Козаков Николай Михайлович: другие произведения.

Империя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дорогие читатели! Это главная и основная книга, за которую будет цепляться множество рассказов серии "Москва до Империи"!


"Империя"

(Книга первая)

  
   by Nick Rusfort (Николай Козаков)

Пролог

   Прежде чем Вы начнёте читать эту книгу, я хотел бы пояснить её структуру. А структура этого произведения отлична от всем привычной, книга располагает сжатой информацией, и поэтому я не советую читать её быстро. Когда я писал её, я старался не тратить слов на заунывные описания, так как здесь они не имели большого значения. Но тем не менее, они тут всё-таки есть.
   Также я обращаю внимание на стиль написания, который, вероятно, Вам уже встречался. Во-первых, история начинается с неопределённого момента, чтобы, в первую очередь, не называть дат и просто примерного времени (далёкое или же близкое будущее), а также чтобы читатель мог вообразить себе предысторию, исходя из поведения и характера героев. Во-вторых, книга содержит некоторое количество разговорных выражений в диалогах, чтобы отойти от строгих канонов написания произведений и показать реальную жизнь, насколько позволяет моё воображение. В-третьих, книга содержит некоторый интерактив, так как в ней Вы встретите картинки со схемами территорий и боёв. В четвёртых, я пишу от первого лица. Почему? Ответ прост: я не хочу участвовать в рассказе, ведь писатели, что пишут от третьего лица, напрямую таким образом принимают в рассказе участие, поясняя каждое слово и движение.
   Я хочу, чтобы сама книга рассказывала Вам о себе и о том, что в ней происходит.
   Приятного Вам чтения и знакомства с героями!

Часть первая - "Подъём Империи"

Глава первая

"Ужин"

   ...Теперь, когда я уже не знал, куда деть остальные ветки, я принялся за костёр.
   Вечерело... Я разжёг огонь зажигалкой, и пламя, потрескивая и журча, принялось за поедание дров.
   Рваные облака безмятежно шли против движения солнца, закрывая его своими гребнями.
   Пока костёр разгорался, я решил ещё раз проверить блокпосты. Я выбежал на улицу Косыгина, держа автомат наготове.
   Белая черта меня остановила. Конец моих владений. Мешки с песком, наваленные поперёк улицы, бросали тени на кусты и асфальт. Обломки гостиницы "Корстон" уныло лежали горой на парковке. Тишина звенела в ушах.
   Я развернулся и направился к другой границе, только уже не с пустотой, а с соседом. Он мой давний знакомый. Днём мы навещаем друг друга и охотимся на диких животных.
   Я опять увидел белую черту и издалека окликнул товарища:
   - Степаныч! Алё! Как ты там? - а потом прислушался. Послышался шорох листьев, и рядом с домом Профсоюзов показался друг.
   - Да нормально, - Мы пожали руки, и тот продолжил: - Знаешь, такие дела, думаю, надо уходить отсюда или союз с кем-нибудь сделать, а то разбойники с Ленинского нам головы пооткрутят! Ты это... ну... может, помочь тебе завтра ограждения поставить, а то этим гадам плевать на белые линии?
   - Если сможешь... Спасибо тебе!
   - Ладно... - продолжил Степан. - Ты был на Воробьёвых горах?
   - Конечно. Но там страшно, как во тьме! Из-под моста крысища бегут, хоть отбавляй! А станцию трое каких-то дебилов заселили, не приблизиться к ним одному... Пойдём ко мне, я на Горах кабанчика подстрелил, молоденького! Пёс его знает, откуда он в Москву прибежал... Наконец попируем на славу, костёр уже горит!
   - С удовольствием! Только погоди, дверь в корпусе запру, чтоб не ограбили...
  
   Мы уселись у костра, и я вытащил из контейнера уже почищенную мной тушку, нацепил её на вертел, подкинув ещё дрова.
   - Я вот никак не могу понять, почему ты живёшь на улице? - начал Степан.
   - Очень просто, - заметил я. - Понимаешь, когда жизнь в городе кипела, мы мечтали вот об этом, - и я обвёл окрестности руками. - И получили ведь! Радуйся!
   - Что не сдохли... - ворчливо перебил он.
   Я посмотрел на Степана угрожающим взглядом, он всё понял и перевёл тему.
  
   Тем временем солнце совсем ушло за горизонт, и стемнело.
   Жир капал в костёр и тихо шипел: еда была почти готова.
   Я взял свой рюкзак и вытащил две вилки и два ножа, а также солонку и перец, причём солонка была очень даже большой.
   Степан весело смотрел на меня, желая спросить, откуда у меня такие редкости, как перец и соль, хотя сам знал, что из квартиры.
   Я улыбнулся в ответ и вытащил пакет сухарей.
   Теперь от спокойствия Степана не осталось и следа. Увидев лакомство, он жадно посмотрел на меня, и я хитро сказал ему:
   - Ужин готов, - и снял кабана с вертела......
  
   Я посыпал перцем свой уже полностью очищенный от всех жилок кусок и разрезал его. Сочное мясо таяло во рту, оно казалось райским упоением после чипсов, ягод и тухлых консервов.
   - А соли зачем так много притащил? - поинтересовался Степан.
   - Засолить мясо.
   - Это понятно, а где оно?
   - Вот тут, я не всего кабана жарил, вот эту часть сварю, - заметил я.
   - А... тогда всё ясно...
   Я кивнул и кинул остатки в большой котелок, залив его водой из канистры. Костёр догорал, и я повесил над ним котелок, подбросив немного веток и сучьев. Через пять минут мясо уже кипело в котелке...
   Мы пожелали друг другу спокойной ночи, и я, убрав мясо, забрался к себе в домик, накрытый сверху от дождя тентом...

Глава вторая

"Первые приключения"

  
   Утром мне показалось, что стало прохладнее. Я вышел из домика и осмотрелся.
   На небе ярко светило утреннее солнце, не было ни облачка. Старый градусник показывал +16.
   Я подошёл к контейнеру, достал мясо и приступил к засаливанию.
   Через пятнадцать минут я закончил и, убрав пластиковое ведёрко настояться, достал из рюкзака карту ЮЗАО и внимательно осмотрел её. Сегодня в поход.
   Осмотрев карту и вспомнив маршрут сегодняшнего похода, я сложил вещи и накинул на спину рюкзак. Ценности я отнёс в специальный "погреб", который раньше был подвалом дома.
   Теперь можно выдвигаться. Я сел на велосипед, стоявший у дерева под полиэтиленовым покрывалом, и поехал к Степану.
   Тот уже был готов к отправке и ждал меня у ворот. Я поднялся вверх по улице и также подъехал к воротам на территорию дома Профсоюзов.
   - С добрым утром, братец! - сказал он.
   - И тебе! Ты готов?
   - Ну, как видишь, да. Сегодня ночью стрельбу на Ленинском слышал и крики. Видать, эти "политеновцы" от набегов отбиваются! Ишь... Прямо дрожь по коже пробежала...
   - Круто! Потом поглядим обязательно... А сейчас вперёд!
   Мы поехали мимо ларьков вниз по улице, так как по Ленинскому проспекту передвигаться было опасно. Проезжая свои владения, я ещё раз осмотрелся, всё ли в порядке. Да. Можно ехать.
   У выезда на Косыгина мы остановились. Улица пуста. Две машины стояли, припаркованные у гостиницы. Едем! Мы нажали на педали и покатились вперёд по улице по направлению к Третьему кольцу.
   Не доехав до развязки метров сто, мы переехали по развороту на встречную полосу, а затем свернули налево в сторону набережной.
   Впереди показалась жирная белая линия, обрисованная у РАН. Вокруг академии были расставлены оборонные сооружения, дорогу нам преграждал КПП (как мы поняли). Я проверил наличие бронежилета, и мы приблизились.
   Нам повезло: тут никого не было, - и мы, что есть мочи, нажали на педали велосипедов и промчались довольно большую территорию РАН.
   Далее мы спустились по серпантину и, оказавшись на набережной, свернули налево.
   В течение нескольких минут мы крутили педали и озирались, будто отрываясь от невидимых преследователей.
   Вот перед нами метромост. Мы остановились и слезли с велосипедов, а затем быстро но тихо стали подниматься вверх по дороге к станции "Воробьёвы Горы".
   За сто метров до станции я положил велосипед и махнул Степану. Теперь мы медленно продвигались вперёд, озираясь и вслушиваясь в каждый шорох.
   У входа не было, как ни странно, защитных сооружений (может, они покинули станцию?!). Мы тихо вошли внутрь, к кассам.
   Стояла поразительная тишина! Ни поезда, ни эскалаторы - ничто не создавало звука. Мы решили спуститься по лестнице, чтобы нас не засекли. Спустившись, мы проверили пистолеты и пробрались на станцию. Нас ждал долгий коридор... Если бы в нас начали стрелять, то попали бы точно (некуда скрыться).
   Наконец мы на перроне. Откуда-то сверху слышатся голоса.
   Из комнаты дежурного по станции!
   Вдруг лицо одного из жителей показалось в окне. Он закричал и развернулся, чтобы убежать.
   Я не медля нажал на курок, осколки стекла полетели в разные стороны. Затем я взял гранату и, вытащив кольцо, кинул её прямо в разбитое окно.
   Мы легли на пол, и прогремел взрыв. Осколки стекла и плитки посыпались рядом с нами.
   Я резко вскочил и побежал к двери, которая, к счастью, была открыта. В комнате валялись два разорванных трупа с новенькими пистолетами, и я сразу их взял себе.
   Но тут я вспомнил: "Их было трое!!!" Но следов третьего не было в комнате.
   Я выбежал из неё наружу и увидел третьего, безоружного, и скомандовал остановиться.
   Но тот не послушал и спрыгнул на пути, убежав в туннель в сторону Университетского проспекта.
   - Ну и идиот... - пояснил я.
   - Это почему ж это?
   - Туннель очень длинный и тёмный... Ты читал Метро2033?
   - Ну да... Ха! А ты в это всё веришь???
   - Ну, вперёд, догоняй его, струсил, да?! Вот!
   - Мне туда просто не нужно...
   - Ну, трус, точно... - улыбнулся я издевательски.
   - Я сейчас как дам!
   - Ладно тебе! Пристал! Даже поиздеваться не даёшь!
   - А то! Не фиг ту...
   Вдруг из туннеля послышался жуткий вопль... Мы замерли, и мурашки пробежали у меня по коже.
   - Я говорил тебе... - дрожащим от страха голосом произнес я.
   - Пойдём отсюда, а...
   - Да...
   Внезапно какая-то неведомая сила заставила нас сорваться с места и ринуться к выходу. Не чувствуя усталости, мы пролетели турникеты и эскалаторы и оказались на улице.
   Никогда я не мог предположить, что страх может быть таким сильным! Было правда ужасно страшно, и мы ничего с этим не могли поделать...
   Мурашки покрыли моё тело, и опять мы одновременно сорвались с места и побежали к велосипедам.
   Я мигом сел на велосипед и с большой скоростью понёсся за Степаном...
   Ужас отвязался, и нам полегчало.
   Я вскоре остановил Степана:
   - Стёпаныч! Стой! Давай через РАН не поедем...
   Тот притормозил и ответил:
   - А, да, точно... Ладно, поехали вперёд...
  
   Пролетев место, где дорога сворачивала к академии наук, мы помчались к Третьему кольцу. Когда мы проезжали мимо монастыря, на нас посыпался град пуль. Еле увернувшись, мы держали путь далее...
   Подъехав к трассе, мы остановились и оглянулись. Судя по карте Степана, мы находились в нейтральной зоне.
   Неожиданно недалеко от монастыря показалась фигура человека.
   Испугавшись, мы взяли велосипеды и направились вверх к Третьему кольцу.
   - А "развязочники" дружелюбные? - поинтересовался я.
   - Вполне... Я одного там знаю, Алекса.
   - Отлично. Через них идём?
   - А как же, РАН нас арестует.
   - Ну, окей.
   Мы поднялись на мост и прямо по проезжей части покатили к развязке. В туннеле были ограждения, и мы остановились.
   - Кто вы, ребят? - спросил весёлый но осторожный охранник.
   - Мы с улицы Косыгина, дом 13. Нам с транзитом, - ответил Степан. - А не у вас ли есть такой чел, как Алекс?
   - У нас, а зачем?
   - Он мой приятель.
   - Проезжайте, верю... - улыбнулся охранник. - Сейчас ещё РАН полезет, вы меня отвлекаете, - закончил он довольно ворчливо.
   Мы поехали далее, мимо палаток и кострищ, а потом свернули на съезд и выехали на солнце.
   У очередной заставы стояли двое мужчин, разговаривающих с какой-то девушкой, но мы, к сожалению, не встретили Алекса.
   Они нас свободно пропустили, и, держа автоматы наготове, мы поехали вперёд.
   Ленинский был пуст. Вдруг слева мы увидели двух болтающих девушек в светлой одежде с большой рыжей буквой "М" на футболках.
   - Политеновцы? - поинтересовался я.
   - Вероятно, - заметил Степан. - Поехали к ним... Убери автомат.
   Я послушался, и мы свернули в сторону политеновцев.
   Увидя нас, те приостановились и начали с большим интересом нас рассматривать.
   Подъехав, мы оба разом пожелали им доброго утра и слезли с велосипедов. Девушки кивнули нам и улыбнулись.
   - Вы Политеновцы? - для вежливости спросил я.
   - Да, верно, - ответила светловолосая. - А вы?
   - Мы с Косыгина, 13.
   - Решили прогуляться, - смешно заметила вторая, рыжая.
   - Да-с, как видите. Мы больше трёх месяцев просидели в убежищах, ожидая безопасного времени, и, наконец-то, мы вылезли, - объяснил Степан.
   - Ясненько... - задумчиво сказала рыжая и посмотрела на подругу, а затем приоткрыла рот и, повернувшись к нам, торжественно произнесла: - Не желаете ли вы к нам в гости? - и стеснительно улыбнулась.
   Мы со Степаном переглянулись, я кивнул ему и ответил: - С удовольствием!

Глава третья

"Метрополитеновцы"

   Мы, не садясь на велосипеды, последовали за девушками. Пройдя пару сотен метров, мы оказались у белой линии. На всех деревьях краской были намалёваны буквы "М".
   Вскоре мы оказались у наземного вестибюля станции метро "Ленинский проспект". Вокруг расхаживали заинтересованные дети и пара подростков, наблюдавших за ними.
   Девушки проследовали в вестибюль. Спускаясь по эскалатору, я вновь заметил, что повсюду висят знамёна с буквами "М" и с поездами метрополитена.
   Далее мы попали на хорошо освещённую станцию. На рельсах стояли механизированные дрезины, а на платформах жители территории и самой станции расположили краны и "стоянки" для дрезин. Когда груз на дрезине попадал на станцию, его снимали небольшим краном, пассажиров высаживали, а дрезину поднимали на платформу.
   - Мы во всю готовимся к объединению с развязочниками и купцами с Вавилова, а может, и возьмём себе Энергорайон тут, недалеко, - сказала нам рыжая и добавила. - Я, вероятно, поступила невежливо, так как не назвала наши имена. Так вот, меня зовут Алина, а её - Алиса, - и улыбнулась.
   - Очень приятно, - ответил я. - Меня зовут Николай, а моего друга - Степан, - Степан покраснел по неизвестным мне причинам.
   Улыбнувшись, Алина продолжила:
   - Я хотела бы показать вам наше жильё. Вот, за той колонной.
   Мы прошли немного до деревянного дощатого домика, рядом с которым стоял тент.
   Вдруг на станции послышался грохот, звон и чьи-то последующие за этим грубые выражения. Как оказалось, работники подъёмника плохо привязали дрезину, и та грохнулась на платформу, издав громкий неприятный звук.
   Когда мы зашли в домик, Алиса приготовила нам чай и очень аккуратно разлила его по чашкам.
   Чай был превосходен, даже пренебрегая тем, что мы весь день не пили.
   Мы пообщались немного и решили подать заявление на вход в коалицию Гагаринского района.
   Алина была дочерью начальника всех политеновцев и могла подписывать и оформлять все документы без его присутствия и на его имя. Она достала из ящика документ (он напоминал больше бланк) и положила на стол. Я его заполнил, предварительно прочитав условия этого договора.
   Вот, собственно, выдержки из него:
   "...Полученное государство является демократическим..."; "...Каждый законный гражданин имеет право выбирать или баллотироваться в президенты..."; "...Срок правления главы союза - три месяца..."; "...Возраст правителя должен быть не менее семнадцати лет..." и так далее...
   Перебросившись словечками и подписавши копию документа (в конечном счёте, она осталась у нас), мы попрощались и ушли со станции.
   По договору, союз официально образуется с 12 августа, то есть через два дня.
  
   Солнце клонилось к закату. Мы поспешно вернулись домой и расположились у Степана в доме на ужин.
   Ужин был небогат, из каких-то сушек и растворимого молока. Да я, в принципе, уже и не претендовал на хорошую еду.
   "Создание объединения точно всё изменит, - подумал я. - Точно..."
   Под вечер сильно похолодало, и с севера приближалась туча.
   Подумав, что ночью будет гроза, я спрятал всё рядом с собой и лёг спать...
  
   Утром я проснулся от холода. Я вылез и увидел пред собой белое царство! Гигантские хлопья снега ложились на землю. Нет! Не просто на землю, а они "добавляли себя" в сугробы, которые были уже с полметра величиной!
   Я замер и не мог произнести ни звука.
   Пробираясь через сугробы, я подошёл к подвалу и нашёл там лопату.
   Я начал разгребать снег, делать дорожки, площадки, очистил всё вокруг домика и сделал проход до Косыгина.
   Всё было белоснежное и искрилось от слабого утреннего света, проникавшего сквозь облака.
   Я вернулся и начал грести снег в сторону Степана, который ещё не вышел.
   Уже принявшись за уборку территории рядом с дверью Степана, я услышал, как тот, разбуженный дребезжанием лопаты, проснулся и шумел в квартире.
   Когда лицо Степана высунулось из окна, я услышал ёмкую фразу из резких русских словечек, которая, как я понял, выражала сплошное недоразумение и возмущение.
   Вскоре Степан вышел из квартиры, и мы поздоровались.
   Рядом с нами вдруг упал огромный слой снега с крыши, и Степан отпрыгнул, как заяц. Это выглядело довольно смешно.
   - Что это ты хохочешь?! - возмутился он.
   - Может, мне смешно? - задиристым голосом сказал я.
   - Оно бы мне на голову свалилось!
   - Но не свалилось же, ну!
   - А если бы?
   - Если не бывает. Либо упало бы, либо нет...
  
   Тем временем послезавтра образование союза. Я с нетерпением ждал этого, я хотел стать президентом, в первый раз в жизни получить власть!!! Но нет, не для денег... Вы правда так думаете? Значит, неправы...
   Я хотел быть тем, кто сможет возродить Великое Государство, даже с каким-то небольшим населением. Мало того, я желал действительно возродить страну, а не сидеть сложа руки в ЮЗАО и есть то, что поймал на Горах...
   Нам со Степаном жилось несладко в новой Москве... А кому сладко? Кому Хорошо?
   Многие, если не все, потеряли родных, друзей... После того, что случилось, им суждено озвереть и превратиться в варваров и грабителей, а, скорее, дикарей...
   Нет, это недопустимо! Я чувствую, что должен всё изменить!
  
   Мы с другом поиграли в снежки и, одевшись, направились к метро.
   Погода прояснялась, и воздух теплел... Началась капель.
   Когда мы подошли к метро, снег уже начал активно таять.
   Зашедши на станцию, мы отыскали домик Алины. У него стоял парень лет девятнадцати, с автоматом Калашникова. Он поинтересовался:
   - А вы к кому?
   - К Алине, - сказал Степан.
   - Её нет дома. Я охраняю, пока её нет. Что-нибудь передать?
   - Да нет, спасибо, просто скажите, что мы заходили... Да! Меня звать Степаном, его Николаем, - и он показал на меня.
   - Будет сделано, - ответил парень и, отдав честь, дружелюбно улыбнулся.
  
   Мы отошли к путям, чтобы посмотреть, как кипит жизнь.
   - Давай прокатимся, а! - предложил я.
   - Деньги платить придётся...
   - Да нет же, пойдём!
   Мы подошли к смотрителю крана, и я спросил:
   - Не подскажете, а за проезд вносится плата?
   - Да, - заметил тот.
   - А в каком размере?
   - Тридцать единиц.
   - Позвольте, а чего?
   - Единиц.
   - А, это у вас валюта такая?
   - Так точно.
   - Спасибо, - улыбнувшись, сказал я и повернулся к Степану. - Вот чёрт!
   - А я ведь говорил, - заметил он.
   - Да ладно... Где же их достать? Точно! Одолжить.
   - У кого?
   - У Алисы. Она, наверное, дома.
   - Ну, пойдём, найдём её тогда...
   Мы пошли по платформе, осматривая домики, пока не увидели саму Алису.
   - Алиса, привет! - крикнул я.
   Она обернулась и ответила:
   - С возвращением!
   - Мы к Вам с вопросом о деньгах... Говорят, тут валюта есть такая, Единицы, так?
   - Ну, так.
   - Не могли бы Вы нам одолжить немного, мы обязательно потом вернём.
   - Могу, разумеется, а сколько вам требуется?
   - Тридцать, на проезд на дрезине.
   - Тогда вам придётся дать шестьдесят. 30 - это цена на один билет. Купите у них проездной на день.
   - Спасибо, - сказал Степан и поинтересовался: - А какие остановки есть?
   - Шаболовская не оборудована, так что её трамвай проедет без остановки. Далее, вы можете пересесть на Кольцевую, что я вам советую, поскольку на Третьяковской орудуют плохие люди. Кольцевая линия хорошо обслуживается, но только от Парка Культуры до Курской. По красной доедете только на север, но к Кузнецкому мосту. Это общий план. На остальных участках нет транспортной системы, но дрезины можете встретить.
   - Большое вам спасибо!
   - Пользуйтесь трамвайным агентством Калужско-Рижской линии на отрезке Профсоюзная - Октябрьская!!! - добавила со смехом она и дала деньги, а потом добавила: - До вечера успейте записаться в кандидаты!
   Мы кивнули, ещё раз поблагодарили её и пошли к платформе (для поездов, следующих в северную сторону).
  

Глава четвёртая

"Неудачное путешествие"

   Место остановки обозначалось желтыми полосами. Вскоре подъехал трамвай, и контролёр дал нам две бумажки с печатью и датой за 60 единиц.
   Мы сели на скамейку и начали ждать. Пассажиров было мало, всего двое, кроме нас.
   Контролёр спрыгнул на рельсы, осмотрел дрезину и залез назад. Затем он скомандовал "машинисту", и тот включил двигатель.
   Дрезина медленно тронулась, и въехала в тёмный туннель. Повеяло прохладой. Трамвай разгонялся, и мы шли с ветерком. Тихое гудение двигателя и постукивание колёс были не сравнимы с настоящим поездом.
   Через пять минут впереди показалось расширение туннеля, но дрезина не сбавляла обороты. Мы въехали на тёмную станцию, на которой никого не было и стояла абсолютная тишина.
   Десять секунд, и мы опять в туннеле. Опять три минуты ожидания...
   Вскоре показались огни станции, и трамвай начал тормозить. Дрезина не дошла и до четверти станции, как остановилась, и нас попросили выйти.
   Затем мы перешли на кольцевую, и остановились на платформе.
   К остановке подъехала дрезина, в два раза длиннее прежней. Билеты проверили, и мы сели. Сзади подъехал грузовой состав с Добрынинской, состоящий из трёх дрезин, и машинист трамвая поспешил отъехать.
   Этот трамвай ехал быстрее, мы доехали всего за пару минут.
   Далее, сойдя с дрезины, мы долго переходили на красную ветку.
   Теперь трамвай почти не отличался от второго, только к этому были приделаны бортики повыше, и на сидениях мягкие настилы.
   Теперь туннель был не душным, так как в нём было два пути сразу. За весь путь до Кропоткинской мимо нас проехал один трамвай и один товарный состав.
   На этой станции остановка была рядом с выходом. Мы, правда, долго ждали, пока грузчики разберутся с какими-то ящиками и шинами, а потом поехали.
   До Библиотеки имени Ленина ехали также, в объёмном туннеле.
   Тут остановка находилась посередине платформы, но мы не вышли, нам на Охотный Ряд.
   Мы опять тронулись...
  
   И, наконец, она!
  
   Мы сошли с дрезины и направились к выходу. Мы оказались недалеко от Кремля, на начале улицы Тверская.
   Солнце блестело в его звёздах, снега тут уже почти совсем не было.
   Иногда мимо нас проходили человека два-три.
   Вдруг с правой стороны послышалась стрельба, крики, и забегали люди.
   Мы быстро нырнули в подземку и ринулись к трамваю, который готовился отходить. Мы показали билет и уселись на места.
   Трамвай тронулся и начал ускоряться.
   Когда станция была уже далеко позади, мы услышали свист пуль и грохот.
   - Точно Охотный этот ряд! - сказал Степан.
   Я молча кивнул.
  
   Через час мы уже стояли на платформе Ленинского проспекта, и я оформлял нужные документы. Как выяснилось, предвыборная кампания завтра, а выборы проведут сразу после неё.
   Неизвестно, почему всё делается впопыхах...
  
   Мы вернулись домой, забрали нужные вещи, переоделись и поели. Затем мы возвратились в метро, и нам предоставили палатку для сна.
  

Глава пятая

"Выборы"

   Каждому кандидату предоставлялось десять минут на выступление, которое проводилось на Гагаринской площади посреди Ленинского проспекта.
   Кандидата было три.
   С утра шла подготовка к мероприятию.
   В девять к площади начали стягиваться люди, а в десять всё началось.
   Первым выступал какой-то смуглый армянин, представитель от купцов. Сказал он не очень убедительную речь, занявшую около пяти минут.
   Вторым вышел на постаментик президент Метрополитении. Он заговорил монотонно, но поднявшийся шёпот заполнял его голос.
   После его выступления кто-то свистнул, некоторые захлопали в ладоши, иные издали звук "вухууу!".
   Теперь моя очередь. Я не волновался. Даже более того, моё тело было заполнено пустотой и благоговением.
   Я вступил на "сцену" и начал:
   - Доброе утро, уважаемые друзья! Меня зовут Николай Лобачевский, - Степан в первом ряду сделал гримасу. - Я пришёл сегодня сюда, на Гагаринскую площадь, чтобы выразить своё желание быть президентом нашего будущего союза. Я хотел бы перечислить причины моего решения. Начнём вот с чего, - я сделал короткую паузу и продолжил. - Все мы помним, какова была наша Великая страна, наша Родина. Многие считали, что она была не достойна патриотизма и любви к себе... Я не входил в их число. Мало того, я утверждал, что не менее девяноста процентов государств на планете нам завидуют как в экономическом, так и политическом плане... К тому же, я сам в это верил и был уверен в этом! У нас были одни из самых низких налогов, уровень безработицы был ниже, чем в США, Евросоюзе... Я хочу, чтобы наша страна осталась прежней, но я намерен убрать минусы. Почему я заглядываю далеко в будущее? Ответ прост. Союз из нескольких поселений - начало этого могучего государства. Если вы, мои товарищи, будете иметь желание и возможность голосовать за меня, я обещаю, что вы не ошибётесь! Я хочу выразить свой патриотизм в борьбе с нависшей проблемой, сотней проблем! Горе, прошедшее через наши сердца, не должно разрушить нас! Мы пережили эпидемию, мы переживём и остальное! Вместе мы сила!!! - закончил я на высокой ноте.
   С "трибун" послышались положительные выкрики и аплодисменты.
   Я поднял вверх руки и улыбнулся. Кто-то повторил.
   Я сошёл со сцены, и на неё забежал человек, объявивший, что выборы начнутся с этого момента у развязочников.
   Люди потянулись в сторону туннеля, где уже стояли урны голосования.
  
   Три кандидата положили биллютени в урны, а затем все остальные друг за другом опускали конвертики.
   Когда очередь кончилась, и люди разошлись, я и два кандидата прошли с делегацией в подсобное помещение, и были подсчитаны конверты. По результатам, у меня было 68% голосов, у армянина 1%, а у метрополитеновца - 31%.
   По словам делегатов, мой кабинет находился в доме рядом со входом в метро. Мне выдали некоторые документы, и торжественно объявили президентом. Церемония состояла в фотографировании меня и рукопожатий. Я также вписал Степана в список моих официальных помощников.
   Я пришёл в свой кабинет, обустроился там за двадцать минут и отдал приказ моим первым подчинённым, то есть тем самым делегатам - развязочникам, принести мне сборник законов и конституцию. Я знал, что поблизости, в книжном, это можно найти.
   Первый мой указ был подписан через час, и его смысл состоял в официальном утверждении конституции и законов нашего союза, как конституцию и законы РФ, так как я решил отложить изменение и правку этих документов на будущее.
   Далее я утвердил наш союз, как Российскую Демократическую Федеративную Республику, то есть РДФР.
   Я согласовал с подчинёнными, что каждый новый закон, указ или постановление будет объявляться сразу после его официального принятия.
   В конце дня я переговорил со Степаном, и мы решили ввести временную общую валюту, Единицы Метрополии или ЕМ. Я просил передать гражданам, что это на несколько дней, а потом я всерьёз займусь валютным вопросом.
   Вечером мы за несколько подходов переехали из Косыгина, 13 к метрополитену.
  

Глава шестая

"Первые дни"

   С утра я принялся за работу. Сегодня было запланировано учреждение Федеральных районов: Метрополии, Купечества, Развязочной республики, - у каждого района был свой правитель, который избирался на срок в месяц.
   Далее я назначил трёх рекомендованных мне юристов временными судьями, а само здание суда находилось в том же подъезде, где находился мой кабинет.
   0x01 graphic
   Я также посоветовал гражданам приобрести копии книжек со сборниками законов и перечесть, кто не знал их.
   Сегодня же прошли выборы в главы субъектов.
   Теперь мне легче стало управлять страной.
   Я принёс извинения своим гражданам за то, что пока не в состоянии соблюдать все их права, и попросил в ближайшие дни определиться со специальностью, так как этот вопрос был очень важен. Я обещал поддержать их в преодолении первых проблем.
   Далее я утвердил нескольких комиссаров для помощи жителям РДФР, а также и полицейский департамент. Вот так занимались первые рабочие места.
   Я ещё раз подчеркнул, что все мои действия, уполномочивающие некоторых лиц на какое-либо дело, являются временными и совершаются для создания фундамента государства.
  
   В течение последующих трёх дней я решал транспортный вопрос и вопрос электрификации страны.
   На пятый день я ввёл всеобщую воинскую повинность лиц возраста от 18 до 35 лет, за исключением тех, кто имел детей до 7 лет или тяжело больных родственников, а также тех, кто сам был болен. В связи с этим я издал указ о проведении всеобщей переписи населения.
   В итоге получилось 262 человека, из них было 129 военнопригодных.
   Себя я назначил главнокомандующим армией, и разделил её на 4 отряда, три из которых состояли из 32х человек и один из 33х. Они так и назывались: "Первый", "Второй", "Третий" и "Четвёртый".
   На следующий день я отправил Первый и Второй на захват Энергорайона.
   Увидев армию, жители этого места сдались без боя, и мы включили их в состав РДФР, проведя перепись их населения. Таким образом, появился новый субъект, который назвали "Первым районом", а не как раньше, "Энергорайон" (чтобы чужаки не узнали о мощи, сосредоточенной там), и численность населения увеличилась на 31 человек, 19 из которых были расфасованы по отрядам по причине их военнопригодности. Теперь в каждом отряде было по 37 человек.
   Я ввёл ежедневное обучение построениям и ОФП для солдат, включая сдачу норм и кроссы.
  
   Вскоре я нашёл группу добровольцев, собирающихся работать в первом госбанке и печатать деньги под надзором Степана и его помощника.
   Я лично одобрил новую банкноту, называющуюся теперь новорублём, "новром" или сокращённо НР.
   Всё шло по плану, и даже превосходило его.
   На следующий день к нам пожелали присоединиться "москвичи" (из ТЦ "Москва") и лицеисты, жившие в районе лицея "Вторая Школа".
   Численность населения пополнилась на 148 человек. Из них я составил два отряда по 41 и 42 человека.
   С транспортом была реальная проблема.
   Но за неделю страна смогла возвратить к жизни троллейбус и даже включить в одном доме отопление.
   Большинство уже определилось с профессией.
  
   Инфраструктура развивалась, у граждан появилось сильное стремление к улучшению жизни.
   Пока квартиры, машины доставались тем, кто хочет. Но, скажем, если происходила любая ссора по поводу имущества, суд без разбирательств конфисковывал это имущество в казну государства.
  
   Ещё через неделю был силой присоединён Дворец Пионеров (+78 человек, 45 из них пошли в армию в 7й отряд), началось движение троллейбусов (которых было 2) и электрифицированных дрезин; в том же доме, к которому ранее подвели отопление, дали электричество.
   Каждый гражданин обязан был платить налог, хоть и мизерный. Это помогало окупить затраты государства.
  

Глава Техническая (седьмая)

"Как всё было"

   Несомненно, всех беспокоит вопрос электричества и отопления. Так вот. Когда все запасы топлива на ТЭЦ и ТЭС были исчерпаны, техники-учёные из РДФР отправились на поиски бензина и электрогенераторов. Таким образом, они собрали количество топлива, достаточного для отопления и электроснабжения некоторых объектов на несколько недель. Это были баллоны с пропаном, бочки с соляркой и канистры и бочки с бензином...
   Довозилось это счастье на велорикшах, сделанных из телег, кусков фанеры и велосипедов. Кстати, это был основной вид транспорта.
   Также в те дни я провёл референдум, на котором были внесены правки в Конституцию.
   Теперь пора рассказать подробнее о захвате Дворца Пионеров.
  
   Изначально эта территория была поделена на две части после небольшого конфликта. Узнав о наших планах, жители этих территорий объединились не смотря на разногласия и мобилизовали свою армию.
   Я упоминал, что к нашему государству присоединилось ещё 78 человек. Да, это так, но, во-первых, человек сорок погибло во время боя, а во-вторых, ещё пятнадцать сбежали на Воробьёвы горы. Таким образом, получается, что население раньше составляло где-то 135 человек.
   Теперь я хотел рассказать о бое от первого лица, то есть от лица рядового Алексея, служившего в Третьем отряде. Замечу, что в бой были брошены отряды Третий, Четвёртый и Шестой. Что ж, начнём...
  
   Было прохладное ясное утро. Строй маршировал через двор дома номер 13 улицы Косыгина. У каждого было по автомату Калашникова, взятых из ближайшей военной части накануне. У площадки в конце дома отряды начали перестроение для спуска по лестнице.
   Я находился в середине строя. Когда Четвёртый отряд полностью спустился, его главный скомандовал о новом перестроении и подготовке к движению рысью.
   У калитки находились двое охранников, дремавших, наклонив вниз свои головы.
   Отряд застал их врасплох, они не успели даже сказать ничего, кроме многозначительного "Ой!".
   Их связали и оставили сидеть у ворот, отобрав маленькие рации.
   Все отряды вошли на территорию, перестроились, и Четвёртый с Шестым пошли влево, а наш, Третий, направо по дороге.
   Вдруг мы заметили человека, бегущего на другой стороне пруда, спотыкаясь и оглядываясь.
   Командир сказал "Огонь!!!", но человек успел скрыться, и в него не попали. Затем он скомандовал: "Рысью", и мы побежали вперёд, затем свернули левее и начали огибать пруд справа.
   Когда мы подошли к стадиону, то начали делиться на три микроотряда по пятнадцать человек в каждом. Первый ринулся вперёд, за ним второй, а мы побежали третьими, но не за ними, а направо, огибая площадку с искусственным газоном.
   0x01 graphic
   Послышалась первая стрельба и крики. Наши войска активно атаковали, нанося урон противнику.
   Мы бежали по краю Дворца, занимая территории и новые позиции. Цель была как можно быстрее забраться на холм, иначе мы оказались бы в невыгодном положении.
   Когда мы оказались наверху, на нас уже бежали дворцовцы. Мы открыли огонь, и те остановились. Затем они ответили нам встречным огнём.
   Мы сильно напирали, и под нашим натиском они сдавали позиции, и мы, имея только двух раненных, через пять минут наполовину окружили войска противника.
   0x01 graphic
   В этот момент оставшиеся две трети нашего, Третьего, отряда соединились с Четвёртым отрядом, и начали все вместе контратаку.
   Пользуясь этим, мы давили на передний фланг противника, в то время как основная часть войск давила на боковой.
   Войска дворцовцев оказались на открытом пространстве, и десяток солдат полегло под пулями РДФР. После этого противник начал массовое отступление к Большому Концертному залу, теряя одного за другим своих рядовых.
   Оказалось, что вокруг БКЗ были построены укрепления, и наша треть отряда ринулась сквозь тыл к Центральному входу в здание Дворца.
   Свалив с ног двух девушек и отняв у них автоматы, мы вломились в здание и пристрелили несколько солдат. Далее мы забрались на второй этаж и бросились в сторону Концертного зала, убивая солдат на пути.
   В меня за это время попало две-три пули, но все, к счастью, в бронежилет.
   Наши войска окружили БКЗ со всех сторон, и противник решил сдаться...
   0x01 graphic
  
   Когда войска РДФР уходили с этой территории (несомненно, победителями), они оставили Шестой отряд, распределив его по всей территории, обещав прислать на замену Пятый, что произошло в тот же день.
   После этого войска благополучно вернулись домой.
   Всего в бою погибло 8 человек, 37 ранены.
  

Глава восьмая

"Осваивание территорий"

   Источники топлива иссякали, и я издал указ о запрете на пользование электричеством и топливными автомобилями, но на время...
   Люди активно использовали велорикши, в том числе для объезда блокпостов и доставки продовольствия во Дворец Пионеров и другие районы.
   Продовольствие сильно дорожало, государство сдерживало рост цен и просило население выращивать продукты в домашних условиях, например, помидоры, огурцы, какие-нибудь ягоды, кабачки, тыкву и т.п.
  
   Тем временем, влияние РДФР охватило территорию-треугольник, между Ленинским проспектом, проспектом 60-летия Октября и улицей Дмитрия Ульянова.
   Войска Первого и Второго отрядов были разбросаны по всей границе, которую постоянно патрулировали рикши. Дежурящие бойцы хотя и вынуждены были спать в палатках, но имели льготы на питание, которое, не смотря на свою скудность, было бесплатным.
  
   Иногда на территории Дворца вспыхивали микровосстания, но больших не было. Все люди были достаточно умны и понимали, что, даже если они отделятся, то без помощи и управления РДФР им теперь не прожить никак.
   Я почти ежедневно разъезжал на личной рикше по районам и смотрел, как и что.
   Несомненно, Купечество обеспечивало РДФР продуктами, то есть консервами, сухой пищей длительного хранения и т.п., а также семенами, одеждой, приборами и т.д. Ведь в этом районе находился ТРЦ "Гагаринский", ту же функцию выполняли москвичи.
  
   На днях в РДФР начали появляться "иностранцы", что вынудило меня провести повторную перепись населения и выдачу всем паспортов, где была указана принадлежность к формальной "национальности", например, "купец", "лицеист", "москвич" и т.п., в обязательном порядке.
   Таким образом, не смотря на тот факт, что, по вычислениям, нас всего должно быть 511 человек, нас было 519, то есть, возможно, к нам кто-то присоединился...
  
   Страну всё больше начали посещать "циркачи", и обе стороны, после встречи на территории лицея "Вторая школа", пришли к решению объединиться.
   Теперь к населению прибавилось 42 человека (т.е. всего стало 561) и границы ушли на юг к Ломоносовскому проспекту.
   Сразу после этого события произошло ещё одно присоединение - с "трамвайниками". (Это +23 человека, всего стало 584.)
   Граница сдвинулась до улицы Строителей.
   Образовался ещё один военный корпус - "Восьмой".
  
   Через три дня РДФР подписала договор с РАН о мире и свободной торговле.
   После этого мы заняли большую часть Воробьёвых гор, в том числе и станцию метро. Теперь жители могли свободно гулять по лесу, охраняемому нашими солдатами (в первую очередь, от МГУ).
   Я терпел, нормализуя ситуацию в стране, и, когда она стабилизировалась, решил захватить ЮЗАО.
   Сначала я испугался, подумав, что население возмутится поспешным расширением территорий, но, к счастью, этого не последовало. Даже наоборот, после проведённого мной голосования оказалось, что "за" 73% населения.
   Раз так, я решил действовать...
  

Глава девятая

"Захват ОЗАО"

   В начале был организован поход на юг, где были захвачены все кварталы вплоть до улицы Лобачевского. Затем наши войска вступили на территорию прямоугольника между улицей Гарибальди, Профсоюзной, Дмитрия Ульянова и Ленинским проспектом.
   0x01 graphic
   ЮЗАО захватывался довольно быстро, и без сопротивления.
   Когда вокруг станции метро Академическая были сосредоточены наши войска, я отдал приказ напасть.
   Долго боровшиеся с нами "академики" выставили на укреплениях белый флаг и сложили оружия, тем самым, позволив нам войти на станцию без боя.
   Далее мы обосновались в части Донского района, до Севастопольского проспекта.
  
   В целом, захват проходил молниеносно.
   Мы почти полностью захватили ЮЗАО всего за три дня!!!
   Народ иногда выходил на митинги поддержки правительства, чтобы показать свою любовь, ведь захват обошёлся всего-то одной смертью, и то, по неосторожности.
   0x01 graphic
  
   За дни захвата к нам прибавилось 254 человека! (теперь у нас 838 человек!!!) Сформировались ещё "Девятый" и "Десятый" отряды.
   Я провёл военную реформу, при которой армия делилась на Правую и Левую роту, в каждой из которых находилось по пять отрядов.
  
   Прошло ещё три дня, и весь ЮЗАО был захвачен.
   Источников топлива и еды стало вдоволь, но, правда, только на две недели.
   Неделя ушла у меня на полную стабилизацию экономики страны и улучшению ситуации.
  
   Когда всё было сделано, я огласил своё решение о походе на Московский. Это активно поддержали, ведь нам требовались свежие овощи и т.п., чего там было достаточно.
   Рано утром 17 сентября армия в виде пеших войск и "танков" (то есть рикш с толстой фанерной обшивкой) двинулась по Ленинскому проспекту на юг. В составе армии была Левая рота.
  

Глава десятая

"Захват Московского"

   Армия шла очень быстро, и через полтора часа она оказалась у МКАД - границы РДФР. Там их встретили солдаты-пограничники.
   Войска вышли на Киевское шоссе.
   Тут началось перестроение: ранее в одном ряду стояло десять человек, теперь пятнадцать. Войско стало шире но, в то же время, короче.
   Прошёл ещё час пятнадцать, и войско приблизилось к Московскому. Оно остановилось и опять перестроилось так, что в ширину было пять солдат.
   Всем дали десять минут на отдых (но ни в коем случае не на перекус!), а затем армия по команде вошла в город.
   0x01 graphic
   Причём вход в город осуществлялся по двум ветвям развязки одновременно.
   Солдаты шли быстро, отряды разделялись и расставляли блокпосты.
   На одном из "танков" ехал деловитый мужичок со стопкой бумаг, письменных принадлежностей и электроникой. Его звали Виталий Коряжин. Он был уполномочен на руководство Московским полуавтономным районом (МПР).
  
   Виталий был директором небольшого магазина в Обручевском районе. После эпидемии он в ужасе просидел месяц в квартире, питаясь консервами и макаронами. Выйти из квартиры его заставил сильный голод. Нашедши свой магазин разорённым, он почувствовал глубокое разочарование... А, хотя, кому сейчас нужен бизнес! Никому... Когда Виталий всё же нашёл остатки еды на складе, он был схвачен небольшой шайкой воров, дежуривших неподалёку. Но вскоре его отпустили и даже взяли к себе в команду. Авторитет рос, и вскоре Виталий Коряжин стал главарём шайки и обрёл кличку "Коряга", а потом, для сокращения, его начали звать "Коржом". Присоединяя к банде новых лиц, они также подчиняли себе квартал за кварталом. Впрочем, жизнь у них наладилась... Всё изменило нападение РДФР. Шайка была вынуждена сдаться войскам этой страны и подчиниться воле какого-то Николая Лобачевского. Этот президент, к удивлению Виталия, предложил ему быть главой администрации Московского после захвата последнего. Это предложение официально являлось чем-то вроде компенсации за то, что все территории, ранее захваченные шайкой, были отобраны.
  
   Он обосновался в небольшом магазине, и техники-армейцы стали обшивать фанерными листами оконные проёмы, поставили большой аккумулятор, а также кучу нужных для работы предметов, включая раскладной письменный стол и кресло на колёсиках. У двери и в самом здании разместился военный отряд для защиты и отражений возможных угроз со стороны жителей.
   А они, кстати, стояли в полнейшем недоразумении.
   Тем временем, войска полностью заняли Московский и прилежащие поселения. В ближайшие два дня намечалось официальное открытие совхоза "Московского" для нужд РДФР.
  
   В течение трёх дней РДФР увеличилось до Внуковского шоссе между Минским и Калужским.
   Армия обошла все деревни и поселения до единого.
  
   Ещё через пару дней власть РДФР распространилась на Северное и Южное Бутово, Коммунарку, Щербинку и Подольск.
   Для простоты действий я официально разослал послов в эти и другие районы для утверждения там моей власти, и те сообщали жителям, что в противном случае РДФР начнёт военные действия.
  
   Но, тем не менее, самым главным оставался захват нескольких военных баз в Подмосковье. Арсенал пополнился огромным количеством пистолетов, автоматов, взрывных устройств, настоящих танков и прочим.
   Итогом завоеваний стало, помимо укрепления оборонного комплекса, присоединение колоссальных территорий, увеличение численности населения до 1305 человек и, наконец, обеспечение граждан РДФР продовольствием из совхоза "Московского", где, кстати, началось переоборудование всех парников для выращивания пищевых продуктов типа огурцов, помидоров, кабачков, картофеля и др., листьям салата уделили меньшую долю места. Цветы, кактусы и прочее вовсе исключили из списка продукции совхоза.
  
   Глава одиннадцатая
   "Что делать дальше?"
  
   Как-то утром я сидел в своём кабинете и скучал.
   Вдруг постучали, и вошёл Степан.
   - Здрасьте, - тихо сказал он.
   - Да брось, Степаныч, привет! - ответил я, укоризненно посмотрев на него.
   - Ну, привет, - он улыбнулся.
   - Как жизнь? Мы давно не общались, надо бы прогуляться.
   - Давай, а у тебя есть эти... люди с автоматами?
   - Телохранители что ль? - удивился я.
   - Да.
   - Нет, я сам без них обхожусь.
   - Круто, первый правитель без охраны!
   - Я калаш в руки и сам себе защитник!
   - Замечательно! - восхитился Степан и продолжил. - А у тебя дела есть?
   - Неа... Я тут скучаю без дела. Пойдём что ли?
   - Погнали, рикша ждёт у подъезда.
   - Нет... Пешком, - я посмотрел ему в глаза.
   - Окей. Пойдём-пойдём!
   Я встал из-за стола, переоделся в совершенно другую одежду, несколько минут ушло на грим, и спрятал все документы в тайник, расположенный внутри откоса слева от окна в соседней комнате. Тайник не был виден, так как он был прикрыт кустарником и хорошо сливался со стеной.
   Мы вышли из квартиры и хорошо заперли её, сделав это так, что было похоже, что я дома.
   Сегодня 23 сентября, а на улице ещё довольно тепло. Мы двинулись по Ленинскому проспекту в сторону Дома Книги.
   Солнце блестело в окнах домов, облака иногда прикрывали его.
   Рикши носились туда-сюда по проспекту, в половине пассажирами были солдаты, а большая часть других были товарными.
   - Вишь как приспособились! - удивлённо сказал Степан, показывая на оборудованные и красивые рикши. - Видимо, когда топливо появится, не перейдут на автомобили!
   - Никто не перейдёт, - заметил я. - Когда всего будет в достатке, я обязан буду обеспечить этим всем жилые дома и служебный транспорт, типа скорой помощи, а также наладить телефонную связь, пусть даже только кабельную. До наступления сильных холодов никаких автомобилей... А, хотя, можно обеспечить РДФР энергией и запустить метро и троллейбусы.
   - А Подмосковье как же?
   - То есть Новую Москву? Там отдельный район, это должен рассматривать не я, а местное управление.
   - Тогда всё ясно... А что ты собираешься делать с внешней политикой?
   - Завоюю всех... - угрюмо сказал я, а потом улыбнулся.
   - А если правда?
   - Буду сотрудничать с МГУ и РАН, а по границам расставлю крепкую оборону. Вдруг какая-нибудь Калужско-Брянская империя нападёт! Мы не достаточно сильны для такой бойни... Ты, кстати, вероятно, задумывался о том, с какой целью я веду политику освоения и подчинения земель?
   - Конечно...
   - Так вот. Первая и главнейшая цель - "ставь капкан другому, иначе тот поставит его тебе"!
   - То есть ты хочешь сказать, что если бы ты не использовал такую политику как основную, нас бы давно сцапали?
   - Именно! В этом нет никаких сомнений. Возьмём, к примеру, Дворец Пионеров. Откуда у них оружие, а? Неизвестно. А вдруг этого оружия стало бы больше, и они напали бы на нас ранее?
   - Позволь, а откуда у нас оружие?
   Я осмотрелся и ответил:
   - Нужные люди умеют добывать всё, что надо, денег мне не жалко.
   - И сколько они берут?
   - Семьсот новров.
   - Семьсот новров?! - воскликнул Степан. - Не много ли?
   - В самый раз. Это очень опасно. Могу объяснить, как всё делается.
   - Валяй!
   - Этим людям требовалось в довольно короткий срок выбежать из Москвы, обчистить военную базу и вернуться, причём ближе к полуночи, чтобы никто не заметил. Обчищать базу крайне трудно, поскольку изначально эти люди имели при себе только пистолет и, может быть, ружьё с винтовкой. Они храбры,очень смекалисты и осторожны, ведь они при выполнении задания не потеряли ни одного бойца. За мужество и отвагу я принял их в спецназ и выдал первоклассное оружие и обмундирование; бойцы также имеют высокие зарплаты и собственные квартиры с электрогенератором.
   - Круты чуваки! - восхитился Степан. - Мне б таким быть...
   - Если ты до сих пор не заметил, что находишься в более крутом положении, чем спецназовцы, могу тебе об этом доложить! - и я похлопал его по плечу. - А как с твоей работой в финансовой системе? Есть успехи?
   - О да! В первые дни отметилась сильная инфляция, а потом как рукой смело! Я подсчитал, что за год инфляция будет составлять только 17%! Это где видано такое! Я ошеломлён...
   - Поздравляю! Надеюсь, что к тебе в данной ситуации нельзя будет применить выражение "дуракам везёт", а?
   - Не надейся, ведь я же не дурак!
   - Я не сомневаюсь, иначе я бы не дал тебе чинов.
   - Ну, ладно...
   Тем временем, мы прошли Дом Книги, аптеку, ФНПР и направились в сторону ТЦ "Москва". Цель сегодняшней прогулки являлся лицей "Вторая школа" - место, где я учился.
   Мы обсуждали насущные дела, быт и всякую всячину, когда впереди я увидел знакомое лицо.
   Приблизившись, я понял, что это мой знакомый из параллельного класса.
   - Да-ань!!! - весело крикнул я. Даня осмотрелся, сканируя глазами местность, как вдруг наткнулся на меня и внимательно всмотрелся.
   - Колян?! - крикнул в ответ он и двинулся в мою сторону.
   Я тоже побежал к нему, но вдруг он резко остановился и завис, напряжённо меня разглядывая. Как вдруг он сказал:
   - Николай-президент?! Лобачевский?
   - Да... - смущён его фразой, сказал я.
   - Надо ж фамилию выдумал! Кого ты позоришь! Ай-ай-ай!
   Я резко кинулся на него и заткнул ему рот. Затем я, осмотревшись, убедился, что никто не мог услышать Даню.
   - Я велю тебя казнить, мышь белобрысая!
   - За что? - промычал сквозь руку Даня.
   - Мою настоящую фамилию знают немногие; ты, вероятно, хочешь, чтобы их стало меньше?!
   - Что это ты? Что? Я тут не...
   - Не надо мне здесь, тихо... - я отпустил Даню, и мы пожали руки. - Пожалуйста, не надо.
   - Ладно, - с добродушной улыбкой ответил он.
   Степан стоял в недоумении.
   - Знакомься, - сказал я ему. - Это Даня, - а потом обращаясь к Дане: - А это Степан.
   Они пожали руки и представились.
   Затем Даня снова переключился на меня:
   - Как ты так смог? В школе ты без особого энтузиазма...
   - Ой-ой-ой! - подразнил я. - А ты, я вижу, тоже не преуспел.
   - Так я ж зам главы лицеистов!
   - Не ври мне, ты даже не тут живёшь, и вообще, покажи свой паспорт.
   Даня достал паспорт, где в графе "национальность" было указано: "лицеист".
   - Тьфу! - сказал я. - Но ты не зам.
   - Да, это неправда.
   - Любишь хвастаться?
   - Да нет, поприкалываться, - и он улыбнулся.
   - Проводишь меня в нашу школу, но я не президент, ок? - я достал паспорт, где было написано: "Синицын Анатолий Юрьевич, развязочник".
   - Отлично, - с ухмылкой покосился Даня, и мы пошли к лицею.
  

Глава двенадцатая

"Не в нужном месте, не в нужное время"

   У дверей школы стояли трое солдат, охраняющих территорию.
   Они проверили у нас паспорта, и мы вошли.
   - Ребят, я вас предупрежу, что лицеисты - крайне агрессивные и вспыльчивые ребята. Лучше вообще с ними не говорите. Тем более, у них ужасно напряжённая ситуация: многим хочется жить в здании школы, а не в рядом стоящих домах, и здесь часто происходят стачки. Помните, историк про Крым говорил: "Сегодня у власти белые, а завтра уже красные". Так и здесь, только тут три группировки: Атлас, Воробьи и Математики. Я раньше был за Математиков, но потом отступился из-за разногласий, с ними трудно сотрудничать.
   Мы прошли в столовую, откуда тянуло обедом.
   Мы заплатили, и нас угостили не очень богато но сытно.
   После этого Даня повёл нас на своеобразную экскурсию по школе. Мы поднялись на третий этаж. Каждый кабинет был чьей-то собственной или арендованной квартирой. Выглядело всё очень мило. Вместо широкого коридора на этаже был узенький проход, тянущийся между перегородок, шкафов, полок, кусков картона и фанеры, а также лавок с каким-то съестным.
   Я заметил, что есть странные на вид пазы со вставленными туда толстыми кусками фанеры или с железными листами.
   - Это для защиты во время нападения, как гермозатвор в метро, - объяснил мне Даня.
   Мы зашли в Данину комнату, и вдруг с первого этажа послышались выстрелы и крики: "Воробьи!!!". Даня знал, что делать. Он достал из шкафа знамя Воробьёв и прикрепил его к двери снаружи.
  
   Затем он схватил рацию и начал перехват волны: первый, второй, третий канал... Вдруг послышались пиликанья, затем крики:
   "Мы захватили первый этаж! Наши войска на левом фронте... Требуется подмога... Второй этаж почти захвачен... Мы захватили второй этаж!!!..." - слышались безумные крики нападающих.
   Затем Даня пролистал ещё канала два, и мы услышали команды математиков: "Мы потеряли второй этаж... Закрыть затворы!!! Эвакуация населения в спортзал! Срочно! Срочно! Повторяю, население в спортзал!!! Удерживать атаку, пока четвёртый этаж не опустеет! ... Внимание! Прорвали затворы!!!..."
  -- Чёрт!!! - сказал Даня.
   За дверью послышался топот и выстрелы, но вскоре всё стихло.
   "Мы захватили четвёртый этаж..." - говорилось на нашей волне. - "Войска противника отбиты в правую часть корпуса повсеместно! Срочно начать переговоры!!!" - тут всё стихло, только слышалось, как кто-то пробегал по коридору и закрывал затворы, причём, кажется, на всех этажах.
   Мы поспешно вышли из комнаты Дани и свернули вправо, так как слева стоял солдат-математик и закрытый затвор.
   - Ох, и как мне здесь жить-то... - вздохнул Даня, и мы, убрав незамеченное обеспокоенным солдатом знамя, спустились по лестнице и вышли из школы.
  

Глава тринадцатая

"Предчувствие перемен"

   Мы решили вернуться домой. Нерешительность и сомнение овладели нами.
   "Грядёт что-то очень странное", - думал я.
   До вечера моя голова была забита тяжёлыми и несвязными мыслями, и только на следующее утро во мне проснулась искренняя решительность и уверенность в своём будущем.
   Я разместил войска РДФР равномерно по всей границе, а берегам Москвы-реки я уделил особое внимание, разместив там кроме ПВО ещё и боевые ракетные установки, даже одну "Катюшу".
   Настроение у меня явно было воинственное, а вот почему - не знаю...
   Кроме этих на вид бездумных военных действий я налаживал работу госучреждений, но и это была не главная проблема.
   А проблема состояла в равномерном расселении жителей государства и обеспечение их продовольствием, теплом и электроэнергией. Этого жутко не доставало, ведь запасы топлива в городе не бесконечны...
   В последние дни я разрывался, делая несколько вещей одновременно, поскольку я начал волноваться на счёт выборов. Решение было принято быстро: я издал закон о выборах, где говорилось, что голосовать и принимать участие в референдуме могут все, кто не был взят под крыло в последний срок правления президента, то есть, жители Московского, Тропарёво и даже лицея. Действие было весьма диктаторским, но, тем не менее, я настаивал на нём. А референдум, как раз, я решил провести в этот же день. Поводом этому послужило несколько вопросов, в том числе увеличение срока правления президента до полугода, даже до года.
   Я, очевидно, сильно нравился народу, из чего последовало решение не только переизбрать меня, но и увеличить срок до года.
   Это было замечательно! Я был вне себя от радости, но старался этого не показывать. Ещё год!!! Я столько смогу сделать!
   Стоило мне подумать о войне, как моя радость приутихла, но я, всё таки, решил смириться и подставляться грудью под удары судьбы.
   Через неделю после перевыборов последовал первый удар: нехватка топлива. С продовольствием всё было замечательно, но всем известно, что от электричества зависят все комплексы, в следствие чего электрификация оставалась главной проблемой.
   Москва была, по моему мнению, убогим городом: нефтегазоносные районы были за тридевять земель отсюда, а единственное, что мы могли сделать, это запустить АЭС в Калужской области или захватить буроугольные шахты под Тулой. Первый вариант был в принципе нереален, поскольку ядерного топлива у нас никак не было. Что ж, придётся захватить Тулу, а потом, по возможности, Курск и Курскую АЭС.
   Таким образом, план был таков: сначала захватываем ЮАО, а потом, двигаясь по Симферопольскому шоссе, дойти, захватывая по пути селения, до Тулы.
   Путь был неблизкий, но мы имели танки, автомобили, рикши, наконец! И, противореча ранее сказанному, топлива для этого было просто предостаточно.
  
   Через два дня наши танки вошли в ЮАО, и некоторые наши войска сразу встали на его границах. Мы встретили некоторое сопротивление, но в целом захват прошёл успешно.
   Двигаясь по Симферопольскому шоссе, войска РДФР буквально ворвались в Тулу, блокируя улицы и окружая город.
   Здесь сопротивление было самым сильным за всю историю завоеваний. Осада длилась три дня... За это время мы успели захватить всю Тульскую область и найти ещё кучу топлива и боеприпасов.
   Я приказал не использовать ракетные установки, даже когда мы увидели в небе вражеский истребитель, круживший над войсками.
   Вскоре город пал под безудержным натиском РДФР...
   Результат захвата был чрезмерно хорош: стабильные поставки электроэнергии, лётчики, вертолётчики, шахтёры, инженеры и другой высококвалифицированный персонал, продукты различных отраслей машиностроения, таких, как сельскохозяйственное, железнодорожное и другое машиностроение.
   Войска отдохнули в Туле пару дней и решили выдвигаться обратно.
   По пути в Москву они проявили особую заинтересованность, взяв часть Калужской и Рязанской области, а также весь юг Московской.
   А в Москву я приказал вернуться огромным мотопехотным фронтом. В итоге получилось очень смешно: жители ЗАО и ЮВАО, вероятно, очумели, увидев на каждой улице солдат и танки, САУ и военные внедорожники.
   Наши войска за день захватили ЗАО вплоть до Крылатского и ЮВАО до Нижегородского района!!!
   Южная Москва мгновенно была подвержена делению на республики и автономии, организовывалась новая власть, территории очищались, приводились в порядок, повсюду развешивались флаги РДФР, войска встали на границах...
   Тем временем, МГУ стало полуанклавом (имело выход к Москве-реке) и сильно забеспокоилось, ведь я и мои помощники, включая Степана, прикладывали титанические усилия к улучшению жизни населения.
   Мы всё больше и больше приближались к нашей цели - возобновить потерянное течение жизни и сделать лучше, гораздо лучше, чем было. Армия увеличилась в десять раз!
  -- Им не поздоровится теперь! - говорил я Степану.
  

Глава четырнадцатая

"Война с МГУ"

   Сотрудники спецслужб РДФР сообщили мне о том, что жители МГУ используют Метро-2 для транспортировки оружия и подготовки к военным действиям.
   Напомню, что в МГУ проживает огромное количество людей, а армия у них была всего в два раза меньше, чем у нас, за счёт полной воинской повинности, включая женщин и подростков от 15 лет. В МГУ была суровая диктатура, свергнуть которую местным не представлялось никакой возможности...
   Мне ничего не оставалось делать, кроме как самим скорее напасть на них, иначе они представляли бы угрозу для моих граждан.
   Я разместил войска и артиллерию на границах территории МГУ.
  
   Военные действия долго не начинались... В угрюмом и холодном осеннем воздухе слышалось только ленивое гудение моторов. Команда напасть не поступала с обеих сторон.
   Я предупредил своих о том, что я объявлю о наступлении спонтанно, и они должны быть готовы как к этому, так и к нападению противника.
   Из трёх танков РДФР начали лениво вылезать солдаты и вытаскивать провиант и бутылки. Как только последняя третья скатерть легла на траву, и последний из этих солдат сел, наши войска резко начали наступления по всем фронтам без исключения. Противник был в полнейшем замешательстве от такой хитрой стратегии! Но он дал нам отпор, хотя и не сильный, но мужественный.
   Повсюду были парки и леса, что затрудняло проход тяжёлой артиллерии. Солдаты противника хорошо знали каждое дерево, что для наших было не очень-то хорошо.
   Везде началась настоящая бойня: пули свистели тут и там, танки шли, ломая кусты и мелкие деревья, стоял жуткий грохот взрывов.
   Участвовавшая в этом бою наша армия по размерам была сравнима с армией МГУ, но мы имели огромные резервы на Ленинском проспекте, и они в любой момент могли ринуться на помощь.
   В первые минуты боя мы смогли притеснить вражеские отряды,
  
   0x08 graphic
   загнав их глубже в свою территорию. Исключением был один чересчур сильный отряд, сместивший наш на территорию парка у цирка. Я был чрезмерно удивлён, когда оказалось, что кроме нашей армии есть ещё и циркачи-партизаны, начавшие контрнаступление в своём любимом парке, чем очень помогли своим соотечественникам.
   Тем временем, улица Косыгина занималась нашими войсками, а войска противника отодвинули сначала к смотровой площадке, а затем по аллее к зданию университета.
   Университетский проспект, в свою очередь, брался под контроль РДФР с тем же успехом.
   Шум артиллерии, ракет и автоматов не давал ушам отдохнуть ни секунды. Это был второй серьёзный бой после осады Тулы. По улицам шли войска: одни - вперёд, другие - отступая... Танки пробивали дыры в зданиях, где укрылись солдаты МГУ.
   Между тем глава одного из отрядов, атаковавшего наших у Мичуринского проспекта, набрался смелости и решил присоединиться к нашему отряду по причине личной ненависти к императору МГУ.
   Исходя из успехов РДФР в бою, я решил не предпринимать никаких действий типа соединения войск с большими резервами на Ленинском, площади Гагарина и нашего участка улицы Косыгина. Наоборот, я даже приказал на время остаться нескольким отрядам в парке между Мичуринским проспектом и улицей Дружбы для возможного внезапного нападения на врага.
   0x08 graphic
   К сожалению, МГУ имел столь же большие резервы внутри своей территории.
   Вскоре я заметил, что отступающие отряды противника желали соединиться в единую армию и окружить здание МГУ для героической обороны.
   0x08 graphic
  
  
   Я же рассчитывал на то, что враг сдастся, даже несмотря на суровость их правителя.
   В то время как армия университета начала массовое отступление, парк у цирка был освобождён, так как вражеский отряд был окружён и сдался.
   Когда МГУ-шники создали оборонительное кольцо вокруг
  
   0x08 graphic
главного здания, наши подошли достаточно близко и остановились, открыв сплошной огонь из всего оружия, кроме ракет, по моему приказу. Я не желал убивать такое количество людей...
   Удивительно, но только после получаса непрерывного проливания крови жители территории подняли над главным входом большой белый флаг.
   Я скомандовал быстро прекратить огонь и решил пригнать резервы на замену уставшим бойцам.
   Когда армия почти полностью сменилась, я отдал приказ окружить всю территорию двойным кольцом из солдат так, чтобы между двумя солдатами было расстояние в три метра. Кольца были созданы в целях не допустить перемещение народа МГУ за пределы территории.
   Также через сорок минут несколько отрядов вошли в Метро-2 и захватили все станции от "МГУ" до "Тропарёво".
   Таким образом, враги были отрезаны от внешнего мира...
  

Глава пятнадцатая

"Основы империи"

   Не лучшие условия жизни в государстве вынудили меня приступить к формированию нового кабинета министров, в который, к счастью, вошли только лишь мои приближенные. Но главным последствием неопределённости и небрежности функционирования государства стало провозглашение меня императором страны. И название сменилось вслед за этим: теперь страна не Российская Демократическая Федеративная Республика, а Российская Империя, как и в какие-то сотню с небольшим лет назад.
   Вы, непременно, спросите, почему же я поступил по-диктаторски? А всё потому, что народ был счастлив, видя меня президентом, и будет счастлив, видя меня императором. По Конституции РДФР (теперь РИ), только "старые" административные районы и республики могли участвовать в голосовании, а они, как раз, и голосовали за меня 98 процентами... Вот теперь и ясно, что "новым" республикам абсолютно наплевать, император я или президент.
   Будучи императором, мне стало гораздо легче справляться с работой. Уже при наступлении первых морозов люди переселились в отдельно выделенные мною дома, в которых уже было восстановлено электроснабжение и отопление. Жители деревень имели право на переселение только в ближайшие отапливаемые и электрифицированные населённые пункты, но, если кто и хотел жить в деревне на дровах и при свечах, тех, безусловно, не трогали и даже выплачивали еженедельные алименты. В последствие этого мало кто переселился в города, что, разумеется, упрощало работу городских коммуникаций.
   В декабре была восстановлена работа метрополитена части Москвы, принадлежащей РИ, в том числе и Бутовской линии, а также были пущены ежедневные поезда направления Москва - Тула и пара вариаций Москва - Московская область, Москва - Рязань, Москва - Калуга (Калуга, кстати, была мало населена и пожелала сама присоединиться к РИ. С Рязанью пришлось договориться на взаимовыгодных условиях, после чего к РИ присоединилась вся Рязанская область.).
   Ранее, выбирая дома, в будущем подлежащие электрификации и отоплению, я учёл расположение этих домов близ станций метро. Людям, которые не имели собственных средств передвижения (а это почти все), было бы гораздо удобнее передвигаться по Южной Москве, особенно зимой.
  
   На специальном совещании я представил перспективу роста территории империи: сначала я собирался подчинить себе Орёл, Курск и Брянск, а потом взяться за Север Москвы. Этот план был успешно одобрен всеми министрами и позднее разглашён общественности.
   0x08 graphic
   Зимой я не предполагал никаких вооружённых конфликтов с соседями. Только изредка на империю совершались мелкие набеги со стороны Мичуринска.
   Планы по завоеваниям я отложил на середину марта, и всю зиму преимущественно отдыхал.
  
   Ещё не поздно рассказать о кабинете министров.
   Министром юстиции стал помощник Степана, Алексей Щукин, выдающийся московский юрист, окончивший юрфак МГУ в 2011 году. Он был не очень миловиден, но добродушен и юмористичен, часто общался со Степаном.
   Степан, в своё время, стал министром финансов, к тому времени он был опытней, чем при ранней РДФР. Сейчас для него настали нелёгкие времена: денег печатать надо очень много, причём экономика требовала стабильности.
   Министром образования стал академик Василий Петров, окончивший, как и Алексей Щукин, МГУ. Но он, в отличие от министра юстиции, был достаточно приятен на вид. В первые дни получения чина он открыл несколько школ по всей империи, направив туда учителей, уже прошедших переаттестацию, и, несомненно, отослал туда деньги на ремонт и хозяйственные нужды.
   Министра обороны я выбирал очень тщательно, сами понимаете почему... В конце концов им стал Георгий Павлов, служивший в армии ещё при бывшей России. Он добился чина майора, был опытен (в том числе и в разработке стратегии боя) и знал проблемы как прошлой, так и теперешней армии. По его просьбе был установлен чёткий порядок физической подготовки солдат (который, как Вы, наверное, помните, я учредил ещё в первую неделю правления) и урегулирована поставка питания и зарплата военнослужащим.
   Министру торговли и сельского хозяйства, Вячеславу Тополёву, пришлось налаживать поставки из совхозов и ферм в торговые сети, а людей, которые там обустроились в трудные времена, переселить в обслуживаемые дома. Вячеслав сам был опытным предпринимателем, поэтому он представил лучшую кандидатуру на этот пост.
   А вот на посту министра внутренних дел оказался начальник простейшей и самой первой полиции в бывшем РДФР, Евгений Широков. Ему предстояло уладить дело с преступностью в стране, что было весьма актуально. Евгений был юристом, и внешность у него была довольно сурова.
   В каком-то плане министру иностранных дел было легче других, хотя надо было до весны продержаться в мире с северянами. Конечно, Александр Кузнецов, занимавший этот пост, был мудр, и ему не представлялось это дело трудным. На вид он был человеком немолодым, хотя ему было всего тридцать два года, лицо его было кое-где изрезано мелкими морщинами, и его нос украшал небольшой шрам.
   Последним был министр быта, электроэнергетики и чрезвычайных ситуаций. Такой был очень важен в текущем положении государства. Им являлся двадцатилетний Анатолий Орешко, специалист в сфере электроэнергии и в школьное время олимпиадник по ОБЖ, что являлось удивительным совпадением.
   Такой состав служил мне верой и правдой, но при условии беспрекословной работы (иначе я просто заменяю на другого).
   Дела уладились, на днях я устроил референдум, на котором сильно изменил Конституцию, где отметил, что теперь форма правления - конституционная монархия.
   Законы РДФР плавно перешли в законы РИ, но те, что опирались на главный документ страны, были изменены или вовсе исключены из свода.
  

Глава шестнадцатая

"Когда снег растаял"

   Март оказался тёплым месяцем, и снег сошёл за три дня.
   14 марта армия Российской Империи вышла на улицу Косыгина, МКАД и другие границы между Севером и Югом.
   Танки и различные военные автомобили и установки двинулись по МКАД, занимая развязку за развязкой и окружая Москву.
   Вообще, у северян было несколько государств, между которыми постоянно шла война, а внутри некоторых из них постоянно менялась власть, что мешало образованию сильного государства. Кстати говоря, я вспомнил тогда неудачное путешествие на Охотный ряд...
   Окружив МКАД, войска одновременно вошли в Москву и двинулись по главным дорожным артериям столицы...
   Через час Москва была взята без особых разрушений.
   Солдаты вынесли флаг РИ и, забежав с торжественной стрельбой в Кремль, повесили его на стены перед Красной площадью.
   Специально изготовленный для этого, он прелестно развевался в весеннем воздухе и знаменовал начало великой Российской империи...
  
   Полностью активировав работу метрополитена и переселив всех жителей в отапливаемые и электрифицированные дома, я составил план "Грозовой поток", предусматривающий захват России до Урала к концу Июня.
   Захватив Москву и область, мы отыскали количество пилотов, достаточное для образования воздушного флота.
   Войска двинулись по главным магистралям в сторону Курска, Брянска, Санкт-Петербурга, Саратова, Вологды, Волгограда, Казани и других...
   Я был похож на обжору, желавшего всё больше и больше еды, и остановиться я не мог... Но я оправдывался своей главной целью - восстановить великое государство... Тем не менее я был чрезмерно счастлив!
  

Глава семнадцатая

"Операция "Грозовой поток""

   К концу апреля мы взяли почти всю центральную Россию, затем в мае вошли в Сыктывкар, Петрозаводск, Мурманск и, наконец, в Санкт-Петербург.
   Я правда был потрясён скоростью захвата, ведь к концу мая осталось захватить только кавказские республики, что в будущем нам не представило особого труда.
   Главный труд был вот в чём. Несколько городов нам сдались без единого выстрела, рассчитывая на нашу будущую помощь. Я сам, несомненно, хотел помочь этим людям, и я знал, что если не помогу, то могут вспыхнуть восстания... мне придётся их подавлять... я превращусь в тирана и диктатора... начнутся ещё восстания... революция... гражданская война... Нет! Лучше не быть правителем...
   Тогда я решил действовать незамедлительно. Захватив Курск, я использовал его АЭС и вообще все АЭС на захваченной территории для электрификации всей страны. Вышло довольно-таки успешно.
   Но тем не менее отапливать большое количество домов было бы невозможно без газа и нефти и всего, что из неё делается...
   Решение было принято недавно сформированным мною военным конгрессом: захватить всю Западную Россию со всеми нефтегазоносными районами.
   Часть этих районов, несомненно, мы уже имели, я об этом не сказал, но завершить "Грозовой поток" надо было к концу июня.
  
   Проблемы у нас возникли с Чеченской республикой. Они мало того, что просто так не дались, так ведь и ракетами в нас начали стрелять.
   На южном фронте было объявлено ЧП, и вся наша гигантская на то время армия была брошена туда.
   После тяжелейших двухдневных боёв мы всё-таки смогли захватить не только Чечню, но и весь Северный Кавказ.
  
   После захвата всех территорий, которые были в плане "Грозовой поток", в том числе и часть Финляндии, я начал реорганизацию земель, в которую входило подключение к электричеству, поставки газа и нефти и запуск АЭС.
  

Глава восемнадцатая

"Подъём империи"

   К концу августа я был шокирован работой чиновников, которые с незначительной но влияющей на них жаждой наживы, всё-таки смогли реорганизовать поставки ресурсов и обеспечить все регионы и города в частности электроэнергией и теплом.
   Вследствие такой работы добычи нефти и газа выросли впятеро, и все месторождения, которые располагались в Центральной России, были задействованы в полной мере.
   Автомобильное движение восстановилось, но главным способом передвижения остались поезда.
  
   * * *
  
   На полное восстановление экономики и жизни Империи пришлось потратить несколько месяцев.
   В стране открылись почти все магазины, кроме ювелирных, все фермы и хозяйства, даже спутники, находящиеся на орбите, были возвращены к работе.
   Очень ненадёжный сосед был рядом с нами - Сургутская империя. Возможно не такая мощная, но по территории вполне сравнимая, она угрожала своим военно-энергетическим потенциалом. Но самая главная опасность состояла в том, что южная часть этой страны находилась под властью правительства РФ, что было катастрофично.
   Я решил не ждать и применить свой давний план: "ставь капкан другому, иначе тот поставит его тебе".
   С этого времени, а именно с начала марта, началась Сибирская война...
  
  
   *******************
  
   Часть вторая - "СВ"
  
   *******************
  
   Глава девятнадцатая
   "План - "Рассвет на западе""
  
   Этот план я начал разрабатывать в сверхсекретном обществе "Возврат к России". У нас его назвали ВокоР, чтобы звучало лучше, чем ВР или ВкР. Задача общества была в воссоздании Великого Государства, в том числе с захватом стран СНГ.
   Все военные силы были отправлены на поездах и самолётах к Уралу. Наша армия насчитывала миллионы единиц военной техники, в том числе танки, различные ракетные установки, бомбардировщики, истребители (в т.ч. беспилотники), баллистические ракеты, а также атомное оружие и вакуумные бомбы (а вдруг чего).
   Со всем этим арсеналом надо было прорваться и захватить Сургут, только и всего!
   Но не тут то было... Некоторые события немного нас напугали... Недавно в Империи появились русские националисты, безжалостно расстреливающие таджиков, грузинов и остальных представителей "неславянского" рода.
   Эти националисты захватили мирный город Троицк и закрепились там. Из-за грабежей и преступности город покинули все мирные жители, забрав все свои вещи. Теперь Троицк был адским уголком, окружённым кольцом танков и полиции. Вторгаться туда никто не стал - мало кого интересовала смерть от рук чудовищ, обитавших там.
   Вечные набеги и вылазки, а также смерти жителей близлежащих деревень настроили правительство на решительные действия.
   Вечером 7 марта, часам к шести, над городом пролетел самолётик, и от Троицка остались ломаные кирпичи.
   Нацизм стих достаточно надолго, и мы начали операцию.
   В горах нас встретили очень дружелюбно, подбив наш бомбардировщик из зенитной пушки. Только пушка-то эта была непростая, а выстреливала она самонаводящимися ракетами.
   В первый день мы разбомбили Екатеринбург, Челябинск и Тюмень, умеряя пыл врага и заставив таким образом его отступить.
   Бомбардировки наших городов приносили нам большие проблемы. За второй день осуществлялся прорыв в Миасс, захваченный нашей Империей, которую уже многие называли "Московской". Бои велись прямо на улицах, с ракетами и бомбами мы медлили.
   Всё конечно хорошо, но я не ожидал настолько ожесточённого сопротивления со стороны сургутцев. Как когда-то говорили немецкие генералы про СССР-овцев: "Борются за каждый клочок земли".
   Я был крайне озадачен, поняв, как противник воспринял мои военные похождения. Внутреннее напряжение мешало сосредоточиться, но было уже поздно сдаваться.
   Жители Сибири встретили нас не просто отважно, но и даже жестоко...
  
   В чём дело?! Мы проходили по городам с минимумом жертв с обеих сторон! Почему они нас сравнивали с фашистами и прочей сатанистской мурой?!
   Рассвет оказался довольно кровавым, но по вине обстоятельств... Через неделю Екатеринбург и Тюмень были захвачены нашими войсками...
   Наступление было заторможено, и восторженные сургутцы начали контратаку, зайдя на нас с севера. Теперь нам пришлось испытать нечто большее, чем злость и месть за отечество: сургутский самолёт сбросил на Сыктывкар вакуумную бомбу.
   Несчастный город смело за несколько секунд. Благо, что большую часть населения удалось вовремя эвакуировать и что бомба была не атомная...
   Нас вынудили отступить на северном фронте.
   Теперь уже можно было перекрашивать карту...
  
  
   0x08 graphic
  
   Нашей целью был Омск и удержание северных границ. Довольно перспективно было бы захватить жаркий Казахстан, чтобы через Монголию и Северный Китай напасть на Сургутскую Империю с юга. Но мешал тот факт, что, если мы введём войска в страну бывшего СНГ, то сургутцы вторгнутся на нашу территорию.
   Я не медля отдал приказ об удвоении объёма работы всех заводов империи, а также всех газо- и нефтедобывающих предприятий.
   Многие концерны, производившие в ушедшей России автомобили и различного рода технику, были переоборудованы в танковые и ракетные заводы.
  

Глава двадцатая

"План-капкан"

   Степана я сделал главой разведки и проектирования наступлений. Однажды мы гуляли по разрушенным улицам Тюмени под грохот танков и далёкой канонады:
   - А знаешь, Колян, имперские самолёты достигли Ханты-Мансийска, но я без разрешения не давал команду бомбить. Это было от части запугивание.
  -- Это хорошо, что не бомбил. Нам эти города без разрушений должны достаться. Да, и я хотел ещё тебе поручить: отдай приказ перекрасить все танки, приготовленные к наступлению на Сургут, в красивую гамму из серого и зелёного и огромными буквами "М" посередине, это будет красиво.
  -- Так точно. Всё к наступлению будет сделано.
  -- Вот и замечательно. Вообще я планировал, что война продлится месяц без последствий, а теперь, я полагаю, неделю с последствиями...
  -- Какими же?
  -- Да очень просто. Я понимаю, конечно, что, по словам жителей захваченных городов, их император - абсолютная сволочь, но я в их глазах-то тоже хорош. Да мало того сказать...
  -- Да, братан, ты кашу заварил: ешь не хочу...
  -- Знаю-знаю... Да ты забудь это, подумай о войне: скоро контрнаступление по всем фронтам всеми видами оружия, кроме атомного и вакуумного. Наступаем прямо завтра. Приведи всех в боевую готовность. Даже если кто-то стоит неподалёку и подслушивает, пусть знает: сургутцы проиграли!
  -- Есть! Иду всех будить!
  -- Начинаем в 4:13! Ровно! Все войска начнут движение с точностью до секунды.
  -- Окей! - крикнул, закрывая дверь, Степан.
  

Глава двадцать первая

"Раньше солнца, навстречу солнцу!"

   4:07. Войска расположились по фронтам, танки и самолёты уже прогревали двигатели. В задних рядах виднелись пёстрая артиллерия, пахнущая свежей краской. Бойцы делали зарядку и пшикали раствором глаза, чтобы те не слипались. Солдатская форма была тоже украшена буквой "М" - этот символ Московской империи должен, как талисман, принести нам удачу.
   Снег растаял не по сезону рано, и ледяная роса мочила солдатские сапоги и прилепляла на гусеницы танков и колёса жёваную траву.
   Итак, 4:10, есть ещё время на описания положения войск.
   Фронт проходил по всей границе, даже в море крейсеры и ледоколы ждали сигнала "В бой!".
   Отсутствие флота у сургутцев гарантировало победу на севере.
   Самолёты, готовые по команде подняться в воздух, заполнили все пограничные аэропорты.
   Последние войска подошли к границе, идущей на бесконечность сквозь жаркий Казахстан...
  
   4:13!!! В бой!
   Все сухопутные войска двинулись зигзагом (то есть сотнями сливающимися клинами). Зигзаг за зигзагом помчались танковые и ракетные дивизии навстречу противнику, чьи позиции образовали дугу огромного радиуса.
   Самолёты уже в воздухе, крейсеры несутся по ледяным водам моря к берегам Сургутской империи.
   Началась жуткая канонада: пушки, ракеты, автоматы, зенитки, дула, пулемёты и снова ракеты, дула, автоматы, бомбы, рёв самолётов и бомбардировщиков, - всё слилось в поток магмы, будто изливающейся из жерла супервулкана.
   Ещё 4:20, а московские самолёты бомбят Тобольск и Ишим, в 4:50 уже Омск.
   Пройдёт час, и виден Ханты-Мансийск!
   Вражеские войска яростно защищались, но безуспешно...
   И дня не нужно было, чтобы дойти до Крайней Линии Огня, когда до Сургута считанные десятки километров, а до Ханты-Мансийска (он ещё назывался второй столицей их империи) рукой подать.
   Тут начались проблемы... Огромные...
   Войска империи остановились, и только бомбардировки городов продолжались, но не с целью разрушить, а, скорее, запугать.
   Типичным примером было следующее. Наши войска отрезали южное направление железной дороги, поэтому из Сургута и Ханты-Мансийска выезжали на северо-восток поезда с беженцами. Я под страхом расстрела (а таков был введён ранее за крайне грубые провинности) запретил бомбить эти поезда, кроме тех, что с оружием. Самолёты Московской империи оборудовались сиренами и ужасными рисунками внизу и на большой скорости пролетали прямо над составами, ревя и ужасая бедных сургутцев.
   Наша армия почти замкнула кольцо окружения Сургута и остановилась, чтобы отставшие и новые дивизии подоспели для штурма.
   Проблемы были вот в чём. Сургут -- последний оплот противника, а, следовательно, он будет защищать свой город до последней капли крови, что нам совершенно не нужно было.
   Я абсолютно точно ставил цель не совершать геноцид сургутцев, а присоединить эту часть Великой Ушедшей России.
   Во имя этой идеи пришлось остановить наступление и хорошенько обдумать дальнейший план.
  
  
  
  

Глава двадцать вторая

"Штурм столицы"

  
   Кольцо замкнулось и кое-где постепенно сжималось. Единственное что, так я оставил маленькую лазейку -- железнодорожные пути -- для нескончаемого потока беженцев.
   Некоторые города, в том числе, в которые уезжали беженцы, сдались Москве, так как им было ясно, что победы Сургута не будет.
   Сургут, тем не менее, так не считал...
  
   В городе проводились массовые работы для построения ограждений и тому подобного.
   За день они успели сделать несколько колец обороны, но нам от этого не стало тяжелее.
  
   Итак, 1 апреля (специально ждал этой даты) наступление началось! С утра стоял непроглядный туман, а днём, когда наши танки подъехали к столице противника, он рассеялся.
   Началась канонада, свист и гул ракет с обеих сторон.
   Вместо тумана появилась серая пелена дыма.
   Наши самолёты полетели в шахматном порядке, закрывая всё небо, бомбить Сургут.
  
   В городе повсюду завыла воздушная тревога, все люди, кроме тех, что сидели у зенитных пушек, разбежались по подвалам.
   Снаряды одни за другим понеслись ввысь навстречу московским самолётам.
   Но поздно: все бомбардировщики разом выпустили по бомбе...
   Стоп! Я же сказал, что не буду разрушать город! Правильно... Бомбы были просто старыми "фантиками без начинки". Падая, бомбы только делали громкие хлопки, но вреда не причиняли...
   Можете считать, что мы победили! Защитники были шокированы и подавленны.
   Танки вступили в "город-руины" (он был почти цел) и равномерно заняли позиции.
   Прямо за ними в Сургут ворвались с визгом вездеходы с красными крестами и тоже распределись. Из них повыскакивали медики и подбежали к раненым бойцам сургутской армии.
   Часть из них гордо отказались, но многие согласились.
   Их госпитализировали в близлежащие больницы.
  
   Как ни странно, в целом всех бойцов было немного, около трёх сотен! Что ещё более непонятно, где правитель Сургутской империи??? Он, вероятно, был увезён на Дальний восток.
   Наши корабли уже ранее были в Магадане и сейчас идут к Владивостоку! Зачем ему приближать капитуляцию?
   А, может, он вообще сейчас, например, в Калифорнии или в Маньчжурии, пусть даже и в Австралии! Это я ещё не скоро узнаю... В мире творится хаос, повсюду пустота и вакуум. Представив себе, что только могло твориться, скажем, в Европе, мозг начинает кипеть от напряжения.
  

Глава двадцать третья

"Перестройка"

  
   К первому мая сопротивление было приведено к очаговому.
   Первое же апреля я провозгласил Международным Днём Сопротивления.
   В Москве и всех других городах, даже в разрушенном Сургуте, были приготовления к параду в честь ...-летия со дня победы в Великой Отечественной войне.
   Вовсю действовал мой указ об укреплении границ и наведения порядка, в том числе и в экономике (было напечатано около 300 миллиардов новров). Повсюду возводились новые дома, "просыпались" после продолжительной спячки университеты и исследовательские институты, переформировывались государственные органы и армия, здравоохранение, ремонтировались дороги.
  
   9 мая! С днём победы! Парад, особенно в Москве, был на редкость красивый и праздничный. Вечер во всех городах России отметился роскошными салютами...
  
   Безусловно, я нравился не всем. Большинство объясняло мой успех простым везением... Да! Это везение! Я не могу вам объяснить это никак по-другому! Мои завоевания и моя власть явно были уделом мистических везений. Да, не могу никак иначе сказать... а, да мне, вероятно, скоро бы и умереть пора! Эта фраза явно вызывает беспокойную улыбку...
   Теперь наша "империя" с населением, сравнимым с населением Белоруссии или Украины на таком большом участке земли! У человечества нет шансов! Мы уже проверили, что в соседнем Китае людей как минимум впятеро больше, чем у нас... Конечно, полтора миллиарда не смогут умереть за полгода!
   А что в США? Тут мы пока ничего дельного не сообщим...
   Зато скажу, с Европой у природы отношения не сложились: ураган, затем серия наводнений и, наконец, затопление крупных городов и всех низин - часть задела Белоруссию...
  
   Наше государство медленно сползало в пучину неведомого будущего... Ни я, ни кто-либо другой ещё не знает, что ждёт нас впереди.......
  
  
  

СОДЕРЖАНИЕ:

   Глава первая "Ужин"
   Глава вторая "Первые приключения"
   Глава третья "Метрополитеновцы"
   Глава четвёртая "Неудачное путешествие"
   Глава пятая "Выборы"
   Глава шестая "Первые дни"
   Глава техническая (седьмая) - "Как всё было"
   Глава восьмая "Осваивание территорий"
   Глава девятая "Захват ЮЗАО"
   Глава десятая "Захват Московского"
   Глава одиннадцатая "Что делать дальше?"
   Глава двенадцатая "Не в нужном месте, не в нужное время"
   Глава тринадцатая "Предчувствие перемен"
   Глава четырнадцатая "Война с МГУ"
   Глава пятнадцатая "Основы империи"
   Глава шестнадцатая "Когда снег растаял"
   Глава семнадцатая "Операция "Грозовой поток""
   Глава восемнадцатая "Подъём империи"
   Глава девятнадцатая "План - "Рассвет на западе""
   Глава двадцатая "План-капкан"
   Глава двадцать первая "Раньше солнца, навстречу солнцу!"
   Глава двадцать вторая "Штурм столицы"
   Глава двадцать третья "Перестройка"
  
  
   (с) Николай Козаков, 2012-2013гг

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ) А.Робский "Скиталец: Печать Смерти"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) О.Валентеева "Проклятие лилий"(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"