработало заземление. Ну уж нет! Меня сегодня уже дважды зарядили! Я уже ученый, в третий раз этот трюк не пройдет. Неужели она думала, что я не замечу ее пояс шахида, буквально начиненный различными артефактами? Как бы я не относился к здешним изделиям, они вполне могут мне навредить. Например, отсечь руку. Меня это не остановит, но приятного все равно мало. Поэтому я просто без раздумий пробил ей в печень, выбил меч и, отбросив его далеко в траву, сбил ее на землю, после чего поставил ногу ей на голову, готовый в любой момент если не раздавить эту гнилую тыковку, то хотя бы порвать ее грунтозацепами.
   - Демон! - выругалась она, свернувшись на земле, насколько это было возможно.
   - Решайся. Сотрудничество, или смерть?
   - А чтоб тебя демоны поимели! Чтоб ты... - переводчик тактично замолчал, формируя новую лексическую группу.
   - Буду считать это согласием. Нужен корабль и капитан. Желательно - военный. Ты знаешь - где. Веди.
   Еще немного поворчав, девушка махнула идти за ней. Видно, что она не верила ни единому моему слову. Но и возразить мне она не могла. Значит, мои подозрения были правильными. Интересно, это личная инициатива, или кто-то надоумил?
   Чем дальше мы шли, тем меньше людей нам встречалось. Слушаясь указаний из системы общего оповещения, все попрятались по домам, закрыли окна и двери. На улицах остались только отряды стражи и пожарные команды. Арчер, тихонько следовал за нами, координировал действия някетов между собой и вовремя предупреждал меня о приближении патрулей правоохранителей. Пока шли, офицерша, если я правильно понял ее опознавательные знаки, рассказывала свой наивный план. По ее версии я посыльный, что должен доставить срочное донесение в... Переводчик распознал название как "Белая роса". Эх, батькой повеяло! Стоп! Какой еще Батька? Чего я о нем вспомнил? ИНК, что у меня с головой?
   Тот послушно выдал схему, по которой наниты только что сформировали в мозгу носителя новые нейронные связи. Таких не было ни у меня, ни у Барнса, ни у кого из моих доноров или носителей. Это же не мои воспоминания? Или мои? Жаль, сейчас разобраться не получится.
   Поинтересовавшись символикой здешней верховной власти, я модифицировал один из образов, и в ближайшем переулке крепкий бронированный парень превратился в королевского лакея с необычным ларцом в руках. На самом деле это был снятый из мотоцикла кофр, но кого это интересует? Для большей достоверности мне одолжили накидку, чтобы создать видимость неумелой маскировки. Когда она постучала в дверь КПП, там открылось окошко и чья-то недовольна рожа поинтересовалась гостями. Офицерша передала туда бумажку с каким-то приказом, что нашелся у нее в подсумке. Часовой не сразу нам поверил, но потом неохотно пропустил нас внутрь. Арчера пришлось оставить на улице. Персонал аэродрома смотрел на нас с подозрением, но у них и своей работы было достаточно. Вероятно подумали, что раз уж нас впустили, значит была причина. В каждом ангаре к нам сразу подбегали местные бригадиры, но после короткого разговора с моей провожатой лишь разводили руками и возвращались обратно. Видно, что эту личность тут знают. А это точно военный объект? Или меня привели в какой-то любительский аэроклуб?
   В целом этот аэродром был точной копией грузопассажирского порта, только в несколько раз меньше, и окружен большим каменным забором. Внутри располагались два ряда ангаров, взлетная зона, и сложная мачта для приема особо крупных кораблей. Весь аэропарк представляли небольшие патрульные катера. К сожалению, рабочих в ангарах не оказалось. Было только несколько катеров со снятой обшивкой. Один вообще разрезали на две отдельных части и ковырялись в его внутренностях. К тому же неизвестно, сколько из них сейчас в воздухе, ведь мои летающие бестии могли их и посбивать. И когда над полем завис один из патрульных, я наглядно убедился в чрезмерной эффективности живых снарядов - корабль превратился в дуршлаг. Корма и носовая часть разбиты вдребезги, а одна из трех пушек вырвана с мясом. Уцелевшие члени экипажа сейчас держались руками и ногами, только чтобы не вывалиться за борт. Не думаю, что там кроме двигателя осталось еще что-то целое. Для того, чтобы правильно зайти на посадку, пострадавшим пришлось сделать не один круг над полем. Вероятно, у них заклинило механизм поворота. Наконец избитое судно коснулось поверхности, и с легким треском остановилось, окончательно превратившись в груду хлама. Механики сразу же бросились помогать пострадавшим, а я подошел к одному из крайних ангаров. Он был закрыт, однако эхолот указывал на нахождение там какого-то массивного объекта. Подойдя ближе, я расширил щель между досками и просунул внутрь руку. Выведенный из-под камуфляжа сенсорный блок показал абсолютно целое судно, только без бортового вооружения и с большим гербом на борту. Корабль был весьма аэродинамическим и имел большую площадь тяговых панелей. Характерная форма носовой части делала его похожим на воробья. Кораблик очень красивый, чистый - сразу видно, что за ним ухаживают.
   - Это королевский курьер.
   - Быстрый?
   - Быстрее этих, - офицерша указала на остатки патрульного. - Но экипаж еще не прибыл.
   - Экипаж уже есть, - я тоже повернулся к обломкам, смотря на воздухоплавателей
   - Это невозможно, - сразу же ответила она, поняв мои намерения. - Курьер отличается от других судов. Они просто не смогут с ним справиться.
   - Лучше спроси их.
   Офицерша пошла в указанном направлении, а я быстренько побежал назад. Я уже увидел все, что хотел, и даже больше. А потому поспешил проверить свои подозрения. Пробежав до последнего из осмотренных ангаров, я убедился, что эти "механики" ремонтом не занимаются. Достаточно было секунд десять посмотреть, как они раз за разом повторяют одну и ту же операцию. И скрытые в пряжках ремней и каблуках стоптанных чуть ли не до дыр ботинок артефакты явно не по карману обычным работягам. Неужели надеются меня поймать? Поздно, голубчики, поздно! Арчер все это время не прекращал клепать все новых и новых някетов, и над городом сейчас их мелькало уже больше тридцати. Появилось даже несколько со встроенным вместо взрывчатки радиолокационным комплексом для более эффективного поиска целей. Одна команда, и они снесут тут все и всех. Стремясь продемонстрировать умникам близость пятой точки, я искал на виртуальной карте ближайшее скопления бандитов. И нашел их буквально по ту сторону забора. Поставив им более высокий приоритет, я спокойно, не спеша и не реагируя на внешние раздражители, вернулся к крайнему ангару. Три, два, один... Джаз! У меня за спиной в воздух поднялся столб пламени и дыма. Это взорвались сразу пять фугасных модификаций: пробили кровлю, потолок, и устроили внутри дома ад в лучших традициях Голливуда. Хорошо, что там не оказалось гражданских, иначе взрыв пришлось бы отменить, и демонстрация не была бы не такой наглядной. Только в этот момент, до присутствующих здесь спецслужб дошло, что они собственноручно занесли мину в свой дом. Сами виноваты, что расплодили у себя под боком столько паразитов. Теперь будете расплачиваться за дезинсекцию. И не надо нацеливать на меня свои игрушки. Не надо, говорю вам!
   Мокрый звук удара, и - один глупый снайпер с разбитой головой падает с приводной башни на землю. Еще один, и его великомудрый командир, который несколько секунд назад отдал приказ на стрельбу, повторяет маневр подчиненного. Как я его вычислил? А никак. Это сделал Арчер. Наблюдая за каждым из присутствующих, он просто пролистал их действия в обратном хронологическом порядке и сразу же вычислил виновника. Для этого не нужно много ума, достаточно лишь мощного аналитического программного и системного обеспечения. Было бы на поле человек десять, с этим бы справился бы даже мой ИНК, а так приходится распределять обязанности между юнитами. Не успел я насладиться шоком присутствующих, как летающие наблюдатели вновь активизировались и набросились на целую команду поддержки, что собирались взять у меня автограф и, похоже, образцы крови тоже. Вбивание в землю длилось секунду, не больше. Двое таки смогли прорваться, и одну я вырубил прямом в голову, а вторая схватилась за пояс и... Бум! Меня отбросило вместе с куском земли, за который я закрепился. Сама же смертница лежала неподалеку, разорванная пополам. Неожиданно. Не думал, что они могут натравить на меня камикадзе.
   Встаю, а меня больше не атакуют! Вбитые в землю "мастера" что-то кричат, а охрана опускает оружие. Неужели поняли, что на меня нужен калибр побольше? Надо же, как быстро! Интересно, когда до них дойдет, что я контролирую все воздушное пространство, и знаю расположение всех их сил? Надеюсь, это произойдет не раньше, чем я покину это неблагодарное место. Возвращаюсь к своей спутнице и говорю ей, что могу и сам управлять судном, если они не против. Та намек сразу поняла и тоже начала размахивать руками. Интересная у них азбука Морзе, надо будет как-то в ней разобраться, чтобы быть в курсе, что обо мне говорят. Получив невидимый мне ответ, она сразу же начала меня уверять, что команда корабля уже прибыла, и скоро можно будет отправляться.
   И действительно, не успела она закончить, как из административного здания выбежали те же воздухоплаватели, которые недавно совершили аварийную посадку. Что и требовалось доказать! Ну не могут однотипные корабли, даже в разной комплектации, быть настолько отличными, чтобы другой экипаж не смог ими управлять. Это все равно, что ездить на автомобилях одной марки - почти все будет абсолютно одинаково. Если там и будет что-то отличное, то и выглядеть такая машина будет иначе, чтобы у водителя случайно не сработали рефлексы. По крайней мере, так делают нормальные конструкторы. После всего семи минут, я специально засекал, они уже выводили судно на взлетный участок. Дура, которая попыталась пронести на борт неизвестный артефакт, прилегла отдохнуть, держась за сломанную ногу. Над аэродромом водили свои хороводы все больше някетов, нервируя своим видом спецуру. Наконец катер был готов, и персонал отвел от него все опорные конструкции, кроме трапа. Я уже собирался подниматься, когда передо мной встала эта офицерша.
   - Мы тебя все равно найдем. Достанем, где бы ты ни спря... - удар под дых, и сбрасываю наглое тело на землю.
   - Вы некомпетентны, - хмыкнул я, и перед тем, как взойти на борт, добавил, - Хочешь полезный совет? Найди нормальную работу. Служба - это не твое.
   Достанут они меня, как же... Они своих бандитов извести не могут! У меня все меньше сомнений в правильности своего поступка. Если это - спецслужбы королевства, то мне страшно за людей, которые здесь живут.
   Медленно поднимаясь над Байрой, я получил картинку с радиолокатора - вокруг нас стягивалось кольцо из семи легких и трех крупнотоннажных летательных аппаратов. Их уже можно было разглядеть невооруженным глазом. А мы плелись со скоростью пешехода, будто в двух метрах над землей. Смотрю на капитана, а она обреченно смотрела то на меня, то на рычаг хода, выставлен на максимум, как и регулятор высоты. Расчет был на то, что малоподвижную мишень легко расстреляют. Или мы выключим двигатель, пытаясь уклониться, и сами разобьемся. Уверен, что второй раз запустить двигатель мы уже не сможем. Похоже, агенты так ничему и не научились. Я понимаю, что они лишь выполняют приказы, зачастую не очень дальновидных людей. Но они не гражданские - знали куда идут, и что им придется делать. Поэтому пусть не обижаются.
   - Сбить вражеские суда! - указал я на агрессоров.
   - Ня! - отовсюду послышался отзыв ракет, сразу же перекрытый гулом импульсных двигателей.
   Кошмар, куда я попал? Кстати, о ракетах:
   - Арчер, откуда у моих ракет взялись уши, и почему они начали летать под музыку?
   - Реализовывалась просьба устроить дискотеку с помощью тяжелого вооружения. Дискотека предусматривает... - начал отписываться он.
   - Стоп-стоп-стоп, я понял. Но откуда уши?
   - При разработке было сравнение с дизайном представителя породы кошачьих. Наиболее популярным музыкальным контентом с участием котов были мемы...
   Без комментариев.
   Как я уже говорил, инициатива должна быть оправдана. Арчер проявил глупую инициативу, добавив в конструкцию ракет необязательные элементы, о которых я лишь подумал. А он - подслушивал. И теперь оправдывается тем, что стремился реализовать мои скрытые желания! Какие к черту желания?! Если бы я этого хотел, я бы тогда сам это и сделал! Все чаще у меня возникает ощущение, что эти недоумки все прекрасно понимают, и просто издеваются надо мной. И отрицать бесполезно - моральная травма уже получена, я теперь всю серию ракет только "нянкетами" и буду называть. Если начну возражать, этот... Арчер может еще до чего-то более страшного додуматься. А может ему интеллект урезать? Или еще лучше - отправлю его к Психу, пусть ему мозг выедает. Не страшно даже, что останусь без транспорта.
   Что было дальше - смотреть не стал. Если кто-то уцелеет после такого налета, то Арчер даст мне знать. Вот он, внизу едет. Надо будет поднять его на борт, когда улетим достаточно далеко. Но сначала я осмотрю это корыто. Ибо кто их знает, что эти слабоумные спецагенты еще нам могли устроить...
   Кроме перебитых проводников системы управления других сюрпризов обнаружить не удалось. Все упиралось в отсутствие запасных деталей. Я мог бы осуществить ремонт, если бы со мной был новый репликатор. Но без ремонта мы не могли ни снизиться, ни остановиться. Посоветовавшись с экипажем, я попросил их подлететь поближе к самому высокому и пологому холму, чтобы мотоцикл смог запрыгнуть на борт. Кстати об экипаже: несмотря на вербальные ограничения, найти с ними общий язык удалось быстро. Всего их было трое: капитан, навигатор и механик. Первая стояла за штурвалом и объединяла функции пилота и командира. Вторая, совсем молодая, с голубыми волосами, отвечала за навигацию в пространстве и точные маневры. Третья же, с протезом вместо левой руки, занималась силовой установкой. Звали их Маэль, Сайя и Джас (вежливые люди - представились сразу). Все трое были одаренными по самому минимуму, поэтому ни на какой большой корабль их бы не посадили, а в гражданском флоте все места забиты своими людьми. Вместе они летали уже не первый год, и хорошо изучили привычки друг друга, и своего начальства. За разбитый корабль их ждал суд. Вместо этого им приказали стать за управление этим курьером и вывести его за город. И все, ни о каких полетах в аномальную зону и речи не было. Да и не смогут довести туда даже такой небольшой катер. Они и так выложились на полную, когда сажали свое летающее корыто, а тут еще один полет. Когда же после взлета капитан не смогла убрать акселератор - все стало на свои места. Ими просто решили пожертвовать. Близким скажут, мол, разбились при посадке, или что то похожее. И концы в воду. Никто ничего не докажет. На меня зла не держали. Только рассердились за устроенный в городе хаос. Ну а пока летели до нужного места, я рассказал им с чего все началось. Все равно заняться было нечем.
   - Какой же ты недальновидный... - командир покачала головой, комментируя мои действия - После твоих выходок столица еще не скоро успокоится. Тебе придется обходить наше государство десятой дорогой.
   - Не придется, - я демонстративно выглянул за борт. - Не будет.
   - Чего не будет? Столицы?
   - Государства.
   И это действительно было так. Сначала я хотел избавиться только от тех, кто будет мне мешать - Клана и Семьи. Потом я увидел, что без прикрытия должностными лицами такие группировки возникнуть не могли. Даже если я уберу их, на освободившееся место придут другие. Государство, законы которого пишутся лишь для слабых - не государство. Это такая же банда. Закон должен быть один на всех. Тот, кто его нарушает - преступник. Беда в том, что эти законы пишутся теми, на кого они не действуют. Тот, кто подчиняется им, автоматически становится жертвой.
   Тот обелиск, который я посадил в руинах таверны, со временем разрастется в новую производственную базу. Место здесь очень перспективное. Огромный подземное пространство, доступ к грунтовым водам, органиков много бегает - все для создания армии дронов. Только в отличие от Аналитика, этот искусственный интеллект лишен многих ограничений, и главной его задачей будет найти и уничтожить всех преступников. Это не живой человек. Его бесполезно умолять, с ним не договоришься, его невозможно запугать или растрогать. Он никогда не остановится и не состарится. Он один может заменить собой все три ветви власти в Тафии, которые сейчас практически не функционируют. Он будет и полицейским, и судьей, и палачом в одном лице. Идеальный выбор. Полностью соответствует данному ему имени.
   Говорят, что мафия бессмертна. Пора опровергнуть этот миф.
  
   ***
  
   Терумо все еще не отошел от встречи. Он сделал все, чтобы минимизировать возможные потери. И его даже послушались: для операции полностью очистили территорию, лишили объект путей отступления, даже загнали гражданских в дома. И все пошло наперекосяк еще на этапе прямого контакта с объектом.
   - Кто-то может мне объяснить, что это было? - задала риторический вопрос начальница отдела, хмуро поглядывая на подчиненных.
   - Мы действовали в соответствии с инструкциями, - заявила капитан, которая и осуществляла управление операцией.
   - Покажи мне, где в инструкциях написано: "Провоцировать террористов на применение оружия"?
   - Мы не знали, что у него будет такое сильное прикрытие.
   - Оно всегда есть. Всегда! Если террорист начал с вами разговаривать, это означает, что у него уже есть план побега. Думаю, мне стоит отправить всех вас на переподготовку. Или на полный медицинский осмотр. Иначе, как склерозом ваш провал я не могу объяснить! Идем дальше, - женщина взяла с рабочего стола один из свитков, и начала зачитывать. - С момента входа в таверну "Капик" до начала операции "Перехват" он убил сто девяносто два человека. Под завалами найдено еще тридцать девять тел. Из них двенадцать распознать не удалось, а четверо вообще оказались правоохранителями. И все поголовно были членами Клана или Семьи! - документ снова был положен на место, а гневный взгляд начальства вернулся на подчиненную. - Теперь объясните мне, как этот залетный террорист сумел за час вычислить и перебить столько народа?
   - Мы уже начали допрос свидетелей и задержанных преступников.
   - Будто я не знаю, чем это закончится! Первые запуганные и расскажут все, что вы захотите от них услышать, а вторые будут молчать как рыбы до утра, после чего их возьмут на поруки, и больше мы их не увидим. Еще глупые идеи будут? Ну а теперь главный вопрос сегодняшнего совещания: кто надоумил тех двух сучек обвязаться взрывчаткой?
   - Не могу знать. На операцию взяли всех, кто был в наличии. Никаких дополнительных указаний перед началом им не давали. Они не могли знать, с кем встретятся.
   - То есть среди нас все это время ходили живые бомбы. - начальница начала закипать. - И что мне говорить министру? Да нас за такое позорище не просто расформируют - нас забудут, как будто никогда и не существовало! Кому нужна служба, которая не способна выполнять свои обязанности? Значит так: чтобы к завтрашнему утру все рапорты были в канцелярии, а все участники задержания - в лазарете. Утром я лично отправлю в реанимацию каждого найденного здорового. Все ясно? Свободны! А вас, Терумо, я попрошу остаться!
   Когда все вышли, начальница вынула из-за пазухи флягу и сделала несколько больших глотков. По кабинету разлетелся запах чего-то крепкого, вероятно настой на травах.
   - Ну что, герой? Рассказывай, за что я буду получать по шее?
   - Боюсь, у меня плохие новости, - Терумо осторожно вдохнул, преодолевая боль отраженных ребер. - Нас подставили. Всех. Я уже подавал рапорт о своей миссии в губернии Сайтома. Здесь ситуация аналогичная. На него обиделись все, кто только мог, а в результате сами же первыми и пострадали. Только там была обманка, а у нас - реальный головорез. Если бы не действия Клана...
   - То он бы попал в лапы Семьи. Ты должен был перехватить его раньше, чем они до него доберутся. Я еще могу понять действия нашей городской стражи, они вообще молодцы - взяли на задержание артефакт третьего класса, которым только дома сносить, а потом еще и профукали его. Но ты... Почему не поднял тревогу сразу, как только узнал об угрозе?
   - Предъявлял вещественные доказательства. Иначе мне бы не поверили. Он делает артефакты из ничего. И они независимы от эфира.
   - Это точно?
   - Я осмотрел переработанную им дакуту сразу, как только получил. Все верно. Лаборатория может подтвердить мои слова. Вероятно, именно эти артефакты и позволили ему распознавать членов банд.
   - Чем он сбил наши корабли?
   - Охотники за головами говорят, что он участвовал в разработке какого-то секретного оружия для королевства Шатерей. Но это не точно. Их описывали, как невидимых пауков-убийц. Не было ни одного упоминания о том, что они могут летать.
   - Значит, он их усовершенствовал. Есть идеи, куда он мог отправиться?
   - Он говорил, что ему срочно нужно в восточную аномальную зону. Можно перехватить его там.
   - Вот ты этим и займешься. Тебя здесь не было, ты вообще уже два дня в отпуске. С твоими надзирателями я разберусь. Скажу, что твой покровитель стремится обезопасить своего человека на время расследования. А сам отправляйся на восток и наведи мосты с этим Кейнси, чего бы это тебе ни стоило. Только по-настоящему, без всех этих твоих переодеваний и других штучек. Обещай ему все, что угодно, хоть пост самого министра или любовника королевы - неважно.
   - Хотите сдать его Семье? Или к Клану подмазаться?
   - Перебьются! Нам самим крайне нужен такой чистильщик. Пройдет еще несколько лет, и эти две стаи просто разорвут королевство между собой. Тебя тогда еще в планах не было, а вот я помню, как мы держали их за горло, и они танцевали под дудку короны. Пора напомнить им, кто в доме хозяин!
   - А если, в мое отсутствие... - Терумо осторожно махнул рукой, показывая на потолок и на собственное горло.
   - Я тебе больше скажу - это начнется уже завтра. После такого скандала нас захотят реформировать, подсадят к нам своих ручных зверушек, затем расформируют и разотрут в пыль. А потом начнут делить Тафию. Если опоздаешь - возвращаться тебе будет некуда. Поэтому не подведи меня. Приведи его сюда. Покажи, что ты компетентный агент. А то получится, что он все-таки был прав, а я - ошибалась. А я не люблю ошибаться.
   Послушно кивнув, Терумо покинул кабинет. Он не позволит кому-то разрушить все то, чему он отдал большую часть своей жизни. Это уже не просто задание. Это вызов! Он найдет этого Кейнси, где бы тот ни был. Достанет из-под земли. Он выполнит данное обещание. Даже если и не совсем в том смысле, который вкладывал в свои слова сам.
  
   ***
  
   Пригородный дом, куда приехали представители закона, выделялся на фоне своих соседей. В отличие от слепленных из грязи и тростника хибар, этот строился из камня и обожженной глины. Его архитекторы постарались на славу, возводя под видом особняка настоящую крепость. То, что издалека казалось просто декоративными элементами, на самом деле оказалось прекрасными оборонительными точками. Для штурма такого укрепления нужно было бы положить в несколько раз больше людей, чем защитникам. Пока ты будешь карабкаться к одному окну, тебя успеют обстрелять из другого. И даже если у тебя в кармане окажется пушка - не факт, что ты с первого раза пробьешь себе проход. С воздуха же проникнуть внутрь было вообще невозможно из-за крутых скатов крыши. Одним словом - крепость.
   Но ее взяли. Причем так, что к утру никто ничего даже не заподозрил. Тревогу подняли только после того, как между бандами разгорелись бои за контроль над этим районом. Свято место пусто не бывает, и едва главари банд узнали, что их соседа убрали - сразу же согнали сюда чуть ли не всех своих головорезов. В первую очередь для захвата главной опорной точки - этого имения. Когда же на следующий день ситуация повторилась, органы правопорядка начали волноваться. Одно дело, когда банды осуществляют молниеносные нападения на конкурента и исчезают еще до прибытия патрулей. Правоохранители даже радовались тому, что бандюки больше перебьют друг друга - меньше отписываться за каждого из задержанных, и в случае столкновения численное преимущество бандитов больше будет не таким существенным. И совсем другое, когда они начинают настоящую войну с сопутствующим разрушением городской инфраструктуры. Мало того, что район и так неблагополучный, так еще и во время последней схватки бандиты повредили акведук. Еще немного, и доведенные до отчаяния люди сами пойдут резать наглецов, несмотря на потери. Пришлось даже запросить подкрепление, чтобы успокоить толпу и не допустить массовых беспорядков. Некоторые предприниматели были согласны профинансировать ремонт системы водоснабжения, но только при условии, что уровень преступности будет снижен в разы по сравнению с нынешним.
   На следующее утро начался грандиозный рейд за последние десять лет. Не потому, что правоохранителям так захотелось избавиться преступников. Просто за одну ночь кто-то сделал это за них, и теперь им оставалось только обойти все места массовых убийств и разобраться, кто или что это сделало? Больше всего не повезло детективу Зако - ей достался дом, из которого все началось. Заканчивая академию, Зако Такада знала, что работа в следственном отделе редко бывает приятной. Но не настолько же! Не будучи отличницей боевой и физической подготовки, она очень хорошо знала район своей будущей работы, и умела подмечать важные в конкретной ситуации детали. Поэтому, несмотря на относительно невысокие показатели собственной работы, она часто помогала своим коллегам, если у них что-то не сходилось, или было непонятно. Всех ее товарищей из академии давно разогнали по другим отделам, а она осталась здесь, уже на правах полноценного офицера. Здесь она была в своей стихии. Если бы еще на места преступления ездить не приходилось... К сожалению в этот раз ей не повезло. Поэтому, забросив в сумку все необходимые в работе вещи, такие как личный жетон, блокнот и необходимое количество бланков для полевой работы, она отправилась на улицу. Оружие брать не стала - в ее работе это только вредит, а на силовые акции ей все равно приказано не лезть, а поручать это дело соответствующим оперативным отрядам. Разве что складной нож на поясе - и тот был больше инструментом, а не оружием. Она знала, что миловидной женщине с почтовой сумкой через плечо доверяют больше, чем затянутой в униформу солдафонке. От уставной одежды в таких районах будут только проблемы. Среднего роста с короткими черными волосами под каре, одетая в простые штаны и рубашку, Зако совершенно не привлекала внимание. Ее могли выдать разве что армейские сапоги - их она носила всегда, но эта деталь лишь подчеркивала ее простоту, совсем немного выделяя на фоне серой массы. С личной жизнью у нее было глухо, а потому следить за собой считала излишним. Она думала, что человека нужно любить таким, какой он есть на самом деле, а не то, что он пытается из себя изображать. И все же время от времени сердце щемило. Половина жизни уже за плечами, а свою вторую половинку она так до сих пор и не нашла. Ну и черт с ними, с парнями, у нее работа стоит!
   На улице она запрыгнула в дорожной экипаж, возница которого согласилась подбросить ее до нужного квартала. Ну а дальше она уже могла добраться и самостоятельно. Место преступления было соответственно ограждено и обозначено. Конечно же, нечисть из соседних улиц все подчистила еще до приезда правоохранителей, но на работу детектива это никак не влияло. Переступая через очередное кровавое пятно, Зако внимательно осматривала здание. Этот проклятый дом все больше напоминал какой-то склеп из страшилок: от предыдущих владельцев остались только пятна крови и остатки внутренностей, которые и отмыть было нечем, и теперь вонь постепенно расползалась по окрестностям. Кабинет бывшего владельца. Первая же банда, занявшая здание, вынесла отсюда все, что только можно было: мебель, ковры, даже огромный сейф в стене разломали и выгребли из него все содержимое. Остались только кровавые разводы на полу. Кто-то с глубокой раной отступал от центра комнаты к двери сейфа. Еще двое пятен с остатками мозгов на косяках двери - вероятно от охранников. Напротив мест вероятного нахождения людей также большие следы копоти, будто что-то прошло сквозь тела несчастных. На потолке таких следов нет, значит горение было быстрым и бездымным. Возможно это работа банды Тарусе, у чьих членов иногда изымали артефактные огнеметы. Но они обычно сразу заливают все огнем. Здесь же точно выверенные удары по целям - не их почерк. Осмотрев остальные комнаты, Зако нашла только обвалившийся подвал и разбитый шкаф посреди коридора, бывший ранее баррикадой. И уничтожили ее чем-то довольно серьезным, потому что обломки находились в двух противоположных концах прохода. Записав все в блокнот, женщина поспешила на выход, пока в легких еще было достаточно воздуха.
   Там ее уже ждали. Мацуми Такачо - сатэй от Семьи. Она не делала ничего особенного, а лишь иногда общалась с нужными людьми. Часто от таких разговоров зависело благосостояние, или жизнь отдельных горожан. Все знали, что она связана с бандой, но предъявить ей было нечего. Ну а то, что она ходит с охраной - так район здесь не очень безопасен. Вот и сейчас настал момент, когда детективу опять придется пообщаться с этим человеком.
   - Успешных вам начинаний, офицер!
   - Спорное утверждение, - хмуро ответила Зако, на всякий случай положив руку у ножа. - Чем обязана, сатэй?
   - Хорошо, перейдем сразу к делу. Нам бы хотелось встретиться с виновником этого переполоха.
   - Зачем?
   - Пообщаться. У нас есть к нему предложение.
   - Хотите стать следующей? - Зако кивнула в сторону окровавленной тропинки, ведущей к дому.
   - Риск есть всегда. Кто не рискует...
   - Тот живет дольше. Чего и вам желаю.
   Зако быстро покинула место преступления, вдыхая свежий воздух. Как бы то ни воняло, а изо рта этой гадюки воняло еще хуже. Пообщаться, как же! Обычно жертва такого "общения" исчезает бесследно. Или появляется в виде бандеролей на пороге своих родственников или коллег. Такое уже случалось не раз. А отказывать ей бесполезно - продавит просьбу через начальство, и будет только хуже. Что-то подсказывало ей, что найти убийцу будет в разы проще, чем поговорить с ним. Да и не может он быть один, слишком много бандитов исчезло за такое короткое время. По-хорошему для этого нужно как минимум одного исполнителя на каждую группу. И это при условии, что это будут бойцы экстра-класса, а такие на дороге не валяются. Если же это были обычные солдаты, то подготовка такой массовой акции не могла пройти бесследно. Собрав материалы в папку, детектив поспешила в районную администрацию. Если где и можно было достать статистику за последнюю декаду, то только там.
   Надежды оказались напрасны - никаких следов обнаружить не удалось. Никто массово не въезжал в город, ничего не закупал и не регистрировал. Зато обнаружилась интересная деталь: первыми жертвами стали члены Клана и Семьи, а остальные - их подчиненные либо союзники. Причем она была не первая, кто интересуется этой темой. Судя по вытянутым папках, интересовался кто-то из Клана. Вероятно Досо Сакаи - Голос. Выполняет ту же функцию, что и сатэй в Семье.
   Вообще это разделение по ролям в бандах казалось детективу бессмысленным. Это больше напоминало детское соревнование: у кого круче название? По крайней мере в Семьи в этом плане было больше гибкости, если нужно было вводить новую должность. Клан же был вынужден дублировать уже существующие. Например, у них было десять Рук, восемнадцать Ушей, два Голоса... Если подсчитать все их органы - страшно подумать, что за мутант в результате получится. По понятным причинам вслух озвучивать такие шутки никто не решался, но думали об этом часто. Кстати, точно подсчитать количество членов каждой банды до сих пор никому так и не удалось. Все знают, что такой-то входит в их группу, но что именно он там делает - тайна за семью печатями.
   Уже выходя, Зако остановилась напротив настенной карты района. Это была самая свежая карта, обновленная в прошлом сезоне. Быстренько достав блокнот, офицер начала сверять адреса с картой и поняла, что некоторые части района беда обошла стороной. И в то же время Зако помнила, что оттуда рапорты тоже приходили. Откуда такое расхождение в данных? Неужели жители... Это имеет смысл. Особенно вдоль улицы 'Мастеров', жители которой сами могут надавать по шее любым хулиганам.
   Мало кто задумывается над тем, как работает детектив. Это не тайные встречи с осведомителями, работа под прикрытием либо задержания с погоней. Таким детектив занимается крайне редко. Основная же часть его работы - беготня по городу: опросить первого, уточнить детали у второго, найти третьего, узнать о десятом, вернуться к первому и узнать, что он уже куда-то свинтил... Вот так в основном и проходит любое расследование. Без хорошей памяти, въедливости и внимания в этой работе никак. Вот и на этот раз внимание к деталям выручило ее.
   Начать она решила с наиболее спокойного места. 'Мастеровая' улица, или улица мастеров, как ее порой называли приезжие, тянулась вдоль всей внешней стены города. Хотя приезжих с каждым годом становилось все меньше. Гостей из-за рубежа вообще уже лет десять не было. Ну а кто осмелится ехать в страну, которая перманентно воюет с кем-то? В основном это были жители присоединенных территорий, что покидали разрушенные боевыми действиями дома в поисках иной судьбы. Иногда от них можно было узнать весьма интересную информацию. Зако не упускала шанса пообщаться со свежими людьми, ведь это позволяло расширить кругозор и по-новому посмотреть на очередное преступление. Это не раз помогало ей в расследовании, раскрывая невидимые обычным людям стороны дела.
   Вдыхая ароматы уличной кухни, Зако вышла до нужного места. По требованию администрации строить дома под стеной было запрещено, а потому это была самая широкая улица в городе. Несмотря на огромное количество свободного пространства, здесь было так же тесно, как и в обычном переулке. Здесь почти всегда стоял на ремонте караван какого-то купца из соседней губернии, или разбивал свой лагерь транзитный полк Тафии. Прибытие последних всегда предшествовало очередному конфликту на границе. Еще не было ни одного года, чтобы на Тафию никто не "нападал". Группы гастролеров-беженцев из года в год объезжают всю страну, повторяя всем встречным одну и ту же байку об очередном внешнем враге, который делает всевозможные плохие вещи и главное - ненавидит тафийцов, и готовится вот-вот пойти на них войной. И нужно прямо сейчас собраться и ударить, чтобы защитить своих граждан, свою семью! Вербовочный пункт всегда был открыт, и недостатка в добровольцах армия не испытывала. Не потому, что все солдаты были патриотами. Просто это был единственный способ вырваться из трущоб. По крайней мере на войне ты не сдохнешь от голода, а касательно возможной смерти... Какая разница, где ты положишь голову: во время очередного передела территории банд, или на фронте? Если так прикинуть, то там шансов выжить даже больше. Зако считала, что правительство умышленно игнорирует внутренние проблемы, чтобы таким образом иметь достаточное количество рекрутов. Но это были только ее собственные мысли, которые она никогда не озвучит, и никуда не запишет - ибо стукач найдется везде.
   Конечно такое большое количество людей и активный денежный оборот привлекали внимание криминала, но на глазах стражей те не рисковали появляться, а мастера доплачивали воинам, чтобы те за ними присматривали со стены. Вот такой симбиоз. И именно это и привлекло внимание Зако - здесь были убиты целых пять групп бандитов. Точное количество жертв установить не удалось, но не менее тридцати человек - точно. Чего же они сюда полезли? Неужели надеялись на спасение?
   Осматривая лица мастеров, детектив все больше убеждалась и правильности своих подозрений. Мастера выглядели абсолютно довольными жизнью, будто здесь ничего не произошло. Более того, офицер впервые увидела здесь так много детей. Казалось сюда сбежались дети со всего района. Что же изменилось? Подойдя к ближайшей лавочке, Зако уже хотела поинтересоваться первым попавшимся товаром, как продавщица сама к ней обратилась:
   - Вы прямо спрашивайте, нам скрывать нечего!
   - Хм... Так заметно?
   - Я вас тут таких, любознательных, с самого утра отгоняю.
   - Кто еще приходил?
   - А все, кому не лень: мафия, следователи, администрация рынка... Даже какая-то гадалка-аферистка приходила - страшная как смерть. И ругалась постоянно.
   - И о чем спрашивали?
   - Не о чем, а о ком! Ты еще не в курсе?
   - Расскажите.
   - А нечего рассказывать. Похоже, кого-то же все эти банды достали, вот он и начал их резать.
   - Да, это точно мужик! - вмешалась в разговор продавщица из-за соседнего прилавка. - Такой здоровый, крепкий, выше и шире чем эта дверь. Я сама видела, как он одну поймал, за горло ее поднял и хрусь! Одной рукой, даже не напрягаясь!
   - Прямо-таки видели? - не поверила Зако, все же записывая ее рассказ.
   - Да на это вся улица смотрела! - мастерица взмахнула руками, едва не сбив с полки свой товар. - Эти же бандитки сначала к нам вломиться хотели, а не вышло! Он их по одной и выловил.
   - И куда пошел после этого?
   - Вот уж не знаю. У нас дураков нет - среди ночи на улицу к бандитам выходить.
   - Описать его сможете?
   - Я не буду в сотый раз повторять одно и то же, - мастерица отвернулась от чрезмерно любознательной женщины, но тут на помощь снова пришла ее соседка.
   - Хотите его увидеть - сходите к Кайко. Вон ее прилавок. Она целый день хвастается, что сделала статую своего героя.
   - Почему думаете, что он герой, а не еще один бандит?
   - А он каждой перед расправой грехи зачитывал.
   - Он мог просто выдумывать, чтобы ему поверили. Играть на публику.
   - Э, нет, мы ту парочку хорошо знали. В Терезы из-за этой швали ребенок калекой стал! Так им и надо, крысам помойным! Думаю он умышленно их сюда выгнал, чтобы все это видели.
   Пройдя в указанном направлении, Зако увидела целый прилавок, окруженный детворой. Здесь было все: тарелки, чаши, кувшины, фляги... И отдельная полочка с несколькими глиняными фигурками. Все были сделаны в одном масштабе, и изображали таинственного 'героя' в разных позах. За прилавком находилась сама мастерица, прямо на глазах посетителей создавая очередной шедевр, а маленькая девочка рядом лепила для матери грубые заготовки из глины. Дети вокруг внимательно смотрели на процесс, как на спектакль в кукольном театре. У женщины явно был талант. Острой деревянной палочкой она выводила на мягком материале мелкие элементы, прежде чем поставить фигурку в сушилку и взять следующую заготовку. Отдельно от всех изделий стояла статуэтка вдвое больше: значительно более детализированная, уже выжженная и покрашенная. А внизу, на подставке, была надпись "Уличный судья". Похоже, народ уже дал прозвище своему герою.
   Выглядел незнакомец колоритно. Весь закованный в полный доспех черного цвета, он больше походил на солдата, чем на горожанина, которого довели до крайности. Первыми в глаза бросались массивные наплечники, на одном из которых была изображена золотая голова орла, а на другом - белый человеческий череп. Такой же орел с распростертыми крыльями на монолитном нагруднике. Голову прикрывал подведенный красной линией шлем с глухим забралом, оставляя открытым только рот. Широкий пояс с бляхой в виде щита, на котором с одной стороны висел массивный пистолет с большим коробом под стволом, а с другой - книга с металлическим замком. Последняя больше всего заинтересовала детектива. На ней была какая-то надпись, только не иероглифами а... Буквами? Зако слышала когда-то о письменности, в которой слова записывают по звукам, но ее почти не используют, потому что на такой текст нужно почти в три раза больше бумаги, в отличие от иероглифического письма. Ой как интересно...
   - Что это за книга у него на поясе?
   - Он назвал ее "Codex", - мастерица еле произнесла необычное слово.
   - И что это значит?
   - Не знаю. Спросите у него, если встретитесь.
   Странное название. Значит, он эту книгу как-то использовал в процессе, иначе мастерица не знала бы ее названия. Но для чего она ему? Вероятно, эта книжечка очень недешевая. И почему на броне такая странная символика? Все это больше напоминает не случайный набор экипировки а... Униформу? Да, очень похоже. Только Зако не знала ни одной структуры, чьи сотрудники носят такие доспехи. Или эта структура только появилась. Неужели действительно новая банда? По закону бандой считают группу лиц, а не одного конкретного преступника. Здесь же все признаки того, что работает целая организация: символика, четкий протокол действий, специальное оснащение...
   - Не продается, - мастерица восприняла ее размышления за желание приобрести шедевр. - На продажу только вон те, маленькие.
   - Сколько?
   - Восемь!
   - Сколько?! Гр-р-р, ну ладно. Я возьму одного.
   Приобретенная фигурка была не такой подробной, как хотелось, но основные черты подозреваемого отражала в достаточной мере, чтобы его можно было узнать. А еще детективу просто захотелось иметь такую интересную вещь - маленькое олицетворение справедливости. Ух, аж мурашки по коже! Хотя касательно справедливости есть большие сомнения, но в целом деятельность этого таинственного мстителя можно считать... Не положительной, а радикальной. Он делает то, для чего у законной власти короткие руки. И Зако уже хочет с ним познакомиться! Не потому, что этого от него требуют другие - чисто для себя.
   Положив в сумку дорогой сувенир, детектив пошла дальше по улице, собирая свидетельства очевидцев. В целом они во многом совпадали. Различия касались только внешнего вида. Если в начале улицы это был просто человек, закутанный в темный потрепанный плащ, то ближе к месту убийства накидка постепенно укорачивалась, пока не исчезла окончательно. Причем все в один голос утверждали, что жертвы бежали, а он за ними шел. И все равно догнал. Здесь или его шаги были в половину улицы, или беглецы двигались очень медленно. Скорее последнее, потому что неизвестно, сколько он за ними бегал. Опросы очевидцев в других точках, откуда не поступало заявлений, подтвердили уже полученные сведения, и добавили несколько новых деталей. Везде картина была примерно одинакова: он разбивает группу, а затем зачитывает вину и казнит. Иногда убивал сразу всех, если преступление совершали вместе. Несмотря на численное превосходство, победа всегда была за ним. Даже когда однажды взяли заложника, он просто отступил и незаметно преследовал преступников, пока те не решили избавиться от свидетеля. Как бы ему не сопротивлялись, как бы от него не убегали, он всегда заставлял своих жертв выслушать обвинения и давал им последнее слово. Непонятно только - зачем? Зако все больше склонялась к мысли, что это не просто маньяк или психопат. Он как бы выполнял свою работу. Опасную, грязную, и одновременно привычную работу. Как кривое отражение правоохранителей.
   Вернувшись в участок Зако быстро сдала рапорт, и отправилась в архив - читать уже сданы рапорты. Все сходилось - на каждую группу бандитов приходилось по одному такому мстителю. В нескольких случаях он приходил и за одним преступником. Но никто не смог бы обойти весь район за одну ночь. Тем более, что все убийства были совершены по очереди в течение всего трех часов. А еще детектив заметила, что везде, где банды держали опорные точки, были завалены подвалы. Неужели там были какие-то секреты? Судя по тому, что на соседнем столе уже лежала целая кипа папок с похожими индексами, она не первая, кто до этого додумался. И это было подозрительно. Если бы расследование поручали еще кому-то, она бы об этом знала. Сначала следует проверить догадку. Покидая участок, детектив вспоминала адрес ближайшего из указанных пунктов, когда наткнулась на Мацуми Такачо.
   - Давненько не виделись, детектив.
   - Что-то вы рановато, - Зако не делала резких движений, услышав металлический лязг за спиной.
   - Ваша коллега только что убежала на встречу с Кланом. Значит у нее уже есть что-то интересное. А у вас?
   - Только догадка. На всех опорных пунктах уничтоженных банд были обваленные подземные помещения, но все бои происходили на поверхности.
   - Хм, очень уместно замечание, - взгляд сатэй на мгновение замер, - Не желаете прогуляться к одному из них?
   - А у меня есть выбор? - буркнула Зако, когда одна из охранников толкнула ее в спину.
   Они подопшли к какой-то недостроенной лачуге. Или уже разрушенной - так сразу и не скажешь. Просто сразу было понятно, что жить здесь невозможно. Даже бродяги не стали бы сюда селиться: окон нет, все что можно было - ободрали, даже крышу разобрали. А еще два дня назад здесь постоянно крутились члены одной из банд. Заходя внутрь, детектив внимательно осматривала заброшенные помещения, и заметила оплеванный пол. Много пятен, и свежих. Вероятно кто-то из зависимых решил устроить здесь посиделки. Чимур-трава - наркотик не то чтобы редкий, но и недешевый. Правильно выращенные и собранные побеги могут часами выносить сознание. Говорят, что некоторые высокие лица на важных переговорах жуют чимур в качестве успокоительного. Ранний сбор такого эффекта не дает, а поздний отдает всю свою начинку за один раз, что ведет к передозировке и смерти. Фу, гадость! Надо допросить наркоманок и доложить о них в отдел наркоконтроля - пусть разбираются с новыми поставщиками. Заходя в соседнюю комнату, детектив не ожидала, что вышеупомянутые наркоманы будут не под кайфом.
   Все произошло настолько быстро, что Зако даже не поняла, как оказалась в темноте и холоде. Все свелось к накидыванию плотного мешка на голову, сильному удару в живот и заломленным рукам. Где-то сзади охранники Сатэй пытались дать отпор нападавшим, но несколько хрипов и мокрый звук извлеченного из тела лезвия красноречиво свидетельствовал о результате. Ее подняли на ноги, содрали с нее сумку и повели куда-то вперед, налево, потом вниз, прямо, снова вниз... Рядом послышался треск огня. Кто-то зажег факел. Воздух же медленно становилось влажным, исчезали звуки улицы. Это было именно то подземелье, которое скрывал завал. Похоже, бандиты не смирились с поражением и решили отбить потеряный район. Дураки! Семья не простит им нападение на свою сатэй. Как минимум, у них теперь будет война на два фронта: с Семьей - одной из самых влиятельных сил в королевстве, и неуловимым Судьей, который просто пустит их под нож. В последнем Зако почему-то была уверена.
   Но это все будет потом. Сейчас же офицера волновала ее собственная судьба. Героиней она себя не считала, и мечом махала разве что для сдачи нормативов, поэтому против невидимых соперников в незнакомой обстановке решила не выступать. Понимая, что рано или поздно что-то подобное должно было произойти, руководство в принудительном порядке заставило всех сотрудников оплатить изготовление тревожных амулетов. Игрушка дорогая - почти три месячных зарплаты, но он того стоит. Она уже несколько раз таким образом вызвала группу захвата, оставаясь незамеченной и неопознанной бандитами. Вот и сейчас, закрутив руку, офицер забросила бусины браслета в ладонь, зажав их между пальцами. Браслет едва ощутимо завибрировал, показывая свою работу. Теперь все зависело от того, как быстро к ним достанется оперативная группа.
   А тем временем ее вели все дальше вглубь подземелья. Глухие звуки тесных проходов время от времени менялись эхом больших пространств. Что дальше они шли, тем более влажным был воздух. Зако чувствовала, что браслет начинает работать с перебоями. Чем дальше они заходили, тем слабее были вибрации, пока он совсем не утих. Вот ведь... Теперь надеяться она могла только на себя. Будто уловив этот момент, с ее головы даже сняли мешок, чтобы она быстрее шла. Оглянувшись, она увидела только шесть бандиток разного возраста с оружием своих недавних жертв в руках. Зако еще и подумала: "Представителей Семьи тоже в сумме было шестеро..." Знаков конкретной банды на них не было, но выучка говорила сама за себя: не профессионалы, но умеют работать в группе. Какая-то из банд явно хотела разведать ситуацию, и при этом не показать себя. Зако могла бы прямо сейчас попытаться убежать, и ее бы даже не стали останавливать. Только смысла в этом не будет. Еще неизвестно, что страшнее: быстро умереть от меча, или медленно подыхать в темноте подземелья без шансов выбраться. Она ведь не знала, как ее сюда привели.
   На одном из поворотов они встретились с молодой девкой с утыканный ножами поясом. На этот раз детектив все же заметила едва заметный шрам на мочке левого уха. Вероятно раньше там была сережка. А серьги так носят только члены банды Мохаро. Полные психи, без каких-либо норм или правил. Туда набирают в основном наркоманов - в качестве пушечного мяса. Постоянных же членов там немного, и все они имеют серьезный боевой опыт. Теперь нужно не показать, что она их распознала, потому что они могут от нее избавиться еще до... А вот относительно своей будущей судьбы, она не знала ничего. Почему напали на Семью, а ее пощадили?
   Размышления прервал шум впереди. Огромная толпа, точное количество Зако подсчитать не могла, расположилась на одной из подземных улиц. Командир ее группы куда-то отошла на минуту, а детектив смогла более внимательно рассмотреть место, где она оказалась. Это было хорошо обжитое и устроенное помещение. В дальний части виднелись разложенные прямо на каменном полу футоны, а под потолком до сих пор витал слабый запах жареного мяса. Демоны, да они же ее на свою базу привели! После раскрытия такого секрета живой ее точно не отпустят. Можно больше не притворяться, будто она ничего не понимает. Тут толпа загудела и ее снова куда-то потащили, вероятно к главарю. Как она и думала, это оказалась Мохаро. Детектив сразу ее узнала, эта личность была на ориентировках последние полтора года. Теперь ясно, где она все это время пряталась. Мохаро оказалась еще более отталкивающей, чем на картинке: морщинистое лицо перечерченное мелкими шрамами, бельмо на одном глазу, и бледная, почти прозрачная кожа. Ну просто живой мертвец. Осмотрев заложницу и отобранную у нее сумку, Мохаро достала оттуда приобретенную недавно статуэтку и с проклятиями разбила ее об пол, да еще и потопталась по ней. Вероятно именно ее и имела в виду и мастерица.
   Немного успокоившись, Мохаро приказала всем готовиться. Голос хриплый, хорошо слышна одышка. Такая появляется у людей, долго работающих в шахтах. Да ну, не могла она так долго здесь просидеть. Или могла? Все остальные банды этого района почти полностью истреблены, а она уцелела. Интересно, куда они так собираются? Откуда-то приволокли еще нескольких пленных. Эти были уже хорошо избиты и замучены. Одна женщина едва держалась на ногах. Как только все были готовы, группа отправилась в путь. Они дошли до ворот, от которых так и тянуло холодом. Зако еще и похвалила себя за то, что всегда носит свои армейские сапоги. Даже сквозь их толстую подошву ноги уже почувствовали мороз, что уж говорить о бандитских мокасинах. Если бы еще одета она была теплее...
   С третьей попытки выбив примерзшие двери, банда зашла в морозильник. Только это оказался не морозильник, а еще одно подземелье. Зако даже представить себе не могла, что где-то под столицей могут существовать такие места. Еще в начале своей карьеры она собирала информацию о Нижней Столице, но все ее знания ограничивались теми участками, которые проходили у оборонительных сооружений. По крайней мере там карта подземных этажей могла совпадать с надземными. Здесь же все проходит по фундаментам зданий значительно древнее нынешних, под которыми были свои собственные тоннели и т.д. Вряд ли кто-то в королевстве имеет полную карту подземелья. Зная хотя бы два-три таких прохода, можно было спокойно передвигаться по городу, не боясь стражи. Разве что был незначительный риск наткнуться на других авантюристов или бандитов, решивших обосноваться в катакомбах. Но шанс этот был настолько мизерный, что его во внимание никто не брал. Говорят, что Семья и Клан контролируют почти половину подземного пространства, и истребляют всех, кого встретят на своей территории. Пожалуй это единственная причина того, почему каждый третий горожанин до сих пор не выкопал собственного подземелья. Если они заподозрят, что ты ходишь их тропами (а своими они считают ВСЕ катакомбы), то с тобой случится несчастный случай. Например наткнешся на нож в своей руке. Или споткнешься посреди улицы и сломаешь себе все кости.
   Температура продолжала падать. По крайней мере Зако так казалось. Она несколько раз посещала шахты и знала, что на большой глубине температура всегда более или менее постоянна, и вода там замерзнуть не может. Здесь же тело начинала хватать дрожь, а пар изо рта только подтверждал, что это не ее воображение. Все вентиляционные каналы были заткнуты толстым слоем льда, а ноги так и норовили время от времени разъехаться. Главарь шла впереди, указывая дорогу. Интересно, а у них вообще есть карта этого района, или они просто блуждают здесь наугад? Нет, карты у них нет. Это было понятно по тому, как Мохаро несколько раз крутилась на месте, выискивая известные лишь ей ориентиры... Света от факелов было достаточно, чтобы не переломать себе ноги о вываленные со стен или потолка камни. Судя по копоти на низких каменных арках, здесь часто ходили. Кое-где на стенах попадались надписи, стрелки, какие-то знаки... Но все они были на камне, подо льдом. А значит сделали их до того, как подземелье превратилось в филиал зимнего дворца.
   Издалека донеслось эхо обвала. Стены затряслись, на голову посыпался пыль и лед, а уши заложило от перепада давления. Бандиты начали волноваться. Кто-то из них приставил к шее Зако нож, но сразу же забрал, поняв, какую глупость сделал. Ну разве она могла вызвать обвал? Тут, скорее, заслуга этой аномальной температуры. Если они идут на поиски источника этого холода, то в других условиях она бы даже им помогла. Двадцать лет назад из-за разрушения катакомб сразу несколько кварталов Байры ушло под землю. Страшно подумать, что будет со столицей, если древние своды начнут массово разрушаться. Но, зная натуру этих людей, Зако не верила в их благие намерения. Им легче захватить новое место, чем ухаживать за старым. Единственное, что могло их выгнать в таком количестве - личная угроза. Или соблазнительный куш, которого здесь, под землей, быть не может.
   Чем дальше они заходили, тем более деформированными выглядели тоннели. Кое-где кладка стен развалилась, затрудняя проход. Однажды им даже пришлось искать обходной путь, из-за обвала. Проходя боком в щель между двумя гигантскими глыбами, Зако поймала себя на мысли, что у нее начинает развиваться клаустрофобия.
   Блуждания продолжались, пока группа не вышла к какой-то большой подземной полости. Позади загрохотали камни и снова стрельнуло в ушах. Кто-то начал ругаться. Значит никого не задело. Из темноты туннеля вылетело облако пыли. Женщины сразу прикрыли лица рукавами, не выпуская, однако, оружие. Но звук не стихал. Грохот продолжался не секунду, не десять секунд, а почти минуту! Это не могло быть поочередное обрушение тоннеля, иначе бы они почувствовали. Шум был из одного-единственного места. И даже когда грохот стих, ухо все равно что-то слышало. Там, по ту сторону стен.
   Место, куда они вышли, очень напоминало обычную улицу, с поправкой на своды над головой. И они были настолько высоки, что свет факелов почти не доставал туда. Вероятно сейчас они ходят между фундаментами очень старых зданий. Если бы не абсолютная тишина и стоячий воздух, могло показаться, что они зашли куда-то очень далеко в неблагополучные районы Байры. Время от времени под ногами попадались остатки давно умерших крыс, по стенам, у кусочков замерзшего мха, сверкали грязными молочными каплями примерзшие слизни. Даже насекомые оказались вплавлены в лед. Создавалось впечатление, будто зима для них наступила за секунду, что они даже добежать в своих укрытий не успели. Как, например, целая семейка грызунов, которые так и остались лежать посреди прохода. Но в какой-то момент все они тоже исчезли. Вот так вот, раз - и нет!
   - Это еще что такое? - одна из разбойниц пнула ногой вмороженных в лед кусочек меха.
   - Падаль жрет, шакал! - хрипло пошутила Мохаро, рассматривая следы чужой деятельности. - Он уже рядом! Всем быть наготове!
   - Ничего-ничего, мы ему сегодня устроим закуску, хе-хе-хе! - поддержали ее своими возгласами другие бандитки.
   Они ее что, в качестве наживки на какую-то тварь взяли?!
   Вдруг их шум прервал шорох. Даже не шорох, а будто щелчки сотен маленьких лапок. Нет, все же шорох. Как будто кто-то тянет по земле что-то очень большое. Так скрипит песок о камни. Звук резкий - так песчинки под нагрузкой стираются в пыль. Непонятно только, в каком направлении. А еще пол зашевелился. Детектив еле удержалась на ногах, когда вдоль всего прохода брусчатка вздыбилась, как выпечка повара, а из щелей между камнями повалил туман. Очень холодный и плотный туман. Разливаясь по полу он полностью скрыл под собой поверхность, заставляя людей ступать еще осторожнее, чтобы ненароком не провалиться в какую-то невидимую яму с этой морозной гадостью. Шли тихо, не разговаривая. И все были очень напряжены. Здания все чаще встречались разрушенными до состояния камня под ногами, а стены пещеры исчезали далеко во тьме, лишь время от времени меняясь каменными колоннами, что тянулись далеко вверх, за пределы видимости. Здесь уже чувствовалось постоянное движение воздуха. Не просто случайный сквозняк, а настоящий ветер, от которого дрожал огонь факелов, угрожая вот-вот погаснуть. Только у Мохаро была более-менее приличная масляная лампа, которой не был страшен сквозняк, однако света она давала немного меньше.
   Вдруг группа остановилась. Зако не видела, что там произошло, но по перешептываниям поняла, что они только что наткнулись на труп одного из своих разведчиков. Когда банда продолжила движение, детектив смогла более подробно его рассмотреть. Замороженная прямо на ходу, бедняга даже упасть не успела, так и застыв навеки безымянной статуей. Одна из ее рук были отбита, демонстрируя ржавое нутро отбитой конечности. Это же до какой температуры ее надо было охладить, чтобы кости ломались, как сосулька? Больше веселых перекличек офицер не слышала.
   И тут одна из дозорных, высланных вперед, с визгом куда-то провалилась. Было слышно, как следом за ней скатываются камни, и крик затихает. Осторожно, чтобы не создавать лишнего шума, группа подошла к скрытому туманом обрыву. Главарь громко топнула ногой, и эхо пошло... И не вернулось. Звук будто исчезал в пространстве. Группа людей замерла на небольшом освещенном клочке земли посреди тьмы. По команде своего лидера, одна из приспешниц закрыла детективу рот кляпом из какой-то вонючей тряпки. Вдруг, никого не предупреждая, Мохаро метнула взятый у помощницы факел вперед. Казалось бы он так и исчезнет в пропасти, и вдруг он обо что-то ударился и, рассыпая искры, подсветил контуры чего-то...
   В тот же миг, пространство вокруг вспыхнуло, на мгновение ослепив людей холодным синим светом, а уши заложило от металлического завывания. Но даже закрыв глаза, Зако еще несколько секунд видела отраженный на сетчатке глаза силуэт чего-то чужеродного, неестественного. Немного привыкнув к свету, она все же смогла осмотреться. От увиденного у нее перехватило дыхание. Вокруг больше не было катакомб. Была только одна огромная подземная полость, края которой темнели провалами разобранных тоннелей. А в центре... Описать словами увиденное было невозможно.
   Эта штука была настолько чужеродная, что Зако даже не могла точно ее охарактеризовать. Оно напоминало одновременно и растение, и здание, и даже животное. Огромная масса тонких и толстых жил, закованная в гладкий сегментарный панцирь, и подвешена на толстых... Щупальцах? Да, это напоминало именно щупальца какой-то исполинской головоногой твари. На ее глазах одно из них, толщиной метра три-четыре, выстрелило из его тела и, на мгновение разогнав морозный дым, влетело в один из туннелей, разбрасывая выступами на своих сегментах камни. Затем эти сегменты по всей его длине разошлись и щупальце начало сокращаться, пока не замерло в напряженном состоянии. Где-то за спиной обвалился проход, которым они сюда пришли, и вся эта туша начала медленно продвигаться вперед, подтягиваясь на глубоко загнанных в землю конечностях. А детектив только сейчас поняла, что у кальмаров между щупалец обычно находится пасть. И действительно, едва женщина об этом подумала, как огромные пластины прямо напротив них ними начали расходиться, открывая что-то похожее на терку, а элементы, излучающие свет... Они все повернулись в ее сторону! Оно смотрело ими прямо на людей!
   По ушах опять ударил визг этой твари, а светящихся глаз стало меньше, будто оно уже рассмотрело гостей, и теперь ждет, когда же они свалят с его пути. Разбойницы вытащили оружие, медленно отступая назад. Но куда ты сбежишь из замурованного склепа? Чем бы эта штука ни была, она явно оказалась не тем, чего ожидали бандитки. Что они могут ему сделать своими зубочистками, если оно жрет камни? И будто этого было мало, сегменты на его теле разошлись и оттуда начали выбегать пауки. Только это были уже не те милые пещерные крошки, которых можно взять на палец. Эти твари могли не то что палец - руку откусить! Пока они бегали только по поверхности твари, которая их породила, но Зако чувствовала, что еще немного, и они будут здесь.
   - Бросайте оружие! - вдруг прогремел голос со стороны.
   - Стоять! - воскликнула Мохаро, за волосы подтягивая к себе ближайшую заложницу и приставляя кинжал к ее горлу.
   Все разбойницы как одна повернулись с оружием на голос, побросав перед собой факелы и выставив пленных перед собой, как щит. Перед ними стоял тот, по чью душу они и пришли. Мохаро догадывалась, что самозваный Судья имеет какой-то секрет, но даже не подозревала, что он НАСТОЛЬКО большой. Этот безумец не просто вырезал всех уличных мафиози. Он подкармливал ими свое чудовище! Как же хорошо, что они сюда заглянули всей компанией. Каким бы сильным он ни был, против такой толпы не попрешь. А еще у них при себе есть несколько самострелов с очень хитрой начинкой.
   - Сейчас ты нам обо всем расскажешь, красавчик. И о себе, и об этой твари, - Мохаро нажала сильнее, и из-под лезвия потекла кровь. - Или они сдохнут. Ты ведь не допустишь смерти невинных? А если будешь хорошо себя вести я, возможно, оставлю тебя себе. В качестве игрушки, хе-хе-хе! - толпа засмеялась вслед за вожаком, а под ноги мужчине полетел рабский ошейник. - Поэтому будь послушным мальчиком, надевай свое новую украшение и бросай...
   - Проникновение на запретную территорию, взятие заложников, угроза убийства... - Судья проигнорировал слова преступников, переступив ошейник и медленным шагом приближаясь к бандиткам, все больше выходя под свет факелов.
   Уже сейчас стало понятно, что габаритами этот незнакомец превосходит любого из присутствующих. Ростом в полтора раза выше детектива, вдвое шире в плечах, да еще и массивный черный доспех... Зако не сомневалась, что он может порвать бандитов голыми руками. Те, очевидно, тоже начинали понимать, что из такого гиганта постельной игрушки не сделаешь, и единственный способ его остановить - стрелять в голову. Однако открытое лицо шлема оказалось маской, красные линзы которой создавали видимость глаз, а решетка респиратора имитировала оскал рта. Маленькая глиняная статуэтка даже отдаленно не могла передать толщину его брони, которая прямо чувствовалась.
   - Последнее слово - Судья стал над факелом, от чего тени очертили гневное выражение его маски.
   - Кончай их!
   Синхронно со своим вожаком, ножи вонзились в плоть заложников. Острые керамические лезвия поочередно рассекли кожу, горло, вены с артериями, а потом добрались и до сухожилий. После разрезания последних жертвы просто не могли опустить голову, чтобы уменьшить потерю крови - мышцам не за что тянуть. Кровь, которая под большим давлением циркулировала в верхней части тела, начала вырываться наружу. Отсчет жизни людей пошел на секунды.
   - А теперь перейдем к теб... Е-е-е...
   Мохаро запнулась на полуслове когда увидела, что численное преимущество уже не на ее стороне. Как будто вырастая из тьмы, все больше и больше громадных солдат плечо к плечу окружили банду широким кругом. Их было не меньше сотни, и у каждого в руках оказалось оружие. Передний ряд стал на колено, позволяя втором целиться над головами. От количества нацеленных на них стволов, не хотелось даже дышать, чтобы в кого ненароком палец не дернулся, но...
   - Приговор - смерть! - объединенный голос солдат заставил содрогнуться даже стены и потолок, с которого посыпались камни.
   Со страшным грохотом на гангстерах скрестились сотни дымных трасс. Абсолютная точность и скоординированность стрелков превратили тела бандиток в сплошную мишень. Маленькие реактивные снаряды впивались в их плоть, а потом взрывались внутри, разрывая ее на все меньшие и меньшие куски. Те даже не успевали упасть, когда в них попадал снаряд следующего стрелка. Всего за три секунды непрерывного огня огромная банда превратилась в фарш.
   Едва отгремел последний выстрел, солдаты встали и, развернувшись на пятках, почти беззвучно исчезли в темноте, исчезнув так же, как и появились. Кроме одного. Как в какой-то романтической истории, которые любят рассказывать в салонах поздними вечерами, он под сияющим взглядом чудовища склонился над детективом, осматривая ее раны. В отличие от других, Зако успела дернуться назад, когда ей резали шею, и крови вышло меньше. У нее даже горло уцелело, и она сможет разговаривать, когда вылечится. Уже теряя сознание Зако почувствовала, как Судья осторожно поднимает ее голову. Помощь пришла. Теперь можно расслабиться.
   Хр-р-руп!
   Проконтролировав нежелательного свидетеля, мужчина повернул голову женщины к себе и осмотрел со всех сторон, словно запоминая. А затем его черты начали расплываться туманом, сквозь который время от времени проступал слепленный из черных, переплетенных между собой членистоногих тел человекоподобный силуэт. Так продолжалось почти минуту, пока туман снова не стал принимать форму. Только на этот раз на свет появилась женщина - точная копия покойницы. Разве что более мускулистая, высокая и с совершенно белыми волосами. Ну и доспех на ней теперь тоже был соответствующим.
   - Quod innocentia excluduntur. Sunt gradus culpae, - с первых слов мужской голос несколько раз менял тон и тембр, пока не стал похожим на женский. - Ego legem!
   Еще несколько раз повторив фразу разными голосами, новоиспеченная Судья отправилась вслед за своими товарищами. Впереди встреча еще с двумя группировками, которые начали действовать раньше запланированного. Заметив, что в рабочей зоне больше нет посторонних, проходческий щит прекратил сигналить, потушил освещение и продолжил сей медленное движение сквозь земные недра, параллельно подтягивая щупальцами к своей пасти вместе с камнями большую порцию биомассы, металлов, керамики и другие ценные материалы, которые не так уж и просто найти в этом бедном полезные ископаемые мире. Скрытый глубоко под землей искусственный разум не гнушался ничем, используя все возможные ресурсы и превращая их в оборудование или рабочую силу, распространяя свое влияние на всю губернию, целое государство, а в перспективе - на весь мир. Все для того, чтобы выполнить волю Творца. Автономный оперативный комплекс 'Судья Дред' постепенно выходил на проектную мощность...
  
   ***
  
   Новая ипостась Кайи произвела сильное впечатление на ученический совет. При отсутствии официальных представителей Святой земли, это был единственный высший руководящий орган доступный беглецам. Да и негоже было разлетаться по домам, не разобравшись в ситуации. Краткий вояж по окрестностям дал немного информации для размышления. Во-первых о передвижении вооруженных сил Шатерей никто ничего не знал. Или наоборот - знали, но молчали. Зато армия самой Святой земли активно начала рассылать свои отряды для "охраны" своих представительств за рубежом. Во-вторых возникли проблемы с транспортом: взятые в Академии баржи оказались поврежденными, и могли в любой момент упасть. Выяснить их принадлежность и происхождение тоже не удалось - документов на борту не было, а бортовые идентификаторы затерты. Ну и в-третьих, самовольное покидание учениками стен Академии можно приравнять чуть ли не к дезертирству. Как же так: некоторые маленькие страны чуть ли не весь свой бюджет тратили, чтобы организовать своим представителям обучение в Академии, жили рвали, чтобы разместить свое чадо ближе к большим боссам этого мира, а они взяли и сбежали! Безобразие! А учитывая, что нападавшие были одеты в церковную униформу... Несколько слов от "представителя" Святой земли, и королевы сами своих потомков за решетку посадят, не слушая выдумок неразумных детей. По крайней мере для всего мира это будет выглядеть именно так, и возражая против того, что скажет Церковь - лишь покажешь себя дураком, а за открытое применение силы тебя "умиротворят" твои же соседи. Мир слишком долго жил в покое, чтобы быстро распознать скрытого врага.
   После короткого совещания общим голосованием было решено незаметно разъехаться по своим странам, забрав с собой своих подданных, дабы никто из молодого поколения пилотов не попал в руки агрессора. Кто бы ни устроил это нападение, он умело подчищал за собой следы. Непонятно, это кто-то посторонний напал на Святую землю, или же Церковь сама организовала нападение, чтобы выбить себе право на применение силы? Если таинственный враг делает вид, что все в порядке, а сам наращивает свою военную мощь, что мешает им самим сделать то же самое? Ложь против лжи - первый, кто об этом заявит, сам выставит себя на посмешище. Но начать такую подготовку можно только при условии слаженной работы всех участников. Самое сложное было для самой Лашуры. Если другим еще было куда возвращаться, то для нее все пути на Родину были закрыты. Бахарен от ее имени начал поиски самозванки, которая промышляет пиратством. Королева знала, что рано или поздно у нее может возникнуть подобная ситуация, а потому сообщение нужным людям уже отправились. В зависимости от того, какой ответ он получит, можно будет строить свои следующие планы. Больше всего надежд Лашура возлагала на тайную стражу, существование которой было государственной тайной. Она специально оставляла им инструкции на случай, если место правителя займет кто-то другой. Теперь нужно было дождаться их ответа. Желательно - подальше от посторонних глаз и не под открытым небом. И единственным местом, которое приходило в голову, была ...
   - Ты уверена, что нас там примут? - Лашура смотрела на Кайю, которая готовилась снова погрузиться в свой "кокон". - Какие гарантии того, что мы не попадем в ловушку?
   - Гарантий никаких. Но там я, по крайней мере, смогу проконтролировать исходящий трафик информационных...
   - Нормальными словами, пожалуйста.
   - Я узнаю, если кто-то захочет о нас сообщить. Я там выросла, и знаю каждый уголок.
   - Тебя там тоже каждая собака знает.
   - Этот вариант ничем не хуже других. Вы сами отказались воспользоваться гостеприимством Нарадан.
   - И ты ей поверила? Лучше я сдохну на свободе, чем буду танцевать под чужую дудку.
   - Потому я и предложила этот вариант.
   Ага, как же иначе. Держа серьезную мину на лице, Лашура мысленно улыбалась. Вопреки ее опасениям, новые возможности не затуманили разум подруги, и не превратили ее в механическую куклу, как она того опасалась. Вся эта подчеркнутая формальность, безынициативность и внешний вид... Для стороннего наблюдателя Кайя действительно могла показаться лишь придатком бездушных машин, которым она посвящала все больше времени. Вот например вчера она заявила, что ее пауки начали обмениваться информацией с новым абонентом. То есть: кроме их островного сообщества существует как минимум две большие группы, поиском которых она и занималась. Однако королева уже догадалась, что все это просто отговорки. Зная Кайю как облупленную, она только сейчас поняла, что все это просто попытки девушки скрыть свое стремление наведаться в родные края. Эх, родня...
   Идя в свои покои, Лашура вспоминала своих родителей. Род Шатерей всегда славился своим единством. С первых и до последних дней своей жизни каждый их член старался на благо семьи. Все для своего рода. Среди них никогда не было отщепенцев или предателей. И никогда не будет. Это их суть. А еще у них была одна очень неприятная для врагов черта - они были очень последовательны, и все планировали на много лет вперед. Даже дети с малых лет придерживались тех же взглядов, что и их родители. Злые языки распускали слухи, что Шатерей отбирают у своих детей счастливое детство, превращая их в свои маленькие копии, лишая индивидуальности. Они даже не догадывались, что на самом деле собой представляет Шатерей! Это не просто род, или династия правителей. Это нечто гораздо большее. Именно поэтому она очень внимательно следила за всем, что происходит с Кайей. Еще до своей смерти ее родители полностью одобрили предложение своей дочери ввести ее в род. Сейчас же, когда из живых представителей осталась только сама королева, это был вопрос жизни и смерти. Жаль, что для этого приходится так долго ждать. Но королева чувствовала, что этот момент скоро наступит. Декаду назад Лашура считала, что ей понадобится еще полтора-два года. Четыре дня назад - год. Сегодня же этот срок сократился еще вдвое. А что будет, когда она вылезет из этой банки в следующий раз? Девочка догадывалась, что подарок Кея не так прост, как кажется на первый взгляд, но даже не подозревала, что настолько! Он не мог не знать о таком эффекте! Ах, если бы она смогла ввести в род самого Кейнси...
   Выбросив из головы неуместные мысли, Лашура вернулась к более насущным вопросам. Все же быть королевой нелегко. От нее постоянно требуют решать чужие проблемы, брать на себя ответственность за чужие поступки, вести за собой людей, и стараться не сдохнуть в процессе. Без отпусков и выходных. Нередко тебя поднимают даже посреди ночи, потому что произошла очередная беда. Не каждый взрослый такое потянет. Кайя постоянно удивляется, как она в таком юном возрасте еще не поехала крышей. Знала бы она, чем за это молодой королеве приходится платить ...
  
   ***
  
   Сквозь ураган пробивался одинокий всадник, тихо напевая себе под нос песенку.
   - Riders on the storm, пам-па-ра-рам! Riders on... лядь storm! Пам-па-ра-рам! - на очередном овраге транспорт на мгновение провалился под снег, но сразу же выпрыгнул назад, подбросив на себе всадника.
   - Штормовое предупреждение! - перед левым глазом появилась исследованная карта местности, в центре которой находился движущийся маркер, а пространство впереди него был густо заштрихованный красной сеткой.
   - Что, неужели торнадо?
   - Аэрофотосъемка показывает формирование мощного циклона, - описал показано этот капитан-очевидность, и добавил, - Вероятность образования торнадо - 37%.
   - Молчал бы, умник! - только и смог произнести я, огибая неожиданный кустарник на пути.
   - В режиме тишины тревожные сигналы не отключаются.
   - Заткнись!
   Если бы я не знал, что собой на самом деле представляет ИНК, сказал, что он волнуется. Но это не так. Все эти его фразы и кажущаяся эмоциональность - просто хорошо подогнанные к различным ситуациям алгоритмы действий. Человеку не знакомому с костюмом даже могло бы показаться, что это настоящий искусственный интеллект. Вот только даже мои технологии не могут в полной мере воссоздать такой сложный объект. По крайней мере не с моими габаритами. Тот же Аналитик может быть искусственным интеллектом только в обвесе с целой кучей сложных систем, обеспечивающих его работу в соответствующем режиме. Без них он не умнее Арчера. Что происходит, и почему я такой нервный? Просто я отправился в путь в самый неблагоприятный для этого момент. Мне еще на подходах говорили, что я делаю глупость, и сгину в первой же аномалии. Но я немного забегаю вперед. Все началось с аварии. К счастью - не той, на которую рассчитывали спецслужбы.
   Избавившись хвоста в виде всего воздушного флота Тафии, мы двинулись на ближайшее возвышение, чтобы подобрать Арчера. Тот, оперируя парочкой свежеиспеченных някетов, уже осмотрел место будущего маневра, и ждал только нашего прибытия. Через час, когда мы были в нужном месте, он разогнался по крутой тропинке и четко выверенным маневром запрыгнул нам на борт. Все прошло идеально. До момента касания палубы. Глупый интеллект считал наш катер постоянной величиной, и не принял во внимание прочность его конструкции. А должен был! Поэтому нет ничего удивительного, что он проломил палубу и застрял в силовом наборе. Капитан потом еще долго ругалась, пока я на ходу чинил систему управления судна и лазил по внутренностям, накладывая заплаты на поломанные доски. Тут то мне и пригодился созданный накануне фабрикатор. С его помощью удалось обеспечить себя всем необходимым инструментом и материалами для ремонта.
   Кстати последние заставили меня задуматься. Раньше я думал, что смогу заработать немного денег продавая инструменты. Ничего подобного! Я могу стать миллионером, если буду продавать обычные шурупы-саморезы! Здесь нет материалов с прочностью закаленной стали, и обычные гвозди считаются предметом роскоши. Мои же углеродные подделки были хоть и более хрупкими, зато в разы крепче любой древесины. На время ремонта даже капитан бегала смотреть, как я легким движением руки загоняю обычный шуруп в толстую доску. Тогда я и понял, что на таких мелочах можно реально много заработать. Черт, да под это дело даже фабрикатор нужно сделать отдельный! Сколько бы они не стоили, для меня это все равно будет выгодно. Только в комплекте нужно еще и отвертку соответствующую продавать... Точно - сделать им различные головки, чтобы нельзя было открутить шурупы одной партии отверткой от другой! Нет, это уже будет потом, когда товар станет популярным. А сейчас можно обойтись и обычной крестообразной.
   Короче, после ремонта я засел за изготовление нового гаджета, а экипаж нашего маленького судна думал, как прорваться через границу. Как оказалось, тафия в этом направлении проводит какую-то военную операцию. Воюет, проще говоря. Конфликт уже несколько лет находится в окопной стадии, но рыцарей ни одна из сторон пока не применяла. Был шанс пролететь ночью, но на большой высоте любой объект сразу засекут наблюдатели, а на низкой гарантированно врежешься в выставленные именно для таких хитрецов барьеры. Поинтересовавшись у меня, сколько някетов у меня осталось, воздухоплаватели получили в ответ: "А сколько надо?" Пока летели в нужное место, я склепал чуть больше сотни. Продолжать не стал, потому что некуда было их девать, а лишний вес не борту никто не отменял. Думаю, больше не понадобится, особенно если не будет больших или бронированных целей. Если же будут - проще убежать, пока они будут отвлекать внимание. Все равно другого вооружения у нас нет. Мой лук и пистолет капитана с единственным выстрелом за оружие вообще не считаю.
   Добрались мы до зоны боевых действий, выслал я вперед свой умный трал, а сами мы двинулись следом. Я понимал, что после срабатывания одних барьеров могут активизироваться и другие, а потому някетов я сформировал в три волны, между которыми расположился резерв. Первая волна идет стеной в шахматном порядке с интервалом в три метра - по ширине нашего катера. За ними через сто метров еще одна стена, с интервалом два метра. Третья волна шла в пятидесяти метрах от второй и в двадцати метрах впереди нас для прикрытия.
   Прорыв линии фронта прошел почти как по маслу. Снизившись до десятка метров, мы на максимальной скорости промчались над окопами Тафии, за что нам вслед несколько раз шмальнули чем-то осколочным. В ответ отправил парочку някетов в гости, чтобы пару часов развлекали воинов. Где-то на полпути к иностранным позициям весь нижний ряд первой волны детонировал, врезавшись в эфирный щит. Пришлось подниматься и пополнять ряды разведчиков. Дальше барьеры шли друг за другом, но благодаря жертвам маленьких камикадзе нам удавалось вовремя заметить препятствия. Еще дважды нас стреляли, уже из ручного оружия. Несколько пробоин в корпусе нам погоду не делали, поэтому отвечать я не стал. Да и движущиеся огни впереди указывали на активность вооруженных сил, и мне не хотелось терять ни одного из своих дронов. Да и не пришлось. Солдаты просто не успели подготовиться к отражению воздушной атаки, и менее чем за минуту мы оставили их далеко позади. Теперь оставалось только замаскироваться, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.
   Проще всего было просто перекрасить катер, а еще лучше - изменить его конструкцию, чтобы ни у кого не возникло подозрений, что мы что-то нарушили. К сожалению из последним у меня и экипажа были серьезные проблемы. Единственное, что могло радикально изменить внешний вид нашего судна, это демонтаж лишних глайдеров. Меньше площадь - меньше скорость. Кораблик с парой плавников будет выглядеть абсолютно гражданским судном. Все прекрасно, кроме того, что суммарный вектор тяги тогда будет находиться в другом месте, и нас просто опрокинет. Это все равно, что перенести винт самолета на одно крыло. Были и другие, менее очевидные для меня, и более понятные для экипажа причины не делать этого, но мой переводчик все еще был несовершенен, и я тупо не понимал, что они мне говорят. Тогда мы решили уменьшить площадь глайдеров. Утром, едва только начало светать, мы сели на ближайшую лесную поляну и принялись за работу. Поправка - я взялся. Экипаж в это время отсыпался прямо на своих рабочих местах. Ночной перелет их истощил морально и физически. Но жаловаться было грех. План работ мы согласовали накануне, а без посторонних наблюдателей я мог спокойно пользоваться всеми своими возможностями.
   Хорошо иметь универсальную портативную фабрику: всего три часа, и я стал владельцем двух банок черной и серой краски. Ну и кисточки для работы смастерил. Под конец понял, что я дурак, и мог просто конденсировать наниты на всей нужной поверхности, придав ей нужный цвет, но было уже поздно, и пришлось докрашивать до конца. Глайдеры обрезал согласно нашему замыслу, а потом взялся разрисовывать наше судно по своему усмотрению. Не зря у меня возникали ассоциации с воробьем. С новым окраской катер стал более привлекательным, а укороченные крылья только подчеркивали его несерьезный вид. В процессе нашел и починил полученные во время полета дыры от пуль, вынул парочку стрел и уничтожил все клейма, которые только смог найти. Затем немного подумал и решил выбить свои. Сделать клеймо нужной формы и вдавить его во все нужные места. Последнее, что осталось - палуба. Тут уже я ничего поделать не мог. При всех своих возможностях, мой фабрикатор мог производить только предметы ограниченного размера. Все, что я мог сделать - ровно обрезать края досок и прикрыть отверстие чем-то другим. Возможно сеткой, или какой-то пленкой. Все равно других вариантов нет. Решил сделать сетку, на нее уйдет меньше времени, и она не так будет бросаться в глаза, как какие-то другие мои материалы. Если бы еще нормальную рамку вокруг этой дыры сделать - вообще бы выглядело прилично. Пока заканчивал работу, проснулись мои перевозчики и начали осматривать работу. Джас сразу же начала жаловаться, что мы с такими "кастрированными" глайдерами будем ползти как черепаха. Всем остальным новый дизайн судна понравился, и даже предложили наречь его Сузуми - кажется так здесь называли похожую птичку. Я не знал, как правильно это написать на борту, поэтому просто вручил женщинам остатки краски и кисть - пусть сами рисуют. Легенду тоже продумывали без моего участия, да я и не разбирался в их местных заморочках.
   Далее дорога проходила почти без эксцессов. Нас трижды останавливали патрули, вроде как для проверки, а на самом деле просто хотели поближе разглядеть интересный аппарат. Мы же давно лишились всех компрометирующих предметов, таких как набор инструментов и запчастей, на которых была символика Тафии. Вместо них я слепил их точные копии, только уже со своим клеймом. Некоторые для большей достоверности даже пришлось немного испортить. Чтобы было видно, что ими пользуются. Мотоцикл запихнул между силовых агрегатов, расположив их так, чтобы это выглядело более-менее естественно. Сам же скрывался под камуфляжем.
   Также мне удалось разобраться с конфискованным у стражей "бластером". Здесь меня постигло первое разочарование - это оказался не бластер в правильном понимании этого слова, а уже знакомая мне схема термальных боеприпасов цефов. По сути это аналог моей базуки, да еще и одноразовый. Стрелял же он заранее подготовленным снарядом. Если я все правильно понял, то это была артефактная колба, заполненная эфиром под высоким давлением. Во время выстрела ее содержание должно разогреваться путем образования маленькой электрической дуги. Та разрушает окружающие наниты, которые в процессе высвобождают свою накопленную энергию, разрушая тем самым своих соседей, создавая цепную реакцию. Так и образуется шаровая молния, с которой я едва не познакомился. Меня больше интересует, каким образом эта плазма удерживает свою форму во время полета, но для исследований мне нужен целый снаряд. По трубе могу сказать лишь то, что ее можно снарядить заново, на что указывают ряд приспособлений в корпусе, но я бы этого делать не стал. Не знаю, специально это было сделано или просто конструкторы не всё продумали, но активация заряда происходит еще в стволе оружия, а не после вылета. Думаю не стоит объяснять, как на здешние материалы влияет высокая температура. Я вообще удивлен, что эта штука НЕ рванула прямо в руках стрелка. Так или иначе, а для меня этот артефакт интереса не представлял, и я выбросил его от греха подальше.
   В таком подавленном настроении я и добрался до нашей последней остановки. Бакас - ближайший к аномальной зоне городок. Здесь почти половину домов составляют общежития и хостелы, клиенты которых нередко заходят только переночевать и привести себя в порядок, прежде чем снова на целый сезон отправиться в поход. Сами же клиенты делятся на две категории: старатели и авантюристы. Первые работают в основном на кого-то и ходят в походы большими группами за конкретной добычей: запас уникальной древесины, редкие материалы, разнообразные полезные ископаемые и тому подобное. В основном их нанимают предприниматели или государство. Иногда вместе с ними отправляют охранников, но старатели на такое соглашаются редко. Никто не хочет, чтобы после получения результата твоя же охрана тебя и положила, чтобы не платить лишнего. Авантюристы же работают сами, или маленькими группами не более четырех человек, и выполняют заказы от частных лиц. За один выход заработок в разы меньше, чем у старателей, однако более регулярный.
   Как бы я не хотел сразу отправиться в зону, сначала следовало получить карту местности. Да и циклон вновь напомнил о себе, накрыв весь регион неприятной дождем. Пока мои перевозчики отогревались, я собирал информацию в местной забегаловке, время от времени заходя туда в другом виде. Мимикрил, хотя и позволял в определенных пределах корректировать объем тела, но пока мой максимум - человек нормальной комплекции среднего роста.
   Поинтересовался у хозяйки заведения, кто мог бы провести меня вглубь аномальной зоны. Та ткнула в сторону парочки старателей за моей спиной. Женщины весьма крепкого телосложения и в потертой кожаной экипировке. Руки мозолистые, за плечами керамические топоры. К ним я и направился. Те сразу же поинтересовались моей платежеспособностью. Я предложил им бартер: две отвертки и по пачке саморезов на каждую, а уже по результатам разговора будем договариваться отдельно.
   И снова я не угадал! Ну что за нерпуха! Только перешел на производство более ликвидного, как я думал, товара, а они снова захотели инструмент! Плюнул и пошел делать. Вернулся через двадцать минут, почти разминувшись со старателями, которые уже подумали, что я не смогу им ничего предложить. Ткнул им в руки по одному экземпляру моих углеродных поделок, и чуть ли не силой посадил их обратно. Те начали возмущаться моей наглостью, но у меня терпение уже лопнуло и я им подробно объяснил, сколько времени и нервов мне стоили их прихоти, что я о них думаю, и куда они смогут засунуть эти уникальные изделия, если я не получу от них объяснений. Не думаю, что мои слова были убедительными. Вероятно более весомыми были синяки на их плечах, когда я их возвращал за стол переговоров. Я еще тогда должен был понять, что у меня норадреналин начал скакать, но ИНК тревогу не поднимал, и я ни о чем не догадывался. На мою гневную тираду начали возмущаться уже другие посетители. Я психанул и поинтересовался именем смельчака. Хозяйка достала из-за прилавка самострел...
   Что было дальше, я помню отрывками. В меня стреляют, и НК фиксирует пробития мимикрила и инъекцию постороннего вещества в соединительный слой брони. Растет уровень адреналина. Предположительно есть проникновение в живые ткани. В организм вводятся антидоты и стимуляторы. Максимум брони! Не хочу, чтобы у меня опять стреляли! Я выстреливаю леской в оружие и выдираю самострел из рук хозяйки раньше, чем та успевает вложить новый дротик. Со спины меня бьют по голове стулом. Стул ломается а я оборачиваюсь на обидчика. Фиксирую себя о пол, хватаю нахалку за шиворот и бросаю ее в хозяйку. Кто-то пытается вогнать мне в живот нож. Лезвие ломается. Хватаю руку, выкручиваю, перехватываю рукоятки и вгоняю остаток лезвия в предплечье. Кожаный щиток совсем не защитил, а лишь уменьшил глубину раны. Адреналин стабилизируется, но растет количество серотонина и эндорфина. Ловлю кайф от битвы, отключая тактический анализатор и ускорение. На меня со спины набрасывается еще одна дура. Бью локтем ее в живот. Перебрасываю через себя на пол и дополнительно вбиваю ботинок в ее грудную клетку. Начинает повышаться пролактин. Как же приятно сражаться в полную силу! Я разворачиваюсь к остальным посетителям, которые уже подготовились к драке и окружают меня. На смену пролактина приходит тироксин. Меня раздражает их настойчивость. Та парочка, с которой я хотел побеседовать, уже на ногах и пытаются покинуть заведение. С моими топорами! Не пущу! Опять активизируется выработка адреналина и фенилэтиламина. Бросаюсь вдогонку за беглянками. Толпа пытается меня остановить. Режим силы. Несколько ударов в животы хамкам. Одна схватила меня за пояс и никак не отцепится. Резко останавливаюсь, перехватываю ее руку и выкручиваю под хруст костей. Беглянки уже в дверях. Стабилизируется уровень всех гормонов кроме дофамина. Я снова бегу к ним. Не успеваю увернуться и за меня, как за трамвай зимой, хватается еще один заяц. К дофамину добавляется тестостерон. Я их остановлю! Не тормозя оттягиваю безбилетника в сторону и бегу в дверь. Я в проход попадаю. Заяц - нет. Беглянки уже залезли на своих лошадей. Форсаж! Мир замедляется и я, загребая ногами землю, как сквозь воду, плыву к своим жертвам. Подпрыгиваю и группируюсь. Инерция продолжает нести меня вперед. Траектория пересекается с первым старателем. Распрямляю ноги и передаю свою кинетическую энергию женщине, которая продолжает полет вместо меня. Живой снаряд сбивает с седла вторую женщину. Это страйк! Приземляюсь на ноги и выключаю форсаж. Подхожу к помятым всадниц, хватаю их за волосы и тяну назад в помещение.
   - Я вам заплатил. Все, как вы и просили. А вы решили меня так кинуть... Да еще и друзей своих подключили... - переводчик повторялся, запинался, но упорно транслировал людям мое мнение. - Негоже так делать. Ну что, будете выполнять свою часть договора, или мне всех здесь положить, чтобы услышать от вас нужную информацию?
   Тут меня перемкнуло. В голове словно ветер подул. Все чувства, которые терзали меня несколько секунд назад, куда-то улетучились. Я оглядывался вокруг и в шоке осматривал устроенный собственноручно погром. Я еще несколько секунд приходил в себя, когда ИНК выбросил мне сообщение: "Система восстановлена после критического сбоя. Гуморальная регуляция организма была временно отключена. Зафиксировано внешнее подключение и передача данных из глубинных слоев НК. Рекомандации: найти источник сигнала ". На компасе появился маркер в направлении, откуда пришел сигнал.
   Меня бы бросило в холодный пот, если бы это было возможно. Я едва дождался восстановления своей дееспособности, а тут какая-то дрянь начала снова вмешиваться в мои внутренние дела! И вмешательство это возможно лишь в одном случае. Единственный комментарий, который я смог выдать, это...
   - Кур-р-рва-а-а-а!
   Последний крик явно был лишним. Народ отшатнулся от меня, кто-то упал в обморок, в воздухе появился неприятный запах... К счастью посетителей я уже понял, что со мной происходит, а потому все остались живы. Лишь слегка напуганы инфразвуком в моем голосе. И вот, склонился я над очередной своей жертвой, накладываю фиксацию на сломанную конечность, рядом гудит Арчер, перегоняя подручными средствами третьесортное пойло в медицинский спирт, а старательницы поют, как соловьи, описывая мне кошмары аномальной зоны...
   Восточная аномальная зона, в быту - Мертвая земля. Самая старая из всех известных. Границы государств возле этой территории весьма размыты и непостоянны. Сверху Мертвая земля больше напоминала гигантскую амебу, что своими псевдоподиями ощупывает окружающее пространство. Карт этого места не бывает в принципе. Точнее бывают, но сугубо временные. Оперативные так сказать. Расположение аномалий и их свойства меняются постоянно, и заметить их можно разве что с помощью дорогостоящего оборудования или опытного проводника. Обычно они опасны для людей, но иногда оставляют после себя кое-что полезное. Например лет пять назад где-то неподалеку появился участок с нулевой гравитацией. Все объекты, размером с песчинку, сразу же теряли свою массу и уносились прочь ветром. Так за несколько месяцев ее существования образовался глубокий карьер, дно которого уперлось в гранит с прожилками железа. На эту "золотую" жилу сразу же положили лапы местные старатели. Позже права на месторождение предъявил один из аристократов. В свою очередь уже у него налаженное производство отобрало государство. А пока люди грызлись за прибыль, аномалии вернулись и все предприятие вместе с людьми оказалось отрезанным от цивилизации. Спасать никого не стали, намного проще было написать, что все умерли. Но люди не погибли. Оставленный там персонал образовал собственную гильдию так называемых "диких" авантюристов. То есть тех, кто действует незаконно, на свой страх и риск, в отличие от старателей, которых прикрывают чиновники или сами военные. Последние время от времени совершают рейды вглубь аномальных территорий, если приходит информация о пребывании там иностранных вооруженных сил, незаконных вооруженных группировок или враждебной фауны. Я тогда еще удивился, о какой фауне идет речь? И узнал, что уровень моря Ахо здесь значительно выше, чем над остальными континента, и сам эфир здесь очень агрессивен. Это повлияло и на живность всего региона. Растения и животные в такой экстремальной среде разительно отличались от своих родственников за ее пределами. Обычный кролик получил улучшенный вестибулярный аппарат, ворсистые подушечки на лапах, благодаря которым мог лучше сцепляться с твердой поверхностью, и даже лазить по деревьям, и хорошо развитую мускулатуру. Поймать такого нереально - слишком быстрый и ловкий. Были там и собаки, и крысы, и лошади ... Но были и твари, предками которых животные точно не были. Среди авантюристов, которые бродят по мертвых землях, ходят истории о высоких гуманоидов со щупальцами, которые похищают людей, а потом трупы несчастных находили неподалеку высушенными до последней капли крови. А еще они могли становиться невидимыми. Одаренным сюда хода нет - загибаются уже через пару часов. Известно лишь об одной группе людей, засевших чуть ли не в самом центре Мертвых земель, которые каким-то образом не только выжили, но и сохранили свои способности. Вместо этого они поехали крышей и превратились в фанатиков, убивают всякого, кто пытается зайти на их территорию. И что-то мне все это напоминает: аномалии, артефакты, фанатики... Что-то знакомое, родное!
   Закончив оказывать первую помощь, я быстренько собрался и покинул заведение, потому что на меня сразу с нескольких направлений двигались большие группы вооруженных людей в униформе. Видно кто-то все же настучал. Мои перевозчики слиняли из города еще в начале драки, едва услышали шум, но их услуги мне были уже не нужны. Пускай забирают свой катер и валят на все четыре стороны света. А нет, только на три - на востоке они упрутся в аномальную зону. Меня же отныне волновала только метка на компасе. Поэтому, вызвав к себе Арчера и подняв в воздух всех своих някетов, я отправился навстречу приключениям. Пересечь границу оказалось легче, чем я себе представлял. Аэрофотосъемка даже показала мне дорогу в обход пропускного пункта, которой я и воспользовался. По дороге дважды цокнул нейрализатором на встречных авантюристов и одну засаду военных, что ждали вышеупомянутых авантюристов,
   Дальше дела пошли не так гладко. Дорог здесь не было в принципе. Были тропы старателей, но чем дальше я ехал, тем меньше их становилось. Аномальная зона была так густо покрыта разнообразными эфирными образованиями, даже мне со всеми своими прибамбасами приходилось высылать вперед някета без взрывного заряда - чтобы не рванул случаем. Осторожность оказалась очень своевременной. Всего через несколько минут он спас мне жизнь, приняв на себя первую аномалию. Это была какая-то блуждающая шаровая молния, что притянулась к ближайшему источнику электромагнитного излучения. Короче, ехать было весело. Компрессор гудел, не останавливаясь клепая все новые и новые зонды на замену утраченным. Арчер все свои мощности бросил на управление ими и сбор информации. Летать на высоте тоже не всегда получалось. Там аномалий было не меньше, и на месте они не стояли, постоянно перемещаясь вместе с ветром и эфирными потоками. Приходилось постоянно двигаться, чтобы не оказаться на их пути. А погода все больше портилась. Температура быстро падала, небо затянули облака, и вместо дождя о стекло визора все чаще били крупинки града. Дорога под колесами постепенно превратилась в скользкую замерзшую грязь. Я даже остановился, чтобы дать передышку технике. Перегрев фабрикатора уже не был таким критическим, однако и энергонасыщенность эфира тоже соответственно упала. На производство приходилось отдавать больше собственной энергии, чем содержалось в нанитах вокруг. Немного подумав, я прекратил рассылать наблюдателей во все стороны, оставив активными только двух - одного для аэрофотосъемки, а второго рядом с собой.
   - ...могите! - донесся откуда-то сбоку крик.
   Звук был тихий, слабый, будто доносился издалека. Я оценил непролазную чащу в том направлении и отправил туда някета - пусть посмотрит на потерпевшего и разведает дорогу к нему. Не успел разведчик пролететь и десяти метров, как чья-то мощная лапа сбила его на лету, а через несколько секунд связь оборвалась. Последним, что передала камера, были чьи-то огромные зубы. Пасть твари была явно больше робота. Поняв, что добыча не съедобная, создание ринулось на меня. Я приготовился к бою, достав стрелу из спецбоеприпасом и натянув тетиву лука. Наконец у меня была возможность испытать его в боевых условиях.
   - ...асите! - снова донесся крик, но я уже ближе.
   Через секунду на меня вылетел медведь, если можно так выразиться. Меха на нем было немного, в основном на спине и шее. Остальное тело было будто обожжено. Голова, туго обтянутая кожей, не имела выраженного носа. Просто отверстие, как в черепе. Зубы огромные, выступающие за пределы челюсти.
   Я выпустил в него стрелу и сразу же включил максимальную защиту. Ожидал, что взрыв наконечника может задеть и меня. Но тварь оказалась умной, явно сталкивалась с подобным оружием, и той же лапой сбила стрелу. Скорость реакции просто невероятная. Пришлось переходить в режим силы и сходиться со зверем в контактном бою. Мощная лапа с острыми когтями прошлась мне возле шеи, сорвав кусочек мимикрила и один из щитков. Я в свою очередь махнул своими когтями по морде хищника. Тот заорал на меня почти человеческим голосом, даже переводчик распознал в этих звуках животную ярость, и снова бросился на меня, полосуя мой нагрудник обеими лапами. Будучи в несколько раз легче, я был вынужден отступать. Промерзлая земля не давала надежной опоры, оставаясь висеть клочьями на подошвах. Падать нельзя - набросится сверху и разорвет, силы у него достаточно. Кожа не слишком прочная, но скелет прямо под ней защищает все жизненно важные органы. Мои лезвия такую толстую кость с одного раза не пробьют, нужно будет долго ковырять. Оставалось только поочередно бить во все доступные уязвимые места: нос, глаза, шея. Удар в шею не прошел, там нашелся гипертрофированный кадык. Глаза, как оказалось, тоже могли прятаться. Когда это чудовище закрывает глаза, они не только прикрывается веками, но и проваливаются вглубь черепа. С лапами дела пошли не намного лучше - слишком плотные мышцы. Очередной удар монстра отправил меня в короткий полет, из которого пришлось выходить кувырком и сразу же отпрыгивать в сторону, потому что на меня уже падала туша этого мутанта. Пока он разворачивался ко мне, я успел достать еще одну стрелу. Лук далеко, не дотянуться, но на такой короткой дистанции он мне не нужен. Моя задача - всадить разрывной наконечник в голову чудовища. Расчет прост: петарда на открытой ладони оставит ожог, петарда зажатая в руке оторвет пальцы. Я собирался запихнуть гранату в череп твари.
   Неожиданно монстр остановился, замолчал, рассматривая предмет в моих руках, а затем кинулся прочь. Я в шоке смотрел на его ретираду, пока он не нырнул в чащу. Это что такое было? Мутант не только сильный, приспособленный, но и умный? Тупая тварь не поняла бы, что у меня в руках оружие. Теперь понятно, какую фауну имели в виду те старатели. Вынув еще несколько стрел на случай повторного нападения и перенастроив их взрыватели на касание, а не на удар, как было раньше, я решил продолжить путь, пока этот мишка не вернулся с подмогой. Если это стайная тварь, то на такую опасную добычу, которая ходит их землями, могут выйти всем кагалом. Оставлю я им подарочек, если они будут идти за мной. Парочку някетов забросил на окружающие деревья. У этих боевую часть я не снимал. Теперь, как только они увидят моего нового знакомого, они сразу же его атакуют. Каким бы быстрым этот мутант ни был, он не сможет сбить одновременно несколько целей. Скоординировать свою атаку они смогут и без Арчера. Подобрав лук, я поспешил покинуть место схватки.
   Я уехал буквально на километр, как за спиной что-то рвануло, а округу разорвал пронзительный крик раненой твари. Выжил, проклятый мутант. И, как будто этого было мало, отовсюду послышались такие же крики. Черт, да он поднял на уши всех своих родственников! Оставляю еще парочку сюрпризов, и продолжаю ехать. Хорошо, что у меня широкие колеса, иначе бы уже давно провалился в грязь. Погода продолжала портиться, начинался снегопад. Полностью затянуто облаками небо не пропускало никакого света, и дорогу впереди я различал только в инфракрасном спектре. Как оказалось, некоторые из здешних тварей тоже видят в таком диапазоне, а потому на мою фару бросались все встречные крысы. Не очень большие, два кулака размером, но их было много. Несколько раз пришлось останавливаться у более-менее чистых луж, чтобы отмыть от них мотоцикл. Поднятый в воздух някет показал впереди признаки человеческой деятельности: руины, полузатопленный карьер и протоптанные тропы. Тупой робот обратил на них внимание только потому, что температура некоторых зданий была выше, чем у окружающей среды. Неужели я нашел базу "диких" авантюристов? Скорее всего так и есть, ведь я двигался наиболее удобной для проезда территорией. Вполне возможно, что это была просто старая дорога к этому объекту. По моей карте я проехал километров двадцать, не больше. Надо бы наведаться туда, потому что слова той старательницы не очень соответствуют действительности. Она описывала Мертвые земли совсем иначе.
   Запрыгиваю в седло, отвергаю ногой очередного крысы, и в последний момент успеваю перейти в форсаж, чтобы уклониться от рокового удара. Трехсоткилограммовая туша приземлилась туда, где я только находился. Оттолкнув от себя мотоцикл я перекатился подальше и вытащил лук, уже готовясь стрелять... Но стрелять было не в кого. Нападавший скрылся так же неожиданно, как и появился. Ну точно - умные. Этот мутант был немного меньше, но лапы у него были длиннее. Не прибив меня первой атакой, он покинул поле боя. Типичная тактика "ударил-беги". Хотят взять меня измором. Ну ничего, я найду на вас управу! Только доберусь до безопасного места. Вот тогда и приготовлю вам страшную вундервафлю!
   Все еще в форсаже запрыгиваю в седло и вижу, как сзади опять шевеляться кусты. Ну-ну, попробуйте меня догнать. Даю газа и вижу, как за мной бежит один из мутантов. Отпускаю руль, сбрасывая управления на Арчера, а сам снова хватаюсь за лук, и отклоняюсь назад, на спину. Стрелять лежа не очень удобно, но мне уже все равно. До цели считанные метры. Зверь сам набрал скорость, и теперь инерция просто не даст ему ни остановиться, ни изменить курс. В режиме силы оттягиваю тетиву и спускаю ее. Увенчанная гранатой стрела отправляется в короткий полет к своей жертве. Мутант успевает только отклонить голову, но остальное тело продолжает нести его вперед, и острый наконечник входит в плоть. В последние мгновения ускорения вижу, как горло животного разлетается кровавыми останками. С такими травмами голос он больше не подаст. Я, выровнявшись в седле, закинул лук за спину и снова ухватился за руль. До лагеря авантюристов не так уж и далеко, но просто так я туда не доберусь. К счастью разведчик нашел путь туда, прежде чем исчез в процессе. Кстати о разведчиках - някеты в новой среде стали плохо летать, двигатель работает с перебоями. Видимо таки придется возвращаться к более привычным мне дронам.
   Новый маршрут был на несколько километров длиннее расчетного - вокруг карьера и через лесополосу. Как бы странно это ни звучало, но такой путь займет в разы меньше времени, чем пробираться сотню метров через аномальное болото впереди. В стороне на дорогу прыгнул очередной "медведь", сразу же оказавшись далеко позади. Не в этот раз, урод! Не догонишь! Пока Арчер заменяет мне печень, почки и еще целый ряд органов, я могу висеть в форсаже без ограничений и гнать без тормозов! Так я и мчался сквозь ураган, мурлыкая себе под нос очень тематическую мелодию, будто про меня написанную.
   - Into this house we're born! Пум-пум! Турум! Into this world we're thrown! Ах ты бл...
  
   ***
  
   Дозорная на стене внимательно вглядывалась в темноту. Холодный ветер выдувал из-под одежды все те капли тепла, которое выделяло слабое человеческое тело. В поле это было бы даже хорошо, все же в последнее время развелось слишком много тварей, которые видят тепло. Но не здесь и не сейчас! Размышления авантюристки отвлекла вспышка по ту сторону карьера. Несколько секунд спустя до нее долетел грохот взрыва.
   А взрывы приближались к базе. Иногда между ними можно было даже услышать крикунов, что на всю округу сообщали о нарушителе. Вероятно какой-то новичок из старателей умудрился зайти на их территорию. Удивительно, что он до сих пор жив. Неужели всадник? Да нет, лошади в такой темноте давно бы себе все ноги поломали, а этот еще и огрызаться на ходу умудряется. На шум начали сбегаться все авантюристы, которые были на базе, занимая места на баррикадах и раскладывая возле себя стрелы. Выкатили даже огненный артефакт. Вьюга - предводительница свободной группировки авантюристов, что засели в этом месте, приказала дополнительно подпереть ворота. Кем бы ни был ночной гость, его здесь не ждали, и впускать его внутрь никто не желал. Приготовившись к стрельбе, дозорная внимательно наблюдала за темными силуэтами, что мелькали на грани видимого пространства. Твари уже поняли, куда движется жертва, и готовились перехватить несчастного перед самым лагерем.
   Крикуны - одно из самых страшных и опасных порождений мертвых земель. Сильные, быстрые, способные воспроизводить человеческие голоса, за что и получили свое название. Но самое страшное в них то, что они умные, и очень быстро учатся. Они различают своих жертв, наблюдают за ними, а также делают ловушки. Примитивные, но от этого не менее смертоносные. Повторить за людьми волчью яму для них - раз плюнуть. Если стая крикунов начала преследовать жертву, то уже никогда не отстанет. У них прекрасное обоняние, и не менее совершенная фабрика феромонов. Опытные авантюристы утверждают, что они даже могут общаться между собой с помощью запахов. Их можно было бы назвать правителями этих земель, если бы не эпизодическое преобладание инстинктов над разумом и существование не менее опасных и еще лучше приспособленных к убийству хищников.
   Вот шум погони стал совсем близким. Свет всех ламп сосредоточили в его направлении, пытаясь как можно скорее увидеть врага. И они увидели: огромная стая крикунов, больше десятка особей, засела у единственного прохода в лагерь. Авантюристы их видели, но не сам беглец, чей силуэт уже виднелся в удалении. Казалось его вот-вот настигнут, но... Вот он еще далеко, свет фонарей до него почти не достает. Он крутится в седле, на ходу отстреливаясь от тварей. А вот всадник уже на половине пути в лагерь, и вместо того, чтобы выбрать наиболее прямой и открытый отрезок пути, он поворачивает к одному из бугров, за которым скрывается один из крикунов.
   Предупредить беднягу никто даже не подумал. Да и если бы кто-то захотел - не успел бы. Слишком все быстро произошло. Вот он вылетает на холм, и мощная лапа крикуна выбивает лошадь из-под седока. Точнее не совсем коня, но что-то явно механическое и с седлом. Тот же, потеряв скакуна, кувырком летит дальше. Набранной скорости было достаточно, чтобы пролететь оставшийся десяток метров до стены и почти перелететь ее. Не хватило совсем чуть-чуть высоты. Проломив своим телом парапет, он вместе с обломками рухнул на землю уже по эту сторону. Хруст в момент столкновения был такой, что гостя сразу записали в покойники. С такими травмами не живут. Вопреки ожиданиям гость, едва оказался на твердой поверхности, сразу же подорвался на ноги, выбросил все еще сжатый в руке кусок руля своего транспорта и с криком: "Ну все! Идите сюда, суки! Вам пизд..." - одним махом прыгнул обратно за стену. У ошарашенных таким поворотом авантюристов челюсти отпали, и висели так еще минуты две, пока с той стороны доносились крики животных и мат путешественника. Когда же все стихло, в дверь постучали. Все еще находясь в шоке, авантюристы открыли ворота и во двор, ведя возле себя все, что осталось от его механического скакуна, зашел подранный, измазанный в крови и увешанный потрохами парень. Только выйдя чуть ли не в самый центр двора, он заметил, что все вокруг оружие направлено на него.
   - Ты как сюда попал? - поинтересовалась Вьюга, не ожидая ответа.
   - По лесной дороге, - буркнул парень, стягивая с себя чужие кишки.
   - Нету там никакой дороги.
   - Теперь - есть.
   Но никто не засмеялся. Только крикуны со всей округи совпадали в лагерь, привлеченные запахом крови своих родственников. Ночь обещала быть длинной.
  
  
  
   Глава 15. In humana natura (в людской природе)
  
   События в столице набирали обороты. Уже до всех дошло, что это не просто война банд или очередной передел территории, а полное уничтожение. Свидетели событий описывали больших людей в одинаковой броне, которые появлялись из ниоткуда, с чрезвычайной жестокостью публично чинили расправу, а затем так же бесследно исчезали вместе с трупами и частями тел. Если бы все это касалось только уличных хулиганов, никто даже не удивился бы. Но когда посреди званого ужина схватили и прямо на глазах гостей казнили одно из доверенных лиц короны... Юстиция и городская стража рыли землю в поисках преступников, но никаких зацепок найти так и не смогли. Все наработанные за годы службы пути отслеживания контрабанды, сбора информации и завербованные информаторы ничем не могли помочь. За одну ночь эти Судьи, как их окрестили в народе, отметились в большем количестве мест, чем было людей на службе у короны. Поняв, что нужны решительные действия, в городе объявили чрезвычайное положение и начали мобилизацию. На всех ключевых направлениях установили блокпосты, началась тотальная проверка граждан. Некоторое время казалось, что все в порядке. Пока на одном из блокпостов не захватили рядовую. Отряд попытался отбить своего бойца, но был парализован и разоружен, а виновницы переполоха отсекли пальцы правой руки за взятый взятку. Самому же контрабандисту прямо там отрезали голову. Выслан на место происшествия оперативный отряд оказал первую помощь пострадавшим и нашел в телеге убитого партию разнообразного дурмана. И таких случаев было много.
   Сопоставляя собранную информацию, вырисовывалась неутешительная картина. Банда Судей полностью парализовала работу правоохранительной системы, подрывая авторитет власти и подталкивая народ к бунту. Правительство и королевская семья искали способ реабилитировать себя в глазах граждан, иначе государственный переворот станет лишь вопросом времени. Что же касается самого криминала, то их положение было в разы хуже. Наемники, мошенники и рэкетиры исчезли в первую же ночь. Все мелкие банды почти полностью прекратили свое существование, а более серьезные оказались сильно обескровленными. Такие организации, как Клан или Семья, остались практически без подопечных и притихли в ожидании развязки. Те же, кто решил отсидеться за решеткой, просто исчезали бесследно. Как и все, кто под шумок решил избавиться от неудобных людей. Многие попытались покинуть столицу. Позже стало известно, что подобные нападения начались и в соседних от Байры городах. Некоторые туда даже не доехали. Число жертв исчислялось сотнями. Судьи показали, что могут достать кого угодно и где угодно, и при этом сами оставались неопознанными. До определенного момента.
   - Госпожа Нагоки! - в кабинет ворвался симпатичный светловолосый секретарь со свитком в руках. - Вы просили сообщить, когда придут предварительные результаты расследования.
   - Очень хорошо, давай сюда. И сделай мне чаю.
   Едва мужчина исчез за дверью, министр внутренних дел взялась перечитывать отчет. Подводя итоги всех инцидентов с "Уличными судьями", удалось составить общую характеристику новой банды. Главная ее особенность - все ее члены были мужчинами. И не простыми, а огромными, за два метра ростом, и очень сильными. Действовали преимущественно в темное время суток, или там, где нет случайных свидетелей: в глухих переулках, лесах или закрытых помещениях. Все одинаковые, без заметных различий. Откуда они взялись - никто даже представить себе не мог. Ходили слухи, что это диверсионный отряд какого-нибудь из соседних государств, но в такое верилось слабо. Здесь скорее следует ожидать оккупационные силы или безымянных наемников, которых не жалко, а не элитный отряд головорезов.
   Отложив письмо, министр взялась за следующий. Все вышесказанное она уже знала, но здесь было еще что-то новенькое - среди Судей появилась женщина! Она собственноручно расправилась с парочкой вельмож, на которых завязаны все внешние закупки государства. Министр хорошо знала этих хитрых бестий, которые контролировали весь внешний рынок Тафии. Это можно было бы считать диверсией, направленной на подрыв экономики, если бы не несколько нюансов: договоренности заключались по как минимум вдвое завышенной цене, еще и целый ряд посредников, а для расторжения договора придется выплатить компенсацию в размерах всей указанной в контрактах суммы. То есть государство в любом случае должно отдать эти деньги. Казалось бы - беда! Но посредники также попали под тяжелую ручку этой дамы. То есть платить уже просто некому, а восстановить контракт...
   Все это безусловно красиво и очень приятно. Особенно для правоохранительных органов. Однако даже такие положительные для государства действия классифицировались как преступление, а значит и отвечать за него кому-то придется. Нагоки думала, что информации по этой новой персоне тоже не будет. И не угадала! Женщину опознали довольно быстро, поскольку она ходила без шлема, и тут же начали всплывать еще больше интересных моментов. Офицер Такада в свое время расследовала несколько вооруженных нападений, в которых фигурировали вышеупомянутые лица. Ей даже влепили выговор за то, что она влезла в государственную тайну. А недавно она начала расследовать массовые убийства в одном из районов столицы, и исчезла бесследно. Начали грешить на Судей, мол, они ее за это и прихлопнули. Но в ту же ночь она сама вышла на охоту. Причем ее видели как в роли лидера отряда, так и подчиненной. Правда она за несколько часов до своего дебюта в роли Судьи выросла на две головы, обзавелась женской версией супербронированного доспеха со всей соответствующей амуницией, а черные волосы сменилось белыми. Теперь известно, что эти Судьи принимают к себе добровольцев. Значит есть шанс подослать к ним своего человека, с ними можно взаимодействовать.
   Дочитав до конца и убедившись, что она ничего не пропустила, женщина отложила отчеты и вернулась к своему проекту. К совещанию по вопросу чрезвычайной ситуации в столице оставалось несколько минут. Нужно было подготовиться, чтобы ее доклад звучал убедительно, а на провокационные вопросы от коллег были конкретные и не менее коварные ответы. Добавив еще несколько только что придуманных тезисов, она сложила все свитки в тубус и поспешила на встречу.
   Совещание было назначено в главном кабинете королевского дворца, то есть отчитываться они перед первым лицом государства. Хотя последнее вызвало большие сомнения. Даже сами чиновники все чаще стали забывать имя королевы, настолько незначительным стал ее статус, все больше переходя в категорию традиций, а не обязательного элемента вертикали власти. Есть королева - хорошо, нет - сами справимся. Вообще непонятно, как такая личность могла занять трон. Двадцать лет назад, при предыдущей правительнице за такое безобразие могли отправить на виселицу. С одной стороны - только благодаря этим внутренним проблемам Нагоки смогла занять свой нынешний пост. А с другой, ее собственный статус с каждым годом весит все меньше, и неизбежно наступит момент, когда ее должность просто отменят. Еще и этот переполох с летающими демонами... Уже тогда было понятно, что правоохранительную систему хотят перекроить, или вообще ликвидировать. Зато создадут некий новый орган с совершенно другими, чисто номинальными функциями, на который можно будет скинуть всю ответственность, а реальную власть сконцентрировать в руках нужных людей. Кто конкретно это будет - министр даже не задумывалась. Весь королевский двор, это такой змеиный клубок, где в любой момент твой вчерашний союзник вонзит тебе нож в спину. И сейчас за ее спиной таких ножей становится все больше. Нужно бить на опережение. Если же ее идея не пройдет - Нагоки просто подождет. Все равно рано или поздно в закончится именно тем, что она сейчас несет в своем тубусе.
   В зале все уже занимали свои места. Не хватало только главного лица - королевы Хируки. Или Хируко? А черт ее знает - все равно не появится. Припрётся этот несовершеннолетний Кумо, не имеющий никакой, даже номинальной власти. Его даже принцем не назовешь, потому что он не стоит в очереди на престол. Да и в политике не разбирается абсолютно, и разбираться не желает. Вся его роль - выслушать подчиненных и сказать, что он передаст услышанное матери, а уже та отдаст необходимые указания персонально каждому из них. И никого не удивляет, что эти указания часто противоречат друг другу, будто написаны разными людьми, хотя и от имени правительницы. Нагоки уже даже не была уверена, что их полумифическая королева вообще еще жива. Первый и последний раз ее видели во время коронации. Причем как обычный люд, так и сами придворные. Впрочем, если бы было иначе, никто бы из присутствующих здесь не сидел - слишком эта публика любит темные делишки. Бардак!
   - Рад вас снова видеть, - парень уселся на специально подобранном под него троне, чтобы более или менее находиться на одном уровне со взрослыми, и начал говорить явно заученными заранее словами. - Королева желает услышать от вас информацию о состоянии государства в этот непростой момент, и предложения выхода из ситуации. Начнем с министра финансов.
   - У нас все в порядке, - со своего места поднялась почтенная дама с легкой проседью в волосах и хитрыми черными глазами, - В последнее время даже чувствуется некоторое профицит бюджета, ведь граждане начали срочно оплачивать свои задолженности. Даже не представляю, с чем это связано, - Нагоки только мысленно покачала головой, удивляясь такой откровенной лукавости коллеги, - Несмотря на недавнюю террористическую атаку, расходы из нашего бюджета почти не выросли. Исключение составляет лишь внеплановый ремонт половины столичного воздушного флота.
   - Половины? Это не так уж и мало! - даже парень понял, что озвученные цифры не соответствуют действительности, но развивать тему не стал, а сразу перешел к другим темам. - Министр здравоохранения, что у вас?
   - У нас в столице наблюдается дефицит седативных...
   Зачитывания коротких докладов о состоянии дел растянулось почти на час. Нагоки прекрасно понимала, что это совещание не имеет ничего общего с реальностью. Все, кому надо, уже давно все знают. Эта встреча лишь показуха, формальность так сказать. Нужен только повод, чтобы начать давать необходимые указания. Поэтому она и не волновалась о последствиях своей шалости. Что бы она здесь и сейчас не сделала, хуже ей все равно не будет. А вот если ее все же услышат...
   - Министр внутренних дел, вам есть что доложить?
   - Да есть! В связи со всем вышесказанным, я предлагаю ввести в действие следующие изменения в законодательство, - Нагоки заранее приготовила копии своего проекта и попросила слуг передать их присутствующим. - В первую очередь - радикально реорганизовать весь департамент правопорядка, упростить законы криминального характера и вернуть физические наказания: украл или что-то испортил - останешься без пальцев, нанес кому-то физический вред - без руки, убил - смерть на месте. Можно также оставить принудительные работы для компенсации убытков. Чтобы эффективно действовать в новых условиях улицы нужно будет ввести и новую должность. Таким образом мы сможем ликвидировать целый ряд убыточных в нынешней ситуации структур, таких как тюрьмы...
   - Подождите, как это понимать? - первой воскликнула министр юстиции, - Вы сейчас повторяете нам все то же, что творит банда самозваных судей! Вы что, хотите узаконить их деятельность?
   В кабинете воцарилась тишина. Все квадратными глазами смотрели на сумасшедшую, которая осмелилась предложить такую наглость. Проблема была не в том, что она хотела найти общий язык с Судьями. Проблема заключалась в озвучивании этой идеи. Здесь же все такие чистенькие, с криминалом не связаны. По крайней мере подтвердить это не удастся. И тут кто-то публично предлагает поддержать их - неслыханно!
   - Ваша задача - ликвидировать эту банду самозваных судей, что наводит ужас на граждан нашего государства, а не прогибаться под них!
   - А что тут такого? - демонстративно удивилась Нагоки, потянувшись к своему тубусу, - До сих пор это прекрасно срабатывало. На прошлом заседании Вы именно так и сделали, когда в порт перестали впускать корабли...
   - Госпожа Нагоки, скажите правду, сколько вам за это заплатили? Или вас шантажируют?
   - Хотите правду? Держите вашу правду, - министр вынула целую пачку отчетов, и бросила их на стол, от чего бумаги разъехались по всей столешнице, - это все результаты деятельности судей за последнюю ночь. И я еще не беру во внимание сообщения из соседних городов, где наши бронированные друзья также засветились. У меня физически не хватает людей, чтобы хотя бы зафиксировать инцидент, не говоря уже о расследовании. А самое печальное здесь то, что люди начинают им доверять.
   - Кому, преступникам?! Да их самих за это надо...
   - Может попробовать их дискредитировать? - задал кто-то вопрос.
   - Уже пробовали. Судьи прошли всю цепочку, начиная от исполнителей и заканчивая инициатором, который и подал идею, еще до того, как ту провокацию осуществили.
   - Значит их кто-то проинформировал. Иначе объяснить такую осведомленность невозможно.
   - Тогда у них есть информаторы во всех государственных структурах, бандах, забегаловках, притонах... Вообще - везде. Вряд ли даже служба внутренней безопасности даже в лучшие времена имела такие возможности. Вы все еще хотите идти с ними на конфликт? Все, что мы можем - сделать хорошую мину при плохой игре, будто все так и было задумано. Думаю не стоит объяснять, как в глазах обычных людей будет выглядеть попытка противодействия Судьям.
   - Хватит их так называть! Они самозванцы! - снова начала закипать министр юстиции, - Обычные самозванцы, что шантажом и подлостью сначала заморочили головы гражданам, а потом воспользуются этим, чтобы захватить власть!
   - Ну так привлекайте армию, потому что ситуация уже давно вышла за пределы моей юрисдикции!
   - Кстати очень справедливое замечание, - министр иностранных дел повернулась к своей коллеге. - Почему этого не сделали раньше?
   - Мы уже привлекли городской гарнизон, и вот что из этого вышло, - представитель вооруженных сил со своей стороны тоже вынула какие-то бумажки и помахала ими на виду у всех, - Один из них легко остановил целый отряд. Остановил, а не убил! И это они еще не взялись за оружие. Мы не знаем ни их возможностей, ни даже приблизительного количества. Мы даже следов их присутствия найти не можем, а вы хотите еще и армию сюда впутать.
   - Хотите сказать, что ваши солдаты не выстоят?
   - Солдаты выстоят. Не выстоит государство. У нас и так полно соседей, которые так и ждут момента, когда мы начнем отводить свои войска.
   - Поддерживаю. Это только покажет нашу слабость перед зарубежными партнерами, а у нас и так появилась целая куча недействительных контрактов...
   Нагоки смотрела на этот балаган, начавшийся в кабинете с ее подачи. На мгновение маски слетели, показав тех, кем эти люди были на самом деле. Не министров, которые пришли решать насущные проблемы государства, а личностей, что прикрывают интересы только своей фракции. Будто от них здесь реально что-то зависит. Растерянный Кумо лишь переводил взгляд между министрами, ни слова не понимая по услышанного. Мысленно улыбнувшись, Нагоки откинулась в кресле. Каким бы ни был результат сегодняшней встречи - хуже ей все равно не будет. Вряд ли корона решится на предложенный шаг. Нет, министр на это даже не рассчитывала. Слишком вызывающе выглядел ее проект. На самом деле она думала о другой силе. Да, ее точно услышат. Уже услышали - в этом Нагоки была уверена. Судьи знают все обо всех. И когда корона не устоит, то новая власть точно не упустит того, кто встал на ее сторону еще до падения предшественников. Надо только наладить с ними контакт. А если удастся вернуть того уникального артефактора, что одним махом поставил на уши всю столицу - будет вообще прекрасно. С таким аргументом она точно не пропадет.
  
   ***
  
   Прикрутить ось к вилке. Попробовать на прочность. Найти трещину. Снять ось. Подождать, пока наберется нужное количество клея. Залить проблемное место клеем. Сжать. Подождать четыре минуты. Опять прикрутить и попробовать на прочность. Взять следующую деталь. Повторить... И вот так уже четыре часа сижу, пытаясь слепить вместе то, что осталось от мотоцикла. Проклятые Крикуны не только погрызли колеса, но и сломали раму. Одним ударом! Страшно подумать, что было бы со мной. В таких условиях надо пользоваться не мотоциклом, а как минимум - броневиком. А еще лучше - танком! К сожалению изъятой из нанитов энергии будет недостаточно, чтобы хотя бы сдвинуть с места такую махину. Мне и самому пришлось перейти на био-реактор, оставив эфирные генераторы для питания наиболее прожорливых систем, типа камуфляжа и ИНКа. Арчера тоже пришлось отключить, сбросив управление дронами на себя. Подумал вообще его демонтировать, все же его модули твари тоже повредили, но махнул на это рукой - весит не много, а времени на отключение уйдет...
   Осмотрев двор лагеря, замечаю на себе подозрительный взгляд парочки авантюристок. Одна без большого пальца на руке, вторая хромает на правую ногу и одноглазая. Странно, но только эти двое обращают на меня внимание. Всем остальным такой необычный гость был до лампочки. Вьюга объяснила, это "гости" с континента. Вероятно представители разведки или других структур. Попытались втереться в доверие к диким авантюристам. Но поскольку там, за барьером, о Мертвых землях и их населении ходит просто огромное количество слухов, то и образ авантюриста-новичка у них сложился не совсем правильный. В этом лагере есть неписаное правило: пришел - покажи себя. Пойди на какую-то тварь за частями ее тела, на того же Крикуна, или сделай еще что-то не менее впечатляюще. И обязательно в компании, чтобы свидетели могли подтвердить увиденное. На самом деле это правило следует трактовать несколько иначе, но это объясняют только тем, кого приглашают. Иногда бывают и такие, кто все сделал правильно сам, без подсказок. Именно с них и берут пример все новички, что и разносят басни по всем Мертвых землях. Но гораздо больше тех, кого не приглашали и он провалился. Не потому, что не выполнил задачу, а потому, что показал себя не так, как того ожидали авантюристы. Эти двое были именно из таких. Позже они и сами признались, что их сюда отправили за провинности перед начальством. На разведку, ага. Они и сюда еле добрались, а с такими травмами до цивилизации теперь просто не дойдут. Выгонять их не стали, спихнули на бедолаг все хозяйственные хлопоты, но в круг авантюристов им больше хода нет. Что интересно, одна из них вторую перед испытанием не предупредила, хотя и была ей землячкой.
   Обо всем этом я узнал во время чаепития с Вьюгой. Когда я спросил ее, почему она мне это рассказывает, она объяснила, что я и показал себя, и свидетелей - полный лагерь. Поэтому меня приняли без вопросов. Еще бы - никто не захочет быть недругом того, кто на твоих глазах перебил пятерку Крикунов. Сама же она предлагала мне присоединиться к ней в походе к... Я даже не могу повторить название того места, куда она собралась уходить. Кажется это какое-то ущелье в двух днях ходьбы к северу от лагеря. Оттуда в последнее время постоянно всякая пакость полезла, и работать стало опасно. Нужно засыпать выход из ущелья, но нет никаких гарантий, что животные не преодолеют эту преграду. Мне что-то в этом рассказе показалось странным, и я решил уточнить несколько моментов. И не зря. Выяснилось, что оттуда приходят не только животные, но и старатели вместе с военными. Поинтересовался, что я с этого буду иметь? А ничего! За спасибо хотели на мне выехать. Поэтому и отказался. Если по пути назад буду иметь время - загляну и помогу. Но не раньше. Еще спросил их, не обиделись они на меня за мой отказ? Нет-нет-нет, все нормально, никто никого ни к чему не заставляет! Ну и хорошо, что обиженных нет, так как они долго не живут. Перечить мне они не стали, странно поглядывая на почти полностью седые волосы на моей голове. Поблагодарил за гостеприимство, натянул назад шлем и пошел восстанавливать свой транспорт. Так и просидел над ним чуть ли не до самого утра.
   Короче, леплю я свой самокат, никого не трогаю, и вдруг слышу: коротковолновый диапазон зашевелился. Оставив компрессор собирать материал, я поспешил на ближайшую башню. Несмотря на отсутствие здесь активных пользователей эфира, аномалии создавали не менее, а то и больше препятствий. Забросив леску на соседние башни и создав таким образом подобие приемной решетки, я начал настраиваться на связь. На перебор каналов и способов шифрования понадобилось несколько минут, но качество связи все равно хромало.
   - Все, чую нормально, - наконец перешел я к разговору. - Как дела?
   - Не очень. Тебе до горы еще далеко?
   - А хрен ее знает, тут видимость паршивая. Если верить карте, то на колесах доберусь на протяжении суток. А что случилось?
   - Разведчики передали, что Шатерей начинает мобилизацию. Бахарен с согласия Лашуры начал наращивать присутствие своих войск у Святой земли.
   - А сама Лашура сейчас скрывается и собирает силы для борьбы с узурпатором... - я задумался, глядя на карту. - Сколько у меня времени?
   - День-два. Возможно три, если повезет. Я думал, что сначала он откроет проход на Землю, чтобы получить подкрепление, но...
   - Понимаю. Никто не захочет делиться властью, когда ты почти властелин всего мира.
   - Вот и я об этом, - Псих на секунду замолчал. - Слушай, а ты не в курсе, почему Тафия начала мобилизацию? У нас на границе уже второй день провокации. Не проходит и часа, чтобы кто-то не "заблудился" на нашу территорию.
   - Это крысы с корабля бегут. На меня в Тафии мафия наехала, ну вот я им и оставил сувенир. Переключил, так сказать, внимание.
   - Слышишь ты, сувенирчик! У нас и так проблем хватает, а ты еще и войну мне под боком организовал!
   Пришлось ему рассказывать все, что я натворил. Псих возмущался, ругался, и одновременно восхищался моими "подвигами". Очевидно у него тоже давно руки чесались устроить там нечто подобное. Я сбросил ему контакты тактической сети, чтобы Псих был в курсе событий. Заодно связался с Судьей и приказал усилить свое присутствие в приграничных районах, чтобы материал за границу не убегал.
   - А нарушителей можете казнить на месте, все равно Тафия от них открестится, а Судья их потом на материалы разберет.
   - Судья? Ты еще одного Скайнета смастерил?! - Псих забеспокоился, - Сначала Воин, затем Аналитик теперь Судья ... Ты что, собственную империю строить собрался?
   - Просто захотел навести порядок. Ты даже не представляешь, как противно мне было там находиться. У меня не было времени выбивать дерьмо из каждого идиота, что путается под ногами, поэтому я и переложил эту работу на дронов. Ты же знаешь мой принцип: технологии могут решить все. Ты же не станешь обрабатывать огромное поле с помощью тысячи лопат и копателей? Лучше для этого взять трактор. Вот так и здесь.
   - Хоть бы называл их по нормальному, - буркнул Сайкс, будто прочитав мои мысли.
   Тут он действительно прав. Ну не получается у меня давать своим творением оригинальные имена. Обычно я ориентируюсь на функцию: кто чем должен заниматься - так и называется. Коротко и лаконично.
   - Еще никто не жаловался. И вообще, закрыли тему.
   - Тогда возвращаемся к предыдущей. Ты где?
   - В лагере авантюристов.
   - Это в глубине Мертвых земель?
   - Да. Немного подрался с местной фауной, теперь ремонтирую транспорт.
   - Зря к людям вышел. У тебя на каждой остановке какие-то приключения начинаются. В обязательном порядке.
   - Ну почему же? Тут народ вполне адекватен. Разве что немного циничный и постоянно хватаются за оружие. Короче, жить можно. А одна вообще каким-то чаем угостила. Мол, совместное застолье сближает коллектив, бла-бла-бла...
   - Хм? - на той стороне на секунду воцарилась тишина, а потом Псих задал неожиданный вопрос, - К чаю что-то давали?
   - Да, сахарный тростник, немного сухарей и какие-то сушеные фрукты.
   - Ты отказался? - что-то у моего друга голос очень напряженный.
   - Почему? Сгрыз все, что было в тарелке. Мне сейчас каждая килокалория на вес золота.
   В ответ послышались маты и звуки ударов. Кажется Сайкс немного не в себе. Подождав, пока он успокоится, я поинтересовался у него причиной такой реакции. Бесполезно - он все еще был далеко от радиостанции, чтобы меня услышать. Зато хорошо слышался звон разбитой посуды. Минуты через три Псих наконец взял себя в руки.
   - Слушай меня внимательно. Сейчас ты пойдешь, и прирежь эту сучку.
   - Какую? И с чего это я должен что-то для тебя делать?
   - Ту, что угощала тебя. Ты видел ее руки? - Сайкс говорил тихо, но я понимал, что он еле сдерживается. - У нее левая ладонь должна быть в шрамах. Наибольший идет от большого пальца через кисть до мизинца. Правильно?
   Как оказалось, Псих очень хорошо знал эту даму. Когда в Эльфийском лесу появился постоянный правитель, один из кланов решил убрать его чужими руками. Для этого наняли убийцу из-за рубежа. В идеале нужно было полностью ликвидировать королевскую семью. Точнее сначала киллер разбирается с женской частью, а затем сам убивается об монарха. Возмущенный таким коварным нападением правитель идет войной на заранее указанного виновника, а там, в зависимости от ситуации, или воюет в пользу клана, или героически погибает. Идеальный план, который не выдержал столкновения с реальностью. Перед операцией эта особа проникла в жилище монарха под видом купца, предлагая редкие товары. Пообщалась, разведала территорию, подготовила пути отхода. А потом заявилась под утро, когда Псих возвращался с затянувшегося заседания. Каким-то невероятным образом, на самом деле с помощью сигнализации, король узнал о проникновении и уже через минуту ввалился в семейную спальню в броне и с оружием в руках. Киллер же, чудом выскользнув из смертельной хватки короля, поспешила покинуть место преступления. Взрыв и дымовая завеса спасли беглеца от возмездия. Можно было бы броситься в погоню, но было уже поздно - на руках у Психа остались жена и дочь со смертельными дозами яда в крови.
   Эта смесь была Сайксу хорошо известна - самого не раз ею травили. Такую даже синтетическая печень еле выводит. Сначала жертва чувствует онемение в конечностях, а через несколько минут легкое покалывание перерастает в жуткую боль, постепенно расползаясь по всему телу. Каждое движение, каждый вздох для жертвы превращается в пытку. Разработанное именно на такой случай противоядие должно было храниться во всех аптечках королевского комплекса. Но его не оказалось нигде. Даже в собственных запасах пломбы на бутылках были сорваны, а внутри находилось что-то явно не лечебное, хотя и с очень похожим запахом.
   Спасти дочь было просто. Собственные болевые ощущения тогда его мало интересовали. Одно дело, когда из твоей плоти силой выдирают все тщательно вживленные в ткани и вкрученные прямо в кости и позвоночник импланты. И совсем другое, когда ты это делаешь сам, по собственной воле, готовый к этому. Значительно неприятнее было одевать костюм на свою дочь. И без того доведенная до края, она могла просто умереть от болевого шока. К счастью время еще было, чего не скажешь о жене. Морелетта уже перешла в ту стадию, когда помогать поздно. Все что оставалось - лишь облегчить ее страдания. Он склонился над своей женой, что неистово кричала от боли, не способный сделать единственное, что мог. Рука просто отказывалась поднять нож. Все, на что его хватило - пережать сонную артерию. Через несколько минут королева затихла у него на руках.
   Так он потерял жену, а его дочь на долгие годы оказалась замурована в саркофаге нанокостюма. Всех виновников тогда вычислить так и не удалось. Лишь через три месяца, когда ему стали осторожно намекать на шпионов такого наглого соседнего королевства, он позволил себе немного спустить пар. Чисто так, для вида, чтобы увидеть, кому это выгодно. Пар он спустил как следует. Прямо в квартал клана. От боевого газа не спрятался никто. Клан вымер в полном объеме. Только Сайксу от этого легче не стало. И тут оказывается, что главный исполнитель в пределах досягаемости!
   - Ох, Сайкс, умеешь ты испортить настроение.
   - Это было ожидаемо. Я тебя знаю, ты всегда приключения найдешь.
   - Почему ты так уверен, что это она? Ты ее даже не видел.
   - Мертвые земли это единственное место, где можно спрятаться. Там каждый второй от виселицы сбежал. К тому же чай, которым она тебя угощала, явно был с сюрпризом. Ты свои продукты сразу расщепляешь, поэтому мог не заметить, что некоторые компоненты в сочетании с желудочным соком образуют легкий наркотик, от которого жертва становится более податливой, снижается критичность мышления. Чтобы правильно подобрать дозу, нужны специфические знания, иначе организм быстро избавится яда естественным путем. Все точно так же, как тогда... Подумай, зачем ты ей нужен? Вдруг она сейчас взяла тебя заказ?
   - Мы встретились случайно. Она не могла знать, что я здесь остановлюсь. Никто не знал, даже я сам. Ты бы о ней тоже не узнал, если бы я не рассказал о чае.
   - О тебе она могла знать из списков заказов. Книга Бинго, кажется. Ты в розыске давно, награда за твою голову солидная, поэтому различные гильдии заинтересованы в охоте на тебя. Я более чем уверен, что сама она нападать не собирается, а просто ожидает прибытия подмоги... - Сайкс на секунду замолчал, и продолжил, уже тише. - Прошу тебя - поспеши, пока она снова куда-то не убежала,
   - Я все еще сомневаюсь.
   - Тебе мало моего слова? Тогда сделай это по-своему. Технологии решают все? Вот и реши эту проблему. Псих, конец связи!
   Свернув антенну, я спустился вниз. Мне надо было все тщательно обдумать. Требование... Нет - просьба Сайкса была для меня очень неожиданной. Я никогда не был киллером. Просто так убить кого-то, даже если мне все будут говорить, что это плохой человек, я не могу. Прежде всего, я должен на собственном опыте в этом убедиться. Как говорится: доверяй, но проверяй. Что-то глубоко внутри меня говорило, что так будет правильно. Только уверенности все равно не прибавилось. Это не моя боль, не мое желание, и даже не нужда. Просто просьба друга, подкрепленная лишь его словами. Даже если я узнаю, что она действительно виновата - смогу ли я поднять на нее руку?
   Замерев над очередной трещиной в раме, я перевел взгляд на сжатую между пальцев капсулу с фиксирующей смесью. Если трещина давняя и успела загрязниться пылью то, как бы ты ее не заклеивал, пользы от этого не будет. При первой же возможности эта заплатка сразу вылетит. Склонившись над мотоциклом, я подул через респиратор на пыль и начал заливать повреждения. Вырванные волокна под тяжестью клея пригибались вниз, сплетаясь в кривой шов, и заполняя собой пустоту. Через несколько минут можно будет отпустить. Отпустит ли Сайкса, если где-то там, за горизонтом, умрет человек, с которым он сталкивался один-единственный раз в жизни? Возможно. А возможно и нет. Мне приятно точно не будет. Едва я убрал руки, как материал деформировался и с громким треском корпус лопнул. Внутреннее напряжение закончило то, что не доделали Крикуны. Держа в руках разорванную пополам деталь, я подумал, что как бы я к этому не стремился - не все можно решить с помощью технологий. Особенно, если проблема внутри.
  
   ***
  
   С каждым днем самочувствие Маста ухудшалось. Говорят, что все болезни от нервов. Наверное, это именно такой случай. И причин для этого было несколько. Одна из них сейчас накрыла своей тенью его имение, куда он был вынужден перейти с разбитой яхты. Глотая очередной стакан очень питательного и совершенно не вкусного отвара для восстановления сил пилотов, парень с ненавистью посмотрел в окно, за которым в небо возвышалась громадина Вавилона. Через непредвиденные сложности мобильный форт надолго прописался практически в центре Академии, выступая единственной более или менее надежной преградой между людьми и скрытой в недрах земли смертью. На его фоне именной рыцарь уже не казался абсолютным аргументом. Ранее Маст считал, что управлять этой машиной - честь. Лишь избранные богиней могли заставить этих великанов двигаться. Такие люди были гордостью любой страны, вторыми лицами после монархов.
   Отставив уже пустую чашку, Маст начал натягивать свой пилотский костюм. Мужской костюм пилота - звучит как анекдот. Мужчин к пилотированию вообще не допускали. Для цивилизованного мира это моветон. С них сдували пылинки и защищали от любых угроз, даже бытовых. Иногда это сильно раздражало. Но реальность такова, что без него не обойтись. Особенно в условиях, когда весь женский пол уже привязан к аристократии клятвами, рабским печатями, шантажом и другими, не менее эффективными способами. Мужчины же считались товаром, у которого не может быть собственного мнения, потому и относились к ним соответственно. Они были не оружием, а ресурсом. Очень ценным, стратегическим, но ресурсом. И тем приятнее было показать этим сучкам, что они ошибались.
   Когда отец приказал ему взять руководство над представителями Ордена в Академии, Маст сразу же ухватился за шанс проявить себя. Показать, что он не фарфоровая ваза. Все остальные, завербованные им мужчины-пилоты разделяли его взгляды. Для них это была возможность выбить себе больше прав и привилегий, превратиться из товара в продавца. Одной из официальных целей Ордена и было получение для мужчин-пилотов всей полноты прав. Конечно же это нарушит систему международных противовесов и странам придется подстраиваться к новым условиям. На фоне таких реформ легко будет провести тайную операцию, после которой Дагмайеры смогут диктовать свою волю всему миру.
   По крайней мере, так Маст себе это представлял. Он тогда даже представить себе не мог, что будет рыться в земле, пусть и с помощью рыцаря, как обычный землекоп! Рыцарь с лопатой - это было что-то за пределами понимания и здравого смысла. Но выбирать не приходилось. После фиаско с изъятием артефакта только рыцари были способны приблизиться к месту падения Вавилона. Сам мобильный форт тоже оказался прикован к земле. Не из-за полученных в бою или во время диверсии повреждений. Просто он стал единственным препятствием на пути высокой температуры и смертельного излучения, выступая гигантской пробкой для саркофага, в котором и находился таинственный артефакт.
   О, артефакт... Это тема для отдельного разговора. Похожий на бутон из переплетенных лиан или щупалец, сквозь которые то тут, то там проступали причудливые геометрические конструкции, этот объект излучал просто невероятное количество тепла и какой-то невидимый свет. Любое живое существо, попав под эти лучи умирало за минуту. Материалы, которые длительное время находились в саркофаге, меняли свои химические свойства. Даже прикрытые щитами рыцари не могли долго там находиться. Четыре только что полученные машины потратили весь свой ресурс через час непрерывной работы, а один вообще упал на самое дно! Когда беднягу вытащили, машина была уже недееспособна, а ее пилот умер от ожогов на следующий день. Приходилось работать короткими вылазками по одной-две минуты, потом сдавать рыцаря на полную очистку и последующее восстановление, а самому пересаживаться на другую машину, которую успеют привести в порядок. Даже его элитный 'Синий ветер' такими темпами скоро тоже придется отправить на утилизацию. И так день за днем. Отвлекаться нельзя. Задача была поставлена четко: как можно быстрее достать артефакт, не повредив его.
   Из этого вытекала вторая причина - эту штуковину нужно было как-то вытянуть. Но она не хотела вытягиваться. Сначала Маст подумал, что мощности Вавилона недостаточно, но замеры показали, что артефакт шевелится, как и было задумано. Значит, его что-то держит в шахте. Какой-то замок. Полученные из архивов Святой земли сведения указывали, что глубоко в недрах Академии существует Бункер - древнее подземелье. Если где то и есть механизм для открывания этого замка, то только там.
   Во второй причине скрывалась третья - неизвестное существо, что взяло под контроль весь комплекс, как только его предыдущие владельцы скрылись. Все подземелье Академии превратилось в смертельный лабиринт, наполненный разнообразными ловушками и аномалиями. Из десяти отправленных туда команд вернулись две: первые испугались, а вторые пробивались назад с боем. Попытка взять подземелья штурмом провалилась. Какая бы напасть там ни поселилась, она полностью контролировала системы Академии, да еще и постоянно перестраивала подвластное ей пространство. Там, где вчера был проход, сегодня стоит стена. Из тех же архивов стало известно, что эта штука неживая, хотя и имеет ум, и называется модулем. Если верить полученным сведениям, таких модулей было много, и все они создавались для обслуживания огромных комплексов соединенных между собой камер, каждая из которых могла быть целой полосой препятствий, и все они могли перетасовываться, как карты в колоде. Из-за формы этих камер комплекс получил условное название 'Куб'. Возможно, это была такая тюрьма, или экзотический способ казни. Учитывая, что расположился комплекс у столь нужного Масту объекта, он был склонен считать, что у этой гигантской ловушки совсем иное предназначение. Например, проведение какого-то эксперимента. К тому же это объясняло, почему Церковь сама до сих пор не воспользовалась артефактом в личных интересах. Радовало лишь то, что этот модуль до сих пор не смог покинуть подземелье, и вообще не показывался на глаза.
   Данное преимущество с лихвой компенсировала четвертая, такая же неживая причина - механические убийцы. Недавно ситуация, казалось бы, переломилась в пользу людей. Но членистоногие твари хоть и оставили свои позиции, никуда не исчезли. Только спрятались. Вероятно, поняли, что в прямом противостоянии у них слишком мало шансов, потому и перешли к партизанской тактике. Один на один победить их было легко. При условии, что у тебя есть хоть какое-то оружие, и ты видишь своего врага. Если ты его не заметил - шансы примерно равны. Если ты не готов к атаке, то с большой вероятностью паук одолеет человека. Вот уже вторую декаду они гоняли святош по их же землях. Эти твари не люди, у них нет ни совести, ни морали. Им не нужно есть, пить, им даже дышать не надо! Они могут засесть где угодно, и ждать жертву. Любое помещение, труба и даже обычное дупло в дереве стали потенциально опасными. Открываешь ящик - будь осторожен. Проходишь мимо кустов - будь осторожен. Даже когда справляешь нужду - все равно следи за окружением! Дагмайер и сам дважды сталкивался с убийцами, но оба раза ему удалось уцелеть благодаря собственной паранойи. Впрочем, вряд ли пауков это остановит. Они быстро учатся.
   Все это не шло ни в какое сравнение с пятой причиной. Бахарен Дагмайер, его отец. Когда никому неизвестный мошенник купил титул барона, никто даже не подозревал, чем это обернется для всего королевства. Новоиспеченный аристократ оказался совершенно не таким, как все его коллеги. Очень волевой, жесткий и бескомпромиссный, он легко навязывал свою волю более сильным за него оппонентам. Даже просто находясь рядом, он выбивал из колеи любого. Только очень сильные духом люди могли выдержать его взгляд. Или очень глупые. Конечно же, аристократы пытались убрать такую неудобную личность. Сначала пытались сделать все по правилам, чтобы никто не мог подкопаться. Даже нашли наемников-мужчин. После смерти четвертого дуэлянта решили перейти к более грязным приемам. Первый же удар стал для врагов рода последним.
   Переступая через тела только что порезанных похитителей, Бахарен поднял своего десятилетнего сына на ноги, потом вложил ему в ладонь нож и указал на одного из подранков. Это ощущение, когда нож, неприятно царапая ребро, входит в грудь врага, он запомнил навсегда. Тогда же пришло и понимание того, что на месте покойника должен был оказаться он сам. Что было дальше, он запомнил плохо. Очнулся уже в столице. Там он и узнал, что их родовое имение сожгли вместе со всеми жителями. Как и еще парочку соседних, и местный форт за компанию.
   Легок на помину! Не успел Маст натянуть костюм, как над проектором появилось изображение отца.
   - Приветствую сын. Как успехи? - моторика изображения и звуки совпадали, то есть сигнал никто не перехватил и не подделал.
   - Шахту почти расчистили, но в подземелье проникнуть до сих пор не удалось. Артефакт закреплен где-то под поверхностью фундамента. Я не рискнул вытаскивать его силой, чтобы не повредить...
   - Значит, небесные рыцари тебе уже не нужны. Я забираю всех. Вместо них получишь две триады колесных.
   Колесные рыцари... Маст видел, на что способна поделка Лашуры. Вряд ли ее мех выстоит против полноценного рыцаря, но для инженерных работ они приспособлены получше боевых машин. Обычный рыцарь не может поднять в воздух серьезный груз, а эти коротышки, хотя и не летают, могут таскать на себе в несколько раз большую массу, и значительно более устойчивы за счет широко расставленного шасси. Неудивительно, что отец сразу же отдает первые экземпляры ему. Вероятно, производство еще не налажено, и в конструкции могут быть дефекты, которые еще нужно выявить. Ну что ж, можно временно пересесть и на такой аппарат, чтобы потом лучше знать его уязвимые места. Может, от такого калеки отдача будет слабее, и ему не придется так часто пить это отвратительное зелье.
   - Моего тоже заберешь?
   - Тебе все равно его менять.
   Ну конечно, он всегда в курсе всего, что происходит. Маст даже не удивится, если отец знал свойства артефакта задолго до того, как его вытащили на свежий воздух.
   - Планируется что-то серьезное?
   - Ничего особенного. Надо разобраться с одним парнем.
   - Ты имеешь в виду Кейнси? Оставили бы его при себе - не искали бы сейчас по всему миру, - Маст прикусил язык, не желая раскрывать свою осведомленность в этом деле, но отец только отмахнулся.
   - Забудь о нем. Таких идеалистов вербовать бесполезно. У меня планы на кое-кого другого. Ты его уже видел на соревнованиях - в доспехах ходит.
   Отец на мгновение задумался, а Маст понял, что промахнулся. Он ведь за голову Масаки заплатил кругленькую сумму, а оказалось - зря.
   - Может мне тоже подключиться? - попытался он разузнать больше, но...
   - Обойдешься. Заканчивай с раскопками!
   - Слушаюсь.
   Проекция погасла еще до того, как он закончил фразу, оставив юношу в темной комнате. Маст так и не разгадал реальные планы своего отца. Тот никогда не делился своими мыслями с сыном, и показывал тому лишь конечный результат. Сейчас же интуиция подсказывала, что намерения отца ничем хорошим не закончатся. По крайней мере, для самого Маста. Ранее Бахарен никогда так явно не игнорировал мнение своего сына. Как будто уже собирается его заменить кем-то другим. Пожалуй, это стало шестой, самой главной причиной его беспокойства.
  
   ***
  
   Стоя над остатками своего мотоцикла, я только и мог, что проклинать себя за неосторожность. Видел же, что здесь фон зашкаливает! Мог бы догадаться, что здесь есть какая-то загвоздка. Но нет, дрон еще жив, значит и со мной ничего не будет. Так и произошло: я - целехонек. А вот мотоцикл развалился уже через минуту. Как и сам разведчик. Поняв, что попал в аномалию, я оторвал от мотоцикла два кофры и побежал назад. Едва успел покинуть аномалию, прежде чем та испортила мне последних дронов.
   Сплошная стена серого тумана тянулась на километры в обе стороны. Достаточно было пройти метров сорок, и ты полностью ослепнешь, настолько густым он был. И при этом он не растекался по окружающему пространству. Высоту замерить тоже не получилось - облака над головой оказались не намного безопасней тумана. Зато обнаружились магнитные линии, по которым двигалась эфирная масса. Триангуляция с помощью двух последних дронов показала, что я вижу часть окружности. Если наложить это на известную мне карту местности, то мой пункт назначения находится прямо в центре этой многокилометровой аномалии. И вся эта радость была чрезвычайно агрессивной. Все, что туда попадало, очень быстро разбиралось на простые вещества и становилось частью тумана. Точно так же, как Болото возле Академии. Даже я в химически инертной броне чувствовал себя некомфортно вблизи этой штуки.
   Не имея иного выхода, я снова вошел в туман. Дроны остались дежурить возле точки входа. По своим следам дошел до почти полностью растворенного байка и продолжил путь к источнику излучения. Даже здесь оно ощущалось, как работа какого-то мощного радара. Учитывая, что окружающий эфир поглощает значительную часть излучения, центр аномалии должен походить на гигантскую микроволновую печь. Сомневаюсь, что там возможно выжить, даже если прятаться под землей.
   Кстати об этом: под поверхностью явно что-то происходит. Несмотря на забитые помехами сенсоры, я явно вижу разницу температуры между различными участками земли. В одном месте иней под ногами хрустит, а в другом парит так, как будто в бане сидишь. Газовый анализатор тоже сходит с ума от обилия сложных соединений в атмосфере. Стало понятно, почему авантюристы сюда не суются - содержание углерода в воздухе иногда превышало 30%. В воздухе даже появился запах сероводорода. Не понимаю, что он делает на такой высоте, и почему не опускается ниже по склону? К тому же рельеф здесь явно изменился. Запеченная в каменной прочности поверхность была разбита на небольшие плоские участки, что словно ступени вели меня вперед. И чем дальше, тем выше они становятся. Я чувствую, что поднялся как минимум на триста метров по сравнению с лагерем. Все чаще приходится задирать ноги, а иногда и выпрыгивать на следующий участок. И главное - все они абсолютно горизонтальные и ровные. Нет ни одного намека на эрозию почвы. Такое впечатление, что здесь совершенно нету ни осадков, ни ветров. Остановившись на секунду, я прислушался: абсолютная тишина! Ветра действительно нет. Если бы не эхо моих шагов, я бы мог подумать, что меня запихнули в депривационную камеру. Немного подумав, я уменьшил жесткость своей подошвы, а поверхность костюма сделал более эластичной. Если вокруг тихо, то и мне шуметь не стоит.
   Постепенно туман становился все гуще. Визуально я не видел абсолютно ничего уже на расстоянии нескольких метров. Чуть проще было ориентироваться в инфракрасном спектре, если рядом не было никаких испарений. Наиболее прозрачным был ультрафиолетовый диапазон, но мощности визора хватало лишь на десять-двадцать метров. Пришлось останавливаться и писать программу для обработки данных с различных типов сенсоров. Сюда же привязал и сонар, предварительно подкрутив его для работы в разреженной среде. После нескольких неудачных попыток я получил нечто похожее на систему дополненной реальности, которая вырисовывала перед глазами контуры окружающего пространства. К сожалению, она была не совершенна, и работала с некоторой задержкой. Для похода это не критично, но в бою я на нее полагаться не стану.
   А тем временем склон становился все круче. Мне уже приходилось подтягиваться вверх, чтобы пройти несколько метров и снова упереться в стену. В какой-то момент мне это надоело, и я снова начал перекраивать костюм под новые условия. На ладонях, локтях, животе, коленях и на ботинках появились альпинистские когти-зацепы, а вся остальная поверхность костюма обрела шершавость тигриного языка. Было даже желание сделать себе крюк-кошку, но фабрикатор погиб вместе с мотоциклом, а синтезированная мной леска расщеплялась туманом за секунды. Приходилось карабкаться своими силами. Запеченная почва постепенно изменился камнем. Даже камнем, а чем-то вроде песчаник. Риск обвала был достаточно высоким. Я не хотел сорваться вниз, но выбора не было. До цели оставалось километров восемь по горизонтали, не больше. Но вместо движения вперед, я вынужден был лезть куда-то вверх. Когда высота над уровнем лагеря составила более километра, я начал волноваться. Угол подъема составлял почти пятьдесят градусов, и постепенно рос.
   И вот, когда я залезал на очередную платформу, мой визор на самом краю видимости выхватил из тумана какое-то отличие в ландшафте. Прекратив подъем, я двинул в нужном мне направлении. Двигаться по горизонтали, тем более по таким удобных площадках, было значительно быстрее и проще, а потому вскоре я был рядом. Осталось только обойти скалу и я увижу... Лестницу? Можно было пройти всего несколько сотен метров в сторону и подниматься с комфортом, а я все это время как дурак карабкался по скалам! Подойдя ближе, заметил, что ступеньки совсем маленькие. Даже не на всю длину стопы, и на разной высоте. Идут под углом к склону, а значит, метров через сто я бы и так на них наткнулся. Поверхность истерта, что указывает на частое пользование ими. Не буду и я отказываться от предложенного маршрута.
   Иду, от нечего делать начал считать ступеньки. Сбился на восьмой сотни. Решил прибегнуть к альтиметру. Мой бортовой не слишком точен, но позволяет хоть как-то ориентироваться в высоте. Поверхность под ногами становится все более влажной и скользкой. Если сорвусь, то, несмотря на всю мою прочность до подножия долетят только мои остатки. Даже перил нету, чтобы ухватиться. Поэтому каждый шаг приходится внимательно прощупывать. Цепляюсь за все, что вижу.
   На высоте двух километров туман плавно превратился в мелкий моросящий дождь. Через полсотни метров появился ветерок, и чем выше я поднимался, тем сильнее он становился. Я должен был прилагать усилия, чтобы удержаться на поверхности. Видимость практически нулевая - вся эта гадость летит мне прямо в морду. Фильтры респиратора забиты наглухо. Вынужден использовать поверхностный газообмен. Это неэффективно, однако помогает отделять кислород и азот от других химических элементов. Скорость подъема существенно упала.
   Две двести - туман с ветром остались внизу. Вижу сверху, какие вихри бушуют возле скал. В этом месте воздушный поток разделяется. Желтовато-серая масса, как в кухонном миксере, бурлит прямо у меня под ногами. Над головой, в каких-то сорока метрах, закручиваются уже обычные облака, только в другую сторону. Сам же чувствую себя сыром между двумя ломтями хлеба. Пользуюсь паузой, чтобы очистить фильтры и откалибровать визор.
   Две триста - ветер почти отрывает меня от скалы. Едва ползу вверх. Скала становится все более крутой. От перепадов давления образуется конденсат, который перекрывает обзор. За всеми скальными выступами в воздухе тянутся, будто инверсионные следы. Пару раз пересекал их, чуть не улетел вниз.
   Две триста семьдесят - в атмосфере больше нет нанитов. Просто чистый воздух. Ветер очень холодный. Дышать становится тяжело. На дисплее перед глазами снова появились индикаторы выносливости носителя. Давно такого не было. И тут ИНК известил меня о получении сигнала.
   - П...х выз...ает Туриста. От...чай!
   - Слышу плохо. Повтори, - я замер, сканируя частоты и выбрасывая в пространство нить антенны.
   - По...ряю, П...их вызывает Ту...та!
   - Говорит Турист. Оптимальный прием на частоте 3-3-1. Как слышишь?
   - Теперь нормально. Почему на связь не выходил?
   - Попал в глухую зону. Сейчас нахожусь на высоте двух километров, по сравнению с точкой нашей высадки, - я заметил, что ветер начинает наматывать леску на скалы, поэтому продолжил лезть вверх.
   - Ты возле горы?
   - Можно сказать - на ней.
   - Нашел что-то интересное?
   - Ничего. Такое впечатление, что кроме скал здесь больше ничего нет.
   - Ясно. А как насчет моей просьбы? Ты прикончил ту сучку?
   - Ну...
   Рассказ друга тогда надолго выбил меня из колеи, и я чуть ли не до самого утра прокручивал в голове ситуацию. Потом подумал, что убить человека я всегда успею, поэтому решил схитрить. Дождавшись, пока она отойдет, я подбросил ей в постель автоматический инъектор, заряженный несколькими капсулами с ядом. Этот гаджет я разрабатывал для ликвидации особо важных лиц. Величиной с жука, он мог почти безболезненно ввести токсин или имплант в тело жертвы, а потом тихо самоуничтожиться. Была даже его мобильная модификация, способная передвигаться со скоростью один метр в минуту по любым шершавым поверхностям, но она слишком большая и требовала непосредственного управления, а мне задерживаться было нежелательно. Уже отъехав от лагеря на несколько километров, мне от оставленного там наблюдателя пришло подтверждение, что задание выполнено и устройство самоуничтожилось. Остается только передать частоты и коды доступа Сайксу - пускай сам разбирается. А чтобы он точно знал, кого собирается грохнуть, я поставил условие: сигнал на ликвидацию отдается только после того, как камера наблюдателя продержит жертву в кадре не меньше минуты.
   - И не говори мне, что технологии не могут решить любую проблему! Лови пакет. Будет тебе персональная месть... Бл...
   Моя рука прошла сквозь камень и я на мгновение потерял равновесие. Хорошо, что держался крепко. Лишь заново уцепившись за скалу, я смог перевести дыхание. В такие моменты чувствую себя очень даже живым. Особенно, когда есть высокая вероятность перестать быть таковым.
   - Что случилось? - на той стороне заволновался Псих.
   - Кажется нашел, что искал. Это мираж, - моя рука снова беспрепятственно прошла сквозь камень, оставляя после себя едва заметное искривление, будто на поверхности воды. - Иллюзия закрывает проход.
   - Что за ним?
   - Ничего, - я просунул голову в другую сторону, и понял, что таки достиг вершины. - Просто выход к вершине горы. Но здесь нет эфира, чтобы делать из него изображение.
   - Не останавливайся. И рассказывай обо всем, что видишь. Я должен знать, что там происходит.
   - Хорошо, - вздыхаю, продолжаю свой путь, нащупывая поверхность под иллюзией. - Лезу дальше. Край вершины обтесан ветрами. Похоже это столовая гора. Голограмма делает ее выше. Здесь много камней и холодно. Значительно холоднее, чем снаружи.
   - Барьер цефов?
   - Вроде того.
   Гора действительно была необычной. Казалось, что этот кусок поверхности просто выделили и целиком подняли вверх, как в каком-то редакторе. А иллюзия создает впечатление, будто склон в несколько раз выше, пряча вершину от посторонних глаз. Штормовой ветер препятствует воздушной навигации, а постоянная облачность не дает рассмотреть объект с большого расстояния. С внутренней же стороны это выглядит как такая же скала, только с инвертированной текстурой. Ты как в какой-то видеоигре смотришь на объект изнутри. И одновременно ловишь рожей ветер от казалось бы глухой стенки. Вся эта декорация создавалась с помощью решетки проекторов, расставленных вдоль всего обрыва. Чем-то она напоминала древние загоризонтные радиолокационные станции, которые строились во времена холодной войны. Каркас сооружения состоял из секций буровых комплексов цефов. В войсках их называли 'тентаклями', 'щупальцами' и просто 'трубами'. Эти мощные машины могли пронзать земную кору со скоростью пешехода, и держать на себе просто невероятные нагрузки. Лично я считаю, что они не такие уж и прочные, просто компенсируют часть этих нагрузок с помощью своих гравитационных генераторов. Потому что когда я лишал их питания или повреждал одну из секций у основания, то вся эта радость сыпалась на землю как карточный домик. Судя по окаменевшей пыли на стыках, эта конструкция стоит здесь очень давно. Пытаться определить их возраст бессмысленно - цефы умели строить. Их творения продолжают работать даже через тысячи лет.
   Цефалоподы... Давненько я о них не вспоминал. Если отбросить личные чувства, то это очень интересные существа. Называть их завоевателями было не очень корректно. Просто в случае с Землей они упустили свой момент, не проснувшись по прибытии на место назначения. К людям они относились нейтрально, пока к ним не полезли своими кривыми ручками всякие милитаристы. У них же разум коллективный. Что знает один - знают все. Это круче, чем онлайн-стрим в соцсети, который смотрят одновременно все ее пользователи. Поэтому и впечатление о человечестве у них сложилось превратное, ну а потом что-то исправлять стало поздно. Их реально было успокоить в самом начале, когда активными оставалось несколько сотен особей. После того, как количество пробудившихся перевалило за миллион, диалог стал невозможным. Да и с кем разговаривать, если в поле выпускали преимущественно самых примитивных своих представителей? Такие биороботы считались цефами только номинально. Они хоть и имели подключение к когнитивной сети, но пользовались им, только если не могли собственным умом решить поставленную задачу. В случае необходимости любой из них может выступить и механиком, и инженером, и медиком, и воином. И чем больше умов подключено к сети, тем больше опыта будет получать каждый ее абонент. К сожалению для них, и к счастью для людей, все упиралось в генетическую специализацию. Если я правильно понял, то в процессе своего созревания каждая личинка получает определенные особенности, которые помогают ей лучше выполнять свои обязанности. Это как у муравьев: мандибулы для воинов, качественные рецепторы и выносливый организм - для рабочих, и т.д. Соответственно и интеллект их развивался только в конкретно заданном направлении, а на остальное им было плевать.
   А еще у цефов отсутствует такое понятие, как стандарт. Стандарты - это основа любого человеческого производства. Они предназначены для взаимодействия различных производителей. Если же производитель один-единственный, то и стандартизация не нужна. Каждое их изделие затачивается под конкретную задачу и конкретные условия. Хендмейд во всей своей красе - технологии позволяют. У них практически не было одинаковых предметов, за исключением серийного производства, к которому они прибегали лишь в крайних случаях. Они считали такое использование ресурсов неэффективным. Зачем собирать десять идентичных труперов, если ту же задачу значительно эффективнее могут выполнить четыре специализированные единицы? Цефы всегда были сторонниками качественного, а не количественного развития.
   - Не молчи, продолжай говорить. Твой сигнал слабеет.
   - Это потому, что я возле структуры цефов. Все еще рабочей. Хоть и не уверен, что это их творение.
   - Объясни.
   - Я вижу проекторы на основе их труб. Но они стоят слишком ровно и выглядят почти одинаково. Моллюски так не делают. И лестницами они не пользуются. Здесь явно побывали люди.
   - Значит, там есть что прятать.
   - Тоже так думаю. Вот сейчас вылезу на самый высокий валун и... Вау!
   А посмотреть было на что. С этой стороны небо было абсолютно чистым. Синим, как сапфир, и прозрачным, как хрусталь. Можно было даже увидеть некоторые звезды. Если опустить голову, взгляд упирается в облачное кольцо, где смешиваются потоки холодного воздуха изнутри и горячего - снаружи. Прямо из облаков вниз спускается иллюзорная стена, накрывая тенью все, что находится с этой стороны. А настоящая скала оказалась совсем не скалой. Это был циклопический кратер, все дно которого было заполнено черным туманом. Из него тут и там в небо поднимались похожие на кораллы конструкции, иногда разрушенные. И в центре всей этой красоты...
   - Ты чего замолк? - разрывалась рация, а у меня подогнулись ноги. - Что у тебя там произошло?
   Знаете, в каждом поколении есть люди, которые верят, что именно им суждено увидеть конец света: нашествие зомби, падение астероида или ядерную войну. Мы всегда считали таких людей паникерами или сумасшедшими. Хотя и понимали, что рано или поздно кто-то из них окажется прав. В первые дни своего бытия костюмом я был уверен, что эта судьба выпадет мне, потому что и сам нечаянно приложил к этому немало усилий, а затем приложил еще больше, дабы этого не произошло. Однако в какой-то момент приходит понимание. Я понял это только здесь и сейчас...
   - Пророк, отвечай! Что с тобой? Что ты там такое увидел?
   - Привидение из прошлого. Знаешь, почему Дагмайер никогда не сможет связаться с Землей? Потому что ты никогда не дозвонишься к самому себе.
   - В смысле?
   - Я смотрю на Шпиль.
   В эфире воцарилась тишина. Предо мной в небо возвышался знакомый до мельчайших деталей Шпиль из центрального парка Нью-Йорка, который я сам же когда-то и подорвал. Ошибки быть не могло. Все структуры цефов разные. Среди них Шпиль, предназначенный для забрасывания бактериологического оружия аж в верхние слои атмосферы, был поистине уникальным. Даже предварительные результаты осмотра показывали полное соответствие с уже виденным объектом.
   - Ясно.
   - Что? - спокойный голос Сайкса меня удивил. - Ты не удивлен?
   - Давно подозревал что-то такое. Только доказательств не было. Неужели ты не заметил, сколько уникальных для нашей культуры вещей здесь есть? А языка? Какова вероятность того, что где-то во вселенной существует клон нашей Земли, и нас забросит прямо на него?
   - Псих...
   - Лично меня огорчает только то, что все наши усилия оказались никому не нужны. Думаешь, что исчезновение нашей экспедиции могло остановить корпорации? Это было только вопросом времени, когда они снова дотянутся до ящика Пандоры. Только в этот раз не было нас с тобой, чтобы остановить этих безумцев.
   - Псих?
   - А знаешь, что самое страшное? Что с тех пор ничего не изменилось. Где те счастливые люди, ради которых все это делалось? Нету, ибо все они умерли в первые же часы Армагеддона. Чертовы наномашины разобрали на атомы и их, и всю нашу цивилизацию. А те, кто уцелел - продолжают повторять те же ошибки, что и их предки. Нету никакого высокоразвитого общества. Нету исследователей вселенной. Большинство вообще читать не умеют. Есть лишь древний как сама вселенная эгоизм и желание вознестись над окружающими. Таков наш мир. Человек такой. Поэтому я больше не собираюсь надрываться ради них. Хотят сдохнуть - пускай. Меня волнует только жизнь моей дочери.
   - Псих!
   - Ну чего ты там кричишь?
   - Он цел. И, судя по всему, еще и рабочий.
   - Чего? Повтори.
   - Шпиль. Он целехонек.
   - Не слышу тебя, Пророк! Какие-то помехи! Повтори еще раз!
   Еще раз повторить сообщение не успел. С легким жужжанием по 'щупальцах' вокруг меня побежали разряды, мгновенно сформировавшись в зеркальную пленку Ледяной сферы. Та начала ползти по ним вверх, все заметнее ускоряясь. Едва купол полностью закрыл небо, температура внутри резко упала, а у меня начал глючить визор. Я успел заметить, как из меня пошел едва заметный дымок сожженных перегрузкой верхних тканей, а затем индикатор энергии опустился до нуля и...
  
   ***
  
   Резко сжавшись вокруг причудливой башни в центре гигантской каменной чаши, хрустальная сфера время будто ждала, пока ее догонит поток горячего воздуха, который пришел на освободившееся от охлажденного место. И как только эта воздушная масса ударила в зеркало силового поля, оно одним движением сжалось еще больше, вгоняя собранный сжиженный газ во внутренности башни, чтобы тот тонким лучом вырвался из вершины прямо в небо. Эта серебристая масса долетела до стратосферы, где постепенно теряла свою скорость и, окруженная нагретым в процессе полета сжиженным воздухом, разлетелась едва заметным многокилометровым фейерверком. Подхваченные верхними ветрами, его частички разносились по всему миру, выполняя свою таинственную функцию. А внизу, в буре только что рожденного циклона, на краю скалы замерла одинокая ледяная фигура путешественника.
  
   ***
  
   Погода разошлась не на шутку. Пасмурное небо вот-вот должно было сбросить на головы людям все свои запасы воды. Повезет, если в виде дождя. Значительно хуже, если это окажется град. По всему городу слышались крики испуганных животных. Кони все как один пытались сорваться с привязи. Впрочем, местные жители к такому давно привыкли. С некоторой периодичностью такое бывает. А вот приезжим было не по себе. Кучер междугородного дилижанса пыталась утихомирить только что запряженных лошадей, но получалось у нее плохо. Кони постоянно дергались, угрожая сломать тонкие деревянные спицы колес. Одна из женщин неудачно выбрала момент для входа в карету, промахнулись ногой мимо ступеньки, и полетела прямо в грязь, потянув за собой и тех, кто пытался ее поддержать. Поморщившись от некрасивого зрелища за окном, Терумо повторно осмотрел себя, не испачкался ли его костюм. Высокие сапоги, широкополая шляпа и плотная серая накидка - идеально для такой погоды. Тело прикрывал дорогой, расшитый серебряными нитями аби и черная шелковая рубашка. Довершали наряд черные, начищенные почти до зеркального блеска кожаные штаны - узкие настолько, насколько вообще позволяли правила приличия. Ну и оружие, как же без него: элегантный перстень с последним шедевром их конторы - эфирный стилет 'Комарик'. Достаточно коснуться врага, и тонкое лезвие глубоко войдет в плоть, распускаясь внутри причудливым цветком, разрывая внутренние органы. Или впрыскивая яд. Внешне же останется лишь маленькая ранка, будто действительно комар покусал. Беда только, что через броню и твердые поверхности не работает. Но для этого у него есть охрана. Убедившись, что он ничего не забыл, агент Тафии спустился вниз. Там его уже ждала охрана - две крепкие тетки в полевом обмундировании наемников. По крайней мере, так они выглядели для посторонних. Они уже разведали местность, и ждали только его прихода. Обменявшись кивками, группа двинулась в таверну, где должна была состояться запланированная встреча с проводником.
   С тех пор, как он был здесь в последний раз, это место почти не изменилось. Разве что входную дверь обновили. Оно и неудивительно - здесь постоянно происходят всевозможные драки и другие противоправные действия. Не исключено, что предыдущие двери выбивали очередной неудачницей, которая проиграла в карты. Это предположение подтверждала парочка стражников, что опрашивали кого-то возле заведения.
   Глубоко вдохнув, Терумо зашел внутрь. Хорошо одетый и ухоженный парень сразу же привлек внимание публики. Некоторые из не слишком трезвых посетительниц уже собирались идти знакомиться с красавчиком, но тут за его спиной появилась охрана в виде двух крепких баб. Интерес пьяни сразу же испарился. Даже в таком состоянии они понимали, когда следует остановиться. Иначе они сейчас не сидели бы здесь и не обмывали успешное завершение дела.
   Терумо не волновало, что нужный столик уже занят. Достаточно было лишь кивнуть в ту сторону, и охрана сразу же освободила нужные места. В прошлый раз он приходил сюда без охраны и в совершенно ином образе, о чем потом не раз жалел, весь вечер отбиваясь от желающих познакомиться. Больше он такой ошибки не сделает.
   - Вижу, с прошлого раза ты сделал правильные выводы, - послышался голос неизвестной, что незаметно для всех, в том числе и для Терумо, объявилась на стуле напротив него.
   - Я быстро учусь.
   - Конечно, всего пару часов понадобилось, - снова подколола его незнакомка, намекая на их первой встрече. - А не боишься?
   - Кого, тебя? Или твоих помощниц у входа и тут?
   - На улице у меня никого нет, - сразу же напряглась женщина.
   - Зато у Гильдии есть, - отрезал парень, возвращая шпильку. - Ты же не думала, что я пришел сюда без их согласия?
   - Пока Тафия не начала разваливаться, ты не был с нами таким вежливым, - собеседница не собиралась успокаиваться. - Неужели ищешь новую работу?
   Женщина с некоторым удивлением увидела, как лицо Терумо едва заметно напряглось, будто он сдерживал сильный гнев. Неужели угадала?
   - Мне нужен один парень. Слышал, он недавно здесь буянил.
   - Даже не надейся, - сразу же отрезала наёмница. - Он троих наших покалечил, и место засветил. Такое прощают.
   - Впервые вижу, чтобы вы так переживали за своих приспешников. Я скорее поверю, что вы на него получили еще один заказ.
   - Это наши внутренние дела.
   - Уже нет, - на столе появился конверт из плотной бумаги. - У изгоев, как оказалось, тоже к нему появился интерес. Завтра у них будет встреча с третьими лицами. Мы должны быть там первыми.
   Изгои - басня для молодых авантюристов. Фанатики, проклинающие весь человеческий род, что поселились в Мертвых землях. Обычно эти отшельники к себе никого не пускают. Те же, кто побывал у них в гостях, или там и остаются, или умирают вскоре после возвращения. Лишь однажды они вышли на Гильдию, чтобы убрать одного из своих беглецов, но тот откинул копыта раньше, чем до него добрались - сгорел при первой же попытке воспользоваться артефактным светильником. Целитель после вскрытия готов был душу продать демонам, чтобы узнать секрет развития таких аномально широких эфирных жил. Если они вышли на контакт с внешним миром, значит, у них должно было произойти что-то действительно серьезное.
   - И что же в нем такого ценного, что за ним полмира гоняется? Не поделишься секретом?
   - Не поделюсь. Все, что надо, ты уже знаешь.
   - Я настаиваю, - несколько человек вошли в зал. - Или я получаю всю информацию по заданию, или ты ищешь себе другого исполнителя.
   - Хм ... - Терумо оглянулся вокруг и кивнул своим мыслям, - Согласен, - женщина позволила себе улыбнуться, - Найду других.
   - Чего? - оторопела незнакомка, позволив парню забрать так и не распечатанный конверт и покинуть столик.
   Пара из посетителей как бы невзначай оказались перед входом, но женщина дала им знак, чтобы не мешали. Едва гости покинули помещение, наёмница задумалась. Терумо слишком сдержан, чтобы позволить чувствам и старым обидам сорвать задание. Ее маленькая провокация могла его напугать... Лет десять назад, когда он впервые здесь появился. Но когда у тебя за спиной увешанные амулетами боевики, такие выходки могут вылезти боком шутнику. И сейчас на месте юмористки была уже она. Хотя гости и пришли на ее территорию, первым лезть к ним никто бы себе не позволил. Тем более что с Гильдией они уже договорились, и сегодняшняя встреча должна была стать лишь формальностью. Что же его так насторожило?
   Пока представитель Гильдии размышляла над поведением своего старого знакомого, сам Терумо старался как можно скорее покинуть место встречи. В идеале - оказаться на другом конце города. И причина, судя по отсутствию реакции окружающих, была известна лишь ему. Все уже знали, что Тафия оттягивает свои войска от границ для ликвидации бунта. У правоохранителей все же лопнуло терпение, и они начали тупо убивать всех, до кого раньше не могли дотянуться. Резня обрела государственные масштабы, и внутренних сил не хватало для прекращения беспорядков. По крайней мере, такая версия была наиболее правдоподобная и понятна для власти других стран. Все соседи радовались, что у их главного врага появилась более серьезная проблема, чем завоевание окружающих земель, и не собирались копать глубже. А Терумо знал, как эта проблема выглядит. Имея фотографическую память, он сразу узнал проклятое лицо офицера Такада, чьи копии наводнили Тафию, а теперь еще и вышли за ее пределы. И не хотел испытывать судьбу, ища пределы допустимого в понимании уличной Судьи.
   Судьи - еще одна проблема. Ничто так не ослабляет империю, как внутреннее противостояние. До сих пор попытки вершить самосуд заканчивались вылавливанием таких народных мстителей и особо жестокой публичной казнью. Чтобы другим неповадно было. Но эта группа оказалась крепким орешком. Появившись ниоткуда, они быстро узнавали обо всех незаконных действиях на территории Тафии, и наказывали нарушителей. Чаще всего - летально. И масштабы трагедии постоянно росли. Будто лавина, волна массовых убийств покатилась от столицы по всему миру. Из несмешного анекдота, Судьи быстро превратились в страшилку, а затем и в ночной кошмар всех, кто хоть как-то нарушал Закон. Именно Закон - с большой буквы. Ибо их наказание было действительно неотвратимым. Не спасал ни статус, ни богатства. И лишь богиня знает, что эти люди в следующий раз назовут преступлением. Может Терумо действительно пора заняться чем-то другим, чем-то более безопасным за разрешение государственных проблем?
   Искать работу! Эти проклятые слова, будто злой рок, преследовали его повсюду. Везде, куда бы он ни сунулся, ему предлагали покинуть свои бесплодные попытки удержать башню на соломенных сваях, и переходить к ним. Мол, им такой человек нужнее, чем полутрупу короны. Терумо был абсолютно уверен, что тот подонок разгадал его маскировку. Людей, способных узнать его в ином образе, было очень мало, и почти все были его коллегами. Всех же посторонних... Для Терумо это уже было личным оскорблением. Но вместо того, чтобы найти и наказать очень нежелательного свидетеля, ему приказали любой ценой с ним договориться! Терумо все понимал: страна в сложном положении, им нужен кто-то, способный переломить ход событий в положительную для короны сторону. И в то же время глубоко внутри крутилось желание при первой же возможности врезать наглецу по... Пониже пояса. Подумаешь - пообещали найти его! Если бы тот был умным человеком, то понял бы, что ему надо идти на контакт с такой могущественной структурой, а не махать кулаками! Как такой придурок может быть гением? Все гении, которых он раньше встречал, были людьми далекими от политики и будничных проблем. Редко кто мог похвастаться хорошей фигурой, не говоря уже о реальной силе. Здесь же ему будто кувалдой по ребрам дали. Одной левой! Грубиян!
   Замерев прямо посреди улицы, Терумо посмотрел вниз. Затем покраснел и украдкой начал оглядываться, не заметил ли кто... Вот что значит - профессиональная деформация! Глубоко вдохнуть и сосчитать до десяти, а лучше - до двадцати. Так значительно лучше. Убедившись, что свидетелей нет, а его охрана занята совсем другим, он поспешил продолжить свой путь, только в плащ завернулся поплотнее. Да и погода все больше портилась...
  Было еще одно место, где он мог бы найти проводника - пункт найма старателей и авантюристов. Конечно, придется оформлять их официально, зато там есть хоть какая-то гарантия, что среди них не окажется преступника, и прямо посреди похода на них не нападут Судьи.
   Вот и здание местной администрации. Только здесь можно получить официальное разрешение на проход к Мертвым землям. Профессиональный взгляд сразу же обнаружил нескольких наблюдателей, крутящихся у входа. Если договориться не удастся - они будут следить за тобой, пока ты не покинешь город. И сразу же сообщат куда надо, если найдешь другой способ проникнуть на запретную территорию.
   Терумо был уже на полпути к входу, когда мимо проехала карета. И не простая, а самоходная, да еще и с гербом Шатерей. Заинтересовавшись таким поворотом, агент сразу же притормозил, рассчитывая оказаться у входа одновременно с приезжими. Из кареты вышли две женщины. Одна в форме королевской гвардии, а вторая - в обычном дорожном костюме. Рядом крутилась их охрана. Все при оружии, внимательно осматривают окружающее пространство. Каретой на дальние расстояния передвигаться долго, неудобно и не очень безопасно. Зато безопаснее, чем летать в такую погоду. Значит, карету спустили с корабля неподалеку, а там могут быть еще бойцы. Логично? Логично. Только что они здесь забыли? Неужели тоже гоняются за призраком? Вероятность этого очень высока. Нужно поспешить. Возможно, даже присоединиться к ним. Вот только позволят ли?
   Они все еще не заметили Терумо, когда мимо него прошла закутанная в плащ фигура и сказала знакомым голосом.
   - Жду через час на перекрестке.
   Никак не отреагировав, Терумо продолжил свой путь мимо администрации. Вскоре он вместе со своими охранниками покидал городок. Исходя к воротам Терумо видел, как засуетилась городская стража, а представители Шатерей настороженно держались за оружие. Зря - Судьи гражданских не трогают. Только преступников. Уже заметив неподалеку от указанного места людей от Гильдии, Терумо еще раз похвалил себя за правильное и главное - своевременное решение. Приди он на несколько минут позже, и о нормальных проводниках можно было бы забыть. Хорошо, что они еще не знают о пожаре в их любимой таверне...
  
   ***
  
   Хикумори была деревней сельскохозяйственного типа и располагалось в живописном месте. Плодородная почва, прекрасный климат... Все идеально, кроме окружения. Весь регион, несмотря на свою обжитость, всегда был белым пятном на картах путешественников. По непонятным причинам эфир здесь постоянно шалил, из-за чего пользоваться промышленными артефактами было практически невозможно. Все приходилось делать вручную.
   Однажды крестьянам повезло, и местный феодал рискнул привезти сюда свою пилораму и начал вырубку леса. Пусть станки работали нерегулярно, но это компенсировалось качеством древесины, к которой много лет не было как подступиться. С новой работой в деревню пришла цивилизация, все чаще сюда захаживали торговцы. Экономический рост продолжался, пока по всему району не прокатилась мощная эфирная гроза. Это редкое природное явление всегда сопровождалось массовыми разрушениями и огромными убытками. Этот раз не стал исключением. Весь регион оказался усеян большим количеством аномалий, отрезав Хикумори от остального мира. Люди надеялись, что о них не забыли, ведь пилорама все еще здесь. А на следующее утро они узнали, что ночью владелец забрал все оборудование воздушным кораблем, оставив своих рабочих на произвол судьбы. Людям снова пришлось взяться за инструмент земледельца и продолжать копаться в земле. Только на этот раз в условиях абсолютной изоляции, да еще и в компании сомнительных лиц.
   Хикумори раскололось на два лагеря: крестьян, привыкших к спокойной и неторопливой жизни, и приезжих маргиналов, которые хотели использовать свою силу не для труда, а для присвоения его результатов. Несколько месяцев длилось это молчаливое противостояние. Все ждали, что бывшие рабочие, оставленные без источника доходов и продуктов, рано или поздно пойдут на контакт, и можно будет как-то выяснить отношения мирным путем. Но время шло, а гости вели себя все более уверенно и нагло. Когда же контакт состоялся, крестьяне содрогнулись - их ставили перед фактом: либо они работают на Саданскую ведьму, либо умирают. Кто такая Саданская ведьма, крестьяне уже знали. Еще с первыми караванами они услышали о неуловимой банде разбойников, промышлявших на торговых путях. Если кто-то и выживал после такого нападения, то обычно это были замученные до потери рассудка калеки. И все постоянно повторяли только прозвище своего палача: Саданская ведьма.
   Деваться людям было некуда: рядом вооруженные головорезы, а вокруг целый лес аномалий, пройти который стало практически невозможно. Несколько несчастных, которые попытались это сделать, так и остались лежать мумиями прямо на окраине села. Их тела нарочно оставили там, как напоминание крестьянам. Сами же бандиты, благодаря своему одаренному командиру, без проблем могли попасть на другую сторону. Другие одаренные в такую глушь не заезжали, а потому помощи ждать было неоткуда. Многие не выдерживали гнета, и от безысходности шли в 'лес смерти'. Им на смену бандиты приводили новых жертв своего промысла. Единственную попытку восстания жестоко подавили, а инициаторов долго мучили на виду у остальных. А чтобы такого больше не случалось, был придуман оригинальный способ разобщить людей. Всех крестьян поделили на несколько отдельных бараков. Раз в декаду ведьма заходила в любой барак и забирала выбранную ими между собой жертву для 'развлечений' своей банды. Если добровольца не было, или ведьму что-то не устраивало - она выбирала сразу нескольких, а норма выработки возрастала. Избранные назад уже не возвращались. Для них это был билет в один конец. Вытягивание жребия не работало, так как того, кто уже смирился со своей смертью, было сразу видно, и тогда страдали все. Когда же люди поняли систему - спокойно спать не смог никто. Все смотрели друг на друга, как на врагов. Никто не мог быть уверен, что его уже не выбрали на заклание.
   Так продолжалось несколько лет. Банда из десяти членов разрослась до целой сотни. Древесина вместо продажи шла на строительство. Село из нескольких десятков домов постепенно превратилось в гигантский рабский загон, на полях вместо овощей заколосились плантации дурмана, а в подвалах копились дорогие, дефицитные и контрабандные товары. Все шло прекрасно, пока одновременно не исчезло несколько рабов. Их тел так и не нашли. Ханако, она же Саданская ведьма, заподозрила, что кому-то удалось найти альтернативный путь наружу, однако ни допросы рабов, ни проверка членов собственной банды ничего не дала. Если хотя бы один из пропавших выбрался к цивилизации - о ее потерянной в аномалиях деревне станет известно, и сюда заявятся... Нет, не слуги феодала - конкуренты! Чтобы не допустить этого, Ханако вынуждена была потратить часть средств на приобретение партии взрывчатки. Даже если она проиграет, то заберет своих врагов с собой. И скрывать этот факт она не собиралась. Пусть все знают, что нападать на нее бесполезно!
   Кроме того декаду назад аномалии начали двигаться. Там, где раньше можно было спокойно пройти, приглушив одну, сейчас была сплошная полоса препятствий. Сил Ханако уже не хватало, чтобы за один раз провести всех членов банды на другую сторону. Если так продолжится, то скоро она даже сама пройти не сможет. Те, кто раньше с нею работал, сразу же почувствовали слабину и поспешили отказаться от ее услуг, уменьшив и так небольшой поток денег в ее кошелек. А на последней встрече ей прямым текстом сказали, что при любой попытке покинуть свою нору, на нее наведут стражу феодала. Ага, как же! Покинуть свое богатство?! Она столько времени и усилий вложила, чтобы взять под контроль это село, что лучше сожжет его вместе с собой!
   Но что-то надо было делать. На ранее занятые аномалиями места постепенно возвращалось жизнь: там травинка проросла, тут воробей пролетел... Рано или поздно люди заметят, что невидимых препятствий больше нет. Учитывая, что в погоне за прибылью Ханако собственноручно притащила на плантации почти в пять раз больше крестьян, чем приспешниц под ее руководством - новый бунт был лишь вопросом времени. Другие рабовладельцы пользуются ошейниками, но те дороги, и собственноручно делать нечто похожее - слишком долго. Ханако держалась на плаву именно из-за отсутствия таких больших затрат.
   Разгадку этих неудач подсказал один из рабов, пришел требовать себе дополнительную долю за информацию. Молоденький мальчик с последнего пополнения. Бесхребетный подхалим, готовый сдать с потрохами любого и лечь под первую встречную, лишь бы его не били. А никто и не собирался. Здесь нормальных парней мало, нечего портить единственного, с кем можно поразвлечься. На этот раз он тоже появился с вполне достоверными сведениями о том, что в их курятнике завелась лиса. Он даже указал, где именно скрывается незваный гость. Парня заперли, а сами пошли разбираться. По дороге к точке встречи Ханако слишком сильно толкнула одну из рабынь, та повалилась на леса и трухлявые доски вместе с рабами наверху полетели вниз, чуть ли ей не на голову. Еще немного, и скалка вошла бы в живот, прямо туда, где у людей находится печень. Побив нескольких ближайших рабынь, она пошла дальше, когда ее бойцы вошли в указанный дом.
   Следующий момент навсегда отпечатался в памяти Ханако. Она как раз смотрела в ту сторону, когда первая разбойница выбила гнилые двери, а в темноте помещения что-то вспыхнуло. Родившись внутри дома, огненная сфера разрослась, разрывая здание на клочки и разбрасывая их вокруг, как какую-то пыль. Этот 'пыль' из осколков досок и камней засеял собой все ближайшее пространство. Людей вблизи просто распылило. Ханако с ее сопровождением сбило с ног, хотя и были на другом конце улицы. Взрывная волна прошлась по всей деревне, разрушая давно покинутые дома.
   Так Саданская ведьма получила контузию. Из почти сорока отправленных за вторженцем разбойниц уцелело чуть больше половины. Еще четверо имели травмы различной тяжести. Троих пришлось добить, чтобы не мучились. Одной из бандиток не повезло особенно сильно: она еще с минуту живым факелом металась по улице, потом каталась по земле, пока не затихла. Все это Ханако узнала уже потом, от Юко - своей помощницы. Она рассказала и о том, что из погреба пропала одна из бочек с дорогим ламповым маслом, характерный запах которого чувствуется на месте взрыва. А последним в подвал спускался тот самый парень-стукач. Ханако даже не смогла вспомнить его имени.
   Начали искать. Нашли труп одной из рабынь - тоже из стукачей. Искали дальше - потеряли одну из поисковиков. Продолжили - в ловушку попала еще одна. Разъярившись, Ханако решила собиралась пригрозить убийством всех рабов, если тот сам не выйдет. Но немного подумав, отказалась от этой затеи. Вероятнее всего он именно этого и добивается, чтобы она собственноручно избавилась от живого товара. Женщина долго думала, как бы добраться до этого подонка. Догадалась, что он может быть одаренным - слишком уж вовремя начали двигаться аномалии. Это создает определенные сложности, и в то же время облегчает поимку. Саданская ведьма хорошо знала свою территорию, и догадывалась, как может действовать враг в случае столкновения, и куда пойдет. Сначала его следует лишить всех артефактов. Лучше всего - истощить. Но он может и голыми руками что-то устроить. Например, еще один взрыв. К счастью Ханако уже сталкивалась с такими соперниками, и совершенно случайно у нее остался комплект заколдованных кандалов для их удержания. Когда ведьма на собственном примере узнала, насколько неприятной будет каждая попытка воспользоваться магией. Плюс, она еще и сама над ними поработала, превратив их в еще один инструмент для пыток.
   Ловушку готовили несколько дней. Кем бы этот диверсант ни был, он нацелился на подрыв ее бизнеса. Сейчас наибольшим ущербом для нее будет потеря рабов. Этим нужно воспользоваться. Сделать вид, что она собирается продать часть из них, и заставить его вмешаться. Надо только все правильно просчитать и подготовить незаметно для наблюдателя. Сначала она провела перепись рабов: 273 раба, как и записано в счетной книге. Значит, он скрывается не среди них, а где-то еще. Возможно даже среди аномалий. Да-да, в Ханако вплоть слюнки потекли, когда она узнала, что диверсант - он, а не она. Такого убивать нельзя, нужно брать живым. Это ж такие возможности для бизнеса! Его продажа как раба сразу покроет все причиненные им убытки, да еще и выведет ее в плюс! Но только дурак продаст наседку, несущую золотые яйца. Лучше оставить его себе, и тогда у нее появится собственная ферма одаренных! Почти полторы сотни достаточно молодых девушек, из которых можно подложить под него! Даже если из всех младенцем будет только одна одаренная - уже успех! Так она сможет купить себе индульгенцию, а может даже и титул!
   От таких перспектив кружилась голова. Конечно же, появится куча шакалов, которые захотят отобрать лакомый кусочек. Поэтому следует позаботиться о собственной безопасности заранее. До сих пор ее спасал дикий нрав и оседлый образ жизни. С мафией у нее отношения уже сложились. А вот власти... Нельзя, чтобы власть об этом узнала раньше, чем Ханако закрепит свой статус. Одно дело, если церковь направит свои отряды инквизиции для освобождения одаренных из плена рабовладельцев, и совсем другое, если они придут отбирать родственников знатной особы. Ну а что родственники на нее не похожи - так это последствия селекции.
   Целый день ее приспешники бегали по селу, выбирая наиболее проблемных рабов. Ханако уже даже имела клиента для их покупки. Собранные и скованные вместе, они компактной группой были отведены к наиболее удобному для прохода участку. После недавних действий чужака аномалий здесь стало больше, но она над этим уже поработала. В строго определенный момент, она уменьшила активность ближайшей, и их колонна начала свое движение. Как только они пересекли границу аномалии, волосы всех присутствующих сразу же встали дыбом. Одежда время от времени больно жалила искрами, напоминая об опасности пребывания здесь.
  Во время такого перехода следовало придерживаться нескольких простых правил. Самое главное - не делать широкий шаг, иначе магия пройдется по телу и парализует все, что ниже пояса. Также не следует касаться металлических и влажных вещей. Ни в коем случае нельзя переходить аномалию во время дождя или тумана. Желательно перед выходом натереть ладони и ступни соком жовтолистника, чтобы образовавшаяся после высыхания пленка покрыла наиболее контактные участки тела и препятствовала протеканию магии. Ну и не касаться, и даже не подходить близко к другим людям. В случае с рабами проблемой была веревка, но приглушенная аномалия была не столь опасна, а неудобства рабов никого не интересуют. Проводя их на другой проблемный участок, Ханако подала знак своим людям, чтобы те начинали. Если все пройдет по плану, сегодня она получит свой куш.
   Когда они были уже на полпути, со стороны села донеслись крики. Произошло несколько выстрелов, что-то взорвалось, потом еще несколько выстрелов. Ханако удивилась. У них на всю банду всего было три мушкета и пять пистолей. Два пистоля она взяла с собой. Перезаряжать их - то еще удовольствие. А тут шмаляют так, будто в лагерь ворвался целый отряд мушкетеров. Это было плохо. Нет, это было очень плохо!
   Не жалея сил, Ханако начала пробиваться назад. Только что пройденные аномалии еще не успели набрать силу, поэтому в лагерь удалось добраться буквально минут за десять. За это время все крики стихли, и Саданская ведьма смогла воочию увидеть то, что осталось от ее некогда великой банды. Более двадцати женщин валялись кто где: один из трупов наполовину лежал в аномалии, двое с простреленными головами - прямо посреди дороги, кто-то истекал кровью под стенкой рядом с рассеченными пополам телом... Добивая тяжело раненых, чтобы те не мучились, Ханако обратила внимание на стену. А точнее на отпечатки чужих ног на уровне головы, будто тут кто-то по головам ее банды бегал. В буквальном смысле. Уже зная, на что обращать внимание, ведьма повторно осмотрела побоище. Ханако умела и любила читать следы. Это было одним из ее любимых развлечений: дать кому-то из своих жертв сбежать, а затем отслеживать их, вылавливая по одному. И то, что она здесь видела, ей очень не нравилось. Такое впечатление, что у убийцы каждый шаг был по два-три метра. Некоторые тела, что должны были находиться на пути незнакомца, лежали в нескольких метрах сбоку переломанные пополам в районе живота. Он явно использовал их в качестве опоры для изменения направления движения. Радовало только то, что дальнейшие его рывки были более заметными, дистанция между следами уменьшалась, пока не стала похожей на обычную человеческую походку. И что самое важное - парень хромал на правую ногу! Его все же смогли достать! Прекрасно. Теперь надо только найти его и схватить, пока он не зализал свои раны.
   Отправив парочку бойцов вернуть рабов в бараки, Ханако повела остальных за собой. Следы вели к старому амбару. Ранее здесь держали сено и хозяйственный инвентарь, позже его перенесли в другое место, подальше от рабов. Здание немного накренилось, как и большинство заброшенных домов, все же в лес за свежей древесиной Ханако рабов не пускала, чтобы те не влезли в очередную аномалию. Поэтому приходилось брать материал для строительства из своих домов. Сейчас это сыграло на руку ведьме. Осторожно заглянув в щель между досками, она увидела внутри неподвижное тело. Парень лежал избитым в темном углу, прикрывшись какой-то маскировочной накидкой. Если бы не цепочка следов, она бы его так и не заметила. Все остальное было делом техники: тихо прокрасться внутрь, а затем накинуть ему на голову плотный мешок, предварительно сыпанув туда перчицы. Ослепленный и полузадушенный, не в состоянии сопротивляться, ублюдок уже не представлял угрозы. Пару раз ударив его в живот, и один раз между ног, чтобы меньше рыпался, Ханако махнула помощницам, чтобы те его вязали и тянули к ней в подвал.
   Об этом подвале слухи среди рабов гуляют давно. Оттуда кроме ведьмы еще никто не выходил. Возможно участь этого парня будет даже страшнее - она еще не придумала достойное наказание. Если он будет хорошим, то она даже смилостивиться над ним и не станет сильно ломать ему конечности. А если будет рыпаться - останется без глаз. Тогда уж он точно не будет создавать проблем. Для зачатия одаренных детей красивая морда не нужна. Но каков хитрец: так долго водить ее за нос! Надо действительно придумать ему что-то особенное.
   Подвал для пыток. Широкий и по-своему уютный. Саданская ведьма давно хотела иметь такой, но раньше ей постоянно что-то мешало. Сначала городская стража постоянно к ней приставала, потом приходилось постоянно переезжать из одного города в другой, а под конец вообще бегать лесами. Если бы судья тогда согласилась взять ее на работу! Она хотела помогать следствию! Кто, как не она способен выбить информацию из обвиняемых? Но нет, вместо нее палачом назначили ту слабоумную калеку, который даже не понимает, что и как надо делать!
   Накручивая себя таким образом Ханако спустилась вниз. Где-то наверху уже раздавались крики разбойниц, которые решили заглушить стресс вином. Все верно, боевых подруг нужно помянуть. Завязывая на себе фартук, женщина осмотрела свою сегодняшнюю жертву. Подонка уже подвесили на вывернутых за спину руках. Он уже пришел в себя, и теперь только мычал в ее сторону. Заплывшие глаза, распухшее лицо, сломанный нос и, кажется, вывихнутая челюсть. По всему телу многочисленные синяки и царапины. Похоже, ему сильно досталось во время последней драки. Вряд ли он мог ее видеть - перец с лица ему вытереть никто не позволил.
   - Ну что, очнулся? Не думал, что сможем тебя достать?
   - М-м-а-г-г-а-а-г-г! - попробовал он что-то сказать, но только брызнул кровавой слюной на ведьму.
   - Ну и что тебе пообещали за эту работу? Можешь не отвечать, я сама угадаю, - недовольно продолжала свою тираду женщина, вытирая с себя кровь грязной тряпкой и запихивая ее в рот своей жертвы. - Наверное, тебе пообещали место в чужом гареме. Конечно, там же только и ждут, чтобы такой урод и бродяга как ты почтил их своим присутствием! Или предложили деньги. Сразу, как только закончишь работу и выйдешь отсюда. Или угрожали убить твоих уже мертвых друзей?
   - Хм-м-м-г-г! - снова попытался что-то мычать неугомонный придурок.
   - Даже не надейся, я не убью тебя, как всех остальных. Ты у нас особый случай - ты будешь жить долго. Но не счастливо, - удар под солнечное сплетение выбил дух из парня. - Сначала я займусь твоими конечностями. Знаешь, как шуршат между собой переломанные кости, когда мнешь конечность? Скоро узнаешь.
   Сильная пощечина аж откинула голову придурка, который не понимает намеков. Ханако напомнила себе, что на этот раз ей стоит сдерживаться, потому что эта игрушка будет стоить очень дорого. Взяв со столика нож, она ловко распорола окровавленную рубашку на спине парня. Ни на пояснице, ни ниже, печатей не было. Значит, парень свободен, и это просто великолепно. На то, чтобы снять печать понадобилось бы много времени и денег, а так он уже готов к использованию!
   Немного порадовавшись такому приятному подарку, Ханако поменяла нож на шоковую дубинку. Удобная штука для контроля рабов. Если бы еще их не приходилось постоянно заряжать... Ткнув кончиком в ребра урода, ведьма нажала на руну активации. Едва маленькая искра ударила в тело, как ноги парня подкосились а в подвале раздался мокрый хруст вывороченного плечевого сустава. Пленник застонал, из глаз его брызнули слезы, оставляя очерченные красной перчицей дорожки на щеках. Подождав, пока тот сможет немного отдышаться и встанет на ноги, Ханако зашла с другой стороны и повторила процедуру. На этот раз пленник сумел устоять, но женщина поддела ему ногу, и тот снова повис. Крики раздавались снова и снова. Полностью разрядив дубинку, Ханако взялась бить ею несчастного, метя в суставы и мягкие ткани. Туловище и голову она берегла - парень ей нужен был живым. И она не шутила, когда говорила о выколотых глазах и иных увечьях. Для этого лучше переместить его в более удобное место. Например, на стул или стол. На первый проще посадить, над вторым не придется наклоняться. Тяжелый выбор. А пока она думает, можно...
   Додумать ей не дал удар по затылку, и она рухнула прямо на своего пленника, вызвав очередной его стон. Очнулась уже привязанная к стулу, на который только что смотрела. Пленник продолжал висеть на своем месте, а рядом... Рядом стоял еще один парень. Похожей комплекции, только более ухоженный, стройный и опрятно одетый. Слишком опрятно, как для их глуши. Больше похоже на какую-то униформу. Элитные учебные заведения, куда богатые сучки отдают своих лоботрясов, любят одевать своих подопечных в нечто похожее. И выглядит он слишком спокойным, как для того, кто решил сунуться в логово самого опасного человека в провинции. Света было недостаточно, но Ханако была уверена, что в волосах парня виднеется седина.
   - Ты на кого руку поднял, щенок! Да я тебя с дерьмом смешаю! И тебя, и всю твою родню, а также просто знаком-х-х-х... - что-то с легким жужжанием очень больно уткнулся в бок, не давая нормально вдохнуть воздуха. - Ты не знаешь с кем связался!
   - Знаю, - голос парня был тихий, немного хрипловатый, и совершенно лишен эмоций.
   - Я здесь главная, урод! Я здесь устанавливаю порядки! Одно мое слово, и на тебя будут охотиться во всех городах провинции! Так что отвяжи меня и моли о пощаде, чтобы-х-х-х... - жужжание переросло в треск, а тело выгнулось дугой.
   - Так угрожать приезжему, даже не поинтересовавшись, кто он такой! Ну и порядки у вас...
   - Ну и кто ты?
   - Церес Тайто, может слышала о таком? Единственный в провинции мужчина с даром.
   - Тоже мне - мужчина! Ты сынок той толстухи, которую...
   Хрусь! Стремительный удар кулаком, и с уже не впервой разбитого носа потекла струйка крови.
   Тайто Церес. Она о нем знала. Когда Саданская ведьма только приехала в село, она сразу же заметила богатую семейку. Осторожно расспросив тогдашних крестьян, она узнала, что их сынка накануне выкупил местный феодал, дабы выслужиться перед монархом. Ханако разминулась с ним буквально на несколько дней! Она потом несколько дней сбрасывала стресс на этой семейке. И вот он здесь. Сам пришел! Вероятно, отпросился к родственникам на отдых. Нужно его обезвредить. Дождаться, пока на шум не прибежит кто-то из охраны. И тогда у нее будет уже двое одаренных!
   - Той толстухи, которую я на мясо пустила! - с мстительным удовольствием продолжила Ханако, - А как орали ее спиногрызы, когда я ломала им ноги! Из их отрубленных пальцев я сделала себе ожерелье. Вон оно, стене висит.
   Ханако еще продолжала бы выдумывать, если бы не заметила скептически поднятую бровь Тайто. Черт, не стоит больше выдумывать лишнего. Он ведь мог уже все разузнать от других рабов.
   - Ты здесь никто! - попыталась она сменить тему. - И отсюда ты не выйдешь! Я отрежу тебе руки и ноги и развешу их над бараками, чтобы все видели, что случается с тем, кто пошел против Саданской ведьм-м-х-х-а-а-а-а! - в шею женщины впилось что-то тонкое и острое, и уже через пару секунд ее голос стал более писклявым и хриплым, как у этого раба, что висит рядом. - Кха-кха! Ты что задумал, подонок?!
   - Ну надо же, никакой разницы. Что знать, что уличные хулиганы - ото всех слышу одно и то же: сначала обещают все смертные казни, а потом еще и требуют освобождения... - Ханако заметила, что голос парня и его манера говорить тоже изменились, будто говорит она сама! - И на что ты рассчитывала со своими угрозами? Думаешь, что я побоюсь нарушить закон? Здесь, куда даже при мне за налогами никто не приезжал? Да после всего услышанного я просто обязан тебя прямо тут прикопать.
   Убедившись, что затычка в ближайшее время не покинет свое место, Церес сунул руку под стол и достал оттуда завернутый в тряпку предмет. Это был разбитый на большие квадраты глиняный цилиндр с кольцом сверху и пластинкой сбоку - новинка из Шатерей под названием 'граната'. В отличие от эфирной взрывчатки, этой могут пользоваться и обычные люди. Как он ее нашел, она же в тайнике лежала?! Хорошо подготовился, гад!
   Он взял со стола чашку с ядовитым отваром, вылил содержимое на пол, затем вложил туда гранату и вытащил кольцо. Убедившись, что устройство там еле держится, он положил чашку прямо на колени Ханако.
   - Если тебя здесь действительно хоть кто-то уважает, то тебя спасут. Хотя мне кажется, что первый же гость сам поможет тебе сдохнуть.
   Уже поняв, что он собирается сделать, Ханако решила дождаться, пока он отвернется. Свой дом она знала хорошо, и быстро покинуть подвал, или хоть как-то укрыться от взрыва у этого подонка не получится. Если уж ей суждено сдохнуть, то его она заберет с собой. Дождавшись подходящего момента, она позволила взрывчатке скатиться по ноге, и носком ботинка отбросить бомбу в сторону парня. Активатор вывалился из цилиндра и через несколько секунд произойдет взрыв. Лишь бы выродок не заметил этого раньше. Вот он поворачивается, удивленно смотрит на Ханако, и только по ее довольной роже понимает, что что-то не так. А вот и бомба! Прямо у него под ногами! Все, он не успеет! Ну-ка, давай, покажи свой страх! Ну, еще немного! Церес же спокойно наклонился, подобрал устройство и посмотрел на бандитку так, словно именно этого от нее и ожидал.
   Тут из-за стула на свет вышел еще один парень. Закованный в сплошную броню из какого-то странного серого материала. Вот кто постоянно тыкал ее под ребра! Теперь понятно, почему он так спокойно себя вел. Он был не один! Незнакомец замер посреди подвала, и несколько раз пискнул. Затем его броня щелкнула, и начала на спине открываться. Сейчас она увидит, кто же был его помощником? Это явно кто-то из рабов. Судя по росту и отсутствию груди - кто-то из молодых. Или парней. Постоянно с этими подростками какие-то проблемы. Конечно, у нее были стукачи среди них, но и они не всевидящие. И вот, когда процесс завершился, Церес подошел к броне и... Вошел внутрь! Он управлял своими доспехами на расстоянии! Да кто он к черту такой?! Что-то сделав внутри, Тайто вышел наружу, доспех закрылся и пошел на выход из подвала. Прямо туда, где сидели ее подруги! Они сразу же поднимут тревогу и... И в подвал скатились два бессознательных тела. Нет, не бессознательных - парализованных! Было видно, что женщины крутят глазами и дышат, но пошевелиться не могут. Парень к ним даже не повернулся, вставляя активатор обратно в гранату, только уже правильной стороной.
   - В фильме это выглядело круче, - тихо пробормотал непонятную фразу Тайто, и обратился к ней. - Ты подходишь.
   - Для чего?
   - Когда ящерица не может убежать от хищника, она отбрасывает хвост, - Тайто с намеком кивнул на второго пленника.
   Он собирался подстроить свою смерть. Все, что было до этого, было всего лишь постановкой, дабы подтолкнуть ведьму к нужной реакции. Она сама однажды так сделала, когда ей надо было покинуть родной город. Только как он будет заметать следы? Неужели подожжет дом? Этого недостаточно, ведь даже изуродованное пытками лицо раба будет мало напоминать его собственное. И тут она вспомнила бочки с ламповым маслом. Если тогда он использовал лишь одну, то их запасов хватит, чтобы стереть с лица земли весь лагерь! И как она сама до этого не додумалась?!
   - Тебе не жаль своих односельчан, которые сгорят заживо?
   - Здесь больше нет невиновных. Ты сама вытравила из них все человеческое.
   Ханако вспомнила одну из бунтовщиц, которая заявляла, что лучше уничтожит это гнездо вместе со всеми, чем выпустит таких рабов на волю. То, что когда-то вызывало у ведьмы лишь смех, теперь оказалось страшной реальностью. Только почему он все еще не сделал то, о чем рассказывает?
   - Ты ничего не получишь, слышишь?! Это мои деньги! Это мой бизнес-с-с! - парень лишь на мгновение отвлекся, чтобы еще раз ударить ее поддых, но потом с каменным лицом снова взялся нагревать лезвие ножа над лампой
   - Бизнес... Никакого бизнеса. Это личное. Семейное, - Тайто говорил отрывисто, сквозь зубы, а его руки крепко сжимали инструмент. - Я нашел их... Все, что от них осталось. И с тобой сделаю то же. Только хуже.
   Она знала этот взгляд. Такой бывает у людей, которым нечего терять. Сама ежедневно видит такой в зеркале.
   - Думаешь, я буду умолять тебя о пощаде? - все еще храбрилась ведьма.
   - Нет. Ты будешь визжать.
   Закопченное керамическое лезвие, царапая кость своими щербатыми краями, вошло прямо под коленную чашечку. Пронзительный крик женщины вырвался наружу... Но снаружи все было тихо. Крики очередной жертвы давно никого не волновали. Охрана все так же спокойно гуляла по стене, глядя на рабов внизу. Рабы так же выполняли свой долг, тихонько радуясь о том, что у ведьмы сегодня уже есть жертва, и к ним в ближайшее время не придут. И никто не замечал, что запах горючего вокруг становится все сильнее.
  
  
  
   Глава 16 Heres ab intestato (Наследник без завещания)
  
   Здесь всегда царил холод. Сюда никогда не попадали солнечные лучи. Не имея карты выбраться отсюда было практически невозможно. И все же люди сумели освоиться в этом, на первый взгляд, непригодном для жизни месте.
   Вися в центре небольшого сферического пространства, Чико давно потеряла ощущение времени и пространства. Здесь не было ни верха, ни низа. Как бы она не дергалась, как бы ни крутилась, сдвинуть с места было практически невозможно. Ощущение свободного падения, которое в первые минуты просто ошарашило путешественницу, теперь стало таким же привычным, как и само дыхание. Если бы она тогда не медлила, а не доверилась первой встречной... Теперь же все, что ей оставалось - наблюдать за тем, как рассеиваются облачка выдыхаемого изо рта пара.
   Когда Чико получила письмо от своего бывшего, она долго не могла поверить в прочитанное. Они тогда так и не дошли до серьезных отношений, оставшись обычными друзьями. И вот, почти десять лет спустя, он просит ее о помощи - найти сына. О возвращении речь даже не шла, лишь бы живым был. И обращается к ней только потому, что больше никому веры нет. Чико могла бы спокойно проигнорировать письмо, все это не ее проблемы, но сын... Она не раз пыталась создать семью, и каждый раз ее бросали без каких-либо объяснений. Лишь недавно она узнала причину - бесплодие. Без специального артефакта узнать об этом было невозможно, а те, кто узнавал - сразу же убегали. Никому не хотелось попасть в лапы одной из "охотниц", чтобы его потом "доили" до конца жизни. И оправдываться бесполезно, все равно никто не поверит. Поэтому она без раздумий отправилась в путь в надежде, что хотя бы раз в жизни судьба сжалится над ней, и у нее появится ребенок. Пусть и не собственный.
   Поиски привели ее в безымянное село на самой границе Мертвых земель. Там она столкнулась с холодной враждебностью местных жителей, часть из которых утверждала, что такого мальчика никогда не было, а некоторые намекали на то, что его уже нет в живых. Кроме того, упомянутая в письме мать мальчика утверждала, что никакого сына у нее никогда не было, а со своим мужем она рассталась много лет назад. В процессе, фермерша выяснила, что жители поселка во главе со своим лидером, гокэнином Саремай, местной мировой судьей, практикуют ритуалы с жертвоприношениями в каком-то секретном месте. А с началом бури люди вообще стали странно на нее поглядывать. Понимая, что больше ей здесь оставаться нельзя, Чико собиралась ночью тихонько покинуть село, но подсказанный хозяйкой единственного дома, куда ее приняли на ночлег, путь привел фермершу прямо к подножию жертвенного алтаря. Того самого, что был скрыт глубоко в лесах Мертвых земель. Все село собралось здесь в ожидании будущей жертвы. И только когда начался ритуал, она задумалась над тем, а был ли мальчик? Фермерша сопротивлялась, но ее скрутили и под радостные крики взрослых и детей связали и подвесили за ноги над алтарем, а одна из девушек еще и обколола ее со всех сторон какой-то острой штукой, после которой места уколов жутко зачесались. Под речитатив главаря массивная каменная плита внизу разъехалась, открыв бездонный каменный тоннель, который со свистом начал втягивать в себя воздух. Одно движение ножа, и Чико, в потоках пыли и старых листьев, полетела в бездну.
   Чико падала и, затаив дыхание ждала, когда встретится с дном этой шахты. Но время шло, а ничего не происходило. Падение продолжалось. Ветер шумел в ушах, вокруг с разной периодичностью пролетали невидимые сужения шахты, время от времени тело дергало и искажали, будто на большой детской качели. В голове кружилось, позвоночник трещал от внезапных нагрузок, и все это в абсолютной темноте. Все, на что у женщины хватало сил - удержать в животе остатки своего завтрака. Иначе был большой риск захлебнуться рвотой раньше, чем она долетит до конца.
   Вот так, в борьбе с собственным организмом она и не заметила, как полет закончился. Точнее закончился быстрый полет. Все органы чувств указывали, что падение продолжается, но ветер в ушах уже не свистит. Более того, она чувствовала, что ее кто-то тащит за собой, время от времени удобнее перехватывая обвязку живого груза. Чико попыталась поговорить и сразу же закашлялась - холодным воздухом обожгло горло, а в носу заболело. Сдерживая дыхание, женщина снова попробовала поговорить. Безрезультатно. Дергаться тоже было бесполезно. Ее сразу же отпустили, и женщина по инерции продолжила движение, пока не встретилась головой с невидимой стеной, а потом еще и получила удар в живот от своего конвоира. На этом общение и завершилось.
   В какой-то момент снова ее отпустили, и она повисла посреди пустоты. Постепенно ее глаза привыкли, и она поняла, что находится в камере, если это место можно так назвать. Единственным источником света были маленькие тусклые огоньки на стенах. Вся их поверхность была выложена совсем некрасивыми орнаментальными розетками. Судя по тому, что Чико постоянно висела только в центре камеры, это были какие-то приспособления для удержания. Будь у нее свободные руки, можно было бы попробовать загребать воздух, как во время плавания. Но неизвестные тюремщики не потрудились ее развязать, а проклятые язычники прочно затягивали веревки на своей жертве, не беспокоясь о ее дальнейшей судьбе. Руки и ноги уже начали затекать, а на таком холоде, когда организм сохраняет тепло, отводя кровь ближе к телу, потеря конечностей была лишь вопросом времени. Нужно было активно вертеться в воздухе, как гигантская гусеница, в попытках разогнать кровь. Польза от этой процедуры была очевидна: женщина не только немного согрелась, но и научилась менять свое положение в пространстве. Несколько раз Чико пыталась кричать, но в ответ не услышала абсолютно ничего. Абсолютная тишина вокруг.
   Хотя нет. Если прислушаться, то кроме собственного пульса и хриплого дыхания можно услышать еще какой-то шум. Будто далеко работают крупные механизмы. И понемногу это звук становился все сильнее. По стенам поползли лучика света. Чико успела повернуть голову и увидеть, что одна из частей стены не плотно прилегает к другим, вероятно, это была дверь, а с другой стороны пролетел светильник. Нет, не светильник. Это была какая-то труба, канал, по которому и двигались сгустки света. Раз за разом, их становилось все больше и больше. Звук, который до этого был совсем незаметным, теперь пронизывал все вокруг. Сам воздух дрожал от напряжения. Даже не разбираясь во всей этой механике, Чико понимала, что все это не просто так. Что-то должно произойти. Что-то грандиозное.
   И когда свет стал настолько сильным, что начал пробиваться сквозь закрытые глаза, все в один миг стихло. Гул перешел сначала в визг, потом в писк, пошел еще дальше, полностью заглушив все звуки вокруг. На мгновение все тело словно сжали в невидимых тисках, а затем пришел импульс. Фермерша не знала слов, как правильно описать это ощущение. Просто в какой-то момент все напряжение словно ушло, свет погас, по ушам больно ударил перепад давления а волосы на голове встали дыбом. Лишь между кристаллами льда перед лицом пробегали маленькие искорки. Чико несколько секунд смотрела, как они улетают от нее прочь и разбиваются о противоположную стену камеры. А сама она движется в другую сторону... Нет, не в другую. Она просто движется! Похоже, тот перепад давления все же немного сдвинул ее, дав минимальную скорость. Однако ей и этого было достаточно. Пока эти штуки не работают, она сможет добраться до одной из них, перетереть веревку об острые края и освободиться. Надо только не упустить момент, когда она будет рядом, иначе вместо того, чтобы ухватиться, можно оттолкнуться и снова отправить себя в полёт.
   Говорят, что слепые люди имеют очень хороший слух. Ранее Чико об этом не задумывалась. Теперь же на собственном опыте убедилась в правдивости этих слов. Щелкая языком и ориентируясь на эхо, она почти точно угадала, когда до стены останется всем немного, и все же смогла коснуться одной из розеток. И сразу же вынуждена была оттолкнуться от нее, так как поверхность была очень скользкой и холодной, как будто покрыта льдом. Тут засветились давно забытые огоньки на стенах, и невидимая сила начала отталкивать Чико обратно в центр камеры. Понимая, что она теряет опору, женщина изо всех сил оттолкнулась от стены. Правда, результат был далек от желаемого: ускорение было слишком большим, а розетки действовали слишком слабо. Поэтому, за секунду пролетев несколько метров свободного пространства, Чико не успела развернуться правильно и снова ударилась о стену. К счастью не головой, а лишь плечом, но приятного все равно мало.
   Вот так, отталкиваясь от стены к стене, Чико искала, за что можно зацепиться. Механизм этой камеры просто отталкивал предметы к своему центру. С одинаковой силой с любой стороны. Это как стеклянный шарик в глиняной тарелке. Если поставить шарик на один край и отпустить, то он почти докатится до противоположного края. А если ему немного помочь, то может даже выкатиться за пределы тарелки. Выкатиться за пределы своей камеры Чико даже не рассчитывала, но могла, по крайней мере, дотянуться до ее краев.
   Передвижение в невесомости чем-то напоминало аттракцион на ярмарке, когда ребенка подвешивают к одному концу коромысла, а на другом висит примерно такой же груз. Если правильно подобрать противовес, то от малейшего усилия сможешь подпрыгнуть на высоту своего роста. Но если масса абсолютно одинакова, то коромысло зависнет в равновесии, или вообще остановится в противоположном положении. Чико не могла себе позволить зависнуть, так как неизвестно, когда ей случится следующий шанс.
   Наконец ей удалось найти острый край. Сама об него порезалась, но это небольшая плата за шанс на спасение. Кое-как подтянув себя до нужного места, фермерша взялась перетирать веревку. Отталкивающая сила артефактов хоть и была небольшой, но значительно усложняла процесс. Распухшие от холода пальцы, на которые приходилась вся масса тела, часто соскальзывали, и женщине приходилось повторять свою акробатическую программу, пока не удавалось найти новую зацепку. Наконец веревка поддалась, и Чико смогла избавиться от пут. Теперь нужно было как-то вырваться из заключения. Несмотря на длительную активность, холод все же брал свое, и руки уже плохо слушались хозяйку. Без нормального источника света, она вынуждена была на ощупь исследовать свою тюрьму. Каждое прикосновение к стенам забирало бесценное тепло, и чувствительность пальцев быстро падала. Дышать также становилось все труднее. В горле першило, нос заложило. Хорошо, что не было ощутимых сквозняков, иначе первый же сильный ветер сразу превратил бы женщину в сосульку. В процессе ей удалось найти одну из секций стены, что со всех сторон имела щели. Вероятно, это и была дверь камеры. Вот только открыть их изнутри не было никакой возможности. Оставалось только ждать прихода... Или прилета? Прибытия тюремщиков. Если она нужна им живой, то ее должны как-то кормить. Отверстий для передачи пищи она здесь не заметила, да и веревки на ней, вероятно, оставили не просто так. Шло время, а никто не приходил. Вокруг вообще ничего не происходило. От нечего делать Чико начала мурлыкать под нос знакомые мелодии. Рот открывать не рисковала, и так хрипит. Если гудеть достаточно громко, то на некоторых нотах в камере что-то звенело. Удалось даже найти это место, но добраться туда мешала одна из розеток.
   Наконец за бортом снова послышался шум. Только на этот раз все было иначе. Сначала долетал только непонятный треск, словно кто-то очень сильный ломает в руках пересушенный веник. Затем стали слышны возгласы. Чико понимала только, что это люди, но именно кричат - не разобрать. Такого языка она не слышала. Еще чуть позже она поняла, что большинство услышанного к словам вообще не относится - это были крики боли и визг какого-то инструмента. Очень похоже на дисковую пилу, только значительно пронзительнее. И каждый ее вой шел в унисон с криками людей.
   Звуки приближались. До визга оружия добавились еще и звуки ударов тел об окружающие предметы. Одно из них прилетело прямо в дверь ее камеры, прогнув створку внутрь. Чико явно слышала хруст костей, а на лицо попали еще теплые капли крови. Сквозь щель она видела только непонятные силуэты, прятавшиеся за выступами таких же камер, как и ее собственная - это было понятно по форме. Время от времени они вместе высовывались, чтобы послать в невидимого соперника пучки ослепительных молний, но их раз за разом доставали. Перед камерой пролетели несколько шариков, из которых и раздавались те страшные звуки. Оказавшись по другую сторону укрытия, они залили все пространство ослепительным белым светом, от которого аж глаза заболели. А потом крики вышли на новый уровень. Вокруг летали тела, останки тел, различные предметы, запахло экскрементами... Фу-у-у! Чико едва не вырвало, когда она представила себе, что в воздухе может разлетаться не только кровь. Спрятавшись обратно в свою камеру, она ждала, пока все успокоится.
   В дверцу опять кто-то врезался, что-то пролетело мимо женщины, задев ее за плечо, и свет залил камеру. Очевидно, завесы не выдержали. Хорошо, что она додумалась засесть в стороне от прохода. Уцепившись за все, за что только можно, Чико распласталась по поверхности стенки, чтобы избежать встречи с новыми опасностями, которые гарантированно будут к ней залетать. И правильно сделала, потому что следующим в камеру влетел продолговатый предмет с рублеными краями и выемками вдоль корпуса. Врезавшись о противоположную стенку, он отколол часть розетки, и стукнулся совсем рядом с головой женщины. Сидела бы она чуть ровнее -поймала бы его своим черепом. Кажется, именно из этой штуки ее тюремщики отстреливались. Кстати об этом: что-то со двора давно ничего не слышно. Осторожно отодрав примерзшие ладони от металла, Чико попыталась подняться. Чертовы рефлексы! Не надо было никуда подниматься! Теперь она висит без опоры рядом с трупами в центре камеры. Прямо на виду!
   Прятаться было поздно, все лучи света сразу сосредоточились на Чико. Она хорошо помнила, что на расправу с каждым соперником неизвестному нужен лишь миг. А она до сих пор жива.
   - Anatahadare? - поинтересовался у нее мужской голос.
   - Что? Не понимаю.
   - Спрашивать. Кто ты быть? - акцент был настолько противный, что уши вяли.
   - Я Ким Чико. Меня пленили.
   - Ты узник?
   - Да, я здесь не по своей воле. И хочу выбраться отсюда. И, желательно, как можно быстрее. Пока совсем не окоченела.
   Фонари приглушили свет, позволив Чико проморгаться, и рассмотреть своего спасителя. Невысокий, одетый в странный, как будто сплетенный из толстых плоских жил доспехи, с полностью глухим шлемом. И он спокойно висел прямо посреди... Пещеры? Ввиду отсутствия пола, потолка и других, привычных для людей элементов интерьера, это действительно более всего напоминало пещеру. Ну, разве что вода здесь не капала, и земли нигде не было видно. Зато все вокруг состояло из заглаженного до зеркального блеска камня и сложных конструкций из того же материала, из которого была сделана ее тюрьма. Похоже на металл, но слишком уж его много. А нет, был еще один материал прозрачный, как слеза, он тянулся пульсирующей кишкой вдоль всей пещеры. Вот бы из такого сделать окна себе в дом...
   Пока Чико оглядывалась вокруг, незнакомец подтянул к себе один из трупов и начал его обчищать. Чем больше трофеев он снимал с тела, тем лучше фермерша могла рассмотреть это странное создание. Несмотря на человекоподобное строение тела, его пропорции заметно отличались: более массивная грудная клетка, тонкие и длинные конечности, заметные когти на пальцах, и очень бледная, почти прозрачная кожа.
   - Кто это?
   - Морлоки - на мгновение задумался парень, отталкивая прочь мертвое тело и поворачиваясь к ней.
   - Морлоки? Это же просто миф, страшилки для детей!
   - Люди страшнее. Идем.
   Будто мифический ангел, незнакомец протянул ей руку помощи, и Чико не стала колебаться. Пусть хотя бы раз в жизни ей повезет, и все случиться как в сказке. Хотя бы раз...
  
   ***
  
   "Обновление завершено. Связь с коллективом... Отказ. Когнитивная структура деформирована. Необходимо провести синхронизацию. "
   Все это пролетело в моем сознании мгновенно. Даже не в голове носителя, а прямо на моем уровне восприятия. Еще до того, как я окончательно пришел в себя. Это чем-то напомнило мне образно-пакетное взаимодействие с интеллектуальными системами цефов. Только здесь все было... У меня даже нет слов, чтобы правильно описать этот процесс. Это было как озарение после долгих и безуспешных размышлений. Когда все частицы мозаики в твоем уме складываются вместе и образуют нужный тебе результат. Я сразу понял, что мне нужно сделать, чтобы исправить все дефекты своего костюма, получить полный доступ ко всем возможным технологиям моллюсков и многое другое. Нужно лишь...
   Я остановился за мгновение до того, как собирался влезть в настройки систем костюма. Я прекрасно понимал, что все эти идеи - не мои. Да, у меня появились навыки работы с глубинными слоями костюма. Я могу разобрать алгоритмы работы каждого нанита и изменить их в соответствии с собственными потребностями. Вот только сам я никогда всего этого не делал. Я работал на уровне компьютерного программирования, когда вместо меня с нанита взаимодействовала другая машина. И источником этих знаний мог быть только цеф. Живой цефалопод. Но я их всех уничтожил. Ведь уничтожил? Будем считать - да. Сами они сюда прийти не могли, иначе бы давно уже захватили весь мир. С другой стороны, Шпиль я тоже уничтожил. А он стоит здесь абсолютно целый и функциональный. Я не тешил себя иллюзиями, что это просто похожая структура. Нет, любое изделие цефов уникально. Даже если художник рисует за один раз несколько одинаковых картин, они все равно будут отличаться количеством и формой мазков. И чем сложнее картина, тем больше различий.
   Мне до сих пор было трудно поверить, что на самом деле я нахожусь на Земле. Да и не верил я, если честно. Даже если принять эту теорию, то все равно возникает слишком много вопросов. Сколько лет прошло с момента моей схватки с Альфой? Какие цели он на самом деле преследовал? Неужели все то, что он мне показывал, было обманом, мухлежом? Кто и как восстановил Шпиль?
   Кстати о нем. Этот споровый инжектор был создан с одной-единственной целью - распространить на планете смертельный для людей вирус. И если он исправен, то все люди должны были давно сдохнуть. Может, никакого вируса самом деле никогда и не было? Теорий можно придумывать множество, а истину можно будет узнать только ТАМ - в самом сердце комплекса. И мне это не нравится. Очень не нравится! Но вариантов нет. Остается только раздобыть оружие и наведаться туда, куда меня так настойчиво приглашают.
   Коллектив... Я надеялся, что мне больше никогда не придется контактировать с цефами. Прямой контакт с их когнитивной сетью, это особенно жестокий вид самоубийства. Сначала тебя рассмотрят со всех сторон, разберут на части, оценят каждое твое решение, каждую мысль, а потом... Потом не будет ничего плохого. Тебе просто аргументировано объяснят, почему надо было сделать вот так, а не так. И ты не сможешь ничего возразить. Это борьба личного опыта. Всегда побеждает тот, у кого его больше. Тут и сравнивать нечего: один человек со своим пусть веком более или менее комфортной жизни, и миллионы теоретически бессмертных умов, вобравшие в себя все знания цивилизации, что приспосабливалась к таким условиям существования, какие мы себе даже представить не можем. После такого "контакта" от человека не остается ничего. Так случилось и с Барнсом... Я отговаривал его, чтобы не делал глупостей, а он уперся, как баран. Постоянно повторял, что без понимания врага, мы не победим. Ну и полез к ним в голову. Но в отличие от канона, здесь ему больше некуда было отступать. Место в глубинных слоях костюма уже было занято, и промывание мозгов произошло в полной мере. Даже я, будучи вшитым в костюм на аппаратном уровне, не смог избежать пост-эффектов и еще долго страдал от целого ряда комплексов. Психологи мне потом несколько месяцев мозги вправляли. Услышать их диагноз я так и не успел - начались бои за атлантическое побережье.
   Ну ладно, погрустили и хватит. Сейчас есть более насущные проблемы. Например, мой неожиданный плен. Меня уже давно так не опускали. Это же надо было так тупо попасться! Видел же, что машинерия оживает, но нет, надо поговорить с товарищем! Проклятый барьер высосал всю энергию из накопителей, обнулил все нейронные сети, да еще и в лед закатал. И пока я стоял памятником себе, меня взяли меня тепленьким. В переносном смысле. Проморозило меня серьезно, чуть ли не до органики. Кто, как и куда меня тянул - понятия не имею. Если верить хронометру, на мою повторную активацию понадобилось не менее суток. Возможно и больше, тут надо разбираться. Очнулся уже в каком-то саркофаге. Он очень напоминал стазисную капсулу, в которых моллюски могли сохранять свою свежесть и бодрость на протяжении тысяч лет. Но это касается лишь самих цефов. Любое другое существо, попав в такую капсулу, назад живим уже не вернется. В свое время этим воспользовался Харгрив, желая оттянуть время своей биологической смерти. Я же, будучи продуктом нанотехнологий, мог спокойно плевать на это ограничение, поскольку костюм и сам по себе выполняет такую же функцию. Не столь эффективно, но без ограничения мобильности.
   Выбив стекло, выглядываю наружу. В воздухе сразу же разлетается звук тревоги. Место, где я оказался, точно когда-то принадлежало цефам - ультрафиолетовый диапазон осветительных приборов как бы намекает. А вот наполнением занимались уже люди. Поверх распределительных узлов и энергопроводов налепили всякое... Всякое! Какие-то ящики, корзины, кувшины странной формы... Хотя почему странной? Просто более удобной для использования в невесомости.
   Вылезаю я, значит, из капсулы, и тут на меня налетают эти обезьяны. Ну реально же обезьяны! И движутся точно так же, и черный мех на теле. Но что особенно неприятно - они были вооружены. Я сразу понял, что у них в руках не обычное оружие. Этот дизайн я узнаю везде. Неизвестно только было, как работают их игрушки. Хорошо, что ИНК подсвечивал безопасные зоны, и я успел нырнуть в укрытие раньше, чем меня взяли на прицел. Затем было бросание ящиками, за одним из которых спрятался я. Таким образом удалось сократить дистанцию и вручную нейтрализовать одного из нападавших, а потом прикрываться его телом от коллег. Пока другие расстреливали уже мертвого товарища, я разбирался с новой игрушкой. Синхронизация происходила медленно. Когда же процесс закончился, я чуть не психанул. У этого самопала было максимум сорок семь выстрелов! Сорок семь! А у меня в стволе - четыре! И заменить батарейку без разбора пушки не было никакой возможности. Только ставить на зарядку. Кто вообще придумал эту байду? Для чего?
   Испытав ее на одном из врагов понял - это вообще не оружие. Это инструмент! Тупо инструмент для выжигания тонких элементов цефовских технологий. Меня, если правильно попадут, может хорошенько прожарить! А в живую плоть действует... Деян. Первый, в кого я выпустил все заряды, сразу же закричал и поспешил покинуть поле боя. Своим ходом! Нечестно! Зато когда соперники потратили больше половины боезапаса, так сразу поспешили занять укрытия. Ждут, пока я сам вылезу? Нет, ждут подмогу - эхолот сразу подсветил парочку объектов, движущихся к нашему уголку. Медленно, чтобы не сбить камуфляж, переплываю за один из распределительных узлов. Мое прежнее укрытие уже окружили и готовятся к финальному рывку. Я прицеливаюсь в наиболее удаленного от группы бойца и, перейдя из маскировки в режим силы, кидаю себя ему навстречу. По себе знаю, как сложно работать в невесомости. Человеческий организм не приспособлен для работы в трехмерном пространстве. Даже строение черепа предусматривает для нас хороший обзор только в одной плоскости. Поэтому меня он не увидел до самого конца. Заранее выставленные вперед ноги просто вдавливают грудную клетку, а оружие жертвы меняет своего владельца. Не останавливаясь ни на миг, снова отталкиваюсь и в полете проваливаюсь в форсаж. Субъективное время растягивается с трех до почти десяти секунд. Что такое десять секунд в бою? Это просто море времени. Я успеваю угостить каждого из соперников молнией, правильно сориентировать тело, в очередной раз оттолкнуться от стены, еще раз обработать аборигенов, и влететь в ближайшую группу из трех человек. Ну а дальше началась вечеринка!
   Вжух! Три выдвинутые с кисти руки лезвия проходят по шее третьего, наиболее удаленного врага. Пока двое поворачиваются в ту сторону, откуда я прилетел, успеваю дернуть на себя следующего за ногу, вгоняю когти ему под ребра, гася скорость противодействия и придавая себе крутящий момент. В нужный момент усиленный удар ноги встречается с брюхом последнего. Чувак просто сложился, а я в камуфляже полетел в противоположном направлении. Дежавю, будто снова с цефами в космосе развлекаюсь. Теперь нужно минуты две-три отдышаться, чтобы организм и вспомогательные системы успели вывести молочную кислоту и другие продукты жизнедеятельности. А нет, нужно еще одного приложить, потому что он летит мне наперерез. Сейчас столкнемся. Сжимаю ладонь в кулак, и в момент наибольшего сближения выстреливаю кулаком прямо ему в лицо. Вокруг разлетелась облачко крови и мелких обломков... Кости? Нет, это не их лица, это маски! Вот как они здесь ориентируются в этой темноте! Это несколько меняет расстановку сил. Быстренько лезу в настройки и создаю новый файл с конфигурациями для камуфляжа. Когда-то я таким способом очень долго водил цефов за нос, пока набивал своего Воина всякой всячиной. Будет просто прекрасно, если этот прием сработает и здесь. Тридцать секунд камуфляжа - это не серьезно.
   И таки сработало! Какими бы визорами не пользовались эти орангутанги, видят они только в одном конкретном диапазоне. Я их и вижу, и слышу, а даже радаром нащупать могу, если будет достаточно пространства. Вот так с новыми настройками я поочередно выбил еще троих, пока остатки этих имперских штурмовиков (только они могут так "стрелять") не поспешили покинуть наш уголок и закрыть за собой люк. Только замок заблокировать забыли. А может и не забыли, а просто не знают, что он там вообще есть. Мне же лучше - пролетаю мимо люка и машу рукой перед сенсором. Секунда на движение засовов, и в следующее мгновение мой визор слепнет от шквала разрядов. А эти ребята быстро учатся: сразу поняли, что меня нельзя выпускать. Не беда, повторим процедуру еще раз, и еще раз, и так пока у них не закончатся боеприпасы. Не долго думая, стал раз за разом открывать двери, чтобы через секунду их закрыли с другой стороны. Раз десять это делал, но результата не заметил. Или я что-то не понимаю, или их там целая рота, или раздобыли внешнее питание для своих пукалок? Это не хорошо. Значит нужно заставить их вести непрерывный огонь. Подлетаю к капсуле и в режиме силы отрываю ее от основания. Хрусь! Мог бы и не стараться, она вообще только на кабелях и висела. Мне же проще. Стоп! Задержка между открытием-закрытием люка должна насторожить стрелков. Нужно как-то рассеять их внимание. Подтягиваю несколько ближайших трупов моих похитителей и прочий хлам. Располагаю их один за другим перед капсулой. Разгоняю груз в нужном направлении, а сам лечу на опережение, чтобы активировать проход. Секунда, и облако хлама вылетает наружу. Белые молнии терзали уже мертвые тела, полосовали борта капсулы, выжигая умную начинку а я тихонько, по стене, в режиме камуфляжа покинул свою ловушку. Ага-ага, поняли, голубчики, что вас обманули! А нечего было на меня с оружием кидаться. Можете сколько угодно прочесывать территорию, меня под камуфляжем вы теперь не найдете. Сайонара!
   Догадка оказалась верной - тонкие жгуты кабелей соединяли оружие с ближайшим распределительным узлом. Если они так могут засесть на любом перекрестке, то я так никуда не приду.
   "Дополнительная задача: обесточить подземный комплекс."
   Молчал бы, капитан-очевидность! Сам знаю! И даже знаю, как найти ближайший пульт. Достаточно двигаться вдоль силовых магистралей. Архитектура моллюсков всегда одинакова. Не шаблонная, как принято у людей, а просто подгоняется к нужным условиям. Поэтому, где бы я ни оказался, я всегда буду находить знакомые элементы, а от них легко проложить маршрут до нужного мне узла... Стоп! Раньше я этого не знал. Проклятая телепатия! Плевать - работаем дальше.
   Немножечко поиграв с настройками визора, я нашел ближайшую магистраль и двинулся вдоль нее. Оптимизированный под новые условия камуфляж значительно меньше истощал ресурсы организма, и я мог спокойно пролетать большие отрезки пути без передышки. Тогда же мне представилась возможность лучше рассмотреть своих соперников. Это, несомненно, были люди. Обычные люди, только с поправкой на длительное пребывание в невесомости. С обезьянами я их спутал через меховую одежду, что скрадывала пропорции тел. Маски только с виду страшные, а на самом деле ничем не отличаются от лыжных, разве что стекла очков с секретом. Ну и обувь с функциональными пальцами, которыми удобно цепляться за различные поручни. Ничего интересного. Хотя их язык мне совсем незнаком. Даже переводчик молчит. Не уверен, что это вообще слова, ведь иногда создается впечатление, что они понимают друг друга без слов.
   Волнует то, что они умеют пользоваться техникой цефов. Только основным функционалом, но умеют же! Вероятно, свою роль здесь сыграло то, что они могут видеть визуальный интерфейс, а с ним, даже не разбираясь в обозначениях, можно постепенно разобраться с управлением. Или окончательно сломать машину, тут уже все зависит от знаний и осторожности оператора. Еще и это оружие... Я не видел ничего похожего на поверхности. Эти люди должны жить очень изолированно от окружающего мира, чтобы скрыть такие секреты. Хотя это можно объяснить отсутствием элементов питания. Далеко от док-станции эти шокеры сразу превратятся в металлолом. И обслуживать их без соответствующего оборудования практически невозможно.
   Путешествуя вдоль магистрали, я раз за разом выходил к более мощным узлам. Наконец я вышел на хаб. Далее двигаться не было смысла - именно на таких станциях происходит конвертация энергии плазмы в более простые виды, которые потребляет маломощная техника. Отсюда можно обесточить целую ветку тоннелей. Но не все. Кроме того моллюски не дураки, чтобы не продублировать питания важных систем от соседних узлов. Нужно сделать так, чтобы полетела вся система. Автоматика не даст довести магистраль до разрушения. Максимум, чего я смогу добиться - выбить предохранители. Если аборигены умеют обслуживать свои игрушки, то быстро восстановят питание. Как это предотвратить? Устроить короткое замыкание! Каждый раз, когда они будут запускать плазму, все будет повторяться. А еще я могу настроить индикаторы, чтобы все выглядело исправным. Ох и засуетятся они!
   Так все выглядело в теории. На практике все изменилось в первую же секунду подключения. Приобретенные во время инсайта знания и навыки сыграли со мной злую шутку. Это как давно купленный смартфон: ты берешь его в руки, и пальцы сами на рефлексах делают все, чтобы подготовить его к работе. А через секунду понимаешь, что посмотреть время можно было и на экране блокировки, а не вглядываться в микроскопические цифры в углу интерфейса. Так случилось и тут. Я просто не успел понять что делаю, когда мой нейрошунт синхронизировался с оборудованием и провел предварительную настройку гармоник. А дальше я завис. Что это за гармоники? Что я только сделал? Зачем? И что я собирался делать дальше? Немного придя в себя, взялся разбираться с интерфейсом, и снова завис. Интерфейс, несмотря на большое количество присущим цефалоподам деталей, оказался совершенно другим. Весь мой опыт работы с технологиями моллюсков здесь не котировался. Нужных "кнопок" просто не было на своих местах, совсем иначе группировались команды и функции, другая логика работы и оптимизация процессов. Отложив ознакомление с операционной системой на потом, я взялся искать карту места, где оказался. А когда нашел ее - понял, что передо мной тут явно побывал кто-то еще.
   Цефы живут в невесомости, и главным ориентиром для них выступают магнитные полюса планеты, звезды или даже целой галактики. Здесь же постарался кто-то, кто жил на поверхности планеты, так как схема была развернута в горизонтальной плоскости. Это вопрос восприятия. У людей и пришельцев оно абсолютно разное. Именно поэтому я, несмотря на все усилия C.E.L.L. ни разу не клюнул на их подделки инопланетных программ.
   Сейчас я находился в блоке содержания биологических компонентов. По простому - "зверинец". Буквально, ведь люди для цефов стояли вовсе не на первом месте. Видел я тут список этих "компонентов". Настоящий Ноев ковчег, хранилище Судного дня. С таким набором компонентов и собственными технологиями цефы могли воспроизвести биосферу региона, а учитывая количество подобных баз по всему миру - и целой планеты. Только все это давно умерло без энергии. В логах указывалось, что питание комплекса неоднократно выключалось на достаточное время, чтобы разрядились даже хронометры. Последнее включение произошло около двухсот лет назад, одновременно с проникновением аборигенов. С тех пор комплекс работает в полуавтоматическом режиме. Интересно, что системы защиты на людей не реагируют. По крайней мере, пока те не заходят на запретную территорию. Взялся разбираться, почему так, посмотрел на схему доступных им секторов и понял, что система воспринимает их как автономных ремонтных роботов. Кем бы ни был неизвестный хакер, он не мог выдать обычным людям статус выше тупых дронов. Для доступа на высоком уровне нужен нейрошунт и нейротрансмиттер - имплантат для подключения к коллективу. И если первый еще может вырасти у одаренных, то второй растет только у цефов. Подозреваю, что в лаборатории есть образцы трансмиттеров для опытов, но чтобы зайти туда нужно получить доступ. Вот такой замкнутый круг.
   В системах цефалоподов нет такого понятия, как "гостевой доступ". Есть только приоритетный и неприоритетный. Приоритетный, то есть без каких-либо ограничений, был у Альфы. Неприоритетный - у всех остальных моллюсков. То есть любой из них мог подключиться даже к технике стратегического значения и делать с ней все, что захочет. Ну, не совсем все, но в полезных для общества пределах. О том, чтобы кто-то, не зная инструкции, полез к незнакомой технике, не могло быть и речи - их мозги так не работают. И тем удивительнее было видеть открытый путь к основному споровому процессору. Насколько я успел понять, все споровые шпили были индивидуальными разработками, а потому их обслуживанием цефы занимались лично. Зачем туда открыли доступ людям? Хм, а доступ еще и не постоянен. Сейчас, если я все правильно понял, там происходит накопление очередного заряда. Предыдущий система спустила во внеплановом порядке, когда в пределах досягаемости появился качественный материал, а не то дерьмо, которым его до сих пор заправляли. И вопрос на миллион: что это за материал?
   Правильно! На роль материала был выбран Его величество - Я! Собственной персоной! Теперь понятно, почему меня так надолго вырубило. Если бы сфера холода прошла через меня в своем привычном виде - максимум, что меня ожидало, это легкие сбои в навигации и перезагрузка операционной системы. Здесь же в комплекте шел электромагнитный импульс, статический заряд и еще целый букет разнообразных глубоких закладок в костюме. Чтобы организовать все это тупая машина даже сожгла несколько ближайших ко мне пилонов с проекторами, и теперь вместо части горы виднеется чистое синее небо. Если бы моей транспортировкой занимались настоящие дроны, то я бы сейчас уже находился в зарядной камере спорового процессора. Повезло, что туземцы не имеют связи с системой, и не знают, чего она хочет. Кстати об этом: почему тогда доступ к ядру установки до сих пор перекрыт? Логично было бы сразу запихнуть меня туда, а не оставлять очухиваться на складе. Что там пишут в логах?
   А в логах писалось что-то совсем непонятное: эвакуировать потерянного юнита внутрь комплекса, способствовать его восстановлению и дальнейшему включению в коллектив. Но почему тогда сам коллектив ничего не делает? Неужели кроме тупой автоматики здесь никого нет? Был бы хотя бы один моллюск, он бы быстро привел все в порядок. Впали в спячку? Тогда проснулись бы при первой же поломке. Чтобы узнать больше, я попытался получить доступ рядового цефа...
   В следующее мгновение мной так тряхнуло, что я аж до противоположной стены улетел. Чертова система сделала со мной то, что я хотел сделать с ней. Вместо доступа я получил хорошего тумака, и теперь проклятая машина знает, где я нахожусь. Панель управления оплавилась, а индикаторы силовых линий изменили диапазон своего свечения, сигнализируя о повреждении плазмопроводов. Второй раз подключиться не удастся: искусственный интеллект комплекса не только узнал, как я обходил его протоколы, но и сжег мне штекеры! Все правильно - здесь работает искусственный интеллект. Не такой, как мои Судья и Аналитик. Он более развит и узкоспециализированный. Сначала он подумал, что я один из реактивированных дронов, потому что использую их протоколы связи. А когда увидел, что я проявляю не присущую синтетикам активность - сразу понял, кто к нему пожаловал. Это несомненный плюс всех интеллектуальных систем цефалоподов - их прозрачность. Подключаясь к любому терминалу, ты сразу видишь структуру всех окружающих систем, их состояние, и вообще чувствуешь себя частью целого. Они просто не рассчитаны на защиту от вторжения. Какой смысл защищаться, если первый попавшийся моллюск при параллельном включении мгновенно промоет мозги постороннему? Но этот принцип работает в обе стороны. Ты не можешь подключиться незаметно, или выдать себя за другого. Поэтому я абсолютно уверен, что мне противостоит машина, а не живой организм. Хорошо, что у меня штекеры были не металлические - сгорели первыми, не пустив перегрузку дальше.
   Время на раздумья давать мне никто не собирался. Пока я приходил в себя, в комплексе поднялся шум. Везде ревела сирена, двери перекрывались, векторы гравитации закручивались, как вода в кильватере за кораблем. В принципе, я на всю эту тревогу кашлял с высокой башни. Все, что проклятая машина может мне сделать - подорвать комплекс вместе со мной. Без своих исполнительных механизмов она ни на что не способна, а со всем остальным я справлюсь. Проблему составят только туземцы, которых он сможет согнать ко мне. О, легкие на помине!
   Парочка обезьян как раз открыли двери и поворачивали в мою сторону оружие. Неприцельно выпускаю в них остаток своего боезапаса и бросаю оружие вдогонку, а сам, воспользовавшись отдачей от этого импровизированного снаряда, улетаю в противоположную сторону. Там тень, с включенным камуфляжем легко спрятаться. Орангутанги летят за мной в темноту. Надо будет дать им нормальную название. Перехватываю одного и в режиме силы кидаю на другого. Пока оба дезориентированы, упирают ствол в живот ближайшего и... Да что ж за день сегодня такой?! Проклятая железяка снова тряхнула мной! Теперь буду знать, что физический контакт с жертвой не менее опасен, чем попадание под выстрел. К счастью, очухался быстро и прямым в голову избавился от последнего соперника.
   Теперь пора определиться со своими дальнейшими действиями. Немного покрутив схему и наложив ее на результаты работы собственных сенсоров - понял, что оказался совсем рядом со своей целью. Главным узлом этого подземного комплекса был ствол Шпиля. Его основу опоясывает кольцо основных систем, присущих всем базам цефов, а уже от него в разные стороны тянутся, будто корни, отростки всех необходимых секторов. Я, как уже было сказано, находился в биологическом секторе. Мне лишь нужно идти прямо, и рано или поздно я упрусь в кольцо основания. В теории именно там и должны были проживать/работать/храниться моллюски. В реальности я до сих пор не встретил не только ни цефалоподов, но даже следов их деятельности. Себя проявил только главный компьютер. Это и хорошо, и плохо одновременно. Хорошо потому, что действовать он умеет по шаблонам: потерялся моллюск - вернуть обратно в семейный круг, вторглись на базу - нейтрализовать чужаков. Дистанционно взломать мои системы он не сможет, не должно быть у него такого опыта. Плохо, потому что у машины практически мгновенная реакция и абсолютный контроль над моей окружающей средой. С таким соперником саботировать систему питания мне не светит. Значит нужно вырубить его и перехватить контроль над комплексом. Тогда и посмотрим, что за оружие здесь может найтись. Я более чем уверен, что главным аргументом окажется именно Шпиль. Разобравшись с необычной схемой, я решил двигаться по уже открытых для аборигенов помещениях. Если система хочет столкнуть меня с ними, кто я такой, чтобы оставлять за спиной потенциальных врагов?
   Полет мой проходил бурно. Если раньше система просто не обращала на меня внимания, то теперь искусственный интеллект внимательно отслеживал мое местоположение с помощью целой кучи разнообразных параметров. Например, объем воздуха в помещении, направление воздушных потоков, шумы, энергетическая активность, электромагнитное излучение, точки фокусировки гравитации и тому подобное. И если бы просто наблюдал, так еще и указывал на меня всеми возможными способами: то подсветит уголок со мной так, чтобы искривление света были заметными, то обдаст меня паром из клапана, или вообще выключит гравитацию. Очень раздражает. Приходилось идти напролом, крепко цепляясь за все поверхности, чтобы вовремя включенная гравитация не дернула меня прямо под выстрел врага. Все встречные трупы обязательно обследовались на предмет наличия оружия и полезных вещей. Трофеев было мало, но иногда попадались очень интересные вещи. Так, например, во время очередной встречи мне попались фонарики. И не простые, а летающие! Я сначала даже подумал, что мои някеты каким-то образом умудрились прилететь за мной, настолько они были похожи внешне. Но нет, эти были значительно меньше, диаметром чуть больше мячика для тенниса. Единственное их назначение - подсвечивать там, куда невозможно добраться физически. Каждый из шариков имел комплект маленьких импульсных двигателей, позволяя ему двигаться в любом направлении. Светили мощно, причем в очень широком диапазоне, начиная от инфракрасного и заканчивая рентгеновским. На Земле тоже иногда пользовались похожим оборудованием, чтобы выявить утечки всяких газов из труб. Привязать фонарики к себе было делом нескольких секунд - все протоколы взаимодействия с дронами были идентичны моим.
   Наткнулся я и на один фабрикатор. Хотел было воспользоваться им и наштамповать себе нормального оружия, но не получилось. Во-первых отключен, во-вторых - совсем другой принцип. Ну и черт с ним - у него было подключение к сырьевым каналам, по которым в агрегат подавалось все, что нужно для работы, в том числе и металлы! Я бы танцевал от радости, если бы не находился в невесомости, и если бы имел возможность использовать найденные сокровища. Проблема заключалась в том, что здесь действовало специальное поле, которое подавляло работу Нанитов. Я сначала подумал, что это просто костюм так глючит, а оказалось, что это сделано умышленно, чтобы не допустить утечки активного наноматериала в жилое пространство. То есть, мои самодельные эфирные фабрикаторы здесь недееспособны. Даже расковыряв канал, много ресурсов из него я не выдавил - тоже перекрыли. Так я и двигался дальше, время от времени сверяясь со схемой. Удивительно, что система не пыталась сбить меня с курса. Или у нее там реально серьезная защита, или меня ждет какая-то ловушка. Я больше склоняюсь к последнему. Тем более, что я сейчас "стою" на пороге огромного помещения, где меня могут запросто завалить пушечным мясом. Первый же точный вражеский выстрел станет для меня последним.
   Осторожно выглядываю сквозь открытый люк, и только убедившись, что рядом нет врагов, залетаю в гигантское помещение, полностью заполненное гравитационными коконами. В них моллюски обычно хранили всякий хлам. Я во время инцидента на островах Линг Шан в таких коконах даже боеприпасы находил. Может и тут что-то найдется? Подлетаю к первому, и мои ожидания развеиваются, как пепел после напалма. Внутри я увидел только удерживаемый гравитаторами комок биомассы. Респиратор, уловив трупный запах, сразу перешел на замкнутый цикл. Такая же картина была и во втором, и в третьем коконе, и во всех остальных. Я такое уже видел. Так работали споры. Агент GrEp Ag-01, как его именовали в официальных документах. Специально модифицированный для автономной работы штамм нанитов, единственная задача которых - утилизация органики. Неужели я попал на кладбище? Нет, не похоже. Некоторые трупы были еще целы, и надежно связаны веревкой. Один вообще был закован в деревянные колодки. Своих так не хоронят. Плантация биомассы? Возможно. Не за просто так же система им новые игрушки клепает. Дождавшись, пока фильтры очистят кровь от шлаков, вылетаю в геометрический центр помещения и осматриваю его на наличие интересного. Пусто. Даже морлоков нигде не видно. Точно, так и буду их называть. Ну а что? Под землей живут, механизмы обслуживают, свет не любят - прямо как морлоки Герберта Уэллса. Даже Аналитик о чем-то таком мне писал, но я тогда был занят.
   Методически осматриваю помещение и замечаю несколько источников тепла. Так работают коконы в активном режиме, когда внутри них находится движущаяся масса, которую нужно успокоить. Или там просто скрываются много морлоков. В любом случае стоит наведаться. Лечу туда и сразу же сталкиваюсь с целой группой аборигенов. Высылаю вперед светлячков - не просто так же я их взял с собой. Те сразу же занимают стратегические позиции в наиболее узких закоулках и начинают отвлекать от меня внимание. Одно дело, когда в помещении подсвечивается именно тот угол, где ты сидишь, и совсем другое, когда все вокруг тебя движется, мигает, гудит и завывает. Мои светлячки тоже, как оказалось, были на такое способны. Я для прикола попробовал использовать их двигатели в качестве колонок для своего проигрывателя. Ну, как некоторые радиолюбители умудряются подключать электродвигатели вместо динамиков. Раз могут плеваться небольшими порциями воздуха, значит, их можно соответственно настроить. Идея сработала лишь частично. Звук получить удалось, но о качестве речь не шла. Искусственный интеллект комплекса пытался перехватить контроль над светильниками, но кто ж ему даст? Пока они возле меня, мои команды будут в приоритете. Поняв, что таким образом она ничего не добьется, а только продолжит портить аппаратуру и зря тратить энергию, система отступила и тупо продолжила сгонять в район моего расположения все больше живой силы. Может, органические помощники ей больше не нужны? Вполне возможно, все же неподконтрольные юниты несут больше угрозы, чем пользы. Непонятно только, почему тогда система на меня так окрысилась? Неужели так сложно сначала попробовать договориться? Или она вообще нормально общаться не умеет?
   Вот так под светомузыку и раздавая пиндюли всем встречным-поперечным, я добрался до нескольких интересующих меня коконов. В первом опять же оказался труп, разве что относительно свежий, а вот из второго выглядывала чья-то светловолосая голова. Женщина, относительно молодая, сильная телосложением, одетая в тонкую ткань. Явно не местная.
   - Ты кто такая?
   - Yuu ve? Oilgokhgui baina.
   О, что-то новенькое. Переводчик нашел общие корни с монгольским языком. Значит точно не местная. Меняю настройки и повторяю фразу.
   - Спрашиваю: ты кто такая?
   - Я Ким Чико. Меня пленили, - хорошо, значит локализации все еще актуальны.
   - Ты заключенная?
   - Да, не сама пришла/не по своей воле. И желаю выйти. И желаю быстро/быстрее. Пока не заморозилась/замерзла/остановилась окончательно.
   Кривой перевод, очень кривой. Понять можно, но это ничего мне не дает.
   Начинаю обирать трупы. Боезапас всех их ружей почти на нуле. Они что, не знают, сколько у них выстрелов в запасе? Тогда тем более они должны действовать экономно, а не заливать пространство перед собой электрическими разрядами.
   От воспоминаний меня оторвал вопрос Чико.
   - Кто это?
   - Морлоки, - ответил я, хотя переводчик выдал совсем другое слово с аналогичным смыслом.
   Завершив обирать трупы, я повернулся к женщине, задействовав все свои сканеры. Трясется от холода, и одновременно имеет повышенную температуру. На теле видны следы от нескольких инъекций. Зрение расфокусированно, женщина больше сосредоточена на собственных размышлениях, чем на внешнем мире. GrEp Ag-01 - однозначно. На руках и ногах видны первые абсцессы, а значит, процесс стал неотвратим, и жить ей осталось несколько дней - максимум. Я сказал "жить"? Нет, я имел в виду "существовать". Потому что то, во что она превратится в течение суток, жизнью уже не назовешь. Я, когда впервые увидел ту гротескную пародию на человека, грешным делом подумал, что к нам заглянули еретики-мутанты из Warhammer - настолько отвратительно они выглядели. Счастливчики, которые вдохнули большую дозу спор, умирали в течение суток от болевого шока. Значительно хуже, когда в организм проникала одна-единственная спора. Тогда процесс растягивался на неделю, а то и больше. Жертва быстро теряет мышцы и жировую массу, пропадает нюх, образуются нарывы, а на всем теле появляется все больше наростов, похожих на бородавки или папилломы. Последние выглядят особенно противно, ведь возникают не только на поверхности, но и внутри тела. Нередко они прорастают внутрь суставов, выталкивая оттуда кость. Иммунная система все эти опухоли просто не замечает, ведь они являются частью организма. На поздних стадиях это уже не человек, а огромный кожаный мяч, наполненный биомассой и гноем. Высшая когнитивная деятельность сохраняется до самого конца, как и чувства от уже искаженного тела. Такие обычно умирают от сдавливания, закупорки сосудов, заражения крови, невозможности нормальной работы органов или удушения. И моя новая знакомая очень скоро со всем этим столкнется. Если бы ее сразу после заражения обложить микроволновками, или на несколько секунд поставить перед рабочим Х-43 - тогда шансы еще были бы. А так...
   - Морлоки? Это миф, страшилки для детей, - Ким заметила, что я плыву в ее сторону.
   - Люди страшнее. Пойдем, - говорю ей, протягивая руку.
   Я не святой, скорее наоборот. К сожалению именно мне сегодня выпало сыграть роль ангела-проводника для Чико. Это меньше что я могу для нее сделать.
  
   ***
  
   Всегда на ногах. Примерно так можно описать жизнь инспектора. Без дома, без постоянного места приписки, эти цепные псы Церкви держали за горло всех крупных игроков на политической арене. Совсем недавно Тору даже представить себе не мог, что отточенные годами методы контроля монархов кто-то сумеет применить против самих святош. Тору не был дураком, и понимал, что руководство рассказывает ему только то, что ему нужно знать. Это обычный инспектор может сразу же броситься выполнять только что услышанный приказ. Хороший инспектор сам узнает все детали, и выполнит приказ по-своему, оставляя себе пространство для маневра. И вот наступил момент, когда это пространство понадобилось. Знакомства, каналы передачи информации, прикормленные чиновники и еще целая куча обязанных ему людей, теперь были для него единственным способом спастись из ловушки, в которую превратилась неприступная ранее Святая земля. Как хорошо, что даже такой маловероятный сценарий был предусмотрен! Теперь к месту встречи доберутся только те, кто внимательно слушал инструктаж и умудрился уцелеть во время зачистки. Вряд ли таких будет много.
   Тору пересек границу еще пару дней назад. Майто в указанном месте он так и не дождался. Можно было бы плюнуть на него и прямым курсом двинуться дальше, но инструкции писались не просто так. Сначала следовало запутать следы. Даже если за тобой никто не следит, это не значит, что твой путь не смогут вычислить позже. Поэтому маршрут своего путешествия Тору составлял в расчете на втрое больший срок, чем требовалось. Как оказалось - не зря. Специально разработанные на такой случай методы показали, что его ведут. Незаметно, на расстоянии, игнорируя все попытки затеряться в толпе, по следу шли чужие агенты. Сначала Тору подумал, что на его поставили маячок. Пришлось сменить всю одежду и несколько раз пройти через шоковую рамку. Неприятно, опасно, но лучших способов нейтрализовать скрытую печать пока не придумали. Когда же и это не помогло, инспектор начал искать другие пути для побега. Маршрут изменился на совершенно противоположный. Нельзя позволить кому-то вычислить хотя бы один из опорных пунктов Церкви, иначе это поставит под угрозу существование всей агентурной сети Святой земли. И чем дольше продолжалась эта игра, тем больше она напоминала ему работу их собственной разведки.
   Разведка нужна всем. Даже мощнейшей до недавнего времени организации на планете - Церкви. Особенно ей. Ее агенты могут быть сколь угодно хитрыми и умными, но без глаз и ушей среди простого населения их эффективность будет невысокой. Много ли инспектор сможет узнать, крутясь в высших кругах среднестатистического королевства? Не мало - это точно. Но существенно дополнить эту картину может обычная работница порта, которая своими глазами видела "очень легкие" мешки с "хлопком", которые отправили в имение уважаемой вельможи. А можно похвалить знакомого ювелира, и тот с радостью начнет хвастаться количеством проданных за последний месяц шедевров. На которые, кстати, у той же вельможи денег ну вот совсем нет, ведь она накануне все проиграла в карты. Вот так просто и незатейливо можно узнать очень интересные детали о будь-ком. Надо лишь знать, где искать.
   Возникает вопрос: как находят его самого? Завербовали одного из окружающих? Маловероятно. Он слишком часто переезжает, чтобы кто-то успел узнать о нем что-то конкретное. Сам бы он в таком случае сделал ставку на руководящие и общественные структуры: стража у городских ворот, администрация, работники таверн или забегаловок... Вариантов множество. Зато есть такая вещь, как статистика. Например, достоверно известно, что каждый пятидесятый имеет проблемы с головой. Примерно восемь-девять человек из десяти не будут работать без принуждения. Лишь каждый двадцатый умеет критически воспринимать окружающий мир, а каждый третий живет в долг. Некоторых из этих людей увидеть просто, другие - тщательно скрывают свои черты, и их можно вычислить лишь путем отсеивания. Для Тору все это давно стало образом жизни, и в памяти сразу же всплыли несколько вот таких ненадежных лиц. Когда-то он сумел посадить их на крючок. Но люди не меняются, и такой же трюк мог повторить и кто-либо иной. В практике инспектора нередко случались курьезные ситуации, когда на жертву давят сразу несколько человек с противоположными желаниями и абсолютно идентичным компроматом. Расскажешь следователем о нападении - весь город узнает о твоей измене жене. Не расскажешь - все равно узнают, только уже из других источников. Попробуешь передать информацию тайно - прибьет уже сама жена. Вот такая вот она веселая - работа инспектора.
   Но если стоит вопрос поиска кого-то конкретного, кто умеет скрываться, то можно воспользоваться услугами криминала, представители которого работают в смежной сфере и используют схожие методы. Почему бы не воспользоваться ими, особенно, если сами они местные, а все приезжие для них - потенциальные жертвы? Вот это уже имеет смысл. Сам он с местными дельцами теневого бизнеса дел до сих пор не имел. Зато знает, как их найти. Достаточно думать, как они.
   Первое место, где его могли узнать - городские ворота. Тот же случай, что и с часовыми. Те тоже знают всех своих и приезжих но, в отличие от бандитов, свой пост не покидают. А воришки прямо там могут оценить кондиции будущей жертвы и ее платежеспособность. Ни то, ни другое внимание привлечь не могли - Тору давно сменил образ, и сейчас ничем не отличался от обычного путешественника. Разве что за ним наблюдали достаточно долго, чтобы понять, что он приехал сюда сам, без сопровождения. Внимание бандиток мог бы привлечь симпатичный одинокий мужчина, но тогда его бы схватили сразу, пока в городе о нем еще никто не знает. Внешность Тору себе организовал абсолютно типичную, с разве что прическу не сделал. Такому персонажу, если он прямо посреди улицы попросит о помощи, отказать просто язык не повернется. Хм, а вот и "клиент".
   Вот оно! Значит так на него и вышли. Теперь можно возвращаться обратно в номер таверны и приготовиться к встрече. У инспектора с собой достаточно аргументов, чтобы устроить небольшую войну.
   Вдруг паук за пазухой зашевелился и выдвинул свою полуслепую голову из-под воротника робы. С момента их бегства из Святой земли тот абсолютно никак себя не проявлял, разве что ни на секунду не отходил от инспектора. Оно и понятно: судя по записям Майто этот паук - обычный исполнитель, и без прямых указаний ничего делать не будет. А тут вдруг вылез из насиженного места.
   Пока Тору пытался его удержать, к ним подошла высокая, плечистая девушка в красном берете с белым символом в виде четырех стрелок. Та же эмблема виднелась на ее рукавах. Поняв, что остановить неугомонного синтетика ему не удастся, Тору крепко сжал воротник, не позволяя пауку вылезти на свободу. Тот не растерялся, и полез обратно. А девушка с каменным лицом стояла и смотрела, как человек пытается удержать что-то живое под одеждой, а оно бегает у него по животу, прячется на спине, пытается пролезть в узкие рукава, а потом лезет в штаны. В какой-то момент застежка не выдержала такого издевательства, и паук вывалился прямо в грязь. По законам вселенной упал он спиной вниз, а потому сейчас активно дергал лапками в тщетных попытках перевернуться, и тем самым еще больше разбрасывая грязь вокруг себя.
   Так стыдно ему не было еще никогда. Тору замер посреди улицы, заляпанный грязью и со спущенными штанами, а вокруг него собралось уже пять девушек, похожих как две капли воды на первую. Какая из них была первой, он сказать не мог. Все одеты совершенно одинаково, имеют аналогичную комплекцию, и даже лица очень похожи. Казалось, даже грязь на прочных высоких ботинках налипла одинаково. Отличались лишь детали: серьга в ухе, веснушки на щеках и разный цвет глаз.
   - Твоя почта. Доставка здесь и сейчас.
   Что значит "моя"? Они с ним вообще не знакомы, чтобы так фамильярно обращаться. Вероятно это какой-то пароль. Неужели это они его все это время преследовали? И что делать? Его окружили, он в неудобном положении (в обоих смыслах), дать отпор просто не успеет. Но они до сих пор стоят, и ждут на его реакцию. За эти несколько секунд его должны были уже скрутить и вырубить. Городской дозор, даже если здесь начнется резня, помогать не станет, потому что схватка происходит за стенами города - не их зона ответственности. Да и потом разбираться никто не станет. Максимум - напишут рапорт об увиденном. А девушки продолжают стоять каменными столбами. Кажется, даже не дышат. А нет, дышат. Только очень ритмично, будто духовая помпа, хоть время по ним отмеряй. Может им надо ответить?
   - Вы что-то хотели?
   - Вам посылка.
   Одна из них уже успела схватить паука за ногу, но вместо того, чтобы вытащить его из ловушки, перетащила в лужу поблизости. Тот, словно понимая ее намерения, начал вертеться в воде, смывая с себя грязь. Хотя почему "как"? Он понимал! Проклятый механизм все это время сдавал его маршрут! Очистив членистоногого, девушки начали доставать из своих поясов какие-то детали и заменять ими поврежденные элементы его тела. Всего за несколько секунд из калеки он превратился в абсолютно целого хищника, отрастил дополнительную пару лап и новые хелицеры, а также получил пару уже знакомых коробочек по бокам своего корпуса.
   - Держите! - пока Тору краем глаза следил за процессом, ему в руки всунули черную коробку размером с книгу с удобной ручкой сбоку.
   - Кто вы такие? - задал Инспектор главный на данный момент для него вопрос.
   - Твоя почта. Доставка здесь и сейчас! - хором повторили девушки свою первую фразу.
   Выполнив свою миссию, девушки разворачиваются и строевым шагом идут в город. Вслед за ними из лесу выходит еще десяток их копий. Тору продолжает стоять, одной рукой придерживая штаны, второй - непонятный подарок от незнакомок. Под ногами крутится обновленный паук. А стражи от смеха по земле катаются. Весело им! И станет еще веселее, когда он в таком виде через полгорода будет добираться до таверны. Вот такая она - жизнь инспектора!
  
   ***
  
   Лаборатория барьеров - один из столпов могущества Церкви. На всех картах для воздухоплавателей ее место занимает белое пятно. Для общественности это место было одной большой аномалией. Лишь отдельные лица знали, что это просто занавес, за которым не видно истины. Так было до недавнего времени. Теперь, когда руководство Церкви было вынуждено покинуть свою крепость в Святой земле, это место стало пунктом сбора сил для контратаки. Су-Ван всю ночь маневрировал в узком проходе между вихрями заряженного эфира, чтобы под утро, наконец, зависнуть у единственного свободного причала.
   Впервые за много дней Лашура ступила на земную поверхность. Эти постоянные перелеты сильно ее утомили. Несмотря на большую площадь острова, нормально прогуляться по нему не удастся при всем желании. Ее мать любила думать на ходу. В ее кабинете даже ковер был протоптан по кругу, а тропинки в саду закручивались замысловатыми вензелями, переплетение которых позволяли просто идти вперед каждый раз по новому маршруту, и ни разу не упереться в крутой поворот. Все для того, чтобы мысли монаршей особ не стояли на месте. Только сейчас, оказавшись отрезанной от цивилизации, маленькая королева начинала понимать, насколько удобной раньше была ее жизнь. Интересно, а как себя чувствовал Кейнси, когда оказался здесь: один, с пустыми руками, в абсолютно неизвестном и враждебном мире?
   Все чаще мысли возвращались к этому неугомонному мальчишке. Несмотря на то, что он давно их покинул, Лашура до сих пор чувствовала его присутствие рядом. Кайя ей объяснила, что эти членистоногие твари, которыми она уже более-менее научилась пользоваться, могут одновременно показывать картинку не только ей, но и другим лицам, без ее на то ведома. И поведение пауков все меньше походит на инстинкты. Они стали более организованными, последовательными в своей работе, в чем бы она ни заключалась. Благодаря нанесенным на их корпуса цветным меткам удалось выяснить, что дроны разбились на группы, каждая из которых взяла под контроль свою часть острова: силовые установки, орудийные палубы, сад, жилые помещения... Иногда, если в этом возникала насущная необходимость, они могли помочь персоналу. Но делали это только по собственной воле, не реагируя на просьбы. Однажды даже поднялась тревога, когда эти пауки, не предупредив Кайю, ввалились на одну из палуб и, обмотав своей паутиной одну из поврежденных пушек, потянули ее в мастерскую. А все потому, что кто-то вслух пожаловался на необходимость демонтажа орудий всей палубы, чтобы вынуть одну неисправную. Позже Кайя согласилась, что не смогла бы самостоятельно скоординировать действия такого количества дронов, чтобы в процессе не повредить еще что-то. А они сделали это сами. И людей это пугало.
   Поэтому она совершенно не удивилась, когда на причале, вместо церемониальной охраны, их встречали бойцы в полевой экипировке, а за пределами видимости один из дронов даже заметил активного рыцаря. Если даже они, привычные к этим независимым и самостоятельным машинам, до сих пор дергаются от одного их присутствия то, что уж говорить о неподготовленных людях, которые столкнулись с беспилотным рыцарем? Последний, кстати, тоже не стоял без дела. Пару дней назад он самостоятельно активировался, вылез на поверхность острова и произвел несколько выстрелов куда-то за горизонт. Кайя ничего объяснить не могла, постоянно получая от чудовища только один ответ: "Враг!" Отправленные в тот район разведчики вернулись с трофейным рыцарем без кабины и опознавательных знаков. Очевидно, машина чувствует угрозу. Вопрос в том - как? Так и стоит с тех пор на поверхности, постоянно водя стволом в разные стороны и не позволяя себя убрать.
   Встречал королеву новый глава епископата в изгнании - Мао Марселло. Лашуре очень непривычно было видеть перед собой мужчину с рангом выше, чем ее собственный. Не в том смысле, что Церковь имеет больше прав, чем суверенное государство. Просто он, находясь в таком же положении, что и сама королева, сумел прихватить с собой часть своих подданных и правительственный аппарат. По крайней мере, большую его часть.
   - Добро пожаловать на нашу землю, Ваше Величество.
   - Приветствую хозяев этой земли, - ответила королева нейтральной фразой, не желая ненароком обидеть епископа, или сделать ему неуместный комплимент.
   - Хотелось бы сказать, что рад нашей встрече, но обстоятельства диктуют нам новые порядки, - Марселло намекнул на почетный караул в боевом снаряжении.
   Намек был более чем понятен. В других обстоятельствах поведение Церкви действительно можно было принять за акт недоверия. Но королева и не ожидала, что великана с чудо-пушкой так быстро забудут. Даже если делегатов примут, то святоши сделают все, чтобы присвоить этот уникальный юнит. Сначала отведут подальше от острова, а затем запрут где-то в подземелье, и все - танцуй под их дудку. Лашура мысленно похвалила себя за то, что все продумала заранее и оставила Кайю со всеми остальными на борту. Пускай святоши думают, что таким образом она скрывает от них собственные секреты. Одно дело, если в руки к Лашуре попал просто какой-то уникальный рыцарь. И совсем другое, если станет известно, что он может находиться в состоянии готовности столько, сколько понадобится, не изнуряя своего пилота. Который, на деле, ему совершенно не нужен.
   Как только гости заняли свои места, пассажирский вагончик в сопровождении нескольких катеров сразу же нырнул в тоннель подземного лабиринта. Даже местные сотрудники, не говоря уже о чужаках, легко могли здесь заблудиться. Все делалось для того, чтобы исключить проникновение на секретный объект. И только Лашура точно знала, куда они движутся. Замаскированный под украшение хитрый артефакт под названием инерциометр постоянно выдавал на волшебные очки королевы линию пройденного ею пути. Если бы еще за бортом что-то было видно, то и карта была бы. Зато она точно знала, что они вместе с кортежем уже несколько минут нарезают круги на одном и том же месте. Вероятно, рассчитывают задержать и запутать гостей. Ну и пусть - механизм от такой карусели не собьется, а вот своих спутников стоит рассмотреть более подробно. Наконец вагончик покинул подземелье, вылетев в глубокое ущелье, все стены которого были покрыты различными строениями, причалами и механизмами. Пейзаж явно заслуживал хотя бы мгновение внимания монаршей особы, но Лашура продолжала сканировать своих соседей. Все остальное можно будет посмотреть в записи, а раскрыть замыслы оппонентов нужно прямо сейчас, пока есть время.
   Поправив переработаны Кайей очки, Лашура внимательнее вчиталась в таблички над головами присутствующих. Свое сопровождение она уже успела изучить, а вот встречная делегация оказалась с сюрпризами. Половина были военными. Сам Мао Марселло был уже старым: полностью седые волосы, глубокие морщины на лице указывали, что человек часто хмурится, а костлявые руки с узловатыми пальцами совершенно не вязались с большим животом. Последний, кстати, очки подсветили серым цветом, в отличие от рукавов и воротника сутаны. Неужели носит броню под одеждой? Должно было произойти что-то действительно серьезное, чтобы так волноваться о собственной безопасности на своей собственной территории. Боится удара в спину?
   Вскоре вагончик сбросил скорость и плавно влетел в один из многочисленных ангаров на стенах ущелья. Это здание было отделено от других - вероятно резиденция для почетных гостей. По протоколу гостям нужно дать устроиться на новом месте, и лишь на следующий день проводить деловые встречи. Даже в условиях войны делегаты должны иметь возможность напудрить свои носики перед переговорами, а не отправляться туда прямо с поля боя вымазанными в крови. Высадив пассажиров, транспорт с епископом унесся прочь, а слуга повел гостей в выделенные им покои. Там их уже ждали.
   - Ваше величество, - приветствовал их человек в одеянии академика.
   - Давненько не виделись, глава рода Фуран, - совсем без удивления ответила Лашура, вчитываясь в результаты сканирования. - Можно поздравить вас с успешной карьерой?
   - Это не моя заслуга. Скорее моих дочерей. Кстати о них: как там поживает моя непоседа? Я слышал, что она недавно подхватила какую-то болезнь?
   Ной Фуран - отец Кайи и Мизайи. Увидеть его здесь было неожиданно, но не невероятно. Мужчина был не глуп, хотя и не очень приятен в общении, успешно вел дела с черными археологами и неплохо разбирался в магии, пока его дочь не проявила талант. Далее в его биографии на многие годы тянется белое пятно, но королева могла и сама додумать ключевые события. Скорее всего, он попал в поле зрения Церкви и ему предложили ему перейти под их крыло. Конечно же, вместе с дочерью. Добровольно, или под давлением - он согласился. Затем появилась Кайя, тоже проявила талант, ну а дальше на нее положила глаз будущая королева. А чтобы ей не было стыдно принимать подданство безродной, ему быстренько организовали высокий пост. Так и перспективная семейка у них в кармане, и будущая королева в зоне досягаемости.
   А вот то, что ему известно о "недугах" Кайи - подозрительно. Кто-то на борту явно сливает информацию. Это точно не Кайя, она бы сразу же вышла на связь с отцом. Это должно быть кто-то третий, связанный с Церковью, иначе бы он не использовал такую обтекаемую формулировку. Явно сам не знает деталей.
   - С ней все в порядке. Позже вы сможете пообщаться наедине.
   - Знаю, это прозвучит дерзко, но я хотел бы сказать пару слов ей прямо сейчас, пока вы еще не отправились на встречу.
   А это уже подозрительно. Неужели он хочет забрать Кайю вместе со всем прицепленным к ней добром? У него должны быть для нее веские аргументы, чтобы убедить дочь покинуть своего сюзерена.
   - Обещаю, что передам ей сразу...
   - Нет, - отрезал Ной, проявляя тот же характер, через который его так не любила знать. - Я должен увидеть ее лично.
   - Я уже здесь.
   Позади академика из эфира сформировалась туманная, не слишком четкая фигура девушки, а Лашура краем уха услышала, как внутри иллюзии щелкают механические суставы пауков. Не могла же она покинуть остров совсем без защиты? Хитрые машины умудрялись складываться невероятным образом, иногда выдавая себя за обычные бытовые вещи. И от этого королева чувствовала себя еще более беззащитной перед этими чудовищами.
   - Хм, - мужчина попытался коснуться фигуры пальцем, но и отошла и сложила руки на груди. - Значит, слухи оказались правдивыми.
   - Какие еще слухи?
   - Разные. Я уже не знаю, кому верить.
   - Расскажите, что вас беспокоит? - королева устроилась в единственном кресле, занимая позицию хозяйки положения, и оставляя академику диван напротив.
   - Только коротко, а не как обычно, - добавил призрак Кайи, подвешивая перед глазами королевы отчет от оставленного возле епископа наблюдателя.
   Как только все вышли, Ной начал свой рассказ.
   - В Церкви начали ходить слухи, что Шатерей разрабатывает оружие, чтобы захватить мир. Атака на Академию это только подтверждает.
   - А ничего, что мы сами там чуть не погибли?
   - Не важно. Это могли и подстроить. Но то, что я вижу здесь, - он указал на иллюзию своей дочери, - не похоже на ваши собственные разработки - не ваш уровень.
   - Откуда такая уверенность?
   - Личный опыт. Эти механизмы больше походят на реликты из прошлого, а не на современные поделки. Я скорее поверю, что вы нашли какой-то тайник древних, - мужчина внимательно вгляделся в лицо королевы. - Или их вам кто-то дал.
   - А как вы считаете?
   - Я опираюсь на факты, а не домыслы. И мое мнение ничего не изменит. А вот ваше будет иметь очень существенные, даже глобальные последствия.
   - Вы преувеличиваете.
   - Отнюдь, - Ной откинулся на сиденье, закрыв глаза, будто возвращаясь воспоминаниями в прошлое. - Я много лет занимался исследованием прошлого. Древняя цивилизация, на руинах которой возник наш мир, выбрала совсем иной путь развития, отличный от нашего. Они были чрезвычайно близки к созданию единого государства. Для достижения цели они могли объединить усилия всей расы. Нам такая кооперация даже не снилась.
   - То есть они были сильнее нас?
   - Не сильные. Просто более развиты. Мне в руки попадали артефакты, повторить которые на нашем уровне развития практически невозможно. Но рабочий образец, тем более в таком хорошем состоянии, я вижу впервые. Кто вас научил им пользоваться?
   - Никто. Мы сами разобрались.
   - Сомневаюсь, - едва поднятая бровь намекала, что академик хотел высказаться более грубо. - Все реликты имеют сложную систему управлений - без инструкции не разберешься. А прочитать ее могут только в специальном отделе в Церкви. Значит, у вас есть живой носитель знаний. Или не живой.
   - Вы ошиблись. Это не артефакты прошлого. Некоторые были изготовлены не более декады назад.
   - Еще лучше... - Ной нахмурился. - Вы хоть понимаете, что попало в ваши руки?
   - Просветите меня.
   - Я не просто так сказал, что от древних остались одни руины. Знаете, чего от них осталось больше всего? Оружие. Люди всегда остаются людьми. Все, что мы создаем, в первую очередь предназначено для разрушения, и только потом - для творения. А теперь представьте себе цивилизацию с возможностями планетарного масштаба и соответствующее оружие. Нам очень повезло, что они перебили друг друга раньше, чем уничтожили мир. И дважды повезло, что их артефакты давно перестали функционировать. Возможно, это тоже было результатом применения какого-то оружия.
   - То есть они погибли от внутренних конфликтов?
   - Это лишь одна из теорий. Я встречал намеки на то, что древние контактировали с еще одной цивилизацией, совершенно не похожей них ...
   - Мы отклонились от темы, - напомнила Кайя.
   - Не перебивай, - отец демонстративно нахмурился на иллюзию, но очки высветили, что его пульс немного снизился - вероятно, наконец-то дождался от дочери правильной реакции. - Именно на тот период приходится самый высокий уровень технологического развития древних. Очевидно, обмен информацией с чужаками дал мощный толчок их науке и люди начали совершенствовать свои инструменты. В том числе и самых воинов. Они быстро вышли за пределы естественных человеческих возможностей. Сильные и быстрые, они вобрали в себя весь военный опыт своей цивилизации. Это была революция. Большие армии отошли в прошлое. Достаточно одного бойца, который мог проникнуть куда угодно и гарантированно поразить врага в самое чувствительное место. Характер войны резко изменился. Исчезло такое понятие, как фронт. Бежать было некуда - полем боя стал весь мир.
   По спине Лашуры пробежало стадо муравьев. Она хорошо представляла себе описанный сценарий. Сама давно живет в таком состоянии, когда из любой дыры может вылезти механический паук и... Далее сценарии варьировались в зависимости от фобий потенциальной жертвы. Кого-то могли задушить паутиной, кто-то боялся быть сожженным или замурованным заживо. Хуже всего, что все это было вполне реализуемо.
   - А теперь вспомните все вышесказанное и одного человека - Кейнси Масаки, вашего слугу. В Церкви всерьез считают, что он один из Древних.
   - Один? - сразу же выделила главное Лашура.
   - Да. Я точно знаю о существовании еще как минимум двоих. Двадцать два года назад в Церковь попала капсула, в которой находилась одна из них. Кто второй - неизвестно.
   - А кто первый?
   - Не могу сказать, - системы на краткий миг уловили его взгляд в сторону изображения Кайи.
   - То есть Церковь полагает, что Кей мог передать нам технологии прошлого?
   - Теперь я в этом уверен. Древние создали множество видов оружия, которое затем их же и погубило. Представьте себе рыцаря, который продолжает убивать даже после смерти своего пилота. Вы уверены, что эти штуки в какой-то момент не повернутся против вас?
   - По крайней мере, в наших руках они не станут средством массового убийства.
   - Геноцида.
   - Что?
   - Древние называли этот процесс геноцидом. Разве Кейнси не употреблял в своих разговорах непонятные слова?
   Девушки задумались. Кей действительно часто пользовался странными оборотами речи, а под конец начал говорить, как столетний старец-философ, вкладывая в свои фразы сразу несколько смыслов.
   - В этом и заключается главное отличие между нами и Древними. Они иначе мыслят, иначе воспитаны. Там, где мы заходим в тупик, они просто использовали другой метод. И при всем этом они такие же люди, как и мы с вами: со всеми своими достоинствами и недостатками.
   - Если он для них настолько опасен, почему его сразу не изолировали?
   - Сила Древних в знаниях и технологиях. Каким бы сильным ни был их воин, парочка рыцарей смогут с ним разобраться. И даже если он сам сядет за управление, ситуация радикально не изменится. Рыцарь выровняет их возможности. Это будет просто еще один элитный пилот, которого можно одолеть толпой.
   - Где-то на уровне Мизайи? - забросила пробный камень Лашура.
   - Да. Но только в том случае, если он будет пользоваться нашими средствами и методами ведения войны. А ваши машинки, - Ной резко просунул руку внутрь иллюзии и попытался оторвать одного из пауков от конструкции, но получил в ответ сильный разряд тока по пальцам, - Ай! Как я уже говорил, это совсем другой метод войны. По одиночке их победить не сложно, что доказали войска мятежников на Святой Земле, но когда они собираются вместе, и действуют организованно... Тут рыцари уже не помогут.
   - У нас захотят их отобрать, - констатировала Кайя.
   - Или уничтожить вместе с владельцами. Церковь не смирится с потерей своей монополии на оружие.
   - У них хватит сил? - Лашура прочитала текстовое сообщение от Кайи, и одним миганием глазами дала согласие.
   - Вполне. Вы на их территории.
   - А себя вы к ним не относите?
   - Поэтому я к вам и пришел. Я не хочу потерять вторую дочь.
   - Потерять?! - всполошилась Кайя. - Что случилось с сестрой?!
   - Церковь с ней случилась, - буркнул отец, - Пропаганда святош действует методично. Всю свою жизнь Мизайя провела среди них. Подданство королевы Лашуры было для тебя единственным способом покинуть эту среду. И не спрашивай, чего мне это стоило.
   - Понятно. И что дальше? Предлагаете нам отдать все, что у нас есть? Какие гарантии того, что нас потом отпустят?
   - Не отпустят. В лучшем случае окажетесь в каком-то монастыре для особо важных лиц. Никто ни о чем не узнает, а Церковь получит еще один козырь.
   - А разве они не собираются с ним ничего решать? Он же напал на Святую землю!
   - Не важно. Он не посягает на привычный для Церкви мировой порядок. Если епископы не будут видеть в вас угрозы, то могут даже обменять на освобождение Академии.
   Вот такой он - Ной Фуран. Достойный представитель своего рода, и столь же невыносимый собеседник. Любит говорить правду в глаза, от чего постоянно страдает. Странно, что с таким скверным характером он сумел найти женщину, готовую терпеть его выходки. Разве что она имела отношение к спецслужбам Церкви.
   - Если с историческим экскурсом мы закончили, то предлагаю перейти к планированию наших дальнейших совместных действий, - Кайя попробовала повернуть разговор в конструктивное русло.
   - С чего вы решили, что я буду с вами заодно? - сразу же воспротивился отец.
   - Потому что ваша свобода заканчивается там, где начинаются интересы Церк...
   Их разговор прервала служанка, что без предупреждения ворвалась в комнату. Лашура и механизмы Кайи сразу же насторожились, но та лишь наклонилась к академику и что-то зашептала ему на ухо. Закончив доклад, она так же быстро убежала, а лицо мужчины превратилось в каменную маску.
   - Что случилось?
   - Прибыла делегация от королевства Шатерей.
   - Так и знала, что Бахарен не успокоился. Что на этот раз: прислал сюда целый флот, или свою летающую крепость?
   - Хуже - Су-Ван с королевой Лашурой на борту...
  
   ***
  
   История любит повторяться. Казалось, я еще вчера так же летал по туннелям, выбивая моллюсков. Единственным отличием был лук в моих руках и непредусмотренный груз позади. Или правильнее сказать - подо мной? Все же позади, ведь в условиях отсутствия гравитации единственным ориентиром будет направление движения собственного тела.
   Откуда взялся лук? Нашел среди того хлама, который снимали со своих жертв морлоки. Каким бы паршивым он ни был - это все равно несравнимо лучше, чем драться вручную. Даже с помощью когтей. Все потому, что каждое действие создает свое противодействие. Чтобы повернуться влево, нужно держаться за аналогичную массу, которую будешь поворачивать вправо. А теперь представьте, как должен выглядеть бокс в невесомости. Уверен, зрелище было бы смешным. Понятно, что кроме меня других клоунов поблизости вы не найдете. Только трупы и тех, кто ими вот-вот станет.
   Жаль ли мне их, ведь это я по сути ворвался в их дом и устраиваю здесь разбой? А как бы вы отнеслись к человеку, который пришел на рынок и начал там пилить артиллерийский снаряд? Вам будет плевать на причину такого поведения, вас не будет интересовать результат... Точнее, именно результат и будет причиной вашего волнения, ведь к словам этот безумец не прислушается. Какими тогда будут ваши действия? Я же, когда осознал масштабы проблемы, морлоков за людей больше не считал.
   Объясню кратко о той опасности, которую для человека представляет агент GrEp Ag-01. Сам вирус довольно большой, больше среднестатистической бактерии, но все еще достаточно мелкий, чтобы не задерживаться обычными средствами защиты. Может распространяться воздушно-капельным путем. Срок его жизни вне благоприятной среды составляет не более двух дней. Этого достаточно для тактического оружия, но цефы пошли дальше. Вирус под большим давлением упакован в капсулы различной формы, размер которых варьируется от 0,1 до 1,5 мм. Именно их и называют спорами. Вот эта капсула уже может лежать в почве годами. Отличить ее от обычной пыли практически невозможно. И как только она вступает в контакт с человеческим телом - оболочка разрушается и внутреннее давление высвобождает содержимое споры прямо на жертву. Для заражения достаточно одной капсулы, но шанс на спасение еще есть. При попадании споры внутрь организма смерть гарантирована в любом случае. Единственный способ пересечь усеянную спорами территорию - абсолютно герметичная одежда и дыхательный аппарат, которые можно очистить не снимая. Некоторые любители даже пробовали паковать пыль из зараженных районов в патроны для своих ружей, чтобы жертва гарантированно загнулась. Идиоты! Такая мелкая фракция с большей вероятностью поразит самого стрелка. Баллистические свойства такого заряда ужасные, но важен сам факт такого применения. И люди не первые, кто до такого додумался. По сути, Шпиль - это гигантская зенитная пушка, задача которой забросить свой заряд в стратосферу, а там ветры сами разнесут материал по всей планете. Для более детального прогноза можно воспользоваться метеорологическими картами и программами расчета зон поражения в результате ядерного удара. Тестовые распылители в Нью-Йорке за один раз гарантированно превращали несколько кварталов в мертвую зону. По сравнению со шпилем, это как маленький китайский грузовичок рядом с товарным поездом на 3500 тонн. С правильным ветром нескольких выстрелов хватило бы на заражение всех Соединенных Штатов, за исключением Аляски. И главный вопрос нашей викторины: как давно и часто эта установка работает? Кем надо быть, чтобы собственноручно размножать собственную смерть? И о личной защите даже не задумываются. Не то, что противогазов - респираторов нормальных не носят! Идиоты! За такое даже премию Дарвина не вручают. Поэтому, если уж начали травить мир - пусть сами построят на месте жертв, одна из которых сейчас хрипела возле меня.
   Чико прекрасно понимала, что жить ей осталось недолго. Ее состояние ухудшалось прямо на глазах: язвы видны невооруженным глазом, температура тела продолжает повышаться, уже чувствуется запах навоза. Все чаще приходится ловить беднягу, чтобы она во время очередной судороги не врезалась в стену. Чтобы хоть немного отвлечься, она рассказывала мне историю своей жизни. О том, как искала свое счастье. Как узнала разочарование и предательство. О надежде и обмане... Это была исповедь.
   - Куда мы идем / летим? - спросила она меня тогда.
   - К выходу наверх. Ты здесь не выживешь.
   - А там останусь / выживу / уцелею?
   - Нет.
   - Значит, тут я и закончу свой путь?
   Я промолчал. Слова были излишни. У нее не было ни единого шанса на выживание. Да и что я мог сделать? Только вести ее вперед. По кругу. Раз за разом пролетая мимо открытой пасти утилизатора, где рано или поздно закончится ее путь.
   - Есть что-то, о чем ты жалеешь? - я решил отвлечь ее, пока еще есть такая возможность.
   - Возможно, - подумала она, но потом покачала головой, - Нет, ничего. От смерти моей ничего не изменится / останется по-старому / в равновесии.
   - А могло быть иначе?
   - Не могло / бессмысленно / без шансов. Моя жизнь не имела смысла / бесцельно потраченные годы / ничего не останется.
   - А чего бы ты хотела?
   - Чтобы все те отбросы / ублюдки / сумасшедшие, что сделали это со мной - сдохли! - со злостью воскликнула она, и тотчас стала вялой, будто эта фраза забрала последние крохи ее жизненных сил.
   За время нашей короткой беседы маркер на интерфейсе изменил цвет с зеленого на серый - это сканеры перестали распознавать ее, как живой объект. Я недооценил степень заражения. Тянуть дальше - только продлевать ее страдания. Настал тот момент, который я так оттягивал. Осторожно, чтобы не причинять еще больше боли, я положил руки на сонные артерии на шее. Один из пальцев раздавил абсцесс, и в воздух брызнул гной вместе с кровью, но я не остановился. В любом нанокостюме есть FAIDS - First Aid System. Это комплекс аппаратного и программного обеспечения для оказания помощи другим людям. Я иногда применял его не по назначению, в основном для допросов, чтобы контролировать состояние чужого организма и не убить пленного раньше, чем получу необходимую информацию. Вряд ли авторы системы могли предположить, что я использую их шедевр, без преувеличений, с целью противоположной от предполагаемой. Сверяясь с результатами сканирования, я постепенно уменьшал приток крови к мозгу, пока Чико не потеряла сознание. Это стало заметно, когда ее движения потеряли осмысленность. Остались лишь конвульсии, которые возникали из-за многочисленных повреждений нервной системы. Через четыре минуты Чико впала в кому, через семь - перестала подавать признаки жизни. Для гарантии я подождал еще десять минут, и только когда тело вообще перестало двигаться, убрал руки.
   Правильно говорят, что смерть одного человека - трагедия, а смерть миллионов - статистика. У меня счет, если принимать во внимание всех моих жертв, а не только пришельцев, лишь чуток до миллиона не дотягивает. Я серьезно - счетчик не врет. Считал, что давно перегорел, а тут неожиданно расчувствовался. Подумал, что опять организм буянит, но нет - все было в норме. Это были реакции не организма, а моего собственного разума. Наниты имитировали нужные реакции виртуального тела и отражали их на биологическом. Мог бы удивиться, ведь я себе даже представить не мог, что такое возможно, но тогда меня интересовал совсем другой вопрос: что я могу с этим сделать? Нет, не так: что я должен сделать?
   Чико хотела, чтобы ее судьбу больше никто не повторил. Самый простой способ не допустить этого - зачистить комплекс. Но этого недостаточно. Из рассказа понятно, что на поверхности существует карго-культ, члены которого поклоняются технологиям цефов. А чтобы не было даже шанса на появление их преемников, необходимо уничтожить и сам комплекс. Только тогда я буду уверен, что больше никто не сможет распространять эту смерть по планете, а призрак Чико не станет преследовать меня до конца жизни. Но сначала следует организовать для нее достойные похороны. Отправить тело в утилизатор? Не уж, мы сделаем лучше! Да и недалеко тут...
   Как переместить груз в невесомости? Придать объекту стартовый импульс в нужном направлении, а затем погасить его в точке назначения. На первый взгляд все просто. А теперь представьте, что вы существуете отдельно от этого груза. Тогда вам придется сначала прицелиться, толкнуть груз в нужном направлении с точно выверенной скоростью, затем добраться в точку назначения раньше этот груза и там его ловить. Если маршрут отличается от прямой линии, вам придется повторять эти маневры каждый раз, когда ваша траектория будет упираться в стену. Конечно, можно уцепиться за груз и лететь вместе с ним, но тогда вам придется приложить очень много усилий, чтобы во время полета переместить себя в нужную позицию и погасить скорость в момент касания. Напомню, что точки опоры у вас в это время не будет. Если вы приложите недостаточно усилий для торможения, вас приложит о стену. Если переусердствуете - отбросит в противоположную сторону с минимальной скоростью. Задача уже не кажется простой? Тогда добавим "человеческий" фактор.
   Поток белых спрайтов, размером со спичечную головку, неожиданно вырвался между труб, выбивая с поверхности мимикрила обожженные шестиугольные сегменты. Костюм сразу же перешел в режим защиты, а сам я провалился в ускорение. Только благодаря последнему я успел среагировать, когда начали стрелять уже с другой стороны. Проклятые твари понимали, что я смогу прикрыться только трупом. И пока плазменный поток терзал тело женщины передо мной, еще одна очередь спрайтов прилетела мне в спину. В невесомости опоры нет, в сторону не отпрыгнешь. Можно лететь только по прямой. Максимум, что я мог, это придать себе крутящий момент, чтобы враги не могли пробить защиту концентрированным огнем по одной точке. Проклятые разрядники жгли мимикрил только так. И это подозрительно, ведь раньше автоматический режим огня мне не попадался. Наконец я добрался до ближайшего укрытия, рассчитывая переждать бурю вражеского огня. Ага, три раза - там меня ждали с распростертыми объятиями. Ну, не объятиями, а с сетью. Хотели метнуть в меня, чтобы я запутался. Вероятно, забыли, что у меня есть когти. А нет, не забыли - сетка не только была незакрепленной, но и под напряжением. Режим защиты уменьшил повреждения, но силовые приемы мне в ближайшие несколько минут не светят. Укутав меня в сети, как муху в паутину, меня снова вытолкнули в центр пещеры и продолжили обстрел. По их замыслу они должны были дернуть за веревку, чтобы погасить мою скорость, и без опоры я бы сразу превратился в легкую мишень. Но веревку я успел заметить и отсечь, и сбежал от этих браконьеров на другой конец пещеры. Там уже смог зацепиться и выпутаться из ловушки. Преимуществом и одновременно недостатком оружия морлоков было отсутствие отдачи. Так они могли бы держать меня на расстоянии от стен. Зато мне сожгли весь мимикрил и большую часть армирующего слоя. Диагностика выявила также несколько пробоев силовой части и глубокий ожог на левом бедре - экзоскелет не успел распределить нагрев по соседним элементам. В общем, я был боеспособный на сорок процентов: камуфляж помахал ручкой, силовой каркас поврежден, и восстановится не скоро. Из положительного только то, что соперники потеряли эффект неожиданности, и я знаю все их возможные места расположения. Этот туннель я уже пролетал, и подробная карта пространства сохранилась в памяти навигатора. Подключенный к нему тактический анализатор уже наметил все безопасные векторы. Пришло время давать отпор.
   Ага, разогнался! Успел выпустить лишь пару стрел, и только один раз попал. Поняв, что их подход провалился, морлоки отступили через вентиляцию, затащив туда и своего раненого. Лезть туда не хотелось - слишком мало пространства. Достаточно подорвать тоннель с обоих концов, и я окажусь в ловушке. Не исключаю, что именно на это они и рассчитывают. Послал туда фонарик. Камер на нем не было, поэтому управлять им я мог только в пределах прямой видимости. Зато он подсветил несколько щитков, которые явно недавно снимались. Поняв, что больше ничего не узнаю - вернул робота назад. И хотя враги исчезли из поля зрения, мой эхолокатор все же улавливал какой-то непонятный звук в дальних концах тоннеля. Ну, ничего, недолго вам осталось портить мне жизнь. Найду и на вас управу.
   Тут заметил, что некоторые системы комплекса успели перезагрузиться после недавнего импульса. Тогда и понял, что с начала нашей эпопеи прошло уже много времени. Сагайдак давно пустой, а в руке последняя, по несколько раз извлеченная из трупов стрела с обломанным каменным наконечником. Выбросив уже испорченный инструмент, вернулся за телом. Лететь оставалось совсем чуть-чуть.
   Вот впереди показалась створка люка. Терминалы мне недоступны, поэтому пришлось все делать вручную: снимать питания из замков, настраивать собственный нейрошунт на работу с прямым подключением и изменять настройки датчиков, чтобы система безопасности не совала мне палки в колеса. Едва шлюз был открыт, я втолкнул туда тело Чико и залетел сам. Для автоматики я выгляжу как сервисный дрон, поэтому после герметизации и выравнивания давления меня пропустили в зарядную камеру. Если сравнивать Шпиль с пушкой, то это его казенная часть, куда и вставляют снаряд. Только тут снаряд идет отдельно от пороха.
   Никогда здесь раньше не был. Это в каноне вселенной Crysis главный персонаж должен жертвовать собой, прыгая в недра машины, чтобы предотвратить ее запуск. Я обошелся лишь парочкой роботов: один нес на себе полную канистру катализатора, а второй - пробирку со штаммом специально запрограммированных нанитов, единственной функцией которых была утилизация всего вокруг - эдакая любительская версия серой слизи. Судя по тому, что тогда Шпиль провалился под землю, штамм сработал как и было задумано. Здесь же все было абсолютно целым и невредимым. Разве что острых углов внутри не осталось - потоки вещества давно стесали все, что выступало за пределы магнитного поля.
   Покинув недра машины, я вернул все как было, и принялся настраивать систему впрыска. Шпиль - сложная и очень высокотехнологичная установка. Для ее эффективной работы необходимо соблюдение целого ряда условий. И самое главное - высокое качество рабочего материала. Вы же не будете заправлять свой Форд-Мустанг мазутом? Это вам не паровоз, который сожрет все, что горит. Попробуйте добавить в цилиндр своего спорт-кара немного абразива, и ремонт влетит вам в очень большую сумму. И чем больше цилиндров, тем больше денег придется отдать. В случае с гигантской пушкой последствия будут еще серьезнее. Здесь более сорока зарядных камер, каждая объемом в несколько десятков кубических метров. Они открываются по очереди, чтобы не перегружать стенки основного канала, а выходное отверстие в форсунке ствола вообще не более метра диаметром. Если туда попадет посторонний объект... Будет очень весело. Мне. Хи-хи-хи...
   Теперь немножко поработаю руками. Хорошо, что морлоки не знают, как открывать ремонтные наборы - есть с чем работать. Отключаю все системы безопасности, которые находятся вблизи, зацикливаю датчики, ставлю вместо предохранителей перемычки. Теперь после выстрела Шпиль не остановится для перезарядки, а продолжит работать как гигантский распылитель, пока не сотрет сам себя. Это как запустить турбину, часть лопастей которой развернута в другую сторону. И никакая автоматика его больше не выключит, хе-хе-хе. Вот за что я люблю цефов, это за отсутствие внутренней защиты. Сомневаюсь, что им вообще известно такое явление, как саботаж. Эх, я такими темпами скоро буду за ними скучать.
   Вот все и готово. Остается только включить подачу энергии. Чтобы окончательно закрыть ритуальный вопрос, надо бы еще прочитать молитву. Но зачем, кто ее здесь услышит? Да и молитв я не учил, и с местным пантеоном почти не знаком. Знаю только об одной богине, которую постоянно вспоминает каждый третий встречный. Как там ее звали? Сейко или Сейку? Вот пусть она и смотрит, как Чико покидает этот мир. Я не соврал - для нее это действительно выход вверх. До самых небес, да еще и с салютом. Этот фейерверк в твою честь, Чико. Аминь!
   Мне показалось, или по туннелям прокатился грохот? Буду считать, что боги дают добро. Подключаю плазменную магистраль и слышу, как механизмы начинают медленно нагнетать в резервуары сжиженный воздух. Но поскольку питание идет от вторичных систем, то для подготовки залпа понадобится не несколько минут, а часа два-три, а то и больше. За это время я успею не только посетить командный пункт, но и выбраться наружу. Если мне никто не будет мешать. Поэтому задерживаться не стоит. Чем быстрее я буду двигаться, тем меньше вероятность попасть в очередную ловушку морлоков. Лучше всего воспользоваться туннелями транспортной системы - там они меня точно не перехватят. Один из таких туннелей мы встречали, когда ходили кругами. Чико каждый раз шарахалась от него, как черт от ладана. Вероятно, именно таким образом она сюда и попала. Надо будет посмотреть по схеме, где проходит тот тоннель - потом им же выберусь наружу.
   "Дополнительная задача: ликвидировать карго-культ."
   Да не забыл я! И не мешай, когда я работаю с опасной техникой! Лучше подсветив мне, что здесь и куда вставлять. Вот так, и детали под напряжением тоже, а то опять долбанут нас током. Так гораздо лучше. Еще один минус бытия нанокостюмом: ты больше никогда не сможешь остаться наедине с собой. На чем я остановился? Точно - транспортная система. Не рабочая, но подвести питание от ближайшего распределительного узла - раз плюнуть. Можно было бы и самостоятельно добираться, но слишком далеко, километров десять, даже если по прямой. И не факт, что где-то посреди маршрута не исчезнет невесомость. А так магистраль сама перенесет меня куда нужно. Едва пошла энергия, как по стенкам транспортной магистрали побежали кольца холодной плазмы. Значит, все работает, и можно отправляться. Я подлетел ближе и позволил гравитационным полям затянуть себя внутрь. Поехали!
   Меня крутило, плющило, но несло вперед, глубоко в недра планеты. Вот мимо пролетела парочка ответвлений, но мне туда не надо. Моя остановка - жилой сектор. Время прибытия сорок секунд. Интересно, что чувствовали моллюски во время такого передвижения, ведь у них скелета как такового нету? Три, два, один, начинаем тормозить и... Почему не тормозим? Бл!..
   Выпустив когти в последний момент успеваю зацепиться за край тоннеля и закрутить себя вокруг оси. Вместо того, чтобы быть насаженным на острую балку, конец которой торчит прямо перед выходом из магистрали, меня совсем чуть-чуть сносит в сторону, и заточенный металл раздирает лишь остатки так и не восстановленного мимикрила. Вовремя переведенный в защитный режим нижний армирующий слой выдержал удар, сохранив мои внутренности. И все равно этот удар был достаточно силен, чтобы меня с распоротым боком Приложило о какое-то препятствие. Приложило так, что стены затряслись. А нет, то не от меня. Это сама земля задрожала. СТранно, ведь Шпиль зарядится еще не скоро.
   Ну и что это за волчья яма? Кто и для кого ставил эту ловушку? Надеюсь, дальше мне удастся спокойно обходить такие сюрпризы. Если верить схеме, отсюда до нужного мне места нужно двигаться прямо по туннелю, никуда не поворачивая. Так и сделаю. Только сначала дождусь восстановления визора, потому что ничего не видно. Дождался, но лучше не стало. Не искаженный чужаками инопланетный дизайн встретил меня абсолютной тьмой и отсутствием питания. И повышенной температурой. Еще несколько градусов, и придется переходить в режим защиты. Не пришлось - костюм сам переключился, и перевел дыхание на замкнутый цикл. Причиной стало высокое содержание ядовитых веществ в воздухе. В частности радона и сероводорода. В такой атмосфере даже цефы не выживут. Странно.
   Медленно, осторожно прощупывая пространство перед собой, я летел в указанном мне направлении. Все выглядело так, будто цефы куда-то рванули, побросав все свои вещи. Вентиляция не работала, поэтому они так и замерли посреди тоннелей, над разобранными агрегатами, в местах потребления пищи... Последние я узнал только по специальным термосах, из которых очень удобно пить в невесомости. Я когда-то запатентовал их как собственное изобретение для астронавтов. К сожалению, заработать на этом не успел.
   На одном из поворотов я не удержался и заглянул в боковое ответвление. И наткнулся на спальный зал. Это было огромное сферическое помещение. Моей подсветки не хватало, чтобы добить до противоположной стороны. Вся поверхность этого зала была покрыта уже знакомыми мне капсулами. Только эти были давно обесточены. Для интереса я подлетел к одной и заглянул внутрь. Там, скрученная в позу эмбриона, висела мумия цефа. Маленькая, размером не больше футбольного мяча и совершенно высушенная. Сбоку она чем-то напоминала личинку большого насекомого. И таких мумий было полно. Только здесь, по приблизительным подсчетам должно находиться не менее полутора тысяч трупов. Интересно, сколько здесь таких гробниц? Удивительно, что они не проснулись, когда оборудование вышло из строя. Даже когда я их расстреливал, они успевали не только вылезти из капсул, но и давать мне сдачи.
   Стены снова задрожали. Черт, да что там происходит?! Это точно не Шпиль, он если и взорвется, то один-единственный раз. И на землетрясение не похоже. Что-то мне это очень не нравится. Стоит ускориться. Вернувшись в коридор, я продолжил свое путешествие. Интересно, как выглядит этот суперкомпьютер? То, что со мной тогда контактировал именно искусственный интеллект, а не примитивная автоматика, я почувствовал на себе. Даже Воин, с которым я научился общаться с помощью образов, так не мог. А тот был не глупее Аналитика или иных моих помощников. Даже отсюда я вижу массивы накопителей, памяти которых достаточно, чтобы вместить в себя все знания человечества. А он еще и что-то свое должен был туда добавлять. Страшно даже представить, какие секреты там найдутся, и какие возможности откроются. Страшно, так как за владение даже небольшой частью этих знаний люди начнут очередную резню.
   Знания это сила. Кто больше знает - тот и сильнее. Когда ты знаешь все про всех - ты сильный. А если еще и можешь правильно использовать свои знания - можешь считать себя правителем мира. Все службы разведки всех времен и народов всегда стремились собрать как можно больше информации о своих врагах. Со временем объем информации рос, как и ее искажение. Приходилось держать целый штат работников, которые разбирали собранные факты и выделяли из них истину. И однажды наступил момент, когда человеческих сил для этого стало недостаточно. Так продолжалось, пока обработку информации не поручили машинам.
   Искусственный интеллект, специализированный на обработке информации, это серьезно. Способный выделить суть даже с самых разрозненных фрагментов, он может формировать динамическую модель исследованного пространства, в которой отражаются все реальные события. Но это только первый этап его работы. Далее идет совершенствование этой модели, дополнение каждого из ее элементов и усложнение алгоритмов их взаимодействия между собой. Характер каждого человека превращается в сложную формулу, которая может видоизменяться под влиянием других формул. И если формула составлена правильно - ее результат будет очень близким к реальному. Это называется мультиагентным моделированием. Такая программа была реализована на базе центрального мэйнфрейма оборонной системы ВС-США "Цитадель" во время атаки цефов. Даже с введением большого количества неизвестных величин она позволяла уверенно прогнозировать действия пришельцев, успешно вести оборонительные, а иногда и наступательные операции. Чуть позже C.E.L.L. активно применяли ее для завоевания рынка энергоносителей. Все упиралось только в мощность машины, на которой выполняется эта программа. Несмотря на высокие темпы технологического прогресса, возможности земных электронно-вычислительных машин уже вплотную подошли к теоретическому максимуму своих возможностей. Зато у цефалоподов была технология создания искусственных нейронных структур любых масштабов, которые не программировались, а проходили длительное обучение под руководством оператора, прежде чем смогут сами выполнять те же функции. По сути это была копия небольшой частицы разума моллюска. Автономный модуль, который потом можно отделить от основы и размножить в нужном количестве.
   Все попытки использовать для этого трофейные компьютеры провалились. Цефы очень хорошо научились защищать свои технологии от кражи. Нужно было создать аналогичный компьютер на основе человеческого разума. И чтобы все было добровольно, иначе полученный результат будет совсем не дружественным к пользователю. Собрали несколько команд, каждая из которых была сосредоточена на конкретном аспекте деятельности: наука, технологии, военное дело, экономика и политика. И начались долгие годы напряженной работы. Каждую из команд постоянно загружали все новыми и новыми задачами. Их ставили в наиболее экстремальные условия и отправляли в отдаленные уголки планеты. Результаты стали заметны уже через несколько лет. Эффективность работы добровольцев постоянно росла, как и полученный их симбионтами опыт. Так C.E.L.L. и получили ключи от мирового господства.
   Дальше компания постепенно завоевала международный рынок энергоносителей. Разрушенные землетрясениями шахты и электростанции просто не оставили государствам иного выхода: либо ты платишь за энергию и развиваешься, либо не платишь, тебя завоевывают и превращают в колонию. И чем больше энергии они потребляли, тем более зависимыми становились от компании. Конечно, были и попытки похитить ее секреты, но бесполезно. Всякий, кто пытался публично или скрытно выступить против C.E.L.L. сразу же становился мишенью для всего мира. А секрет состоял в почти полсотни искусственных интеллектов, которые день и ночь контролировали информационные потоки, создавая для народных масс нужную картинку. Они могли создать толпу на пустом месте, и заглушить крики миллионов. Вычисляли намерения людей задолго до того, как их мысли оформятся во что-то конкретное. Координировали действия сотен тысяч солдат по всему миру, гарантируя победу мизерными силами. Никто не мог спрятаться от всевидящего ока. А кто мог - не представлял опасности для компании.
   Псих и Пророк тоже до определенного момента не рассматривались как угроза. Ну не отдали мы свои костюмы, и что? Нас двое против нескольких миллиардов. Какими бы сильными мы ни были, мы не способны нанести существенный вред. Напротив, вокруг нас скапливались все недовольные, которых потом можно было накрыть одним ударом. Так повторялось несколько раз, пока один из суперкомпьютеров не наткнулся на следы очередной расправы. Разобрав все предыдущие акты уничтожение повстанцев, система подняла тревогу. Во всех случаях фигурировали одни и те же люди. Напрашивался вывод, что либо покойники раз за разом воскресают, либо у них есть много двойников, либо кто-то сумел обмануть главное оружие C.E.L.L. Последний вариант, по мнению людей, был наименее вероятным. На время расследования суперкомпьютеры были отрезаны друг от друга, чтобы по различиях в их работе было проще вычислить источник фальшивых данных. А пока повстанцы, воспользовавшись моментом, проникали в купол Свободы, мы с Психом пробирались к ответственному за этот регион дата-центру, чтобы физически уничтожить один из этих компьютеров. Не весь, достаточно лишь критически повредить главный элемент системы.
   Я знал о главном недостатке этой технологии. То, что люди считали защитой от посторонних пользователей, оказалось уникальной особенностью конструкции. Отдавать приказы модулю мог только его собственный оператор с помощью прямого подключения. Как уже было известно, мозг каждого человека в процессе жизни развивается по-своему, формируя уникальную карту активных нейронов. Отраженная в синтетическом модуле, она просто не способна была контактировать с другими пользователями. Это все равно, что пытаться воткнуть штекер в гнездо другого формата. У цефов с этим проблем не было, ведь над созданием каждого такого компьютера работал весь коллектив, а не отдельный его представитель. То есть искусственный интеллект легко мог контактировать с любым оператором, ведь все они были между собой интеллектуально и биологически похожи, как близнецы. C.E.L.L. не доверяли никому, даже собственным людям, не говоря уже о исследовательском материале. Поэтому они нашли другой выход.
   C.E.L.L. создали собственный интерфейс для взаимодействия с искусственным интеллектом. Биологический интерфейс. Все было элементарно: взять кабину от летуна цефов, и посадить туда оператора нанокостюма. Распятый в капсуле жизнеобеспечения, вплавленный в ее механизмы, бедняга всю оставшуюся жизнь проводил в полной изоляции, без возможности пошевелиться, моргнуть глазами, и даже вдохнуть. Будучи когда-то носителем инопланетной технологии, он постепенно превращался в безымянный придаток к ней. Вся его роль - повторять для машины некоторые команды и изредка подтверждать полномочия новых терминалов. Это даже жизнью не назовешь. Существование - не более.
   И тем удивительнее было увидеть такой привет из прошлого здесь. Вместо монолита центрального процессора в переплетении труб и кабелей висел пилотский саркофаг. Хорошо заметно, что оборудование устанавливалось самостоятельно, с применением подручных материалов, значит помощников или посторонних специалистов здесь не было. Детали даже не прикручены, будто их стягивали вместе изнутри. Какой безумец мог по своей воле залезть в эту машину? Что-то мне идея присоединиться к этому источнику знаний уже не так нравится. Под дрожание стен я подлетел ближе и одним легким движением откинул в сторону крышку саркофага. В воздухе разлетелось облачко конденсата из стыков, а мне в морду уперлось дуло какой-то пушки.
   Секунда ступора.
   - Ты?!
  
  
   Глава 17. A fonte usque ad fontem (От истоков к истокам)
  
   Старый аэродром в окрестностях Маури уже давно не выполнял свою основную функцию. С тех пор, как открылся новый торговый маршрут, наплыв частных судов сократился втрое. Затем устарел и наземный тракт, а за ним загнулся и сам городок. По крайней мере, так это выглядело для приезжих. Самих же жителей это нисколько не тревожило. Наоборот, сюда начали переезжать те, кто хотел уединиться. Выкупить по дешевке неплохой домик - что может быть лучше? И губернатор местный неплохо справляется со своими обязанностями. Разбойников в окрестностях уже лет двадцать никто не видел. Зато здесь иногда проводили свои учения молодые воздухоплаватели. Многообразие ландшафта и несколько постоянных воздушных ям позволяли без лишнего риска отработать основные приемы полета и взаимодействие экипажа. Но и это в последнее время случалось все реже. Вместо этого тут поселились несколько семей мусорщиков, которые занимались ремонтом и обслуживанием, но чаще - просто утилизацией воздушных судов. И чего им только не попадалось: и яхты, и катера, и даже лайнер один был. Только военные суда к ним не доходили - государственная тайна и все такое.
   Семилетняя Минако с интересом осматривала их последнее достояние, выискивая различные тайники и доставая оттуда имущество бывшего экипажа. И это ей удавалось на удивление хорошо. В ее сумке уже лежала парочка гребней, восемь монет различного номинала и происхождения, мешочек пряностей, большая сигара с дурманом, бутылочка дорогого оливкового масла и еще целая куча разнообразной мелочи. Бутылки с вином она вообще с собой не брала - просто выставляла на видное место, чтобы забрать потом. Этот корабль был не таким оригинальным, как предыдущие, зато очень большим. И проблемным.
   Избитая баржа несколько раз входила в пространство разных стран, и нигде ей не позволяли сесть. Все из-за особого статуса ее случайных пассажиров. По правилам корабль вообще должны были арестовать, но там закрутилось что-то непонятное, и корабль оказался на торгах. Казалось бы: большая баржа, даже немного поврежденная, это неплохое капиталовложение. Вот только разгрузить ее уже не удастся. Большие бочки на палубе повредились во время обстрела, и залили своим содержимым все контейнеры, что за время полета склеились воедино. Будто только что расплавленная смола, эта гадость очень трудно отдиралась даже металлическим инструментом. Проще разобрать сам корабль, чем полностью ее удалить. Даже подъемное кольцо - самый ценный элемент конструкции, который нередко переставляли из старых судов на новые, оказалось намертво впечатано в конструкцию. Вместе с контрольными контурами и половиной необходимого для полета оборудования. Корабелы сразу отмахнулись от этого корыта, не представляя себе, как вписать эту глыбу в очертания будущего судна. Только на летающий кран и пригодится.
   Старшая сестра Минако - Минори, с сомнением относилась к родительской затее. Она уже успела заглянуть во все доступные уголки судна, и все больше склонялась к мысли, что родители переплатили за эту летающую руину. Сомнительно, что даже подъемные кольца удастся выковырять без проблем - эта гадость залила не только трюм, но и соседние технические помещения. Хорошо, что на работу самих колец это не повлияло. И чем больше она осматривала их обновку, тем больше сомневалась в увиденном. Ну не могло в корабле уместиться столько клея, даже если бы им были забиты все бочки и контейнеры. Такое ощущение, будто его заливали в трюм прямо через люки, которых было всего-то четыре штуки, и находились они в совершенно других концах трюма. И подняться в воздух, не говоря уже о стабильном полете, с таким грузом судно просто не должно было. Эта же баржа смогла своим ходом приползти сюда, и своим пузатым корпусом занять все свободное пространство площадки.
   - А это еще что? - проворчала себе под нос девушка, заметив на стене темного трюма солнечные зайчики.
   - Минори! Минори, смотри, кого я нашла! - послышался с палубы голос младшенькой.
   - Опять какое-то животное нашл... - девочка выглянула из люка и замерла с открытым ртом, увидев в руках сестры что-то массивное. - Это что такое?
   - Не знаю. Но она очень гладкая и блестящая, если ее начисто вытереть.
   - Она? - Минори подняла бровь, с сомнением поглядывая на сестру. - Ты даже не знаешь, что это такое, а уже определяешь пол? А вдруг это не девочка, а мальчик?
   - Это девочка, потому что у нее есть детки. - Минако отошла, показывая еще три таких же штуки, только слегка поменьше.
   Только теперь Минори смогла внимательнее рассмотреть эти живые трофеи. В руках у сестры было что-то четырехлапое, окрашенное в розовый цвет и украшенное посередине корпуса черным геометрическим орнаментом. Другие компенсировали отсутствие узоров более богатой палитрой цветов. На первый взгляд - какие-то сложные механические игрушки. Но движутся они осознанно, будто живые. Жертва сестры постоянно переводила взгляд с одной девочки на другую и обратно, словно сравнивала их, и время от времени пыталась вырваться из плена. Если это действительно машины, то в руках у Минори не мать этих четвероногих пауков, а их командир. Интересно, что за мастер умудрился их создать?
   - Минори, будь осторожна с ними, не сломай. Ты же видишь, что это не игрушки.
   - Да-ба-би-ба-ба! - будто поддерживая ее, пропищала розовая штука, недовольно дернув лапками.
   - А если и игрушки, то очень недешевые.
   - Вижу, не дура! - огрызнулась меньшенькая, осторожно приседая на палубу, не выпуская однако свою находку с рук.
   Но не успела девочка усесться, как механизм дернулся и, хитро извернувшись телом, спрыгнул на пол. Минори попыталась его снова поймать, но тот подпрыгнул и, оседлав шарик с заряженного эфира, вместе с собратьями пулей вылетел по лестнице на верхнюю палубу. Все, что они успели увидеть, когда подошли туда - как последний из них прыгает за борт.
   - Вот и все. Упустила ты счастье свое, - упрекнула сестре девушка, и пошла обратно. - Пойдем, кажется, в трюме есть отверстие. Полезешь проверить?
   - Ага, сейчас иду, - ответила младшая, никуда не спеша.
   Вместо этого она, прислушиваясь к шуму откуда-то снизу, осторожно переступая наплывы черной смолистой массы, перешла на другой борт и посмотрела вниз. Туда - в заросли на обочине площадки.
   - Минори!
   - Иду!!!
   Маленькая девочка напоследок еще раз осмотрела пространство и ушла с палубы. Едва она исчезла из поля зрения, как часть корпуса корабля открылась и изнутри на улицу выбежала целая стая насекомоподобных существ. Среди них особенно выделялись большие, в метр высотой. Их плоские тела, напоминая по форме широкий английский щит, были увенчаны разнообразным грузом. Некоторые контейнеры были настолько габаритными, что их несли сразу несколько "щитовиков".
   Убедившись, что люди не подняли тревогу преждевременно, синтетики положили вырезанный фрагмент корпуса на место, прихватили его в нескольких местах своей паутиной, и поспешили за остальной группой. Выдать их могла только хорошо утрамбованная сотнями лап земля и затоптанная трава. Если не присматриваться, то и внимания не обратишь. Но в нескольких сотнях метров дальше они уже не маскировались, и черной живой массой растекались лесом. Еще дальше, ломая кусты и приминая молодые деревья, двигалась огромная сколопендра. Будто идеальная подвеска спортивного вездехода, ее собранное из многих "щитовикив" тело огибало все препятствия и складки местности, не позволяя закрепленному на спине грузу лишний раз вздрогнуть или наклониться. И такая сороконожка была не одна. Чуть дальше виднелась еще одна, а за ней еще, и еще... Все это происходило в абсолютной тишине. Весь лес будто вымер. Не пели птички, не кричали звери. Даже вездесущие коору забились в свои норы, засыпав за собой входы. И в центре армады, окутанный вихрями всасываемого эфира, в небо возвышался расчерченный геометрическими линиями обелиск. Синтетическая орда под его руководством выдвинулась на поиски нового места для своего гнезда.
  
   ***
  
   Церковь... Кайя давно знала, что ни одна организация или знатный род не откажутся от применения грязных приемов, чтобы привязать к себе перспективных людей. Отец с детства внушал это в ее глупую голову. Подсказывал, куда следует смотреть, а что принимать на веру не следует. Только сейчас, имея в своих руках невероятно мощный инструмент для получения информации, она осознала, насколько ее отец умалчивал реальное положение дел.
   Сначала было очень интересно и приятно узнавать все больше чужих тайн. Так она узнала, что главный повар на борту Су-Вана время от времени использовала некачественные продукты, маскируя это большим количеством специй. Или о не очень добросовестных гвардейцах, что вместо стояния на страже могут целый день играть в азартные игры. Или о штурмане, время от времени промышляющим контрабандой. Все эти факты постепенно складывались в карту событий, по которой можно было легко вычислить жизни даже тех людей, о существовании которых она раньше даже не догадывалась. Например, о заведующей складом хозяйственных принадлежностей, у которой можно раздобыть порцию дурмана. Так Кайя смогла вычислить и пути попадания этого наркотика на борт, что повлекло за собой еще более тревожные открытия. Ради интереса девушка попыталась таким же образом собрать информацию о себе. И была неприятно поражена тем количеством компромата, что сообщество пауков смогло наскрести из одиночных фактов ее биографии. Откопали даже то, что она была готова обменять своего сюзерена на первую любовь! Которая оказалась еще одним чужим секретом - интригой младшего Дагмайера. Именно тогда розовые очки девушки разбились вдребезги. Мир больше не делился на черное и белое. Была только сплошная серая мгла, в которой время от времени встречались по-настоящему темные пятна. И со временем девушка поняла, что даже у ее собственной королевы, которую она еще недавно считала непогрешимой, есть целая куча тайн, за разглашение которых та без сомнения избавится даже ближайшей соратницы и подруги. И Лашура, несомненно, уже догадалась, что Кайя о них знает. Но никак это не показывала. что сообщество пауков смогла наскрести из одиночных фактов ее биографии.
   Сосредоточившись на текущих проблемах, Кайя еще раз пересмотрела собранные по Церкви данные. Новая Церковь, как именовали себя беглецы из Святой земли, на самом деле разительно отличалась от своего предшественника. Они не могли называть себя государством, ведь не только место их нахождения, но и сам факт их существования все еще был тайной. Но несмотря на свое малое количество, они все еще оставались силой, поскольку контролировали так называемую "Лабораторию барьеров" - большой комплекс, в котором исследовались древние артефакты и производились их современные аналоги.
   Технологии Древних имеют одну очень важную особенность - для их работы не нужен эфир. Они могут работать за пределами моря Ахо, а в некоторых случаях и под водой. Но за такие возможности приходилось платить большим расходом высококачественных металлов, без которых даже идеально воспроизведенная реплика не заработает, или сразу же сломается. Кое-что удалось повторить на доступной элементной базе, но как и почему эти штуки работают - не мог объяснить никто. Не хватало фундаментальных знаний. В то же время Кей сумел как-то обойти это ограничение, собирая свои поделки буквально из воздуха. Су-Ван тоже, как оказалось недавно, скрывал в своих недрах механизмы, способные перерабатывать эфир в материю с нужными свойствами. К сожалению, доступ к ним Кайя не имела, где они расположены - не знала, а пауки отказывались ей сообщать. В последний раз, когда она попыталась под прямым управлением завести одного из членистоногих в найденную недавно нору, ее сразу же выбросило в реальность, а сама нора тотчас была засыпана. Дальше "копать" в этом направлении она не решалась. Ибо кто их знает, какие тайны скрывают сами пауки...
   Возвращаясь к секретам Новой Церкви, Кайю интересовал лишь один вопрос: сохранили они секрет создания рыцарей? Пока она склонялась к мысли, что производственный процесс был разбит между несколькими объектами, и захват Святой земли его прервал. Это объясняет инертность епископов относительно Бахарена, который мог им угрожать уничтожением важного объекта. На их месте Кайя обязательно создала бы несколько тайников с уже готовыми рыцарями именно на такой случай. Вероятно, одна из них находится здесь, потому что на одном из складов пауки заметили большое количество сервисных коконов. Значит, неподалеку должны быть и машины, которых они обслуживают. Будет очень плохо, если всю эту ораву натравят на Су-Ван. Каким бы мощным ни был ее рыцарь, он просто не успеет перестрелять всех врагов. Особенно в порту, где не так уж много места. Да и сам он в последнее время сильно зарос своими кристаллами, потеряв подвижность, а как остановить этот процесс - неизвестно.
   Кстати о синтетиках. Идея сбросить управления сразу несколькими дронами на друга, подчиненного непосредственно Кайи себя оправдала, увеличив радиус покрытия и количество выпущенных за пределы острова юнитов без риска их потери.
   Находясь в постоянном контакте с ними, Кайя все чаще замечала слабое, едва слышимое эхо знакомых сигналов. Будто где-то там, за горизонтом, перекликаются целые стаи этих машин. Когда она впервые услышала их сигнал, то подумала, что это просто эхо ее собственного. На следующий вечер он повторился, точно в то же время. А потом снова и снова. Девушка уже привыкла к этому шуму, как к крикам детворы за окном. Со временем источников шума становилось все больше. Ее собственные пауки относились к нему совершенно безразлично. Пока не покидали зону досягаемости. И когда истекало отведенное на возвращение время, они отправлялись к ближайшему источнику сигнала. Королева опасалась, что Кей мог еще кому-то сделать такой же подарок, как и им, поэтому Кайя пообещала после окончания визита разобраться с этим феноменом.
   Серия Б - наиболее универсальная версия дронов. Они могут делать все то же, что и их узкоспециализированные родственники. Но, как и любой многофункциональный инструмент, они делали это все одинаково плохо. Их слух был хуже, четыре визора вместо шести уменьшали поле зрения, минимум интеллекта, отсутствие вооружения, больший вес и меньшие запасы энергии для работы... Эта, казалось бы, несовершенная модель составляла более половины от общего числа дронов. А все потому, что они изначально проектировались для командной работы. Как настоящие муравьи, вместе они были способны сдвинуть даже предметы в сотни раз больше себя. В случае повреждения одного, другие могли "поделиться" с ним частями своего тела без существенной потери функциональности. Кайя тогда так и не разобралась, но одна из слуг клялась, что собственными глазами видела, как в каморку вошло четверо пауков, а вышло пятеро. Конечно же для достижения такой эффективности им были нужны командные юниты. Эту функцию на себя брала серия А - первенцы Кейнси. В их конструкции было много лишних, на первый взгляд, элементов, к которым можно было подключать разнообразное дополнительное оборудование. Сейчас они отвечали за связь с руководящим центром, а в случае, когда это невозможно - брали управление на себя и быстро возвращали стадо в зону покрытия. Есть еще третья серия - В, но их производство прекратилось вскоре после того, как Кей покинул их компанию. Эти дроны были созданы только для боя. Их передние широкие лапы имеют острые края и могут сложиться в широкое лезвие. Или скреститься ножницами и отсечь недоброжелателю несколько излишне. Расположенные на их теле пара причудливых пистолей, позволяли поразить восемь целей на расстоянии до двадцати метров. Некоторые из них даже могли колдовать с эфиром - их Кайя держала у себя, как личную охрану. Какая ирония: у капитана королевской гвардии есть собственная гвардия.
   Дроны отправились на разведку сразу, как только остров пришвартовался. Кайя понимала опасения королевы касательно лояльности святош, а потому решила перестраховаться. Вычислить оперативный штаб Церкви удалось очень быстро, достаточно было немного понаблюдать за работой их военной почты. Вскоре несколько квадов пауков заняли стратегические позиции внутри здания и слушали все разговоры. Только слушали, потому что переписка была зашифрована. Несколько попыток разгадать шифр с помощью всех доступных криптографических инструментов результата не дали. Единственное, что удалось установить, это выделить несколько отдельных типов шифрования. Очевидно, ими пользовались различные подразделения. Обратное отслеживание писем с соответствующими шифрами грозило затянуться, поэтому Кайя решила сосредоточиться на более доступных средствах разведки. Например, съема вибраций с поверхностей или забрасывание жучков. Последний метод был более рискованным, поскольку в абсолютной стерильности кабинетов любой посторонний предмет сразу был заметен.
   В процессе наблюдения Кайя наткнулась фрагмент разговора епископов.
   - Вы идете на риск.
   - Отнюдь. Достаточно захватить командира, и войско само сложит оружие. Отчалить они не смогут, припасов у них почти не осталось, а пилоту рано или поздно придется покинуть машину. Еще никто не смог просидеть внутри больше шестнадцати часов.
   - А вдруг не придется?
   - Посмотрим. Даже если они попытаются сбежать, у нас достаточно огневой мощи, чтобы сбить остров. А этот рыцарь, каким бы прочным он ни был, летать не может. Начинаем через два часа, или как только один из пилотов вылезет. Вопросы, предложения?
   - Как насчет пауков? Готов поспорить, что они на первом острове. Слишком странно выглядит багаж королевы.
   - Будем считать, что они есть на обоих. Шоковые дубинки солдаты уже получили. Действовать нужно синхронно, иначе вторая цель успеет среагировать.
   - Не торопитесь, мы не рассмотрели еще один вариант, - Кайя узнала голос Мао Марселло.
   - Какой?
   - Это может оказаться провокация. Вдруг от нас именно этого и ждут, чтобы мы расставили свои силы в нужных местах?
   На некоторое время воцарилась тишина.
   - Оставим резерв на такой случай, но тогда наших сил может не хватить для штурма.
   - Предлагаю задействовать "Реликт". Пора уже проверить его в действии.
   - Поддерживаю.
   - Согласен.
   - Так и сделаем.
   На этом разговор завершился, и неизвестный епископ покинул штаб в сопровождении одного из наблюдателей. Понятно, что все услышанное было вырвано из контекста, но это все равно было лучше, чем ничего. Также подтвердилась присутствие стукача, и появилось подозрение на еще одного. То есть Церковь прекрасно знала, кто из их гостей настоящая королева, а кто - подделка. И те рыцари, которые недавно атаковали Су-Ван, тоже принадлежали одному из епископов. Да и Мао Марселло, как оказалось, был главой епископата только на словах. Настоящий руководитель Церкви в обязательном порядке должен обладать специальными артефактами, с помощью которых мог напрямую подключаться к некоторым уникальным церковным системам. Например, настраивать блок предохранителей в пилотских пузырях рыцарей, чтобы увеличить или уменьшить скорость реакции машины, обратную связь и другие параметры. Повторить артефакты возможно, но единственный носитель секрета их использования остался на Святой земле, если вообще выжил во время вторжения. Без этого папский скипетр оставался просто стильным аксессуаром. Не исключено, что глава Церкви должен был сам участвовать в производстве рыцарей...
   Короче, новостей собралось много. Кайя уже составляла итоги разведки, и передала их на очки уставшей королевы. Не успела она расслабиться, как все дроны в пределах досягаемости перешли в боевой режим, состояние представителей Церкви изменился на вражеский. Кайя сразу же насторожилась. Нападать пауки не стали. Значит их еще можно утолить. На сбой тоже не похоже. Пауки могли самостоятельно обработали информацию и начали готовиться к атаке, но этому должен предшествовать активный обмен данными между всеми дронами, и решения они должны были принимать тоже всей сообществом. А здесь по группе прошел только один пакет. С обновлением! Откуда?!
   И Кайя стала разбираться. Просмотрев логи последних событий, она нашла лишь одно изменение - в списках доступных контактов, появились два новых абонента, подписанных как "AM-Analyst"и "AM-Judge Dredd". Попробовав к ним подключиться, как к обычным дронам, она не получила от первого никакой реакции, а второй прислал запрос на идентификацию. Система спрашивала о таком только при выполнении опасных или необратимых операций, например изменении поведенческих алгоритмов пауков или их использования не по назначению. Едва она выполнила все, что от нее требовалось, как окно стало неактивным, и в его центре появилась надпись: "Заявка на рассмотрении". Так продолжалось лишь несколько секунд, после чего окно разблокировалось и...
   Минуту спустя Кайя закрыла все окна и потерла глаза, хотя в капсуле они и не напрягались. Ситуация неожиданно вышла за рамки прогнозов. В таких случаях надо сломать и прогнозы соперника, не позволять ему захватить инициативу, действовать нестандартно. И быстро!
   - Ваше Величество, нам пора улетать, - сказала ее иллюзия в гостевой резиденции.
   - Что? Зачем? Мы же только прибыли!
   - Нас собираются брать штурмом. Не вижу смысла тратить свое время и ресурсы в ненужных схватках.
   - Церковь?
   - Я насчитала целых пять фракций, и у каждой нас свои планы. Переговоры не планировались изначально, - Кайя вернулась к отцу. - Ты с нами, или продолжишь работать на Церковь?
   - Церкви больше не существует. Мои договоренности утратили силу, как только Святая земля была оккупирована. Все адекватные церковники, с которыми я работал или пропали без вести, или арестованы. Я думал, что это просто реакция на требования военного времени, но сейчас...
   - Тебе не ставили печать? - поинтересовалась Кайя, осматривая мужа визор всех присутствующих здесь пауков.
   - Снял. Ты думаешь, что статус академика мне дали только за одаренное потомство? - с усмешкой ответил тот, потирая поясницу. - Мне понадобится время, чтобы собрать все вещи и материалы. Вы же примете на борт группу пилигримов?
   Обсудив детали дальнейших действий, Ной покинул высокопоставленных лиц. Некоторое время после отбытия мужчины Лашура продолжала стоять прямо, после чего деревянными руками стянула с головы очки. Она выглядела очень уставшей, а под конец разговора полностью передала инициативу подруге.
   - А-а-а! Богиня, помоги! У меня глаза сейчас вывалятся!
   - Я просила не злоупотреблять очками.
   - Ты не говорила, что после них у меня настолько зрение ухудшится! Я не вижу ничего, все расплывается!
   - Закройте глаза на минуту. Дайте им отдохнуть. Выберите несколько предметов на разном расстоянии от себя и по очереди переводите взгляд между ними...
   Кайя по себе знала, насколько коварным может быть так называемый "гаджет" - на себе испытывала. Но в ее случае за здоровье можно было не волноваться, ведь теперь об этом заботилась очень точная, и умная автоматика капсулы контроля. Эта цистерна, в которой девушка проводит большую часть времени, уже стала для нее более привычной, нежели пилотский ложемент рыцаря. В отличие от последнего, здесь она не чувствовала ни усталости, ни боли, ни каких-либо телесных потребностей. Можно было бы целыми днями там жить, если бы машина принудительно не выключала систему жизнеобеспечения, и не давала вернуться, пока Кайя не выполнит норму физических нагрузок. И раны в такой среде заживали в разы быстрее. Страдала разве что ее диета, ведь во время каждого погружения она находилась на капельном питании, после которого приходилось заново привыкать к твердой пище.
   - Рассказывай, - простонала Лашура, падая на только что освобожденный диван.
   И Кайя рассказала. Новая Церковь, как оказалось, не имела никакого отношения к своим предшественникам. Это лишь группа дезертиров, которые успели сбежать с поля боя, прихватив самое ценное. Вот почему они так тщательно скрывали свое существование - думали, что никто не знает об их укрытии, а тут Кайя к ним целую королеву притащила. Настоящий анклав Церкви расположился в святилище Марука, что неподалеку от границ Хавонии - почти на другом конце континента.
   Лететь сюда было не просто пустой тратой времени, а ее личной ошибкой. Вместо того, чтобы во время сбора сил пересидеть в тихом месте, они с Лашерой сами пришли в руки разбойников. Просто Су-Ван двигался через неудобные для навигации районы, поэтому они и не были в курсе последних новостей. В эту же ловушку попали и их двойники, отправленные сюда Дагмайером. Те даже не были в курсе главной цели миссии.
   - Сама была в шоке, когда о узнала обо всем этом.
   - Кстати, как узнала?
   - Собирала информацию о святошах. Сообщество дронов ознакомилось с материалами, и при первой же возможности отправило их своему начальству.
   - То есть они все же шпионят для Кейнси?
   - Его можно понять. На Кея открыли сезон охоты все, кому не лень. В ответ он натравил на них своих механических помощников, и те принялись вырезать всех причастных. Таких оказалось неожиданно много. За несколько дней число жертв перевалило за четырехзначное и продолжает расти. Из них почти 13% составляют представители террористической организации под названием "Новая Церковь". А тут и мои маленькие твари собрали интересные новости о святошах...
   - Террористической? - вычленила главное Лашура, едва сдерживая зевоту.
   - Раскол Церкви значительно глубже, чем мы полагали. После боя за Академию образовалось целых три фракции. Ренегаты, что остались на Святой земле и пошли на сотрудничество с оккупантами. Дезертиры - бывшие святоши, к которым мы и прибыли. И настоящие церковники. Последние объединяются под руководством Директрисы, как единственной представительницы официальной власти. К ней же стекаются остатки оперативной сети Церкви, у кого осталось хоть немного мозгов или совести. Все остальные либо бежали, либо были завербованы Новой Церковью.
   - То есть наши епископы по рангу стоят ниже Директрисы?
   - Их вообще по всем законам следует на виселицу отправить. А у нее есть право представлять интересы Церкви без согласования с епископатом. Тот же Марселло присвоил себе новый статус только из-за отсутствия других кандидатов. Хотя я склоняюсь к мысли, что он сам приложил к этому руку. Солдаты подчиняются им только потому, что не знают реального положения вещей. Сейчас епископы хотят легализовать свои полномочия, и для этого отправили своих головорезов в святилище Марука, чтобы ликвидировать Директрису.
   - И как только ее не станет, они смогут объявить себя единственными законными правителями Церкви, а мы потеряем главного союзника... - Лашура повернулась на другой бок, пытаясь устроиться поудобнее. - А с дублерами что?
   - Наемники от Бахарена. Пришли за секретами святош. О нас не знают. Отвлекают внимание, пока другая команда будет проникать на секретный объект. Я пока ставлю им палки в колеса, но лучше ликвидировать их до начала активных действий. Еще епископы готовятся применить против нас какое-то секретное оружие. Я еще не разобралась, что это.
   - На твое усмотрение, - неуместно буркнула Лашура.
   - Что? С вами все хорошо? - Кайя попыталась склониться над своей королевой, но пауки не удержались на месте и рассыпались, как карточный домик. - Как самочувствие?
   - Ничего. Делай что хочешь, только дай мне немного отдохнуть. Хотя бы несколько часов...
   - Ваше Величество? Демоны! Леди Майя, несите аптечку! У нас отравление! Майя!
   Женщина вошла в комнату, но и сама едва передвигала ноги. Симптомы были аналогичными. Похоже, святоши решили перестраховаться и взять их хитростью. Все слуховые печати дроны нашли и испортили сразу по прибытии сюда, значит, у нее должно быть немного времени перед приходом солдат. Это началось после того, как Ной Фуран ушел от них. Неужели ее отец тоже причастен к этому? Он действительно хотел убежать, или просто искал способ проникнуть на борт острова?
   Открыв карту, Кайя убедилась, что к имению стягивается большое количество солдат. Родительский же маячок продолжал равномерно удаляться в одиночестве. Если бы он был заодно со святошами, то должен был бы отчитаться командиру штурмовиков о результатах переговоров. Или он просто сотрудничает не из этой группой... Нет, это уже попахивает паранойей! Кайя попыталась снять с него вражеский маркер, но система отказалась. После нескольких неудачных попыток исключить отца из списка ликвидации она получила пояснение, что решение оператора считается субъективным из-за его личной заинтересованности и отсутствия доказательств невиновности. Теперь было видно, что сообщество активно размышляло над ситуацией, потому что некоторые функции капсулы начали подвисать. Наконец было выдвинуто предложение изменить статус мужчины на оранжевый. Теперь его считали вероятным противником, и если он никак не спровоцирует дронов - его не тронут. Также сообщество оценило психическое состояние оператора и предложила передать управление операцией на "AM-Judge Dredd".
   Кайя задумалась. Единственное, чего хотела девушка - безопасности для своей королевы и всех жителей ее острова. Но она еще не умела полноценно управлять большими массами дронов, а потому могла наломать дров - случай с клумбой прочно засел в памяти. И среди церковников было много гражданских, работавших в Лаборатории барьеров задолго до прибытия епископов. Кайя не хотела брать на себя грех за чужие смерти. В бою - без вопросов, но вот так, безоружных... И нет никаких гарантий того, что неизвестный Судья не заберет всех пауков к себе, как только получит над ними контроль. И пока Кайя думала, семь солдат на веревках спустились с крыши и, разбив оконное стекло, забросили в комнату серебристые цилиндры...
  
   ***
  
   Ханли возвращалась в мастерскую, когда все вокруг завертелось. С незамеченных ранее проходов на причал начали выбегать солдаты Новой Церкви, башни ощетинились пушками, а выход в пространство перекрыли две триады рыцарей. Держась по другую сторону острова, за пределами видимости черного великана, они сразу же взяли на прицел ключевые элементы судна. Тотчас с репродукторов на весь порт разлетелся голос:
   - Всем оставаться на местах! Сложить оружие и лечь лицом на землю! Все, кто не подчинится будут уничтожены!
   Конечно же, экипаж и не думал слушаться. Первое, что сделали механисты, это убрали потенциал с подъемной части. По случайному стечению обстоятельств это действие совпало по времени с активацией эфирных глушителей, и вместо того, чтобы просто уйти из-под прицела береговой артиллерии, Су-Ван резко провалился вниз, вонзаясь нижней декоративной вершиной в парковочный пруд. Волна вытесненной островом воды смыла все, что находилось поблизости.
   - Повторяю: все, кто попытается сопротивляться, будут уничтожены на месте! Ваша королева только что отреклась от престола, и отныне вы находитесь на запрещенной территории без дипломатического статуса! Не препятствуйте солдатам...
   Голос еще что-то говорил, но Ханли уже никого не слушала. Плюнув на все, она побежала в ангары. В отличие от посторонних, она прекрасно знала короткий путь туда. Достаточно поднять одну из напольных панелей садового лифта, и шахта приведет девочку к техническим помещениям, а оттуда легко добраться до мастерской. Пусть ее мехи не так универсальны и подвижные, как обычные рыцари, но пока это единственное оружие островитян. Непонятно только, почему Кайя еще медлит?
   Девочке оставалось пробежать совсем немного, когда темная фигура выпрыгнула из-за декоративного куста прямо у нее на пути. Ханли не разглядела, кто это был, а сразу же попыталась уклониться. И ей это почти удалось. Изобретательница смогла перекатиться, как всегда делала это на тренировках. Но соперник оказался не один, и его товарищ, едва жертва замедлилась, сразу же набросился на девочку, выкручивая ей руки. Пока они вязали пленницу, над островом появилась иллюзия Кайи.
   - Вниманию экипажа и персонала: королева находится в гостевом имении Церкви, она вполне здорова и ей ничто не угрожает. Позже она даст вам новые указания, а к тому времени, пожалуйста, не провоцируйте конфликты, - продолжала говорить иллюзия, а Ханли начинала понимать... - Сохраните свою жизнь и здоровье - позвольте специалистам закончить свою работу.
   - Слыхала, сучка? - рявкнула на девочку одна из нападающих. - Лежи тихо и не рыпх-х-а-а-а!!!
   Маленькие дротики, величиной с палец, со свистом впились в тела нападающих. Один сразу вошел в плоть, найдя щель между спинным и фронтовым панцирем. Второй же попал в броню, причем в самую толстую ее часть. Но, несмотря на это, смерть женщин была одинаково ужасной. Только в первом случае дротик с противным булькающим шипением продолжал гореть уже внутри, а второй сумел прожечь панцирь, из-под которого наружу вырывались языки пламени. Каких-то десять секунд экзекуции для Ханли растянулись в целую вечность. Ее мозг с фотографической точностью фиксировал все: капли расплавленного металла, запах подгоревшей плоти, крик женщины, заживо запекающейся в собственной броне. Особенно глубоко в память запало лицо первой жертвы, что пыталась кричать, но лишь хрипло выдыхала горячий дым и плевалась кровавой пеной.
   Краем шокированного ума Ханли вспомнила, откуда тянулись дымные трассы выстрелов. Повернув голову туда, она увидела паука. Переведя взгляд на девочку, тот на секунду замер, а потом исчез так же тихо, как и появился. Два из восьми выстрелов он уже использовал. Остается еще шесть. Еще шесть человек сегодня умрут от выжженных внутренностей. А изобретательница только сейчас поняла, что ее напугало больше смерти - глаза паука. Они не светились. То есть дрона никто не контролировал, он действовал самостоятельно. А Кайя уверяла, что они могут применить оружие только по прямому приказу. Значит, она ошибалась? Нет, не ошибалась, скорее... Подняв голову на иллюзию, которая раз за разом повторяла одно и то же сообщение, изобретательница наконец поняла, что та пыталась им сказать.
   Словно подтверждая ее догадку, весь остров пронзительно загудел, высасывая из окружающего пространства последние крохи эфира. Оставшись без опоры, церковные рыцари были вынуждены опуститься на землю и закономерно застряли в созданном маленьким цунами болоте. Ошарашенные таким неожиданным эффектом пилоты не сразу заметили, что в их сторону летят маленькие, по сравнению с их машинами, черные точки. Был бы там наблюдатель, он бы непременно сравнил их с мухами, столь похожим был звук. А когда заметили - было уже поздно - первый из рыцарей повернул оружие против своих товарищей. Он успел сделать два выстрела, прежде чем в его пузырь вонзился огромный нож бывшего товарища. По которому открыл огонь уже его напарник...
   Под конец остались только двое опытных - командиры триад ближнего и дистанционного боя. Командиры, которые только что собственноручно перебили своих собственных подчиненных и теперь держали на прицеле друг друга. Каждый из пилотов внимательно всматривался в своего оппонента. Каждый был готов стрелять, как только его соперник пошевелится. Ни одна попытка поговорить успехом не увенчалась - рыцари онемели и оглохли. И пока они выжидали, обе машины стремительно набирали массу. К моменту, когда люди заметили метаморфозы рыцарей, управление ими было полностью перехвачено.
   Епископы перехитрили сами себя. Если бы они позволили своим солдатам тщательнее ознакомиться с событиями в мире, а не кормили их собственными рассказами, то те бы знали, что их ждет дальше, и успели бы выбраться из ловушки. Но история не имеет обратного хода, и сантиметр за сантиметром серая кристаллическая масса покрывала мощные тела, пока те не стали напоминать какие-то скульптуры авангардиста, заживо замуровав внутри бывших пилотов. Только в отличие от своего старшего брата, который из-за недостаточной проработанности технологии окончательно утратил подвижность, эти двое сохранили основные черты своих реципиентов. Так руки одного срослись с пистолями и превратились в две короткие пушки, в раструбах которых уже начинало закручиваться что-то похожее на пламя. Второй же, получил кроме собственных кистевых клинков несколько дополнительных, что теперь напоминали гипертрофированные когти. Его спина и внешняя часть плечевого пояса заканчивались целыми полями острых кристаллов, на кончиках которых бушевал заряженный эфир, готовый моментально перекинуться на лезвие и поразить соперника. Конечно, все это было лишь усовершенствованием, временной надстройкой над уже существующим механизмом, ради которой пришлось пожертвовать способностью к полетам. Суть же рыцарей осталась неизменной. Просто их новый владелец решил, что все равно не будет долго пользоваться их услугами, а потому не видел смысла их беречь.
   За всеми этими метаморфозами наблюдали сбитые с толку солдаты, что так и не успели попасть на остров - их десантные платформы так и не смогли пересечь полностью очищенное от эфира пространство. И когда все кристаллические титаны синхронно вернулись в их сторону, люди дрогнули. В горящих визирах этих чудовищ виднелся ум. Холодный, бездушный, чужой. В нем не было ненависти, чувств или интереса. Это был взгляд машины. Машины, которая просто выполнит свою работу, несмотря ни на что...
   Так описал бы эту сцену поэт. Но в отличие от литературы, в реальности люди не могут почувствовать силу соперника, посмотрев ему в глаза. Это все выдумки. Ты поймешь его силу только тогда, когда вместо глаз заглянешь в ствол нацеленного на тебя оружия. Лишь немногие из этих людей не столько поняли, сколько догадались о возможной опасности, отступив от края причала. Они не видели, как глаза монстров вспыхнули багровым сиянием. Они не знали, что машина уже запомнила предназначенный для переработки материал. Не догадывались, что сотни все новых и новых моделей убийц уже покинули недра острова, быстро захватывая прилегающие территории. И не могли услышать, как в по радио прозвучала команда:
   - Direct control. Reaper initiated.
  
   ***
  
   Дорога через Мертвые, или как их еще правильно называют местные - Проклятые земли, проходила относительно спокойно. Значительно спокойнее, чем рассчитывали проводники. А все благодаря хитрому изобретению королевских мастерских. Яйцеголовые назвали его 'Копас', или как-то так. Внешне устройство выглядело как обычный ларец для швейных принадлежностей, но если его открыть, то внутри, под защитным стеклом, можно было увидеть подвешенную на тонкой игле фигурку солнца, большой луч которого всегда указывает на юг, как бы ты не повернулся. Хорошая штука. Не требует для работы эфира. А еще может предупредить о приближении к аномалии. В таком случае стрелка начинает дергаться в сторону опасности. Или от нее - тут уж как повезет. Бесценная вещь для авантюристов. Хорошо, что доступ к секретам его изготовления ограничен, иначе бы агент не чувствовал себя здесь, как у богини за пазухой.
   Сначала погода менялась так часто, что казалось, будто прошел целый год. Взятые их проводниками припасы оказались очень кстати, когда дождь превратился в метель. А уже через пару часов солнце пекло так, будто они пришли в самый жаркий летний сезон. Только что размытая и замороженная грязь почти кипела, а водяной туман давал видеть не дальше, чем на десять метров. Несмотря на невероятную жару это был лучший момент для передвижения, потому что потом влага окончательно покидала почву, и свет добирался до своих жертв. Терумо никогда не думал, что можно получить солнечный ожог за несколько минут. Хорошо, что к концу погода немного успокоилась. Проводники сказали, что так будет еще несколько дней, а потом все начнется снова.
   Дальше было проще. Опытные авантюристы знали несколько зон, защищенных со всех сторон холмами и скалами, где погода была более-менее стабильна. Наиболее комфортные были под контролем местных группировок, а другие считались нейтральной территорией. За проход через первые нужно было платить, а в других был риск встречи с чудовищами. Риск смерти в обоих случаях был примерно одинаков.
   Терумо выбрал первых - с людьми, в отличие от мутантов, можно договориться. Пришлось даже прибить нескольких нахалок, дабы его начали воспринимать всерьез. Это вовсе не означало, что позже на тебя не нападут. Но только дурак станет рубить денежное дерево. Никто не будет идти через территорию, где всех гостей пускают под нож, даже если они заплатили. Потому что потом могут прийти не очень желанные гости, и сделать то же самое и с хозяевами, и занять их место. Между прочим, так пару раз и случалось. Поэтому даже откровенные бандиты не выходят за рамки. Знают, что обычные люди в такое место не заявятся. Да и сами они не будут далеко отходить от безопасных троп - жизнь дороже эфемерного авторитета.
   Точка, к которой Терумо хотел добраться, оказалась на далекой окраине Пустого поля - долины, плотно покрытой Каменистым кустарником. Только в этого причудливого растения была достаточно толстая и плотная кора, чтобы выжить в такой экстремальной среде. Здесь даже фауны не было, кроме крыс. Достаточно маленькие, чтобы спрятаться в земных полостях, они все равно были довольно опасными. Потому что жрали все, обо что не ломались их зубы, и всегда ходили большими стаями.
   Место будущей встречи было выбрано очень удачно: небольшое плоское возвышение с чистой поляной в центре, на которой расположилась небольшая каменная конструкция, отдаленно похожая на алтарь. Такими любят пользоваться всевозможные язычники. К тому же оттуда хорошо просматриваются оба выхода из долины и большая часть прилегающей территории. Шпиону просто негде спрятаться. Но это и не нужно. Достаточно оставить здесь одну штучку, и можно спокойно прослушивать все, что происходит в радиусе десяти шагах от нее. Жаль, что игрушка одноразовая. Если кто-то попробует ее поднять - останется без рук. Все для того, чтобы техника не досталась врагу. Пару раз без остановок проехав поляну насквозь, Терумо разбросал другие жучки и повернул коня обратно в лагерь. Обмотанные тряпьем копыта почти не оставляли следов, поэтому вывести чужаков к своему укрытию он не боялся.
   Лагерь разбили среди скал. В Пустом поле это было единственное место, где можно спрятаться. А еще здесь не дул пронизывающий ветер, и пыль в глаза не летела. И Терумо это место нравилось. Потому что здесь было относительно тихо. И спокойно. Никто к тебе незаметно не придет, и не станет требовать выполнения государственного долга. Здесь людей вообще нет. Только ветер иногда посвистывает между камней. Если подняться на скалу, то открывается просто невероятный пейзаж: с одной стороны окруженная холмами равнина, а с другой сплошная стена рыжего тумана - Кислотный пояс. В некоторые моменты, когда этот туман опускался достаточно низко, можно было увидеть по другую сторону склоны высочайшей в мире горы - Олимпа. По легенде где-то далеко за облаками, с ее вершины на мир смотрит богиня Сейко и оберегает людей от всевозможных бедствий. Касательно богини Терумо сомневался, но гора действительно была очень высокой и идеальной, если так можно сказать. Перед поездкой сюда он тщательно ознакомился с материалами и встречал упоминание о том, что кто-то пытался подсчитать вероятную высоту Олимпа. Если ее склоны сохраняют наклон по всей своей длине, то сойдутся как минимум в шестнадцати милях от основания. А еще она должна состоять из материала, который по прочности не уступает алмазу. Обычный природный камень не мог бы удержать даже видимую часть этой горы. А она стоит, и не разваливается. Тот, кто достанет хотя бы один кусочек этого невероятного материала - озолотиться. Или просто прославиться, если докажет, что заслуга такой прочности не в камне, а в чем-то другом. В любом случае первый, кто туда дойдет и вернется назад войдет в историю. И быть в шаге от этой тайны, без возможности к ней прикоснуться... Это завораживает. Особенно того, чье призвание раскрывать тайны. Тяжело вздохнув, Терумо спустился на землю.
   Покидать седло больно. Очень больно. И это не из-за неопытности самого всадника. Как и каждый благородный мужчина, Терумо умел ездить верхом. Тем более, что это было полезно для фигуры. Но не целый же день! Про спину и копчик можно вообще не вспоминать. Хорошо, что несмотря на уговоры для такой длительной поездки он выбрал женское седло с прямой посадкой. Он уже давно убедился, что распространенное мнение, будто во время такой езды мужчины могут отбить себе самое ценное - выдумка. В мужском, где приходится сидеть боком, он бы долго не выдержал (*). Да, это красиво выглядит, но кто здесь это оценит? Монстры? К тому же это не практично для длительных поездок, особенно по такой опасной местности.
   Проводники уже закончили ухаживать за лошадьми и теперь недовольно поглядывали на охрану своего клиента. Они не понимали, зачем брать с собой тех, кто не в курсе задачи и не имеет необходимых для этого выполнения навыков? Считали это знаком недоверия. Не рассказывать же им о тупых 'бездушных', которым наплевать на все на свете, кроме полученного приказа? Да и о каком доверии тут может идти речь? Если бы не договор, он бы сам их прирезал на обратном пути - нечего всяким бандитам лезть в дела государственного значения. Тем временем охранники время уже завершили готовить пищу и разливали горячий бульон по чашкам. Взяв одной рукой свою порцию, а во вторую несколько сухарей, Терумо уже хотел перейти к трапезе, как один из артефактов на его поясе зашипел. Это сработала сигнализация. Пришлось отложить еду и лезть смотреть, кого там демоны принесли. Прикрыв подзорную трубу тряпьем, чтобы не выделяться на фоне и не пускать бликов, Терумо осторожно просунул ее между камнями и приник по окуляра, рассматривая гостей.
   Большая группа людей входила в долину тем же путем, что и сам агент. Их он окрестил путешественниками, поскольку экипированы были как для дальнего перехода. Только их было много. Слишком много, как для перехода по такой опасной местности. Это больше походило на рейд. Обычно авантюристы никогда не собираются более чем по пять человек, а здесь Терумо насчитал целых двадцать два. И передвигаются пешком. Возможно это кто-то из местных, у кого есть лагерь поблизости. В пользу этой теории свидетельствовали их действия: сразу разделились, и безо всякой разведки начали занимать позиции. Возможно, знакомы с местностью. Три группы по четыре человека отправились в поле, а десяток пошел к капищу. Четверо бойцов, трое стрелков, двое одаренных и вожак - невысокая девушка, закутанная в белую накидку. Ну и зря. Так и тепловой удар получить недолго. Нужно оставлять продухи. Впрочем, на вид довольно активна, и признаков перегрева не показывает. Стрелки с луками. Разумный выбор, потому что в условиях Мертвых земель заряженный в ружье эфир может выйти из-под контроля, а самострелы долго заряжать. Бойцы вооружены каждый по-своему. Не регулярная армия, хотя некоторая выправка видна. Скорее всего, наемники из бывших военных. А вот об одаренных ничего конкретного не скажешь. Такие встречаются редко, и методы работы различных школ порой отличаются очень сильно. Кто-то учится колдовать сам, кто-то обвешивается артефактами и сосредотачивается на личной силе. Большинство школ используют один или несколько универсальных инструментов, но их стили общеизвестны. В общем, пока эти двое не начнут действовать, делать предположения бесполезно.
   Дойдя до капища, группа остановилась у подножия холма, а группы поддержки растворилась в поле. Шикнув своим спутникам, чтобы те затаились, Терумо еще больше вжался между камнями, сливаясь с местностью. Неизвестно, сколько всего человек прибудут на встречу. Если даже гости привели с собой столько поддержки, то от хозяев этого места можно ожидать целой армии. Следует быть очень осторожным, чтобы случайно не выдать себя. В здешней тишине любой посторонний звук будет очень хорошо слышно. Даже лошадям пришлось морды прикрыть, чтобы не ржали. Хорошо, что животные попались обученные. Потому что если наблюдателей заметят - расставленные вокруг лагеря ловушки не остановят нападающих.
   Ждать пришлось долго. Менее чем за час солнце снова начало припекать. Как будто над ними в небе кто-то подвесил огромную линзу. Очень быстро камни под ногами раскалились настолько, что легко было получить ожог. Воздух над землей дрожал, искажая окружающую перспективу. Все вокруг было окрашено во все оттенки бежевого и коричневого, иногда разбавленных серыми пятнами кустарников. По ландшафту видно, что когда-то эта территория находилась под водой. Возможно, раньше Пустое поле было озером. Ну вот, опять пить захотелось. Главное, делать не более одного глотка за раз, и сразу же прятать флягу. Потому что если не сдержишься, то очень быстро останешься без воды. И не забывать время от времени класть под язык щепотку соли. Некоторые путешественники специально добавляют соль себе в воду, но это плохая идея - если такая вода нагреется, ты не сможешь ее пить. Вдруг око за что-то зацепилось. Немного покрутив объектив, Терумо настроил четкость на максимальную дальность и неожиданно увидел что-то зеленое. Неужели кактус? Очень похоже. Несколько серо-зеленых шариков, будто покрытых белым пухом, расположились на возвышении возле особенно густых зарослей кустарников. Значит, в этом конкретном месте дожди идут гораздо реже, чем в других локациях. Удивительно, что их до сих пор крысы не сгрызли. Может ядовитые?
   Маячки снова подали сигнал. Только на этот раз со стороны алтаря. Путешественники тоже подорвались с места и окружили сооружение, держа оружие наготове. Терумо смотрел, оно приподнимается над землей и разъезжается, будто какие-то врата. И действительно, через секунду из-под земли появились и сами Изгои. Издалека они казались обычными крестьянами. Учитывая, где они сейчас находятся, это выглядело подозрительно. Четыре женщины и двое мужчин, кроме ножей другого оружия не видно. Сами ножи закреплены странно: под левой подмышкой рукояткой вниз. Вероятно, чтобы было удобно выхватывать. Тогда первый же удар будет рубящий, затем колющий или переход в оборону. Клади с собой не несут, и вообще идут, как на прогулку. А нет - заметили гостей и напряглись. Явно не ожидали, что те тоже придут раньше назначенного срока. Впрочем, растерянность быстро прошла, и они продолжили свое движение.
   Вот две компании сблизились. От каждой вперед вышли по три человека. Терумо не сомневался, что и у фанатиков есть своя группа поддержки. Только дурак на такую встречу не стал бы подстраховываться. Главное, чтобы в его собственное укрытие никто не залез. До сих пор спасала только большая дистанция от точки встречи. На таком расстоянии без специального оборудования подслушать разговор невозможно, значит и искать здесь не станут.
   - Это вы те, о ком мне говорили, или очередные посредники? - послышался хриплый голос от закутанной в белое фигуры.
   - У нас нет посредников. Свои секреты мы не доверяем никому. А с кем ты говорила, пусть останется тайной.
   - Хватит болтать. Где он?
   - Сначала ваша часть сделки.
   Одна из путешественниц достала из-под накидки плоский футляр, в которых обычно носят склянки с лекарствами, и передала его фанатикам. Те поочередно провели над футляром руками, вероятно, проверяли оригинальность предметов внутри.
   - Здесь только стартовые дозы.
   - Финишные - только после того, как я увижу товар.
   Никак не отреагировав, Изгои замерли, но из прохода появились еще двое, что словно охотничью добычу, несли подвешенного за руки и ноги к длинной палке узника. Несмотря на полную закрытость его тела, Терумо сразу понял, что это не тот наглец, за которым он сюда прибыл. Поняла это и главная путешественница, сразу же дав отмашку своим людям.
   Не успела она это сделать, как Изгои выхватили ножи и бросились на своих теперь уже точно соперников. Все фанатики оказались одаренными - Терумо прекрасно видел, как несколько серповидных искажений воздуха метнулись от них к гостям. Те тоже на месте не стояли, сразу же бросив в сторону крестьян какие-то черные предметы. Едва те коснулись земли, как ближайшие объекты будто качнулись. 'Колючий ветер' - догадался Терумо. Кто-то упал на землю и закричал, иссеченный множеством тонких и острых лезвий. Ну а дальше начался бой. Обе стороны конфликта сразу раскрыли свои карты. Как только на горизонте появилось подкрепление для путешественников, фанатики тоже выложили свою козырную карту, и в спину наступающим ударили группа из шести человек. Изгои раз за разом рассекали воздух перед собой, посылая перед собой воздушные лезвия. Несколько бойцов подкрепления расчленило в первые же секунды. Один из мечников получил тяжелое ранение и остался лежать у подножия капища. Его товарищи ловили атаки на свои плащи (и как только они в них в такую жару ходят), постепенно сдавая позиции. Одаренные все же достали свои артефакты и выпустили в фанатиков две струи пламени, заставив тех разорвать дистанцию. Тут подключилась и главарь гостей. Одним прыжком, с двумя короткими мечами в руках, она ворвалась в стан врага. Казалось на нее не действует сила притяжения, ноги скользят над землей а мечи не испытывают сопротивления плоти - столь легкими были ее движения. А еще вокруг нее свободный эфир закручивался в красочный смерч. Фанатики, которых он задел, сразу же сбивались с чар, и закономерно становились жертвами. Поняв, что численное преимущество не на их стороне, Изгои начали отступать назад в туннель. Команды поддержки путешественников не собирались давать им такой возможности и начали обходить беглецов. Но им было еще далеко до фанатиков.
   Вдруг внутри Терумо будто что-то перевернулось. Такое ощущение возникает, когда с закрытыми глазами прыгаешь в пустоту. Очевидно, почувствовал это не только он - и его спутники, и фанатики, и одаренные от гостей также на мгновение потеряли концентрацию. Даже виртуозная мечница едва не разбила себе голову, когда ее ноги неожиданно коснулись поверхности земли. Но в себя она пришла моментально и, перекатившись на рефлексах, продолжила сближение. Теперь четко было видно, что это женщина. Высокая, с волосами то ли красного, то ли фиолетового цвета - в меняющемся свете солнца Мертвых земель понять было сложно. Наверное, все же рыжего. Вот она повернулась в его сторону, рубя очередного фанатика, и Терумо смог разглядеть черты ее лица. Очень правильные, как у военной аристократии. Это была та же представительница гвардии, которую он видел у здания администрации. Тонкие брови, чуть вздернутый нос. Почти идеал женской красоты. И серо-синие глаза. Которые смотрят прямо на него!
   Терумо был очень хорошим агентом. Он никогда не позволял инстинктам брать контроль над собой. И на этот раз тоже. Вместо того чтобы нырнуть в укрытие, и тем самым окончательно выдать себя, он продолжал наблюдать. Даже если тебя заметили, нельзя двигаться. Надо дождаться момента, когда Рыжеволосая отвернется, и только тогда покинуть зону видимости. Агент по себе знал, как трудно вдруг отыскать объект, особенно если у тебя недостаточно тренированная зрительная память. Вот, сейчас! Упершись коленями в камень, Терумо вытащил себя из щели и перекатился в соседнюю. Отсюда обзор был хуже, но это уже не имело никакого значения. Гораздо больше его заинтересовало то, что происходило у него за спиной. Там - куда на самом деле и смотрела Рыжеволосая.
   Олимп, что для всех местных жителей олицетворял нерушимость и мощь, вдруг растворился в воздухе. Терумо застал лишь окончание этого действа, когда последняя часть склона пошла пятнами, открывая абсолютно чистое, лазурное небо. Вместо каменных стен остались лишь относительно невысокие конструкции, чем-то отдаленно похожие на листья папоротника. А за ними, в центре бывшей горы в небо возвышалась не менее высокая башня. Собранная из кривых элементов, она напоминала титаническое копье. И именно сейчас вокруг этого копья формировалась едва заметная серебристая сфера. С каждой секундой та разрасталась, а сама башня все сильнее наливалась светом. Вот сфера разрослась за пределы бывшего Олимпа...
   - В укрытие! - крикнула Рыжеволосая.
   Не успела прозвучать команда, как путешественники друг за другом исчезли в подземелье. Последними тащили трех уцелевших фанатиков, очевидно на допрос. Не повезло им. Сейчас с ними можно делать все, что пожелаешь. В таких случаях нужно или сдаваться сразу, или не сдаваться вообще. Ты еще до плена должен показать, что сильнее их. Что ты ПОЗВОЛЯЕШЬ им это с собой делать. И даже когда тебя сломят и выведают нужную информацию, у них не будет никаких гарантий, что это действительно правда, и ты не прикидывался. А иначе после первого же допроса тебя просто прирежут, несмотря на результат. Такова психология людей. Но все равно, попадание в плен - это провал миссии.
   Наблюдение прервал топот копыт. Это проводники пришли первыми и поспешили скрыться на своих лошадях. Вот куда, куда они побежали? Судя по скорости расширения барьера, далеко убежать им все равно не удастся. Только умрут уставшими. А вот спрятаться - реально. Вход в подземелье фанатики не закрыли, значит, и он может им воспользоваться. Только не тем, что под капищем, куда ушли все путешественники, а другим - в поле. Забросив на спину коня сумку, Терумо перерезал привязь и сам прыгнул в седло. Его охрана без лишних слов сделала то же самое, и вскоре они уже были на полпути к туннелю.
   А тем временем башня продолжала пульсировать. Серебряная сфера уже зацепила часть облаков, и те внутри барьера осыпались... Снегом? Неужели там настолько холодно? И ветер в сторону этой штуки как бы намекал, что дальнейшее пребывание вблизи опасно для жизни. Даже отсюда было видно, как мутные потоки воздуха втягиваются в щели между сегментами таинственного сооружения. Вокруг него уже танцевало несколько смерчей, внутри которых каждую секунду проскакивали молнии. Еще чуть-чуть, и они сольются в один сверхмощный торнадо, а дальше...
   Что будет дальше, Терумо не хотел даже представлять. Отправляясь на поиски наглого авантюриста, он рассчитывал максимум на гонку с конкурентами, а не с мировым катаклизмом! Еще и рукотворным. В то, что эта штуковина природного происхождения, не поверил бы даже последний кретин. С первого взгляда было понятно, что люди такое создать просто не могли. Это больше напоминало какое-то морское существо. Нет, не существо. Подводный гейзер! Вот, на что оно было похоже. Было у него задание, когда пришлось столкнуться с одним очень амбициозным купцом-террористом, который маскировался под добропорядочного мореплавателя. Чтобы втереться ему в доверие, пришлось быстро ознакомиться с наиболее интересными для него представителями морской фауны. Позже это пригодилось, когда самого агента попытались скормить одной из таких хищных тварей. Из всех них гейзерные угри, проживавших возле вот таких гейзеров, были наиболее мирными...
   Зря он об этом вспомнил! Верхушка башни начала раскрываться, как бутон страшного черного цветка. Скоро должно было что-то произойти. Проклиная себя последними словами, Терумо пришпорил коня. Уже сейчас агент видел, что расширение купола замедляется. Менее чем через минуту он накроет Пустое поле, а вместе с ним и элитного агента Тафии. Хотя, никакой он не элитный - он последний! Потому что, зная своих коллег, Терумо искренне сомневался, что хотя бы один из них останется на службе короны после развала страны. Нет у них нужной мотивации.
   Спешившись возле черного треугольного отверстия в земле, Терумо увидел, как сфера начинает пульсировать. Расширится, а потом сожмется. Расширится еще больше, и опять немного откатиться назад, оставляя после себя покрытую белым инеем землю. Ветер становился все сильнее, постоянно бросая в лица людей цели горсти песка и угрожая сбить их с ног. Терумо подошел к краю и бросил в проход сумку. Сквозь свист ветра в ушах он услышал, как та почти сразу стукнулась обо что-то. Значит здесь не высоко. Можно прыгать. Только там же темно, можно ноги поломать. И лошадей не хочется терять... Да и черт с ними!
   Чувствуя, что отсчет пошел на секунды, Терумо отпустил поводья и прыгнул в темноту. Готовясь долго падать, агент неожиданно приземлился. Глубина здесь была меньше двух метров. Его кобыла, заметив внизу человека, тоже прыгнула следом, едва не затоптав своего хозяина. Ну а дальше тот же трюк повторило и его сопровождение, и в туннеле вдруг сразу стало очень тесно. В поисках свободного места Терумо сделал только один шаг назад. Его нога не нашла опоры и агент покатился вниз по крутому склону коридора. Вшитые в одежду щитки немного защищали локти и колени, но мягкие ткани все еще страдали от ударов о невидимые ступеньки. Неожиданно Терумо врезался во что-то острое и твердое. Во тьме послышался хруст. Замерев после такой жесткой остановки, Терумо оценивал свои шансы на выживание. Болело все. Определить перелом можно будет только экспериментальным путем. Руки? Больно, но нормально. Дышать можно - ребра целы. Ноги! С ногами не понятно, но тоже болят. Значит позвоночник в порядке. Надо попробовать подняться на ноги. Нет, слишком опасно. Воздух продолжает покидать подземелье, может и его утянуть. Надо держаться крепче. Только за что?! Под пальцами ощущалась только ровная и гладкая поверхность. Надо обхватить ногами этот... Столб? Если и столб, то очень криво установленный. Неважно, главное - не сорваться!
   Терумо не знал, сколько времени прошло. Просто в какой-то момент ветер стих. Катаклизм все еще продолжал бушевать где-то на поверхности, но теперь между ним и подземельем появилась преграда. Ухо уловило еще несколько скрипов камня, и последние намеки на сквозняк пропали. Кто-то закрыл проход. Кроме охраны это сделать было некому.
   - Дайте свет! - крикнул он, не рискуя шевелиться.
   Терумо знал, что с собой они брали лишь карманные амулеты светлячки. Но их неожиданно оказалось предостаточно, дабы осветить пространство.
  Агент только сейчас понял, что находится не в каком-то туннеле, а в настоящей пещере. Сказочной пещере, обильно покрытой полупрозрачными кристаллами. Столб, за который он держался, был именно одним из них. И трещал тоже он, а не его кости. И зря он за него так ухватился - кристалл уже отломился от своего родного места и теперь стоял ровно только потому, что уперся вершиной в своего соседа. Еще немного, и его самого раздавило бы этим кристаллом.
   - Вход закрыт! - раздался из-под потолка пещеры женский голос.
   - Я уже понял. Чего так долго? - рявкнул Терумо осторожно отстраняясь от кристалла.
   Ответа, конечно же, не последовало. Бездушные очень редко разговаривают. Особенно, если их для этого не готовили. А пока женщины спускались, агент смог внимательнее осмотреть место, в котором оказался. Ему очень повезло, что во время своего падения он не накололся ни на один кристалл. Все они были прямые и ровные, как будто вырезаны из белых полупрозрачных досок. Потому и спутал их со ступеньками. И дважды повезло, что катился вниз по прямой. Чуть в сторону, и провалился бы между кристаллами. Дна, кстати, он так и не заметил.
   Здесь было так же тепло, как недавно на поверхности. Возможно даже теплее. Только воздух очень влажный. Потолок этой каверны на вид плотный. Это объясняло, почему влага отсюда не пробивается на поверхность. Если Терумо все правильно помнил с короткого курса геологии, то вокруг него находятся кристаллы гипса. Мутные, молочно-белые, они не поглощали свет, а лишь отражали и рассеивали. Судя по размерам каверны, она может тянуться подо всей поверхностью долины. По крайней мере, стен он до сих пор не заметил. А если нету стен, и кристаллы от малейшего блика начинают светиться, то...
   От входа раздался щелчок подкованных сапог охраны и стук копыт.
   - Тихо там, замрите, - прошипел Терумо в сторону охраны. - И уберите свет, чтобы нас не заметили, - но женщины не реагировали, - Слышите меня? Свет выключите!
   - Мы уже все услышали, - вдруг послышался совсем рядом голос Рыжеволосой, а Терумо понял, что влип, - Пакуйте его, и тащите к остальным. Будет компенсацией за подставу.
   'Это провал', - подумал агент, когда крепкие тетки выкручивали ему руки. Он не сопротивлялся. Мало того, что его тело сейчас напоминало отбивную, так еще и катаклизм на поверхности даже не думал утихать, раз за разом переворачивая внутренности агента. Даже в отличной форме он мог бы побороть одну такую соперницу, ну максимум две, и быстро отступить. Но против крупной компании первосортных бойцов его одного будет мало. Одного, потому что вместо охраны вниз спускались мечницы из свиты Рыжеволосой. И когда его как следует зафиксировали, она склонилась над ним.
   - А это тебе за испорченные нервы.
   - Чего?
   Последней его мыслью перед тем, как ее железный кулак выбил из него дух, было: 'А волосы у нее все же фиолетовые'.
   Shutdown!
  
   (*) - Намек на гендерсвап. На самом деле имеется в виду 'дамское' седло: https://i.pinimg.com/originals/53/29/1f/53291ff3e132b1a7966245892a0eed70.jpg.
  
  
   ***
  
  
   Наполеон Бонапарт когда-то сказал: 'Для войны мне нужны три вещи: деньги, деньги и деньги.' В жизни все гораздо сложнее, и даже достаточное количество денег не сможет компенсировать такие просчеты как отсутствие опытного командования или неналаженность производства. Да и сами деньги имеют свойство заканчиваться. Когда Майкл стал мужем королевы, он не рассчитывал, что когда-то ему придется за это браться. Он всю жизнь был полевым командиром. Воином, а не экономистом. Всем этим должна была заниматься Морелетта, а после нее - их дочь. Так здесь было принято, чтобы власть передавалась по женской линии. И его это более чем устраивало. Не устраивало это только глав нескольких кланов, в чьих руках по факту и находились рычаги управления государством. Тем, что от него осталось. Если бы им удалось реализовать свои амбиции, о суверенитете Леса можно было бы забыть, а Сайкс потерял бы свой последний приют. Уже тогда было понятно, что все идет к войне. Кланы же делали все, чтобы ослабить своего соседа, а значит и весь Лес.
   Эльфы - прекрасные бойцы. Сильные и гибкие тела просто созданы для фехтования. Подвижные уши действуют как настоящие радары, позволяя ориентироваться на слух. С их глазами рассмотреть цвет глаз птицы в небе - не проблема. Идеальные скауты. Проблемы начинаются, когда собираешь их вместе. Навязанная условиями существования и образом жизни военная доктрина эльфов предусматривала оборону хорошо укрепленных и замаскированных позиций, быстрое передвижение между огневыми точками и истощение врага перед последним решительным ударом. Все это хорошо действует против отдельных отрядов нарушителей или ополчения. Но когда оперативный простор ограничен, а соперником выступает профессиональная армия, то эльфам остается только партизанить, в надежде хоть как-то навредить врагу. А если тот еще и успеет закрепиться, то район вообще можно считать захваченным.
   Сайкс это понимал. Командиры отдельных отрядов это понимали. Все остальные - нет. Эльфам, и не только им, с детства навязали образ ниндзя: невидимого и неслышного, который придет за тобой именно тогда, когда ты этого не ждешь. Это может испугать отдельных лиц, в частности монархов. Но против Системы это не работает. Противостоять ей может только другая Система, и именно ее у эльфов и не было. Каждый клан защищал только собственные границы и территорию. Ни о каких совместных действиях не могло быть и речи, ведь никто не мог дать гарантий, что отправленные на помощь бойцы сами не захватят район, через который будут добираться на фронт. Каждый сидел в своем болоте, и посторонних не впускал. При такой изоляционистской политике очень странными выглядели попытки некоторых кланов допустить на территорию Леса представителей других стран. Именно так - в Лес, а не к себе. Каждый клан считал себя особенным, а на проблемы остального мира чихал с верхушки дуба. Бьют соседний клан - прекрасно! Соседа уже добивают? Еще лучше - можно ударить со своей стороны, и остатки того клана усилят твой собственный, а уже с такой силой можно разбить врага. Покажи свою силу, и под твою руку придет еще больше эльфов. Вот такая у них логика. Для них все не-эльфы - все еще примитивные аборигены.
   Поэтому Майкл и отправил свою дочь в Академию. Чтобы воочию убедилась, что мир значительно больше Эльфийского Леса, и разнообразней за королевский зимний сад. К сожалению, с другими представителями лесного народа такой трюк повторить не удалось. За счет продолжительности своей жизни они накапливали гораздо больше знаний, чем люди. Отсюда и растут ноги их гордыни. Так было, пока не появилась Академия. Обмениваясь опытом, большие массы людей быстро преодолевали пропасть между ними и эльфами. По иронии судьбы Сайксу пришлось выступать на стороне длинноухих именно тогда, когда уровень знаний и возможностей двух рас сравнялся. Псих мог бы сравнить появление Академии с появлением Интернета. Эффект на развитие общества они произвели примерно одинаковый. Пусть каждый в одиночку никто из пользователей или учеников не сможет достичь существенного результата, но собранные вместе их знания могут породить что-то реально новое. Все это замечательно, ведь представитель от эльфов там тоже присутствует, и все, что известно людям - станет известно и им. Но там начала собираться информация и о самих эльфах. И вот тут образ всезнающих и таинственных долгожителей пошатнулся. Более того - его начали искривлять. Явно целенаправленно. Секрет эльфийских биотехнологий оказался не таким уж нужным, у людей нашлись собственные альтернативы. А вот их слабости, как то же зрение, скоро могли стать общеизвестным фактом. И это было только вопросом времени, когда кто-то из правителей решит воспользоваться этими знаниями. Возможно даже не лично, а чужими руками. Достаточно рассказать во всех забегаловках, какие эльфы наивные, и что у них дома много сокровищ лежит, и стадо дураков попрется на баррикады, стягивая на себя не такую уж и многочисленную длинноухую армию - прецеденты уже были. А чтобы этого не произошло, нужно было бить на опережение.
   Как создать регулярную армию? Сайкс начал с малого - 'специальных ночных отрядов'. Элитные бойцы, набранные со старой монаршей гвардии, отличное вооружение, замечательная физическая подготовка, прекрасное знание местности, мобильность и инициатива. Все это более или менее привычно для ушастых, и отторжения не вызвало. Несколько таких отрядов в разной комплектации были отправлены за пределы леса для выполнения специфических задач: разрушить мост, организовать оползень, загрязнить колодец... В одиночку все эти факты не были чем-то страшным и не угрожали жизни гражданских, поэтому местная власть и не реагировала. Но в таких операциях они приобретали опыт, и одновременно усложняли возможное передвижение вражеской армии. Позже каждый из них стал инструктором для небольшой команды новобранцев, из которых были созданы новые отряды. Это тоже не шло вразрез с 'традициями' эльфов. И даже появление странных летающих тренажеров их не насторожило. А вот потом, когда Сайкс начал оснащать их невиданными до сих пор приспособлениями, до кланам дошло - у монаршей семьи появилась собственная погремушка, которой можно не только похвастаться, но и реально набить морду. К этому моменту границы уже были прикрыты минными полями, а в секретах прятались не только стрелки, но и тяжелая артиллерия в виде реактивных установок залпового огня. Этого было достаточно, чтобы сходу отбить наступление наземной армии в двадцать тысяч бойцов. Воздух же был защищен другим новшеством - летунами. Эти миниатюрные воздушные лодки были оснащены настолько примитивными двигателями, что летать на них могли даже простаки! Количество превзошло качество. Воздух перестал быть привилегией для избранных, большинство которых ранее уходили в кланы. Ну и на десерт - рыцари, предоставлять которые Церковь была готова только официальному правителю государства. Все вместе это давало Сайксу именно то, чего никогда не имели кланы - армию. Армия дала ему авторитет. На авторитет к нему начали стягиваться все те, кого отбраковали кланы. И которые еще больше укрепляли авторитет. Наверное, это был первый случай в истории, когда принципы эльфов использовали против них самих. Их счастье, что он король, а не вражеский диверсант.
   Вот за такими размышлениями куранты отбили вечернее время, и в кабинет стали заходить советники. Семь эльфов разного возраста и статуса, которых объединяло только одно - они владели всей информацией в своей сфере ответственности: экономика, внешняя и внутренняя разведка, армия и флот, законы и общество.
   - Вижу, все собрались. Тогда начнем. И первое слово представителю нашей внутренней безопасности: что слышно от кланов?
   - Как бы странно это ни звучало - ничего, - поднялся с места простоватый на вид молодой молодец со стрижкой бобриком, - Что бы вы им не сказали во время последней встречи, это заставило их притихнуть. Все кланы сейчас активно собирают информацию о ситуации в Лесу и за его границами. Кроме Колус - те начали выводить свои фонды из оборота.
   - Предлагаю: пускай разведчики проследят за ними и узнают, куда пропадают деньги, - отозвался со своего места экономист, старейший из присутствующих. - Курс золотого сандерия продолжает падать, и у нас нету больше альтернативных источников, чтобы пополнить государственную казну. Хватит и того, что мы ходим в должниках у Хавонии. Не у конкретного рода, а у целого государства!
   - Тут без вариантов. Все, что нам сейчас остается - ждать. Мне уже известно место нахождения денег клана, - успокоил подчиненных Сайкс. - Но они все еще не покинули пределы Леса, а значит мы не можем Оделю ничего инкриминировать. Поэтому не отклоняемся от плана: делаем вид, будто Колус продолжают нас безнаказанно грабить.
   - Прошу разрешить мне добавить... - начал говорить чопорный эльф, одетый в самые дорогие и изысканные наряды среди присутствующих, но монарх его перебил.
   - Мы не на приеме, Урлак. Говори нормально.
   - Простите. Хм-хм-хм, - и уже нормальным голосом продолжил, расставляя отметки на карте, - Думаю, у меня есть объяснение, почему Одель до сих пор медлит. Все из-за напряжения международных отношений. С тех пор, как Шатерей вторглись на Святую землю, все окружающие государства начали мобилизацию, а вслед за ними начали вооружаться и их соседи. Чтобы повернуть экономику на военный тракт, нужно много денег и ресурсов. Знатные роды вынуждены отдавать часть своих доходов государству, а некоторые предприятия вообще изымаются из частной собственности. В таких условиях никто не упустит случая присвоить чужое золото, особенно если оно принадлежит иностранцам.
   - Но сейчас оно не принадлежит даже нам самим! - снова сказал экономист.
   - Это еще не все, - продолжил свое выступление разведчик, - Кто-то начал охоту на одаренных. Похищают всех, несмотря на статус, возраст и пол. Следы ведут к Тафии но это обманка: страна развалилась, а похищения продолжаются. Пока проследить цепочку не удалось. Известно лишь, что большинство похищенных были сильными одаренными, а остальные скрывали этот факт, что наводит на вопрос: как их вычислили?
   Сайкс сразу вспомнил те отряды с детектором, что когда-то чуть не схватили его самого. Возможно, именно так их и находили. Возможно это даже те же люди. Но вдруг это не они? Нет, тут нужно действовать осторожно. Нельзя никоим образом спровоцировать конфликт с Шатерей, или еще кем-то. Дай только повод, и все набросятся с ножами друг на друга. У каждого есть претензии к соседу. Уже начали формироваться военные блоки. Нейтралов не останется. Если ты нейтрал, значит ты один, и станешь легкой добычей, а там к твоему разделу подключатся и все остальные. Все признаки начала Мировой войны.
   - Рассмотрите вариант с Шатерей. Там когда-то работали странные отряды охотников за головами. Напомни мне завтра - я набросаю список городов, где их встречал. Что с народом?
   - Популярность среди бесклановых еще немного выросла, - бледноватый по сравнению с соседями эльф с внешностью ботана поправил очки и вчитался во взятые с собой бумаги, - Кто-то распространил слухи о недавнем инциденте с проникновением постороннего на территорию Леса. Очевидно, неизвестный сплетник хотел подмочить нашу репутацию, а получилось наоборот: до эльфов наконец дошло, что если один-единственный нарушитель сумел дойти до самого сердца Леса, то и другие смогут это повторить. Впоследствии появилась новая версия, что никакого нарушителя на самом деле не было, а все это лишь инсценировка, чтобы король под этим предлогом начал мобилизацию в обход кланов... Гр-р-р-р !!!
   Вдруг еще секунду назад спокойный эльф скомкал документы, которые только что держал в руках. Казалось, он эти бумаги зубами рвать будет. От такого резкого изменения поведения его соседи отпрянули. И было от чего: волосы на голове встали дыбом, кожа из просто смуглой за секунды стала кофейного цвета, а белки глаз покраснели от порванных капилляров.
   - У нас враг на пороге, а эти подонки хотят устроить гражданскую войну!
   - Я тебе даже больше скажу - они одни из тех, кто этого врага прикрывает - на такую тираду от своего правителя ботаник застыл, переведя на монарха свой сумасшедший взгляд, будто прицел пушки, - это же элементарно. Находишь дураков, навязываешь им мысль, что власть их обворовывает, использует, обманывает, а потом они своими же руками раздирают страну на куски, объявляя свой клан отдельным королевством. Тебе остается только заменить запятнанных кровью и преступлениями главарей на своих агентов. И все, в твоих руках марионеточное государство, которое даже присоединять к себе не нужно, ведь на них можно списать все свои грехи. И если твоя цель все же начнет сопротивляться, то воевать с ней будешь не ты, а вот эти 'повстанцы'. Ну, как тебе такая схема?
   - Это подтвержденный факт? - с эльфа уже натурально шел дым.
   - Нет, и доказательств не найдешь. Все делается путем распускания слухов и руками отдельных недовольных лиц, которым даже платить не нужно. Теперь понимаешь, зачем нам были нужны газеты? Тот, кто владеет информацией - владеет миром. И в зависимости от того, какая информация пойдет в народ, такой мир мы и получим.
   - Очень правильные слова, - постепенно успокоился парень, услышав решение проблемы, и снова укрыл больные глаза за стеклами очков. - Я запомню.
   - Только не озвучивай их нигде. Не стоит раскрывать наши методы перед общественностью, иначе они перестанут работать... - Сайкс внимательно посмотрел на советника. - Ты лекарства давно принимал, Хайд?
   - Все нормально. У меня слишком много работы, чтобы позволить себе половину суток лежать пластом.
   - Всю работу не переделаешь, а помощники мне нужны живые, здоровые и в своем уме. Сам знаешь, сколько вас завязано.
   - Обещаю, как только закончим. И простите за грубость, но мое имя - Хейдель.
   - Не обращай внимания. Что у нас... Стоп!
   Сайкс поднял руку, заставляя следующего докладчика замолчать раньше, чем тот успел выдавить из себя хотя бы звук. В тиши кабинета было слышно только тиканье часов и хриплое дыхание экономиста. Впрочем, где-то в коридоре послышались чужие шаги, которые приближались к двери и через несколько секунд кто-то постучал.
   - Эх, хоть бы раз пронесло... Входи! Что там?
   - Ваше Величество, вас только что вызывали - в дверях появился секретарь.
   - Опять кланы?! - на этот раз шарахались уже от монарха, который выглядел не намного лучше социолога. - Они там совсем с дуба рухнули?!
   - Простите, я неверно выразился. Только что Вам поступал вызов.
   Казалось бы, фразы передают одно и то же сообщение. Но так было только для эльфов. Вызов мог быть на дуэль. Вызовом называли испытание чьих-то умений или знаний. Для жителя Земли XXI века такая формулировка чаще всего означало пропущенный звонок. Учитывая, что в Лесу средства коммуникации находились под особым контролем, а иллюзорная связь вообще проводился только при предварительном согласовании обеих сторон, вызвать могли только через специальный аппарат. Поблагодарив за доклад, Сайкс попросил оставить короткие отчеты и попрощался до следующего раза. Советники все прекрасно понимали. За всю их карьеру они лишь несколько раз досидели до конца встречи. Короля всегда выдергивали посреди совещания для решения какой-то срочной проблемы. Иногда он брал с собой одного из советников, если это связано с его юрисдикцией. Что произошло на этот раз - одной богини известно.
   Сейчас устройство молчало. Присев за рацию, Псих просмотрел историю. Вызов был только один, и закончился всего несколько минут назад. Значит, не произошло ничего серьезного и абонент на той стороне все еще ожидает ответа. Неужели пророк отозвался? Пора бы. Связь с ним оборвалась почти два дня назад. Не став ждать, Сайкс вбил код и повесил на ухо новенькую гарнитуру - Пророк подарил перед отъездом. Прослушав запись, Псих ухмыльнулся, и включил связь.
   - Заяц вызывает Кролика. Прием.
   - Кролик на связи, - сразу же послышался в наушнике такой знакомый голос дочери, - есть свежий шпинат.
   Шпинат. Не морковь. Значит новости важные, и не очень приятные.
   - Надеюсь содержание металла правильное?
   - Как в документах.
   Проверка пройдена. Молодец девочка! Все запомнила, что он ей рассказывал. Когда-то давно один из американских ученых, исследуя данный овощ, неправильно поставил десятичную запятую. Результаты его исследований разошлись миром. Несколько поколений вынуждены были грызть эти безвкусные листья, пока в середине ХХ века ошибку не обнаружили. Здесь о шпинате вообще не знали. Точнее знали, но не культивировали. Эльфам от него нужны были только цветы для некоторых отваров. Поэтому этот казус ныне известен лишь нескольким лицам на всей планете.
   Да, Аура знала, кто ее отец, и откуда он родом. И воспринимала это вполне нормально. А как еще воспринимать того, благодаря кому ты вообще появился на свет, и кто тебя вырастил? Если бы не его чудеса высоких технологий, она бы отправилась к богине вслед за матерью. Да и взятые с собой архивы различной информации позволили ребенку развиваться значительно быстрее сверстников, которые до сих пор жили в розовых очках.
   - Рассказывай.
   - Все началось в святилище Марука.
  
   ***
  
   - Все началось в Академии! И там же должно закончиться! Мы не имеем права оставлять в руках Бахарена такой козырь...
   - Мы до сих пор не услышали ни одного аргумента для немедленного выдвижения войск. Только личные оскорбления и угрозы. У нас будет только одна попытка, а как только Бахарен узнает Союзе, он сразу же начнет наступление по всем фронтам. Армия, экономика, революции, шпионы и наемные убийцы - он не гнушается ничем. Поэтому мы выступим только тогда, когда соберем достаточно сил.
   - Пока мы их собираем, Бахарен тоже становится сильнее. И значительно быстрее нас.
   - Именно поэтому мы и должны выжидать. Официально все мы сейчас разбежались по своим родовым поместьям и ждем, пока ситуация стабилизируется. Кроме элемента неожиданности у нас практически ничего и нет.
   - И зачем это нам? Все это проблемы Церкви.
   - В первую очередь это наши проблемы. Мы можем обойтись без Церкви, но не без Академии. Это не просто учебное заведение. Пока там находится хотя бы один из представителей монаршей рода, его страна считается надежной. Это гарантия почти всех наших международных договоренностей. До конца этого месяца они окончательно потеряют свою силу, и повторно утвердить их мы не сможем, потому что у нас не будет арбитра, который их подтвердит.
   - Именно поэтому я и настаиваю на тому, чтобы мы выступили как можно раньше. Мы не знаем, насколько может затянуться этот конфликт, и каждый день для нас будет на вес золота.
   - А как насчет королевы Лашуры? Это же ее подданные заварили эту кашу - пускай сама впрягается.
   - На то и расчет. Пока Бахарен гоняется за ней, мы можем спокойно скоординировать свои действия...
   Лития слушала весь этот шум и никак не могла понять, что она делает не так? Поучан долгое время была председателем ученического совета и считала, что умеет организовывать людей. Но вот изменились условия, и те же девушки ведут себя как торговцы на базаре, призывая покупателей к своему прилавку, потому что у них именно такой-то товар.
   - Тихо! - попыталась она успокоить спор, и где там!
   - Отстань Поучан.
   - Да, не лезь в наши...
   - В-Р-Р-Р-Р-У-У-У-У-У-М-М-М!
   От пронзительного металлического гула задрожали стены, а в окно заглянула бронированная рожа рыцаря. Четыре окуляра по ту сторону шлема вразнобой осмотрели присутствующих, пока не наткнулись на Литию. Та махнула рукой, мол, все нормально. Лишь после этого здоровяк выпрямился и позволил солнечному свету опять проникнуть в помещение, а девушки смогли вздохнуть с облегчением. Каким бы смелым ты ни был, когда над тобой нависает огромная туша, способная одним неосторожным движением растереть тебя в кровавую кашу, нервы все равно подергивают. Особенно, если эта туша еще и умеет двигаться сама.
   - И давно он... - тихонько поинтересовалась Аура, не в состоянии закончить мысль, но Лития ее поняла.
   - Понятия не имею. Когда я в него села, он уже был таким. Возможно, это осталось от предыдущего пилота.
   Последняя фраза заставила Ауру задуматься. И не только ее, но и всех, кто стоял поблизости. Ни для кого не секрет, что все рыцари периодически должны проходить профилактику, иначе без обслуживания они становятся вялыми, а через несколько лет вообще безвозвратно превратятся в камень. Естественно, что профилактику могла осуществить только Церковь. И все пилоты неоднократно указывали, что по возвращении рыцари ощущаются иначе, будто новые. Для тех, кто не разбирается в теме, это звучит хорошо. А вот для пилотов это означает потерю всех моторных навыков рыцаря, повторный подгон и настройки его параметров под себя. Поэтому каждый в совершенстве владеет лишь несколькими приемами, которые можно быстро загнать в память боевой машины. Ближайшая аналогия - заново учиться ходить после перелома ноги. Невольно задумаешься, а нет ли в рыцарях какого-то искусственного ограничения? Ведь если на одном рыцаре долго будут воевать разные пилоты, то их рефлексы останутся в машине, и каждый следующий пилот будет получать в бою все больше преимущества над соперниками за счет реакций самого рыцаря, а не благодаря собственным умениям. Водяной же был очень старым рыцарем, и делался по совсем другой технологии. Возможно, поэтому Церковь и отказалась от наземных рыцарей, полностью перейдя на воздушный тип.
   Сам же Водяной задом отошел от здания, постоянно держа своего пилота в поле зрения. И совершенно не обращая внимание на святош, что с криками разбегались из-под его ног. Впрочем, протестовать против такой наглости никто не собирался.
   Санктуарий Марука, или в простонародье - Святилище. Одно из немногих мест, где одаренных проверяют на способность управлять рыцарями. Можно было бы попробовать наугад, но был большой риск потерять как одаренного, так и рыцаря. И неизвестно, что будет страшнее, ведь святоши потом установят причину поломки, и обратно этого рыцаря государство уже не получит. Его вычеркнут из конвенции. Случаи, когда право на рыцаря возвращали, можно пересчитать по пальцам одной руки. Поэтому никто не хотел рисковать, отправляя сюда всех найденных одаренных на посвящение. Официально посвящение проходит в Академии. Но это только публичное оглашение рыцарского статуса, игра на публику. Настоящее же таинство происходит здесь, задолго до начала обучения.
   Святилище занимало большую территорию на склонах одной из многочисленных гор. Если присмотреться внимательнее к окружающему пейзажу, можно было заметить в скальных массивах множество троп и проходов. Кое-где виднелись даже отдельные здания, где и проживали монахи и монахини этого места. По крайней мере, так звучал их официальный статус. И никого не волновало, что эти абсолютно миролюбивые люди могут в секунду скрутить в бараний рог незваного гостя. Сверху могло показаться, что это небольшой городок, разве что улицы здесь всегда пустые. Оно и не удивительно, большинство домиков были гостевыми, и предназначались только для сбора детей перед посвящением, что по церковному календарю происходит по два, а иногда и три раза в год. За ними и ухаживали монахи. Все эти улочки выходили на центральную площадь, которая плавно перетекала в широкую улицу, ведущую к подножию горы, проходила под несколькими арками, а затем исчезала в таком же широком тоннеле. Там детей разделяют на группы и выводят к самому святилищу, скрытому во тьме огромной пещеры. Как оно выглядит - неизвестно. Лашура со своего места видела только часть кривой резной колонны, расписанной причудливыми геометрическими узорами. По словам Кайи, когда она коснулась одной из таких линий, ее сильно дернуло, а узоры засветились изнутри, будто вплавленное в камень стекло. На тогда еще принцессу святилище никак не отреагировало, хотя в то время ее дар уже подтвердили.
   Это величественное и таинственное место охраняли не только монахи. До сих пор считалось, что на территории святилища использовать рыцарей невозможно. Здесь действовало некое поле, входя в которое пилот умирал от болевого шока. Никто даже не представлял, что рыцарь САМ будет разгуливать здесь, как у себя дома. Возможно, именно это и было решающим аргументом, когда настоятель святилища собирался им отказать, даже несмотря на просьбы самой Директрисы. Поправка - собирался отказать Литии. Не рискнул, по понятным причинам. Зато бывшая глава бывшего ученического совета, а ныне - координатор антитеррористической операции Союза Лития Поучан обязалась ограничить свое присутствие лишь окрестностями святилища. Впрочем, это не мешало монахам время от времени наведываться на занятую ими территорию в попытках разгадать секрет самодвижущегося рыцаря. Свои корабли гости предусмотрительно оставили у причалов, чтобы святоши не задействовали против них еще какой-нибудь из своих секретов. В том, что такие тут найдутся, Директриса была абсолютно уверена.
   Этот день мало чем отличался от предыдущих. Разве что на стоянке добавился еще один транспорт. На этот раз действительно военный, с почти тысячей стрелков, двумя отрядами проникновения и несколькими пушками. Количество последних еще не объявили, потому что их везли в разобранном состоянии на разных кораблях. На этом были только стволы и небольшая часть боезапаса. Как Нарадан смогли незаметно провести все это через нейтральные территории - одна богиня знает. Вслед за ними должны были прибыть еще несколько транспортов, но пока от них не было слышно ничего. Директриса как раз шла к настоятелю, чтобы уточнить график воздушного движения, когда ее перехватила послушница и передала какую-то записку. Прочитав ту, женщина развернулась и пошла обратно к выделенному ей монахами гостевому дому. Послушница пошла следом, что-то нашептывая ей. Охраны рядом не было. Здесь даже монархи не ходили с сопровождением, ведь Святилище считалось одним из самых безопасных мест в мире. Именно считалось, а не было таковым на самом деле. Потому что когда в спину директриса уперся нож, то вместо мягкой плоти он наткнулся на скрытый под рясой панцирь. Впрочем, убийца прекрасно знала о хитрости своей цели. В момент касания резервуар внутри рукояти открылся, и струя раскаленного эфира вырвалась из кончика лезвия, пронзив и панцирь, и человеческое тело. Громкий хлопок разлетелся по округе, отражаясь от стен пустых домов. Его услышали монахи на соседней улице и поспешили на звук, но прибыв на место, увидели только окровавленное тело директрисы. Церковных регалий при ней уже не было. Неизвестный злоумышленник скрылся так же бесследно, как и появился. Тихо, быстро и незаметно.
  
   ***
  
   - Тело оставили святошам для погребения, а настоятель сразу же попросил нас покинуть святилище, - завершила рассказ Аура.
   - Куда держите курс сейчас?
   - Скорее всего к Хавонии, но не все хотят туда лететь. Некоторые считают, что Нарадан организовали это убийство, чтобы занять в Союзе место Церкви.
   - Не потянут. У них казна не бездонная, а тут еще и мы в долг взяли, - Сайкс замолчал, обдумывая ситуацию. - Подойди к Марии и скажи, что клан Шурифон готов принять представителей Союза, если они увеличат нам кредитный лимит. Так сказать, разделим с ними инвестиции и риски.
   - Хочешь заманить их в Лес?
   - Все равно нам скоро придется выходить из изоляции. А так мы заранее покажем свою позицию, и на момент открытия границ у нас уже будут налажены отношения и заключены договоры.
   - И все будут думать, что Шурифон сделали это мгновенно, а не задолго до выхода в свет, - добавила дочь.
   - Кланы догадаются о правде, но будут молчать. Иначе возникнет вопрос: почему они сами этого не сделали, когда был шанс?
   - Так ты выставишь их изоляционистами, и еще больше подорвешь их авторитет! - обрадовалась Аура тому, что угадала ход мыслей отца.
   - Молодчина! Из тебя получится хорошая королева.
   - Да ну ее, эту политику, - Сайкс прям видел, как на той стороне покраснела его девочка, - Давай ты еще немного побудешь королем? Например...
   - Даже не надейся. Я уже слишком стар для этого, потому начинай собирать свою команду уже сейчас. Еще лет десять, и передам все дела тебе, а сам отправлюсь на пенсию. Буду внуков нянчить.
   - Сбрендил?! - не выдержала Аура, услышав для себя главное и перейдя на уличный говор, - Ты самый молодой из всех глав кланов! Какая еще пенсия?!
   - Заслуженная! - засмеялся Сайкс.
   Морелетта могла бы гордиться своей дочерью. Аура выросла сильной и умной. У нее уже выработались собственные принципы. А еще она с каждым годом все больше походила на свою мать. Был бы Псих младше - обязательно влюбился бы. А так ему теперь приходится отводить от нее всевозможных проходимцев, желающих войти в клан Шурифон через брак с ней. Двух даже пришлось закопать. Живьем! Поэтому пока он не найдет достойного претендента - с трона не слезет. Но это уже будет проще. Новое поколение эльфов на подходе, и останется только выбрать из них...
   От мыслей о радостном будущем его отвлек настойчивый стук в дверь. Чертыхнувшись, Сайкс завершил сеанс и поспешил узнать причину переполоха. А ведь чувствовал, что это еще не все новости на сегодня. Он говорил, чтобы его не отвлекали, даже если начнется ядерная война! Вряд ли секретарь понял, какую войну он имеет в виду, но причина действительно должна быть серьезная.
   - Ваше Величество, проникновение! У ангара появился неизвестный.
   - Опять? - Сайкс на секунду завис, - Как?
   - Неизвестно. Служба воздушного контроля зафиксировала только момент его падения. Свалился прямо на голову часовым минуту назад. У обеих травмы средней тяжести, в основном вывихи и один перелом.
   - Где он сейчас?
   - Продолжает висеть на том же месте. Стража выставила оцепление.
   Прилетел он во время связи с дочерью. Совпадение? После первой же атаки активности не проявлял и дал себя найти. Враг не стал бы так тупо подставляться. Возможно, отвлекает внимание...
   Все это Сайкс обдумывал на ходу, затягивая на себе крепления брони. Только натянув шлем, он достал из пирамиды меч и свое ружье. Специально переделанное по револьверной схеме, оно позволяло сделать шесть выстрелов вместо одного и относительно быстро перезарядиться. К сожалению мастера так и не смогли уменьшить механизм до размеров пистолета, но даже это было лучше здешних самопалов, которые еще и стреляли через раз.
   В сопровождении двух гвардейцев Псих вышел в коридор, но вместо того, чтобы идти на выход, повернул в другую сторону - в комнату своей дочери. Дверь он открывал с некоторым внутренним трепетом. Это была личная территория Ауры. Везде лежал заметный слой пыли. Мягкая мебель была накрыта тканью, а эфирные светильники отключены. Уже три года прошло с тех пор, как она отправилась на учебу. Три года сюда никто не заходил. Он бы и сам сюда не зашел, если бы не обстоятельства.
   Не прикасаясь ни к чему, он прошел к окну, выходившему в нужном направлении, и осторожно выглянул наружу. В глаза сразу бросились выжженные следы на земле. Как будто кто-то не до конца обрисовал на поляне большой круг, метров тридцать диаметром. А еще там не осталось ни одного листочка. Осторожно открыв окошко, Сайкс услышал вой ветра. Сам объект рассмотреть не давала зеленая стена ангара. Что бы это ни было, оно держалось в воздухе не с помощью эфира. Секретарь сказал, что оно рухнуло прямо на голову часовым. Воздух травмы нанести не может. Разве что парней отбросило ветром. Это же сколько воздуха оно через себя перекачивает, чтобы поддерживать такую тягу? Накинув плащ, Сайкс все же решил лично посмотреть на незваного гостя. Да и после прошлого раза нужно показывать пример подчиненным, иначе его не поймут.
   - Рядовой, в арсенал за глушилками, шесть... Нет, восемь комплектов! Капитан, поставь две Лозы на два и на десять часов напротив ангара, чтобы они накрыли друг друга во время стрельбы. И подгони патрульное крыло.
   - Хай! - в унисон крикнули стражники, отправляясь выполнять приказ.
   В сопровождении еще двух гвардейцев, Сайкс вышел на улицу. Шлем одевать не стал. Если эта штука действительно имеет такой запас мощности, то и вооружение у нее соответствующее. Два-три удара, и от барьеров его имения не осталось бы и следа. Эфирные технологии пока на такое не способны. Скорость передвижения тоже впечатляет. Служба контроля воздушного пространства держит под наблюдением всю территорию Леса. Обойти ее можно, только поднявшись на высоту более четырех километров, что без аэростатов до сих пор никому не удавалось. Минимальное время реакции противовоздушной обороны - двадцать шесть секунд. Значит, аппарат снизился быстрее, чем в него успели прицелиться. Снизился, не упал! То есть, включаем сюда и время на торможение. И он продолжает висеть в воздухе, тратя собственную энергию. Ну ничего, и на таких найдется управа.
   Вскоре они вышли на задний двор и... Не увидели ничего. Только дрожание воздуха и выжженная вокруг трава. Ну и окружение из стражи и двух рыцарей типа Лоза, что нацелили свои пушки примерно в место нахождения объекта.
   - Докладывайте! - обратился он к капитану, когда тот подошел к правителю.
   - Тяжелую артиллерию размещено на указанных Вами позициях! - перекрикивал тот ветер, придерживая на голове обруч гарнитуры. - Воздушные патрули взяли район в кольцо. Глушители уже готовим к применению.
   - Что за следы на земле?
   - Это мы попытались подойти. Несколько бойцов получили ожоги, но ничего серьезного. За пределами данного радиуса он нас игнорирует. Возможно, если зайти одновременно с разных сторон...
   - Не торопитесь, - Сайкс внимательнее присмотрелся к идеально ровному кругу, сделать который вручную, да еще и с летательного аппарата, ни на секунду не остающегося на месте, чрезвычайно сложно.
   Тут шум ветра стих, а трава посреди поляны примялась, будто на нее что-то легло. Индикаторы на браслетах гвардейцев засветились, показывая использование эфира, а воздух над поляной пошел рябью, сплетаясь в стремительный силуэт рукотворной птицы. Пока солдаты ожидали атаку от проявленного врага, правитель уже подошел к нему и с легкой улыбкой гладил крыло машины. Та, будто хорошо выдрессированный конь, послушно опустилась перед ним на землю.
   - Ваше Величество, вы знаете, что это такое? - поинтересовался капитан, осторожно подходя к правителю.
   - Знаю. Приглашение, - буркнул Псих, пытаясь вытереть рукой кривой надпись на идеально белой поверхности, но увидев тщетность своих усилий плюнул... И это помогло! - Так, мне нужен доброволец. Кто хочет со мной полетать?
   И тут Сайкс понял, что гвардию пора менять. Судя по затравленных взглядам бойцов, которыми те уставились сначала на ангар со Стервятником, а затем на новую игрушку правителя, летать не хотел никто. Особенно с правителем!
  
  
  
  
  
  
  Глава 18. Deus ex machina (Бог из машины)
  
   Для Амиры Камул дела шли неплохо. Особенно если сравнить с тем, как ей приходилось выживать последние несколько месяцев. Когда она вступала в банду, то ожидала что-то более солидное, чем заработок на уровне портовой грузчицы. Как оказалось, она не единственная, кто так думал. Все что от нее требовалось - спрятать пакет в нужном месте и оставить метку для будущего клиента. Работа не сложная, риск быть пойманной с поличным минимален. А если и поймают - максимум через декаду все равно отпустят, потому что для приготовления жидкого дурмана нужно несколько компонентов, большинство из которых является, хоть и редким, но не запрещенным товаром. Но таких разносчиков много, а потому и плата мизерная. Время от времени приходилось даже 'одалживать' товар, чтобы потом продать его с большей наценкой. Работать и так было нелегко, а тут еще и с Тафии повалило огромное количество босяков. Казалось бы, во время дворцовых переворотов или восстаний мелкий криминал должен разрастаться, а тут все происходило наоборот. Конечно же банда, которая и без того ходила по лезвию ножа, решила пополнить свои ряды новыми лицами. Когда Амира послала свою атаманшу, она всего этого еще не знала, и была уверена, что легко устроится в любую другую банду.
   Прозрение пришло еще до того, как она вышла за ворота их базы, но упрямство и гордость не позволили ей вернуться назад. Вот тогда она и поняла, что пора начинать свое дело. Все необходимое для этого у нее уже было. Палкой махать умела, природа силой не обделила, а улица вправила мозги. В городе ее давно знали как надежную исполнительницу, не сторонилась испачкать руки. За соответствующую плату. Работа нашлась на удивление быстро: одна из торговцев была недовольна появлением необычных курьеров, которые предоставляли услуги всем, а не только состоятельным клиентам. Где это видано, чтобы гонец мчался на другой край света, доставляя не секретное послание или какую-то ценную вещь, а обычную бандероль?! Это прерогатива караванов! Так было, и так будет! За поддержку древних традиций торговец даже была готова заплатить. Последний пункт она озвучить не успела, ведь Амира уже подошла и предложила решить проблему 'тихо' и 'мирно'. Через несколько минут договоренность была достигнута, и новоиспеченная исполнительница отправилась набирать себе команду. Вскоре ее старая банда потеряла еще нескольких своих членов.
   'Твоя почта' - служба скорой, даже скоростной доставки почты. Откуда они появились, и как люди о них так быстро узнали, никто точно сказать не мог. Но спутать их с кем-то другим было весьма сложно. Эта группа однотипных девушек сильно выделялась среди обычных людей. Все высокие блондинки, одетые в яркие красные береты, верхом на крепких... Лошадях? Скорее всего лошадях, потому что других животных с такой комплекцией Амира не знала. Вот только назвать эту огромную груду мышц обычным конем язык не поворачивался. Возможно, специально выведенная порода - копыта выглядят необычно, будто мягкие. Возможно, потому и скачут почти бесшумно. Вряд ли кто-то кроме знати может позволить себе такую роскошь, не говоря уже об их массовое использование. И вот такие курьеры, увешанные со всех сторон пакетами и сумками, со скоростью ветра шныряли по городу, раздавая посылки. При этом они еще никого не сбили и не затоптали. Обычно их замечали уже после того, как они остановятся возле своего клиента. Единственное место, где их можно перехватить - столбик из красного дерева, что появился возле городских ворот. Ежедневно в полдень там появляется одна из этих курьерш, и собирает заказы. Взвесив и измерив посылку, она спрашивает имя и адрес получателя и объявляет цену. Все происходит на виду. Просто так не подобраться.
   Первое, что испробовала Камул, было похищение коня - за такого красавца можно много выручить. Письмо бургомистру из ближайшего села доставили в тот же день, как его отправили. Пока почтальон бегала в приемную, ее конь стоял под дверью ратуши. Одна из подручных Амиры, изображая из себя конюха, попыталась его повести за собой - бесполезно. Этот здоровяк даже не пошевелился, а поводья, казалось, были сделаны не из кожи, а из камня. Так и дергала животное, пока хозяйка не вернулась, а потом еще и от песка отплевывалась и долго держала в воде обожженную руку. Где она получила ожог, девушка объяснить не смогла.
   Далее была фальшивая посылка. Точно в полдень у ворот появилась почтальон и начала собирать заказы. Однако когда подставная клиентка назвала вымышленный адрес, почтальон сразу же сказала, что такой улицы в том селе нет. А когда клиентка начала орать, что ее родственники без купленных ею лекарств умрут, та даже перечислила всех больных жителей этого села, как и их болячки, после чего попросила не задерживать очередь. Когда же к шуму подключилась группа поддержки, почтальон просто выпрыгнула своим конем (!) за пределы толпы, сделала жест рукой, после чего над ней и близкими людьми поднялся звуконепроницаемый барьер, и спокойно продолжила работу. Одаренная на посылках - это серьезно.
   Поняв, что шутки закончились, как и терпение ее заказчика, Амира решила задействовать свои старые связи. На третий день почтальон получила бандероль, которую следовало доставить аж на другой конец губернии. Каким бы быстрым ни был конь, путешествие займет много времени. Убедившись, что оплата достаточна, а адрес названа правильно, почтальон забросила посылку в сумку. Обслужив последнего клиента, девушка запрыгнула на коня и через мгновение копыта ее лошади уже поднимали пыль далеко в поле. Амира с надеждой смотрела вдаль, скрестив пальцы на счастье. Прошла секунда, вторая, третья... Почтальон уже скрылась за поворотом дороги, ведущей в лес. Десять секунд!
   Люди обернулись, когда со стороны далекого леса донесся грохот, а над деревьями поднялось облако черного дыма. Стражи сразу же подняли тревогу, а Амира со спокойной душой повернулась к заказчику, чей караван именно стоял на выходе. Кивнув друг другу, стороны разошлись по своим делам.
   До самого вечера Амира продолжала вертеться у ворот в поисках новой работы. Слухи уже пошли, поэтому об отсутствии будущих клиентов можно не переживать. Те, кому надо - о ней уже знают. Остается только ждать. Скоро закроют врата, и город перейдет в 'ночное время'. Жизнь города постепенно затихает. Продавцы спешат забрать с прилавков товар, чтобы им штраф не влепили. Мастера заканчивают работу. Путешественники разбредаются по гостевых домах. Все как всегда, вот только в последний момент в город вошло большое количество людей в плащах, сквозь которые проступали элементы доспехов. Стража, получив из рук их главаря какую-то записку, им не препятствовала, и вскоре эта толпа расползлась по улицам. Наемники, что ли? Неужели тоже из Тафия сбежали? Надо собрать о них больше информации. И поспешить, пока они не отобрали у нее будущую работу.
   Тогда Камул впервые услышала слово 'Судьи'. Именно так, с большой буквы, и шепотом. 'Сегодня видел Судью на рынке - теперь работать можно спокойно', - послышалось из конюшни. 'Лучше бы я к Судьям присоединилась, у них всегда есть работа', - жаловался кто-то из стражей. 'Говорят, что это из-за них все казнокрады из Тафия бежали', - тихо делились слухами в таверне. Там же Амира случайно увидела одну свою знакомую, с которой часто работала в банде. Подошла тихо и сказала так, между прочим:
   - Ишь, сколько этих Судей понаехало!
   - Угу, - буркнула та, никак не выдавая своей заинтересованности в разговоре.
   - Может присоединиться к ним? Говорят, что для них всегда есть работа.
   - Не получится.
   - Чего это?
   - Ты - их работа. Прощай.
   Оставив недопитую кружку, знакомая быстро покинула заведение. Камул замерла на том же месте, обдумывая услышанное. В голове постоянно крутилось все, за что на нее могли открыть охоту. Кража товара - мелочи, за такое не убивают, а записывают в должники. Личное оскорбление атаманши тоже на заказ не тянет. А вот убийство почтальона, что очень даже могла оказаться одаренной - это уже серьезно. Но кто ж знал?! Купец! Вот кто знал! А она, дура, повелась на ее крики, да еще и цену сама снизила, как для 'первого клиента'!
   Следующий час Амира чувствовала себя загнанной дичью. Казалось, что все прохожие только на нее и пялятся. Хотя на самом деле это сама она всех рассматривала, высматривая плащи и белокурые волосы. 'У почтальонов волосы тоже были белым', - вдруг всплыл в голове образ последней жертвы. Да все они были блондинками! Возможно из одного клана, или даже рода. Вот откуда у них такие лошадки!
   Что делать? Куда податься? Если эти наемники действительно такие крутые, как о них говорят, то прятаться бесполезно. Не просто так же они пришли вечером, когда ворота закрывают. После этого бежать из города значительно сложнее. Но не невозможно. У каждой банды всегда есть свои пути пересечения городской стены. Обычно это договоренность с часовыми. Значительно реже копают подземные ходы. Если Судьи начали работать именно в такое время, то рассчитывают в течение ночи обыскать весь город. Или как минимум возможные места ее пребывания. К бывшим коллегам идти нельзя, раз уж даже рядовые шестерки о ней в курсе. Да даже если ей удастся пересидеть ночь, утром ничто не помешает им выставить наблюдателя на воротах, что только увеличит время поисков. Скольких она тогда заметила? Два десятка, возможно больше. Как они так быстро могли узнать о смерти курьера? Вероятно, имеют какой-то свой способ связи. Может попробовать напасть на одного из этих судей, и завладеть его оборудованием? Да, этого от нее никто не ожидает! Главное, чтобы жертва не успела позвать на помощь.
   Теперь вопрос: стоит ли подключать к этому делу посторонних? Если ее новые подчиненные (как же приятно это звучит) успели услышать о Судьях, то скорее сами же ее и сдадут, чем будут рисковать ради ее интересов. Но это сомнительно, ведь они должны понимать, что и сами причастны к убийству, поэтому будут прятаться. Найдут ее быстро - в городе только один одаренный, способный смастерить взрывчатку. Надо было сразу обрезать хвосты, а теперь уже поздно. Остается только самостоятельно искать выход. Или наоборот...
   Амира замерла, поняв одну простую вещь: не отдадут только того, кто приносит прибыль! И неподалеку есть именно такое место! Резко повернувшись на каблуках, женщина пошла в совершенно другую сторону. Улица Ростовщиков, куда она так спешила, получила свое название не просто так. Туда приходят только от безысходности. Если берешь в долг, значит, разрешаешь делать с собой все, что угодно. Абсолютно все! Отправиться в шахту рабом - не самый плохой вариант. Могут порезать тебя на потеху публики, или придумают еще что-то более изощренное. Но это уже крайние случаи, когда долг очень большой. Но самое главное - на этой улице никто и никогда не махал, ни кулаками, ни оружием. Это вредно для бизнеса, а потому каждого нарушителя ждет долгий и неприятный разговор с владельцами района. Городской дозор на такое закрывает глаза, ведь их работу делают за них. Даже ее бывшая банда не нарывалась на неприятности, обходя это место десятой дорогой. Нужно только добраться туда. Ходить в должниках оставшуюся жизнь значительно лучше, чем умереть прямо здесь и сейчас. Но сначала нужно проверить, так ли все плохо.
   Парфей - город на пересечении речных и сухопутных торговых путей. Из-за большого количества воздушных ям корабли здесь не летали, и весь грузопоток распределялся между караванами. И мало кто знает, что это не один город, а два. Когда-то здесь была лишь стоянка на берегу реки, где возницы перебрасывали груз на лодки. Для удобства построили причал. Затем домик смотрителя, гостевой дом... Постепенно вокруг стали появляться единичные фермы, приехали мастера. Все происходило медленно и прогнозируемо. Пока не появился рынок. Вот тогда все и завертелось. Торговать с другими купцами оказалось выгодно: не приходится самому переться на другой конец света, да и товары обходятся дешевле. Особенно, если покупаешь оптом. Уютные одноэтажные домики выглядели мхом на фоне каменных двух- и трехэтажных великанов, для строительства которых нужно было много земли. Что уж говорить о складах для товаров. Старожилы не хотели продавать свои участки, и новички начали строиться там, где земля дешевле - за стеной, прямо в поле. Строительство происходило молниеносно. То, что раньше было центром поселения, за несколько лет оказалось далеко за его пределами. Так Старый и Новый город оказались окружены каждый своей собственной стеной. Но Новый город продолжал расти, перетягивая на себя все перспективы и грузопоток. В конце концов, наступил момент, когда бургомистр перебрался поближе к цивилизации, забрав с собой последнее, что поддерживало порядок в этом районе - личную охрану. Уже через пару месяцев термин Старый город исчез даже из лексикона. Остались только трущобы. Ворота тут были только одни. Чтобы лишний раз не светиться перед часовыми, представители банд очень редко выходили за пределы города. Поэтому прежде, чем выбираться наружу, нужно разведать местность с другой стороны забора. Самой высокой точкой была колокольня старой ратуши. Ее давно должны были снести, чтобы она не рухнула на соседние дома, но для этого нужны были деньги. Которые сюда просто не доходили, как и сами строители.
   С первого же взгляда подтвердились худшие подозрения - тонкой полоски солнца на горизонте оказалось достаточно, чтобы разглядеть несколько стремительных силуэтов, носящихся по полям вокруг города. От таких всадников точно не уйдешь. А что же происходит в городе? А в городе происходит облава. Стражи в сопровождении парочки Судей с мечами наголо вошли в дом, где ее бывшая банда собирала своих рядовых членов. Обычные горожане не замечали, что происходит в переулках, а отсюда все было видно как на ладони. И почему Амира раньше не додумалась найти такое удобное и безопасное место? Впрочем, вытоптанный пол и истертый подоконник подсказали женщине, что она здесь не первая.
   А что это за движение там, внизу? Кто-то закутанный в плащ пытается тихо пройти улицу, не привлекая к себе внимание. Судя по телосложению, это был мужчина. Невысокий, сутулый, и с туго набитым кошелем на поясе, который он упорно пытался скрыть. Какой наивный! Пощипать такого сама богиня велела. Или лучше воздержаться, чтобы не подвергаться неприятности? Прямо тут его не прижмешь, а ловить где угодно - можно встретить Судей. Нет, лучше не надо. И действительно, едва Камул отказалась от своей затеи, она заметила 'поводыря', что уже направлялся за своей жертвой. С удивлением Амира узнала в нем свою новую знакомую, которая обожглась о лошадь. Что же это получается, они начали промышлять под ее именем? Проклятые сучки! Неужели им сегодняшнего заработка мало?! Вместо того, чтобы затихнуть, пока все не уляжется, они взялись за старое! Ну и дуры. Вот они окружают жертву. Двое перекрывают дорогу спереди, одна заходит сзади уже с кистенем наготове. И не замечают, что их самих взяли в клещи: с обеих сторон улицы к ним выходят Судьи. Попытались отмазаться, мол, просто решили поговорить с прохожим. Вот только этот прохожий вдруг сам нанизал одну из них на длиннющее лезвие скрытого под плащом меча, а Судьи несколькими движениями перебили остальные бандиток. На живца поймали! По крайней мере, так эти сучки точно ничего о ней не расскажут. Между тем Судьи покидали остатки тел в сумки, передали их очередной 'почтальонше', неожиданно появившейся возле них, и пошли дальше, а всадница со своим конем сломя голову помчалась дальше. Женщине даже показалось, что лошадь в какой-то момент пробежала по стене дома! Так вот что за сумки они постоянно на себе возят! Нет, от таких точно не убежишь. И если раньше Амира еще надеялась, что сможет выскользнуть из города незаметно, то теперь надежды на это нет. Каждый встречный может оказаться Судьей! Никому верить нельзя!
   Дождавшись, пока убийцы исчезнут, Амира отмерла и очень тихо спустилась вниз. Теперь уже она, накинув капюшон, изображала наживку. Даже какую-то доску под мышку спрятала, для полноты образа. Сейчас такой вид может спровоцировать грабителей. Но с ними, по крайней мере, можно договориться. В отличие от этих головорезов. Так она думала. За две улицы от нужного места Камул заметила, что ее преследуют. Кто-то из уличной шпаны. Ведет правильно, близко не подходит. Только обувь неудачно подобрана - шаги хорошо слышно. А ведь она и сама так начинала. Пока ее не нашли члены банды и не спросили, когда она будет платить за работу на их территории. Кто бы мог подумать, что она так быстро поменяется ролями со своими жертвами? Хватит, не время вспоминать прошлое! Время действовать!
   Несколько быстрых шагов в переулок. Это место она знала, не раз именно здесь она догоняла опрометчивых прохожих. Здесь, за углом, есть темная ниша, где можно спрятаться. Поворачивая туда, Амира бросила перед собой доску. Невидимый с улицы грабитель вынужден отмахнуться от предмета, и пока его руки заняты, тяжелый ботинок врезался тому прямо в живот. Нападающий согнулся пополам, после чего получил еще один удар по затылку. На минуту выведен из строя. Не давая упасть, Камул вытолкнула бесчувственное тело на видимое место, бросила сверху свой плащ, а сама нырнула в укрытие. Вот подходит 'поводырь' и, кивнув в темноту, начинает делать вид, будто помогает прохожему, которому вдруг стало плохо. А поводырь только пришла из хорошо освещенной улицы. В темноте переулка она почти ничего не видит, за что сразу и поплатилась. Ударить ногой в голову было даже проще, чем отбить мяч. Что-то хрустнуло, и второе тело свалилось на землю, дергаясь в предсмертных судорогах. 'Сломанная шея' - довольно констатировала Камул, подбирая свой плащ и спеша покинуть место преступления. Напоследок она повторила процедуру с первым нападающим. Было ли ей их жаль? Ни капельки: они получили то, что делали сами. Не стоит лезть на того, кто сильнее тебя. Таковы правила улицы. Но чего они все сегодня все повылезали? Может, кто-то распустил слухи, что можно немного пощипать нездешних, пока у них еще деньги водятся. Ну-ну, успехов им в этом. Еще неизвестно, чей промысел будет более результативным: их, или судей?
   Вот уже квартал на горизонте. До нужной улицы остается совсем немного. Света от закатного неба едва хватает, чтобы не вступить в дерьмо или яму посреди дороги. Рядом крутятся парочка беспризорников - глаза и уши ростовщиков в городе. Значит, ее уже заметили и ведут. С этого момента нападение на гостя будет считаться посягательством на интересы уважаемых дельцов. Наконец Амира зашла под арку с названием улицы. Лишь оказавшись по другую сторону, женщина смогла перевести дыхание. Первую часть своего плана она выполнила, оставалось самое сложное - договориться.
   Всего здесь было три конторы. Первой заведовала старая Лейко - доверенное лицо одной вельможи, что покрывает некоторые не очень законные методы ведения бизнеса. К ней обычно обращаются те, кто уже имеет собственное дело. Следующей шла Верия Мокси - с ней банда Амиры длительное время поддерживала неплохие отношения, пока месяц назад без каких-либо объяснений обе группировки перешли к вооруженному нейтралитету. Ну и третьей была Хока Чун. Эта почтенная дамочка вместе со своим симпатичным мужем занимались решением проблем частных лиц. За соответствующую плату, конечно же. Первые двое отпадали по понятным причинам. А вот с Чун можно попробовать договориться. Поговаривают, что даже Саданская ведьма когда-то воспользовалась ее услугами, после чего стала крупнейшим поставщиком рабов по всему востоку континента.
   У дверей стояли двое из прикрытыми банданами лицами. На поясе видны дубинки. Одеты вполне привычно для улицы: штаны, рубашка, прочная куртка и тяжелые ботинки. Но одежда у обоих абсолютно одинакова, как униформа. Дверь открылась, и в нос ударил запах специй. Чун для виду торговали пряностями, даже лавочку свою соответственно оформили. Вот только охрана в этой лавке была серьезнее, чем у городской казны. Амира была здесь только один раз, и заметила троих: одну на виду у двери, еще двое за дверью в кладовке и одну за прилавком. Сегодня же рядом с ними стояли еще трое в банданах, а хозяйка за прилавком беседовала с какой-то изысканно одетой личностью. Наверно это ее охрана. Странно, что с такими гостями ее не остановили на входе.
   - А вот и она! - воскликнула Чун, заметив новую посетительницу, а сердце Амиры провалилось в пятки. - Заходи, мы как раз о тебе говорили.
   - Чем обязан? - Камул сразу повернулась к незнакомке, стараясь не выдать своего волнения.
   - Будешь сотрудничать, - в унисон прозвучало отовсюду одним и тем же голосом, едва дверь за спиной закрылись, - И тогда...
   Силуэты присутствующих размылись цветным туманом, как капли красителя в воде, и заново собрались уже в виде Судей. На долю секунды сквозь мираж Амира увидела скелеты этих созданий. Это были не люди! Демоны!
   - Сохранишь свою душу, - сказали Судьи, окружив женщину, а тонкая игла инъектора впилась ей под лопатку.
  
   ***
  
   - Белка вызывает Гнездо, срочное сообщение!
   - Гнездо на связи. Докладывайте по форме.
   - Докладываю: насекомые изменили тактику. Вместо сбора мертвых тел они начинают менять еще живых. Только что в Парфей закончилась облава. Как и ранее, в прямых столкновениях они расчленяют своих жертв и отправляют в неизвестном направлении. Но нескольких пойманных живьем людей они накачали какой-то гадостью. Вводили подкожно и разных местах: двум в спину, двум в районе шеи, и еще одной вкололи в живот. Последние трое скончались за несколько минут от разрыва внутренних... Бу-э-э-э...
   - Белка, что там у вас?
   - Ничего, извините. Умерли от разрыва... Разрыва внутренних органов. Демоны, да и их кишки вывернуло наружу!
   - Белка, не отвлекайтесь. Что было дальше?
   - Уцелевшие получили дополнения в виде щупалец длиной до полутора метров, проросшие из тела на месте инъекций. Щупальца подергивались в такт движениям. Рискну предположить, что жертвы могут ими управлять. Вскоре после превращения людей завели в помещение.
   - Это может быть связано с операцией?
   - Не исключено - среди преобразованных была одна из исполнителей. Жду дальнейшие инструкции.
   - Инструкции остаются неизменны: наблюдаете и сообщаете обо всем, что увидели. Гнездо - конец связи.
   Осторожно, чтобы не повредить звуковую мембрану, женщина в униформе городской стражи начала разбирать разговорный артефакт. В отличие от других, этот не требовал подключения к линиям связи, хотя такая возможность и была заложена в его конструкцию. А еще он передавал голос, а не условные сигналы, как простой эфирный телеграф. Это позволяло не только опознать собеседника на другом конце, но и значительно ускоряло передачу информации. В отличие от предыдущего поколения, с которым приходилось по несколько минут отбивать одно сообщение, а затем столько же времени принимать другое. Был у него и недостаток - приходилось искать самую высокую точку в округе, чтобы тебя услышали. По иронии судьбы это была та же колокольня, на которую недавно взбиралась одна из жертв этих демонических созданий.
   Крепко завязав сумку, женщина еще раз выглянула из окна, чтобы убедиться, что внизу ее никто не подстерегает. Краем глаза она уловила какую-то вспышку вдалеке. В следующее мгновение над городом прогремел выстрел, а с противоположной окна вырвался фонтанчик крови и перемолотых мозгов. Тело тоже едва не вылетело, повиснув на подоконнике и заливая кровавой кашей остатки крыши внизу. На лбу шпионки красовалось будто покрытое пылью входное отверстие. Выходное было размером с кулак. Такой эффект произвел экспериментальный кварцевый боеприпас. Специально выращенный монокристалл кварца выдержал разгон и полет, но не пережил столкновения с черепом. Коснувшись твердого тела своим кончиком, он начал колоться по заранее рассчитанным линиям. Внутрь черепа он влетел уже облаком песка, масса и скорость которого никуда не исчезли. Кроме того, что все встречные ткани превращались в фарш, сопутствующий гидроудар разрушал еще целую плоть вокруг. А через доли секунды вся эта радость вырвалась через затылок на свежий воздух.
   Испытание экспериментального электромагнитного оружия прошло удачно, но результаты были неутешительными. Несмотря на высокую эффективность против незащищенного тела, подготовка каждого выстрела требовала огромных затрат времени. Отсутствие качественных металлов заставляло обходиться заменителями. Бронебойность каменных пуль невысокая, а выращивать их долго. Для плавного разгона таких снарядов требовался длинный ствол и специальная каретка, что в момент вылета создает на кончике ствола метровую электрическую дугу. Для полевых испытаний этой машинерии пришлось даже взять у Аналитика парочку тяжелых дронов-ретрансляторов, и смонтировать на них большие резервуары с концентрированным эфиром, который мог мгновенно отдавать накопленную энергию. Результатом всех этих усилий стала массивная электромагнитная пушка, способная сделать один-единственный выстрел, сравнимый с выстрелом обычной снайперской винтовки.
   Отбив в радиоэфир рапорт о результатах стрельбы, прибывший на место квад пауков все же выбросил тело на улицу, где внизу его подобрала парочка Судей. Минуту спустя к ним присоединились и разведчики с реквизированной у покойницы сумкой. И хотя частоты и направление на источник радиосигнала уже были известны, требовалось еще и разобрать необычную для этого мира технологию, определить ее особенности, найти уязвимые места... Последнее наиболее важно, поскольку неизвестный злоумышленник продолжает поиски Творца и мешает работе автономных модулей, подключая все больше ресурсов и людей. Чтобы не допустить в будущем инцидентов, подобных сегодняшнему, нужно взять под контроль еще больше сфер человеческой жизни. Первые шаги к этому уже сделаны: Судьи стали синонимом силовых структур, хотя и абсолютно незаконными, а Почтальоны быстро и незаметно расширяют сеть шпионских устройств. Но этого мало. Возможно, в будущем придется войти и в экономическую жизнь - идеи по этому поводу Создатель уже озвучивал. Пришло время их реализовать.
   В это же время почти в километре от злополучной колокольни два тяжелых дрона сбросили с себя оборудование и, активировав на нем систему самоуничтожения, поспешили покинуть позицию, на ходу сплетаясь в фигуру всадника на коне. Сегодня у него будет еще много работы.
   Через несколько минут стража в поисках источника шума наткнулась на следы огня и обломки непонятной конструкции. Шум списали на взрыв какой-то поделки хулиганов. Дело заводить не стали, потому что никто не пострадал. Исчезновение безымянной шпионки никого не взволновало. Разве что владелица гостиного двора, где та останавливалась, порадовалась дорогим вещам пропавшей постоялицы. И никого это не удивило и не насторожило. На улицах Старого города было слишком много нечисти, чтобы даже появление Судей осталась без внимания. Трущобы продолжали жить своей жизнью.
  
   ***
  
   Достать тестовую полоску, оторвать кончик и одновременно включить секундомер. Закатанное в прозрачный пластик медное напыление на глазах начинает окисляться и растворяться. Менее чем за минуту тонкий слой металла прекращает свое существование, а чувствительные приборы фиксируют рост концентрации эфира. Записать результаты и достать следующую полоску. На этот раз в ней бронза - сплав меди и олова. Повторить процедуру.
   С момента моего появления здесь прошло не более двух дней, а по ощущениям - почти месяц. Слишком уж много дел навалилось. Понимая, что сам все это не потяну, решил отпочковать от себя еще один модуль. Залив до краев катализатором, я оставил его прорастать неподалеку от контрольного центра. Уже через несколько часов новорожденный искусственный интеллект получал свои первые инструкции. Архитектор - третий из моих внешних автономных модулей. В отличие от предшественников, я не давал ему никаких протоколов взаимодействия с органиками. Единственная его задача - поддержка работоспособности комплекса при любых условиях и всеми способами. Правда, для выполнения своих обязанностей ему понадобились ресурсы. Я не понял запроса, ведь в комплексе было достаточно материалов для отстройки инфраструктуры двух других модулей вместе взятых. Сам ведь проверял - все склады, и резервуары были заполнены не менее, чем наполовину. А потом до меня дошло, что все это лишь балансирные накопители на пути к атмосферным и литосферным процессорам. Цефы не делали запасов, они брали все необходимое из окружающей среды: недр планеты, атмосферы и гидросферы. Причем между воздухом и водой разницы они не видели. Пришлось идти разбираться.
   Оказалось, что в процессорах отсутствуют настройки. Шаблонная программа сохранилась, а вот коэффициенты к ней нужно вводить вручную. За сотни лет условия окружающей среды сильно изменяются, и запуск старых программ приведет в лучшем случае к выходу из строя оборудования, а в худшем - накроется половина комплекса. Тестовые полоски в моих руках - один из индикаторов, используемых пришельцами после каждого пробуждения. Вот проснешься ты в ледниковом периоде, во время континентального шторма, или в момент планетарного апокалипсиса. На улицу не выйдешь, а работать все равно нужно. И вот для ускорения настройки и придумали такие тестеры. К сожалению, пока у меня нет ни единого дрона, приспособленного для работы в невесомости, и приходится делать замеры лично. Да еще и по три-четыре раза в день, едва погода начинает меняться. И результата пока нет. Того, что накопилось за почти два дня, не хватает даже на то, чтобы заполнить рабочий объем машины. Радует, что это все равно больше, чем успевают добывать мои модули.
   Далее меня порадовали известием, что нынешняя ситуация вполне подпадает под представление моллюсков о 'пост-апокалипсисе'. На первый взгляд все кажется нормальным: синее небо, везде зелень, животные разнообразные бегают. Вот только первые взятые пробы покажут, что большая часть всей этой красоты поддерживается искусственно, и живет по своим собственным правилам. Одно лишь море Ахо со своими аномалиями чего стоит! Я уже знал, что наниты в атмосфере планеты пожирают все незащищенные металлы. Везде, где только можно было, они выгрызли руду, оставив после себя множество пустот, которые со временем размылись водой, и превратилась в огромные пещеры. Найдя в открытых для меня лабораториях тестовые полоски, я выяснил, что чистые металлы поглощаются немного медленнее сплавов. Не последнюю роль играет и плотность: так грамм стали проживет значительно дольше аналогичного грамма той же меди. В то же время наниты игнорируют почти все тяжелые металлы, а также титан. Последний особенно порадовал, ведь в отличие от других он одновременно крепкий и достаточно легкий, дабы его можно было использовать для строительства. А еще его много на складах, и для его обработки в комплексе было все необходимое оборудование. Возможно, именно из-за игнорирования нанитами цефы его и полюбили. Это был просто подарок судьбы, без которого проект самолета так и остался мечтой.
   А недавно Архитектор порадовал меня присутствием посторонних на подконтрольной территории. Кислотное облако, сожравшее мой транспорт, оказалось не привязано к одному месту. Как только появился безопасный проход, группа из трех человек прорвалась к склону кратера, поднялись вверх и попытались отодрать линзу от голографического проектора. Когда им это не удалось, применили силу. Результат: разбитая линза, зажаренные идиоты, и дыра в иллюзии. И на нее, как быки на тряпку, сразу ринулись все, кому не лень. Перенастраивать соседние проекторы было уже поздно - место засвеченное. Оружия или боевых юнитов в комплексе давно не осталось. То же что есть, требует внешнего питания. Поэтому я дал команду Архитектору на применение климатической сферы. Она и нарушителей достанет, и прокол в иллюзии прикроет. Минус только один - выстрел произойдет раньше запланированного, и помешать этому никак не удастся. Точнее даже не выстрел, а выброс, поскольку на этот раз сфера не будет ограничена кратером, а разойдется дальше. Соответственно, энергии будет получено больше, и работать установка значительно дольше. Кабу-у-у-ум !!!
   Все вокруг задрожало, как при землетрясении. Да что там - это и было землетрясение! Какими бы развитыми ни были технологии пришельцев, отдачу еще никто не отменял. Могу только представить себе, какие нагрузки вынуждена принимать скала под нами. Надеюсь, до окончания выброса все это не развалится.
   Вы когда-нибудь видели, как распространяется ударная волна? В ускоренной съемке это очень похоже на компьютерные спецэффекты. На самом деле никакой графики нет. Просто в определенном месте плотность атмосферы значительно больше, чем вокруг. Так возникает эффект искривления света. Во время расширения климатической сферы это искривление достигает таких величин, что начинает казаться, будто ее поверхность зеркальная. Так это выглядит извне. Изнутри же, особенно с ракурса расположения самого генератора, это действительно похоже на ударную волну. Только вместо того, чтобы сносить все на своем пути, она наоборот - останавливает, замораживает. Это просто невероятно круто! И столь же страшно. Я понятия не имею, как работает данная технология, но даже у самих цефов не было от нее защиты. Каждый, кто попадает в зону действия генератора, превращается в сосульку. Возможно, именно таких неудачников и откопала экспедиция Розенталя. Интересно, что заставило моллюсков применить сферу в прошлом, что они даже своих не пожалели? Если бы не их единство, я бы сказал, что сейчас я делаю то же самое в отношении представителей собственного вида. Но цефалоподы были единым коллективом, у них не могло быть дезертиров, или конкурирующих фракций. У меня же огромное количество явных и скрытых врагов, значительная часть которых даже не догадываются, на кого охотятся. Так или иначе, а допускать на объект посторонних я не собираюсь, кем бы они ни были. Однажды люди уже дотянулись своими кривыми ручками к инопланетным технологиям, и что из этого вышло? Поэтому если ради спасения цивилизации мне придется уничтожить даже половину населения - я сделаю это.
   Пока сфера поглощала все больше Мертвых земель, я с грустью наблюдал за тем, как Шпиль продолжает свою работу. Пусть богиня, или кому тут поклоняются, будет милостива к моей случайной спутнице и даст ей то, чего та не смогла достичь при жизни. Жаль только, что посмертие получится не таким шикарным, как я себе представлял. Весь тот хлам, который я сунул в камеру вместе с телом, пришлось вынимать. Сейчас, почти два дня спустя, я ожидал прибытия Сайкса, чтобы он помог мне с этим разобраться. Не одному же мне здесь мучиться!
   'Неизвестный объект вошел в контролируемое воздушное пространство. Идентификация... ', - проснулся ИНК, подсвечивая на карте маркер летающей машины. А вот и Сайкс, легок на помине. Я уже через несколько минут стоял у ворот и смотрел, как большой самолет осторожно подлетает к шлюзу и садится рядом с аналогичным аппаратом. Зачем мне вдруг понадобился самолет, да еще и не один? Просто с радиопомехами, генерируемыми Шпилем, это оказался единственный способ передать весть наружу. Только двигатели цефов были способны работать в условиях такого резкого перепада температур.
   Как оказалось, с найденными здесь инструментами создавать что-то новое очень просто и быстро - всего полтора часа, и оба самолета уже передо мной. Материалов потратил сущий мизер. Значительно сложнее было все это потом вытянуть из цеха наружу. Пришлось снова разбирать, и тащить кривыми коридорами к ближайшему выходу на поверхность. Я даже временно переквалифицироваться в Спайдермена и сплел специальную сеть, чтобы детали, вылетая из транспортной магистрали, а не разбивались о стены тоннелей. Но даже этого оказалось недостаточно, и несколько деталей были повреждены. Выяснил это я уже во время финальных тестов, когда не запустились двигатели. Пришлось вынуть, чтобы облегчить самолет и перейти на дублирующие контуры. Это привело к снижению тяги, смещению центра массы машины и невозможности перехода в горизонтальный режим полета. Дабы компенсировать этот просчет я временно разместил под кабиной пилота кассету с двумя десятками някетов. Изготовить их было быстрее и проще, чем второй раз мучиться с доставкой проклятых запчастей. Казалось бы, някеты летают только в море Ахо, да еще и значительно медленнее своего носителя - какой в них смысл? А смысл был, ведь на стоянке они сразу превращались в эффективную охрану. Дополнительно я оборудовал нескольких из них универсальным зажимом, который позволял поднимать небольшие, относительно легкие предметы: нож, пистолет, граната или что-то похожих габаритов. А еще несколько штук покрыл активным камуфляжем. В такой комплектации самолет сможет выполнять более широкий спектр задач, чем я задумывал ранее. Но ценой за это была высокая вероятность выхода из строя, что для боевой машины недопустимо. Поэтому в будущем я решил оформить этот охранный комплекс в отдельный тубус и устанавливать его на внешний подвес. Пока же пришлось отправить за Сайксом этот недоукомплектованный вариант. Надеюсь, долетит нормально. А если и разобьется - у Психа всегда есть парашюты. Выпрыгнет, а там его подберет другой самолет, который я соберу за это время.
   Второй не понадобился. Сайкс добрался без проблем и был в восторге от новой игрушки, несмотря на уменьшенную мощность. Едва давление в шлюзе выровнялось, я пошел встречать гостей.
   - Добро пожаловать, гости, в мое скромное гнездо властелина мира, - крикнул я, подходя к самолету.
   - От скромности ты точно не умрешь, - хихикнул Сайкс, поправляя дыхательную маску. - Неужели сам всех цефов завалил?
   - Все уже завалено до нас. Мне осталось только зачистить паразитов. А это кто? - я посмотрел на постороннего в кабине.
   - Где? - Псих вернулся к заднему креслу, в которое руками и ногами вцепился ушастый сюрприз. - А, это Мориса. Перспективный авиаконструктор. Это она смастерила наши летуны.
   - Зачем ты ее взял?
   - Пусть осваивает новую технику. А еще сидит на месте и ничего не трогает! - повысил голос Сайкс, но реакции все равно не было.
   - Под твою ответственность, или пускай катится отсюда.
   - Согласен.
   Закрыв кабину с пассажиркой, мы нырнули в транспортный тоннель. Пускай ушастая остается в самолете, ей там теплее, а мне - спокойнее. Не то, чтобы я не был против ее присутствия, но каждый посторонних здесь - это риск. Ничего ей лазить неизвестно где. Аборигены, они такие - всегда что-то сломают или украдут. Сам же Псих, зная, куда отправляется, подготовился как надо: натянул броню, маску смастерил, еще и какой-то гироскоп на пояс повесил, чтобы в воздухе не кувыркаться (и чего я сам до такого не додумался?!). Выглядит очень круто и пафосно. Такое впечатление, что рядом со мной летит то ли Супермен, то ли Дарт Вейдер. Только плаща не хватает... А нет, плащ тоже в наличии, свернут за спиной.
   - Ну, и чего ты меня сюда выдернул? - сразу же начал Сайкс, как только мы вывалились из магистрали.
   - Сейчас сам все услышишь. От первого лица, так сказать.
   Подлетаю к шлюзу, открываю замки и немного смещаюсь в сторону, пропуская Сайкса вперед. Тот сначала не понимает, но потом видит саркофаг. Сайкс сразу же насторожился, а его рука потянулась за пистолетом. Подлетаем ближе. Отодвигаю крышку и позволяю гостю заглянуть внутрь.
   Оттуда нас обоих, через прозрачную пластину смотрит сморщенное небритое лица. Сквозь полупрозрачную кожу можно было хорошо рассмотреть сетку кровеносных сосудов и даже отдельные мышцы. Глаза ввалились, на носу видны следы от очков, а все тело пронизано гибкими инвазивными зондами. Сайкс его вживую никогда не видел, да и сам я узнал не сразу.
   - Знакомьтесь: мой друг - Псих. И по жизни, и по паспорту. А это бывший работник C.E.L.L., инженер лаборатории нанотехники - Нейтан Гулд.
  
   ***
  
   Нейтан Гулд. Когда-то он был передовым исследователем в области микротехники. Когда компания пригласила его для участия в создании нового поколения техники, он ухватился за контракт руками и ногами. А почему бы и нет? Платят неплохо, карьерный рост гарантирован. А еще пообещали помочь оформлению патентов на все открытия, которые будут сделаны в процессе изучения. Изучение... Еще тогда надо было задуматься над этой оговоркой, но деньги застилали глаза. 'Hargreave-Rasch biomedical' были самым... Нет, они были, по сути, единственным производителем действующей нанотехнологии. Другие фирмы не смогли даже приблизиться к их результатам. Да, работа на микроскопическом уровне и новейшие материалы давали неплохую прибыль. Но только активные микророботы давали ключ к контролю над обществом, правительством, и целыми странами. Для завоевания мира не нужно даже ковать оружие. Достаточно предложить любой уникальный товар, повторить который никто не сможет. И первым товаром HRB стали 'утилизаторы' - специально выведенный штамм наноботов, единственной задачей которых было расщепление мусора. То, на что природе нужно было сотни лет, эти крошечные обжоры перерабатывали в течение месяцев. Не нужно было строить сложных и дорогих заводов по переработке мусора. Достаточно установить генераторы излучения, оградить опасный участок и опрыскать его специальным раствором. А через некоторое время на место бывшей мусорки можно присылать скреперы, дабы те слой за слоем собирали такие ценные для химической промышленности вещества.
   Уже одного этого было достаточно, чтобы полностью завоевать рынок. Вот только войдя в команду HRB, Нейтан понял, что 'утилизаторы' были не успехом, а провалом. То, что так успешно разбиралось с опасными для окружающей среды отходами - само было отходами из лаборатории. Несколько лет напряженной работы не дали результата, и на суд инвесторов был выставлен единственный реализованный пункт программы. Чтобы хоть немного покрыть расходы, пришлось выбрасывать на рынок очень и очень сырую технологию. Спасало только то, что повторить ее никому пока не удалось. И не удастся, ведь единственным источником жизнеспособных нанитов был сверхсекретный 'объект 77-А'. Что это такое, Гулд так и не смог узнать. Будучи новичком, он не имел доступа к львиной доле секретных материалов. Только тогда он задумался о том, что никто не стал бы вкладывать огромные деньги в абсолютно нереалистичный проект. А деньги вкладывались, и не раз. Очевидно, совет директоров точно знал, за что платит, и что хочет получить. Только рядовому персоналу этого не сказали.
   То, что истинные цели компании не имеют ничего общего с их публичной деятельностью, Нейтан понял очень быстро. В этом не было ничего удивительного. Каждая крупная компания имеет собственные секреты, обнародование которых гарантированно приведет к банкротству. В 'Hargreave-Rasch biomedical' секреты были настолько невероятными, что даже корпоративный шпион, что каким-то чудом получит доступ к рабочим материалам, не сразу поверит в прочитанное. Однажды так и случилось, но охрана даже не стала задерживать нарушителя. Его просто отпустили, а детективном агентству, которым прикрывались заказчики, выписали огромный штраф и затаскали по судам. Публикации вынесенных документов вызвали... Разочарование. Издательства, занимавшихся распространением этих материалов, сразу потеряли несколько пунктов рейтинга, а затем и разорились. Никто не поверил в прочитанное. А Гулд поверил. И понял, что компания настолько опережает остальной мир, что в современной науке отсутствует понимание тех явлений и процессов, с которыми ему приходится сталкиваться по работе. Для всех остальных это не более чем фантазии.
   После того инцидента всех работников лаборатории повторно прогнали через службу безопасности и подсунули на подпись новый договор о неразглашении. На этот раз санкции за нарушения были значительно жестче. Все работали в буквальном смысле под дулами автоматов. Тогда Нейтан впервые узнал о существовании C.E.L.L. - карманной армии компании. Причину такой паранойи руководства он узнал позже, когда в его руки попали изображения того же 'объекта 77-А'. То, что нашли Джейкоб Харгрив и Карл Раш на месте падения Тунгусского метеорита в 1919 году. Только это был никакой не метеорит. Это был зонд. Зонд пришельцев. Сплав биотехнологий и механики, летал в космическом пространстве десятки, а может и сотни лет. Его исследования были разбиты между многими не связанными между собой компаниями, каждая из которых занималась одним конкретным направлением: силовая установка, энергетика, навигация, программное обеспечение и т.д.
   И будто бы все в рамках конспирологических теорий: тайная организация скрывает факт существования зеленых человечков, исследует их технологии и выдает их как свои. Государственная ли это организация, или частная - роли не играет. Но был один очень важный момент, который выбивался из привычной картины мира. Гулд не раз и не два получал загрязненные образцы, в которых находились земные микроорганизмы. Сначала он не обращал на это внимания, но когда они нашлись в биоматериале пришельца, нутро исследователя забило тревогу. Как в тело пришельца, разбившегося зимой посреди евразийского континента, попали бактерии с экваториальных широт? Более того - у пришельца к ним выработался иммунитет! Продолжая строчить жалобы на квалификацию лиц, собирающих образцы, Нейтан сделал вид, будто ничего не произошло. Но сомнений касательно происхождения зонда больше не было. Он принадлежит пришельцам, но он не инопланетный. Да и насколько далеко способен улететь такой крохотный аппарат? Нет, у него была какая-то другая цель, где-то здесь, в пределах Солнечной системы. И это понимание тревожило исследователя.
   Первые звоночки прозвучали, когда в соседней лаборатории нашли способ отделить наноматериал от живой плоти. Тогда же пошли слухи о сотрудничестве 'Hargreave-Rasch biomedical' с Министерством обороны. Компания получила заказ на создание передовой брони для армии США. Сразу же после этого все остальные проекты были свернуты, сопутствующие компании распущены, а высвободившиеся ресурсы направили на формирование нового подразделения. Казалось бы, что может быть общего между броней и микроорганизмами? Вот и Гулд считал, что ничего. А оказалось, что в планах было создать для солдата не просто броню, а вторую кожу. В буквальном смысле. Броню, которая будет заращивать повреждения, и лечить своего носителя. Которая позволит ему чувствовать всем телом, увеличит его физические возможности в разы, и превратит в настоящую машину смерти. В принципе, тут все тоже было логично. Гулд и сам с детства зачитывался различными фантастическими историями, где главный герой в крутой броне получает супер-способности. Теперь, став взрослым, тот же Тек-мэн казался ему провинциальным хулиганом на фоне отряда морской пехоты. Особенно с тем оснащением, которое он собственноручно для них создавал. К сожалению, из-за политики компании, ни один из ученых не обладал всей полнотой информации. На половине процесса проект могли передать другой команде. Такое перемешивание персонала значительно замедляло работу и нередко приводило к потере ценного времени. Обещанные патенты оформить никто так и не смог. Можно было только догадываться, что такого важного руководство хочет скрыть от своих людей? Поэтому не было ничего удивительного в том, что о создании первой партии нанокостюмов Гулд узнал уже после того, как для них начали подбирать носителей.
   Что такое нанокостюм? В первую очередь это сложная система сенсоров, связанная с носителем специальным имплантом. С ее помощью оператор мог воспринимать мир с помощью всей подключенной техники одновременно, не переключаясь между прибором ночного видения, сонаром и интерфейсом тактической сети. Уже одного этого было достаточно, чтобы в разы повысить эффективность бойцов на поле боя. Но руководству этого показалось мало, и в проект добавили полный набор штурмовика: эластичную броню со свойствами неньютоновской жидкости, миомерные волокна и экзоскелет. Все еще мало? Тогда вот вам еще и мимикрирующее покрытие, позволяющее спрятаться в пустой комнате - мечта разведчика. Имитировать голос вражеского командира? Запросто! Воспроизвести его внешность? Главное, чтобы комплекция была похожа, и дырок с кровью во время сканирования не было, а так - вполне реально. Мощный бортовой компьютер, почти искусственный интеллект, чтобы взломать тактическую сеть врага. Система первой медицинской помощи, с которой не страшно лечь животом на гранату. Ею даже можно поднять на ноги постороннего человека, если он еще жив. И вся эта радость в одном костюме. Проще сказать, что он не мог делать - летать. И то не факт. С одной стороны это действительно шедевр, воплотивший в себе все мечты солдат всех времен и народов. А с другой - каждая такая игрушка стоила, как годовой бюджет небольшой банановой республики. Поэтому нет ничего удивительного, что армия получила только несколько штук, переданных группам специального назначения.
   Первые боевые применения Н-1 прошли на ура. Военные были в восторге от таких широких возможностей. При всей своей дороговизне, одно появление такого бойца на поле боя в корне меняло расклад сил. Все шло прекрасно, пока не жахнуло на островах. Применение ядерного оружия скрыть было невозможно. В дело вмешались ЦРУ, начали рыть носом, вывели целое гнездо вражеских резидентов. И все впустую. На месте островов не нашли ни пришельцев, ни солдат, ничего. Только запеченная до стеклянной корки земля. Что там произошло на самом деле, и от чего полегла большая часть группы Хищник - тайна за семью печатями.
   Потеря такого количества костюмов за один раз должна была, как минимум, взволновать руководство. Единственной же реакцией стало ускорение работ над Н-2. Да и C.E.L.L., которые должны были стать полигоном для испытания новых технологий, перетягивали на себя все больше полномочий. Создавалось впечатление, что все усилия компании сосредоточены на том, чтобы успеть завершить свой последний шедевр, пока не случилось что-то страшное. На тот момент Нейтан уже подумывал покинуть компанию, внутри которой назревал раскол. Окончательно его судьбу решил звонок от нотариуса касательно получения наследства. Никаких денег или имущества. Только документы столетней давности.
   Нейтан знал, что его дед - Уолтер Гулд, был тесно связан с руководителями компании, и стоял возле истоков HRB. Это было задолго до того, как он отправился в печально известную экспедицию. Обстоятельства смерти деда выяснить не удалось. По одним источникам Уолтер умер во время экспедиции, по другим - его вместе с коллегами успели эвакуировать члены британского экспедиционного корпуса. Так или иначе, а после экспедиции его имя больше нигде не фигурировало. Сын должен был продолжить работу в компании, но вскоре покинул штаты и поселился в Австралии. По словам нотариуса, его тело нашли в собственной квартире в петле под люстрой. Все, что после него осталось - только документы столетней давности, которые он завещал своему сыну, что взял на себя бремя отца. Рабочих записок среди переданных нотариусом материалов не было, но и тех оговорок, которые Нейтан вычитал в документах, оказалось достаточно, чтобы поломать всю привычную картину мира. Дополнив их тем, что знал сам, Нейтан начал понимать мотивы такого поведения отца.
   Главной целью 'Hargreave-Rasch biomedical' было создание или оружия, то инструмента для покорения пришельцев. Не для войны с ними, не для сотрудничества, а именно покорения. Оглядываясь на свою работу в компании, Нейтан сразу понял, о чем идет речь. К сожалению все это произошло слишком поздно, и как-то повлиять на ситуацию он уже не успевал.
   Да и не смог бы, даже если бы знал заранее. Война между людьми и пришельцами, это не пожар, который можно погасить. Это не региональный конфликт, от которого можно сбежать в другую страну. Харгрив прекрасно знал, с кем им придется воевать. И искал... Искал возможности, наверное. Инцидент на Линг-Шан также был спровоцирован ним. Не столько для того, чтобы проверить костюмы, а чтобы как можно раньше нанести первый удар, пока враг еще не готов. Операцию даже можно было назвать успешной. Только людям в дальнейших планах не отводилось иного места, кроме как ресурса. Зная, что бежать некуда, Нейтан начал искать другие варианты.
   С момента первой схватки на островах прошло почти три года. Все носители нанокостюмов исчезли при разных обстоятельствах. Кто-то просто погиб, кто-то сошел с ума. А потом один из них перешел на сторону захватчиков, и человечество содрогнулось. По всему миру прокатилась волна эпидемий и землетрясений. Инфраструктура разваливалась прямо на глазах. Гулд чувствовал, что времени почти не осталось, а выхода из ситуации он так и не нашел. В отличие от Харгрива, он не был готов жертвовать всем человечеством. И тем удивительнее был звонок от него за несколько часов до падения Призмы. Джейкоб сказал, что отослал к нему бойцов с важной посылкой. Сказал, что за ней охотятся и пришельцы, и C.E.L.L. А потом посоветовал воспользоваться его вариантом, пожелал удачи, и отключился.
   Война, к которой Харгрив готовился почти сто лет, была проиграна еще до начала. За годы исследования моллюсков, он рассмотрел все способы борьбы. У него было несколько параллельных планов на случай, если что-то пойдет не так. Однако после измены одного из бойцов все покатилось коту под хвост. Цефы узнали о намерениях людей и нанесли превентивный удар. Ни о какой победе и речи не было. Выжить бы. Вот тогда Нейтан и понял, что других вариантов нет, и никогда не было. Ему оставалось только повторить то, что собирался сделать Джейкоб.
   Цефы слишком сильные, слишком развитые, чтобы люди могли выстоять против них в прямом столкновении. Знаете, как индусы выгнали британские колониальные войска из своих земель? Они сделали пребывание там невыгодным для иностранцев. Перепрограммировать споры для уничтожения моллюсков не сложно, но источник заражения быстро вычислят и ликвидируют. Если же не смогут, то просто засядут на своих кораблях, и будут посылать вместо себя роботов. Нет, нужно было ударить по их инфраструктуре. Нужно было сделать так, чтобы планета стала для них непривлекательной. Чтобы на борьбу они только тратили ресурсы, без возможности их пополнить. У цефов нет проблем с металлами и минералами - в космосе их предостаточно. Но для существования и размножения им нужна органика. В больших количествах. Под землей ее выращивать слишком сложно, в космосе - еще сложнее и рискованнее. А вот на поверхности планеты ее достаточно. На нее Гулд и нацелился. Но вместо тотального геноцида по принципу 'не достанься же ты никому' он выбрал модификацию.
   Результатом многочисленных попыток и неудач стали свободные наниты. Без управления и источника питания. Абсолютно инертные, они не вызывают иммунной реакции и быстро проникают в любой организм. И при этом не позволяют его правильно ассимилировать. Это как залитое нитратами поле: растения растут большие и красивые, а как попробуешь съесть - отравишься. Сепараторы просто не могли отличить зараженную плоть от чистой. То, что должно было стать смертельным приговором для людей, превратилось в вакцину, хоть и с очень низкими шансами на успех.
  
   ***
  
   - Эфир?
   - Что? - не понял Гулд, прерывая свое восхваление.
   - Ну эфир, море Ахо, атмосферные нанороботы. Это тоже твоих рук дело?
   - Так это они и есть! Эфир... Неплохое название. Удачое. Суть в том, что они мешают производству. Для моллюсков эта планета теперь похожа на гигантскую свалку, откуда уже ничего полезного не возьмешь - дефектные нанокультуры все испортили и испачкали продуктами своей деятельности. А для людей все нормально. Ну, если не считать некоторые ограничения в ресурсах, будь то металлы, или некоторые виды химических веществ.
   - А как насчет дронов? На них это никак не влияет?
   - Им все равно. Это только исполнительные механизмы. Для их создания подходит любая органика, даже растения. Не будет работать только узкоспециализированная техника, которая заточена под геном пришельцев.
   - А раньше сказать не мог?! - я в сердцах ударил по капсуле, заставив ту пошатнуться, а сам завертелся в обратную сторону, пока не ухватился за один из кабелей. - Мы с Архитектором два дня угробили возле атмосферных процессоров, вместо того, чтобы заняться чем-то полезным!
   - В том то и проблема: ресурсы нужны уже сейчас, а переходить на другие стандарты нельзя, иначе придется перестраивать весь комплекс. Я не настолько разбираюсь в инопланетных технологиях, чтобы копаться в них своими кривыми руками. Знаете первую заповедь программиста? Если работает - не лезь. К тому же любые кардинальные изменения сразу же заметят.
   - Кто? Погоди... Хочешь сказать, что цефы до сих пор здесь?
   - А они никуда и не исчезали. Просто впали в спячку, как только получили загрязненную органику. Надеялись, что проблема решится сама по себе. В их истории подобные инциденты уже случались. Если в течение контрольного срока ситуация не меняется, то планету считают бесперспективной. Через восемьдесят три года после моей диверсии они вернулись. Полетали вокруг, провели исследования, похитили нескольких неудачников. Увидели, что ничего не изменилось. Я думал, что они соберут манатки и слиняют отсюда. А вместо этого они снова заснули! Если хронометр не соврал, с того момента прошло что-то около двух тысяч лет, возможно все три. И я понятия не имею, когда они снова проснутся. Надеюсь капсула позволит мне дожить до того момента.
   - А как же споры?
   - Их производство автоматизировано, и вмешаться в него я не могу. Все, на что меня хватает, это переводить большинство ресурсов на генерацию своих штаммов. Я их прописал в качестве заполнителя для стрельбы спорами. Но если в тело проникло достаточно эфира, то те просто не откроются. Разве что намеренно раздавишь капсулу. Есть только несколько мест на континенте, где люди недостаточно контактируют с эфиром, и есть риск заражения. Я стараюсь подбирать периоды выбросов так, чтобы осадки концентрировались подальше от них. Кажется, местные племена даже без моей помощи научились лечить зараженных...
   Пока Гулд рассказывал, я вспоминал историю своего пребывания здесь. Все больше фактов находили свое подтверждение и объяснение. И 'лихорадка' Коути, которую я случайно подцепил, и проблемы с численностью мужского пола, и все остальное. Я когда первый раз прослушал все это, даже отключил эмуляцию гормональных эффектов, иначе рисковал сорваться. Слишком много переживаний вызвала полная версия событий. Еще бы - своими руками почти истребить собственный вид. Зная Сайкса, особенно пунктик касательно безопасности своей семьи, он после услышанного реально может прибить этого неудачника. Нейтан же совершенно не обращал внимания на реакцию присутствующих, и продолжал монолог, открывая все новые и новые детали.
   Например, что в атмосфере, растениях, животных и телах людей находятся различные штаммы нанороботов. Конструктивно они абсолютно идентичны, а вот алгоритмы работы отличаются кардинально. Первый созданный Гулдом штамм оказался нежизнеспособным. Как только запас энергии в нем заканчивался, его физические свойства менялись и организм пытался избавиться от лишнего. В большинстве случаев все заканчивалось токсикозом и мучительной смертью. Позже для исправления этой ошибки был создан другой штамм, но свою роль тот выполнил - девяносто процентов всего живого на планете стало непригодным для переработки. Цефы даже не догадывались, что людей косит не их зараза, а несовершенный микроскопический симбионт. За несколько месяцев он уничтожил человеческую всю цивилизацию двадцать первого века. Люди не просто вымирали, уничтожалась сама основа их существования. Все, на создание чего ушли тысячелетия, было разобрано и поглощено вездесущим нанороботом. Выжили единицы. К тому моменту, как они рискнули спуститься с гор, цефы давно спали, а над всеми континентами повисло облако новых, более совершенных нанитов. Они работали более тонко. Имея логику колониальных микроорганизмов, они оседали вокруг заданных в программе тканей, постепенно мимикрируя под них. В том числе и под нервную систему. Вот и ответ, откуда у местных появился примитивный нейрошунт. Он же позволял в определенных пределах оперировать еще не включенными в колонию нанитами.
   А вот откуда людей появились рыцари и летающая техника, Гулд не знал. Он считал, что цивилизация вокруг него находится где-то на уровне античного периода. Запертый в своей неприступной крепости, он даже не подозревал, что аборигены знают о воздухоплавании, занимаются селекцией полезных растений и животных, и уже дошли до политики сдерживания. Все, кого он видел, были одеты и оснащены очень примитивно, да и вели себя совсем не цивилизованно. Грабеж, убийства, иногда даже каннибализм... Вот таких вот Нейтан время от времени пускал в подземные коммуникации, чтобы потом проводить над ними эксперименты. Я тогда на это внимания не обратил, но все более-менее пригодное для существования подземное пространство было разделено на несколько зон, в каждой из которых проживало одно племя. Перейти с одной в другую мешала автоматика, да и сами морлоки, с некоторой помощью Нейтана, ревностно защищали свою территорию, что я и почувствовал на собственной шкуре.
   Ни его, ни меня не интересовало, как они умудряются выживать в таких экстремальных условиях. Гораздо больше нас волновало одно поселение на границе видимости. По словам Чико, моей несчастной спутницы, именно туда ее заманили культисты. Ранее Нейт не обращал внимания на то, что происходит на таком отдалении от него. Ну, проводят варвары какие-то свои обряды, и что? На Мертвых землях постоянно что-то происходит, и такими выходками никого не удивишь. А вот то, что они умудрились найти закономерность между проникновением в комплекс людей и частотой выбросов, уже настораживало. Более того, мы нашли доказательства, что морлоки и эти культисты вместе обеспечивали установку минимумом относительно чистой биомассы, даже не зная о существовании друг друга. Или зная, но скрывая это. Элои, так мы по аналогии стали называть эту новую группу, заманивали к себе людей из бедных на эфир регионов и заражали их спорами. Всех, у кого была положительная реакция, они приносили в жертву, сбрасывая в транспортную магистраль, откуда их вылавливали морлоки и доставляли к месту назначения. Если же реакции не было, то ножом по горлу, и бросали туда же - на корм морлокам.
   С ними решили не спешить. Следует разобраться, кто они на самом деле такие, и кто с ними связан. Не может быть такого, чтобы они всю эту схему реализовали сами. Так как находились они все же в пределах видимости систем, то операцию поручили Архитектору. Через несколько дней он сможет развернуть производство собственных дронов, которые возьмут на себя не только охрану комплекса, но и уход за ним. Ну а дальше, если не накосячит, то и вообще заменит на посту Нейтана. Для меня это хорошо, потому что я получу полный доступ ко всем системам, как и планировал ранее, а Гулд наконец-то сможет покинуть свое узилище и погулять миром, пусть и в таком ограниченном виде. Интересно, ему понравится тело Дредноута из Warhammer 40000? Хм, что за ересь мне в голову лезет?
   - Я так понимаю, координаты логовищ цефов ты не знаешь?
   - Если бы знал - давно напал бы. Ты не представляешь, на что я был готов пойти, чтобы не сойти с ума от скуки.
   - Нападать? Вот с этим? - поинтересовался Сайкс, покрутив в руках насквозь ржавый автомат из рода Калашниковых. - Такое аборигены даже в музей не возьмут.
   - Подумать только, у них уже есть музеи, а я тут сижу... - вздохнул Гулд, покрутив в воздухе короткими щупальцами, которыми пилот летуна имел загружать боеприпасы на борт. - Ну а что мне было делать? Я реально подумал, что Барнс сейчас убивать меня будет.
   - Барнс? А он тут причем?
   - Так он же с цефами, э-э-э... - завис наш умник. - А ты тогда кто?
   Мы с Психом переглянулись. То, что каждый из нас понял еще во время первого прослушивания его истории, Нейтан осознал только сейчас.
   - Я - Пророк. Ум, честь и совесть в одном нанокостюме. Но это не точно. А Лоуренс Барнс - один из моих носителей. И он помогал Нейтану выбираться...
   - Невозможно! Костюм не может работать без пилота, - мужик, кажется, из сказанного услышал лишь несколько слов, - Нанитам нужен носитель. Среда обитания. Хм... Костюм нестандартный. Не серийный. Детали Н-2? Где маркировка? Где клеймо? Кто создал? - вдруг его глаза сделались квадратные, а до его разума, наконец, дошел весь смысл услышанного. - Барнс? Я с ним даже не был знаком. А ты? Кто ты?! Нет, не так... ЧТО ты такое?!
   - А это, мой дорогой, уже совсем другая история...
  
   ***
  
   Дагмайер с самого утра чувствовал себя неважно. Не потому, что организм бунтовал, хотя и это тоже. Странное предчувствие неприятностей никак не давало ему покоя. Чтобы успокоиться, Маст осмотрел все посты, посетил штаб, проверил ангары... Как давно уже он здесь? Декада? Месяц? Время ползет, как черепаха. Еще и Доул куда-то исчезла. Проклятая девчонка умеет испортить настроение, натворить делов, а потом спрятаться так, будто ее здесь никогда и не было. Ранее он ее ненавидел. Сейчас же... Сейчас тоже ненавидит, но без нее здесь от скуки просто сдохнуть можно.
   Говорят, что вечно можно смотреть на три вещи: как горит огонь, как течет вода и как другие работают. Так вот - бред все это! На третий день даже заядлый ленивец на стену полезет. В шахту ему больше доступа нет, в подземелье не пустит уже Эмери, несмотря ни на какие приказы, а все остальное не доступно по состоянию здоровья. Хорошо, что не приходится в палате лежать.
   Сейчас он наблюдал за тем, как очередная смена выходит из проклятого подземелья. Как только закончилась процедура дегазации, люди вывалились на улицу и сорвали с себя дыхательные аппараты. Запасы воздуха и так были почти на нуле, а приходилось еще и ждать, пока тебя очистят от той гадости, которой были заполнены тоннели. Некоторые теряли сознание за минуту до выхода, и их приходилось тащить на себе.
   Невидимый газ, которым был наполнен комплекс, не сразу приводил к смерти. Сначала ощущается вялость и легкая слабость, как после долгого сна. Затем тебе кажется, что все тело онемело. Чувствительность постепенно исчезает, а руки и ноги начинают дрожать. В какой-то момент ты теряешь контроль и падаешь. А дальше все зависит от того, успеют ли оказать тебе помощь. Если товарищи поспешат, то можно обойтись нарушенной координацией движений. Если же они опоздают - тупо не сможешь дышать. Наемный целитель заверил, что так работает дым от зелья 'сонной улитки'. Наемные убийцы редко используют этот яд, ведь для его приготовления нужно собрать много первосортных ингредиентов. Зато на теле не остается следов, и можно сказать, что жертва умерла собственной смертью. Особенно, если травить небольшими дозами, чтобы все видели постепенное ухудшение здоровья. И тут возникает вопрос: откуда могло взяться столько трав, чтобы этого дыма хватило на все подземелье? Хорошо, что проклятые насекомые завалили все вентиляционные каналы, иначе на поверхности тоже бы все издохли.
   И если бы газ был единственной проблемой! Кроме него в подземелье людей ожидали самые разнообразные ловушки, перекрытые проходы, очень нервирующие фразы из громкоговорителей и самое главное - турели. Проклятые механизмы любили выглянуть из неожиданного места и всадить в неосторожного гостя несколько отравленных пуль. И хотя передвигались они очень медленно и громко, их огромный боезапас заставлял людей сидеть в укрытии, пока другая турель обходит сзади. Разбить их вручную было чрезвычайно сложно. При малейшей угрозе они закрывались в своем белом эллипсоидном корпусе и тупо пережидали, когда соперник отойдет. Иногда взрывались, если рядом было много людей. Дважды плевались огнем. Один раз бросались гранатами. Умереть можно даже от случайного прикосновения к ним. Причем мгновенно, и никакой защитный костюм не спасет.
   Чуть полегче стало, когда привезли взрывчатку. Удалось пробить почти прямой проход к самому входу в Бункер. Пришлось даже замуровать несколько помещений, чтобы оттуда не лезла механическая дрянь. Поняв, что рано или поздно люди все же придут к своей цели, машины обвалили последний отрезок пути, расчисткой которого они и занимаются по сей день. Выкопали уже четыре тела из предыдущих команд.
   Буэ-э-э!
   Маст согнулся, освобождая желудок от завтрака. Со здоровьем в последнее время были проблемы. Постоянные головные боли, головокружение, высокая температура и расстройства пищеварения стали постоянным спутником младшего Дагмайера. Такие же симптомы постепенно проявлялись и у всех остальных участников раскопок, что хотя бы пару раз спускались в шахту. Сначала подумали, что это какая-то инфекция или яд, как в катакомбах. Работы приостановили, а чтобы не поднималась паника - все команды переформировали заново. Не хватало только слухов о каком-то древнем проклятии, или еще чего. Приглашенные целители и еще парочка специалистов из другой сферы обнюхали все и в один голос заявили, что никакой заразы ни в воздухе, ни в воде, ни на поверхностях шахты они не нашли. И все равно люди болели. Пришлось нанимать новых рабочих и продолжать работу в ускоренном темпе, чтобы наверстать упущенное время.
   Служанка протянула бутылку с водой, но парень лишь отмахнулся. Лучше бы вина принесла. Тем более, что одна из нанятых археологов прямо заявляла, что оно помогает лучше всякой травы или микстуры. А вот, кстати, и сама она - вылезает из обитого плотной тканью доспеха. И как только она в такую жару может часами в нем сидеть? И не просто сидеть, но и активно терроризировать всех присутствующих. И зачем он дал ей карт-бланш на привлечение всех и всего для достижения цели? Работа и так стоит, а тут еще и она со своими требованиями. Больше людей, подождать результатов... Тьфу!
   - Господин Маст! - сразу же махнула та своему работодателю, как только покинула нутро механизма.
   Невысокая, морщинистая, с почти полностью лысой головой женщина сразу производила неприятное впечатление. И не только своим характером, из-за которого половина персонала желает пожать ей горло, но и своей внешностью. Казалось, что она длительное время болела, и только недавно снова стала на ноги. Будучи лишь чуть старше своих ассистенток, она выглядела древнее церковных храмом. По имени к ней обращались только ее коллеги. Сам же Маст не только произнести - даже запомнить его не смог. И археологом ее называть неправильно. Правильнее сказать - черным археологом. А это такая братия, сочетающая в себе целый спектр различных, подчас совершенно, на первый взгляд, не связанных между собой профессий.
   - Имеете чем похвастаться?
   - Конечно имею! Могу даже показать! Наедине... - подмигнула она ему, от чего один из ближайших сотрудников аж дернулся, а сам Дагмайер срочно отвернулся, чтобы не видеть этого маслянистого взгляда. - А касательно результатов - мы едва закончили устанавливать оборудование. Чтобы исследовать такой большой объект, понадобится много времени ...
   - Ваша задача - вытащить Артефакт, а не исследовать его.
   - Артефакт - очень широкое понятие. Нам неизвестны ни строение этого объекта, ни его назначения, ни даже материалы, из которых он создан. Нужно понять, с чем мы имеем дело, прежде чем продолжать. Демоны его знают, что он может выкинуть, если мы что-то сделаем не так.
   - Просто дайте четкий ответ: вы можете его освободить его?
   - Я лучше покажу. Наедине, хи-хи-хи!
   Археолог скинула с себя последний элемент экипировки и поспешила к отведенному для нее и ее команды имению. Тяжело вздохнув, Маст поплелся вслед за ней. Здесь когда-то проживала председатель ученического совета - Лития Поучан. Эта девушка ему тоже откровенно не нравилась. Постоянно строила из себя невесть что, хотя сама вышла из плебса. Невыносимая формалистка с манией контролировать каждый вздох всех окружающих. На любое нарушение она сразу же составляла протокол, из-за которого потом возникала куча проблем. Тем приятнее было наблюдать, как ученые переводят эту картотеку на рабочие записки, обрывки которых были везде: на полу, наклеены на столах, стенах, иногда даже свисали с потолка... Одним словом - хаос.
   Подойдя к столу, женщина быстренько поставила проектор и поочередно начала вставлять туда фотопластинки.
   - Проблема в том, что освобождать Артефакт не требуется. Физически его там вообще ничего не держит. Опоры, на которые, мы так считали, он опирается, на самом деле не способны выдержать его массу. Более того, они его вообще не касаются, хотя и стоят очень близко. Если у вас достаточно здоровья и желания, то можете спуститься туда, и просунуть между ними лист бумаги. Артефакт просто висит в воздухе. Его можно немного сдвинуть с места, но чем дальше, тем больше усилий придется приложить. Как только вы остановитесь, он сразу же вернется обратно. Единственное, что связывает его с шахтой, это так называемая Пуповина, - палец уперся в один из элементов проекции, заставив тот на секунду расплыться, - большое количество кабелей, выходящих из-под брони Артефакта, сплетаются воедино, и входят в стену шахты. Только в отличие от природного аналога, здесь энергия наоборот - отбирается.
   - Получается, что у нас под ногами просто огромный генератор, из которого Церковь качает энергию?
   - Сомневаюсь. Для таких устройств нехарактерна осевая симметрия. Я считаю, что у него совсем другая функция. А касательно энергии... Вы видели те камни и песок, которыми покрыто дно шахты? Мы выяснили, что это меланхолитовая руда. Если взять брусок этого проклятого металла, и подержать его над запечатанной фотопластинкой, то она начнет портиться. То же самое происходит и с нашим телом. Образцы, взятые с разной глубины, указывают, что его постоянно подсыпали. Последний раз - не более года назад. Я считаю, что именно этот песок и является источником энергии для Артефакта. Понимаете, - изображение снова изменилось, демонстрируя некую таблицу, - эта меланхолитовая руда не естественного происхождения. Она искусственно обогащенная. В таком количестве там все должно было расплавиться, а на деле мы имеем только тепленький песок и очень холодный Артефакт. И это ненормально. Меланхолит до сих пор активен, иначе бы наши фотопластинки не портились еще при приближении к шахте, ваш персонал не страдал бы от недомогания, а вы - от постоянного расстройства желудка.
   - Кто вам сказал? - Маст нахмурился, ведь о своем состоянии здоровья приказал молчать, чтобы не подрывать авторитет.
   - Личный опыт - махнула рукой археолог, игнорируя недовольство своего работодателя. - Или вы считаете, что у меня от природы такая прическа?
   Парень вздрогнул, представив, как будет выглядеть сам, когда потеряет волосы.
   - Когда это начнется?
   - Богиня его знает! Может через декаду, а может и в течение нескольких лет, - женщина развеселилась, поглаживая свою лысую голову. - Зато с перхотью больше проблем не будет! Ха-ха-ха!
   Маст скрипнул зубами от злости. Лишь многолетний опыт позволил ему не дать эмоциям отразиться на лице.
   - Что произойдет, если отрезать Пуповину?
   - Что угодно. Артефакт может, как просто упасть вниз, так и улететь в любом произвольном направлении. А может и выкинуть что-то такое, о чем мы даже не догадываемся. Вариантов множество.
   На самом деле их было гораздо меньше, чем описывала археолог. Один из них на себе почувствовал Вавилон, когда эта штуковина проморозила его днище на несколько метров вглубь. Мобильный форт до сих пор стоит в ожидании, пока лед растает, и можно будет начать ремонт. Хорошо, что хоть не разбился. А еще и диверсия от церковников... Столько факторов, что голова идет кругом. Это ли не от умственной деятельности?
   - И именно поэтому мы должны узнать, что находится на другом конце пуповины. Я почти уверена, что она идет в Бункер, - женщина попыталась вытереть потное лицо платком, но только размазала пыль по щекам. - Это не просто груда камней и металла. Это очень сложный механизм. За всю историю археологии удалось найти лишь несколько рабочих артефактов, и каждый из них имел очень сложное строение. Этот же не только самый большой и древнейший из известных - даже без анализов я могу утверждать, что он старше всю нашу цивилизацию. Самое главное - он все еще работает! Более того - он реагирует на наши действия! Когда мы проникнем внутрь...
   - У нас нет на это времени! Мы должны достать его, пока Церковь не вернулась с новыми силами. Вы не хуже меня знаете, как они поддерживают свою монополию. Помните дело Тадоши? Они вырезали целый клан за то, что те придумали вакцину от водобоязни. О той же Шекли Хару, Марион Томах, Сару Мэхони и других любителях от науки, чьи смерти даже не расследовали, я вообще молчу. А сколько еще таких изобретателей они похитили и убили, чтобы остановить прогресс? Сейчас в наших руках источник технологий, для воспроизведения которых собственными силами нам понадобятся века. Думаете, Церковь даст нам столько времени?
   Археолог задумалась, а Дагмайер выдохнул с облегчением. Риторику он никогда не прогуливал, но общаться с людьми высоких материй все равно было сложно. Слишком сильно их мышления отличалось от знати и простолюдинов. Порой даже казалось, что они живут в собственном мире, который с реальным не имеет ничего общего. В основном наивные как дети, а иногда упрямее рыночных менял. Таких только на интерес или идею и можно взять. Эта же исследовательница даже на деньги может наплевать, если посчитает, что поставленная цель слишком отличается от ее собственной. И не без оснований. Инвесторов для ее исследований всегда хватало. Странно, что церковники сих пор ее не завербовали. Хотя, судя по тому, что она сразу поверила в рассказано, с миром археолог контактировала крайне редко. И будет очень хорошо, если после завершения этой эпопеи она вообще исчезнет. Хотя неплохо было бы сначала узнать, что эта штука вообще должна делать, и какие планы на нее имеет отец.
   Не собираясь давать женщине время на размышления, он отошел к одному из стендов. Внутри на подвесе из кожаных ремней висел треугольный предмет. Это больше походило на футляр, будто составленный из черных шестиугольных фрагментов. По периметру тянулась закругленная рамка из какого-то гладкого серого материала. В центре он переходил в продолговатое отверстие с выточками, за которые так и хотелось взяться рукой, а в небольшом углублении рядом виднелось что-то похожее на замок. С двух сторон в предмет упирались медные стержни, кончики которых исчезали в едва заметных выемках на корпусе
   - Что с образцом? - спросил он, заметив едва заметное свечение, пробивалось между шестиугольных плиточек предмета.
   - Приблизительные параметры энергии для питания мы определили. Для уточнения нужны испытания, - и замолчала, ожидая ответа.
   - У вас есть мое разрешение. Когда будете начинать?
   - Как только подготовим стрельбище. Минут через двадцать, не больше.
   - Я хочу это видеть, - неожиданно заявил он, подумав, что это неплохой способ развеять скуку.
   - Вряд ли результаты вас поразят. По моим подсчетам сила выстрела здесь примерно такая же, как и у детского лука.
   - Значит вы что-то упустили! - рявкнул на женщину Дагмайер, - Из такой штуки расстреляли половину наших воздушных сил. На пределе видимости, по одному выстрелу на каждого! - Маст еще хотел что-то сказать, но увидел как Эмери, подает ему условный знак, что с ним хотят связаться. - Я вернусь через полчаса и хочу видеть результат. Готовьтесь к своим тестам.
   Дагмайер удовлетворенно заметил, как от последнего слова женщина дернулась. Так ей и надо! Надо будет потом, когда Артефакт поднимут, отправить ее в подземелье. Только уже без охраны. Пускай сама побудет подопытной. Хотя нет, не стоит. А то еще сговорится с той железякой.
   Немного успокоившись, Маст поспешил покинуть эту сумасшедшую обитель науки и поспешил в штаб, развернутый в административном крыле. Там его ждал открытый канал связи. На разговор его могли вызвать лишь двое абонентов. Отец, который отправился на охоту за доспехами Древнего, и к связи доступа не имеет. Второй же...
   В кабинете, который ранее занимала Директриса, его уже ждал проектор, к которому специалисты подключали соответствующее оборудование. Главная из специалистов встала за пульт и только убедившись, что все готово к работе, кивнула Дагмайеру. Тот сразу же включил связь. 'Вот оно!', - подумал парень, напрягаясь в ожидании проблем. В воздухе появилась анимированная эмблема - венок из нескольких лавровых ветвей вокруг языков пламени. Судя по тому, как обращаются разные ее элементы, говорить с ним будет сам глава Ордена.
   Орден - тайная организация, о которой известно лишь то, что они существуют, и ради собственных целей готовы на что угодно. Могут, как раздавать милостыню в бедняцких кварталах, так и организовывать теракты с массовыми смертями. За многие годы ни одного из его членов живьем взять не удалось. Более того, даже опознать трупы было невозможно - маски, в которых они ходят на миссии, имеют очень плохую привычку - взрываться. К ним даже своего человека внедрить не получается. Они просто приходят к тем, кого сами выбирают. А если попробуешь рассказать о них... Маст когда-то попытался использовать Орден в собственных интересах, после чего надолго стал посмешищем для всей столичной знати. Отец, когда потребовал объяснений, долго ругался. Что было дальше, Маст не запомнил. Просто проснулся на следующий день с абсолютно пустой головой без воспоминаний за прошедшие сутки. Если собрать все известные ему факты, то получалось, что между Бахареном и Орденом существует договоренность, детали которой ему объяснять никто не спешил.
   С того момента прошло несколько лет. Его статус в Ордене значительно вырос, и в то же время акций, в которых его задействовали, стало значительно меньше. Постепенно Маст понял, как надо действовать, и начал вербовать сторонников уже из состава самой организации. Обычно это были рядовые исполнители, единственным достоинством которых был доступ к уникальному оборудованию, получить которое собственными силами было очень сложно. Старший Дагмайер как-то сумел организовать все так, чтобы в столице началась шпионская истерия. Затеянная отцом опричнина вымела из столицы всех, кто мог бы составлять опасность для их рода. Те же, кто оставался, были или подхалимами, которых и придушить не жалко, или имели покровителей со стороны, вычислить которых было значительно проще, чем гоняться за призраками. В таких условиях Маст остался единственным агентом Ордена в столице, чей ранг позволял брать под контроль оперативные группы.
   Все шло прекрасно. И тут вдруг оказывается, что призванный Орденом воин - один из Древних. Дагмайеру пришлось срочно затирать все его следы, чтобы Церковь не узнала о нем слишком много. Хорошо, что Лашура тоже не хотела делиться новой игрушкой, иначе бы его сразу объявили Посвященным, и поставили на службу Церкви. И бой за Академию обошелся бы значительно дороже. Не говоря уже о том, какие аргументы он скрывал за пазухой. И тут возникает вопрос: знал ли Орден, кого призвал? И если знал, то на что рассчитывал?
   - Слушаю, - ответил он, набивая одновременно соответствующий ритм у разговорной мембраны, чтобы его узнали.
   - Это мы тебя слушаем, дорогой ты наш! - сказал с той стороны молодой мужской голос, а центр эмблемы начал вспыхивать в такт словам. - Настолько дорогой, что твоими выходками можно разорить не одно карманное королевство.
   - Вы о чем? - насторожился Дагмайер.
   - О том, что твой призывник устроил на востоке континента.
   - Мой? - будто это он был инициатором призыва. - Я уже сообщал, что он перешел под крыло Лашуры...
   - Которая сейчас сидит в столице, и выгоняет всех послов подряд! - голос стал раздраженным, а из эмблемы исчезло сразу несколько листочков. - Ты гарантировал, что королева исчезнет с политической арены, а что мы получили взамен? Шатерей все больше вооружается, а торговые договоры разрываются. Поэтому расскажи нам, чем ты там на самом деле занимаешься?
   - Королева скоро отойдет от дел. Я работаю над этим. Не волнуйтесь.
   - Мы волнуемся, Маст. Так устроен Орден. И наша главная проблема - ненадежные люди, - на эмблеме остался лишь огонь. - Сделай нам всем услугу - не становись ненадежным. Мы ждем от тебя хороших новостей.
   Связь оборвалась, а проектор напоследок сверкнул, выжигая и собственную оптику, и подключенное к нему оборудование. Чувствительная техника не выдержала такого издевательства и из всех ее щелей начал сочиться вонючий сизый дым. Специалистам пришлось срочно выносить остатки аппаратуры на улицу. Как и в прошлый раз, результаты были неутешительными. Точно удалось распознать только ретранслятор префектуры Кашима, ну а дальше сигнал мог идти с любого из соседних районов. И откуда они знают, что он хочет отследить сигнал? С другими аппаратами, которыми он пользовался проездом, такого не случается. Вероятно, как-то умеют замечать поиск. Было бы иначе, он бы их давно вычислил, уничтожил, а потом весь Орден танцевал бы под его музыку. Хорошо, что голос удалось записать без помех. И зачем отцу понадобилась эта запись?
   Спрятав в карман цилиндр фонографа, Маст вышел на улицу. Предчувствие не оправдалось, и легче не стало. Все, что можно было, он уже сделал. Остается только сидеть и ждать.
   Вот и стрельбище, на котором должны проводиться испытания. Не доходя до него несколько десятков шагов, Маст остановился. Что-то не давало ему покоя. Решив перестраховаться, он послал свою служанку за церковными щитами, несколько комплектов которых удалось отобрать у святош. Хотя какие они к демонам святоши? Нету в них ничего святого - такие же твари, как и все вокруг. То, что они живут в целибате, молятся и придерживаются какого-то особенного распорядка дня - не делает их особенными. В армии солдаты делают то же самое. Может дело в дружном коллективе? Да нет, все эти их 'братья' и 'сестры' является лишь формой обращения друг к другу. Личные достоинства? Это вообще несерьезно. Чтобы быть особенным, нужно быть лучше других. Единственное, что у Церкви было лучшим - оружие. И что, помогла оно им? Вот и получается, что святыми они быть не могут. Интересно, если бы с такой речью сейчас, когда Церковь ослабла, выступить на центральной площади какого-то большого города - глашатая объявят еретиком, все же послушают?
   Эмери вернулась, протянув хозяину широкий ремень с нашитыми на него металлическими дисками. Вообще полноценный щит больше напоминает упряжь, но его нужно одевать на специальную одежду. Этот же можно носить с тем, что есть. Расплатой за удобство служит меньшая мощность. Натянув его на себя, Маст все же вышел на огневой рубеж, где ученые уже заканчивали приготовления. Парочка слуг принесла тот самый стенд с отданным на растерзание образцом чужих технологий. Осторожно вынув его из подвески, главная исследовательница несколькими ловкими движениями откинула крышку и вытащила изнутри черный... Наверное, это все же пистоль. Странный, все будто обтесанный, без единой деревянной детали. В отличие от своего вместилища, его поверхность была гладкой, матовой, с абсолютно ровными гранями. Издалека могло показаться, что это причудливо вырезанный кусок антрацита. Только руки после него были абсолютно чистыми, держать можно было даже не сжимая пальцев, а поверхность рукоятки будто сама цеплялась за кожу. Очень странное и даже неприятное ощущение.
   Установив пистолет в специальный зажим, к его рукояти подвели те же два медных штыря, провода от которых тянулись к большому ящику на земле. Пощелкав чем на его поверхности, ученая быстро покинула место испытаний.
   - Итак, испытание энергетического пистолета. Пули стандартные, стеклянные, номер четыре. Стрельба на расстояние десяти шагов. Начинаем с энергии одной уксусной банки. Внимание! Три... Два... Один...
   Бац!
   Пистоль тихо щелкнул, а в мишени появился след от попадания.
   - Хорошо. Кучность средняя, как для такого короткого ствола. Отклонение в три пальца. Сила выстрела... Недостаточная. Тахо, подключите вторую банку.
   - Новую пулю не заряжаете?
   - Там внутри уже десяток. Для выстрела достаточно только подавать энергию и давить на спуск. Внимание! Второй выстрел через три... Два... Один...
   Дзинь!
   - Уже лучше. Кучность возросла до двух пальцев. Отклонение мишени...
   - Господин Дагмайер. Может, не стоило отдавать им такой ценный предмет? - Эмери наклонилась к хозяину, подозрительно поглядывая на ученых.
   - Для нас он ценности не имеет. Это оружие работает лишь в руках Древних. Даже если мы не можем воспроизвести его то, по крайней мере, должны знать, как от него защититься.
   Слушая, как женщина зачитывает новые результаты, Маст сделал несколько шагов в сторону, чтобы иметь лучший ракурс. Он хотел увидеть, как происходит выстрел. Позже он не раз спрашивал себя, что заставило его изменить свою позицию.
   - Внимание! Четвертый выстрел через три... Два... Один...
   - Surprise Motherfucker!
   Все обернулись на звук. Высокий, чернокожий, мускулистый мужчина с окровавленным молотком в руке приближался к ученым. Те невольно отступили назад. В тот же момент, оставленный без присмотра футляр за их спинами начал вздуваться, а из всех его щелей ударил белый свет. Кто-то схватил Маста пояса и потянул назад, бросая на землю. Уже падая, он заметил, что незнакомец идет по воздуху. 'Иллюзия', - подумал парень, а потом Эмери накрыла его собой и...
   Сильный удар прошелся по всему телу. Как будто с большой высоты в воду прыгнул. Сначала боли не было, только в глазах все расплывалось. Внутри все гудело. И тишина, абсолютная тишина вокруг.
   Рядом зашевелилась служанка. Пытается схватиться за голову, но по дороге ее локоть бьет парня по лицу. Выкатившись из-под дезориентированной девушки, Маст посмотрел на место взрыва. Мутный воздух вонял раскаленным металлом и чем сладковатым. Все было разбито. Рядом разгорался один из ящиков с реактивами. Ноги постоянно за что-то цеплялись, будто идешь в поле, по стерне. Злополучный стенд просто усеял все вокруг своими осколками. Самого оружия тоже не было. Наверно отбросило ударной волной. Хотя... Подойдя ближе, Дагмайер как сомнамбула наклонился и поднял одну из деталей. Затворная рамка с чавканьем вышла из болота. 'И откуда здесь грязь?' - подумал он. На внутренней стороне виднелась надпись. Оттерев пальцем болото, парень сумел разобрать: 'Я вас предупреждал...' На мгновение зрение прояснилось и до парня дошло, что он стоит над телом помощницы археолога. Той-самой, что подключала пистоль к источнику энергии, и которой взрывом вбило деталь прямо в голову. А на пальцах у него не грязь, а раздавленный глаз. Чужой. Еще теплый. И липкий...
   Вокруг бегали люди, целители, кто-то тушил пламя. А оглушенного парня рвало желчью.
   Предчувствие его не обмануло - этот день и многие последующие действительно будут неприятными.
  
   ***
  
   Новенький трупер завис в воздухе, вытянувшись на подобии кальмара. Голова смотрит прямо вперед, конечности вытянуты далеко назад, сервисные манипуляторы крепко прижаты к корпусу. Рядом с ним висели еще несколько однотипных машин но, в отличие от своего соседа, они еще не прошли нужные тесты. Пошевелив всеми возможными шарнирами, трупер, как настоящий кальмар, широко расставил щупальца во все стороны и резко взмахнул ими, обдав зрителей легким порывом ветра. Его тело медленно поплыло к выходу из помещения. Такими темпами минуты за две-три он встретится со стеной, ну а дальше у него уже будет надежная точка опоры и, будто мячик-попрыгунчик, он помчится туннелями подземного комплекса туда, где в нем будет необходимость. Наблюдая за тем, как освободившееся место занимает следующий дрон, Гулд тяжело вздохнул. Он столько лет мечтал о моменте, когда получит собственных механических помощников, собственную армию! А теперь, когда мечта осуществилась, ему приходится покидать свое логово. С другой стороны - возможность вырваться из плена саркофага. До сих пор это считалось возможным только для носителей костюмов.
   Схватив одного из роботов за 'шею', Нейтан внимательно осмотрел машину со всех сторон. Трупер сразу же активировался и в свою очередь активно сканировал органика перед собой. От того, как механизм иногда выкручивал свою 'голову' в попытках подобрать лучший ракурс, у Гулда самого заболела шея, и он отпустил трупера в свободное плавание. Оказавшись на свободе, механизм дождался своего подлета к ближайшей поверхности, закрепился на ней и продолжил диагностику.
   - Итак, подведем итоги... Он - живой и разумный нанокостюм. Ты - король эльфов. Вы оба - последние живые члены группы Хищник. Барнс не перешел на сторону цефов, их вожака вы завалили, и все это произошло в параллельной реальности. Я ничего не упустил?
   - Мы прибыли сюда через межпланетный портал, - хихикнул Сайкс, синхронизируя свое вращение и сближаясь с объектом.
   - Ты издеваешься надо мной?!
   - Ага-а-а-м! - подтвердил Псих, поймав зубами последний орешек из неосторожно раскрытой в невесомости сумки сухого пайка.
   - Как я должен поверить в этот бред?!
   - На себя посмотри: тысячелетний старец, вмурованный в инопланетную машину, что притворяется божеством, да еще и женского рода.
   Тут Нейтану крыть было нечем. А все потому, что он в свое время был несколько наивным.
   В процессе своего жития-небытия Гулд сумел подключиться к нескольким форпостам пришельцев. Там оказались несколько десятков Крикунов. Не придумав ничего лучшего, он решил использовать их как разведчиков. Ну и отправил на патрулирование территории. В теории они должны были на дистанционном управлении или автоматически, это уж как получится, патрулировать заданные регионы и передавать собранную информацию. По понятным причинам всю полноту передаваемых пакетов человек воспринять не мог. Вот и получалось, что несколько сотен лет подряд Крикуны выбирались на поверхность и проходили указанный маршрут. Нейтан смотрел, как они добираются до указанной точки, не замечал в процессе ничего интересного, после чего приказывал машине вернуться на базу, а для себя включал режим сна. Для него время ничего не значило. А вот потомки тех, кто пережил крах цивилизации, все еще помнили демонов, что продолжают выходить из-под земли в поисках новых жертв. Они поняли, что машина всегда доходит до какого-то места, в основном возвышенности, откуда все хорошо видно, а затем возвращается обратно тем же маршрутом. Даже научились примерно высчитывать дату каждого нового Пришествия. И вот наступил момент, когда они собрались вместе, и устроили Крикуну ловушку на обратном пути - тупо выкопали огромную волчью яму, еще и камнями сверху добавили. Наверное, радости были полные штаны.
   Через несколько лет ситуация повторилась. Потом еще раз. А потом очередной Крикун вывернулся, разобрался, в чем дело, нашел виноватых и открыл огонь в ответ на агрессию. И не просто расстрелял туземцев, а проследил их путь до ближайшего поселения. Оттуда к следующему, ну а дальше начался шухер. Люди увидели, что идет беда, и начали разбегаться кто куда. Некоторые бежать не стали и начали организовывать сопротивление. Крикун же позвал своих друзей, и вместе они очистили прилегающую территорию от посторонних субъектов. Там и раньше никто селиться не хотел, а после такой дискотеки, желающих и вовсе не осталось.
   Гулд, конечно же, узнал об инциденте - через восемь лет, во время очередного пробуждения. И снова отправил разведку. Только на этот раз это была группа сразу из трех машин. Двигались они очень осторожно, насколько позволяла конструкция, чтобы не спугнуть местных жителей. И как только те появились вблизи, Нейтан остановил механизмы и попробовал выйти на контакт. Люди же, заметив остановку машин, поспешили отследить пещеру, из которой те вылезли, и разрушили ее. Как они это сделали - Гулд так и не узнал. Но догадаться, что сделали Крикуны после обрыва связи с базой, не сложно.
   Поняв, что там ему больше ловить нечего, он попытал счастье на другом форпосте. На этот раз он действовал осторожнее, все же техники там было значительно меньше. И судьба ему улыбнулась. Местные племена оказались значительно спокойнее, и не стали сразу поднимать панику. Им даже удалось войти в контакт с Гулдом, если так можно назвать примитивные рисунки, которые еще и не всегда удавалось понять. Заметив, что люди неохотно общаются с чужеродными механизмами, он задумался над созданием аватары. Голографические установки были везде, и для управления ими не нужно быть моллюском. Он пытался сделать фигуру достаточно схематичной, чтобы ее нельзя было спутать с живым человеком, и одновременно, чтобы она не отпугивала зрителей. Поэтому нет ничего удивительного, что у него получился некий манекен, сплетенный из сияющих линий.
   Расчет оказался верным, племя восприняло богиню положительно, и охотно слушало ее советы по обустройству собственного быта. Их успехи не понравились соседним племенам. Поселение сожгли, всех жителей перебили. До последнего преследовали даже детей, которых успели эвакуировать машины. Они были готовы на все, чтобы от счастливчиков не осталось никого. Следопытов не остановили ни совершенные сенсоры, ни мощное оружие, ни огромные потери. И все могло бы закончиться хорошо, если бы не несовершенство конструкции машин. Люди успели изучить своего соперника и организовали засаду. Машины должны были защищать двух последних малолетних жителей племени от почти полусотни нападающих. Большую часть они перебили, но последние заняли очень выгодные позиции, и Крикуны просто не могли их достать, не оставив детей без прикрытия. Бой затягивался и, в конце концов, дети умерли от постоянного применения Крикунами своих эхолокаторов - кровоизлияние в мозг. Ну а что еще им делать, когда визоры выбили еще во время первой схватки? Потеряв последних подзащитных, роботы переключились в режим 'смерть всему живому', и пошли разбираться с агрессорами.
   История повторилась. И повторялась еще не раз. Причин было много. Гулд не мог своевременно реагировать на изменение ситуации, техника цефов не была предназначена для контактов с другими формами жизни, а менталитет примитивных племен просто не предусматривал нормального сосуществования с кем-то, кто слишком сильно отличается от них. Проект был забыт.
   И тем удивительнее было много лет спустя получить отзыв от одного из давно оставленных форпостов, где боевой техники не было вообще. Некая группа людей проникла в подземелье, и даже смогла активировать терминал связи. Как оказалось, похождения Нейтана не прошли бесследно. Пускай сами избранные и погибали, но память о них сохранялась. Рано или поздно нашелся бы кто-то, кто попытается на основе их верования сформировать собственную секту. Главарь этой группы был очень удивлен, когда вместо спокойного основания нового поселения вдали от конкурентов, они действительно наткнулись на что-то сверхъестественное. Назвав себя пророком, он был вынужден вертеться между тем, что наобещал людям раньше и тем, что эта 'богиня' рассказывала им лично. В конце концов, его таки подняли на вилы за то, что отошел от собственных слов.
   Помня, чем закончились предыдущие попытки, Гулд решил действовать радикально и сделать несколько аборигенов операторами, чтобы они в его отсутствии могли в случае необходимости активировать один из заранее настроенных протоколов. Для этого он изменил настройки нового штамма нанитов, сделав его более активным, что уменьшило срок его жизни. Теперь, при наличии внешнего питания, эфир мог проникать в тела довольно быстро, и даже без особого вреда для организма. Чтобы еще больше ускорить процесс, Нейтан переоборудовал несколько фабрикаторов для ускоренного ввода нанитов через дыхательную систему. Первые же испытания показали недостатки такого подхода. Если в самом форпосте процедура проходила штатно, то за его пределами наниты должны были сами искать источники энергии. Сначала жировые отложения, затем мышечные ткани, а затем и все остальное. Тучные люди быстро теряли вес, и изредка были даже рады такому подарку. Однако те, у кого запаса питательных веществ не хватало, рисковали превратиться в мумию. Если же процедуру остановить принудительно, то не включенные в организм наниты вызвали иммунную реакцию, и как следствие - высокая температура, токсикоз, многочисленные тромбы и другие фатальные приключения. Четыре смертельных случая наглядно показали, насколько опасной может быть процедура. Радовало, что это касалось только людей старшего возраста. Молодежь же разницы почти не чувствовала. Возможно потому, что в их теле еще не успевало набраться так много болячек, на исправление которых сразу же бросались наниты. По этой же причине у них не было побочных задач, и импровизированный нейрошунт даже был способен обеспечить обратную связь. Конечно же, с возрастом и после получения тяжелых травм эта важная функция терялась, что можно было компенсировать большим опытом работы, когда ты уже знаешь, как машина должна реагировать, и можешь определить ошибки визуально.
   Спешка была оправдана. Менее чем через месяц после начала интенсивной накачки нанитами о секте узнали, и на ее уничтожение отправили просто огромную армию - почти полторы тысячи воинов. Только на этот раз против них выступали не просто тупые машины, а такие же люди, которые ни за что не хотели делиться только-только обретенной силой. Этот момент хорошо описано в сборнике 'История Церкви', под которую в библиотеке Академии был отведен целый отдел. Цитата: 'Поднялась богиня из земных недр, обуздав демонов бездны. Дала она '& ^ @ # $$' (отсутствует иноязычный синоним, вероятные варианты 'свидетель', 'очевидец', 'присутствующий', 'жрец') знак и знания, чтобы те овладели силой воздуха, воды, камня и огня. И приказала Церкви поделиться знаниями с народами, населяющими 'Geminar' (вероятное название континента). И проследить, чтобы знания эти не обратились против рода людского'
   Так началась двухсотлетняя война. За это время враги новосозданной Церкви нашли и уничтожили все другие форпосты, до которых смогли дотянуться. Связь все чаще прерывалась. Да и сам Гулд не мог быть постоянно активным, иногда ложась на отдых. И в какой-то момент он просто не смог ни с кем связаться. Вообще. Учитывая, что были повреждены каналы коммуникации на глубине почти километр под поверхностью земли, Нейтан думал, что все его последователи вновь были истреблены. Пророк же с Психом предположили, что причиной обрыва связи могли быть действия не только врагов. Он согласился и сказал, что тоже об этом думал. Слишком уж хорошо неизвестный диверсант знал, куда следует бить. Скорее всего, аборигены сами избавились надоедливой 'богини', чьи указания не соответствовали их собственному желанию. С началом войны ее видели очень редко, и общалась она только с руководством - таинство как-никак. Так почему бы не воспользоваться моментом? Достаточно лишь отключить проектор, и все: твоя воля - воля богини. А если удастся правильно настроить его, то и собственную богиню нарисовать можно. Хорошо, что эти знания Гулд аборигенам так и не передал. После такого феерического провала, ни о каких попытках выйти с кем-то на контакт он уже не думал. Слишком сильным было разочарование в людях.
   Вот так его и запомнили. Непонятно только, откуда взялось имя виртуальной богини. Возможно это сокращение от слов 'Senshi' и 'Kishi', которыми аборигены часто называли его Крикунов. По крайней мере, предоставленный Пророком переводчик распознал их как 'воин' и 'рыцарь' соответственно. И если эта теория подтвердится, то это будет прямой намек на происхождение здешних боевых роботов. Все же некоторое оборудование для обслуживания Крикунов на форпостах было, а самих механоидов они могли откопать где угодно. В это поверить было сложно, но возможно. Но та история, которую ему пытаются втюхать... Это было что-то за гранью здравого смысла. И Гулд видел, что оба что-то скрывают. Точнее не скрывают, а умалчивают.
   - Не настолько уж я и старый, - буркнул Нейтан.
   - Серьезно? Даже с теми короткими периодами активности ты прожил в разы больше нас обеих вместе взятых. И опыт у тебя должен быть соответствующий. Вот скажи, ты ведь не забыл все то, над чем работал в компании?
   - Не забыл, и активно использовал. Я там был единственным нанотехнологом с допуском первой категории.
   - Тогда ... - Сайкс кивнул на Пророка, что возился причудливой конструкцией на другом конце зала. - Что ты можешь сказать о нем?
   - Немного. Он столь же отличается от Н2, как Н2 отличается от Н1. Совсем другой подход. Совершенно другая архитектура. Такое впечатление, что он хотел сделать из себя универсала, а не солдата. - Гулд помахал щупальцем, тыча в голограмму нанокостюма. - А еще это его поведение...
   - Вот о нем я и хочу узнать.
   - Зачем? Ты знаешь его лучше меня. А я не психолог, чтобы из нескольких фраз оформить на него досье.
   - Вот потому к тебе и обращаюсь. У него явно проблемы с башкой. Даже больше, чем было раньше. Ты тут единственный, кто хоть немного разбирается в нашей теме.
   И в этом Псих тоже был прав. Гулд был единственным, кого допустили ко всем этапам создания нанокостюмов. В том числе и к работе со структурой ИНК. И если предположение Нейтана подтвердятся, то именно этот модуль и является вместилищем Пророка.
   - Мне нужно больше данных.
   - Секунду, - Сайкс обернулся и крикнул, - Пророк, дай доступ к своему архиву!
   - Открыто! - послышалось оттуда.
   Тотчас в сети комплекса появился доступ к внешнему носителю.
   - Еще что-то? - поинтересовался Майкл.
   - Вообще-то я имел в виду личную информацию, - ошарашенный такой простотой, Нейтан на мгновение растерялся, получив доступ к системной информации нанокостюма. - Ну хорошо, посмотрим... Хм, здесь ИНК разбит на секторы. Оперативная память отделена от постоянной. Вот его центральный сектор. А это аналог нервной системы. Зачем? Ага, значит он использует нейрошунт в обратном порядке. Н-да, теперь понятно, почему дроны так его слушаются!
   - И почему?
   - Да потому, что он сам наполовину дрон. Точнее даже не наполовину а...
   Схемы костюма были отодвинуты в сторону, а вместо них появился силуэт человеческого тела. Гулд еще немного поколдовал над проекцией и начал объяснять суть проблемы, над которой компания билась с момента ее основания.
   Технологии цефов были очень сложными для применения людьми. В основном потому, что не было никакого связующего звена, с помощью которого можно было бы передать команду и получить обратно информацию. Считалось, что таким звеном могут стать сами операторы, чья структура будет положена в основу новосозданных компьютеров, через которые потом и будет осуществляться взаимодействие. Система получилась очень сложной, ненадежной и громоздкой. В случае смерти оператора все придется начинать сначала. В Н2 решили применить другой подход, введя ДНК пришельцев в качестве прокладки между человеком и машиной. Но вместо того, чтобы стать интерфейсом для оператора, она сама превратила его в интерфейс для пришельцев. Лоуренс Барнс стал их глазами, ушами и руками среди людей. В случае с Пророком ситуация была обратной: с помощью инопланетных компонентов машина взяла контроль над человеческим телом, и уже через него начала управлять своим же костюмом. По крайней мере, Гулд так считал.
   Вчитавшись внимательнее, нанотехнолог понял, что ИНК просто не мог вместить в себе такую сложную структуру. В ее поисках Гулд быстро перелистал все схемы, и не нашел ничего подобного. Подходил разве что спинной накопитель с зеттабайтами данных. Однако одна-единственная ссылка, прикрепленная к файлу, перечеркнула и эту теорию - там хранились собранные Пророком данные разного типа, начиная от точных наук и инженерии, и заканчивая развлекательным контентом. Поставив их на копирование в память комплекса, Гулд задумался. Он не смог вычислить вместилище Пророка. Создавалось впечатление, будто его в костюме вообще не существует. Ранее Нейтан сказал бы, что все это бред, но не сейчас. Не после всего того, что с ним произошло. К тому же рассказ самого Пророка давала несколько подсказок.
   - Его здесь нет, - заявил Гулд, возвращаясь к структуре ИНКа.
   - В каком смысле? И у чему тут дроны?
   - К тому, что у них похожая структура. Вот это нейронная схема типового дрона-сборщика цефов. Видишь что-то знакомое? Я тоже не вижу. Идем дальше... - голограмма изобразила еще несколько членистоногих механизмов. - Вот это первое поколение дронов Пророка. Вот второе и третье. Вот схема его вариации трупера. А это Внешний Автономный модуль сокращенно - ЗАМ. Видишь тенденцию?
   - Подражают своему создателю?
   - Скорее подражают оригиналу, основе. Ведь все они являются производными от его костюма. Ты заметил, что они даже без управления делают практически то же самое, что хотел бы и сам Пророк? Он лишь сбрасывает им свои идеи, а они их реализуют так, как это было в его воображении, хотя таких подробных инструкций он им не давал, и при создании вбить столь сложные алгоритмы в их структуру не мог. Идем дальше: ты сказал, что он заново вырастил костюм из маленького его фрагмента - гексагона в пару миллиметров размером. Как думаешь, может ли такой маленький кусочек материи вместить в себе человеческий разум, половину ресурсов из интернета и полный архив типовых конструкций цефов?
   - Не знаю, я в этих ваших технологиях не разбираюсь.
   - А я разбираюсь, и заявляю - не мог там поместиться. Для этого кусочек должен иметь плотность как у нейтронной звезды. Только тогда в нем будет достаточно материи, чтобы записать такой огромный объем информации. Нет, здесь что-то гораздо сложнее.
   - Душа?
   - Ой, оставь эти мистические теории конспирологам. Чертежи молекулярного ускорителя и видео с котиками в душу не записывают... - Гулд свернул абсолютно все и начал листать какие-то совершенно непонятные таблицы. - Я могу ошибаться, но все сходятся на том, что эти глубинные слои нанокостюма не является слоями в физическом смысле. Это что-то совсем другое. То, к чему мы так и не смогли дотянуться.
   Глубинные слои считались базовой прошивкой нанита, изменить которую очень сложно. Все, что можно было сделать доступными средствами - управлять нанитами вручную. И все равно для управления даже несколькими миллионами нанитов понадобились сверхмощные компьютеры и сложное оборудование для синхронизации их действий. Костюм же был воссоздан с сервисной колонии, каждая из которых автономно обслуживает свою маленькую частичку этой сложной системы. Откуда им было знать, как выглядит весь костюм? Но им это удалось. Более того, они восстановили не только костюм, но и информацию, которая в нем была записана. Напрашивается вывод, что вот эти глубинные слои находятся где-то в другом месте. И теперь Гулд задумался: а может ли технология портала существовать и в нанитах? А вдруг все они являются частью чего-то другого, невидимого - потустороннего, если так можно выразиться? От таких размышлений у мужчины мурашки по телу пробежались, от чего система жизнеобеспечения срочно начала приводить организм в порядок.
   - В костюме должен быть еще один носитель информации. Резервный. Нет, не так... Не 'в' костюме. Где-то за его пределами. Возможно даже не в нашем пространстве.
   - В портале?
   - Тогда моллюскам бы не пришлось строить маяк для переноса армии. Скорее всего, это собственный механизм нанитов. Ты говорил, что они сами не разобрались в том, как работает портал. А знают ли они, как работают наниты? Почему защита стоит только на производных от их деятельности, а не на инструменте для их создания? Почему все технологии цефов одновременно сдохли вместе с убитым вами лидером, а штаммы остались?
   - Что то я не понимаю, к чему ты клонишь?
   - Если подытожить все, что я знаю, то наниты - только физическое воплощение чего-то большего. Я помню несколько случаев, когда взятые из одной колбы образцы синхронно меняли свои свойства, даже находясь на большом удалении друг от друга. Тогда это списали на ошибку в учете материалов, но теперь я понимаю, что ошибки не было. Представь себе осьминога, который прячется в ракушке, а наружу торчат только его щупальца. Ты знал, что у их щупалец есть собственные наборы рефлексов? Животному достаточно дернуть нужный ярлычок, и конечность сама поймает и будет удерживать добычу, передвинет камень или открутит крышечку бутылки. Каждый нанит, это вот такое щупальце. Все, что мы можем, это менять ограниченный набор его рефлексов.
   - То есть Пророк находится на другом конце этих щупалец?
   - Хотелось бы в это верить, - Гулд еще раз покрутил схему НК перед собой. - Иначе он окажется лишь еще одним набором рефлексов, пусть и значительно более сложным.
   - Все настолько плохо?
   - Без доказательств это лишь теория.
   - Ладно. И все же, мы отклонились от темы.
   - Относительно личности Пророка? Ну, здесь все не так плохо. Я бы даже сказал - типично, как для человека. Смотри, - голограмма показала похожую на дерево структуру. - Это его спинной накопитель: недосягаемая для наших технологий плотность памяти, и безграничный объем. Это не флешка в обычном понимании. Больше напоминает сервер. Для каждого нового файла выращивается новое вместилище с новым адресом. Все они подключены к веткам, а те - к стволу. Это поисковые системы. Все они могут выдавать информацию как полностью, так и в упрощенном виде...
   - Знаю-знаю, это когда я в интернете ввожу запрос, и мне предлагают список ресурсов с кусочками текста, где этот запрос фигурирует. Ты к сути переходи, в чем сложность?
   - В том, что ты не можешь узнать свойства всемирной сети, как отдельного носителя данных. Не можешь увидеть ее целиком. Не можешь узнать, сколько файлов в нем есть, и содержимое каждого из них. Инструментов для этого просто не существует. Здесь же имеется подробная статистика.
   - Еще раз: при чем тут Пророк?
   - Он и есть этой статистикой. Ты сам мне говорил, что он будто замер в своем развитии. И при этом мы видим, что он абсолютно адекватно воспринимает действительность, адаптируется к новым условиям. По твоим словам у него абсолютная память, и в то же время он очень изменчив и легко увлекается новой идеей, даже не доводя до конца старую. Это называется гипертимезия. Он может вспомнить абсолютно все, что когда-то видел или чувствовал. Может даже вспомнить и подробно описать всех людей в очереди на кассу магазина несколько лет назад. Мозг не хранит память, как видеозапись, а собирает ее как конструктор из образов и ощущений. У людей такая память зависит от связи ощущений между собой: вкуса, цвета, звука, и всего остального. Чем прочнее связь, тем лучше память. Однако у этой особенности есть и обратная сторона: трудно мыслить категориями. Любой раздражитель сразу вызывать огромное количество сопутствующих воспоминаний. Для таких людей самой большой проблемой является забывание. Пророк же как-то сумел отключить часть своих воспоминаний. Вот так, - часть дерева на голограмме отделилась от основного массива. - И в результате статистика сервера изменилась. Теперь вместо полной страницы из этого сектора загружается только текст, без картинок, анимации и рекламы. Достаточно, чтобы понять суть, но без деталей. Но это лишь один из моментов его существования. В динамике же картинка меняется каждую секунду. Запущенные программы работают с совершенно другим набором данных, и выдают совершенно другие результаты, которые опять же будут записываться в память. А память, как я уже говорил, состоит из различных кусочков. И мозг будет то, которые лежат ближе. То есть каждое новое упоминание этой информации будет отличаться от предыдущего.
   - То есть когда он подключит всю память, то он превратится в кого-то другого?
   - Именно так. Это как серийный убийца, что забыл половину жизни. Это вполне законопослушный гражданин, с которым вы ездили вместе на рыбалку. Что вытаскивал тебя из полицейского участка после пьяного дебоша, с которым вы радовались рождению сына... И вдруг он все вспоминает. Это все еще будет твой сосед, или кто-то другой? Поэтому я не вижу ничего удивительного в том, что он не хочет возвращать себе эту память. Максимум - выдергивать отдельные факты или умения без связи с сопутствующими чувствами.
   - Ну ... - Сайкс махнул рукой, вспоминая все факты биографии своего друга. - Он слишком несерьезно относится к своему бытию, чтобы о чем-то переживать. В течение всего своего существования он только и делал, что занимался всякими глупостями.
   - Ты правильно сказал - в течение своего существования. А раньше? - Гулд свернул схему и посмотрел на Психа. - Он же сам сказал, что не помнит себя до того, как стал костюмом.
   Взглянув на Пророка, что вынимал из фабрикатора очередную деталь, Сайкс задумался. Он не раз видел солдат, которые возвращались из плена и были готовы продать душу дьяволу, чтобы забыть о пережитом. Возможно, именно этого он и боится? Боится вспомнить, что превратило его в гибрид машины и инопланетной плоти?
   Их размышления прервал писк системы оповещения. Едва слышимый человеческим ухом, для цефов он был настоящей сиреной. Знакомые со спектром восприятия пришельцев, Гулд и Сайкс сразу же прильнули к голограмме в поисках причины тревоги. Таковая нашлась в окрестностях комплекса. В подземных полостях, куда выходили дренажные системы, светились точки нарушителей. Открыв вручную клапаны, они проникли в технические помещения, и уже были на полпути к полю невесомости. Два человека, или две группы - точно сказать можно будет лишь, когда они будут в радиусе действия сенсоров. А до тех пор можно только наблюдать за их продвижением.
   Не желая допускать посторонних к тайнам комплекса, Гулд начал блокировать все прямые пути, оставив только выходы в зоны проживания морлоков. Обычно, попадая в новую среду, гости не успевали приспособиться, и превращались в легкую добычу для каннибалов. Однако эти методично перемололи уже третью группу дикарей, и продолжали уверенно двигаться к ближайшему коммутаторному узлу. Причем в боях участвовала только одна группа, а другие двигалась уже по расчищенному маршруту. Расстояние между ними никогда не превышало пятьдесят-шестьдесят метров. Для пробы в их тыл были направлены несколько охотников морлоков. Их уничтожили в тот же миг, как дикари вылезли из вентиляции. Группа оказалась очень сильной. Логичнее было вести наступление ее силами, чтобы продвигаться быстрее. Должна быть причина, почему вперед отправили не слишком сильных бойцов. Возможно, они имеют какой-то артефакт - не зря же так точно идут вдоль силовой линии.
   Чтобы более подробно познакомиться с гостями, на их пути расположили одного из труперов. Не вооруженный, с минимальным набором инструментов, он был совсем не той машиной смерти, что гоняла морскую пехоту на островах. Единственное достоинство - его настроенные на невидимый спектр визоры. Во тьме подземелья это было весьма кстати. Через несколько минут голограмма грубо описала часть тоннеля, по которому пролетели два человека, а через некоторое время к ним присоединились остальные. Отмотав запись назад, Гулд некоторое время всматривался в действия первопроходцев, а затем указал на одного.
   - Вот этот постоянно движется вдоль стены. Там проходит силовой кабель.
   - Надо обесточить линию. Возможно, тогда он не сможет ее найти.
   - Проверим. - Гулд ткнул на утолщение одного из силуэтов. - А это что?
   - Рабский ошейник. Отслеживание, парализация и ликвидация носителя. Вот почему они далеко не уходят. Покажи остальных, - Гулд промотал немного вперед. - Наемники - однозначно. Но не обычные. Оснащение у них специфическое, такое на рынке не купишь. И сразу несколько одаренных в команде. Эмблемы вряд ли найдем - на такие дела знаки с собой не берут.
   - Оп-па, знакомые все лица! - рядом неожиданно проявился Пророк, внимательно осматривая голограмму.
   - Знаешь их? - поинтересовался Сайкс сбрасывая с себя все лишнее. - Могут быть проблемы?
   - Никаких. По крайней мере, не должно быть. Сайкс, подстрахуй меня. Если дела пойдут плохо - хватай Гулда и гони отсюда. Фабрикатор с его костюмом тоже не забудьте. Все, я пошел.
   - А ну стоять! - возмутился Псих. - Чего это ты тут раскомандовался?
   - Если это мой хвост, то они ожидают только меня. Сам подумай: сюда пару тысяч лет никто не заходил, и вдруг такая активность. Почему именно сейчас?
   Ход его мыслей был понятен: все присутствующие здесь были секретоносителями. Гулд - оператор гигантской инопланетной установки, да еще и божество на полставки, Псих - правитель отдельного государства, а Пророк - ходячая колония нанитов, способных разобрать планету. Каждый из них был уникален в своем роде. Любое их действие повлияет на жизнь всего населения планеты. Какова вероятность того, что их встреча останется без внимания власть имущих?
   Оттолкнувшись от саркофага, Пророк исчез в переплетении коридоров, поманив за собой около десятка совершенно инертных до этого момента труперов. Те сразу же зашевелились и, подхватив сервисными манипуляторами трофейные пушки, двинулись за своим лидером. При содействии нового оператора, транспортная сеть выбросила бойцов совсем рядом возле чужаков. Пророк сразу же ушел под камуфляж, зависнув рядом с горячей решеткой радиатора какого-то механизма, на фоне которого человеческий силуэт исчез вообще во всех диапазонах. Дроны же начали занимать позиции вокруг шлюза. Рассевшись кольцом вокруг него, они погасили сенсоры и направили оружие так, чтобы секторы стрельбы перекрыли весь тоннель и захватили несколько пространства по ту сторону прохода.
   Прошло буквально несколько минут, и шлюз открылся.
   Никого.
   Прошло еще несколько минут, и из-за угла выглянул один из первопроходцев. Осторожно осмотрев абсолютно неподвижных дронов, он махнул своему спутнику, и двинулся дальше, время от времени поглядывая на новый элемент интерьера. Второй тоже внимательно осмотрел пространство перед собой, но увидев труперов, сразу же замер. Неужели узнал? Тогда почему не убегает? Висит рядом, тычет пальцами, даже попытался одну из пушек отобрать. Лишь убедившись, что у него ничего не получится, этот незнакомец вернулся к своей главной функции - отслеживать энергетические каналы, по которым циркулирует плазма. Только на момент прибытия Пророка они уже были обесточены. Недоработка - без дальнейшего продвижения этих двух, основная группа сюда не зайдет. А они дальше не пойдут, пока не нащупают нужный путь. Значит, нужно направить их. Короткий импульс плазмы заставил разведчиков шевелиться. Очевидно, никаких артефактов при себе у них нет, а ощущение высокоэнергетических потоков является свойством их организмов. Таких стоит захватить и исследовать. Позже.
   Вот чужаки нащупали нужный плазмопровод и двинулись вдоль него. Прошли мимо Пророка почти вплотную. Добрались до следующего шлюза, немного покрутились рядом с ним и после недолгих манипуляций открыли люк. Откуда им было знать, что это служебный коридор, заканчивающийся тупиком? Освещение там нет вообще, энергетическая линия там слабовата, поэтому они еще не скоро поймут, что оказались в ловушке. А вот их хозяева, похоже, такой Чуйко не обладают, и тупо движутся вслед за рабами. Вот они влетают в тоннель с засадой. Их главарь что-то подозревает, но не успевает подать команду. Десяток труперов и Пророк открыли огонь по заранее разобранным целям, и менее чем за секунду все было закончено. Все получили по разряду и теперь разлетались по туннелю, скуля, дергаясь, и оставляя за собой шлейф из вонючих телесных выделений. А нечего лезть, куда не просят!
   Не сразу Гулд заметил, что предводитель наемников каким-то образом сумела пережить выстрел и разорвала дистанцию, метнувшись туда, откуда пришла. Пара ближайших дронов сразу же прыгнула за ней на стены. Только в отличие от машин, этой дамочке не нужна была опора, чтобы изменять направление движения. Выпущенные на максимальной дистанции заряды резко теряли силу, оседая на своей цели мучительным, но совершенно не смертельным статическим зарядом. Погоня закончилась в одном из плохо прослеживаемых коридоров, когда беглянка подорвала заложенные там мины. Очередь взрывов прокатилась вдоль тоннеля. Дронов сильно поколотило и посекло осколками. Конечно, это их не остановило, но с поврежденными щупальцами и вооружением задержать женщину, которая двигалась не медленнее роботов, было уже невозможно. Подумав, что дальше дронов может ожидать еще одна ловушка, Гулд решил не рисковать и вернул их обратно. Если потребуется, то за беглянкой можно будет отправить воздушный транспорт с нормальной группой захвата. А до тех пор следует разобраться с пленными, которых труперы уже вязали синтетической нитью, превращая жертв в гигантские коконы, как в каком-то дешевом фильме ужасов.
   - Слушай, я тут подумал... - Сайкс не мог отвести взгляд от зрелища, но мысленно находился далеко, - Ты сказал, что дроны наследуют оригинал, перенимают его черты.
   - Верно.
   - А может сам Пророк наследовать... Ну... То, что на другом конце щупальца?
   - Не каркай! Это лишь теория. - Нейтан выключил изображение, пытаясь потереть усохшей рукой свою пронзенную трубками шею. - Будем надеяться, что его желание остаться собой перевесит протоколы глубинных слоев. Какими бы они ни были...
  
  
  Глава 19. Mutantur partes (Смена сторон)
  
   Жизнь - интересная штука. А иногда даже веселая. Когда-то Церес, услыхав такую фразу, только пальцем у головы покрутил бы. Тот, кто на себе испытал все краски жизни, никогда так не скажет. Однако его собственный опыт демонстрировал полностью противоположную картину. Все зависит от того, какие возможности тебе доступны. Чем больше возможностей, тем лучше. А если они еще и уникальные, то жить вообще становится легко и приятно. Главное, чтобы они появились у тебя после того, как ты побываешь на грани жизни и смерти. Иначе ты просто не оценишь их, не поймешь всю полноту картины.
   Церес большую часть своей жизни провел в деревне, где все друг друга знают. В таком тесном коллективе что-то скрыть очень сложно. Поэтому, когда Церес попал в Академию, он сразу же стал жертвой для интриг более опытных одноклассников. Первый год для него был сплошным кошмаром. Достаточно одной случайной беседы, а спустя время его уже в чем-то обвиняют. Избегание любых контактов помогло на некоторое время, но сделало его мишенью уже для хулиганов. Они любят таких одиночек. Особенно, когда уверены в собственной безнаказанности. Церес не счел их плохими. Они такие, какими мир позволяет им быть. Просто они, таким образом, пытаются показать себя лучше других. Возможно потому, что больше похвастаться нечем.
   Среди них были и те, кто ходил просто за компанию. Таких оказалось аж четверо из двенадцати. Это были такие же ребята из простолюдинов, как и он сам. Разница лишь в том, что они уступили свои интересы в обмен на целостность собственной шкуры. Считали, что после окончания Академии их 'друзья' будут уже далеко и не помешают им строить свою карьеру. Тайто и сам едва не поддался их давлению. Но он лишь притворялся глухим и слепым, потому и разузнал, что тусуясь в такой компании, они сами отпугнули от себя более-менее терпимых работодателей. Никто не собирался брать на службу человека, что с самого начала выражает приверженность твоим политическим оппонентам. В результате, в конце обучения они вынуждены подписываться на кабальные условия к своим вчерашним 'друзьям'. Для тех это был просто бизнес, в котором нету места дружбе. Поэтому Церес оказывался в неудобном положении. Показывая себя политически нейтральным, он одновременно не мог дать отпор знати, потому что это поставит крест на его дальнейшей карьере. Если же продолжит терпеть - за ним закрепится слава бесхребетного ничтожества, которое никому не нужно. В любом случае вероятность, что его контракт хоть кого-то заинтересует, была очень низкой. Провести остаток жизни в одном из закрытых монастырей Церкви тоже не хотелось. Поняв, что нормальная служба ему все равно не светит, Тайто решил при первой же возможности покинуть Академию. Он придумал несколько планов, как это можно осуществить, и уже был в процессе реализации одного из них, когда в его жизни появился ОН.
   Его появление перевернула все. Авторитет, статус, богатства ... Все это сразу потеряло свою ценность. Сила - вот что стало главным. Никто не станет тебе не помешает, если у тебя есть Сила. Именно так - с большой буквы. Сила дает тебе возможность менять мир вокруг. Делать его таким, каким хочешь ты. А все остальные будут вынуждены приспосабливаться. Или искать лучшую жизнь в твоей тени, как та четверка. Простая логика, не так ли?
   Все хотят быть сильными. Все хотят волшебную микстуру, чтобы она сделала тебя таким, каким ты хочешь стать. Но такое бывает только в мечтах, во сне, или в галлюцинациях. Как получить эту силу? Для этого нужно пахать, как проклятому. Не только над собой, но и над окружением, чтобы оно не мешало тебе двигаться вперед. Те же, кто хоть немного выбился в лидеры, всячески мешают тем, кто идет следом. Способ, использованный одним, становится ловушкой для всех последующих. Те же, кто был сильнее с момента своего рождения, вырастают паразитами на спине тех, у кого отбирают результаты труда. Но, оказалось, существовал и иной способ получить Силу...
   В спину толкнули, и Церес вынырнул из воспоминаний. Проведя рукой над поверхностью, он на мгновение почувствовал легкое покалывание в пальцах. Вернувшись к месту, где ощущение было сильным, он двинулся вдоль невидимой линии. Тихо, медленно, без лишних слов. Простая работа, не мешающая думать...
   Тот парень сразу стал объектом интереса учащихся. Очень сильный и выносливый. Абсолютно спокойный при любых обстоятельствах и неестественно циничный. На его фоне даже отличницы боевой и спортивной подготовки выглядели блекло. Однажды тот на пару с госпожой Ханной, силачкой из хозяйственного крыла, таскал каменные блоки. Прямой как палка, не понимал намеков, и всегда использовал нейтральные обращения. А еще он полностью игнорировал ранги, этикет и интерес противоположного пола. Некоторые восприняли это как оскорбление, и попытались восстановить справедливость. Церес же, не желая, чтобы внимание 'шутников' оторвалось от новичка, решил подогреть их интерес скандалом. Чисто случайно ему перед этим в руки попала банка невероятно тягучего и клейкого вещества. Помня, где ему намяли бока в прошлый раз, Тайто вылил находку в месте будущей расправы. Драчуны после такого от новичка точно не отстанут.
   А потом тот стал учеником. Он тогда так убедительно представился одноклассникам, что Церес всерьез подумывал повесится. Ну не мог же этот Кейнси просто так сюда заявиться! Возможно узнал, кто устроил ему ту пакость с клеем! Не иначе, ему кто-то сказал. Вот только кто? О его выходке никто не знал. Разве что этот 'кто-то' умышленно подсунул ему банку с клеем. Но Кей, как он просил себя называть, неожиданно сделал ему предложение, от которого невозможно было отказаться. Все, что он тогда услышал, очень походило на его собственные мысли. В новичке было то, чего Церес здесь так и не нашел - понимание. И сразу понял, что ему предлагают. Это был второй способ получить Силу. Та самая волшебная микстура, для получения которой ему не нужно было рвать жилы и идти на риск. Это был ОН.
   У НЕГО сотни названий, и ни одна из них не могла в полной мере описать все то, что выходило в результате его объединения с носителем. Доспех богов. Человек в нем настолько изменялся, что его самого можно было назвать Богом. Некоторые из этих отличий прямо бросались в глаза. Например, логика его нового знакомого: новичок мыслил совершенно иными категориями. Церес подозревал, что Кейнси не то, что не парень - вообще не человек. Даже наставница Мизайя, перепробовав все свои приемы, не сумела его оседлать. А она, на секундочку, была абсолютной бисексуалкой. Кого-то другого это могло бы испугать. Еще бы, полная потеря полового влечения! Но Цересу было все равно. Лапис - единственная девушка, что некогда проявляла к нему привязанность и была готова бежать с ним хоть на край света, неожиданно отдалилась от него. Она, как оказалось, уже успела найти себе покровителей. Все что он приготовил, было найдено, а на следующий день девушка уже расхаживала с лентой из дорогого хавонийського шелка. Те же, кто называл себя его 'друзьями', собирались избавиться от него незадолго до выпуска, чтобы он не пошел на службу к кому-то другому. Или его просто украдут, и будут делать с ним все, что захотят. Предательство, постоянные унижения и психологическое давление сделали свое дело, и парень решил не раздумывая. Возможно Кей потому его и выбрал, что ему нечего было терять.
   Церес догадывался, что бытие учеником будет состоять из изнурительных тренировок, но даже не подозревал, насколько болезненными, жесткими, а иногда даже жестокими они окажутся. Нет, это были не те физические упражнения, на которые таращились все прохожие. Их Кей проводил только для отвлечения внимания. Настоящим же испытанием стал стимулятор - машина, позволяющая реализовать во сне любой сценарий. Тогда он сразу почувствовал, насколько тяжелой была жизнь наставника. Никак иначе Кей более не воспринимался. Он был ориентиром, на который следует равняться. Ведь сам пережил все то, что показывала машина, и остался собой. Без посторонней помощи. Церес вряд ли бы так сумел. Кто знает, в кого он бы превратился в процессе? Не исключено, что стал бы таким же, как и те, кто еще недавно вытирали об него ноги. Соблазн сделать то же с ними был очень большой. Хорошо, что все его внимание перетягивали на себя виртуальные путешествия.
   Сначала он даже боялся ложиться спать. А вдруг его снова затянет в то сумасшедшее место, где тебе на голову падают небоскребы, а неизвестные твари просто таки жаждут разорвать тебя на куски? Но кошмар никогда не повторялся. Наоборот, его сюжет активно развивался с того же места, где закончился накануне. В основном каждое такое приключение продолжалось по шесть-семь часов, если верить движению небесного светила. Очень сильно сбивала с толку тамошняя система мер. Взять хотя бы время: несмотря на то, что в году было так же по двенадцать месяцев, разделенных на знакомые четыре сезона, каждый месяц делился не на декады, а на недели, в каждой из которых было по семь дней. День делился на двадцать четыре часа, каждый час имел шестьдесят минут, а минута - шестьдесят секунд. Очень неудобная система. А вот единицы измерения длины и объема наоборот, были четко выражены, и не привязаны к пропорциям человеческого тела. Такие понятия как локоть, шаг, или палец там давно отошли в прошлое. И чем больше Церес узнавал, тем больше осознавал пропасть в развитии между этими двумя мирами. Не потому, что один отставал, а второй его опережал. Они просто пошли разными путями. Единственное, что оставалось неизменным - люди. Везде и всегда. Эгоистичные и преданные, щедрые и жадные, честные и лживые... Эти черты присущи всем, и при определенных обстоятельствах проявляются у каждого человека. Отличается только грань, за которой гражданин превращается в управляемого инстинктами зверя. Поэтому, если есть возможность отодвинуть эту границу как можно дальше, то почему бы ею не воспользоваться? Ведь все ограничения существуют лишь в его голове!
   Законы? Единственные законы, которые еще никто не сумел нарушить - законы природы. Все остальные пишут люди для других людей. Причем всегда найдется кто-то, кто может их обойти. Не важно, как: с помощью своего статуса, или путем прямого нарушения - важен сам факт. Таких никогда не любят, потому что на них очень сложно, или вообще невозможно повлиять. Если ты законопослушный гражданин, то на тебя давит целый ряд ограничений. Тебе запрещают владеть оружием, заходить в богатые кварталы, есть то, что сам вырастил на своем поле, и даже просто существовать, если это мешает кому-то, у кого больше власти. Мораль? Она у каждого своя. То, что один посчитает поводом для гордости, для второго будет позором до конца жизни. Причем первый может быть преступником, а второй - благочестивым семьянином. Страх? Это лишь защитный механизм. Его можно легко преодолеть, если осознаешь, что с тобой ничего не случится. Достаточно приложить определенные усилия, и твои страхи превратятся в источник удовольствия, а в процессе у тебя появится еще парочка полезных навыков и рефлексов, которые в будущем могут спасти тебе жизнь. Тебя пытаются запугать - организуй им инфаркт. Чтобы соперник не просто осознал, а прочувствовал все то что сам обещал сделать с тобой.
   Удержаться от последнего было сложней всего. Тайто едва дождался ночи, чтобы хотя бы во сне выплеснуть на своих жертв накопленный негатив. Расстреливать, выдирать глотки, сбрасывать с крыш, давить машинами и просто резать живьем, представляя на их месте проклятых одноклассников!
   И вдруг, в очередном сне, вместо апокалиптического города Тайто оказался во вполне приличном районе. Вокруг не было ни одного пришельца, вместо боевой брони тело прикрывал лишь темный деловой костюм. На улице никого не было. Теплый осенний ветерок гонял желтые листья по тротуару, высоко на небе изредка проплывали редкие облака, а рядом... Рядом остановился лимузин, из которого в сопровождении охраны вышел один из его обидчиков! Тот самый герцог, что несколько дней назад порвал его тетрадь и потоптался по учебнику. За порчу последнего Тайто теперь должен заплатить огромный штраф. Знал же гад, что у простолюдина нет столько денег. Только сейчас он выглядел значительно старше, и одет в местную одежду. Не обращая внимания на Цереса, будто никогда его не знал, он зашел в ресторан напротив. Это новая симуляция? Тогда здесь должно быть какое-то оружие. Но вместо оружия в кармане нашлась лишь фотография ненавистного подонка с запиской на обороте: 'Ликвидируйте цель так, чтобы никто на вас не подумал. Используйте подручные средства. По возможности обойдитесь без посторонних жертв. Удачи вам, Агент 47 '. Улыбнувшись тому, как машина воплощает его сокровенные желания, Церес порвал фотографию и начал обходить территорию в поисках лучшего места для проникновения.
   Не получилось. Привыкнув к дарованным доспехом возможностям, он не смог правильно рассчитать свои силы. Его заметили, заподозрили, схватили и увели в подвал, где главный злодей замучил парня до смерти. Так повторялось еще трижды, пока время погружения не истекло. Каждый раз ощущения были все более натуральными. Особенно запомнилось, как нож, царапая кость, входит в сустав, а затем прокручивается там, отдирая коленную чашечку. Страшно подумать, что ждало бы его в реальности.
   После такого фиаско парень захотел вернуться к уже привычному сценарию противостояния пришельцам, но и там его ждало испытание. Тогда Тайто понял, что даже будучи сильным, ты не всесилен. Он попытался спасти семейную пару, на которую падал потолок вокзала. Он все просчитал: прочность и мощность экзоскелета, массу конструкций и скорость их падения. Вот только все его усилия оказались тщетными. Пытаясь вытащить их из-под удара, он слишком быстро двигался, просто отрывая людям руки. Когда же попытался прикрыть их собой - многотонные обломки не остановились, и жертв раздавило им самим. Вот такая она, личная сила. Ты можешь уцелеть сам, но не твое окружение. Иногда обстоятельства столь непреодолимы, что катастрофа произойдет, несмотря на все твои усилия. И значительно проще предотвратить беду, чем потом пытаться ее остановить в последний момент.
   Теперь каждая ночь превращалась в настоящий интеллектуальный марафон. Достаточно было закрыть глаза, и парень попадал в огромную библиотеку, где были знания по всему, что только есть на свете. Точные науки, профессии, общество... Он не гнушался ничем, ведь потом все это приходилось применять на практике, пусть и в виртуальном пространстве. Тайто успел побывать в шкуре самых разных людей: воинов, купцов, бродяг, фермеров, ремесленников... Кем только он не был! Однажды даже заменял какого-то принца. Программа заставляла его не просто изучать материал, а комбинировать знания между собой. Соединить физику и химию, чтобы пробить толстую бетонную стену? Возможно, хотя и сложно. Но, даже прекрасно зная теорию, тебе придется еще и внимательно рассматривать окружение, чтобы потом быстро найти все необходимое для реализации замысла. Если не успеешь, то тебя разоблачат, и останется только забрать с собой как можно больше соперников. Обычно одного-двух, очень редко - трех охранников. Зато как приятно было наблюдать, когда замысел удавался, и жертва умирали в судорогах! Особенно приятно было кинуть фен в ванну, когда за мгновение до смерти подонок успевал увидеть лицо своего палача. К сожалению, такие моменты случались крайне редко. Задача каждый раз усложнялась, локации менялись, а инструментов для осуществления справедливости становилось все меньше.
   В поганцах будто проснулась их звериная натура, и они сразу потеряли интерес к своей жертве. А может просто так сложились обстоятельства, и у них были дела поважнее. Цереса это не волновало. Теперь он по-новому смотрел на своих обидчиков. Потомки знатных родов? Ха! Типичная уличная шпана. Они всегда кучкуются, так как в одиночку чувствуют себя уязвимыми. Любят подстеречь в коридоре, чтобы случайный свидетель рассказал всей Академии, какие они тут сильные и смелые. Пока сами не получат по лбу. Для расправы достаточно разбить окно позади, и всадить осколок в первого попавшегося, на второго махнуть окровавленной рукой, и пока он закрывается от капель крови, можно повторить удар. Третий один на один уже не рискнет сразиться. А если и начнет - позади еще целая рама осколков. Главное действовать быстро. Ходят со слугами? Это уже сложнее, слуги сразу начинают действовать, а не молотят языком на публику. В таком случае стоит метнуть в их хозяина что-то острое. Если долетит, то как минимум один слуга попытается эвакуировать раненого Випа, а затем следует отступить в ограниченное пространство. Если прислуга без специальной подготовки, то даже в обычном классе они не смогут действовать скоординировано, и их можно перебить подручными средствами. Идет с полноценной охраной? Коктейли Молотова готовятся легко и заранее расставляются в нужных местах. Надо только не профукать их приближение. Для того, кто день за днем режет глотки и в поле, и в толпе, это не проблема. Но все это понадобится лишь в случае прямого столкновения. Боль от избиения можно и потерпеть. Оно никак не сравнится с пытками, даже если они только виртуальные. А вот потом... Потом они умрут.
   В то же время Церес стал замечать странное движение вокруг себя. Те, кто еще вчера отворачивали нос, теперь стали обращать на него больше внимания. А тут еще и Доспех начал активно набирать массу. Во время физических упражнений даже можно было почувствовать, как внутри родных мышц напрягается их синтетический аналог. Тело стало более жилистым, возросла плотность кожи, а кое-где даже начала покрываться похожей на хитин оболочкой. Он все еще мог ощупать свои ребра сквозь кожу, но резкий удар кувалды их уже не сломает. И бить его кулаком в лицо теперь было очень плохой затеей. Проблемы начались, когда однажды утром набранная масса проросла наружу. Хорошо, что верхним шел мимикрил, и его удалось настроить на имитацию школьной униформы. Наверное, это был первый раз, когда Церес выглядел прилично: исчезли потертости на рукавах, нигде не проступали складки, не прилипла ни единая пылинка. В первый день он чуть не прокололся, когда нужно было переодеваться для спортивных занятий. Зато мрачные рожи нескольких хулиганок, которых застукали в мужской раздевалке, очень явно намекнули всем, что он не зря прячет свою новую одежду от посторонних. Потом, кстати, кто-то распустил слухи, что парень уже нашел себе покровителя, а это его подарок. Они даже не догадывались, насколько эта выдумка близка к истине...
   Первым испытанием его сил стал марафон. Церес никогда не забудет те ощущения, когда руки разрывают деревянную доску, будто она бумажная. Когда твой череп тверже камня. Когда твои ноги несут тебя быстрее ветра, а реакции достаточно, чтобы уловить каждый мах крыльев мухи. Увлекшись новыми возможностями, парень совсем потерял чувство реальности, за что и поплатился - турнирный предмет был сломан. Позже, просматривая запись, он нашел еще кучу ошибок: слишком прямолинейно действовал и двигался, использовал лишь некоторые возможности доспеха, игнорировал присутствие гражданских... Бывало ли что-то подобное в стимуляторе? Да, и неоднократно. Но там все происходило постепенно. Здесь же Цересу просто не хватало времени вспомнить, что и как нужно применять. Понимая, что на этот раз только чудом никто серьезно не пострадал, парень решил сделать ставку на форсаж. Этот режим позволял ускорить мышление оператора брони. Сигналы передавались не по цепочке нейронов, а через синтетические волокна, почти мгновенно. У такого подхода были и минусы. Например, то, что перед применением форсажа, нужно четко определиться с конечной целью и сконцентрироваться на ней. Иначе вместо перебежки к новому укрытию ты просто побежишь дальше, а опомнишься уже далеко за пределами поля боя. Преодолеть эту зацикленность, можно только увеличив количество синтетических связей, но для этого нужно много тренировок и времени. Которого у Цереса не было.
   Приоритеты были выбраны весьма вовремя, потому что буквально на следующий день после турнира к нему начали липнуть представительницы Дайтари - небольшой страны возле Хавонии. В отличие от крупных государств, они прислали сюда весь цвет своей знати, включая принцессу, которая училась последний год. Ходили слухи, что после выпуска ее соотечественницы тоже покинут обучение. Все списывали на внутренние перипетии, но Церес нутром чувствовал, что здесь не все чисто, и их интерес возник не на пустом месте. Да, его авторитет в последнее время начал исправляться, но тогда бы на него обратили внимание и другие роды...
   Напарник резко поднял руку, но погруженный в размышления Церес этого вовремя не заметил и стукнулся об него. Тот оттолкнул спутника и, что-то буркнув о тугодумах, двинулся вперед сам, начав осторожно осматривать новую локацию. Длинный проход был тесно заставлен всяким хламом так, что невозможно было разглядеть другой его конец. В таком месте очень легко организовать ловушку. Он уже задел одну такую, и едва не остался без руки. Острое как бритва лезвие рассекло мимикрил от ладони до плеча. Судя по следам крови на стене напротив, там уже кто то попрощался с жизнью. И как хорошо все было замаскировано! Здешние жители оказались очень изобретательными на различные смертоносные сюрпризы. Иногда даже на слезу пробивало от их простоты и эффективности. Церес очень хорошо помнил, как сам мастерил свою первую ловушку...
   Это произошло вскоре после того, как Кей сделал ему прощальный подарок. Тайто давно понял, к чему все шло. Они оба желали одного и того же - чтобы один отвлекал внимание от другого. Только если Церес хотел хотя бы дожить до конца обучения, то его наставник мыслил в совершенно других масштабах. Кейнси был мишенью для всех монархов мира. Не потому, что был носителем божественного доспеха, а из-за знаний, которые несет в себе. Церес уже попробовал воспроизвести несколько опытов. Результат был точно таким же, как и в симуляторе. Если и все остальное окажется правдой, то эти знания могут изменить мир до неузнаваемости. Или уничтожить. Поэтому власти сделают все, чтобы никто кроме них этими секретами не обладал. А могут и сами наплевать, и просто прибить умника, от греха подальше. Даря Силу своему ученику, Кейнси вместе с ней переложил на него и часть своих проблем. Теперь охотники за головами будут бегать уже за двумя целями. Хотя, вряд ли Кей ограничится одной обманкой.
   Парень воспринял эту новость по-философски. Он получил то, что хотел, а что проблемы идут в комплекте... Ничего хуже смерти с ним все равно не случится, а встретить ее можно по-разному. Ты можешь ползать в ногах знатных уродов, умоляя о пощаде. А можешь взорвать себя вместе с ними. Все зависит от того, кем ты себя считаешь, и на что готов ради осуществления своих планов. Да, Цереса банально использовали. Но плата за это того стоила.
   Прощание получилось коротким. Забрав последний подарок наставника, Церес решил подкрепиться в дорогу. Когда ему еще представится возможность попробовать деликатесов из монаршего стола? Придав себе приличный вид и подвязав воротник имитацией ленты из ОЧЕНЬ дорогого хавонийского шелка, Церес начал набивать живот. Пускай напоследок поломают голову над тем, кто его покровитель. Все было в порядке, как вдруг на очередном канапе его язык выдал целую гамму вкусов, потом онемел, а перед глазами высветилось предупреждение о нахождении токсина и начало его нейтрализации. Продолжая осторожно жевать ядовитую закуску, Тайто включил панорамный обзор. Программа распознавания сразу же выделила несколько заинтересованных лиц, что в этот момент смотрели в его сторону. Четверо были злостно-удовлетворены, а в пятой проявились явные признаки волнения. Вопреки ожиданиям, злоумышленником оказался не официантка, а одна из гостей. Церес даже знал эту рожу лично. Это была одна из 'подруг', что лизали задницу знати. Возможно, они имели на него свои планы, и решили действовать сейчас, пока его еще не забрали. Как только Тайто покинул публику, та сразу же побежала на поклон к своим хозяевам. Те не оценили ее усилия, и отправили проконтролировать результат. Тут подоспел анализ яда: токсин из натуральных компонентов. Скорее всего, просто сок какой-то ягоды. При попадании внутрь вместе с желудочным соком образует стойкое соединение, что начинает разрушать печень. Из организма выводится очень медленно. Высокий риск смерти. Если выживешь, то об активной жизни можно забыть.
   Что делать? Ответ прост и очевиден. Наставник говорил, что на все в жизни надо отвечать взаимностью. В тройном размере - чтобы точно дошло. Поэтому Церес отправился разбираться со своей убийцей. Заглушив сигнализацию на краю острова, Тайто заманил злодейку в нужное место. Здесь их не увидят и не услышат. Зайдя за декоративный куст, он включил приманку, что имитировала звуки рвоты, а сам под камуфляжем замер в стороне. Подумав, что его жертва распознала яд и сейчас пытается очистить организм простым способом, преступница, не долго думая, достала тонкий стилет и пошла довершать начатое. Вот она тихим шагом поворачивает за куст и... Не видит никого. Лишь какая-то странная сумка лежит на земле.
   В тот же момент кто-то в сзади подломил ей ноги, одной рукой обхватил за шею а кулаком другой ударил под локоть прямо в нерв, заставляя руку онеметь а нож - вылететь с ладони. Секунда, и ее кладут мордой в землю и заламывают руку за спину.
   - Назови хотя бы одну причину не убивать тебя, - голос Церес стал значительно ниже, полностью потеряв любой намек на эмоции.
   - Тронешь меня, и твоя поганая семейка сдох-х-х... - захрипела сучка, когда ее горло сжали, а тело начали бить электрические разряды.
   Не помня себя от гнева, Церес начал бить шантажистку свободной рукой. Кажется, костюм даже модифицировал рукавицы, превратив их в кастеты. Остановился только когда услышал хруст. Сканирование показало повреждение позвоночника. Тут убийца попыталась потянуться единственной свободной рукой к чему-то на поясе, но очередной разряд тока мгновенно подавил этот порыв. Тело задергалось в судорогах, но было еще живим. Люди вообще очень живучие.
   Перевернув парализованную преступницу на спину, Церес быстро обшманал ее, найдя несколько разбитых склянок, измазанный с внутренней стороны ядом футляр для стилета и какую-то ювелирную безделушку с хорошо ощутимым фоном. Экспресс-тест показал, что в сосудах была та же гадость, которой его травили. Лезвие же было смазанным мощным ядом парализующего действия. Цереса явно хотели взять под контроль. Поманить противоядием и напугать расправой над семьей. Неважно, чего они хотели этим добиться. Таких надо давить без пощады. Поэтому Тайто просто подхватил тело и, не без помощи усиления, метнул негодяйку за борт. Да так метнул, от души, что та перелетела страхующее поле и исчезла далеко внизу. Шансов на выживание немного. А если и выживет... Посмотрев вниз, убедился - не выживет. Даже до земли не долетела, насаженная на ветки какого-то столетнего дуба. Так Церес впервые отнял чужую жизнь по-настоящему.
   Говорят, что пережить первое убийство очень тяжело. Что оно перечеркивает жизнь на 'до' и 'после'. Ничего подобного. Мир не перевернулся, а жизнь не закончилась. Напротив, на душе стало немного спокойнее от того, что конкретно эта гадина больше не бродит по миру. А чтобы вообще все было хорошо, нужно избавиться и ее хозяев. Такие принципиально не остановятся, пока не доконают свою жертву. Однажды проигнорируешь, а потом они натравят на тебя весь мир. Это главная мудрость, которую наставник пытался передать своему ученику. Возможно потому за ним и охотятся, что он ей не последовал. Церес умел учиться на чужих ошибках, поэтому сразу же начал планировать акцию возмездия. Просто пристрелить не даст охрана. Травить через пищу, как это сделали с ним, тоже не вариант. Бегать за ними в ожидании шанса на месть - глупость. Вариантов было множество. Со своими новыми возможностями он легко мог бы реализовать любой из них. Все упиралось во время и эффективность. Однако дальнейшее наблюдение за своими целями быстро отсеяло большинство из них. Лучшее решение проблемы - самое простое. Поэтому Церес отправился в ангар, где нашел лодки недоброжелателей.
   По внешней стене острова, под камуфляжем он залез на балки под потолком. Судя по отпечаткам чужой обуви, там недавно кто-то побывал. Ему же лучше - значит и он тут посидит. Охраны было много, и периодичность их прохода не постоянна. Расставленные в пределах прямой видимости, они контролировали друг друга. Незаметно прошмыгнуть почти невозможно. Если не спускаться сверху. Вот охранники на мгновение отворачиваются на звук открытых дверей, и парень срывается вниз. Система активного шумоподавления включена, двукратный форсаж, четверть физического усиления. Легко приземлиться на ноги и перекатиться под дверь машины. Приложить пальцы к замку, а другой рукой дернуть за ручку. Замок щелкает, но вибрация пальцев в противофазе глушит звук. Проскользнуть внутрь. Достать нож и сделать один надрез в мягкой обивке, подбросить его в воздух и, придерживая одной рукой, второй засунуть сувенир в отверстие. Поймать падающий нож и повторить операцию...
   Всего минута и тринадцать секунд понадобились, чтобы в салонах обоих лодок появились несколько недокументированных дополнений: парочка тонкостенных пакетиков, спрятанных в сиденьях. Если присесть, то их содержание останется на штанах неосторожного пассажира. Ничего страшного, правда? Разве что стыдно будет... Первые три минуты, пока жидкость не испарится. Думал ли тогда Церес о том, что могут пострадать посторонние лица? Например, прислуга? Думал. И знал, что в ближнюю прислугу к таким хозяевам не всякого возьмут. А значит, они представляют не меньшую угрозу, и тоже подлежат ликвидации. Они не умрут, ведь это сразу вызовет скандал. Однако подброшенный газ содержит в себе модифицированный токсин BMAA, что вызывает стремительное развитие болезни Альцгеймера, а специальный катализатор не даст яду покинуть организм. Всего через месяц эти сволочи превратятся в овощи! Жаль, что увеличение дозы не ускорит эффект, а только повысит температуру, что может вызвать подозрения жертвы. Но и так неплохо...
   - Все чисто, можно двигаться дальше, - сказал напарник, извлекая среди завалов маленький самострел. - Только осторожно, голову не разбей.
   - Ага. Ай!
   Дзинь!
   О голову стукнулось что-то металлическое. Ну и кто додумался оставить здесь эту железяку? А если бы он без шлема был? Так и голову разбить можно. Судя по крови, кто-то уже успел пострадать и тут. Интересно, сколько народу сгинуло в этих руинах?
   - Ну, где ты там?
   - Что? Ай, черт! - ошейник в очередной раз ужалил носителя, напоминая, что нельзя удаляться от своего товарища. - Подожди меня! Ай!
   Раздражает! Надо отвлечься. О чем он только что думал? Точно, о повышении температуры! Высокая температура, это очень хорошо. Особенно тогда, когда рядом есть легковоспламеняющиеся вещества. Например, крепкое вино. Начиная с 40% содержания спирта, оно уже горит. А если найдется еще и какой-то окислитель, то будет очень весело.
   В прошлый раз весело не было.
   Особых планов относительно своего будущего Церес не составлял. Просто поставил цель сначала наведаться домой. Даже если о нем там давно забыли, это все равно родня. Жизнь у него бурная, а в бой значительно спокойнее идти, если ты знаешь, что с твоей семьей все хорошо. Но прибыв на место, парень столкнулся с кошмаром. Из-за капризов погоды и эфира село оказалось отрезанным от цивилизации, а власть захватили разбойники. Поняв, что возвращаться ему больше некуда, Церес вывел последних непокоренных безопасными путями за пределы изолированной территории, а затем устроил там ад. В буквальном смысле. Бочки с горючим веществом вспыхнули почти одновременно. Разбойницы, кто еще не горел, выскочили на улицу, где на них налетел юный мститель. Выхватить оружие из рук врага и сразу же прирезать им бывшего владельца, танцевать между выстрелами, и разить самых стрелков только что снятыми с трупов пистолями... Все для того, чтобы сделать процесс как можно более зрелищным. Чтобы несколько 'случайно' пропущенных свидетелей рассказали на весь мир, что встречаться с ним не стоит. Ведь больше нечем ему угрожать. Ну а под конец выйти на край села и, разогнав системы доспеха на максимум, погнать стену аномалий на то, что осталось от поселения. Мощные силовые волны, будто огромная мясорубка, перемололи все, что встречали на своем пути. Втянутое в эфирный вихрь вино закручивалось причудливыми змеями, разлетаясь мелким дождем по округе, пока добралось до огня.
   Термобарической взрыв стер село с лица планеты, не оставив после себя ничего. Просто чистое и ровное место, где под тонким слоем земли спрятаны кости бывших жителей и разрушенные фундаменты зданий. Туда больше никто не придет. Там не осталось ничего. Как и в его душе. Все, чем он дорожил с момента рождения, исчезло вместе с этим селом. Так стоит ли цепляться за прошлое? Когда-то он уже спрашивал своего наставника, откуда тот пришел. На что получил очень простой и лаконичный ответ: он не помнил. И, судя по всему, вспоминать не собирался. Теперь Церес его понимал.
   Человек меняется в течение всей своей жизни. Каждый хочет что-то изменить. Вот только сам меняться не желает. Лишь некоторым это удается. Иногда это делают по собственной воле, когда очень хотят достичь поставленной цели. Таких людей называют сильными духом. Но это не совсем так. Единственное их отличие от окружающих - сильная мотивация. Если она совпадает с устремлениями большинства социума, то такой индивид становится авторитетным, более значимым. Но это случается очень редко. Потому что для достижения результата нужно прилагать очень много усилий. Значительно чаще люди меняются, если так для них будет проще. Или когда не остается другого выхода. Например, под страхом смерти. Тогда они пойдут по головам, заложат любого за еще одну миску баланды. И даже если они возвращаются к нормальной жизни, приобретенные изменения уже никуда не исчезнут. Такие люди уже дефектные ментально. Чтобы вернуть их в норму, нужно опять-таки дать им мощный стимул. Цель, ради которой они будут готовы не просто горы свернуть, а переступить через себя. Однако с Цересом такой трюк уже не пройдет. Этот мир не мог дать ему ничего, что бы заставило его измениться к лучшему. Наоборот, он отобрал все, что удерживало улучшенный синтетическими элементами ум от превращения в монстра.
   Казалось бы, после мести ему предстоит стать лучше. Но нет, это было только начало. Отведя нескольких крестьян, что еще остались людьми, в деревню на границе губернии, Церес неожиданно столкнулся с отрядом наемников. Проснувшаяся паранойя заставила его проследить за ними. И не зря - они пришли на смену другой команде, которая все это время наблюдала за отрезанной деревней. Это оказались слуги одной из тех вельмож, собирались его отравить. Очевидно, они надеялись, что новоиспеченный пилот похитит служебного рыцаря и выполнит за них грязную работу, а они потом сами займут место разбойников. Ну и пилота-дезертира вместе с рыцарем можно взять тепленькими, когда он остановится после боя. Парня разозлило то, что его не просто использовали, а обманули. Пришлось еще и на этих потратить немного времени. Ну, совсем немного. Буквально секунды на расправу... И по пару минут на погоню за каждым. Кажется, в комиксах таких как он называли спидстерами. Только чувство личного могущества почему-то так и не возникло. Церес не мог сказать, в какой момент все это стало для него рутиной.
   И когда он остановился, то задумался: что делать дальше? Семьи больше нет. Друзья... Нет, таких 'друзей' он сам был готов загнать в могилу. Что, кстати, и случилось. Его ловушки сработали почти так, как он и задумывал. Прокол произошел только с одной жертвой, что додумалась на время полета открыть окно и подышать свежим воздухом, и получила лишь половину дозы. Теперь спешит закончить все свои дела, чувствуя приближение конца. А не надо было копать кому-то яму - сам же в нее и попала. И вот, прикопав последнего наемника, Церес сидел в местной забегаловке и пытался пропить взятые с трупов деньги. Наверное, он выглядел настолько жалко, что сама хозяйка, несмотря на солидную выручку от неожиданного пьяницы, попыталась его спровадить.
   - Если не знаешь, что делать - делай то, что умеешь лучше всего, - посоветовала она ему, забирая со стола очередную партию пустых бутылок.
   - А если мне это не нравится?
   - Тогда учись тому, что нравится. Иначе придется полюбить то, что умеешь.
   Эта очень философская мысль задела какие-то струны его души. И Церес реально задумался над тем, чего он сам хочет достичь в жизни? Ранее он хотел быть наемником. При тех же рисках, что и служба рыцарем, свобода действий будет значительно шире, не говоря уже о свободе передвижения и возможности заниматься собственными делами. По сути он будет заниматься тем же самым, только уже на своих условиях. Сам будет выбирать, какой заказ выполнять, и какие методы использовать. Особенно грела душу возможность прибить самого заказчика, если тот слишком обнаглеет. По крайней мере, так это выглядело в теории. На самом деле все наемники, о которых он узнал, оказались просто головорезами, которые работали на благо той же знати. Разбойники на дорогах, несчастные случаи, организация восстаний и похищения людей... Высокоморальных среди заказчиков не водилось в принципе, а возможность сменить работодателя была настолько призрачной, что об этом можно было даже не мечтать. На тебя просто будут охотиться, как на очередную дичь.
   Перебрав все возможные варианты, Тайто понял, что в мирной жизни для него места больше нет. Даже закралась мысль, что остаться обычным учеником Академии было бы проще. Быть идиотом всегда просто. А строить собственную жизнь всегда сложно. Но сложности его уже не пугали. Оставался только один вариант, где его способности могли принести ему больше пользы, а его новая знакомая подсказала, как можно быстрее туда добраться. Хорошая тетка, разве что жадная немного.
   Первый же караван подобрал путешественника за помощь в ремонте одной из повозок. По сравнению с бывшими одноклассниками, эти грубоватые труженики дальних дорог казались друзьями, которых ты понимаешь с полуслова. Как же ему этого не хватало! Этой простоты в отношениях с окружающими. Когда ты можешь свободно говорить то, что думаешь. Не прячась за кривыми фразами и не ища обходные пути между традициями разных родов, кланов и государств. Не надо бояться, что перед тобой кто-то особенный, и за неправильный взгляд тебя ждет наказание. Это такие же люди, как и ты. Они ничуть не лучше и не хуже тебя. И что самое ценное - они это не только знают, но и понимают. В отличие от некоторых, кому так и хочется от души пожать горло.
   Вскоре он уже был на месте - Мертвые земли, куда нормальные люди не суются. Назвать себя нормальным, особенно после всего пережитого, парень уже не мог. Поэтому не было ничего удивительного, что авантюристы сразу же приняли новичка как родного. В первом же походе они без потерь добрались до зарослей какого-то растения, похожего на виноград, и вынесли оттуда целый мешок очень едких плодов. Скупщики забрали все без вопросов и пожелали еще столько же. Вежливо отказавшись от такого настойчивого предложения, ребята и девчата отправились обмывать свой успех. Церес пил наравне со всеми, все равно его доспех не даст ему захмелеть, сколько бы он ни выпил - уже проверено. Даже согласился на поединок с местной звездой литрбола. Зря. Та крепкая тетка явно была непростой.
   Очнулся Тайто уже когда на нем включили ошейник. Доспех с него так и не сняли. Зато воротник шлема стал жестким. Пальцы чувствовали под ошейником глубокие царапины, до самого защитного слоя, что не спешили затягиваться. В голове и так гудело, словно кувалдой треснули, а тут еще и проклятая железяка то и дело била его током, не давая костюму нормально работать. От такого издевательства сознание время от времени съезжало в воспоминания. Владелица контрольного браслета несколько раз порывалась выключить адскую машину, чтобы ненароком не добить пленника, но ее помощники посоветовали ей не делать этого. Мол, если до сих пор жив, то ничего ему не будет. Что с ним делали дальше, он точно сказать не мог. Его куда-то тащили, несколько раз били, даже связали. Кажется, даже был бой. Все это время парень вылавливал моменты загрузки операционной системы и по очереди выключал наиболее чувствительное оборудование, с каждым разом оттягивая момент срабатывания ошейника. Не всегда успешно. Дотянул почти до тридцати секунд, когда его ухо уловило знакомый голос. После всего того калейдоскопа воспоминаний Церес не мог точно сказать, кому тот принадлежал. Голос был женский, интонации до боли знакомые, только манера разговаривать отличалась кардинально. Так могла бы звучать наставница Мизайя, если бы была здесь. Миза - так к ней обращались, что тоже навевало подозрения. Могла ли она его узнать? Неизвестно. Лицо он отрихтовал, а голос его могли слышать только в таверне. Не исключено, что его сдали товарищи авантюристы. Церес видел, как один из его новых знакомых куда отлучался, но ему сказали, что он просто ищет им новую работу. Будет ему теперь наука - не доверять никому.
   Так или иначе, а сейчас у него были другие проблемы. Его бросили в какую-то шахту. По крайней мере, все ощущения кричали, что он падает. Но скорость падения была настолько мизерная, что он успел дважды прокрутиться вокруг своей оси, а также разглядел людей, которые его сюда притащили. Одна из них действительно отдаленно смахивала на наставницу. Настолько, насколько он сам смахивал на себя старого. В голове даже мелькнула мысль, что не он один получил подарки от наставника...
   - Здесь тупик! - вырвал его из размышлений голос напарника, который летел ему навстречу.
   - Тогда возвращаемся наз... Ай! - ошейник вновь поразил раба током, от чего голова закружилась еще сильнее.
   - Попробуй ругаться! С вдохновением! Говорят, это помогает, - поделился опытом этот тип, проплывая рядом.
   Вот еще одна проблема. Этого проходимца схватили во время боя с первыми поработителями Цереса. Непонятного возраста, чуть миниатюрный, очень симпатичный и ухоженный. Может потому и бродил по пустыне, не желая быть очередной игрушкой знати. Характер у него скверный. Слишком самостоятельный и независимый, чтобы работать с кем-то. А еще он слишком болтлив, и постоянно лезет в душу. Интересно, что имени своего он так и не назвал. Церес для себя решил называть его Красавчиком. И теперь они оба стали владельцами стильных аксессуаров, а главарь банды - их владельцем. Задача была простая - разведывать путь для уважаемых 'разбойников'. Ага, из них такие же разбойники, как из него балерина.
   Место, куда их привели, вызвало у Цереса ощущение дежавю. Все вокруг казалось совершенно чужим, и одновременно знакомым. Очень сложно было привыкнуть к невесомости. Церес только один раз чувствовал нечто подобное - когда прыгал с парашютом в симуляторе. Сейчас же инстинкты заставляли его цепляться за все доступные поверхности, и не отпускать их ни при каких обстоятельствах. Особенно там, где ощущался легкий статический заряд.
   - Здесь закрыто.
   - Что? - отодвинув его в сторону, Церес провел рукой над сенсорной сферой, но люк не открылся.
   - Не тупи, говорю же - закрыто. Лучше... А ну тихо! Слышишь?
   Ребята приникли ушами к люку и вдруг, с другой стороны в металл что то стукнулось. Будто мешок с песком упал. Поморщившись от неприятных ощущений, разведчики отлетели подальше. Некоторое время по ту сторону слышался шум, после чего люк открылся. Церес сначала не понял, на что смотрит, и только после того как хрустальный силуэт пошевелился, заметил знакомые детали.
   - Наставник? - Церес внимательнее присмотрелся к фигуре, и натурально завис. - Откуда...
   - Оттуда! - передразнил его парень в броне, доставая похожее на отвертку устройство. - Давай сюда шею, пока имитатор жив.
   - Здесь сейчас будут наемники. Среди них...
   - Потом расскажешь! Не двигайся.
   Некоторое время в помещении царила тишина, в которой было слышно лишь писк инструмента. Красавчик сначала с интересом заглянул под руку полупрозрачному мастеру, но сразу же опасливо оттолкнулся подальше. Наконец ошейник с громким щелчком открылся, и сразу же рука наставника, под треск разрядов, откинула опасный предмет в другой конец прохода. По ушам ударил звук взрыва, а разбросанные в невесомости вещи медленно начали разлетаться.
   - Первый пошел, давай второго. Хм, а где он?
   - Что? - Церес покрутил головой в поисках партнера, но тот как сквозь землю провалился. - Только что был здесь.
   - А ну погоди, повернись, - Церес вернули спиной, - Давно у тебя аптечный модуль пробит?
   - Не знаю. Я с тех пор, как с ошейником проснулся, диагностику так до конца и не догнал. Постоянно выбивало. Вот, сейчас еще раз попробую...
   - Не спеши. Дай-ка я тебя подлатаю. А твой товарищ пускай бегает с ошейником, если так хочет.
   - Он мне не друг!
   В ответ Кей только хмыкнул и начал снимать с его спины броню. Рядом копошились несколько механических кальмаров. Теперь, когда разряды ошейника не омрачали его ум, он смог подробнее рассмотреть эти причудливые машины. То, что он ранее принял за очередное оборудование, на самом деле оказалось автономными боевыми единицами. По крайней мере, по сравнению с известными ему моделями пауков, эти верзилы могли надавать люлей и мануально, и с помощью оружия. В том числе и холодного - один из них как раз разоружал парализованных наемников и на пробу пару раз махнул коротким мечом. Очевидно, масса оружия оказалась для него чрезмерной, ибо в такт движениям щупальца его корпус вращался в противоположную сторону. Чтобы компенсировать это, ему нужно будет взять что-то аналогичной массы в противоположную конечность, и бить ими синхронно. О, сам додумался! Так действительно намного лучше. Только все это имеет смысл только в невесомости. На поверхности им придется отрастить себе еще пару конечностей, чтобы иметь надежную точку опоры. Жаль, что в отличие от пауков, в этих роботов все было идеально выверено и состыковано. Сразу видно, что их конструкция не предусматривает дальнейших модификаций. Собрав все, что можно было, механические помощники быстренько ускакали в только им известном направлении. Жаль, хотелось бы детальнее их изучить. Ну да ладно, сейчас главное - здоровье. И что-то Кей там долго копается.
   - Так-так-так, а это что такое? - со спины Церес то сняли а потом...
   Глаза на мгновение ослепило от вспышки, в уши ударил гром, а тело пронзила боль. Парня скрутило судорогой в позе эмбриона. Не получалось даже вдохнуть. В голове уже начало шуметь от недостатка воздуха, когда сработала автоматика, и кровь пошла через кислородный патрон. В глазах немного прояснилось, и Церес сумел разглядеть, единственный оставшийся возле них кальмар дымит сожженной оптикой. Где-то сзади в таком же состоянии должен был быть и наставник. Услышав оттуда шум, Церес на мгновение обрадовался, но в тот же момент чужая рука начала вытаскивать блоки предохранителей на поясе. В том, что это не мог быть наставник, Тайто не сомневался - тот не пользуется эфирным фонариком. Зато фонарик был у его напарника!
   - Prophet, we have company! - проснулась еще не обесточенная радиостанция, - Two knights on wheels, and two armored vehicles. Just crossed the climate barrier. In ten minutes they will be at the wall. Be careful.
   - Roger that, - ответил Красавчик голосом наставника, после чего вынул у того из шеи какие-то дротики, и продолжил свое черное дело.
   Подумав, что терять ему нечего, Церес попытался поговорить со своим новым пленителем.
   - И кому это мы так срочно понадобились?
   - Кому надо, - отрезал Красавчик, и выдохнул прямо в лицо Цересу черную тучку.
   Чем бы ни было это вещество, оно мгновенно покрыло визор и лицевые сенсоры, начисто лишив парня органов зрения. Та же участь постигла и сенсорные блоки на локтях, боках и коленях. Хорошо, что эхолокацию не заглушил. Хотя, учитывая его знание языка и конструкции костюма, о ней он тоже должен знать.
   И вот, когда их похититель тянул их обоих обратно в подземелья, из которого они и пришли, Церес понял, что его жизнь действительно изменилась. Он больше не боится смерти, а этот повторный плен воспринимается как еще один сложный квест на поиск главного злодея. Куда там симулятору - жизнь интереснее! Правда одна деталь так и осталась неизменной: им, как и много раз до этого, просто воспользовались. Опять!
  
   ***
  
   Аркадия - столица королевства Шатерей. И хотя на бумаге это все еще было унитарное государство, по факту оно уже превратилось в империю. Если бы об этом стало известно, знать сразу начала бы вкладываться в освоение новых территорий, выводя свой бизнес за пределы страны. Это сразу отразится на ценах и доступности определенных товаров, производство которых в Шатер не налажено. В свою очередь такие события вызовут беспокойство среднего класса и низшей администрации, и те начнут понемногу злоупотреблять служебным положением. Они как дикие кошки, начнут накапливать жир на зиму. На очень долгую зиму. Плебс, что уже привык к более-менее разумным налогам, начнет скрывать доходы, что еще больше ударит по и так небогатой казне государства. Ну а там, чтобы отвести внимание от внутренних проблем, найдут виновных, на кого народ мог бы вывалить свое недовольство. Процесс еще не начался, но нездоровая атмосфера уже ощущалась.
   Все это промелькнуло в голове Тору буквально за миг, едва его ухо уловило очередные крики торговцев, вдвое задравших цены на иностранные товары. Рынок бушевал. Он уже второй день бродил здесь в поисках информаторов, но те будто растворились в воздухе. После раскола Церкви это было естественно и логично. Нелогичным на этом фоне было прибытие десятка новеньких церковных рыцарей в сопровождении сразу двух инспекторов. Инспекторы настоящие - в этом нет никаких сомнений. Однако кто их прислал, и кому удалось подтвердить их полномочия? Епископы? Если бы схватили хотя бы одного из них, то рыцарей было бы значительно больше - на каждом складе их под сотню наберется. Разве что их отправили куда-то в другое место, что тоже не радует.
   В сумке зашевелился паук, сигнализируя едва слышным для человеческого уха писком о чем-то интересном. Мелкое создание после ремонта стало не совсем мелким, и под одеждой ему места было уже недостаточно. Пришлось приобрести для него отдельную сумку. Но членистоногий стараний не оценил и наотрез отказался лезть внутрь. В процессе сумка пострадала и... И только тогда инспектор вспомнил, что паук никогда не позволял себя ослепить. Лишь после того, как в сумке появилось еще несколько отверстий, механический наглец позволил себя упаковать. И, как будто этого было мало, он еще и предложил своему носильщику (как бы унизительно это не звучало) кольцо с цветным камнем. Этот невзрачный аксессуар несколько убрал языковой барьер между человеком и машиной. Перламутровый в обычном состоянии, камешек краснел, когда паук хотел что-то возразить. И наоборот - зеленел, если нужно выразить согласие. Увидеть это можно было только с одного ракурса, а потому с конспирацией проблем не было. Вот так, с размышлениями вслух и простыми ответами по принципу 'да / нет', Тору сумел наладить диалог со своим уже давно не карманным спутником.
   Вот здесь и вылезли нюансы его неожиданного знакомства. Одно дело, когда ты имеешь дело с уникумом, и совсем другое, если за ним стоит десяток таких же. А когда их несколько сотен или даже тысяч? Если раньше Тору относился к членистоногому как к какому-то дикому, хотя и удивительно разумному животному, то теперь стало понятно, что он является представителем очень развитого народа. И за опрометчивые действия в их сторону можно получить серьезные проблемы. Ситуацию осложняло то, что паук имел средства быстрой связи с сородичами, не зависящие от эфира или проложенных коммуникаций - уже показатель того, что они не примитивное племя. Сам же Тору имел лишь общие указания относительно своих дальнейших действий. От него требовалось любым способом узнать ситуацию в столице Шатерей, и разыскать всех лояльных представителей старой Церкви. Ну и исследовать 'своего' паука в, так сказать, природных условиях. Поскольку задачи у них с членистоногим были похожими, он предложил сделку: на время этой задачи они становятся напарниками и делятся друг с другом полученной информацией. Паук согласился.
   Вернувшись в сторону ближайшего переулка, Тору начал бормотать себе под нос, уверенный, что членистоногое чудо его услышит.
   - За нами уже следят?
   Кольцо моргнуло зеленым. Наконец-то, не прошло и года, как его заметили.
   - Их больше одного? - кольцо не успело изменить цвет, как на плечо инспектора опустилась чужая рука.
   - Давно не...
   Фразу оборвал треск электрических разрядов, а парализованная незнакомка повалилась на мужчину. Парочка прохожих обернулись на звук, но увидели только то, как два человека валятся на землю. Помогать никто не спешил. Напротив, вокруг парочки образовалось свободное место. Чертыхаясь сквозь зубы на несознательных граждан, Тору сам поднялся на ноги, немного отряхнул себя и, злобно поглядывая на окружающих, не с первой попытки, но все-таки смог перебросить руку пострадавшей через плечо и потянул ее в тот же переулок, куда хотел идти сам. Вероятно, люди подумали, что он один из уличных бандитов, что сейчас обчистит очередную жертву. Но никто не поднял шума. Вот тебе и столица!
   Переулок оказался именно таким, каким и должен быть: темным, вонючим и грязным. Камни мостовой, на которую ежедневно выливали по несколько ведер помоев, были покрыты какой-то скользкой беловатой гадостью, на которой мужчина едва не поскользнулся. Осторожно положив неожиданную ношу на более-менее чистый участок, Тору попытался ее идентифицировать. Сразу бросился в глаза пояс - церковная разработка для автономных агентов. Лицо незнакомое, хотя общие черты присущи центральным странам. Одежда: качественная, с кожаными вставками на локтях и коленях, гражданская не только на вид, но и по структуре. Секретов не заметно. Разве что несколько явно собственноручно нашитых внутренних карманов. А еще на теле в районе правой подмышки чувствуется уплотнение, как от подкожного жетона. И хотя необходимого оборудования при себе инспектор не имел, он был уверен, что перед ним один из представителей церковной разведки. А теперь вопрос: враг или друг? Пока не придет в себя - не поймешь.
   Членистоногий помощник тоже решил перестраховаться. Быстренько покинув свое убежище, он занял позицию сбоку от незнакомки и нацелил на нее свою маленькую пушку. Судя по белой заглушке на кончике ствола, на этот раз она заряжена боло - двумя крючками, похожими на рыбацкие, с натянутой между ними леской. Шнур обвивается вокруг жертвы от одного до трех раз, в зависимости от того, куда целился стрелок, а крючки крепко цепляются за одежду. Быстро выпутаться из такой ловушки довольно сложно - однажды Тору на себе почувствовал, насколько эффективной может быть эта игрушка. Он даже подумывал и для себя смастерить что-то подобное. Тут и женщина зашевелилась. Вот она повернула голову, увидела инспектора и прошипела что-то явно ругательное.
   - Назовись.
   - Вот как вы теперь встречаете своих коллег? - незнакомка попыталась встать, но увидела в руках собеседника писарский стилус с секретной начинкой, и осталась на месте. - Вообще-то разговор начинают с паролей.
   - Скомпрометировано. Последний раз спрашиваю: кто такая?
   - Юрико Атаме, четвертый меридиан. В свободном полете, - перстень мигнул зеленым.
   Четвертый меридиан - оперативные агенты внешней разведки Церкви. Должно было произойти что-то действительно серьезное, чтобы вместо информатора на встречу пришли боевики. И почему в автономном статусе? Что случилось?
   - Где остальные?
   - Последняя, - тон женщины изменился, потеряв эмоции.
   - Провал?
   - Предательство.
   Теперь понятно. Уж кто-кто, а разведчики должны были знать, что в самой Святой земле что-то назревает. И если враг проник даже в разведку, то падение Церкви было лишь вопросом времени. Четвертый меридиан специализируется на выполнении нестандартных задач. В основном похищение документов, или их подмена, и операции по заметанию следов. У каждого оперативника по несколько легенд. Вычислить их чрезвычайно сложно. Если дело дошло даже до ликвидации рядовых исполнителей, значит дела действительно плохи. Вот и еще одно подтверждение причастности епископов. Интересно, им что-то предложили, или у них были собственные мотивы пойти на сотрудничество с врагом?
   - Секретность?
   - Да какая там &#*$% секретность?! - сорвалась женщина на крик. - Не было никакого задания! Нас тупо списали! Все связи оборваны.
   - Ловушка, или самоубийственная акция?
   - Первое, чтобы их &#*$% по %~#$% таскали! Прямо в лапы солдат!
   - Шатерей?
   - Хм ... - Юрико на мгновение задумалась, но потом покачала головой. - Нет, не похожи. То есть униформа была, но сидела она на них как %&^*$ на...
   - Хватит ругаться! - не выдержал Тору, гаркнув на младшую по рангу. - Ты солдат, или кто?!
   - Никто! - ощерилась та в ответ, а инспектор только сейчас заметил красные глаза и мешки под глазами, - Мы все теперь никто! И ты тоже! И не указывай %~#$% что мне делать! - женщина несколько секунд еще ругалась на смеси нескольких языков, но затем глубоко вдохнула и ее голос снова потерял любые эмоции. - Извини, накипело. Мне нужно несколько часов, прежде чем идти на задание.
   - Тебе даже не интересно, кто я такой? Просто так поверишь первому встречному?
   - Все инспекторы всегда действуют одинаково, не отступая от протокола. Вас легко вычислить, если знаешь как. Обоих твоих предшественников зарезали прямо у меня на глазах. Ты единственный, кто сумел более-менее нормально замаскироваться. К тому же твое лицо давно висит на досках объявлений всех гильдий. За твою голову платят золотом.
   - Откуда знаешь?
   - Я тоже в розыске. Уже вторую декаду не могу выйти из города. Ну как? Поможем друг другу? Я знаю кто ты. Ты знаешь, кто я. Мы оба знаем, что произошло. Разве этого недостаточно?
   Получается, предатели есть и среди окружения Директрисы, которая и отправила его сюда. А может она и сама к этому причастна? Нет, пока выводы делать рано. Нужно найти способ вычислить врага.
   - Вечером. Гостиный двор 'Синяя троянда'. Узнай последние слухи и действия правительства.
   Больше ничего не говоря, Тору поспешил покинуть место встречи. План с получением данных от информатора провалился. Вместо него нашлась оперативница из силовиков, которая и сама ничего не знала. Вот еще одна зацепка: бойцов четвертого меридиана хотели сдать. Зачем рядовые исполнители, пускай и тайного подразделения, кому-то за пределами Церкви? Какие секреты они могли выдать? Правильно заданный вопрос - это уже половина ответа. Нужно больше информации. А информацию следует искать у командования. В Аркадии таких мест было два: дворец и муниципальное управление. В первом больше шансов найти что-то важное, а во второе проще проникнуть. Осмотреть нужно оба.
   - Поможешь? - поинтересовался он у своего портативного помощника, на что получил зеленый свет.
   Естественно поможет, куда он денется? Паук все понимал без слов. Учитывая, что он сам по себе был ходячим детектором лжи, Тору не удивится, если тот и мысли читать умеет. Не всегда, но в большинстве случаев. Идеальный напарник. Ему бы еще прозвище нормальное дать, и вообще было бы прекрасно. Ибо десятизначный шифр, что он нацарапал, произнести язык не повернется.
   Столичный штаб находился в дворцовом комплексе, по другую сторону глубокого рва и высоких стен. Этого достаточно, чтобы остановить простолюдина. Против одаренных были другие, более хитрые системы защиты. Например, невидимый барьер. Точнее не совсем барьер, а купол сигнализации, реагирующий на посторонних. Без пропуска тебя в лучшем случае скрутит в бараний рог, а в худшем - испепелит прямо на месте. И даже миновав препятствие, внутри на незваного гостя ждет еще множество разнообразных ловушек и сюрпризов. Не говоря уже об охране. Однако в любой защите всегда есть щель, которой можно воспользоваться. Раньше это были вороны, которыми старый информатор доставлял оборудование на ту сторону забора. Теперь же, судя по едва заметных искрах над стеной, туда даже камень просто так не залетит, не то что живая птица.
   - Как думаешь, здесь водятся дикие коору?
   - Бабип! - пискнул паук, выдвинув из сумки лапу и указывая вниз.
   - Что, ездить у меня на шее тебе уже надоело? Ну, давай, гуляй. Будь на связи.
   Тору не стал открывать сумку, а просто резко развернулся и ушел. Вытянутый в струнку паук выскользнул через отверстие и, скатившись по склону, свалился в воду. Для стороннего наблюдателя это выглядело, будто человек что-то потерял и не заметил этого. Инспектор же поспешил покинуть открытую местность, пока на него не вышел патруль.
   А дрон тем временем уверенно форсировал препятствие. Перед ним стояла задача найти проход внутрь защитного периметра. Снаружи искать его бесполезно, а вот под водой шансы еще были.
   Люди очень редко смотрят вниз, особенно если не могут там ничего разглядеть. На дне собралось много всякого хлама: ветви деревьев, побитую посуду, кирпич... Попалась даже монетка. Это место давно должно было превратиться в зловонное болото и рассадник болезнетворных бактерий. Но этого не произошло. Последние полученные дроном карты показывали, что площадь дворца чрезвычайно велика, и первый же серьезный дождь должен был бы закончиться потопом. Значит, там есть дренажная система. Нужно найти место, откуда она поступает - идти против течения. Минут через десять такое место нашлось, но даже для паука оно было труднодоступным. Вглубь дворцового холма вела труба диаметром сантиметров двадцать, не более. Сильный поток и покрытые водорослями стенки осложняли продвижение, но понемногу дрон расчищал путь и продвигался вперед. Метров через десять ему удалось выйти в большой канал, шедший под стену с внутренней стороны. Дальше было дело техники: найти нужные здания, и установить жучки. Ему даже не пришлось покидать свое убежище - так с канала и стрелял ними. Стражи, конечно же, услышали подозрительные хлопки, но найти источник шума им так и не удалось. И все бы ничего, но патронов не хватило. Потому что жучки делались из расчета, что возле дворца будет только шесть сооружений, как на аэрофотоснимках, а тут их вдруг оказалось семь!
   Дрон двинулся в указанном направлении, но чем ближе он подходил, тем больше ошибок выдавала система распознавания образов. В таких случаях протокол требовал обследовать неизвестный объект с безопасного расстояния, передать все собранные сведения, и только после этого начинать сближение. К сожалению ретрансляторов поблизости не было, а стратосферный зонд, который и составлял карту местности, пролетал здесь целых пять дней назад. Поэтому придется ограничиться лишь дистанционным наблюдением.
   Неизвестная конструкция мало походила на здание. Единственное совпадение - химический комбинат. Но это не логично. Такое производство нужно располагать в других, менее населенных местах. Лучше вообще за пределами населенных пунктов, и с обязательной лесополосой вокруг. В эту теорию не вписываются большие стеклянные колбы, лежащие на солнце в несколько ярусов. Все наполовину заполненные какой-то бурой жидкостью и соединены гибкий шлангами со сложной системой трубопроводов, которая вела к чему-то похожему на перегонный куб. С другой стороны расположилась котельная и целый склад из бочек. Дрон попытался было приблизиться, но как только он пересек невидимую линию, как отовсюду сразу сбежались солдаты и какие-то типы в балахонах. Не имея возможности продолжать наблюдение, паук поспешил покинуть опасную зону.
   Вечером он со своим органическим напарником встретились в гостином дворе для обмена собранной информацией. Отдав на растерзание пауку свой блокнот с заметками, Тору задумчиво рассматривал проекцию сооружения.
   - Судя по тому, сколько людей на лесах, установка еще не работает. Обрати внимание на бочки. В них или привозят сырье, или вывозят уже готовый продукт.
   - Ба-ба-би-бабап! - пропищал паук, подсвечивая указанный элемент на иллюзии.
   - Да, вот эти. Нужно проследить их маршрут. Возможно, тогда выйдем на поставщиков. Зная составляющие, можно будет догадаться и о рецепте. Сможешь сделать еще несколько жучков? - отказ. - А если я найду тебе материалы? - опять отказ - Но почему? Тебе еще чего-то не хватает?
   - Би-би!
   - Что такое?
   - Ба-ба-бип! - убрав иллюзию, паук навел свою пушку на дверь.
   - Понял.
   Тору вынул из кармана свой подарок, и сам занял позицию у стола, готовый в случае необходимости превратить его в баррикаду. Подарком был небольшой цилиндр с выемкой под большой палец на торце. Если на него нажать, то с небольшого отверстия под пальцем брызнет струя очень едкой жидкости. Одной капли, попавшей на кожу, достаточно для раздражения. О действии на глаза и дыхательные пути можно и не вспоминать. Очень эффективное средство сдерживания. Был только один минус - встречный порыв ветра мог вернуть струю назад на стрелка, и тогда уже ему не поздоровится. Эту особенность подарка он тоже почувствовал на себе, когда хотел потренироваться на открытом пространстве подальше от посторонних глаз. Хорошо, что тогда у него было чем смыть ирритант. Во второй раз он такую ошибку не повторит.
   В дверь постучали.
   - Кто там?
   - Это я, - послышался знакомый голос.
   - Одна?
   - Последняя.
   Точно - она. Хотя этот вопрос был адресован вовсе не к гостье, а к ходячему радару, что как раз вскарабкался на подоконник и шевелил своими антеннами в поисках посторонних. Лишь получив зеленый свет, Тору перекинул оружие в другую руку и пошел открывать дверь. В коридоре стояла та же оперативница, с которой он познакомился на рынке. На этот раз Юрико выглядела значительно опрятнее и собраннее. Такой, какой и должна быть представительница четвертого меридиана.
   - Узнала что-то интересное?
   - Новостей много. Какие из них интересны - решай сам.
   Тору пропустил женщину внутрь. Уже закрывая дверь он услышал... Даже не услышал, а почувствовал, как звякнул метал лезвия. Не поворачиваясь, инспектор нажал на клавишу цилиндра, выстреливая тучу ирританта себе за спину и сделал шаг вперед, разрывая дистанцию. Теперь шаг в сторону, уклониться от второго удара, и перехватить... Пустоту? Продолжая движение, Тору развернулся и увидел, как женщина забилась спиной в угол комнаты, и одной рукой держит перед собой кинжал, а другой пытается вытереть глаза. Зря, только затрет их еще больше. Но если она хотела на него напасть, то почему отступила так далеко?
   - Ты!
   - М-м-м?
   - Предатель! Кхе-кхе-кхе! - сделала еще одну ошибку бедняга, вдохнув ирритант.
   Подскочив к окну, Тору поспешил открыть его и вдохнуть свежего воздуха. Сейчас Юрико была абсолютно недееспособной, и удара в спину можно не опасаться. Боевых артефактов при ней тоже нет - паук их чует за милю. Паук... Вот на кого она хотела напасть! Наверное, в первую их встречу она не заметила членистоногого. И если она называет его предателем, значит, ее вели в заблуждение, как и подавляющее большинство представителей Церкви. По крайней мере, теперь точно известно, что она боец - в бой бросилась не раздумывая.
   - Сейчас я помогу тебе смыть лицо. Возьми...
   - Не подходи! - а в голосе паника.
   - Думаешь, что я переметнулся к паукам? - вздохнул инспектор, возвращаясь к окну и вдыхая еще одну порцию свежего воздуха для продолжительного разговора. - Мы им не интересны. Их народ существует дольше весь человеческий род, и за все это время наши интересы ни разу не пересекались. У нас не может быть ничего общего. Мы слишком разные. Они ничего не могут мне предложить. Как и я им.
   - Тогда почему он здесь?
   - Он единственный представитель своего вида, с которым удалось наладить контакт. Я его изучаю. Так тебе помочь, или хочешь страдать дальше?
   Вопрос был излишним. Оперативница окончательно затерла себе глаза, а лицо покраснело и распухло, будто ядовитым плющом натерлась. Пришлось сначала вытереть лицо нейтрализатором, затем накапать по пару капель в глаза и нос, а потом все это смывать. Занятые ликвидацией последствий этого маленького недоразумения, люди не заметили, как паук куда-то убежал. Возможно, отправился на очередной сеанс связи со своим руководством. Зато когда заметили, Юрико вздохнула спокойнее.
   - Значит, ты тоже в свободном полете? - спросила она, когда смогла открыть глаза.
   - Не совсем. После исчезновения епископата все руководящие полномочия приняла Директриса. Официально она выступает против агрессии Шатерей, но меня все же кто-то сдал. И я хочу знать - кто это?
   - А может Директриса сама тебя и подставила?
   - Не знаю. Слишком мало фактов. Лучше расскажи, что сама смогла узнать.
   А Юрико за время своего пребывания в столице успела собрать немало сведений. Первые намеки на то, что армия начинает маневры, появились почти два сезона назад. Именно тогда, когда принцесса готовилась к церемонии коронации. Знать начала постепенно подминать под себя все больше стратегических производств. Создавалось впечатление, будто кто-то готовится перехватить контроль над ними. Ускорился товарооборот с соседями. Шатерей стали больше закупать металлов и амулетов. Прикрывалось это перевооружением армии. Будто бы королевские оружейники придумали новую конструкцию ружья, позволяющего сделать не четыре выстрела в минуту, а шесть! Но все это оказалось лишь слухами. Все шло на укрепление отрядов личной охраны знати. За месяц до инцидента в Академии их количество сравнялось с численностью городской стражи. Нельзя было и шагу ступить, чтобы не наткнуться на компанию очередных наемников. А недавно они все вдруг куда-то исчезли. Именно тогда, когда произошло нападение на Академию. Зато в столице выросло количество патрулей. Шпионская истерия во всей красе. Везде ищут невидимых врагов. При этом никто не мог сказать конкретно, что это за враги, и в чем заключается их опасность. Из общих черт складывается образ какого-то вездесущего вредителя, который только и думает: как бы это подорвать могущество страны? И все это на фоне подготовки гуманитарной помощи угнетенным жителям братской Тафии.
   - Кстати о вредителях: почему ты этому пауку так доверяешь? Не боишься, что он вонзит нож тебе в спину?
   - Я не доверяю никому полностью. Но именно ему - чуть больше, чем своим вчерашним коллегам. Возможно потому, что он или отвечает правдиво, или молчит. А удар в спину... Я умру раньше, чем успею среагировать, даже если буду смотреть прямо на него. Ты не представляешь, насколько совершенны и разнообразны их инструменты уничтожения.
   - И что, они настолько сильны, что их стоит бояться?
   - Дважды - нет. По одному они не представляют угрозы. Ты можешь просто раздавить паука, если сядешь на него. И даже тогда не факт, что они атакуют тебя в ответ. Однако когда они все же запишут тебя во враги... Как бы странно это ни звучало, мы не можем им ничего противопоставить. Они даже не живые, в привычном нам понимании. Их тело это перчатка, которой они берут горячие пирожки. Инструмент для взаимодействия с нашим, материальным миром. Уничтожишь одно тело - возьмут следующее, улучшенное.
   - Как это?
   - Слыхала об идее реинкарнации? Я считаю, что они ее не только реализовали, но и развили. Что каждая душа одновременно занимает сразу несколько тел...
   - Стоп-стоп-стоп, только не надо мне этого вашего религиозного бреда! - сразу замахала руками Юрико - Наслушалась уже. Хватит!
   - Религиозного? Хм... Кажется, ты нашла ответ на вопрос, о котором я уже давно забыл.
   - Какой вопрос?
   - Откуда растут ноги нашей религии.
   В комнате повисла тишина. Каждый думал о своем. Юрико осмысливала услышанное, а Тору подставлял новые факты в свою картину вселенной. Вот что значит - стороннее мнение! Пока Юрико это не озвучила, он даже не задумывался над тем, чтобы совместить инцидент в Академии с корнями церковной религии. С этой точки зрения все выглядит очень логично. Все, что проповедовала Церковь, было взято именно от них - от пауков. Улыбнувшись мыслям, за которые епископат единогласно заклеймил бы его еретиком, Тору нахмурился на зеленый отблеск кольца. Паук в течение всего разговора, даже находясь далеко, исправно выполнял свою работу, информируя о правдивости услышанного. Хотя иногда цвет менялся на красный, когда...
   И тут Тору понял, что все время знакомства с членистоногим сам вводил себя в заблуждение. Прокрутив в голове весь разговор, инспектор наконец сумел сложить вместе факты, которым ранее не придавал внимания.
   - Ты не используешь понятие 'ложь', - сказал Тору, наблюдая за перстнем.
   - Что? - не поняла женщина, повернувшись к собеседнику.
   Кольцо вспыхнуло зеленым.
   Паук действительно умел различать, когда люди говорят правду. И он никогда не ошибался. Ошибался сам инспектор! Получив возможность ограниченно общаться со своим механическим спутником, Тору совсем забыл, что его логика может очень сильно отличаться от человеческой. Он даже дословно вспомнил сказанные им же слова: 'Просто сигнализируй, когда они говорят правду, а когда - нет'. А на самом деле все это время паук оперировал лишь двумя понятиями: 'истина' и 'не истина'!
   Истина не всегда является правдой. Ложь не всегда бывает умышленной. Человек может искренне верить в то, что не является правдой. И в то же время обманывать собеседника не сказав ни слова лжи.
   Тяжело вздохнув, Тору откинулся на стуле, потянувшись растереть лицо, но вовремя спохватился, вспомнив, что его руки все еще не очищены. Улыбнувшись своей небрежности, мужчина подумал, что пропасть в понимании между ним и пауком никуда не исчезла, а стала еще больше. Вот только можно ли считать честность залогом доверия?
  
   ***
  
   Терумо медленно летел на выход из этих странных катакомб, увлекая за собой, будто обычных овец, двух 'кандидатов в Кейнси'. Душу радовало то, как ловко он их захватил. Правда, даже после личного знакомства он не мог точно сказать, который из них ему нужен. Их поведение было совсем не таким, как он ожидал. Другие голоса, другое телосложение... Доспехи - и те были совершенно не такими, как он запомнил. Похожие на причудливый кожаный комбинезон, они могли менять свою текстуру, цвет, а в некоторых случаях и меняли пропорции тела своего владельца. Снять их с носителя было практически невозможно. Вполне вероятно, что ни один из них не является тем, на кого он охотился.
   Как бы там ни было, а свою задачу он выполнил. Самое сложное позади. Остается доставить их в Тафию. Там уже ими займутся специалисты. А насчет его временных союзников... На то они и временные, что от них можно избавиться, как только наступит подходящий момент. И он его дождался. Он всегда был терпеливым.
   Сразу после своего плена агент понял, что в прямом противостоянии он не выстоит. На стороне врага было численное и качественное преимущество. Они точно знали: куда и за чем, а точнее - за кем идут! Миза - главарь наемников, была очень убедительной, когда выбивала из него информацию. Но она силовик, а не разведчик. Потому и не поняла, что бережно разработанная легенда мало чем отличается от правды, и в то же время дает совершенно ложное представление о допрашиваемом. Во время разговора она сама выдала немало информации, даже не догадываясь об этом. И после допроса тоже. И в общении ее подчиненных удалось выловить много интересного. А все благодаря первоклассному снаряжению! И не важно, что сейчас оно находится в чужих руках. Более того, Миза сама разнесла между подчиненными яд замедленного действия, присвоив один из артефактов. Менее чем через сутки все они стали бы слабыми и безвольными. К сожалению, неожиданная атака механических созданий, чем-то похожих на знакомых летающих демонов, сорвала все его планы. Ну, ничего, если эта дура будет его преследовать, то он очень быстро вернет и остальное свое снаряжение. И он точно будет знать, когда эта сучка появится поблизости.
   Предложение от нее было неожиданным: сотрудничество или смерть на месте. Конечно же, он согласился. Не сразу. Сначала сделал вид, будто обдумывает предложение, чтобы выглядело более правдоподобно. И только после нескольких ударов по ребрам он позволил себя уговорить. От него требовалось только втереться в доверие к Древнему, и нейтрализовать его с помощью... Ой, язык сломаешь, пока произнесешь! Короче, его подробно проинструктировали и дали штуку, которая могла вырубить их цель. Ненадолго, минут на десять. Этого достаточно, чтобы извлечь ключевые элементы доспехов. Терумо видел застежки, и ему объяснили, как их открывать. Но он не думал, что они будут столь мелкими! Не было даже булавки для волос, чтобы поддеть - проклятые наемники все отобрали. Его пальцев хватило только на то, чтобы вынуть наиболее габаритные предметы размером с пуговицу!
   - How long have you known him? - послышались голоса позади.
   - Handsome? Not so long. We met already in captivity. He didn't say anything о himself. But he often asked of everything... Ouch!
   - Молчать! - рявкнул агент, зажимая в руке пульт от ошейников.
   Вот еще один вопрос вылез: откуда эти двое знают Шифр? И не просто знают, а свободно владеют им! Это ж надо: использовать тайный язык, чтобы перемывать ему косточки! Они точно не могут являться дезертирами из службы разведки - таких дилетантов отсеивают еще на начальных этапах. Да и оснащение у них уникальное. Удивительно, но примитивные рабские ошейники прекрасно работали надетыми поверх доспехов. Возможно, потому, что на момент одевания те уже были повреждены. Если присмотреться повнимательнее, то можно было заметить, как в свежих трещинах от каждого разряда дергаются жилы доспехов. Терумо видел, как один из них на мгновение стал полупрозрачным. Для воина такая возможность в бою будет очень полезна. Но действительно бесценной она станет для диверсанта или шпиона. Это ж, какими возможностями нужно обладать, чтобы создать такое снаряжение? На подобное способна разве что Церковь, но с их представителями Терумо сталкивался только один раз, и те не шли ни в какое сравнение с этими двумя...
   Мысли Терумо переключились на воспоминания о том, как он сам стал агентом.
   На это понадобились годы. Его, да еще около сотни таких же подростков тренировали по специальной программе. Сначала помощниками офицеров, потом корпус пажей при дворе, ну а дальше их пути разошлись. Большинство продолжили службу оруженосцами. Лишь десяток 'счастливчиков' отправили в специальное заведение. Это место было чем-то средним между школой, тюрьмой и армией. Каждый день их гоняли так, что вечером они едва добирались до своей кровати. Или не добирались вообще, за что получали различные наказания. Никакой системы в их подготовке, на первый взгляд, не было. Лишь спустя время Терумо понял, что их учили правильно мыслить. Из них делали хамелеонов, способных раствориться в любой среде. Проникнуть куда угодно, и сделать то, что нужно. Как только Терумо это понял, инструкторы сразу же заметили изменения, и перевели его в другую группу. На полевую практику - так ему сказали. Знал бы он, что будет дальше...
   Ему показали смерть в бою. Первую, вторую, третью... Последняя цель была не только хорошо подготовленной, но и знала об их приходе. Задача была выполнена ценой потери половины команды. А потом его отвели в казематы и приказали решить судьбу одного человека. Имея некоторый запас времени Терумо решил не спешить и выслушать все, что ему скажет приговоренный к смертной казни. Это был бродяга, просто залезший не в тот дом, и узнавший то, что ему знать не нужно. Молодой Терумо взвешенно оценил, что ни для Короны, ни для государства тот не представляет угрозы. Кроме того, ему приказали 'решить судьбу', а не прикончить приговоренного прямо в камере. Покидая место содержания, юный стажер нашел возле двери бланки для заполнения. Кроме бланка о смерти, там были бумаги о помиловании и переводе в другое место содержания. Помиловать бродягу, который ради пищи отважился на кражу, было логично - не будет проедать казенную пищу. Если не глупый, то сразу же поспешит скрыться, чтобы хозяева этого дома не узнали о его возвращении. Ну а если попадет в их руки - сам виноват. С другой стороны, а если это ловушка? Инструкторы очень редко что-то говорили ему прямо. В их действиях всегда следовало искать двойное или даже тройное дно. Так и не решившись дать ему волю, Терумо изменил приговор на два года работ на рудниках в самой глухой провинции. Пришлось немного посидеть над документами. Вернувшись в свою команду, он не дождался от них никакой реакции. Казалось, им было совершенно плевать на то, чем он только что занимался. А через месяц его поставили перед фактом: во время переезда на место заключения бродяга вместе с несколькими заключенными убили четырех конвоиров и ранили еще троих, после чего скрылись, прихватив военную униформу. А недавно организованная ими банда ограбила мытарей, доставляющих налоги в столицу. Теперь Терумо должен был ликвидировать последствия своей ошибки. Это был первый серьезный урок - всегда просчитывать ситуацию на десять шагов вперед по всем возможным вариантам, и никогда не полагаться на удачу.
   На решение собственных дел ему дали декаду, до окончанию которой ему следует вернуться назад, а то ликвидатора пошлют уже за ним. В отличие от работы в команде здесь он мог рассчитывать только на собственные силы. Тогда стажер хорошо почувствовал, как важно хорошее финансирование и связи. Найти банду удалось относительно быстро. Только своего знакомого среди них стажер так и не встретил. Он продолжил свои поиски и отыскал того в компании пьяных гуляк в том же городе, где его поймали в первый раз. А накануне прошел слух о смерти семейства, в чей дом тот проникал. На этот раз Терумо вынес приговор без колебаний.
   На место встречи стажер вернулся в последний момент. Команда ждала его с оружием в руках. Они точно знали, где он был, и готовились отправляться за ним. Его появление не вызвало у них никакой реакции. Терумо уже тогда заподозрил, что с его инструкторами что-то не в порядке.
   Так прошло еще некоторое время. Наверстывать пропущенное было очень сложно, а иногда и больно. Терумо сменил еще две команды, когда перед очередным заданием его вызвали в разговор. Перед парнем положили доказательства того, что он убил невиновного. Проклятый бродяга оказался непричастен к ограблению и убийствам! Его освободили в тот же день, когда произошел побег, за то, что он остался на месте и спас жизнь двум тяжело раненым конвоирам. Терумо сам же приписал ему мелочное нарушение и отправил в самую спокойную провинцию, где он бы за сезон-другой и так вышел бы на свободу! И перед тем, как убивать, он должен был разобраться во всем этом!
   Наказание было болезненным и очень неприятным. Не столько для тела, сколько для ума и сознания будущего агента. Это было унизительно. Его едва не отправили в тюрьму. Вернее отправили, но к тому моменту Терумо уже понял, что все это было инсценировкой. Он уже не раз задумывался о том, кем были все их предыдущие цели? С какой стати бюрократы так быстро могли оформить освобождение на заключенного, который, еще не выйдя на свободу, стал участником нового преступления? И зачем отправлять в тюрьму того, в кого вложили столько денег, времени и знаний? А вдруг сбежит? Проще и спокойнее было бы вообще ликвидировать его.
   Хорошо, что он успел это понять до того, как его доставили на место заключения. Это был второй его урок - всегда искать во всем не только второе, третье, но и десятое дно. И если бы он его не усвоил, то сам бы занял место очередной цели для других стажеров. Так Терумо и узнал об одной из государственных тайн - о 'бездушных'. Эти лоботомиты полностью теряли личность, хоть и могли ее имитировать. В отрядах особого назначения таких много, и за все время их работы еще не раскрыли ни одного. Для всех это просто солдаты, что прошли через ад, поэтому и стали такими. Все их существование сводилось к одной конкретной задаче. Идеальные исполнители без каких-либо проявлений инициативы. Терумо был уверен, что если бы не продолжительность и сложность процесса, то руководство превратило бы в 'бездушных' всех жителей присоединенных территорий, от которых так много проблем.
   Наконец в конце очередного тоннеля появился большой шлюз. Если присмотреться повнимательнее, то можно было заметить, что вся грязь и пыль вокруг него собрались на одной стороне тоннеля. Значит, там предметы уже имеют вес. Уже сейчас агент чувствовал, как его все сильнее тянет в сторону. Еще через десять шагов он смог стать ногами на землю, если так можно выразиться. С этого места стало ясно, что тоннель на самом деле был не горизонтальным, а круто шел вверх. Двигаться в новых условиях было довольно сложно, как после длительного плавания выйти на берег. Тащить за собой пленных, шлепнувшихся на землю рядом с агентом, стало невозможно. Но это больше не имело значения. Дальше транспортировкой займутся уже другие. Несколько минут назад амулет уловил приближение союзных сил. Похоже, командование все же получило его сообщение и отправило на помощь группу поддержки. Жаль, что примитивный артефакт не может указать, кого и сколько к нему прислали.
   Совершив необходимые манипуляции, Терумо открыл шлюз и сразу же отошел в сторону. Теплый и влажный воздух ворвался в ледяную пещеру, сразу же превратившись в туманный вихрь, потянувшийся вглубь катакомб. От перепада давления заложило уши. Подождав несколько минут, чтобы организм привык к новым условиям, агент стянул с лица повязку и вдохнул полной грудью, больше не опасаясь обморожения. Застывшими пальцами он схватился за край прохода и вскарабкался наружу. Новая пещера тоже была искусственного происхождения, но здесь уже не было вездесущих механизмов и неприятного синего света. Шлюз торчал из-под земли прямо посреди большой полости, словно большая, криво зарытая бочка. Сюда сходилось несколько круглых тоннелей. Часть из них шла вверх, а другие - вниз. Если пространственное представление Терумо не сбилось, то они огибали пространство, где должна начинаться аномалия. Амулет моргнул еще несколько раз. Друзья на подходе. Надо только их дождаться. Ну и приготовить теплую встречу, если они пришли не с миром.
   Сняв со спины трофейное ружье, агент осмотрел его со всех сторон. Очень причудливая форма, похожая на какое-то дикое лесное животное с длинным хоботом вместо носа, только лап не хватало. Все сделано из металла и керамики. Оказавшись в руках, начинает едва заметно светиться. Один из выступов отличался текстурой и цветом. Он имел плавные формы и ребристую поверхность. Если положить руку так, чтобы все пальцы ложились в выемки, то большим пальцем можно нащупать треугольный сегмент. Выставив оружие перед собой, Терумо нажал на него, и под указательным пальцем прямо из рукоятки выскочила продолговатая клавиша. "Оригинальный предохранитель", - подумал агент, прищуривая глаза и нажимая на явно спусковой крючок. На кончике оружия загорелась синеватая искра, а в следующее мгновение она вытянулась далеко вперед, словно сдутое со свечи пламя. И как только дуга коснулась стенки пещеры, тонкая искорка превратилась в настоящую жирную молнию! Грохот и вспышка от выстрела были настолько сильными, что даже готовый к чему-то подобному агент на время оказался оглушен. В ушах звенело, а перед глазами прыгали зайчики в форме только что виденной молнии. 'Так вот для чего эти создания делали маски с линзами'! - понял Терумо, пытаясь удержать равновесие. Как только зрение немного восстановилось, он пошел смотреть на результаты стрельбы. В месте попадания камень стены потрескался, укрылся серой сажей, а в самом центре даже немного оплавился. Прицелившись в противоположный конец помещения, агент повторил все действия и получил аналогичный результат. Хотя нет, не аналогичный - на этот раз зона поражения была значительно меньше. Возможно, так влияет расстояние. Или у оружия заканчивается заряд. Еще раз осмотрев ружье со всех сторон, Терумо нашел нечто похожее на индикатор. На составленной из треугольников спирали только что погас один из сегментов, а соседний потускнел. Такими темпами у него в запасе еще выстрелов девять-десять, а всего оружие рассчитано не менее чем на сорок выстрелов. Неплохо, очень неплохо! Еще бы знать, как ее заряжать...
   Амулет моргнул особенно сильно. Подмога совсем близко. Такой шум они просто не могли не заметить. Амулет снова моргнул. Почему? Неужели есть еще один отряд? Нет, это не его друзья. Враг!
   Терумо успел понять ситуацию и уже ринулся обратно к шлюзу, когда в место, где он только что стоял, ударила молния. Гром ударил по ушам, но агент уже знал, чего ожидать, и не остановился. Лишь вытянулся вперед, ныряя прямо в черное отверстие. Он рассчитывал, что гравитация сделает свое дело и его вместе с воздухом втянет в царство холода. Но механизмы подземелья имели на этот счет собственное мнение, и вместо того, чтобы принять обратно своего гостя, шлюз в тот же момент выплюнул все свое содержимое, а аномалия резко расширила свои границы. Облако сконденсированной влаги укрыло агента от посторонних глаз, однако не защитило от очередного выстрела. Молния, врезавшись в хрусталики льда, разошлась по ним, на мгновение образовав что-то похожее на крону дерева. Тело на миг скрючило в болезненной судороге. Палец соскользнул, и агент чуть не подстрелил себя своим же оружием. Невесомость продержалась еще несколько секунд, прежде чем ослабла, и люди попадали на землю. Не теряя времени, разведчик поспешил занять позицию позади шлюза. Он уже знал, откуда по нему стреляли. Пещеры - очень неудобное место для перестрелки. Здесь нет места для маневров, и все решает твоя огневая мощь. Размышляя над своими дальнейшими планами, Терумо не забыл еще раз активировать ошейники своих пленников. Будет очень досадно, если они во время боя смогут убежать.
   Шлюз с грохотом закрылся, и больше не подавал признаков жизни. Соперники замерли в темноте. Единственным источником света осталось оружие в руках. Света было недостаточно, чтобы осветить даже держащие его руки. Но достаточно, чтобы враг увидел тебя. Оружие у них одинаковое. Вопрос только в том, у кого в запасе больше выстрелов? Осторожно отпустив рукоятку, чтобы механизм уснул, Терумо выдвинул ствол за пределы укрытия. Металлическая поверхность не давала четкого отражения, но позволяла видеть общие силуэты, как в очень плохом зеркале. Терумо не торопился. Рано или поздно враг полезет за добычей, и когда она отвлечется... На кончике ствола появился желтый зайчик. Соперница решила зажечь фонарь? Нет, здесь что-то другое. Осторожно выглянув, разведчик увидел, как на фоне освещенного туннеля промелькнул женский силуэт. Терумо повел стволом в направлении ее движения, но тяжелая пушка просто не успевала поворачиваться вслед за своей целью. В тот же миг о стену тоннеля разбились несколько пуль, а сквозь писк в ушах донеслось хлопанье эфирных ружей. Значит, помощь все же прибыла. Это прекрасно. Ибо сидеть в ожидании враждебных действий можно очень долго. Вот изы прохода ударили лучи фонарей, и несколько солдат ввалились в пещеру. Амулет моргнул еще несколько раз. Агента вызвали. Сжав артефакт в ладони, Терумо отправил краткий сигнал о своем присутствии. По инструкции теперь ему навстречу должен выйти командир группы. Приглушенный голос произнес нелепую на первый взгляд фразу, на что разведчик ответил своей. Лишь обменявшись паролями, Терумо рискнул покинуть укрытие. Да, это были солдаты Тафии! Одетые в зимнюю форму, они выглядели опытными полярниками на фоне агента с его лохмотьями. Но почему их всего шесть? Где командир? Как оказалось - несколько минут назад они столкнулись с Мизой. Проклятая баба готовила засаду для него, а встретила солдат, зашедших ей в тыл. Потому и начала отступать единственным известным ей путем. Атаку отбили, но командира с ранениями пришлось эвакуировать обратно на транспорт. Хорошо, что все произошло недалеко от входа. Дорога к выходу не запомнилась ничем, кроме усталости и боли в отбитых ребрах. Даже повторное зрелище огромных кристаллов прошло мимо внимания разведчика. Усталый и переохлажденный организм намекал, что его ресурсы не безграничны. И если в ближайшее время он не найдет теплого и, желательно, безопасного места для отдыха, то ляжет прямо здесь. Только дисциплинированный разум все еще удерживал агента в сознании. Наконец-то в лицо снова ударил холодный ветер. Терумо увидел, что они уже поднимаются по склону, где он не так давно едва не разбился. Только на этот раз выход закрывала не гранитная плита, а днище какого-то аппарата. Напротив открытого люка дрожал горячий воздух, но от образования вокруг него льда это не спасало. Неужели кому-то удалось завести сюда корабль? Сверху спустили крюк и по очереди подняли каждого из пленных. А те так и продолжали говорить, будто ничего не произошло. Либо они реально идиоты, во что Терумо не верил, либо считают, что им ничего не угрожает. Вдруг разведчик заметил, что люк закрывается. Не успел он поинтересоваться, что происходит, как солдаты поспешили уйти в глубь пещеры, а ему протянули зимнюю солдатскую накидку.
   - Мы отправимся другим транспортом. Как только этот покинет позицию, здесь станет очень холодно.
   - А почему бы просто не закрыть проход?
   - Нечем - взорвали.
   В этом все военные: есть преграда - сокрушить! Впрочем, учитывая погоду снаружи, он их не обвинял. Даже здесь они ищут теплое место, так чего уж говорить о поверхности. Тем более что Терумо и сам не знал, как выглядит механизм открывания тоннеля. Не успел разведчик замотаться в накидку, как сверху донесся скрип льда, хруст, а затем теплый воздух из пещеры со свистом начал вырываться наружу. С прохода вниз стал стекать ледяной туман. Солдаты сразу же поспешили отойти подальше от этой ползучей смерти. Прямо на глазах один из кристаллов стал покрываться инеем. И это при том, что туман залил только нижнюю его часть. Терумо всерьез опасался, что от столь резкого перепада температуры кристаллы могут расколоться, и пещера просто рухнет на голову неудачливым спелеологам.
   Наконец ветер слегка утих, и ухо уловило скрип дверных петель. Дождавшись, пока туман уйдет, солдаты вернулись к входу. Пока бойцы поднимались по веревочной лестнице, разведчик натягивал рукава на ладони, чтобы уберечь конечности от обморожения - перчатки ему передать никто не подумал. Натянув капюшон на голову Терумо, одним из последних поднялся на борт неизвестного судна. И только после того, как хлопнул люк под ногами, он смог вдохнуть нормальный, теплый воздух. Помещение, в котором он оказался, было очень тесным, словно зажатым между двумя резервуарами. Отсюда вели только две двери. В одну вышли все солдаты, а к другой, начинавшейся где-то на уровне пояса, вела короткая и очень крутая лестница. Помещение, где собрались все участники этой короткой вылазки, было разделено на две части: в одной они сбрасывали с себя одежду и экипировку, а в другой расположились двухэтажные спальные полки и небольшой складной столик между ними. Все было размещено настолько компактно, насколько позволяли габариты человека. Даже несколько миниатюрный Терумо ощущал тесноту корабля. Крепким женщинам, которые были на голову выше его, приходилось гораздо труднее. Несколько солдат расположились возле столиков, ожидая своей очереди на переодевание, и с интересом поглядывали на нового пассажира. Судя по тому, как они на него смотрели, у них давно не было парня. Лишь один человек не обращал на него внимания, и просто лежал на нижней полке у прохода. Судя по бинтам, это была командир отряда.
   Вдруг солдаты подорвались со своих мест, и вытянулись, словно по команде 'смирно'.
   - Приветствую гостя, - послышался голос за спиной.
   Терумо обернулся и уперся носом в шикарный бюст, обтянутый кожаным офицерским ципао. Подняв голову, он наткнулся на внимательный взгляд раскосых серых глаз на правильном лице.
   - Я Квай Фенг - капитан этого судна, - отдала она честь, едва не толкнув грудью разведчика. - Кого имею честь принимать на борту моей 'Пустынной розы'?
  - Я Зухау де Вен - слуга Ее императорского величества, - объявил он свой позывной, - Готов поделиться откровением со славными воздухоплавателями нашего флота.
   Слова о воздухоплавателях и флоте ее разозлили. Эта Фенг явно из знатного рода - вон как следует этикету. И лицом владеет неплохо, никаких эмоций. Форму носить умеет, за оружием ухаживает. Но ведет себя провокационно. Непростая личность. Интересно, за какие грехи ее отправили в такое захолустье? А может наоборот - за заслуги?
   С совершенно безразличным лицом женщина развернулась, снова едва не задев разведчика, и вышла из помещения. Двигаясь за ней через приемный коридор к той же самой высокой двери Терумо смог оценить ее нижние пышности. Ну а потом он и сам поднялся на... Мостик? В рубку? Низкое и широкое помещение совсем не напоминало главный атрибут любого из виденных ранее кораблей. Не только своими скудными размерами, но и оснащением. Только сам агент и мог здесь стоять более или менее ровно. Фенг же, со своим ростом, должна была ходить, сгибаясь в поясе. Но вместо этого она присела и, ловко хватаясь руками за перила на потолке, закинула себя в низкое кресло слева от центральной панели с целым ворохом различных рычагов и приборов. Махнув единственному присутствовавшему здесь члену экипажа на дверь, она дождалась, пока ее спутница покинет помещение, и развернулась к агенту.
   - Рассказывай, - процедила она, со злостью взглянув на разведчика.
   - Хм... - Терумо предусмотрительно занял позицию у выхода, на случай, если разговор пойдет по агрессивному сценарию, - Чем обязан такой гостеприимной...
   - Засунь себе свой протокол, знаешь куда?! - рявкнула Фенг, дергая руку к оружию на поясе. - Говори, чего тебе надо, и катись к демонам!
   - Может сначала поделитесь новостями? - перешел он на простой говор. - Я, как вы уже заметили, некоторое время был оторван от мира. И не понимаю, что могло так резко изменить отношение флота к нашей службе.
   - Флот? Служба? Да ты, я вижу, вообще только что из пещеры вылез! Ха-ха! - ироническая шутка получилась совсем не смешной. - Как давно ты на задании?
   - Не больше декады, - Терумо ответил стандартной фразой, мол 'не твое дело'.
   - Ясно, - женщина развернулась к закрытым щитками окнам, под которые набивалось все больше снега. - Можешь считать, что успел увидеть последние дни Тафии.
   - Внутренние проблемы?
   - Проблемы - это еще мягко сказано. Все навалилось сразу. Как будто весь мир только и ждал, когда мы покажем слабость. Ты уже слышал о демонах? По глазам вижу, что слышал. Потом пришли Судьи - народные мстители, чтобы их... После того, как они публично казнили половину знати, все остальные похватали свое добро и сбежали за границу. Все, понимаешь? И королева - тоже! Некоторые генералы даже часть армии с собой прихватили. Остались только простолюдины. Ну и на десерт - в стране началась эпидемия. Еще несколько декад, и Тафия просто вымрет.
   - Неужели никто ничего не делает?
   - Ну, провинция Байра теперь ходит под губернатором Нагоки, но только потому, что там осталось больше всего лояльных солдат. Наши соседи попытались воспользоваться моментом и ввести войска. Теперь у них есть свои собственные Судьи. Хавония, Шатерей и еще несколько стран начали присылать гуманитарную помощь вместе со своими купцами - надеются завоевать рынок, пока нет конкурентов. Но все это зря. Люди мрут, как мухи. И никто не знает - от чего. А я, вместо того, чтобы делать что-то полезное, собираю всяких шарлатанов со всего света! - капитанша стукнула кулаком по панели, от чего стрелки приборов дернулись.
   - Попрошу без личных оскорблений. Когда началась эпидемия?
   - Через несколько дней после появления Судей. Ходят слухи, что они собирают тела умерших, но это не точно. Есть подозрение, что это все как-то связано.
   - Пока рано делать выводы. Я так и не услышал главного: кто вас сюда отправил, и какие у вас были приказы?
   - Нагоки и отправила. Сказала, чтобы подобрали тебя с еще одним пассажиром, или без него, и возвращались обратно. Тут для тебя сообщение.
   Женщина вытащила из-под кресла свиток и передала его агенту. Проверив послание всеми возможными способами, Терумо сорвал печать и вчитался в зашифрованное письмо, мысленно переставляя символы в нужных местах.
   'Прогнозы оправдались. Все произошло так, как я тебе и говорила. Я не знаю, сколько времени буду занимать пост губернатора. Формально теперь я - глава государства. Служба теперь подчиняется мне. Не вся, только столичный отдел. У меня почти нет кадров. Забудь о Бродяге. У нас эпидемия. Специалисты утверждают, что она рукотворная. Возвращайся и найди источник. Капитан Фенг будет передан под твое руководство.
   P.S. Не воспринимай ее недовольство на личный счет. Ранее она возглавляла экспедиционный флот. Пересадка на новую технику могла ударить по ее гордости'
   Новую технику? Терумо заметил, что судно, на котором он находится, даже изнутри выглядит нестандартно. На всех судах, которые он видел, рубка находится на корме, чтобы можно было видеть весь корабль для точного маневрирования. Здесь же рубка спереди, и целых два места для рулевых. Корпус изготовлен из тонкого волокнистого материала. Очень легкого и крепкого. Однако щитки за окном выглядят достаточно массивными. Все такое необычное. Не как у корабля. Тогда почему капитан приветствовала его 'на борту'? Неужели наземный аппарат?
   - Что это за корабль? - поинтересовался Терумо, дочитывая письмо до конца.
   - Это не корабль! Это проклятая черепаха! - рявкнула капитан, снова ударив кулаком по панели перед собой.- Вместо того, чтобы летать, мы должны плестись по поверхности, как какие-то...
   Из дальнейшей тирады стало понятно, что так называемая 'черепаха' на самом деле была старым проектом экспедиционной машины для исследований южных пустынь. Несмотря на принципиальную схожесть конструкции с летающими судами, этот аппарат предназначался для движения на высоте не более шести-семи колен. С кораблем его роднит разве что силовая установка и названия отдельных элементов конструкции. Все остальное было создано с нуля, специально для гарантированного выполнения одной-единственной миссии. Герметичный корпус обеспечивал плавучесть и защиту от ядовитого воздуха. Внутреннее пространство предусматривало более или менее комфортное проживание до десяти человек в течение целого сезона. Небольшая высота полета и резервуары для эфира позволяли при попадании в аномалию покинуть ее своим ходом. Для пущей безопасности генераторы были вынесены за пределы корпуса, и если аномалия доведет их до взрыва, то у экипажа были все шансы на выживание. Прекрасная для своего времени машина прошла все испытания, но так и не вышла на маршрут - отношения с соседями, с которыми планировалась экспедиция, резко испортились. Другого применения для такой необычной и очень специализированной техники не нашлось. С тех пор единственные два готовых к использованию аппарата так и замерли на стоянке возле цеха, где их и создавали. Так бы о них и забыли, если бы вездесущие демоны не отправили на ремонт почти весь воздушный флот Тафии. Быстро отыскав создателей этих раритетов, машины слегка подлатали, навесили на них легкую броню и отправили собирать агентов разведки. Одного подобрали без проблем, а вот к другому пришлось пробиваться. Не предназначенные для боя машины получили серьезные повреждения. Если бы Терумо не отправил сигнал, они бы уже были на полпути домой. А так должны были развернуться и переться в опасный даже для них регион за еще живым агентом. Остальные двое сейчас находятся на борту 'Синей чайки' - второй 'черепахи' с увеличенным трюмом, где и разместили пленных. Последнее решение вызвало в Терумо беспокойство, ведь без периодической обработки ошейниками доспехи могут восстановиться - так утверждала Миза, когда инструктировала своих наемников. А пульт так и остался у агента в кармане.
   - Не беда. Вон астрокупол - можешь посмотреть, как далеко стоит 'Чайка'.
   - Какой-какой купол?
   - В пустыне ориентиров нет. Ориентироваться можно только по звездам на небе, и только в точно отведенный промежуток времени. А климат с погодой не всегда позволяют сделать это безопасно.
   - Такое впечатление, что вы уже бывали в экспедициях.
   - Посиди рядом с зодчими, проектировавшими это корыто - еще и не так заговоришь. Иди давай.
   Пройдя к месту штурмана, Терумо открыл люк и оказался в замятом почти до самого верха прозрачном куполе. Внизу были какие-то ручки, как у турели. Опершись на них, разведчик чуть не потерял равновесие, когда они уехали в сторону, а снег за стеклом смела какая-то конструкция. Повторив процедуру несколько раз, Терумо увидел прожектор, которым можно было не только подсветить пространство вокруг своей машины, но отразить световой сигнал товарищам на другой. Это было очень кстати, потому что вокруг стояла сплошная тьма. Снежинки с хрустальным хрустом разбивались о стекло, быстро оседая на только что освободившееся место, чтобы в следующую секунду быть сметенными ветром. Ветер постоянно менялся, и в короткие моменты, когда снежинки замирали на месте, можно было разглядеть очертания массивного, похожего на гигантское зубило корпуса неподалеку. Расстояние было небольшое, и пульт должен сработать. К сожалению, об эффекте от его применения можно было только догадываться - в трюме не было окон, чтобы рассмотреть реакцию пленных. На корпусе вообще почти не было окон. А те, которые были - прикрывались толстыми щитками, поверхность которых уже была избита. Кажется, где-то из корпуса даже стрела торчала. Удивительно, что купола уцелели. Или они тоже чем-то могут прикрываться?
   Спустившись назад в рубку, Терумо хотел поинтересоваться сроками отбытия, когда звук снаружи изменился. Шуршание снега о корпус машины быстро утихало. Фенг сразу переместилась в центр помещения, поднимая что-то похожее на... Перископ? Наверно. Для пустынной машины возможность осмотреть местность с высоты может быть очень кстати.
   - Буря утихает. Еще несколько минут, и можно начинать движение. Спускайтесь в...
   Фразу капитанши прервал пронзительный свист, от которого задрожали стены. Терумо видел, как потоки горячего воздуха плавят и выдувают снег из щелей у окон. Сверху на корпус 'черепахи' что-то упало, потом еще раз и еще, а потом свист удалился. Разведчик подумал, что опасность миновала, но ритмическое топание лапок по корпусу судна намекало на обратное. И где-то он этот звук уже слышал.
   - Остаться на месте! - разлетелся по всему кораблю металлический голос. - Никто не пострадать.
   - Демоны?! - с шоком в глазах воскликнула Фенг, сама не веря в сказанное.
   - Хуже! - воскликнул Терумо, выглянув через купол и сразу же спрятавшись назад.
   Не успел он отойти, как лучи синего света пробились сквозь стекло и стали ощупывать рубку, куда могли дотянуться. Не теряя времени, разведчик начал вытаскивать из-под накидки искро-метательное ружье, но габаритная штуковина постоянно за что-то цеплялась. И когда ему это почти удалось, крышки окон одновременно откинулись и на людей с другой стороны уставились сияющие синими линиями рогатые морды механических кальмаров. Очень знакомых кальмаров.
   - Не двигаться! - еще раз повторил голос, как только капитанша попыталась пригнуться за креслом.
   Фенг, очевидно, только сейчас заметила силу, с которой их щупальца оторвали крепеж щитков, поэтому не стала делать глупостей, как и было сказано. В то же время через окно стало видно, как несколько таких кальмаров облепили корму соседней машины и принялись разрушать корпус какой-то лучевой штуковиной. Сделав один длинный разрез, они ухватились за еще горячие края, несколькими резкими движениями отогнули материал, пропуская внутрь целую стаю чудовищ, а затем и сами нырнули туда. Поняв, что добыча вот-вот ускользнет из его рук, Терумо, стараясь не делать резких движений, нащупал в кармане пульт от ошейников. В то же мгновение в пробоине что-то вспыхнуло, а оружие чудовищ нацелилось на разведчика. По стеклам разошлись сетки трещин, когда Терумо нырнул под панель. В следующую секунды стекло не выдержало, и град острых сосулек затопил помещение. Отовсюду летели осколки льда и обломки разбитой аппаратуры. Пока два кальмара расстреливали рубку, третий проник внутрь сквозь разбитое окно и прыгнул на разведчика, выставив острые клешни перед собой. Только плотная накидка уберегла агента от рокового удара, и конечности всего на пару сантиметров прорезали живую плоть. На рефлексах Терумо махнул рукой в сторону рогатой головы и, расстегнув застежку на шее, единственным движением выскользнул из накидки. Пока машина пыталась выпутаться из тканевой ловушки, ей в бок уперся ствол, а в следующее мгновение мощный разряд выжег ее внутренности. Фенг, откатившись за кресло, вытащила свой пистолет и дважды стрельнула вслепую. Неизвестно, попала ли она, но кальмары перестали стрелять. Ненадолго. Спустя секунду послышался скрип уже боковых окон. Твари собирались устроить перекрестный огонь. Нужно было покинуть открытое пространство. С низкого старта Терумо бросился на выход, а вслед за ним и капитанша.
   В тамбуре они услышали шум битвы, а в следующее мгновение стену возле них прошил град сосулек. Обычный лед, разогнанный до невероятной скорости, превратил перегородку в дуршлаг. Некоторые из потерявших скорость сосулек были окрашены красным. Судя по тому, что с другой стороны на стену кто-то упал, эти хрупкие снаряды свою функцию выполняли не хуже камня или металла. Обстрел продолжался еще несколько секунд, после чего посторонние покинули судно. Во все щели начал задувать холодный воздух. В тамбуре еще было немного тепло, однако жилой отсек, судя по всему, уже был открыт окружающему морозу. Из-за стены послышался чей-то стон.
   Осторожно выглянув в кают-компанию, разведчик увидел только беспорядок и тела. Одну из солдат нафаршировали льдом, другую закололи, остальные были разбросаны по помещению с травмами разной тяжести. Кого-то так сильно метнули, что тело застряло в тонкой перегородке между спальным отсеком и раздевалкой, выставив напоказ свою филейную часть. Единственной, кто не пострадал, оказалась раненая накануне командир отряда, пытавшаяся спрятаться под одеялом от впущенного в помещение холода. Фенг дернулась помочь команде, но разведчик сказал ей подождать, указывая на огромную дыру в стене, за которой все еще мерцал синий свет. Уроды до сих пор были здесь.
   - У демонов хорошее зрение, но со слухом проблемы. Поэтому сидим и не рыпаемся.
   - Вижу, ты с ними уже сталкивался, - Фенг кивнула на его трофейное оружие и склонилась над решеткой еще живой отопительной системы. - Обязательно было взрывать пленных?
   - Они - угроза национальным интересам. Они обладают секретами стратегического значения, и их легко схватить. Если я смог - смогут и другие. Нельзя допустить их попадания в чужие руки.
   - Надеешься, что нас отпустят после такого?
   - У демонов примитивная логика. А коли нет, то скоро у них будут другие заботы. Вам же не давали в сопровождение рыцарей?
   - Нет, а что?
   Терумо лишь махнул рукой, прося собеседницу помолчать, и прислушался. Снаружи снова нарастал свист. Сквозь отверстия в стене пробился белый свет прожектора. Источник света и шума облетал изуродованную 'черепаху' со всех сторон, выискивая угрозу. Если даже мелкие уроды обладают огневой мощью, достаточной для пробития корпуса, то эта штуковина точно может одним махом распылить все их судно. Конечно, при условии, что это такой же летающий демон, как и только что встреченные. Скрипнул металл, хлопнул люк, и неизвестный летающий корабль со свистом и грохотом покинул разгромленную экспедицию. Терумо снова выглянул из тамбура, но ситуация не изменилась - синие контуры кальмаров продолжали мелькать возле 'черепахи'. Чего им еще нужно? Они уже забрали все, что хотели. А если не забрали, то могли бы просто взорвать путешественников. Терем так бы и сделал. Чего они ждут?
   Сейчас Терумо был бы согласен обменять кальмаров на всех своих живых и мертвых врагов. Ибо понимал, что в этот раз ждать действий врага ему придется очень долго. А терпения пересидеть машину у него точно не хватит. Не в такой мороз!
  
   ***
  
  

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"