Лисина Александра: другие произведения.

4. Некромант на охоте

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


  • Аннотация:
    Аннотация: "Светлому студенту Академии всеобщей магии, а по совместительству - некроманту, считающемуся погибшим еще пятьдесят лет назад, не до скуки. Столько дел, что голова кругом. Тайный заговор раскрой, с наемными убийцами договорись, новые знания по светлой магии освой... И пусть на вид ты всего лишь рыжий мальчишка-первокурсник - не беда. Чем меньше подозрений вызывает образ, тем больше шансов на успех."
    РОМАН ВЫЛОЖЕН НЕ ПОЛНОСТЬЮ (авторская редакция).
    Рис. на переплете В.Успенской, 281 с.:ил. 7Бц Формат 84х108/32 Тираж 3 500 экз. ISBN 978-5-9922-2359-0.
    РОМАН ВЫШЕЛ В ЯНВАРЕ 2017г В ИЗДАТЕЛЬСТВЕ "АЛЬФА-КНИГА".
    Купить на RUFANBOOK
    Купить в "Лабиринте"
    Купить в Беларуси


   Лисина Александра. Некромант на охоте.
  

Некромант на охоте.

Пролог.

  
   "Кто захочет у нас поживиться, тот быстро станет голым, босым и вообще неживым".

Гираш.

   Его сиятельство граф Анорэ де Тре'бло ван Экхимос чувствовал себя скверно. Мало того, что всю ночь шел дождь, превратив проселочные дороги в настоящую кашу, так с утра еще и солнце, будто в отместку за недавний ливень, припекало так, что в образовавшейся духоте стало нечем дышать.
   Внезапно за спиной раздался свист хлыста, а затем звучный удар, за которым тут же послышалось раздраженное ржание.
   Его сиятельство поморщился.
   Да, кони тоже устали тащить по грязи тяжелую карету, но увы - после того, как юный барон Невзун покинул свои владения, телепортационная арка стала недоступна, поэтому желающие посетить его негостеприимные земли были вынуждены добираться сперва телепортом до Нирицы, а затем - как все, пешочком. Или верхом, если позволяли средства. Даже если эти "желающие" выполняли волю короля и несли с собой высочайшее монаршее благословение на проведение ревизии в подвластных ему землях должников.
   Неудачно ступив, жеребец под графом неожиданно споткнулся, и его сиятельство, с трудом удержавшись в седле, вполголоса ругнулся.
   Вот же принесла нелегкая этих господ именно сегодня утром! И надо же было такому случиться, что мастер Лиурой лишь недавно нашел магическую аномалию в здешних землях, которая не позволяла открыть прямой портал в окрестности замка! В тот раз они намучились, пока добрались, и вот теперь снова?!
   - Пошли, окаянные! - прикрикнул на гнедых, завязших в особо глубокой луже, кучер и снова щелкнул кнутом. - Н-но! Пошли, кому сказал!
   Граф, деликатно промокнув платком мокрый от пота лоб, обернулся и, какое-то время понаблюдав за безуспешными попытками слуги выправить ситуацию, обреченно вздохнул: все плохо. Вчерашний ливень настолько испортил дорогу, что перегруженная карета вязла буквально на каждом шагу. И если поначалу казалось, что кони справятся, то теперь ближайшее будущее виделось ему совсем иначе. К несчастью, распаренные скакуны всего за пару часов выбились из сил, карета на очередной луже безнадежно застряла, и кони бесполезно рвались в постромках, пытаясь вытащить низко просевший и надежно застрявший в грязи транспорт.
   - Прощения просим, господа хорошие, - подтвердил его наихудшие опасения кучер и виновато сгорбился на козлах. - Но дальше карета с ездоками не пройдет - слишком глубоко завязла. Придется вылезать и искать окрестных мужиков, чтоб подсобили вытащить.
   - Что?! - живо высунулась наружу толстая распаренная харя одного из пассажиров. - Ты что сказал, козья морда?! НАМ?! ВЫЛЕЗАТЬ?!
   - А кнутом поперек спины не хочешь, смерд?! - поддержал его визгливый голосок изнутри.
   - Это возмутительно! - раздраженно добавил оттуда же третий голос, помощнее да посолиднее. - Это ж сколько придется ждать, пока карету вытащат?!
   Губы его сиятельства на миг тронула злорадная усмешка: ничего, посидят господа королевские надзирающие пару-тройку часиков в одиночестве. На жаре, в духоте да в тесноте. И будут тухнуть внутри не по причине плохого начала дня, а лишь потому, что кто-то пожадничал заплатить в Нирице за карету побольше, а теперь страшится сапожки запачкать или перетрудиться, своими ножками топая до места назначения.
   - Проклятые Невзуны... - снова донеслось до него злобное. - Вечно с ними какие-то проблемы! И портал не работает, и дороги похожи на кисель, да еще и встречающих ни одного нет!
   - Вот именно! Что за неуважение к королю?!
   - Надо непременно изложить этот вопиющий факт в отчете...
   В карете негромко заспорили, обсуждая, что делать дальше, а на лице графа мелькнула новая усмешка.
   А что они хотели? Чтобы их тут хлебом-солью встретили, дармоедов? Ковры постелили до самых ворот, а потом еще чарочку с вином поднесли? Ну-ну. Молодой барон нынче в отъезде и прибудет на родину аж через несколько лет. А поскольку с момента поступления в Академию юноша считался совершеннолетним, то за его поступки нес ответственность уже не опекун, а только он сам. И уже по этой причине присутствие здесь графа было абсолютно неправомочным, но раз король пожелал... впрочем, дату проверки все равно назначал не его величество, а какой-то зажравшийся хлыщ из канцелярии, откуда-то заимевший на Невзунов зуб. Вот пусть он и отвечает за последствия.
   Когда позади послышался пронзительный скрип, его сиятельство удивленно обернулся. Однако слух его не обманул. Да и зрение, как ни странно, не подвело - из кареты, приглушенно ругаясь, один за другим выбирались горе-проверяльщики: господин Альтиус фон Воррэн - помощник королевского советника, уже имевший удовольствие посетить эти земли два года назад; барон Вилле фон Дубинэ - уполномоченный его величества по строительным вопросам, ранее также бывавший в замке; и, наконец, господин Абирус Грабис - королевский оценщик, в обязанности которого входила оценка благосостояния юного барона Невзуна и определение сроков, в которые тому следовало окончательно расплатиться по ссуде.
   Но если первые два господина внушали уважение своими объемами, ставшими за последние пару лет поистине грандиозными, то третий смотрелся недозрелым овсяным стебельком, по которому, к тому же, в детстве проехалась тяжелая телега. На фоне крупногабаритных соседей он выглядел бы смешно, если бы не поджатые недовольно губы, сильно выдающийся вперед нос и впалые, покрытые нездоровым румянцем щеки, на которых отчетливо шелушилась кожа. К тому же, он сильно горбился, словно под тяжестью собственных грехов. Что, впрочем, не помешало ему сделать головокружительную карьеру и всего за несколько лет заработать почетное звание "королевского рвача". За цепкую хватку, известную пронырливость и умение вытрясать из должников душу.
   Невзун, правда, злостным неплательщиком не был и, несмотря на грабительские проценты, расплачивался вовремя, чего на памяти чиновников еще ни с кем не случалось. Но именно этим-то необычным фактом и заинтересовалось королевское казначейство, справедливо заподозрив юного барона в укрывательстве информации о своих доходах. Где ж это видано, чтобы неопытный юнец из разорившегося баронства вдруг добросовестно расплачивался по ссуде? Правильно. Значит, там наверняка творится что-то незаконное. А раз незаконное, то преступную активность следует немедленно пресечь, а буде такая возможность - потихоньку прибрать к рукам прибыльное дельце. Ведь королевская казна - залог благополучия государства, тогда как король и его приближенные просто обязаны в поте лица заботиться о родной стране. Следовательно, не имеют права отказаться от альтернативных источников доходов и пожертвуют всем, дабы не попрать свои... то есть, не свои, а государственные, конечно... интересы.
   Выбравшись из кареты, все трое брезгливо оглядели громадную лужу, содержимое которой начало с устрашающей скоростью наполнять их сапоги, и с кислыми минами потащились к обочине, с трудом выдирая ноги из глинистой почвы и вполголоса понося раскисшую дрогу.
   - Дорогой Абирус, - пыхтя и отдуваясь, обратился к оценщику барон вон Воррэн, с трудом выбравшись на сухое. - А вам не кажется, что это было опрометчивое решение?
   - А вы бы предпочли просидеть здесь до вечера, дожидаясь помощи? - съязвил оценщик, пытаясь вылить из голенищ грязную воду. - Оглянитесь: дорога пуста, после такого дождя ни один крестьянин сюда не сунется, а до ближайшей деревни, если верить господину графу, еще час ходу!
   Барон нерешительно оглянулся на его сиятельство, под которым гарцевал вывозившийся по брюхо в грязи жеребец.
   - Ну, господин граф мог бы съездить за помощью...
   - В этом лесу конь запросто переломает ноги, - старательно держа голос ровным, отозвался граф Экхимос. - А на тракте - сами видите, что творится. Но если вы готовы обождать или рискнете самостоятельно сесть в седло...
   Господин Грабис поморщился и, презрительно покосившись на объемное брюхо соседа, искривил губы.
   - Не думаю, что это хорошая идея. Лошади нам понадобятся на обратном пути.
   - Скажите, граф, а как тут нынче обстоят дела с нежитью? - опасливо поежился господин фон Дубинэ и беспокойно оглядел пустую обочину. - Верны ли слухи, что она тут все еще обитает?
   Его сиятельство едва удержался от ухмылки.
   - Не могу сказать, господин барон - лично не проверял.
   - Но, согласно докладам...
   - Я не готов поклясться, что именно сегодня ночью какая-нибудь тварь не забрела на окраины баронства с земель герцога Ангорского. В его владениях, насколько мне известно, с нежитью все еще беда. И даже если Невзуну удалось временно очистить свои земли от нежелательных соседей, то наших границ эти твари... разумеется, я не имею в виду милорда герцога... к сожалению, не признают, поэтому бродят где захотят и когда им вздумается.
   Толстяки беспокойно переглянулись.
   - Что же вы предлагаете? - спросил один.
   - Какое несчастье, что мастер Лиурой не смог нас сопроводить... - сокрушался второй. - Уж он бы ни за что не допустил такого бедственного положения!
   - Сожалею, господа, - бесстрастно отозвался его сиятельство. - В настоящее время мой маг находится в столице по очень важному делу. И, поскольку извещение о проверке дошло до меня лишь этим утром, то я не успел с ним связаться. Конечно, я отправил сигнал по связующему амулету, однако ответа пока не получил. И сомневаюсь, что мастер Лиурой, даже если получит сообщение сию секунду, сможет прибыть сюда ранее, чем к вечеру, поэтому, боюсь, нам придется справляться своими силами.
   - Эй, кучер! - капризно надул губы барон фон Дубинэ, обернувшись к карете и суетящемуся вокруг нее мужичку. - Ты точно не сможешь вытащить ее в одиночку?
   Тот, забравшись по колено в воду и осмотрев колеса, удрученно покачал головой.
   - Нет, господин. Застряла намертво. И, кажется, передняя ось не в порядке. Не думаю, что смогу ее починить в ближайшие пару-тройку часов.
   - Значит, придется идти самим, - с неудовольствием заключил господин Грабис и мрачно посмотрел на усеянную лужами дорогу. - Господин граф, вы не окажете нам услугу?
   - Разумеется, барон. Чем я могу помочь?
   - Вы не могли бы добраться до деревни и прислать сюда подмогу? Если вам удастся найти этом захолустье хоть одну нормальную карету, мы будем вам очень признательны. Не хотелось бы вымокнуть еще больше, чем есть, и желательно предупредить местных, что нам требуется отдохнуть и обсушиться.
   - Конечно, - любезно согласился его сиятельство. - Полагаю, это - единственный выход, и я постараюсь обернуться как можно скорее. Только, наверное, вам лучше уйти в тень - на такой жаре возможен тепловой удар.
   - Благодарю за предупреждение, - кисло отозвался оценщик, с раздражением посмотрев на стоящие стеной деревья, под которыми кое-где тоже натекли большие лужи.
   Граф только усмехнулся про себя, а затем пришпорил коня. Оставшиеся на обочине толстяки проводили его унылыми взглядами, остро жалея о том, что их ни одна лошадь не выдержит, и дружно вздохнули. А господин Абирус Грабис, недобро прищурившись, негромко процедил:
   - Барончику крупно повезло, что его нет в замке. Но пусть не сомневается - я выясню, откуда он берет деньги, и составлю отчет так, что мало ему не покажется.
  
  

Глава 1

  
   "Не завидуй чужому счастью - все равно я тебе не достанусь".

Надпись на ритуальном кинжале.

  
   К тому времени, когда впереди показался фамильный замок Невзунов, его сиятельство уже с трудом удерживал на лице невозмутимое выражение. При взгляде на угрожающе побагровевших попутчиков его плечи периодически начинали подрагивать, в глазах поблескивали веселые огоньки, а по губам то и дело скользила коварная усмешка.
   Да и как тут остаться спокойным, когда позади, пронзительно скрипя и бодро подскакивая на ухабах, громыхает древняя повозка, в которой, отчаянно вцепившись в борта, витиевато матерятся трое важных чиновников?
   Увы, с транспортом им не повезло - в ближайшей деревне не нашлось ни золоченой кареты, ни бархатных подушечек, способных облегчить страдания многоуважаемых господ. Единственным средством передвижения в разгар сезона урожая была эта древняя двухколесная колымага, да и то - лишь потому, что намедни в ней перевозили навоз.
   Естественно, заезжим господам об этом прискорбном факте никто не сообщил, саму телегу перед использованием облили несколькими ведрами воды, наскоро оттерли, застелили сверху коровьими шкурами и набросали вниз душистых трав. Однако на жаре мерзкий запашок все равно упорно просачивался наружу, окружая пассажиров густым ореолом "благовоний" и доводя их до исступления.
   Время от времени возница - загорелый до черноты полуголый вихрастый пацаненок - требовательно покрикивал на бредущего по грязи тяжеловоза, будто не замечая, что повозку от этого раскачивает еще сильнее. А когда кто-то из господ в очередной раз прикусывал язык или подскакивал особенно высоко, вынужденно обозревая роскошные сельские пейзажи, виновато оборачивался и доверительным тоном сообщал:
   - Ничего, зато доберемся быстрее!
   Терпеть дикую тряску важные господа были, разумеется, не готовы. Но и лишнюю минуту в провонявшей насквозь телеге находиться никто из них не желал, поэтому, стиснув зубы и намертво вцепившись друг в друга, они проклинали местные дороги тихо, вполголоса. А на едущего впереди графа смотрели хоть и с раздражением, но все же не с ненавистью - ведь если бы не он, им пришлось бы идти до замка пешком, и тогда хлюпающие сапоги стали бы наименьшей из трудностей.
   К счастью, чем ближе к цели, тем легче становилась дорога. Постепенно подсохли обочины, лужи попадались все реже, будто дурацкий ливень из какой-то непонятной прихоти обрушился только на западные окраины баронства, как раз на пути важных гостей. Глубокие ямы, куда то и дело попадали колеса, в какой-то момент вовсе исчезли, словно по волшебству. Коварная глинистая почва уступила место обычному грунту, а под конец дорога вообще стала ровной, как Королевский тракт.
   Когда же лес закончился, и с высокого пригорка открылся прекрасный вид на уютную долину, где, как на ладони, с комфортом устроилось фамильное гнездо Невзунов, господа надзиратели вздохнули с невероятным облегчением и дружно расслабились, упустив из виду момент, когда молодой возница подхлестнул взбодрившегося коня. Их уже не могли смутить ни массивные, выкрашенные в черный цвет замковые башни, агрессивно пронзающие небо; ни такие же зловещие крепостные стены, над зубцами которых медленно клубился странный туман; ни мутная вода в защитном рве; ни выглядывающие из тумана уродливые головы многочисленных статуй, чьи оскаленные пасти выглядели откровенно пугающие... логово некромантов, что с них взять? Вероятно, юный барон просто не успел его преобразить.
   Лихо слетев с пригорка, молодой возница умело остановил разогнавшегося до устрашающей скорости мерина, чуть-чуть не доехав до опущенного через ров моста. А затем, обернувшись к резко спавшим с лица путникам, широко улыбнулся.
   - Прибыли, господа хорошие. Вот он - замок хозяина. Я вам еще нужен?
   Господин фон Воррэн осторожно сполз с хлипких досок, по первости опасаясь доверять ослабшим ногам. Затем сделал на пробу пару шагов, убедился, что способен на такой серьезный подвиг, после чего надменно вскинул подбородок и, окинув каменную громаду высокомерным взглядом, процедил:
   - Мы больше не нуждаемся в твоих услугах.
   - Отлично! - не обратив внимания на тон, воскликнул парнишка. - Тогда я поехал - мне еще одну порцию навоза надо до обеда перевезти. Доброго дня!
   С кряхтением вылезшие из повозки люди аж замерли, смутно заподозрив в словах мальчишки злой умысел, но тот уже свистнул, гикнул, и недовольно крутящий мордой тяжеловоз на удивление резво взял с места. Да так, что уже через пару минут ловко взобрался обратно на пригорок, а вскоре и вовсе исчез из виду, словно привидение.
   - Полагаю, нам не стоит стоять у всех на виду, - негромко прокашлявшись, нарушил неловкое молчание граф Экхимос и, спешившись, медленно обвел глазами попутчиков. - Господа?
   - Да-да, идемте в замок, - утирая обильно вступивший на лбу пот, пробормотал барон фон Дубинэ и тут же отмер. - Эта жара просто невыносима!
   - Полностью с вами согласен, - шумно высморкался в носовой платок господин фон Воррэн. - Пойдемте скорее, господа! Я умираю от жажды!
   Атбирус Грабис, выразительно скривившись, от имени короля мысленно увеличил количество претензий к хозяину замка еще на один пункт. Однако духота действительно выматывала, поэтому он не замедлил присоединиться к громко отдувающимся толстякам и, с достоинством взойдя вместе с ними на перекинутый через глубокий ров мост... растерянно замер. Совершенно неожиданно для себя обнаружив, что тяжелые, добротные, окованные железными полосами ворота замка плотно закрыты, а перед ними едва ли не вросла в землю мощная решетка, которая сделала бы честь и пограничной крепости.
   При виде неожиданного препятствия королевские проверяющие озадаченно переглянулись.
   - Э-э... господин граф? - беспомощно проблеял барон фон Дубинэ, пытаясь выразить словами общее затруднение.
   Его сиятельство, подойдя ближе, задумчиво тронул толстые прутья.
   - Было бы странно, если бы в отсутствие хозяина замок оказался открыт для всех желающих...
   - Но мы - не "все"! - пафосно воскликнул барон фон Воррэн. - Мы - королевские проверяющие! Нам должно оказывать уважение!
   - Всенепременно, - счел за лучшее согласиться граф, незаметно озираясь по сторонам. - Надо теперь донести эту мысль и до окружающих... демон, где у них колокол?
   Господин Грабис окинул раздраженным взглядом закрытые ворота и недобро процедил:
   - Интересно, тут вообще кто-нибудь есть?
   - Я никого не вижу, - попытался задрать голову фон Воррэн. - Только эти уродливые птицы на стенах, от которых у меня прямо мурашки по коже. Такое впечатление, что они вовсе не каменные... умели же в старину некроманты пугать народ!
   - Это обычные статуи, - нахмурился Абирус Грабис, следом за толстяком всматриваясь в медленно дрейфующие над каменными зубцами клочья тумана. Вероятно, магического, потому что он постоянно менял свою плотность, становясь то реже, то плотнее, из-за чего временами создавалось впечатление, что сидящие на стенах каменные горгульи двигаются. Мелькнет, к примеру, одна такая харя, злобно раззявит пасть и тут же исчезнет за набежавшим белесым облачком. Потом туман немного отступит, и тебе покажется, что на месте одной горгульи уже сидит совсем другая - с широко распахнутыми крыльями, ехидно прищурившаяся или нагло задравшая хвост прямо над твоей головой.
   - Эта дрянь показала мне язык! - вдруг пораженно воскликнул барон фон Дубинэ, всмотревшись в туман повнимательнее. - А вон та... простите... еще и задницу! Что за бесовщина?!
   - Оптическая иллюзия, - успокоил своих спутников его сиятельство. - У юного барона неплохой талант к ментальной магии и весьма своеобразное чувство юмора. Можете мне поверить - горгульи действительно самые обыкновенные. Еще от старого барона остались.
   - Так. А почему нам до сих пор никто не открыл?! - очень кстати вспомнил о важном господин фон Воррэн.
   - И правда, - поддержал его пухлый сосед. - Мы уже давно тут стоим, а никого до сих пор не увидели.
   - Я заметил, - вполголоса отозвался граф. - Обычно тут на пороге людей не держали... пока барон был на месте, конечно.
   - Погодите! Это что, значит, нас никто не ждет?! - совершенно искренне поразился фон Дубинэ, и граф Экхимос молча возвел глаза к ослепительно чистым небесам.
   Вот же одарила судьба попутчиками...
   Какой только идиот додумался организовать эту проверку именно сегодня, а, скажем, не год назад, пока Невзун не уехал на учебу?!
   - Эй! - наконец, не выдержал фон Дубинэ и изо всех сил потряс решетку. - Э-эй! Есть тут кто живой?! Открывайте!
   - Лю-юди-и-и! - присоединился к нему фон Воррэн, внезапно испугавшись перспективы до ночи торчать на продуваемом всеми ветрами мосту, а затем замолотил кулаком в ворота. - Эге-гей! Кто-нибу-у-удь!!!
   - Че орете? - вдруг неприветливо раздалось прямо у них над головами, и оттуда с недовольным видом высунулась полупрозрачная зеленая морда гигантской гусеницы. - Нет тут живых. И уже давненько.
   Наскоро оглядев испуганно отшатнувшихся гостей, она вовремя заметила стоящего поодаль графа и тут же извинилась:
   - О! Прошу прощения, ваше сиятельство - я вас не сразу заметил. Эти двое невоспитанных смертных приходятся вам знакомыми?
   - Королевская проверка, - мысленно ухмыльнувшись, сообщил граф.
   Гусеница внимательно оглядела встрепанных гостей и озадаченно моргнула.
   - Вы уверены? Что-то не похожи они на королевских заслан... то есть, посланников. Дайте-ка взглянуть на них поближе...
   Господа королевские проверяющие опешили, когда через пару мгновений призрачная тварь величественно выплыла навстречу им прямо из воздуха - массивная, толстая, покрытая густым слоем слизи, которая то и дело капала на доски, а затем растекалась под ногами широкими лужами. Надутая, словно королевский дворецкий. С важно поднятой головой, круглыми маленькими глазками, гордо взирающими на гостей сверху вниз сквозь линзы пенсне. И сотнями небольших когтистых лапок, нижние из которых были аккуратно поджаты к объемистому (фон Воррэн машинально сравнил со своим и резко приуныл) брюху, а верхние неторопливо оглаживали невесть откуда взявшийся фрак.
   - Итак, господа, - совсем другим тоном продолжил призрак и строго оглядел присутствующих с высоты своего немаленького роста. - Позвольте представиться - Умникус Глюк. Доверенное лицо, главный управляющий, казначей, дворецкий и, по совместительству, фамильный призрак семейства Невзунов. Господин граф, мое почтение. Вы не могли бы представить ваших спутников?
   - Разумеется, - учтиво наклонил голову граф, имевший удовольствие пообщаться с необычным помощником своего подопечного как раз накануне его отъезда и уже успевший убедиться, что заместителя Невзун подобрал себе толкового.
   Процедура представления много времени не отняла, несмотря на то, что его сиятельство взял на себя труд перечислить все титулы и звания господ проверяющих, а также многословно и витиевато, как и положено в таких случаях, пояснил цель их визита. Гусеница терпеливо выслушала, важно покивала, услышав о полномочиях гостей, сочувственно всплеснула сразу всеми лапками, услышав о злоключениях многоуважаемых господ, а потом, великодушно не заметив, что брызги слизи щедро усеяли и без того грязные камзолы гостей, преувеличенно бодро воскликнула:
   - Рад приветствовать вас, господа, на пороге фамильного замка Невзунов! Примите мои искренние извинения за это досадное промедление! Если бы я знал, что вы пожалуете к нам именно сегодня, то никогда бы... и вообще, это огромная честь - принимать на мосту столь именитых гостей!
   - Так подними, наконец, решетку! - потеряв всякое терпение, рявкнул господин Абирус.
   Гусеница тут же приняла скорбный вид и виновато вздохнула.
   - Не могу, многоуважаемый господин проверяющий.
   - Это еще почему?!
   - Дык нематериальный я, - удивился призрак и в качестве доказательства взмахнул короткими лапками. - Рук нет, ног нет... ни барабан покрутить, ни решетку поднять, ни ложку подать... ничего делать не способен! Потому-то хозяин меня управляющим и назначил!
   - А кто-нибудь, кроме тебя, в замке есть? - попытался уладить ситуацию миром господин фон Дубинэ.
   - Ни единой живой души, - с гордостью доложила гусеница, важно поправляя пенсне.
   У королевского оценщика резко побагровело лицо.
   - Хочешь сказать, что нам придется торчать на этом мосту до скончания веков?! - взревел он, поразив соседей уникальными возможностями своей тощей глотки.
   - Ну зачем же сразу на мосту? - заволновалась гусеница. - Вон, под стенами травка есть - зеленая, сочная, нежная... на ней и полежать, и посидеть приятно... а уж как ее наши коровы любят...
   - ЧТО-О-О?!
   - Нет-нет, вы не так меня поняли! - окончательно всполошился призрак. - Я в том смысле, что травка у нас замечательная! Для отдыха с дальней дороги - самое то! Полежите на ней чуток, переведете дух... нет, воду из рва пить нежелательно - она отравлена, да и ягодки с кустов лучше не срывайте... а там, глядишь, и вернется кто с полей...
   - КОГДА вернется?! - взвыл господин Абирус не своим голосом. - СКОЛЬКО НАМ ЖДАТЬ?!
   Гусеница сокрушенно вздохнула.
   - То мне неведомо. Господин Бодирэ с самого ранья уехал на ревизию в дальнюю деревню, а когда заявится - не сообщил. Слуги, по приказу господина, отпущены в увольнительную. Остальные заняты с урожаем - у нас очередная ярмарка на носу. А я, как видите, на хозяйстве...
   Граф Экхимос поспешил отвернуться, чтобы не выдать себя неподобающей случаю ухмылкой, господин Грабис запнулся от неожиданности, а толстяки растерянно переглянулись.
   - Что-то я не понял, - пролепетал барон фон Дубинэ. - А почему ты утверждаешь, что не знал о нашем визите? Письмо с уведомлением было же отправлено заранее!
   - Это да, - согласился призрак, а господин оценщик метнул на соседа уничижительный взгляд, красноречиво характеризующий умственные способности последнего. - Но пришло оно лишь накануне вечером, а вскрыть его имеет право только хозяин. Однако поскольку мастер Невзун уехал две недели назад и не мог его видеть, то никаких указаний на ваш счет не дал. Ни мне, ни слугам. Письмо, кстати, так и лежит у него на столе - целехонькое и никем не тронутое. И, поскольку о его содержимом я могу лишь догадываться, то без прямого приказа его милости не имею права вас впустить.
   - Но у нас задание короля... - никак не хотел признать очевидное фон Дубинэ. - Господин граф, как же так?! Мы ведь не можем отсюда уехать, не предоставив его величеству подробный отчет!
   Господин Грабис сжал челюсти и едва удержался от того, чтобы не отвесить придурковатому барону подзатыльник. Мало того, что этот идиот не сообразил, что письмо умышленно было отправлено на имя отсутствующего хозяина замка, так теперь он вдобавок позорит всю королевскую канцелярию, непрозрачно намекая на то, что ее чиновники разучились составлять липовые отчеты. Вот же бестолочь!
   - Полагаю, проверке это недоразумение не помешает.
   - Конечно! - с воодушевлением согласился призрак. - Насколько я понимаю в меру своих скромных умственных возможностей, королевское предписание касается проверки исключительно земельных владений господина барона. О замке там нет ни слова.
   - А ты откуда знаешь? - подозрительно прищурился господин Грабис.
   - Скучно тут, - смущенно потупилась гусеница. - Вот от нечего делать законы-то и почитываю. День и ночь. Ночь и день. За чтением годы летят незаметно... Кстати, насколько мне известно, деятельность службы королевского надзора строго регламентируется законом. И, согласно Приложению номер семьдесят два к "Закону о королевском надзоре", в случае плановой проверки проверяемый должен быть уведомлен не менее, чем за две недели до прибытия надзирателей. У вас ведь плановая проверка, правда?
   Гусеница наивно захлопала ресницами, а толстяки недовольно засопели.
   - Плановая, - ласково ответила само себе привидение, и они насупились еще больше. - Ведь если бы это было не так, вы бы вообще не прислали никакого письма, я правильно понимаю? Но раз уведомление все-таки есть... хм... нарушение получается, господа. Не подскажете, какой положен штраф за несоблюдение упомянутых временных рамок?
   - Уведомление отправляет другая служба, - надменно сообщил дворецкому барон фон Воррэн. - Мы не имеем к ней никакого отношения.
   - Странно, - удивился Глюк. - А в законе, датированном прошлым годом, говорится совсем иное...
   - Господа, давайте не будем углубляться в научные дебри, - миролюбиво предложил барон фон Дубинэ. - Вещи это сложные, спорить тут можно до бесконечности, а у нас дело стоит... скажи-ка мне лучше, умник...
   - Умникус, пожалуйста, - педантично поправил его Глюк.
   - Да-да, я так и говорю... так вот, подскажи-ка нам, где находится ближайшая деревня? Для исполнения королевского предписания нам необходимо переговорить со старостой, пообщаться с местными жителями и своими глазами убедиться в верности предоставленных твоим хозяином отчетных материалов. Все ли в них соответствует действительности, все ли указанные в сметах суммы были своевременно освоены...
   - Да прямо за этим пригорком, - выразительно ткнул пальцем в нужном направлении Глюк. - Как на верхушку заберетесь, так сразу налево сворачивайте. Дотуда всего-то полчаса ходу.
   - Очень хорошо, - с невыразимым облегчением ушел от опасной темы фон Дубинэ. За что фон Воррэн и Грабис, не сговариваясь, одарили его одинаково мрачными взорами, однако при свидетелях не рискнули высказывать свое мнение. И не стали пояснять, что этот полудурок уже второй раз их гнусно подставил. Тем, что банально лишил заслуженного отдыха, додумавшись в присутствии графа напомнить о своих прямых обязанностях. И заодно определил для всех троих фронт будущих работ, добровольно отказавшись от проверенного сценария, который годами приносил королевской комиссии неплохую прибыль в обход королевской казны. Не говоря уж о том, что теперь не видать им ни сытного обеда, ни рюмочки вина, ни заслуженного отдыха, на который они сегодня рассчитывали.
   - Доброго дня, господа, - ласково напутствовал хмурых надзирателей лучащийся от счастья призрак. - Желаю успехов в вашем нелегком труде! Попутного вам ветра и солнышка в... спину!
   Господин Грабис, чуть не сплюнув, развернулся и быстрым шагом двинулся прочь, прикидывая про себя, далеко ли успел уехать наглый мальчишка на вонючей повозке. Следом за ним, осознав свой проигрыш, уныло потащился фон Воррэн, по пути мстительно отдавив ногу напарнику-идиоту. Последним с моста, тихонько про себя посмеиваясь, ушел граф, но перед уходом не преминул хитро подмигнуть благостно зависшему возле решетки привидению и шепотом поинтересоваться:
   - А Бодирэ-то как внутрь попадает? И девчонка-служанка? Невзун же не решил выгнать в деревню всех без исключения?
   - Нет, конечно, - так же тихо сообщил Глюк, оскалившись жутковатой улыбочкой. - У нас Гавкач обучен с барабаном управляться. Но господам проверяющим знать об этом совершенно необязательно.
   - Согласен, - усмехнулся его сиятельство.
   - Сожалею, что вам приходится с ними таскаться, граф, - сочувственно заметил дух напоследок. - Работка не из веселых...
   - А куда деваться? Его величество, видимо, забыл, что я больше не опекун вашему хозяину. Так что у меня просто выхода нет - в отчете все равно должна стоять чья-то подпись.
   - Понимаю. Удачи, ваше сиятельство.
   - Спасибо. И тебе... хм... не скучать.
   Глюк снова улыбнулся во всю немаленькую пасть, а когда граф, вскочив в седло, отъехал на приличное расстояние, тихонько свистнул:
   - Мурка! Предупреди Вигора с Верзилой насчет гостей. Пусть готовятся к приему.
   После чего беззвучно растворился в воздухе, а в это время со стены рыжей стрелой слетела красивая кошечка и, сжимая в зубах свернутую трубочкой записку, моментально исчезла в траве.
  

***

  
   С немалым трудом взобравшись на крутой пригорок, господин Грабис оглядел раскинувшийся перед ним пейзаж и злобно зашипел.
   Проклятый призрак! Насчет деревни не обманул, тварь, но забыл упомянуть, что понятие "недалеко" в его изложении ОЧЕНЬ сильно отличается от понятия "близко"! И что за полчаса до виднеющегося чуть ли не у самого горизонта селения мог добраться верховой, но никак не трое пешеходов, обремененных лишним весом и уже успевших порядком вымотаться за это отвратительное утро!
   - Ну? - с трудом переведя дух после крутого подъема, остановился рядом с ним барон фор Воррэн. Красный, как вареный рак, всклокоченный и вспотевший так, что его богато расшитый камзол стал похож на шкуру пятнистого кабана, которого сперва искупали в луже, а потом щедро обваляли в пыли. Да и запах от него шел соответствующий. - Где эта де... святые небеса! Сколько же до нее еще идти?!
   - Что такое? - вскарабкался на вершину еще более красный барон фон Дубинэ. Недолгое восхождение не прошло для него даром - не удержавшись на крутом склоне, толстяк дважды падал, посадив живописную прореху на штаны, а один раз вовсе умудрился сойти с дороги, испачкав в грязи свои дорогие сапоги. - Мы уже... фуф... дошли?
   - Какое там! Посмотрите, где эти дурацкие ворота!
   Фон Дубинэ послушно поднял голову и растерянно уставился на издевательски вихляющую между огромных полей дорогу, упиравшуюся в массивные, деревянные ворота, от которых красивой дугой убегал в обе стороны такой же добротный тын. Машинально подумал о том, сколько времени они будут туда добираться... по жаре, без спасительной тени деревьев, под постоянный аккомпанемент мерзко жужжащих насекомых... и в ужасе схватился за голову.
   Господин Грабис, с тоской прикинув расстояние до проклятой деревни, заскрежетал зубами. Но потом вдруг приметил, как по укатанной дороге в нужном им направлении плетется знакомая повозка, и невольно вскрикнул:
   - Граф!
   Его сиятельство, узнав вихрастого возницу, тут же пришпорил коня и, нагнав успевшего, как выяснилось, задремать пацана, развернул его обратно. Причем был изрядно удивлен тем, что господа проверяющие в охотку забрались в тесную, плохо пахнущую повозку, всю дорогу просидели на жестких досках, ни разу не пожаловавшись на тряску. И вообще, вели себя так смирно, что граф Экхимос едва не заподозрил сидящего на облучке мальчишку и фамильное привидение Невзунов в подлом сговоре.
   Зато в деревню господа королевские проверяющие въезжали с помпой: гордо приосанившиеся, раздувшиеся от осознания собственной важности и снова вспомнившие о том, что с высоты их положения на суетящихся смертных должно посматривать с превосходством. Да и как иначе, если, едва юный возница задорно гаркнул: "Королевская проверка!", крестьяне на воротах тут же прыснули в стороны, а почетный караул из четырех обутых в лапти, заросших до бровей мужиков с вилами со всем уважением проводил гостей до самого дома старосты?
   Его сиятельство, правда, засомневался в том, что трое встрепанных, обливающихся потом незнакомцев в грязных камзолах могли вызвать у местных столько положительных эмоций. Да и замызганная, благоухающая, покрытая подозрительными пятнами повозка особого доверия не внушала. Впрочем на фоне деревеньки они смотрелись почти своими - обшарпанные дома, известные его сиятельству еще по старой памяти, стояли все такими же развалюхами; покосившиеся, посеревшие от старости заборы кренились на дорогу так, что, казалось, вот-вот рухнут; крытые прошлогодней соломой крыши по-прежнему зияли дырами, а одежда крестьян была столь бедной и неказистой, что даже у графа пару раз дрогнула рука подать им милостыню. Так что гости-оборванцы в эту картину вписались превосходно.
   С грустью отметив про себя, что юный барон плоховато справляется со своими обязанностями, его сиятельство остановил коня и обратил свой взор на единственный дом с несомненными следами ремонта. Выглядел он, правда, так же печально, как и остальная деревня, но тут хотя бы имелись нормальные окна и целая крыша, покосившееся крыльцо красовалось целыми двумя новенькими ступеньками, а наспех покрашенные ставни на фоне общей бедности и полнейшей разрухи казались и вовсе чем-то неслыханным.
   - Господин Вигор! Господин Бодирэ! - спрыгнув на землю, истошно заорал мальчишка. - Тут к вам от короля приехали! Выйдите на минутку, а?!
   Граф чуть не поперхнулся от такого представления, больше похожего на издевательство, но в этот момент дверь дома с громкими скрипом отворилась, и оттуда вышел человек - коренастый, седой, как лунь, но еще крепкий и не утративший повадок старого вояки. Следом за ним вышел и второй мужчина, одетый в простую холщовую рубаху и обычные штаны, аккуратно заправленные в голенища заношенных сапог. Крепко сбитая фигура без единого намека на дурной жирок, волевое лицо, недобрый взгляд из-под густых бровей, осанистая борода, которой еще два года назад и в помине не было...
   Его сиятельство едва с коня не упал, неожиданно признав в этом хмуром деревенском мужике некогда известного в определенных кругах господина Бодирэ. Резко похудевшего, подтянувшегося, утратившего прежний лоск, но приобретшего взамен совсем иную осанку и хорошо знакомую любому воину стальную твердость во взгляде, которая вызывала невольное уважение.
   Граф мысленно присвистнул, по достоинству оценив произошедшие с чиновником перемены, и дал себе зарок непременно выяснить у Невзуна, в чем тут дело. А вот господа королевские проверяющие поняли ситуацию совсем иначе - их взгляды, бегло пробежавшись по неказистой одежке бывшего коллеги, стали откровенно скептическими; при виде обуви - высокомерно-презрительными, а при виде его невозмутимого лица, на котором сейчас не виднелось и тени былых эмоций - недоумевающими.
   - Боже мой... - наконец, смог выдавить что-то членораздельное барон фон Дубинэ и всплеснул пухлыми руками. - Друг мой, да как же это вы... что с вами произошло?!
   - Ничего такого, чего я не мог бы пережить, барон, - криво усмехнулся господин Бодирэ, снова поразив графа до полного онемения. - Жизнь тут несладкая, балов, как видите, нет, да и условия работы несколько отличаются от того, к чему вы привыкли.
   - Но ваш внешний вид...
   - Будьте уверены: полностью соответствует происходящему.
   - И эта ужасная ткань...
   - Не переживайте, я привык.
   - Что?! - в непритворном ужасе отшатнулся от бывшего коллеги барон. - Да разве к такому можно привыкнуть?!
   Господин Бодирэ снова усмехнулся.
   - К сожалению, в моем контракте не оговаривались условия проживания, поэтому приходится довольствоваться тем, что есть. А поскольку контракт заверен королем... полагаю, мы не будем обсуждать поступки и решения его величества. Думаю, это будет не слишком правильно с нашей стороны.
   Господа проверяющие дружно переглянулись.
   - Да-да, вы, конечно же, правы, - промямлил фон Воррэн, утирая выступившую на лбу испарину - поднимать щекотливую тему королевских намерений ему совершенно не улыбалось. А уж обсуждать ошибки королевской канцелярии, включая ту, на которую им указало поганое привидение, тем более. Как оказалось, в деле окраинного барончика она была далеко не единственной, а ему очень не хотелось лишний раз обращать на это внимание старого знакомого. - Мой коллега просто неточно выразился.
   - Насколько я понимаю, вы прибыли сюда с инспекцией? - тут же сменил тему Бодирэ и как-то недобро взглянул на господина Грабиса.
   Тот хмуро кивнул.
   - Совершенно верно.
   - Его сиятельство, я полагаю, находится здесь в качестве независимой стороны?
   - Да. Все согласно букве закона.
   - Очень хорошо, - едва заметно улыбнулся управляющий. - Сопроводительные документы у вас при себе? Я могу с ними ознакомиться?
   Королевский оценщик мрачно зыркнул на него исподлобья.
   - Зачем? Его сиятельство их уже видел и признал достоверными.
   - Его сиятельство две недели назад утратил право распоряжаться имуществом нашего хозяина, - спокойно отметил управляющий. - С этого времени, согласно контракту, оно находится в моем ведении. И именно я несу полную ответственность за все, что здесь происходит. Следовательно, я обязан проверить ваши бумаги и убедиться, что проверка не проводится с нарушениями.
   У господина Грабиса чуть сузились глаза - оговорка бывшего коллеги ему совсем не понравилась. Что это? Намек? Угроза?
   - Друг мой, зачем нам эти формальности? - вдруг широко улыбнулся фон Дубинэ и, раскинув руки для объятий, сделав шаг к крыльцу. - Мы давно с вами знакомы, не первый год работаем под одной крышей... неужели вы станете подозревать нас в нарушении закона?!
   Господин Бодирэ тут же повернулся к графу.
   - Ваше сиятельство, вы согласны засвидетельствовать отказ королевской комиссии предоставить документы, подтверждающие законность проводимой проверки?
   Граф Экхимос изумленно моргнул, фон Дубинэ шарахнулся от бывшего коллеги, как от прокаженного, барон фон Воррэн поджал губы, поняв, что договориться по-хорошему не получится, а на лице Грабиса появилось жесткое выражение.
   - Хорошо, - процедил он, вытаскивая из-за пазухи ворох перевязанных бечевкой бумаг. - Вот они. Можете ознакомиться.
   - Благодарю, - сухо кивнул управляющий и, сойдя в крыльца, забрал документы. - Вигор, подойди. Тебя это тоже касается.
   Седой, мазнув по гостям острым взглядом, неторопливо спустился по ступенькам, по пути сделав спрятавшемуся за повозкой мальчишке незаметный знак. Тот понимающе ухмыльнулся и тут же исчез, прихватив с собой флегматично обмахивающегося хвостом мерина и "ароматную" повозку. На исчезновение которой увлеченные диалогом гости не обратили никакого внимания.
   Бодирэ тем временем внимательно прочитал бумаги, словно позабыв о мнущихся на пороге чиновниках, которые в душных камзолах чувствовали себя на ярком солнце, как поросята в печке. Тщательно проверил подлинностей всех печатей. Убедился, что королевская проверка действительно назначена на сегодня, и только тогда вернул документы обратно.
   - Все в порядке, господа - ваши полномочия сомнений не вызывают...
   Грабис тихо скрипнул зубами. Вот мерзавец! Да за такие намеки его следует подвесить за ребра на воротах его же собственного дома!
   - Тем не менее, - ровным голосом продолжил управляющий, - я буду обязан заявить о нарушении сроков проверки и отсутствии предварительного уведомления.
   - Уведомление есть, - недовольно буркнул фон Воррэн, с раздражением кинув взгляд на невозмутимого Бодирэ. - Оно у вас в замке.
   - Замок не мой, а господина барона, - так же ровно заметил Бодирэ. - И у меня нет доступа в его личный кабинет, поскольку тот магически опечатан и находится в ведении его доверенного лица. Исходя из нынешнего положения дел в баронстве, уведомление вы должны были прислать в двойном экземпляре: одно на имя господина барона, второе - на мое. Поскольку этого не было сделано, я доложу об этом в соответствующую инстанцию.
   - Надеюсь, под "доверенным лицом" вы не подразумеваете того ушлого призрака, который караулит замок? - язвительно осведомился господин Грабис, убирая бумаги за пазуху. - И вообще, как интересно ведутся дела в баронстве... Полагаю, его величеству будет любопытно узнать, что его подданные доверяют судьбу заложенного королевской казне имущества в руки нежити.
   На лице управляющего не дрогнул ни один мускул.
   - Согласно классификации Совета магов, фамильных призраков уже давно не относят к нежити. Следовательно, нет никаких препятствий для того, чтобы назначить такое привидение своим заместителем или временным управляющим.
   - Вот как? - неприятно улыбнулся господин Грабис. - Тогда, надеюсь, у барона есть соответствующие бумаги, подтверждающие права этого, с позволения сказать, заместителя?
   - Кстати, а кем они подписаны? - презрительно вздернул бровь барон фон Воррэн, не заметив прозвучавшей издевки. - Вами?
   Управляющий неожиданно улыбнулся.
   - Вообще-то, их заверил сам барон. В день своего отъезда в Академию Всеобщей Магии, когда его милость получил законное право на подпись и личную Печать мага. Если вас интересуют подробности, можете обратиться за ними к барону Невзуну лично. Полагаю, он не откажется удовлетворить ваше любопытство. Когда вернется из Академии, конечно.
   Господин Грабис ожег бывшего коллегу взглядом и молча пообещал разобраться с ним позже. Барон еще пожалеет о том, что завел себе таких заместителей - никому не позволено глумиться над представителями власти. Так что сегодня он будет работать так, как никогда в жизни: малейшие провинности, любые недочеты, даже крохотные несовпадения в документах управляющего... все найдет свое отражение в отчете. В десятикратном размере.
   - Надеюсь, на этом формальности закончены? - сухо спросил он, не желая больше участвовать в этом спектакле.
   - С моей стороны - да, - коротко поклонился господин Бодирэ. - Вигор?
   Староста, выступив вперед, степенно поклонился.
   - Ни в коей мере не собираюсь чинить вам препятствий, господа, однако прежде, чем вы приступите, я обязан убедиться, что имеющиеся на вас амулеты полностью исправны. Королевская проверка - дело серьезное, важное... и мне бы не хотелось, чтобы в ваших отчетах появились даже малейшие неточности, способные исказить истинную картину происходящего и бросить тень на вас или нашего барона.
   "Не сомневайся, - мрачно подумал господин Грабис. - Неточностей не будет. Я тебе такую картину нарисую, что в казначействе ахнут. И мои амулеты вашему барончику не по зубам - замучается портить. Так что ему крышка".
   - Не стоит беспокоиться, - ответил он вслух. - На нас невозможно подействовать магией. Более того, любая попытка повлиять на наш разум или результаты проверки приравнивается к коронному преступлению и карается соответственно.
   - Благодарю, мне это известно, - едва заметно усмехнулся староста. - Именно поэтому я и должен убедиться в исправности ваших амулетов.
   - Вообще-то, этим должен заниматься маг, а не крестьянин, - с неприятной улыбочкой заметил барон фон Воррэн.
   - Что поделаешь? - сокрушенно вздохнул Вигор. - Если бы барон был здесь, то мы бы сразу обратились к нему. Если бы наш лекарь не уехал вчера в город по делам, мы бы тоже придерживались правил. Однако, поскольку о вашем прибытии ему неизвестно, а других магов здесь нет, то ваши амулеты или осматриваю я... закон этого не запрещает... или нам придется ждать возвращения лекаря. Вы готовы задержаться здесь на несколько дней?
   - Надеюсь, это - последнее условие, необходимое для начала проверки? - презрительно бросил королевский оценщик, не имеющий ни малейшего желания торчать в этой дыре дольше необходимого.
   Староста почтительно поклонился.
   - Да, господин. Как я уже сказал, никто не будет чинить вам препятствий.
   - Хорошо, - господин Грабис, едва сдерживая раздражение, дернул за висящую на шее цепочку и выудил из-под камзола небольшой амулет. - Это - охранный кулон, созданный придворным архимагом специально для проверяющих. Сломать его невозможно. Нарушить его работу без того, чтобы об этом не узнал архимаг, тоже нельзя. При малейшем подозрении на внешнюю угрозу он оповещает казначейство о попытке взлома, после чего неблагонадежный подданный короны быстро оказывается за решеткой. Смотри, схема очень проста: когда он полон, в центре всегда горит зеленая точечка, когда пуст или неисправен - красная...
   - А если не горит никакая? - с любопытством осведомился староста, заставив собеседника осечься и растерянно уставиться на свой амулет, который выглядел сейчас, как простая безделушка. Ни огонька, ни загадочного мерцания вплавленного в центр камня... просто кусок металла с тускло поблескивающей на крышке королевской печатью.
   - Это еще что такое? - изумился Атбирус Грабис, лихорадочно осматривая и ощупывая артефакт. - Я же точно помню, что при выходе из дворца с ним все было в порядке!
   Господин Бодирэ бесстрастно проследил за тем, как королевский оценщик сперва с надеждой потряс испортившуюся игрушку, затем постучал по ней ногтем, снова потряс и еще раз тщательнейшим образом ощупал. Скептически хмыкнул, когда его спутники, как по команде, потянулись к потным шеям и принялись судорожно их ощупывать, торопливо доставая наружу свои амулеты и выискивая на них горящий огонек. А потом равнодушно пожал плечами, когда стало ясно, что их надежды не оправдались.
   - Мой амулет тоже сломался, - растерянно доложил барон фон Воррэн через несколько минут.
   - И мой, - несчастным голосом сообщил фон Дубинэ, зачем-то приложив безделушку к уху и пытаясь что-то в ней прослушать. - Ничего, представляете? Совсем ничего! Она мертва!
   - Но как?! - едва слышно выдохнул господин Грабис и остервенело потряс свой кулон. - Они не могли просто так выйти из строя! Их заряжал главный придворный маг!!!
   - Какие-то проблемы? - вежливо осведомился староста, когда все трое с обреченным видом переглянулись. - Господа, у вас возникли затруднения?
   - Да какие затруднения, если они не работают!!! - взвыл королевский оценщик, чуть не рванув на себе волосы с досады. - Понятно вам?! НИ ОДИН из них не работает! ВООБЩЕ!!! Это катастрофа!
   Староста спокойно кивнул.
   - Я вас понял. Боюсь, господа, ваше присутствие здесь более не имеет смысла - без защитных амулетов это будет грубым нарушением протокола, чего я, как представитель господина барона, не имею права допустить. Согласно пункту третьему "Закона о королевской проверке"...
   Господин Грабис, метнув на него дикий взгляд, чуть не зарычал, прекрасно сознавая, что тут он бессилен. А потом вдруг резко развернулся, вперил хищный взгляд в бывшего коллегу и, вытянув в его сторону дрожащий от ярости палец, злобно прошипел:
   - ТЫ... это все ты виноват! Это твоя вина!!!
   Будто отзываясь на возмущение гостя, где-то неподалеку послышался грохот, громкий треск и возмущенное конское ржание, очень некстати оборвавшее королевского оценщика на самом интересном месте. Успевшие собраться вокруг дома крестьяне удивленно обернулись, кто-то из баб всплеснул руками и кинулся выяснять, в чем дело. Сам господин Грабис вынужденно осекся, его коллеги испуганно вздрогнули, а господин Бодирэ даже ухом не повел.
   - Мне показалось, или вы обвиняете меня в совершении преступления против короны посредством магических манипуляций? - ровно осведомился он, буравя глазами пышущего праведным гневом собеседника.
   Тот едва не заорал во весь голос: "ДА!", но, к счастью, вовремя опомнился и, до хруста сжав кулаки, беззвучно застонал.
   Демоново отродье! Как бы много он отдал, чтобы засадить этого чванливого упыря за решетку! Сколько бы доплатил королевским палачам за то, чтобы они клещами вытянули из мерзавца правду! Знает ведь, тварь, что за магия уничтожила сразу три... ТРИ!.. мощных артефакта, исполненных самим мастером Свирусом! Пусть не сам, но знает, гад!
   Только вот беда - без доказательств бросаться такими обвинениями не имеет права даже королевский дознаватель. Ведь Бодирэ магией не владеет, поэтому обвинить его в нападении означает только выставить себя на посмешище. Тем более, на глазах у графа. Насчет остальных староста тоже сказал правду - второй амулет это подтвердил, а значит, магов тут действительно нет. Ни чужих, ни, увы, своих, так что установить факт внешнего воздействия и выявить чужеродную силу сию же минуту не представляется возможным. Остается надеяться, что придворный маг, обследовав все три кулона, отыщет причину неисправности и позволит восстановить справедливость. Но это будет уже потом... а сейчас... сейчас...
   Господин Грабис окинул ненавидящим взглядом невозмутимого управляющего и старательно изображающего непонимание старосту, и, с трудом сдерживаясь, чтобы не разораться, как истеричная фрейлина, которой прищемили пальчик, процедил:
   - Мы уходим!
   - Какая жалость, - равнодушно отозвался господин Бодирэ. - Так обидно, наверное, явиться за тридевять земель и не выполнить того, что хотел. Надеюсь, в следующий раз вы подготовитесь получше, коллега.
   - Не сомневайтесь! - прорычал господин Грабис, испытывая сильное желание кого-нибудь убить. Потом резко отвернулся, выискивая глазами повозку с мальчишкой-возницей. Почти взбесился, когда понял, что того давно и след простыл. Снова повернулся к посмевшему унизить его мерзавцу и, уже не сдерживаясь, прошипел: - Где повозка?!
   Управляющий пожал плечами.
   - Сожалею. В настоящее время у меня нет ни одной свободной повозки - все заняты в поле.
   - Вранье! - взвыл королевский оценщик, перед которым замаячила реальная перспектива пешего возвращения через половину этого проклятого баронства. - Где мальчишка, который нас привез?! Он же только что был здесь!
   - У меня такое впечатление, что пару минут назад он неудачно попытался завести телегу в сарай и безнадежно испортил свое средство передвижения. Вы ведь слышали грохот?
   - Да-да! У Шмыга опять колесо отвалилось! - мгновенно подхватил кто-то в толпе.
   - Точно! - подтвердила неизвестно откуда возникшая на улице симпатичная рыжая девчонка. - Я сама видела: не вписался в поворот, негодник. Мерин в шоке, сарай - в щепки, повозка - вдребезги...
   - ЧТО?! - господин Грабис неверяще уставился на абсолютно непроницаемое лицо Бодирэ. - Да это же подстроено! Он специально!
   Тот невозмутимо пожал плечами.
   - Вы можете это доказать?
   Королевский оценщик тихо застонал, уже понимая, что его просто нагло выдворяют из деревни, а затем беспомощно обернулся к графу.
   - Ваше сиятельство! Вы же сами все видели! Помогите восстановить справедливость!
   Граф Экхимос подчеркнуто медленным взором окинул собравшихся, особенно уделив внимание основным действующим лицам, встретился глазами с Вигором, разительно переменившимся Бодирэ, а потом неестественно ровно заметил:
   - Боюсь, это не в моей компетенции, господин Грабис. К сожалению, отказ в проведении проверки абсолютно законен. О причинах я рассуждать не могу, поскольку не являюсь магом, но засвидетельствовать случившееся обязан, что и сделаю, как только вернусь в свой замок. Как вы понимаете, проводить расследование о причине отсутствия в деревне свободных повозок я не уполномочен. Устраивать проверку фактов об умышленном причинении вреда одной из них - тоже. В условиях отсутствия военного положения у меня нет власти на данной территории. Поэтому, боюсь, нам придется поверить этим господам на слово. Впрочем, я не сомневаюсь, что если вы заглянете за угол, то непременно увидите плачевное состояние той самой повозки и лично убедитесь в том, что она более не способна служить для вас транспортом. Господин Бодирэ, я правильно излагаю?
   - Безусловно, господин граф, - коротко поклонился ему господин Бодирэ, обозначив легкий намек на улыбку.
   - Ну, вот видите... - развел руками граф.
   Господин Грабис уставился на него так, будто внезапно заподозрил в гнусном предательстве интересов короны, а потом скрипнул зубами и отвернулся.
   Все. Больше им тут делать нечего. Поддержки от Экхимоса не будет.
   - Всего хорошего, господа, - подвел черту неудачным переговорам господин Бодирэ и, еще раз поклонившись, выразительным взглядом указал пришельцам на ворота.
   - Доброго пути, - с ласковой улыбкой напутствовал чужаков староста и, демонстративно отвесив поклон его сиятельству, отступил к дому.
   Граф Экхимос только хмыкнул, по достоинству оценив вытянувшиеся лица королевских проверяющих. Подметил выглядывающую из-за угла хитрую рожицу возницы, вовремя сумевшему устроить качественную диверсию. Бодро кивнул управляющему, мнение о котором в его глазах только что выросло на несколько десятков пунктов. И остро пожалел, что не может допросить этих заговорщиков на месте. После чего мысленно пообещал себе выяснить подробности во время следующего визита и поспешил вывести растерянных, ошеломленных, полностью деморализованных спутников за пределы деревни, надеясь, что хотя бы засветло они доберутся до засевшей в грязи кареты.
   Как только они покинули селение, с надвратной башни ловко спрыгнула аккуратная рыжая кошечка, на шее которой покачивался небольшой амулет. Ловко пробежавшись по стене, она торопливо обогнула все селение, время от времени останавливаясь и касаясь пушистой лапкой той или иной приглянувшейся ей деревяшки. Закончив обход, она так же ловко спрыгнула на землю и, никем не замеченная, устремилась к виднеющемуся вдалеке черному замку. А за ее спиной, дрожа и переливаясь, начала медленно истаивать тончайшая иллюзия, от которой уже через несколько часов не останется никаких следов.
  
  

Глава 2

  
   "Надежда - живучее чувство. Когда уже начинаешь думать, что убил ее окончательно, она снова умудряется ожить".

Мэтр Лонер Кромм.

  
   - Ну? - с любопытством спросил я, отнимая руки от висков старого друга. - Как ощущения?
   Лонер открыл глаза, попробовал повернуть голову, но тут же поморщился.
   - Такое чувство, что меня пытали.
   - Почти так и было, - подтвердил я, бегло просматривая его ауру. - Мне пришлось немного поковыряться в твоих внутренностях. Что помнишь из последних событий?
   - Все, - криво улыбнулся старый мэтр, незаметно ощупывая постель, словно желая убедиться, что к нему вернулась чувствительность, и старательно сдерживаясь, чтобы не спросить о самом важном. - Вплоть до того момента, когда ты воткнул мне в грудь свой ритуальный кинжал.
   Он ненадолго замолчал, мельком оглядывая незнакомую комнату. Пробежался глазами по серым стенам, которые я не удосужился задрапировать, такому же серому потолку, смятому одеялу, которым было укрыто его тело. Подняв руку, медленно провел ладонью по левой стороне груди, растер между пальцев подсохшие комочки крови, под которыми виднелся небольшой рубец, и только потом вопросительно посмотрел на меня.
   - Пей, - я протянул ему зелье полного восстановления и поднялся с края постели. - Ритуал прошел удачно: я снял с тебя Печать, поправил кое-что внутри, встряхнул твой уснувший дар и наложил на него блок, чтобы раньше времени не сгорел. Учиться им пользоваться тебе придется заново, мелкими шажками и, желательно, не в Академии, чтобы не слетела иллюзия. Защиту позже поставлю - времени просто не было. С ногой тоже не все успел, но процесс уже запущен. Так что подумай, что ты скажешь ректору, когда он увидит отросшую конечность и невзначай поинтересуется, кто вернул тебе здоровье.
   Лонер на мгновение прикрыл вспыхнувшие торжеством глаза, но, как истинный аристократ, не спешил показывать свои чувства. Вместо этого он залпом опрокинул в себя флакон с зельем, будто внутри плескался самогон. Затем глубоко вздохнул и, откинувшись на подушку, спокойно поинтересовался:
   - Сколько прошло времени с моей смерти?
   Я только хмыкнул.
   Молодец, не раскисает, хотя наверняка попытался сейчас воспользоваться вновь обретенным даром и, как следовало ожидать, потерпел неудачу. Никуда не деться - обращаться к силе раньше, чем через неделю, он не сможет: слишком долго на нем стояла Печать. Нога тоже отрасти не успела - я лишь основу подвел и запустил процесс восстановления, а заметный результат появится гораздо позже. Умом Лонер это тоже, конечно, понимал, но вот чувства... трудно избавиться от сомнений, когда так долго жил одной лишь надеждой. А спросить напрямую он не осмелится - гордый.
   - Сутки.
   - Мы еще в твоем замке?
   - Конечно. Не было смысла тащить тебя через арку в таком виде.
   - Зомби целы?
   - Куда ж они денутся? Отсыпаются сейчас в склепе. А через недельку вернутся в деревню и будут жить, как нормальные люди. Замок я, естественно, запечатал, чтобы эманации от алтаря не портили магический фон. Накопители и рассеиватели работают на полную мощность. Зубища присматривает за порядком, горгульи следят за округой, кошки непрерывно бдят и контролируют все границы... все в порядке, Лонер. Не переживай - твое воскрешение не испортило мне репутацию.
   По губам старика скользнула понимающая усмешка.
   - А как же занятия?
   - Я на свои сегодня сходил, - усмехнулся в ответ я. - Опять довел до бешенства мастера Нарди, разозлил Мкаша и порадовал своим усердием Лариссу де Ривье. А у тебя, если верить расписанию, первый день недели всегда свободный. Кстати, поутру я встретил в коридоре Фугга и непрозрачно намекнул, что видел тебя около лаборатории в крайне раздраженном состоянии. Думаю, он сам догадается, что тревожить "злобного старого мэтра" в ближайшее время не стоит. Амулет ректора, в котором стоит одна хитрая следилка, я тоже оставил там, чтобы не возникало вопросов. Перстней на тебе не было. Защиты тоже. На всякий случай Нич остался в Академии - проследить, чтобы тебя не хватились. А к завтрашнему утру, я надеюсь, ты придешь в себя настолько, что сумеешь самостоятельно провести урок. Я ответил на твои вопросы?
   - Спасибо, Валоор, - тихо сказал Лонер, на мгновение перехватив мой насмешливый взгляд. - Я тебе должен.
   - Мое имя Гираш, - напомнил я, подходя к двери. Затем порылся в кармане и кинул ему наполовину разряженный накопитель. - На, экспериментируй. Время до утра у тебя есть.
   - Все-то ты знаешь, - вздохнул старый мэтр, ловя мой подарок.
   Я только улыбнулся и вышел, плотно прикрыв за собой дверь. После чего неторопливо спустился на первый этаж, уселся в любимое кресло у камина и, подхватив на руки ластящуюся Мурку, вопросительно повернулся к терпеливо ожидающему аудиенции Бодирэ.
   - Докладывай.
   Управляющий, по моему знаку занявший второе кресло, едва заметно улыбнулся.
   - Все прошло, как вы и предсказывали: против буквы закона возразить Грабису было нечего. Он ушел в бешенстве, будучи в полной уверенности, что мы испортили его амулеты.
   - А граф?
   - Засомневался, конечно, но нас поддержал.
   - Хорошо, - задумчиво обронил я, снимая с кошки небольшой кулон. - Не зря я избавил его от нежити. Иллюзия над деревней еще держится?
   - Нет, господин. Растаяла около получаса назад. Вы уверены, что надзирающие больше не вернутся?
   Я погладил Мурку.
   - Им уже не до повторной прогулки. Но через несколько недель они, возможно, сюда вернутся.
   - Почему не раньше? - заинтересовался Бодирэ, следя за тем, как выгибается под моими руками и пытается поцарапать подлокотники кресла рыжая кошка.
   - Потому что сперва они захотят отдать амулеты на проверку, - пояснил я. - Вернее, перед тем, как это сделать, господин Грабис непременно осмотрит их еще раз и с неприятным удивлением убедиться, что с ними все порядке. Иллюзия, знаете ли, вещь крайне хрупкая и может разрушиться от одного неосторожного движения. Так что господину Грабису придется сильно задуматься перед тем, как отправиться к придворному магу.
   - Но если амулеты в действительности работали, они наверняка должны были засечь вашу магию, - нахмурился господин Бодирэ.
   Я безмятежно улыбнулся.
   - Точно. Только они рассчитаны, в первую очередь, на защиту разума владельца, а я на него напрямую не влиял.
   - Но ведь даже косвенное воздействие на проверяющего считается коронным преступлением, - замер управляющий.
   - Ты забыл: проверка ведь так и не началась, а до этого момента я имел право развешивать по своим владениям любые заклинания, артефакты и плетения, потому что законом это не запрещено. Формально мы ничего не нарушили, и придворный маг, занявшись амулетом, сможет установить только то, что вблизи от него когда-то... неизвестно когда и где... некоторое время присутствовала слабая ментальная магия, не несущая никакой угрозы для жизни или здоровья хозяина. Можешь себе представить, сколько такой магии находится, скажем, в приемной самого мастера Свируса? Или просто замуровано в стенах королевского дворца?
   Бодирэ хмыкнул.
   - Но тогда получается, что пока королевские надзирающие не получили официального подтверждения от вас или вашего представителя на проведение проверки, любое воздействие на них считается допустимым?
   - Не любое. Убивать их, калечить, наносить вред или похищать никому не рекомендуется. Но вот насчет маленьких невинных шуток в законе ничего не сказано.
   - А они не свяжут ее именно с нашим баронством?
   - Нет, - безмятежно улыбнулся я. - К тому моменту, как Грабис на что-то решится, остатки иллюзии исчезнут, и у него не будет ни единого шанса связать свою оплошность со мной. Любой посторонний маг, ознакомившись с материалами дела, уверенно скажет, что амулеты на протяжении всего визита были исправны. Небольшая доза ментальной магии, имевшая место быть до начала проверки, не могла повредить ни им, ни их хозяевам. Следовательно у господина Грабиса и двух его друзей не было объективных причин отказываться от выполнения своих обязанностей. Как он будет объясняться перед королем, уже другое дело. Сказать напрямую, что его облапошили, не позволит гордость. Нагло соврать не даст амулет правды и донесение графа Экхимоса. Сослаться на усталость, пятна на солнце или временное помрачение рассудка он вряд ли рискнет, так как после этого останется лишь подать в отставку и надеяться, что пособие по старости будет не слишком маленьким. Конечно, можно скрыть сам факт этого визита, затем вымолить у графа обещание молчать, обещая за это неземные блага, после чего собраться с мыслями и отправить в канцелярию замечание о том, что неэтично навещать чужие владения в отсутствии законного хозяина. А еще лучше - направить весь закон на доработку, указав вышестоящим чинам на несоответствие некоторых его положений. Пока чиновники будут разбираться, про мелкое недоразумение благополучно забудут. Меня оставят в покое - кому какое дело до мелкого окраинного барончика? Графа тоже трогать не станут - он тут вообще не при чем. Сама проверка отложится на несколько лет, по истечение которых предъявлять мне какие-то претензии будет вообще глупо. А в итоге... как думаешь, сколько Грабису потребуется времени, чтобы сообразить, в какую ловушку я его загнал?
   Бодирэ, наконец, расплылся в понимающей ухмылке.
   - Полагаю, сразу, как только обнаружит работающие амулеты. Ведь тогда получается, ему просто ПОКАЗАЛОСЬ, что амулеты неисправны!
   - Совершенно верно, - согласился я, почесав Мурку за ушком. - Если же у кого-то возникнут вопросы к вам или господину Вигору, то вы, как верные подданные короны, абсолютно честно ответите, что ничего не понимаете в магии, поэтому поверили господам проверяющим на слово. А если и почудилось вам в какой-то момент, что огоньки на амулетах не горели... что ж, видно, солнце в тот день светило слишком ярко, блики на кулонах ослепили ваши уставшие глаза, вот и примерещилось. Что такое слово крестьянина против слова честного дворянина? А с графом я сам обо всем договорюсь - ему тоже не по душе королевская ссуда.
   - Вы не думаете, что вашего соседа в ближайшее время могут навестить с недобрыми намерениями?
   - Все возможно, - рассеянно отозвался я, отпуская Мурку. - Гравис честолюбив, тщеславен и вряд ли позволит испортить свою репутацию. Если не получится прикрыть свои грешки, он просто обязан будет попытаться изменить чужой отчет. Правда, у него вряд ли получится: граф - человек слова и через некоторые принципы просто не переступит. Но присмотреть за ним нужно - вдруг господин Грабис переживает за свою продажную шкуру несколько сильнее, чем мне казалось?
   Бодирэ неожиданно нахмурился.
   - А что, если он закусит удила и начнет под вас копать?
   - Он наверняка так и сделает, - успокоил его я. - Только сперва ему все равно придется написать отчет. Причем так, чтобы оправдать свою ошибку. Если он окажется достаточно изворотлив, и начальство простит его оплошность, то вторую проверку сюда пришлют не раньше, чем через пару месяцев. Если же нет... думаю, три-четыре недели у нас все равно есть. А к тому моменту я успею подготовиться.
   - Может, не стоило тогда и иллюзию на деревню вешать? - усомнился вдруг управляющий. - Зачем нам казаться беднее, чем мы есть?
   - Затем, чтобы никто не задавал ненужных вопросов. У нас обычное небогатое баронство - с трудом концы с концами сводим, чтобы отдать огромный долг королю. Урожаи средненькие, едва на зиму запастись хватает. Границы постоянно тревожит нежить, восстановление замка сжирает все доходы... Думаешь, я просто так велел вам не трубить на ярмарках, откуда продукты, и приказал не клеймить оставленный на продажу скот?
   - Вы правы, - виновато развел руками Бодирэ. - Мы пока не можем защитить свое благополучие. Но что если вторая проверка прибудет раньше, чем вы рассчитываете? И если с ними будет маг, которого обмануть иллюзией не удастся?
   Я только отмахнулся.
   - Иллюзия нам больше не понадобится. Подумаешь, отстроили деревню заново... могли же мы устыдиться собственной нищеты? За месяц можно и замок из руин восстановить, если сильно захотеть. А если у кого-то возникнут вопросы по поводу денег, то у тебя на руках будет расписка на соответствующую сумму, заверенная моей подписью и личной Печатью. Остальные вопросы пусть задают лично мне - как закончу учебу, с удовольствием на них отвечу. А до этого счастливого дня все желающие могут обращаться к нашему ректору, дабы он подробно пояснил невеждам все особенности воспитания магов.
   Господин Бодирэ ненадолго задумался, прикрыв глаза и что-то напряженно просчитывая, а затем с едва уловимой насмешкой снова посмотрел на меня.
   - Знаете, господин барон, за те два года, что мы знакомы, я уже имел возможность убедиться в ваших возможностях. Но иногда они меня все равно поражают. Порой даже создается впечатление, что вам гораздо больше лет, чем кажется.
   - Жалеешь, что остался? - понимающе хмыкнул я в ответ.
   - Напротив. Но я люблю понимать все до конца.
   - Похвальное качество, - одобрительно кивнул я, неторопливо поднимаясь с кресла. - Но, как мне кажется, несколько нескромное - всего до конца не понимают даже архимаги. Тем не менее, стремление к познанию достойно уважения, особенно если оно сочетается с благоразумием.
   - Вы хотите сказать, что я вышел за границы дозволенного? - внезапно напрягся Бодирэ.
   Я так же медленно обернулся и пристально на него взглянул.
   - Нет. Просто за всякие знания нужно платить, господин управляющий. И еще неизвестно, подойдет ли вам цена. Некоторые, к примеру, не готовы о ней даже услышать.
   - Это... предложение, господин барон? - непроизвольно замер он.
   Я качнул головой.
   - Скорее, пожелание задуматься.
   После чего, наконец, отвернулся, позволив тревожно заерзавшему управляющему выдохнуть, и знаком показал, что больше его не держу.
  

***

  
   - Ну и что вы опять устроили, Невзун? - устало посмотрел на меня ректор, едва я переступил порог его кабинета. - Почему мастер Рух готов собственноручно вас придушить, мастер Краш скрипит зубами от злости, а маркиза де Ракаш снова подала на вас жалобу?
   Я сделал удивленное лицо.
   - Простите, мастер Умдобр, я не совсем понимаю, о чем речь...
   - Хватит! - повысил голос архимаг и поднялся из-за стола. Осунувшийся, какой-то исхудавший, с темными кругами вокруг глаз. Видимо, расследование инцидента со "светлыми", попавшими под заклятие Очищения, окончательно зашло в тупик. - Невзун, вы еще месяца не отучились, а я почти ежедневно слышу от преподавателей возмущенные отзывы о вашем поведении!
   - Помилуйте, господин ректор, - совершенно искренне изумился я. - Да что же я сделал плохого?!
   - А вы не знаете? - опасно изменился голос архимага.
   Я виновато развел руками.
   Он несколько секунд сверлил меня глазами, тщетно пытаясь отыскать на моем лице признаки раскаяния, но потом так же устало махнул рукой и опустился обратно в кресло.
   - Скажите, вот зачем вам понадобилось дарить мастеру Крашу свой учебник по Алхимии вместо того, чтобы просто выполнить порученное задание?
   Я пожал плечами.
   - Я решил, что так будет быстрее.
   - Поясните, - снова нахмурился ректор.
   - А что тут пояснять? Мастер Краш после моего не слишком удачного эксперимента потребовал, чтобы я написал ему конспект с перечислением всех известных мне зелий из учебника... ну я и подарил ему весь учебник сразу, потому что ни одно из зелий не является для меня тайной!
   - В самом деле? - прищурился мастер Умдобр. - Хотите сказать, вы готовы пройти предварительный экзамен по данному предмету?
   Я спокойно кивнул.
   - Легко.
   - Хм, - ненадолго задумался ректор. - Весьма смелое заявление, Невзун... даже, пожалуй, чересчур.
   - Не думаю, мастер Умдобр, - едва заметно улыбнулся я. - Дело в том, что у меня абсолютная память. И я никогда ничего не забываю.
   - Вот так? В таком случае, может, вы скажете мне, какой состав описан в третьей главе вашего учебника по Алхимии мелким шрифтом?
   - Настойка для повышения памяти и внимания, мастер, - снова улыбнулся я.
   - Верно, - одобрительно кивнул он, внимательно рассматривая меня из-под полуопущенных век. - Надеюсь, вы помните ее состав?
   - Рута душистая, лимонник, корень девясила и измельченные сосновые почки. Дозировки вас интересуют?
   - Нет, - покачал головой ректор. - Сколько всего глав в вашем учебнике?
   - Семнадцать, мастер.
   - Какие из них посвящены целительным зельям?
   - Второй, третий и, условно, девятый разделы.
   - Почему условно? - тут же уточнил архимаг.
   - Потому что в состав зелий из девятого раздела входят сильнодействующие травы и ряд компонентов, превышение дозы которых способно нанести серьезный вред здоровью. Именно по этой причине в учебнике для первого курса нет полного состава этих зелий, а сам раздел - сугубо ознакомительный.
   - Хорошо, - ничуть не огорчился моим ответом ректор. - Сколько вариантов сонного зелья вам известно?
   - В упомянутой вами книге их всего три, - бодро отчеканил я. - Так называемое малое, среднее и большое сонные зелья. Однако в действительности их немного больше, так как настой, предназначенный для магов, несколько отличается от такового для простого человека и при определенных условиях может стать смертельным ядом. Чем, кстати, иногда пользуются неверные жены, уставшие от неугодных мужей. Еще есть зелья, способные вызывать неестественно долгий сон, во время которого все процессы в теле замедляются настолько, что даже биение сердце не всегда удается прослушать. Ими, как правило, пользуются, когда нет возможности оказать помощь немедленно, что дает возможность доставить заболевшего или раненого в то место, где ему окажут полноценную помощь. Я ответил на ваш вопрос?
   Ректор хитро прищурился.
   - Более чем. А что вы скажете насчет последнего раздела учебника?
   - Он мне нравится, - совершенно искренне признался я. - Во всех пятнадцати представленных там зельях содержится один общий компонент, к которому я весьма неравнодушен.
   - Вы говорите о семенах астериса? - отчего-то насторожился ректор.
   - Совершенно верно, - вежливо согласился я. - На мой взгляд, очень полезное растение. Такое крохотное, невзрачное, но зато обладающее неимоверной силой... я его прям полюбил, когда узнал обо всех свойствах. А уж в скольких замечательных зельях он может использоваться...
   - В каких, например? - моментально ухватился за подсказку архимаг.
   - Например, для изготовления зелья быстрого восстановления, частичной регенерации, ускоряющего и маскирующего зелий, а еще он входит в состав черного мела и...
   - Этой информации нет в вашем учебнике, - прищурился архимаг.
   Я невозмутимо кивнул.
   - Вы правы. Зато она есть в дневниках моего деда и прадеда, которыми я увлекался еще в ранней молодости.
   Речь, конечно, о моих НАСТОЯЩИХ деде и прадеде. Ведь кое-какие из вышеупомянутых зелий создал один и умудрился усовершенствовать другой. Конечно, я знаю их состав наизусть.
   Ректор странно на меня посмотрел.
   - Кажется, вы даром время не теряете, Невзун...
   - При чем тут время? - так же искренне удивился я. - Просто все это я освоил еще до поступления в Академию. Я ведь говорил: у нас богатая семейная библиотека.
   - Что ж вы не сказали про зелья сразу?
   - Я не был уверен, что знаю всю программу, - сознался я. - Поэтому сперва полистал учебник, попробовал кое-что из того, о чем читал дома... а потом понял, что все это мне знакомо, и решил, что переписывать заново учебник по Алхимии не буду.
   - Вот оно как... - снова задумался архимаг. - Не думал, что в провинции столь серьезно относятся к подготовке будущих адептов. Судя по всему, мастеру Крашу придется пересмотреть программу занятий, иначе ваше присутствие на его уроках потеряет всякий смысл. Как у вас обстоят дела с практикой?
   - Прекрасно. Все зелья из учебника первого курса я уже когда-то готовил. Поэтому на уроке начал экспериментировать с материалом второго курса.
   - Да-да, мне докладывали... А докуда простираются ваши познания в отношении рунной магии?
   Я понимающе хмыкнул.
   - Что, мастер Нарди уже успел наябедничать?
   - Он недоволен тем, что вы не уделяете достаточно внимания его лекциям, - уклончиво отозвался мастер Умдобр.
   - Я уделяю... там, где это необходимо. Заодно сверяю с тем, о чем уже когда-то читал, и запоминаю то, что отличается от оригинала.
   - А у вас есть с чем сравнивать?
   - Честно говоря, да, - доверительно понизил голос я. - И думаю, что если бы мастер Твишоп услышал свои лекции в исполнении вашего коллеги, он отреагировал бы весьма... бурно. И довольно шумно, как мне кажется: отношение к дилетантам у него всегда было своеобразным.
   Архимаг на мгновение замер, а потом задумчиво протянул:
   - Надо же... я-то думал, что оригиналов уже ни у кого не осталось. Оказывается, один из них все это время покоился в вашем замке, похороненный под кипой книг по прикладной некромантии?
   Я скромно потупился.
   - Не только по некромантии... хотите, я вам его подарю?
   - Хочу, - моментально согласился ректор и с довольным видом хлопнул ладонями по столу. - Понимаю, что спрашивать, откуда он у вас взялся, бесполезно, поскольку ответ на этот вопрос, вероятно, знал лишь ваш покойный дед или даже прадед, но если вам будет не жалко поделиться этим сокровищем, я был бы очень признателен.
   Я так же скромно улыбнулся.
   - Все для родной Академии, господин ректор. Как только закончу учебу, обязательно пришлю вам эти лекции в дар.
   Точно. Пусть некоторые хоть раз в жизни прочитают эти драгоценные строки, чтобы больше не позориться перед будущими коллегами.
   - Когда вы... что?! - архимаг поперхнулся на полуслове, а потом внезапно расхохотался. - Невзун, я не знаю, кто и чему вас учил, но эти намеки граничат с наглостью!
   Я сделала невинное лицо.
   А что такого? Подумаешь, всего-то подтолкнул его к мысли, что иногда ректору Академии можно нарушить им же самим созданные правила. Хотя бы ради того, чтобы получить вожделенные рукописи мастера Твишопа... надеюсь, Нич согласится надиктовать их заново... не через десять лет, а, скажем, на следующей неделе. Мне ведь положен дополнительный выходной за желание сотрудничать со следствием... тьфу ты! С начальством!
   - Увы, господин ректор, - скорбно вздохнул я, когда архимаг отсмеялся. - К несчастью, не от меня зависят сроки обучения в Академии. Но вот если бы вы согласились рассмотреть мое прошение о досрочной сдаче экзаменов по предметам первого курса и переводе на следующий курс...
   В кабинете внезапно стало очень тихо.
   - Невзун, вы серьезно? - через несколько секунд спросил резко посерьезневший ректор. - Вы действительно хотите попытаться рассказать всю программу обучения за первый год, не отучившись в Академии даже месяца?
   Я согласно кивнул.
   - Вы настолько уверены в своих силах?
   - Испытайте меня, господин ректор, - спокойно предложил я. - Вы в любом случае абсолютно ничего не теряете. Ведь, согласитесь, нет смысла задерживать развитие адепта, если он сам стремится к знаниям?
   Господин Умдобр нахмурился.
   - А вы разве стремитесь к знаниям, Невзун?
   Я широко улыбнулся.
   - Всю свою сознательную жизнь. Не поверите, господин ректор, но самосовершенствование стало моей целью. И я готов на многое, чтобы его достичь.
   Некоторое время в кабинете царила беспокойная тишина, нарушаемая лишь недовольным сопением ректора. Причем он размышлял так старательно и напряженно, что я аж вспотел, дожидаясь его решения. Конечно, было несколько рискованно так явно нарываться на проверку, но я сделал на первом курсе все, что хотел, и не собирался прозябать среди малолеток до конца учебного года. Мне нужен простор для работы, больше свободного времени и открытый доступ в те секции книгохранилища, куда первокурсникам не было ходу. А наиболее легкий способ туда добраться я только озвучил своему непосредственному начальству.
   Ну? Родил он умную мысль или я был недостаточно убедителен?
   - Я слышал, вы очень плотно интересуетесь программой старших курсов, Невзун, - наконец, разлепил губы ректор, во второй раз за день буравя меня пристальным взглядом. - Причем временами столь демонстративно, что это вызвало массу вопросов у преподавателей...
   Я чуть не расхохотался.
   Ну наконец хоть кто-то заметил! А то я прям устал намекать! Вон до чего дошел - довел сегодня Мкаша до белого каления и, когда он заикнулся насчет того, что я шибко умен для своего класса, открытым текстом заявил, что он прав! Наверное, если бы не это, ректор не вызвал бы меня к себе на допрос, мастер Нарди еще не один месяц продолжал бы со мной спорить по пустякам, у Мкаша со временем случился бы настоящий удар, маркиза де Ракаш извелась бы от моей вежливости, а бедняга Краш совершенно несправедливо считал бы, что я над ним злобно издеваюсь.
   - Хорошо, - внезапно поднялся из-за стола мастер Умдобр. - Я удовлетворю вашу просьбу, Невзун, но при одном условии.
   - Каком? - моментально подтянулся я.
   - Через несколько дней у вашего курса состоится большой проверочный цикл по теоретической магии, который будет проходить на протяжении недели и затронет практически все предметы, став для адептом наилучшим индикатором успеваемости. Если вы сдадите этот цикл на "отлично", я соберу весь состав преподавателей для оценки ваших практических навыков. Если их устроит ваша подготовка, вы будете досрочно переведены на второй курс. Если же нет...
   Ректор взял небольшую, но многозначительную паузу.
   - ...вы сделаете так, что до окончания учебного года на вас не поступит ни одной жалобы. Договорились?
   Бедные учителя... бедные адепты... я ведь могу и проредить здешних жителей, чтобы некому стало жаловаться!
   - Конечно, господин ректор, - вежливо отозвался я и, дождавшись разрешающего кивка покинуть кабинет, повернулся к выходу. Правда, уже подойдя к двери, все-таки не удержался и на мгновение обернулся. - Кстати, забыл сказать - все книги из списка мастера Ворга я уже прочитал и готов приступить к новому заданию. Только попросите его больше не использовать поверхностные иллюзии вблизи окон вашего кабинета - они, хоть и слабо, но все же искажают защитные заклинания. Поэтому легко обнаруживаются и сильно портят вам интерьер. Доброго дня, господа.
   Мысленно ухмыльнувшись при виде вытянувшейся физиономии архимага, я проворно откланялся и быстро вышел. Но все же успел различить из-за двери тихий хлопок, хриплый каркающий смех и сухой надтреснутый голос:
   - Вот паршивец! Заметил-таки! Но согласись, Фалькус, мальчишка способный?
   Я беззвучно рассмеялся, услышав тяжелый вздох ректора, и со спокойной душой ушел, будучи точно уверенным, что добился своего.
  
  



РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | CaseyLiss "Случайная ведьма или Университет Заговоров и других Пакостей" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список